info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Сексуальность

СЕКСУАЛЬНОСТЬ

Данная книга является одним из лучших учебных пособий по психологии сексуальности. Она содержит в себе энциклопедический обзор всех аспектов современного понимания проблем пола, являясь великолепным руководством для тех, кто интересуется историей сексуальной культуры, вопросами полового развития и воспитания, прикладными аспектами сексологии.

Книга может быть использована в качестве учебного пособия для университетов, медицинских и педагогических высших учебных заведений, а также стать прекрасным источником информации для широкого круга читателей.

ГЛАВА 1. ВЗГЛЯДЫ НА СЕКСУАЛЬНОСТЬ

Подход авторов к рассмотрению данной темы

Почему авторы книги придерживаются психосоциального подхода? Какие традиционные представления из нашего культурного наследия подвергают сомнению авторы?

Культура СМИ

Как за последние годы изменилось отношение средств массовой информации к гомосексуальности?

Представление о сексе как средстве продолжения рода

Как развивалось это традиционное представление на протяжении истории западного общества? Разделяется ли оно восточными культурами? Результаты каких крупнейших научных открытий помогли отделить сексуальное наслаждение от целей продолжения рода?

Традиция гендерных ролей

Какие два противоположных образа женщины сформировались в период средневековья? Какая двухсотлетняя практика явилась кульминацией антагонизма по отношению к женщинам?

Кросс-культурная перспектива: социальные нормы и сексуальное разнообразие

Говорят ли результаты кросс-культурных исследований о существовании универсальных правил в сексуальном поведении? Что способствует проявлению сходства и различий в сексуальных установках и формах поведения на территории самих Соединенных Штатов?

Сексуальность: личная или общественная сфера?

Что в современном обществе влияет на возможности выбора в сфере сексуальности и их результаты?

«Жаль, что я не прошел этот учебный курс и не прочел этой книги раньше. Я бы не чувствовал себя таким неловким в вопросах секса и уверенней принимал наиболее подходящие решения. Это помогло бы мне избавиться от стольких совершенно ненужных огорчений.» (Из авторских архивов)

Большинство студентов, по крайней мере некоторые из них, записываются на данный курс из стремления к более глубокому пониманию себя и личностному росту. Мы надеемся, что данная книга и учебный курс человеческой сексуальности помогут вам именно в этом. Этот текст может стать инструментом для исследования ваших собственных представлений о человеческой сексуальности. Здесь вы найдете самую разнообразную информацию, касающуюся установок, точек зрения и форм поведения, связанных с этой сферой. Тем не менее последним и наиболее квалифицированным экспертом вашей собственной сексуальности являетесь вы сами. И мы призываем вас оценивать всю предлагаемую нами информацию, руководствуясь вашими собственными убеждениями и опытом.

Мы рады предложить вашему вниманию эту книгу и учебный курс о человеческой сексуальности.

Подход авторов к рассмотрению данной темы

Обсуждение любой сложной и неоднозначной темы, несомненно, вызывает у людей самые разнообразные реакции. Не многие темы привлекают к себе столь пристальное внимание и порождают такое количество как положительных, так и отрицательных эмоций, как тема разнообразия проявлений и контроля человеческой сексуальности. В любой студенческой аудитории, изучающей вводный курс сексуальности, да и в любой другой среде вы, вероятно, встретите весь спектр отношений к вопросам сексуальности, от наиболее свободного до крайне консервативного. Студенты, изучающие курс человеческой сексуальности, принадлежат к различным возрастным категориям, этническим и религиозным группам и обладают различным сексуальным и жизненным опытом. Некоторые из них уже имели сексуальные контакты с одним или многими партнерами, другие уже длительное время состоят в браке или поддерживают иные формы интимных отношений, а третьи еще не имеют опыта сексуальных отношений с другими людьми. Многие люди связывают понятие сексуальности исключительно с лицами другого пола [Мы используем термин другой пол вместо термина противоположный пол, тем самым подчеркивая, что между мужчинами и женщинами существует значительно больше тождества или сходства, чем противоположностей.], некоторые ищут сексуальных контактов с представителями своего пола, есть также и те, кто имеет сексуальные контакты с обоими полами. Универсальных установок, форм поведения и предпочтений, касающихся сексуальности, просто не существует.

Поговорим об «этом». Разговоры детей и родителей о сексе

Чтобы расширить свое понимание и опыт в сексуальной области, вы можете путем интервью со своими родителями выяснить их взгляды и опыт в этой сфере.

«ЧТО?!! Поговорить с моими родителями о сексе?!!»

Наши идеи и рекомендации помогут сделать эту перспективу для вас менее пугающей.

«НО мои ма и па никогда не ответят ни на один вопрос о сексе».

Но, возможно, вас удивит, как на самом деле открыты окажутся ваши родители к проявлению вашего интереса. Подход «расскажите им, только когда они спросят» очень распространен среди родителей. Поэтому вам стоит попробовать первыми поднять тему секса. Начните с какого-нибудь достаточно безобидного вопроса, и если они прямо или косвенно ответят вам: «Я не желаю говорить об этом», — прекратите расспрос и смените тему.

Первым шагом является выбор человека, с которым вы проведете интервью. [Не проводите с человеком интервью, пока не установите с ним доверительных отношений.] Возможно, вам будет легче всего начать с бабушки или дедушки или с какого-нибудь другого родственника, а не с родителей. Выберите момент, когда ни у вас, ни у него нет срочных дел, а также место, где можно поговорить наедине. (Вместо прямого разговора вы можете воспользоваться обычной или электронной почтой или телефоном. Также может оказаться, что вместо одного длительного разговора для вас будет лучше организовать несколько коротких.) Вы можете начать примерно так: «В этом семестре мы проходим курс человеческой сексуальности, и мне стало интересно, было ли в вашей школе сексуальное образование».

Когда первый шаг сделан и реакция оказалась положительной, вы можете задать более конкретные вопросы о сексуальном образовании вашего собеседника: «Что вы узнали о сексуальности от учителей? От друзей? В церкви или синагоге? От своих собственных родителей? Из книг? Услышали ли вы то, что хотели услышать? Или то, что не хотели услышать?»

{(здесь и далее в фигурных скобках помещены подписи к картинкам) В сцене «разговора о сексе» между отцом и сыном из фильма «Американский пирог» хорошо передана та неловкость, которую и родители и дети часто испытывают при обсуждении вопросов секса}

Дальнейшим развитием вашего интервью может стать вопрос о нормах во взглядах на секс, когда ваши родители были детьми или подростками. Например: «Каково было отношение ваших родителей к сексу? Ваших друзей? Средств массовой информации? Вы думаете, в то время большинство людей были девственниками до свадьбы?» Различались ли стандарты сексуального поведения для мужчин и женщин? Когда вы впервые узнали о гомосексуальности? Каким было отношение ваших знакомых к гомосексуальности? Какие средства использовали люди для контроля рождаемости? В чем вашему поколению было легче, а в чем тяжелее в вопросах секса по сравнению с нашим поколением?

Если разговор идет гладко, вы можете придать ему более личный оттенок: «Что вы чувствовали в период вашего физического созревания и превращения из ребенка в подростка? Насколько быстрым было ваше созревание по сравнению с одноклассниками? Знали ли вы о менструации/эякуляции до того, как это случилось с вами? Когда вы впервые влюбились? Как это произошло? Каким был ваш первый поцелуй? Что бы вы хотели знать в свои детские или юношеские годы из того, что знаете сейчас?»

Если ваше интервью дошло до этой точки, вы, вероятно, уже составили достаточно полное и глубокое представление о некоторых важных аспектах личной жизни вашего собеседника и, мы надеемся, своей собственной. Итак, кто будет вашей следующей жертвой?

Учитывая этот факт, мы стремились исповедовать в своей книге открытую философию. Мы надеемся, что часть из написанного ниже будет относиться ко всем нашим читателям, независимо от особенностей их личности и культурной принадлежности. В то же время у нас есть и собственная точка зрения. Поэтому мы считаем необходимым поставить вас в известность относительно наших собственных взглядов, убеждений и предпочтений. Таким образом, вы сможете распознать их в тексте и определить для себя, насколько вы сами их разделяете.

Психосоциальный подход

Данную книгу отличает психосоциальный подход. Он в достаточной мере отражает наше убеждение, что человеческая сексуальность в большей степени определяется психологическими факторами (эмоциями, установками, мотивами), а также процессом социального обусловливания (процессом, посредством которого мы узнаем об ожиданиях и нормах социальных групп, к которым принадлежим), нежели биологическими факторами, такими как гормоны или инстинкты. В свою очередь психологические и социальные факторы настолько тесно переплетаются, что нередко бывает трудно провести между ними границу.

Психосоциальный. Под этим термином понимается сочетание психологических и социальных факторов.

Возможно, мы далеко не всегда осознаем влияние на наши сексуальные установки и формы поведения как общества в целом, так и отдельных социальных групп, к которым принадлежим (Laumann et al., 1994). Из-за скрытого характера тех механизмов, посредством которых мы усваиваем ожидания общества в отношении сексуального поведения, у нас часто создается впечатление врожденности или естественности наших чувств и форм поведения. Однако были проведены исследования сексуальности в других обществах и даже в различных этнических, социоэкономических и возрастных группах в рамках нашего общества. Результаты этих исследований наряду с рассмотрением данной темы в исторической перспективе свидетельствуют о большом диапазоне общественно приемлемых форм сексуального поведения. Таким образом, становится очевидной относительность того, что мы сами привыкли считать нормой. Такое осознание влияния культуры и индивидуального опыта поможет более объективно оценить нашу собственную сексуальность. Поэтому мы будем уделять первостепенное внимание психосоциальным аспектам человеческой сексуальности.

Также очевидно, что человеческая сексуальность в значительной степени определяется и биологией пола. Поэтому на протяжении всей книги мы будем подробно рассматривать и биологические основы сексуального поведения. Мы обсудим теории, касающиеся воздействия генетического отбора на протяжении многих тысячелетий человеческой эволюции, а также влияния на индивида конкретных генетических переменных. Мы также рассмотрим роль гормонов и нервной системы при обсуждении спора о значении «врожденного и приобретенного» в определении нашей сексуальности.

Наше культурное наследие: оппозиция авторов по двум вопросам

Помимо психосоциального подхода мы придерживаемся собственных взглядов по двум связанным с сексуальностью темам. Обе были актуальны на протяжении многих веков истории западной культуры. Во-первых, это представление о том, что продолжение рода является единственным законным основанием сексуальной активности. В Северной Америке одним из наиболее характерных проявлений этого взгляда явилось приравнивание понятия секса к половому акту. Согласно этому представлению, все, что не связано с пенисом, проникшим в вагину, не имеет отношения к «сексу». Вспомним скандал вокруг Клинтона и Левински, разразившийся в 1998 году. Тогда первоначальное заявление Клинтона о том, что он «не вступал в сексуальные отношения с этой женщиной», было бы правдой, если рассматривать «секс» как половое сношение и исключить из определения секса поцелуи, оральный секс и генитальный петтинг. Такая точка зрения достаточно широко распространена. В ходе опроса студентов колледжей было обнаружено, что 60% из них не рассматривают оральный секс как «занятие сексом» (Sanders & Reinisch, 1999). Это означает, что многие считают себя «формально девственными», поскольку могут заниматься «чем угодно, кроме этого» (включая некоторые виды стимуляции, приводящие к оргазму). «Этим» они не занимаются и никогда не занимались, поскольку не практикуют формы полового контакта, при котором пенис вводится в вагину.

Безусловно, сношения «пенис-вагина» являются наиболее полным выражением гетеросексуальных половых контактов. Однако чрезмерный акцент на роли полового акта часто приводит к негативным последствиям. Это способствует живучести представления о том, что сексуальные ощущения и оргазм должны испытываться людьми только при введении пениса в вагину. Столь ограниченные взгляды влекут за собой и непосильные требования к сексуальной активности как для мужчин, так и для женщин и становятся причиной фантастических ожиданий, связанных с самим половым актом.

Подход к сексу лишь как к средству продолжения рода приводит также к недооценке других форм сексуального поведения. В частности, таким его формам, как поцелуи, ласки, а также мануальная или оральная стимуляция гениталий, часто отводится второстепенная роль «прелюдии» (обычно понимаемой как любая активность, предшествующая половому акту). При этом предполагается, что за прелюдией должен последовать «настоящий секс», то есть коитус. Проявление сексуальной активности между представителями одного пола также не укладывается в модель секса как средства продолжения рода. Эти и другие некоитальные формы сексуального поведения, такие как мастурбация, сексуальные фантазии и анальное сношение, считались в различные периоды истории нашего общества и других культур проявлениями безнравственности, греха, извращенности и даже правонарушениями. Мы же в данной книге рассматриваем их в качестве вполне приемлемых вариантов сексуальной активности для тех, кто их выбирает.

Вторая тема, относительно которой мы отстаиваем собственную позицию, связана с жестким различением мужских и женских половых ролей. Это наследие нашей культуры имеет гораздо большие основания, чем просто физиологические различия между мужчинами и женщинами. Результаты исследований свидетельствуют о том, что в определенных сферах жизни половые различия действительно имеют место. Однако процесс социализации способствует еще большему, а нередко чрезмерному преувеличению наших биологических особенностей. В итоге жесткое обусловливание гендерных ролей может препятствовать полной реализации нашего человеческого потенциала и негативно сказаться на нашей сексуальности. Так, воспитание, включающее обучение мужчин и женщин «адекватным» формам поведения, способствует укреплению ряда традиционных представлений. Например, многие привыкли считать, что мужчина всегда должен выступать в качестве инициатора сексуальной активности, тогда как женщине отводится лишь пассивная роль. Все это накладывает огромную ответственность на мужчин, а также резко ограничивает возможности женщин открывать для себя мир своих собственных сексуальных потребностей (Berman & Berman, 2001).

Таким образом, принятый нами психосоциальный подход и наши личные пристрастия найдут отражение в данной книге. Эти пристрастия, как было отмечено выше, в первую очередь заключаются в противостоянии двум стереотипным представлениям: взгляду на секс лишь как на средство для продолжения рода и жесткому обусловливанию гендерных ролей, ограничивающих человека. В данной главе мы хотим более основательно исследовать эти темы с исторической и кросс-культурной точки зрения. Давайте начнем наше рассмотрение с культуры средств массовой информации, которая является как отражением, так и движущей силой современной сексуальности.

Культура СМИ

Что говорят нам о сексуальности средства массовой информации? Феномен, называемый нами СМИ, существует лишь в течение относительно короткого промежутка времени в сравнении с многовековым человеческим опытом. Печатные издания, газеты и журналы, радио и кино существовали и до того, как в конце 40-х годов появились первые черно-белые телевизоры. С этого момента начался настоящий взрыв технологических достижений, таких как цветное и широкоэкранное телевидение, видеопродукция, кабельное и спутниковое вещание и конечно же компьютеры и сеть Интернет. Он обрушил на нас поток предельно реалистичных средств передачи информации. Развитие технологий виртуальной реальности является следующим шагом в этом направлении.

<Вопрос для критического размышления. Считаете ли вы, что СМИ адекватно отражают отношение к сексуальности в нашем обществе?>

Совместно с темпами нашего технологического прогресса растет и степень «сексуализации» средств массовой информации (American Academy of Pediatrics, 2001). Пятьдесят лет назад голливудский фильм не выпустили бы в прокат, если бы муж и жена сняты были в одной постели (Lapham, 1997). Сегодня же такие журналы, как «Плейбой», пестрят фотографиями обнаженных тел, демонстрирующих каждый миллиметр своей поверхности, за исключением все более узкой полоски телесного грима. А такие журналы для мужчин, как Details, Maxim и Men’s Health, предлагают своим читателям практические руководства типа «Будь лучше, чем ее предыдущий любовник» или «Могу ли я иметь множественный оргазм?». Также в подобных журналах мы читаем жуткие истории об увеличении размеров пениса типа «На дюйм больше, чем хотелось бы» (Dobosz, 1997). Журналы для женщин содержат такие статьи о сексе, как «Ваша тайная страстная натура: выпустите ее на волю» или «Его сексуальные фантазии — ваши самые кошмарные сны». Журналы для девушек подросткового возраста Seventeen и YM имеют около двух миллионов подписчиц каждый. И все они желают знать, как выглядеть привлекательнее, стройнее и сексуальнее с помощью средств «Красота, притягивающая мальчиков» или «Мегапревращения: от так себе к суперсексуальности» (Higenbotham, 1996). Книжные полки забиты любовными романами с полуобнаженными мужчинами, выставляющими напоказ свою мускулатуру, или завуалированными интимными сценами на обложках (Aronson, 1996). С витрин газетных киосков нас зазывают заглавия передовых статей бульварных журналов: «Полицейские обнаружили тайную порноколлекцию отца семейства». А в новостях — как радио- и телевизионных, так и газетных — скандальные сексуальные похождения политических фигур и звезд шоу-бизнеса нередко занимают более важное место, чем местные, национальные и международные проблемы и события (Dowd, 1997).

{Реклама преподносит нам упрощенное представление о сексуальности в характерном для нее изображении человеческого тела и интимных отношений. (Рекламируется услуга доставки пиццы на дом)}

Мы можем заглянуть в пункт видеопроката и взять там фильм любой степени сексуальной откровенности, чтобы посмотреть его дома вдали от чужих глаз. Даже видеоигры приобретают вкус клубнички. Персонажами игр типа «Всадники в неглиже: вперед к незрелости» являются сексуально одержимые инопланетяне, разыскивающие фото манекенщиц, демонстрирующих женское белье (Crary, 2000). На пути домой мы проходим мимо рекламного щита с образцами из последней скандальной коллекции Кельвина Кляйна. Кроме того, мы нередко слышим неприкрытые сексуальные призывы в радиоэфире и имеем возможность смаковать сексуальные откровения, слушая радио-шоу Говарда Стерна.

<Задайте себе вопрос. Считаете ли вы, что использование сексуальной тематики средствами массовой информации обесценивает интимные человеческие отношения?>

Сексуальность на телеэкране

К моменту достижения 18-летнего возраста мы в среднем успеваем посмотреть около 20 000 часов телепередач. Нетрудно предположить, что все это эфирное время оказывает то или иное влияние на наше отношение к сексуальности (Folb, 2000). Возможность наблюдать сексуальные сцены с помощью СМИ не выходя из дому практически безгранична. Желая немного насладиться бесцельным времяпрепровождением, мы с удовольствием разглядываем сексуальные образцы рекламы. Из них мы усваиваем упрощенные представления о сексе, доказывающие, что секс-товар особенно хорошо продается, если имеет юную упругую упаковку (Simon, 2000). Любой типичный телеканал насквозь пронизан сексуальными намеками и даже самыми откровенными обращениями к теме секса. Так, например, женщина-судья в передаче «Практика» заявила о том, что она может сделать «лучший минет, о котором только может мечтать мужчина» (Lipton, 2000). Около 66% передач, выходящих в пики эфирного времени, носят сексуальный характер. С каждым годом телепередачи становятся все более сексуальными (Elber, 2001). Причем чаще всего позволяют себе перебрасываться шуточками на тему секса неженатые люди, и лишь 14% всех сексуальных комментариев в популярных телепередачах адресовано друг другу супругами (Poniewozik, 1999).

Передачи теленовостей вошли в новую фазу благодаря публичному освещению скандала Клинтона и Левински. Шокирующее поначалу слово пенис, открытое упоминание орального секса и обсуждение нетипичного использования сигар практически полностью захлестнули теленовости, пока зрители не утратили всякую восприимчивость к подобным материалам. Боб Доул в своих рекламных роликах, спонсируемых производителями «Виагры», открыл эру дискуссий на тему ДЭ (дисфункций эрекции).

Тридцать миллионов американцев признаются в том, что смотрят мыльные оперы. Если мы присоединимся к ним, то увидим перед собой ярчайшие примеры сексуальных интриг на почве измен, обмана, мести и насилия. В среднем количество половых актов в течение часа в популярных мыльных операх колеблется от шести до десяти в зависимости от типа передачи (Greenberg & Busselle, 1996). Предметами ток-шоу часто становятся такие темы, как «Беременные экзотические танцовщицы», «Любовь между двоюродными братьями и сестрами» или «Увековеченные видеосъемкой в компрометирующих позициях». Не стоит и говорить о безграничных возможностях преподнесения откровенных сексуальных сцен по кабельному и спутниковому телевидению. Так, изобилует сексуальными образами музыкальный канал MTV, о котором пойдет речь во вставке под рубрикой «На грани».

На грани. Женская сексуальность в музыкальных видеоклипах

Музыкальное видео появилось на сцене индустрии развлечений в 1981 году и с самого момента своего появления являло собой пример наиболее крайних взглядов на женскую сексуальность среди всех популярных информационных средств. В сущности, женщины, фигурирующие в этих видеоклипах, представляют собой воплощение одностороннего, стереотипного и незрелого образа мужских фантазий. Это, как правило, пышногрудые красотки, постоянно находящиеся в состоянии сексуального возбуждения и жаждущие секса в любой момент. Мужчины же сексуально неотразимы. Случайные встречи мужских и женских персонажей постоянно заканчиваются бурным агрессивным сексом. В этих клипах мужчин всегда окружают женщины. Иногда они поют и танцуют, но нередко просто служат декорацией для исполнителей-мужчин. Эти женщины готовы ублажать мужчин любыми способами. И женщин, как правило, намного больше, чем мужчин. Мужчины же отвергают большинство из них по своей прихоти. В театрально поставленных «секс-вечеринках», изображающих мужчин в окружении многочисленных женщин, и в других групповых сценах женские тела предстают в качестве игрушки для удовлетворения любых мужских желаний.

Технология съемки направлена на утрированное обезличивание женщин. Камера выступает в качестве подсматривающего механического ока, бездушно акцентирующего свое внимание на отдельных частях женского тела. Съемка часто ведется в ракурсе снизу вверх, нередко с заглядыванием под юбки между ног женщин. Женские тела сканируются с головы до пят, с подробной остановкой на уровне груди. Таким образом, в кадре в каждый момент времени оказываются только отдельные части тела, а не фигура в полный рост. Нередко женщины изображаются сидящими в камерах или в клетках. Ничто в изображении этих женщин не напоминает нам о том, что перед нами человеческие существа. Нам демонстрируется лишь искаженный образ женской сексуальности.

Присутствующий во многих музыкальных видеоклипах эпизод, в котором женщины поначалу отвергают мужчин, является лишь фасадом. На самом же деле женщина всегда подразумевает ответ «да»; она постоянно на взводе и готова на все, после того как с нее спадает ее притворная холодность. В сценариях некоторых клипов присутствуют имитации группового изнасилования, изображаемые таким образом, что эти насильственные сцены кажутся нам почти «нормальными». Тексты песен изобилуют образами насилия, являющимися метафорой сексуальных контактов и фактически превратившимися в расхожий набор штампов (Samuels et al., 2000).

Так, в песне группы Motley Crew «Десять секунд на любовь» мы слышим: «Получше начисти мой пистолет… и я спущу курок еще разок, мое дуло еще не остыло». Или в песне Грейта Уайта «На твоих коленях»: «Я хочу засадить в тебя свою любовь, хочу пригвоздить твою задницу к полу»… Это лишь немногие из многочисленных примеров, в которых ружья, ножи, мечи и стальные прутья символизируют пенис в половых актах, наполненных насилием и болью (Gore, 1987). Встречаются и еще более откровенные тексты песен, описывающие сцены сексуального насилия: «Я свалю тебя на пол и буду долго трахать, раздолбаю твою киску, а затем сломаю тебе хребет» — поет рэп-группа 2 Live Crew (Will, 1999). В некоторых песнях, таких как, например, работа Эминема «Ким», где он поет, как перерезает горло своей жене и запихивает ее труп в багажник своей машины, прославляются женоненавистничество и жестокость (Samuels et al., 2000; Turnquist & Allen, 2000).

Музыкальные видеоклипы выступают прежде всего в качестве рекламы новых альбомов на компакт-дисках и кассетах. Сексуальные образы насилия и жестокие акты, подобные описанным выше, служат главным средством привлечения внимания к видеоклипам, ориентированным в основном на молодежь (Ali, 2000). Характер сексуальных взаимодействий между мужчинами и женщинами в видеоклипах является выражением похоти, а не любви, импульсивности, а не терпимости, агрессии, а не нежности, и навязчивости, а не уважения. Это заставляет задуматься о том, какое негативное влияние оказывает такая продукция на молодых людей, которые должны научиться здоровым отношениям (Wyatt, 1997). Результаты исследований, изучающих воздействие музыкальных видеоклипов, усиливают эту тревогу.

Было проведено исследование с участием студентов колледжа. В итоге было обнаружено, что те из них, кому в течение 10 минут показывался видеоклип, насыщенный стереотипными сексуальными и гендерными образами, охотнее соглашались с провокационными точками зрения, которые описывали отношения между мужчинами и женщинами как враждебные и эксплуататорские. Например, с таким утверждением, как: «Женщины ведут себя как шелковые лишь до тех пор, пока не поймают мужчину, а затем-то и проявляется их истинная сущность». Участники же контрольной группы, которым показывалась запись концерта той же группы, не содержащая стереотипных сексуальных и гендерных образов (Kalof, 1999), реже поддерживали подобные заявления. Девушки, которым показывались видеоклипы рэп-групп, изображающие женщин в подчиненном положении, значительно терпимее отзывались о насилии на свиданиях подростков, чем те, кому не показывались подобные клипы (Johnson et al., 1995). Вывод: частый просмотр видеоклипов, включающих такие стереотипные образы, может способствовать обострению гендерного антагонизма среди молодых людей (Kalof, 1999).

(Источник: из Jhally, 1991.)

<Вопрос для критического размышления. Считаете ли вы, что музыкальные видеоклипы, в которых показаны проявления нежности, уважения, ласковые прикосновения, продаются лучше, чем материалы, пример которых обсуждается во вставке «Женская сексуальность в музыкальных видеоклипах»? Почему да или почему нет?>

В то же время телевидение сыграло не последнюю роль в преодолении культурно обусловленных табу, касающихся ряда деликатных вопросов. Дневным ток-шоу, конечно же, свойственна преувеличенная скандальность в отражении сексуальных тем. Но тем не менее они действительно открывают перед нами бесконечное разнообразие человеческих сексуальных проявлений. Телепрограммы и ток-шоу, посвященные инцесту, изнасилованию и абортам, способствовали снятию с этих тем клейма запретности (American Academy of Pediatrics, 2001). Организация под названием «Медиа-Проект» путем сотрудничества с телеиндустрией добивается включения в работу телевещательных каналов реалистической информации о сексуальности и ответственности граждан. К числу достижений «Проекта» относится показ эпизодов в передаче «Счастье» (Felicity), посвященных изнасилованию на свиданиях, безопасному сексу и правильному использованию презервативов. «Медиа-Проект» также является спонсором ежегодной премии SHINE («БЛЕСК», Sexual Health IN Entertainment, Сексуальное здоровье в развлекательных СМИ). Этой премией отмечаются программы, конструктивно рассматривающие вопросы сексуального здоровья (Folb, 2000).

Вероятно, самым впечатляющим примером образовательных возможностей телевидения в сфере сексуальности явилось широкое освещение на телеэкране проблем гомосексуализма и лесбиянства (Hensley, 2001). Хотя до 1970-х годов данная тема была полностью табуирована, к середине 1990-х гомосексуалисты и лесбиянки стали появляться в таких шоу, как «Розанна», «Мелроуз Плейс», «Друзья» и «NYPD Blue». [NYPDBlue — сотрудники нью-йоркского отделения полиции. — Прим. перев.] И конечно, выход в эфир сериала Элен Дедженерс «Элен» явился заметным событием 1997 года (Marin & Miller, 1997). Следуя по стопам «Элен» и ее ведущей героини-лесбиянки, другие сериалы также начали включать гомосексуальные линии развития сюжета и гомосексуалистов и лесбиянок в качестве главных персонажей. Например, Уилл из «Уилл и Грэйс». [«Воля и Грация», а также мужское и женское имя. — Прим. перев.] И все они показаны как милые, приятные люди (Elber, 2000). Выдвижение на передний план темы гомосексуализма побудило Сеть христианских активистов (Christian Action Network) просить Федеральную комиссию связи добавить маркировку «HC» (гомосексуальное содержание, Homosexual content) к системе маркирования теле- и видеоматериалов (Freydkin, 1999).

Влияние киберпространства

Самое широкомасштабное и тщательное на сегодняшний день в США исследование по вопросам сексуальности позволяет сделать вывод об огромном влиянии на наши установки и формы поведения со стороны представителей наших собственных социальных групп (Laumann et al., 1994). Это исследование было проведено еще до начала стремительного развития виртуальных коммуникаций в 1990-х годах. Но сегодня люди, принадлежащие к совершенно различным социальным группам — возрастным, расовым, религиозным, этническим и социоэкономическим, — могут абсолютно анонимно обсуждать друг с другом все что угодно. Воздействие этой коммуникационной революции на сексуальные установки и формы поведения может оказаться колоссальным (Cooper et al., 2000).

Сексуальность в несметном количестве форм проникла в киберпространство. По оценкам специалистов, ежедневно 9 миллионов человек посещают сексуальные веб-сайты (Cooper et al., 1999). Интернет представляет собой оперативный источник информации по самопомощи. Здесь есть все, начиная от сайтов, посвященных лечению рака груди, до страниц, на которых даются советы по уходу за париками для транссексуалов, а также представлены горячие новости об исследованиях СПИДа. Сексуальные обозреватели типа «Милого Эбби» отвечают на вопросы пользователей в режиме реального времени. Некоторые люди с целью исследования своей собственной сексуальности непосредственно обмениваются в сети точками зрения и опытом, сравнивают их (McClam, 2000).

Сеть превратилась в огромную службу знакомств, предоставляющую услуги по размещению интерактивных объявлений. Таким образом, люди могут сначала поговорить друг с другом через Интернет и выяснить, стоит ли им встречаться лично. Некоторые используют киберпространство для вступления в онлайновые внебрачные связи. Другие уединяются в «чат-комнатах», чтобы под покровом полной анонимности поделиться своими самыми смелыми фантазиями. Участники таких бесед могут выступать под любыми именами, представляться лицами любого пола и описывать свою внешность и биографию по своему желанию.

Киберпространство является также интерактивным книжным магазином для взрослых. Многие охотятся за веб-сайтами с наиболее откровенными сексуальными образами. Секс-индустрия предлагает многочисленные услуги «киберстриптизерш», интерактивные сексуальные чаты, фото- и видеоконференции в реальном времени, при этом пользователи-подписчики по своему желанию могут просить стриптизерш делать все что угодно.

Через пять-десять лет пользователи Интернета смогут подключать к своему телу сенсорные устройства, чтобы имитировать ощущения, сопровождающие их действия в Сети. Таким образом, к виртуальной реальности добавятся новые измерения.

Как конструктивные, так и деструктивные возможности киберпространства кажутся практически безграничными. Они сравнимы лишь с потенциалом, заложенным в самой нашей человеческой природе. Было проведено исследование, в ходе которого информация собиралась прямо в Сети от участников, пожелавших ответить на помещенный на сайте вопросник. Оно убедительно свидетельствует о том, что определенные способы использования Интернета могут порождать различные проблемы. Около 75% всех участников исследования пожелали сохранить в тайне от окружающих информацию о том времени, в течение которого они используют Сеть в сексуальных целях. Почти 9% участников сообщили, что они проводят в Сети как минимум 11 часов в неделю, и это становится источником проблем в их реальной жизни. При этом исследователи пришли к заключению, что в остальных случаях люди используют сексуальные веб-сайты как способ безобидного развлечения (Cooper et al., 1999).

<Задайте себе вопрос. Используете ли вы сами или кто-то из тех, кого вы знаете, Интернет с целью удовлетворения своих сексуальных интересов?>

Представление о сексе как о средстве продолжения рода

Как мы уже отмечали, в западной культуре всегда господствовало представление о том, что целью сексуальной активности должно являться воспроизведение. Где лежат истоки этого представления и насколько актуально оно для нас сегодня?

Когда Бог был женщиной

Получить достоверные сведения о характере сексуальности и гендерных ролей на ранних этапах человеческой истории практически невозможно. Доступная нам информация фрагментарна и подчинена искаженной интерпретации историков, находящихся во власти своих собственных культурных предпочтений. В данном разделе приводится краткое изложение оригинальной исторической гипотезы, предложенной историком искусства Мерлином Стоуном (Stone, 1976).

В доисторический период и на ранних этапах развития человеческой истории (приблизительно от 7000 года до н. э. до 599 года н. э.) существовали религии, в которых люди поклонялись великим богиням, дарующим жизнь и наделенным другими важнейшими функциями. Практически во всех уголках мира женские божества превозносились как целительницы. Некоторые из них считались могущественными и храбрыми воительницами и военачальницами. Древние взывали к греческой богине Деметре и египетской богине Изиде как к источнику законов и воплощению мудрости и справедливости. В древних цивилизациях Ближнего Востока, где были обнаружены наиболее ранние свидетельства развития сельского хозяйства, богиня Нинлил почиталась как обучившая свой народ искусству земледелия и сбору урожая.

Египетская богиня Изида, чье изображение помещено на носу судна, возглавляет шествие

Но с течением времени люди все в большей степени стали осознавать роль мужчины в продолжении рода. В древних обществах начало преобладать родство по мужской линии. В результате религии поклонения верховным женским божествам стали притесняться более новыми религиями, во главе которых стояли боги-мужчины. В итоге навязывания и последующего принятия религий поклонения мужчинам изменилось и само восприятие женщины. Женщины начали рассматриваться как низшие существа, которым предназначено свыше рожать детей и ублажать мужчин. Новая роль покорных и принимающих сосудов окончательно лишила женщин статуса древних богинь.

Иудейская и христианская традиции

Представление о сексе как о средстве продолжения рода связывается обычно с иудейской и христианской традициями. Деторождение имело огромное значение для древних иудеев. История рабства и преследования вселила в них решимость сохранить свой народ, чтобы «плодиться и размножаться и наполнить землю» (Бытие 1:28) Однако «познание» своего сексуального партнера в браке также рассматривалось и как глубочайший физический и эмоциональный опыт (Carswell, 1969; Haffner, 1997). Библейская Песнь Песней Соломона содержит в высшей степени чувственные любовные поэтические строки. В этом маленьком отрывке жених говорит:

О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста, о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!

Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста, мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!

(Книга Песни Песней Соломона 4:10-11)

На что невеста отвечает ему:

Я принадлежу другу моему, и ко мне обращено желание его.

Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле, побудем в селах…

И там я покажу ласки мои тебе.

(7:11-13)

Радостное воспевание сексуальности, наполняющее эти строки, являлось частью иудейской традиции. Однако на это отношение наложило свою тень учение христианской церкви. Чтобы понять, почему это произошло, необходимо помнить о том, что христианство развивалось в поздний период Римской империи. Это был период социальной нестабильности, когда с целью культивирования сексуальных утех и развлечений были заимствованы многие экзотические культы. Их родиной были Греция, Персия, а также другие части Римской империи. Ранние христиане отмежевались от этих практик путем возведения секса и сексуальности в ранг греха.

<Задайте себе вопрос. Как влияют ваши религиозные взгляды на принятие вами решений по вопросам секса?>

Нам известно очень мало о взглядах Иисуса на сексуальность. Однако Павел из Тарсы оказал решающее влияние на раннюю церковь (он умер в 66 году н. э., и многие его писания были включены в Новый Завет). Для того чтобы унаследовать Царство Божие, Павел подчеркивал важность преодоления «желаний плоти», включая гнев, эгоизм, ненависть и внебрачный секс. Он связывал духовность с сексуальным воздержанием и рассматривал целибат (статус человека, не состоящего в браке, а следовательно, воздерживающегося от половых сношений) как более высокий по отношению к браку. Дальнейшее развитие тема секса как греха получила в учении отцов церкви. Августин (354-430) объявил, что сексуальное вожделение явилось первородным грехом Адама и Евы. В его писаниях было официально закреплено представление о том, что половой акт возможен только в браке с целью воспроизведения. Августин считал также, что подчиненное положение женщин являлось частью Божественного плана творения. Вследствие этого все сексуальные позиции, за исключением «мужчина сверху», должны рассматриваться как «противоестественные» (Wiesner-Hanks, 2000).

Целибат. Согласно историческому определению — статус человека, не состоящего в браке; согласно современному определению — отказ от сексуального поведения.

{Интерпретация проступка Адама и Евы в Эдемском саду оказала значительное влияние на ценности, связанные с сексуальностью}

Секс как грех

Представление о греховности секса господствовало на протяжении всего средневековья (периода, продолжавшегося с падения Римской империи в 476 году н. э. до начала эпохи Возрождения, около 1400 года). Это представление получило наиболее полное развитие в небольшом разделе сочинения Фомы Аквинского (1225-1274) «Сумма теологии». Фома утверждал, что половые органы человека предназначены только для воспроизведения. Любое же другое их использование — гомосексуальный акт, орально-генитальный секс, анальное сношение, а также секс с животными — противоречит воле Божьей, является ересью и «преступлением против природы». Священники местных церквей руководствовались книгами, называемыми епитимьями (покаянными книгами), в которых подробно перечислялись различные грехи и соответствующие им наказания. Эти руководства определяли поведение духовника при принятии исповеди. Использование прерванного полового акта с целью предотвращения беременности считалось наиболее тяжким грехом и могло повлечь за собой наказание, состоящее в содержании на хлебе и воде в течение многих лет. Такие «противоестественные акты», как оральный и анальный секс, также рассматривались как тяжкие грехи, за которые назначалась даже более суровая кара, чем за убийство (Fox, 1995). Гомосексуальные отношения, конечно же, исключали возможность продолжения рода, и к тому же сами состояли из многочисленных «противоестественных актов». Со времен Фомы Аквинского гомосексуалисты не могли найти ни убежища, ни терпимого отношения нигде во всем западном мире (Boswell, 1980).

Смягчению взгляда на бесплодный секс как на грех способствовали протестантские реформаторы XVI столетия. Как Мартин Лютер (1483-1546), так и Иоган Кальвин (1509-1564) признавали ценность секса в браке (Berman & Berman, 2001). Согласно Кальвину, брачные половые отношения были дозволены, если они проистекали «из желания иметь детей, либо избежать разврата, либо скрасить и облегчить заботы и печали домашних дел, либо чтобы усилить взаимную любовь друг к другу» (Taylor, 1971, р. 62). Пуритане, часто обвиняемые в чрезмерно строгих взглядах на секс, также признавали ценность сексуальных проявлений в браке (D’Emilio & Freedman, 1988; Wiesner-Hanls, 2000). Один мужчина был изгнан из Бостона за то, что помимо других правонарушений «он отказывал… в брачном союзе… своей жене… в течение двух лет…» (Morgan, 1978, р. 364).

Взгляды на секс в незападных культурах

Хотя мы обсуждали тесную связь секса с продолжением рода в западных традициях, это не означает, что и все прочие мировые культуры придерживаются такого же представления. Так, в Древнем Китае даосизм (берущий свое начало приблизительно во II веке до н. э.) активно поощрял сексуальную активность не только с целью продолжения рода, но также в целях духовного роста и достижения гармонии. Это подтверждается тем, что наиболее ранние известные нам сексуальные руководства были написаны в Древнем Китае около 200 года до н. э. И хотя мужчинам не рекомендовалось тратить свое семя при мастурбации, такие практики, как анальное сношение и орально-генитальная стимуляция, считались дозволенными. (Эти свободные взгляды, свойственные даосизму, позднее были вытеснены значительно более строгим отношением к сексу конфуцианства в период его возрождения около 1000 года н. э. И по сей день отношение китайцев к сексу продолжает оставаться достаточно консервативным (Ruan, 1991).) В древнеиндийской религии индуизма также воспевалось сексуальное наслаждение как одно из средств достижения духовного совершенства. Как и древние китайцы, индусы использовали сексуальное руководство Камасутру, датируемую приблизительно III-V веками н. э.

{Камасутра содержит многочисленные цветные изображения экзотических позиций для занятий сексом}

Третья величайшая незападная религия, ислам, также придавала большое значение сексуальному поведению в браке, и не только как средству для продолжения рода. Пророк Мухаммед (ок. 570-632 н. э.) запретил целибат, считая половые сношения в браке величайшим благом в человеческой жизни, но выступал против добрачных отношений. Однако, согласно ортодоксальной вере ислама, дозволялись как полигамия (когда один мужчина может иметь несколько жен одновременно), так и конкубинат (содержание сожительниц-наложниц).

Влияние современных средств контрацепции

Говоря о наследии представления о сексе как о средстве продолжения рода, нельзя не упомянуть и еще об одном факторе. Благодаря доступности современных контрацептивных средств вступать в сексуальные отношения, не ведущие к появлению детей, стало намного легче, чем в прежние времена. Контрацептивные приспособления, однако, использовались на протяжении многих веков (McLaren, 1990). Презервативы из козлиных кишок применялись мужчинами еще со времен античности. В Риме первых веков нашей эры женщины использовали амулеты и магию или вводили мягкие шерстяные прокладки, блокирующие шейку матки. Последние явились предшественницами современных колпачков, появившихся в Европе в 1870-х годах.

Но ни один из этих методов не был столь надежным, как оральные контрацептивные таблетки, получившие распространение в конце 50-х — начале 60-х годов. За ними последовали внутривагинальное приспособление (спираль, IUD), «утренние таблетки» [Таблетки, принимаемые после полового акта. — Прим. ред.] и спермициды. Широкое распространение этих контрацептивов и возможность легального аборта позволили отделить сексуальность от цели продолжения рода в большей степени, чем когда-либо в истории западной культуры. Окружающий мир также изменился. Сегодня людям приходится задумываться об экологических проблемах и экономических затратах, связанных с рождением и воспитанием детей. Эти соображения не были столь актуальны до появления индустриального общества. Однако несмотря на все эти перемены, наследие Ветхого и Нового Заветов, Августина и Фомы Аквинского, а также Реформации все еще продолжает оказывать на нас ощутимое влияние. В результате проблема секса как средства продолжения рода в современном западном мире выражается в конфликте таких ценностей, как личное удовольствие, практические возможности иметь детей и влияние традиции.

Традиция гендерных ролей

Другим вопросом, по которому мы занимаем собственную позицию, является традиция гендерных ролей. И хотя роли мужчин и женщин в современном западном обществе претерпевают заметные изменения, каждое изменение, которое идет вразрез с традицией, пробивает себе дорогу с большим трудом.

Насколько глубоко мы должны заглянуть в историю, чтобы обнаружить корни этого наследия? Гендерные роли наших далеких предков, поклонявшихся великим богиням, вероятно, значительно отличались от тех, которые мы считаем традиционными. Однако ко времени образования иудейской культуры гендерные роли уже являлись жестко закрепленными. В Книге Притч перечисляются обязанности хорошей жены: она должна поучать слуг, заботиться о семье и вести хозяйственный бюджет. Воспитание детей (в особенности сыновей) относилось к числу основных обязанностей женщины, как и повиновение мужу.

Христианство закрепило гендерные роли, присущие иудейской традиции. Павел из Тарсы использовал библейскую историю о сотворении мужчины прежде женщины и о неповиновении Евы Господу в качестве доказательства необходимости для женщин быть покорными:

А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

Ибо прежде создан Адам, а потом Ева;

И не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление.

(Первое послание к Тимофею, 2:12-14)

Ева и Дева Мария

Представление о том, что женщина должна подчиняться мужчине, господствовало на протяжении всего периода средневековья. Однако в этот период два совершенно противоположных образа женщины получили столь сильное развитие, что каждый из них оказал заметное влияние на место женщины в обществе. Первым был образ Девы Марии, вторым — образ Евы как злой искусительницы.

Культ Девы был занесен на Запад крестоносцами, вернувшимися из Константинополя. Являвшаяся прежде фигурой второстепенного значения в западной церкви, Мария превратилась отныне в милосердную, сострадательную защитницу и стала одним из центральных объектов религиозного почитания. Развившаяся приблизительно в ту же эпоху практика куртуазной любви отражала соответствующий этому представлению взгляд на женщину как на чистое и непорочное существо. Согласно идеальным представлениям, молодой рыцарь должен был влюбиться в замужнюю женщину более высокого положения. После длительных ухаживаний он встретит благосклонность своей избранницы, но их любовь будет чисто платонической, поскольку ее брачные клятвы должны остаться нерушимыми. Данный сценарий захватил воображение наших средневековых предков, и трубадуры воспевали куртуазную любовь в своих балладах по всей Европе.

Другой средневековый образ являл собой полную противоположность сострадательной Мадонне. Это образ Евы как злой искусительницы из Эдемского сада. Данный образ поддерживался церковью и отражал усугубление представления о виновности Евы в первородном грехе и общего антагонизма по отношению к женщинам. Этот антагонизм достиг своей кульминации в охоте на ведьм, начавшейся в XV веке, активно продолжавшейся на протяжении расцвета эпохи Ренессанса и продлившейся в целом почти два столетия (Hitchcock, 1995). Ведовство было объявлено плотским грехом, и большинство «ведьм» обвинялись в участии в сексуальных оргиях с дьяволом (Wiesner-Hanks, 2000). По иронии судьбы пик этого пришелся на период, когда королева Елизавета способствовала возвышению статуса женщины и выдвижению Англии в число великих держав. По приблизительным подсчетам более 50 000 женщин были казнены как ведьмы во время и по окончании срока ее правления (Barstow, 1994).

{Антагонизм по отношению к женщинам достиг своей кульминации в период охоты на ведьм в XV столетии}

Охота на ведьм закончилась лишь к началу эпохи Просвещения в XVIII столетии. Отчасти это было следствием развития нового научного рационализма. Идеи теперь должны были основываться на объективно наблюдаемых фактах, а не на субъективных верованиях. Женщинам, по крайней мере на какое-то время, стало оказываться большее почтение. Некоторые женщины, такие как Мэри Уоллстоункрафт (Mary Wollstonecraft) из Англии, прославились своим интеллектом, остроумием и жизнелюбием. В книге Уоллстоункрафт «В защиту прав женщин» (The Vindication of the Rights of Women, 1792) был подвергнут критике общепринятый обычай дарить маленьким девочкам кукол, а не учебники. Уоллстоункрафт также утверждала, что сексуальное удовлетворение настолько же важно для женщин, как и для мужчин, и что добрачные и внебрачные половые отношения не являются греховными.

Викторианская эпоха

К несчастью эти прогрессивные взгляды не получили достойного развития. Викторианская эпоха, названная так в честь королевы Виктории, взошедшей на британский трон в 1837 году и правившей более 60 лет, явилась крутым поворотом к прошлому. Обоим полам были предписаны строго определенные роли. В викторианских женщинах, представлявших высшее и среднее сословие, ценились утонченные и женственные манеры. Они поддерживались такими искусственными приспособлениями, препятствующими свободным телодвижениям, как корсеты, кринолины и лифы. Широко распространенное мнение о женской сексуальности было отражено в повсеместно цитируемом высказывании врача Уильяма Эктона (William Acton), писавшего: «Большинство женщин не слишком озабочены сексуальными чувствами какого бы то ни было рода» (Degler, 1980, р. 250). Женские обязанности в основном сводились к удовлетворению духовных потребностей семьи и обеспечению комфортабельных домашних условий своему мужу, нуждающемуся в отдыхе после долгого трудового дня. Мир женщин был отделен стеной от мира мужчин. Страстные дружеские отношения, иногда развивавшиеся между женщинами, обеспечивали им утешение и поддержку, которых они не находили в браке.

Мужчины викторианской эпохи должны были строго соблюдать все приличия, присущие своему времени. Но (увы!) они часто были вынуждены забывать о морали из деловых и политических интересов. Впрочем, они порой забывали о морали и преследуя свои сексуальные нужды. Ведь во многих викторианских браках разделение миров мужей и жен порождало эмоциональную (и физическую) дистанцию между ними. Именно поэтому по иронии судьбы в тот же исторический период наряду с суровыми нормами морали и подавлением сексуальности процветала проституция. Викторианские мужчины могли курить, пить и заигрывать с женщинами, прибегавшими к проституции из экономической нужды.

Несмотря на господствовавшее представление об асексуальности викторианских женщин, родившаяся в 1863 году женщина-врач Целия Мошер (Celia Mosher) решила поинтересоваться мнением самих женщин об их сексуальности. Она провела единственное известное нам исследование сексуальности среди женщин своей эпохи. На протяжении более 30 лет 47 замужних женщин заполняли ее вопросники. Информация, собранная в ходе этого исследования, явила собой совершенно иную картину женской сексуальности, чем та, что обычно изображалась (а скорее даже навязывалась) «экспертами» того времени. Мошер обнаружила, что большинство женщин испытывали сексуальное желание, получали наслаждение от полового акта и даже переживали оргазм (Mahood & Wenburg, 1980).

{В викторианскую эпоху женщинам брачного возраста были присущи столь же строгие нравы, как и их туго затянутые корсеты. По иронии судьбы в тот же исторический период процветала проституция}

Двадцатый век и дальнейшие перспективы

Двадцатый век до некоторой степени разрушил эту опасную двойственность женского образа. В конце XIX столетия началось движение за избирательное право для женщин. Оно преследовало цель завоевать для женщин право голоса. Это движение было обязано своим началом таким родственным с ним тенденциям, как политика трезвости, отмена рабства, а также требования разрешить женщинам посещать высшие учебные заведения и обладать собственностью. Однако принятие в 1920 году девятнадцатой поправки к Конституции США, гарантировавшей женщинам право голоса, не возвестило собой новую эру равенства полов. Лишь Вторая мировая война создала ситуацию, приведшую к достижению большего равенства и дальнейшему разрушению жестких рамок гендерных ролей. Тысячи женщин тогда отказались от своей традиционной роли хранительницы домашнего очага и впервые в жизни вышли на работу.

И только начало 60-х ознаменовало собой новый этап в достижении гендерного равноправия. Этому предшествовали волна послевоенных браков и взрыв рождаемости. В результате роль женщины оказалась сведена к выполнению домашних обязанностей. Такая ситуация, в свою очередь, повлекла за собой всеобщее разочарование и поиски выхода из него. Но до сих пор мы все еще несем на себе бремя наследия викторианской эпохи и более ранних традиций, предписывающих соответствие гендерным ролям, которые мы усваиваем с раннего детства. Наследие рабства, влияние которого обсуждается во вставке «Тлетворное влияние рабства на сексуальность и гендерные роли» также наложило свой отпечаток на наше устойчивое восприятие гендерных образов.

Лики сексуальности. Тлетворное влияние рабства на сексуальность и гендерные роли

Представления о крайних проявлениях гендерных ролей и сексуальности чернокожими были навязаны по отношению к чернокожим рабам в США. Стереотипы же восприятия сексуальности чернокожих людей, в свою очередь, послужили оправданием для институализации рабства и господства белого населения. [Источник: Douglas, 1999; Wyatt, 1997.]

Этноцентрические реакции европейцев, впервые столкнувшихся с африканцами, подготовили почву для неверного восприятия сексуальности чернокожих в период рабства. Европейцы относились к африканским обычаям с отвращением и страхом, сравнивая сексуальные манеры поведения африканцев с поведением обезьян. Взгляд на чернокожих как на животноподобных гиперсексуальных «варваров» послужил для белых рабовладельцев логическим объяснением собственной тирании и бесчеловечной эксплуатации по отношению к чернокожим рабам.

Дихотомия мадонны/проститутки во взглядах на женскую сексуальность приняла совершенно гипертрофированные формы в отношении чернокожих рабынь. Олицетворением чернокожей женщины стал образ Джезебел — распутной и сексуально ненасытной соблазнительницы. В глазах рабовладельцев этот образ явился оправданием того положения, в которое они поставили чернокожих женщин. Рабыни были лишены достаточного количества одежды, чтобы прикрывать свое тело «пристойным образом». А трудовые повинности рабынь на плантациях и в особняках их владельцев часто требовали от них поднимать юбки выше колен, чего никогда бы не сделала «приличная» женщина. Рабы были лишены возможности распоряжаться своим собственным телом. На невольничьих рынках их раздевали догола, так чтобы покупатели могли рассмотреть их тело в подробностях, включая гениталии, как принято при покупке скота. Иррациональный довод, согласно которому ни одна уважающая себя женщина не позволит выставлять себя напоказ таким образом, использовался белыми в качестве свидетельства распутной натуры чернокожих женщин.

Рабовладельцы открыто обсуждали детородный потенциал своих рабынь. Они организовывали для рабынь «скрещивание», принуждая их к беспорядочным половым связям. И тем самым стереотип Джезебел укреплялся еще больше. Белые мужчины (включая солдат времен Гражданской войны, насиловавших рабынь во время мародерства в захваченных городах и на плантациях) были свободны от всякой ответственности и не чувствовали никакой вины в сексуальном насилии и эксплуатации чернокожих женщин. В связях с рабынями они находили выход для своей сексуальности на стороне от своих жен, скованных жесткими рамками морали.

Стереотип «няньки» играл для рабовладельцев роль противовеса образу Джезебел. Новый образ являл для них пример достигнутого ими успеха в приручении сексуальности чернокожих женщин. Нянька должна была быть преданной, покорной и асексуальной. Она готовила пищу, убирала дом и ухаживала за белыми детьми, а нередко даже кормила младенцев. Избавленные от этих хлопот благодаря трудам няньки, многие белые женщины могли поддерживать свой утонченный женственный образ.

Мужским дополнением образа Джезебел являлся стереотип гиперсексуального и потенциально жестокого «самца». Белые мужчины смотрели на такого чернокожего мужчину как на могучее животное. Они эксплуатировали его физическую силу в работе, а также его способности к размножению с помощью мифического, огромного по сравнению с белым, пениса. С одной стороны, белые рабовладельцы находились в экономической зависимости от физической силы и сексуальной производительности чернокожих мужчин, но в то же время они боялись в них этих самых качеств. Их собственные измышления об опасности соблазнения чернокожими рабами белых женщин и расистская логика служили оправданием для использования средств контроля чернокожего мужского населения. Для рабовладельцев это была защита от угрозы, порождаемой их собственными стереотипами. В период рабства чернокожих мужчин безнаказанно избивали, секли розгами, кастрировали и линчевали. После освобождения чернокожие рабы получили больше возможностей устраивать свою собственную жизнь, однако линчевание чернокожих мужчин и насилование женщин продолжалось. Сложившаяся ситуация помогала поддерживать социальный контроль над теми, кто осмеливался нарушать нормы господствующей белой морали (Douglas, 1999; Wyatt, 1997).

Возможно, культура Соединенных Штатов XIX века больше, чем любой другой исторический период, насыщена контрастами, связанными с сексуальностью. Взгляды на женскую сексуальность были поляризованы между образами Мадонны и проститутки, «няньки» и развратной блудницы Джезебел. Белые мужчины были вынуждены разрываться между стремлением соответствовать идеалам чистоты и преследованием откровенных сексуальных удовольствий, а над чернокожими довлел миф об их роковой гиперсексуальности.

На представительницах всех рас все еще стоит клеймо позора, сопровождающее открытое выражение ими своей сексуальности, но никогда не затрагивавшее мужчин. Так, слово «шлюха» до сих пор является унизительным обозначением поведения, вменяемого в вину только женщинам. Сексуальные же стереотипы восприятия чернокожих, внедренные в наше сознание со времен рабства, до некоторой степени уменьшились, но по своей природе остались теми же. В частности, в нашем сознании продолжает жить стереотип, согласно которому чернокожие обоего пола в высшей степени сексуальны и сексуально распущенны, вплоть до нарушения всех этических норм (Douglas, 1999; Wyatt, 1997). Такое наследие негативно сказывается как на мужчинах, так и на женщинах. В главе 3 мы продолжим рассмотрение влияния гендерных ролей на современных американских мужчин и женщин.

<Задайте себе вопрос. Какое влияние дихотомия «Мадонна/проститутка» оказывает на вашу сексуальность сегодня?>

Кросс-культурная перспектива: социальные нормы и сексуальное разнообразие

В чем выражается нормальное сексуальное поведение? У многих из нас есть собственные представления о норме и ее нарушениях в этой области. Однако значение конкретного действия (сексуального или иного рода) нередко может быть до конца понято только при рассмотрении культурного и исторического контекста, в котором оно совершено. Культурное разнообразие народов мира настолько велико, что даже представления о том, что является сексуально возбуждающим, в разных культурах существенно различаются. Так, например, женская грудь часто вызывает сексуальное возбуждение у западных мужчин, однако ее вид не вызывает никакого эротического интереса у мужчин Новой Гвинеи. Более того, смысл и значимость тех или иных проявлений сексуальной активности чрезвычайно различаются от одной культуры к другой. В некоторых обществах, таких как сообщество мангайя в Полинезии, сексу придается первостепенное значение. В других же, к которым, в частности, относится сообщество манус в Новой Гвинее, практически любые формы сексуального поведения считаются нежелательными и постыдными.

Свойственное различным культурам разнообразие сексуальных проявлений, однако, может завуалировать для нас фундаментальную общность, распространяющуюся на все без исключения формы социальной организации. Во всех обществах существуют правила, регулирующие сексуальное поведение. Очевидно, что конкретное содержание этих правил в разных культурах может быть различным. Однако ни в одном обществе не принято предоставлять сексуальности проявляться свободно, без ограничения какими-либо правилами. «Каждое общество формирует, структурирует и ограничивает развитие и выражение сексуальности для всех своих членов» (Beach, 1978, р. 116).

Сексуальное и культурное разнообразие в мире

Чтобы продемонстрировать широту сексуальных установок, форм поведения и типов отношений, встречающихся в различных уголках света, мы подробно рассмотрим три различных общества: Китай, мусульманский Ближний Восток и Швецию. При этом мы будем касаться тех аспектов сексуальности, которым в дальнейшем будут посвящены отдельные главы этой книги.

Китай

Хотя Китай имеет богатую историю эротической литературы и искусства, коммунистическое правительство целенаправленно пыталось искоренить «развращающие» западные формы сексуального поведения (Ruan, 1998). После победы коммунистической революции в 1949 году порнография была объявлена противозаконной, а правительственные войска закрывали публичные дома. Страна практически избавилась от болезней, передаваемых половым путем. Внебрачные половые отношения стали считаться буржуазным пороком, а секс более раза в неделю — непроизводительной растратой энергии (Wahrfritz, 1996).

{Во всех культурах практикуется брак в той или иной форме. На фотографиях свадебные церемонии в Камбодже и Мексике}

Изоляция Китая от западного мира проявляется и в том, что китайские ученые лишь в недавнем прошлом присоединились к исследованиям в сфере сексуальности. Первая китайская национальная сексологическая конференция была проведена в 1992 году. Недостаток книг и печатной информации участниками этой конференции, заинтересованными в развитии сексуального образования в Китае, рассматривался как основная проблема. Врачи утверждали, что отсутствие необходимых сексуальных знаний является основной причиной сексуальных расстройств, наиболее распространенных среди замужних женщин. Обсуждалось и то, что многие мужчины не знают, что у женщин есть клитор. Большинство замужних женщин считают появление потомства основной целью сексуальных отношений и после рождения детей перестают интересоваться сексом. Брачные сексуальные отношения рассматриваются большинством женщин как средство удовлетворения своих мужей, а не как нечто приятное для самих себя (Livingston, 1997).

В отличие от американских колледжей и университетов в китайских высших учебных заведениях отсутствует курс человеческой сексуальности; в школе также почти не дается сексуального образования. Лишь около 50% девушек подросткового возраста, проживающих в сельской местности, и около 35% — в городах имеют правильное представление о том, что такое менструация. Китайские подростки и юноши менее сексуально активны, чем американские. Лишь 23% студентов и 12% студенток китайских высших учебных заведений сообщают о том, что участвовали в половых актах, но только половина из них использовала при этом средства контроля рождаемости. В Северной Америке соответствующие цифры намного выше. Хотя 8% студентов китайских университетов и сообщают, что они гомосексуальны, гомосексуалисты в Китае ведут очень скрытный образ жизни (Livingston, 1997).

В то же время наблюдаются и перемены в сексуальных установках и поведении китайцев. Более сексуальным стало содержание фильмов, телепередач и рекламы. Процент разводов среди городского населения увеличился до 25% от числа браков (Papaas, 1998). Общий процент разводов возрос с менее 5% в 1981 году до 12% в 1996 году. Также стали более распространенными добрачные и внебрачные половые отношения (Cowley et al., 1996). Согласно результатам одного исследования, 68% студентов университетов считают, что секс до брака «морально допустим» (Pappas, 1998). Особую проблему представляет рост заболеваний, передаваемых половым путем, включая СПИД. Это связано с ощутимым недостатком врачей, имеющих подготовку в области лечения этих болезней (Chen et al., 2000a). Кроме того, сам диагноз СПИД считается крайне позорным в Китае (Liu & Meyer, 2000). В 1998 году, однако, китайские законодательные органы разработали законы, направленные на преодоление наметившихся негативных тенденций. Новое законодательство требует введения испытательного периода, предшествующего браку. Вступили в силу законы, преследующие супружескую неверность и запрещающие браки с лицами, больными СПИДом, а также другими заболеваниями, передаваемыми половым путем (Pappas, 1998).

<Вопрос для критического размышления. В чем могло бы выразиться благотворное влияние на вашу сексуальность, если бы вы жили в более строго регламентированных культурах, таких как Китай или Ближний Восток?>

Мусульманский Ближний Восток

Ислам является наиболее быстро растущей мировой религией, преобладающей в странах Ближнего Востока. Последователи этой религии называют себя мусульманами и придерживаются учения пророка Мухаммеда (662 год н. э.). Мухаммед считал, что секс должен приносить наслаждение в браке как мужчинам, так и женщинам, и призывал мужей «быть неспешными и продлевать удовольствие». Женщины считались сексуальными по самой своей природе. Зять Мухаммеда заявил: «Всемогущий Аллах разделил сексуальное желание на десять частей и отдал девять частей женщине и одну мужчине». Обычаи для женщин носить одежду, закрывающую их тело с головы до пят, а также ношение чадры, женское обрезание, раздельное воспитание обоих полов до брака считаются необходимыми в некоторых исламских сектах для того, чтобы сдерживать энергию женской сексуальности (Schmetzer, 1997). О женщине, укутанной в традиционный исламский наряд, говорится как о «жемчужине в своей раковине» (Jehl, 1998). Ношение чадры в ряде стран имеет статус закона (Power, 1998).

Широко распространены договорные браки, и появлению наследников мужского пола придается огромное значение. Одним из самых злобных проклятий является: «Пусть твое лоно усохнет». Секс вне брака, и в особенности супружеская измена, считается тяжким грехом. Совершивших его ожидает суровая кара. Традиция предписывает «почетное убийство» жен, обесчестивших своих мужей внебрачными сексуальными связями. К обычным наказаниям относятся побивание камнями до смерти или сожжение. В фундаменталистских режимах та же участь ожидает и гомосексуалистов. Исламские страны различаются по степени своего фундаментализма и «вестернизации» (Brooks, 1995). Так, в 2000 году иранские реформаторы, обещавшие своему народу более широкую свободу, одержали верх на выборах над фундаменталистами, находившимися у власти в парламенте с 1979 года (Joshi, 2000).

Швеция

На протяжении длительного времени в Швеции действовали общественные службы по поддержанию семейного законодательства и здравоохранения. Они последовательно и активно пропагандировали открытое отношение к сексуальности и равенство полов в семейной жизни. В 1930-х годах правительством было предложено создать службы планирования семьи. Сексуальное образование было введено как обязательный общеобразовательный предмет в 1954 году. В тот же период герои известного телефильма «Оставьте это бобрам» (Leave it to Beaver) супруги Джун и Уорд Кливер снимались в разных постелях. В целях предотвращения случаев нежелательной беременности правительство принимало ряд мер. Это была политика бесплатных контрацептивных услуг и сексуального образования в сочетании с легализацией абортов в 1974 году. С тех пор процент подростковой беременности продолжает снижаться. К 1960 году получило распространение совместное проживание партнеров, не состоящих в браке. К настоящему моменту около 20% пар, живущих вместе, не являются супругами. Шведское семейное законодательство поощряет равную ответственность мужчин и женщин в воспитании детей. Правительство финансирует организацию тренинговых групп для отцов, а также предоставляет равный (и значительный) по продолжительности декретный отпуск обоим родителям (Swedish Institute, 1997).

{19-летняя принцесса Мериам Аль Халифа из Бахрейна, приехавшая на слушание по делу о предоставлении ей политического убежища, идет, держась за руку, со своим мужем, служащим ВМС США Джейсоном Джонсоном}

Культурное разнообразие в США

Внутри самих Соединенных Штатов также наблюдается богатое культурное разнообразие. Здесь нашли свою родину представители многочисленных этнических и религиозных групп. Благодаря этому Америка характеризуется наличием широкого спектра сексуальных ценностей и форм поведения. На протяжении всей книги мы будем встречаться с примерами культурного разнообразия, существующего среди разных субкультур внутри американского общества. Так, американцы азиатского происхождения — в целом — реже вступают в добрачные сексуальные отношения, чем латиноамериканцы, афроамериканцы или выходцы из Европы (Cochram et al., 1991). В свою очередь, в латиноамериканской культуре — в целом — часто поощряются сексуальные похождения мужчин и в то же время придается большое значение целомудренности женщин до брака (Comas-Diaz & Greene, 1994). Другим проявлением социально обусловленных различий является отношение к орально-генитальному сексу. Этот Тип сексуального поведения наиболее распространен среди молодых белых людей с университетским образованием и в меньшей степени — среди афроамериканцев и лиц с относительно низким уровнем образования (Michael et al., 1994).

Еще раз следует подчеркнуть, что подобные различия имеют статус предельных обобщений, а не универсальных истин. Внутри отдельных групп также существует значительное разнообразие. Например, среди американцев азиатского происхождения значительный процент составляют потомки китайских рабочих, привезенных в США в XIX веке для постройки железных дорог. К числу выходцев из Азии принадлежат также беженцы, спасавшиеся от вьетнамской и корейской войн. В эту же группу сходят представители, приехавшие из Гонконга, Японии, Тихоокеанских островов и многих других азиатских стран для получения образования, ведения бизнеса и других целей. Латиноамериканское население США включает выходцев из 22 стран, а также из некоторых отдельных сообществ, считающих себя культурно независимыми (Larmer, 1999; Zamora-Hernandez & Patterson, 1996).

Более того, значительный процент американского населения составляют индивиды мультирасового происхождения, чьи предки принадлежали к двум или более расовым группам (Cose, 2000). По таким признакам, как расовая и этническая принадлежность, люди редко однозначно относятся к совершенно независимым категориям. «Люди всего мира в той или иной степени вовлечены во всеобщее смешение, в особенности в Соединенных Штатах… Невозможно, просто взглянув на человека, точно определить его расовое происхождение» (Wyatt 1997, p. xv).

Степень аккультурации, то есть замены традиционных представлений и форм поведения характерными для доминирующей культуры, также является фактором, порождающим разнообразие в пределах отдельных субкультур. Многие этнические группы, живущие в Северной Америке уже на протяжении нескольких поколений, в значительной степени ассимилировались (Barkley & Mosher, 1995). Некоторые из этих групп, к которым относятся выходцы с Гавайских островов, афроамериканцы и коренные американцы, сегодня переживают свое этническое возрождение. Они пытаются восстановить особенности своей культуры и передать их новому поколению (Williams & Ellison, 1996; Yum, 2000). Многие молодые американцы испанского происхождения вносят элементы латиноамериканской культуры в типично американский образ жизни. Новая волна «латины» в популярной музыке отражает бикультурный характер этой среды (Leland & Chambers, 1999).

{Рикки Мартин способствовал популяризации латиноамериканской музыки и ее слиянию с основным течением традиционной американской культуры}

Социоэкономический статус и уровень образования являются определяющими факторами по отношению к сексуальным установкам и формам поведения в пределах одной и той же этнической группы. Между малообеспеченными слоями населения и представителями среднего класса часто наблюдаются значительные различия. То же самое верно в отношении людей с различным уровнем образования. В частности, мастурбация в большей степени распространена среди более образованных слоев населения, чем среди менее образованных (Kinsey et al., 1948; Michael et al., 1994).

Сексуальные установки и формы поведения также значительно различаются в рамках отдельных религиозных групп. Так, известно, что папа Иоанн Павел Второй пропагандирует традиционное римско-католическое отношение к сексу, осуждающее любую сексуальную активность, потенциально не ведущую к продолжению рода. Тем не менее взгляды американских католиков по таким вопросам, как контрацепция, аборты и гомосексуальность, в значительной степени расходятся. Аналогично, взгляды ортодоксальных евреев гораздо более консервативны и традиционны, нежели взгляды евреев, принадлежащих к реформированной еврейской религии. Также и христианские протестанты фундаменталистского толка часто видят вещи иначе, чем христиане, не трактующие Священное Писание буквально (Ostling, 2000).

Сексуальность: личная или общественная сфера?

Рассмотренные нами в данной главе исторические, кросс-культурные, а также внутрикультурные подходы помогают осознать уникальность той ситуации, в которой мы сейчас живем. Мы можем сравнить себя с древними иудеями, ранними христианами, средневековыми европейцами или европейцами и американцами викторианской эпохи. Мы также можем сравнить наше сегодняшнее общество с другими незападными культурами, например с современным арабским миром. И в обоих случаях мы сможем сделать вывод о том, что обладаем значительно большей степенью свободы самоопределения в вопросах сексуальности. Сегодня мы делаем это на основе нашего личного выбора.

Шаг за шагом на протяжении XX века происходило осознание и принятие разнообразия проявлений человеческой сексуальности. Поэтому сегодня мы располагаем большей свободой в этой сфере и несем большую ответственность, чем когда-либо. Некоторые, вероятно, станут утверждать, что растущая терпимость к разнообразию в сфере сексуальности скорее создает проблемы, чем решает их. Тем не менее в целом авторы согласны с мыслью, что «сексуальному здоровью индивида или общества способствуют понимание, терпимость и сочувственное отношение к разнообразию нашей сексуальной природы и сексуальных проявлении, а также восприятие этих проявлений как неотъемлемой части нашего человеческого достояния» (Coleman, 2000, р. 4). Давайте рассмотрим некоторые исторические силы, а также научные, психологические и социальные достижения предшествующего столетия, сформировавшие ситуацию кануна XXI века. [Нашими основными источниками являлись работы Czuczka, 2000 и Glennon, 1999.]

Ретроспектива прошедшего столетия

Прогрессу XX века в области психологии положила начало первая книга из числа публикаций Зигмунда Фрейда (1856-1939) «Толкование сновидений» (1900). Работы Фрейда вывели наши представления о сексуальности за пределы взглядов викторианской эпохи. Особое значение имела вера Фрейда в то, что сексуальность органически свойственна женщинам в не меньшей степени, чем мужчинам. В книге Хэвлока Эллиса (1859-1939) «О жизни и сексе» (Havelock Ellis, On Life and Sex, 1920) подчеркивалось «женское право на любовь». В его же семитомном издании «Труды по психологии секса» (Studies in the Psychology of Sex) многочисленные сексуальные практики, включающие мастурбацию и гомосексуализм, ранее считавшиеся «извращениями», рассматривались как здоровые сексуальные проявления при условии, что они не наносят кому-либо вреда. Теодор ван Де Вельде (1873-1937) подчеркивал роль сексуального наслаждения в своих популярных руководствах для супружеских пар.

После Второй мировой войны книги Альфреда Кинси «Сексуальное поведение мужчин» (Alfred Kinsey, Sexual Behavior in the Human Male, 1948) и «Сексуальное поведение женщин» (Sexual Behavior in the Human Female, 1953) стали бестселлерами. Это произошло несмотря на негативное отношение к ним профессиональных врачей, духовенства, политиков и прессы (а возможно, и благодаря ему). Сенсационная статистика, касающаяся гомосексуальных отношений, мастурбации и нестандартного поведения в постели, способствовала дальнейшему принятию разнообразия сексуальных проявлений. Спустя почти 20 лет появились книги Мастерса и Джонсон «Сексуальное реагирование человека» (Masters and Johnson, Human Sexual Response, 1966) и «Сексуальные проблемы человека» (Human Sexual Inadequacy, 1970), подчеркивающие способность женщин к оргазму и пропагандирующие сексуальную терапию как законную сферу услуг.

Исторические события и технологический прогресс расширили горизонты сексуальных взглядов и возможностей. В результате участия США в Первой и Второй мировых войнах жизнь многих женщин перестала ограничиваться выполнением домашних обязанностей и включила в себя трудовую деятельность. Американские мужчины, в свою очередь, соприкоснулись с более открытой европейской сексуальностью. В период, когда солдаты только что вернулись с полей Первой мировой войны, Генри Форд наладил массовое производство автомобилей. Это позволило молодому поколению 1920-х годов пользоваться большей свободой и иметь больше возможностей для сексуальных экспериментов. С появлением кино романтика любовных отношений и сексуальная символика превратились в публичное зрелище.

{Книги, посвященные сексуальности и гомосексуальности, были в числе тех, которые нацистская молодежь сжигала перед и во время Второй мировой войны}

Период Великой депрессии 1930-х годов сопровождался возвращением более консервативных ценностей. Вследствие тяжелого экономического положения были приняты новые законы, утверждавшие права женщин на легальный доступ к информации и услугам, связанным с контрацепцией. Появление пенициллина в 1940-х годах способствовало преодолению страха перед такими возможными последствиями секса, как болезни, передаваемые половым путем.

В 1950-х годах в американские дома вошло телевидение, пропагандирующее социальный конформизм и предлагающее зрителям дешевые водевили, в которых супруги снимались в разных постелях. На тот же самый период приходится появление первого выпуска журнала «Плейбой», преподносившего секс как развлечение. В сумме эти нововведения представляли собой контраст, сопровождавший Америку на протяжении 1950-х годов. Традиционные представления о гендерных ролях были поставлены под удар. Тогда прозвучало сообщение Кристиана (Кристины) Йоргенесен — первого транссексуала, публично объявившего о своей сексуальной трансформации. К концу 1990-х годов уже многие трансгендерные индивиды и группы открыто говорили о расширении горизонтов восприятия гендерной идентичности (Coleman, 2000).

{Массовое производство автомобилей в 1920-х годах предоставило парам большую независимость и новые возможности для сексуальных экспериментов}

Начиная с 1960-х и на протяжении 1970-х годов феминизм и «сексуальная революция» расшатывали моральные нормы предыдущих десятилетий. На рынке появились таблетки, позволившие женщинам почувствовать себя в большей безопасности. Теперь многие женщины могли предаваться сексуальным удовольствиям при значительно меньшем, чем ранее, риске забеременеть (Offman, 2000). Появились многочисленные издания для женщин, такие как «Наше тело, наше я» (Our Bodies, Ourselves, Boston Women’s Health Collective, 1971) и «Ради самой себя: реализация женской сексуальности» (For Yourself: Fulfillment of Female Sexuality, Barbach, 1975). В этих книгах подчеркивалась роль сексуального самосознания женщин. В таких же изданиях, как «Радости секса» (The Joy of Sex, Comfort, 1972), первоочередное значение придавалось роли активного экспериментирования в сексуальном поведении. Верховный Суд США расширил возможности личного выбора в сфере сексуальности, объявив при рассмотрении дела Роу против Уэйда в 1973 году, что аборт является правом женщины, которое правительство не может запретить.

Благодаря крайне терпимой атмосфере 1960-1970-х годов начался процесс изменений, связанный с одним из самых нерушимых прежде табу, — гомосексуальностью. Гомосексуалисты и лесбиянки стали открыто заявлять о своей сексуальной ориентации и утверждать, что такая интимная сфера не должна оказывать влияние на их гражданские права и обязанности. В 1974 году Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуальность из списка диагнозов психических расстройств. Однако начало 80-х принесло с собой СПИД. «Чума гомиков» привлекла широкое внимание к жизни гомосексуалистов и способствовала проявлению как негативных, так и сочувственных настроений общественности по отношению к гомосексуальности. Участившиеся случаи насилия над гомосексуалистами явились выражением крайних взглядов определенной части населения по данному вопросу. Это, в свою очередь, вызвало ряд откликов. Так, даже Джерри Фолуэлл (Jerry Falwell), лидер крайне правой религиозной группировки, стал проявлять большую терпимость к гомосексуализму (Klein, 2000). Активное движение за легализацию гомосексуальных и лесбийских браков повлекло за собой принятие законов о «Святости брака», препятствующих приданию таким бракам законного статуса. И это также обратило внимание общественности на вопросы гомосексуализма.

{Кино- и телецензура требовала дистанции между постелями супругов как минимум в 30 сантиметров. Это, к примеру, видно в кадре из фильма 1947 года с участием Люси Болл. (На стуле между кроватями плакат: «Зона без объятий — ХОРОШО»)}

Осознание того факта, что риску заражения СПИДом подвержены самые широкие слои населения, пришло в 1990-х. Боязнь заразиться заставила многих людей быть более осторожными в своем сексуальном поведении. В конце концов появление более совершенных средств лечения позволило продлевать жизнь инфицированным вирусом СПИДа. Однако поиски вакцины и методов лечения этой болезни продолжаются до сих пор.

Между сексом и политикой в 90-х годах наблюдалось странное взаимодействие. Судебный процесс по делу Кларенс Томас и свидетельские показания Аниты Хилл о сексуальном преследовании ее со стороны кандидата в члены Верховного Суда привлекли внимание общественности к этой теме и изменили политику трудовых отношений по всей стране. Скандал вокруг Клинтона и Левински вызвал горячую полемику. Он также повлек за собой и спекулятивные дискуссии по поводу того, что входит в понятие «секс», какова должна быть реакция жены на супружескую неверность и могут ли такие слова, как «пенис» и «оральный секс», произноситься с экрана телевизора в вечерних новостях. Стремительный рост сети Интернет, содержащей самую разнообразную сексуальную информацию, а также дезинформацию, привел к обострению политической борьбы между сторонниками свободы слова и цензуры (Klein, 2000).

{Обложка журнала «Плейбой» выпуска 1954 года}

С тех пор как в 1978 году на свет появился первый «пробирочный» ребенок, в области репродукционных технологий был достигнут огромный прогресс. Теперь индивид или пара могут потратить невообразимые суммы, пробуя различные высокотехнологичные средства лечения от бесплодия. Наиболее трудным является сегодня вопрос не о том, какие технологии следует испробовать, а о том, в какой момент нужно просто остановиться.

Показательные изменения, имевшие место на протяжении прошедшего столетия, оставили нам в наследство множество неразрешенных вопросов. В результате в новом тысячелетии мы сталкиваемся с противоречиями, касающимися социально-политических, юридических и этических вопросов практически во всех областях жизни, затрагивающих тему человеческой сексуальности. В Верховном Суде США ежегодно рассматриваются дела, имеющие отношение к сексуальности. Законодательство и социальная политика могут как поддерживать, так и ограничивать права индивидов на невмешательство в их личные дела и свободу выбора (Smith, 2000/2001; Wildman, 2001). Вот лишь некоторые из полемических тем, связанных с сексуальностью, остающиеся в центре внимания в новом тысячелетии: могут ли однополые пары иметь право на законный брак? Следует ли запретить женщинам, пережившим менопаузу, использовать технологии искусственного оплодотворения и рожать детей? Могут ли считаться незаконными какие-либо формы интимного поведения, имеющие место между взрослыми людьми по их взаимному согласию? Следует ли каким-либо образом ограничить доступность абортов? Могут ли подростки пользоваться контрацептивными услугами без согласия своих родителей? Должна ли информация об инфицировании человека вирусом СПИДа являться общественным достоянием? Должна ли быть легализована проституция?

В этой книге мы рассмотрим эти, а также многие другие вопросы. Мы надеемся, что ваш опыт преодоления подобных проблем нового тысячелетия будет способствовать вашему интеллектуальному развитию и личностному росту.

Резюме главы

Подход авторов к рассмотрению данной темы

— Поскольку авторы придерживаются психосоциального подхода, в данной книге подчеркивается роль психологических факторов и социального обусловливания в формировании человеческой сексуальности.

— В книге критически рассматриваются последствия общераспространенных на протяжении всей западной истории взглядов по двум вопросам, связанным с сексуальностью. Это, во-первых, представление о том, что роль секса ограничивается целями продолжения рода, и, во-вторых, традиция жестко закрепленных гендерных ролей. Личная позиция авторов заставляет их негативно относиться к этому наследию западной культуры.

Культура СМИ

— Средства массовой информации в своем нынешнем виде существуют лишь в течение относительно короткого промежутка времени в сравнении с многовековым человеческим опытом. Однако влияние СМИ на наше общество, и в частности на нашу сексуальность, является значительным.

— Количество и степень откровенности сексуальных материалов в популярных информационных средствах продолжают расти.

— Одним из глобальных изменений в сфере сексуальности, происшедших в середине 90-х годов, явилось начало широкого обсуждения гомосексуальности в телеэфире.

— Интернет может оказывать на сексуальные установки, знания и формы поведения как положительное, так и вызывающее опасение влияние.

Представление о сексе как о средстве продолжения рода

— На Западе широко распространено представление, согласно которому секс должен служить лишь целям продолжения рода. Этот взгляд имеет глубокие исторические корни.

— Древние иудеи подчеркивали роль деторождения, а также высоко ценили сексуальность в браке.

— Такие христианские авторы, как Павел из Тарсы, Августин и Фома Аквинский, способствовали распространению представления о том, что секс является грехом и допустим только в браке в целях продолжения рода.

— В XVI столетии лидеры Реформации выступили против требования, согласно которому священнослужители должны были сохранять целибат, и признали, что сексуальные проявления являются важным аспектом брачных отношений.

— Другим религиозным традициям, таким как даосизм, индуизм и ислам, не было свойственно подчеркивание воспроизводящей функции секса, исключающее другие мотивы сексуального поведения.

— Технологический прогресс средств контрацепции в XX столетии позволил людям отделить сексуальность от функций продолжения рода в большей степени, чем когда-либо ранее.

Традиция гендерных ролей

— Согласно другому общераспространенному представлению, поведение женщин и мужчин должно соответствовать жестко закрепленным гендерным ролям. Этот взгляд также имеет глубокие корни в истории западной культуры.

— Различие гендерных ролей между мужчинами и женщинами впервые было закреплено в древнееврейской культуре. К наиболее важным обязанностям женщин относились заботы о доме и воспитание детей, в особенности сыновей.

— В новозаветных посланиях апостола Павла подчеркивалась подчиненная роль женщин.

— В Средние века получили развитие два противоположных образа женщины: образ чистой и неприступной женщины на пьедестале, воплощенный в культе Девы Марии и куртуазной любви, и образ злой искусительницы, представленный Евой, а также женщинами, преследуемыми как ведьмы.

— В викторианскую эпоху женщина рассматривалась как асексуальное существо, и жизни «порядочных» викторианских мужчин и женщин были в значительной степени изолированы друг от друга. Мужчины часто пользовались услугами проституток не только для сексуальных отношений, но и для проведения времени в их обществе.

Кросс-культурная перспектива: социальные нормы и сексуальное разнообразие

— Для того чтобы иметь возможность оценить роль социального обусловливания, мы должны рассмотреть сексуальные установки и формы поведения в других культурах.

— Коммунистическое правительство Китая пыталось изолировать свой народ от «развращающих» западных сексуальных представлений и практик. В учебных заведениях практически отсутствовало сексуальное образование, и недостаток сексуальных знаний являлся источником проблем для супружеских пар.

— В некоторых регионах мусульманского Востока ношение женщинами чадры, женское обрезание и изоляция полов до брака считаются необходимыми мерами для сдерживания женской сексуальности.

— Шведские службы по поддержанию семейного законодательства и здравоохранения пропагандируют открытое отношение к сексуальности вне брака в сочетании с мерами предотвращения нежелательной беременности. Они также поощряют равенство родительских обязанностей мужчин и женщин.

— Различия людей по степени аккультурации, религиозной ортодоксальности и социоэкономическому статусу являются источником сексуального разнообразия внутри этнических групп, проживающих в Соединенных Штатах.

Сексуальность: личная или общественная сфера?

— Научно-технические, психологические и социальные перемены, происходившие на протяжении XX столетия, наделили современных людей возможностью личного выбора в вопросах, касающихся сексуальности. Теория Фрейда, результаты научных исследований и феминизм изменили викторианские представления о женской асексуальности. Стремительное развитие средств массовой информации — радио, кино, телевидения и Интернета — породило огромный поток сексуальной информации, а также дезинформации. И то и другое, однако, подчеркивает разнообразие проявлений человеческой сексуальности.

Рекомендуемая литература

Allyn, David (2000). Make Love, Not War: The Sexual Revolution, an Unfettered History. Boston: Little, Brown & Company.

Исчерпывающе подробный экскурс в события, начавшиеся в 60-х годах и приведшие к сексуальной революции.

Barstow, Anne (1994). Witchcraze. San Francisco: Pandora.

Подробное и захватывающее повествование о наследии охоты на ведьм и насилии на почве половых различий.

D’Emilio, John; and Freedman, Estelle (1988). Intimate Matters. New York: Harper & Row.

Масштабное исследование истории сексуальности, а также эволюции значения и места сексуальности в культуре Соединенных Штатов.

Fox, Thomas (1995). Sexuality and Catholicism. New York: George Braziller.

Детальный анализ таких спорных тем, касающихся сексуальности и католицизма, как контрацепция, аборты, целибат и гомосексуальность.

Kilbourne, Jean (2000). Can’t Buy My Love: How Advertising Changes the Way We Think and Feel. New York: Simon & Shuster.

В книге рассматриваются сообщения, касающиеся секса, власти и близких отношений, передаваемые средствами рекламы.

Сетевые ресурсы

Human Sexuality Web

www.umkc.edu/sites/hsw/index.html

Сайт разработан, поддерживается и обновляется студентами старших курсов Университета Миссури-Каназ Сити. Этот сайт содержит информацию, касающуюся сексуального образования, сексуального здоровья и прочих аспектов человеческой сексуальности. На этом сайте вы также сможете получить консультации по интересующим вас вопросам на сексуальные темы.

SIECUS

www.siecus.org

Совет по сексуальной информации и образованию США (SIECUS, Sexuality Information and Education of the United States) является авторитетной некоммерческой организацией, специализирующейся по вопросам сексуальности и сексуального образования. На сайте этой организации можно найти самую свежую и достоверную информацию.

Ask NOAH About Sexuality

www.noah-health.org

Нью-Йоркская онлайновая служба здравоохранения (NOAH, New York Online Access to Health) предлагает на своем сайте подробную и точную информацию по вопросам сексуальности на английском и испанском языках.

Variations in Sex Laws

www.geocities.com/CapitolHill/2269/

Данный сайт содержит интересную коллекцию прямых ссылок на законы, имеющие отношение к сексуальности, принятые в Австралии, Канаде, в различных штатах США, а также в странах с традиционной исламской культурой.

ГЛАВА 2. СЕКСОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: МЕТОДЫ И ПРОБЛЕМЫ

Цели сексологии

Каковы основные цели сексологии? Правомерно ли использование полученных результатов сексологических исследований в целях контроля и регулирования поведения людей?

Неэкспериментальные методы исследования

Каковы преимущества и недостатки неэкспериментальных методов исследования сексуальности? Какие неэкспериментальные методы исследования обеспечивают наибольший объем данных в области человеческой сексуальности?

Экспериментальный метод

Каким образом исследователи изучают сексуальное поведение людей в ходе лабораторных экспериментов? Каковы преимущества и ограничения экспериментальных исследований в сфере человеческой сексуальности?

Технологии сексологических исследований

С помощью каких электронных приспособлений исследователи измеряют степень сексуального возбуждения? Могут ли компьютеры оказаться полезными при сборе деликатной информации?

Этические правила проведения сексологических исследований с людьми

С какими этическими проблемами сталкиваются исследователи сексуальности и как они их решают? Является ли этичным проведение сексологических исследований в киберпространстве?

Феминистская теория и сексологические исследования

Каковы ограничения традиционных сексологических исследований с точки зрения феминистской теории? Как, по мнению ученых-феминистов, можно преодолеть эти ограничения?

СМИ и сексологические исследования

Насколько предлагаемая СМИ информация о сексуальном поведении достоверна? Какие методологические проблемы ставят под сомнение ценность журнальных секс-опросов?

Оценка исследований: вопросы для анализа

Насколько можно доверять результатам сексологических исследований? Какими вопросами следует руководствоваться при оценке конкретных сексологических исследований?

Сексология в новом тысячелетии: взгляд в будущее

Какие изменения в области сексологии вероятны в XXI столетии? Станет ли сексология самостоятельной научной дисциплиной?

«Я всегда скептически относился к сексологическим исследованиям, описываемым в газетах, журналах и книгах. Как можно с достоверностью исследовать нечто столь глубоко интимное, как секс?» (Из авторских архивов)

«Некоторые социальные наблюдатели высказывают предположение, касающееся влияния фильмов и журналов со сценами сексуального насилия и других порнографических материалов на установки мужчин по отношению к женщинам. Считается, что такие мужчины чаще склонны совершать насилие или прочие оскорбительные действия по отношению к женщинам.

Многие люди уверены в том, что небольшое количество спиртного повышает удовольствие от секса. Эти люди говорят, что употребление небольшой дозы алкоголя способствует снятию психологических барьеров. Также они отмечают, что алкоголь способствует проявлению чувственности и дружелюбия с их стороны по отношению к рядом находящемуся человеку.

В начале XX столетия Зигмунд Фрейд утверждал, что женский оргазм в результате вагинального проникновения является более «зрелым», чем вызванный клиторальной стимуляцией. Сегодня широко распространено представление о том, что вагинальный оргазм лучше клиторального.»

Вам, вероятно, уже доводилось слышать каждое из этих трех утверждений. Вы даже, возможно, соглашаетесь с каким-либо из них, а быть может и со всеми. Однако представьте, что вас попросили доказать их истинность или ложность. Каким образом вы стали бы собирать свидетельства в пользу той или иной точки зрения, или, пользуясь словами автора помещенного выше высказывания, как бы вы стали исследовать секс?

Задачей сексологии — науки, изучающей сексуальность, является проверка подобных утверждений научными методами. Конечной целью является выяснение их истинности или ложности. Немаловажен также и поиск тех корреляций, если таковые имеются, которые выявляются в этих утверждениях. Эта задача оказывается нелегкой. Сексуальное поведение людей по самой своей природе является предметом интереса большинства из нас. Однако столь же глубоко заложены в нем и те сложности, с которыми мы сталкиваемся при его изучении. Ведь все это касается настолько интимной сферы нашей жизни, что многим людям неловко открыто обсуждать ее с другими. Люди часто испытывают смущение, а порой и испуг, когда их просят поделиться подробностями, касающимися их сексуальных установок или форм поведения. В особенности такое часто происходит по отношению к исследователю сексуальности, который для них абсолютно чужой человек (Turner, 1999). Кроме того, предметная область сексологии преисполнена мифами, преувеличениями, секретами и субъективными оценочными суждениями.

Сексология. Наука, изучающая сексуальность.

Несмотря на все эти проблемы исследователям сексуальности удается накапливать постоянно растущий объем знаний о человеческих сексуальных установках и формах поведения. Сюда относятся и знания, касающиеся тех трех предположений, которыми мы открыли данную главу. Действительно ли просмотр сцен сексуального насилия и порнографии ведет к таким агрессивным формам сексуального поведения, как изнасилование? Действительно ли алкоголь увеличивает сексуальное наслаждение? Каковы различия между вагинальным и клиторальным типами оргазма? Мы вернемся к рассмотрению этих и других вопросов при обсуждении методов, используемых в сексологических исследованиях. Мы выясним, на какие вопросы может ответить каждый из этих методов, а также какие недостатки присущи каждому из них. При этом мы также узнаем о том, как оценивать достоверность опубликованных результатов исследований.

Мы надеемся, что по мере прочтения этой главы вы начнете понимать, что мы знаем и чего не знаем, а также насколько возможно быть уверенными в достоверности полученной информации. Вероятно, вы также почувствуете, какие направления дальнейших исследований являются наиболее перспективными в отношении роста наших научных знаний о сексуальном поведении. Возможно, в будущем вам удастся внести свой собственный вклад в наше понимание этой важнейшей сферы человеческого опыта. Мы призываем вас приложить к этому свои усилия.

Цели сексологии

Исследователи человеческой сексуальности разделяют ряд общих целей с учеными других научных дисциплин. К этим целям относятся понимание, предсказание и контроль, или воздействие на события, относящиеся к предметной области соответствующих наук.

Осознать характер первых двух целей — понимания и предсказания поведения — достаточно просто. Так, например, фармаколог может знать о характере воздействия медикаментов, изменяющих уровень кровяного давления, на сексуальное функционирование. В результате он окажется в состоянии предсказать, какая доза лекарства не будет иметь отрицательных последствий для сексуального функционирования его пациентов. Аналогичным образом, психолог, знающий о влиянии определенных паттернов поведения на характер отношений между партнерами, может предсказать, будет ли брак той или иной пары счастливым.

Третья цель — использование полученных научными методами знаний для контроля поведения — является более сложной для понимания.

Нам вполне понятна позиция многих людей, сомневающихся в законности использования научных знаний в целях контроля человеческого поведения. Некоторая доля скептицизма в этом вопросе, по-видимому, вполне уместна. Было бы неверно полагать, что все знание, полученное в результате научных исследований, может непосредственно использоваться для контроля поведения. Тем не менее сексологи в той или иной степени все же могут влиять на достаточно широкий круг феноменов. Например, немаловажным оказалось понимание механизмов принятия подростками решений относительно использования средств контрацепции. Это привело к разработке школьных образовательных программ по курсу сексуальности, многие из которых связаны со службами планирования семьи. Введение этих новых программ приводит к позитивным изменениям в поведении подростков. Так, все больше сексуально активных подростков начинают использовать средства контрацепции. Немаловажны и знания о психологических причинах определенных сексуальных проблем, например таких как преждевременная эякуляция или недостаток вагинальной смазки. Эти знания в итоге позволили специалистам разработать различные терапевтические методы, направленные на контроль подобных негативных симптомов. Об этом мы узнаем подробнее из главы «Сексуальная терапия и совершенствование сексуальных отношений».

Большинство из нас, вероятно, одобрит возможность контроля или воздействия на события по отношению к только что описанным примерам. Однако, как и другие ученые, сексологи вынуждены сталкиваться и с иными ситуациями. И тогда такая цель, как контроль поведения, начинает вызывать серьезные вопросы. Следует ли, например, специалисту по технологиям оплодотворения использовать свои знания, чтобы помочь супругам зачать ребенка желательного для них пола? Необходимо ли секс-терапевту подвергать осужденных за сексуальные правонарушения воздействию отрицательных стимулов (таких, как отталкивающие запахи) для контроля их аномальных сексуальных влечений? Безусловно, цели контролирования человеческого поведения или воздействия на него требуют тщательной этической оценки.

По сравнению со многими другими научными дисциплинами сексология переживает период младенчества. Ведь она зародилась лишь в XX столетии. Новаторские изыскания Альфреда Кинси, автора первого общенационального широкомасштабного опроса, касающегося сексуального поведения американцев, были проведены лишь в конце 40-х — начале 50-х годов. Многие поставленные им вопросы до сих пор остаются без ответа. Однако к настоящему моменту учеными накоплен значительный объем знаний. Эти знания содержат и информацию, полученную при исследовании различных культур (см. вставку «Сексуальные исследования в других странах»). Оставшаяся часть данной главы будет посвящена рассмотрению некоторых методов исследования, используемых при изучении человеческой сексуальности.

Сексуальность и разнообразие. Сексуальные исследования в других странах

Большая часть доступных нам данных о человеческих сексуальных установках и формах поведения поступает из исследований, проводимых на территории Северной Америки. Однако сексуальные проявления, характерные для других обществ, привлекли интерес небольшого числа этнографов (антропологов, специализирующихся в изучении культур различных сообществ). Их исследования дают нам возможность увидеть хоть и фрагментарную, но интригующую картину сексуальных нравов и форм поведения, практикующихся в других культурах. На протяжении всей книги мы будем рассматривать примеры разнообразия сексуальных проявлений, встречающихся в различных уголках земного шара. Читая о сексуальной жизни людей, населяющих равнины Танзании, джунгли Новой Гвинеи или острова Полинезии, мы сможем расширить наши представления о культурном разнообразии человеческих сексуальных проявлений. Но не только. Одновременно мы имеем возможность углубить собственное понимание сексуальных стандартов и ценностей, присущих нашему с вами обществу.

Хотя при обсуждении различных тем мы будем обращаться к многочисленным исследованиям, некоторые источники все же заслуживают особого упоминания. Одним из них является фундаментальный труд антрополога Клеллана Форда и психолога Фрэнка Бича, которые осуществили обзор феномена человеческой сексуальности в 190 сообществах земного шара. Несмотря на то что их классическая работа «Паттерны сексуального поведения» (Clelland Ford & Frank Beach, Patterns of Sexual Behavior, 1951) была опубликована более полувека назад, она продолжает оставаться одним из лучших источников, рассматривающих культурные вариации человеческих сексуальных проявлений. Более поздним источником является замечательная хрестоматия «Культура и человеческая сексуальность» под редакцией Дэвида Саггса и Эндрю Мирэкла (Culture and Human Sexuality, ed. by David Suggs & Andrew Miracle, 1993). Этот сборник содержит статьи, посвященные сексуальным проявлениям в ряде различных сообществ мира.

Этнографы, таким образом, сыграли основную роль в кросскультурных исследованиях сексуальности. Однако в последние годы представители других научных дисциплин (психологи, социологи, медики и т. д.) начали играть даже более активную роль в сборе сексологических данных в отношении других стран. Так, у Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) (World Health Organization, WHO) появилась актуальная потребность выяснить, какими способами распространяется вирус СПИДа. Для этого в конце 80-х годов во многих странах начали проводиться широкомасштабные исследования сексуального поведения. В 15 странах Африки, Европы и Америки распространялись вопросники, разработанные с учетом различий языка и культуры. В ходе проведенного ВОЗ исследования была собрана значительная информация о формах сексуального поведения, использовании презервативов и других средств контроля рождаемости, количестве партнеров, уровне знаний о СПИДе, распространенности болезней, передаваемых половым путем, а также о влиянии религиозных и культурных норм на сексуальность (Clelland & Ferry, 1997).

Исследование под эгидой ВОЗ — это единственное в своем роде крупное международное исследование по изучению человеческого сексуального поведения и установок. Оно продолжается и в новом тысячелетии.

Мировой кризис, порожденный эпидемией СПИДа, послужил стимулом для двух широкомасштабных опросных исследований, проведенных во Франции и Англии. Во французском исследовании 1991-1992 годов потенциальные участники опроса были извещены по почте о том, что французское министерство здравоохранения избрало их в качестве членов общенациональной репрезентативной выборки. Поразительно высокий процент участия, составивший 76,5%, обеспечил выборку из 20 055 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 69 лет. С ними было проведено интервью по телефону.

К числу особенно актуальной информации на фоне разразившегося кризиса СПИДа относились данные о том, что многие молодые участники опроса не пользуются презервативами из-за их высокой стоимости во Франции. Более того, выяснилось, что 13% мужчин и 6% женщин имели по несколько сексуальных партнеров за предшествующий год. Таким образом, они относились к группе повышенного риска заражения вирусом СПИДа. С другой стороны, было обнаружено, что процент внебрачных сексуальных связей снижается. И это позитивная информация с точки зрения предотвращения распространения СПИДа (ACSF Investigators, 1992). Аналогичное общенациональное исследование организовали британские ученые. Они провели опрос 18 876 мужчин и женщин в возрасте от 16 до 59 лет, живущих в Англии, Шотландии и Уэльсе. Результаты этого опроса показали, что 14% мужчин и 7% женщин имели по несколько сексуальных партнеров в течение предыдущих 12 месяцев. Эти цифры аналогичны полученным в ходе французского исследования (Johnson et al., 1992).

Одним из наиболее интригующих примеров сексуальных исследований в других странах явилась публикация общенационального опроса с участием 23 000 китайцев, проведенного социологом Лиу Далин (Liu Dalin). Среди прочих данных в ходе этого исследования было обнаружено, что около 50% молодых участников опроса имели добрачные половые связи и почти 70% участников одобрительно отзывались о внебрачном сексе. Также большинство китайских пар почти не используют прелюдии, предшествующие началу полового акта, а женщины чаще, чем мужчины, становятся инициаторами бракоразводных процессов (Southerland, 1990).

Исследования в Японии позволяют нам получить представление о поведении и нормах морали в другом азиатском обществе. На протяжении последних трех десятилетий в этой стране было проведено несколько опросов. Опросы показали, что молодые японцы становятся сексуально активными во все более раннем возрасте. Эти поведенческие изменения, вероятно, являются следствием либерализации сексуальных установок и моральных норм в японском обществе. И эта тенденция нашла свое отражение в результатах нескольких японских опросов (Kitazawa, 1994).

Научно обоснованной целью сексуальных исследований является понимание как общности, так и проявлений разнообразия в человеческом сексуальном поведении. Можно ли найти лучший способ достижения этой цели, чем поиск поведенческих паттернов, распространенных независимо от культурных границ?

Неэкспериментальные методы исследования

Мы начали данную главу с перечисления трех распространенных представлений, касающихся человеческого сексуального поведения. Во-первых, это представление о том, что просмотр сцен насилия и порнографии ведет к росту терпимости в отношении сексуального насилия и готовности совершить такой сексуально-агрессивный акт, как изнасилование. Во-вторых, убеждение в том, что алкоголь усиливает сексуальные реакции. И в-третьих, вера в то, что вагинальный оргазм превосходит клиторальный. Как исследователи могут проверить истинность подобных гипотез? В данном разделе мы рассмотрим три неэкспериментальных метода: исследование конкретных случаев, опрос и непосредственное наблюдение. Далее в этой главе мы также обсудим четвертый метод — экспериментальное исследование. В табл. 2.1 собрана информация о четырех основных методах исследования сексуального поведения. Как мы увидим далее, не каждый метод исследования применим к изучению любого типа вопросов, стоящих перед исследователями.

Таблица 2.1. Методы исследований

Метод

Краткое описание

Преимущества

Недостатки

Исследование конкретных случаев

Используется для изучения отдельных испытуемых либо небольших групп испытуемых, каждый из которых изучается независимо на глубинном уровне.

Гибкость процедур сбора данных.
Исследование поведения, чувств и мыслей испытуемых на глубинном уровне.
Ограниченные возможности обобщения полученных результатов.
Точность информации ограничена погрешностями человеческой памяти.
Не подходит для многих типов исследуемых тем.
Опросы

Сбор информации, касающейся сексуальных установок и форм поведения у относительно больших групп людей с помощью вопросников или интервью.

Относительно дешевый и быстрый метод сбора больших объемов данных.
Позволяет собирать информацию у большего числа людей, чем это возможно в лабораторных условиях или при исследовании конкретных случаев
Отказы от участия в опросе.
Демографические искажения.
Недостоверность информации.
Непосредственное наблюдение

Исследователи наблюдают и регистрируют реакции участников исследований.

Практически устраняет возможность фальсификации данных.
Записи поведения могут храниться в течение неограниченного времени на видеокассетах или кинопленке.
На поведение испытуемых может оказывать влияние присутствие наблюдателя(ей), или же искусственный характер обстановки, в которой производятся наблюдения.

Экспериментальный метод

Участникам эксперимента предъявляются определенные события (стимулы) в контролируемых условиях, позволяющих производить надежные измерения реакций испытуемых.

Обеспечивает контролируемую обстановку для манипулирования значимыми переменными.
Метод применим для установления причинно-следственных отношений между переменными.
Искусственность лабораторных условий может оказывать негативное влияние или вносить искажения в реакции испытуемых.

Исследование конкретных случаев

Метод исследования конкретных случаев (Case Study) используется для изучения либо отдельного испытуемого, либо небольшого числа испытуемых. Каждый из участников эксперимента изучается индивидуально и на глубинном уровне независимо от других. Сбор данных осуществляется различными способами, включая непосредственное наблюдение, анкетирование, тестирование и даже экспериментальные методы.

Исследование конкретных случаев. Метод изучения отдельных индивидов или небольших групп людей, когда каждый испытуемый изучается индивидуально и на глубинном уровне.

Участниками подобных исследований часто становятся лица, ведущие себя нетипичным образом либо страдающие физическими или эмоциональными расстройствами. Так, источником значительной части известной нам информации по проблемам сексуального реагирования являются исследования конкретных случаев людей, обращающихся с целью лечения. В частности, это могут быть проблемы расстройств эрекции у мужчин и отсутствие оргазма у женщин. Кроме того, большая часть информации о сексуальных правонарушителях, транссексуалах и жертвах инцеста также становится известной в результате исследования конкретных случаев.

Неудивительно, что ряд исследований конкретных случаев посвящен вопросу взаимосвязи между сексуальным насилием в средствах массовой информации и изнасилованиями. Во многих из этих исследований насильники сообщали, что они регулярно просматривали фильмы, журналы и книги, содержащие сцены сексуального насилия (Marshall, 1988). Так, при обыске Кеннета Бианчи, скандально известного в Лос-Анджелесе «хиллсайдского душителя», изнасиловавшего и убившего нескольких женщин, была обнаружена «коллекция журналов и фильмов, изобилующих насильственными порнографическими сценами…» (Norris, 1988, р. 197).

Остается неясным, однако, является ли агрессивное отношение к женщинам и акты сексуального насилия над ними прямым результатом воздействия сексуально-агрессивных средств массовой информации. Очевидно, что насильники более склонны потреблять порнографическую продукцию, чем лица, не совершающие актов насилия. Но этот факт еще не означает наличия причинно-следственной связи между этими явлениями. Возможны и другие правдоподобные объяснения. В частности, в той среде, в которой были воспитаны агрессивные по отношению к женщинам мужчины, порнографическая продукция с элементами насилия могла быть легко доступной. Таким образом, метод исследования конкретных случаев позволяет доказать влияние просмотра агрессивных СМИ на совершение изнасилований. Однако при помощи данного метода мы все же не можем определить истинную природу этой связи.

<Вопрос для критического размышления. Можно ли в результате исследования конкретных случаев установить факт наличия причинно-следственных отношений? Если да, то как, если нет, то почему?>

Метод исследования конкретных случаев также был использован для проверки распространенного утверждения о том, что алкоголь повышает сексуальную восприимчивость и удовольствие от секса. На самом же деле данные, полученные в ряде исследований на эту тему, говорят как раз об обратном. По крайней мере это действительно по отношению к хроническим алкоголикам. Изучение конкретных примеров свидетельствует о понижении сексуальной возбудимости и о снижении сексуального интереса в результате употребления алкоголя. Хотя, возможно, данный эффект вызван ухудшением общего физического состояния, которым сопровождается длительное и активное употребление алкоголя.

Использование метода исследования конкретных случаев имеет ряд преимуществ. Одним из главных преимуществ является гибкость в применении различных процедур сбора данных. Хотя данный метод предоставляет мало возможностей для контроля со стороны исследователя, он имеет открытый характер. Эта особенность метода часто дает возможность изучить на глубоком уровне отдельные формы специфического типа поведения. Возможность получения в высшей степени личной, субъективной информации о том, что индивиды думают и чувствуют по поводу своих поступков, представляет собой важный шаг вперед по сравнению с методами простой регистрации поведения. Принося в жертву некоторые преимущества контроля, исследователь приобретает возможность глубокого проникновения в специфические формы поведения, мысли и чувства испытуемых. А это придает совершенно новые измерения получаемой информации.

И все же метод исследования конкретных случаев имеет и свои ограничения. Этот метод, как правило, сосредоточен на изучении отдельных индивидов или небольших выборок людей, главным образом характеризующихся наличием нетипичных форм поведения. В итоге результаты, полученные с помощью данного метода, с трудом поддаются обобщению в отношении более широких популяций. Второе ограничение этого метода состоит в том, что личная история исследуемых лиц, в особенности относящаяся к периоду их детства и юности, обычно не сразу становится предметом исследования. Это происходит, как правило, лишь в зрелом возрасте, когда индивид начинает вдруг проявлять какие-либо необычные формы поведения. Человеческая память несовершенна. Может ли исследователь восстановить точную картину ранних этапов жизни человека на основании сообщаемой им самим информации? Даже если исследователь опросит членов его семьи и друзей, не может быть никакой гарантии достоверности. Люди часто ошибаются, пытаясь восстановить в памяти события далекого прошлого. Кроме того, воспоминания могут быть подвергнуты намеренному искажению или вытеснению имевших место фактов.

Третье ограничение метода исследования конкретных случаев заключается в том, что данный метод неприменим ко многим направлениям исследований. Например, исследование конкретных случаев, вероятно, является не лучшим методом для проверки третьего утверждения, упомянутого в начале данной главы. Согласно ему вагинальный оргазм превосходит по качеству клиторальный. Но на личные отчеты испытуемых могут оказывать влияние такие факторы, как их эмоции, ценности и причуды памяти. Поэтому надежность данного метода также может быть подвергнута сомнению. Как мы вскоре убедимся, для данного типа исследовательских задач больше подходит метод непосредственного наблюдения.

Все эти предостережения, касающиеся метода исследования конкретных случаев, касаются и случаев «Из авторских архивов». Тем не менее мы считаем, что каждый из таких случаев дает нам адекватное отражение личных переживаний, мыслей и чувств людей. Мы включили их в книгу не для того, чтобы делать какие-то окончательные выводы. Мы просто хотели, чтобы вы могли сформировать на их основании свой собственный взгляд на изучаемые вопросы.

Метод опроса

Большая часть информации в области человеческой сексуальности была получена с помощью второго основного исследовательского метода — опроса. В ходе этого метода людей спрашивают об их сексуальных переживаниях и установках. Использование метода опроса позволяет исследователям собрать данные у большого числа людей. Как правило, большего, чем может быть изучено в клинических или лабораторных условиях. Опросы могут проводиться устно, в ходе личного или телефонного интервью или с помощью заполняемых письменно вопросников. В последнее время для сбора информации, касающейся сексуального поведения и других деликатных тем, все чаще используются компьютерные интервью. Далее мы рассмотрим эти технологии как вспомогательные средства сексуальных исследований.

Опрос. Метод исследования, при котором выборке индивидов задаются вопросы, касающиеся их поведения и/или установок.

Хотя методы проведения письменных и устных опросов несколько различаются, их задачи одинаковы. В каждом случае исследуется относительно небольшая группа, называемая опросной выборкой. Цель исследования — высказать предположения или сделать окончательные выводы, обобщив результаты и распространив их на гораздо более широкую группу людей, обладающих определенными характеристиками. Такая группа называется целевой популяцией. В качестве примеров целевых популяций можно назвать состоящих в браке взрослых людей или подростков — учащихся старших классов.

Формирование выборки

Вопросы, задаваемые сексологами, часто касаются популяций, которые слишком велики для того, чтобы опросить всех их членов. Например, вы захотели собрать информацию о сексуальных практиках пожилых американских супружеских пар. Тогда ваша популяция будет включать все супружеские пары, живущие в США, возраст членов которых превышает определенную цифру, скажем, 65. Очевидно, что невозможно будет опросить каждого представителя данной группы. Исследователи сексуальности решают эту проблему путем сбора информации у относительно небольшой выборки из данной целевой популяции. Степень уверенности, с которой мы можем делать выводы относительно более широкой популяции, зависит от техник, используемых при формировании выборки.

Как правило, исследователи пытаются отобрать репрезентативную выборку (иногда называемую также вероятностной выборкой). То есть это такая выборка, в которой различные подгруппы представлены пропорционально их процентному соотношению в целевой популяции. Целевые популяции могут быть разделены на более мелкие подгруппы по таким критериям, как возраст, экономический статус, географическое местоположение, религиозная принадлежность и т. д. Выборка является репрезентативной в том случае, если каждый индивид, относящийся к более широкой целевой популяции, имеет шансы быть включенным в выборку.

Репрезентативная выборка. Tun ограниченной исследовательской выборки, адекватно представляющей интересующую исследователей целевую популяцию.

Какие процедуры вы бы использовали для составления репрезентативной выборки, с которой можно провести опрос по сексуальным практикам пожилых американских супружеских пар? Для начала следует получить статистику Бюро по переписи населения США (U.S. Census Bureau) о числе супружеских пар, проживающих в основных географических регионах США (юг, восток и т. д.), возраст каждого члена которых равен или превышает 65 лет. Затем вы должны выбрать подгруппы, которые войдут в вашу выборку, в соответствии с их фактическим процентным распределением в более широкой популяции. Так, если 25% пожилых супружеских пар проживают на востоке США, 25% процентов вашей выборки должно быть взято из этой группы. Аналогично, если 15% пожилых супружеских пар, проживающих на востоке США, принадлежат к высшему социоэкономическому классу, 15% опрашиваемых, выбранных вами из числа жителей востока США, должно относиться к данной группе.

{Большая часть информации, касающейся человеческого сексуального поведения, была получена в ходе опросов с использованием письменных вопросников или интервью}

Сначала вы на систематической основе составляете списки потенциальных опрашиваемых и лишь затем отбираете из этих списков фактически опрашиваемых лиц. Вам также следует удостовериться в том, что все члены каждой подгруппы имеют равные шансы быть включенными в выборку. Для этого вы можете, пользуясь таблицей случайных чисел, составить из ваших списков произвольную выборку. При корректной процедуре отбора и достаточном объеме окончательной выборки можно быть вполне уверенным, что полученные данные применимы ко всем американским супружеским парам, возраст каждого члена которых равняется или превышает 65 лет.

Другой тип выборки, произвольная выборка, формируется из более широкой популяции путем произвольного распределения. Произвольная выборка может как совпадать, так и не совпадать с репрезентативной выборкой. Допустим, что вы специалист в области социальных наук, работающий на факультете крупного городского университета. Студенческий, аспирантский и преподавательский состав этого университета придерживается свободных социально-политических взглядов. Вы хотите провести опрос с целью получения более свежей информации, касающейся так называемой «качки» («swinging») (договорной формы внебрачных сексуальных отношений, практикуемой супружескими парами). Удобно было бы выбрать в качестве опрашиваемых супружеские пары, которые учатся или работают в вашем университете. Вы получаете список всех состоящих в браке студентов и преподавателей вашего университета (насчитывающий несколько тысяч человек) и произвольно формируете выборку из этой группы.

Произвольная выборка. Произвольным образом отобранная часть популяции.

Вы разработали весьма совершенный анонимно заполняемый вопросник, содержащий ясные краткие вопросы. Также вы заручились готовностью подавляющего большинства членов вашей выборки участвовать в опросе. Можете ли вы теперь быть уверены, что полученные результаты будут отражать общее отношение супружеских пар к «качке», если не на территории всей Америки, то по крайней мере хотя бы в вашем географическом регионе? К сожалению, вы не можете быть уверены в этом. Причина в том, что ваша выборка не обязательно является репрезентативной по отношению к более широкой популяции американских супружеских пар. Ваша университетская популяция характеризуется наличием свободных социально-политических взглядов. А это, скорее всего, делает такую аудиторию нетипичной по сравнению с более широкой популяцией американских супружеских пар. (Фактически, проведенные опросные исследования свидетельствуют о том, что большинство «качающихся» составляют белые представители среднего и высшего класса с относительно консервативными или умеренными социально-политическими взглядами (Gilmartin, 1977; Karlen, 1988).) Конечно же, произвольная выборка часто оказывается вполне приемлемым средством отбора. Однако изучаемая вами выборка не будет действительно репрезентативной, если в ней не представлены все значимые подгруппы целевой популяции.

<Вопрос для критического размышления. Какие процедуры вы бы использовали для формирования репрезентативной выборки студентов американских колледжей в возрасте от 18 до 22 лет с целью оценки влияния потребления алкоголя на сексуальное функционирование?>

Учитывая сказанное выше, можно прийти к ряду выводов. Репрезентативные выборки позволяют делать более адекватные обобщения, распространяющиеся на всю целевую популяцию, чем произвольные выборки. Однако произвольные выборки часто оказываются достаточно адекватными, а потому широко используются в исследованиях.

Вопросники и интервью

После формирования выборки члены ее могут быть опрошены либо с помощью письменного вопросника, либо в ходе интервью. Во время обеих процедур участникам задается определенный набор вопросов. Количество вопросов может варьировать от нескольких до сотен и даже тысяч. При этом могут задаваться вопросы с альтернативными вариантами ответов, вопросы типа истинно-ложно или дискуссионные вопросы. Опрашиваемые могут отвечать в домашнем уединении или в присутствии исследователя.

Каждый из методов опроса имеет свои преимущества и недостатки. Использовать вопросники, как правило, быстрее и легче, чем проводить интервью. Кроме того, заполнение письменной формы предполагает большую анонимность, чем очная беседа с интервьюером. Поэтому участники письменного опроса чаще склонны отвечать на вопросы честно, с минимальными искажениями. Сексуальное поведение относится к глубоко интимной сфере. Таким образом, при проведении очного интервью опрашиваемые могут поддаться искушению описывать свои сексуальные установки и формы поведения в более благоприятном свете. Наконец, поскольку большинство типов письменных вопросников поддается объективной оценке, данные, полученные с их помощью, менее подвержены искажениям со стороны самих исследователей, чем результаты интервью.

С другой стороны, интервью по сравнению с вопросниками обладает рядом преимуществ. Во-первых, формат интервью более гибок. Интервьюер, к примеру, может прояснить не вполне понятные отвечающим вопросы. Кроме того, у проводящего опрос есть возможность изменить порядок вопросов в соответствии с особенностями того или иного респондента. И наконец, высококвалифицированный интервьюер может установить тесный контакт с опрашиваемым лицом. Возникающее в результате чувство доверия способно побудить респондента давать более откровенные и информативные ответы по сравнению с письменно заполняемыми вопросниками. Некоторые исследователи сексуальности обнаружили, что наиболее эффективным методом опроса является сочетание очных интервью с письменными вопросниками. Первые помогают установить тесный контакт и доверительные отношения с опрашиваемым лицом. Вторые помогают получить наиболее деликатную информацию (Laumann et al., 1994; Siegel et al., 1994).

<Задайте себе вопрос. Предположим, вы являетесь опрашиваемым лицом в исследовании сексуального поведения и установок. Предпочли бы вы отвечать на вопросы, предлагаемые в анонимном вопроснике, или в ходе очного интервью? Почему? Считаете ли вы, что метод проведения опроса может повлиять на то, насколько вы будете склонны фальсифицировать ответы? Если да, то почему?>

Проблемы метода опроса: неответы, демографические искажения и недостоверность ответов

Исследователи сексуальности обнаружили, что независимо от избранной стратегии опроса часто бывает очень трудно обеспечить репрезентативную выборку. Многие люди просто не хотят участвовать в исследованиях такого рода. Вернемся к приведенному выше примеру. Допустим, что вы использовали адекватные процедуры формирования выборки из числа пожилых супружеских пар. Но какой процент вашей репрезентативной выборки действительно захочет отвечать на ваши вопросы? Неответы — отказ от участия в исследовании, составляет типичную проблему в исследованиях сексуальности методом опроса (Turner, 1999).

Неответ. Отказ от участия в опросе.

Никому еще не удавалось провести крупное сексологическое исследование со стопроцентным участием всех отобранных респондентов. Фактически, результаты некоторых исследований получены на основании ответов лишь незначительной части первоначальной выборки. Этот факт подводит нас к серьезному вопросу. Существуют ли какие-либо различия между теми, кто соглашается принять участие в исследованиях на тему сексуальности, и теми, кто отказывается?

Возможно, те индивиды, которые соглашаются участвовать в исследованиях сексуальности, действительно составляют репрезентативный срез соответствующей популяции. Однако мы не располагаем ни теоретическими, ни статистическими основаниями для подобного вывода. Более того, велика вероятность, что верным является обратное. Не исключено, что люди, выражающие готовность участвовать в таких исследованиях, имеют ряд особенностей по отношению к отказавшимся. Они либо больше других желают поделиться своим интимным опытом, либо испробовали широкой спектр форм сексуальной активности, либо в наибольшей степени удовлетворены своей сексуальной жизнью. (Возможно и то, что наиболее искушенные в этой сфере люди как раз менее всего склонны делиться своим опытом, поскольку они относят собственное поведение к нетипичным или крайним проявлениям сексуальности.) Преобладание искушенных либо неопытных, а также отличающихся свободными либо консервативными взглядами индивидов может внести искажения в любую выборку.

Результаты исследований показывают, что самовыбор, или «искажение добровольности», является значимым фактором, который должны принимать во внимание все исследователи (Plaud et al., 1999; Wiederman, 1999). Ряд исследований убедительно свидетельствует о том, что добровольные участники сексологических опросов являются более сексуально опытными. Они также придерживаются более позитивного отношения к сексуальности и сексуальным исследованиям, чем лица, не желающие участвовать в опросе (Plaud et al., 1999; Triverdi & Sabini, 1998; Wiederman et al., 1999). Кроме того, исследования показывают, что женщины реже мужчин соглашаются участвовать в исследованиях сексуальности (Plaud et al., 1999; Wiederman et al., 1994). Это позволяет предположить, что женские выборки, участвующие в сексологических исследованиях, представляют более специфическую категорию лиц, чем мужские выборки.

Самовыбор. Искажение, вносимое в опросное исследование в результате фактора добровольного участия.

Другой проблемой, влияющей на результаты исследований сексуальности, являются демографические искажения. Источником большей части данных сексологических исследований в США обычно являются белые представители среднего класса, добровольно участвующие в опросах. Как правило, непропорционально большую часть выборки составляют студенты колледжей и образованные служащие.

Демографическое искажение. Тип искажений выборки, заключающийся в том, что определенный сегмент общества (как, например, белые представители среднего класса или служащие) представлен в опросной выборке непропорционально.

Насколько серьезное влияние оказывают неответы и демографические искажения на результаты сексологических исследований? Сказать точно мы не можем. Отдельные слои общества, включая малообразованные слои населения, а также представителей этнических и расовых меньшинств, как правило, представлены в опросных выборках менее полно. Поэтому мы должны проявлять осторожность, пытаясь распространить полученные результаты на популяцию в целом. Однако совсем недавно дефицит информации о сексуальном поведении американских этнических и расовых меньшинств снизился. Это произошло благодаря публикации результатов ряда исследований с участием членов различных этнических меньшинств США (см. вставку «Этническая принадлежность и сексуальность в Америке»). Эти исследования убедительно продемонстрировали зависимость сексуальных установок и форм поведения от этнической принадлежности индивида (Laumann et al., 1994; Meston et al., 1996).

Лики сексуальности. Этническая принадлежность и сексуальность в америке

В последние годы в Америке ученые начали проводить ряд исследований, посвященных взаимоотношениям между этнической принадлежностью и сексуальным поведением. Эти пока еще достаточно ограниченные усилия направлены на получение информации относительно аспекта сексуального поведения американцев, до сих пор ускользавшего от внимания исследователей. В последующих главах мы еще будем обсуждать влияние такого фактора, как этническая принадлежность, на различные аспекты, связанные с сексуальностью. В связи с этим мы будем освещать результаты исследований в этой области. Сейчас же мы ограничимся некоторыми наблюдениями по данному вопросу, полученными в ходе одного современного исследования. Это исследование на данный момент можно считать лучшим исследованием такого рода по вопросам сексуальности, проведенным в Соединенных Штатах. В ходе общенационального опроса в области здравоохранения и социальной жизни (The National Health and Social Life Survey, HSLS) использовалась репрезентативная выборка, включившая 3432 взрослых американца. Около 75% из них составили белые, 12% — афроамериканцы, 8% — испаноамериканцы. Остальная же часть была пропорционально представлена членами других расовых и этнических групп, прежде всего — американцами азиатского происхождения и коренными американцами (Laumann et al., 1994). Такое распределение в исследовательской выборке отражает демографическую ситуацию в США. Афроамериканцы здесь составляют самое крупное этническое меньшинство, за которым по численности следуют испаноамериканцы. Приводимая ниже информация представляет собой предварительную краткую сводку некоторых важнейших результатов данного исследования. Более подробно мы обсудим их далее в основном тексте.

В ходе данного исследования было продемонстрировано влияние этнической принадлежности на ряд форм сексуального поведения. Были рассмотрены, к примеру, такие аспекты, как: 1) количество сексуальных партнеров, 2) предпочтение партнера из той же этнической группы, 3) оральный секс, 4) анальный секс, 5) мастурбация, 6) случаи сексуального принуждения и некоторые другие аспекты. Значительное число афроамериканцев (27,1%) сообщали, что они имели более одного сексуального партнера в течение предыдущего года. Эта цифра превышает соответствующий процент у испаноамериканцев (19,9%) и белых (15,1%). Однако этнические различия, касающиеся числа сексуальных партнеров, менее выражены при рассмотрении этого показателя за более длительный период времени. Соответствующие статистические данные за пятилетний период составляют 48% для афроамериканцев, 36,6% для испаноамериканцев и 37,2% для белых американцев.

К числу интересных результатов относится тот факт, что процент сексуального партнерства (без сожительства) с лицами, принадлежащими к той же этнической группе, оказался очень велик. Он превышал 90% как для афроамериканцев, так и для белых. Эти данные резко контрастируют с данными для испаноамериканцев. Представители этой этнической группы сообщали, что лишь около 50% их партнеров по сексуальным отношениям такого рода принадлежали к их собственной этнической группе. В таблице приведены цифры (в процентах), касающиеся некоторых других значительных этнических вариаций в сфере сексуальности. Два наиболее ярко выраженных различия касаются орального секса и мастурбации. Афроамериканцы по сравнению с белыми американцами или испаноамериканцами значительно реже отмечали факт своего участия в этих сексуальных практиках.

Этническая принадлежность и сексуальные практики

Белые американцы, %

Афроамериканцы, %

Испаноамериканцы, %

М

Ж

М

Ж

М

Ж

Имеют опыт оральной сексуальной стимуляции своего партнера

81,4

75,3

50,5

34,4

70,7

59,7

Имеют опыт получения оральной сексуальной стимуляции

81,4

78,9

66,3

48,9

73,2

63,7

Опыт анального секса

25,8

23,2

23,4

9,6

34,2

17,0

Вообще не мастурбировали в течение предыдущего года

33,4

55,7

60,3

67,8

33,3

65,5

Мастурбировали как минимум раз в неделю в течение прошлого года

28,3

7,3

16,9

10,7

24,4

4,7

Женщины, когда-либо подвергавшиеся сексуальному насилию со стороны мужчин

23,0

19,0

14,0

(Источник: Laumann et al., 1994.)

<Задайте себе вопрос. Согласились бы вы стать участником сексологического исследования? Почему да или почему нет?>

Третья проблема метода опроса в исследованиях сексуальности связана с точностью ответов опрашиваемых лиц. Большую часть данных о сексуальном поведении людей составляют отчеты респондентов о своем собственном опыте. В какой степени фактическое поведение соответствует субъективным отчетам о прошлых событиях?

Как мы убедились при обсуждении метода исследования конкретных случаев, фактическое поведение людей может заметно отличаться от сообщаемого ими самими (Catania, 1999a; Ochs & Binik, 1999). Аналогичным образом, и при проведении опросных исследований одной из потенциальных проблем оказывается человеческая память (Catania et al., 1990). Многие ли могут точно вспомнить, когда они впервые мастурбировали и как часто делали это? Или в каком возрасте они впервые испытали оргазм? Кроме того, некоторые люди могут также намеренно искажать или фальсифицировать свои сообщения, чтобы сохранить или даже поднять свой социальный имидж (Catania, 1999a). Тенденция сообщать социально желательные ответы может быть характерна для определенного ряда людей. Такие люди подчас сознательно или бессознательно пытаются скрыть те или иные факты, касающиеся их сексуального прошлого. Это может быть связано с тем, что они рассматривают некоторые события как проявления отклонений или собственной глупости. Возможно также, что эти воспоминания вызывают у них болезненные реакции. Кроме того, по отношению к ряду явлений из области сексуальности, например таких как инцест, гомосексуальность или мастурбация, в нашем обществе всегда существовали труднопреодолимые табу. Поэтому люди могут также испытывать давление этих традиционных представлений, заставляющее их отрицать или преуменьшать свое участие в подобных событиях. В других же случаях опрашиваемые могут намеренно преувеличивать свой опыт, вероятно, из желания выглядеть более сексуально свободными, искушенными или опытными.

Исследования Кинси

Исследования Альфреда Кинси представляют собой, вероятно, лучший и наиболее широко цитируемый пример опросных исследований. В течение первого десятилетия после Второй мировой войны Кинси в соавторстве со своими коллегами опубликовал два объемных тома. Первый, посвященный мужской сексуальности, был опубликован в 1948 году. Выход второго тома, посвященного женской сексуальности, последовал в 1953 году. Оба тома содержали результаты широкомасштабных опросных, исследований, целью которых являлось определение паттернов сексуального поведения американских мужчин и женщин.

Использованная Кинси выборка включала 5300 белых мужчин и 5940 белых женщин. Группы респондентов отбирались как из сельских, так и из городских районов каждого штата. Они охватывали широкий спектр лиц, различавшихся по возрасту, семейному положению, образовательному уровню, а также профессиональной и религиозной принадлежности. Однако данная выборка содержала непропорционально большой процент хорошо образованных протестантов, живущих в городах. Процент же пожилых людей, сельских жителей и малообразованных слоев населения был значительно ниже. Афроамериканцы и представители других расовых меньшинств были полностью исключены из выборки. И наконец, все опрашиваемые были добровольцами. Таким образом, исследовательская популяция Кинси никак не может рассматриваться как репрезентативная выборка по отношению ко всему американскому населению.

{Основоположник исследований в сфере сексуальности Альфред Кинси провел один из наиболее крупномасштабных опросов, посвященных человеческой сексуальности}

Но хотя работы Кинси были опубликованы более четырех десятилетий назад, значительная часть данных не устарела и сегодня (Reinisch & Beasley, 1990). Ход времени никак не сказался на актуальности определенного типа данных, например, информация о том, что на сексуальное поведение оказывает влияние образовательный уровень или что гетеро- и гомосексуальность часто не являются взаимоисключающими явлениями. Однако другие сферы сексуального поведения, как, например, распространенность сексуальных отношений среди лиц, не состоящих в браке, в большей степени подвержены влиянию изменчивых социальных норм. Следовательно, мы можем ожидать, что данные Кинси, касающиеся этих вопросов, в меньшей степени отражают сегодняшнюю ситуацию. Тем не менее даже в этих областях результаты его исследований остаются актуальными. Ведь они представляют собой возможную базу для оценки масштабов поведенческих изменений с течением времени.

Общенациональный опрос в области здравоохранения и социальной жизни

В 80-х годах разразилась эпидемия СПИДа, унесшая множество жизней. И начало ее пришлось на то время, когда американские медицинские работники не располагали достаточной информацией о сексуальной жизни нации. Чтобы восполнить этот информационный пробел, требовались данные, которые могли бы использоваться для прогнозирования и предотвращения распространения СПИДа. В результате в 1987 году агентство Департамента США по здравоохранению и гуманитарным услугам (U.S. Department of Health and Human Services) обратилось к научным кругам США с просьбой присылать свои предложения по изучению сексуальных установок и практик взрослого населения Америки. На эту просьбу откликнулась группа авторитетных специалистов из Чикагского университета. Они предложили план проведения общенационального опроса, который преследовал ряд целей. Во-первых, требовалось оценить степень распространенности различных сексуальных установок и практик, а во-вторых, определить ту социальную среду, для которой они наиболее характерны. Проект исследовательской группы, в состав которой вошли Эдвард Лоумэн (Edward Laumann) и его коллеги Роберт Майкл (Robert Michael) и Стюарт Майклс (Stuart Michaels), был одобрен в 1988 году и получил правительственное финансирование, позволяющее провести опрос 20 тысяч американских граждан.

Использование столь значительной по размерам выборки давало исследователям возможность представить надежные данные, распространяющиеся на различные слои американского населения, в том числе сюда могли быть включены разнообразные этнические меньшинства и сообщество гомосексуалистов. Напряженное планирование этого исследования продолжалось более двух лет. Но внезапно по работе исследовательской группы был нанесен тяжелый удар, когда федеральное финансирование было приостановлено. В 1991 году консервативные члены Конгресса США посчитали за оскорбление общественной морали перспективу правительственного финансирования исследований в области сексуальности. В результате они приняли закон, практически исключавший возможность федерального финансирования такого рода исследований.

Не сломленные подобными препятствиями, Лоумэн и его коллеги заручились спонсорской поддержкой нескольких частных фондов. Это, в итоге, позволило им продолжить реализацию своего проекта, хотя и с использованием значительно меньшей по размерам выборки. Исследовательской группе в сотрудничестве с Центром исследования общественного мнения (National Opinion Research Center, NORC) при Чикагском университете удалось с помощью самых совершенных технологий формирования выборок составить репрезентативную выборку из 4369 американцев в возрасте от 18 до 59 лет. Процент участия среди отобранных для проекта лиц оказался поразительным: 79% согласились ответить на вопросы исследователей. Это позволило составить окончательную выборку из 3432 респондентов. Столь высокая степень готовности к участию в данном проекте убедительно свидетельствует о том, что при определенных условиях самые широкие слои населения согласны участвовать в опросе, касающемся такой интимной сферы, как сексуальность. Во-первых, если они уверены, что результаты данного исследования могут принести обществу значительную пользу, и, во-вторых, конфиденциальность их ответов должна быть гарантирована. Более того, необычно высокий процент участия и соответствие исследовательской популяции по многим демографическим показателям общей картине населения США обеспечили исследователей поистине уникальными данными. По мнению большинства специалистов в области социальных наук, эти данные отражали вполне достоверную информацию о сексуальных практиках, распространенных среди взрослого американского населения в возрасте от 18 до 59 лет.

В связи с тем что Лоумэн и его коллеги были вынуждены сократить размеры своей выборки, им пришлось отказаться от включения в число опрашиваемых лиц представителей широкого спектра субпопуляций Америки. Вместо этого они увеличили процент афроамериканцев и испаноамериканцев. Целью исследователей было получить достоверную информацию об этих двух крупнейших этнических меньшинствах, проживающих в США. Таким образом, исследовательская популяция являлась репрезентативной по отношению к белым американцам, афроамериканцам и испаноамериканцам. Однако число представителей других расовых/этнических меньшинств (евреев, американцев азиатского происхождения и коренных американцев) оказалось недостаточным для того, чтобы получить практически полезную информацию об этих группах.

Лоумэн и его коллеги подготовили 220 опытных профессионалов для очного опроса всех 3432 респондентов. Был разработан вопросник, состоящий из доступных для понимания вопросов, естественно перетекающих по широкому кругу тем. Хорошо подготовленные и опытные интервьюеры обеспечили полное понимание респондентами всех задаваемых им вопросов. Кроме того, вопросник содержал встроенные контрольные шкалы, позволяющие измерять согласованность ответов. Это обеспечивало статистическую достоверность сообщаемой информации.

{Исследовательская группа NHSLS: Роберт Т. Майкл, Джон X. Ганьон, Стюарт Майклс и Эдвард О. Лоумэн}

Проведенное на высочайшем профессиональном уровне исследование получило название Общенациональный опрос в области здравоохранения и социальной жизни (National Health and Social Life Survey, NHSLS). Оно позволило собрать наиболее полную информацию о сексуальном поведении взрослого населения Америки со времен исследований Кинси. Более того, Лоумэн и его коллеги использовали намного более совершенные техники формирования выборок, чем группа, работавшая под руководством Кинси. Поэтому данное исследование по праву можно назвать исключительным и лучшим исследованием в сфере сексуальности, когда-либо проведенным в Соединенных Штатах. Оно также является и единственным, достоверно отражающим сексуальные практики широких слоев взрослого американского населения в 1990-х годах. Анализ результатов исследования NHSLS опубликован в двух книгах. Первой из них является подробный текст научного характера, озаглавленный «Социальная организация сексуальности: Сексуальные практики в Соединенных Штатах». В авторский коллектив книги вошли Э. Лоумэн, Дж. Ганьон, Р. Майкл и С. Майклс (The Social Organization of Sexuality: Sexual Practices in the United States, by Laumann, Gagnon, Michael, & Michaels, 1994). Кроме того, Майкл, Ганьон, Лоумэн и Джина Колата (Gina Kolata) — известный автор научных статей в газете «Нью-Йорк Таймс» — издали для широкой публики написанный менее техническим языком сопровождающий том. Он назывался «Секс в Америке: Всестороннее исследование» (Sex in America: a Definitive Study). Эта книга, также опубликованная в 1994 году, пользовалась чрезвычайно большим спросом.

Как и у всех исследований, посвященных сексуальности, у опроса NHSLS нашлись суровые критики. Однако на большинство сексологов, включая авторов данного текста, совершенство методологии и широта охвата, присущие этому опросу, произвели глубокое впечатление. Поэтому в целом можно признать, что результаты опроса представляют собой наиболее полные и точные данные, имеющиеся на сегодняшний день. Неудивительно, что публикация двух весьма информативных изданий, посвященных такой теме, вызвала бурю интереса в средствах массовой информации. Проявлению столь пристального внимания в особенности способствовало то, что результаты данного исследования противоречили общепринятым представлениям, навязываемым журнальными опросами и средствами массовой информации. Американское население изображалось «сексуально обезумевшим», ненасытно стремящимся к максимуму наслаждений с помощью всевозможных традиционных и нетрадиционных сексуальных практик. Результаты же данного опроса представили публике реальную картину жизни американцев. Население Соединенных Штатов оказалось значительно более довольным своими интимными отношениями, намного менее сексуально активным и более консервативным в вопросах секса, чем это было принято считать. Особую иронию вызывает факт сопротивления исследованиям Лоумэна со стороны консервативных членов Конгресса, опасавшихся, что его результаты дадут зеленый свет потоку сексуальных излишеств. В последующих главах мы рассмотрим некоторые результаты этого важного исследования более подробно.

Результаты опроса по двум темам: насилие в порнографии и употребление алкоголя

Как можно проверить с помощью метода опроса утверждения, с которых мы начали эту главу? Первое из них, касающееся взаимосвязи между сценами насилия в средствах массовой информации и вероятностью формирования у мужчин агрессивных установок и форм поведения по отношению к женщинам, явилось предметом целого ряда исследований, проведенных в течение последних десяти лет.

В одном из наиболее известных исследований, посвященных этой теме, участвовало 222 мужчины. Это были студенты колледжа, не привлекавшиеся к суду за правонарушения. Им был предложен вопросник, направленный на выяснение их отношения к порнографии. Также их спрашивали о том, с какой вероятностью они могут совершить изнасилование или прибегнуть к сексуальной агрессии. 81% опрошенных мужчин пользовались порнографической продукцией без образов насилия в течение предыдущего года, тогда как 35% пользовались порнографической продукцией с подобными образами. При этом значительно большее число из этих 35% допускали со своей стороны вероятность совершения изнасилования или сексуальной агрессии по отношению к женщине, чем те, кто пользовался только порнографической продукцией ненасильственного содержания (Demare et al., 1988). Результаты других опросов различных мужских популяций (включая заключенных, отбывающих сроки за изнасилование) представили дальнейшие подтверждения этой линии исследования. Было доказано, что просмотр сцен сексуального насилия в средствах массовой информации может способствовать проявлению большей терпимости по отношению к сексуально агрессивному поведению и уменьшению сочувствия к жертвам изнасилования. Углубляется и вера в миф о том, что женщины хотят быть изнасилованными, а в ряде случаев даже повышается вероятность совершения изнасилования (Donnerstein & Linz, 1984; Rosen & Beck, 1988).

Второе утверждение, касающееся воздействия алкоголя на сексуальную восприимчивость, также явилось предметом ряда опросных исследований. В ходе одного из них, проведенного в 1970 году, 20 тысячам представителей среднего класса и верхушки среднего класса США был задан вопрос, способствует ли употребление алкоголя повышению степени их сексуального наслаждения (Athanasiou et al., 1970). Большинство респондентов ответили положительно. 60% опрошенных утверждали, что алкоголь помогал им «настроиться» на секс. Причем среди лиц, давших такой ответ, значительно преобладали женщины. Однако при интерпретации подобных данных следует проявлять осторожность. Ведь мы уже убедились, что воспоминания людей о событиях могут сильно отличаться от их фактического поведения. Что касается третьего утверждения о превосходстве вагинального оргазма, то при интерпретации результатов любого опроса, посвященного этой теме, также следует проявлять осторожность по тем же причинам. Более адекватным методом исследования данного вопроса является непосредственное наблюдение, к рассмотрению которого мы и переходим.

Непосредственное наблюдение

Третий метод изучения человеческого сексуального поведения — это непосредственное наблюдение. Исследователи наблюдают и регистрируют реакции испытуемых. И хотя этот метод широко используется в таких социальных науках, как антропология, социология и психология, он редок в области сексологии. Это, в свою очередь, объясняется крайне индивидуальной и интимной природой человеческих сексуальных проявлений.

Непосредственное наблюдение. Метод исследования, при котором ведется наблюдение за испытуемыми, участвующими в том или ином виде поведения или деятельности.

Наиболее известным примером использования метода непосредственного наблюдения является общепризнанное исследование Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон (William Masters and Wirginia Johnson). Наряду с работами Кинси исследование сексуальных реакций человека Мастерса и Джонсон, вероятно, является наиболее часто цитируемым исследованием в сфере сексуальности. В нашей книге вы также обнаружите массу ссылок на него. Эти исследователи использовали метод непосредственного наблюдения в лабораторных условиях. Их целью было определить характер физиологических изменений в состоянии сексуального возбуждения. (Их исследование до сих пор остается единственной значительной работой, посвященной изучению этого вопроса.) Результаты, опубликованные в книге «Сексуальные реакции человека» (Human Sexual Response, 1966), базировались на лабораторных наблюдениях 10 тысяч полных циклов сексуальных реакций. Результаты этих наблюдений представлены в главе «Сексуальное возбуждение и реагирование».

Использованная Мастерсом и Джонсон исследовательская выборка состояла из сексуально восприимчивых добровольцев. Это были 382 женщины и 312 мужчин, отобранные преимущественно из университетской среды. Их уровень интеллекта и социально-экономического положения превышал средний. Такая выборка с очевидностью не является репрезентативной по отношению ко всему американскому населению. Однако предметом данного исследования были чисто физические признаки сексуального возбуждения. А это достаточно стабильный показатель, свойственный широкому кругу людей независимо от их социальной среды.

Мастерс и Джонсон применили целый ряд техник регистрации физиологических сексуальных реакций. В их число входило использование фотографического оборудования, а также приборов, измеряющих мускульные и сосудистые изменения в организме. Кроме того, они использовали непосредственное наблюдение, а также специальные измерительные приспособления, регистрирующие изменения, происходящие в половых органах. (Электронные устройства, использующиеся для измерения сексуального возбуждения, описываются далее в этой главе.) Мастерс и Джонсон регистрировали в своей лаборатории реакции, возникающие в различных ситуациях-стимулах: при мастурбации, коитусе с партнером, искусственном половом акте, а также при стимуляции одних только грудных желез. По окончании регистрации наблюдений с каждым участником проводилось подробное интервью.

{Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон использовали метод непосредственного наблюдения при изучении физиологических сексуальных реакций мужчин и женщин}

Использованный Мастерсом и Джонсон метод наблюдения обеспечил получение огромного количества информации об особенностях физиологических сексуальных реакций женщин и мужчин на сексуальное возбуждение. Среди других результатов исследования следует отметить тот факт, что учеными не было обнаружено биологических различий между женским оргазмом, возникающим в результате вагинальной и клиторальной стимуляции. Данное наблюдение (как и противоречивые результаты, полученные другими исследователями) будут более подробно рассмотрены в главе «Сексуальное возбуждение и реагирование».

При корректном использовании метод непосредственного наблюдения обладает явными преимуществами в качестве метода исследования. Это мы можем видеть в исследовании Мастерса и Джонсон. При изучении паттернов сексуальных реакций возможно непосредственное зрительное восприятие сексуального поведения и надежные измерения его проявлений. А это, безусловно, позволяет получить более надежные данные, чем субъективные отчеты участников исследований о своем предыдущем опыте. Факт непосредственного наблюдения практически исключает возможность искажения данных вследствие погрешностей памяти, хвастливых преувеличений или замалчиваний, вызванных чувством вины. Кроме того, результаты регистрации поведения можно бесконечно долго хранить на видеокассетах или кинопленке.

Однако данному подходу также присущи и свои недостатки. Основная проблема кроется в вопросе о степени влияния на поведение испытуемых присутствия даже самого корректного наблюдателя. Этот вопрос неоднократно задавался с момента публикации исследований Мастерса и Джонсон. И до сих пор он остается без ответа. Исследователи, использующие метод непосредственного наблюдения, пытаются минимизировать эту потенциальную проблему. Они, стремясь быть максимально незаметными, выбирают укромное место для наблюдения, используют односторонне прозрачные зеркала и даже дистанционно управляемые видеокамеры. Тем не менее испытуемые в любом случае осознают, что за ними ведется наблюдение.

Хотя критика метода непосредственного наблюдения отчасти и справедлива, исследования Мастерса и Джонсон продемонстрировали, что данный метод выдерживает проверку временем. Данные, полученные этими исследователями, и сегодня находят практическое применение во многих областях. Эти области включают консультирование по борьбе с бесплодием, контроль зачатия, сексуальную терапию и сексуальное образование. Применение этих знаний и по сей день приносит вполне ощутимые результаты.

Экспериментальный метод

Четвертый метод, экспериментальное исследование, все чаще используется при изучении человеческого сексуального поведения. Данный метод включает предъявление участникам исследований определенных событий (стимулов) в контролируемых условиях, позволяющих проводить надежные измерения реакций испытуемых.

Экспериментальное исследование. Исследование, проводимое в строго контролируемых лабораторных условиях, при которых реакции испытуемых поддаются надежному измерению.

Используемый, как правило, в лабораторной обстановке, экспериментальный метод обладает значительными преимуществами перед другими методами. Это связано с тем, что он обеспечивает контролируемую среду, из которой могут быть исключены все возможные влияния на реакции испытуемых, кроме факторов, составляющих предмет исследования. Исследователь, использующий данный метод, манипулирует определенной совокупностью условий, или переменных, и отслеживает воздействие своих манипуляций на поведение испытуемых. Экспериментальный метод особенно пригоден для установления причинно-следственных отношений между переменными.

В любой схеме экспериментального исследования существует два типа переменных (форм поведения или условий, которым можно придавать (приписывать) различные значения). Это независимые и зависимые переменные. Независимыми переменными называются условия или компоненты эксперимента, находящиеся под контролем исследователя. Он может манипулировать ими или определять их значения по своему усмотрению. Соответственно зависимые переменные представляют собой результат манипуляции или результирующее поведение, которое экспериментатор наблюдает и регистрирует, но не контролирует.

Независимая переменная. В схеме экспериментального исследования условия или компоненты, находящиеся под контролем исследователя, манипулирующего ими или определяющего их значения.

Зависимая переменная. В схеме экспериментального исследования результат манипуляции или результирующее поведение, которое экспериментатор наблюдает и регистрирует, но не контролирует.

На фоне этого краткого описания экспериментального метода давайте рассмотрим, как данная техника может прояснить характер отношений между сексуально агрессивной продукцией СМИ и установками, а также формами поведения сексуальных насильников. Результаты ряда исследований убедительно свидетельствуют о некоторых фактах. Например о том, что сцены насилия в средствах массовой информации иногда могут повлиять на смену установок в сторону большей терпимости по отношению к сексуально агрессивному поведению, а также фактически способствовать проявлению агрессии со стороны насильников. Мы рассмотрим три эксперимента, первый из которых проводился с участием студентов колледжа, а в двух других в качестве испытуемых выступали осужденные за изнасилование.

Первое исследование проводилось с участием 271 мужчины. Все они были студентами колледжа. Их распределили на две группы. Участникам первой группы показывались фильмы ненасильственной сексуальной тематики. Участникам же второй группы демонстрировались фильмы, маркированные как не предназначенные для просмотра несовершеннолетними. В этих фильмах изображались мужчины, совершающие сексуально агрессивные акты по отношению к женщинам (по ходу фильма превращавшихся из жертв насилия в добровольных сексуальных партнерш). Спустя несколько дней после просмотра фильмов всем испытуемым предлагался вопросник на выяснение установок. Результаты показали, что мужчины, смотревшие фильмы со сценами насилия, в целом в значительно большей степени допускали возможность совершения сексуального насилия по отношению к женщинам, чем те участники исследования, которым показывались фильмы, где оба партнера добровольно участвовали в ненасильственных эротических сценах (Malamuth & Check, 1981).

<Вопрос для критического размышления. Какие независимые и зависимые переменные использовались в данном исследовании?>

<Ответ на вопрос. В качестве независимой переменной в данном эксперименте выступает степень насилия, содержащаяся в фильмах, показываемых участникам. Зависимой переменной являются ответы испытуемых.>

В ходе двух других экспериментальных исследований использовались сходные исследовательские схемы. Только в них сравнивались реакции эрекции (зависимая переменная) аналогичных по демографическим показателям категорий лиц, совершавших и не совершавших изнасилования, на аудиозаписи двух различных звуковых сопровождений сексуальной активности (независимая переменная). В одной из записей звучало изнасилование, в другой половой акт по взаимному согласию (Abel et al., 1979). Пока испытуемые прослушивали записи, набухание полового члена измерялось с помощью специального прибора для измерения физического напряжения, описанного в следующем разделе. В обоих экспериментах насильники испытывали эрекцию при прослушивании записей насильственных сексуальных актов, тогда как у лиц, не совершавших изнасилования, эрекции не наблюдалось. Записи добровольных сексуальных актов вызывали сходную степень эрекции у представителей обеих групп.

Результаты данных исследований, а также ряда других, которые мы рассмотрим далее в этой главе, подтверждают первоначальные гипотезы. Они свидетельствуют о том, что многократное воздействие насильственных сцен через средства массовой информации способствует укреплению насильственных установок по отношению к женщинам. Также это оказывает влияние по крайней мере на некоторых мужчин, которые совершают изнасилование из стремления «сексуализировать» насилие.

Экспериментальный метод также использовался в целях изучения зависимости между употреблением алкоголя и степенью сексуальной восприимчивости. (Хотя данный метод и не применялся при изучении вагинального оргазма.) Было проведено исследование с участием 48 мужчин — студентов колледжа. Прибор для измерения напряжения пениса использовался для оценки степени эрекции, когда испытуемым, не находящимся под воздействием алкоголя, демонстрировался фильм откровенно сексуального содержания. А спустя несколько дней то же было осуществлено после употребления испытуемыми контролируемых доз алкоголя. Результаты показали, что при употреблении алкоголя сексуальное возбуждение снижалось, и что степень возбуждения уменьшалась пропорционально увеличению дозы алкоголя (Briddell & Wilson, 1976). Подобный же эксперимент проанализировал зависимость сексуального возбуждения от употребления алкоголя у женщин. Результаты оказались сходными.

Эти исследования могут послужить иллюстрацией одного из основных преимуществ экспериментального метода. Поскольку исследователь имеет возможность строго контролировать переменные, он может делать выводы о наличии причинно-следственных отношений со степенью уверенности, недостижимой при использовании любых других методов. Однако данный метод также обладает и своими недостатками. Одно из наиболее принципиальных его ограничений связано с искусственностью лабораторных условий. И это может оказывать отрицательное воздействие и даже вносить искажения в реакции испытуемых. Как и в случае использования метода непосредственного наблюдения, сам факт осведомленности людей об участии в эксперименте может изменить их реакции по сравнению с теми, которые они проявляют за пределами лаборатории.

Прежде чем закончить данную главу, мы хотим обратить внимание на ряд других вопросов, связанных с методами получения информации о сексуальных практиках. Прежде всего мы проанализируем две технологии, используемые в исследованиях сексуальности. Затем мы обсудим этические правила проведения сексуальных исследований. Также мы обратимся к роли теории и научной традиции феминизма в современных исследованиях, посвященных сексуальности. И наконец, мы рассмотрим исследования сексуальности, проводимые в средствах массовой информации. Мы завершим эту главу описанием процесса оценки результатов исследований, а также бросим беглый взгляд на будущее сексологии.

<Задайте себе вопрос. Какой из четырех рассмотренных выше методов исследования (исследование конкретных случаев, опрос, непосредственное наблюдение и экспериментальное исследование) с вашей точки зрения был бы наиболее эффективным при изучении воздействия хронических болей на сексуальное функционирование? Почему?>

Технологии сексологических исследований

Прогрессу сексологических исследований во многом способствовала разработка двух специальных технологий для сбора информации. Первая технология, которую мы рассмотрим, — электронные устройства для измерения степени сексуального возбуждения, — известна уже на протяжении нескольких десятилетий. Вторая — компьютерная оценка сексуального поведения, является относительно новой.

Электронные устройства для измерения сексуального возбуждения

В экспериментальных исследованиях, а также в исследованиях методом непосредственного наблюдения, посвященных сексуальному реагированию людей, часто используются техники измерения сексуального возбуждения. На более ранних этапах исследований сексуальности ученым приходилось по большей части полагаться на субъективные отчеты о таких реакциях. Однако технологический прогресс последних десятилетий привел к появлению нескольких устройств для электронного измерения возбуждения (рис. 2.1).

Прибор для измерения напряжения пениса представляет собой гибкую петлю, немного похожую на резиновую ленту, с прикрепленным к ней проводом. Фактически, это тонкая резиновая трубка, внутри которой расположен тончайший столбик ртути. Ртуть постоянно находится под очень слабым электрическим напряжением, подаваемым по проводу. Приспособление надевается на основание пениса, и при возникновении эрекции резиновая трубка растягивается, столбик ртути становится тоньше, отчего изменяется напряжение электрического тока. Эти изменения регистрируются с помощью записывающего устройства. Прибор для измерения напряжения пениса чувствителен даже к малейшим изменениям размеров пениса. Фактически, чувствительность прибора такова, что с его помощью можно регистрировать каждую отдельную пульсацию крови, поступающей в пенис. Из этических соображений испытуемый может надеть это приспособление самостоятельно. Исследователи также могут измерять степень сексуального возбуждения у мужчин с помощью пенисного плетисмографа или металлического ленточного устройства, которые также надеваются на пенис и фиксируют малейшие изменения его окружности.

Рис. 2.1. Устройства для электронного измерения сексуального возбуждения

При сексуальном возбуждении у женщины стенки ее вагины наполняются кровью аналогично набуханию пениса у мужчин. Вагинальный фотоплетисмограф представляет собой устройство, служащее для измерения увеличения объема крови, поступающей в вагину. Оно состоит из акрилового цилиндра, приблизительно равного по форме и размерам тампонам, вводимым в вагину. Цилиндр испускает световой поток, отражающийся от стенок вагины, и содержит фотоэлемент, чувствительный к отраженному свету. Когда стенки вагины во время сексуального возбуждения наполняются кровью, меньше отраженного света улавливается фотоэлементом. Изменения интенсивности светового потока постоянно регистрируются электронным прибором, что позволяет измерять степень сексуального возбуждения приблизительно с такой же точностью, что и прибором для измерения напряжения пениса. Аналогично устройствам для измерения возбуждения у мужчин, вагинальный фотоплетисмограф может вводиться испытуемыми самостоятельно. Помимо фотоплетисмографа в настоящее время используются два других устройства для измерения сексуальных реакций. Вагинальный миограф и ректальный миограф представляют собой приспособления, вводимые в вагину или прямую кишку и измеряющие мускульную активность в тазовой области.

Компьютерная оценка сексуального поведения

В тех случаях, когда в исследованиях сексуальности используются заполняемые интервьюером вопросники (interviewer-administered questionnaire, IAQ), человеческий фактор, присутствующий в очном интервью, может оказывать виляние на поведение респондентов. Подчас это побуждает их не сообщать всех подробностей, касающихся некоторых деликатных форм поведения, либо наоборот, позволять себе преувеличения в отношении более широко распространенных или социально приемлемых форм поведения (Griblle et al., 1999). Письменные, или самостоятельно заполняемые вопросники (self-administered questionnaire, SAQ), представляют собой альтернативу опросному методу. Они позволяют решить ряд проблем, присущих заполняемым интервьюером вопросникам. Ведь они предоставляют респондентам более конфиденциальное и менее рискованное средство для ответа на вопросы, касающиеся деликатных форм поведения. Однако возможность использования самостоятельно заполняемых вопросников ограничена уровнем зрения или грамотности респондентов (Couper & Stinson, 1999). Неспособность понять предлагаемые письменно вопросы может стать серьезным препятствием при опросе малограмотных людей.

В последнее время, однако, появились компьютерные методы самоинтервьюирования (КМСИ) (computer-assisted self-interview, CASI). Они предназначены для опроса детей, подростков и взрослых и представляют собой прекрасный инструмент, позволяющий сексологам проводить полноценные исследования, свободные от вышеизложенных трудностей. При использовании КМСИ-технологий проблемы, связанные с уровнем грамотности респондентов, а также с воздействием личности интервьюера, сводятся к минимуму. Более того, исследователи могут быть уверены, что ключевые элементы, касающиеся форм предъявления и процедур оценки вопросов, стандартны для всех респондентов.

В настоящее время применяется две формы КМСИ-технологии. В случае использования видео-КМСИ-технологии респонденты видят вопросы на экране монитора и вводят свои ответы путем нажатия специально маркированных кнопок на клавиатуре. Аудио-КМСИ представляет собой еще более прогрессивную технологию, при использовании которой респонденты слышат вопросы через наушники и вводят свои ответы нажатием специально маркированных клавиш. (Вопросы могут одновременно предъявляться и в письменной форме на экране монитора.) Аудиокомпонент представляет собой естественно звучащий человеческий голос. В отличие от видео-КМСИ, а также более традиционных опросных методов аудио-КМСИ не требует от респондентов владения письмом. Более того, поскольку вопросы заранее записываются на пленку, данная технология позволяет использовать многоязыковую поддержку, не требуя от исследователей знания нескольких языков.

КМСИ-технологии получают все более широкое распространение. И результаты многочисленных исследований свидетельствуют о том, что данный метод является очень эффективным для сбора деликатной информации, касающейся широкого круга вопросов (Couper & Stinson, 1999; Gribble et al., 1999; Johnson et al., 2001; Turner et al., 1998). Интересный пример комбинирования аудио- и видео-КМСИ представляет собой работа Дэвида Паперни (David Paperny, 1997). Недавно он опубликовал отчет о проводимом более десятилетия исследовании с использованием интерактивной мультимедийной компьютерной программы, названной Youth Health Provider («Источник здоровья молодежи», рис. 2.2). Данная программа используется с целью получения подробной картины поведенческой и социальной истории респондентов-подростков. Вопросы предъявляются как устно, так и на экране, а ответы даются путем нажатия на клавиши или прикосновения к экрану. Анализ данных, полученных в ходе 5000 компьютерных интервью с подростками, показал, что новая технология позволяет получить вполне достоверную информацию, касающуюся деликатных вопросов. А способ такого компьютерного интервью подростки с очевидностью предпочитают заполнению письменных вопросников или очным интервью.

Этические правила проведения сексологических исследований с людьми

Исследователи различных научных областей, включая сексологию, следуют общим принципам, обязывающим их обеспечивать сохранение благополучия, достоинства, прав, здоровья и безопасности испытуемых людей. За последние два десятилетия рядом профессиональных организаций, включая Американскую психологическую ассоциацию (American Psychological Association, APA), Американскую медицинскую ассоциацию (American Medical Association, APA) и Общество научного изучения сексуальности (Society for the Scientific Study of Sex, SSSS), были составлены подробные списки таких этических правил проведения исследований на людях.

Помимо прочего этические правила требуют не принуждать людей участвовать в исследованиях, а также избегать процедур, которые могли бы нанести испытуемым физический или психологический ущерб. Исследователи обязаны заручиться сознательным согласием участников до начала проведения эксперимента. Данное требование подразумевает объяснение общих целей исследования и прав каждого участника, включая добровольный характер участия, а также потенциальные затраты и вознаграждения, связанные с участием в эксперименте (Seal et al., 2000). Исследователи также должны уважать право испытуемых на отказ от дальнейшего участия в исследовании в любой момент. Кроме того, должны приниматься особые меры по сохранению конфиденциальности данных и обеспечению анонимности участников, пока они сами не захотят раскрыть свое инкогнито (Margolis, 2000).

Вопрос о допустимости обмана при проведении исследований остается спорным. Некоторые исследования утратили бы свою эффективность, если бы участники заранее знали, что именно является предметом изучения. Этическое правило, которым обычно руководствуются по данному вопросу, гласит, что если исследователи вынуждены прибегнуть к обману, после окончания эксперимента следует провести его обсуждение. Следует подробно объяснить участникам, почему обман был необходим. В этот момент испытуемые имеют право просить об изъятии их данных из результатов исследования и уничтожении этих данных.

Иногда исследователям трудно объективно судить о потенциальной ценности исследования по сравнению с возможным ущербом, который может быть нанесен испытуемым. В связи с этой проблемой практически в каждом учреждении Соединенных Штатов, проводящем исследования, создан этический комитет, рассматривающий проекты всех исследований. Если члены комитета находят, что благополучие испытуемых недостаточно гарантировано, проект должен быть модифицирован. В противном случае исследование не может быть проведено. Кроме того, любому учреждению может быть отказано в федеральном финансировании исследования, если комитет не рассмотрел проект исследования на должном уровне до начала сбора данных.

В последнее время сексологи начали использовать возможности Интернета для проведения исследований в области сексуальности. Хотя эта быстро развивающаяся технология представляет собой новую и перспективную среду для сбора данных, мир Интернета также ставит перед исследователями и новые этические вопросы, рассматриваемые во вставке «Исследования сексуальности в киберпространстве».

На грани. Исследования сексуальности в киберпространстве

Сеть Интернет стремительно превращается в массовую бытовую технологию. И это открывает перед исследователями сексуальности новые возможности ее использования (Biknik et al., 1999). До последнего времени Всемирная Паутина использовалась учеными лишь для распространения научно-исследовательской информации, но не для сбора данных. Сегодня Паутина позволяет контактировать со все более растущей долей населения, представляющей собой потенциальных испытуемых. Таким образом, она «становится важной средой не только для образования и сотрудничества, но и для проведения исследований» (Pealer & Weiler, 2000, p. 69). В данной статье мы кратко опишем преимущества и недостатки сексологических исследований в киберпространстве и рассмотрим ряд этических вопросов, поставленных перед исследователями новой технологией.

Исследовательский вопросник практически любого типа может быть размещен в Интернете. И такие инструменты исследования могут быть и визуально и функционально эквивалентны традиционным вопросникам (Houston & Fiore, 1998). Каковы же преимущества интернет-опросов по сравнению с более традиционными методами? Виртуальные вопросники значительно дешевле, чем традиционные бумажные, поскольку они не требуют расходов на печать, а также на их распространение (сборы на конверты и почтовую рассылку). По сравнению с рассылкой по почте самостоятельно заполняемых вопросников веб-опросы также приносят значительную экономию во времени (Pealer & Weiler, 2000). Удобство и скорость распространения информации в Сети, а также обстановка анонимности, сопровождающая взаимодействия посредством Интернета, могут побудить респондентов быть более открытыми при ответе на деликатные вопросы (Binik et al., 1999; Pealer & Weiler, 2000). Сбор и обработка данных при использовании интернет-опросников, как правило, также осуществляются более эффективно.

Так, в число стандартных функций большинства прикладных программ для работы с интернет-опросами входит автоматическая передача приходящих по электронной почте ответов в основную исследовательскую базу данных. Решающим преимуществом данного подхода к проведению сексологических исследований является тот факт, что исследователи могут обеспечить участие в опросах тех категорий лиц, с которыми трудно связаться на месте. В частности, двое ученых, которые недавно провели исследование, посвященное вопросам сексуальной зависимости (см. главу «Нетипичное сексуальное поведение»), сообщают о преимуществах Интернета при наборе участников, живущих в отдаленных регионах (Enrulf & Innala, 1995).

К основным недостаткам интернет-опросов, посвященных сексуальности, можно отнести значительные искажения при формировании выборки. На сегодняшний день пользователи Интернета не являются репрезентативной категорией по отношению ко всему населению США. К категории пользователей Сети относятся более молодые, образованные и состоятельные люди, среди которых преобладают мужчины (Binik et al., 1999; Turner & Turner, 1998). Вследствие этих демографических искажений при интерпретации данных, полученных с помощью интернет-опросов, следует проявлять осторожность. Однако популярность Интернета быстро растет и аудитория пользователей Сети становится все более разнообразной. Поэтому вскоре мы можем ожидать (во всяком случае, надеяться), что демографические показатели пользователей приблизятся к показателям, характерным для всего населения. Другим выявленным в ходе исследований недостатком данного подхода к изучению сексуальности оказался низкий процент ответов, а также либо частичное, либо повторное заполнение интернет-опросников (Pealer & Weiler, 2000).

Итак, мы убедились в том, что Интернет открывает перед учеными целый «виртуальный мир» для проведения совершенно нового типа исследований в сфере сексуальности. Однако этот новый мир также ставит новые этические вопросы, касающиеся набора участников исследований и их конфиденциальности. Серьезной этической проблемой является вопрос о допустимости рассылки незапрашиваемых электронных сообщений с просьбой об участии в исследованиях. Люди по праву могут выражать недовольство тем, что интернет-провайдеры взимают с них плату за время, затраченное на получение ими незапрашиваемой электронной почты. Кроме того, люди, читающие электронные сообщения на работе, могут обоснованно опасаться того, что начальство неправильно поймет факт выбора их в качестве участника сексологических исследований. (Работодатели имеют законное право просматривать электронную почту своих сотрудников.) В свою очередь, тот, кто читает электронные сообщения дома, часто имеет общий доступ к компьютеру с другими членами семьи или друзьями, которые также могут неправильно интерпретировать электронное сообщение, предлагающее данному лицу стать участником сексологического исследования.

При проведении сексологических исследований в киберпространстве вопрос конфиденциальности встает особенно остро. К сожалению, «заверения об анонимности в Интернете редко, если вообще, могут даваться со стопроцентной гарантией, поскольку настойчивый хакер или официальное лицо, имеющее судебный ордер, могут установить личные данные участников исследований» (Binik et al., 1999, p. 86). Хотя риск разоблачения невелик, о нескольких инцидентах такого рода уже сообщалось. С целью минимизировать риск участников исследований ученые, использующие Сеть, все чаще прибегают к услугам проверенных серверов, анонимных курьеров электронных сообщений (remailers), а также специальных шифровальных техник для обеспечения анонимности.

В недавно опубликованной статье о сексологических исследованиях в Интернете предлагается ряд рекомендаций для исследователей, использующих данную технологию. Некоторые из них приведены ниже.

1. Исследователи не должны рассылать незапрашиваемые электронные сообщения, связанные с проведением сексологических исследований.

2. При изучении эмоционально волнующих вопросов исследователи должны указывать списки служб, в которые могут обратиться участники, если им потребуется помощь в решении проблем, явившихся непосредственным результатом участия в исследованиях.

3. Исследователи должны использовать соответствующие стратегии, включая шифрование и анонимные курьерские службы, для обеспечения анонимности участников.

4. Исследователям рекомендуется не хранить необработанные данные, полученные через Интернет, в недостаточно защищенных электронных файлах.

Следует как можно скорее пересылать эти данные в изолированные и более надежные базы данных (Binik et al., 1999).

Феминистская теория и сексологические исследования

Пожалуй, наиболее удачным является определение феминизма как «движения, включающего женщин и мужчин, совместно работающих на благо равноправия» (McCormick, 1996, р. 99). Целью феминизма, и как сферы научных исследований, и как социального движения, является предоставление свободы выражения своего мнения как можно большему числу индивидов и социальных групп. Феминистская теория приобрела заметное влияние в области сексологии и других социальных наук в 1970-1980-х годах. Представители феминистской сексологии по сравнению с другими исследователями в большей степени заботятся о предоставлении права голоса людям, являющимся участниками их исследований, и в особенности женщинам (McCormick, 1996). Феминизм, однако, представляет собой скорее специфическое отношение к участникам исследований, чем конкретную методологию. Поэтому не существует единой феминистской позиции во взглядах на проведение исследований. Тем не менее некоторые общие направления мыслей, высказываемых феминистами в отношении сексологических исследований, заслуживают упоминания.

Одна из точек зрения, широко разделяемых представителями феминистской сексологии, гласит, что в сексологических исследованиях до сих пор в значительной степени доминируют белые мужчины. Это, как правило, представители среднего класса, разрабатывающие стратегии исследований, основываясь на модели мужской сексуальности и пропагандирующие гетеросексуальность в качестве нормы (Irvine, 1990; Jackson, 1984). Ученые-феминисты считают, что такой акцент на мужской сексуальности неизменно способствует формированию ограниченных представлений о сексуальной активности. И эти представления зацикливаются на проникновении пениса в вагину (см. обсуждение темы «Секс как средство продолжения рода» в главе «Взгляды на сексуальность»). Такой ограниченный взгляд часто приводит к игнорированию и недооценке исследователями женского сексуального опыта (MacKinnon, 1986; McCormick, 1996; Pollis, 1988). Это отношение с неизбежностью порождает недостаток научных знаний, касающихся таких значимых аспектов женской сексуальности, как женский оргазм, а также значения для женщин таких некоитальных форм сексуальной активности, как взаимные прикосновения и поцелуи.

Недостаток внимания к женщинам с особой очевидностью проявился в исследованиях, посвященных вопросам гомосексуальности. До последнего времени почти все научные исследования, проводимые в этой области, были сосредоточены на гомосексуалистах-мужчинах. При этом не уделялось практически никакого внимания женщинам-лесбиянкам. Согласно мнению Сью Россер, автора книги «Здоровье женщин — вне поля зрения американской медицины» (Sue Rosser, Women’s Health — Missing from U.S. Medicine, 1994), в большинстве исследований, посвященных системе здравоохранения и медицинского страхования в США, исследованиям женщин не уделяется должного внимания или придается второстепенное значение.

Россер приводит убедительные примеры, свидетельствующие о том, что игнорирование женщин оказывает серьезное негативное влияние на политику США в области здравоохранения. Ей удалось документально засвидетельствовать тот факт, что необходимые ресурсы и внимание часто уделяются вопросам здоровья женщин лишь в тех случаях, когда дело касается интересов мужчин, связанных с контролем рождаемости. Другим вопиющим примером, приводимым Россер, является весьма ограниченный объем исследований, посвященных заболеваемости женщин СПИДом. Несмотря на то что жертвами эпидемии СПИДа становится все большее число женщин, испытания новых лекарственных препаратов, как правило, проводятся только на мужчинах. А это — потенциально серьезное упущение, поскольку женщины могут реагировать на лекарственную терапию иначе. И хотя за последние годы наметились некоторые позитивные шаги в обоих указанных направлениях, книга Россер продолжает оставаться источником справедливой критики в адрес практики современных сексологических исследований.

Ученые-феминисты также считают, что рамки сексологических исследований, преимущественно ориентированных на сбор количественных данных, должны быть существенно расширены. Они должны включить в себя более подробное изучение качественных показателей, а также субъективного опыта и значения сексуальности как для женщин, так и для мужчин (Peplau & Conrad, 1989). В качестве примеров исследований данного типа можно указать на работы Фрэнсин Клагсбург (Francine Klagsburg, 1985) и Рутлен Джосселсон (Ruthelen Josselson, 1992). Обе они провели обстоятельный опрос супружеских пар, в ходе которого выяснялось значение, влияние и ценностное отношение опрашиваемых к широкому кругу интимных переживаний.

Более свежие примеры, касающиеся методологии феминистских исследований, включают две работы, в которых анализируются переживания мужчин, перенесших хирургическую операцию при лечении простаты (Jakobson et al., 2000; Pateman & Johnson, 2000).

Авторы обоих этих исследований стремились «предоставить право голоса» испытуемым-мужчинам. Они создали для них атмосферу, располагающую к откровенному разговору об их дооперационном и послеоперационном жизненном опыте. Открытые вопросы позволяли участникам делиться своими переживаниями по таким темам, как проблемы с уринацией и последствия операции для их сексуальной жизни.

Ученые-феминисты совсем не стремятся полностью вытеснить традиционные эмпирические исследования сексуальности. Скорее они считают своим долгом устранить некоторые ограничения, присущие традиционному подходу. Именно поэтому они включают в сферу своих исследований широкое поле данных, в особенности качественного характера, чтобы углубить наше понимание, касающееся переживаний женщинами и мужчинами своей сексуальности. Мы можем ожидать, что в будущем влияние феминистского подхода в исследовании будет возрастать параллельно с растущим числом женщин, публикующих результаты своих исследований в области сексологии и других научных дисциплин.

СМИ и сексологические исследования

На большинство из нас ежедневно обрушивается лавина массовой информации, якобы призванной информировать нас о нашей сексуальности. Средства массовой информации, включающие журнальные секс-опросы, психологические издания для широкого круга читателей, а также статьи с рекомендациями в области сексуальной жизни, для многих людей являются основным источником знаний о сексе. Безусловно, секс — ходкий товар, особенно его информационная разновидность, удовлетворяющая всеобщую жажду людей в серьезных знаниях в области сексуальности. Но насколько достоверна эта информация? Лучшим ответом на данный вопрос может послужить краткий обзор популярных журнальных секс-опросов.

Большое число популярных журналов проводят массовые опросы своих читателей, касающиеся их сексуальных установок и форм поведения. Наиболее широко цитируемыми из этих опросов являются исследования на основе вопросников, публиковавшихся в таких изданиях, как Redbook (Levin & Levin, 1975; Tavris & Sadd, 1977), McCall’s (Gittleson, 1980), Psychology Today (Athanasiou et al., 1970) и Cosmopolitan (Moritz, 1998). Размеры выборки, характерные для таких исследований, как правило, огромны и достигают сотен тысяч респондентов.

На первый взгляд эти впечатляющие размеры выборки должны придавать основательность журнальным опросам. Однако, как это бывает и в других сферах жизни, больше не обязательно значит лучше. Профессионально отобранная репрезентативная выборка, состоящая из нескольких сотен или тысяч опрашиваемых, часто представляет собой намного более надежный источник информации, чем весьма специфическая выборка, насчитывающая 20 тысяч респондентов. Кроме того, следует иметь в виду, что выборка, используемая каждым журналом, в лучшем случае представляет собой читательскую аудиторию данного журнала, а потому не может рассматриваться как репрезентативная по отношению ко всему населению. Мы не можем быть уверены даже в том, что люди, отвечающие на вопросник журнала, ничем не отличаются от того еще большего числа читателей, которые предпочли не отвечать на него. Поэтому читая о результатах журнального опроса, помните, что следует быть крайне осторожными. Ведь это результаты, принадлежащие весьма ограниченному и специфическому сегменту общества, читающему данный журнал и решившему ответить на помещенный в нем секс-опрос.

Давайте рассмотрим типичный пример журнального секс-опроса. Октябрьский выпуск журнала Redbook за 1974 год содержал вопросник с множественными вариантами ответа, состоящий из 60 пунктов и посвященный сексуальным установкам и поведению женщин. Более 100 тысяч женщин отослали в редакцию заполненные вопросники. Анализ результатов опроса послужил материалом для двух статей, опубликованных в сентябрьском и октябрьском выпусках журнала за 1975 год. В полном объеме результаты опроса впоследствии были опубликованы в книге, озаглавленной «Отчет журнала «Redbook» о женской сексуальности» (The Redbook Report on Female Sexuality, Tavris & Sadd, 1977).

Несмотря на свои огромные размеры, использованную журналом выборку респондентов нельзя считать репрезентативной по отношению ко всей популяции американских женщин. Недостаточно представленные сегменты более широкой женской популяции включают всех, кто не читает журнал Redbook. Это, как правило, женщины, не имеющие законченного высшего образования, женщины старше 50 лет, цветные и незамужние женщины. Помимо очевидных искажений, вносимых ограниченностью читательской аудитории, вероятно, имели место также проблемы, связанные с искажениями самовыбора. Фактически, лишь около 2% читательниц журнала вернули заполненные вопросники.

Несмотря на очевидное несовершенство методологии исследования, связанное с искажениями выборки, проведенный журналом Redbook опрос заслуживает упоминания благодаря гигантским размерам выборки. Сексологам не часто удается получить в свое распоряжение такое количество данных. Поэтому они проявляют хотя и осторожное, но заинтересованное внимание к подобной информации, несмотря на все ее качественные недостатки. К числу заслуживающих внимания результатов исследования можно отнести следующие. Большинство замужних женщин сообщали, что они являются активными сексуальными партнерами (выступают инициаторами сексуальных отношений и берут на себя активную роль). Практически все респонденты имели опыт орально-генитального секса. Семь из десяти респонденток отмечали, что их секс с мужем является «хорошим» или «очень хорошим». Чем религиознее были женщины, тем в большей степени они считали себя удовлетворенными своими сексуальными отношениями. Каждая третья женщина имела опыт внебрачных половых контактов. И наконец, 4% женщин, достигших 40 лет, имели сексуальный опыт с другой женщиной.

Результаты более недавнего журнального опроса, представляющие особый интерес для студентов, были опубликованы в книге «Секс в студенческих городках» (Sex on Campus, Elliott & Brantley, 1997). В данной книге излагается информация, полученная с помощью вопросников, разосланных журналом Details («Подробности») и издательством Random House Publishers. Из 20 тысяч разосланных вопросников лишь 2000 были возвращены полностью заполненными. Очевидно, что столь высокий процент неответов и отсутствие адекватной выборки не позволяют делать широкие обобщения на основании результатов данного исследования. Однако некоторые данные, полученные в ходе этого исследования, очень близки к результатам других опросов, проведенных с использованием техник формирования более репрезентативных выборок. Таким образом, мы можем, хотя и с осторожностью, рассматривать результаты данного исследования как отражающие характер интимной жизни современных студентов. Некоторые из них таковы:

— Длительная привязанность к интимному партнеру активно одобрялась значительным большинством респондентов, как мужчин, так и женщин (70% однозначно высказались в поддержку института брака).

— Более половины респондентов указали «любовь» в качестве наиболее важной составляющей, оказывающей влияние на качество секса.

— Хорошая коммуникация оказалась на втором месте в числе факторов, влияющих на качество секса.

— Менее половины респондентов указали, что они постоянно используют средства безопасного секса.

— Каждая пятая женщина сообщила, что по отношению к ней применялись физические средства принуждения к сексуальным отношениям со стороны партнеров по свиданиям или знакомых.

Мы могли бы привести и другие примеры журнальных опросов, однако в этом нет необходимости, поскольку общие недостатки, присущие такого рода псевдоисследованиям, по-видимому, уже очевидны для читателей, и дальнейшие описания мало что добавят к этой картине. В журнальных опросах не используется научная методология исследований, и этому типу опросов органически присущи искажения выборки. Однако это не означает, что вся информация, получаемая с помощью таких опросов, не имеет никакой научной ценности, как утверждают некоторые критики (см. Laumann et al., 1994, p. 45). Мы, конечно, должны помнить о той основной цели, которую преследуют такие опросы (развлечение и продажа товаров), и оставаться скептичными в отношении используемых в них ненаучных методов. Но благодаря этим опросам мы все же можем получить некоторое представление об опыте определенных специфических выборок людей в сфере сексуальности.

Оценка исследований: вопросы для анализа

Мы надеемся, что материал, излагаемый нами в данной книге, поможет вам научиться отличать этически грамотные и научно обоснованные сексуальные исследования от многочисленных поверхностных и ненаучных опросов общественного мнения, широко распространенных в современных СМИ. И даже в тех случаях, когда вам предъявляются результаты серьезных исследований, разумно оставаться критически настроенными и воздерживаться от вполне объяснимого желания принимать информацию за факты лишь на основании ее «наукообразной» оболочки. Следующий список вопросов может оказаться полезным при оценке научной обоснованности исследований, сексологических или любых других, которые предлагаются вашему вниманию.

1. Каков авторитет исследователей? Имеют ли они профессиональную подготовку? Сотрудничают ли с авторитетными учреждениями (исследовательскими центрами, учебными заведениями и т. д.)? Сотрудничают ли они с отдельными группами, преследующими специфические интересы и, возможно, заинтересованными в публикации определенного рода данных или выводов?

2. В каких средствах массовой информации опубликованы результаты исследований: в авторитетных научных журналах, учебниках, популярных журналах, в газетах, в сети Интернет?

3. Какой подход или какого типа научные методы использовали исследователи? Были ли соблюдены необходимые научные процедуры?

4. Участвовало ли в исследованиях достаточное количество испытуемых и есть ли основания подозревать, что при формировании выборки имели место искажения?

5. Имеются ли основания распространять полученные результаты на более широкую популяцию, выходящую за пределы исследовательской выборки? В каких пределах мы можем делать обоснованные обобщения?

6. Есть ли основания считать, что данные были искажены вследствие использованной методологии исследований? (Могло ли присутствие интервьюера способствовать сообщению ложных ответов? Мог ли факт съемки накладывать ограничения на достоверность ответов?)

7. Известны ли результаты других опубликованных исследований, подтверждающих либо опровергающих результаты данного исследования?

Сексология в новом тысячелетии: взгляд в будущее

В недавно опубликованной статье известный сексолог и директор Института Кинси Джон Бэнкрофт (John Bancroft, 1999) отмечает, что многие актуальные проблемы, преследующие население всего земного шара, такие как перенаселение и болезни, передаваемые половым путем, непосредственно связаны с сексом. Этот факт означает, что потребность в надежной и совершенной сексологической науке стоит в наши дни не менее остро, чем в любой другой период истории человечества. Бэнкрофт подчеркивает, что сексологам необходимо более широко использовать междисциплинарный подход к своей науке. Естественно, мы не можем рассчитывать на всестороннее понимание человеческой сексуальности без рассмотрения биологических, культурных и психологических факторов. Все они оказывают то или иное влияние на нашу сексуальность. Важен также и учет взаимодействия между этими факторами. И все вместе это отражается как на отдельных индивидах, так и на парах и целых социальных группах. Мы надеемся, что сексология XXI столетия получит толчок к дальнейшему развитию благодаря сотрудничеству исследователей в области сексуальности, придерживающихся психологического, социокультурного и биомедицинского подходов.

Бэнкрофт также замечает, что сексологи лишь в последнее время начали разрабатывать теории, помогающие объяснить ряд сложных вопросов в отношении человеческой сексуальности. В новом тысячелетии мы можем ожидать появления самых разнообразных теоретических моделей, в которых осуществлялся бы синтез имеющихся данных с целью более глубокого понимания и предсказания сексуального поведения людей.

Стоит обратить внимание на тот факт, что вступив в XXI век, сексология продолжает одиноко скитаться среди различных научных отделений колледжей и университетов, не находя себе пристанища в качестве самостоятельной научной дисциплины. Известный социолог Ира Рейсс (Ira Reiss), автор многих книг, посвященных человеческой сексуальности, недавно высказала точку зрения, что сексологам пора ввести университетский курс по самостоятельной дисциплине — сексуальной науке. Рейсс представляет себе сексуальную науку как дисциплину, в рамках которой совместными усилиями специалистов в области сексуального образования, семейной терапии, социологии, психологии, сексуальной медицины, антропологии и биологии, а также представителей других наук будет сформирована междисциплинарная комплексная база сексологии нового тысячелетия (Reiss, Contemporary Sexuality, 1999а).

Рейсс убедительно доказывает, что для общенационального признания сексологии и получения финансирования для сексологических исследований крайне важно основать отдельную дисциплину сексуальной науки. Возможно, в ближайшее время и не удастся найти отдельный университет с достаточным количеством специалистов в области сексологии и смежных с ней наук, чтобы ввести полноценную программу, рассчитанную на получение ученых степеней по профилю сексуальной науки. Однако решением может стать разработка программы, включающей сотрудничество нескольких университетов. Специалисты, уже работающие в сфере образования или исследований в области человеческой сексуальности, с помощью широко используемых технологий дистанционного образования, видео, сети Интернет и электронной почты все вместе смогут учредить междисциплинарную межуниверситетскую программу по профилю сексуальной науки на относительно небольшие средства.

Обострение многих социальных проблем, имеющих международный характер, таких как перенаселение, сексуальное насилие над детьми, изнасилования, подростковая беременность и в особенности эпидемия СПИДа побуждает правительства вкладывать средства в сексологические исследования в невиданных ранее масштабах (Catania, 1999b; Seal et al., 2000). Рейсс утверждает, что сексологам следует объединить свои усилия в создании новой национально признанной дисциплины — сексуальной науки. И тогда они смогут наравне с представителями других научных дисциплин пользоваться преимуществами при получении грантов для проведения необходимых исследований. Сексологи, по их словам, нередко сталкиваются «с препятствием, состоящим в том, что финансирующие органы не имеют представления о том, кто мы такие» (Reiss, Contemporary Sexuality, 1999а, p. 17). Нам остается только надеяться, что на заре нового тысячелетия эта мечта о сексуальной науке как самостоятельной дисциплине воплотится в реальность.

Резюме главы

Цели сексологии

— Цели сексологии включают понимание, предсказание и контролирование человеческого поведения.

— Цель контролирования поведения часто регулируется или ограничивается этическими соображениями.

Неэкспериментальные методы исследования

— К неэкспериментальным методам исследования сексуальности относятся исследование конкретных случаев, опросы и непосредственное наблюдение.

— Исследование конкретных случаев, как правило, позволяет получить большое количество информации об одном или нескольких индивидах. Этот метод имеет два преимущества: гибкость и возможность исследовать специфические формы поведения и чувства на глубинном уровне. К недостаткам данного метода относятся отсутствие контроля со стороны исследователя, возможное влияние субъективных предпочтений исследователей и несовершенство техники формирования выборки, часто ограничивающее возможность распространения полученных результатов на более широкие популяции.

— Большая часть информации о сексуальном поведении человека была получена методом опроса относительно больших групп людей с применением письменных вопросников или интервью. Вопросники обладают теми преимуществами, что они могут быть заполнены анонимно, а их использование не требует значительных материальных и временных затрат. Интервью является более гибким методом и позволяет установить более тесный контакт между исследователем и участником опроса.

— При использований опросных методов исследователи сексуальности сталкиваются с общими проблемами, к числу которых относятся:

—— Практическая невозможность обеспечить стопроцентное участие произвольно отобранных испытуемых. Это затрудняет формирование репрезентативной выборки. Самоотбор, или «искажение добровольности», является общераспространенной проблемой.

—— Причиной искажений являются также неответы. Кроме того, нерешенным остается вопрос, имеются ли существенные различия между установками и формами поведения лиц, изъявляющих желание участвовать в исследованиях, и лиц, отказывающихся от участия?

—— Демографические искажения. В большинстве исследовательских выборок преобладают белые, хорошо образованные представители среднего класса.

—— Проблема достоверности. Самоотчеты респондентов могут обладать весьма низкой достоверностью вследствие ограничений, накладываемых несовершенством памяти, желанием приукрасить действительность, чувством вины и простым недопониманием.

— Опросы, проведенные Кинси, представляют собой широкомасштабные исследования человеческого сексуального поведения. Однако их ценность отчасти ограничивается использованными техниками формирования выборок, в которых преобладали молодые образованные городские жители.

— Общенациональный опрос в области здравоохранения и социальной жизни по праву можно назвать лучшим опросным исследованием, когда-либо проведенным в Соединенных Штатах в сфере сексуальности. Кроме того, это единственное исследование такого рода, достоверно отражающее сексуальные практики широких слоев американского населения в 1990-х годах.

— Учеными было проведено лишь незначительное количество сексологических исследований с использованием метода непосредственного наблюдения, поскольку сексуальные проявления имеют в высшей степени интимный характер. В тех случаях, когда такие исследования удается провести, факт наблюдения значительно снижает возможность фальсификации данных. Однако присутствие наблюдателя может оказывать влияние на поведение испытуемых. Кроме того, в ряде случаев надежность регистрируемых наблюдений может быть поставлена под сомнение из-за пристрастий и предпочтений самого исследователя, ведущих к необъективной оценке событий.

Экспериментальный метод

— В ходе экспериментальных исследований испытуемым предъявляются события (стимулы) в контролируемых условиях, позволяющих производить надежные измерения их реакций.

— Целью использования экспериментального метода является установление причинно-следственных отношений между зависимыми и независимыми переменными.

— Независимая переменная представляет собой условие, или компонент, эксперимента, находящееся под контролем манипулирующего им исследователя. Зависимая переменная представляет собой результат, или результирующее поведение, которое исследователь наблюдает и регистрирует, но не контролирует.

— Экспериментальные исследования обладают двумя преимуществами: возможностью контроля значимых переменных и непосредственного анализа вероятных причинных факторов. Однако в силу искусственного характера экспериментальных лабораторных условий реакции испытуемых могут отличаться от реакций, свойственных им в естественных условиях.

Технологии сексологических исследований

— Прибор для измерения напряжения пениса, вагинальный фотоплетисмограф, а также вагинальный и ректальный миографы представляют собой электрические приборы, используемые для измерения сексуальных реакций.

— Компьютерные методы самоинтервьюирования, видео-КМСИ и аудио-КМСИ все более эффективно используются учеными с целью сбора информации, касающейся интимных вопросов, у детей, подростков и взрослых.

Этические правила проведения сексуальных исследований с людьми

— Сексологи, а также исследователи других областей науки следуют общим этическим принципам, обязывающим их обеспечивать сохранение благополучия, достоинства, прав, здоровья и безопасности людей, выступающих в качестве испытуемых.

— Этические правила требуют получения сознательного согласия участников исследования. Также следует избегать процедур, способных нанести испытуемым физический или психологический вред, и обеспечивать конфиденциальность, касающуюся как данных, так и личности участников.

Феминистская теория и сексологические исследования

— Ученые-феминисты считают, что исследователи сексуальности уделяют чрезмерное внимание мужчинам. А это, по их мнению, подход, часто приводящий к игнорированию и недооценке женского сексуального опыта. Ученые-феминисты также полагают, что рамки сексуальных исследований, преимущественно ориентированных на сбор количественных данных, следует существенно расширить. Они должны включать в себя более подробное изучение качественных показателей, а также субъективного опыта и значения сексуальности как для женщин, так и для мужчин.

СМИ и сексологические исследования

— Средства популярной информации, как, например, журнальные секс-опросы, для многих людей являются основным источником знаний о сексе.

— Однако несмотря на использование огромных по размерам выборок, результаты проводимых в СМИ опросов следует интерпретировать с большой осторожностью. Причина этого в том, что в них, как правило, используется весьма несовершенная научная методология исследований и данному типу опросов органически присущи искажения выборки.

Оценка исследований: вопросы для анализа

— При оценке исследований сексуального поведения имеет смысл выяснить, кто проводил исследования, проанализировать используемые методы, а также техники формирования выборки и сравнить результаты данного исследования с результатами более авторитетных исследований.

Сексология в новом тысячелетии: взгляд в будущее

— Сексологам следует в большей степени придерживаться междисциплинарного подхода к своей науке, а также расширять сотрудничество с представителями психологического, социокультурного и биомедицинского подходов.

— Сексология XXI столетия получила бы толчок к дальнейшему развитию благодаря введению самостоятельной научной дисциплины — сексуальной науки. Это позволило бы сексологам получить общенациональное признание и облегчило бы получение финансирования для своих исследований.

Рекомендуемая литература

Abramson, Paul (1990). «Sexual Science: Emerging Discipline or Oxymoron?» Journal of Sex Research, 27, 147-165.

Прекрасная статья, рассматривающая некоторые методологические проблемы, с которыми сталкиваются исследователи-сексологи, и убедительно доказывающая важность строгого научного подхода к данной области исследований.

Bancroft, John (Ed.) (2000) The Role of Theory in Sex Research. Bloomington, IN: Indiana University Press.

Это академическое издание содержит записи семинаров, проводимых в Институте Кинси и посвященных роли теории в сексологических исследованиях.

Bullough, Vern (1994). Science in the Bedroom: A History of Sex Research. New York: Basic Books.

Строго научная, но легко читаемая книга, в которой вы найдете красочное повествование об истории сексологических исследований с начала XIX века до наших дней.

Byrne, Donn; and Kelley, Kathryn (Eds.) (1986). Alternative Approaches to the Study of Sexual Behavior. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Содержательная книга, предлагающая глубокий анализ методов исследования, используемых в современной сексологии.

Journal of Sex Research, February 1999, Volume 36.

Специальный выпуск этого издания целиком посвящен вопросам методологии сексологических исследований.

Kimmel, Allan (1988). Ethics and Values in Applied Social Research. Beverly Hills, CA: Sage.

В книге проводится интересный и наводящий на глубокие размышления анализ этических вопросов, с которыми часто сталкиваются исследователи в области социальных наук.

Laumann, Edward; Gagnon, John; Michael, Robert; and Michaels Stuart (1994). The Social Organization of Sexuality. Chicago: University of Chicago Press.

Подробный отчет о результатах наиболее широкомасштабного и репрезентативного из проведенных на сегодняшний день опросов, посвященных сексуальным практикам и установкам американского населения.

Pomeroy, Wardell (1972). Dr. Kinsey and the Institute of Sex Research. New York: Harper & Row.

Достоверная и увлекательная история жизни и исследований Кинси, увиденная глазами «очевидца» — одного из его коллег, работавшего с ним с самых первых дней.

Wiederman, Michael (2001). Understanding Sexuality Research.

Полезное справочное издание, помогающее критически осмыслить область сексологических исследований.

Сетевые ресурсы

Kinsey Institute for Research in Sex, Gender, and Reproduction (Институт Кинси по исследованию сексуальности, гендерных вопросов и планирования семьи)

www.indiana.edu/~kinsey/

Институт Кинси, учрежденный основоположником сексологических исследований Альбертом Кинси, организовал сайт, посвященный проведению междисциплинарных исследований по вопросам человеческой сексуальности. В разделах сайта «Исследования» (Research) и «Публикации» (Publications) описываются наиболее интересные работы этого исследовательского центра.

Society for the Scientific Study of Sex, SSSS (Общество Научного изучения сексуальности )

www.ssc.wisc.edu/ssss/

На данном сайте вы найдете анонсы конференций и исследований, проходящих под руководством и при поддержке SSSS, авторитетной организации ученых и профессионалов, работающих на благо расширения наших знаний в области сексуальности.

Human Sexuality Studies (Исследования человеческой сексуальности)

hmsx.sfsu.edu

Государственный университет Сан-Франциско (San Francisco State University) разработал собственную Программу исследований человеческой сексуальности. Согласно этой Программе проводятся аттестации ученых младших научных степеней, а также исследовательские и тренинговые программы в области сексуальности. На сайте описывается программа университета и предлагаемые курсы, а также размещается информация о предстоящих мероприятиях.

Society for the Psychological Study of Lesbian, Gay, and Bisexual Issues (Общество психологического изучения вопросов гомосексуализма, лесбиянства и бисексуальности)

www.apa.org/divisions/div44/

Американская психологическая ассоциация имеет более 50 отделений. Одно из них, отделение 44, рассматривает вопросы сексуальной ориентации и размещает на своем сайте информацию о последних исследованиях в этой области.

ГЛАВА 3. МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА: МУЖЕСТВЕННОСТЬ И ЖЕНСТВЕННОСТЬ

Чем различаются половая принадлежность и гендерная?

Какова взаимосвязь между гендерной идентичностью и гендерной ролью?

Формирование гендерной идентичности

Что в большей степени — биологические факторы или процесс социального научения — определяет наше ощущение гендерной идентичности? Как лучше всего «лечить» интерсексуальных детей, рожденных с амбивалентными наружными половыми органами?

Транссексуализм и трансгендеризм

Каковы причины транссексуализма и чем данное явление отличается от трансгендеризма? Какова взаимосвязь между отклонениями гендерной идентичности и сексуальной ориентацией?

Гендерные роли

Какова роль родителей, сверстников, школы и учебников, телевидения и религии в процессе социализации гендерных ролей? Каково влияние гендерно-ролевых ожиданий на нашу сексуальность?

«С самого раннего детства меня начали обучать адекватным формам гендерного поведения. Помню, как я думала: какая несправедливость, что мне ежедневно приходится делать уборку, тогда как обязанности моего брата ограничиваются выносом мусора. Когда я спрашивала маму, почему, та отвечала: «Потому что он — мальчик, и это мужская работа, а ты девочка и должна выполнять женскую работу».» (Из авторских архивов)

Прочитайте следующее предложение и заполните пробелы:

В данном обществе _____ является доминирующим, бесстрастным, управляющим партнером, тогда как _____ является воспринимающим и эмоционально зависимым лицом.

Если вы полагаете, что первый пробел следует заполнить словом мужчина, а второй — словом женщина, то вы ошибаетесь. В данном обществе, а именно в обществе чамбули в Новой Гвинее традиционные паттерны мужского и женского поведения диаметрально противоположны стереотипным паттернам, характерным для США (Mead, 1963). (Открывающая же данную главу цитата служит типичной иллюстрацией американских гендерно-ролевых стереотипов.) Резкий контраст между ожиданиями в отношении мужчин и женщин, господствующими в племени чамбули и в американском обществе, ставит перед нами ряд принципиальных вопросов. Что входит в понятия мужественности и женственности? Как могут ожидания и представления, касающиеся обоих полов, столь сильно различаться в зависимости от культуры? Являются ли гендерные формы поведения результатом воспитания и существует ли биологический базис поведенческих различий между мужчинами и женщинами? Какое влияние оказывают гендерно-ролевые ожидания на сексуальные отношения полов? Рассмотрению этих и других вопросов и посвящена данная глава.

Мужчина и женщина, мужественность и женственность

На протяжении многих веков люди полагали, что мы являемся мужчинами либо женщинами по факту рождения и начинаем делать то, что свойственно делать мужчинам либо женщинам, в результате естественного биологического роста. Единственное казавшееся необходимым объяснение сводилось к указанию на то, что «природа берет свое». Данная точка зрения отличалась простотой, придающей миру видимость порядка. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что процесс формирования нашей «мужественности» или «женственности» является значительно более сложным. Во многих же отношениях наше поведение, как в сексуальном, так и в более широком смысле, определяется именно этим аспектом нашей индивидуальности. Эта поражающая воображение сложность и является основным предметом нашего дальнейшего обсуждения. Но сначала полезно будет определиться с некоторыми важными терминами.

Половая и гендерная принадлежность

Многие авторы используют термины «пол» и «гендер» как синонимы. Однако каждый из этих терминов имеет собственное специфическое значение. Пол указывает на нашу биологическую принадлежность к числу мужчин или женщин. Биологический пол характеризуется двумя аспектами: генетическим полом, определяющимся нашими половыми хромосомами, и анатомическим полом, включающим очевидные физические различия между мужчинами и женщинами. Понятие гендер охватывает круг специфических психосоциальных значений, дополняющих понятие биологической мужественности и женственности. Таким образом, если наш пол определяется различными физическими атрибутами (хромосомами, наличием пениса или вульвы и т. д.) то наш гендер включает психологические и социокультурные характеристики, ассоциирующиеся с нашим полом. Иными словами, наша гендерная принадлежность характеризует нашу «мужественность» или «женственность». В данной главе мы будем использовать термины маскулинность (мужественность) и фемининность (женственность) для характеристики форм поведения, типичных для мужчин или для женщин. Одним из нежелательных аспектов использования подобных ярлыков служит то, что они могут ограничивать спектр форм поведения, демонстрируя которые люди чувствуют себя комфортно. Так, мужчина может воздерживаться от проявлений заботы, боясь показаться женоподобным, а женщина может избегать уверенного поведения из опасения походить на мужчину. В наши намерения отнюдь не входит укрепление стереотипов, ассоциирующихся с подобными ярлыками. Однако мы считаем необходимым использовать эти термины при обсуждении гендерных вопросов.

Пол. Биологическая принадлежность к сообществу мужчин или женщин.

Гендер. Психосоциальные и социокультурные характеристики, ассоциирующиеся с нашим полом.

Встречая людей впервые, мы сразу обращаем внимание на их пол и на основании половой принадлежности делаем предположения относительно их наиболее вероятного поведения. Иными словами, мы делаем гендерные предположения. Для большинства людей гендерные предположения составляют важный элемент повседневных социальных контактов. Мы разделяем людей на принадлежащих либо нашему, либо другому полу. (Мы избегаем термина противоположный пол, поскольку считаем, что его использование преувеличивает различия между мужчинами и женщинами.) Многие из нас испытывают трудности, общаясь с лицами, в гендерной принадлежности которых мы не вполне уверены. Не будучи убеждены, что правильно идентифицировали гендерную принадлежность своего собеседника, мы испытываем замешательство и неловкость.

Гендерные предположения. Предположения о наиболее вероятном характере поведения людей, которые мы делаем на основании их половой принадлежности.

Гендерная идентичность и гендерные роли

Под гендерной идентичностью понимается субъективное ощущение человеком своей принадлежности к мужскому или женскому полу. Большинство людей уже в течение первых лет жизни начинают осознавать себя представителями мужского либо женского пола. Однако нет никакой гарантии в том, что гендерная идентичность человека будет совпадать с его биологическим полом. Так, некоторые люди испытывают значительные неудобства, пытаясь идентифицировать себя как мужчину или женщину. Мы рассмотрим этот вопрос более подробно на следующих страницах этой главы.

Гендерная идентичность. Психологическое ощущение себя мужчиной либо женщиной.

Термином гендерная роль (иногда используется термин половая роль) обозначается совокупность установок и форм поведения, считающихся в определенной культуре нормальными и приемлемыми (адекватными) для представителей того или иного пола. Гендерные роли формируют у людей связанные с их полом поведенческие ожидания, которые они должны оправдывать. Поведение, рассматривающееся как социально приемлемое для мужчины, называется маскулинным, а для женщины — фемининным. В дальнейшем обсуждении, используя термины маскулинный и фемининный, мы будем иметь в виду именно эти социализированные представления.

Гендерная роль. Совокупность установок и форм поведения, считающихся в определенной культуре нормальными и приемлемыми для представителей того или иного пола.

Гендерно-ролевые ожидания являются культурно обусловленными и варьируют от одного общества к другому. Так, в обществе чамбули проявления эмоциональности со стороны мужчин считаются вполне нормальными. Американское же общество придерживается несколько иных взглядов по данному вопросу. Поцелуй в щеку считается женской формой поведения, а потому рассматривается как неприемлемый между мужчинами в американском обществе. В то же время такое поведение не противоречит мужским ролевым ожиданиям во многих европейских и восточных культурах.

Помимо особенностей культуры наши представления о «мужественности» и «женственности» определяются также и исторической эпохой, в контексте которой рассматриваются соответствующие формы поведения. Так, если бы в американской семье 50-х годов отец оставался дома и заботился о своих детях дошкольного возраста, пока его жена совершала деловые поездки, его поведение, вероятно, послужило бы поводом для крайнего удивления, если не для насмешек. Сегодня молодые пары значительно чаще распределяют между собой домашние обязанности. Они исходят скорее из практических соображений, чем из предвзятых представлений о том, как «должны» вести себя мужчины и женщины. Современный этап развития нашего общества в большей степени, чем какой-либо другой период его истории, является периодом пересмотра мужских и женских ролей. Многие из тех, кто воспитывался под влиянием жестких гендерно-ролевых стереотипов, сегодня испытывают на себе последствия своего воспитания и стремятся освободиться от его сдерживающих механизмов. Тот факт, что мы принимаем участие в этом историческом процессе, может вызывать у нас и восхищение и замешательство. Далее в этой главе (а также и в последующих главах этой книги) мы будем обсуждать влияние как традиционных, так и новых гендерных ролей. Но сначала давайте рассмотрим процесс, посредством которого формируется наша гендерная идентичность.

Формирование гендерной идентичности

Аналогично цвету наших волос и глаз, гендерная принадлежность является составляющей нашей индивидуальности, которую большинство людей воспринимают как данность. И действительно, гендерная идентичность, как правило, хотя и не всегда, «является естественным дополнением» к определенным биологическим органам, которые мы имеем. Однако гендерная идентичность не сводится лишь к обладанию внешностью мужчины или женщины. Как мы вскоре убедимся, на вопрос о том, каким образом мы начинаем думать о себе как о мужчине либо как о женщине, существует два ответа. Первое объяснение сводится к биологическим процессам, вступающим в действие вскоре после зачатия и завершающимся до момента рождения. Основой второго объяснения является теория социального научения, рассматривающая культурные влияния, воздействующие на нас в период раннего детства. Эта теория объясняет как особенности нашей гендерной идентичности, так и личную значимость для нас нашей принадлежности к мужскому или женскому полу. Но начнем мы с рассмотрения биологических процессов, участвующих в формировании гендерной идентичности.

Гендерная идентичность как биологический процесс: нормальная пренатальная дифференциация

С момента зачатия на дифференциацию полов на мужской и женский оказывают влияние многочисленные биологические факторы. На следующих страницах мы проанализируем, как происходит биологическая половая дифференциация в период пренатального развития. Наше описание будет построено по хронологическому принципу: мы начнем с момента зачатия и рассмотрим различия мужских и женских хромосом. Затем мы перейдем к развитию гонад, выработке гормонов, формированию внутренней и наружной репродуктивных структур и закончим рассмотрением половой дифференциации мозга.

Пол на хромосомном уровне

Наш биологический пол определяется при зачатии хромосомным составом сперматозоида (мужской половой клетки), оплодотворяющего яйцеклетку, или яйцо (женскую половую клетку). Все клетки человеческого организма, за исключением половых клеток, содержат набор из 46 хромосом, состоящий из 23 пар (рис. 3.1). Двадцать две из них являются комплементарными. Иными словами, хромосомы, входящие в состав каждой пары, практически идентичны. Эти комплементарные пары, называемые автосомами, одинаковы и у мужчин и у женщин. Они не оказывают влияния на дифференциацию полов. Однако одна хромосомная пара — пара половых хромосом — у мужчин и женщин различная. Женщины имеют две сходные хромосомы, обозначаемые XX, тогда как мужчины имеют различные хромосомы, обозначаемые XY.

Сперматозоид. Мужская половая клетка.

Яйцеклетка. Женская половая клетка.

Автосомы. 22 пары человеческих хромосом, не оказывающих значительного влияния на дифференциацию полов.

Половые хромосомы. Единичный набор хромосом, оказывающий определяющее влияние на биологический пол.

Рис. 3.1. Человеческая клетка содержит 22 пары комплементарных (идентичных друг другу) автосом и одну пару половых хромосом. В норме женщина имеет две X-хромосомы, а мужчина — X-хромосому и Y-хромосому

Как уже отмечалось выше, половые клетки являются исключением из правила, распространяющегося на весь 23-парный набор. В результате биологического процесса, известного как мейоз, созревшие половые клетки содержат только половину полного набора хромосом — по одному компоненту каждой пары. (Данный процесс необходим, чтобы избежать удвоения полного числа хромосом, когда половые клетки соединяются при зачатии.) Нормальная женская яйцеклетка (или яйцо) содержит 22 автосомы плюс одну X-хромосому. Нормальный мужской сперматозоид содержит 22 автосомы плюс либо X-, либо Y-хромосому. В яйцеклетке, оплодотворенной сперматозоидом, несущим Y-хромосому, образуется комбинация XY. В результате этого рождается мальчик. С другой стороны, если яйцеклетку оплодотворяет Х-несущий сперматозоид, образуется комбинация XX. В результате этого рождается девочка. Для формирования полноценных внутренних и наружных структур женского организма необходимы две X-хромосомы. Если же в наборе присутствует одна Y-хромосома, у ребенка формируются мужские наружные половые органы и органы размножения (Harley et al., 1992; Page et al., 1987).

Недавно исследователям удалось локализовать единичный ген на короткой ветви человеческой Y-хромосомы. Этот ген, по-видимому, и играет решающую роль в запуске последовательности событий, приводящих к формированию мужских гонад, или яичек. (Как мы вскоре увидим, яички, в свою очередь, выделяют гормоны, стимулирующие формирование других структур мужского организма.) «Мужской» ген, ответственный за формирование мужского организма (определяющий появление яичек), получил название SRY-гена (Jegalian & Lahn, 2001; Terrinoni et al., 2000).

Яички. Мужские гонады, расположенные в мошонке и вырабатывающие сперму и половые гормоны.

Результаты исследования, проведенного итальянскими и американскими учеными, позволяют предположить, что, возможно, существует также и «женский» ген или гены, ответственные за формирование женского организма. Ученые исследовали четыре случая обратного превращения мужских организмов в женские у индивидов, обладающих XY-хромосомами и функционирующими SRY (мужскими) генами.

У троих из четырех исследуемых лиц абсолютно отчетливо наблюдались женские внешние половые органы. Половые органы четвертого индивида носили амбивалентный характер. Если бы мужской ген являлся решающим фактором, определяющим биологический пол, подобных обратных превращений не могло бы произойти. Что же явилось причиной этих превращений? В ходе анализа ДНК исследуемых лиц был обнаружен факт дупликации крохотного участка генетического материала на короткой ветви X-хромосом. В результате, каждый из этих индивидов обладал двойной дозой гена, получившего обозначение DSS. Именно этот факт и явился причиной превращения в остальном нормального мужского плода в женский (Bardoni et al., 1994).

Полученные результаты позволяют предположить, что ген (или гены), содержащиеся в X-хромосоме, способствуют развитию недифференцированных гонад в женском направлении, аналогично тому как SRY-ген способствует началу формирования мужских половых структур. Данное наблюдение противоречит господствовавшему в течение длительного времени представлению о том, что человеческий зародыш является изначально женским. Противоречит оно и убеждению, что в отличие от пренатальной дифференциации, ведущей к появлению мужского организма, для дифференциации, ведущей к появлению женского организма, не требуется наличия запускающих факторов на генетическом уровне.

Пол на гонадном уровне

В первые недели после зачатия структуры позднее развивающиеся в органы размножения, или гонады, одинаковы у мужчин и женщин (рис. 3.2, а). Дифференциация начинается спустя приблизительно 6 недель после зачатия. Разовьется ли масса недифференцированных половых тканей в мужские или женские гонады, определяется генетическими факторами (Clarnette et al., 1997). К этому моменту продукт (или продукты) SRY-гена мужского плода инициируют процесс превращения зародышевых гонад в яички. Если продукты SRY-гена отсутствуют, а также, вероятно, под влиянием DSS или других женских генов, недифференцированные гонадные ткани развиваются в яичники (рис. 3.2, б).

Гонады. Мужские и женские половые железы — яички и яичники.

Яичники. Женские гонады, производящие яйцеклетки и половые гормоны.

Рис. 3.2. Пренатальное развитие мужской и женской внутренней системы каналов от недифференцированной (до 6-й недели) к дифференцированной

По окончании процесса формирования яичники или яички начинают выделять собственные половые гормоны. Как мы увидим далее, эти гормоны становятся решающим фактором в дальнейшей половой дифференциации. Генетические же влияния прекращают свое действие.

Пол на гормональном уровне

Как и другие железы эндокринной системы (системы бесканальных желез, включающих гипофиз, щитовидную, паращитовидную, надпочечниковые и поджелудочную железы), гонады вырабатывают гормоны и выделяют их непосредственно в кровь. Яичники вырабатывают два типа гормонов: эстрогены и прогестационные соединения. Эстрогены, наиболее важным из которых является эстрадиол, оказывают влияние на развитие женских физических признаков и участвуют в регулировании менструального цикла. Наиболее важным с физиологической точки зрения из известных прогестационных соединений является прогестерон. Его функции включают участие в регулировании менструального цикла и стимуляцию развития стенок матки в периоды подготовки к беременности. Основными гормональными продуктами яичек являются андрогены. Наиболее важный из них, тестостерон, оказывает влияние на развитие мужских физических половых признаков и сексуальной мотивации. У обоих полов надпочечниковые железы также выделяют половые гормоны, включая небольшое количество эстрогена и большое количество андрогена.

Эстрогены. Класс гормонов, регулирующих менструальный цикл и ответственных за развитие вторичных женских половых признаков.

Прогестационные соединения. Класс гормонов, включая прогестерон, вырабатываемый яичниками.

Андрогены. Класс гормонов, способствующих развитию мужских гениталий и вторичных половых признаков, а также оказывающих влияние на сексуальную мотивацию обоих полов. Данные гормоны вырабатываются надпочечниковыми железами как у мужчин, так и у женщин, а также яичками у мужчин.

Пол на уровне внутренних репродукционных структур

Приблизительно на 8-й неделе после зачатия половые гормоны начинают играть важную роль в дифференциации полов. К этому времени две проводящие системы, показанные на рис. 3.2, a — каналы Вольфа и каналы Мюллера — начинают дифференцироваться, формируясь во внутренние структуры, показанные на рис. 3.2, б. У мужского плода андрогены, выделяемые яичками, стимулируют развитие каналов Вольфа и превращение их в семявыносящие протоки, семенные пузырьки и эякуляторный канал. Другое выделяемое яичками вещество известно как тормозящее вещество Мюллера (Mullerian inhibiting substance, MIS). Это вещество вызывает усыхание и исчезновение системы каналов Мюллера у мужчин (Clarence et al., 1997; Lee et al., 1997). Каналы Мюллера развиваются в фаллопиевы трубы, матку и внутреннюю треть вагины, а проводящая система Вольфа атрофируется.

Пол на уровне наружных половых органов (гениталий)

Наружные половые органы формируются аналогичным образом. До тех пор пока гонады не начнут выделять собственные гормоны на 6-й неделе после зачатия, ткани мужских и женских наружных половых органов остаются недифференцированными (рис. 3.3). Из этих тканей начинают формироваться либо мужские, либо женские гениталии. Это зависит от присутствия либо отсутствия продукта тестостерона, выделяемого у мужчин и известного как дигидротестостерон (ДГТ). ДГТ стимулирует развитие мошонки из мошоночной выпуклости. Из генитальных туберкул и генитальных складок начинают развиваться гланы (головки) и ствол пениса соответственно. Генитальные складки срастаются вокруг уретры, формируя ствол пениса, а оба края мошоночной выпуклости срастаются, формируя мошонку. У женщин подобного срастания не происходит. Если отсутствует тестостерон (а также, вероятно, под влиянием веществ, стимулируемых DSS или женским геном), генитальные туберкулы превращаются в клитор, а генитальные складки — в малые половые губы. Оба края мошоночной выпуклости при этом дифференцируются в большие половые губы. К 12-й неделе процесс дифференциации завершается: у плода мужского рода отчетливо видны пенис и мошонка, а у плода женского рода — половые губы и клитор.

Рис. 3.3. Пренатальное развитие мужских и женских наружных половых органов из недифференцированных в дифференцированные

Поскольку наружные половые органы, гонады, а также ряд внутренних структур у мужчин и женщин развиваются из одних и тех же зародышевых тканей, неудивительно, что они являются соответствующими друг другу, или гомологичными, органами. В табл. 3.1 приводятся соответствия женских и мужских органов.

Таблица 3.1. Гомологичные половые органы

Женские

Мужские

Клитор

Головка пениса

Капюшон клитора

Крайняя плоть пениса

Малые половые губы

Ствол пениса

Большие половые губы

Скротальный мешочек (мошонка)

Яичники

Яички

Каналы Скина

Предстательная железа (простата)

Железы Бартолина

Железы Купера

Половая дифференциация мозга

Результаты исследований позволяют предположить, что существует ряд значимых функциональных и структурных различий между мозгом мужчины и женщины. Эти различия являются результатом, по крайней мере отчасти, пренатального процесса половой дифференциации (Gur et al., 1995; Reiner, 1997; Witelson, 1991). Они касаются как минимум двух основных отделов мозга: гипоталамуса, а также левого и правого полушарий головного мозга (рис. 3.4).

Рис. 3.4. Отделы головного мозга: а) на поперечном сечении человеческого мозга показан гипоталамус; б) вид сверху показывает левое и правое большие полушария

Рядом исследователей была обнаружена связь между различиями мужского и женского гипоталамуса и присутствием либо отсутствием тестостерона в процессе пренатальной дифференциации (Reiner, 1997; Zhou et al., 1995). При отсутствии циркуляции тестостерона в женском гипоталамусе развиваются специализированные рецепторные клетки, исключительно восприимчивые к присутствию эстрогена в крови. В зародыше мужского организма присутствие тестостерона препятствует развитию у этих клеток восприимчивости к эстрогену. Данная форма пренатальной дифференциации является ключевым фактором, оказывающим влияние на все последующие события. В период полового созревания восприимчивый к эстрогену женский гипоталамус управляет работой гипофиза, побуждая его выделять гормоны согласно циклическому ритму, запуская таким образом менструальный цикл. У мужчин невосприимчивый к эстрогену гипоталамус управляет стабильной (неритмической) выработкой половых гормонов.

Исследователям удалось обнаружить любопытные факты, касающиеся половой дифференциации крохотного участка гипоталамуса, так называемого bed nucleus of the strea terminalis (BST). Ученые продемонстрировали, что BST содержит рецепторы эстрогена и андрогена и оказывает определяющее влияние на сексуальное поведение животных (высших млекопитающих) (Allen & Gorski, 1990; Breedlove, 1995). В отчете об одном недавно проведенном исследовании сообщалось, что центральный отдел BST (BSTc) у гетеросексуальных мужчин на 44% крупнее, чем у гетеросексуальных женщин (Zhou et al., 1995). Авторы данного исследования выдвинули гипотезу, согласно которой различия в размерах BST у взрослых людей определяются в период пренатального развития и являются функцией организованного воздействия половых гормонов. В ходе другого исследования было обнаружено, что специфический хвостовой, или задний, отдел BST (BNST-dspm) в 2,5 раза крупнее у мужчин, чем у женщин (Allen & Gorski, 1990). Факт обнаружения половых различий в этих двух участках BST, вероятно, свидетельствует о том, что данный отдел гипоталамуса может оказывать влияние на половые различия, а также на сексуальное функционирование людей.

Исследователи также обнаружили половые различия переднего отдела гипоталамуса, называемого преоптической зоной (preoptic area, POA). В ходе двух исследований был локализован специфический участок этой зоны, названный ядро полового диморфизма преоптической зоны (sexually dimorphic nucleus of the preoptic area (SND-POA), значительно более крупный у взрослых мужчин, чем у взрослых женщин (Allen et al., 1989; Swaab & Fliers, 1985). Ученые предположили, что данное различие также обусловлено воздействием половых гормонов в период пренатального развития.

Эти и другие многочисленные исследования, перечисление которых заняло бы слишком много места, наглядно продемонстрировали, что в человеческом гипоталамусе имеют место специфические значимые половые различия. Полученные данные являются веским подтверждением гипотезы о том, что существует биологический субстрат половых различий, касающихся сексуального поведения людей (Diamond & Sigmundson, 1997).

Однако наше понимание истинной природы и механизмов этих различий еще нуждается в дальнейшем прояснении в ходе будущих исследований. Поэтому нам следует проявлять осторожность, приписывая поведенческие половые различия воздействию биологических факторов. Тем не менее растет число свидетельств в пользу влияния пренатальных половых гормонов на внутриутробное развитие мозга. Это позволило некоторым ученым высказать предположение, что специфическое гендерное поведение детей и взрослых по крайней мере отчасти является результатом общей гормонально-обусловленной маскулинизации или феминизации мозга в период пренатального развития (Coolaer & Hines, Durden-Smith & de Simone, 1995; Lerman et al., 2000). С точки зрения этих ученых представляется возможным, что «вероятно, органом, оказывающим решающее влияние на психосексуальное развитие и адаптацию, является мозг, а не наружные половые органы» (Reiner, 1997, р. 225).

Также были обнаружены половые различия в структуре больших полушарий мозга и в степени специализации полушарий, касающейся вербальных и пространственных когнитивных навыков (Diamond, 1991; Shaywitz et al., 1995). Женщины часто получают более высокие оценки по тестам развития вербальных навыков, чем мужчины. Для пространственных же навыков верно обратное (Halpern, 1992; Voyer et al., 1995). Некоторые ученые полагают, что различия в структуре полушарий, возможно, являются биологическим базисом данных проявлений различия между мужчинами и женщинами (Geschwind & Behan, 1984; Witelson, 1988, 1991).

Тем не менее многие ученые считают, что отмечаемые исследователями половые различия, касающиеся когнитивных навыков, в основном определяются психосоциальными факторами (Geary, 1989; Hyde, 1996). Они приводят убедительные свидетельства того, что в последние годы подобные различия начали стремительно исчезать (Hyde & Plant, 1995; Voyer, 1988, 1991).

Результаты двух исследований, проведенных Американской ассоциацией университетских сотрудниц (American Association of University Women, AAUW), представляют собой неоспоримые факты, свидетельствующие о наличии тенденции в сторону когнитивного равенства полов. В 1992 году данная организация опубликовала сообщение о том, что в начале школьного обучения девочки демонстрируют способности к математике и естественным наукам, не уступающие способностям мальчиков. Однако к моменту окончания высшей (восьмилетней) школы девушки значительно отстают от юношей по этим когнитивным показателям (AAUW, 1992). В ходе повторного исследования, проведенного в 1988 году, было обнаружено, что разрыв в уровне достижений между представителями обоего пола в области математики и естественных наук практически исчез, за исключением некоторых специфических разделов высшей математики (Carter, 2000).

Некоторые авторы утверждают, что биологические объяснения половых различий, касающихся когнитивных (и поведенческих) проявлений, отнюдь не имеют под собой серьезного научного основания и выступают лишь в качестве ничем не подкрепленной попытки оправдать сохранение в современном обществе традиционных гендерных ролей. (См., в частности, книгу, написанную специалистом по генетике индивидуального развития Энн Фаусто-Стэрлинг «Половое разделение тела: Гендерная политика и формирование сексуальности» (Anne Fausto-Sterling, Sexing the Body: Gender Politics and the Construction of Sexuality, 1999).)

В прошлом многие представительницы феминистского движения крайне неохотно признавали факт различия полов, утверждая, что все, кроме наиболее очевидных половых различий, является «продуктами культуры, а не генов, и может быть устранено путем введения соответствующего законодательства и методов воспитания детей» (Ehrenreich, 1999, р. 58).

В настоящее время, однако, некоторые авторитетные женщины-ученые не только признают, но и многозначительно подчеркивают факт существования половых различий на церебральном уровне, включая и те из них, которые, вероятно, являются биологическими по своей природе. (См., в частности, книги: Натали Анжье «Женщина: Интимная география» (Natalie Angier, Woman: An Intimate Geography, 1999); Хелен Фишер «Первородный пол: Природные способности женщин, как они изменят мир» (Helen Fisher, The First Sex: The Natural Talents of Women and How They Will Change the World, 1999); Диана Хэйлз «Совсем как женщина: Пересматривая представления о том, что делает нас женщинами, в свете гендерной науки» (Dianne Hales, Just Like a Woman: How Gender Science Is Redefining What Makes Us Female, 1999).) Поскольку поток новых данных постоянно растет, возможно, в ближайшем будущем мы сможем делать обоснованные заключения относительно того, существует ли биологический базис половых различий, касающихся когнитивных навыков и поведенческих черт.

Аномальная пренатальная дифференциация

До сих пор мы рассматривали только нормальную (типичную) пренатальную дифференциацию. Однако значительная часть известных нам данных о влиянии биологической половой дифференциации на формирование гендерной идентичности получена в ходе исследования случаев аномальной (нетипичной) дифференциации.

Мы уже говорили о том, что дифференциация внутренних и наружных половых структур происходит под влиянием биологических факторов (запускающих сигналов). Результатом отклонений механизмов этих сигналов от нормальных может стать амбивалентность биологического пола. Людей, обладающих амбивалентными или противоречивыми половыми признаками, иногда называют гермафродитами. Это термин, заимствованный из греческой мифологии и обозначающий божество Гермафродита, по представлениям древних греков обладавшего атрибутами обоих полов. Сегодня вместо термина «гермафродит» по отношению к таким людям все чаще начинает употребляться термин «интерсексуал».

Интерсексуалы. См. псевдогермафродиты.

Мы можем различить истинных гермафродитов и псевдогермафродитов. Истинные гермафродиты, в организме которых присутствуют ткани как яичников, так и яичек, встречаются крайне редко (Parker, 1998; Unlu et al., 1997). Их наружные половые органы часто представляют собой сочетание женских и мужских структур. Псевдогермафродиты встречаются значительно чаще, что в процентном отношении составляет приблизительно 1:2000 (Colapinto, 2000). Эти индивиды также отличаются амбивалентной внутренней и наружной репродуктивной анатомией. Однако в отличие от истинных гермафродитов псевдогермафродиты рождаются с гонадами, соответствующими их хромосомному полу. Исследования псевдогермафродитов позволили прояснить относительную роль биологических факторов и социального научения в формировании гендерной идентичности. Интерсексуальность может иметь место вследствие аномальной комбинации половых хромосом или в результате пренатальных гормональных нарушений. В этом разделе мы рассмотрим данные, полученные в ходе изучения пяти разновидностей псевдогермафродизма. Результаты этих исследований сведены в табл. 3.2.

Истинные гермафродиты. Исключительно редко встречающиеся индивиды, в организме которых присутствуют ткани как яичников, так и яичек, а их наружные половые органы часто представляют собой сочетание женских и мужских структур.

Псевдогермафродиты. Индивиды, чьи гонады соответствуют их хромосомному полу, однако чья внутренняя и наружная репродуктивная анатомия представляет собой сочетание мужских и женских структур.

Таблица 3.2. Сводная таблица некоторых примеров аномальной пренатальной половой дифференциации

Синдром

Хромосомный пол

Гонадный пол

Внутренние репродуктивные структуры

Наружные половые органы

Способность к продолжению рода

Вторичные половые признаки

Гендерная идентичность

Синдром Тернера

45, XO

Отдельные волокна тканей яичников

Матка и фаллопиевы трубы

Нормальные женские

Стерильны

Недоразвиты, грудные железы отсутствуют

Женская

Синдром Кляйнфелтера

47, XXY

Маленькие яички

Нормальные мужские

Маленькие пенис и мошонка

Стерильны

Некоторая феминизация вторичных признаков; могут иметь развитые грудные железы и округлые формы тела

Обычно мужская, хотя имеет более высокий, чем в норме, процент случаев гендерной неопределенности

Синдром андрогенной невосприимчивости

46, XY

Неопустившиеся яички, гениталии и неглубокая вагина

Отсутствие нормального состава как мужских, так и женских внутренних структур

Нормальные женские

Стерильны

В период полового созревания имеет место развитие грудных желез и появление других признаков, но менструации не начинаются

Женская

Внутриутробно андрогенизированные женщины

46, XX

Яичники

Нормальные женские

Амбивалентные (как правило, более напоминающие мужские, чем женские)

Способны

Нормальные женские (индивидам с дисфункциями надпочечниковых желез может назначаться кортизон с целью предотвращения маскулинизации)

Женская, однако имеет место глубокая неудовлетворенность своей женской гендерной идентичностью; склонность к традиционно мужским занятиям

Мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью

46, XY

Неопустившиеся яички при рождении; опускаются в период полового созревания

Присутствуют семенные пузырьки и эякуляторный канал, однако отсутствует простата; отчасти формируется вагина

Амбивалентные при рождении (более напоминают женские, чем мужские); в период полового созревания имеет место маскулинизация

Вырабатывают полноценную сперму, но не способны к оплодотворению

Женские до наступления периода полового созревания; затем имеет место маскулинизация

В период полового созревания гендерную идентичность трудно определить (за недостатком данных); около 90% принимают традиционные мужские роли в период полового созревания

Аномалии половых хромосом

Сбои иногда происходят на самом первичном уровне формирования биологического пола. Так, возможно рождение индивидов с несколькими (или одной) лишними половыми хромосомами либо с неполным набором хромосом. Учеными было зарегистрировано более 70 случаев аномальных наборов половых хромосом (Levitan & Montagu, 1977). Эти нарушения, возможно, связаны с различными физическими, медицинскими или поведенческими воздействиями. Мы рассмотрим два наиболее детально изученных случая.

Синдром Тернера

Синдром Тернера представляет собой относительно редкое нарушение, характеризующееся присутствием только одной, а именно X-хромосомы. Данное нарушение, по подсчетам специалистов, встречается приблизительно у одной из 2000 рождающихся живыми девочек (Gravholt et al., 1998). Этот синдром является результатом аномалий яйцеклетки, содержащей 22 автосомы и не включающей при этом половой хромосомы, оплодотворенной сперматозоидом, несущим X-хромосому. (Такая же яйцеклетка, оплодотворенная сперматозоидом, несущим Y-хромосому, не выживает.) В результате число хромосом в оплодотворенной яйцеклетке составляет 45, а не соответствующее норме 46. Такая комбинация половых хромосом получила обозначение XO. У индивидов, обладающих таким набором хромосом, развиваются нормальные наружные женские половые органы, а потому они считаются женщинами. Однако их внутренние репродуктивные структуры не развиваются полностью. Так, к примеру, яичники либо отсутствуют, либо представлены лишь фрагментами волокон соответствующих тканей. У женщин, страдающих синдромом Тернера, в период полового созревания не развиваются грудные железы (без специального гормонального лечения), а также не начинается менструальный цикл. Кроме того, они стерильны (не способны к размножению). В зрелом возрасте женщины, страдающие данным нарушением, как правило, отличаются крайне низким ростом (Gravholt et al., 1998).

Синдром Тернера. Относительно редкое нарушение, характеризующееся присутствием только одной непарной X-хромосомы (XO). Индивиды, страдающие этим нарушением, имеют нормальные женские наружные половые органы, однако их внутренние репродуктивные структуры не развиваются полностью.

Поскольку при синдроме Тернера гонады отсутствуют либо недостаточно развиты, из-за чего наблюдается недостаток половых гормонов, формирование гендерной идентичности происходит в условиях отсутствия гонад и гормональных влияний (второго и третьего уровня, определяющих биологический пол). Однако индивиды, страдающие синдромом Тернера, идентифицируют себя как женщин и в целом не отличаются от биологически нормальных женщин по своим интересам и формам поведения (Money & Ehrhardt, 1972). Этот факт убедительно свидетельствует о том, что женская гендерная идентичность может быть сформирована и при отсутствии яичников и их продуктов.

Синдром Кляйнфелтера

Значительно более распространенным среди людей с нарушением половых хромосом является синдром Кляйнфелтера. Данное нарушение, по оценкам специалистов, встречается приблизительно у одного из 500 рождающихся живыми мальчиков (Kruse et al., 1998). Оно является результатом аномалий яйцеклетки, содержащей 22 автосомы и две X-хромосомы, оплодотворенные сперматозоидом, несущим Y-хромосому, так что новорожденный имеет набор хромосом XXY. Несмотря на присутствие как комбинации XY, характерной для нормальных мужчин, так и комбинации XX, характерной для нормальных женщин, индивиды, страдающие синдромом Кляйнфелтера, анатомически являются мужчинами. Этот факт подтверждает точку зрения, что присутствие Y-хромосомы является фактором, запускающим процесс формирования мужских структур. Однако присутствие лишней женской половой хромосомы препятствует дальнейшему развитию этих структур. Поэтому мужчины, страдающие синдромом Кляйнфелтера, как правило, стерильны и имеют недоразвитые пенис и мошонку. Сексуальное влечение у них часто проявляется очень слабо или отсутствует (Money, 1968; Rabock et al., 1979). Это, вероятно, по крайней мере отчасти, связано с недостатком выработки гормонов яичками.

Синдром Кляйнфелтера. Нарушение, характеризующееся присутствием двух Х-хромосом и одной Y-хромосомы (XXY), в результате чего страдающие данным нарушением индивиды имеют недоразвитые мужские наружные половые органы.

Мужчины, страдающие синдромом Кляйнфелтера, как правило, отличаются высоким ростом и несколько женственными физическими характеристиками. У них может наблюдаться развитие грудных желез и округлых форм тела. Лечение тестостероном в подростковом возрасте может способствовать повышению полового влечения (Kolodny et al., 1979). Эти индивиды обычно идентифицируют себя как мужчин, однако у них нередко наблюдается определенная степень амбивалентности гендерной идентичности (Mandoki et al., 1991).

Расстройства, воздействующие на пренатальные гормональные процессы

Амбивалентные половые признаки, связанные с псевдогермафродизмом, могут являться также результатом генетически обусловленных биологических сбоев, вносящих изменения в пренатальные гормональные процессы. Мы рассмотрим три примера расстройств, вызванных гормональными нарушениями.

Синдром андрогенной невосприимчивости

Результатом крайне редко встречающегося генетического дефекта является нарушение, известное как синдром андрогенной невосприимчивости (САН), называемый также тестикулярным синдромом феминизации. В результате этого нарушения клетки нормального по составу хромосом мужского плода оказываются невосприимчивыми к андрогенам (Ahmed et al., 1999; Clarnette et al., 1997). Результатом является феминизация пренатального развития, так что новорожденные имеют внешне нормальные женские половые органы и неглубокую вагину. Неудивительно, что страдающих САН новорожденных идентифицируют как девочек и воспитывают соответствующим образом. Аномалия часто обнаруживается только в подростковом возрасте, при обращении к врачу в связи с тем, что у девушки не начинаются менструации. Исследование 10 страдающих САН индивидов показало, что во всех случаях, за исключением одного — когда ребенок воспитывался в неблагополучной семье, у исследуемых лиц формировалась женская гендерная идентичность и соответствующие манеры поведения (Money et al., 1968). Другие исследования также свидетельствуют о том, что страдающие САН индивиды, как правило, идентифицируют себя как женщин и проявляют традиционно женские формы поведения (Hines & Collaer, 1993; Money, 1994a). Мы можем сделать вывод, что эти данные подтверждают значимость социального научения в формировании гендерной идентичности.

Синдром андрогенной невосприимчивости (САН). Нарушение, являющееся результатом генетического дефекта, вызывающего у мужчин с нормальным набором хромосом невосприимчивость к воздействию тестостерона и других андрогенов. У таких индивидов развиваются внешне нормальные женские наружные половые органы.

Внутриутробно андрогенизированные женщины

Второй тип аномальной половой дифференциации проявляется в том, что у имеющих нормальный состав хромосом женщин происходит пренатальная маскулинизация. Причина заключается в воздействии избыточного количества андрогенов либо в генетически обусловленном нарушении функционирования надпочечниковых желез плода (адреногенитальный синдром). Также виной может быть воздействие андрогеноподобных веществ, принимаемых матерями таких детей в период беременности (Clarnette et al., 1997). (В 1950-х годах некоторым беременным женщинам назначали андрогеноподобные лекарственные препараты с целью снижения риска выкидыша.) В результате рождаются младенцы с наружными половыми органами, внешне напоминающими мужские. Увеличенный клитор может выглядеть как пенис, а сросшиеся губы похожи на мошонку (рис. 3.5). Таких новорожденных на основании медицинского обследования обычно идентифицируют как девочек и подвергают микрохирургическому или гормональному лечению с целью устранения генитальной амбивалентности. После этого воспитывают их также как девочек. Однако согласно результатам одного авторитетного исследования, 20 из 25 внутриутробно андрогенизированных женщин идентифицировали себя как «мальчика в юбке». Они участвовали в типично мужских формах активности и отвергали формы поведения и установки, типично ассоциирующиеся с женской гендерной идентичностью (Money & Ehrhardt, 1972).

Рис. 3.5. Маскулинизированные наружные половые органы у внутриутробно андрогенизированной девочки младенческого возраста

Внутриутробно андрогенизированные женщины. Обладающие нормальным набором хромосом (XX) женщины, у которых в результате воздействия избыточного количества андрогенов в период пренатальной половой дифференциации развиваются гениталии, внешне напоминающие мужские.

В ходе еще одного недавнего исследования проводилось сравнение внутриутробно андрогенизированных женщин с их кузинами или сестрами, не страдающими данным синдромом. Исследователи обнаружили, что внутриутробно андрогенизированным женщинам было в большей степени свойственно кросс-гендерное ролевое поведение, в то время как их женская гендерная идентичность являлась для них источником больших неудобств, чем для их нормальных родственниц (Zucker et al., 1996). Кроме того, хотя профессионалы единодушно считают, что внутриутробно андрогенизированным женщинам необходимо «приписывать» женскую гендерную идентичность, некоторые из этих индивидов в конечном итоге принимают мужскую гендерную идентичность и соответствующие мужские формы гендерного поведения (Meyer-Bahlburg et al., 1996). Результаты перечисленных нами исследований внутриутробно андрогенизированных женщин, свидетельствующие о существенной роли биологических факторов в формировании гендерной идентичности, вступают в очевидное противоречие с описанными нами выше исследованиями, посвященными изучению САН.

Мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью

Источником третьей разновидности аномальной пренатальной дифференциации является генетический дефект, препятствующий превращению тестостерона в гормон дигидротестостерон (ДГТ), который играет принципиальную роль в нормальном развитии наружных половых органов мужского плода. У мужчин, страдающих данным нарушением, яички не опускаются до рождения, а пенис и мошонка остаются недоразвитыми, напоминая клитор и половые губы. У них также частично формируется неглубокая вагина. Поскольку их гениталии больше напоминают женские, чем мужские, мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью, обычно идентифицируются и воспитываются как девочки. (Мужчины, отличающиеся этим аномальным механизмом половой дифференциации, также иногда описываются как страдающие синдромом 5-альфа редуктазы (5-alpha reductase syndrome).) Однако поскольку их яички продолжают функционировать, в период полового созревания, когда увеличение выработки тестостерона устраняет ДГТ-недостаточность, происходит удивительное превращение. В результате данного процесса яички этих индивидов опускаются и их клиторообразный орган превращается в пенис. Короче говоря, мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью, претерпевают стремительную трансформацию, и их женский облик изменяется на мужской. Какова же их реакция на этот процесс?

Мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью. Обладающие нормальным набором хромосом (XY) мужчины, у которых в результате генетического дефекта, препятствующего превращению тестостерона в ДГТ в период пренатального развития, формируются гениталии, напоминающие женские.

Группа ученых из Университета Корнелл провела исследование с участием 18 мужчин, страдающих ДГТ-недостаточностью и воспитывавшихся как девочки в сельских общинах Доминиканской Республики (Imperato-McGinley et al., 1979). Когда в подростковом возрасте тела этих мужчин начали претерпевать трансформацию, реакцией 16 из них явилось принятие традиционных мужских гендерных ролей, предписываемых их культурой. Результаты данного исследования ставят под сомнение широко распространенное представление о том, что если гендерная идентичность уже сформирована в первые годы жизни, она не может быть изменена без серьезных эмоциональных травм.

Однако учеными был выдвинут ряд серьезных аргументов, ставящих под сомнение ценность результатов данного исследования. Во-первых, культура этой Карибской страны по своему характеру в высшей степени мужская, что могло способствовать более охотному принятию исследуемыми индивидами мужской гендерной идентичности. Действительно, многие из них подвергались огромному социальному давлению в форме насмешек. Соплеменники называли их «кевоте» (quevote), что означает «пенис в 12 (лет)», или «мачихембра» (machihembra) — «сначала женщина, потом мужчина». Во-вторых, исследование проводилось ретроспективно, в период, когда изучаемые лица были уже взрослыми. Поскольку воспоминания людей не всегда достоверны, нет оснований с уверенностью утверждать, что все эти молодые люди в детском возрасте подвергались исключительно женской гендерной социализации.

Изучение трех описанных выше разновидностей аномальной половой дифференциации не дает основания для однозначных выводов. В первом примере страдающие САН мужчины, обладающие нормальным мужским набором хромосом, но невосприимчивые к выделяемым собственным организмом андрогенам, приняли женскую гендерную идентичность в соответствии с характером их воспитания. Во втором случае пренатально маскулинизированные женщины, обладающие женским набором хромосом, проявляли типично мужские формы поведения, несмотря на то что они воспитывались как девочки. И наконец, в третьем случае индивиды, обладающие мужским набором хромосом, чьи биологические мужские признаки не были очевидны до наступления периода полового созревания, успешно сменили свою гендерную идентичность на мужскую несмотря на начавшийся в раннем возрасте процесс их социализации как девочек. Действительно ли результаты данных исследований противоречат друг другу или же существует правдоподобное объяснение этих кажущихся несоответствий?

<Вопрос для критического размышления. Какая схема исследования позволила бы исследователям определить, является ли изменение гендерной идентичности мужчин, страдающих ДГТ, в подростковом возрасте подлинным и естественным процессом либо же мы имеем дело с искусственным процессом «культурной контаминации»? Будет ли эксперимент, проведенный по такой схеме, этически безупречен?>

Как уже говорилось выше, некоторые данные позволяют предположить, что пренатальные андрогены оказывают влияние на половую дифференциацию мозга, а также запускают процесс маскулинизации половых структур. Тот же генетический дефект, который препятствовал маскулинизации гениталий у мужчин, страдающих САН, в первом приведенном нами примере, мог также блокировать и маскулинизацию их мозга, тем самым способствуя развитию женской гендерной идентичности. Аналогично, мальчишеское поведение внутриутробно маскулинизированных женщин во втором примере также может объясняться маскулинизирующим влиянием пренатальных андрогенов на мозг. И все же благодаря чему мужчины, страдающие ДГТ-недостаточностью, претерпевают относительно безболезненную трансформацию женской гендерной идентичности в мужскую? Возможно, их мозг был пренатально запрограммирован развиваться по мужскому образцу. Предположительно, они обладали нормальным уровнем андрогенов и за исключением генитального развития были в состоянии адекватно реагировать на воздействие этих гормонов во время критических фаз пренатального развития. Мы не можем с уверенностью утверждать, что пренатальные андрогены маскулинизируют мозг. Однако такая интерпретация позволяет дать правдоподобное объяснение того, каким образом страдающие ДГТ-недостаточностью индивиды, на гормональном уровне уже предрасположенные к формированию мужской гендерной идентичности, хотя и идентифицируемые как девочки, могут изменить свою идентичность на мужскую в подростковом возрасте под влиянием телесных изменений.

Результаты этих интригующих исследований еще раз обращают наше внимание на сложность процесса биологической половой детерминации. Мы убедились в том, что организм в процессе половой дифференциации, предшествующей рождению, должен пройти многочисленные фазы, каждая из которых подвержена сбоям. Эти исследования также заставляют нас поставить фундаментальный вопрос: благодаря чему мы становимся мужчинами или женщинами? Раскрывая этот вопрос, мы обратимся далее к роли социального научения в формировании гендерной идентичности после рождения.

Влияние социального научения на гендерную идентичность

До сих пор мы рассматривали исключительно биологические факторы, участвующие в процессе формирования гендерной идентичности. Однако наши ощущения себя мужчинами и женщинами базируются не только на нашей биологической данности. Согласно теории социального научения, наша идентификация либо с мужскими, либо с женскими ролями, или же и с теми и другими (андрогиния) преимущественно является результатом социальных и культурных моделей и влияний, воздействующих на нас на ранних этапах нашего индивидуального развития (Lips, 1997; Lorber, 1995).

Еще до рождения своего ребенка родители (а нередко и другие взрослые, участвующие в воспитании) имеют предвзятые представления о том, чем мальчики и девочки отличаются друг от друга. С помощью множества явных и неявных средств они сообщают о собственных взглядах своим детям (Witt, 1997). Ожидания, связанные с гендерными ролями, оказывают влияние на окружение, в котором воспитывается ребенок, начиная от цвета обоев в детской и заканчивая выбором игрушек. Эти ожидания влияют также и на образ мышления родителей в отношении своих детей. Так, в ходе одного исследования родителей просили описать родившихся у них младенцев. Родители мальчиков описывали их как «сильных», «активных» и «крепких», тогда как родители девочек использовали такие слова, как «мягкая» и «нежная». При этом все новорожденные имели приблизительно одинаковый уровень развития мускулатуры (Rubin et al., 1974). Неудивительно, что ожидания, связанные с гендерными ролями, влияют и на то, как родители реагируют на своих детей. Так, мальчика, вероятно, будут побуждать подавлять слезы, если он поцарапает колено, а также проявлять другие «мужские» качества, такие как независимость и агрессивность. Девочек же будут поощрять за проявления заботы и участия (Hyde, 1996; Mosher & Tomlins, 1988; Siegal, 1987).

К возрасту 18 месяцев у большинства детей прочно формируется гендерная идентичность. Начиная с этого момента подкрепление гендерной идентичности отчасти приобретает характер замкнутого круга. Ведь большинство детей уже активно стремятся вести себя таким образом, какому их научили воспитатели (Kohlberg, 1966; Sedney, 1987). Нередки случаи, когда девочкам приходится пройти через период, на протяжении которого их заставляют одеваться в вычурные платьица или упражняться в выпечке пирожных на кухне, в то время как их собственные матери уже давно сменили свой гардероб на более практичный и навсегда отказались от карьеры домохозяйки.

{Хотя в последнее время родители становятся все более восприимчивыми к тому, какого рода игрушки требуются их детям, многие из них до сих пор выбирают совершенно различные игрушки и виды занятий для девочек и мальчиков}

Аналогично, маленькие мальчики обычно увлекаются образами супергероев, полицейских и других культурных ролевых моделей и пытаются выработать формы поведения, соответствующие этим ролям.

Антропологические исследования других культур также подтверждают точку зрения теории социального научения на формирование гендерной идентичности. В нескольких обществах различия между мужчинами и женщинами, которые нам представляются врожденными, вовсе никак не проявляются. В частности, в классической работе Маргарет Мид «Пол и темперамент в трех примитивных обществах» (Margaret Mead, Sex and Temperament in Three Primitive Societies, 1963) автор приходит к выводу, что для других обществ могут быть характерны совершенно иные представления о том, что свойственно мужчинам, а что — женщинам. В этой широко цитируемой книге, представляющей собой отчет об исследованиях в Новой Гвинее, Мид описывает два общества, в которых различия между мужчинами и женщинами минимальны. Мид отмечает, что в племени мандагамор (Mundugumor) оба пола проявляют агрессивные, безэмоциональные, независимые и эгоцентрические формы поведения. В соответствии с нормами нашего общества такое поведение рассматривалось бы как типично мужское. В противоположность данной культуре среди арапеш (Arapesh) и женщинам и мужчинам свойственны проявления нежности, чуткости, взаимопомощи, заботы, а также отсутствие агрессии, что в нашем обществе рассматривалось бы как проявления женственности. А среди чамбули (Tchambuli), как уже говорилось в параграфе, открывающем данную главу, мужские и женские гендерные роли фактически являются противоположными тому, что считается типичным для американцев. Однако нет никаких свидетельств в пользу того, что представители этих обществ имеют какие-либо биологические отличия от американцев. Поэтому можно предположить, что представления этих народов о том, что присуще мужчинам, а что женщинам, являются результатом процесса социального научения.

Наконец, сторонники теории социального научения в отношении формирования гендерной идентичности ссылаются на различные исследования, проводимые с детьми, родившимися с амбивалентными наружными половыми органами. Такие дети часто причисляются либо к одному, либо к другому полу, после чего воспитываются соответствующим образом. Большинство ранних исследований в этой области было проведено группой ученых, возглавляемой Джоном Мани (John Money) в госпитале Университета Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University Hospital). В период, когда методы лечения амбивалентной гендерной идентичности еще находились на стадии разработки, Мани и его коллеги полагали, что человек рождается психосексуально нейтральным, или недифференцированным. В связи с этим опыт социального научения является важнейшим фактором, определяющим гендерную идентичность и гендерно-ролевое поведение (Money, 1961, 1963; Money & Ehrhardt, 1972). В результате в те годы ученые уделяли мало внимания сопоставлению наружных половых органов и половых хромосом. Более того, поскольку руководящим принципом было придание наружным половым органам максимального внешнего сходства с естественными, большинству интерсексуальных младенцев приписывался женский пол. Это происходило благодаря тому, что хирургическая реконструкция амбивалентных половых органов в женские технически осуществлялась значительно легче, а кроме того, и по эстетическим и по функциональным параметрам оказывалась успешнее реконструкции пениса (Diamond & Sigmundson, 1997; Nussbaum, 2000).

Мани и его коллеги наблюдали подвергшихся такой хирургической операции детей на протяжение нескольких лет. Они выяснили, что в большинстве изучаемых ими случаев у детей, которым приписывался пол, не соответствующий их хромосомному полу, формировалась гендерная идентичность, соответствующая характеру их воспитания (Money, 1965; Money & Ehrhardt, 1972). Интересный случай представляли два ребенка, лечившиеся в Университете Джонса Хопкинса. Они имели нормальный женский набор хромосом (XX), но претерпели пренатальную маскулинизацию в результате воздействия избыточного количества андрогенов. Данное нарушение было правильно диагностировано у одного из этих детей в возрасте двух лет. В результате маскулинизированным наружным половым органам этого ребенка была хирургическим путем придана женская форма. В более старшем возрасте эта девочка демонстрировала мальчишеский тип поведения (распространенный случай среди таких девочек), но по внешности была очень женственной, обладала женской гендерной идентичностью, встречалась с мальчиками и мечтала выйти замуж за мужчину. Второй ребенок был ошибочно идентифицирован как мальчик, обладавший недоразвитым пенисом. Ошибка диагноза была обнаружена лишь в возрасте 3,5 года, когда у ребенка уже прочно сформировалась мужская гендерная идентичность. В результате было принято решение подвергнуть гениталии ребенка дальнейшей маскулинизации хирургическим путем, а в период полового созревания ему было назначено гормональное лечение. В подростковые годы этот ребенок дружил с другими мальчиками и испытывал сексуальное влечение к девочкам. Таким образом, хотя оба ребенка обладали женским набором хромосом и женскими внутренними половыми структурами, у них сформировалась гендерная идентичность, соответствующая приписанному им полу и воспитанию. Эти данные свидетельствуют в пользу определяющей роли социального научения в формировании гендерной идентичности.

Однако в последние годы было обнаружено, что по крайней мере некоторые интерсексуальные дети могут не являться при рождении психосексуально нейтральными, как это считалось ранее. Так, было проведено многолетнее наблюдение за несколькими интерсексуальными детьми, прошедшими курс лечения, разработанный в Университете Джонса Хопкинса. Это наблюдение показало, что у части этих индивидов возникали серьезные проблемы с адаптацией к приписанной им гендерной принадлежности (Diamond, 1997; Diamond & Sigmundson, 1997). Одним из наиболее показательных является пример двух однояйцевых близнецов, с одним из которых произошел несчастный случай при обрезании. В результате этого большая часть тканей его пениса была разрушена. Поскольку никакая пластическая операция не могла восстановить его сильно поврежденный пенис, было рекомендовано воспитывать ребенка как девочку и осуществить соответствующую операцию по перемене пола. Через несколько месяцев родители приняли решение воспитывать ребенка как девочку. Вскоре после этого с целью облегчения процесса феминизации ребенок был подвергнут кастрации и первичной генитальной хирургической операции. Дальнейшие операции по формированию полноценной вагины были отложены до времени достижения ребенком более старшего возраста. Последующие анализы обоих близнецов, проводимые в период раннего детства, показали, что несмотря на тот факт, что оба близнеца обладали идентичным генетическим материалом, их реакцией на раздельное социальное научение явилось формирование противоположных типов гендерной идентичности. Более того, ребенок, которому была приписана новая гендерная идентичность уже после рождения, развился в полноценную девочку.

Если бы история двух близнецов на этом заканчивалась, мы располагали бы убедительными свидетельствами в пользу определяющей роли социального научения в формировании гендерной идентичности. Однако в 1979 году психиатр, отслеживавший этот случай, обнаружил новые факты. По его наблюдениям, тот из близнецов, которому была приписана новая гендерная идентичность, испытывает значительные трудности, пытаясь адаптироваться к роли женщины (Willims & Smith, 1979). Более позднее обследование (Diamond & Sigmundson, 1997) показало, что начиная с возраста 14 лет, еще не зная о своем обладании мужским хромосомным набором (XY) и вопреки рекомендациям членов семьи и врачей, данный индивид решил отказаться от роли женщины. Решительный отказ жить в качестве женщины наряду со значительным улучшением эмоционального состояния после принятия роли мужчины убедил специалистов в уместности повторной перемены пола. Постхирургическая адаптация прошла прекрасно, и с помощью лечения тестостероном близнец «превратился» в привлекательного юношу. В возрасте 25 лет он женился на женщине, усыновил ее детей и без каких-либо проблем принял на себя роль отца и мужа. Эта удивительная история изложена в книге Джона Колапинто «Согласно замыслу природы: мальчик, воспитанный как девочка» (John Colapinto, As Nature Made Him: The Boy Who Was Raised as a Girl, 2000).

Данный случай свидетельствует о необходимости долгосрочных исследований детей, которым была приписана новая половая принадлежность. Отчет о первом этапе описанного выше исследования, проведенном в период, когда ребенок еще находился на ранней стадии развития, широко цитировался в прессе, а также в научных и медицинских кругах. Он рассматривался как очевидное свидетельство того, что гендерная идентичность при рождении является психологически нейтральной, еще не сформированной опытом социального научения. Теперь, спустя многие годы, в течение которых эта точка зрения продолжала господствовать, мы обнаруживаем, насколько ошибочной может оказаться подобная интерпретация. Даже сам Джон Мани, в прошлом активный проповедник данной точки зрения, в настоящее время уже не придерживается столь крайних взглядов (см. Money, 1994a).

Другое недавно проведенное исследование заставило ученых поставить вопрос об обоснованности общераспространенной практики хирургического формирования пола детей, обладающих амбивалентными половыми органами. В отчете о данном исследовании описывалась история развития 27 детей, родившихся без пениса (дефект, известный как клоакальная экстрофия, cloacal exstrophy). Однако во всем остальном эти дети были мальчиками, обладавшими нормальными яичками, хромосомами и гормонами. Двадцати пяти из 27 этих детей вскоре после рождения был «приписан пол» путем кастрации. После этого родители воспитывали их как девочек. Тем не менее для всех 25 детей, в настоящее время находящихся в возрасте от 5 до 16 лет, характерны игры, типичные для мальчиков, а 14 из них объявили себя мальчиками. Двое мальчиков, которым не была приписана новая половая принадлежность и которые воспитывались как мальчики, судя по всему, лучше адаптировались к своей роли, чем остальные 25 детей. Полученные результаты побудили Уильяма Райнера (William Reiner, 2000), специалиста, под руководством которого проводилось данное исследование, прийти к заключению, что «со временем и с возрастом дети в состоянии самостоятельно определить свою гендерную принадлежность, независимо от характера и количества информации, а также воспитания, противоречащих их выбору» (р. 1).

<Вопрос для критического размышления. Допустим, что вы руководитель группы медицинских работников, которым необходимо назначить наилучший метод лечения младенца, родившегося истинным гермафродитом. Будете ли вы приписывать ребенку гендерную идентичность и проводить хирургическое и/или гормональное лечение в соответствии с приписанным полом? Если да, какую гендерную принадлежность вы выберете? Почему? Если вы предпочтете отказаться от приписывания гендерной принадлежности, какую стратегию отслеживания или контроля этого ребенка в период его индивидуального развития вы предложите?>

Медицинские работники продолжают проявлять осторожность при пересмотре стандартных курсов лечения, назначаемых интерсексуальным детям, в особенности учитывая «отсутствие окончательных результатов долгосрочных исследований пациентов, подвергшихся лечению амбивалентных гениталий» (Lerman et al., p. 11). Однако отчеты о проведенных в последние годы исследованиях сигнализируют нам о необходимости пересмотра традиционного подхода к приписыванию пола интерсексуальным детям.

Сегодня ряд авторитетных исследователей утверждают, что господствовавшие ранее представления о гендерной нейтральности при рождении и эффективности перемены пола детей могут быть ошибочными. Более того, растет число данных, свидетельствующих о том, что несмотря на все усилия, направленные на воспитание детей с мужским хромосомным набором, но подвергшихся перемене пола на женский, некоторые, а возможно и многие из них в процессе индивидуального развития проявляют явные мужские тенденции и даже могут изменить приписанный им пол по достижении подросткового возраста (Colapinto, 2000; Diamond & Sigmundson, 1997; Reiner, 1997, 2000). Озабоченность вопросами эффективности и этичности стандартных методов лечения, применяемых по отношению к интерсексуальным индивидам, явилась источником горячей полемики вокруг интерсексуальных индивидов, а также работающих с ними исследователей и специалистов. Эта полемика описана нами во вставке «Стратегии лечения интерсексуальных индивидов: споры и противоречивые свидетельства».

На грани. Стратегии лечения интерсексуальных индивидов: споры и противоречивые свидетельства

Мы живем в мире, в котором усиленно подчеркивается разделение людей на два пола. При существующем образе мышления рождение людей с амбивалентными половыми органами рассматривается как биологическая неисправность, которую необходимо устранить. Джон Мани и его коллеги из Университета Джонса Хопкинса стояли у истоков разработки курса лечения интерсексуальных индивидов. Этот курс приобрел статус стандартного метода еще в 1960-х годах и продолжает использоваться и сегодня. В соответствии с рекомендациями этого курса группа профессионалов в процессе обсуждения с родителями «выбирает», к какому полу следует отнести интерсексуального ребенка. В результате, с целью снизить вероятность возникновения в будущем адаптационных проблем или гендерной неопределенности, назначается хирургическое или гормональное лечение. Согласно сообщениям Мани и его коллег, большинство интерсексуальных индивидов, проходящих лечение в соответствии с рекомендациями данного курса, вырастают относительно успешно адаптированными людьми, обладающими гендерной идентичностью, соответствующей характеру их воспитания (Money 1995; Money and Ehrhardt, 1972).

Однако в последние годы был поднят ряд серьезных вопросов, касающихся как долгосрочности положительных эффектов, так и этической приемлемости этого ставшего стандартным курса лечения (Dreger, 1998; Fausto-Sterling, 1999; Kessler, 1998). Милтон Даймонд (Milton Diamond), резко критикующий стратегии лечения, разработанные Джоном Мани, на протяжении длительного времени проводил отслеживание ряда интерсексуальных индивидов, прошедших данный курс лечения. Его исследования показали, что некоторые из этих людей испытывали значительные адаптационные трудности, которые они связывали с биосоциальным влиянием своей интерсексуальности (Diamond, 1997; Diamond & Sigmundson, 1997).

Исследования Даймонда и других ученых послужили поводом для активных дебатов среди интерсексуальных индивидов, исследователей и медицинских работников по вопросу о том, какие практики должен включать правильный метод лечения интерсексуальных индивидов.

Некоторые специалисты, и сегодня являющиеся сторонниками курса лечения, предложенного Мани, утверждают, что интерсексуальным младенцам должна однозначно приписываться определенная гендерная принадлежность в как можно более раннем возрасте и безусловно до начала формирования гендерной идентичности на втором году жизни. Специалисты, придерживающиеся данной точки зрения, выступают за хирургическое и/или гормональное вмешательство с целью минимизации гендерной неопределенности. Альтернативная точка зрения, отстаиваемая Даймондом и другими учеными, предлагает трехсторонний подход к лечению интерсексуальных индивидов. Во-первых, медицинские работники должны сделать наиболее точное предположение относительно окончательной гендерной идентичности интерсексуального младенца и порекомендовать родителям воспитывать ребенка в соответствии с этой идентичностью. Во-вторых, хирургических операций по изменению гениталий (которые впоследствии, возможно, придется проводить повторно для достижения обратного результата) на ранних стадиях индивидуального развития следует избегать. И в-третьих, как ребенку, так и его родителям должны быть предоставлены качественное консультирование и точная информация в период активного индивидуального развития ребенка. Это должно делаться для того, чтобы этот ребенок в конце концов мог принять самостоятельное информированное решение, касающееся необходимых дополнительных медицинских процедур, таких как хирургическое и/или гормональное лечение.

Как стратегия лечения, предлагаемая Даймондом, так и стандартный курс вызывают ряд серьезных вопросов. Является ли проведение хирургической операции по изменению гениталий родившихся младенцев нарушением их прав человека на информированное согласие? Если оставлять интерсексуальным детям амбивалентные половые органы, может ли это вызвать проблемы, связанные с их функционированием в школе или в других ситуациях, когда об их физических нарушениях могут узнать другие люди? Может ли когда-нибудь общество эволюционировать таким образом, чтобы выйти за рамки модели разделения человечества на два пола и признать законность третьей, интерсексуальной формы существования людей?

Среди отчетов об изучении конкретных случаев встречаются сообщения о людях, успешно адаптировавшихся к своей интерсексуальности без прохождения какого-либо лечения (Fausto-Sterling, 1993; 1994; Laurent, 1995). Кроме того, в течение последних лет некоторые лица, прошедшие стандартный курс лечения, высказывали резкое недовольство тем, что они подверглись медицинскому вмешательству в младенческом возрасте (Angier, 1996; Goodrum, 2000). Более того, «многие интерсексуальные индивиды, в настоящее время достигшие зрелого возраста, выступают за то, чтобы положить конец обращению с интерсексуальными детьми как с «поврежденным товаром», нуждающимся в ремонте» (Goodrum, 2000, р. 2).

Активисты интерсексуального движения, учредившие организацию, названную Интерсексуальным обществом Северной Америки (Intersex Society of North America, ISNA), утверждают, что интерсексуальные индивиды представляют собой случаи генитальной вариативности, а не генитальных аномалий. ISNA проповедует стратегию невмешательства, в соответствии с которой интерсексуальные дети не должны подвергаться хирургической операции по изменению гениталий в младенчестве. Они должны иметь возможность принять самостоятельное и сознательное решение относительно подобных процедур в более зрелом возрасте (Nussbaum, 2000). Кроме того, активисты ISNA считают, что имеет место нарушение врачебной этики в случаях, когда: 1) операции подвергаются дети, не способные дать информированное согласие; 2) интерсексуальным индивидам отказывается в праве оставаться интерсексуальными, сохраняя свою собственную гендерную идентичность; 3) родителей побуждают скрывать от своих детей информацию об их интерсексуальности.

Активисты интерсексуального движения также подвергают суровой критике один из аспектов лечения интерсексуальных индивидов, который ранее по большей части игнорировался. Операция по изменению гениталий может негативно сказаться на способности индивида к получению сексуального удовольствия (Kessler, 1998; Reiner, 1997). Так, уменьшение хирургическим путем увеличенного клитора у внутриутробно маскулинизированных женщин может привести к притуплению эротических ощущений. А это, в свою очередь, будет препятствовать получению генитального удовольствия и достижению оргазма.

В настоящее время существует значительно больше вопросов, чем ответов, касающихся наиболее подходящих способов лечения интерсексуальных младенцев. Такая неопределенность в значительной степени обусловлена недостатком окончательных результатов долгосрочных наблюдений интерсексуальных индивидов (Lerman et al., 2000). Нам остается только надеяться, что время и новые исследования в конце концов приведут к разрешению этой проблемы.

Интеракциональная модель

На протяжении многих десятилетий не утихают споры ученых об относительной роли врожденного и приобретенного в процессе индивидуального развития. (К первому относят различные биологические детерминанты, ко второму — факторы социального научения и окружающей среды.) Сегодня представляется очевидным, что гендерная идентичность является продуктом как биологических факторов, так и социального научения. Имеется поистине огромное количество свидетельств, заставляющих отказаться от представления о том, что нормальные младенцы рождаются психосексуально нейтральными. Мы уже убедились, что в организме младенцев содержится сложный и еще не до конца изученный биологический субстрат. Такой «субстрат» и обусловливает предрасположенность человека к взаимодействию со своим социальным окружением особым образом, характерным для лиц либо мужского, либо женского пола.

Лишь немногие современные исследователи продолжают считать, что гендерная идентичность у людей имеет исключительно биологическую основу. Слишком много данных свидетельствует о том, какую важную роль играет жизненный опыт в формировании нашего образа самих себя. Это касается не только половой самоидентификации, но и всех других аспектов наших взаимоотношений с окружающими людьми. Поэтому большинство ученых, занимающихся и теоретическими разработками, и практическими исследованиями, поддерживают интеракциональную модель. Такая модель учитывает как роль биологии, так и жизненного опыта в формировании гендерной идентичности (Golombok & Fivush, 1995). Можно надеяться, что по мере накопления новых данных в ходе дальнейших исследований, среди которых важное место принадлежит долгосрочному анализу, мы сможем получить более ясное представление об относительном влиянии двух основных сил, формирующих гендерную идентичность и определяющих гендерно-ролевое поведение.

<Задайте себе вопрос. Считаете ли вы, что ваша гендерная идентичность была биологически «запрограммирована» от рождения, или она была приобретена вами в результате процесса социализации в детском возрасте?>

Транссексуализм и трансгендеризм

Мы выяснили, что формирование гендерной идентичности представляет собой очень сложный процесс, подверженный влиянию множества факторов. В связи с этим соответствие биологического пола и гендерной идентичности никоим образом не является гарантированным. В последние годы люди начали все больше осознавать, насколько богат спектр гендерных идентичностей и ролей. При этом многие люди оказываются где-то в средней части спектра, соответствующей отклонениям гендерной идентичности. Сообщество людей, у которых проявляются гендерные отклонения, состоящее из транссексуальных и трансгендерных индивидов, приобрело значительный вес как в научных кругах, так и в средствах массовой информации.

Транссексуалами называют людей, чья гендерная идентичность противоположна их биологическому полу (Cole et al., 1997). Такие люди чувствуют себя загнанными в тело «не того» пола. Данное отклонение получило название гендерной дисфории. Так, с анатомической точки зрения мужчина-транссексуал чувствует, что он является женщиной, которой по иронии судьбы достались мужские половые органы. Он желает быть социально идентифицирован как женщина. Многие транссексуалы подвергают себя процедурам по перемене пола, включающим всестороннее медицинское обследование, гормональную терапию и генитальную хирургию. Однако не все индивиды, страдающие гендерной дисфорией, хотят полной перемены пола. Вместо этого они могут желать обладания лишь физическим телом, или гендерной ролью, и/или сексуальностью другого пола. Хотя многие индивиды, страдающие гендерной дисфорией, желают достижения всех трех этих целей, как это имеет место среди большинства транссексуалов, некоторые довольствуются приобретением только одного или двух аспектов, присущих другому полу (Carroll, 1999). Более того, некоторые трансгендерные индивиды, у которых проявляются отклонения в гендерно-ролевом поведении, имеют лишь легкую форму гендерной дисфории либо полностью свободны от нее.

Транссексуал. Индивиду чья гендерная идентичность противоположна его/ее биологическому полу.

Гендерная дисфория. Неудовлетворенность собственным биологическим полом или гендерной ролью.

Термин трансгендерные обычно используется по отношению к индивидам, чья внешность и манеры поведения не соответствуют гендерным ролям, предписываемым обществом лицам того или иного пола. Иными словами, трансгендерные индивиды «в той или иной степени «нарушают» культурные нормы, предписывающие, какими «должны» быть мужчины или женщины» (Goodrum, 2000, р. 1). Эти «нарушения» часто включают периодическое или постоянное ношение одежды другого пола. К числу индивидов, у которых проявляются отклоняющиеся трансгендерные формы поведения, принято относить:

— мужчин-андрофилов (испытывающих влечение к мужчинам), которые носят женскую одежду и принимают женские роли с целью привлечения мужчин (часто гетеросексуальных); иногда они делают это (что случается реже) с целью развлечения (в частности, в форме подражания женщинам в одежде и манерах поведения);

— мужчин-гинефилов (испытывающих влечение к женщинам), которые имеют желание превратиться в женщину, но при этом вполне довольны своей мужской ролью, которая может включать брак с женщиной наряду с частыми переодеваниями в женскую одежду и/или социализацией в качестве женщины;

— женщин-гинефилок (испытывающих влечение к женщинам), которые проявляют мужские качества (а иногда и полноценную мужскую идентичность), но никогда не стремятся к перемене пола (Carroll, 1999).

Трансгендерные. Термин, используемый по отношению к индивидам, чья внешность и/или манеры поведения не соответствуют традиционным гендерным ролям.

До недавнего времени нетранссексуальных индивидов, переодевающихся в одежду другого пола, называли трансвеститами. В настоящее время данный термин, как правило, применяется только по отношению к лицам, носящим одежду другого пола с целью достичь сексуального возбуждения (см. тему трансвестический фетишизм в главе «Нетипичное сексуальное поведение»). Трансгендерные индивиды, носящие одежду другого пола, в основном делают это с целью получения скорее психосоциального, чем сексуального удовлетворения.

Некоторые интерсексуальные индивиды, при рождении обладающие комбинацией мужских и женских наружных половых органов, также считают себя членами трансгендерного сообщества. Это сообщество может включать и интерсексуальных индивидов, подвергшихся хирургическому и/или гормональному лечению с целью достижения соответствия между их анатомическими половыми структурами и гендерной идентичностью (Goodrum, 2000).

Очевидно, что далеко не все люди, не считающие себя совершенным воплощением предписываемых культурой гендерных ролей, относятся к числу членов трансгендерного сообщества. Сегодня многие люди ведут более андрогинный образ жизни, вплетая в свою личность и поведение различные аспекты маскулинности и фемининности. Некоторые авторы относят андрогинных мужчин или женщин к трансгендерному континууму. Однако другие ученые, включая авторов этой книги, не склонны приравнивать андрогинность к трансгендеризму. (Мы рассмотрим тему андрогинности в конце данной главы.)

Основное различие между транссексуалами и трансгендерными индивидами состоит в том, что последние не хотят изменять свое физическое тело, чтобы более успешно адаптироваться к личностным или социальным ролевым ожиданиям. Транссексуалы же часто подвергают себя серьезным хирургическим операциям, пытаясь достичь соответствия своего тела и собственной гендерной идентичности. В отличие от них большинство трансгендерных индивидов не желают претерпевать анатомические изменения. Однако они периодически или регулярно носят одежду и перенимают манеры поведения другого пола. Некоторые трансгендерные индивиды постоянно живут, демонстрируя гендерно-ролевые формы поведения, противоположные предписываемым обществом лицам их биологического пола (Bolin, 1997).

Отклонения гендерной идентичности и сексуальная ориентация

Многие люди не вполне понимают, в чем состоит различие между гендерной идентичностью (в особенности отклонениями гендерной идентичности) и сексуальной ориентацией. Говоря простым языком, гендерная идентичность — это то, кто мы есть, — наше собственное субъективное ощущение себя мужчиной, женщиной или лицом, сочетающим в себе признаки обоих полов. Сексуальная же ориентация связана с тем, к какому полу мы испытываем эмоциональное и сексуальное влечение (см. главу «Сексуальные ориентации»).

Большинство транссексуалов до перемены пола испытывают влечение к людям, подобным им по своим анатомическим признакам, но не по своей гендерной идентичности. Так, транссексуал, обладающий женской гендерной идентичностью и чувствующий себя «загнанным» в мужское тело (а также часто идентифицируемый как мужчина другими членами общества), скорее всего, будет испытывать влечение к мужчинам. Иными словами, такая «женщина» имеет гетеросексуальную ориентацию, базирующуюся на ее идентификации себя как женщины. Но если она реализует свои сексуальные желания до прохождения процедур по перемене пола, она может быть ошибочно причислена к гомосексуалистам. Говоря о постхирургической сексуальной ориентации, можно сделать вывод, что почти все транссексуалы, сменившие женский пол на мужской, желают иметь в качестве сексуальных партнеров женщин. Транссексуалы же, сменившие мужской иол на женский, могут иметь сексуальную ориентацию, направленную на любой из полов. Однако в большинстве случаев в качестве сексуальных партнеров они предпочитают мужчин (Zhou et al., 1995).

Хотя транссексуалы преимущественно гетеросексуальны, трансгендерное сообщество отличается более эклектическим составом. Оно включает и гомосексуалистов, и лесбиянок, и бисексуалов, и гетеросексуалов (Goodrum, 2000).

Являются ли транссексуализм и трансгендеризм расстройствами гендерной идентичности?

В четвертом издании «Диагностического и статистического руководства по определению психических расстройств» (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, DSM-IV) содержится наиболее широко используемая система классификации психических расстройств (American Psychiatric Association, 1994). В соответствии с данной классификационной схемой индивид, имеющий расстройство гендерной идентичности, должен соответствовать четырем строго определенным критериям: 1) обладать сильной и постоянной кросс-гендерной идентификацией; 2) испытывать постоянный дискомфорт, связанный со своей половой принадлежностью, или ощущение неадекватности при выполнении ролей своего пола; 3) иметь нарушения, не согласующиеся с его физической интерсексуальностью; 4) иметь нарушения, являющиеся источником клинически значимой неудовлетворенности или проблем в социальной, профессиональной или других важных сферах функционирования.

Расстройство гендерной идентичности. Расстройство, характеризующееся наличием кросс-гендерной идентификации, вызывающей постоянный дискомфорт, связанный со своей половой принадлежностью, а также проблемы в повседневном функционировании.

До опубликования этих рекомендаций практически все транссексуалы, а также многие трансгендерные индивиды рассматривались как страдающие «патологическими» расстройствами гендерной идентичности. Однако изменения в общественном сознании, способствующие более глубокому пониманию динамики отклонений гендерной идентичности и гендерных ролей, породили тенденцию, побуждающую многих профессионалов и членов общества бросить вызов традиционной поляризации гендерной принадлежности на женскую и мужскую. Надо отметить тот факт, что большинство транссексуалов, а возможно и определенная часть трансгендерных индивидов действительно удовлетворяют критериям расстройств гендерной идентичности. Однако несмотря на это в настоящее время считается все более приемлемым для таких индивидов не подвергаться в течение жизни операциям по перемене пола и не испытывать при этом постоянного давления, побуждающего к поиску «лечения» (Denny, 1997). Тем не менее перемена пола все же остается актуальной возможностью для многих транссексуалов.

Транссексуализм: этиология, процедуры по перемене пола и их результаты

В 60-х — начале 70-х годов, когда в США были впервые разработаны медицинские процедуры по перемене пола, приблизительно три из четырех подававших просьбу о перемене пола биологически являлись мужчинами, желающими стать женщинами (Green, 1974). Большинство медицинских работников считают, что и сегодня количество мужчин, желающих изменить свой пол, превосходит количество женщин. Однако мы располагаем свидетельствами того, что в последнее время эта пропорция заметно выравнивается (Landen et al., 1998).

Поговорим об «этом». Уважительное обращение с транссексуальными или трансгендерными индивидами в ситуациях общения

Александр Джон Гудрам (Alexander John Goodrum, 2000) недавно опубликовал информативную статью, посвященную транссексуализму и трансгендеризму. В этой статье он дает рекомендации по общению или взаимодействию с индивидами, проявляющими отклонения гендерной идентичности и/или поведения.

— Очень важно использовать правильные формы обращения к транссексуальным или трансгендерным индивидам. Если некто идентифицирует себя как мужчину, про него следует говорить он; если же человек идентифицирует себя как женщину, про нее следует говорить она. Если вы испытываете сомнения, вполне уместно спросить данное лицо, какое обращение является предпочтительным или ожидаемым. После того как вы выяснили это, старайтесь быть последовательными. Если вы вдруг забыли и использовали неправильное местоимение, поправьтесь. Большинство транссексуальных и трансгендерных индивидов поймут, что вы оговорились, и оценят ваши усилия.

— Никогда не «выдавайте» человека, сообщая другим, что он или она является транссексуальным или трансгендерным индивидом, без его согласия. Кроме того, не предполагайте, что другие люди знают об отклонениях гендерной идентичности данного лица. Многие транссексуальные и трансгендерные индивиды «играют» очень искусно, и единственным способом узнать об их отклонениях гендерной идентичности является прямое сообщение этого факта. Очевидно, что решение о том, сообщать или не сообщать о своем гендерном статусе, должно приниматься самим индивидом. В связи с этим очень непочтительно не принимать во внимание этот факт.

— Здравый смысл и хорошие манеры обязывают нас никогда не спрашивать транссексуальных или трансгендерных индивидов, какова их генитальная анатомия и/или какова их сексуальная реакция на других людей.

— Наконец, не делайте предположений относительно того, является ли ориентация человека гомосексуальной, бисексуальной или гетеросексуальной. Лицо, находящее уместным раскрыть информацию, касающуюся своей сексуальной ориентации, может самостоятельно сообщить вам об этом.

Значительный объем клинической литературы посвящен характеристикам, причинам (этиологии) и методам лечения транссексуализма. Некоторые факторы уже сегодня с точностью установлены. Мы знаем, что большинство транссексуалов являются биологически нормальными индивидами, обладающими здоровыми половыми органами, неповрежденными внутренними репродуктивными структурами и нормальным набором хромосом (XX или XY). Кроме того, транссексуализм, как правило, является самостоятельным отклонением, а не частью более общего психопатологического расстройства, такого как шизофрения или глубокая депрессия. Одно из недавно проведенных исследований показало, что менее чем у 10% выборки из 137 транссексуалов наблюдались симптомы, связываемые с психическими заболеваниями (Cole et al., 1997). Менее понятными остаются причины, по которым эти индивиды отвергают свою анатомию.

У многих транссексуалов ощущение собственного несоответствия своей генитальной анатомии развивается еще в раннем детстве. Так, некоторые из них вспоминают, что испытывали сильную идентификацию с характеристиками другого пола уже в пяти-, шести- или семилетнем возрасте. В отдельных случаях таким людям удавалось отчасти ослабить этот дискомфорт, воображая себя представителями другого пола. Однако зачастую это выходило за рамки простого воображения и приводило к фактическому переодеванию в одежду другого пола. В более редких случаях сильная идентификация с другим полом не возникала до достижения периода полового созревания или зрелого возраста.

В настоящее время среди ученых нет ясного понимания этиологии транссексуализма. Серьезные разногласия также существуют и по поводу наиболее адекватных клинических стратегий преодоления этой аномалии. Помня о том, что споры по данному вопросу еще не разрешены, постараемся резюмировать наши достаточно непрочные знания, касающиеся этого в высшей степени необычного отклонения гендерной идентичности.

Этиология

Многие ученые пытались объяснить феномен транссексуализма. Однако имеющиеся в нашем распоряжении данные не позволяют прийти к однозначным выводам (Money, 1994b). Некоторые авторы утверждают, что решающую роль могут играть биологические факторы. Согласно одной из теорий, пренатальное воздействие избыточного количества гормонов другого пола может вызывать нарушения дифференциации мозга (Pauly, 1974). Данная теория отчасти подтверждается недавно проведенным исследованием, в ходе которого BST характерных для женщин размеров был обнаружен у шестерых транссексуалов, сменивших мужской пол на женский (Zhou et al., 1995). Возвращаясь к рассмотренной выше теме дифференциации мозга, вы можете вспомнить, что BST представляет собой участок гипоталамуса, в норме на 50% больший по размерам у гетеросексуальных мужчин, чем у гетеросексуальных женщин. По мнению авторов данного исследования, наличие необычно маленького, напоминающего женский BST, обнаруженного у этих шестерых индивидов (по биологическим признакам мужчин), обладающих женской гендерной идентичностью, «не может объясняться различиями половых гормонов у взрослых» (р. 70). Хотя мы вынуждены ожидать дальнейших исследований, которые бы подтвердили эти интригующие результаты, данное открытие свидетельствует в пользу того, что процесс формирования гендерной идентичности может подвергнуться радикальной трансформации в результате изменения механизмов взаимодействия между развивающимся мозгом и пренатальными половыми гормонами.

Также было высказано предположение, что причиной транссексуализма может являться и аномальный уровень половых гормонов в зрелом возрасте. Однако данное объяснение противоречит многочисленным данным, свидетельствующим о том, что уровень половых гормонов у взрослых транссексуалов является нормальным (Meyer et al., 1986; Zhou et al., 1995).

Другая теория, касающаяся причин транссексуализма, в пользу которой имеется ряд свидетельств, гласит, что развитию данной аномалии в значительной степени способствует опыт социального научения. Ребенок может подвергаться воздействию различных обусловливающих факторов, подкрепляющих формы поведения, традиционно приписываемые другому полу (Green, 1974; Money & Primrose, 1968). У ребенка могут установиться тесные отношения, вызывающие иную идентификацию, с родителем другого пола. А реакции взрослого могут явиться прочным подкреплением этой идентификации. Маленький мальчик может играть, представляя себя девочкой, а девочка может воображать себя «папенькиным сыночком». Такие кросс-гендерные формы поведения могут получать столь однозначное вознаграждение, что ребенку будет трудно, а то и невозможно сформировать адекватную гендерную идентичность.

Однако сколь сложную задачу ни представляло бы для нас определение причин транссексуализма, возможно, еще более трудной является разрешение проблемы противоположной гендерной идентичности. Как уже говорилось выше, большинство транссексуалов следуют гетеросексуальному сценарию и предпочитают вступать в сексуальные отношения с лицами другого пола. Тот факт, что «другой пол» обладает гениталиями, подобными их собственным, значительно затрудняет поиск партнера. Большинство транссексуалов желают интимных контактов с гетеросексуалами. Так, мужчина-транссексуал хочет быть желанным как женщина для гетеросексуального мужчины, а большинство транссексуальных женщин не довольствуются чисто лесбийскими отношениями. Эти романтические и сексуальные потребности зачастую оказывается трудно удовлетворить. В итоге и гетеросексуалам и гомосексуалам, как правило, удается найти отвечающего взаимностью партнера соответствующей сексуальной ориентации. Однако все же наиболее желанные партнеры для транссексуала, скорее всего, отвергнут его проявления сексуального интереса.

Возможные варианты для транссексуалов

Медицина традиционно рассматривала только два возможных пути преодоления гендерной дисфории для транссексуалов: либо изменение гендерной идентичности в соответствии с физическим телом, либо изменение тела в соответствии с гендерной идентичностью (Carroll, 1999). Существуют, однако, и другие возможности. Последние клинические данные свидетельствуют о том, что некоторые неоперированные транссексуалы открывают для себя, что они могут достичь психологического удовлетворения благодаря таким формам поведения, как включение в свой репертуар ролей другого пола и ношение одежды другого пола (Carroll, 1999). Тем не менее в большинстве случаев наилучшим вариантом остается приведение своего тела в соответствие со своей психикой путем хирургического или гормонального изменения генитальной анатомии и физиологии организма. Однако вопрос о перемене пола с помощью медицины не решается просто, поскольку он связан со значительными временными и материальными затратами.

Один из ведущих специалистов по лечению транссексуализма рекомендует тщательно проанализировать все возможные альтернативы, включая психотерапию, прежде чем рассматривать вопрос о необратимой операции по перемене пола (Pauly, 1990). Безусловно, далеко не каждый взрослый индивид, страдающий расстройством гендерной идентичности, нуждается в психотерапии перед прохождением процедур по перемене пола. Однако международная ассоциация гендерной дисфории Харри Бенджамина (Harry Benjamin International Gender Dysphoria Association, HBIGDA) недавно опубликовала пересмотренные стандарты по обращению с лицами, страдающими расстройствами гендерной идентичности, предписывающие психотерапию в определенных ситуациях (Levine, 1999). Психотерапия может стать для транссексуальных индивидов источником информации о имеющихся у них возможностях и позволить им обсудить и проанализировать те возможности, которые они прежде не рассматривали.

Процедуры по перемене пола

Первый этап процесса по перемене пола включает детальные диагностические интервью, целью которых является всесторонняя оценка мотивации индивидов. Тем из них, кто испытывает серьезные противоречия и неопределенность по поводу своей гендерной идентичности, хирургическая операция не рекомендуется. Тем индивидам, у которых имеет место очевидное и реальное несоответствие между их гендерной идентичностью и биологическим полом, рекомендуется вести образ жизни, соответствующий их гендерной идентичности (в частности, принять подходящий стиль одежды и манеры поведения). Если по прошествии периода от нескольких месяцев до года или более можно говорить о том, что индивид успешно адаптировался к данному образу жизни, следующим шагом является гормональная терапия. Она используется для того, чтобы способствовать проявлению находящихся в латентном состоянии признаков, характерных для выбранного пола.

Так, мужчинам, желающим стать женщинами, назначают препараты, препятствующие выработке тестостерона, наряду с дозами эстрогена, способствующего росту грудных желез, смягчению кожи, тормозящего рост волос на лице и теле, а также придающего телу женственные формы. При этом также снижается сила мышц и сексуального желания. Высота голоса не меняется. Транссексуальным женщинам, желающим стать мужчинами, назначается тестостерон, способствующий росту волос на теле и лице, понижающий высоту голоса и способствующий некоторому уменьшению размера грудных желез. Тестостерон также подавляет и менструальный цикл. Большинство медицинских работников, осуществляющих процедуры по перемене пола, требуют, чтобы кандидаты до прохождения операции в течение года или более вели образ жизни представителей другого пола. Одновременно они проходят курс гормональной терапии. В любой момент на протяжении этого периода процесс может быть успешно обращен вспять, хотя лишь немногие транссексуалы используют эту возможность.

Последним этапом перемены пола является хирургическая операция (рис. 3.6). Хирургические процедуры наиболее эффективны для мужчин, желающих стать женщинами. Мошонка и пенис удаляются, а вагина формируется путем реконструкции тазовых тканей (рис. 3.6, а). Эта процедура требует особых предосторожностей по сохранению чувствительных нервных окончаний, содержащихся в коже пениса. Эти чувствительные кожные ткани перемещаются внутрь вновь образованной вагины. Операция делает возможным половой акт, хотя при этом потребуется дополнительная смазка. Многие транссексуалы, сменившие мужской пол на женский, сообщают, что после операции они способны испытывать сексуальное возбуждение и оргазм (Baur, 2001; Lief & Hubschman, 1993; Schroder & Carroll, 1999). Гормональное лечение может вызвать значительное увеличение грудных желез, однако некоторые индивиды также используют и имплантацию. Волосяной покров на лице и теле, рост которого подавляется благодаря гормональному лечению, может быть удален дополнительно методом электролиза.

С биологической точки зрения женщинам, желающим стать мужчинами, хирургическим путем удаляют грудные железы, матку, яичники, а вагина зашивается. Процесс формирования пениса значительно сложнее, чем вагины. Как правило, пенис конструируется из брюшной ткани или из тканей половых губ и промежности (рис. 3.6, б). Этот сконструированный орган не способен к естественной эрекции как реакции на сексуальное возбуждение. Однако имеется ряд искусственных приспособлений, обеспечивающих твердость пениса во время полового акта. Один из способов предполагает формирование пустого кожного канала на нижней стороне ствола пениса, в который может вводиться твердый силиконовый стержень. Другим вариантом является использование имплантируемого надувного приспособления, описанного в главе «Сексуальная терапия и совершенствование сексуальных отношений». Если эротически чувствительная ткань клитора оставляется в основании хирургически конструируемого пениса, индивид также способен испытывать эротические ощущения и оргазм. Однако в ходе исследования 25 прооперированных транссексуалов было обнаружено, что хотя 90% всех участников исследования выразили удовлетворенность результатами хирургической операции и своей послеоперационной сексуальной жизнью, способность к достижению оргазма фактически возросла у индивидов, сменивших женский пол на мужской. У сменивших же мужской пол на женский она несколько снизилась (Lief & Hubschman, 1993).

Рис. 3.6. Половые органы после операции по изменению пола: а) операции по изменению мужского пола на женский, как правило, более эффективны, чем б) операции по изменению женского пола на мужской

Результаты процедур по перемене пола

Результаты многочисленных исследований психосоциальных последствий изменения половой принадлежности дают основания для выводов об успешности процедур по перемене пола. Наиболее типичным результатом большинства этих исследований является тот факт, что чаще всего люди, подвергшиеся такого рода процедурам, значительно лучше адаптируются к жизни в целом (Carroll, 1999).

Важный источник представляет собой публикация, в которой подводятся итоги трех международных обзоров, посвященных результатам операций по перемене пола (Lundstrom et al., 1984). Согласно выводам авторов этой работы, приблизительно 9 из 10 транссексуалов, прошедших гормональные и хирургические процедуры, считают их результаты удовлетворительными. Согласно полученным данным, такие позитивные результаты одинаково вероятны как для транссексуалов, изменяющих мужской пол на женский, так и для меняющих женский пол на мужской (Pfaffin, 1992). В отчете об исследовании, проведенном с участием больших выборок из обеих групп, сообщалось, что 94% участников высказали согласие подвергнуться подобной операции снова, если бы у них вновь возникла такая необходимость (Blancard et al., 1985). Согласно результатам другого, более позднего исследования, 16 из 17 транссексуалов, сменивших мужской пол на женский, оценивали перемену своего пола как успешную (Schroder & Carroll, 1999). В других отчетах также сообщается, что транссексуалы, подвергшиеся операции, были удовлетворены результатами. К тому же их социальная адаптация была намного лучше, чем у тех, кто не прошел операцию по перемене пола (Lief & Hubschman, 1993; Rakic et al., 1996; Schroder & Carroll, 1996).

Гендерные роли

Как мы убедились, социальное научение является важным источником формирования гендерной идентичности на самых ранних этапах жизни. Часто уже к двухлетнему возрасту большинство детей твердо знают, мальчики они или девочки. Этот фактор продолжает воздействовать на нас на протяжении всей жизни. Ведь в течение всей жизни на нас оказывают влияние так называемые гендерные роли (или половые роли) — формы поведения, которые данное общество считает приемлемыми и нормальными для мужчин и женщин.

Таким образом, каждому члену общества приписывается определенная гендерная роль. А это влечет за собой определенные ожидания относительно того, как эти люди будут себя вести. Так, в североамериканском обществе от мужчин традиционно ожидается, что они будут проявлять независимость и агрессивность. Женщины же должны быть зависимыми и покорными. Поскольку данные ожидания являются общераспространенными, они могут начать функционировать в качестве стереотипов. Стереотипами называются крайне обобщенные представления о человеке лишь на основании его половой и расовой принадлежности, религии, этнического происхождения и других подобных категорий. Стереотипы, таким образом, не учитывают человеческую индивидуальность.

Стереотип. Крайне обобщенное представление о человеке лишь на основании его половой и расовой принадлежности, религии, этнического происхождения или других аналогичных критериев.

Многие типичные гендерные стереотипы широко распространены в нашем обществе. К числу господствующих представлений о мужчинах относится то, что они агрессивны (или по крайней мере настойчивы), рассудительны, неэмоциональны, независимы, властны, склонны к соперничеству, объективны, спортивны, активны и прежде всего компетентны. Женщины же, напротив, нередко считаются непритязательными, руководствующимися не логикой, а эмоциями, склонными подчиняться и проявлять теплоту и заботу.

Разумеется, далеко не все люди придерживаются данных гендерно-ролевых стереотипов. В последние годы мы наблюдаем тенденцию к отходу от строгого следования предписываемым гендерными стереотипами формам поведения. Исследования показывают, что женщинам менее свойственно находиться под воздействием глубоко укоренившихся стереотипных представлений о гендерных ролях. Женщины более склонны придерживаться позиции равенства в отношениях с мужчинами (Larsen & Long, 1988). Однако многие мужчины также ощущают ограничивающий характер традиционных гендерных ролей.

Несмотря на ограничивающую роль гендерных стереотипов в жизни людей, они до сих пор имеют широкое распространение в нашем обществе (Hyde, 1996; Rider, 2000). Поэтому многие индивиды комфортно чувствуют себя, принимая традиционные мужские и женские роли. Мы никак не хотим принижать или оспаривать ценность избранного ими образа жизни. Вместо этого нашей целью является выяснение того, почему гендерные роли столь глубоко укореняются в общественном сознании. К рассмотрению этого вопроса мы и переходим.

Как мы усваиваем гендерные роли

Вам, вероятно, уже доводилось слышать аргументы в пользу того, что поведенческие различия между мужчинами и женщинами являются в той или иной степени биологически обусловленными. Мужчины не могут рожать или кормить детей. Аналогичным образом, биологические различия, касающиеся гормонов, мышечной массы, структур и функций мозга также могут оказывать влияние на некоторые аспекты поведения людей. Однако согласно объяснениям большинства ученых, гендерные роли являются все же продуктом социализации — процесса, посредством которого индивид усваивает и принимает ожидания общества, касающиеся поведения его членов. Как показывают данные, изложенные во вставке «Этнические вариации гендерных ролей», для различных культурных и этнических групп, входящих в состав общества, характерны и различные ожидания относительно поведения мужчин и женщин. Посредством каких механизмов общество сообщает своим членам об этих ожиданиях? В следующих разделах мы рассмотрим пять действующих сил социализации; к ним относятся родители, сверстники, школа, телевидение и религия.

Социализация. Процесс, посредством которого общество передает индивиду ожидания относительно поведения своих членов.

Лики сексуальности. Этнические вариации гендерных ролей

В основном тексте мы преимущественно обсуждали гендерные представления, преобладающие в традиционной американской культуре. Они происходят из среды белых американцев и европейцев. Здесь же мы кратко рассмотрим гендерные роли, характерные для трех других американских этнических групп: испаноамериканцев, афроамериканцев и американцев азиатского происхождения.

Воплощением традиционных испаноамериканских гендерных ролей являются культурные стереотипы марианизма (marianismo) и мачизма (machismo). Истоки марианизма связаны с общепринятым в Римско-католической церкви представлением о том, что женщины должны быть чисты и жертвенны, подобно Деве Марии. Согласно этому взгляду, женщине отводится прежде всего роль матери, которая обязана быть верной, добродетельной, пассивной и покорной своему мужу. В то же время она должна быть хранительницей домашнего очага и семейных традиций (Bryjak & Soroka, 1994; Espin, 1992; McNeil et al., 2001). Неудивительно, что такие требования часто являются для испаноамериканских женщин источником значительного стресса. Хотя сегодня все большее число испаноамериканок устраиваются на работу, на них продолжает лежать ответственность за воспитание детей, выполнение домашних обязанностей и обслуживание мужей.

Концепция мачизма проецирует на испаноамериканских мужчин образ сильного, мужественного и властного главы семейства, принимающего все важные для членов семьи решения (Bryjak & Soroka, 1994; Espin, 1992; McNeil et al., 2001; Torres, 1998). Эта концепция также включает и представление о том, что для мужчины приемлемо быть сексуально агрессивным и искать любовных побед вне брака.

Таким образом, испанская культура нередко предъявляет к мужчинам и женщинам двойные стандарты, заставляя женщин оставаться верными лишь одному мужчине, тогда как мужьям дозволяется иметь внебрачные связи (Espin, 1992; McNeil et al., 2001). Однако концепция мачизма имеет и другую сторону, поскольку она также характеризуется проявлениями щедрости, уважения к другим, корректного и справедливого использования власти, храбрости и ответственности за безопасность и честь своей семьи (McNeil et al., 2001; Torres, 1998; Vasquez, 1994).

Безусловно, марианизм и мачизм — это не более чем стереотипы, и многие испаноамериканцы не принимают этих гендерно-ролевых предписаний (Vasquez, 1994). Кроме того, совокупность таких процессов, как ассимиляция, урбанизация и повышение уровня жизни испаноамериканцев, способствует уменьшению роли этих культурных стереотипов, как и гендерно-ролевого неравенства (McNeil et al., 2001; Schaefer, 1990).

В другой этнической группе, у афроамериканцев, женщины играют центральную роль в жизни семьи. Но сама афроамериканская семья, как правило, отличается от традиционной «ядерной» модели, включающей отца, мать и детей (Bulcroft et al., 1996; Greene, 1994a; Reid & Comas-Diaz, 1990). Афроамериканские женщины являлись надеждой и опорой своего сообщества еще со времен рабства. Поскольку в период рабства женщины не были экономически зависимы от своих мужей, афроамериканские мужчины не привыкли занимать главенствующую роль в семье. Этим отчасти объясняется, почему отношения между афроамериканскими мужчинами и женщинами в большей степени тяготеют к равноправию и экономическому паритету в сравнении с другими культурными группами, включая доминантную для США белую культуру (Blee & Tickamyer, 1995; Bulcroft et al., 1996; Greene, 1994a). Историческим отсутствием экономической зависимости также можно объяснить и тот факт, что главой многих афроамериканских семей являются женщины, самостоятельно определяющие свой общественный статус.

Другим фактором служит высокий уровень безработицы среди афроамериканских мужчин, почти в три раза превышающий данный показатель для белого населения (U.S. Bureau of the Census, 1997). Высокий процент безработицы и особенности американской системы страхования, безусловно, способствуют тому, что часть афроамериканских мужчин уклоняется от брака или бросает свои семьи. В результате афроамериканским женщинам нередко приходится проявлять формы гендерно-ролевого поведения, противоположные гендерным стереотипам, традиционным для белых американок.

Хотя среди афроамериканцев не столь сильно, как среди других культурных групп, распространена традиционная («ядерная») модель семьи, определенные факторы способствуют стабильности и сплоченности их семьи и общины. К ним относятся: 1) прочные родовые связи между членами различных самостоятельно живущих семей; 2) строгие этические правила, касающиеся трудовой сферы, карьеры и образования; 3) исключительно высокий уровень адаптивности и гибкости по отношению к семейным и гендерным ролям; 4) верность религиозным ценностям и активное участие в жизни церкви (Ho, 1987; Reid & Comas-Diaz, 1990; Schaefer, 1990).

Третье этническое меньшинство состоит из американцев азиатского происхождения. Оно характеризуется крайним разнообразием традиций, принятых в странах, являющихся родиной представителей этой группы (Китай, Филиппины, Япония, Индия, Корея, Вьетнам, Камбоджа, Таиланд и т. д.). Представителям этих культур свойственно придавать гораздо большее значение семье, групповой принадлежности, солидарности и взаимозависимости, чем это принято среди белых американцев (Bradshaw, 1994). Как и от представительниц испаноамериканской культуры, от азиатских женщин ожидается, что семейные обязанности будут играть более значимую роль в их жизни, чем личные устремления. Известно также, что гораздо больший процент женщин азиатского происхождения, чем представительниц любой другой американской этнической группы, работает вне дома. Но несмотря на это многие из них на протяжении всей жизни ухаживают за другими членами семьи и подчиняют свои личные интересы семейным нуждам (Bradshaw, 1994; Cole, 1992). В результате ориентированные на личные достижения азиатские женщины часто оказываются в двойной ловушке. Они разрываются между современными американскими ценностями индивидуализма и независимости и традиционными гендерными ролями азиатской культуры.

Несмотря на отсутствие одного «типичного» стереотипа, в большинстве азиатских культурных групп все еще господствуют гендерно-ролевые ожидания, предполагающие ведущую роль мужчин (Bradshaw, 1994; Lai, 1992). Так, в американских семьях китайского происхождения даже в тех случаях, когда муж и жена занимают равное положение в обеспечении семьи, жена обычно принимает роль помощницы своего мужа, а не равного партнера (Wong, 1988). Аналогично, в американских семьях выходцев из Вьетнама, в которых оба супруга работают полный рабочий день, ответственность за работу по дому и воспитание детей часто ложится исключительно на женщин. Однако среди молодых вьетнамских пар имеет место тенденция к большему равноправию в семье (Tran, 1988). Последнее также верно и в отношении третьего поколения американцев — выходцев из Японии (Kitano, 1988).

Как показывают эти данные, социальному научению и культурным традициям принадлежит важная роль в формировании гендерно-ролевого поведения членов американского общества.

Роль родителей в формировании гендерных ролей

Многие представители социальных наук рассматривают родителей как влиятельную движущую силу гендерно-ролевой социализации (Hardesty et al., 1995; Leaper et al., 1998; Witt, 1997). Первое представление о том, что значит быть мальчиком или девочкой, ребенок, как правило, получает от родителей (Witt, 1997). Как мы уже говорили, обсуждая тему формирования гендерной идентичности, родители часто имеют различные ожидания относительно девочек и мальчиков и выражают эти ожидания в процессе взаимодействия со своими детьми. Маленьким девочкам часто уделяется больше внимания, чем маленьким мальчикам (Jacklin et al., 1984). Родители часто обращаются с девочками так, будто имеют дело с бьющимися предметами, — например, они не рискуют подбрасывать их (Doyle & Paludi, 1991). Кроме того, девочек часто обнимают и утешают, когда те плачут от боли или испуга, тогда как мальчику могут назидательно сообщить, что «мальчики не плачут». В целом родители проявляют больше защитных и ограничительных форм поведения в отношении маленьких девочек. Что касается обращения с мальчиками, родители чаще отказываются от вмешательства и предоставляют им большую свободу (Skolnick, 1992a). Помимо этого о значительном влиянии родителей на формирование гендерных ролей у детей однозначно свидетельствуют результаты ряда исследований. Так, они показывают, что мальчики намного чаще, чем девочки, получают поощрение со стороны родителей, если они демонстрируют самоутверждение и контроль либо сдерживают свои эмоциональные проявления. Девочки же чаще поощряются за участие в социальной активности (Block, 1983; Leaper et al., 1998).

<Задайте себе вопрос. Подумайте о роли родителей, сверстников, школы, телевидения и религии в социализации вашей собственной жизни. В какой мере каждая из этих сил повлияла на формирование ваших гендерно-ролевых ожиданий?>

Сегодня все больше родителей пытаются избежать навязывания своим детям гендерных стереотипов. Однако многие все же продолжают поощрять участие своих детей в типичных для их пола формах игры и выполнении соответствующих домашних обязанностей (Lytton & Romney, 1991; McHale et al., 1990). И даже в тех случаях, когда родители предпринимают сознательные усилия, пытаясь воздерживаться от обучения своих детей гендерным ролям, некоторые формы поведения могут казаться настолько «естественными», что реализуются детьми на бессознательном уровне. Так, отец мальчика может предложить ему поиграть в догонялки, помочь поменять масло в машине или подстричь газон. Девочке же скорее будут напоминать о том, что нужно убрать комнату или же будут приглашать ее принять участие в приготовлении обеда. Такое различие в обращении ориентирует детей на специфические и совершенно отличные друг от друга взрослые роли (Fisher-Thompson, 1990). Исследования показывают, что отцы чаще сообщают своим детям о гендерных ожиданиях, чем матери (Lamb, 1981; Power, 1985).

Родители, в особенности отцы, имеющие только дочерей, гораздо больше стремятся к гендерному равноправию, чем родители сыновей (Warner & Steel, 1999). Этот факт свидетельствует о том, что в североамериканском обществе, часто отдающем предпочтение мужчинам, желание обеспечить наилучшее будущее своим детям может побуждать родителей девочек исповедовать принципы гендерной справедливости при воспитании своих дочерей.

Языковые и коммуникативные стили также играют важную роль в развитии и поддержании гендерных стереотипов, а также в разделении ролей между полами (Leaper et al., 1998; Tannen, 1994). Так, был проведен широкомасштабный обзор исследовательской литературы, посвященной изучению влияния на детей их разговоров со своими родителями. Результаты показали, что матери больше разговаривают со своими детьми. Также в своей речи они используют меньше приказов и информативных реплик, но больше поощрительных фраз (Leaper et al., 1998). Другие исследования показывают, что девочки чаще, чем мальчики, применяют кооперативные стратегии коммуникации, тогда как мальчики более склонны использовать контролирующие обороты речи (Leaper, 1991; Sheldon, 1992). Несомненно, к вероятным источникам половых различий относится и тот факт, что «дети начинают усваивать гендерно-ролевые стили речи от своих родителей» (Leaper et al., 1998, p. 3).

{На формирование стереотипных мужских и женских ролей могут оказывать влияние традиционные формы воспитания}

Роль сверстников

Вторым важным фактором социализации гендерных ролей являются сверстники. Одной из таких форм влияния, оказывающих свое воздействие уже на ранних этапах жизни, становится добровольное раздельное времяпрепровождение детей разного пола (Maccoby, 1988, 1990; Powlishta et al.,. 1993). Этот фактор начинает действовать еще в дошкольные годы. К моменту достижения школьного возраста дети примерно 95% своего времени проводят со сверстниками своего пола (Maccoby & Jacklin, 1987). Разделение полов, продолжающееся в школьные годы, способствует половой типизации игровой активности детей. А это является для них подготовкой к принятию взрослых гендерных ролей (Moller et al., 1992). Компании девочек часто играют с куклами и чайными сервизами. Мальчики же участвуют в спортивных состязаниях и стрельбе из игрушечных пистолетов. Такое влияние сверстников способствует развитию у женщин склонности к проявлению заботы и отказу от самоутверждения, а у мужчин — выработке психологического комфорта при демонстрации духа соперничества и настойчивости.

К началу перехода от детского к подростковому возрасту влияние сверстников начинает играть еще более важную роль (Doyle & Paludi, 1991; Hyde, 1996). Для детей этого возраста конформизм приобретает особую значимость. В итоге следование традиционным гендерным ролям обеспечивает вероятность быть принятыми своими сверстниками (Absi-Semman et al., 1993; Martin, 1990; Moller et al., 1992). Большинство индивидов, ведущих себя нетипичным для своего пола образом, подвергаются значительному давлению в форме изоляции и насмешек. Результаты исследований свидетельствуют о том, что несмотря на существенные изменения, происшедшие в обществе за последние годы, новое поколение детей продолжает проявлять по отношению к своим сверстникам гендерно-стереотипные реакции (McAninch et al., 1996).

Гендерно-стереотипный имидж может налагать на индивида существенные ограничения. Одним из наиболее негативных аспектов гендерной типизации в подростковом возрасте является представление о том, что невозможно одновременно быть женственной и стремиться к достижениям. О том, насколько мощным может быть воздействие этого ограниченного взгляда, свидетельствует следующий рассказ:

«Мне нравится учеба в старшем классе, и я хорошая ученица. Пожалуй, я даже могла бы быть отличницей. Но я боюсь того, что другие могут подумать обо мне, если я буду слишком хорошо учиться. Мой приятель увлечен спортом, а не учебой. По нескольким предметам мы занимаемся вместе. Я неоднократно намеренно получала на экзаменах более низкие оценки, чем заслуживаю, чтобы не подвести его. Что он подумает о подружке, которая учится как синий чулок?» (Из авторских архивов)

Школа, учебники и гендерные роли

Результаты исследований, опубликованные в 70-х, 80-х и начале 90-х годов, в целом свидетельствовали о том, что на уроках с мальчиками и девочками обращаются совершенно по-разному (AAUW, 1992; Eccles & Midgley, 1990; Kantrowitz, 1992; Rogers, 1987; Sadker & Sadker, 1985, 1990, 1994; Serbin, 1980). Среди других данных в отчетах об этих исследованиях сообщалось, что:

— учителя чаще вызывают и хвалят мальчиков, чем девочек;

— мальчиков, выкрикивающих ответы с места, не дожидаясь, пока их вызовут, обычно не наказывают, тогда как девочек часто ругают за подобное поведение;

— мальчиков чаще хвалят за содержательную сторону их письменных работ, тогда как девочек чаще хвалят за аккуратность;

— учителя начальных классов более терпимы к недисциплинированному поведению мальчиков, чем девочек;

— мальчикам уделяется больше внимания, чем девочкам; учителя чаще помогают им и хвалят их;

— учителя уделяют больше внимания девочкам, демонстрирующим зависимые формы поведения, но чаще откликаются на просьбы мальчиков, когда те ведут себя независимо и агрессивно;

— девочки, учащиеся в средних классах школы, часто испытывают неуверенность в своих способностях по математике и другим естественнонаучным дисциплинам.

Как показывают эти данные, школа также является важным фактором гендерно-ролевой социализации. Учителя часто взаимодействуют с учащимися, исходя из собственных гендерно-ролевых стереотипов. Так, классный руководитель может ожидать, что мальчики будут хорошо успевать по таким предметам, как математика и естественные науки, а девочки — по языку и литературе. В результате мальчики и девочки получают различные типы поощрения. Это может препятствовать достижениям учащихся, которые, возможно, не будут проявлять особых стараний в тех областях, где они не получают достаточного поощрения.

К счастью, в последнее время появляется все больше свидетельств того, что в современных американских школах предпринимаются усилия, препятствующие навязыванию учащимся стереотипных гендерных ролей. Благодаря притоку молодых учителей, являющихся представителями поколения, более восприимчивого к гендерным вопросам, ситуация в школе постепенно меняется. Одним из наиболее ярких примеров этой трансформации являются совместные усилия американских школ по обеспечению для обоих полов равных образовательных возможностей в области математики и естественных наук. Несколько раньше мы упоминали о том, что разрыв между оценками мальчиков и девочек по этим предметам резко сократился в период между 1992 и 1998 годами. В 1999 году средняя по стране школьная оценка по математике, измеренная с помощью теста SAT, составила 531 балл для юношей и 495 баллов для девушек. Процент же старшеклассниц, записавшихся на классы геометрии, высшей алгебры и тригонометрии, равнялся или превышал соответствующий процент старшеклассников (Carter, 2000). К тому времени когда выйдет следующее издание этой книги, разрыв между оценками юношей и девушек по математике, вероятно, сократится еще больше.

Школьные учебники также в прошлом способствовали сохранению гендерно-ролевых стереотипов. В начале 70-х годов в ходе двух крупных исследований, посвященных анализу детских учебников, было обнаружено, что девочки в этих текстах, как правило, изображались зависимыми, нецелеустремленными и не слишком способными. Мальчики же наделялись противоположными характеристиками (Saario et al., 1973; Women on Words and Images, 1972). В начале 80-х в каждых двух из трех текстов для чтения центральными персонажами являлись мужчины. Это был ощутимый прогресс по сравнению с пропорцией 4:5, имевшей место в начале 70-х (Britton & Lumpkin, 1984). В 90-х годах издатели учебников приложили больше усилий к ликвидации гендерно-ролевых стереотипов. Однако учебники, как и культура, отражением которой они являются, не вполне свободны от гендерных стереотипов и сегодня. Анализ 62 школьных учебников показал, что хотя образы девочек наделяются в них более широким спектром форм поведения, чем в прошлом, женщины все еще становятся центральными действующими лицами реже, чем мужчины. Женщины также выступают в качестве представителей более узкого круга профессий (Purcell & Stewart, 1990). Другое исследование, посвященное анализу детских книг в общественных библиотеках, показало, что хотя женские персонажи фигурируют в них так же часто, как и мужские, женщины до сих пор чаще изображаются в пассивных, зависимых и служебных ролях (Kortenhaus & Demarest, 1993).

Телевидение и гендерно-ролевые стереотипы

Другой мощной действующей силой гендерно-ролевой социализации является телевидение. Образы мужчин и женщин на телеэкране часто являются откровенно стереотипными (Larson, 1996; Huston et al., 1998; Mass Media Report to Women, 1993a; Ward & Rivadeneyra, 1999). Так, мужчины обычно изображаются активными, интеллигентными и предприимчивыми и выступают в руководящих ролях. Женщины же чаще играют пассивные и менее компетентные роли. Таким женщинам лучше дается выполнение домашних обязанностей, чем самостоятельное мышление. В рекламе и даже в телевизионных новостях в качестве авторитетных специалистов по большинству вопросов выступают мужчины (Bellizzi & Milner, 1991; Bretl & Cantor, 1988; Lovdal, 1989). Мы можем с уверенностью предположить, что такие образы оказывают определенное влияние на процесс социализации, учитывая тот факт, что молодые люди ежедневно проводят по много часов перед экраном телевизоров. Фактически, молодежь посвящает просмотру телепередач больше времени, чем любой другой форме массовой коммуникации (Kundel et al., 1999; Nielsen Media Research, 1998).

Анализ популярных телевизионных комедий за 1950-1990-е годы свидетельствует о том, что хотя изображение гендерного равноправия за прошедшие годы и стало более распространенным, гендерные стереотипы и в 1990-х годах по большей части оставались нормой (Olson & Douglas, 1997). Так, одна из самых популярных в истории телевидения программ, сериал 90-х годов «Обновление жилья» (Home Improvement), получила самые низкие оценки по показателю гендерного равноправия. В другом исследовании, недавно проведенном Национальной организацией по защите прав женщин (National Organization for Women, NOW), в течение февраля 2000 года оценивались 82 популярные телепрограммы.

На основании своих наблюдений представители этой организации пришли к заключению, что основное эфирное время на телевидении до сих пор занимают мужчины и что наиболее популярные телепередачи изобилуют сексистскими стереотипами. Ряд передач, правда, таких как «Семейное право» (Family Law), «Снова и снова» (Once and Again) и «Скорая помощь» (ER) (программы, в которых регулярно фигурируют разносторонние и компетентные женские персонажи), получил высокие положительные оценки. Однако все же большинство анализируемых программ, в особенности комедий, либо показывали женщин реже по сравнению с мужчинами, либо представляли их стереотипно (Aucoin, 2000).

Детские программы также часто несут гендерно-ролевые стереотипы. В частности, даже такая передача, как «Улица Сезам» (Sesame Street), — одна из самых рекордных по популярности и длительности показа детских шоу, была уличена в присутствии сексизма. В 1992 году 84% персонажей, участвующих в шоу, были мужскими по сравнению с 76% в 1987 году (Media Report to Women, 1993b). Однако положительной тенденцией является то, что сейчас мы становимся свидетелями появления новых сериалов, в которых центральное место занимают образы способных и уверенных в себе женщин. Речь идет о таких фильмах, как «Баффи, убийца вампиров» (Buffу the Vampire Slayer), «Сабрина, подросток-ведьма» (Sabrina the Teenage Witch) и «Темный ангел» (Dark Angel).

Согласно результатам анализа рекламных роликов во время детских шоу начала 90-х годов, мальчики изображались в них чаще, чем девочки, а содержание большинства этих роликов отражало традиционные стереотипные представления о мужских и женских ролях (Smith, 1994). Другое исследование показало, что рекламные ролики на канале MTV являются крайне гендерно-стереотипными. Ценность женщин в этих роликах напрямую определялась их внешней привлекательностью (Signorelli et al., 1994). Аналогичные данные были получены и в ходе более недавних исследований. В них дети выбирали свои любимые телевизионные персонажи. В ходе исследования выяснилось, что девочки в возрасте от 7 до 12 лет положительно оценивали в женских персонажах преимущественно их внешние данные, а не их способности или компетентность (Hoffner, 1996).

Аналогично ситуации с учебниками, за последние годы в области телевидения наметился определенный прогресс. Телевизионные компании начали осознавать тот факт, что их программы страдают гендерной необъективностью. Сегодня женщинам предоставляются ведущие роли в программах, идущих в основное эфирное время. Это позволяет им демонстрировать свою уверенность и компетентность. Сейчас телевидение переживает пору обновления, когда на экране появляются женские персонажи, изображающие сильных, независимых и наделенных властью женщин. В качестве примеров таких персонажей можно назвать детектива Диану Рассел (актриса Ким Дэланей) из сериала NYPD Blue [NYPD Blue — сотрудники Нью-Йоркского отдела полиции. — Прим. перев.], доктора Элизабет Кордэй (Алекс Кингстон) и доктора Клео Финч (Михаела Мишель) из программы ER, судью Эми Грэй (Эми Бреннеман) из программы Judging Amy («Рассудительная Эми»), а также адвокатов Линдсэй Доул (Келли Уильямс) и Элленор Фратт (Кэмрин Манхейм) из программы The Practice («Практика»). Тем не менее даже в популярных телевизионных сериалах, изображающих сильных женщин, нередко непропорционально большое число ведущих ролей отводится мужчинам (например, в таких как NYPD Blue, The West Wing («Западное крыло») и Law and Order («Закон и порядок»)). Кроме того, появление все большего числа сильных женских персонажей, возможно, связано скорее с рекламными соображениями, чем с сознательными усилиями по преодолению прочно укоренившихся гендерных стереотипов. В основное эфирное время почти 60% аудитории составляют женщины (Schulberg, 1999). Они гораздо чаще, чем мужчины, покупают продукты, рекламируемые по телевидению (Waters & Huck, 1989).

Различие гендерных ролей находит отражение даже в самом процессе просмотра телепередач. Об этом свидетельствуют исследования, показывающие, что мужчины в гетеросексуальных парах используют панель и дистанционный пульт управления телевизором чаще, чем женщины. По мнению автора этого исследования, эти данные «являются подтверждением того, что у пар формируются и поддерживаются стереотипные представления о гендерных ролях в процессе демонстрации власти даже во время такого повседневного совместного времяпрепровождения, как просмотр телепередач» (Walker, 1996, р. 813).

Религия и гендерные роли

Организованные формы религии играют важную роль в жизни многих американцев. Несмотря на конфессиональные различия, большинство религий проявляют одни и те же тенденции во взглядах на гендерные роли (Eitzen & Zinn, 1994). Как отмечает один автор, каждый ребенок, получивший религиозное воспитание, вероятно, усвоил в процессе социализации определенные гендерные стереотипы (Basow, 1992). В иудейской, христианской и исламской традициях эти стереотипы, как правило, включают представление о превосходстве мужчин. Так, олицетворением Бога в них является мужчина, по отношению к которому используются обращения «Отец», «Он» или «Царь». Библейский образ Евы, как созданной из ребра Адама, является ярким воплощением гендерного представления, согласно которому женщине принадлежит второстепенная роль по отношению к мужчине. Христианский Новый Завет в целом явился продолжением традиции мужского господства. В нем большее внимание уделяется характеристике Иисуса как сына Бога-мужчины, нежели как сына Марии, матери-девы (Eitzen & Zinn, 1994).

Состав администрации большинства религиозных организаций США является еще одним подтверждением мужского доминирования и ограничения женских гендерных ролей. До 70-х годов ни одна женщина не была посвящена в духовный сан ни в одной из ветвей американского протестантизма. Женщины-раввины появились лишь в 1972 году. Римско-католическая церковь и сегодня не позволяет женщинам принимать священство.

В настоящее время в Америке имеют место тенденции к отказу от традиционного патриархального характера организованной религии. Процент женщин, зачисленных в семинарии и школы богословия, возрос с 10% в 1972 году почти до 30% в 1989-м (Renzetti & Curan, 1992). Число женщин, посвященных в духовный сан в протестантских церквях, за последнее десятилетие увеличилось более чем в два раза. Число женщин-раввинов также значительно возросло (Eitzen & Zinn, 1994; Ribadeneira, 1998).

Также предпринимаются усилия по отказу от использования сексистских языковых форм в церковных службах и религиозной литературе. В 1983-м году Национальный совет церквей (National Council of Churches) опубликовал рекомендации, призывающие к использованию «включающего [женщин] языка» и отказу от использования исключительно мужских метафор Бога. Так, было предложено заменить такие термины, как «Сын Божий», «Бог-Отец» и «братство», такими более гендерно-нейтральными терминами, как «ребенок Бога», «Создатель(ница)» и «община». Некоторые религиозные группы, такие как реформированный иудаизм, очень активно выступают за равноправное обращение с женщинами. Мы можем ожидать, что эти новые тенденции в направлении гендерно-ролевого равноправия в конце концов позволят свести к минимуму религиозное насаждение традиционных гендерно-ролевых стереотипов.

<Задайте себе вопрос. Каким образом гендерно-ролевые ожидания и стереотипы повлияли на ваши взгляды на сексуальность и характер ваших интимных отношений с другими людьми?>

Гендерно-ролевые ожидания и их влияние на нашу сексуальность

Гендерно-ролевые ожидания оказывают на нашу сексуальность огромное влияние. Наши представления о мужчинах и женщинах, наряду с представлениями о том, какие формы поведения являются адекватными для тех и других, могут определять многие аспекты нашего сексуального опыта. Наша гендерная идентификация может оказать большое влияние на нашу оценку собственной сексуальности и ожидания, касающиеся интимных отношений. Также она влияет и на наши впечатления о качественной стороне этих отношений и даже на реакцию других людей на нашу сексуальность.

На следующих страницах мы рассмотрим некоторые гендерно-ролевые ожидания и их возможное воздействие на отношения между полами. При этом мы не подразумеваем, что такое ограничивающее воздействие могут испытывать только гетеросексуальные пары. Гендерно-ролевые стереотипы могут оказывать влияние на людей независимо от их сексуальной ориентации, хотя для гомосексуальных пар это влияние может быть несколько иным.

Десексуализация женщин, гиперсексуализация мужчин

В западном обществе уже на протяжении длительного времени господствует ошибочное убеждение, что женщины по природе своей менее сексуальны, чем мужчины. В результате воздействия этих гендерных стереотипов женщины подвергаются многолетней негативной социализации, в процессе которой их учат подавлять или отрицать свои естественные сексуальные чувства. Миллионы женщин слышали от своих родителей и сверстников или читали в книгах о том, что женщины занимаются сексом лишь для того, чтобы доставить удовольствие мужчинам, прежде всего — своим мужьям. С этим мнением также связано и глубоко укоренившееся в нашем обществе представление о том, что «нормальная женщина» испытывает меньшее наслаждение от секса, чем мужчина.

В последнее время благодаря попыткам людей сбросить с себя некоторые поведенческие ограничения, привитые многочисленным поколениям их предков, влияние этих стереотипов начинает ослабевать. Однако многие женщины продолжают испытывать на себе воздействие подобных взглядов. Как может женщина выражать свои сексуальные интересы или активно стремиться к получению удовольствия от секса, если она убеждена в том, что женщины не должны иметь сексуальных потребностей? Некоторые женщины, считающие, что женщине не свойственно легко достигать сексуального возбуждения, могут направлять свою энергию на блокирование или сокрытие этих нормальных реакций. Люди, придерживающиеся подобных стереотипов, могут считать, что любая женщина, открыто выражающая свои сексуальные интересы и проявляющая свои сексуальные реакции, является «доступной», «распущенной», а то и просто «шлюхой». В то же время мужчины, демонстрирующие аналогичные формы поведения, могут быть охарактеризованы в обществе как «самцы», «Казановы» и «плейбои» — прозвища, часто подразумевающие возвеличивание, а не унижение личного достоинства.

Однако стереотип гиперсексуальности может обернуться и во вред мужчинам. Мужчина, не испытывающий мгновенного возбуждения при появлении лица, которое кажется ему привлекательным и/или доступным, может почувствовать себя несостоятельным. Действительно, разве не должен любой мужчина тотчас переполняться желанием в ситуации, когда у него появляется шанс получить сексуальное удовлетворение? Мы считаем, что такое представление является унизительным и низводит мужчин до положения бесчувственных автоматов, мгновенно реагирующих на нажатие соответствующей кнопки. Студенты-мужчины часто выражали на наших уроках свое разочарование и замешательство при обсуждении данного вопроса.

«Приглашая женщину в первый раз на свидание, я часто испытываю замешательство по поводу того, как мне подходить к сексуальной стороне этой ситуации. Я чувствую давление, вынуждающее меня проявлять инициативу, даже если я вовсе не чувствую желания бросаться в постель. Но разве не этого ожидают женщины? Я чувствую, что должен чуть ли не оправдываться перед женщиной за то, что веду себя так, будто не стремлюсь переспать с ней. Обычно проще бывает проявить свой интерес и предоставить женщине возможность самой решить, чего она хочет в данной ситуации.» (Из авторских архивов)

Очевидно, этот мужчина считает, что он должен стремиться к сексу, даже если у него нет желания, поскольку это входит в его «мужскую» роль. Такое стереотипное представление о мужчинах как инициаторах сексуальной стороны отношений может оказаться проблематичным для обоих полов. Об этом свидетельствует материал следующего раздела.

Мужчины как инициаторы, женщины как пассивная сторона

В нашем обществе мужчины традиционно считаются инициаторами интимных отношений, начиная от первого приглашения сходить куда-нибудь и заканчивая предложением заняться любовью. Как показывают приведенные ниже комментарии, это может заставлять мужчин испытывать значительное неудобство и давление:

«Хорошо, если бы женщины почувствовали, насколько дискомфортно такое положение вещей. Я устал от необходимости постоянно проявлять инициативу, поскольку каждый раз рискую получить отказ.» (Из авторских архивов)

«Я чувствую, что каждая женщина, которую я приглашаю на свидание, ожидает от меня активных действий.» (Из авторских архивов)

«Когда мы занимаемся любовью, моя жена обычно ожидает, что всю инициативу буду проявлять я. Иногда мне хочется просто откинуться на постель и позволить ей делать со мной все, что она хочет, вместо того чтобы самому быть режиссером всего действия.» (Из авторских архивов)

В последнем комментарии звучит тема, которую часто поднимают наши студенты и клиенты. Даже в прочно установившихся отношениях от мужчин часто ожидается, что они будут выступать активной стороной во всех сексуальных контактах. Это может привести к тому, что секс из удовольствия превратится для мужчины скорее в обязанность. В то же время мужчины, в процессе социализации усвоившие, что мужчина должен быть активным, настойчивым и даже агрессивным, как правило, привыкают занимать руководящую роль в большинстве ситуаций. Поэтому для них может оказаться крайне сложно отказаться от этой роли в постели. Так, хотя мужчина в своих сексуальных фантазиях может играть подчиненную роль, реальный опыт подобной ситуации может вызывать у него стресс.

Аналогично, для женщины, чувствующей себя обязанной занимать пассивную женскую позицию, может оказаться крайне сложным выступить в качестве инициатора сексуальных отношений. Еще более сложным может оказаться для нее выступить в активной роли уже в процессе занятия сексом. Многие женщины испытывают разочарование, сожаление и вполне понятное раздражение тем, что культурные ожидания в отношении их ролей пустили столь глубокие корни в нашем обществе. Эти чувства находят свое отражение в следующих репликах, взятых из разговора женщин между собой:

«Я знаю по собственному опыту, что хотя на словах мужчины могут заявлять, что хотели бы более уверенного поведения со стороны женщин, когда мы действительно берем инициативу в свои руки, их это шокирует, отталкивает и пугает.» (Из авторских архивов)

«Мне нравится самой приглашать мужчин на свидания, и я часто это делаю. Однако меня огорчает, что многие мужчины, которых я приглашала, автоматически предполагают, будто я хочу сразу же прыгнуть с ними в постель, раз я сама назначила им свидание.» (Из авторских архивов)

«Мне трудно сообщать своему партнеру, чего я хочу, когда мы занимаемся любовью. В конце концов, он ведь сам должен знать, правда? Если я сама говорю ему об этом, получается, будто я узурпирую его роль всезнающего партнера.» (Из авторских архивов)

Последний комментарий связан с другим общераспространенным гендерным мифом, касающимся сексуального поведения. Это представление о том, что мужчины более осведомлены и умелы в вопросах секса, чем женщины, и поэтому в постели им должна принадлежать главная роль.

Мужчины как «сексперты»

В процессе социализации, как мы убедились выше, мужчин приучают быть компетентными лидерами, а женщин — послушными исполнительницами. В связи с этим нет ничего удивительного в том, что, согласно гендерным ожиданиям, мужчинам следует быть экспертами и в вопросах секса. Дело не только в том, что мужчины сами считают себя «секспертами». Сами женщины иногда, следуя этому ошибочному взгляду, также могут вынуждать мужчин играть роль экспертов. Некоторым мужчинам нравится играть роли «учителей» или «наставников». Однако другие мужчины могут воспринимать роль эксперта как тяжкое бремя. Ведь такая роль неизбежно налагает на них ответственность за результат сексуального контакта. Вот высказывание одного мужчины по этому поводу:

«Иногда секс больше напоминает работу, чем удовольствие. Я должен принимать все решения — когда и где мы должны заняться сексом и что мы должны делать. На мне лежит ответственность за успешное осуществление всего процесса. От этого испытываешь сильное давление и просто-напросто устаешь все время руководить спектаклем. Хорошо было бы для разнообразия иметь помощника, который бы иногда объявлял следующий номер. Только я на собственном опыте убедился, что женщины неохотно берут инициативу в свои руки.» (Из авторских архивов)

К счастью, сегодня эти разрушительные модели поведения сходят на нет. Многие наши студенты-мужчины с восторгом и облегчением рассказывают нам о сексуальных отношениях с женщинами, которые сами проявляют инициативу в отношениях. Сегодня женщины чаще играют активные роли во время занятий любовью и берут на себя ответственность за собственное удовольствие. В последние годы женщины также проявляют большую склонность рассматривать мужчин как равных партнеров, а не как всезнающих экспертов.

Женщины-контролеры и мужчины-двигатели

Многие женщины вырастают с убеждением, что мужчины постоянно думают о сексе. Поэтому следующим логическим шагом для такой женщины может стать желание стать «контролером» всего, что происходит во время сексуальных взаимодействий. Под этим мы не имеем в виду ситуацию, когда женщина может считать проявление инициативы в определенных формах сексуальной активности прерогативой мужчины, «двигателя». Так, женщина может видеть свою роль в том, чтобы контролировать бурную страсть своего партнера. Также она «должна» следить за тем, чтобы не позволить вовлечь себя в неприемлемые для нее формы половых контактов. В результате вместо того чтобы наслаждаться тем, как мужчина ласкает ее грудь, она может концентрировать все свое внимание на том, чтобы удержать его руки подальше от своих гениталий. Такая озабоченность может особенно ярко проявляться во время свиданий в подростковые годы. Неудивительно, что для женщины, которая привыкла затрачивать массу времени и энергии на подобное регулирование интимной стороны отношений, может оказаться сложным испытывать сексуальные чувства и после отказа от такой контролирующей роли.

В свою очередь многие мужчины привыкли рассматривать женщин как сексуальный вызов. Поэтому основной целью таких мужчин часто бывает стремление зайти с женщиной в сексуальном отношении так далеко, как это только возможно. Для них тоже может оказаться сложным ценить удовольствие, получаемое от близости. Ведь они думают только о том, что будут делать дальше. Мужчинам, у которых данный паттерн проявляется постоянно, трудно бывает отказаться от своей роли двигателя и стать получающей, а не только дающей стороной в сексуальных взаимодействиях. Они могут испытывать замешательство и даже испуг, если женщина вдруг сменит роль контролера на роль инициатора.

Стереотипы неэмоционального сильного мужчины и внимательной, заботливой женщины

Вероятно, одним из наиболее негативных гендерно-ролевых стереотипов является представление о том, что проявлять эмоциональность, нежность и заботу естественно только для женщин. Мы уже говорили о том, что в процессе социализации мужчины часто приучаются быть неэмоциональными (Mosher & Tomkins, 1988). Мужчине, пытающемуся казаться сильным, сложно позволить себе показать свою уязвимость, свои глубокие чувства и сомнения. Такое обусловливание часто мешает мужчинам устанавливать эмоционально удовлетворительные интимные отношения.

Так, мужчина, принявший представления о своей неэмоциональности за факт, может подходить к сексу как к чисто физическому акту, в котором нет места его собственным чувствам. Это накладывает существенные ограничения на характер сексуальных взаимодействий. В результате оба партнера часто оказываются неудовлетворенными. Женщины часто испытывают негативные реакции, сталкиваясь с данной характеристикой в мужчинах. Это связано с тем, что женщинам свойственно придавать большое значение открытости и желанию выражать свои чувства в близких отношениях. Однако мы должны помнить о том, что многим мужчинам приходится бороться с плодами своего многолетнего воспитания в духе «мачо», когда они все-таки пытаются выражать столь долго подавляемые эмоции. Женщина, в свою очередь, может устать от своей роли заботливой помощницы, в особенности если ее старания не встречают признания и взаимности.

Мы уже говорили о том, что строгое следование традиционным гендерным ролям может налагать существенные ограничения на возможности выражения сексуальности. В наши дни это культурное наследие проявляется далеко не так явно, как в прошлом. Тем не менее жесткие гендерно-ролевые предписания продолжают влиять и на нашу жизнь. Они препятствуют всестороннему развитию нашей индивидуальности и способности быть самими собой в отношениях с другими. Многим людям, конечно, удается сбросить с себя бремя стереотипных гендерных ролей и научиться принимать и выражать себя более полно. Но мы не должны недооценивать силу воздействия гендерно-ролевого воспитания, которое все еще имеет место в нашем обществе.

Сегодня многие люди пытаются интегрировать в своем образе жизни как типично мужские, так и женские формы поведения. Эта тенденция, часто называемая андрогинностью, станет основным предметом заключительного раздела данной главы.

Андрогинность: выход за рамки гендерных ролей

Слово андрогинность, означающее «обладание характеристиками обоих полов», произошло от греческих слов андр — мужчина и гине — женщина. Данный термин используется для описания гибкости гендерных ролей. Андрогинными индивидами называют людей, интегрировавших в своей личности и поведении как мужские, так и женские черты. Андрогинность часто предоставляет людям возможность проявлять наиболее адекватные для той или иной ситуации формы поведения. Таким образом, эти люди не ограничиваются тем узким кругом реакций, которые считаются гендерно-приемлемыми. Так, андрогинные мужчины и женщины могут проявлять настойчивость в профессиональной сфере и быть в то же время заботливыми со своими друзьями, членами семьи и сексуальными партнерами. Многие мужчины и женщины могут обладать характеристиками, соответствующими традиционным гендерным ожиданиям, но при этом проявлять интересы и поведенческие тенденции, обычно приписываемые другому полу. Иными словами, люди могут быть не только либо мужественными, либо женственными, но и мужественными и женственными — то есть андрогинными.

Андрогинность. Сочетание типично мужских и типично женских черт и форм поведения в личности одного индивида.

Социальный психолог Сандра Бем (Sandra Bem, 1974) разработала письменно заполняемый вопросник, позволяющий измерять степень, в которой индивиды идентифицируют себя с типично мужскими или женскими формами поведения либо с комбинацией тех и других. Со времени опубликования ее новаторской работы был предложен ряд других аналогичных способов исследования (Spence & Helmreich, 1978). Вооруженные такими методиками, ученые начали проводить исследования по сравнению андрогинных индивидов с людьми, которым присущи гендерно-стереотипные формы поведения.

Ряд таких исследований показывает, что андрогинные индивиды проявляют большую гибкость в своем поведении, в меньшей степени ограничены гендерно-ролевыми предписаниями, обладают более высокой самооценкой. Также они принимают более эффективные решения в групповых ситуациях, демонстрируют более высокий уровень социальной компетентности и мотивации к достижениям, чем люди, отличающиеся гендерно-стереотипным поведением либо характеризующиеся низкой степенью выраженности как мужских, так и женских качеств (Katz & Ksansnak, 1994; Kirchmeyer, 1996; Rose & Montemayor, 1994; Vonk & Ashmore, 1993). Исследования также свидетельствуют о том, что маскулинные и андрогинные индивиды обоего пола более независимы и менее склонны менять свое мнение под влиянием других, чем индивиды, прочно идентифицирующие себя с женской ролью (Bem, 1975). Результаты исследований позволяют сделать вывод, что как анрогинность, так и высокий уровень маскулинности обеспечивают более высокую адаптивность для лиц обоего пола в любом возрасте (Sinnott, 1986). В то же время для фемининных и андрогинных индивидов обоего пола значительно более характерны проявления заботы, чем для лиц, строго следующих маскулинным ролям (Bem et al., 1976; Coleman & Ganong, 1985; Ray & Gold, 1996).

Однако мы должны быть осторожными, делая вывод о том, что андрогинность является идеальным вариантом, свободным от любых потенциальных проблем (Sampson, 1985). Так, в ходе одного исследования стереотипно-маскулинные мужчины продемонстрировали более высокий уровень эмоциональной адаптации, чем андрогинные мужчины (Jones et al., 1978). Другое исследование, в котором участвовали профессора колледжей, начинающие свою карьеру, показало, что андрогинные индивиды выражают более глубокое психологическое удовлетворение, но чаще сообщают о связанном с профессиональной деятельностью стрессе, чем индивиды, отличающиеся гендерно-стереотипным поведением (Rotheram & Weiner, 1983). По данным опроса большой выборки из числа студентов колледжей, маскулинные личностные характеристики также более тесно связываются с разносторонним и адаптивным поведением, нежели андрогинные характеристики (Lee & Scheurer, 1983). Другие исследования также показывают, что именно маскулинность, а не фемининность или андрогиния, более тесно ассоциируются с успешной адаптацией и позитивной самооценкой (Basoff & Glass, 1982; Taylor & Hall, 1982; Unger & Crawford, 1992). Возможно, это «вызвано тем, что маскулинные атрибуты часто рассматриваются как более позитивные, а следовательно, получают более высокое социальное вознаграждение» (Burn et al., 1996, p. 420).

Таким образом, хотя андрогинность часто ассоциируется с эмоциональной, социальной и поведенческой компетентностью, для получения более полной картины влияния андрогинности на уровень индивидуальной адаптации и психологической удовлетворенности необходима дополнительная информация.

Существуют свидетельства того, что андрогинным индивидам, как мужчинам, так и женщинам, свойственны более позитивные установки в сфере сексуальности. Также им свойственны более глубокие переживания и проявления чувства любви, чем индивидам, характеризующимся традиционным гендерно-стереотипным поведением (Ganong & Coleman, 1987; Walfish & Myerson, 1980). Андрогинные индивиды также более склонны проявлять терпимость и менее склонны осуждать или критиковать сексуальное поведение других людей (Garcia, 1982).

Исследования показывают, что андрогинным женщинам в большей степени свойственно испытывать оргазм и сексуальное удовлетворение, чем типично фемининным женщинам (Kimlicka et al., 1983; Radlove, 1983). Однако два независимых исследования показали, что маскулинные мужчины испытывают значительно больший психологический комфорт в сексуальных отношениях, чем андрогинные женщины. Этот факт, таким образом, свидетельствует о том, что биологический пол, вероятно, все же играет более важную роль, чем гендерная типизация (Allgeier, 1981; Walfish & Myerson, 1980).

Тем не менее мы сами склонны предполагать, что андрогинные индивиды в целом проявляют большую гибкость и испытывают больший психологический комфорт в сфере сексуальности. Нам представляется, что эти индивиды, как мужчины, так и женщины, в большей степени способны наслаждаться и эмоциональной и физической стороной сексуальной близости. Андрогинные партнеры, вероятно, испытывают больший комфорт как в активной, так и в пассивной ролях во время сексуального взаимодействия. Вероятно, они также в меньшей степени скованы предвзятыми представлениями о том, что должен делать и как должен вести себя каждый из партнеров во время занятий сексом. Наши наблюдения подтверждаются результатами исследований, демонстрирующими, что андрогинные пары испытывают более глубокое эмоциональное и сексуальное удовлетворение и чаще хранят верность друг другу, чем гендерно-стереотипные пары (Rosenzweig & Daily, 1989; Stephen & Harrison, 1985).

Исследования андрогинных индивидов еще продолжаются, и у нас, безусловно, есть основания проявлять осторожность, прежде чем однозначно высказываться в пользу данного стиля поведения. Тем не менее большая часть собранных на сегодняшний день данных позволяет предположить, что люди, способные выйти за рамки традиционных гендерных ролей, могут более комфортно и эффективно функционировать в самых различных ситуациях. Андрогинные индивиды имеют выбор из более широкого репертуара мужских и женских ролей. Они могут быть как независимыми, настойчивыми, так и заботливыми или нежными, руководствуясь не гендерно-ролевыми нормами, а в первую очередь стремлением обеспечить и себе и другим наиболее полное личное удовлетворение в каждой конкретной ситуации.

<Задайте себе вопрос. Считаете ли вы, что в процессе социализации вас приучали к стереотипным гендерным ролям или же что вы воспитывались в атмосфере поощрения андрогинного поведения?>

Резюме главы

Мужчина и женщина, мужественность и женственность

— Процесс, посредством которого определяется наша принадлежность к мужскому или женскому полу, и характер влияния половой принадлежности на наше поведение как в сексуальной, так и в других сферах жизни, отличается крайней сложностью.

— Пол представляет собой биологическую принадлежность к числу мужчин или женщин и проявляется в различных физических признаках (хромосомы, внутренние репродуктивные структуры, гениталии и т. д.)

— Гендерная принадлежность в добавление к биологическому полу охватывает и круг специфических психосоциальных значений, или, иными словами, нашу маскулинность или фемининность. Концепция маскулинности и фемининности включает гендерные предписания, касающиеся поведения людей в зависимости от их биологического пола.

— Под гендерной идентичностью понимают индивидуальное субъективное ощущение себя мужчиной или женщиной.

— Под гендерной ролью понимают совокупность установок и форм поведения, считающихся нормальными и приемлемыми в рамках конкретной культуры для людей того или иного пола.

— На основе гендерных ролей формируются поведенческие ожидания, являющиеся культурно-обусловленными, а потому варьирующими от культуры к культуре и от одной исторической эпохи к другой.

Формирование гендерной идентичности

— Усилия исследователей, направленные на выделение многочисленных биологических факторов, оказывающие влияние на гендерную идентичность, позволили выявить шесть биологических категорий, или уровней, половой принадлежности: хромосомный уровень, гонадный уровень, гормональный уровень, уровень внутренних репродуктивных структур, уровень наружных половых органов и уровень дифференциации мозга.

— В норме эти биологические переменные гармонично взаимодействуют между собой и определяют наш биологический пол. Однако на всех шести уровнях могут иметь место сбои. Результатом являются нарушения в развитии биологического пола индивида, которые могут серьезно осложнить процесс формирования гендерной идентичности.

— Согласно теории социального научения, пытающейся объяснить процесс формирования гендерной идентичности, наша идентификация с мужскими или женскими ролями является результатом прежде всего социальных и культурных моделей и влияний, воздействию которых мы подвергаемся.

— Большинство современных ученых являются сторонниками интеракциональной модели, согласно которой гендерная идентичность рассматривается как результат сложного взаимодействия биологических и психосоциальных факторов.

Транссексуализм и трансгендеризм

— Транссексуалами называют людей, чья гендерная идентичность противоположна их биологическому полу.

— Термин трансгендерный, как правило, используется в отношении людей, чья внешность и манеры поведения не соответствуют гендерным ролям, приписываемым обществом лицам того или иного пола.

— Большинство транссексуалов придерживаются гетеросексуальной ориентации. Трансгендерное сообщество имеет более широкий и разнообразный состав. Оно включает гомосексуалистов, лесбиянок, бисексуалов и гетеросексуалов.

— Большинство транссексуальных индивидов, а также, вероятно, и трансгендерных индивидов соответствуют критериям расстройств гендерной идентичности.

— Научное сообщество не достигло консенсуса в отношении причин и наиболее эффективных методов лечения транссексуализма. Большинство транссексуалов успешно проходят процедуры по перемене пола, в ходе которых их физическое тело изменяется в соответствии с их гендерной идентичностью.

Гендерные роли

— Широко распространенные гендерно-ролевые предположения могут начать функционировать в качестве стереотипов — представлений о человеке не на основании его индивидуальных качеств, а на основании его принадлежности к определенной возрастной категории, полу и других обобщенных критериев.

— Многие распространенные в нашем обществе гендерные стереотипы могут побуждать нас предвзято относиться к другим людям и ограничивать свои собственные возможности.

— Гендерно-ролевые ожидания оказывают глубокое влияние на нашу сексуальность. Наше собственное восприятие своей гендерной роли может оказывать существенное влияние на нашу оценку собственной сексуальности, на ожидания, касающиеся интимных отношений, а также на наше восприятие качества этих отношений и даже на реакции других людей на нашу сексуальность.

— Андрогинными называют индивидов, вышедших за рамки традиционных гендерных ролей и интегрировавших в своем образе жизни различные аспекты личности и поведения, ассоциирующиеся как с мужским, так и с женским полом.

Рекомендуемая литература

Dreger, Alice (1998). Hermaphrodites and the Medical Invention of Sex. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Захватывающее повествование о том, как и почему социальным и медицинским работникам приходится производить индивидуально-историческую реконструкцию половой и гендерной принадлежности, а также сексуальной ориентации интерсексуальных индивидов. В конце книги приводятся очень познавательные рассказы нескольких интерсексуалов, которые проходили лечение с помощью стандартных методов, изобретенных еще в начале 1950-х годов.

Fausto-Sterling, Anne (1999). Sexing the Body: Gender Politics and the Construction of Sexuality. New York: Basic Books.

В этой книге рассказывается о том, как научное сообщество на протяжении всей истории своего существования политизировало человеческое тело. Три главы этой книги посвящены описанию того, как интерсексуальные индивиды в прошлом традиционно считались «испорченным товаром». В этой книге вы также найдете и объяснение того, почему такие люди не должны поддаваться давлению и идти на компромисс, отказываясь от своей уникальности в пользу весьма далекого от совершенства общепринятого представления о «норме».

Levant, Ronald; and Pollack, William (Eds.) (1995). A New Psychology of Men. New York: Basic Books.

Прекрасная подборка статей, позволяющих получить развернутое представление о зарождающейся области психологии. В круг рассматриваемых тем входит описание изменяющихся в современном обществе мужских ролей, особенностей индивидуального развития и физиологического функционирования мужчины, а также здоровья мужчин и гендерно-ролевого стресса.

Lips, Hilary (2001). Sex and Gender (4th ed.). Mountain View, CA: Mayfield.

Информативное издание, предлагающее детальный обзор специальной литературы, посвященной половым различиям, касающимся социального поведения и индивидуального опыта. В своем изложении автор исходит из убеждения, что половые различия являются относительно незначительными, и даже в тех областях, где они имеют место, они оказываются прежде всего продуктом социализации гендерно-ролевых ожиданий.

Mead, Margaret (1963). Sex and Temperament in Three Primitive Societies. New York: Morrow.

Известный антрополог Маргарет Мид предлагает свой анализ трех сообществ, в которых мужские и женские гендерные роли существенно отличаются от характерных для североамериканской культуры.

Rider, Elizabeth (2000). Our Voices: Psychology of Women. Belmont, CA: Wadsworth/Thomson Learning.

Содержательный обзор теорий и исследований, посвященных женской психологии и гендерным ролям.

Ресурсы

The Gender Identity Center of Colorado, 1455 Ammons Street, Suite (Центр гендерной идентичности штата Колорадо)

100, Lakewood, CO 80215; (303) 202-6466;

Данная организация оказывает поддержку и предоставляет образовательные ресурсы лицам, являющимся транссексуалами, а также носящим одежду другого пола или отличающимся другими нетрадиционными проявлениями гендерной идентичности и/или поведения.

The international Conference on Transgender Law and Employment Policy (Международная конференция по трансгендерному праву и трудовым отношениям)

P.O. Drawer 1010, Cooperstone, NY 13326; (607) 547-4118; e-mail ictlephdq@aol.com;

Данная организация занимается преимущественно юридическими аспектами жизни лиц с отклонениями гендерной идентичности (такими, как дискриминация в предоставлении работы и жилья, юридическая защита и право на изменение половой принадлежности, указанной в свидетельстве о рождении).

Transgender Forum, 3D Communications, Inc. (Трансгендерный форум)

P.O. Box 80588, Valley Forge, PA 19484;

Полезный источник информации для индивидов, меняющих мужской пол на женский.

FTM International

1360 Mission Street, Suite 200, san francisco, CA 94103; (415) 553-5987;

Данная организация предоставляет очень полезные источники информации для индивидов, меняющих женский пол на мужской.

Intersex Society of North America (Интерсексуальное общество Северной Америки)

P.O. Box 31791, san Francisco, СА;

Данная организация предоставляет информацию и поддержку интерсексуальным индивидам и их семьям.

Сетевые ресурсы

Intersex Society of North America (ISNA) (Интерсексуальное общество Северной Америки)

ISNA является организацией поддержки, преследующей цель информировать общественность о проблемах интерсексуальных индивидов. На сайте этой организации вы можете найти объяснение того, почему такие термины, как «гермафродит» или «псевдогермафродит», являются неточными и унизительными для интерсексуальных индивидов.

Ingersoll Gender Center (Центр Ингерсолл)

www.ingersollcenter.org

Центр Ингерсолл является некоммерческой организацией транссексуального, трансвестического и трансгендерного сообщества. К наиболее важным ресурсам сайта этой организации относятся каталог публикаций, подборка мнений, а также множество ссылок на ресурсы связанных с данной тематикой организаций.

Androgyny and Gender Dialectics (Андрогинная и гендерная диалектика)

www.math.uio.no/~thomas/gnd/androgyny.html

На данном сайте помещены статьи, в которых оспариваются традиционные представления о гендерной принадлежности, приводятся многочисленные ссылки на вызывающие споры исследования и теории андрогинности, а также мнения по данной тематике.

Gender Talk (Обсуждение гендерных проблем) www.gendertalk.com

На данном сайте вы найдете подробные объяснения и свидетельства против традиционных установок, касающихся гендерных проблем, гендерной идентичности, и в частности трансгендеризма.

ГЛАВА 4. СЕКСУАЛЬНОЕ ВОЗБУЖДЕНИЕ И РЕАГИРОВАНИЕ

Роль гормонов в сексуальном возбуждении

Какую роль играют гормоны в сексуальном возбуждении человека?

Мозг и сексуальное возбуждение

Как мозг влияет на сексуальное возбуждение?

Органы чувств и сексуальное возбуждение

Каким образом осязание, зрительные и слуховые ощущения, запах и вкус способствуют сексуальному возбуждению?

Афродизиаки и анафродизиаки в сексуальном возбуждении

Какие вещества помогают усилить сексуальное возбуждение или, напротив, уменьшают его?

Сексуальное реагирование

Какие общие физиологические изменения происходят на каждой стадии цикла сексуального реагирования?

Старение и цикл сексуального реагирования

Какие закономерные изменения в циклах сексуального реагирования чаще всего наблюдаются у женщин и мужчин в преклонном возрасте?

Некоторые половые различия в сексуальном реагировании

Какие различия существуют между полами в паттернах сексуального реагирования?

«За те пять лет, что мы прожили с Дагом, я ни разу не чувствовала прилива страсти. Он был хорошим парнем, но мне никогда не удавалось залатать брешь между нами. Эта брешь возникала во многом из-за того, что он не хотел или не мог расслабиться, никогда не показывал своих чувств и свою глубокую ранимость. Наш секс напоминал наши отношения — был чисто механическим. Такое впечатление, что Даг находился со мной рядом только физически, а не эмоционально. Я редко испытывала к Дагу какое-то сексуальное влечение, и иногда мое тело почти не реагировало на секс. Но с Мэттом, моим нынешним партнером и, я надеюсь, уже постоянным спутником жизни, все было совершенно по-другому. Мы с самого начала почти мгновенно почувствовали тесную связь, близость друг к другу. В первый раз, когда мы занимались любовью, меня словно охватило пламя, как будто мы были сплавлены вместе физически и эмоционально. Иногда даже сам звук его голоса или легкое прикосновение очень сильно меня возбуждает.» (Из авторских архивов)

Сексуальное возбуждение и реагирование на него людей зависит от многих факторов: уровня гормонов, способности нашего мозга создавать образы и фантазии, от наших эмоций, различных сенсорных процессов, степени близости между двумя людьми и множества других влияний. Мы начнем эту главу с того, что расскажем о некоторых факторах, воздействующих на сексуальное возбуждение. Затем мы исследуем, как наше тело реагирует на сексуальную стимуляцию. В первую очередь мы рассмотрим, какие биологические изменения происходят при сексуальном возбуждении и реагировании у человека. Стоит заметить, что такая фокусировка на физиологии ни в коей мере не уменьшает роли психологических и культурных факторов. На практике, как мы увидим в последующих главах, психосоциальные факторы оказываются даже более значимыми, чем биологические, ведь именно они формируют разнообразные паттерны сексуального реагирования человека.

Роль гормонов в сексуальном возбуждении

Исследователи на протяжении многих лет по-разному оценивали роль гормонов в сексуальном возбуждении и их влияние на сексуальное поведение человека. Такие различия в оценках вполне обоснованны. Во-первых, очень трудно распознать, что именно влияет на сексуальное поведение человека: физиологические процессы, в особенности выработка гормонов, или собственно психосоциальные факторы, такие как ранняя социализация, обучение в группе сверстников и влияние эмоционального развития. Кроме того, до недавнего времени большинство данных о сексуальности и гормонах основывалось на плохо контролируемых исследованиях ограниченных групп людей. Однако в последние годы ученые провели ряд хорошо организованных и тщательно спланированных исследований, которые дают возможность понять сложную взаимосвязь между гормонами и сексуальной активностью.

Вам, несомненно, знакомы распространенные описательные выражения «мужские» и «женские» половые гормоны. Как мы увидим в дальнейшем, связывание конкретных гормонов с тем или другим полом обманчиво, так как и в женском и в мужском организме вырабатываются так называемые мужские и женские половые гормоны. Как мы уже упоминали в главе «Мужчина и женщина: мужественность и женственность», мужские гормоны называются одним общим словом андрогены. У мужчин приблизительно 95% общего числа андрогенов вырабатываются в яичках. Остальные 5% производятся внешней частью надпочечников (она называется корковое вещество надпочечников). В яичниках и надпочечниках женщины также вырабатываются андрогены приблизительно в равном процентном соотношении (Davis, 1999; Rako, 1996). Доминирующий андроген как у мужчин, так и у женщин — тестостерон. В теле мужчины вырабатывается приблизительно в 20-40 раз больше тестостерона, чем в теле женщины (Crenshaw, 1996; Rako, 1996). Женские сексуальные гормоны, эстрогены, преимущественно вырабатываются женскими яичниками. Мужские яички также вырабатывают эстрогены, но в гораздо меньших количествах, чем это происходит в теле женщины. В последующих разделах мы приведем свидетельства о взаимосвязи тестостерона с сексуальным функционированием обоих полов и изучим роль эстрогена в сексуальности женщин.

Влияние гормонов на сексуальное поведение мужчин

Целый ряд исследований связывают тестостерон с влиянием на мужскую сексуальность (Creenshaw, 1996; Morales et al., 2000). Эти исследования показывают, что тестостерон оказывает гораздо более сильное воздействие на мужское сексуальное желание (либидо), чем на сексуальное функционирование (Crenshaw, 1996). Поэтому мужчина с низким уровнем тестостерона может и не слишком интересоваться сексом, однако он будет вполне способен на эрекцию и оргазм. Тестостерон действительно влияет на сензитивность гениталий, и, таким образом, дефицит этого гормона ведет к тому, что мужчина получает меньше удовольствия от секса (Crenshaw, 1996; Rako, 1996). Кроме того, у некоторых мужчин могут возникать проблемы с эрекцией, обусловленные недостаточной выработкой тестостерона в организме.

Одним из источников информации о влиянии тестостерона на мужскую сексуальную функцию стали исследования мужчин, подвергшихся кастрации (castration). В медицине эта операция называется орхидектомией (удаление яичек) и иногда проводится в курсе лечения таких заболеваний, как туберкулез гениталий и рак предстательной железы (Alberstein et al., 1997; Pickett et al., 2000). По данным двух европейских исследований, у мужчин в первый год после операции по удалению яичек значительно снижался интерес к сексу и сексуальная активность (Bremer, 1959; Heim, 1981). Другие ученые отметили случаи, когда после кастрации мужчины постоянно испытывали сексуальное желание и занимались сексом на протяжении 30 лет после операции без дополнительной терапии по восстановлению уровня тестостерона (Ford & Beach, 1951; Greenstein et al., 1995). Однако даже тогда, когда после кастрации мужчины продолжают заниматься сексом, в общем их интерес к сексу и активность зачастую довольно заметно снижаются. Такое распространенное снижение сексуальной активности доказывает, что тестостерон — очень важный биологический фактор, способствующий пробуждению сексуального желания.

Кастрация (castration). Хирургическое удаление яичек.

Орхидектомия (Orchidectomy). Хирургическая процедура удаления яичек.

Другой ряд исследований устанавливает связь между гормонами и сексуальным функционированием мужчины путем применения лекарств, блокирующих выработку андрогенов. В последние годы в Европе и Америке лекарства, известные как антиандрогены (antiandrogens), стали применяться для лечения сексуальных преступников, также такие препараты используются и в терапии на поздних стадиях рака предстательной железы (Bradford, 1998; Rosler & Witzum, 1998). Антиандрогены существенно уменьшают количество тестостерона, циркулирующего в крови (Messing et al., 1999; Prior & Waxman, 2000). Одно из таких лекарств — медроксипрогестерон ацетат (medroxy-progesterone acetate, MPA, известное по торговому названию Depo-Provera). В последние годы в американской прессе много пишут об этом лекарстве. В ряде исследований было выявлено, что Depo-Provera и другие антиандрогены очень эффективны в ослаблении сексуального интереса и сексуальной активности как у мужчин, так и у женщин (Creenshaw, 1996; Crenshaw & Goldberg, 1996). Однако изменение уровня тестостерона у сексуальных преступников — это не стопроцентная гарантия того, что у них пропадет интерес к сексу, особенно в тех случаях, когда в основе сексуальных преступлений лежат такие несексуальные мотивы, как гнев или желание проявить контроль и власть над другим человеком.

Третий ряд исследований, который также дает нам сведения и взаимосвязи тестостерона и сексуальной мотивации у мужчин, — это исследования, посвященные гипогонадизму (hypogonadism), разновидности дефицита тестостерона как результата некоторых заболеваний эндокринной системы. [Неадекватное функционирование половых желез, оно проявляется в недостаточности гематогенеза и/или секреции гонадных гормонов. — Прим. перев.] Если мужчина страдает от такого заболевания до вступления в половую зрелость, то созревание первичных и вторичных половых признаков замедляется, и у мужчины может никогда так и не развиться активный интерес к сексу. Результаты будут совершенно иными, если у мужчины возникает дефицит тестостерона в зрелом возрасте. Обширные исследования мужчин с гипогонадизмом, проведенные рядом ученых, показали, что тестостерон играет важную роль в формировании сексуального желания у мужчин (Freeman et al., 2001; Morales et al., 2000; Rabkin et al., 2000). Например, оказалось, что мужчины с гипогонадизмом, проходя гормональную терапию по восстановлению количества тестостерона в их организме, вновь испытывают возвращение нормального сексуального интереса и сексуальной активности. Если же лечение временно прекращается, то сексуальное желание и активность в течение двух-трех недель заметно снижаются (Cunningham et al., 1989; Findlay et al., 1989).

Гипогонадизм (Hypogonadism). Недостаточное производство гормонов в яичках, которое приводит к дефициту тестостерона.

Влияние гормонов на сексуальное поведение женщин

Но хотя хорошо известно, что количество эстрогенов в теле женщины влияет на ее субъективное ощущение здоровья, что эстрогены поддерживают эластичность и толщину тканей влагалища, способствуют вагинальной смазке (Crenshaw, 1996; Gelfand, 2000; Redmond, 1999), однако все же влияние этих гормонов на сексуальное поведение женщин до сих пор еще не окончательно прояснено. Специалисты, которые изучали состояние здоровья женщин в период после менопаузы (менопауза влечет за собой значительное снижение выработки эстрогенов) и женщин, которым по медицинским показаниям были удалены яичники, выявили, что при прохождении этой категорией женщин терапии по восстановлению необходимого количества эстрогена у них не только выделялось больше вагинальной смазки, но они испытывали что-то вроде непрекращающегося сексуального желания, чувства удовлетворения и способности к оргазму (Dennerstein et al., 1980; Dow et al., 1983). Тереза Креншо (1996), известный специалист в области сексуальной медицины, утверждает, что благотворное влияние на сексуальную активность терапии с восстановлением эстрогена у женщин зачастую обусловлено тем, что эта терапия «повышает настроение» и таким образом создает эмоциональную атмосферу, благоприятную для занятий сексом. Кроме того, эстроген, вероятно, незаметным образом усиливает сексуальное возбуждение, так как он «оказывает феминизирующий эффект на грудь, кожу и гениталии и повышает уверенность женщины в себе и таким косвенным образом увеличивает сексуальное желание» (Bartlik et al., 1999, p. 51).

Другие исследователи обнаружили, что терапия по восстановлению уровня эстрогена не оказывает заметного влияния на сексуальное желание женщины, и если принимать лекарства в относительно больших дозах, то эстроген может даже иногда снижать либидо (Graham et al., 1995; Myers et al., 1990; Redmond, 1999). Учитывая эти противоречивые данные, можно сделать вывод, что роль эстрогенов в женской сексуальной мотивации и функционировании пока не ясна.

А вот тестостерон в сексуальной жизни женщин играет гораздо менее двусмысленную роль. Накопленные за последние годы из разных источников многочисленные свидетельства не оставляют сомнения в том, что тестостерон является основным гормоном, вызывающим либидо у женщин (Bartlik et al., 1999; Yates, 2000). Многочисленные экспериментальные данные о влиянии тестостерона на сексуальность женщин свидетельствуют о четкой причинной взаимосвязи между уровнем циркуляции тестостерона и сексуальным желанием, генитальной сензитивностью и частотой занятий сексом. Так, по данным многочисленных научных исследований терапия с восстановлением уровня тестостерона усиливает сексуальное желание и возбуждение у женщин в период после менопаузы (David, 1999; Davis et al., 1995; Gelfand, 2000). Особый интерес представляют несколько исследований, проведенных в клинике менопаузы в канадском Университете Мак-Джилл. Эти эксперименты показали, что сочетание сразу двух видов терапии по восстановлению как уровня эстрогена, так и тестостерона у женщин в период после менопаузы повышает сексуальность этих женщин, увеличивает у них сексуальное желание, пробуждает энергичность и усиливает субъективное ощущение здоровья (Gelfand, 2000).

По данным других научных работ женщины после удаления яичников (овариэктомии), проходившие терапию по восстановлению уровня тестостерона или эстрогена и тестостерона в комбинации, испытывали гораздо более сильное сексуальное желание. У этих женщин усиливалось сексуальное возбуждение, они больше фантазировали на темы секса, чем те женщины, которые принимали только препараты эстрогена или вообще не проходили терапию по восстановлению гормонального уровня после хирургической операции (Bellerose & Binik, 1993; Braunstein, 1999; Sherwin et al., 1997).

Чаще всего в научных работах, выявляющих влияние тестостерона на сексуальное функционирование женщин, приводятся данные о женщинах, у которых уровень гормонов снизился в результате овариэктомии, адреналэктомии или естественной менопаузы. Однако в одном недавнем довольно интересном исследовании показано, как дополнительное введение тестостерона влияет на физиологическое и субъективное сексуальное возбуждение в группе сексуально функционирующих женщин с нормальным уровнем гормонов. Исследователи обнаружили, что при приеме тестостерона сублингвально (таблетки под язык) у женщин в течение нескольких часов существенно повышалась генитальная реактивность и возникала сильная и стойкая связь между ростом генитального возбуждения и субъективными отзывами испытуемых о том, что они «чувствуют собственные гениталии» и «сексуальное вожделение» (Tuiten et al., 2000)..

Результаты подобных исследований вместе с обширным клиническим и научным опытом приводят Терезу Креншо (1996) к выводу о том, что «тестостерон играет значительную роль в сексуальности женщины и что когда уровень тестостерона у женщин сокращается, сокращается и ее сексуальная жизнь» (р. 146). Сьюзан Рако (1996), еще один известный специалист-медик в области изучения взаимодействия тестостерона и женской сексуальности, недавно выпустила книгу «Гормон желания». Книга Сьюзан Рако явилась результатом поиска ответов на вопросы, возникавшие в ее собственной медицинской практике при лечении женщин с неблагоприятными симптомами дефицита тестостерона в период менопаузы. В своем исчерпывающем труде исследовательница делает вывод о том, что «тестостерон — это гормон, ответственный за возникновение сексуального желания не только у мужчин, но и у женщин» (р. 25).

Сколько тестостерона нужно человеку для нормального сексуального функционирования?

Теперь, когда мы узнали, что тестостерон играет решающую роль в поддержании сексуального желания как у мужчин, так и у женщин, мы можем задать вопрос: «Какое количество тестостерона необходимо человеку, чтобы обеспечить нормальную сексуальную возбудимость?» Ответ на этот вопрос непрост и зависит он от целого ряда факторов.

Тестостерон присутствует в теле мужчин и женщин в двух формах — сцепленной (связанной) и несцепленной (свободной). Приблизительно 95% тестостерона, циркулирующего в крови человека, — это тестостерон, связанный с молекулой протеина (альбумина или глобулина), где он неактивен или метаболически неэффективен. Остальные 5% — это несвязанная, или свободная, форма тестостерона, которая метаболически активна и влияет на либидо мужчин (Crenshaw, 1996; Donnelly & White, 2000). Сравнительные данные для женщин — это 97-99% тестостерона в связанном состоянии и всего 1-3% свободного тестостерона, способного оказывать воздействие на ткани тела (Rako, 1996). Суммарное количество свободного и связанного тестостерона у представителей обоего пола — это их общее количество. Нормальный уровень общего количества тестостерона в крови мужчины колеблется от 300 до 1200 нг/дл (наннограмм на децилитр), а нормальный уровень свободного тестостерона у мужчин составляет от 1,0 до 5,0 нг/дл. У женщин нормальный уровень общего количества тестостерона составляет от 20 до 50 нг/дл, а уровень свободного тестостерона обычно составляет от 0,1 до 0,5 нг/дл (Crenshaw, 1996; Rako, 1996; Winters, 1999). Учитывая эту статистику нормального гормонального уровня, важно добавить, что существенное количество, или «критическая масса» тестостерона, необходимого для адекватного функционирования, варьируют у разных представителей обоего пола от индивидуума к индивидууму (Crenshaw, 1996; Rako, 1996).

Тот факт, что у женщин, как правило, гораздо меньше в крови тестостерона, вовсе не означает, что их сексуальная энергия слабее. Скорее всего эти данные говорят о том, что клетки тканей в теле женщин гораздо более чувствительны к тестостерону, чем клетки в тканях мужчин. Поэтому женщинам нужно очень немного тестостерона, чтобы стимулировать их либидо (Bankroft, 1984; Crenshaw, 1996).

Избыток тестостерона оказывает неблагоприятное воздействие на сексуальность и мужчин и женщин (Redmond, 1999). Избыток тестостерона у мужчин приводит к самым разным проблемам, включающим нарушение естественных гормональных циклов, задержу в организме соли и жидкости, а также выпадение волос. Более того, хотя нет доказательств, что тестостерон может привести к раку предстательной железы, он стимулирует рост раковых клеток, если они уже появились в этой железе (Bain, 2001; Picket et al., 2000). У женщин излишек тестостерона может стимулировать избыточный рост волос на лице и теле, увеличение мышечной массы, уменьшение размера груди и увеличение клитора. Тем не менее только употребление неумеренно больших доз тестостерона в течение продолжительного периода времени может привести к развитию нежелательных побочных эффектов (Rako, 1999). К тому же, как вы могли убедиться, терапия, восстанавливающая уровень тестостерона в организме, способствует нормализации сексуального желания у мужчин и женщин с недостаточным количеством этого активизирующего либидо гормона.

Нормальный уровень общего количества тестостерона у представителей обоего пола еще не указывает на биологическое основание невозможности снижения сексуального стремления, так как ключевой гормональный компонент для либидо — свободный тестостерон, а его уровень может быть очень низким при общем нормальном уровне тестостерона как у мужчин, так и у женщин. Поэтому если вы подозреваете, что у вас может быть дефицит тестостерона (см. следующий раздел), то очень важно, чтобы вы как человек, информированный о том, как заботиться о здоровье, попросили специалиста определить у вас уровень свободного тестостерона помимо общего его уровня. До последнего времени большинство врачей проверяли у пациентов только общий уровень тестостерона. Даже сегодня некоторые медики проводят процедуру оценки неграмотно и неполно (Crenshaw, 1996). Правильные методы для определения уровня тестостерона у женщин и мужчин описаны в книге Рако и в нашумевшем в критике тексте Креншо «Алхимия любви и страсти» (1996).

Кроме того, с возрастом уровень тестостерона у разных полов снижается с различной скоростью. Когда в период менопаузы яичники женщины перестают функционировать, то общий уровень тестостерона в ее организме может снизиться в течение нескольких месяцев. Но у иных женщин наступление дефицита тестостерона может быть более постепенным и длиться несколько лет (Davis, 1999; Gelfand, 2000). (Женщины, у которых яичники удалены хирургическим путем, склонны испытывать более резкое, внезапное снижение количества тестостерона.) И хотя надпочечники женщины продолжают вырабатывать тестостерон, его количество все равно уменьшается в том случае, когда яичники перестают производить достаточную норму тестостерона (Rako, 1999).

А вот у мужчин в процессе старения снижение общего количества тестостерона в крови происходит намного медленнее и менее внезапно. И хотя это правда, что у мужчин к старости уменьшается выработка тестостерона и в яичках и в надпочечниках, но эти изменения в целом скорее постепенные, чем резкие, и, как правило, растягиваются на много лет (Morales et al., 2000). Во многом это, скорее всего, связано с тем, что яички у мужчин продолжают функционировать, и они, в отличие от яичников у женщин, не прекращают свою деятельность быстро и внезапно в самой в середине жизни.

Как проявляется действие тестостерона?

И у мужчин и у женщин общие признаки дефицита тестостерона одинаковы, хотя у женщин по ряду причин, описанных выше, этот дефицит может проявиться быстрее. Самые очевидные симптомы дефицита тестостерона описаны в работах Бейн, Гельфланд, Креншо, Моралис, Рако, Винтерс (Bain, 2001; Gelfland, 2000; Crenshaw, 1996; Morales et al., 2000; Rako, 1999; Winters, 1999). Эти симптомы выражаются в следующем:

1. Снижается привычный для индивидуума уровень сексуального желания.

2. Гениталии и соски при сексуальной стимуляции становятся менее чувствительными, чем раньше.

3. Происходит снижение общего уровня сексуальной возбудимости, что может сопровождаться уменьшением способности к оргазму и/или тем, что оргазм становится менее интенсивным.

4. Человек делается менее энергичным и может впадать в депрессивное состояние.

5. Объем жировой массы возрастает.

6. Происходит уменьшение минеральной плотности костей, что может привести к развитию остеопороза как у мужчин, так и у женщин.

7. Количество волос на теле сокращается.

8. Отмечается снижение мышечной массы и силы.

Терапия по восстановлению нормального уровня тестостерона

Если вы чувствуете, что у вас есть хотя бы один из этих симптомов, то, возможно, вам стоит обратиться к специалисту и проконсультироваться, не требуется ли вам терапия по восстановлению нормального уровня тестостерона. В настоящее время мужчинам гораздо легче получить консультацию по этому вопросу, чем женщинам. Лечение с применением тестостерона в терапии мужских половых расстройств и проблем используется довольно часто. А вот женщинам с симптомами гормонального дефицита, напротив, врачи очень неохотно прописывают лекарства, содержащие тестостерон (Crenshaw, 1996; Rako, 1996). Слишком часто врачи твердо придерживаются устаревшего представления о том, что «тестостерон — не естественный препарат для женщин» (Rako, 1996, р. 36). Такая точка зрения, основывающаяся на неправильной информации, абсолютно не учитывает тот очевидный факт, что тестостерон — это половой гормон, который вырабатывается естественным образом как у мужчин, так и у женщин (Gelfland, 2000). Некоторые ведущие специалисты в области общей гинекологии и менопаузы у женщин отмечают, что в то время как американские врачи зачастую испытывают недостаток знаний о том, какую роль играет тестостерон в поддержании общей жизненной энергии и сексуального здоровья у женщин в постменопаузный период, в последние годы общий интерес к положительному эффекту терапии с восстановлением уровня тестостерона все возрастает (Gelfland, 2000; Utian & Schiff, 1994). Занимающиеся этой проблемой медицинские эксперты говорят о необходимости для практикующих врачей, в равной степени как и для самих пациентов, заботящихся о своем здоровье, получать информацию о дополнительном использовании тестостерона и его роли. Особенно важно знать все о терапии по восстановлению уровня тестостерона женщинам после периода менопаузы.

Куда обращаться женщине, желающей найти специалиста-медика, который знает о пагубном воздействии недостаточности тестостерона в женском организме и хорошо осведомлен о правильных методах по восстановлению необходимого уровня этого гормона у женщин? Североамериканское общество менопаузы предоставляет наилучший список хорошо информированных и подготовленных специалистов такого рода, на каких только может рассчитывать женщина. Эта организация по вашему требованию предоставит список врачей — членов этой организации в каждом штате. В конце этой главы мы указываем адрес этой организации.

Прежде чем описывать некоторые методы восстанавливающей тестостерон терапии, отметим, что дополнительный тестостерон не является обязательным или подходящим лечением для каждой женщины, у которой в период менопаузы снизилась выработка гормонов или были удалены яичники. Тереза Креншо (1996), опираясь на свой широкий опыт в практической сексуальной медицине, в своей книге делает вывод о том, что приема одного только эстрогена «зачастую оказывается достаточно, чтобы женщина поддерживала нормальное ощущение здоровья, включая сексуальное желание, и вела сексуальную жизнь» (р. 255). Тем не менее, как далее замечает Креншо, часто оказывается, что необходимо включить и тестостерон в терапию с восполнением эстрогена, чтобы «обеспечить здоровое, нормальное сексуальное желание и реагирование» (р. 255). Сьюзан Рако (1996) также пишет о том, что у некоторых женщин в результате определенной генетической предрасположенности поддерживается выработка тестостерона, благодаря которой они и после менопаузы на протяжении десятилетий остаются энергичными и сексуальными, не проходя никакой терапии.

Поскольку и мужчины и женщины очень индивидуально реагируют на гормоны, то не существует четких правил в методе терапии с восстановлением уровня тестостерона. Единственное, что очень важно, это чтобы информированный пациент потратил время и нашел нужного специалиста, а врач уже установит оптимальную для данного пациента дозу приема лекарства и пропишет, как правильно принимать препараты, чтобы эффективно избавиться от симптомов дефицита тестостерона.

Как мужчины, так и женщины могут принимать тестостерон перорально (глотая), сублингвально (таблетки под язык), путем инъекции или путем имплантации капсулы (Morales et al., 2000; Redmond, 1999; Winters, 1999). У мужчин может быть использован специальный пластырь (transdermal skin patch), и в ближайшем будущем, скорее всего, появится возможность вводить тестостерон тем же способом и женщинам. Женщины могут применять также специальные виды вагинальных кремов с тестостероном. Однако специалисты предостерегают от чрезмерного употребления тестостерона. Если вы примете дозу больше, чем необходимо, то либидо и общий уровень энергии может и не повыситься, а возникнет тот или иной побочный эффект, описанный ранее.

Мозг и сексуальное возбуждение

Из опыта мы знаем, что мозг играет важную роль в нашей сексуальности. Наши мысли, эмоции и воспоминания — все переплетается благодаря его сложному механизму. Мы можем приходить в сексуальное возбуждение без всякой сенсорной стимуляции; в данном случае его вызывает наша фантазия, представление эротических образов или сексуальных действий. Иногда некоторые люди даже достигают оргазма, только фантазируя и не подвергаясь при этом никакой физической стимуляции (Kinsley et al., 1948, 1953; Whipple et al., 1992; Whipple & Komisaruk, 1999).

Мы знаем, что конкретные события могут вызвать у нас сексуальное возбуждение. Менее очевидна роль индивидуального опыта и культурного влияния, наш мозг в данном случае — посредник между ними. Вполне очевидно, что мы по-разному реагируем на одинаковые стимулы. Некоторые люди могут сильно возбуждаться, если их партнеры употребляют откровенные слова и выражения, касающиеся секса; других, наоборот, такие слова пугают или гасят их сексуальное возбуждение. Культура также играет существенную роль в стимуляции сексуального возбуждения, что показано во вставке «Культурные различия и сексуальное возбуждение». Например, многих европейцев может возбуждать запах выделений из гениталий в отличие от представителей нашего общества, привыкшего к дезодорантам. Мозг — кладовая наших воспоминаний и культурных ценностей, и, как следствие этого, он оказывает крайне сильное воздействие на сексуальную возбудимость.

Лики сексуальности. Культурные различия и сексуальное возбуждение

И хотя в основе сексуального поведения человека лежат универсальные биологические механизмы, тем не менее культурное влияние во многом определяет то, какие сексуальные стимулы или типы поведения (или и то и другое) покажутся тому или иному человеку особенно возбуждающими. Так, на Западе, где сексуальная активность стремительно направлена на достижение оргазма, оптимальными чаще всего считаются действия по возбуждению гениталий. А вот приверженцы восточной тантрической традиции (в которой сексуальность тесно взаимосвязана с духовностью) часто испытывают наибольшее удовольствие, акцентируя чувственные и духовные аспекты обоюдной близости, а не оргазменное высвобождение (Devi, 1977). Далее мы коротко приведем примеры других культурных различий в сексуальном возбуждении человека.

Поцелуй в губы, этот универсальный источник сексуального возбуждения для западного человека, может быть редок или и вовсе отсутствует в сексуальных отношениях людей других частей света. Так, эскимосы Северной Америки и жители Тробриандских островов скорее выразят любовь, потершись носами, чем губами, а в южноафриканском племени тонга поцелуй вообще считается чем-то отвратительным и неприятным. Индусы также не склонны целоваться, потому что они считают, что такой контакт символически оскверняет сексуальный акт. Клиллан Форд и Фрэнк Бич (1951) обнаружили, что только в 21 стране были приняты поцелуи в губы, и только в 13 странах поцелуи считались сексуальной прелюдией или сопровождением совокупления.

Оральный секс (куннилингус и фелляция) — распространенный источник сексуального возбуждения в островных обществах южной части Тихого океана, в промышленных странах Азии и в большинстве стран на Западе. Зато в Африке (кроме северных регионов) такая практика считается неестественным и отвратительным поведением.

Заигрывание перед сексом, будь то оральный секс, чувственные прикосновения или страстные поцелуи, является предметом бесчисленных вариаций во многих культурах. В ряде сообществ, по большей части ориентированных на восточные традиции, пары могут стремиться продлить состояние пика сексуального возбуждения на несколько часов (Devi, 1977). А в западной культуре, хотя там и распространены различные паттерны предварительной эротической игры, эта активность часто непродолжительна и любовники весьма быстро переходят к «главному событию» — совокуплению. В некоторых же других культурах эротическое стимулирование занимает очень короткое время, или отсутствует совсем. Так, например, предварительное эротическое стимулирование у фермеров лепша в юго-восточных Гималаях ограничивается тем, что мужчины непродолжительное время ласкают грудь своей партнерши, а мужчины-ирландцы из Айнис Биг до коитуса ограничиваются поцелуем в губы и грубой стимуляцией нижней части тела женщины (Messenger, 1971).

Еще один показатель разнообразия сексуальности в культурах — это различные стандарты привлекательности. Несмотря на то что физические характеристики почти во всех культурах оказывают сильное влияние на сексуальное возбуждение человека, стандарты физической привлекательности в культурах разных народов варьируют очень сильно. В этом вы можете убедиться, если взглянете на помещенные ниже фотографии мужчин и женщин со всего мира, которых каждый в своей культуре считает весьма привлекательными. То, что в одной культуре может быть привлекательным или являться источником эротического возбуждения, в другой культуре покажется странным и отталкивающим. Так, в некоторых островных культурах форма и особенности гениталий у женщин связываются с эротической привлекательностью, а на Западе это не имеет никакого значения. Приведем последний пример: во многих обществах обнаженная женская грудь не считается таким эротическим стимулом, как в Америке. Таким образом, можно сделать вывод о том, что помимо общих признаков хорошего здоровья (здоровой кожи, волос, зубов и т. д.) для разных культур мира не существует мало-мальски сходных стандартов сексуальной привлекательности потенциального партнера (Gray & Wolfe, 1992).

Наши стандарты физической привлекательности широко варьируют, что доказывают эти шесть фотографий женщин и мужчин из разных стран мира. В своей культуре эти люди считаются эталоном привлекательности

Исключительно психические представления, как, например, фантазии, являются продуктом деятельности коры головного мозга (cerebral cortex), «мыслительного центра» мозга, который контролирует такие функции, как логика, язык и воображение. Кора представляет только один уровень функционирования, когда мозг влияет на возбуждение и сексуальное реагирование именно человека. Лимбическая же система на подкорковом уровне играет большую роль в определении сексуального поведения как у людей, так и у животных. (Everitt, 1990; Kimble, 1996).

Кора головного мозга (Cerebral cortex). Тонкий внешний слой серого вещества головного мозга, контролирующий высшие психические процессы.

Лимбическая система (Limbic system). Подкорковая система мозга, состоящая из нескольких взаимосвязанных структур, которые влияют на сексуальное поведение у людей и у животных.

На рис. 4.1 показаны некоторые ключевые структуры лимбической системы. Это поясная извилина, миндалевидное тело, гиппокамп и части гипоталамуса, играющие роль регулятора. Исследования связывают различные участки этой системы с сексуальным поведением. Например, в некоторых исследованиях, проведенных на животных, была обнаружена связь гипоталамуса с сексуальным функционированием. Ученые докладывают о росте сексуальной активности у крыс, включая эрекцию и эякуляцию, при стимуляции внешней и внутренней областей гипоталамуса (Caggiula & Hoebel, 1996; Paredes & Baum, 1997; Van Dis & Larsson, 1971). Когда некоторые части гипоталамуса при помощи хирургического вмешательства разрушаются, то как у мужских, так и у женских особей отдельных видов животных проявление сексуального поведения очень резко идет на убыль (Hitt et al., 1970; Paredes & Baum, 1997).

Рис. 4.1. Лимбическая система — область мозга, связанная с эмоциями и мотивацией, имеет большое значение для сексуального функционирования человека. Ключевые структуры, окрашенные на рисунке серым цветом — это поясная извилина, части гипоталамуса, миндалевидное тело и гиппокамп

Но одни из самых поразительных результатов дают исследования Джеймса Олдса, который в 1950-х годах провел серию экспериментов, включающих стимуляцию лимбической системы у крыс. Олдс так организовал эксперимент, что крысы могли сами стимулировать свой мозг: он вживил крошечные электроды в некоторые области лимбической системы (в гипоталамус и в область перегородки мозга) и соединил эти электроды со специальным аппаратом, где был рычаг. И каковы оказались результаты? Крысы ответили тем, что снова и снова нажимали на рычаг до полного своего изнеможения, по несколько тысяч раз в час. Такая реакция и видимость интенсивного удовольствия, которое, как казалось, испытывали крысы, привели Олдса к тому, что он назвал эти области лимбической системы «центрами удовольствия» (Olds, 1956). Однако крысы не могли сообщить Олдсу, было ли удовольствие, которое они получали, сексуальным по своей природе. Последующие исследования на людях вносят некоторую ясность в этот вопрос.

По этическим соображениям очень мало исследований, в которых изучались бы эффекты стимуляции мозга, проводилось на людях. Тем не менее все же есть некоторые свидетельства о том, что электрическая стимуляция гипоталамуса у людей приводит к сексуальному возбуждению, которое иногда заканчивается оргазмом (Sem-Jacobsen, 1968). Более того, есть целый ряд зарегистрированных случаев, когда электрическая и химическая стимуляция мозга у человека, проводившаяся в терапевтических целях, оказывала подобный эффект.

Роберт Хит (1972), исследователь в области медицины, провел ряд экспериментов со стимулированием лимбической системы у пациентов, страдавших от различных расстройств. Он вывел теорию о том, что удовольствие, вызванное стимуляцией, может иметь некоторую терапевтическую ценность. Одного пациента, мужчину с эмоциональным расстройством, снабдили устройством для самостимуляции, которое он использовал до 1500 раз в час, чтобы осуществить стимуляцию в области перегородки мозга. Он сообщил, что эта стимуляция вызывала у него сильное сексуальное удовольствие и чувство протеста всякий раз при отсоединении от аппарата. Еще одна пациентка, женщина с эпилептическим расстройством, сообщила, что чувствовала сильное сексуальное удовольствие и испытала несколько оргазмов как непосредственный результат стимуляции мозга.

Вряд ли исследователям когда-либо удастся обнаружить конкретный «центр секса» в мозге. Тем не менее ясно, что и кора головного мозга, и лимбическая система играют важную роль в инициации, организации и контроле человеческого сексуального возбуждения и реакции. Кроме того, в мозге интерпретируются различные получаемые извне сенсорные ощущения, которые часто оказывают глубокое влияние на сексуальное возбуждение. Мы рассмотрим эту тему в следующем разделе.

Органы чувств и сексуальное возбуждение

Итак, мы уже говорили, что мозг является наиболее значимым органом ощущений в сексуальном возбуждении человека. Это утверждение предполагает, что любое сенсорное ощущение, если мозг сынтерпретирует его должным образом, может послужить эффективным сексуальным стимулом. Получающееся в результате большое разнообразие источников эротической стимуляции помогает объяснить всю неимоверную сложность сексуального поведения человека.

Что касается основных ощущений, то для сексуальной близости главным является осязание. Тем не менее потенциально все органы чувств, обеспечивающие зрение, обоняние, слух и вкус, могут быть вовлечены в процесс эротического возбуждения. Не существует официально зафиксированных рекомендаций о том, что и как вызывает сенсорную стимуляцию. Каждый из нас уникален, у нас есть собственные «спусковые крючки» возбуждения.

<Задайте себе вопрос. Ощущения какого органа чувств больше всего влияют на ваше сексуальное возбуждение?>

Осязание

Стимуляция различных участков кожи, вероятно, оказывается наиболее частым источником сексуального возбуждения у человека, нежели какие-либо другие сенсорные стимулы. Нервные окончания, реагирующие на прикосновение, неравномерно распределены по всему телу, что объясняет, почему некоторые участки тела человека более чувствительны, чем другие. Эти области на теле, которые сильнее всего реагируют на тактильное воздействие, обычно называют эрогенными зонами (erogenous zones). Часто проводится разделение на первичные эрогенные зоны, то есть такие области тела, в которых сконцентрировано много нервных окончаний, и вторичные эрогенные зоны, включающие другие участки тела, которые косвенно были наделены эротическим значением в процессе сексуального обусловливания.

Эрогенные зоны (erogenous zones). Области тела человека, особенно чувствительные к сексуальной стимуляции.

Главные эрогенные зоны (primary erogenous zones) в общей сложности включают в свой список гениталии, ягодицы, анус, промежность, грудь (особенно соски), внутреннюю поверхность бедер, подмышки, пупок, шею, уши (особенно мочки), рот (губы, язык и всю ротовую полость). Следует, однако, помнить о том, что принадлежность той или иной области тела к первичным эрогенным зонам вовсе не гарантирует, что стимуляция этой области приведет к возбуждению сексуального партнера. То, что сильно возбуждает одного партнера, может не найти никакого отклика у другого или, напротив, даже вызвать раздражение.

Главные эрогенные зоны (primary erogenous zones). Области тела с высокой концентрацией нервных окончаний.

Вторичные эрогенные зоны (secondary erogenous zones) — это фактически все остальные части тела. Например, если ваш партнер нежно целует вас и поглаживает в верхней части спины каждый раз перед тем, как вы начинаете заниматься сексом, то эта область может стать вашей эрогенной зоной. Эти второстепенные области в теле становятся эрогенными, потому что к ним прикасаются во время сексуальной близости. Один мужчина и одна женщина следующим образом описывают, как прикосновения усиливают их сексуальные ощущения:

«Мне нравится, когда трогают все части моего тела, особенно в области спины. Каждое прикосновение помогает усилить чувство доверия и ощущение безопасности.» (Из авторских архивов)

«Больше всего меня возбуждают нежные прикосновения, не обязательно в области гениталий. Когда он слегка пробегает пальцами по моей шее и спине, я становлюсь очень отзывчивой и все мое тело дрожит от возбуждения.» (Из авторских архивов)

Вторичные эрогенные зоны (secondary erogenous zones). Области тела, которые стали эротически отзывчивыми в процессе научения и опыта.

{Чувственное прикосновение — один из самых частых источников эротической стимуляции}

Зрение

В нашем обществе визуальные стимулы значат очень много. И первое свидетельство тому то, как тщательно мы следим за своим внешним видом. Мы холим свое тело, стараемся надевать одежду, которая нам к лицу, пользуемся косметикой. Поэтому и неудивительно, что зрительные ощущения стоят на втором месте после тактильных в иерархии стимулов, которые считаются большинством людей сексуально возбуждающими.

Популярность в нашем обществе откровенных секс-журналов для мужчин предполагает вывод о том, что визуальные стимулы возбуждают мужчин больше, чем женщин. Первые исследования, казалось, до некоторой степени подтверждали это заключение. Кинси обнаружил, что мужчины чаще женщин указывают, что их возбудили визуальные стимулы, такие как соблазняющие эротические фото и шоу (Kinsey et al., 1948, 1953). Однако эти данные отражают несколько социальных влияний, включая большую культурно-социальную запретность такого поведения для женщин, существовавшую в те времена, когда данное исследование проводилось, а также тот простой факт, что у мужчин было больше возможностей «войти во вкус» к такого рода стимулам. Более того, многие женщины находят старые порнофильмы и видео, специально сделанные в угоду мужчинам, оскорбительными по духу и жестокими, и поэтому не могут считать их для себя источником сексуального возбуждения (Striar & Bartlik, 2000). Это объяснение подтверждается более поздними исследованиями с использованием аппаратов для записи физиологического функционирования (см. главу «Сексологические исследования: методы и проблемы»), с помощью которых возможно измерение сексуального возбуждения в контролируемых лабораторных условиях.

Эти исследования продемонстрировали сильную схожесть физиологической реакции мужчин и женщин на визуальную эротику (Murnen & Stokton, 1997; Rubinsky et al., 1987). Данные последних исследований показывают, что когда во время эксперимента сексуальное возбуждение определяется при помощи самоотчетов, а не физиологических устройств, женщины в отличие от мужчин менее склонны сообщать о своем сексуальном возбуждении в ответ на визуальную эротику (Koukounas & MacCabe, 1997; Mosher & MacIan, 1994). Эти результаты, вероятно, отражают устойчивость культурных влияний, в результате чего женщины неохотно признают возбуждение эротикой в кино, или это может означать, что женщинам гораздо труднее определить сексуальное возбуждение в своем теле, нежели мужчинам, или же здесь действует сочетание этих двух факторов.

<Вопрос для критического размышления. Отмечалось, что женщинам больше нравятся объятия и прикосновения, а не сам генитальный секс, а мужчины почти не интересуются «предварительным эротическим стимулированием», предпочитая сразу «перейти к делу». Считаете ли вы, что это утверждение отражает подлинные различия между полами? А если так, то возникают ли эти отличия в результате научения или они биологически детерминированы?>

Запах

В зависимости от личного сексуального опыта и культурных условий мужчина или женщина находит те или иные запахи возбуждающими. Мы, как правило, на опыте учимся рассматривать одни запахи как эротичные, а другие как отвратительные. С этой точки зрения нет ничего внутренне присущего запаху генитальных выделений, что делало бы их для восприятия как однозначно возбуждающим, так и неприятным. Можно поспорить и с обратным утверждением, что запах выделений из гениталий будет все равно являться абсолютно воодушевляющим запахом для человека, несмотря на то что некоторые люди все же приучены рассматривать его как отвратительный. Это последнее объяснение подтверждается тем фактом, что некоторые общества открыто признают ценность генитальных запахов в качестве сексуального стимулятора. Например, в Европе, где индустрия дезодорантов не так широко распространена, некоторые женщины используют естественный букет выделений из собственных гениталий и наносят их за ушами или на затылок, чтобы возбудить сексуального партнера.

Вот как две женщины и двое мужчин говорят о влиянии запахов на их сексуальное возбуждение:

«Запах очень эротичен, потому что для меня в нем заключается сущность любви: это естественное приглашение к исследованию.

Иногда мой партнер источает сексуальный запах, который моментально меня заводит.

Мне нравится чувствовать запах тела или духов, когда я занимаюсь любовью, потому что когда я снова вдруг чувствую этот запах, то он кажется мне очень возбуждающим.

Есть что-то особенно стимулирующее в запахе женщины, мне нравится и запах и вкус кожи женщины.» (Из авторских архивов)

Многие в нашем обществе буквально одержимы тем, чтобы скрыть естественный запах своего тела, поэтому исследователям трудно изучать воздействие запахов на сексуальное возбуждение. Любой естественный запах, который мог бы вызвать возбуждение, легко заглушается спреями для подмышек и гениталий. Тем не менее уникальный опыт каждого человека может придать эротический смысл некоторым запахам. Это видно на примере следующих эпизодов:

«Мне нравятся запахи после занятий любовью. Они вызывают у меня вспышки эротических воспоминаний и часто продлевают мой высокий уровень возбуждения, стимулируя меня снова заняться сексом.» (Из авторских архивов)

«Во время орального секса слабый запах мускуса из вульвы моей любовницы сводит меня с ума от страсти. Наверное, все эти воспоминания об особом наслаждении, связанном с этими запахами, так возбуждают впоследствии.» (Из авторских архивов)

В обществе, в котором так часто выражается тревога в связи с естественными запахами, приятно видеть, что некоторые люди ценят запахи, ассоциирующиеся у них с сексуальной близостью и телом любимого человека.

У многих животных запахи часто играют более важную роль, чем визуальные стимулы, в инициировании сексуального реагирования. Женские особи многих видов животных в период, благоприятный для зачатия, выделяют особые невидимые вещества — феромоны (Cutler, 1999; Roelofs, 1995; Small, 1999). Если у вас когда-нибудь дома была собака — сука в период течки, и вы видели кобелей, сбегавшихся за версту со всей округи на запах и скребущихся в ваши двери, то у вас ни на мгновение не возникнет сомнений в том, какую важную роль играет запах в сексуальном возбуждении. Взаимосвязь сексуального возбуждения с феромонами похожа на взаимосвязь между выделением слюны и запахом пищи. Но в действительности эти реакции абсолютно различны. В носу у собак и других животных есть два сенсорных канала восприятия, «каждый со своим собственным органом, нервами и областью в мозге» (Moran, in Blakeslee, 1993, p. 11). Один из этих каналов — обонятельная система (olfactory system) — реагирует на обычные запахи, такие как запах свежего мяса. Вторая система — сошниково-носовая (vomeronasal system) состоит из двух органов, похожих на два крошечных углубления, — сошниково-носовые органы (vomeronasal organs), исключительная задача которых — распознавать феромоны. Это особая и отдельная от органов обоняния система (Cutler, 1999; Weller, 1998).

Феромоны. Определенные запахи, продуцируемые телом и имеющие отношение к функциям репродукции.

Большинство медицинских учебников описывают эту систему как рудиментарную структуру в теле человека, формирующуюся у плода и при последующем развитии перестающую функционировать (Small, 1999). Тем не менее, как показывают данные современных исследований, такая точка зрения неправильна. Данные в ряде исследований подтверждают точку зрения о том, что и у женщин и у мужчин есть специальная сошниково-носовая (vomeronasal) система обоняния, которая может активизироваться под воздействием феромонов (Cutler, 1999; Stern & McClintock, 1998).

Хотя данные о том, что человек действительно вырабатывает феромоны, пополняются, остается без ответа вопрос, действительно ли эти вещества действуют как сексуальные аттрактанты. Дэвид Берлинер, бывший профессор анатомии, в настоящее время руководящий биотехнологической компанией, заявляет, что выделил ряд феромонов, действующих как сексуальные аттрактанты путем воздействия на сошниково-носовую обонятельную систему человека (VNO) (Berliner et al., 1996). Компания Берлинера выпустила два одеколона на основе феромонов человека: один для женщин, второй для мужчин (Small, 1999). Уинифред Катлер (Cutler, 1999) также способствовала разработке серийно выпускаемых и доступных для приобретения синтетических феромонов человека в качестве добавки к любимым запахам. В рекламе этой продукции сообщается, что она усиливает романтическое влечение у представителей противоположного пола.

Катлер недавно опубликовала результаты хорошо спланированного эксперимента, который, по-видимому, подтверждает, что ее компания продвигает на рынок вещество со свойствами естественного сексуального аттрактанта. В этом исследовании 38 гетеросексуальных мужчин тестировали формулу, содержащую синтетическую версию феромона мужчины. Результаты исследования показали, что по сравнению с контрольной группой мужчин, получавших плацебо, мужчины, которым в течение 6 недель добавляли в лосьон после бритья феромоны, после эксперимента выказали большую сексуальную активность, нежели до этого. Если до эксперимента они в среднем занимались сексом два раза неделю, то теперь они чаще спали с женщинами и вели себя более страстно (обнимали, целовали, ласкали). Поскольку мужчины чаще, чем раньше, не мастурбировали, то Катлер и ее коллеги сделали вывод о том, что более сексуальное/страстное поведение было обусловлено не усилением сексуального побуждения, а возросшей сексуальной привлекательностью, обусловленной феромонами (Cutler et al., 1998).

Еще один продукт, рекламируемый компанией Катлер, — синтетическая версия феромона, естественным образом вырабатываемого в организме женщины, — недавно был исследован в одной независимой лаборатории, не заинтересованной коммерчески в этом продукте. Изучение поведения 36 гетеросексуальных женщин показало, что по сравнению с женщинами, использовавшими плацебо, испытуемые, добавлявшие в течение 6 недель женские феромоны в любимые духи, отметили значительный рост сексуальной активности по сравнению со своим обычным уровнем. Они вели себя страстно, спали вместе с любовником и чаще занимались сексом. Как и в ранее описанном исследовании синтетического мужского феромона, женщины в этом эксперименте не занимались мастурбацией чаще, чем раньше, поэтому их страстное сексуальное поведение было обусловлено не усилившимся сексуальным вожделением, а большей сексуальной привлекательностью этих женщин для мужчин (McCoy & Pitino, 2001).

Ряд компаний, в том числе компании Берлинера и Катлер, агрессивно стремятся извлечь выгоду из выявления человеческих феромонов в результате исследования и продвигают на рынок духи, содержащие субстанции, которые, по сообщениям, действуют как сексуальные аттрактанты. Во вставке «Духи и секс» мы рассказываем о попытках коммерческого использования веществ, выдаваемых за феромоны человека. Однако пока несколько не заинтересованных в коммерции лабораторий не провели дополнительные подтверждающие исследования (такие, как исследование McCoy & Pitino), вопрос о том, играют ли феромоны какую-либо значимую роль в сексуальном поведении человека, остается открытым.

На грани. Духи и секс

Еще до недавнего времени имеющиеся в продаже духи не включали в свой состав феромоны, способные оказывать влияние на людей. Тем не менее в последние годы многие американские и международные корпорации стали вкладывать средства в коммерческое развитие и маркетинг духов и одеколонов, которые, как указывается в рекламе, содержат вещества, обладающие свойствами феромонов человека. Компания Ферин (Pherin), основанная Дэвидом Берлинером, продвигает на рынок две линии духов с феромонами под торговой маркой Рэлм («Царство»), одну для женщин, другую для мужчин. Эти продукты рекламируются как вещества, способные вызывать как реакцию сексуального возбуждения у самого потребителя, так и эмоциональное расположение к нему у представителей противоположного пола. Композиция женской версии духов отличается от мужской. Поскольку подлинность и структура этих так называемых феромонов-аттрактантов Берлинера не была установлена, некоммерческие лаборатории не имели возможности проверить, присутствуют ли в этих продуктах вещества с заявленными свойствами сексуальных аттрактантов.

Уинифред Катлер и ее компания в Институте Афины также стала продвигать на рынок продукты, основываясь на своих исследованиях и исследованиях своих коллег, посвященных феромонам человека. Институт Афины рекламирует пузырьки с синтетическими феромонами человека без запаха, как добавки к любимым запахам мужчин и женщин (смотри рекламу). Эти уникальные запатентованные формулы предназначены воздействовать на эротическое внимание, расположение и привлечение противоположного пола. Хотя это заявление и подтверждают результаты исследований Катлер и ее коллег (1998), а также подтверждают это и исследования по крайней мере одной независимой лаборатории (McCoy & Pitino, 2001), запатентованность (то есть секрет) ее формулы является серьезной помехой для тестирования этих продуктов некоммерческими исследовательскими центрами. Поэтому пока у нас нет возможности подтвердить эту информацию на основании исследований независимых лабораторий, вопрос о том, действительно ли Катлер и Берлинер выделили аттрактант — изолированный феромон человека, будет горячо обсуждаться.

Другие коммерческие фирмы также стремятся развивать и продвигать на рынок сексуальные запахи, основанные на феромонах как человека, так и животных. Например, Международная организация ароматов и запахов «вложила целое состояние в надежды на то, что сексуальные феромоны человека будут наконец-то разливаться в бутылочки для духов» (Crenshaw, 1996, р. 69). Некоторые компании производят дорогие духи, содержащие известные феромоны животных, такие как мускон (muscone) (феромон, вырабатываемый оленями), цибетин (вырабатывается из феромонов виверры, или циветты), бобровая струя или альфа андростенал, вырабатываемый свиньями.

Мы знаем, что у животных, в жизни которых обоняние играет первостепенную роль, феромоны также имеют большое значение как сексуальные аттрактанты. Но только время покажет, действительно ли феромоны в духах, одеколонах и средствах после бритья будут оказывать воздействие на человека в качестве естественных сексуальных аттрактантов. Однако маловероятно, что такие продукты, даже если они в конечном итоге и будут действовать как настоящие феромоны, начнут вызывать у людей непреодолимое сексуальное желание, такое же, как и желание животных, когда на них воздействуют сексуальные запахи. Более вероятно то, что запахи с содержанием феромонов человека будут оказывать большее влияние на чувственность, чем на сексуальность, и создавать общее ощущение здоровья и близости с другим человеком, а не вызывать примитивное вожделение (Crenshaw, 1996).

Вкус

Вкус, по-видимому, играет относительно незначительную роль в сексуальном возбуждении человека. На это, вне всякого сомнения, оказала влияние целая индустрия, выпускающая мятные таблетки для освежения дыхания и ароматные вагинальные спринцовки. Такие изделия не только приводят к тому, что многие люди стыдятся запаха и вкуса своего тела, но, кроме этого, такие коммерческие продукты заглушают естественные вкусовые ощущения, связанные с сексуальной активностью. Тем не менее некоторые люди все еще в состоянии различить и оценить тот или иной вкус, ассоциирующийся с сексуальной близостью:

«Когда я делаю минет своему парню, то чувствую соленый вкус маленьких капель, появляющихся на кончике его пениса, прежде чем он кончит. Меня это очень возбуждает, потому что я знаю, что он скоро кончит.» (Из авторских архивов)

Слух

Люди во время занятий сексом могут как издавать звуки, так и молчать, это проявление индивидуальное, так же как и реакция на него партнера. Некоторые люди находят слова, интимные/эротические разговоры, стоны и крики во время оргазма весьма возбуждающими; другие предпочитают, чтобы их партнеры во время сексуальной игры хранили полное молчание. Некоторые из чувства неловкости или смущения перед партнером делают сознательные усилия, чтобы сознательно сдержать спонтанные звуки, вырывающиеся у них во время сексуального взаимодействия. Поскольку у мужчин популярен образ молчаливого стоика, то мужчинам бывает чрезвычайно трудно говорить, вздыхать или стонать во время возбуждения. Однако многие женщины в одном исследовании сообщали, что молчание их партнера препятствовало их собственному сексуальному возбуждению (DeMartino, 1970). Подчас нежелание женщин издавать звуки во время сексуальной игры вызвано влиянием представления о том, что «элегантные, изящные» женщины не должны вести себя настолько необузданно, чтобы издавать при этом звуки.

…Академия Знакомств (Sоblаznenie.Ru) — это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях — от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в горячем режиме. Это индивидуальный подход и работа до положительного результата…

Разговор во время сексуальной игры не только возбуждает, но и оказывается информативным и полезным («мне нравится, когда ты трогаешь меня вот так», «более нежно» и т. д.). Если вы окажетесь человеком, которому нравится издавать шум и говорить во время секса, ваш партнер может вам подыграть, если вы договоритесь об этом заранее. О сексуальных предпочтениях мы поговорим в главе «Общение и сексуальная жизнь».

Вот как мужчина и женщина описывают влияние звуков на занятие любовью:

«Мне очень важно слышать, что моя партнерша наслаждается тем, что испытывает. Мне нравится быть с женщиной, которая не стесняется стонать во время коитуса. Приятно быть с человеком, который может быть откровенным и дает вам понять, что вы доставляете наслаждение. Если моя партнерша недостаточно выражает свои чувства голосом во время секса, то я быстро забываю об этом.» (Из авторских архивов)

«Мне нравится слушать, как наши тела шлепаются друг о друга, когда мы занимаемся любовью, а также как мой партнер все сильнее и сильнее стонет и просит еще и еще. Мне также нравится слушать, как он называет меня по имени, а мне нравится называть его.» (Из авторских архивов)

<Задайте себе вопрос. Основываясь на вашем реальном или предвкушаемом опыте занятий любовью, ответьте на вопрос: имеют ли слова и/ или звуки позитивное либо негативное влияние на ваше сексуальное возбуждение и наслаждение?>

Афродизиаки и средства, подавляющие половое возбуждение

Итак, мы рассмотрели влияние гормонов, мозговых процессов и сенсорных ощущений на сексуальное возбуждение человека. Некоторые другие факторы также могут воздействовать на возбудимость человека в той или иной ситуации. Некоторые из них непосредственно влияют на физиологию возбуждения, другие могут оказывать сильное влияние на сексуальность человека, если он верит в их действие. Далее мы исследуем эффекты ряда продуктов, с помощью которых люди пытаются усилить или ослабить сексуальное возбуждение.

Афродизиаки: действуют ли они?

Афродизиак (названо так в честь Афродиты, греческой богини любви и красоты) — это вещество, которое, как считается, вызывает сексуальное желание или усиливает способность человека к сексуальной активности. С незапамятных времен люди искали магические зелья и другие вещества, способные оживить слабеющий эротический интерес или сделать занятия сексом похожими на любовь олимпийских богов. Существование многочисленных данных, свидетельствующих о якобы найденных веществах, стимулирующих сексуальное желание, еще раз доказывает ведущую роль сознания в сексуальной активности человека. Сначала мы рассмотрим разные виды пищи, которые, как считалось, обладают свойствами афродизиаков, затем обратимся к другим предполагаемым сексуальным стимуляторам, в том числе к алкоголю и к ряду химических веществ.

Афродизиак (Aphrodisiac). Вещество, которое, как считается, вызывает сексуальное желание и увеличивает сексуальные возможности человека.

В разные времена почти все виды пищи, так или иначе напоминавшие своим внешним видом мужские гениталии, считались афродизиаками (Eskeland et al., 1997). Многие из нас знают шутки об устрицах, хотя некоторые убеждены, что особые свойства этого исключительного морепродукта отнюдь не являются поводом для насмешек. Интересно, какую прибыль получает устричная индустрия благодаря этому распространенному мифу? Иногда афродизиаками считались бананы, сельдерей, огурцы, помидоры, корень женьшеня и картофель. В азиатских странах в особенности широко распространено представление о том, что измельченный рог животного, скажем, рог носорога или оленя, является сильным сексуальным стимулирующим средством. (Вы когда-нибудь употребляли слово «возбудившийся» [Horny (англ.) — букв. «рогатый». — Прим. перев.], чтобы описать сексуальное возбуждение? Теперь вы знаете, откуда оно пошло.) К сожалению, популяция носорогов в Африке близка к полному исчезновению главным образом из-за ложного представления о том, что рог носорога — эффективный афродизиак (Tudge, 1991).

Часто считается, что спиртное и наркотики обладают свойствами афродизиаков. Больше всего, нежели о каком-либо ином предполагаемом афродизиаке, писали о так называемых стимулирующих свойствах алкоголя. В нашей культуре повсеместно распространено представление о том, что алкогольные напитки усиливают эротическое возбуждение:

«Я верю в сексуальное возбуждение от вина. После пары бокалов я «здорово завожусь в постели». Я знаю, что моя жена в хорошем настроении и хочет заняться сексом, когда она достает бутылку прохладного розового вина.» (Из авторских архивов)

Алкоголь, однако, далек от того, чтобы провозгласить его собственно стимулирующим средством, просто он подавляет деятельность высших мозговых центров и снижает торможение в коре, уменьшая, таким образом, чувства страха и вины, которые часто блокируют выражение сексуальных желаний (Cocores & Gold, 1989). Алкоголь также может влиять на сексуальную активность путем предоставления человеку своего рода рационального объяснения такого поведения, которое противоречит принятым ценностям данного индивида («я просто не мог остановиться, у меня затуманило мозги выпивкой»).

Однако потребление больших количеств алкоголя может оказывать серьезное негативное влияние на сексуальное функционирование (Cocores & Gold, 1989; Geller, 1991; Rosen, 1991). Как мы увидели в главе «Сексологические исследования: методы и проблемы»), исследование показало, что с возрастанием уровня интоксикации и у мужчин и у женщин снижается сексуальное возбуждение (его физиологические параметры), оргазм теряет интенсивность, становится не таким приятным, а также возникают трудности с приближением к состоянию оргазма (Briddel & Wilson, 1976; Heaton & Varrin, 1991; Rosen & Ashton, 1993; Wilson & Lawson, 1976). Злоупотребление алкоголем серьезно ухудшает общее физическое состояние человека, так что человек утрачивает интерес к сексу, а его сексуальные возможности ограничиваются.

Алкоголь в соединении с занятиями сексом может иметь даже более серьезные последствия. Как показывают исследования, существует сильная связь между использованием алкоголя и стремлением участвовать в сексуальных актах, имеющих высокий риск приобретения смертельных заболеваний, таких как СПИД (Centers for Disease Control, 1996; Sieving et al., 1997). (Другие наркотики, изменяющие состояние сознания, такие как марихуана, также ведут к рискованному сексуальному поведению.)

Есть еще некоторые виды наркотиков, кроме алкоголя, которым приписываются свойства афродизиаков. Некоторые вещества, включенные в эту категорию, — амфетамины, барбитураты, кантариды (также известные как «шпанская мушка»), кокаин, ЛСД и другие психоделические наркотики, марихуана, амил нитрит (наркотик, применяющийся для лечения сердечных болей, его еще называют «кнопки»), L-dopa (лекарственный препарат, применяющийся для лечения болезни Паркинсона). Как вы увидите в сводке, приведенной табл. 4.1, ни один из этих наркотиков не обладает свойствами подлинного афродизиака.

Таблица 4.1. Предполагаемые афродизиаки и их эффекты

Название (общее название ряда веществ)

Предполагаемый эффект

Подлинный эффект

Алкоголь

Повышает возбуждение; стимулирует сексуальную активность

Может снимать запреты, что делает сексуальное поведение менее стрессовым. В действительности это депрессант и в больших количествах приводит к ухудшению эрекции, снижает возбуждение и ослабляет оргазм

Амфетамины («ускорители», «побудители»)

Повышают настроение; усиливают сексуальные переживания и возможности

Стимулируют центральную нервную систему; снимают запреты. Большие дозы или длительное использование может вызвать расстройство эрекции, замедление эякуляции, торможение оргазма у мужчин и женщин, уменьшает вагинальную смазку у женщин

Амил нитрит («кнопки»)

Усиливает оргазм и возбуждение

Расширяет артерии в мозге и, соответственно, в области гениталий; искажает восприятие времени, создает ощущение тепла в области таза; может ослаблять сексуальное возбуждение, сдерживать или блокировать эрекцию, откладывать оргазм, а также вызывать головокружение, головную боль и обмороки

Барбитураты («колючки», «депрессанты»)

Повышают возбуждение; стимулируют сексуальную активность

Ослабляют запреты похожим на алкоголь образом, могут ослаблять сексуальное желание, эрекцию и препятствовать эякуляции; вызывают физическую зависимость, передозировка может привести к сильной депрессии и даже смерти из-за респираторной недостаточности

Кантариды («шпанские мушки»)

Стимулируют область гениталий, побуждая тем самым человека желать коитуса

Неэффективны как сексуальный стимулянт; действуют как мощный раздражитель, который может вызвать жжение в области мочевого пузыря и уретры, что может привести к невосстановимому повреждению тканей и даже смерти

Кокаин («кока»)

Усиливает частоту и интенсивность оргазма; повышает возбуждение

Стимулирует нервную систему; снимает запреты и усиливает ощущение общего благополучия; может понижать эрекцию или вызывать либо спонтанную, либо наоборот, отложенную эякуляцию. Регулярное использование вызывает депрессию и тревогу. Постоянное вдыхание кокаина через нос приводит к повреждениям и прободению носового прохода

ЛСД и другие психоделические лекарства (в том числе мескалин, псилоцибин)

Усиливают сексуальную реакцию

На физиологическом уровне сексуальное возбуждение не возрастает; иногда приводит к изменению восприятия секса в целом; часто приводит к неудовлетворительным сексуальным переживаниям

L-dopa

Вызывает юношеское желание у мужчин пожилого возраста

Нет никаких свидетельств явной пользы для занятий сексом; иногда возникает болезненное состояние, известное как приапизм (постоянная нежелательная эрекция)

Марихуана

Повышает настроение и возбуждение; стимулирует сексуальную активность

Повышает настроение и снимает запреты, подобно алкоголю; искажает ощущение времени и, как следствие этого, вызывает иллюзию длительного возбуждения и оргазма

Йохимбин

Вызывает сексуальное возбуждение и желание заняться сексом

Оказывает эффект истинного афродизиака на крыс; недавние данные предполагают, что это вещество может усиливать сексуальное желание и повышать сексуальную активность у некоторых людей

(Источники: Crenshaw, 1996; Crenshaw & Goldberg, 1996; Eisner et al., 1990; Finger et al., 1997; Rosen & Ashton, 1993; Rowland et al., 1997a; Yates & Wolman, 1991.)

В настоящее время исследователи изучают препарат, который, как может оказаться в конечном счете, обладает свойствами афродизиака, по крайней мере хотя бы для некоторых людей. Начиная с 1920-х годов появились сообщения о свойствах афродизиака у йохимбин гидрохлорида или йохимбина, кристаллического алкалоида, получаемого из сока вечнозеленого тропического дерева йохимбе, растущего в западной Африке. Проводившиеся стэндфордскими исследователями эксперименты на крысах мужского пола показали, что инъекции йохимбине вызывают у испытуемых животных сильное сексуальное возбуждение, которое приводит их к сексуальным действиям (Clark et al., 1984). Эти данные доказывают, что это вещество действует как настоящий афродизиак, по крайней мере на крыс. Некоторые недавние исследования с людьми мужского пола показывают, что лечение с йохимбином может позитивно влиять на сексуальное желание или сексуальное поведение, по крайней мере в отношении мужчин с расстройствами эрекции (Mann et al., 1996; Rowland et al., 1997a). Кроме того, обнаружено, что йохимбин более эффективен, чем плацебо, при лечении мужских расстройств эрекции (Ernst & Pittler, 1998). Тем не менее эти данные неокончательны, так как более чем половине испытуемых мужчин, которым вводили йохимбин, это лекарство принесло мало или не принесло вообще никакой пользы в сексуальной сфере (Rosen, 1991; Rosen & Ashton, 1993). Например, в одном современном исследовании 8 из 11 мужчин с расстройством эрекции сообщали, что чувствуют влияние йохимбина от умеренного до сильного на их сексуальное функционирование. Тем не менее ни один из 15 нормально сексуально функционирующих мужчин, также включенных в это исследование, не сообщил, что йохимбин как-то улучшил его сексуальное функционирование (Rowland et al., 1997a). Мы надеемся, что дальнейшие исследования прояснят, действительно ли йохимбин является подлинным афродизиаком для людей.

Норвежские исследователи недавно сообщили об экспериментальных исследованиях коммерческого продукта Libido, который, вероятно, и может оказаться настоящим афродизиаком для людей (Eskeland et al., 1997). Этот продукт получают главным образом из фракций протеина, выделенного в качестве экстракта из оплодотворенных и частично инкубированных куриных яиц. Затем это вещество превращается в порошок и принимается внутрь растворенным в воде или соке. Исследователи провели три эксперимента с Libido и обнаружили следующие эффекты этого продукта:

— У 16 здоровых мужчин в возрасте 47-60 лет, до участия в эксперименте не испытывавших проблем с сексуальным желанием, сексуальное желание стало проявляться гораздо сильнее.

— Более чем у половины из 31 участника эксперимента — здоровых мужчин в возрасте 38-65 лет с пониженным сексуальным желанием сексуальное побуждение значительно возросло.

— У 84% из 31 мужчины в возрасте 57-74 лет, которые до исследования почти не испытывали сексуального желания, оно стало расти.

Ни один из участников этих трех исследований не сообщил ни об одном побочном эффекте после приема Libido. Хотя очевидно, что мы бы поспешили, если бы стали делать вывод о том, что Libido — подлинный афродизиак. Нужно, чтобы другие исследователи своими экспериментами подтвердили эти данные, выявленные норвежской группой исследователей. Это весьма важно в свете большой вероятности того, что эти исследователи могут быть заинтересованы в коммерческом потенциале этого продукта.

Поскольку люди активно стремятся найти вещества со свойствами афродизиаков и в связи с восходящими успехами ученых в области сексуальной медицины, вполне вероятно, что подлинные афродизиаки будут найдены в самом ближайшем будущем. В настоящее время люди по-прежнему употребляют различные вещества и продукты, которые мы описали, несмотря на явное доказательство того, что эти вещества не обладают качествами настоящего афродизиака. Почему тогда во всем мире люди слепо верят в действие порошка из рога носорога, влияние устриц, бананового салата и сигарет с марихуаной и употребляют все это, прежде чем приступают к вечернему флирту? Вера и внушение — вот те действующие факторы, которые очень часто набирают силу, когда какое-либо вещество уже оказалось провозглашено афродизиаком. Если человек верит в то, что нечто улучшит его сексуальную жизнь, то эта вера зачастую перерастает в субъективное увеличение удовольствия от секса. С этой точки зрения буквально все имеет потенциал стать сексуальным стимулирующим средством. С этим утверждением согласуется неоспоримое наблюдение Терезы Креншо: «Что бы вы ни говорили о любви, но именно она, по-видимому, и есть самый лучший афродизиак» (р. 89).

<Задайте себе вопрос. Был ли в вашей жизни эпизод, когда вы занимались сексом под влиянием вещества, которое изменило ваши обычные паттерны сексуального возбуждения и реагирования? Если да, то какие перемены вы, заметили? Этот опыт был позитивным или негативным?>

<Вопрос для критического размышления. Предположим, что исследования обнаружат, что йохимбин или какие-нибудь другие вещества обладают свойствами подлинного афродизиака. Какую пользу может принести их использование? К каким злоупотреблениям это может привести? Вы бы стали пользоваться афродизиаком? Если да, то при каких условиях?>

Вещества, подавляющие половое влечение (анафродизиаки)

Известно, что некоторые вещества сдерживают сексуальное поведение. Вещества, обладающие таким эффектом, называются анафродизиаками (anaphrodisiacs). Распространенными веществами с подобным эффектом являются опиаты, транквилизаторы, средства, понижающие давление, антидепрессанты, антипсихотики, никотин, противозачаточные таблетки, седативные препараты, лекарства от язвы, лекарства, подавляющие аппетит, стероиды. Также к потенциальным анафродизиакам относятся противосудорожные лекарства для лечения эпилепсии, патентованные лекарства от аллергии, вызывающие дремоту, а также лекарства для лечения рака, сердечных болезней, грибковых заболеваний, препараты для удержания жидкости в организме (Crenshaw, 1996; Crenshaw & Goldberg, 1996; Finger et al., 1997).

Анафродизиак (anaphrodisiac). Вещество, сдерживающее сексуальное желание и поведение.

Многочисленные свидетельства указывают, что регулярное применение опиатов, таких как героин, морфин и метадон, часто приводит к существенному и иногда очень резкому снижению сексуального интереса и активности у мужчин и женщин (Ackerman et al., 1994; Finger et al., 1997). Прием опиатов вносит серьезные нарушения в сексуальное функционирование, которое приводит к ухудшению эрекции и торможению эякуляции у мужчин, а у женщин уменьшается способность к оргазму.

Транквилизаторы, широко применяющиеся в лечении различных эмоциональных расстройств, как оказалось, иногда ослабляют сексуальную мотивацию, подавляют эрекцию у мужчин, откладывают и затормаживают оргазм у обоих полов (Crenshaw & Goldberg, 1996; Olivera, 1994).

Как показал эксперимент, многие лекарства, понижающие давление, сильно сдерживают эрекцию и эякуляцию, уменьшают интенсивность оргазма у мужчин и у представителей обоего пола ослабляют интерес к сексу в целом (Finger et al., 1997; Prisant et al., 1994).

Еще один класс обычно прописываемых в психиатрии лекарств — это антидепрессанты, которые почти все без исключения вызывают неблагоприятные изменения в сексуальном реагировании. Это выражается в снижении сексуального желания у представителей обоего пола, расстройстве эрекции у мужчин и замедлении или отсутствии оргазма как у мужчин, так и у женщин (Delgado et al., 1999; Michelson et al., 2000; Sussman, 1999)..

Антипсихотические вещества также часто нарушают сексуальное реагирование. Потенциальная неблагоприятная реакция на их прием — это расстройство эрекции и отложенная эякуляция у мужчин, а также трудности с достижением оргазма и снижение сексуального желания у обоих полов (Finger et al., 1997).

Многие удивятся, услышав, что противозачаточные таблетки также часто ослабляют сексуальное желание. В большинстве оральных контрацептивов содержится гормон прогестерон или синтетическая версия прогестерона. (Прогестин — это термин, использующийся для описания большой группы синтетических лекарств, оказывающих эффект, похожий на эффект прогестерона.) Прогестерон настолько сильно подавляет сексуальное желание, что инъекции с прогестероном Депо-Провера (см. предыдущую дискуссию) иногда используются для того, чтобы «химически кастрировать» сексуальных преступников (Crenshaw & Goldberg, 1996). Среди всех этих трех категорий оральных контрацептивов только таблетка с прогестином (иногда называемая мини-пилюля) оказывает наиболее сильное сдерживающее влияние на сексуальную мотивацию. Кроме того, синтетический прогестерон — главный ингредиент норпланта — имплантируемого под кожу (в виде капсул) контрацептива.

Вероятно, шире всего используется и наименее осознаваемый анафродизиак — никотин. Есть доказательства того, что курение может сильно задержать сексуальную мотивацию и функционирование, так как оно сужает кровеносные сосуды (следовательно, задерживает сосудорасширяющую реакцию тела на сексуальную стимуляцию) и снижает уровень тестостерона в крови (Hirshkowitz et al., 1992; Mannino et al., 1994; Rosen, 1991).

Парадоксально, но вещество, которое повсеместно считают подавляющим сексуальное влечение, анафродизиаком, это нитрат калия или селитра. Оно же совершенно неэффективно как сексуальный сдерживающий фактор. Многие знают анекдот о том, как новобрачным подсыпали в вино селитру в день свадьбы. В действительности такие шутки никак физиологически не обоснованы, если не считать того, что частое мочеиспускание можно рассматривать как сексуальный ингибитор (селитра увеличивает количество мочи при мочеиспускании).

Сексуальное реагирование

Сексуальное реагирование человека — это крайне индивидуальный физический, эмоциональный и психический процесс. Тем не менее ряд характерных физиологических изменений дает нам возможность выделить несколько общих паттернов цикла сексуального реагирования. Мастерс и Джонсон (1966) и Хэлен Сингер Каплан (1979), известные сексуальные терапевты и авторы многих книг, описывают эти паттерны. Мы коротко приведем идеи Каплан, прежде чем обратиться к детальному анализу работы Мастерса и Джонсон.

Модель трех стадий Каплан

Модель сексуального реагирования Каплан основывается на ее обширном опыте сексуального терапевта и включает три стадии: желание, возбуждение и оргазм (рис. 4.2). Каплан предполагает, что сексуальные проблемы имеют тенденцию попадать лишь в одну из трех категорий, и может оказаться вполне возможным, что человек, имеющий трудности на одной из этих стадий, продолжает нормально функционировать на двух других стадиях.

Рис. 4.2. Трехступенчатая модель цикла сексуального реагирования Каплан. Эта модель характеризует сексуальное желание как прелюдию к сексуальному реагированию. (Источник: Kaplan, 1979)

Отличительная черта модели Каплан в том, что в нее включена фаза желания как отдельная стадия цикла сексуального реагирования. Многие авторы, в том числе Мастерс и Джонсон, не касаются аспектов сексуального реагирования, не связанных с генитальными изменениями. Каплан описывает желание как прелюдию к физическому сексуальному реагированию, и это дополнение отличает ее от других авторов, писавших на эту тему. Однако не всякому сексуальному выражению предшествует желание. Так, пара может решить заняться сексом, хотя эти двое и не испытывают в данный момент сексуального желания. Часто оказывается, что тела людей начинают сексуально реагировать на последующее воздействие несмотря на первоначальный недостаток сексуального желания.

Модель четырех фаз Мастерса и Джонсон

И у мужчин и у женщин Мастерс и Джонсон выделяют четыре фазы в паттерне сексуального реагирования: возбуждение, плато, оргазм и разрешение. Кроме того, Мастерс и Джонсон включают рефрактерный период в мужскую фазу разрешения (стадия восстановления, когда мужчина временно не способен достичь оргазма). На рис. 4.3 и 4.4 приводится иллюстрация этих четырех фаз сексуального реагирования у женщин и мужчин. В этих диаграммах представлена базовая «карта» обычных паттернов, но мы должны предостеречь читателя.

Рис. 4.3. Цикл сексуального реагирования у женщин. Мастерс и Джонсон выделили три основных паттерна женского сексуального реагирования. Паттерн A напоминает мужской паттерн, если не считать того, что женщина может иметь один или более оргазмов, а уровень ее сексуального возбуждения при этом не падает ниже стадии плато — одной из стадий сексуального возбуждения. В других вариантах такого реагирования плато может продлеваться, но никакого оргазма не наступает (паттерн B), или возбуждение без какого бы то ни было плато быстро перерастает в оргазм с очень быстрым разрешением (паттерн C). (Источник: Masters & Johnson, 1966)

Рис. 4.4. Цикл мужского сексуального реагирования. Мастерс и Джонсон описали только один паттерн мужского сексуального реагирования. Однако у мужского паттерна реагирования есть все же несколько вариантов. Обратите внимание, что у мужчин есть рефрактерный период: у мужчин второй оргазм не наступает сразу же после первого. (Источник: Masters & Johnson, 1966)

Во-первых, упрощенная природа этих диаграмм может легко затемнить богатство индивидуальных сексуальных реакций, которые встречаются на практике. Мастерс и Джонсон включили в свои схемы только физиологические реакции на сексуальную стимуляцию. Биологические реакции могут следовать по относительно предсказуемому пути, но индивидуальное сексуальное реагирование на возбуждение у людей варьирует до бесконечности. Далее в этой главе мы приводим примеры некоторых личностных отличий, показывающие, насколько по-разному люди описывают фазу возбуждения, оргазма и разрешения.

Во-вторых, не стоит слишком буквально интерпретировать так называемую стадию плато в сексуальном реагировании. В науке о поведении термин плато, как правило, используется для того, чтобы описать период выравнивания, когда в поведении не наблюдается никаких явных изменений. Например, в кривой научения этот период выражается ровным участком, когда в течение некоторого периода времени не происходит изменения в поведении. Именно такой рисунок виден на мужской диаграмме и в паттерне А на женской диаграмме. В действительности уровень плато сексуального возбуждения состоит из мощного прилива сексуального напряжения, которое можно четко зафиксировать (например, учащается сердцебиение и ритм дыхания), так что этот период вовсе не похож на неизменяющееся состояние.

Еще одно предупреждение, которое мы хотим сделать, касается того, что у людей есть тенденция использовать такие диаграммы для личных проверок. Хотя мы в этой книге поощряем самоанализ, в данной области слишком большое стремление к самопроверке может привести к потенциальным проблемам в форме «самонаблюдения». Вот иллюстрация подобной ситуации:

«После того как я узнала на занятиях о четырех формах сексуального реагирования, я обнаружила, что «стою позади себя» и наблюдаю за собственной реакцией, пытаясь определить, прошла ли я фазу от возбуждения к плато. Еще я начала фиксировать реакцию моего партнера и стала искать очевидные признаки, которые бы подсказали мне, на какой стадии он теперь находится. И внезапно оказалось, что я делаю клинические наблюдения, вместо того чтобы позволить себе отдаться на волю приятным переживаниям и ощущениям. На самом деле это охлаждало меня, и мне пришлось заставить себя перестать быть наблюдателем, а стать простым участником происходящего.» (Из авторских архивов)

Описания на следующих страницах нельзя рассматривать как нормы для анализа или интеллектуального понимания чувств или для того, чтобы оценить, насколько «нормальны» ваши собственные реакции. Мы подчеркиваем, что есть много естественных вариаций этих паттернов. Но, вероятно, знакомство с этими общими описаниями поможет вам понять всю полноту и сложность собственной реакции.

В большей части дальнейшей дискуссии мы исследуем физиологические реакции и субъективные рассказы женщин и мужчин. Прежде чем мы обратимся к рассмотрению нескольких конкретных процессов сексуального реагирования, важно отметить, что базовые реакции мужчин и женщин очень похожи. Это подчеркивалось в исследовании Мастерса и Джонсон:

«Конечно, некоторые реакции на сексуальную стимуляцию ограничиваются нормальной анатомической вариацией, характерной для конкретного пола. Существуют также отличия в обычных паттернах реагирования на сексуальные стимулы, например продолжительность и интенсивность сексуального реагирования, что также обычно связано с особенностями данного пола. Тем не менее нужно подчеркнуть, что между двумя полами все же существуют параллели в реактивных возможностях. В этом исследовании больше подчеркивались эти самые сходства, нежели различия в сексуальном реагировании.» (Masters & Johnson, 1966, p. 273)

И у мужчин и у женщин есть две основные физиологические реакции на эффективную сексуальную стимуляцию. Это прилив крови и миотония. Эти две базовые реакции — основные источники почти всех остальных биологических реакций при сексуальном возбуждении.

Прилив крови (vasocongestion) — это приток крови к тканям тела, реагирующим на сексуальное возбуждение. Обычно поток крови, который притекает по артериям, уравновешивается таким же оттоком крови по венам. Однако в период сексуального возбуждения артерии расширяются, увеличивая приток крови настолько, что вены не могут вместить такое количество крови для оттока. Поэтому кровь приливает как к поверхностным, так и к глубинным тканям. Видимые области переполненных кровью тканей теплеют, разбухают и краснеют из-за увеличения содержания крови. Самые очевидные проявления такого притока крови — эрекция у мужчин и вагинальная смазка у женщин. Кроме того, остальные области тела тоже могут наливаться кровью — половые губы, яички, клитор, соски и даже мочки ушей.

Прилив крови (vasocongestion). Расширение кровеносных сосудов в отдельных частях тела как реакция на сексуальное возбуждение.

Вторая базовая физиологическая реакция — миотония, усиление мышечного напряжения в теле во время сексуального возбуждения. Миотония проявляется как в произвольном сжатии, так и в непроизвольном сокращении мышц. Ее самые сильные проявления — лицевые гримасы, спазмы рук и ног и мышечные спазмы во время оргазма.

Миотония (myotonia). Напряжение мышц.

Фазы цикла реагирования следуют тем же общим паттернам независимо от метода стимуляции. Мастурбация, мануальная стимуляция партнера, оральный секс, совокупление, грезы, фантазии и у некоторых женщин стимуляция груди могут привести к завершению цикла сексуального реагирования. Часто интенсивность и быстрота реакции варьируют в зависимости от вида стимуляции.

Далее мы расскажем об основных физиологических реакциях на сексуальную стимуляцию, которые возникают на каждой из четырех фаз цикла сексуального реагирования. Сюда войдут и субъективные рассказы нескольких людей. Для каждой стадии мы перечисляем реакции, как общие для обоих полов, так и уникальные для каждого пола. Вы увидите, что в паттернах сексуальной реакции мужчин и женщин много общего. А о некоторых существенных отличиях более подробно мы расскажем в конце этой главы.

Фаза возбуждения

Первая фаза цикла сексуального реагирования, фаза возбуждения (excitement phase), характеризуется общими для мужчин и женщин реакциями, включающими мышечное напряжение, учащение сердцебиения и повышение кровяного давления. Во время этой фазы и у мужчин и у женщин половые органы увеличиваются в размере. Так, клитор, малые губы, вагина, соски, пенис и яички увеличиваются в размере и часто становятся более густо окрашенными. Некоторые реакции, такие как сексуальное покраснение (sex flush) (розовые или красные пятна на груди), характерны для представителей обоего пола, но чаще встречаются у женщин. Другие реакции, характерные только для одного пола, проиллюстрированы на диаграммах (рис. 4.5-4.8). Там же показаны изменения в сексуальной анатомии женщин и мужчин на протяжении всех фаз цикла.

Фаза возбуждения (excitement phase). Термин Мастерса и Джонсон, обозначающий первую фазу цикла сексуального реагирования, на которой происходит увеличение половых органов, растет мышечное напряжение, усиливается сердцебиение и повышается кровяное давление.

Сексуальное покраснение (sex flush). Розовая или красная сыпь на груди во время сексуального возбуждения.

Фаза возбуждения может варьировать свою длительность от десятка секунд до нескольких часов. И у мужчин и у женщин в этой фазе может проявляться разная степень возбуждения. Например, пенис у мужчин из расслабленного переходит в состояние полуэрекции и полной эрекции. Точно так же вагинальная смазка у женщин бывает минимальной и обильной.

Хотя физиологические характеристики, перечисленные в диаграммах, представляют общие паттерны, у разных людей эти изменения происходят не одинаково.

В следующих двух рассказах видны указания на некоторые субъективные разновидности того, как женщины описывают свои ощущения во время сексуального возбуждения:

«Я с нетерпением жду сексуального возбуждения, когда понимаю, что мы с мужем скоро начнем заниматься сексом. Его прикосновения, поцелуи и любовь ко мне приводят меня к неописуемому состоянию возбуждения. Сначала я чувствую себя эгоисткой из-за того, что он так меня удовлетворяет в процессе стимуляции, но ему самому это настолько нравится, что это просто чудесно. Часто мы не доходим до совокупления, потому что получаем удовлетворение, увлекшись «предварительной эротической игрой» в занятиях любовью.» (Из авторских архивов)

«Когда я возбуждаюсь, я вся становлюсь теплой, и мне нравится, когда меня обнимают и массируют все тело, а не только гениталии. После такой стимуляции мне нравится, когда меня непосредственно стимулируют рукой и я достигаю оргазма.» (Из авторских архивов)

Двое мужчин так описывают свое сексуальное возбуждение:

«Когда я возбуждаюсь, то все мое тело как будто заводится. Иногда у меня пересыхает во рту и я чувствую легкое головокружение. Мне хочется, чтобы не только мои гениталии, но и все мое тело трогали и поглаживали. Особенно мне нравится чувствовать, что оргазм приближается, ждет и дразнит меня, склоняет к началу последнего восхождения. Иногда быстрый и стремительный оргазм мне нравится, но чаще я предпочитаю, чтобы период возбуждения длился так долго, как я только могу его выдержать, пока я не почувствую, что мой пенис просто умирает от жажды финального экстаза.» (Из авторских архивов)

«Когда я возбужден, я очень завожусь и много фантазирую. Затем внезапно меня охватывает ощущение тепла так, как будто тысячи иголок удовольствия одновременно втыкаются в мои бедра и поясницу.» (Из авторских архивов)

Фаза плато

Во время фазы плато (plateau phase) сексуальное напряжение нарастает до тех пор, пока не доходит до пика и не заканчивается оргазмом. Трудно четко определить момент, когда человек, реагирующий сексуально, переходит на эту стадию. В отличие от фазы возбуждения фаза плато не имеет четких внешних признаков, таких как смазка или эрекция, сопровождающие фазу возбуждения. Однако эти признаки проявляются гораздо заметнее, когда достигают пика на следующей фазе. Сердцебиение и кровяное давление продолжают нарастать, дыхание учащается, становятся заметными сексуальные покраснения и окраска гениталий приобретает более глубокие оттенки. Мышечное напряжение продолжает нарастать, и мышцы лица, шеи, рук и стоп в период фазы плато могут непроизвольно сокращаться, испытывать спазмы так же, как и в период фазы оргазма. У женщин фаза плато отличается тем, что формируется оргазменная платформа. Этот термин был использован Мастерсом и Джонсон для описания сильно разбухающей внешней трети вагины.

Фаза плато (plateau phase). Термин Macmepca и Джонсон для второй фазы цикла сексуального реагирования, в процессе которого нарастает мышечное напряжение, усиливается сердцебиение, растет кровяное давление и приток крови к тканям.

Фаза плато часто очень короткая, она длится обычно от нескольких секунд до нескольких минут. Тем не менее многие люди считают, что продление такого сексуального напряжения в крайней своей точке вызывает более сильное возбуждение и в конечном итоге приводит к более интенсивному оргазму. Вот несколько описаний субъективных переживаний такого рода:

«Когда я почти достигаю оргазма и уже нахожусь на грани его, я пытаюсь продержаться в этом состоянии как можно дольше. Если мой партнер помогает мне, останавливается или замедляет свои движения, когда это необходимо, я могу задерживать оргазм до нескольких минут или даже дольше. Я знаю, что все, что мне требуется, — еще один толчок, и я кончу. Иногда все мое тело сотрясается и дрожит, я чувствую, как невероятные ощущения пронизывают мое тело, словно электрические разряды. Чем дольше мне удается продлить этот период крайнего напряжения, тем сильнее оргазм.» (Из авторских архивов)

«Когда я мастурбирую, мне нравится доводить себя почти до самого оргазма, а затем отпрянуть назад. Я знаю, когда у меня должен наступить оргазм, потому что мое влагалище сжимается у входа, и иногда я могу чувствовать, как сокращаются мышцы. Мне нравится балансировать на грани, часть меня хочет испытать оргазм, а другая часть удерживает, чтобы испытать большее. Чем дольше я поддерживаю это хрупкое равновесие, тем сокрушительнее оргазм. Иногда удовольствие почти невыносимо.» (Из авторских архивов)

Оргазм

По мере продолжения эффективной стимуляции многие люди переходят от плато к оргазму (orgasm). Это особенно верно для мужчин, которые почти всегда переживают оргазм после того, как достигнут уровня плато. (Тем не менее, как известно, оргазм не всегда сопровождается эякуляцией.) Когда наступает эякуляция, то она совершает две фазы. Во время первой фазы, или фазы эмиссии, семенная жидкость собирается в луковице уретры, этому процессу сопутствует субъективное ощущение того, что оргазм неизбежен. Во второй фазе, фазе экспульсии, пенис за счет мышечных сокращений выталкивает сперму.

Оргазм (orgasm). Серия мышечных сокращений дна таза, происходящих на пике сексуального возбуждения.

В отличие от мужчин женщины могут достигать уровня плато, не освобождаясь от сексуального напряжения и не доходя до оргазма. Поэтому часто во время полового акта, когда мужчина достигает оргазма первым или когда эффективная мануальная или оральная стимуляция сменяется проникновением во влагалище, женщина чувствует наступление оргазма. Позже мы еще вернемся к этому вопросу.

Оргазм — самая короткая фаза цикла сексуального реагирования. Он обычно длится всего несколько секунд. Женский оргазм часто продолжается чуть дольше мужского оргазма. На рис. 4.5-4.8 указаны основные физиологические реакции во время оргазма.

Рис. 4.5. Основные изменения во внешних и внутренних мужских половых органах во время цикла сексуального реагирования

Рис. 4.6. Основные изменения в женских внешних половых органах во время цикла сексуального реагирования

Рис. 4.7. Основные изменения во внутренних половых органах женщины во время цикла сексуального реагирования

Рис. 4.8. Изменения груди во время цикла сексуального реагирования

У представителей одного и другого пола оргазм включает яркие и приятные переживания, однако ведутся продолжительные споры о том, отличаются ли эти переживания у мужчин и женщин. Этот вопрос оценивался в двух раздельных экспериментальных анализах переживаний оргазма у мужчин и женщин, составленных по отчетам студентов колледжа (Wiest, 1977; Wiest et al., 1995). При сравнении по стандартной шкале психологической оценки оба исследования показали, что субъективные описания оргазма мужчин и женщин не отличаются друг от друга. Похожие результаты были получены в более раннем исследовании, в котором группа жюри, экспертов из 70 человек, не смогла отличить письменные описания оргазма, сделанные мужчинами и женщинами (Proctor et al., 1974).

Помимо вопроса о половых различиях в переживаниях оргазма очевидно, что существуют большие индивидуальные отличия в том, как люди, и мужчины и женщины, описывают оргазм. Во вставке «Субъективные описания оргазма» мы приводим несколько отчетов, отобранных из нашего архива, иллюстрирующих разнообразие этих описаний. Первое описание сделано женщиной, а второе — мужчиной. Последние три озаглавлены как отчеты А, Б и В и не содержат никаких конкретных указаний на пол человека, его написавшего. Вероятно, вам будет интересно самим догадаться, кто рассказывает о своих переживаниях — мужчина или женщина. Ответы следуют за общим резюме в конце главы.

Лики сексуальности. Субъективные описания оргазма

[В отчетах А, Б и В попытайтесь определить, кто испытуемый — мужчина или женщина. Ответ в конце вставки.]

Женщина. Когда я близка к оргазму, мое лицо становится очень горячим. Я закрываю глаза и открываю рот. Это ощущение концентрируется в клиторе, я чувствую, как будто раскаленные электрические провода пронизывают мой торс и ноги до самых стоп. Иногда мне кажется, что я хочу писать. Мое влагалище сокращается от 5 до 12 раз. Влагалище тяжелеет и набухает. Никакое другое чувство с этим не сравнится — это фантастично!

Мужчина. Во время оргазма вся энергия собирается в сердцевине моего тела. Затем внезапно происходит высвобождение этой энергии через пенис. Мое тело теплеет и цепенеет перед наступлением оргазма; затем оно постепенно расслабляется, и я чувствую полную безмятежность.

Отчет А. Это как «миндальная радость» (пирожные. — Прим. перев.), «неописуемо вкусно». Это ощущение разливается по всему телу — от макушки головы до кончиков стоп, и я чувствую сильную волну удовольствия. Она выводит меня за пределы моего человеческого «я» на другой уровень сознания, и при этом мои ощущения кажутся чисто физическими. Что за парадокс! Это как удары изнутри и снаружи. Мне это нравится просто потому, что это мое и только мое.

Отчет Б. Оргазм для меня как рай. Все мои напряжения и тревоги отпускают меня. Вы добираетесь до точки, откуда невозможно вернуться, и это похоже на неконтролируемое желание, заставляющее мир не стоять на месте. Мне кажется, что секс и оргазм — одни из величайших явлений, которые у нас есть на сегодняшний день. Для меня это величайший опыт.

Отчет В. Переживание оргазма — это время, которое существует только для меня одного (одной). Я не хочу исключать своего партнера, но это происходит так, как будто я ничего больше не слышу, и я чувствую настолько захватывающее освобождение, сопровождаемое таким сильным удовольствием, какое никогда больше не испытывал(а), занимаясь чем-либо еще.

Из авторских архивов

<Ответ на вопрос. А — мужчина; Б — женщина; В — женщина.>

И хотя физиология женского оргазменного реагирования может быть очерчена вполне четко, существуют еще, как в прошлом, так и в настоящем, некоторые спорные вопросы по этой теме, требующие обсуждения. В нашей культуре всегда преобладала неверная информация о женском оргазме. Как вы знаете из главы «Сексологические исследования: методы и проблемы», неправильно понятая теория Фрейда о двух видах оргазма, «вагинальном» в противовес «клиторальному», иногда оказывает сильное влияние на представления людей о сексуальном реагировании женщины. Фрейд считал, что вагинальный оргазм — более зрелая форма оргазма, чем клиторальный оргазм, и поэтому предпочтительнее. Физиологическую базу для этой теории составляла предпосылка о том, что клитор — это пенис в зачаточном состоянии. Это привело к выводу о том, что эротические ощущения, возбуждение и оргазм, получавшиеся в результате прямой стимуляции клитора, выражают «мужскую», а не «женскую» сексуальность, и поэтому нежелательны (Sherfey, 1972). Предполагалось, что в подростковом возрасте женщина должна переносить центр своих эротических переживаний с клитора на вагину. Если женщина самостоятельно не могла осуществить такое «перемещение», то иногда в таких случаях применялась психотерапия, чтобы помочь женщине достичь «вагинального» оргазма. К сожалению, эта теория привела к тому, что многие женщины стали ошибочно считать, что они сексуально неполноценны.

Наши современные знания в области эмбриологии позволили установить, что теория о том, что клитор — маскулинный орган, ошибочна, что видно уже на примере наших рассуждений в главе об особенностях процесса генитальной дифференциации. Говоря словами одного исследователя: «В настоящее время мы должны признать, что будет искажением фактов считать эротические ощущения, связанные с клитором, психопатологией, полагаясь на прежние представления о клиторе как о мужском органе» (Sherfey, 1972, р. 47). Было ли это искажением фактов или нет, но во времена Фрейда эта теория «транспортировки» эротического центра воспринималась настолько серьезно, что было даже рекомендовано хирургическим путем удалять клитор маленьким девочкам, занимавшимся мастурбацией, чтобы те позже могли достичь «вагинального» оргазма.

В нашей культуре хирургическое удаление клитора больше не проводится. Однако социальные условия, которые могут оказаться не менее эффективными, чем скальпель, не меняются: фрейдовское действующее представление о женском сексуальном здоровье у нас до сих пор находится в почете. Так, ситуация, когда женщина не хочет просить партнера стимулировать ее клитор мануально во время совокупления (или не хочет этого делать сама), служит типичным примером приобретенной веры в то, что она «должна» переживать оргазм от одной только вагинальной стимуляции. Тем не менее культурное воздействие может быть двояким. Женщина может изменить свои установки о сексуальных чувствах и поведении, если она воспользуется имеющимися знаниями и поддержкой терапевта.

В отличие от теории Фрейда в исследовании Мастерса и Джонсон делается предположение о том, что, выражаясь физиологически, существует только один вид оргазма у женщин, независимо от метода стимуляции. Интенсивность оргазма, однако, часто варьирует в зависимости от типа стимуляции.

Джозефин и Ирвинг Сингер оспорили представление Мастерса и Джонсон о том, что не существует физиологической базы для выделения разных типов женского оргазма (1972). Эти авторы утверждают, что помимо видимых физиологических различий важно учитывать эмоциональное удовлетворение при описании вариаций в оргазменном реагировании женщин. С учетом всех этих факторов Сингеры описали три типа женского оргазма: связанный с вульвой (внешний), маточный (внутренний) и смешанный. Эти исследователи полагают, что оргазм, относящийся к вульве, соответствует типу оргазменного реагирования, описанного Мастерсом и Джонсон, и может быть достигнут как путем мануальной стимуляции, так и в процессе коитуса. Этот тип оргазма сопровождается сокращением оргазменной платформы, и обычно за ним не следует рефрактерный период. Маточный оргазм, наоборот, возникает только в результате вагинального проникновения и характеризуется тем, что при нем женщина непроизвольно сдерживает дыхание по мере приближения оргазма и делает взрывной выдох во время самого оргазма. Сингеры считают, что оргазм этого типа дает ощущение глубокой релаксации и сексуального удовлетворения, и, как правило, за ним следует рефрактерный период. Наконец, данные авторы описали смешанный оргазм, то есть сочетание первых двух типов оргазма. Этот тип характеризуется двумя видами сокращений — сокращением оргазменной платформы и сдерживанием дыхания.

Когда концепция женского оргазма Сингеров впервые появилась в печати, многие профессионалы в области изучения сексуальности отнеслись к ней с большим недоверием. Кажущееся сходство «маточного оргазма» Сингеров и «вагинального оргазма» Фрейда объясняет некоторые опасения специалистов, которые боялись возрождения прежней теории Фрейда о превосходстве вагинального оргазма и более низком качестве клиторального оргазма. Тем не менее Сингеры не говорят о том, что какой-то вид оргазма лучше. Одна из основных проблем для любой теории вагинального эротического реагирования — это широко распространенное представление о том, что вагина нечувствительна к сексуальной стимуляции. Тем не менее эта идея подверглась критике, так как появились данные о возможности эротической чувствительности внутри влагалища (Lada, 1989; Whipple & Komisaruk, 1999). Так, в одном исследовании 48 испытуемым женщинам пальцами ритмично надавливали умеренно или сильно во всех областях стенок вагины. Более 90% женщин, стимулированных таким образом, сообщали, что чувствуют сильные эротические ощущения во влагалище, чаще всего на передней его стенке. Некоторые женщины отмечали наличие подобной чувствительности не только в одной области влагалища. Многие из этих женщин в результате подобной мануальной стимуляции влагалища даже смогли достичь оргазма (Alzate & Londono, 1984).

Пятно Графенберга

Ряд исследований показывает, что некоторые женщины могут испытывать оргазм и даже эякуляцию, когда у них активно стимулируется передняя стенка влагалища (Davidson et al., 1989; Whipple & Komisaruk, 1999; Zaviacic & Whipple, 1993). Эта эротически чувствительная область называется пятно Графенберга, или (G-пятно), в честь гинеколога Эрнеста Графенберга (1950), который 50 лет назад первым указал на особую значимость этой области для эротического возбуждения. Тем не менее еще свыше 100 лет назад было отмечено наличие железообразных структур в этой области (Skene, 1880). Предполагается, что до пятна Графенберга нельзя дотронуться кончиком одного пальца, это довольно обширная область, состоящая из нижней передней стенки вагины, лежащей под ней уретры и окружающих желез (Heath, 1984).

Пятно Графенберга можно определить с помощью «систематической пальпации всей передней стенки вагины между задней частью лобковой кости и шейкой. Обычно используются два пальца, и часто бывает необходимо глубоко нажимать на ткань, чтобы добраться до этого пятна» (Perry & Whipple, 1981, p. 29). Партнер женщины может провести такое исследование, как показано на рис. 4.9. Некоторые женщины в состоянии сами определить, где находится их G-пятно, с помощью собственного исследования.

Рис. 4.9. Размещение пятна Графенберга. Обычно используются два пальца и часто нужно глубоко нажать на передние стенки вагины, чтобы достичь пятна

Когда женщина или ее партнер начинают в первый раз искать подчас трудноуловимое G-пятно, партнеры должны опираться на ощущения, возникающие в результате мануальной стимуляции. Когда партнеры находят эту область, то женщины испытывают смешанные первичные ощущения; иногда это легкое чувство дискомфорта, краткое ощущение необходимости помочиться или просто приятное чувство. Через минуту или другую после стимуляции этого пятна женщина испытывает все более приятные ощущения, и стимулируемое место может заметно увеличиться в размере. Продолжительная стимуляция этой области может привести к оргазму, который, как правило, бывает весьма сильным. Мы приводим отчет 19-летней студентки колледжа, впервые испытавшей оргазм в результате стимуляции G-пятна.

«Раньше я никогда не испытывала оргазма, вероятно, из-за того, что меня учили, что мастурбация — это грех. После того как на занятиях я услышала о пятне G, я решила попробовать и найти его в моем теле. Я включила свою любимую музыку и села перед зеркалом, висевшим на двери. Раньше я никогда не рассматривала свои гениталии. Я сидела и наблюдала за ними и увидела, как реагирует каждая часть на прикосновение. После такого эксперимента я попыталась найти мое G-пятно. Ощущение сначала было странным, как будто мне срочно надо пописать. Через некоторое время мне показалось, будто во мне нарастает необычайная сила, а затем я почувствовала сильное высвобождение. Я сильно удивилась и взволновалась. Я подумала, что со мной что-то не в порядке.» (Из авторских архивов)

Вероятно, самое удивительное в оргазме, вызванном стимуляцией области G-пятна, это то, что он иногда сопровождается эякуляцией жидкости из входа в уретру. Исследование показывает, что источником этой жидкости может быть «женская предстательная железа». Жидкость из этой системы поступает по протокам непосредственно в уретру. У некоторых женщин оргазм в области пятна Графенберга приводит к тому, что жидкость проходит сквозь эти протоки и выходит из уретры. Если учесть, что ткани в области G-пятна гомологичны мужской простате, мы могли бы предположить, что у женщин эякуляция похожа на простатический компонент мужской семенной жидкости (Zaviacic & Whipple, 1993). Это предположение подтверждается в исследовании, когда проводился химический анализ образцов женской эякуляции, и оказалось, что они содержат высокий уровень энзимов, простатической фосфатазы, а это характерный простатический элемент мужской спермы (Addiego et al., 1981; Belzer et al., 1984). Некоторые женщины сообщают, что у этой жидкости запах слегка напоминает сперму. Тем не менее, как указывается в других исследованиях, жидкость, выделяемая женщинами во время эякуляции, химически больше похожа на мочу, чем на мужскую сперму (Alzate, 1990; Goldberg et al., 1983).

Хотя уже достоверно известно о существовании оргазмов в области пятна Графенберга, которые иногда сопровождаются эякуляцией, наше понимание этого феномена все же далеко не полно. Например, насколько повсеместны такие реакции? (Опрос 2350 работающих женщин Америки и Канады показал, что 40% респонденток иногда испытывали эякуляцию с выделением жидкости в момент оргазма (Darling et al., 1990).) Существует ли связь между стимуляцией пятна G и маточным оргазмом, описанным Сингерами? Гомологична ли область Графенберга у женщин простате у мужчин? Очевидно, что для того чтобы получить исчерпывающие ответы на эти и другие вопросы, потребуются дальнейшие исследования. Тем временем мы призываем женщин и их партнеров, желающих проверить эту интригующую информацию в отношении занятий сексом, предпринять собственное исследование. Все же мы считаем, что было бы саморазрушением рассматривать оргазм в области пятна Графенберга как новое сексуальное достижение и опрометчиво постоянно к нему стремиться. Было бы неоправданно, если после каждой переоценки некоторых наших представлений о женском оргазме мы бы начинали приписывать эмоциональное или физиологическое превосходство тому или иному паттерну оргазма.

<Задайте себе вопрос. Как бы вы описали ваш оргазм? Как в зависимости от типа стимуляции, применяющейся для достижения оргазма, варьирует его интенсивность?>

Фаза разрешения

Во время последней фазы цикла сексуального реагирования, фазы разрешения (resolution phase), сексуальная система организма возвращается в невозбужденное состояние. Если нет дополнительной стимуляции, то фаза разрешения наступает сразу же после оргазма. Некоторые изменения в организме человека и возвращение к невозбужденному состоянию происходят очень быстро, другие же — медленно. На рис. 4.5-4.8 изображены основные физиологические изменения, связанные с фазой разрешения.

Фаза разрешения (resolution phase). Четвертая фаза цикла сексуального реагирования, по определению Мастерса и Джонсон, во время которой половая система организма возвращается в невозбужденное состояние.

Ниже мы приводим самоотчеты, показывающие, как отличаются ощущения людей после оргазма. Первые два описывают переживания женщин, третий — переживания мужчины.

«После того как я получаю удовлетворение от секса с мужем, мне хочется, чтобы он обнимал меня, так как мне кажется, что наш союз от этого будет полным и законченным. Иногда мне нравится говорить, а иногда мне просто нравится прикасаться к нему и самой чувствовать все его тело своим телом.» (Из авторских архивов)

«После оргазма я чувствую себя очень расслабленной. Мое настроение в такой ситуации может варьировать — иногда я хочу начать все сначала, в другой раз я готова вскочить с места и начать заниматься какими-нибудь делами, а иногда мне просто хочется спать.» (Из авторских архивов)

«После оргазма я чувствую себя расслабленным и обычно очень довольным. Иногда мне хочется спать, а иногда нравится прикасаться к партнерше, если она этого хочет. Мне нравится обнимать ее и просто быть рядом.» (Из авторских архивов)

Эти субъективные сообщения очень похожи. Но есть одно существенное различие в реакции мужчин и женщин во время этой фазы — их физиологическая готовность к дальнейшей сексуальной стимуляции. После оргазма у мужчины, как правило, наступает рефрактерный период (refractory period) — в этот период никакая дополнительная стимуляция не сможет привести мужчину к оргазму. Этот период может занимать от нескольких минут до нескольких дней, в зависимости от разных факторов, таких как возраст, частота предыдущей сексуальной активности, степень эмоциональной близости и сексуальное желание к партнерше. У женщин, в отличие от мужчин, нет рефрактерного периода: они физиологически способны вернуться к еще одному пику оргазма в любой момент фазы разрешения. Тем не менее женщина не всегда испытывает желание сделать это. В последних двух разделах этой главы мы поговорим о том, как влияет процесс старения на сексуальное возбуждение и реагирование, и затем рассмотрим несколько различий между паттернами сексуального реагирования у мужчин и женщин.

Рефрактерный период (refractory period). Период времени после оргазма у мужчины, в течение которого мужчина не может испытать еще один оргазм.

Старение и цикл сексуального реагирования

По мере того как люди становятся старше, они замечают изменения в характере своего сексуального возбуждения и паттернах реакции. В этом разделе мы коротко расскажем о самых общих изменениях в цикле сексуального реагирования у пожилых женщин и мужчин.

Цикл сексуального реагирования у пожилых женщин

В целом у пожилых женщин такие же циклы сексуального реагирования, как и у молодых, но они менее интенсивны (Masters & Johnson, 1966; Segraves & Segraves, 1995).

Фаза возбуждения

Первая физиологическая реакция на сексуальное возбуждение, вагинальная смазка, у пожилых женщин образуется медленнее. Ее образование наблюдается не через 10-30 секунд, как у молодых женщин, а через несколько минут и даже позже. В большинстве случаев у женщин с возрастом выделяется менее обильная смазка. Исследование, проведенное с помощью вагинального фотоплетизмографа [Плетизмограф — прибор для измерения и записи изменений объема части органа, органа в целом или всего тела. — Прим. перев.], показало, что у женщин после менопаузы прилив крови к влагалищу во время сексуального возбуждения меньше, чем у женщин до периода менопаузы. Тем не менее женщины в обеих группах сообщали, что у них наблюдается схожий уровень сексуальной активности и получаемого удовольствия. Таким образом, это указывает на то, что несмотря на понижение прилива крови с возрастом у женщин этот уровень все же остается достаточным для нормального сексуального функционирования (Morrell et al., 1984).

Снижение циркуляции эстрогена также вносит изменения в ткани уретры и влагалища. Ткань уретры может с возрастом утратить тонус и стать более сухой, часто это приводит к инфекциям мочеполового тракта и недержанию мочи при чихании, кашле, занятиях физкультурой или сексом (Capewell et al., 1992). Слой вагинальной слизистой истончается и приобретает более светлый розовый оттенок. Влагалище становится меньше по длине и ширине, так что внутренняя часть влагалища во время сексуального возбуждения расширяется хуже.

Когда смазка уменьшается в очень значительной степени, а влагалище во время сексуального реагирования расширяется гораздо меньше, то женщины во время полового акта иногда могут испытывать дискомфорт или даже боль (Mansfield et al., 1995). В добавление к этому некоторые женщины сообщают об уменьшении сексуального желания и сензитивности клитора, что препятствует сексуальному возбуждению. Терапия с гормональным восстановлением и специальные вагинальные либриканты помогают избавиться от этих симптомов.

Фаза плато

Во время фазы плато формируется вагинальная оргазменная платформа и поднимается матка. У женщины в период после менопаузы эти изменения проявляются несколько слабее, чем в период до менопаузы (Masters & Johnson, 1966).

Фаза оргазма

При оргазме сокращения оргазменной платформы и матки также продолжают происходить, хотя число этих сокращений у пожилых женщин обычно снижается. У некоторых женщин в период после менопаузы маточные сокращения при оргазме могут быть болезненными. Некоторые женщины в исследовании Мастерса и Джонсон и в пожилом возрасте продолжают испытывать множественные оргазмы. Тем не менее одна треть всех женщин в еще одном исследовании сообщили, что они гораздо реже испытывают оргазм, а иногда не испытывают его вовсе (Sarrell, 1988).

Для пожилых женщин оргазм, однако, имеет большое значение в сексе. Один опрос (Starr & Weiner, 1981) показал, что 69% женщин в возрасте от 60 до 91 года назвали «оргазм» первым в списке при ответе на вопрос «Что вы считаете хорошим сексуальным опытом?». И всего 17% женщин назвали «совокупление», когда отвечали на этот вопрос. Кроме того, когда женщины отвечали на вопрос «Что в половом акте для вас наиболее значимо?», то чаще всего называли «оргазм». 65% женщин сообщили, что оргазм они испытывают с той же частотой, что и в молодости.

Фаза разрешения

Фаза разрешения у женщин в период после менопаузы обычно наступает быстрее. Вскоре после оргазма половые губы приобретают прежний цвет, влагалище сужается, оргазменная платформа исчезает и клитор перестает быть втянутым под колпачок. Вероятнее всего, это объясняется тем, что снижается общий прилив крови к тазу во время фазы возбуждения.

В целом на женскую сексуальность старение оказывает самое различное воздействие. Большинство женщин сталкиваются с незначительными изменениями, а у других существенно теряется интерес к сексу, они реже испытывают возбуждение и оргазм. Активная сексуальная жизнь помогает женщине поддержать здоровое состояние влагалища, а заинтересованный и активный партнер, а также и хорошее взаимодействие в паре способствуют формированию сексуальных отношений, доставляющих пожилой женщине истинное удовольствие. Гормональная восстанавливающая терапия, как мы уже знаем из предшествующей дискуссии на эту тему, может также решить многие проблемы, препятствующие полноценному и радостному сексуальному реагированию.

Цикл сексуального реагирования у пожилых мужчин

У пожилых мужчин обычно меняется интенсивность цикла реагирования и продолжительность сексуальной реакции (Masters & Johnson, 1966; Segraves & Segraves, 1995).

Фаза возбуждения

В юности многие мужчины могут чувствовать эрекцию уже за нескольких секунд. В процессе старения эта способность обычно изменяется. В пожилом возрасте мужчине для достижения эрекции может потребоваться вместо 8-10 секунд несколько минут эффективной стимуляции. Также желательной или необходимой может быть более непосредственная физическая стимуляция, такая как, например, ласка руками или оральная стимуляция. Такое снижение уровня реагирования иногда вызывает у мужчин чувство тревоги и даже стимулирует у некоторых из них страх импотенции:

«Наверное, наслоение каких-то мелочей в конце концов заставило меня осознать, что мне теперь требуется больше времени для достижения эрекции. Так, я мог ложиться спать с очень желанной женщиной и чувствовать при этом, что совершенно бессилен. Я понял также, что поцелуев и объятий мне часто уже недостаточно, чтобы завестись. Сначала меня шокировало это открытие, я подумал, что, вероятно, я теряю свою потенцию. Однако врач дал мне хороший совет и убедил, что хотя некоторые вещи могут происходить и немного медленнее, я все же по-прежнему продолжаю нормально функционировать.» (Из авторских архивов)

К счастью, этот мужчина получил хороший совет. Большинство же мужчин сохраняют свою способность к эрекции на протяжении всей жизни. Когда мужчина и его партнерша понимают, что замедление скорости эрекции — это нормально, то изменившийся паттерн их сексуальности влияет совсем мало или вообще не оказывает никакого воздействия на радость от выражения сексуальных чувств между ними.

Тем не менее некоторые мужчины, опасающиеся, что в конце концов утратят способность к эрекции, так тревожатся, что их страхи в итоге становятся реальностью. Для некоторых мужчин излишняя озабоченность эрекцией ведет к тому, что они вообще перестают быть сексуально активными (Friedan, 1993). Другие вполне реальные осложнения сексуального реагирования могут быть связаны с проблемами здоровья: сердечные заболевания, высокое кровяное давление, диабет и сопутствующее этому лечение медикаментами тоже иногда мешают эрекции (Fedman et al., 1994).

Фаза плато

Мужчины в преклонном возрасте чувствуют менее сильное мышечное напряжение, миотонию (myotonia) во время фазы плато, чем тогда, когда они были моложе. Яички у них могут не подниматься так близко к промежности. Полная эрекция пениса часто достигается только в конце фазы плато, перед самым оргазмом. Эти изменения приводят, в частности, к тому, что пожилые мужчины чаще в состоянии сохранять фазу плато гораздо дольше, чем более молодые, а это может существенно усилить удовольствие. Многим мужчинам и их партнершам нравится эта новая возможность продлевать совокупление, что позволяет им, помимо эякуляции, наслаждаться другими ощущениям во время секса. Когда пожилой мужчина вступает в половой акт, то его партнерша может по достоинству оценить способности мужчины контролировать эякуляцию.

Фаза оргазма

Большинство стареющих мужчин могут продолжать испытывать большое удовольствие от оргазменных реакций. Фактически, около 73% мужчин пожилого возраста в одном исследовании сообщили, что оргазм «имеет очень большое значение» для их сексуальных переживаний (Starr & Weiner, 1981). Тем не менее мужчины обращают внимание на то, что интенсивность оргазма снижается. Часто у пожилых мужчин отсутствует ощущение неизбежности оргазма, а это соответствует фазе эмиссии в эякуляции. Количество мышечных сокращений в фазе экспульсии, как правило, уменьшается, и сама эякуляция делается более слабой. Сперма обычно становится менее обильной и более жидкой по консистенции.

Фаза разрешения

Разрешение у пожилых мужчин обычно наступает быстрее. Пожилые мужчины по сравнению с мужчинами молодого возраста быстрее утрачивают эрекцию. Яички у пожилых мужчин опускаются сразу же после эякуляции.

Хотя в период старения разрешение осуществляется быстрее, рефрактерный период между оргазмом и следующей фазой возбуждения с возрастом постепенно удлиняется. Мужчины могут начать обращать на это внимание после 30-40 лет. Часто к 60 годам рефрактерный период может длиться в течение нескольких часов или даже дней.

Некоторые половые различия в сексуальном реагировании

Все больше и больше авторов подчеркивают базовое сходство в сексуальном реагировании у мужчин и женщин. Мы видим, что эта позитивная тенденция начинает уводить нас от некогда популярного представления о том, что между полами существуют очень большие отличия. Такое представление, без сомнения, помогло создать большой рынок для многочисленных «любовных руководств», которые были созданы для информирования читателей о мистических тайнах и сложной природе «противоположного пола». Теперь мы знаем, что можем многое узнать о наших партнерах, если будем тщательно наблюдать за своими собственными сексуальными паттернами. Тем не менее существует несколько подлинных и важных первостепенных отличий. На следующих страницах мы вкратце перечислим их и поговорим о некоторых из них подробнее.

Вариативность в цикле женского сексуального реагирования

Основное различие между полами — это диапазон индивидуальных вариаций в циклах сексуального реагирования. Хотя на рис. 4.3 и 4.4 не отражаются индивидуальные отличия, все же эти диаграммы дают понять, что женское сексуальное реагирование более разнообразно. В мужском реагировании выделяется лишь один паттерн, а в женском — три.

В графике женского реагирования паттерн сексуальной реакции, представленный линией A, очень похож на мужской паттерн. Но от мужского паттерна он отличается тем, что у женщина может испытать дополнительные оргазмы и ее возбуждение при этом не будет опускаться ниже уровня плато. Линия B отражает совершенно иной паттерн женского реагирования: это ровное продвижение от фазы возбуждения к фазе плато, когда реагирующая женщина некоторое время не испытывает оргазма. Последующая фаза разрешения более продолжительная. Линия C показывает быстрый рост возбуждения, за которым следует сильный оргазм и быстрое разрешение.

Но хотя и представляется, что у женщин паттерны реагирования часто более разнообразны, чем у мужчин, это не означает, что все мужчины переживают свой цикл реагирования абсолютно одинаково. У мужчин наблюдается значительное отклонение от стандарта Мастерса и Джонсон. У мужчин может наблюдаться несколько слабых оргазменных пиков, за которыми следует эякуляция, длительные сокращения таза после выталкивания спермы, а также бывают и длительные периоды интенсивного возбуждения вплоть до эякуляции, что напоминает один продолжительный оргазм (Zilbergeld, 1978). Другими словами, нет единственного паттерна сексуального реагирования и нет «правильного» пути. Все паттерны и вариации, в том числе различные реакции человека на сексуальные стимулы в разное время и в разной ситуации, совершенно нормальны.

Рефрактерный период у мужчин

Одним из самых значительных различий в сексуальной реакции полов является наличие рефрактерного периода в мужском цикле реагирования. Мужчинам обычно нужен какой-то минимум времени после оргазма, прежде чем они почувствуют еще один пик. Большинство женщин не испытывают такой физиологически обусловленной «фазы остановки».

В литературе есть много дискуссий о том, почему только у мужчин есть рефрактерный период. Кажется правдоподобным существование какого-то кратковременного неврологического сдерживающего механизма, который приводится в действие в результате эякуляции. Трое британских ученых провели интересное исследование, которое показало правильность такого мнения (Barfield et al., 1975). Эти исследования доказывают, что некоторые последовательности химических реакций между средней частью мозга и гипоталамусом, участвующие, как было выявлено ранее, в регуляции сна, связаны и с тормозящим эффектом после оргазма у мужчин. Чтобы проверить эту гипотезу, ученые провели опыты на крысах и уничтожили у них участок вентральной медиальной петли (ventral medial lemniscus) в их химической цепи. Для сравнения ученые хирургически удалили три другие области в гипоталамусе и в средней части мозга у разных крыс. Последующие наблюдения за сексуальным поведением испытуемых крыс показали, что удаление вентральной медиальной петли оказывает очень сильное влияние на рефрактерный период, сокращая его продолжительность в два раза.

Еще одно исследование на крысах предоставило более детальные данные о том, что мозг участвует в формировании рефрактерного периода у мужчин. В двух исследованиях у крыс были уничтожены большие области под гипоталамусом, что привело к учащению эякуляций у испытуемых животных (Heimer & Larsson, 1964; Lisk, 1966). Еще одно исследование показало, что электрическая стимуляция задней части гипоталамуса может резко уменьшить у крыс интервалы между копуляциями (Caggiula, 1970).

Некоторые специалисты полагают, что ответ на загадку рефрактерного периода кроется в потере семенной жидкости во время оргазма. Но большинство исследователей скептически отнеслись к этой идее, потому что неизвестно, какая субстанция в выделяемом семени может рассматриваться как утечка энергии или как заметное понижение гормонального уровня либо какие-либо другие биохимические объяснения.

Еще одно исследование предполагает, что рефрактерный период у мужчин объясняется эволюцией и ее целями, поскольку конечная цель выживания видов наиболее эффективно достигается, если мужчины испытывают «остановку» после оргазма; а женщины нет. В соответствии с этой теорией женщины получают преимущество и могут продолжать совокупляться не с одним мужчиной. Такая практика увеличивает количество спермы в репродуктивном тракте женщины, и вероятность беременности повышается. Дополнительное количество спермы также ведет к тому, что активно происходит естественный отбор наиболее приспособленных особей (наиболее быстрых пловцов, долгожителей и т. д.). Доказательства в пользу этой теории слабы, однако сам тезис, тем не менее, провокационный. Какие бы ни были причины, рефрактерный период распространен не только у человеческих представителей мужского пола, но и у самцов буквально всех видов, о которых у нас имеются данные, в том числе у крыс, собак и шимпанзе.

Множественные оргазмы

Различия между полами возникают еще и в третьей области паттернов сексуального реагирования: в способности испытывать множественные оргазмы (multiple orgasms). Выражаясь техническим языком, термин множественные оргазмы определяет переживание нескольких оргазмов за короткий период времени.

Множественные оргазмы (multiple orgasms). Переживание более чем одного оргазма за короткий период времени.

Хотя у исследователей есть разные мнения о том, какой именно опыт можно считать опытом множественного оргазма, для наших целей мы можем сказать, что если у мужчины или женщины наблюдается два и более сексуальных пика за короткий период времени, то этот человек испытывает множественный оргазм. Тем не менее существует отличие между мужчинами и женщинами, которое данным определением часто затемняется. Для женщины вполне обычно испытывать несколько оргазмов подряд, которые отделены во времени очень короткими интервалами (подчас всего лишь секундами). А вот мужские оргазмы, наоборот, как правило, более разделены во времени.

Какое количество женщин обычно испытывает множественные оргазмы? Кинси (1953) указывал, что приблизительно 14% в его выборке испытуемых женщин обычно переживали множественные оргазмы. В результате опроса читателей журнала «Психология сегодня», проведенного в 1970 году, была выявлена цифра 16% (Athanasiou et al., 1970). Обзоры данных о наших собственных студентах за несколько лет показали, что приблизительно такой же процент женщин испытывает больше одного оргазма во время одного совокупления.

На первый взгляд может показаться, что только ограниченное число женщин обладает способностью испытывать множественные оргазмы. Тем не менее исследования Мастерса и Джонсон показали, что это предположение ошибочно:

«Если способная испытывать регулярные оргазмы женщина соответствующим образом стимулируется в течение короткого периода времени после первого оргазма, она чаще всего может испытать второй, третий, четвертый и даже пятый и шестой оргазмы, прежде чем полностью насытится. В отличие от мужчин, которые, как правило, не в состоянии испытывать больше одного оргазма за короткий период времени, многие женщины, особенно когда стимулируют их клитор, могут регулярно испытывать по пять или шесть полноценных оргазмов в течение всего нескольких минут» (1961, р. 792).

Итак, оказывается, что большинство женщин способны испытывать множественные оргазмы, но, по-видимому, только незначительное число женщин испытывают их на самом деле. Почему существует такой разрыв между способностями и действительным опытом? Ответ заключается в источнике стимуляции. Отчет Кинси, опрос, проведенный журналом «Психология сегодня» и наши собственные опросы студентов, упоминаемые ранее, основаны на данных по показателям оргазма во время пенисно-вагинального совокупления. По ряду причин, в том числе и из-за склонности мужчин останавливаться после собственного оргазма, женщины редко продолжают коитус после первоначального оргазма. Зато, как продемонстрировали некоторые исследователи, мастурбирующие женщины или женщины, находящиеся в сексуальной связи с другими женщинами, гораздо чаще после достижения первоначального оргазма продолжают совокупление или стимуляцию вплоть до получения дополнительных оргазмов (Athanasiou et al., 1970; Masters & Johnson, 1966).

Проводя данную дискуссию, мы вовсе не подразумеваем то, что все женщины должны обязательно испытывать множественные оргазмы. Наоборот, многие женщины могут предпочитать такой сексуальный опыт, когда они переживают один оргазм или вообще не испытывают оргазма. Данные о способностях женщин к множественным оргазмам не нужно интерпретировать таким образом, что женщины «должны» так реагировать. Это может привести к формированию нового непререкаемого сексуального стандарта. Следующие цитаты иллюстрируют тенденцию устанавливать такие стандарты:

«Когда я росла, то считалось, что любая молодая незамужняя женщина, которая получала удовольствие от секса и активно искала сексуальных приключений, — распущенная женщина или женщина с психическими отклонениями. Теперь мне говорят, что я должна испытывать несколько оргазмов каждый раз, когда я занимаюсь любовью, чтобы считаться «нормальной». Как сильно изменились наши представления о нормальном и здоровом — когда мы из пуританских, незаинтересованных людей должны превратиться в невероятное создание, которое несколько раз кончает по сигналу.» (Из авторских архивов)

«Иногда мужчины спрашивают меня, почему я кончаю только один раз. Как будто они хотят, чтобы я это делала для них. По правде говоря, одного оргазма мне вполне достаточно для удовлетворения. Иногда мне приятно, что меня даже не волнует, достигну я оргазма или нет. Все эти акцентирования достижений множественных оргазмов меня действительно охлаждают и вызывают отвращение.» (Из авторских архивов)

Как уже отмечалось раньше, у мужчин множественные оргазмы бывают значительно реже. Множественные оргазмы чаще всего наблюдаются у очень молодых мужчин, а с возрастом частота оргазмов у мужчин снижается. Уже мужчины — студенты колледжа редко испытывают больше одного оргазма во время сексуального совокупления. Тем не менее Алекс Комфорт (Comfort, 1972) утверждает (и мы согласны с этим мнением), что большинство мужчин, вероятно, гораздо более способны на множественные оргазмы, чем они себе это представляют. Многие мужчины на протяжении нескольких лет мастурбации приучились кончать как можно быстрее, чтобы их не заметили. Такой психологический настрой вряд ли поощряет подростка продолжать экспериментирование после наступления первого оргазма. В процессе последующих экспериментов, однако, многие мужчины могут сделать открытия, подобные описанному в приведенном ниже размышлении, принадлежащем мужчине средних лет:

«Мне никогда не приходило в голову, что я могу заниматься любовью после оргазма. В течение 30 лет моей жизни я всегда считал оргазм сигналом окончания полового акта. Наверное, я реагировал так по всем причинам, которые вы указывали на наших занятиях, и еще нескольким, о которых вы ничего не сказали. В тот вечер, когда вы рассказывали о рефрактерном периоде, моя жена пришла вместе со мной. По дороге домой мы обсуждали эту тему, и на следующий день решили поэкспериментировать. Ну, скажу я вам, я был так зол на себя, когда понял, что за все эти годы потерял столько действительно замечательного. Я обнаружил, что могу испытывать больше чем один оргазм за раз, и хотя мне требуется много времени, чтобы снова возбудиться, сам путь к достижению этого состояния доставляет мне огромное удовольствие. Моей жене это тоже нравится!» (Из авторских архивов)

Существуют также данные о том, что некоторые мужчины действительно в состоянии испытывать несколько оргазмов за очень короткий период времени. В одном исследовании 13 мужчин указали, что они могут испытывать ряд оргазмов до эякуляции перед финальным оргазмом с эякуляцией. Большинство этих мужчин указывали, что они испытывают от 3 до 10 оргазмов во время одного занятия сексом. К сожалению, только одного из этих 13 мужчин изучали в лаборатории и его заявления подтвердились физиологическими данными. По-видимому, разгадка этих множественных реакций состояла в том, что эти мужчины имели способность сдерживать эякуляцию, поскольку их окончательный оргазм в серии оргазмов сопровождался эякуляцией и приводил к рефрактерному периоду (Robbins & Jensen, 1978).

Совсем недавно ученые Мэриан Данн и Ян Трост сообщили о результатах интервью с 21 мужчинами в возрасте от 25 до 69 лет, которые утверждали, что они обычно, хотя и не всегда, испытывали множественные оргазмы. В научных целях ученые определили эти множественные оргазмы у мужчин как «два или более оргазма с эякуляцией или без эякуляции либо только с очень ограниченной детумесенцией (detumesence) (потерей эрекции) во время одного полового акта» (1989, р. 379). Сексуальные паттерны испытуемых варьировали. Некоторые мужчины испытывали эякуляцию после первого оргазма, за которым следовали более «сухие» оргазмы. Остальные мужчины сообщали, что они испытывали несколько оргазмов без эякуляции, после которых наступал окончательный оргазм с эякуляцией. А другие мужчины указывали, что их оргазм представлял какой-то вариант этих двух.

Наконец, как показало одно недавнее исследование, задокументированное в лабораторных условиях, один 35-летний мужчина испытал 6 оргазмов, каждый из которых сопровождался эякуляцией, с интервалом в 36 минут между первым и последним оргазмом (Whipple et al., 1998). Участник этого исследования сообщил также, что он испытывал такие множественные оргазмы с эякуляцией с 15 лет.

Эти исследования дают нам множество доказательств того, что некоторые мужчины действительно переживают несколько оргазмов. Если эти данные в конечном итоге подтвердятся и если все больше мужчин узнают о своей способности испытывать множественные оргазмы, то будущие опросы, вероятно, смогут выявить то, что процент мужчин, испытывающих более одного оргазма в течение одного занятия сексом, в отличие от нынешних представлений, приблизится к таким же данным о женщинах.

Вовсе не обязательно, что занятия любовью всегда должны заканчиваться эякуляцией. Многие мужчины могут находить удовольствие в продолжении сексуальной деятельности после оргазма:

«В сексе для меня самое лучшее — это снова заняться любовью после первого оргазма. Мне достаточно легко снова достичь эрекции, хотя я редко повторно испытываю оргазм во время одного и того же полового акта. Во второй раз я могу полностью сконцентрироваться на реакциях партнера и не отвлекаться на собственное все возрастающее возбуждение. Темп второй части обычно неторопливый и расслабленный, и психологически для меня все это очень воодушевляюще.» (Из авторских архивов)

Итак, множественные оргазмы следует рассматривать не в качестве конечной цели, к которой надо стремиться во что бы то ни стало, а скорее как область для новых исследований. Если мужчины и женщины спокойно и без напряжения воспользуются этой открывающейся перед ними возможностью, то они смогут более полно раскрыть свой сексуальный потенциал.

<Вопрос для критического размышления. В целом оказывается, что у женщин больше возможностей достичь оргазма, испытывать оргазм в результате разных способов стимуляции, но и вместе с тем больше проблем с достижением оргазма, чем у мужчин. Какими бы факторами вы могли объяснить такую вариацию в паттерне женского оргазменного реагирования?>

Резюме главы

Роль гормонов в сексуальном возбуждении

— Оба пола вырабатывают так называемые мужские половые гормоны и женские половые гормоны. У мужчин яички вырабатывают около 95% всех андрогенов и некоторое количество эстрогенов. В женских яичниках и надпочечниках производится приблизительно равное количество андрогенов, а эстрогены в основном вырабатываются в яичниках.

— Доминирующий андроген в обоих полах — тестостерон. Организм мужчины обычно производит в 20-40 раз больше тестостерона, чем организм женщин, но клетки женского тела более чувствительны к тестостерону, чем у мужчин.

— Хотя трудно разграничить влияние сексуальных гормонов и психологических процессов на сексуальное возбуждение, исследование однозначно говорит о том, что тестостерон играет решающую роль в поддержании сексуального желания у представителей обоего пола.

— Основной симптом недостатка тестостерона у обоих полов — это снижение обычного уровня сексуального желания. От этого симптома можно избавиться при помощи терапии с восстановлением тестостерона. Тем не менее увеличение уровня тестостерона выше нормы может оказывать пагубный эффект на оба пола.

Мозг и сексуальное возбуждение

— Мозг играет важную роль в сексуальном возбуждении человека, так как он является посредником между нашими мыслями, эмоциями, воспоминаниями и фантазиями.

— Есть данные о том, что стимуляция и хирургическое изменение различных областей мозга взаимосвязаны с сексуальным возбуждением у людей и животных.

— Лимбическая система, в частности гипоталамус, играет важную роль в сексуальном функционировании.

Органы чувств и сексуальное возбуждение

— Тактильные ощущения доминируют над другими типами ощущений в стимулировании сексуального возбуждения человека. Места на теле, высоко чувствительные к тактильному удовольствию, называются эрогенными зонами. Основные эрогенные зоны — это области с сильной концентрацией нервных окончаний; вторичные эрогенные зоны — это остальные части тела, приобретающие эротическое значение в результате сексуальной обусловленности.

— Зрение играет второстепенную роль по сравнению с осязанием в формировании стимулов, которые большинство людей считают сексуально возбуждающими. Недавние исследования показывают, что женщины с такой же силой, как и мужчины, реагируют на визуальные эротические стимулы.

— Еще предстоит провести дополнительное исследование, которое с достаточной ясностью покажет, играют или нет вкус и запах биологически заданную роль в сексуальном возбуждении человека. Однако наш индивидуальный опыт позволяет отдельным ощущениям запаха и вкуса приобретать эротическое значение. Тем не менее одержимость нашей культуры идеей «личной гигиены» приводит к тенденции скрывать естественные запахи или вкусы, связанные с сексуальной активностью.

— Исследования на животных (исключая человека) помогли обнаружить различные феромоны (сексуальные запахи), ассоциирующиеся с репродуктивной сексуальной активностью.

— Недавние исследования также показывают интригующие, но не окончательные данные о том, что люди тоже могут вырабатывать феромоны, действующие как сексуальные аттрактанты.

— Некоторые люди считают, что звуки во время полового акта сильно возбуждают, а другие предпочитают, чтобы их партнеры молчали во время любовной игры. Кроме того, общение во время совокупления может быть не только сексуально стимулирующим, но и очень информативным.

Роль афродизиаков и анафродизиаков в сексуальном возбуждении

— Нет точных данных о том, что какое-либо вещество, которое мы едим, пьем или вводим в виде инъекций, обладает подлинными качествами афродизиака.

— Известно, что некоторые вещества затормаживают сексуальное поведение. Эти анафродизиаки включают наркотики и медикаменты, такие как, например, опиаты, транквилизаторы, гипотензивные средства, антидепрессанты, антипсихотики, никотин, противозачаточные таблетки и седативные средства.

Сексуальное реагирование

— Модель сексуального реагирования Каплан включает три стадии: желание, возбуждение и оргазм. Эта модель отличается тем, что включает желание как отдельную стадию цикла сексуального реагирования, помимо генитальных изменений.

— Мастерс и Джонсон описывают четыре фазы паттернов сексуального реагирования как у женщин, так и у мужчин: возбуждение, плато, оргазм и разрешение.

— Во время возбуждения у представителей обоего пола повышается миотония (мышечное напряжение), сердцебиение и кровяное давление. Сексуальное покраснение и эрекция сосков особенно часто возникает у женщин. У женщин во время сексуального реагирования увеличиваются клитор, половые губы и вагина (где образуется вагинальная смазка), матка поднимается и увеличивается, грудь также увеличивается. У мужчин происходит эрекция пениса, увеличиваются и поднимаются яички и иногда наблюдаются выделения из куперовой железы.

— На фазе плато происходит резкое увеличение миотонии, гипервентиляции, учащается сердцебиение и повышается кровяное давление. У женщин клитор исчезает под колпачком, малые губы приобретают более интенсивный цвет, в вагине образуется оргазменная платформа, матка полностью поднимается, а околососковые кружки набухают. У мужчин венец головки полового члена наливается кровью, яички полностью поднимаются и увеличиваются и куперовы железы становятся активными.

— Оргазм характеризуется непроизвольными мышечными спазмами во всем теле. Кровяное давление, частота сердцебиения и дыхания достигают максимума. У женщин оргазм длится чуть дольше. Мужской оргазм обычно проходит две стадии — эмиссию и экспульсию. Трудно найти отличия между субъективными описаниями мужского и женского оргазмов.

— Мастерс и Джонсон считают, что у женщин есть только один вид физиологического оргазма независимо от метода стимуляции. Джозефин и Ирвинг Сингер полагают, в противовес этому утверждению, что женщины могут испытывать три различных вида оргазма.

— Некоторые женщины способны переживать оргазм и даже эякуляцию, если у них активно стимулируется пятно Графенберга — область вдоль передней стенки вагины.

— Во время фазы разрешения сексуальная система организма возвращается в невозбужденное состояние. Этот процесс может занимать несколько часов, в зависимости от ряда сопутствующих факторов. Потеря эрекции происходит в две стадии, первая стадия заканчивается быстро, а вторая — более протяженная.

Старение и цикл сексуального реагирования

— По мере того как женщины и мужчины стареют, они замечают изменения в своих паттернах сексуального возбуждения и реагирования. И у мужчин и у женщин все фазы цикла реагирования остаются прежними, но их интенсивность несколько ослабевает.

— Для женщины пожилого возраста обычно требуется больше времени, чтобы в ее влагалище образовалась смазка. У пожилых женщин в цикле сексуального реагирования также отмечается меньшее увеличение влагалища, уменьшение интенсивности оргазма и более быстрая фаза разрешения.

— Иногда у пожилых женщин может наблюдаться снижение сексуального желания, понижение чувствительности клитора и/или способности испытывать оргазм.

— Пожилым мужчинам обычно требуется больше времени, чтобы достичь эрекции и оргазма. Однако и мужчине и его партнерше может доставить удовольствие возросшая способность мужчины зрелого возраста контролировать эякуляцию.

— Цикл сексуального реагирования у пожилых мужчин также характеризуется тем, что у них снижается миотония, оргазм становится менее интенсивным, фаза разрешения проходит быстрее и удлиняется рефрактерный период.

Некоторые половые различия в сексуальном реагировании

— Многие авторы отмечают, что в сексуальной реакции мужчин и женщин много общего. Тем не менее между полами существуют очень важные первичные отличия.

— В целом у женщин более разнообразные паттерны сексуального реагирования, чем у мужчин.

— Наличие рефрактерного периода у мужчин — это одно из самых больших различий в цикле сексуального реагирования между полами. Неясно, каковы причины этого периода, но есть некоторые данные, свидетельствующие о том, что эякуляция активизирует неврологические сдерживающие механизмы.

— Множественные оргазмы чаще возникают у женщин, чем у мужчин. Женщины чаще испытывают множественные оргазмы при мастурбации, чем при совокуплении. Как показывают последние научные исследования, некоторые мужчины за очень короткий период времени также могут переживать серию оргазмов.

Рекомендуемая литература

Brecher, Ruth; Bretcher, Edward (1966). An Analysis of Human Sexual Response. New York: New American Library.

Это упрощенное точное описание данных исследований Мастерса и Джонсон.

Crenshaw Theresa (1996) The Alchemy of Love and Lust. New York: Putnam.

Очень информативная и развлекательная книга одного из ведущих авторитетов Америки в области сексуальной медицины. Креншо не только предоставляет данные о влиянии тестостерона и эстрогенов на нашу сексуальность, но и преподносит захватывающую информацию на такие разнообразные темы, как любовь, влечение, чувства, старение и долголетие.

Crenshaw, Theresa; Goldberg, James (1996). Sexual Pharmacology: Drugs That Inhibit Sexual Function. New York: Norton.

Эту книгу должен прочесть каждый, кто желает расширить свои знания о самых разных медицинских предписаниях, оказывающих побочные неблагоприятные воздействия на сексуальность.

Kaplan, Helen Singer (1979), Disorders of Sexual Desire. New York: Brunner/Mazel.

В первую очередь рассматриваются сексуальные проблемы, в частности проблемы сексуального желания. Книга содержит полезную информацию о разных влияниях лекарств на сексуальность.

Masters, William; Johnson Virginia (1966). Human Sexual Response. Boston: Little Brown.

Очень техничная книга, обрисовывающая основной вклад авторов в понимание физиологии сексуального реагирования человека. Это хороший источник для тех читателей, кому нужна более детальная информация о физиологических реакциях на сексуальную стимуляцию.

Rako, Susan (1996). The Hormone of Desire. New York: Harmony books.

Трогательная и глубокая книга, в ней женщина-врач стремится разрешить свои собственные проблемы и избавиться от личного и сексуального дискомфорта, вызванного дефицитом тестостерона в период менопаузы. Эта книга представляет собой детальное исследование с ценными фактами и отличный источник информации о терапии, восстанавливающей уровень тестостерона в организме.

Ресурсы

North American Menopause Society, P.O. Box 94527, Cleveland, Ohio 44101

Сетевые ресурсы

Sex Response Cycle (Цикл сексуального реагирования)

www.intimacyinstitute.com/sex_data/topics/sex_response_cycle.html

На этом сайте приводится подробная информация о цикле сексуального реагирования, описанного Мастерсом и Джонсон. Кроме того, база данных на этом сайте предлагает поиск ключевых слов для определения таких тем, как оргазм, G-области и эрогенные зоны.

Facts About Aphrodisiacs (Данные об афродизиаках)

www.fda.gov/fdac/features/196_love.html

На этой веб-странице из веб-сайта Министерства питания и лекарственных препаратов США приводятся данные о традиционных афродизиаках.

Athena Science (Научный центр Афина)

www.athena-inst.com/science.html

Этот коммерческий сайт, рекламирующий Athena Pheromone 10X, также предоставляет информацию об исследовании Уинифред Катлер и другие данные о феромонах человека.

ГЛАВА 5. ЛЮБОВЬ И РАЗВИТИЕ СЕКСУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Что такое любовь?

Можно ли дать определение любви? Можно ли измерить любовь?

Типы любви

Всегда ли полноценные близкие отношения начинаются со страстной любви, а затем переходят в товарищескую любовь? Какие теоретические конструкции подходят для описания переживаний людей, говорящих, что они влюблены?

В кого и почему мы влюбляемся?

Какие факторы влияют на выбор партнера? Выделяют ли мужчины и женщины одни и те же качества при выборе партнера?

Развитие интимных отношений

Чем отличаются интимные отношения от дружеских? Что у них общего?

Аспекты любовных взаимоотношений

Способствует ли сексуальная близость углублению отношений? Является ли ревность признаком любви?

Как надолго сохранить хорошие близкие отношения

Каковы общие черты всех длительных и прочных любовных отношений?

«Лично у меня влюбленность начинается с физического влечения. Но влечение — еще не все, что нужно для любви. Любовь невозможна без душевной близости, дружбы и доверия. Кроме того, мой партнер должен разделять хотя бы некоторые мои увлечения, а я, в свою очередь, должна интересоваться тем, что интересно ему. И наконец — и это, пожалуй, самое важное — для любви необходимо хорошее общение.» (Из авторских архивов)

Любовь, близость, сексуальные отношения представляют собой важные и очень сложные аспекты человеческой жизни. В этой главе мы рассмотрим их взаимодействие с разных точек зрения. Мы приведем данные некоторых исследований, посвященных изучению этой темы. Мы попытаемся ответить на следующие вопросы: Что такое любовь? Каковы разновидности любви? Почему мы любим того, а не иного человека? Какое место занимает в любви секс? Как соотносятся любовь и ревность? И наконец, какие факторы влияют на развитие близости в отношениях и какие качества или действия партнеров помогают сохранять эту близость на протяжении многих лет?

Что такое любовь?

Любовь — запутанная штука,

Пытай — не пытай, реви — не реви.

Скорее звезды сбегут с небес,

Чем распутаешь пряди любви,

Скорее тени съедят луну

И солнце устанет блестеть…

(Йетс. «Песенка о любви» / Перевод А. Елсукова)

Феномен любви интересовал человека во все времена. Радостями и печалями любви вдохновлены многие творения художников, поэтов, писателей, режиссеров и иных исследователей человеческих отношений. В самом деле, любовь — это одна из самых распространенных тем в искусстве и литературе многих культур. Каждый из нас в той или иной мере испытывал на себе воздействие любви. Возьмем хотя бы любовь, которую мы получали от окружающих в младенчестве и детстве. Лучшие и худшие мгновения нашей жизни нередко связаны с любовными переживаниями. Однако что же такое любовь? Какими словами можно определить любовь?

Ясно, что любовь — это особый тип отношений, в которых сильны эмоциональный и поведенческий компоненты. Но это также феномен, который плохо поддается определению и объяснению. Из приведенных ниже определений становится очевидно, что любовь допускает самые разные толкования.

Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,

Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,

Не радуется неправде, а сорадуется истине;

Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

(Новый Завет, 13:4-7)

«Любовь — это временное помешательство, излечимое посредством брака или путем ограждения больного от воздействий, вызвавших болезнь.» (Bierce, 1943, р. 202)

«Любовь — это такое состояние, когда твое собственное счастье зависит от счастья другого человека.» (Heinlein, 1961, р. 345)

Но если так сложно дать однозначное определение любви, то возможно ли измерить ее? Некоторые представители социальных наук попробовали сделать это и получили разные результаты (Davis & Latty-Mann, 1987; Hatfield & Sprecher, 1986a; Pam et al., 1975; Rubin, 1970). Пожалуй, самой амбициозной попыткой измерения любви можно считать ту, что предпринял когда-то в Мичиганском университете психолог Зик Рубин (Rubin, 1970, 1973). Опросив с помощью вопросника несколько сотен любовных пар, Рубин разработал измерительную шкалу, состоящую из 13 утверждений, которую он назвал «шкалой любви». Используя данную шкалу, респондента просят указать, насколько верно каждое утверждение описывает его чувства к другому человеку, обычно к тому, к кому он питает романтический интерес.

{Любовью вдохновлены многие литературные, художественные и музыкальные шедевры}

Измеренная по шкале Рубина, любовь состоит из трех компонентов: привязанности, заботы и интимности. Привязанность определяется как желание физического присутствия рядом другого человека и желание получать от него эмоциональную поддержку. Забота — это беспокойство о благополучии другого. Интимность понимается как желание близких, доверительных отношений с человеком.

Кто-то, наверное, скажет, что такое чувство, как любовь, не поддается измерению вообще и уж тем более его невозможно измерить с помощью таких шаблонных тестов, к каковым относится шкала Рубина. Однако Рубину удалось получить некоторые данные, подтверждающие обоснованность его шкалы. Например, данная шкала была использована им для исследования расхожего мнения, что любовники проводят много времени, глядя друг другу в глаза (Rubin, 1970). Было проведено скрытое наблюдение через одностороннее зеркало за любовными парами, явившимися для участия в психологическом эксперименте и ожидавшими приглашения в приемной. Результаты наблюдения показали, что «плохие» любовники (пары, чьи оценки по шкале любви не достигали среднего значения) смотрели друг другу в глаза значительно реже, чем «хорошие» любовники (пары, чьи оценки были выше среднего).

Можно надеяться, что в скором будущем нам откроются новые подходы к исследованию вопроса о природе любви. Это связано с тем, что число ученых, заинтересованных в изучении феномена любви, заметно возросло. Чем вызван такой рост научного интереса к феномену любви? Интервью с одним из ведущих представителей социальных наук, психологом Илейн Хэтфилд (автором книги Love, Sex, and Intimacy, 1993), содержит одно из возможных объяснений. Хэтфилд говорит следующее: в науку приходит все больше женщин, и они по сравнению с мужчинами более склонны считать любовь вполне подходящим предметом для серьезного научного исследования (Gray, 1993).

Типы любви

Любовь принимает разные формы. Есть любовь между родителем, ребенком и другими членами семьи. Любовь друзей, которую древние греки называли филия, предполагает заботу о взаимном благополучии. Между любовниками может существовать страстная любовь или товарищеская любовь. В этом разделе мы рассмотрим именно эти два широко обсуждаемых типа любви, а затем представим две современные модели, или теории, любви.

Страстная любовь

Страстная любовь, известная также как романтическая любовь или влюбленность, — это состояние полной поглощенности любимым человеком и вожделения к нему. Для этого типа любви характерны интенсивные переживания нежности, радости, тревоги, сильное сексуальное влечение, экстаз. Характерно также и общее физиологическое возбуждение, о котором свидетельствуют учащенное сердцебиение, повышенное потоотделение и стыдливый румянец, сжатие в области живота наряду с чувством огромного волнения. Вот примеры мыслей и утверждений, типичных для этого состояния: «Мои эмоции на пределе», «Подчас мне кажется, что я не могу контролировать свои мысли, они постоянно вращаются вокруг него (нее)», «Мне хочется прикасаться к нему (ней) и хочется чувствовать его (ее) прикосновения», «Я впадаю в отчаяние, когда в наших отношениях происходит разлад», «Никто не сможет любить его (ее) сильнее, чем я» (Hatfield & Rapson, 1987). Основной составляющей этой формы любви обычно является сильное сексуальное желание.

Страстная любовь. Состояние полной поглощенности друг другом. Ее называют также романтической любовью.

Как правило, страстная любовь характерна для самого начала отношений. Порой складывается впечатление, что чем меньше влюбленные знают друг друга, тем более страстные чувства они питают друг к другу. В пылу любви человек не обращает внимания на недостатки партнера и стремится избежать малейших конфликтов с ним. Логика и способность к трезвой оценке оказываются сметенными бурным натиском восторга и возбуждения. Влюбленный воспринимает объект своей любви как верх совершенства.

Неудивительно, что страстная любовь столь недолговечна. Она скорее измеряется месяцами, нежели годами. Любовь, основанная на незнании истинного лица друг друга, неизбежно претерпевает изменения по мере того, как партнеры начинают узнавать друг друга. Однако эта недолговечность страстной любви часто упускается из виду, особенно молодыми людьми, которым недостает опыта длительных любовных отношений. Многие влюбленные, пребывая в пылу любви и будучи убеждены в неизменности своих страстных чувств, спешат связать себя обязательствами по отношению друг к другу (объявляют о помолвке, женятся или начинают жить вместе). И лишь затем, чтобы испытать впоследствии жестокое разочарование. Когда экстаз уступает место рутине и в партнерах впервые вспыхивает недовольство друг другом, неизбежное в обыденных отношениях, они могут усомниться в правильности своего выбора.

«В первые недели и месяцы у нас с Бобом были потрясающие отношения. Мне казалось, что нет человека лучше него, что именно его я искала всю свою жизнь. Но потом вдруг он стал раздражать меня, и каждая наша встреча заканчивалась ссорой. Мне понадобилось время, чтобы понять, что каждый из нас начал видеть в другом реального человека, а не придуманный им же самим образ.» (Из авторских архивов)

Некоторым парам удается пройти через этот период и заложить прочную основу для продолжения любовных отношений. Другие обнаруживают, подчас к собственному изумлению, что их ничто не связывало друг с другом, кроме страсти. К сожалению, многие люди, переживая ослабление страсти в отношениях, склонны усматривать в этом конец любви, а не переход к иному ее типу.

Впрочем, некоторые люди сознательно стремятся к другому типу отношений. Эрих Фромм однажды заметил: «Романтическая любовь — это восхитительная художественная форма, но она недолговечна. Даже самые стойкие ее приверженцы в конце концов признаются, что им хотелось бы вырваться из плена красивой иллюзии и перейти к следующему, несущему более реалистическое удовлетворение этапу отношений» (1965).

Может быть, романтическая любовь — изобретение западной культуры? До недавнего времени подобная точка зрения имела широкое распространение среди антропологов. По мнению этих ученых, влюбленность — слишком сложное явление для представителей малоцивилизованных культур. Необходимые условия для развития этого феномена, такие как наличие досуга, эстетическое чутье и материальное благополучие, для них просто недоступны. Однако не все антропологи разделяли это мнение. Наиболее известны среди них Уильям Янковиак и Эдвард Фишер (W. Jankowiak, E. Fischer, 1992), выполнившие широкомасштабное исследование с целью ответить на вопрос: романтическая любовь — это общемировое явление или она характерна только для некоторых культур? В исследовательских целях они определили романтическую любовь как «интенсивное влечение, включающее идеализацию объекта любви в рамках эротического контекста и надежду на установление более или менее длительных отношений с ним» (р. 150). В поисках свидетельств романтической любви Янковиак и Фишер использовали следующие пять показателей:

1. Рассказы, в которых звучит тоска по любимому человеку.

2. Наличие любовных романсов или любовного фольклора.

3. Случаи тайного бегства любовников.

4. Свидетельства туземцев, подтверждающие существование романтической любви.

5. Антропологические данные, подтверждающие существование романтической любви.

Наличие одного или нескольких из перечисленных показателей рассматривалось исследователями как свидетельство романтической любви. Используя данные критерии, Янковиак и Фишер документально подтвердили существование романтической любви в 147 из 166 исследованных ими культур. Более того, они предположили, что отсутствие такой любви в остальных 19 культурах скорее является результатом несовершенства использованных ими методов исследования, нежели свидетельством существования «безлюбых» культур.

Товарищеская любовь

Товарищеская любовь — это менее интенсивное переживание, нежели романтическая любовь. Она характеризуется дружескими чувствами и глубокой привязанностью, основанной на хорошем знании любимого человека. Она предполагает зрелую оценку партнерами друг друга. В товарищеской любви есть терпимость к недостаткам другого и желание преодолеть трудности и конфликты. Такого рода любовь направлена на поддержание и укрепление партнерских отношений. Одним словом, товарищеская любовь более долговечна, чем страстная любовь, которая почти всегда имеет преходящий характер.

Товарищеская любовь. Разновидность любви, которая характеризуется дружескими чувствами и глубокой привязанностью, основанной на хорошем знании любимого человека.

В такой любви секс обычно связан с чувством безопасности, которое возникает из хорошего знания партнерами друг друга, в частности знания о том, как доставить друг другу удовольствие. Это знание и взаимное доверие могут стать хорошей основой для экспериментирования и утонченного сексуального общения. В свою очередь, удовольствие, получаемое от секса, способствует укреплению психологических уз между партнерами. Хотя секс в товарищеской любви обычно бывает менее волнующим и будоражащим, чем в романтической любви, субъективно он переживается как более насыщенная, значимая и глубокая связь, о чем свидетельствует следующее откровение:

«Между моим первым браком и вторым замужеством я встречалась со многими мужчинами. Мне нравились ощущения волнения и возбуждения, которые приносила мне каждая новая связь. И это неудивительно, учитывая, что я не знала сексуального удовлетворения в первом браке. И хотя мне сейчас порой не хватает этого состояния радостного возбуждения, я не променяю на него душевный покой и глубину отношений, которыми отмечен мой нынешний брак, длящийся уже 17 лет.» (Из авторских архивов)

Хотя чаще всего любовные отношения начинаются с периода страстной влюбленности и лишь затем перерастают в товарищескую любовь, в некоторых случаях они развиваются по противоположному сценарию. С товарищеской любви могут начинаться отношения людей, которые достаточно долго знают друг друга, будучи просто знакомыми, друзьями или сослуживцами. Сексуальное влечение может поначалу отсутствовать или подавляться в силу обстоятельств. Основой влюбленности и страсти в таких отношениях является хорошее знание партнера, а не возбуждение от неизведанного. Одна женщина так описывает свой опыт:

«Мы с Виктором были хорошими друзьями где-то в течение года. Наши семьи были очень близки. Мы проводили вместе все каникулы. Наши отношения начались с дружбы. Я считала Виктора своим лучшим другом. Я никогда не видела в нем своего парня, и мне казалось, что и я не в его вкусе. Не знаю почему, но в какой-то момент все вдруг изменилось и мы влюбились друг в друга. Это самые чудесные отношения, какие когда-либо были в моей жизни. Мы так откровенны и искренни друг с другом. Недавно мы в первый раз занимались любовью. Это было что-то невероятное. Наверное, потому, что мы были абсолютно открыты друг перед другом. Я могу без стеснения говорить с ним о сексе, могу сказать ему, что мне нравится и что не нравится, и он тоже. Мне кажется, это оттого, что наши отношения начались с дружбы. Говорят, любовники должны быть хорошими друзьями, и это именно наш случай: мы одновременно и друзья, и любовники.» (Из авторских архивов)

<Вопрос для критического размышления. В чем, на ваш взгляд, основные различия между страстной и товарищеской любовью? Какие характеристики этих двух типов любви необходимы для построения длительных любовных отношений?>

«Трехкомпонентная теория» любви Стернберга

Различия между страстной и товарищеской любовью получили дальнейшее уточнение в работах психолога Роберта Стернберга (R. Sternberg, 1986, 1988). Этот ученый предложил интересную теоретическую схему концептуализации тех ощущений, о которых люди сообщают, когда им кажется, что они влюблены. По мнению Стернберга, любовь имеет три лица: страсть, интимность и преданность (рис. 5.1):

— Страсть — это мотивационный компонент любви, своего рода «горючее» для романтических чувств, физического влечения и сексуального интереса. Страстью питается сильнейшее стремление к слиянию с любимым человеком. В каком-то смысле страсть подобна наркотику; оказывая стимулирующее воздействие и являясь источником наслаждения, она способна вызывать неутолимый любовный голод.

— Интимность — это эмоциональный компонент любви, включающий в себя чувство душевного единения с любимым человеком. Интимность предполагает также ощущения тепла, участия, эмоциональной близости, желания помогать любимому и готовность делиться с ним сокровенными мыслями и чувствами.

— Преданность — это мыслительный, или когнитивный, аспект любви, который связан с сознательным решением любить другого и сохранять отношения с ним вопреки возникающим трудностям.

Страсть. Мотивационный компонент любви (согласно трехкомпонентной теории любви Стернберга).

Интимность. Эмоциональный компонент любви (по Стернбергу).

Преданность. Когнитивный компонент любви (по Стернбергу).

Рис. 5.1. «Любовный треугольник» Стернберга: а) три компонента любви; б) разные виды любви, обусловленные различным сочетанием этих трех компонентов. Примечание: «He-любовь» — это отсутствие всех трех компонентов

Стернберг считает, что страсть имеет тенденцию к бурному росту на ранних стадиях любовных отношений и по мере их развития постепенно идет на убыль. Интимность и преданность, напротив, нарастают с течением времени, хотя темпы их роста неодинаковы (рис. 5.2). Таким образом, теория Стернберга помогает объяснить, как страстная любовь эволюционирует в товарищескую любовь. Романтическая любовь, состоящая главным образом из романтических чувств и физического влечения, быстро достигает своего пика и затем столь же быстро идет на спад. Однако по мере ослабления страсти многие пары переживают рост интимности и преданности, что и означает развитие товарищеской любви. Если же между двоими не установится эмоциональная близость и если они не возьмут на себя определенные обязательства друг перед другом, их отношения окажутся под угрозой, когда уляжется страсть. Между ними начнут возникать конфликты. И наоборот, преданность, забота друг о друге и эмоциональная близость служат хорошей основой для разрешения конфликтов и преодоления взаимного недовольства.

Рис. 5.2. Согласно теории Стернберга, страсть быстро достигает своего пика и затем идет на убыль, тогда как другие два компонента любви — интимность и преданность — с течением времени набирают силу

Каждый из трех вышеописанных компонентов является важным параметром любовных отношений. Однако у разных пар эти компоненты бывают представлены в разных сочетаниях и имеют разную степень выраженности. Кроме того, они могут меняться с течением времени в рамках одних и тех же отношений. По мнению Стернберга, разные комбинации данных компонентов имеют своим результатом если не разные виды любви, то по крайней мере различия в переживании любви разными людьми. Например, отсутствие всех трех компонентов характеризует отношения, которые Стернберг называет не-любовью (то, что мы обычно испытываем к случайным знакомым). При наличии одной только интимности можно говорить о дружбе или симпатии. Если есть только страсть и нет интимности или чувства долга, значит, человек переживает страстное увлечение. Чувство долга без страсти и интимности ведет к пустой любви (эта разновидность может быть характерна для долговременных, статичных отношений). Наличием интимности и преданности и отсутствием страсти отмечена товарищеская любовь (к такому типу отношений часто приходят пары, имеющие за плечами долгие годы счастливой семейной жизни). Сочетание страсти и преданности при отсутствии интимности типично для бессмысленной любви — разновидности глупого, по мнению Стернберга, увлечения, когда один обожает и вожделеет другого, но при душевной отстраненности. Любовь, в которой есть интимность и страсть, но отсутствует преданность, Стернберг называет романтической. И наконец, наличие всех трех компонентов характеризует совершенную любовь — ту идеальную разновидность любви, к которой так стремятся люди, но которую так трудно найти и сохранить. Таблица 5.1 резюмирует приведенное выше описание восьми видов любви.

Таблица 5.1. Восемь разновидностей любви по Стернбергу, обусловленные различными комбинациями трех компонентов — страсти, интимности и преданности

Разновидность любви

Страсть

Интимность

Преданность

1.

Не-любовь

2.

Дружба

+

3.

Слепое увлечение

+

4.

Пустая любовь

+

5.

Романтическая любовь

+

+

6.

Бессмысленная любовь

+

+

7.

Товарищеская любовь

+

+

8.

Совершенная любовь

+

+

+

(Источник: Sternberg, 1986.)

Лики сексуальности. Любовь и брак: кросс-культурная перспектива

Ученые, занимающиеся изучением разных культур, обнаружили два важных параметра, отличающих одни культуры от других (Triandis et al., 1990).

В коллективистских культурах, таких как Индия, Пакистан, Таиланд, Филиппины, подчеркивается превосходство групповых, или коллективных, целей над индивидуальными и личными устремлениями. В этих культурах основная цель брака — скорее объединение семей, нежели союз двух индивидуумов. «Хорошим» считается тот брак, который приводит к взаимовыгодному союзу двух семейств. Поэтому браки в коллективистских культурах заключаются главным образом и прежде всего исходя из потребностей семей, а не на основе индивидуальных чувств. Иначе обстоит дело в индивидуалистических культурах, представленных такими странами, как США, Австралия, Англия и европейская Бразилия. В таких культурах индивидуальные цели преобладают над групповыми интересами. Основой для заключения брака в индивидуалистических культурах обычно являются потребности и желания индивидуумов, вступающих в брак, а не интересы их родственников или других социальных групп.

Неудивительно, что представление о том, насколько важна в браке любовь, неодинаково для этих двух типов культур. В индивидуалистических культурах по сравнению с коллективистскими любовь гораздо чаще рассматривается как основа брака. Это различие было продемонстрировано в исследовании, во время которого студентов из 11 стран спрашивали о важности любви для брака (Levine et al., 1995). Как видно из приведенной далее таблицы, представители индивидуалистических культур (США, Англия, европейская Бразилия и Австралия) реже давали утвердительный ответ на вопрос о возможности заключения брака с нелюбимым человеком, чем респонденты, представлявшие культуры с более коллективистским отношением к браку (Индия, Пакистан, Таиланд, Филиппины).

Ответы на вопрос «Вступили бы вы в брак с человеком, которого не любите, но который обладает всеми ценными для вас качествами?»

Культуры

Ответы, %

Да

Нет

Не знаю

Индия

49

24,0

26,9

Пакистан

50,4

10,4

39,1

Таиланд

18,8

33,8

47,5

Филиппины

11,4

63,6

25,0

Соединенные Штаты

3,5

85,9

10,6

Австралия

4,8

80,0

15,2

Англия

7,3

83,6

9,1

Бразилия

4,3

85,7

10,0

Гонконг

5,8

77,6

16,7

Мексика

10,2

80,5

9,3

Япония

2,3

62,0

35,7

Эмпирическое обоснование теорий любви, включая модель Стернберга, ограничено данными лишь нескольких исследований. Например, исследование, в котором принимали участие несемейные пары, показало, что наличие двух из описанных Стернбергом компонентов любви — интимности и преданности — положительно коррелирует с такими характеристиками, как стабильность и длительность отношений (Hendrick et al., 1988). В другом исследовании обнаружилось, что чувство долга и преданность в большей мере характерны для семейных пар, а не любовников, и это согласуется с теорией Стернберга (Acker, Davis, 1992). В том же исследовании было показано, что со временем отношения становятся более интимными и менее страстными, причем ослабление страсти больше выражено у женщин, чем у мужчин. И наконец, относительно недавнее исследование теории любви Стернберга показало, что понимание любовниками трех компонентов любви не претерпевает существенных изменений с течением времени (Reeder, 1996).

Стили любви по Джону Ли

Вместо того чтобы пытаться определить различные модели, или типы, любви, Джон Аллан Ли (J. A. Lee, 1974, 1988, 1998) предложил теорию, описывающую шесть разных стилей любви для характеристики человеческих интимных взаимоотношений.

— Романтический стиль (эрос) характеризуется тем, что основное внимание при выборе идеального возлюбленного уделяется физической красоте будущего избранника. Для романтика-эротомана на первом месте стоят визуальное наслаждение и тактильные/чувственные удовольствия, источником которых является тело партнера.

— Игровой стиль (лудус) отличается тем, что человеку нравится одерживать многочисленные сексуальные победы, не связывая себя какими-либо обязательствами. Любовь воспринимается как забава, главное в ней — акт соблазнения; отношения имеют случайный и заведомо недолговечный характер.

— Собственнический стиль (мания) характеризуется одержимостью, часто сопровождаемой смятением и ревностью. Такая любовь подобна американским горкам: любой знак благосклонности со стороны возлюбленного вызывает экстаз, а малейшее пренебрежение порождает тревогу и страдания.

— Товарищеский стиль (сторге) характеризуется медленным вызреванием любовных чувств, но устойчивостью отношений. В такой любви нет жара и нервного возбуждения, она подобна тихим, спокойным родственным отношениям и часто начинается с дружбы, которая со временем перерастает в любовь и привязанность.

— Альтруистический стиль (агапе) отмечен самозабвенной заботой о любимом человеке, самоотдачей без ожидания взаимности. Такая любовь терпелива, нетребовательна и свободна от ревности.

— Прагматический стиль (прагма) отличается тем, что человек выбирает себе любимого исходя из рациональных, практических соображений (например, ориентируясь на общность интересов). Он исповедует деловой подход к любви, пытаясь заключить «романтическое соглашение» с тем, кто подходит ему по социальным, образовательным, религиозным или иным критериям.

Что происходит, когда встречаются двое, от природы расположенные к разным стилям любви? Для Ли это критический вопрос. Он полагает, что отношения любовников распадаются потому, что «слишком часто двое, говоря о любви, говорят на разных языках» (Lee, 1974, р. 44). Даже если оба партнера искренне желают построить прочные, долговременные отношения, их усилия могут быть подорваны тщетным стремлением совместить несовместимые стили любви. И наоборот, удовлетворенность любовными и супружескими отношениями часто зависит от того, удается ли человеку найти другого, который «держался бы того же подхода, того же понимания любви» (р. 44).

Для эмпирического исследования теории Ли и выявления описанных им стилей любви опытным путем был разработан специальный вопросник, получивший название «Шкала отношения к любви» (Hendrick & Hendrick, 1986). Одно из исследований с использованием данной шкалы принесло интересные результаты, отчасти подтверждающие гипотезу Ли о том, что успешность отношений зависит от совместимости стилей любви (Hendrick et al., 1988). В другом, более позднем исследовании эта шкала была использована для изучения того, как различные стили любви влияют на степень удовлетворенности интимными отношениями на разных этапах человеческой жизни. В исследовании принимали участие 250 взрослых респондентов, разделенных на четыре группы: не состоящие в браке люди студенческого возраста; состоящие в браке, но не имеющие детей молодые люди; люди, состоящие в браке и имеющие несовершеннолетних детей; и наконец, люди, состоящие в браке и имеющие взрослых детей, живущих отдельно. Обнаружилось, что два стиля любви — эрос и агапе — положительно связаны со степенью удовлетворенности отношениями на всех стадиях жизни. Лудус, как и можно было ожидать, отрицательно коррелировал с удовлетворенностью отношениями у всех трех категорий женатых/замужних людей. Что касается сторге, то здесь значимая корреляция была отмечена только у тех семейных пар, которые имели на попечении несовершеннолетних детей. И наконец, между манией и, как ни странно, прагмой, с одной стороны, и удовлетворенностью отношениями — с другой, не было установлено значимой связи ни для одной из четырех групп (Montgomery, Sorell, 1997).

В кого и почему мы влюбляемся?

Как зарождается любовь? В кого мы влюбляемся? Эти вопросы чрезвычайно сложны. Некоторые авторы считают, что люди влюбляются, желая преодолеть одиночество и чувство разобщенности. Психоаналитик Эрих Фромм (1965) полагал, что единение с другим человеком составляет глубинную человеческую потребность. Другой представитель психоанализа, Ролло Мэй, автор книги Love and Will (1969), тоже считает, что человек, ощущая свое одиночество, ищет спасения в любви. По наблюдениям других авторов, одиночество — побочный продукт нашего индивидуалистического и чрезвычайно мобильного общества, но никак не часть человеческой природы. Они подчеркивают, что человек тесно связан с окружающими людьми — через систему социальных отношений, язык и культуру. В соответствии с этой точкой зрения любовные отношения представляют один из аспектов социальных отношений, а не лекарство от «болезни» одиночества (Solomon, 1981).

Таким образом, любовь — это характерное для человеческого индивида сложное эмоциональное переживание, происхождение которой можно объяснить различными психосоциальными факторами. Однако ответ на вопрос, почему мы любим, может быть найден, хотя бы отчасти, и в тех сложных нейрохимических процессах, которые имеют место в нашем мозге, когда мы испытываем влечение к кому-то. В следующем разделе мы поговорим о некоторых открытиях, касающихся «химии любви».

Химия любви

По свидетельствам многих людей, страстная влюбленность близка к состоянию наркотической эйфории. Подобная реакция может быть обусловлена, по крайней мере частично, химическими процессами мозга. Так, к примеру, считают исследователи Майкл Либовиц (M. Liebowitz), автор книги The Chemistry of Love (1983), и Энтони Уолш (A. Walsh), автор The Science of Love: Understanding Love and Its Effects on Mind and Body (1991). Эти исследователи утверждают, что возбуждение, восторг и головокружение, которыми отмечено состояние страстной влюбленности, вызваны повышенной секрецией трех основных веществ, называемых нейромедиаторами, с помощью которых осуществляется связь между клетками мозга. Эти нейромедиаторы — норэпинефрин, допамин и особенно фенилэтиламин (ФЭА) — по химическому составу схожи с амфетаминами и потому вызывают амфетаминоподобные эффекты, такие как эйфория, головокружение и восторг. По меткому замечанию Уолша, «как только мы встречаем привлекательного для нас человека, на нашей фабрике ФЭА звучит призыв к работе».

К сожалению — особенно для «любовных наркоманов», амфетаминоподобные «взлеты», сопутствующие очередной влюбленности, обычно длятся недолго. Возможно, это происходит потому, что в организме в конце концов вырабатывается толерантность к ФЭА и другим нейромедиаторам, точно так же, как формируется и толерантность к амфетаминам. Для поддержания первоначального эффекта влюбленности организму необходимо все больше и больше ФЭА, и мозг перестает справляться с этим требованием. В результате этого возбуждение, которое человек испытывает в начале любовных отношений, постепенно угасает. Это наблюдение служит правдоподобным биологическим объяснением недолговечности страстной, или романтической, любви.

Либовиц проводит и другую параллель с действием амфетаминов. Он отмечает, что тревога, отчаяние и боль, которыми сопровождается утрата или даже мысль об утрате любви, схожи с тем, что переживает человек, долгое время принимавший амфетамины, после их отмены. И в том и в другом случае вслед за потерей поднимающих настроение веществ следует подчас довольно долгий период душевной боли.

Но не содержатся ли в человеческом мозге какие-то иные вещества, наличием которых можно было бы объяснить, почему двое продолжают любить друг друга и после того, как уляжется страсть? Уолш и Либовиц отвечают на этот вопрос утвердительно. Постепенное перерастание влюбленности в глубокую привязанность может быть вызвано тем, что со временем мозг начинает вырабатывать другую разновидность нейромедиаторов, называемых эндорфинами. Эти морфиноподобные вещества оказывают успокаивающее воздействие; они вызывают ощущения безопасности, умиротворенности, душевного покоя. Возможно, поэтому мы так ужасно чувствуем себя, когда теряем любовь, — ведь наш организм лишается ежедневной дозы поддерживающих хорошее настроение веществ.

Точно так же как мы мало знаем о том, почему люди любят, мы не можем дать однозначный ответ на вопрос, почему человек влюбляется в того, а не иного человека. По-видимому, здесь важны несколько факторов, такие как пространственная близость, сходство, взаимность и физическая привлекательность.

<Задайте себе вопрос. Если вы влюблены в данный момент (или были влюблены), то какие факторы или какие личные качества другого человека в наибольшей степени повлияли на ваш выбор?>

Пространственная близость

Перечисляя причины, влияющие на выбор возлюбленного, мы часто упускаем из виду фактор пространственной, или географической, близости, а между тем это один из наиболее важных факторов. Люди чаще завязывают близкие отношения с теми, кого они часто видят — на улице, в школе, на работе, в церкви или синагоге.

Пространственная близость. Один из важнейших факторов межличностного влечения.

Почему пространственная близость играет столь заметную роль в межличностном влечении? Социальные психологи называют несколько возможных причин. Одна из них заключается в том, что знакомство с объектом рождает приязнь или любовь к нему. Исследования показали, что после многократного предъявления новых стимулов — будь то отрывки из музыкальных произведений, живописные полотна или человеческие лица — людям все больше нравились эти стимулы (Bornstein, 1989; Brooks, Watkins, 1989; Nuttin, 1987). Этот феномен, названный эффектом знакомства, частично объясняет, почему нас влечет к тем, кто находится рядом с нами.

Эффект знакомства. Феномен, суть которого заключается в том, что многократное предъявление прежде незнакомых стимулов повышает вероятность любви к этим стимулам.

Согласно другому объяснению, большое значение фактора пространственной близости вызвано тем, что он тесно сопряжен с фактором общности интересов. Это объяснение подтверждается данными исследования NHSLS (см. главу «Сексологические исследования: методы и проблемы»), в котором людям задавали вопрос: в каких общественных местах они могли бы встретить своего сексуального партнера. Исходя из полученных ответов, Лауман (Laumann, 1994) и его коллеги разделили общественные места на две группы — места, где вероятность встречи с потенциальным сексуальным партнером высока, и места, где такая вероятность мала. В первую группу вошли заведения, где встречаются люди со схожими интересами, например люди, заботящиеся о своем здоровье или физической подготовке (фитнес-центры), а также об