info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Интервью с Владимиром Раковским

На наши вопросы отвечает ведущий программы «Стервология» Владимир Раковский:

Расскажите, Владимир, как возникла идея создания Школы «Стервология»?

Это давний бизнес-проект. Лет 10 назад я работал в МЧС и в силу специфики работал с несчастными женщинами, у которых что-то случалось в жизни, в семье. Мы придавали им уверенность в себе, вытаскивали из кризисных ситуаций. Потом появилась идея не просто помогать как центр социальной помощи или социальной адаптации,— мы начали их учить:

  • как перестать чувствовать себя жертвой,
  • как перестать жаловаться, найти достойную работу,
  • как не бояться рассчитывать только на себя.
  • как перестать беспокоиться, и взять свою судьбу в свои же руки.

Потом время изменилось: появились женщины, которые уже без мужчин сделали себя успешными. Они перестали бояться, что жизнь без мужчин не сможет устроиться. Эти женщины стали говорить: «Да, я стала сильной, у меня все есть, но я хочу семью, хочу, чтобы обо мне заботились, чтобы меня любили, но сильных мужчин вокруг меня нет. Мужчины, которые сейчас тянутся ко мне, мне не интересны, а с сильными мужчинами я не умею себя вести, потому что сильный мужчина видит во мне бизнес-партнера, друга, а семью со мной создавать не собирается („Ты же сильная, ты же все сама…“) С этого момента мы начали несчастных женщин учить, как им быть сильными и привлекательными, а сильных женщин — как, сохраняя свою силу и уверенность, будучи бизнес-лидером, уметь перед мужчинами эту свою самостоятельность скрывать и быть с ними совершенно обычными женщинами: милыми, мягкими, ласковыми…

Играть?

Не совсем играть. Здесь термин игры используется только потому, что женщина привыкла быть такой, и непривычное поведение воспринимается: «Я так не могу». Чтобы научить ее делать по-другому, надо научить ее играть непривычную роль, а затем — когда она эти роли осваивает, это для нее становится уже естественным — не притворяться. Но единственный способ обучения, который очень хорошо работает,— это обучение через игру.

Актерским способностям Вы где-то специально учились?

У меня третье высшее образование — Высшие курсы сценаристов-режиссеров. В области режиссуры я просто взял то, что мне нужно для психологии, поскольку режиссура и драматургия каких-то постановочных вещей: фильмов, спектаклей — и драматургия реальных отношений — это одно и то же.

Откуда возникло название «Стервология»?

Стервы — это современный символ самодостаточности и независимости. Ее невозможно заставить что-то делать, она будет делать что-либо для мужчины либо чтобы получить какую-то выгоду от этого, либо потому что она этого мужчину действительно любит. Стервы бывают очень разные. Бытовой стервизм — это когда жена недовольна своим мужем, устраивает ему скандалы и пилит. Это малообеспеченная женщина, которая сама не может ничего, поэтому вынуждена реализовывать себя через мужа («Я и с ним не могу, и без него не могу, поэтому ты виноват в том, что я с тобой несчастна»).

Уверенная женщина, которая может обеспечить семью, себя и не зависеть от мужчины, это стерва совершенно другого порядка («Я не буду связывать себя с мужчиной недостойным, я буду жить с тем и слушаться только того, кого я уважаю, и кто меня любит»).

Ваша школа имеет несколько уровней?

Начинали мы с отдельных тренингов, потом были разные программы, и не было единой

системы. Сейчас технология выстроена достаточно четко, и понятно, что это — школа, в которой женщины учатся поэтапно, как им стать исключительными — одновременно успешными в жизни, красивыми и привлекательными. У кого-то на это уходит полгода (здесь нужны только какие-то отдельные дисциплины), а кого-то приходится с самого нуля всему учить.

На протяжении курса вы замечаете радикальные изменения в женщинах?

На курсах эти изменения не совсем заметны. Очень заметны эти изменения в жизни. Приходят выпускницы, благодарят: «Стало получаться то, что раньше не получалось. Достигла того, чего хотела. Хотела выйти замуж — вышла, хотела построить карьеру — построила, хотела, чтобы подняли зарплату… и т. д.». То есть мы предоставляем такие инструменты и делаем женщину такой, что у нее получается решать те задачи, которые раньше решить не получалось.

Это все раскрывает их индивидуальность, персональное «я»?

Программа не подразумевает, что мы штампуем некий образ. Мы даем женщине разные инструменты, чтобы сделать себя такой, какой она хочет стать. Наши выпускницы — это self-made women, женщины, которые сделали себя сами. Мы учим женщин быть, одновременно и успешными, и счастливыми. Тогда она может добиться и признания в обществе, и построить счастливую семью. Потому что несчастных семей много, а хороших мужчин, с которыми хотелось бы действительно создать семью и которые могут к жене относиться, во-первых, с уважением, а во-вторых, действительно ее любить и заботиться о ней и о семье, сейчас очень мало. Поэтому мы учим женщин, как быть такими, чтобы эти мужчины выбирали именно их.

Извечный вопрос: как найти гармонию между внешним и внутренним?

Я понимаю, что внешнее всегда должно отражать некое внутреннее. Если у девочки есть характер, она должна его показывать. Если у девочки есть амбиции, она хочет чего-то добиться в жизни — она должна это показывать. Другое дело — показывать это ярко, показывать это неординарно и быть необычной женщиной. Вот это очень важно. Нас учили быть сдержанными, а мы учим перестать сдерживаться и быть такими, какие есть, но сделать себя еще интересной и привлекательной. То есть перестать бояться.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser