info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Самоучитель супружества

Автор: БАГДАСАРЯН С.

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЕМЬИ

На всём протяжении истории человечества семья постоянно видоизменялась, приспосабливаясь к экономическим условиям. Однако в современных условиях форма супружества уже зависит не только от них, но и от личностных интересов. Поэтому супругам желательно иметь представление о других формах супружества, чтобы лучше понять роли мужчины и женщины в современной семье.

Многие формы семьи были унаследованы от животного мира. Они и сегодня встречаются у “братьев наших меньших”. Одна из таких форм – гаремная семья. Но на заре человечества она была не такой как средневековые или современные семьи “гаремного типа”. Праобщина наших далёких предков состояла из нескольких неустойчивых гаремных объединений. И гаремы эти время от времени перегруппировывались. Это случалось либо тогда, когда умирал глава, либо когда он в драке уступал главенство новому главе.

Другой формой человеческой семьи, тоже наблюдаемой в стадах высших обезьян, была материнско-родовая, когда главой становилась женщина. В таких семьях запрещались брачные отношения внутри рода. И в дальнейшем из этой формы матриархата развился дуально-родовой групповой брак, в котором все члены одного рода имели право, и должны были вступать в брак с любыми членами второго “братского” рода: женщины первого — с мужчинами второго рода, мужчины первого — с женщинами второго и наоборот.

К концу эпохи ранне-родовой общины постепенно сложился парный брак. Однако его “парность” была относительной, и обычно супруги, вступившие в парный брак, продолжали иметь “дополнительных” жён и мужей. Общество же относилось терпимо как к добрачным, так и к внебрачным половым связям. К тому же, муж и жена на протяжении всей жизни оставались связанными каждый со своим родом и не имели общей собственности, а дети принадлежали только матери и её роду.

На смену матриархату пришёл патриархат. И непрочные парно-брачные отношения были вытеснены патриархальной семьёй, в которой супругов прочно соединяло ведение общего хозяйства. Вместе с тем возросшая роль мужчины (добытчика и главы) привела к тому, что уже не муж переселялся к жене, а жена жила у мужа.

Установление патриархата сопровождалось постепенным ухудшением семейного и общественного положения женщины. Если поначалу брачный выкуп до некоторой степени ещё напоминал традиционные подарки родне невесты, то в дальнейшем, размеры выкупа увеличились. И на женщину стали смотреть как на обычный предмет купли-продажи. Поэтому замужняя женщина должна была беспрекословно повиноваться купившей её семье: своему мужу, “старшему” и “старшей”. А если женщина хотела вернуться в родительский дом, её родственники должны были вернуть выкуп. Из-за этого развод стал для женщины практически невозможен, что не давало ей шанса вырваться из кабалы.

При патриархате имущество переходило от отца к сыну, а для этого нужна была твёрдая уверенность в отцовстве, что и породило новые нормы брачной морали. Супружеская неверность жены наказывалась не только отсылкой домой или членовредительством, но даже смертью, в то время как муж продолжал пользоваться прежней сексуальной свободой. Состоятельные же люди могли позволить себе иметь наложниц. Что привело к появлению узаконенного многожёнства.

В феодальном обществе моногамный брак стал предметом спекуляции. Мужчина, желающий жениться, стремился приобрести вместе с женой и имущество, чтобы улучшить материальное положение своей семьи и усилить её влиятельность. Брак превратился в средство умножения состояния и заключался как обычное деловое соглашение – прообраз брачного контракта.

В буржуазном обществе, как, впрочем, и в феодальном, характерным для семей господствующего класса было то, что зачастую оба супруга имели любовников. Материальное положение позволяло супругам содержать их, и даже в пожилом возрасте “покупать” себе молодых любовников. При этом буржуазная мораль прощала “ошибки” мужа, но сурово осуждала неверность жены. Правда, почти вековая борьба за равноправие полов привела к тому, что в настоящее время супружескую неверность обоих супругов оценивают почти одинаково, и чаще всего, к сожалению, как нечто вполне допустимое.

Христианство — одна из религий, приспособленных к частнособственническим отношениям — не очень способствовало равноправию супругов. Ещё евангелисты Пётр и Павел в своём учении утверждали господство мужчин. А католические проповедники средневековья — Фома Аквийский, например — изображали женщину неполноценной и созданной лишь для похоти и вожделения. Только с распространением культа девы Марии церковь стала идеализировать женщину, да и то лишь как кающуюся грешницу и страдалицу — до равноправия было ещё очень далеко.

В недрах капиталистического общества зарождались новые семейные отношения — пролетарская семья. В ней, несмотря на то, что женщина за труд получала меньше, чем за тот же труд получал мужчина, у супругов было одинаковое положение (по отношению к средствам производства, ведь они оба продавали свой труд и в этом были равноправны). Такое равноправие повлияло и на семейные отношения, и муж перестал быть хозяином жены и детей. Появилось больше возможностей вступать в брак по любви, ведь пролетариям проще было вступить в брак по взаимной влюблённости, которая могла бы развиться в настоящую супружескую любовь. Но эти возможности мало кого привели к счастью из-за низкого уровня жизни, культуры и образования.

Все изменения формы семьи и внутрисемейных взаимоотношений, приводящие к частным трагедиям, были отражены в литературе: от древних эпосов и мифов до современной драматургии и кино. Семейной теме посвящено большинство литературных сюжетов, которые в развлекательной форме предостерегают людей от ошибок, помогая им найти истинные ценности в жизни, главная из которых — семья.

Социалистическая семья, как и пролетарская, основывалась на равноправии супругов. Отсутствие частной собственности и классовых различий способствовало этому. А небольшие различия между прослойками не были серьёзной помехой, хотя человеку не занимать изобретательности, чтобы дать другим почувствовать своё превосходство над кем-то, даже в каких-то мелочах. И всё же социальное равенство, общность интересов и взглядов, общая ответственность за детей – это хорошая почва для строительства семейного счастья, но отсутствие реальных целей, традиций, и сексуальной грамотности не дали миллионам семей обрести при социализме семейное счастье. А “усреднённая” забота государства о супругах и их детях, а также отсутствие здоровой конкуренции (борьбы за существование) частично погасили интерес супругов к семье и даже “размыли” смысл их жизни, хотя супружеское счастье и было доступно многим.

Впрочем, доступно счастье и в развитых капиталистических странах, где люди среднего достатка, к которым относятся мелкие собственники, служащие и рабочие, имеют возможность вступать в равноправный брак по любви, воспитывать детей и жить в согласии и гармонии. Правда, проблем и там хватает, ведь до сих пор мало кто осознаёт истинное место супружества в жизни экономически независимых людей. Да и либерализация современного общества и уменьшение давления общественной морали на семью подготовили почву для создания альтернативных семей, что уводит людей от поисков счастья в семье обычного типа. Однако мы не отрицаем уместности создания иных форм семьи, существующих в наше время. Кому-то нужны и такие семьи, но на них мы не будем останавливаться, так как наш самоучитель ориентирован лишь на одну форму семьи – моногамный, равноправный брак двоих разнополых супругов, основанный на взаимной любви, уважении, доверии и желании воспитать общих детей.

ВЛЮБЛЁННОСТЬ

Не одно поколение людей искало ответа на вопрос: “Что такое любовь?” И о любви написано очень много и очень эмоционально. Поэтому и говорить на эту тему нелегко, ведь невозможно об этом чувстве сказать проникновенней и выразительней поэтов и писателей всех народов мира, воспевших любовь на протяжении многих веков.

Но всё же постараемся разобраться. Начнём с уточнения терминологии. Для этого нужно, прежде всего “расслоить” это понятие, так как оно обозначает не одно определённое чувство, а несколько разных. Но нам достаточно рассмотреть лишь пару: влюблённость и любовь.

Влюблённость – это вспышка инстинктивного (физиологического и психического) притяжения к другой личности (противоположного пола; гомосексуальные отношения мы не будем рассматривать). А вот любовь — это уже чувство, возникающее в результате слияния двух личностей, объединения двух индивидуальностей в пару. И если задуматься, то не так и трудно различать эти чувства, хотя порой слово влюблённость может “резать слух”, если его употреблять вместо традиционного слова любовь.

Влюблённость — если, конечно, она взаимная, медленно перерастает в любовь, и две личности объединяются в пару. Правда, это происходит лишь тогда, когда возлюбленные идут в правильном направлении — знают, к чему надо стремиться.

И ещё: для того, чтобы влюбиться, особых усилий не нужно — это чувство приходит само. Это всем известно. А вот чтобы испытать настоящую любовь — чтобы сердца “стучали в унисон” — нужно приложить немало усилий. Но не всем этого хочется, ведь влюблённость очень похожа на любовь, к тому же гораздо менее “трудоёмка” — всё решают инстинкты. Жаль только, что влюблённость не долговечна.

После такого “расслоения” слова любовь, словосочетания: любовь с первого взгляда и неразделённая любовь теряют смысл. Ведь в обоих случаях речь идёт, конечно же, о влюблённости, потому что любовь — чувство сблизившихся, доверяющих друг другу и уважающих друг друга людей — не может возникнуть спонтанно, без душевного сближения. К тому же, любовь приносит покой душе, ощущение счастья и уверенности в себе и не может стать причиной душевных страданий. В то время как влюблённость — сильное подсознательное чувство, направленное, фактически, к незнакомому человеку — заставляет мучаться и страдать от непонятных эмоциональных всплесков, неосознанных поступков и сомнений. Иногда влюблённость сопровождается даже внутренним конфликтом между сознанием и подсознанием. Тогда человек осознаёт, что его влечёт не к тому, к кому надо, понимает, что ничего хорошего его влечение не сулит, но не может освободиться от неё, так как его мыслями и поступками руководит подсознание, зов пола.

Если вдуматься в приведённое разделение понятий, то станет понятно, почему поэзия, драматургия и проза редко обращаются к теме любви, а чаще – к влюблённости. Ведь именно это чувство является источником ярких чувств и конфликтов, которыми как раз и “питается” литература. Любовь же — стабильное, умиротворяющее чувство – с большим трудом становится источником литературного вдохновения, так как жизнь любящих и счастливых супругов со стороны кажется совсем неинтересной, будничной, и не содержащей тех бешеных эмоций, сумасшедшей романтики и безрассудных поступков, которые так будоражат воображение читателей и зрителей. Так и получается, что по сравнению с бурей эмоций у влюблённых, умиротворённая жизнь любящих супругов кажется “пресной” и недостойной для подражания.

Лев Толстой мудро заметил: “Все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая — несчастна по-своему”. Эта схожесть, вероятно, и лишает посторонних интереса к счастливым и любящим супругам, ведь о них даже неинтересно посплетничать, не то, чтобы восторгаться.

К понятию любовь мы ещё вернёмся, теперь же попробуем разобраться в понятии влюблённость, вернее в том, что влияет на формирование этого сильного чувства.

Основной “движущей силой” влюблённости является инстинктивное притяжение к противоположному полу — “Пора пришла — она влюбилась…”, но выбор чаще всего зависит от имеющегося образа идеального человека, который формируется под влиянием идеалов среды и личных впечатлений.

Идеал — довольно неоднозначное понятие. В каждом кругу, у каждой общественной прослойки свои идеалы, включающие в себя не только внешность, но и стиль жизни: классовую или партийную принадлежность, материальное положение и т.п. Но этот “комплект” нестабилен даже в рамках одного круга людей, не говоря уже о народах и расах.

Самым простым примером переменчивости идеалов может служить идеал красоты. В Европе, например, считались в разное время красивыми то пышные, то худые женщины, то румяные и пышущие здоровьем, то бледные и болезненные (тогда девушки вынужденно портили себе желудки для того, чтобы соответствовать господствующему идеалу). В других же странах и на других континентах, где культура народов сильнее отличается друг от друга, идеалы – ещё противоречивей.

Идеалом женской красоты в одном из племён Океании стала длинная шея. Чтобы соответствовать ему, девушки носят специальные обручи, удлиняющие шею до несуразных размеров. На острове же Пасхи, чтобы соответствовать идеалу красоты, мочки ушей у женщин и у мужчин оттягивались специальными серёжками. А во Вьетнаме, да и не только, покрывали зубы чёрным красителем, чтобы зубы не были белыми “как у собаки”.

Можно было бы посмеяться над подобными дикими идеалами, если бы в наше время женщины специально не заражались кишечными паразитами, чтобы иметь стройную фигуру. Не говоря уже о том, что татуировка и прокалывание всевозможных частей тела (вплоть до клитора) не так давно вошли в моду. Но это всё — внешние проявления образа (имидж), на формирование же “глубинного” идеала подростка влияет социальное положение и национальность его семьи. Правда, не только семья формирует идеал и цель в жизни. Круг сверстников в состоянии подменить родительские идеалы идеалами подросткового возраста. Правда, привитые семьёй идеалы не “выветриваются”, а проявляются в зрелом возрасте, за счёт чего и передаются традиции.

В молодости идеалы чаще всего строятся на отрицании идеалов старшего поколения. И это вполне естественно и необходимо, ведь такое отрицание способствует общественному прогрессу. Без отрицания, без “проверки на прочность” идеалов старшего поколения, общество “застаивается”. И необходимо, чтобы каждое поколение пересматривало культурные ценности предыдущего поколения, прежде чем передать их следующему. Правда, проверка временем не всегда гарантирует истинность переданных культурных ценностей. К примеру, у народов мира сохранилось немало ненужных или даже варварских обрядов и традиций. Но не будем отвлекаться от основной темы — от влюблённости.

Влюблённость начинается с притяжения к привлекательному образу — к внешности, в основном, так как внутренний мир сразу не разглядеть, да и инстинкту, “управляющему притяжением”, это ни к чему. Привлекательность же образа — это схожесть с идеалом. И чем неопределённей идеал, тем больше оказывается вокруг привлекательных людей. Соответственно и разочарований у людей с поверхностными идеалами бывает больше, впрочем, как и у тех, кто соответствует “массовому” идеалу, на которых “виснут” поклонники или поклонницы. А эти “идеалы” вынуждены “подгонять” свой образ под роль кумира, что ещё больше “притягивает” к себе сердца окружающих. Но повышенное внимание балует людей, делает их циничными и мешает привязаться к кому-нибудь всей душой. От чего только “треск стоит от разбитых сердец” (влюблённость-то — истинная) и остаётся разочарование в любви, которой тут, впрочем, и “не пахло”.

Ненадолго остановимся на составных частях понятия привлекательность, вернее – внешняя привлекательность, так как личностная, внутренняя привлекательность сразу не привлекает, извините за тавтологию. Внешность же привлекательна следующим: красотой или симпатичностью лица, телосложением (“фигуристостью”) и положением в обществе (происхождение, уровень материальной обеспеченности и т.п.) Но эти составляющие можно корректировать, скажем, макияжем, причёской, сексуальной одеждой, “примазыванием” к чужой известности, улучшением финансового положения, вернее — демонстрацией престижной собственности (в каждом кругу свои престижные вещи) и другими специфическими способами, татуировкой, например. И всё же, привлекательный образ формирует общество, круг. Поэтому конкретную личность такая привлекательность может привлечь не к тому, к кому нужно. Но думать об этом, когда уже “включилась” влюблённость – поздно, ведь у неё сила инстинктов, правда, не у всех одинаковая.

Влюблённость бывает разной силы. Сильнее всего она проявляется у одиноких и замкнутых людей. А при неустойчивой психике сила влюблённости может дойти даже до навязчивого состояния (роковая любовь) и пагубно отразиться как на психическом, так и на физическом здоровье человека. Впрочем, так же, как и прочие навязчивые состояния.

Так как притягательные образы “навязываются” обществом, а инстинкт “интересуется” лишь некоторыми физиологическими параметрами (запахом, например), то влюблённых обычно притягивают те черты характера и внешности, которые, как это ни парадоксально, мешают созданию пары и развитию любви. Но не одновременно вспыхнувшей взаимной влюблённости, а тому крепкому чувству, в которое должна перерасти влюблённость. И дело тут не всегда в ошибочности осознанного образа, а чаще — во “вмешательстве” подсознания, которое ищет человека, схожего с одним из родителей. И это – довольно сильный фактор, под влиянием которого юноши подсознательно стремятся к тому, чтобы избранница была похожа на их мать, девушек же притягивает схожесть с отцом. Причём, не внешняя схожесть, а целый комплекс незаметных и неосознаваемых черт. Со стороны же это стремление, этот неосознанный идеал неплохо виден. Нередко друзья и подруги неудачливых супругов удивляются: “Где ты откапываешь таких похожих партнёров (партнёрш), с которыми как по нотам повторяешь предыдущую драматическую связь (или брак)? Это какой-то злой рок!” Но оказывается, что это всего лишь подсознательная тяга к родительскому образу. Правда, не всегда эта тяга приводит к отрицательным результатам. Если родительская семья достойна подражания, то схожесть черт избранницы (-ка) с родителем того же пола может сделать крепче семью и помочь молодожёнам достичь гармонии.

Так как в подсознании “крутятся” не по отдельности: родительский образ, идеал, сформированный внешней средой (обществом, кругом), инстинктивная тяга к здоровому и сексуально привлекательному партнёру, а их “смесь”, то и направленность влечения оказывается очень неожиданным. Что и заставляет нередко влюблённых терять душевное равновесие, ведь их сознание вступает в противоречие с подсознанием. Но, даже осознавая, что возлюбленный ему не пара, что у них нет общего будущего, влюблённый человек не может воспротивиться подсознанию. Отсюда — метания, беспокойство, резкие перемены настроения и т.п. (известный всем синдром влюблённости). Правда, не у всех влюблённых бывает раздвоение сознания, многие отдаются во власть подсознания, не задумываясь о последствиях. А те, кто в моменты “прояснения” анализируют своё состояние и пытаются побороть противоречия, сталкиваются с раздвоением личности.

Сила переживаний от раздвоения личности зависит от темперамента и характера. Рассудить самому, который выбор — сознательный или подсознательный — будет вернее, очень трудно, тем более что подсознательное влечение нелегко подавить. К тому же, помощь со стороны в таком состоянии тоже малоэффективна, и особенно тогда, когда это сильное чувство пришло впервые. Но какой-то выход всё же есть у влюблённого — помочь ему может осознание того, что правильный выбор спутника жизни не сопровождается бешеными сомнениями и переживаниями, ведь взаимная влюблённость – гармоничное состояние, хоть и психически возбуждает и меняет людей. Она — первый шаг к счастливому супружеству, и не должна приносить страданий. Правда, если “вмешиваются” другие факторы, к примеру, неравенство: социальное или материальное, а также национальные отличия, то взаимной влюблённости трудно будет перерасти в любовь.

Влюблённость подстёгивает человека, требует от него идти на какие-то жертвы, иногда даже жертвовать жизнью. Это, конечно, очень романтично и по-своему красиво, но всё же, Ромео и Джульетта — не пример для подражания. И к счастью, в реальной жизни влюблённость редко приводит к серьёзным трагедиям, но всякое бывает. И тогда очень обидно, что такое “созидательное” чувство действует разрушительно на людей и затрудняет их дальнейшие поиски своей половины. Правда, чаще всего опыт неудачной первой любви (первой сильной влюблённости) заставляет задуматься и не даёт “распускать своё сердце” при каждом знакомстве, учитывая свой горький опыт. И это позволяет сделать в дальнейшем правильный выбор, вернее — влюбиться именно в свою половину.

Тут нужно отметить, что понятие половины пары не такое абсолютное. Вначале возлюбленные и даже молодожёны ещё не являются единственными друг для друга. Настоящими половинами пары они становятся с годами. Так что неудачливым влюблённым, которым кажется, что они больше никого не смогут полюбить, можно посоветовать оставить эту мысль, приводящую в редких случаях даже к самоубийству, не говоря уже о других трагедиях, и набраться терпения и веры в будущее. Не всегда это, разумеется, просто, особенно тогда, когда это чувство откровенное и сильное, но не нужно забывать, что рано или поздно можно найти “подходящий объект” и взаимными усилиями стать половинами пары.

Так как влюблённость не зависит от сознания человека, то главный рецепт от неудачной влюблённости — вовремя остановиться. Но чаще всего бывает слишком поздно, тем более – в первый раз. Однако помочь себе (и “объекту” влюблённости) всё-таки можно, если есть опыт. Речь идёт о создании продуманного образа будущего спутника жизни, чтобы не дать одинокому сердцу воспылать страстью к неподходящему человеку. Главное — понять, что образ должен обладать не абстрактно хорошими качествами, а должен быть подходящим для того, чтобы оба стали половинами пары. Ведь даже одежду думающие люди подбирают не самую модную, а самую подходящую, так как модная, красивая одежда может не подойти не только к внешности, но и к стилю жизни. Что же говорить о живом человеке с конкретным набором плюсов и минусов?

Художественная литература, призванная воспитывать и ориентировать людей, зачастую оказывает им “медвежью услугу”. Герои литературы и кино (даже рекламы) сильно дезориентируют молодёжь, насаждая неверные идеалы, отчего юноши и девушки, не имея собственного опыта, становятся жертвами “размытых” или ошибочных мнений о смысле жизни, о браке и о любви. Особенно же сильное влияние оказывает массовое искусство на романтичные натуры, ведь нереальные представления о любви и о супружестве часто становятся у них причиной эгоизма в любви и непомерных требований к возлюбленному. Отсюда — неудачный брак, разочарование в любви и, в конечном итоге, одиночество, ведь романтизм заставляет искать встречи с рекламным идеалом или подгонять живого человека под рекламный идеал. Но рекламный, показушный брак вряд ли кого-то может удовлетворить, а тем более – осчастливить. И хуже всего то, что из-за таких “красивых” браков остаются отвергнутыми конкретные, подходящие личности, с которыми можно было бы создать настоящую счастливую семью. Но, к сожалению, по-настоящему счастливые семьи никто не рекламирует, а людей, стремящихся к такой семье, “романтики” обвиняют в “приземлённости”.

Конечно, романтизм нужен молодым людям, но гораздо нужнее уметь видеть красоту реальной жизни. И стремиться к своему идеалу тоже нужно, ведь никто не говорит, что можно создать семью с первым встречным. Просто романтизм должен быть реалистичным, если можно так выразиться. Противоречиво, конечно, звучит. Но если это противоречие более-менее понятно, то другое — не так просто понять. О нём мы уже упоминали, говоря, что созданию реального образа спутника жизни мешает то, что черты, притягивающие влюблённых, часто мешают в браке. А ведь это такие бесспорные плюсы как красота, независимость, уверенность в себе, бескомпромиссность, увлечённость работой и др., справедливо притягивающие к себе влюблённые сердца. Но все они в той или иной мере являются помехой гармоничным супружеским отношениям. Правда, часто мешают не сами эти, фактически, положительные качества, а их степень.

К примеру, привлекательная внешность не может помешать супружескому счастью, а вот общепризнанная (относительно, конечно) красота — может; увлечённость работой – хорошее качество, ведь без творчества человек не может быть полноценным, а вот жертвование интересами семьи ради работы – помеха гармоничным отношениям в семье; свободолюбие и стремление к независимости – необходимые любому человеку качества, а вот желание быть независимым от своей половины и свободным от “уз” брака — дисгармония. И так далее.

Рассмотрим подробнее внешнюю привлекательность, скажем, красивого ребёнка, который уже с ранних лет привыкает к своему “превосходству” над окружающими, не задумываясь над этим. В подростковом возрасте оценка своей значимости уже закрепляется повышенным вниманием сверстников. Это автоматически приводит к тому, что юноши и девушки, выделяющиеся своей внешностью, предъявляют повышенные требования к своим знакомым. И не спроста, ведь их не покидает мысль, что они достойны большего, поэтому их и не удовлетворяют реальные партнёры. Усугубляет же их положение ещё и богатство выбора, которое развращает, ведь им кажется, что уже своей внешностью они способны облагодетельствовать избранника. И поэтому им трудно решить, кто же достоин такого “сокровища”? Но хотя их фантазии и полны романтики, мысли всё же сводятся к одному, хоть это и редко осознаётся: “Как бы подороже себя продать?” Конечно, с таким “богатством” можно сделать карьеру и капитал, но о семейном счастье придётся забыть, так как семейное счастье приходит лишь к равноправным партнёрам.

Примерно так же обстоят дела и с чрезмерной независимостью, и с бескомпромиссностью, и с излишней уверенностью в себе (самоуверенностью), и с гордостью за своё социальное или материальное положение. Эти черты, справедливо нравящиеся в возлюбленных, у супругов могут стать причиной какого-то превосходства и неравноправия. А это обычно препятствует налаживанию гармоничных отношений между супругами – супружескому счастью.

Увлечённость работой и карьерой, несмотря на свои плюсы, тоже может отдалить супругов. И хотя забота о карьере и профессиональная увлечённость сопровождаются повышением материального уровня семьи, это редко способствует сближению супругов, так как время на дополнительную работу (можно быть дома физически, но мыслями быть на работе) выкраивается из общего семейного времени. А такая ограниченность общения отрицательно сказывается не только на детях, но и приводит к отдалённости между супругами, что вкупе с широкими возможностями обычно приводит к супружеским изменам, вызванным дефицитом близости. Причём, не обязательно интимной близости, но и нехваткой участия, душевного единения и нежности.

Справедливости ради нужно сделать оговорку, что думающим и стремящимся к семейному счастью супругам все эти трудности не помеха. Но, к сожалению, многие супруги чрезмерно увлекаются внешностью, карьерой, творчеством, деньгами, хобби и показухой, не задумываясь над своей ролью в семье и считая, что всё само собой наладится — были бы деньги.

Романтичность и жажда приключений, так нравящиеся юным сердцам, нередко тоже препятствуют созданию прочных семейных отношений, ведь довольно трудно наладить гармоничные отношения с человеком, интересы которого находятся вне семьи. А ведь у “романтиков” семейный уют часто отождествляется, чуть ли не с болотом и с кандалами, из которых они постоянно рвутся на волю. Просто они не в состоянии оценить романтику и реальные приключения семейной жизни. Они не понимают их и не могут получить удовлетворения от жизни с любимым человеком и своими детьми. Конечно, супружеские радости и заботы, по сравнению с приключениями книжных героев, выглядят не так привлекательно, “престижно” и “по рекламному” ярко. Однако только гармоничная жизнь в семье может дать по-настоящему почувствовать человеческое счастье. К тому же, для достижения гармонии нужно приложить усилия и иметь терпение, а его у абстрактных романтиков как раз и не хватает. Поэтому-то жажда приключений часто склоняет их к мыслям о “скоростных” удовольствиях, о сексуальной свободе, например. И не только будничную, но и интимную жизнь супругов они воспринимают как тюрьму, мечтая о жизни принцев и принцесс, не догадываясь, что романтика, оторванная от реальной жизни, зачастую приводит лишь к одиночеству, не давая романтическим натурам — девушкам, в основном — раскрыть своё сердце подходящим, реальным сверстникам.

Но вернёмся к влюблённости. Все знают, какое это сильное чувство — на уровне инстинктов. Однако механизм его не совсем ясен. Попробуем разобраться в нём.

Человек является саморегулирующейся системой с неповторимым сочетанием рефлексов (условных и безусловных) и стереотипов (поведения и мышления). А для налаженной работы этой системы – как, впрочем, и других — нужна определённая её замкнутость, которая не даст потерять индивидуальность и раствориться в массе таких же. Замкнутость же системы призван защищать иммунитет, который препятствует полному сближению людей. Конечно, совместная жизнь до определённой степени сближает людей — у них вырабатываются общие стереотипы поведения и мышления. Но это, во-первых, довольно долгий процесс, а во-вторых — иммунитет всё равно не даёт паре полностью слиться. А природе этого и не нужно. Но зато для продолжения рода, когда необходимо быстрое сближение чужих (до этого времени) людей, природа может на время нейтрализовать иммунитет. Эту функцию как раз и выполняет влюблённость, давая возможность быстро сблизиться двоим чужим людям — стать даже ближе, чем мать с ребёнком. Без нейтрализации же иммунитета просто невозможно относиться к чужому человеку, как к жизненно необходимому, желанному и самому дорогому существу на планете.

Однако временное разрушение иммунитета — довольно болезненный процесс, и неустойчивость психики, потеря сна, аппетита, учащение сердцебиения и прочие “симптомы” влюблённости являются как раз его следствием. А дело в том, что при подавлении иммунитета временно нарушается целостность личности — идёт подготовка к “слиянию” с другой личностью. Но чтобы этого не происходило постоянно, влюблённость “включается” избирательно, иначе постоянно шло бы разрушение иммунитета. Одну сторону этой избирательности — на уровне инстинктов — заметил ещё Чарльз Дарвин, наблюдая за самцами оленногонных собак, которые отдавали предпочтение самкам из другой стаи. Он сделал вывод, что у близких, повседневно общающихся родственников (и не только) возникает взаимное половое отвращение.

Конечно, неприятно звучит упоминание о собаках, когда речь идёт о прекрасном человеческом чувстве, но ведь и мы — дети природы. А примеры можно привести и из жизни людей. К примеру, при дуально-родовой экзогамии (первая историческая форма общественного регулирования отношений между полами) партнёры брались из другого клана или племени. И это имеет физиологическое обоснование — чем дальше по происхождению родители (до определённых пределов, разумеется), тем здоровее и приспосабливаемей потомство (эффект гетерозиса). Вряд ли об этом знали дворяне, но что-то же заставляло их время от времени брать в жёны девушек из простолюдинок, чтобы “освежить кровь”. А вот фараоны в Древнем Египте не учитывали этого и выродились из-за постоянных браков между кровными родственниками.

Но это всё — физиология, что же касается избирательности влюблённости — есть тоже факты. Например, в коммунах, где дети воспитываются группами, хотя они и не являются, в основном, кровными братьями и сёстрами, браков между ними почти не бывает. А коммуны и в наши дни можно встретить в Израиле, в Японии и в скандинавских странах.

Ещё немного отвлечёмся, чтобы отметить, что речь не идёт о детских сексуальных играх, которые не имеют ничего общего с зовом пола — основой влюблённости, а являются лишь этапом познания окружающего мира.

Влюблённость — если смотреть с точки зрения современных супругов — это подарок молодожёнам от природы. Но подарок этот имеет свой “срок годности”, так что молодожёны, не использовавшие его вовремя, лишаются возможности испытать счастье любви, даже если у них сильная взаимная влюблённость. А дело в том, что нейтрализация иммунитета недолговечна, и молодым людям нужно успеть сблизиться настолько, чтобы после его восстановления не стать снова чужими людьми. А об этом будет свидетельствовать эмоциональный спад влюблённости; в народе говорят: “любовь прошла”.

О том, что нужно сделать, чтобы влюблённость переросла в любовь, мы поговорим в другой главе. А здесь остановимся на половых контактах, часто сопровождающих влюблённость. Моральную сторону этого мы рассматривать не будем, ведь если возлюбленные достаточно взрослые люди и имеют представление о предохранении от нежелательной беременности — это их личное дело, независимо от причин. А вот на причинах и последствиях ранних половых актов стоит остановиться.

Конкретного возраста, с которого можно заниматься сексом, не существует. Это, прежде всего, потому, что половое созревание подростков разных национальностей происходит с разницей в несколько лет: у южан — раньше, у северян — позже (может это связано не только с климатом, но и с традициями, и с открытостью носимой одежды). Однако причиной первого полового акта становится не половое созревание. Исследования показали, что сексуальные интересы подростков больше зависят от влияния среды, чем от полового созревания. Ведь если в кругу сверстников распространены сексуальные контакты, то воздерживающийся от секса подросток может ощущать себя белой вороной, а такое и взрослые не всегда выдерживают. Для противостояния же давлению среды нужна сильная воля и осознание своей правоты, а этому может помочь половое воспитание.

Что касается физиологических противопоказаний для ранних половых актов, то их нет. Другое дело — ранняя беременность, которая нежелательна по многим причинам и связана с большими неприятностями, как для самой беременной, так и для её родителей. И всё же, на психике ранние половые акты отражаются существенно, особенно, если это не разовый контакт – выработавшийся стереотип сексуального поведения может повлиять на судьбу.

Надо заметить, что подростковая влюблённость вполне может обойтись без половых актов, так как она является своеобразной репетицией чувств и взаимоотношений. Ранняя же половая связь деформирует принципы дальнейших взаимоотношений с противоположным полом. Она придаёт им некоторую однобокость — сводит их лишь к сексу.

Обычно подростковая влюблённость проходит сравнительно легко и не оставляет нехороших воспоминаний. К тому же, не так часто, как принято считать, она становится побудительной причиной сексуальной связи подростков. В действительности причины ранних половых связей совсем другие: у мальчиков это — любопытство и самоутверждение, а у девушек — уступка напористому ухажёру (часто из боязни потерять его) и тоже любопытство. Есть, правда, и другие причины потери невинности, но, во-первых, они сравнительно редки, а во-вторых — не имеют ничего общего с нашей темой.

Когда влюблённость достигает своего апогея, возникает желание объединить судьбы, и тогда делается Предложение. В идеальном варианте — при взаимной влюблённости — Предложение принимается естественно и без сомнений, тем более что девушки, в основном, предчувствуют. И такой идеальный вариант не редкость в наши дни, но чаще бывает по-другому, так как к этому судьбоносному разговору симпатизирующие друг другу люди приходят с разной “степенью” влюблённости. И степень эта бывает, как правило, выше у юноши, чем у девушки. Это объясняется тем, что именно он делает Предложение. А ведь чтобы решиться на этот важный шаг, нужно испытывать сильное чувство, хотя это может быть и отчаянным шагом “одинокого сердца”.

Что же касается девушки, то она на этот момент может испытывать всего лишь симпатию. А чем слабее у неё чувства, тем, разумеется, больше колебаний, и тем труднее решить возникшую проблему: согласиться или отказать. А это очень сложная задача — быстро разобраться в своих чувствах (часто без какого-либо опыта) и конкретизировать свои мечты и планы на будущее. Жаль только, что эта трудная работа не приводит к хорошим результатам. Дело в том, что сомнения свидетельствуют о недостаточной степени влюблённости или об отсутствии, и положительный ответ девушки, не чувствующей сильного притяжения, может принести лишь несчастье обоим. К тому же, не имея опыта, трудно понять: сильно ты влюблён или нет. Правда, о силе влюблённости можно судить по тому, чем конкретным готов человек пожертвовать ради того, чтобы на всю жизнь связать судьбу со своим любимым. Но принимать в расчёт нужно не абстрактную и романтичную готовность, к примеру, пожертвовать жизнью, а реальные серьёзные жертвы: переехать в другой город, поменять профессию, жить в сравнительно худших условиях и т.п.

Нередко девушки, соглашаясь выйти замуж, надеются на то, что им достаточно уважения и симпатии, а эти чувства постепенно перерастут в любовь. И не только неопытные девушки, но и женщины часто уговаривают себя: “Ничего страшного, можно жить с мужем и без любви, стерпится – слюбится, и т.п.” Но в большинстве случаев это — самообман. Без влюблённости любовь не придёт. Без неё и симпатия, и уважение, и даже жалость, очень скоро могут превратиться в ненависть, и не только к любящему мужу, но и ко всему миру. Правда, редкие исключения бывают, когда взаимная влюблённость возникает после вступления в брак, но вероятность этого крайне мала.
<!––nextpage––>
Говоря о влюблённости, нельзя не упомянуть об уважении к чувствам влюблённых. Нужно знать, что отсутствие иммунитета делает их незащищёнными и ранимыми, поэтому в отношениях с влюблёнными нужна чуткость. И это касается не столько окружающих, сколько тех, на кого направлено это чувство. Желательно, чтобы не испытывающий ответных чувств поставил себя на место поклонника, хотя тому, кто не влюблялся ни разу, трудно войти в положение влюблённого, но пусть поверит на слово, что быть отвергнутым — очень больно. Поэтому нужно постараться вести себя как можно тактичней. Но это не значит, что нужно внушать напрасные надежды, заигрывать от нечего делать, держать “про запас” и т.п. Чем раньше будет получен однозначный ответ и объяснения, что у них нет общего будущего, что они разные люди, и что просто нет ответного чувства, тем менее болезненным будет для влюблённого окончательный отказ. Тянуть с окончательным отказом из чувства жалости нельзя, так как это лишь продлит мучения, а при нестойкой психике может привести и к нежелательным, даже трагическим последствиям. И ещё нужно иметь в виду, что отказ — это нанесение незаслуженной обиды, поэтому нужно постараться быстро и тактично выйти из этого щекотливого положения.

Влюблённым без взаимности, в свою очередь, тоже можно посоветовать войти в положение милого сердцу человека и не быть чересчур настойчивым. Разумеется, что это можно сделать лишь тогда, когда временно прекращаются “приступы слепой страсти”, и есть возможность трезво оценить ситуацию. Не стоит завоёвывать любовь обманом, угрозами или “брать измором”. Это может удовлетворить лишь слепую страсть и самолюбие. Цели добиться этими способами, конечно, можно, но счастья этим не добиться. Поэтому стоит задуматься, а надо ли упорно добиваться брака, если он не принесёт никому счастья?

Говоря о влюблённых, обычно подразумевают юношей и девушек, да и слово молодожёны трудно связать с другим возрастом, несмотря на то, что “любви все возрасты покорны”. Но если к “ненормальному” поведению молодых влюблённых окружающие относятся с пониманием, то зрелых влюблённых знакомые и родственники пытаются “отрезвить”, и даже пристыдить: “Взрослый человек, а ведёшь себя как мальчишка (девчонка)!” А ведь влюблённые ведут себя вполне естественно, просто сказывается привычка окружающих видеть лишь в молодых такую чистоту чувств, резкие перемены настроения, романтичность и пренебрежение общественным мнением. Конечно, безрассудность поведения степенных людей, к которым пришла любовь, выглядит несколько комично, но у любви (влюблённости) свои законы, и относиться к ним надо с уважением.

РЕШЕНИЕ ВСТУПИТЬ В БРАК

Влюблённые, почувствовав взаимность, стремятся соединить свои судьбы. Если они достаточно зрелы и чувства у них не абстрактно-романтические, то решение вступить в брак приходит само собой, как логическое следствие взаимной влюблённости. Но зрелость влюблённых, вступающих в брак, не однозначно зависит от возраста. Физиологическая способность стать отцом или матерью обычно опережает социальную готовность к супружеству, то есть и в 30 лет может не быть желания стать половиной пары и взять на себя ответственность за детей. Поэтому даже возраст, с которого официально регистрируют брак, не всегда достаточен, тем более что не во всех странах он одинаков. А для счастливого брака молодожёны должны быть молодыми настолько, чтобы их холостяцкие привычки (в том числе и сексуальные) ещё не успели окончательно закрепиться. Одновременно они должны быть настолько зрелыми, чтобы успеть почувствовать тяжесть одиночества и научиться ценить не абстрактную романтику, карьеру, деньги и сексуальные приключения, а семью с любимым человеком и детьми.

Если к влюблённым решение вступить в брак приходит само, то вступающим в брак по иным мотивам, это решение даётся с трудом, а жить им будет ещё труднее, ведь брак без любви и взаимопонимания — это мука. Правда, взаимная влюблённость тоже не даёт гарантии счастливого супружества, но тут уже всё (или почти всё) находится в руках молодожёнов — им под силу обратить взаимное притяжение в настоящую любовь. Но для этого нужно представлять себе цель и немало потрудиться. Если же молодожёны не будут стремиться объединиться в пару и раскрыться друг другу, то довольно скоро они дойдут до отчуждения, будут мучить друг друга эгоизмом, недоверием, неуважением, ревностью и бескомпромиссностью. Но это в будущем. А на первых порах супруги, упустившие время, когда иммунитет был нейтрализован влюблённостью, почувствуют, что “любовь уходит”. С опозданием они попытаются возродить чувства или попробуют хотя бы свыкнуться с человеком, уже ставшим чужим, может, попытаются побороть вызванное восстановившимся иммунитетом отвращение к чужому телу, к запаху и манерам. Но безрезультатно! Парой они уже стать не смогли, так что придётся мирно сосуществовать, а это не так уж и легко. Ведь если человек нормально (даже с восторгом) воспринимает запах любимой половины, его привычки и прочие индивидуальные особенности, то в не любимом — его всё раздражает и может привести к ненависти. Сердце же, оставшееся одиноким в браке, будет продолжать поиски близкого человека вне семьи. Это значит, что в любой момент в одиноком сердце может вспыхнуть влюблённость вне семьи, ведь человек всегда стремится к счастью.

Если в прежние времена супруги могли вполне сносно жить без любви, то в наше просвещённое время эмоционально бедное сосуществование мало кого может удовлетворить (речь идёт о положительных эмоциях, отрицательных — хватает). Поэтому брак без любви обречён. Это не должны забывать молодые, решившие стать семейными. И если появились сомнения в откровенности и взаимности чувств, то лучше не рисковать. Влюблённость же отметает все сомнения (к сожалению, и оправданные). Но если приходится убеждать себя, что любовь придёт потом, что достаточно уважать и ценить супруга, достаточно, что он сам сильно любит и может материально обеспечить семью и т.п., — лучше не рисковать.

Некоторые молодые женщины (реже — мужчины) считают, что рождение ребёнка сблизит не любящих друг друга супругов. Это большое заблуждение. Конечно, ненадолго может появиться близость от забот и от общности интересов, но очень скоро отсутствие любви даст о себе знать — и им станет всё труднее и труднее жить вместе, и особенно после того, как не оправдается их последняя надежда на сближение. А с ребёнком и разводиться сложнее, ведь придётся принимать во внимание интересы общего ребёнка, да и его — живого человека — делить будет трудно.

Свой неудачный брак не все переживают одинаково. Одни могут свыкнуться с такой жизнью, как с неизбежным злом; другим придётся искать “забвенья в вине”; а третьим — искать родственную душу (и тело) вне семьи. Каждый находит выход по характеру, но больше всего страдают в таких случаях тактичные и сентиментальные натуры. Им могут принести уйму страданий ситуации, почти не замеченные хладнокровными эгоистами. (Это не пропаганда эгоизма, а констатация.) Но и “толстокожим” не сладко приходится в неудачном браке.

Всё реже в наше время вступают в брак из-за “неожиданной” беременности. Теперь сексуальных знаний у подростков хватает (“залетали” обычно сексуально неграмотные), да и презервативы сейчас под флагом борьбы со СПИДом активно рекламируют как предмет первой необходимости. Но причина сокращения вынужденных браков не столько в относительной грамотности, сколько в том, что женщины уже не стремятся замуж любой ценой. Не говоря уже о том, что многие девушки вообще не хотят выходить замуж, разочаровавшись браком родителей и знакомых. Но природа требует своё, и некоторые женщины предпочитают в одиночку воспитывать ребёнка. В принципе, это не хуже, чем жить с нелюбимым человеком. Но остаётся ещё и надежда выйти удачно замуж. Правда, на воспитании детей это сказывается не лучшим образом, но, как говорится — из двух зол…

Бывают случаи, когда брак заключается между возлюбленными, которые просто не задумываются о последствиях, в общем-то, естественной для них, половой связи. Но такой “вынужденный” брак отличается от браков по принуждению и вполне может стать гармоничным, если это подходящая пара и объединяет их не только секс.

Отсутствие стереотипов семейного поведения часто отрицательно влияет на решение вступить в брак. Это наблюдается у девушек, выросших без отца, вернее — в семье матери-одиночки. В семье вдовы или разведённой женщины несколько иное отношение к браку и к мужчинам, но и там хватает трудностей формирования у девушек семейных стереотипов. А дело в том, что девушки, выросшие без отца, смутно представляют себе роль мужа в семье, не знают, как нужно вести себя с ним, какие взаимоотношения должны быть между супругами. Поэтому они и копируют семью матери-одиночки, так как в ней им всё понятно, все роли “расписаны”, но нет места для мужа. А в мечтах они рисуют себе нереального спутника жизни, поэтому знакомство с реальным мужчиной у них кончается разочарованием. А если в результате взаимной влюблённости они и решатся выйти замуж, то стереотип матери-одиночки не даст им сохранить брак. Ведь зачастую первое, что им приходит в голову в конфликтной ситуации: “Обойдусь и без мужа”. Поэтому-то брак у таких женщин обычно не бывает продолжительным, а естественная тяга к мужчинам не связывается у них с супружеством. Обидно, но в таких случаях оба супруга страдают не по своей вине. Правда, если такая девушка серьёзно задумается над смыслом семейной жизни и над возникшими проблемами, а не будет “плыть по течению, то она вполне сможет заработать своё семейное счастье.

Современной молодёжи часто мешает решиться вступить в брак стереотип “свободной любви”, так как легкодоступное удовлетворение сексуального влечения, являющегося составляющей частью влюблённости, не даёт сердцу истосковаться и помечтать. А ведь отсутствие душевной тоски по близкому человеку, вызванное случайными сексуальными контактами, “размывает” смысл супружества и любви. “К чему любить, к чему страдать, ведь все пути ведут в кровать”. Привыкнув же к “свободной любви”, молодые люди не могут понять, зачем им нужно связывать себя заботами о семье, когда можно и без этого удовлетворить свою половую потребность? О душевной близости, настоящей любви и о родительских радостях у них из-за неопытности не возникает, как правило, вопросов.

Увлечение “спортивным сексом” в молодости препятствует не только решению заключить брак, но и после принятия решения оно мешает налаживанию супружеской гармонии. Ведь такому стилю жизни соответствует стереотип знакомства, при котором “постель” опережает романтику влюблённости и духовную близость. А такой стереотип “перекрывает дорогу” к настоящим взаимоотношениям между возлюбленными и к гармоничному браку.

Кстати, многие не только путают влюблённость с любовью, но и считают скоростное сексуальное взаимное притяжение влюблённостью, а сравнительно продолжительную сексуальную связь — любовью. Это заблуждение уводит от настоящих чувств и супружеского счастья. Поэтому ещё с подросткового возраста стоит задуматься о будущей семье. Тогда будет польза и от литературы, и от кино. Иначе слепое подражание модным независимым героям и героиням, меняющим партнёров “как перчатки” может превратить жизнь в подобие кинодрамы.

На влюблённость и решение вступить в брак отрицательно влияют психосексуальные отклонения, “заработанные” в детском и подростковом возрасте. Например, сексуальные переживания девочки, спровоцированные пожилым мужчиной, могут вызвать у неё геронтофилию — влечение к половому партнёру, намного старше себя. Такое психосексуальное отклонение может стать препятствием для создания семьи с ровесником. А вот жестокое наказание за детские сексуальные игры может условно-рефлекторно закрепить страх запрета на всё, связанное с половыми органами. Это не столько помешает вступить в брак, сколько затруднит или вовсе сведёт на нет интимную близость в браке, что в конечном итоге разрушит семью.

На решение вступить в брак влияет как социальное положение возлюбленных, так и их финансовое положение (положение родителей). Это настолько всесторонне освещено в мировой художественной литературе, что и добавить нечего.

Юноши и девушки, которые не испытали всей силы влюблённости, но размышляют о замужестве, часто задаются вопросом: “Брак по любви или по расчёту?” Конечно, они имеют в виду влюблённость, о которой уже было сказано, но, несмотря на это можно резюмировать: счастливый брак без любви (на первых порах — без взаимной влюблённости) невозможен. Что же касается расчёта, то тут — сложнее: влюблённым уже не до расчёта, а многим он и не нужен, если они влюбились в своём кругу, и имеют возможность создать здоровую и счастливую семью. А вот у влюблённых “по собственному желанию” (наперекор подсознательному выбору) расчёт может оказаться верным. Но надо заметить, что расчёт этот не должен быть финансовым, имущественным, престижным и т.п. Просто зрелый, истосковавшийся по любви и близости человек начинает понимать, что его постоянно тянет к неподходящим ему кандидатам. Он осознаёт, что сближение с теми, кого “подсовывает” ему инстинкт, никакого счастливого будущего не будет. Это понимание, конечно, приходит с опытом. Вот тут-то и можно найти по расчёту подходящего кандидата и душевно сблизиться с ним (разговоры, прогулки, откровения, ухаживания), а за сердцем дело не станет — влюблённость придёт. Причём чувства у возлюбленных будут крепче (но не страстней, есть разница), чем у слепо влюблённых. И это потому, что обычно влюблённые по такому расчёту не избалованы повышенным вниманием и более отзывчивы на чувства, чем баловни судьбы, постоянно ощущающие влечение окружающих.

В последнее время появилась ещё одна помеха для основания семьи – унисекс — молодёжный стиль бесполой жизни: лысые девушки, бесполая одежда и т.п. Правда, приверженцы этого стиля от секса не отказываются, даже больше — они легко становятся бисексуалами. В глубине этого явления -нежелание вырасти и какой-то страх перед серьёзными взаимоотношениями между полами, перед заботой о семье, детях и т.п.

В рассуждениях о будущем браке часто опасаются сексуальной несовместимости. Это — результат “расплывчатых” знаний об анатомии и сексологии. А на самом деле вероятность сексуальной несовместимости достаточно мала, так что опасаться её не стоит. Правда, в браке могут проявиться психосексуальные отклонения, о наличии которых молодожёны могли бы не знать. Причём не только у любимого человека, но даже у себя. Но если отклонения всё-таки дали о себе знать, то нельзя сгоряча порывать с любимым человеком. Надо разобраться в этой проблеме, желательно — вдвоём. А для этого нужно иметь представление о всевозможных отклонениях, чтобы понять, станет ли конкретное отклонение серьёзной помехой или можно легко ужиться с ним и даже больше — использовать его в сексуальных играх на радость обоим. По неграмотности же даже желание поцелуев половых органов может расцениваться одним из супругов как извращение, что приведёт к отчуждению перспективных супругов. Но об этом речь пойдёт в другой главе. Поэтому вернёмся к вопросу о сексуальной несовместимости.

Тела мужчин и женщин устроены так “удачно”, что почти в любой комбинации подстраиваются для совместного физиологического акта, то есть для полового сношения. Не говоря уже о том, что доставить друг другу половое удовлетворение можно и другими способами. И даже большая разница в возрасте, росте или весе не помеха для секса. Но так как супружеские отношения нельзя свести лишь к половому акту, то на первый план выходит не сексуальная, а личностная совместимость: психологическая, культурная, социальная и т.п. Вот на этом-то и нужно заострять внимание желающим вступить в брак. В сексуальном же узнавании понравившегося человека нет особой надобности. К тому же, “оценочный” секс может привести к разочарованию не только в партнёре, но и в любви вообще, так как могут разрушиться романтические иллюзии.

Чтобы решение вступить в брак было удачным, то есть, чтобы влюблённость вспыхнула между подходящими друг другу молодыми людьми, вести себя при первоначальном знакомстве необходимо естественней — быть самим собой, а не играть роль идеального героя, стараясь казаться лучше, чем есть на самом деле. Тогда и вероятность того, что влюблённость вспыхнет не к реальному человеку, а к искусственному образу, будет меньше. И это спасёт от сильных переживаний, разочарований и неразделённой любви. Конечно, у тех, которые разыгрывают положительную роль, красуются, ведут себя геройски в нестандартных ситуациях, больше шансов понравиться, но для брака нужны реальные качества. Поэтому те, которые пускают пыль в глаза и очаровывают показной романтичностью и галантностью своих возлюбленных, обманывают, прежде всего, себя. Но с другой стороны, у ведущего себя естественно будет больше отказов и разочарований в себе, больше сомнений, что он не достоин любви. Однако если его полюбят, то надолго, а ради этого стоит помучиться от отказов непонимающих и неподходящих кандидатов.

Если влюблённость вспыхивает между неподходящими друг другу и “выделывающимися” друг перед другом людьми, подходящий кандидат может оказаться в стороне или же появиться после заключения обречённого брака и “разрушить” эту семью. О подобных семейных драмах все мы наслышаны, но почти всегда обвинения бывают не по адресу. Общественное мнение всегда осуждает внебрачную любовь, пренебрежительно называя возлюбленных любовниками, не желая понять, что в крепкую семью, где есть любовь, никто не может “вклиниться” и разрушить её. А семья, построенная на ложных порывах и не скреплённая взаимопониманием и любовью, может развалиться от любой случайности, не говоря уже о такой силе, как влюблённость. Но не всё так однозначно, и связь вне семьи может быть лишь развлечением.

Понравившимся молодым людям лучше всего узнавать друг друга в естественной обстановке, в быту, чтобы увидеть обычное поведение своей симпатии. На вечеринках, гулянках и в общественных местах люди ведут себя иначе, держат себя в руках, играют роль положительного человека, часто далёкую от своей истинной сущности. В каждодневном же интерьере они расслабляются и ведут себя естественно, то есть так, как будут вести себя в браке: со всеми минусами и плюсами. И если чувства вспыхнут после такого знакомства, значит, в браке супруги смогут свыкнуться с минусами друг друга. А рассчитывать на перевоспитание нельзя, возможен только компромисс. Поэтому тем, кто знакомится с серьёзными намерениями, нужно спросить себя: “Смогу ли я всю жизнь не обращать внимания на эти минусы?” Но сделать это нужно до того, как влюблённость овладела сознанием, так как она заставит закрыть глаза на всё.

Влюблённые, упорно добивающиеся брака с понравившимся им человеком, рискуют, как уже говорилось, не найти с ним счастья. А ведь не каждый может выдержать “осаду”. Тут многое зависит от характера обоих: упорный — рано или поздно добьётся своей цели, а мягкий — в конце концов, согласится “подписать обоим приговор”. В дальнейшем, позволившие себя уговорить, возможно, будут мстить, мол, “получай, что хотел”. Месть может быть в виде измен и издевательств, или даже в виде абортов, если это женщина: “Не хочу иметь детей от этого козла!” Так что, есть над чем подумать тем, кто хочет добиться своей возлюбленной любой ценой.

Иногда решение вступить в брак растягивается на несколько лет — партнёры чувствуют, что они не пара, но живут половой жизнью и не спешат вступать в брак. Их притягивает друг к другу не взаимная влюблённость, а одиночество и привычка. Вернее, половой инстинкт и стремление к душевной близости притягивают их друг к другу, но добиться близости им не удаётся. Поэтому-то они и не стремятся стать парой, но “проголодавшись”, тянутся друг к другу, а “насытившись”, они возвращаются к своей повседневной холостяцкой жизни. О детях, естественно, речь у них не идёт, что и к лучшему, так как всё равно им суждено разойтись. Поэтому желательно не вступать в продолжительные отношения, так как такое сексуальное поведение превратится в привычку и помешает поискам настоящего спутника жизни. А иногда бывает, что один из таких партнёров находит себе пару, тогда другому приходится довольно трудно. Это может кончиться трагедией. И такие трагические ситуации могут возникнуть и у гомосексуальных сожителей, когда один из них ведёт бисексуальную жизнь от одиночества, но потом влюбляется в человека противоположного пола, и хочет иметь нормальную семью.

ПЕРВАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ

Первая брачная ночь, как часть свадебного обряда, потеряла, в основном, свой первоначальный смысл. Может, оно и к лучшему, ведь веками она наводила страх на девушек, да и на юношей тоже. И не без основания, так как молодожёны были чужими, малознакомыми людьми, которых “спаривали” родители. Нередко первая брачная ночь превращалось в узаконенное изнасилование. Женщины, прошедшие через это, делились своими впечатлениями с неопытными подружками и сёстрами. В результате этого страх перед первой брачной ночью передавался из поколения в поколение.

Молодым и неопытным женихам тоже несладко приходилось, но, разумеется, не в такой степени, как девушкам.

В наши дни под первой брачной ночью подразумевают первый половой акт, лишающий девственности. В идеале это происходит после обоюдного решения связать свои судьбы. И так как теперь нет строгих запретов, пылкие возлюбленные не видят смысла ждать “официального разрешения” на половой акт. Если оба уже созрели, и нет внешних помех (переезд, служба в армии, резкие различия в социальном или в финансовом положении), такое выражение чувств допустимо и может стать началом счастливого брака. Если же нет настоящих чувств, и первый для девушки половой акт происходит под влиянием момента, то он может окончиться разочарованием в сексе и в партнёре. Девушка может замкнуться и держаться некоторое время на расстоянии от парней.

Независимо от чувств, самых доверчивых и неопытных девушек первый половой акт может привести к незапланированной беременности, аборту или к рождению ненужного ребёнка. Но чаще всего первый половой акт в раннем возрасте приводит к беспорядочной и бездушной половой жизни, включая подростковый групповой секс. Но это — другая тема.

Целомудренным возлюбленным, решившим связать свои судьбы, необходимо знать, что первая брачная ночь может не принести сексуального наслаждения, ведь это — начало познания друг друга, когда неопытность и болезненные ощущения компенсируются нежностью и доверием, а влюблённость помогает справиться со стыдливостью и брезгливостью. И совсем не обязательно, чтобы с первого же раза произошло половое сношение. Ничего страшного, если не получится. Правда, для тех, кто впервые попробовал заняться сексом без чувств, первая неудачная попытка и сопровождающие её подтрунивание, боль и брезгливость могут отрицательно сказаться на психике и повлиять на дальнейшую половую жизнь. Молодожёнам же не стоит расстраиваться, ведь опыт нужен во всём. Можно повторить попытку на следующий день. Не надо переживать даже тогда, когда неудача постигла действительно в ночь свадьбы, в наше время ведь нет нужды демонстрировать окровавленную простыню и что-то доказывать окружающим.

Так как нередко зачатие первенца происходит после свадьбы, не мешает напомнить о вреде алкоголя. Современные молодожёны игнорируют во время свадьбы древний запрет на алкоголь для жениха и невесты. А ведь есть риск родить неполноценного ребёнка.

В первую брачную ночь инициатива должна исходить от жениха. Если он неопытен, за что его, конечно, нельзя осуждать, от волнения у него может пропасть эрекция или же при введении полового члена может сразу произойти семяизвержение. Тут теоретические знания могут не помочь. И невесте желательно воздержаться от удивлённых высказываний, а тем более — от недовольства, ведь чувство вины и нервозность только ухудшат положение. Просто нужно больше нежности и спокойствия, а природа сама подскажет.

Трудно приходится молодожёнам с пуританским воспитанием, ведь поцелуи и ласки тела — это распущенность в их понимании. А такая оценка поведения своей половины может стать причиной скованности в интимной жизни и подозрительности к прошлому своей половины, что может внести раскол в ещё не наладившиеся супружеские отношения. На этой почве, кстати, немало жён стали фригидными и ревнивыми, а мужья — клиентами публичных домов и пьяницами, но об этом речь пойдёт в другой главе.

Большинство современных молодожёнов уже знает, что на теле человека нет неприличных мест, тем более, на теле возлюбленного, но всё же диапазон приемлемости интимных ласк во время первой брачной ночи у пар может быть достаточно разным: от стыдливости перед обнажённым телом до желания орально-генитальных ласк. Отсюда и оценка сексуального поведения партнёра — одни и те же действия могут быть восприняты и как извращённость, и как нераскрепощённость. А дело в том, что чужое поведение оценивается в сравнении со своим. Поэтому, чтобы не шокировать свою половину, не стоит сразу “раскрывать карты”, не это главное на первом этапе. В дальнейшем любящие супруги обязательно придут к общему уровню сексуальной раскрепощённости, а пока не надо забывать, что хотя нормы сексуального поведения и находятся в компетенции лишь двоих возлюбленных, всё же, не может быть свободы поведения без тактичности и уважения чувств своей половины. А расширение диапазона приемлемости сексуальных ласк, нахождение компромиссов, выбор подходящих обоим телам поз — всё это дело будущего, в первый же раз нужно просто расслабиться и довериться инстинкту.

В первую брачную ночь женщины редко достигают оргазма, да и у обоих могут быть неприятные ощущения: у неопытных мужчин — болезненные ощущения в половых органах, а у женщин — кровотечение и боль разной силы. И всё это — индивидуально. Кровотечение, например, может варьировать от нескольких капелек до сравнительно продолжительного неинтенсивного выделения. А боль может быть как сильной, так и вообще отсутствовать. Но заранее узнать об этом невозможно. А ведь страх перед болью при разрыве девственной плевы может серьёзно помешать половому акту, не дать расслабиться и возбудиться, а без возбуждения и последующего выделения влагалищной смазки могут появиться дополнительные болевые ощущения от сухого трения полового члена во влагалище. Но если девушка доверяет своему возлюбленному, не заостряет внимания на ожидании боли, а предаётся радости телесного единения с любимым человеком, боль при дефлорации будет вполне терпимой. Девушка может успокоить себя и тем, что до неё миллиарды женщин лишались девственности, значит, невыносимой боли быть не может.

Что касается разрыва девственной плевы, то дефлорация может быть у одних девушек неполной и сопровождаться незначительным кровотечением с лёгкой болью, а у других — девственная плева может растянуться без разрыва. В обоих случаях у молодой женщины будут болевые ощущения не только во время первого, но и во время последующих половых актов. И если вовремя не обратиться к врачу для полной дефлорации, то повторяющиеся болевые ощущения могут привести к страху перед половым актом, который может стать причиной вагинизма – непроизвольного судорожного сокращения мышц влагалища и тазового дна. Иногда при этом могут судорожно сокращаться также мышцы бёдер и брюшной стенки. Но это не единственная причина вагинизма. Вообще же, больше всех склонны к вагинизму легковозбудимые (психически) женщины, боящиеся боли и вида крови, а также женщины с тревожно-мнительной психикой.

Вагинизм, делающий невозможным половой акт, часто скрывается молодожёнами от близких, которые даже не подозревают, что супруги годами живут без полового сношения. А ведь длительный вагинизм может привести к ослаблению потенции супруга, в связи с развитием у него невроза ожидания и возникновением застойных явлений в предстательной железе. Правда, современные пары, живущие из-за вагинизма без полового акта, прибегают к петтингу и достигают оргазма. Конечно, это тоже выход, но если бы они знали, что излечиться от вагинизма можно за пару недель, они бы вовремя обратились к сексопатологу и избежали бы лишних трудностей.

Вагинизм может возникнуть и по другим причинам. К примеру, от нежелания (осознанного или неосознанного) жить половой жизнью с конкретным человеком. К вагинизму может привести и подавляющее сексуальное воспитание, то есть, страх, связанный с наказанием за какую-то сексуальную “провинность” в детстве, мог закрепиться в сознании как условный рефлекс, срабатывающий у женщины при прикосновении к её вульве.

Другой причиной условно-рефлекторной связи полового акта со страхом может стать боль из-за недостаточного увлажнения влагалища. Такая боль чаще всего наблюдается у стыдливых, не умеющих возбуждать друг друга супругов, которые из-за сексуальной неграмотности или отсутствия любви пренебрегают предварительными ласками. А чтобы избежать таких неприятных последствий, молодожёны должны лишь знать, что половое возбуждение женщины является обязательным условием для полового акта, особенно, для первого, так как возбуждение не только способствует увлажнению влагалища, но и ослабляет боль при разрыве девственной плевы.

Может показаться странным, но иногда отсутствие крови и боли при дефлорации становится причиной тяжёлых психотравмирующих переживаний у девственницы. Хотя в настоящее время не все юноши считают девственность необходимым условием для брака, всё же расхождение в поведении и в физиологии может расцениваться как обман. Поэтому нужно знать, что отсутствие крови и боли может быть и у девственницы, если разрыв пришёлся на участок девственной плевы, слабо снабжённый кровеносными сосудами и нервными окончаниями, или же девственная плева оказалась настолько эластичной, что не порвалась при прохождении полового члена. В этом случае дефлорация может произойти во время дородового медицинского осмотра, реже — во время родов. Но к тому времени семья может распасться из-за подозрительности, недоверия и обид. Значит, молодожёнам важнее не потерять доверие, чем выяснять причину отсутствия крови при дефлорации. Конечно, можно отвести “подозреваемую” к знакомому врачу на обследование, но неприятный осадок от этого останется надолго, так как недоверие близкого человека — очень сильное оскорбление!

Если дефлорация не спонтанна и возлюбленные заранее настроились на первый половой акт, то наиболее подходящая для этого поза — “мужчина сверху” при сильно раздвинутых ногах девушки. Рекомендуется также подложить подушку под ягодицы, чтобы слегка приподнять таз. Разумеется, делать это надо не в ущерб половому возбуждению, которое может пропасть при поисках подушки так же, как и при ожидании боли.

Для возбуждения мужчины достаточно вида обнажённого женского тела или даже мысли о нём. Это — рефлекторная реакция. У женщин же этот процесс протекает несколько иначе из-за многовековой пассивной роли в сексе. Поэтому и считается, что женщины возбуждаются только при ласках эрогенных зон. Однако мужской стриптиз, становящийся всё популярнее в разных странах и появление порнографии для женщин опровергают общепринятое мнение о том, что женщины равнодушны к обнажённому мужскому телу. И вряд ли женщины — наши далёкие предки — соглашаясь на спаривание, не отдавали предпочтения мужчинам с хорошими внешними данными, в том числе и сексуальными. Но на самом деле женщины возбуждаются от мужского возбуждения, вернее, ощущая на себе вожделенные взгляды, причём, не только в интимной обстановке, но и в обществе. Мужчина в обществе (гуляя по городу, к примеру) возбуждается от вида представительниц нежного пола, глядя на искусно подчёркиваемые ими соблазнительные части своего тела. Сами же женщины возбуждаются оттого, что приковывают к себе взгляды мужчин. И только созерцание чужого полового акта (просмотр порнографии, например) одинаково возбуждающе действует и на мужчин, и на женщин.

Девушки не могут достаточно возбудиться от вида обнажённого мужского тела, поэтому без ласк эрогенных зон им не обойтись. Но в первую брачную ночь не каждая девушка может воспринять изощрённые сексуальные ласки, которые могут даже сбить появившееся у девушки возбуждение. Поэтому в первый раз желательны скромные и простые ласки.

Тут надо подчеркнуть, что естественность и раскрепощённость при половом сношении, к которым нужно стремиться, нельзя путать с животной грубостью и эгоизмом. К тому же, сосредоточенность на собственном удовлетворении в ущерб нежности и сопереживанию может помешать достижению половой гармонии. Поэтому важно уже с первой брачной ночи построить свои взаимоотношения на уважении и сопереживании. В дальнейшем, по ходу накопления сексуального опыта, супруги могут с согласия своей половины реализовать и самые потаённые сексуальные желания, но в первое время лучше держать их в тайне, чтобы не было недоразумений.

Возлюбленные, которые начинали с ухаживания, робких поцелуев, нежных и смущённых поглаживаний, а возможно, и с петтинга, вполне готовы к первому половому акту, ведь это естественное продолжение их любовных отношений. И продвигаясь, буквально на ощупь, они открывают для себя нежные ощущения, маленькие источники наслаждений и знакомятся с реакцией друг друга. И на этом пути их душевное единение сочетается с физическим. В какой именно момент пара будет готова к половому акту — зависит от их активности. Подгонять чувства ко дню официальной регистрации брака вовсе не обязательно — если намерения и чувства серьёзны, это может произойти в любой день после совместного решения вступить в брак. Но если браком и “не пахнет”, то возлюбленных, “вставших на тропу” секса, рано или поздно постигнет разочарование. Ведь секс, оторванный от супружеской любви и желания иметь совместных детей, теряет свой глубинный смысл и превращается в обычный источник наслаждения. А ценность партнёра при таком подходе резко уменьшается — теряется незаменимость, и партнёр оценивается как бездушная “машина” для получения сексуального удовольствия. А её постоянно хочется менять, чтобы компенсировать новизной ощущений отсутствие чувств. И хотя пара, не “обременённая” детьми, может достичь большего разнообразия в сексе (в том числе: групповой секс и гомосексуальные контакты), цена этих удовольствий всё же достаточно высока, так как естественное человеческое счастье никаким разнообразием не заменить. Но выбор, в конечном итоге, за партнёрами: радости семейной жизни или удовольствия холостяцкого, разнообразного секса. Конечно, у супругов тоже хватает трудностей, и не малых, но всё же таких, преодолевая которые, они смогут познать всю прелесть супружеской любви, душевной близости, материнства и отцовства.

До и после первого полового акта возлюбленным может помочь петтинг, который позволит им постепенно “врасти” в секс, так как эти ласки усиливают чувственность и для них не нужна постель. Правда, это не означает, что влюблённые сразу же должны ввести петтинг в свои отношения. Наоборот — платоничность первоначальных отношений пойдёт только на пользу. А нереализованное половое возбуждение можно будет снять самомастурбацией, так как сильное возбуждение, не заканчивающееся оргазмом, может привести к ноющей боли в паховой области и в яичниках, сопровождающейся беспокойством и нервозностью. От боли такого рода чаще страдают молодые и неопытные мужчины, так как они быстрее возбуждаются, но не знают, как снять возбуждение. В отдельных случаях такое состояние может стать причиной специфических болезней. Об этом необходимо помнить не только во время петтинга, но и в случае неудавшегося полового акта. Мастурбация, конечно, помогает стопроцентно, но в первое время, пока возлюбленные ещё стесняются друг друга, она может вызвать чувство неловкости, а самомастурбация в уединении может выручить возлюбленных и молодожёнов. Супруги же со стажем всегда сообща находят выход из подобной ситуации, помогая друг другу, ведь в семье не бывает чужой боли.

ОСНОВАНИЕ СЕМЬИ

Влюблённость, признание в любви, решение быть навеки вместе, первая брачная ночь, медовый месяц — счастливая пора, но, к сожалению, не может длиться долго. Что же дальше? Если судить по сказкам и романам, то дальше проблем не должно быть, так как вместе со свадьбой завершаются испытания влюбленных — поиск своей половины. Но жизнь — это далеко не сказка, а потому и свадьба — всего лишь начало долгого совместного пути. Каким будет этот путь? Состоящий из сплошных проблем и скучных семейных будней или радостный, но с такими проблемами, совместное преодоление которых принесёт ощущение семейного счастья? Будут ли супруги согреты атмосферой взаимопонимания и доверия или будут задыхаться в угаре подозрительности, недоверия и ревности? От чего и от кого это зависит? Попробуем разобраться.

Молодожёнам, прежде всего, нужно уяснить, что невозможно ни приобрести, ни выиграть семейное счастье, так как супружеское счастье – вознаграждение за успехи на “семейном фронте”. И счастьем нельзя запастись впрок. Поверьте пока на слово, мы ещё вернёмся к этой важной теме.

Как мы уже говорили, взаимная влюблённость, “толкающая” двоих к объединению, к сожалению, не гарантирует счастливого брака, к тому же, пора влюблённости проходит как один миг, и наступают супружеские будни. Об их “качестве” мы поговорим ниже, а сейчас придётся “огорошить” читателя неприятной истиной.

Оказывается, природа не задаётся целью объединить влюблённых в семью, ведь для продолжения рода это совсем не обязательно. Поэтому вместе с влюблённостью кончается и помощь природы молодожёнам, она “умывает руки”, так как выполнила свою задачу — свела две особи противоположного пола для зачатия новой жизни. Её миссия на этом закончилась: “Дальше живите, как хотите — в одиночку, вдвоём, втроём, коммуной, гаремом и т.п.” Живучесть вида отнюдь не зависит от формы семьи, поэтому-то и нет у людей инстинкта моногамии. Наоборот — безответственная полигамия более естественна и ближе к природе, так как увеличивает число оплодотворённых женщин и обеспечивает естественный отбор.

Нельзя, да и обидно считать людей обычными земными животными, но всё же не стоит обманывать себя тем, что человек стоит на особом счету у природы. Не надо заблуждаться и насчёт естественности моногамного брака, ведь он в том виде, который мы пропагандируем, в животном мире не встречается, хотя подобие его можно встретить и у зверей, и у птиц, и у рыб. Но только люди смогли придать особый смысл браку — духовному и телесному единению равноправных партнёров. Потому-то брак для грамотных супругов — это не только традиционная форма объединения особей ради продолжения рода, но и средство для достижения простого человеческого счастья. Кроме того, слияние личностей в пару позволяет избежать “вселенского” одиночества, то есть почувствовать, что ты кому-то нужен, оставаясь никому не нужным в космических масштабах и беззащитным как “последний” муравей на лесной тропе.

Конечно, идеологии, религии и секты тоже “предоставляют такие услуги”, но там личность должна согласиться на роль винтика в большой системе, в семье же — в нормальной семье — две личности могут сообща и сравнительно независимо распоряжаться своей судьбой и, преодолевая трудности, “зарабатывать” своё счастье.

Мы затронули этот серьёзный вопрос лишь для того, чтобы дать понять супругам, что природа, как и общество, не может ничем помочь супругам в деле налаживания межличностной гармонии и в понимании смысла и места супружества в их жизни. Супруги сами должны вложить смысл в свой брак и вопреки всему добиваться семейного счастья, ведь в природе такого понятия не существует, впрочем, как и понятий добра, зла или справедливости. Люди их сами придумали, чтобы упорядочить жизнь в обществе и “подняться” над остальным животным миром. А продолжение рода не зависит от того, как будут жить родители, давшие потомство. Поэтому-то и нет естественного преимущества у какой-то одной из форм семьи, ведь на этот счёт у природы нет законов и соответственно — инстинктов. Правда, социальные и экономические законы, диктующие определённые формы семьи, вполне “тянут” на истинные, но в них нет места для счастья отдельных людей, в них отражаются лишь интересы вида, народа или общества, которые в большинстве случаев противоречат семейным, супружеским интересам. К примеру, общество может послать на смерть мужа или сына в своих интересах (опасные исследования, охрана общественного порядка, защита отечества и т.п.), что не только противоречит интересам семьи, но и может полностью её разрушить. Вот и получается, что из-за таких противоречий супруги вынуждены ежедневно бороться за своё семейное счастье, ведь кроме самих супругов и их родителей никто в нём не заинтересован. Тем более, никому нет дела (если, конечно, смертность в стране не превышает рождаемость) до формы семьи и до того, обеспечивает ли эта форма супружеское счастье или нет.

Нужно оговориться. Мы не отрицаем гражданский долг и необходимость служения общественным интересам, просто надо знать о противоречиях между семейными и общественными интересами. Впрочем, совесть — “внутренний страж” общественных интересов — не даст забыть о них в нужный обществу момент.

Но вернёмся к нашей теме.

Выбор формы семьи зависит, конечно, от местных традиций, но сейчас общество стало более либеральным в этом вопросе. Люди имеют возможность выбрать не только между холостяцкой и семейной жизнью, не только между бездетным и многодетным браком, но и выбрать форму семьи: моногамную, полигамную или гомосексуальную. Правда, не везде это соответствует законодательству, но во многих странах уже перестали преследовать по закону за многожёнство и гомосексуализм, а в других и вовсе регистрируют как гомосексуальные браки, так и браки трёх и более супругов. Впрочем, несмотря на разнообразие форм, эта книга адресована лишь тем молодожёнам, которые решили создать именно моногамную разнополую семью с детьми. Людям же с полигамными, бисексуальными или гомосексуальными наклонностями нужно искать советчиков среди своих единомышленников. Однако это не означает, что мы отвергаем их выбор, ведь в предпочитаемых ими формах семьи они могут найти конкретно для себя немало плюсов.

И вообще, нужно быть терпимыми к инакомыслящим, ведь людям, в конце концов, и без этого хватает отличий, из-за которых они не только соревнуются и борются, но и убивают друг друга. Поэтому мы не навязываем своих истин (и никто не вправе), не противопоставляем себя сторонникам иных взглядов на форму и состав семьи и не призываем к борьбе с ними. Мы хотим дать возможность юношам и девушкам серьёзно задуматься над тем, какая форма семьи им нужна. Мы хотим, чтобы создание семьи было не традиционным актом, а осознанным. Ведь без осознания того, что семья — это не только продолжение рода, общее хозяйство и радость материнства и отцовства, а, в основном, — союз двух личностей, поддерживающих друг друга и делающих “комфортной” борьбу за существование и продолжение рода, трудно будет понять смысл брака, и сохранить семью. Механический же, неосознанный союз будет тяготить супругов всю жизнь, так как они не смогут понять и принять законы этого союза — законы семьи. Но, к сожалению, супруги не так свободны в своём поведении, как хотелось бы, ведь каждая личность была сформирована под влиянием семейного и общественного воспитания, не говоря уже о том, сколько случайностей и различных обстоятельств постоянно влияют на неё. Но всё же, семейное счастье, которое, кстати, и придаёт смысл современному моногамному браку, во многом зависит от воли супругов, от их постоянных усилий.

Не секрет, что экономические причины брака всё больше “сходят на нет” — холостяки и матери-одиночки могут сносно обеспечить себя самым необходимым и с большей отдачей трудиться на благо общества. У семейных же максимальная отдача может быть только в ущерб семье, так как своё свободное время и “машинное время” своего мозга приходится делить между работой и домом. Поэтому современное общество не очень заинтересовано в браках, вернее, их массовость — не в интересах общества, правда, лишь до тех пор, пока рождаемость не слишком упала. Хотя тут есть один нюанс.

Для стабильности общества нужно, чтобы основная масса наёмных работников, не занятых творческим трудом, жила в более-менее постоянной семье. Дело в том, что семья не снижает производительность труда работников, занятых механическим или рутинным трудом, в то время как у занятых творческим трудом (включая руководящую работу и бизнес) семья “урезает” рабочее время, снижая их отдачу. Что же касается супружеского счастья, обществу оно безразлично.

Разумеется, в жизни не всё так однозначно, на то она и жизнь. Но мы говорим о тенденциях. Исключения бывают всегда. К тому же, человечество придумало множество заменителей семейного счастья, которые представляют собой разновидности “детского”, вернее — беззаботного счастья.

Супружеское счастье рождается в тех семьях, где двое отдают себя целиком друг другу, жертвуют чем-то личным ради общесемейного, становятся новым “конгломератом” — парой. И чем больше они отдают себя, тем больше любят друг друга, тем счастливее себя ощущают (конечно, если есть полноценная ответная “отдача”). Другого — эгоистического счастья — просто не бывает. Эгоизм порождает хроническую ненасытность или пресыщение. Ни то, ни другое не приносит удовлетворения, присущего взаимоотношениям любящей пары.

Супругам, чётко представляющим себе, чего они хотят от семейной жизни, проще достичь гармоничных отношений. Но этого мало — нельзя забывать, что счастье и любовь необходимо постоянно поддерживать теплом своей души, лелеять как нежное прихотливое растение. И если с первых дней брака пустить на самотёк налаживание гармоничных отношений, то останется только жаловаться на судьбу и обвинять друг друга. Так обычно и происходит. Задумываться же над своими взаимоотношениями супруги начинают, как правило, только тогда, когда уже поздно: либо влюблённость уже прошла, либо сделано и наговорено друг другу столько гадостей, что простить уже нельзя. Но даже если и можно простить, то вернуть любовь никому не под силу.

Так с чего же начинать? Прежде всего, нужно знать, что в первый год супружества идёт “закладка фундамента” семьи и времени до рождения первенца вполне хватает на это. А начинать надо с притирки и распределения обязанностей. Разумеется, что после рождения первенца придётся пересмотреть обязанности, но если уже накоплен опыт взаимопонимания и компромиссов, перестроиться будет не так болезненно. Да и в течение совместной жизни придётся не раз перераспределять роли, приспосабливаясь к изменениям в жизни, но если фундамент здания прочен, на нём можно строить и перестраивать неоднократно. Это вам подтвердит любой строитель.

При вынужденных браках сроки “закладки фундамента” значительно сокращаются. И на не притеревшихся вовремя супругов “наваливается груз” отцовства и материнства, который может “раздавить” неподготовленных супругов.

Как уже было сказано, неоценимую услугу в притирке супругов играет взаимная влюблённость. С нею проще идти на компромиссы при выработке новых внутрисемейных норм поведения. Хотя это и звучит как-то “по-канцелярски”, но если вдуматься в смысл этих слов, всё довольно просто: чужие — до последнего времени — личности начинают жить вместе, вести общее хозяйство и по-новому владеть как общими вещами, так и личными. А для этого нужны новые навыки, то есть — стереотипы поведения, для выработки которых не обойтись без взаимопонимания и взаимного доверия. И ещё молодожёнам нужно время и, конечно, место. Но если со временем для закладки фундамента, у молодожёнов чаще всего проблем не возникает, то с местом могут быть серьёзные проблемы, причём часто такие, решить которые не всегда под силу самим молодожёнам. А ведь желательно — просто необходимо — чтобы супруги начинали совместную жизнь “под своей крышей”. Правда, это отнюдь не означает, что с первых дней брака у них обязательно должно быть своё собственное жильё. Для многих это неосуществимо, да, скорее всего и не нужно, так как чревато лишними проблемами из-за того, что жильё будет добрачной собственностью одного из супругов. А это не может не отразиться на их взаимоотношениях. Поэтому оптимальным для молодожёнов является временное отдельное жильё. И даже, несмотря на материальные трудности, молодожёны должны хотя бы первый год прожить отдельно. В странах, где с совершеннолетием обрывается связь родителей с детьми, это не проблема, правда, там свои трудности. В других же странах, где родители проявляют заботу о молодой семье, они должны считать своим долгом не организацию пышных свадебных церемоний, а решение проблемы временного жилья. Родители, по мере возможности, конечно, должны предоставить возможность создавать семью в условиях наименьшего влияния со стороны. (Как бы обидно это не звучало для родителей, от всего сердца стремящихся помочь молодой семье).

И ещё: родителям нужно свыкнуться с мыслью, что добавить уже что-либо в воспитание детей, которые скоро и сами станут родителями, уже ничего нельзя, и что молодожёны — это уже не дети, а вполне сформировавшиеся личности со своими взглядами и убеждениями. Правда, собственного семейного опыта у них нет, но ведь в подсознании накоплен родительский опыт семейной жизни, который хоть и не всегда идёт впрок, но всё же служит образцом для подражания. А это сильнее нотаций и советов. Да и вмешательство родителей во внутрисемейные отношения молодой семьи почти всегда мешает нормальной притирке молодожёнов, а навязывание своих взглядов может привести даже к конфликту между молодожёнами и их родителями. Кроме того, родителям нужно свыкнуться и с тем, что у их ребёнка уже своя независимая семья, а вмешательство во внутрисемейные отношения другой семьи — просто недопустимо. Отношение к семье молодожёнов должно быть как к равной и суверенной, но нуждающейся в помощи. И нужно иметь в виду, что помощь — как моральная, так и материальная — должна быть деликатной и тактичной, чтобы от неё не разрушилась не окрепшая ещё семья.

О вмешательстве можно сказать, что оно не всегда бывает прямым. Например, если молодожёны жалуются родителям на свою половину, а те выслушивают и поддакивают — это тоже вмешательство и может внести раскол в молодую семью. Поэтому родителям нужно набраться мужества и терпения, чтобы не поддаться на жалобы, ведь обиды могут быть и ложными, и от непонимания чего-либо. Им лучше порекомендовать молодожёнам, самим искать компромиссные варианты и не копить пустяковых обид. Это будет хорошей помощью при становлении молодой семьи, а не “наплевательским” отношением к судьбе своего взрослого ребёнка, как может показаться. И нужно учитывать психологию жалобщика. Ведь когда жалуются, выказывая обиду, и находят поддержку, это придаёт уверенность в своей правоте. Но ведь информация односторонняя, как же родители могут судить о чём-то, зная только мнение “заинтересованной стороны”? Такая поддержка (нередко виноватой и неправой стороны) может отрицательно повлиять на взаимоотношения молодожёнов, и не даст им осознать свои ошибки. Другое дело, когда в поведении одного из молодожёнов вдруг обнаружилась патология (шизофрения, садизм), но и тогда лучше советоваться со специалистами, чем с родителями, которые могут с перепугу и от незнания, вообще всё испортить. А ведь из-за сексуальной неграмотности даже вполне приемлемое поведение может быть расценено как патология, из-за чего разрушится перспективная семья.

Обиднее всего то, что родительские шаги, разрушающие молодую семью, делаются исключительно из лучших побуждений. Это касается и материальной помощи, которая обязательно должна быть тактичной, без показухи и конкуренции с другими родителями, чтобы не внести раздор в молодую семью. И ещё: как бы бескорыстно не оказывалась помощь, в глубине сознания зарождается ожидание отдачи – благодарности. Желательно подавить это чувство, чтобы открыто не ждать дивидендов на “вложенный” в молодую семью капитал, даже в виде любви к тому, кто больше дал.

Молодожёны, живущие у родителей, лишены возможности наладить равноправные взаимоотношения в своей семье, так как один из молодожёнов оказывается в привилегированном положении. Для родителей он остаётся ребёнком, да и обстановка родительского дома заставляет его в некоторых ситуациях чувствовать себя ребёнком, особенно если он — единственный. Но ребёнку свойственна и беспечность, и безответственность, и эгоизм — комплекс стереотипов детского поведения. В то же время вторая половина не сможет в двойной семье избежать ущемления своих прав и интересов. В такой ситуации, разумеется, равноправием у супругов не будет и “пахнуть”. И даже если в двойных семьях молодой мужчина станет основным “добытчиком” и будет играть главенствующую роль, это тоже может “увести” супругов от равноправия. А создать гармоничную семью без равноправия почти невозможно. Хотя, справедливости ради нужно заметить, что в патриархальной семье, в которой несколько поколений подчиняются главе семьи, существует своя гармония, но для большинства современных женщин такая гармония неприемлема.

Патриархальные стереотипы могут стать причиной внутрисемейных конфликтов даже у тех молодожёнов, которые живут отдельно. Дело в том, что сильная привязанность одного из супругов к своим родителям способна в определённой ситуации заставить его пожертвовать интересами своей половины, если та не сможет жить по нормам “старшей” семьи. И вообще, если в суверенной семье культурный уровень супругов (в частности, стереотипы семейного поведения) приводится к “общему знаменателю” благодаря компромиссам и приспосабливанию друг к другу, то в двойных семьях это невозможно, так как одному из супругов приходится жить под постоянным “гнётом” других стереотипов. И это понятно: большинство, тем более “на своём поле”, не может идти на компромиссы и менять свои стереотипы ради вошедшего в семью нового члена.

Под понятием “культурный уровень” мы объединили образовательный и воспитательный уровни личности, включающие в себя стереотипы поведения и мышления. Но кроме основных, общих для конкретного круга людей стереотипов (традиции, вкусы, манеры), каждой личности присущи и индивидуальные стереотипы (привычки), связанные, так или иначе, с её общим уровнем. Они-то — “мелочи жизни” — обычно и становятся поводом для семейных конфликтов, (истинные причины конфликтов лежат глубже, и о них речь пойдёт в другой главе). Поэтому молодожёнам необходимо привести к “общему знаменателю” свои привычки и различные нормы. И, прежде всего для того, чтобы бывшие чужие люди могли максимально сблизиться и почувствовать себя комфортно вдвоём. Сделать это можно лишь в начале совместной жизни и на “нейтральном поле”, чтобы проще было слиться в единое целое. И тогда им поможет влюблённость, и не будут мешать старшие “носители” стереотипов, и мелочи жизни в такой благоприятной обстановке так и останутся мелочами. А в иных условиях, когда из-за “расстановки сил” трудно будет идти на компромисс и совместно решать внутрисемейные проблемы, мелочи могут вырасти в “лавину”, от разрушительного действия которой не удастся спасти семью.

От культурного уровня семьи зависит не только духовная жизнь семьи и взаимоотношения в быту, но и интимная жизнь супругов, которая в свою очередь тоже способствует их духовному сближению. Но интимная жизнь, кроме того, что сближает супругов и приносит половое удовлетворение, является также и отдыхом – разрядкой нервного напряжения. Между прочим, эмоциональное и половое возбуждение имеют схожий механизм. У мужчин при эмоциональном подъёме появляется даже эрекция. Наблюдается она и у самцов обезьян (пардон!), поэтому-то у них, как и у древних людей, эрегированный половой член — признак угрозы.

Интимная жизнь важна и тем, что половое удовлетворение супругов — это не только удовлетворение сексом, но и жизнью вообще, а без этого истинное счастье невозможно. И если высокий культурный уровень может помочь супругам наладить интимные отношения, то низкий — может превратить супружество в ад из-за того, что супруги редко задумываются над своим поведением и всего лишь выполняют “заложенную в них программу”, не заботясь об уместности и необходимости своих действий. При взгляде со стороны на такие семьи, одновременно бросается в глаза и вина обоих, и вместе с тем какая-то их детская невинность: трудно считать виноватыми тех, которые “не ведают, что творят”.

В вопросе готовности к супружеству, многие путают культурный уровень с уровнем образованности или же с уровнем материальной обеспеченности. Это совершенно разные вещи. Ни учёная степень, ни ответственная должность, ни высокое финансовое положение не являются показателем уровня, достаточного для создания гармоничного брака. Причём у супругов, живущих примитивно (не обязательно бедно или без высшего образования) и не задумывающихся над смыслом своего брака и жизни вообще, интимная жизнь тоже складывается примитивно, без эмоциональности. Однообразные же супружеские будни заставляют супругов искать удовлетворения на стороне. Причём удовлетворения не только сексуальных желаний или фантазий, но и “жажды душевного общения”. И очень часто, не понимая, супруги ищут вне семьи то, чем вполне в состоянии осчастливить друг друга.

До либерализации общества в вопросах секса, даже высокий культурный уровень не давал супругам сблизиться и наладить гармоничные отношения. Пуританское воспитание супругов мешало им раскрепоститься и принять естественность (животную?) интимных отношений, а привитые в детстве стыдливость и брезгливость резко ограничивали диапазон приемлемости сексуальных ласк. Теперь же высокий уровень включает в себя и сексуальные знания, и соответствующие навыки и опыт. Но всё это сразу не даётся, так как специфика сексуальной темы в воспитании всё же остаётся. Поэтому-то так велика роль самообразования в этом вопросе. А супружеская гармония, включающая в себя любовь, нежность, взаимоуважение, эмоциональность и разнообразие духовной и интимной жизни, достижима лишь в тех семьях, где супруги постоянно повышают свой уровень, живут с интересом и умеют не только отдыхать, но и работать с удовольствием. Супругам же, которые живут неинтересно, механически и по инерции, не достичь гармонии.

Многие заблуждаются, считая, что “полнокровная” супружеская жизнь зависит лишь от материальной обеспеченности. Такие супруги всё копят и копят, надеясь, что количество перейдёт в новое качество — в счастливую жизнь. Но таким способом можно отравить себе жизнь не только необоснованной экономией “во имя светлого будущего”, но и порождаемой ею раздражённостью от постоянного самоограничения и зависти к окружающим, максимально использующим имеющиеся возможности и блага. С другой стороны, широкие возможности, опережающие культурный уровень супругов (особенно в случаях с резким обогащением) тоже действуют разлагающе на семью. Ведь отсутствие духовной близости и возможность “купить” себе партнёра по вкусу позволяют каждому из супругов решать внутрисемейные проблемы в одиночку, в ущерб супружеским взаимоотношениям.

Другой крайностью материальной обеспеченности является семья безработных, где не приходится говорить о полноценной жизни, хотя взаимная поддержка и взаимопонимание могут помочь супругам не только “удержаться на плаву”, но и найти силы на борьбу за существование.

Но вернёмся к молодожёнам. Представим, что они добились — пусть даже временно — своей крыши над головой и начинают создавать семью. Это, конечно, очень прелестный отрезок супружеской жизни, но в то же время, и очень ответственный. И хорошо, что в это время взаимная влюблённость помогает им идти на компромиссы, закрывать глаза на небольшие недостатки друг у друга и медленно двигаться по пути чувственных наслаждений. Но не надо забывать, что совместная жизнь ещё не означают, что влюблённость перешла в супружескую любовь. Процесс этот плавный и довольно продолжительный. Нужно время, чтобы из двух влюблённых личностей образовалась пара, а это уже нечто большее, чем просто двое. Это — симбиоз двух личностей, объединённая “парная личность”. Но, к сожалению, мало кто из молодожёнов стремится к такому уровню супружеских взаимоотношений. Просто нет традиций в понимании этого вопроса.

Возлюбленные (или супруги?) — по образному выражению одного писателя — не могут сблизиться потому, что находятся, как бы в мешках и могут ощущать не друг друга, а лишь двойную мешковину, разделяющую их.

Сказано очень пессимистично, но подходит многим парам, так и не сумевшим стать парой, не сумевшим “разорвать мешковину и очутиться в одном мешке”. А ведь именно это и должно стать целью молодожёнов. Это и есть смысл “закладки фундамента” семьи. Продолжив же образное сравнение, можно добавить: “Если через свой индивидуальный мешок постоянно хочется ощущать двойную мешковину между собой и другими партнёрами, то прорвавшиеся в один общий мешок не будут интересоваться содержанием других мешков. Им будет хватать близости”.

С чего же начинать “закладку”? Сближение, узнавание друг друга, иногда и общий сексуальный опыт, — всё это могло начаться ещё до официального заключения брака (но желательно, не раньше, чем было принято решение связать свои судьбы). Однако такое чувственно-духовное сближение, протекающее естественно и с приятными ощущениями, ещё не всё, ведь семья — это не только духовное и телесное единство, но и экономическое. Поэтому для молодожёнов на втором месте по важности — разумеется, после любви — стоит совместное ведение хозяйства. Это серьёзный вопрос, правильный подход к которому может помочь и в других сферах семейной жизни. К примеру, молодожёны могут приобрести опыт реальных компромиссов при распределении семейного бюджета. Этот опыт может автоматически распространиться и на другие спорные вопросы. Не говоря уже о том, что своевременно и совместно выработанные навыки распоряжаться общей собственностью и финансами позволят супругам в будущем избежать массы конфликтов на этой почве, так как бюджет — это один из основных причин семейных конфликтов. Вторая основная причина — интимные проблемы — решается иначе, но и тут может помочь опыт компромиссного разрешения финансовых вопросов.

Очень многие молодожёны встречаются с проблемой излишней стыдливости и брезгливости. Но так как эти чувства воспитываются в детстве, их не так просто преодолеть. Вернее, со временем и с помощью своей половины их можно преодолеть, но если пустить дело на самотёк и не задумываться над этим вопросом, можно упустить время и потерять возможность сблизиться до уровня “душа в душу”.

Стыдливость, как одна из составных частей общественной морали, необходима для жизни в обществе. Без неё, как и без других норм морали, поведение одних может доставить неудобство другим. Поэтому стыдливость прививается в детстве вместе с другими нормами, регулирующими взаимоотношения в обществе, и прививается в виде конкретных стереотипов поведения. Но у стыдливости двойной стандарт проявляется в большей мере, чем у других норм, то есть: для общества — одни нормы поведения, для семьи — другие. Это продиктовано тем, что хотя у каждого общества или круга людей свои моральные нормы, в большинстве случаев они не подходят для внутрисемейных отношений, а тем более — для взаимоотношений самых близких друг другу людей — супругов. К примеру, один и тот же человек может стыдиться наготы в общественном месте, а у себя в квартире — нет; он же может стыдиться ласкать свои половые органы при друзьях и детях, а наедине со своей половиной — нет. И поэтому, внутрисемейные нормы необходимо создавать самим супругам, иначе, если нормы, к примеру, стыдливости, привычные для поведения в обществе, будут перенесены на супружеские взаимоотношения, они станут причиной дисгармонии и неудачного брака.

Конечно, выработка собственных норм морали — довольно трудная задача. Поэтому на помощь молодожёнам приходят родительские нормы, которые механически переносятся на новую семью, за неимением своих. Но ведь об интимном поведении родителей мало у кого имеется чёткое представление, к тому же нормы родителей одного из супругов почти всегда вступают в противоречие с нормами родителей другого. Следовательно, молодожёнам самим нужно искать приемлемые нормы взаимоотношений, стараясь, не ущемлять при этом интересов друг друга. И за них этого никто не сделает, никто не решит, что в их семье можно считать приемлемым, а что — недопустимым и оскорбительным.

Так как выработка внутрисемейных норм — это самодеятельность, то немудрено и “перегнуть” в чём-то. Правда, в поведении, касающемся лишь супругов, “перегнуть” нельзя, ведь тут полная свобода, если есть согласие обоих. А вот в отношении детей могут быть совершены ошибки. К примеру, иногда молодые супруги решают не утаивать свою интимную жизнь от детей. Результатов исследований по этому вопросу нет, но нужно иметь в виду, что маленьких детей это может психически травмировать, а у детей постарше — стать причиной психосексуальных отклонений.

Самодеятельное установление норм стыдливости при отсутствии культуры может привести и к тому, что супруги будут стесняться своих обнажённых тел, поцелуев, проявлений нежности, разговоров на интимные темы и разнообразия в сексе. В то же время они не будут стесняться грубых взаимных оскорблений, побоев, мерзких поступков и неприличных выражений в присутствии детей. Правда, нельзя очень уж осуждать этих людей, ведь вести себя так, их приучает, как правило, субкультура среды — круга их общения. А что касается неприличных выражений, то это может быть своеобразный диалект круга с низким уровнем культуры. Людям из такого круга и в голову может не прийти, что своим диалектом они могут оскорбить слух других или плохо повлиять на своих детей.

В настоящее время у супругов сравнительно больше свободы выбора интимных норм, чем раньше, хотя до сих пор ещё кое-где сохранилось влияние общества на интимную жизнь семьи. А ведь не так давно ханжеское вмешательство общества в интимную жизнь супругов доходило даже до того, что регламентировалась частота половых актов. Современное же вмешательство общества проявляется скорее в виде полезных и ненавязчивых советов, “внедряемых” в семью через литературу и кино, чем в виде запретов и ограничений. Правда, косвенная пропаганда случайных половых контактов тоже не проходит бесследно.

Чтобы у молодожёнов появились оптимальные внутрисемейные нормы морали, им, прежде всего, нужно преодолеть стыдливость: как телесную, так и душевную. Самым стеснительным молодожёнам нужно начинать с ненавязчивого привыкания к виду обнажённого тела любимого человека, с прикосновений к его интимным местам. Так постепенно можно избавиться от чувства неловкости при взглядах и касаниях. Но тут важно не “переборщить”, чтобы стыдливость от наготы не переросла в свою противоположность — неряшливое и пренебрежительное обнажение, вернее — в бесстыдство, оскорбляющее вторую половину. При отсутствии же перегибов, очарование и эротический восторг от тела любимого человека могут радовать и сближать супругов многие десятки лет.

Молодожёнам не менее полезно для сближения, как и приятно, ненавязчиво исследовать анатомические отличия друг у друга. Правда, может, не до такой степени, чтобы тело любимого человека стало безразличным. Хотя причина безразличия совсем не в “интенсивности” исследований, а скорее — в отсутствии понимания эротики. К сожалению, мало кто знает, что нежное отношение к другому полу зависит от понимания эротики. Без этого и тело быстро “приедается” до отвращения, и весь интим сводится к удовлетворению животной потребности.

Форсировать преодоление стыдливости вовсе не нужно — всему своё время — тем более что впереди вся жизнь, а у каждого человека своя “скорость привыкания к новому”. И, конечно же, недопустимо попрекать друг друга этой скоростью, ведь у каждого своё воспитание и своё представление о стыдливости. Но любящие и уважающие друг друга супруги всегда могут войти в положение своей половины и устранить разногласия. Мало того, они путём компромиссов могут превратить повод для конфликта в сплачивающую их силу.

Наряду с неуместной стыдливостью молодожёнам может помешать сблизиться и излишняя брезгливость. В этом вопросе труднее что-либо советовать, но если супруги без претензий, то им вполне может помочь в изживании брезгливости стирка нижнего белья вдвоём. Причём, это поможет преодолеть брезгливость не только к телу любимого человека, но в некоторых случаях и к своему. А если брезгливость не нейтрализовать (до определённой степени) к моменту рождения первенца, потом может возникнуть много лишних проблем. Поэтому желательно, чтобы молодожёны делали сообща всё, что только можно: стирали, мылись в ванне, стелили общую постель, готовили обед, смотрели телевизор, делали покупки и т.п. Молодожёнам нужно как можно больше времени проводить вдвоём. Причём не столько в развлечениях, сколько в труде, потому что сообща выполняемый домашний труд — своеобразный тест на совместимость и “притирочный полигон”. Он учит вчерашних детей и независимых юношей и девушек идти на компромиссы, вести общее хозяйство и находить своё счастье у домашнего очага. Правда, совместный труд молодожёнов по дому — это всего лишь обучающая игра, а не стандарт внутрисемейного поведения. В дальнейшем обязательно произойдёт естественное разделение труда — каждый из супругов будет делать то, что у него лучше получается. Но навыки совместного труда первого года семейной жизни позволят супругам рассчитывать на понимание и своевременную помощь своей половины. А это, в свою очередь, даст возможность супругам, имеющим детей, выкраивать больше свободного времени, так необходимого для их гармоничных отношений. Кроме того, совместный труд супругов благоприятно влияет и на воспитание детей, которые с детства привыкают к тому, что в семейных обязанностях нет ничего презрительного или роняющего человеческое достоинство.

Стеснительность, стыдливость и брезгливость, может, сами по себе и не так опасны для взаимоотношений супругов, но дело в том, что они приводят к недоговорённости и замкнутости, которые, в свою очередь, становятся причиной подозрительности и отчуждения. К тому же, без откровенных разговоров, особенно в интимных вопросах, сблизиться вообще невозможно. А уделом не сблизившихся супругов, как известно, становятся ревность, отчуждение и измены.

Некоторые супруги считают, что отсутствие стыдливости от обнажённого тела может погасить любовь, так как лишает супружеское тело привлекательности. Однако “стеснительные” браки на протяжении столетий показали всю беспочвенность этого мнения. Ведь доходило даже до того, что супруги в течение всего брака не видели друг друга обнажёнными, но ближе и счастливей от этого они, естественно, не становились. А вот отсутствие неуместной стыдливости даёт возможность супругам не только любоваться телом любимого человека десятки лет, но и поэтапно расширять диапазон приемлемости интимных ласк, постоянно разнообразить и эмоционально окрашивать телесную любовь. Ведь только в этом случае половая страсть долгие годы будет направлена на свою половину, а не на первое попавшееся обнажённое тело. А это важно, ведь основными причинами измен являются “серость” половой жизни супругов и душевная “пропасть” между супругами. Поэтому-то отсутствие стыдливости (но не бесстыдство!) является профилактикой дисгармонии и измен.

О прелести совместного купания и мытья нет необходимости говорить — всем ясно, а вот пользу такого “времяпрепровождения” необходимо отметить. Кроме того, что супружеское посещение ванной комнаты или сауны помогает преодолеть стыдливость, оно ещё и подготавливает молодожёнов к помощи на последних месяцах беременности. А ведь без навыков совместного мытья, беременной жене трудно будет попросить мужа помочь помыться, что не преминет отрицательно сказаться на её отношении к своей половине. А ещё совместное купание является важным фактором полового воспитания детей, так как нагота при купании воспринимается естественней, чем при других обстоятельствах. У ребёнка, не привыкшего с детства к естественности обнажённого тела, вырабатывается комплекс “телесной” стыдливости (даже брезгливости), что затрудняет контакт с родителями, а в дальнейшем — и со своей половиной в браке.

В первое время, когда чувства очень пылкие и молодожёнам трудно преодолеть желание постоянно находиться рядом, они с удовольствием занимаются домашней работой, (речь не идёт о супругах, которым приходится полностью “выкладываться” на работе). А домашняя работа, выполняемая с удовольствием сообща или параллельно, кроме того, что экономит время на любовь и развлечения, сберегает для этого и силы. Обычно же молодой супруг крутится после работы, пылая страстью, около занятой домашними делами супруги, отвлекая и раздражая её, а ночью обижается на то, что физическая усталость (да и психическая тоже, от рутинной работы) не даёт супруге в полной мере ответить на его любовь. И такая ситуация, повторяясь многократно, может стать серьёзной причиной взаимных обид.

Домашняя работа, выполняемая сообща, приучает идти на компромисс, уважать мнение своей половины, быть снисходительным к ошибкам любимого человека, к его неосведомлённости в каких-то вопросах, то есть – активизирует “притирку” личностей. Но, к сожалению, время, отпущенное природой на “притирку”, весьма ограничено. И если по каким-то причинам молодожёнам не удалось достаточно сблизиться и избавиться, хотя бы в общих чертах, от излишней стыдливости и брезгливости, то они рискуют проснуться однажды утром рядом с чужим человеком и удивиться утраченной любви. Конечно, они попытаются восстановить близкие отношения, вернуть любовь, но им останется только свыкнуться с этой потерей и жить вместе по инерции, постепенно сдавая позиции отчуждению и взаимной неприязни.

Сближению молодожёнов может помочь телесный контакт, пробуждающий древний инстинкт близости и общности. Имеется в виду не половой акт, а контакт обнажённых тел в супружеских объятиях. Дело в том, что супруги, спящие под одним одеялом, приобретают элементарные навыки заботы о своей половине. Не говоря уже о том, какое удовольствие можно получить от ощущения близости тела любимого человека (нагота более чем желательна). Ведь супругам приходится следить за тем, чтобы любимый человек был укрыт, чтобы ему не было холодно, жарко или неудобно лежать. Таким образом, общая постель приучает супругов идти на компромиссы, искать общее мнение по мельчайшим вопросам: кому спать у стены, кому — у окна, головами или ногами к окну, под тёплым одеялом или под лёгким, при открытой форточке или в духоте. И такого рода совместные решения учат уважать мнение своей половины, жертвовать какими-то личными удобствами ради неё и ради гармонии семейной жизни. Кроме того, под общим одеялом естественней ласкать и получать ласки, особенно, когда они носят “разведывательный” характер. Это немалое преимущество, так как отказ от половой близости, полученный в самом начале ласк, воспринимается не так болезненно, как при сильном половом возбуждении и настроенности на секс. На общей кровати, к тому же, удобно отдыхать после секса, когда возбуждение женщины ещё не спало, и у неё ещё осталась потребность в “затухающих” ласках.

Как мы уже говорили, семейная пара в идеале — это единый организм. Супруги, понимающие это, стремятся к единению (духовному, интимному, экономическому) и всю жизнь сообща строят своё счастье. Но духовное единение — довольно сложный процесс, и не каждая пара может достигнуть его. Даже то, что природа помогает молодожёнам, даруя им чувство влюблённости, людям, к примеру, с болезненным самолюбием или ставящим себя выше всех, духовное единение может оказаться “не по плечу”, ведь такие люди всячески сопротивляются духовному единению. Вернее, они стараются подчинить спутника своей воле, получить власть над своей половиной. Поэтому союз с таким человеком не может быть гармоничным — семью будут постоянно разрывать недоверие, ревность и обиды. В то же время духовное единение вполне возможно при разных культурных уровнях. Но это при условии, что супруги отдают приоритет семье, а не обществу, то есть, могут пожертвовать чем-то вне семьи ради семейной гармонии. Правда, это не так легко, ведь общество (круг знакомых, родственники, сотрудники и т.п.) довольно внушительно давит на сознание людей, заставляя их быть как все. Поэтому супруги с разными уровнями (или с национальными и расовыми отличиями) часто вынуждены ради сохранения семьи бросить вызов обществу и “замкнуться” в своей семье.

Давление общества — не единственная помеха гармоничным семейным взаимоотношениям. Различные внешние помехи время от времени нагнетают семейную атмосферу. Но их влияние избирательно и зависит от самих супругов. Одни и те же проблемы и ситуации могут, как разрушить непрочную семью, так и ещё больше сплотить крепкую, ведь преодоление трудностей, как известно, сближает людей. Главное — уметь доверять друг другу и не злоупотреблять доверием своей половины.

Крепость, прочность семьи можно определить по царящей в доме атмосфере. Атмосфера спокойствия, взаимного уважения, любви и единства цели — индикатор прочности семьи. Создание такой атмосферы — дело не одного года, но если не работать над этим в первый год, потом уже будет поздно. Правда, и благотворная атмосфера первого года супружеской жизни не даёт гарантии счастливой семейной жизни, так как атмосферу взаимопонимания, доверия и любви необходимо постоянно питать теплом своей души, любовью, взаимовыручкой и компромиссами. И самое главное — не надо забывать о половой гармонии, ведь телесная любовь, являясь частью супружеской любви, способна постоянно приносить положительные эмоции и сплачивать супругов. А это, в свою очередь, даёт супругам силы идти на компромиссы и не терять взаимоуважения.

Если не работать над благожелательностью семейной атмосферы, то “наводимые” извне недоверие, бескомпромиссность, подозрительность и упрёки могут не только испортить атмосферу семьи, но и погасить в кратчайшие сроки любовь. А ведь атмосфера благожелательности необходима и для того, чтобы чувствовать себя в семье уютно и свободно. Без такой атмосферы человеку у себя дома не будет отдыха, ему негде будет раскрепоститься, эмоционально разрядиться и почувствовать удовлетворённость жизнью, разве что — в питейных заведениях. А без разрядки и чувства спокойствия и защищённости (сравнительной) трудно жить, ведь “на людях” человеку приходится постоянно сдерживать себя, дабы не нарушить множество общественных норм поведения. К тому же, на человека постоянно действуют уличный шум и суета, нежелательные встречи, профессиональные проблемы и многое другое, чем так “богата” современная цивилизация. Дом же должен дать человеку возможность расслабиться, “снять маску” и быть самим собой. Правда, расслабляться нужно не в ущерб другим членам семьи. Хотя, к сожалению, это тоже урезает свободу, но если дома отношения со всеми близкие и доброжелательные, то такая обстановка лучше успокоит, чем даже абсолютная свобода.

Для того, чтобы расслабиться, человеку нужна уверенность, что его не застанут врасплох, когда он будет “без маски”, и что ему не придётся краснеть и испытывать неловкость за своё “свободное” поведение. Это больше касается тактичных людей. Хамы и себялюбцы не краснеют и не испытывают неловкости за своё поведение. А вот расслабившийся воспитанный, с “открытой душой” человек оказывается очень уязвимым и беззащитным. И в таком состоянии он легко может получить “плевок в душу”. Это очень больно, а повторяющиеся обиды такого рода, нанесённые в родном доме родным человеком, заставят его замкнуться в себе и больше не раскрывать душу перед своей половиной, потерявшей доверие. Это значит, что ему придётся постоянно что-то скрывать, избегать говорить правду и не делиться ни радостями, ни горестями. Ясно, что в такой атмосфере семья и дом перестанут восприниматься как родные.

Граница между расслабленностью и развязностью в семье устанавливается самими супругами, под влиянием полученного каждым из них воспитания и их круга общения. И чем ближе их культурный уровень, тем меньше разногласий по этому поводу. Но обычно приходится путём компромиссов находить взаимоприемлемые и удовлетворяющие обоих, нормы. Если “находки” удачные, то супруги всегда будут чувствовать себя комфортно в своём доме, как бы дико их поведение не выглядело для постороннего наблюдателя. В противном же случае расслабление одного супруга вызовет дискомфорт у другого, и супругам придётся искать расслабления вне семьи: в кругу друзей или родственников, случайных партнёров или собутыльников. А это, сами понимаете, не способствует укреплению семьи.

Не способствует укреплению семьи и диктат. Поэтому важно, чтобы молодожёны научились не “давить” друг на друга, не пытались перестраивать друг друга, подгоняя под себя. Подгонка со временем, конечно, произойдёт, но естественным способом — путём добровольных компромиссов и пересмотра своих понятий, но никак не под давлением. И в первое время молодожёнам поможет в этом влюблённость, которая позволяет благосклонно относиться к не нравящимся в своей половине чертам. И если до окончания влияния влюблённости молодожёны успеют расставить все точки над “i” в ключевых вопросах, значит им удалось возвести фундамент новой семьи. Дальше “строить” будет проще и приятней.

Не все пары быстро ориентируются в своих чувствах и решают связать свои судьбы. Некоторые до решения вступить в брак становятся на продолжительное время сексуальными партнёрами. Таким необходимо при вступлении в брак как-то перестроиться, ведь супружеские отношения отличаются от партнёрских. Дело в том, что партнёры не решают общих проблем, они лишь расслабляются вдвоём, получая удовольствие друг от друга и от секса, и им не нужна такая близость, которая необходима супругам. Партнёры привыкают решать свои проблемы в одиночку, встречаясь лишь для своего удовольствия, а это — совершенно иной стереотип поведения. Поэтому над партнёрами постоянно висит “дамоклов меч” недолговечности — им, не связанным никакими обязательствами и душевной близостью, рано или поздно могут “приестся” такие отношения, и у одного из них обязательно появится желание сменить партнёра. Та же ситуация может возникнуть и у супругов, привыкших к партнёрским отношениям. И не удивительно, что партнёры, став супругами, нередко продолжают вести себя по партнёрскому стереотипу и чувствуют себя неуютно в семейной обстановке, “сковывающей” их. Поэтому они рано или поздно под натиском семейных проблем находят себе другого партнёра на стороне, чтобы вернуть свою жизнь в сравнительно беззаботное привычное “русло”.

Мы уже говорили об атмосфере благожелательности, которая помогает снять нервное напряжение. Без этого немыслима жизнь современного человека, ведь постоянное нервное напряжение действует разрушительно на психику. Стрессы, не нейтрализованные спокойной и доброжелательной атмосферой семьи, накапливаясь, становятся причиной постоянной раздражительности и нервозности, что в свою очередь приводит не только к нервным, но и к половым расстройствам. Расстройства же ухудшают взаимоотношения между супругами, доводя их до взаимной неприязни и даже ненависти. Поэтому благожелательная атмосфера может стать как условием, так и следствием упорядоченной и эмоционально насыщенной половой жизни. Но речь об этом пойдёт в другой главе.

В ОЖИДАНИИ ПЕРВЕНЦА

Рождение первенца — радостное и важное событие для каждой семьи. Но одновременно это и экзамен для супругов, так как вместе с ребёнком появляется куча новых проблем, которые могут оказаться роковыми для супругов, если они не успели вовремя сблизиться и выработать жизнестойкие внутрисемейные стереотипы поведения. Ведь новые роли отца и матери будут давить на неблизких супругов, которые вместо того, чтобы любить ребёнка сообща, будут соревноваться за любовь ребёнка, что ещё больше отдалит их друг от друга. Да и в интимной жизни могут начаться трудности, ведь половая гармония до рождения ребёнка бывает обычно “псевдогармонией”, то есть идеальными отношениями периода пылкой влюблённости. А такая гармония легко может нарушиться после рождения ребёнка, так как подаренная природой пылкость заметно ослабеет к этому времени. Но обо всём этом речь пойдёт в следующей главе, в этой же мы попробуем разобраться в том, что должны успеть сделать супруги до рождения первенца, чтобы избежать потом ненужных осложнений.

Как уже говорилось, молодожёнам нужно постепенно нейтрализовать стыдливость и брезгливость в своих взаимоотношениях. Параллельно с этим им следует научиться обсуждать интимные вопросы (пока — в общих чертах). А для этого понадобится механизм выяснения отношений на основе взаимоуважения. Он может выработаться вместе с навыками совместного труда, взаимопомощи и ведения общего хозяйства.

За неполный год, пожалуй, многовато, но главное — начать. Все эти навыки будут формироваться, углубляясь с годами. А пока нужно хотя бы осознать необходимость этих навыков и зависимость своего будущего от них, чтобы сделать до появления первенца первые шаги в направлении объединения своих личностей. К счастью, влюблённость, с присущей ей атмосферой близости, самоотдачи и интимности, даёт молодожёнам возможность безболезненно приобретать навыки совместной жизни путём проб и ошибок. И такое обучение естественно, но думать всё-таки придётся.

Мало кто из юношей и девушек, вступающих в брак, представляет себе проблемы первого года супружества, а тем более — готовится к ним. Ведь многие воспитываются на литературных стереотипах “Большой Любви” и на сказках, в которых свадьба венчает все трудности влюблённых. А менее романтичные молодожёны, наученные горьким опытом родных и знакомых, просто заставляют себя свыкнуться с рутинностью и скандальностью брака. Вернее, как только возникают межличностные трения, вместо того, чтобы искать компромиссный выход, они опускают руки: “Так и должно было быть. Лучше не сделаешь, ведь у всех же так”. И такое отношение к трудностям, в свою очередь, подтверждает ошибочное мнение, что брак состоит лишь из неприятностей, а единственную радость супруги могут найти лишь в детях.

Конечно, это крайности. Но ведь действительно многие не задумываются о проблемах супружеской жизни или имеют о них поверхностное представление. А абстрактная романтика “книжной” любви нередко просто мешает понять реальное счастье супружества, она заставляет отвергать реальные возможности и томно ждать чего-то нереально-возвышенного и абстрактно-прекрасного. Но ведь не секрет, что в основе красивой литературной любви лежит неразделённая влюблённость, раскрашенная буйной фантазией писателей и поэтов. И таких произведений очень много, о супружеской же любви написано до обидного мало, да и то, в основном, про супругов, разъединённых судьбой. А проблемы у таких супругов – это трудности оторванных друг от друга влюблённых, а не семейные трудности. И такой перекос в сюжетах сложился не по чьему-то желанию — тут есть объективные причины, вернее, трудности. Дело в том, что о счастливой супружеской любви особо не напишешь, так как без конфликтов трудно завязать сюжет, да и супружеское счастье при взгляде со стороны выглядит однообразно и непривлекательно.

Не все пары после вступления в брак готовятся к рождению ребёнка. Не спешат с первенцем по разным соображениям: это может быть из-за службы (учёба, карьера, армия), из-за бытовых условий, из-за недостаточного, по их мнению, материального благосостояния и просто из эгоизма (пожить для себя). И это, разумеется, личное дело супругов — им самим решать, когда иметь детей, но нужно иметь в виду, что могут возникнуть дополнительные проблемы, да и лучшим возрастом для первых родов считается промежуток от 22 до 29 лет. Кроме того, без заботы о детях как-то “смазывается” смысл жизни.

У пар, не желающих иметь в первое время детей, сразу же встаёт проблема предохранения от нежелательной беременности. О предохранении мы поговорим в другой главе, здесь же стоит отметить, что предохранение с первых дней замужества может помешать своевременному обнаружению и лечению физиологических нарушений или болезней, которые могут стать помехой желанию иметь детей. Тут трудно что-либо посоветовать, так как не каждая женщина, предохраняющаяся от нежелательной беременности, пожелает обратиться к гинекологу (хотя это и необходимо), чтобы выяснить, будут ли у неё потом дети. Но не в этом основная проблема, ведь многие начинают предохраняться ещё в подростковом возрасте. Проблема заключается в том, что, привыкнув к бездетному браку, супругам (мужу, в основном) уже не захочется “связывать” себя дополнительными заботами. Да и после окончания “срока” влюблённости могут возникнуть сомнения в правильности выбора.

Наибольшему риску подвергаются женщины, решившие неосмотрительно прервать первую беременность. В редких случаях это может быть и единственным выходом. Но до этого не доводили бы, зная, что аборт, сделанный даже в медицинском учреждении, может обернуться потерей детородных функций. Кроме того, мозг будущей матери (особенно, ещё не рожавшей), решившейся на аборт, подвергается нежелательным психологическим перегрузкам. А коварство последствий аборта ещё и в том, что в женском организме могут произойти нежелательные изменения и, прежде всего, воспалительные процессы, протекающие зачастую без всяких симптомов.

У пар, желающих иметь детей, могут возникнуть проблемы из-за нарушений детородных функций. Неспособность по какой-то причине стать родителями может стать причиной ухудшения взаимоотношений между супругами, либо между одним из них и родителями другого. Однако любящие и уважающие друг друга супруги вполне могут найти достойный выход из сложившейся ситуации и защитить свою половину от отрицательного “давления” своих родителей. И не нужно отчаиваться – выход найти можно.

Понятно, что затянувшееся отсутствие беременности не может не волновать молодожёнов, мечтающих о детях. И хотя такая атмосфера неопределённости вносит нервозность в отношения молодожёнов, им ни в коем случае нельзя опускаться до взаимных подозрений и обвинений, а тем более – вовлекать в это родителей. Вполне возможно сообща разобраться в причинах отсутствия беременности, сохраняя уважение друг к другу и избегая унижений. А если самим не удастся, тогда нужно обратиться — опять же, вдвоём — к специалисту, который найдёт причину и посоветует соответствующее лечение. В случае же, когда беременность абсолютно невозможна из-за физиологических нарушений у одного из супругов, вряд ли кто-то со стороны сможет посоветовать молодожёнам, как им жить дальше. Но вариантов решения этой проблемы тоже хватает — выбор за супругами. Правда, если причина в добрачном аборте или в перенесённом венерическом заболевании, отношение всё же будет несколько иным, чем при врождённых или травматических физиологических нарушениях. Но и в этой ситуации молодожёны могут отнестись друг к другу с пониманием и уважением, тем более что не всегда есть чья-то вина. К примеру, если причиной бездетности стал аборт после изнасилования.

Если супруги не будут обвинять и упрекать вторую половину, подобные проблемы могут даже сплотить супругов, и вместе они обязательно найдут выход. Если же один из супругов не сможет простить или ему не хватит тактичности, чтобы потом не упрекать, тогда, конечно, придётся разойтись, хотя трудно сказать, обретёт ли “непримиримый” супруг супружеское счастье с другим партнёром, ведь он не смог справиться в этой ситуации.

В конце концов, супруги могут решить жить и без общих детей по примеру вполне здоровых, но по какой-то причине не желающих иметь детей. Тогда у них могут появиться соответствующие проблемы плюс комплекс нехороших чувств к другим супругам, имеющим детей. Однако современные достижения медицины дают надежду многим бесплодным парам. Но так как некоторые способы зачатия, беременности и вынашивания могут показаться не совсем этичными, то решение иметь детей “любой ценой” должно быть обоюдным и глубоко продуманным. Это касается и решения взять приёмных детей.

Но не всё так мрачно, и не все причины отсутствия беременности серьёзные и необратимые. Иногда даже бывает достаточным изменить позу или частоту половых сношений, чтобы зародилась новая жизнь. Вот тут-то и пригодятся навыки откровенных разговоров на интимные темы и привычка общения без излишней стыдливости, ведь чтобы вместе решить проблему бесплодия (часто — мнимую), нужны согласованные действия супругов. Главная же помеха в этом — стыдливость и недоверие. Конечно, и неопытность, и половая неграмотность, в свою очередь, тоже мешают молодожёнам решить эту проблему, но при обоюдном желании и доверии вполне можно откровенно обсудить её без излишней стыдливости и попробовать всё, что в их силах. Иначе, под напором подозрений, чувства вины, стыдливости, обид и упрёков, в короткий срок они потеряют всё, что их связывало.

Первый год супружества может омрачить не только отсутствие ожидаемой беременности. Половая безграмотность, например, может погасить самые пылкие чувства, если один из молодожёнов воспримет сексуальные желания другого как извращение. Связанные же с таким восприятием подозрительность, презрительность и, как результат, замкнутость, не дадут молодожёнам прийти к взаимопониманию. А ведь большинство сексуальных желаний вполне может быть удовлетворено в семье, хотя и не сразу. Правда, “внедрять” их в интимные отношения супругов желательно поэтапно, не теряя при этом взаимоуважения и такта.

В первый год супругам достаточно знать, что каждый из них вступил в брак со своим “грузом” сексуальных желаний и стереотипов поведения. Поэтому им нужно попытаться понять свою половину, а не воспринимать её сексуальные желания или отказы как личное оскорбление. Это касается и различных психосексуальных отклонений, которые не обязательно мешают налаживанию половой гармонии и не должны сразу восприниматься как сумасшествие партнёра. Но о них мы поговорим попозже.

Излишняя стыдливость влияет на взаимоотношения супругов в гораздо большей мере, чем это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что стеснительные супруги не в состоянии объяснить друг другу свои сексуальные ощущения и желания. А без этого невозможно достичь половой гармонии, чтобы окончательно сблизиться душевно.

Мужчина, зная только свои интимные ощущения, невольно думает, что и женщина тоже должна испытывать подобные ощущения. И если супруга не объяснит ему, что именно доставляет приятные ощущения, а что – неприятные, то ей останется только терпеть и обижаться на свою половину. От этого будут накапливаться недовольство и неудовлетворённость, которые, в свою очередь, станут причиной раздражительности, нервозности и натянутости отношений. А постоянная нервозность, как известно, приводит к беспричинным взрывам злости, ненависти и прочим, ненужным в семье эмоциям. Правда, влюблённость в первый год супружества сглаживает такие конфликты, поэтому желательно не упустить время для откровенного выяснения интимных желаний и особенностей своей половины. И это касается не только мужчин, но и женщин: нужно учить друг друга и учиться самим.

Забегая вперёд, хочется сказать, что существует много интимных ласк, об удовольствии, от которых молодые супруги даже и не подозревают. А благодаря своей половине, соответствующей литературе, эротическим и порнографическим фильмам, они смогут открыть гамму прекрасных ощущений. Стыдливость же заставляет их скрывать свои желания и высказывать лишь злость на непонятливость партнёра и доставляемые им болезненные ощущения. Однако ответственность за чрезмерную стыдливость лежит на обоих молодожёнах, но на каждом — по-своему. И хотя женщины по своей природе менее стыдливы в интимных вопросах и больше делятся друг с другом интимными проблемами (да ещё и посещение гинеколога приглушает стыдливость), всё же, делать шаги по нейтрализации стыдливости в семье лучше молодому супругу. Супруга же может постепенно открываться своему возлюбленному: позволять любоваться телом жены, позволять откровенно высказываться на интимные темы и т.п. Правда, нередко стеснительность женщины провоцируется мужем, с подозрительностью относящимся к её осведомлённости. Вот и получается, что женщина привыкает делиться своими интимными проблемами, чуть ли не с кем угодно, но только не с самым своим близким человеком — мужем.

Если муж очень стыдливый и замкнутый, избегает интимной темы в разговорах, а также стесняется своего обнажённого тела, то жена вынуждена будет “подыграть” ему, а со временем и сама сделает стыдливость и скрытность нормой внутрисемейных отношений. В противном же случае она рискует стать объектом подозрений мужа, ведь её открытость и отсутствие неуместной стыдливости могут быть истолкованы им как распущенность и следствие неприличного поведения до брака. А такая оценка не способствует сближению молодожёнов. И женщине придётся замкнуться в себе в такой ситуации, что приведёт не только к разочарованию в муже, но и к неудовлетворённости браком. Некоторые мирятся с такой участью и молча “тянут лямку”, другие же начинают искать удовлетворения на стороне или подают на развод.

Как уже было сказано, расширением границ откровенности должен заниматься супруг, но без напористости, ведь многим женщинам всё же нужно время, чтобы побороть стыдливость по отношению к чужому, до недавнего времени мужчине, и полностью открыться своему возлюбленному. Жена, в свою очередь, должна доверять мужу и не высказывать удивления и подозрительности по поводу его осведомлённости в интимных вопросах, намекая на бурную добрачную жизнь. Ещё непростительней упрекать молодого мужа в сексуальной неопытности. А вот если супруга неопытна и воспитана чересчур стыдливой, то тут даже тактичному и терпеливому мужу придётся очень трудно. Стыдливая жена вместо того, чтобы обсудить со своей половиной сексуальные трудности, способна лишь замкнуться в себе и с обидой заявлять о своих болезненных ощущениях. При таких взаимоотношениях достичь гармонии просто невозможно. Правда, если жена сделает над собой усилие, доверится мужу и позволит ему постепенно расширять диапазон приемлемости ласк, то это обоим доставит массу удовольствия, не говоря уже о любви и душевной близости. Если же всё пустить на самотёк, то между супругами установятся натянутые отношения и усилится половая холодность, присущая стыдливым женщинам. У неё появятся различные недуги, как нервной системы, так и половых органов.

В первый год супружества сравнительно мало женщин проявляет сексуальную активность. Однако женская сексуальная пассивность — не физиологическая закономерность, а скорее — результат многовекового подавления женской сексуальности. Поэтому с каждым годом процент сексуальных женщин растёт в связи с сексуальной либерализацией общества. Конечно, у женщин нет такой инстинктивной реакции на обнажённое тело противоположного пола, как у мужчин, но нет и безразличия, что доказывает популярность мужского стриптиза.

Многие думают, что половой акт сам по себе приводит к близости и к откровенности. Это не так. Ведь в прошлых веках, когда супружеский секс ограничивался одной позой в темноте и в одежде (ночной, но очень закрытой), близостью и не “пахло”. Большинство мужчин не узнало бы обнажённого тела своей жены и после десятков лет супружества, ведь интимная жизнь супругов была чем-то непристойным, а секс ассоциировался лишь с проститутками. Поэтому молодожёнам не стоит надеяться, что секс сам по себе сблизит их. Без душевной близости они станут сексуальными партнёрами и ничего больше, а партнёра всегда можно заменить другим — помоложе и сексуальней. А близкому человеку нет замены!

Делая первые шаги в интимном познавании друг друга, молодожёны должны знать, что кроме общих физиологических отличий у мужчин и женщин есть немало и индивидуальных: размеры и расположение половых органов, количество и чувствительность эрогенных зон, психосексуальные отличия и т.п. О многих таких, даже своих особенностях молодожёны могут и не знать. Поэтому им нужно постепенно, путём проб и ошибок, разобраться в особенностях друг друга, и выяснить в откровенных разговорах причины неудовлетворённости и возникших сексуальных проблем. В противном же случае супругам придётся замкнуться в себе и терпеть. От этого их брак превратится в мучение, в наказание. Но если они смогут понять желания друг друга и смогут без неприязни относиться к особенностям своей будущей половины, то эти особенности — даже некоторые психосексуальные отклонения — не только не помешают им достичь половой гармонии, но и придадут оригинальность и особую интимность их взаимоотношениям.

К примеру, если у женщины очень чувствительна эрогенная зона в заднем проходе, то при обычном половом сношении она может не получить полного полового удовлетворения, и рано или поздно почувствует неудовлетворённость сексом. Если супруги не выяснят этого, то гармонии и настоящей любви им не видать. И это не только в случае потребности в анальной стимуляции, но и при других “нестандартных” сексуальных потребностях, которые без особого труда могут быть удовлетворены второй половиной. Но часто супруги или сами не могут разобраться в своих потребностях, или стесняются сказать о них своей половине, боясь непонимания, чем обрекают свой брак на дисгармонию и серость.

Неудовлетворённая супруга вполне может прожить до конца своих дней в браке, разочаровавшись в любви и в сексе, и смирившись с этим. Но в любой момент обстоятельства могут сложиться таким образом, что неудовлетворённость сведёт со случайным партнёром, который сможет удовлетворить её сексуальные потребности. И это будет не столько случайностью, сколько закономерностью, такой же, как и последующая трагедия для супругов и их детей. А ведь мало кто при таком потрясении сможет скрыть перемену в своей жизни — разочарованная в сексе женщина, почувствовавшая вдруг удовлетворение, может запросто перевернуть всю свою жизнь. И чем она откровенней по характеру и независимей, тем труднее ей скрыть от окружающих перемену в своих чувствах и в мироощущении, ведь она почувствовала “пробуждение от спячки”. Конечно, случайный партнёр, подаривший эту радость, может во многом уступать супругу — что ещё больней — и не подходить по уровню, но он смог подарить счастье сексуального удовлетворения. А муж, может, и любимый, не смог за много лет сделать этого (не пожелал!).

Но трагичность такой ситуации часто заключается ещё и в том, что случайный партнёр, подаривший сексуальную удовлетворённость чужой половине, не строит насчёт неё никаких планов. Это для “супружеских будней” случайная встреча стала эмоциональным взрывом, для любителей же случайных связей это просто очередное приключение. И в такую ситуацию может попасть не только женщина, но и мужчина. Причём, случайный партнёр, подаривший долгожданное ощущение может оказаться не обязательно противоположного, но и своего пола. Подобные случаи (не именно гомосексуальные) хорошо описаны в художественной литературе. И там хорошие концовки редкость. Поэтому, чтобы не было таких тупиковых ситуаций в будущем, молодожёнам с первых месяцев супружества нужно постараться понимать потребности друг друга и учиться постепенно удовлетворять их, какими бы странными они не казались на первый взгляд. Но на этом мы остановимся подробнее в другой главе.

Известно, что основной причиной супружеских измен является половая неудовлетворённость. Однако половую неудовлетворённость ошибочно понимают очень примитивно — как недостаточное количество половых актов, в крайнем случае — как отсутствие оргазма. И поэтому, попав в такую драматическую ситуацию, “потерпевшая сторона” никак не может понять, чего же не хватало изменившей половине — всё, вроде бы, было нормально. А дело в том, что интимная жизнь в её понимании сводилась лишь к совокуплению, к исполнению “супружеских обязанностей”, а это — не норма. Естественно, что, не поняв причины измены, она придёт к выводу, что всё дело в “повышенной животной потребности” и начнёт ненавидеть как свою половину, так и соперницу (соперника). К чему это приводит — известно всем: ревность, месть, скандалы… А ведь в большинстве случаев причина зарождения измен в отсутствии близости (душевной и сексуальной), без которой просто невозможна удовлетворённость браком.

Близость, как и любовь, трудно разделить на составляющие: душевную и физическую. Вернее, физическую близость супругов нельзя отделить от душевной близости. К примеру, вполне естественно желание целовать и ласкать тело любимого человека и ощущать на себе прелесть таких ласк. Но чего тут больше: физического влечения или проявления душевной близости, любви?

Многие зрелые супружеские пары считают, что проявления близости — “телячьи нежности” — уместны разве что во время медового месяца. Правда, нередко они сами чувствуют потребность в нежности и в душевной близости со своей половиной, просто часто не в состоянии уже сблизиться, “убрать разделяющий их барьер”.

Супружеская близость — это не только душевное единение и половые акты, но и удовлетворение различных потребностей, в том числе и сексуальных: начиная от детского изучения тела любимого человека до оральных и анальных ласк. Поэтому стеснительные супруги обречены на неудовлетворённость и рутинность отношений. Это ли не главная причина измен? У близких же, доверяющих друг другу супругов нет веских причин для измены, так как они всегда могут сообща найти способ удовлетворения своих потребностей. Не говоря уже о том, что близкие супруги просто не могут жить друг без друга, и им могут быть просто противны интимные отношения с чужим человеком. Но, к сожалению, современное искусство — литература и кино — утверждает зачастую обратное, и фактически пропагандирует случайные связи. И это происходит не намеренно, а потому, вероятно, что среди писателей и сценаристов крайне мало счастливых супругов. А может и потому, что о не изменяющих друг другу супругах просто нечего писать.

Другое дело — несчастливые супруги, у которых может быть столько похождений, трагедий и радостных впечатлений, что хватит на много поколений писателей. Кроме того, у близких супругов, постоянно гармонизирующих свои интимные и духовные отношения, прочие “общепринятые” потребности сводятся к минимуму, в отличие от сексуально-неудовлетворённых и душевно-неблизких супругов. У последних же, которых, к сожалению, большинство, и они “делают погоду”, потребности бесконечны, потому что достижение своего счастья они связывают с удовлетворением совершенно других потребностей и всё ищут и ищут.

Но вернёмся к “потерпевшей стороне”. Первая реакция бывает, естественно, очень бурной, ведь это, в принципе, предательство. Потом начинается поиск причин, и тогда, рано или поздно, встаёт вопрос: “Чем же я хуже?” И если есть возможность узнать о сопернице (сопернике) достаточно много, то размышления иногда могут завести в тупик, если выяснится, что по внешним данным (красота, фигура, возраст, образованность, манеры и т.п.) соперница почти не отличается от “потерпевшей”, а иногда и уступает ей во многом.

Тут нужно оговориться, что речь идёт о тех, кто изменил в поисках родственной души, а не о тех, кому близость особо не нужна — они для разнообразия ищут новых сексуальных партнёров.

Не все находят смелость “покопаться” в себе и выяснить, что же в ней самой (в нём) не удовлетворяло бывшую половину. А глубоко не задумываясь, обычно приходят к выводу, что изменнику (изменнице) всего хватало, даже секса, значит он во всём виноват. И первое, что приходит в голову в этом случае — месть. И ничего удивительного, ведь искусство воспитывает именно такой стереотип поведения в случае измены (не обязательно супружеской). А если вдуматься, то этому нас учат не только “боевики” и детские сказки, но и различные религии, формирующие именно такой стереотип поведения, правда, не своей декларативной моралью, а примерами и притчами, где, правда, слово месть может и не упоминаться.

Мы так подробно остановились на будущих супружеских проблемах потому, что они “завязываются” в первые годы супружеской жизни. Значит, не мешает лишний раз повторить медицинскую аксиому: “Профилактика — лучший способ лечения”. Поэтому, чтобы факт измены не застал врасплох, достаточно вовремя задуматься об интимной стороне супружеской жизни и с первых дней направить все усилия на личностное сближение, отбросив ханжескую мораль, излишнюю стыдливость и брезгливость.

К общим стереотипам семейного поведения, которые должны быть выработаны молодожёнами в первый год совместной жизни, относятся и гигиенические навыки. Несмотря на то, что гигиенические навыки прививаются ещё в детстве и отрочестве, новые условия совместной жизни предъявляют свои требования к гигиене. И, прежде всего, это относится к половой жизни. Понятно, что молодожёны не могли получить соответствующих навыков в детстве — им предстоит путём компромиссов или переделки старых привычек приспособиться к новым условиям жизни.

Гигиена тела — неотъемлемая часть здоровой половой жизни. Для примитивного полового сношения может и достаточно содержать в чистоте лишь половые органы, но для настоящего секса этого мало. Ведь чистое тело — это не только здоровье, но и эротика. Свежевымытое тело выглядит “аппетитней” и возбуждает, как своим видом, так и запахом. Но надо знать, что характерный возбуждающий запах восстанавливается лишь через некоторое время после мытья. И его нельзя путать с запахом немытого тела.

Чистота тела позволяет максимально расширить диапазон интимных ласк и сексуальных игр. Без такого разнообразия и телесной близости нельзя достигнуть половой гармонии. А ведь супруги, стесняющиеся своего немытого тела, вряд ли согласятся на откровенные ласки. С другой стороны, содержать в чистоте тело, которое “не работает”, нет особой необходимости. Вот и получается, что супруги, любящие интимное разнообразие, даже в пожилом возрасте следят за чистотой своего тела, в отличие от остальных. Но с другой стороны, в чистоте не должно быть догматичности. И это касается молодых — в некоторых случаях возлюбленные могут подарить друг другу прекрасные минуты любви и без предварительного подмывания (правда, супруги со здоровой сексуальностью всегда должны быть готовы к любви, так что постоянная чистота тела становится у них привычкой).

Иногда взаимное желание близости, возникшее внезапно, может ослабнуть, пока один из супругов пойдёт подмываться. Ещё неприятней будет вообще отказаться от секса из-за невозможности подмыться в конкретных условиях. Конечно, на сексуальное разнообразие рассчитывать с неподготовленными телами не приходится, но “скоростной” секс может подарить прелестные мгновения и сблизить супругов. Но если условия позволяют, то лучшим выходом может стать совместное мытьё под душем, которое усилит возбуждение и доставит дополнительное эротическое наслаждение. Так супруги подготовятся к сексу эротически и гигиенически.

Этот выход вполне приемлем и во время менструации. Обычно в эти дни принято воздерживаться от секса, хотя у некоторых женщин именно в это время усиливается сексуальное желание, но если что-то сильно возбудило супругов, то вполне можно получить сексуальное удовольствие, соблюдая простейшие гигиенические правила. Это раньше считалось, что половые акты во время менструации опасны и негигиеничны, впрочем, как и все разновидности секса, включая мастурбацию, выходящие за рамки полового акта в “супружеской” позиции. Теперь исследования и опыт многих пар показали, что такой секс безопасен при наличии соответствующих гигиенических навыков. Но тут встаёт проблема брезгливости, на которой мы и остановимся.

Брезгливость — это не врождённое чувство. Как стыдливость и все прочие условно-рефлекторные реакции человека – это результат влияния внешних условий, собственного опыта и воспитания. В этом легко убедиться, вспомнив, что в обиходе одни люди могут брезговать чем-то, что другие воспринимают спокойно. Например, червяка не каждый возьмёт в руки, а рыболовы — запросто. К испражнениям все относятся брезгливо, но хозяева домашних животных привыкают убирать за ними, не брезгуя. Мамы и папы, у которых вызывает рвоту вид и запах выделений первенца, постепенно привыкают, меняют подкладки или стирают пелёнки уже без брезгливости.

Интимная жизнь ставит перед молодожёнами новые задачи по преодолению брезгливости. Страсть любви помогает им, конечно, преодолевать брезгливость к выделениям половых органов, но если они будут знать, что в них нет ничего отвратительного, им будет легче вести себя естественно. К примеру, секрет, выделяемый влагалищем во время сексуального возбуждения и служащий для смазки, бесцветен и не имеет запаха. Брезговать им, а тем более удалять из каких-то соображений, совершенно не нужно. У женщин, правда, могут быть “бели” — нездоровые выделения, которые нельзя путать со смазкой. Наличие белей говорит о каких-то нарушениях, поэтому необходимо в этом случае проконсультироваться у гинеколога.

Брезгливость к семенной жидкости тоже безосновательна. И утверждается это не столько в связи с фелляцией, о которой будет сказано отдельно, сколько в связи с релаксацией, то есть, отдыхом после полового сношения, который необходим, чтобы постепенно улеглось волнение, чтобы нормализовались сердцебиение и кровообращение, а у женщины спало бы возбуждение. Для этого супругам желательно некоторое время после полового акта побыть вместе: друг в друге или в объятиях. А если быть уверенным, что сперма, вытекающая из влагалища на тело женщины стерильна, и можно вытереть её салфеткой, или даже втереть в кожу, то не будет брезгливого желания сразу же отмыться. Это касается супругов, а случайные партнёры должны не только брезговать, но и бояться заражения венерическими болезнями и СПИДом.

Брезгливость супругов отрицательно сказывается на их взаимоотношениях. Поэтому не стоит ради превратно понимаемой гигиены резко прерывать ощущение близости, нежности и любви. Подмывание можно отложить до более удобного времени, скажем, до утра, если супруги любили друг друга ночью.

Информация о половом сношении во время беременности не вполне определённа, и молодожёны из-за этого попадают в трудное положение. Чтобы легче было самим разобраться в этом вопросе, молодожёнам достаточно знать, что для отказа от половых сношений после зачатия нет ни медицинских, ни психологических причин. Но как-то просачивается информация о запрете, исходящая от некоторых религиозных общин и от врачей недалёкого прошлого. А причина отрицательных последствий половых актов во время беременности, вероятней всего, была в отсутствии интимной гигиены. Откуда и запреты. Хотя всяческие запреты – “детская болезнь” развития общества, ведь проще запретить, чем понять и упорядочить…

Не подтвердилось также и мнение, что у беременных отсутствует половое желание. Наоборот — у многих женщин во второй трети беременности усиливается половое влечение, и такие супруги не прекращают интимную жизнь до последних недель, правда, в удобных и не опасных для плода позах.

Некоторая опасность половых актов во время беременности всё же существует, но лишь в последние месяцы беременности и то для женщин, склонных к выкидышам. Но для таких женщин могут стать роковыми и стрессы, и случайное падение, и испуг, и поднятие тяжести, так что, если есть такая опасность, то беременная женщина обязательно должна оградить себя от различных физических и психических перегрузок. А опасность инфицирования родовых путей беременной женщины возрастает за четыре — шесть недель до родов, что предъявляет повышенные требования к гигиене половых органов.

Позы полового сношения во время беременности должны быть такими, чтобы не было давления на плод. Супруги вполне могут подобрать удобные и отвечающие этому требованию позы. К тому же, это неплохой повод для того, чтобы разнообразить половую жизнь супругов и научиться откровенно говорить о сексе. Что же касается частоты половых сношений во время беременности, то можно сказать лишь то, что определённых норм не существует. Супругам нужно ориентироваться на свои потребности и возможности. В принципе, в первый год с этим проблем не возникает, если, конечно, молодожёны влюблены друг в друга, ведь желание одного из них способно разбудить желание у другого, да и свободного времени у них больше (и места), чем у супругов с детьми. Если же разница в потребностях довольно ощутима, возлюбленные могут найти компромиссный выход. И не надо забывать, что интимная близость — это не только половой акт. Поэтому разницу в половой активности супругов всегда можно компенсировать другими формами полового удовлетворения. Главное — желание доставить любимому человеку удовольствие и не стать причиной нервозности и болезненных явлений. Но об этом разговор пойдёт в другой главе, а у молодожёнов, в основном, совсем другие проблемы.

В последние месяцы беременности жизнь молодожёнов меняется. Супруги теряют “подвижность” — активность вне дома и больше замыкаются на своей семье. Привычное течение их жизни меняется. Романтичные натуры и люди, очень привязанные к друзьям, довольно болезненно переносят потерю части личной свободы. Супруги же с более “оседлым” воспитанием, легче переносят это. Будущий отец, который не осознаёт того, что ограничение свободы нужно не лично супруге, а всей семье (ведь их уже, фактически, не двое), начинает ожидать какую-то благодарность за это, и не почувствовав, испытывает обиду за ограничение свободы, что может привести к неосознанному желанию “вырваться из клетки”.

Есть ещё один повод для обиды на супругу, готовящуюся стать матерью. Дело в том, что беременная женщина часть внимания, уделяемого ранее мужу, уделяет своему будущему ребёнку. Это понятно, но супруга должна “обделять” свою половину так, чтобы не нарушить хрупких ещё, межличностных отношений. Но, к сожалению, не в каждом возрасте хватает такта на это, поэтому у очень юных молодожёнов больше проблем, так как у них почти нет опыта взрослого человека.

На взаимоотношения молодожёнов может повлиять и нарушение половой жизни в связи с первой беременностью. Женщине в таком положении воздержание даётся намного легче, чем мужчине, у которого некоторое душевное отчуждение суммируется с вынужденным половым воздержанием и становится причиной обид. Поэтому любящей и чуткой жене нужно относиться к этим обидам с пониманием и не считать их проявлением эгоизма. И не надо чересчур замыкаться на своих ощущениях и потребностях плода. Ведь не уделяя достаточного внимания своему супругу, жена вызовет такую же реакцию с его стороны, а это значит, что во взаимоотношениях молодожёнов появится уже едва заметная “трещина”, ответственность за которую ляжет на женщину. Конечно, можно сделать скидку на неопытность обоих, но неспособность и нежелание входить в положение своей половины и нежелание идти на компромисс могут свести на нет все дальнейшие попытки к сближению и к достижению гармонии в семье.

Что можно посоветовать молодожёнам в этой ситуации? Прежде всего, им нужно постараться понять трудности в изменившейся жизни, нужно “приглушить” самолюбие и постараться пойти навстречу желаниям второй половины. И сближение должно идти с двух сторон, но нельзя постоянно подводить баланс: “Я уступил три раза, а она — два, значит, в этот раз я ни за что не уступлю”. А закон сближения прост: чем больше даёшь, тем больше имеешь.

Переживаемая потеря части свободы может компенсироваться общими заботами по дому. С каждым месяцем беременности, да и после рождения первенца всё большая часть женских обязанностей ложится на мужские плечи. И это — экзамен на мужественность. К тому же, забота о семье не только поможет стать хорошим отцом и надёжным мужем, но и усилит ответственность мужчины за семью, даст почувствовать значимость для своих близких. А это уже гарантия здорового образа жизни, ведь мужчина, чувствующий себя главой семьи, не станет пьяницей или наркоманом.

О семьях, где нанимают няню, и сама мать, кроме непродолжительного кормления грудью, иных забот о ребёнке не знает, мы не будем говорить. В таких семьях у супругов на первом месте стоят работа и материальное благополучие, поэтому достигнуть душевной близости им редко удаётся, и не только друг с другом, но и с детьми. Такие родители постоянно жертвуют интересами детей, правда, не материальными и чаще — единственного ребёнка, ради работы и денег.

Беременная женщина вынуждена перекладывать некоторые женские обязанности на супруга, если они живут вдвоём. Если же молодожёны живут в старшей семье, то мать или свекровь может взять часть забот на себя, но, к сожалению, эта помощь будет в ущерб близости молодожёнов — молодой отец окажется ни при чём. Это значит, что возникнут ненужные проблемы. В независимой семье беременной женщине нужно тактично и мягко уступить некоторые женские обязанности супругу. Но она не должна обижаться на его непонимание и неловкость, а тем более — давить на него: “Ты обязан… Неужели ты сам не понимаешь?” и т.п. Это не форма супружеской просьбы о помощи, тем более что на молодом супруге лежит забота о материальном обеспечении семьи. Да и других мужских забот у него хватает. Поэтому молодой супруге желательно научиться ласково просить свою половину о помощи, не чувствуя унижения от просьбы. Ведь это — самый близкий и родной человек! Иногда не мешает, и повторить свою просьбу — он же не “баклуши бьёт”? Если у него руки не заняты, значит, думает о чём-то нужном. И лучше повторить просьбу — опять же, тактично — чем обижаться и не получить нужной помощи.

И вообще: молодожёнам нужно искоренять в себе обиды и привыкать к ощущению пары. Ведь на себя же человек не обижается, хотя знает и свои ошибки, и неудачные черты характера? Примерно таким и должно быть отношение к проступкам второй половины пары. Правда, плохое со стороны лучше видно, и даже в гиперболизированной форме. Но близкие супруги вполне могут помочь друг другу посмотреть на себя со стороны и скорректировать своё поведение. Правда, на это нужны годы совместной жизни.

Будущий отец должен знать о неустойчивости психики беременной женщины и быть снисходительней — щадить её нервную систему, значит, и нервную систему своего, ещё не родившегося, но уже чувствующего ребёнка.

Мы уже упоминали о том, что беременность отражается на интимной жизни супругов, а в период, до и после родов, половые акты и вовсе прекращаются. Но если есть взаимопонимание в семье, то нарушение ритма интимной жизни переносится мужчиной менее болезненно. Жена может помочь своему возлюбленному, хотя ей и самой трудно приходится, как-то компенсировать уменьшение частоты половых актов, а не упрекать его животной страстью. Это только сблизит супругов — приучит их к взаимовыручке и отучит от переживания своих трудностей в одиночку. Но в первый год замужества взаимопонимание, мало у каких пар находится на таком уровне. Значит, супругу придётся самому ограничивать свои сексуальные потребности, прибегая время от времени к самомастурбации. И ничего зазорного в этом нет. Гораздо хуже, если он найдёт иной выход — решится на половую связь с другими женщинами. Тогда дальнейшее сближение супругов будет под большим вопросом. И в этом будет вина и жены — они оба не захотели сообща решить эту проблему. Но, разумеется, что беременной супруге не обязательно соглашаться на половой акт при отсутствии желания или при плохом самочувствии, ведь есть много других способов полового удовлетворения. Главное — взаимопонимание и взаимопомощь.

Если жена в такую трудную минуту придёт на помощь своему мужу, то ответной помощи не придётся долго ждать. Но хочется ещё раз напомнить, что жена не должна заставлять мужа стыдиться своей половой активности. Это его унизит. И не только в случае слабой потенции, но и в случае сильной. Если же у женщины нет охоты даже на петтинг, то можно нежно объясниться, обнять или как-то по-другому дать почувствовать свою любовь и сопереживание, и этим сгладить свой отказ. Во что бы то ни стало нужно постараться избежать отчуждения и замкнутости из-за несовпадения половой активности. А при хорошем взаимопонимании у мужчины в этот период половая активность может снизиться и сама собой, но проявляемое супругой понимание и нечастая помощь позволят мужчине не только легче перенести физиологический дискомфорт, но и сделают его нежнее и внимательней к своей половине.

Не все знают, что женские груди желательно подготовить к новой роли. Дело в том, что для безболезненного кормления первенца соски должны потерять свою болезненную чувствительность, поэтому ещё до родов груди должны привыкнуть к массажу. От ласк же языком и губами, соски перестают быть “недотрогами”. Особенно важно это для тех женщин, которые привыкли всегда носить бюстгальтер. И если до родов у супругов не были приняты ласки грудей и не были подготовлены груди, то у молодой матери кроме болей при кормлении, появится ещё и проблема мастита. Конечно, профилактику можно делать и с помощью медсестры или близкой женщины, но только то, что потребуется помощь — профилактический массаж грудей — и молодая мать постесняется попросить об этом своего мужа, уже может отдалить супругов.

Душевное состояние беременной женщины отражается на плоде. Серьёзной опасностью для будущего ребёнка могут стать не столько отдельные неприятности, сколько длительное стрессовое состояние и сильные потрясения. Кроме всевозможных трагических случайностей, которые невозможно предусмотреть и которых нельзя избежать, основной причиной стрессов становятся отсутствие перспективы семейной жизни и нежелание иметь ребёнка. Такое состояние характерно, в основном, для матерей-одиночек. Статистика показывает, что их дети рождаются слабыми. Это касается и психики, так как эмоциональное состояние матери сильно сказывается на нервной системе плода во время её закладки и развития. Правда, если беременная не обманута и не брошена, а сама решила зачать и в одиночку растить ребёнка, нервная система ребёнка будет здоровее, но после родов “пойдут” другие проблемы. Причину же слабости потомства можно проиллюстрировать наблюдениями за жизнью павианов.

Замечено, что детёныши самок, живущих в центре группы, в сравнительно безопасных и комфортных условиях, вырастают здоровыми и уверенными в себе. В то время как детёныши самок, живущих ближе к краю группы, где постоянно существует опасность стать жертвой хищников, то есть там, где беременные подвергаются стрессам, детёныши вырастают робкими и неуверенными в себе.

Говоря о беременности, нельзя не сказать о вреде наркотиков. Речь, конечно же, пойдёт не о наркоманах — им семья не нужна — и не об алкоголиках, хотя это серьёзная проблема, превращающая семейную жизнь в муку, речь пойдёт о вреде никотина и спирта. Правда, молодожёнам желательно иметь и общее представление о наркотиках, чтобы чётче представить себе вред табака и водки. Причём, как ни странно, умеренная любовь к спиртному меньше подходит под определение наркомания, чем страсть к курению. И если употребление этих разрешённых наркотиков — личное дело взрослого человека, и наносит вред лишь его организму, то употребление их во время беременности может нанести вред и не родившемуся ещё ребёнку. Тогда ребёнок родится уже со склонностью к этим наркотикам. Замечено, что некоторые дети, кормящиеся грудью курящей матери, проявляют беспокойство, если в молоке не хватает никотина. Табачный же дым может успокоить их.

Все наркотики вызывают у человека неестественную устойчивую потребность. И если бы не разрушительное действие на организм (разной силы для разных видов), наркотики можно было бы свободно употреблять, так как они оказывают и положительное воздействие на человека: чувство раскрепощённости, помогающее в творчестве, снятие стрессов, притупление боли. И в принципе, от одноразового употребления особого вреда организму не будет. Правда, тут есть один нюанс — если прежние природные наркотики, до сих пор ещё употребляемые кое-где традиционно, менее опасны, то современные синтетические наркотики очень сильны и действуют разрушительно на психику. К тому же в зависимость от них можно впасть чуть ли ни с первого раза. От других же – никто не может заранее сказать, с какого. Поэтому желательно не рисковать, а людям, ищущим настоящее счастье — и смысла нет.

К сожалению, привычка к наркотикам вырабатывается в том возрасте, когда хочется всё испытать, не задумываясь о последствиях. Большинство подростков ведь не задумывается о будущей семье, о своём месте в жизни и о смысле жизни. Хотя родители могут быть примером здорового образа жизни и простых человеческих радостей. Здоровая же атмосфера семьи может стать профилактикой наркомании. Ведь подростки, подсознательно копирующие здоровый образ жизни родителей, не будут беспомощно метаться в поисках суррогатов счастья, а станут стремиться к истинному счастью, что и убережёт их от множества ошибок. Желание же убежать из настоящего, вызванное отсутствием интересов, ограниченностью возможностей или пресыщением, рано или поздно приведут к наркотикам. Это могут быть и сигареты, и алкоголь, и беспорядочный секс (не наркотик, но можно использовать и так), и другие, более сильные наркотики. Ведь наркотики помогают как-то освободиться от “груза” ответственности за свою жизнь и своё счастье (семейное, в том числе) и получить от жизни хоть какое-то удовольствие. Параллельной дорогой можно прийти, конечно, и к Богу, переложить свою ответственность на Его плечи, но к супружескому счастью и этот путь не приведёт.

Всё вышесказанное, казалось бы, не совсем касается беременности, просто в этот период “суррогатные” удовольствия могут нанести вред, как уже говорилось, и потомству. А если конкретней, то, скажем, алкогольные напитки, которые ценятся из-за своих вкусовых качеств и доставляют удовольствие от раскрепощённости и небольшую нервную разрядку, не вредят организму, если ими не злоупотреблять. Однако во время беременности, а у мужчин — при зачатии, принятие алкоголя может отрицательно сказаться на развитии будущего ребёнка. И хотя нет однозначной зависимости, а только статистические данные, всё же рисковать здоровьем будущего ребёнка не стоит. Это относится и к курению — беременным лучше воздержаться, чтобы ребёнок не родился с наркотической потребностью в никотине.

Отдельно следует сказать о злоупотреблении алкоголем. Конечно, алкоголизм может быть врождённым, но ведь многие злоупотребляют не по этой причине. Мужчин, да и женщин, тоже, приводит к этому отсутствие чувства ответственности за себя и за своих близких. А отсутствие интересов и, соответственно, удовольствий, склоняет их к этому сравнительно доступному способу почувствовать себя счастливым человеком.

Ещё одна опасность подстерегает не родившегося ещё ребёнка. Это – лекарства. Хотя в инструкции у многих медицинских препаратов написано, что беременным нельзя их принимать, “обычные” лекарства, не снабжаемые инструкцией, тоже могут повредить. Опасность остаётся и при незапланированной беременности, так как беременная, ещё не зная об этом, может принимать различные лекарства, в том числе и противозачаточные. А некоторые препараты могут повлиять даже на половую ориентацию ребёнка, то есть привести к несоответствию физиологического и психического пола ребёнка — к врождённой гомосексуальности.

Забота о здоровье будущего ребёнка не должна ограничиваться благожелательной и не раздражающей атмосферой, рациональным питанием и неупотреблением наркотиков и лекарств. Беременной женщине нужна также посильная физическая нагрузка, которая, обедняя кислородом кровь, идущую к плоду, заставит его активней шевелиться. А это учащает его сердцебиение, увеличивает приток крови, тем самым, улучшая кровоснабжение плода. Такая “внутриутробная гимнастика” — залог здоровья будущего ребёнка.

ВМЕСТЕ С РЕБЁНКОМ

С рождением ребёнка начинается новый этап семейной жизни. По-новому распределяются роли: муж и жена становятся папой и мамой, а семья — полной. И это происходит раз в жизни — при рождении первенца. Последующие дети уже не меняют статус родителей.

Первые месяцы жизни супругов с первенцем кроме счастливых переживаний и новых ощущений, приносят и новые заботы, и ответственность за жизнь ещё одного близкого человека. Из-за этого новоиспечённые папа и мама, привыкая к новым обязанностям, вынуждены уменьшить долю уделяемого друг другу внимания, так как их уже не двое. Молодой маме приходится испытывать и физические трудности, в то время как у молодого папы трудности, в основном, психологические, если, конечно, не учитывать недосыпания. И обычно она, из-за непривычности новой роли, бывает не в состоянии уделить достаточно внимания мужу. Но молодой отец должен быть готов к этому. И тогда переход от статуса “единственного близкого и любимого” к статусу “близкого и любимого, но не единственного” будет не таким болезненным.

И всё же, молодая мама не должна оставлять мужа без внимания, не должна “зацикливаться” на ребёнке, давая понять мужу, что у неё теперь есть близкий человек, и надобность в нём отпала. Разумеется, ей не обязательно уделять мужу много времени. Вполне достаточно вести себя так, чтобы молодой папа почувствовал свою необходимость и способность помочь жене и ребёнку. Для этого его нужно мягко вовлечь в заботы о новорожденном. Конечно, всей сложности положения молодой матери он понять не сможет и не всегда догадается прийти вовремя на помощь. Но это не значит, что нужно своим видом или окриком отгонять мужа, давая ему почувствовать, что пользы от него нет. Это не может не обидеть любящего и тактичного мужа, ведь родной человек не может быть лишним. Да и трудно стать родным, не проявляя заботы о близких. А помощь, например, в купании ребёнка, доставит молодому отцу не только приятные переживания, но и сблизит его с женой и ребёнком. Но, к сожалению, не только женщины, вышедшие замуж без любви и поэтому отдающие всю свою любовь ребёнку, замыкаются на нём и отстраняются от мужа — так поступают и “опьяневшие” от материнства и недосыпания молодые мамы. Они не могут понять, что супругу нужно помочь освоиться с новой ролью. А думающая и любящая жена всегда может найти время для ласкового слова и нежного прикосновения, которые позволят супругам сохранить близость и нежные чувства друг к другу.

Молодой отец, со своей стороны, тоже должен с пониманием относиться к временному “похолоданию” жены. Вместо переживаний и обид ему лучше сконцентрировать своё внимание на том, чтобы помочь двоим самым близким и нуждающимся в его помощи людям. Свою любовь он должен проявлять в виде посильной помощи, которая особенно нужна в первый месяц после родов, когда молодая мама ещё очень слаба и более чем когда-либо нуждается в помощи и заботе.

В первые месяцы после родов особенно актуальной становится проблема брезгливости. Молодые родители — в первую очередь, конечно, мать – пересиливают себя, пытаясь побороть в себе брезгливость к детским испражнениям. Но если у матери брезгливость проходит довольно быстро в процессе пеленания, смены подгузников или полоскания пелёнок, то отец, не принимающий участия в уходе за ребёнком, даже в смене памперсов, рискует так и не избавиться от брезгливости. А это может помешать ему в нужную минуту придти на помощь жене и ребёнку. Конечно, одноразовое бельё и подгузники, няни и бабушки — все эти удобства делают необязательным изживание брезгливости, но в супружеской жизни обязательно будут моменты, когда одному из супругов понадобится помощь родной половины, а брезгливость может этому помешать.

Активная домашняя позиция молодого отца не только усилит его любовь и привязанность к ребёнку, но ещё и отвлечёт его от ревности, которую нередко можно наблюдать у молодых отцов, не принимающих участия в уходе за ребёнком. А ведь обида на невнимание жены, ревность к ребёнку и нервозность от полового воздержания легко могут внести раздор в молодую семью. И особенно трудно придётся “свободолюбивым” и привыкшим к “спортивному сексу” мужчинам. Не долго думая, они могут вернуться к добрачному стереотипу поведения: алкоголь, друзья, случайные половые связи и т.п. Но ведь нельзя сказать, что только муж виноват в этом? Оба, как говорится, приложили к этому руку, ведь такое поведение – результат низкого культурного уровня обоих молодожёнов.
<!––nextpage––>
Однако избежать трудностей в этот период семейной жизни не так и сложно. Молодожёнам могут помочь близкие отношения, взаимопонимание и взаимопомощь. Впрочем, это универсальный рецепт для супругов на все случаи жизни.

Половая жизнь в первые 4 — 6 недель после родов полностью прекращается. Если до родов муж мог получить разрядку от фелляции или при анальном акте, то после родов и эти способы мужского сексуального удовлетворения становятся проблематичными из-за слабости женского организма и отсутствия времени и желания. Усугубляет временную холодность ещё и то, что на период кормления грудью, эта эрогенная зона теряет свою чувствительность. Правда, молодой маме требуется помощь в массировании грудей для профилактики мастита, но эротики в этом для неё нет. А вот молодого папу это, разумеется, возбудит. Исходя из всего этого трудно посоветовать супругам что-либо конкретное, так как после первых родов силы рожениц восстанавливаются с разной скоростью, поэтому одинаково уместны и воздержание, и самомастурбация, и петтинг. Для сохранения взаимопонимания и любви можно пойти на многие жертвы, так что, молодожёнам самим решать, как преодолеть временные трудности.

Если у супругов ещё до родов сложились близкие и откровенные отношения, то молодой маме ничего не стоит попросить свою половину о какой-то помощи. Инициатива должна исходить от неё, но, разумеется, не в приказном порядке. Ждать же помощи, надеясь, что супруг сам догадается, не стоит — можно не дождаться. Поэтому обоим не надо забывать, что они, фактически, играют в супругов и очень многое делают впервые и неопытно. Значит, оба должны быть не слишком требовательными друг к другу, не должны обижаться на недогадливость своей половины, ведь у каждого из них не только своё, семейное воспитание, но и воспитание, характерное для своего пола. А это означает огромное количество расхождений в мышлении и в поведении. И существуют тысячи мелочей, которые могут восприниматься молодожёнами по-разному. Нужны годы, чтобы супруги стали парой и одинаково реагировали на большинство проблем и мелочей. Поэтому не нужно стесняться своего незнания чего-либо и нельзя бояться, лишний раз спросить. Умному человеку известно, что всего знать невозможно, и он не стесняется постоянно узнавать что-то новое. Попрекать же незнанием и неумением могут только самоуверенные и недалёкие люди. Но делать это — просто неприлично. Значит, супругам нужно делиться опытом и знаниями и помогать друг другу в трудную минуту. Это не только облегчит им жизнь и позволит выкроить больше свободного времени друг для друга, но и сблизит их душевно, не даст погаснуть любви.

Половая жизнь после родов восстанавливается довольно медленно – месяцами. Основная причина — усталость и недосыпание молодой мамы. Нередко мешают и осложнения после родов, а кому-то и необходимость предохранения от нежелательной беременности. Ведь немало пар впервые сталкивается с проблемой предохранения, так как до рождения первенца им не надо было предохраняться.

Считается, что женскому организму нужен отдых после родов. Поэтому беременеть сразу после родов не рекомендуется. И это несмотря на то, что наши предки рожали, чуть ли не каждый год, и количество детей нередко переваливало за десяток. Впрочем, современные женщины и сами особо не стремятся к многодетности, тем более, сразу после родов. Но беременность после родов до последнего времени не была редкостью. Просто многих подводило распространённое ошибочное мнение, что во время кормления грудью и при отсутствии менструации нельзя забеременеть. И им потом приходилось идти на прерывание беременности или на незапланированные роды, что, конечно же, отражалось на неокрепшем ещё организме.

В семьях, где муж считает, что предохранение — это женское дело, либо жена считает, что об этом должен позаботиться муж, нет близких и откровенных отношений, соответственно там и велик риск незапланированной беременности. А в семьях с налаженным взаимопониманием, где супруги откровенны и чувствуют ответственность друг за друга, проблема предохранения от нежелательной беременности решается без особых трудностей. Вдвоём можно найти оптимальные способы предохранения и варьировать ими согласно условиям и потребностям. Информации о планировании семьи теперь достаточно – печатается немало. Да и в женской консультации можно получить советы по предохранению от нежелательной беременности. Однако, многие семьи предохраняются “своими” способами, некоторые из которых просто вредны для здоровья.

Самым вредным способом предохранения, как мы уже говорили, является прерывание беременности, то есть — аборт. И чем больший срок беременности, тем больше опасность отрицательных последствий для женского организма: от воспалительных процессов до нарушения детородных функций. Дело в том, что с первых недель зачатия, в женском организме начинается физиологическая перестройка. Механическое прерывание этого процесса не может остаться “безнаказанным”. Ещё большая опасность подстерегает женщин, решившихся на аборт не в медицинском учреждении. Тут уже речь может идти о жизни женщины. Вообще-то, криминальные аборты были следствием закона о запрете абортов, а сейчас аборты делаются даже анонимно. Кроме того, на ранней стадии беременности практикуется вакуумный способ прерывания. Он менее чреват последствиями, и им можно пользоваться только в крайнем случае, когда обычные способы предохранения по какой-то причине дали “сбой”.

Говоря об аборте, нельзя не упомянуть женщин, которые сознательно идут на это, чтобы у них больше не было детей. Просто они не намерены больше рожать и таким способом хотят себя стерилизовать. Ведь не каждая женщина решится на стерилизацию хирургическим путём, а этот способ многим кажется более приемлемым из-за его “обыденности”. Мы не будем высказываться по этому поводу, так как это личное дело женщины, к тому же, стерилизация так же противоестественна, как и аборт. Разве только добавим, что стерилизации могут подвергаться и мужья.

Другой нежелательный способ предохранения — прерванное половое сношение — тоже может повредить здоровью обоих супругов, правда, не сразу. Если к такому способу предохранения прибегать время от времени, он не только не повредит, но и разнообразит половую жизнь. Но постоянно предохраняться таким образом, что делают некоторые неблизкие и стеснительные супруги, нельзя. Дело в том, что необходимость быть во время полового сношения всё время “начеку” для того, чтобы не пропустить момент эякуляции, давит на нервную систему, которая находится в состоянии сильнейшего возбуждения. К этому добавляются и неприятные ощущения при извлечении полового члена из влагалища в тот момент, когда наиболее приятна влажная, тёплая среда. Из-за этого постоянное предохранение таким способом может привести к серьёзным последствиям: у мужчин вызвать ослабление эрекции или преждевременную эякуляцию, а у женщин — аноргазмию, застой крови в малом тазу и воспалительные процессы. Боязнь, что супруг может пропустить момент эякуляции, давит на сознание и сбивает возбуждение женщины. А это, в свою очередь, не даёт ей раскрепоститься, и мешает достигнуть оргазма. Кроме того, прерванное половое сношение препятствует гормональному обмену, благотворно влияющему на организм супругов. Гормоны, содержащиеся в семенной жидкости и всасывающиеся половыми органами женщины, повышают её чувственность, нормализуют обмен веществ и даже регулируют менструальный цикл.

Презерватив тоже препятствует гормональному обмену, но у него много преимуществ перед другими способами, благодаря чему презерватив (или кондом, по имени предложившего его английского врача Кондома) вот уже четыре века остаётся одним из самых простых и гарантированных противозачаточных средств. Правда, своей популярностью он обязан больше любителям случайных связей, чем супругам. А в современных условиях — угроза заразиться СПИДом — он стал единственным безопасным способом. Появились даже презервативы для орального секса, что Кондому не могло бы и в голову прийти. Но для настоящих супругов профилактикой СПИДа являются: взаимное доверие и разнообразие в интимной жизни.

Доступность и простота использования презерватива известны всем. Но мало кто знает, что он может помочь гармонизировать в некоторых случаях половой акт. Речь идёт о проблеме преждевременной эякуляции, когда чувствительность головки полового члена снижает продолжительность полового акта. Презерватив же, снижая чувствительность, даёт возможность немного продлить половой акт, что на первых порах может быть достаточным для появления оргазма у женщины. Впрочем, этот совет годится разве что для неопытных молодожёнов, ведь в арсенале опытных супругов достаточно других способов доведения женщины до оргазма. Но подобные советы давались раньше всем, так как богатый мир секса сводился к половому акту в одной позиции.

Останавливаться на вопросе, кто и когда должен надевать презерватив, наверно, не стоит. Супруги сами могут это решить. И не обязательно — раз и навсегда. Хочется лишь подчеркнуть, что это не сугубо мужская “работа”, выполняемая к тому же (по советам специалистов прошлых лет) втайне от жены. Мужчине доставит дополнительное удовольствие прикосновение рук любимой женщины. К тому же, это сблизит супругов и избавит их от излишней стыдливости.

Есть и другие способы предупреждения нежелательной беременности. К наиболее рациональным из них относится физиологический (календарный) метод, основанный на неодинаковой чувствительности женского организма к зачатию в разные дни менструального цикла. Не углубляясь в физиологию, можно лишь отметить достаточно низкую вероятность зачатия в течение нескольких дней до, и после менструации, что даёт возможность не предохраняться и обмениваться гормонами.

Одно время женщины предохранялись спринцеванием подкисленной водой, которая убивает сперматозоиды и промыванием влагалища струёй воды. Тоже методы, но тут есть некоторые неудобства психологического плана. Ведь необходимость сразу же идти подмываться может нарушить атмосферу близости, да и страх забеременеть не полностью уходит.

Некоторые пары практикуют чередование физиологического и механического способов. То есть предохраняются презервативом в наиболее вероятные для зачатия дни, а до и после менструации “живут” свободно. Или же предохраняются другими способами в дни, наиболее благоприятные для зачатия. Что же касается опытных пар, то у них много способов предохранения. Мужчина может контролировать эякуляцию до оргазма своей партнёрши, ну а после женских оргазмов (перед последним) семяизвержение может происходить вне влагалища. Это могут быть и руки любимой, и груди, и рот, и задний проход. Разумеется, в этом случае особую роль играют взаимное доверие супругов, любовь, нежность и заинтересованность обоих в радостях секса.

Есть ещё и температурный метод, основанный на том, что при наличии яйцеклеток меняется температура во влагалище, но этот метод предполагает планирование полового акта, что не всегда возможно и имеет налёт принудительности.

Из последних же достижений можно отметить “карманные” определители овуляции — по слюне с помощью крошечного микроскопа определяется готовность организма к зачатию. Это подобие календарного метода, но гарантированней.

На других способах предохранения от нежелательной беременности мы не будем останавливаться, так как ими желательно пользоваться лишь после консультации у специалиста. К ним относятся и внутриматочная спираль (по последним данным — причина нежелательных нарушений), и женские колпачки, и гормональные контрацептивы, и химические (таблетки, мази, гели), а также уже упомянутая стерилизация (хирургическая) как женщин, так и мужчин.

Применение противозачаточных средств после родов достаточно ограничено: физиологическим методом нельзя пользоваться из-за отсутствия менструации, механические женские противозачаточные средства не рекомендуются из-за изменений размеров внутренних половых органов, а гормональные и химические средства противопоказаны на период кормления грудью. Если добавить, что после родов велика опасность инфицирования внутренних половых органов, то станет ясно, что остаются презерватив, петтинг и вневлагалищное сношение.

Об уходе за новорожденными в настоящее время хватает специализированной литературы. Молодым родителям желательно иметь хотя бы пару таких книг. Поэтому мы не будем подробно останавливаться на вопросах ухода за новорожденными, но несколько советов не будут лишними, если заставят молодых родителей задуматься в нужном направлении.

В повседневных заботах и бытовых проблемах молодые родители забывают о закаливании детского организма. Общепринятые воздушные и водяные ванны, конечно, необходимы для здоровья малыша, но тепличные условия таких ванн не дают организму научиться оптимально регулировать свой тепловой баланс, чем наносят вред здоровью. А организм ребёнка закаляется только от резких перепадов температуры, так как именно они “включают” и приводит в “рабочее состояние” механизм быстрого реагирования на изменение температуры окружающей среды. Конечно, ничего нового в этом нет, ведь парные бани у реки, сауна, купание в проруби, даже крещение в холодной воде — всё это делалось из соображений закалки. Просто первоначальный смысл этих закалочных приёмов “размылся” от времени. А медицина постепенно встала на позицию стерильности и тепличности условий жизни человека, а это нередко вредит здоровью — ослабляет иммунитет. Поэтому общий совет в вопросах, касающихся физиологии человека — быть ближе к природе.

Но, к сожалению, в практической медицине, наряду с правильным пониманием физиологии человека, до сих пор сохранились и неверные стереотипы, то есть — псевдонаучные перегибы. Это касается и ухода за грудным ребёнком, и родов, и кормления. А жизнь показала, что в большинстве случаев физиологически оптимальным для человека является подражание поведению “братьев наших меньших” — млекопитающих. Так что, если возникли сомнения в правильности поведения при каких-то физиологических актах, то можно посмотреть, как это происходит у млекопитающих. И тогда легче будет разобраться в противоречивых мнениях специалистов. К примеру, в отличие от медицинских стереотипов, лучше всего рожать полусидя, кормить грудью – полулёжа, а прикладывать к груди — сразу после родов (молозиво ещё и предохраняет от аллергии), а соски не мыть с мылом перед кормлением.

С первых дней жизни ребёнка родители испытывают к нему чувство, которое называется родительской любовью. Предполагается, что и ребёнок должен испытывать такое же чувство, но это не так — родительская любовь отличается от любви ребёнка — их сближают разные чувства. У ребёнка это — инстинктивная привязанность к родителям (в первую очередь — к матери), обусловленная зависимостью от них. Любовь же родителей основывается на инстинкте продолжения рода, и он сильнее выражен у женщин, ведь материнский инстинкт стимулирует заботу о детях и заставляет испытывать удовлетворение от заботы о ком-то. Но люди отличаются от животных тем, что традиции, передающиеся из поколения в поколение, “очеловечивают” инстинкты, превращая их в достойные разумному существу чувства. Правда, не всегда, иногда традиции могут быть довольно антигуманными.

С годами родителей привязывает к детям ещё и желание воплотить свои несбывшиеся мечты. Грубовато, конечно, звучит такое препарирование высокого чувства, но разве осознание причин любви может её ослабить?

У маленького ребёнка пока нет “человеческих” чувств. Любовь к родителям, и даже чувство благодарности, не возникают сами по себе. Родителям нужно заработать их, вернее — воспитать в нём эти чувства. Но так как воспитание ребёнка — коллективный труд, и каждый из родителей вкладывает что-то своё, то не всегда “вложивший” получает от детей соответствующие ответные чувства — такую же любовь, которую он питает к ребёнку. И даже очень близкие по духу и любящие друг друга родители получают от детей не совсем те чувства, которые они испытывают, так как довольно трудно избежать влияния других родственников и сверстников. И всё же, ответные чувства детей в таких семьях можно считать идеальными.

Родительское воспитание чувств сводится, в основном, к копированию отношения одного из родителей к другому. Если ребёнок видит проявления любви и уважения в отношениях отца и других родственников к матери, то примерно в такой же форме будет формироваться и его любовь к матери. Презрительное же отношение к матери заставит ребёнка подсознательно вести себя по отношению к ней с налётом презрительности. Так и получается, что в семьях, где между родителями нет близости и взаимоуважения, ребёнку не у кого научиться любви к близким. Правда, ребёнок копирует ещё и отношение родителей к их родителям и там может почерпнуть и любовь, и нежность. Но проявятся эти скопированные чувства лишь в сравнительно зрелом возрасте. Причём это могут быть и ненависть, и пренебрежение.

Хотя отношение детей к родителям и кажется справедливым — что родители вложили, то и получили, — всё же, есть в этом некоторая несправедливость. К примеру, если мать души не чает в ребёнке, а отец пренебрежительно относится к ней, то ребёнку трудно будет избежать пренебрежения в отношениях с матерью, даже, несмотря на её сильную любовь. Это очень обидно. Но чтобы не оставалось гнетущего осадка от этой информации, достаточно лишь знать, что при хороших взаимоотношениях в семье (не показных, а реальных), результаты воспитания не бывают неожиданными, и родители вполне могут быть довольны отношением детей к себе. А думающие родители могут даже скорректировать воспитание своих детей, меняя своё поведение — те копируемые детьми черты и стереотипы, которые нежелательно отражаются на поведении детей.

Однако мы забежали далеко вперёд. Но прежде чем вернуться к проблемам первенца, хочется упомянуть и об избирательности родительской и детской любви — о зависимости любви от пола.

Не секрет, что отцы нежнее относятся к дочерям, а матери — к сыновьям. И тут дело не в инцестофилии, как считают некоторые психоаналитики, а скорее в том, что у мужчин в подсознании заложено соперничество с сыном, а у женщин — с дочерью. Также как и у многих других млекопитающих, ведь молодые самцы становятся потом соперниками своему отцу, а молодые самки — матери. Инстинктивная предрасположенность к противоположному полу, разумеется, тоже проявляется в отношениях родителей и детей, правда, у женщин она гораздо слабее, так как сглаживается материнским инстинктом, проявляющимся вне зависимости от пола ребёнка. Хотя в отношениях с взрослыми детьми у матерей тоже могут возникнуть неродительские чувства: женское соперничество с дочерью и эротическая нежность к сыну. Но это, в основном, у женщин, живущих без мужа.

Цивилизованность подавляет подобные проявления, как у женщин, так и у мужчин, но всё же, в той или иной мере древние животные инстинкты сохраняются в подсознании и отражаются на взаимоотношениях родителей и детей. И причины проявления инстинктов не только в уровне культуры, но и в условиях жизни — чем ближе друг другу родители, и чем полнее они реализуют свои интимные желания в браке, тем менее сексуально окрашены их взаимоотношения с детьми. Особенно же заметными эти проявления становятся при алкогольном опьянении, когда теряется контроль над собой, и искажённо оцениваются собственные поступки, не говоря уже о душевнобольных.

Но вернёмся к грудным детям, в отношении которых бытует немало ошибочных стереотипов. Обо всех, конечно, не скажешь, но выборочно можно упомянуть некоторые из них, чтобы родители смогли критично отнестись к каким-то традиционным заблуждениям.

К примеру, когда грудной ребёнок плачет, бабушки советуют дочерям и невесткам не брать его на руки, чтобы не “приучать к рукам”. И неопытные молодые мамы часто не берут на руки ищущих материнского тепла малышей, а ждут, пока ребёнок сам успокоится. Такое нервное ожидание ожесточает не только ребёнка, но и мать. А ведь если грудной ребёнок плачет, то это может означать не только голод, боль или дискомфорт от испражнений, но и потребность общения или страх одиночества. Поэтому достаточно взять малыша на руки, прижать к себе и поговорить с ним ласково, чтобы он успокоился и почувствовал себя в безопасности и комфортно. Не надо забывать, что ребёнок плачет не просто так. Плач — это крик о помощи, а ощущение материнского тела может успокоить его, вселить в него уверенность, что всё будет хорошо. Родители, не понимающие этого и считающие капризом беспричинный, на первый взгляд, плач грудного ребёнка, рискуют воспитать в ребёнке чёрствость и отсутствие душевной теплоты. В дальнейшем это отразится на его отношении не только к ним, но и к своим детям, а также к жене или к мужу.

Заметно “охлаждает” отношение ребёнка к матери и перекладывание заботы о малыше на плечи бабушки или няни, так как вместе с частью заботы о ребёнке, мать “уступает” им и часть детской любви и привязанности. А это не замедлит сказаться в будущем на взаимоотношениях родителей и их взрослых детей.

К сожалению, нет данных о зависимости попадания родителей в дом престарелых от воспитания детей с грудного возраста в яслях, но вполне закономерно, что ребёнок, с детства испытавший дефицит материнского внимания, не сможет испытывать нежность к близким людям. Следовательно, человек, с детства не познавший теплоты родственных чувств, может с лёгкостью отказаться от “ненужных” ему, постаревших родителей. Правда, он может и позаботиться о них, но его забота выразится лишь в виде материальной помощи, как ответ на родительские материальные затраты. И обвинить его будет не в чем — его так воспитали.

Немалое влияние на воспитание любви к родителям оказывает тон разговора родителей между собой. Маленький ребёнок, не понимая содержания разговора, может сильно испугаться громкой возбуждённой речи и криков, не говоря уже о драке между родителями. И хотя со временем ребёнок привыкнет к грубым родительским взаимоотношениям, и будет относиться к скандалам более-менее спокойно, всё же, ассоциация громкой речи родителей (в основном — отца) с опасностью, может затруднить налаживание контакта с ними. Испуг может быть вызван и в случае, когда ребёнок случайно оказался свидетелем полового акта, сопровождающегося стонами и энергичными движениями. Но об этом — попозже.

Обычно, говоря о воспитании детей, имеют в виду как минимум трёхлетний возраст, совершенно не учитывая, что основные навыки у ребёнка закрепляются до трёхлетнего возраста. Но если ребёнку постарше можно что-то объяснить либо показать на чьём-то примере, то малыш воспитывается, “впитывая” информацию, то есть, механически “записывая” стереотипы поведения в свою “программу” без какой-либо моральной оценки — если что-то делается так, значит так и надо. Оценку же своим поступкам ребёнок получает от родителей и других воспитателей. И хоть многое ему не нравится, так как ограничивает его свободу, всё же он приучается к подчинению. Без этого нельзя. Но задача родителей заключается в том, чтобы это подчинение не было рабским, покорным, а было бы с пониманием. Конечно, у грудного ребёнка нельзя требовать понимания, но родителям нужно научиться уважать интересы ребёнка уже с этого его возраста. И они не должны забывать, что трудность хорошего воспитания заключается в том, чтобы, ограничивая свободу ребёнка, не “сломать” его, не вырастить из него безвольного раба, с которым будет в первое время меньше проблем, а воспитать свободолюбивого и уважающего себя — а через это и других — человека.

ВОСПИТАНИЕ

На воспитание ребёнка влияет много факторов. И чем старше ребёнок, чем шире круг его общения, тем больше людей влияет на него. Но ещё до рождения ребёнка, во время внутриутробного развития на формирование его личности уже повлиял ряд факторов, которые, накладываясь на его физиологические особенности, полученные генетически от родителей, создали определённые наклонности. Некоторые из этих факторов, которые передаются через беременную мать, уже упоминались: нервные потрясения, употребление наркотиков и т.п. И это — одностороннее (чисто родительское) влияние на зарождающуюся личность. После же родов воспитание уже идёт по двум направлениям: со стороны родителей и со стороны среды.

В первое время среда для малыша ограничена близкими родственниками, и воспитание (подражание) идёт пока в одном направлении. Но постепенно среда — ясли, детский сад, школа, двор и т.п. — диктует свои нормы поведения и мышления. И чем больше времени ребёнок проводит вне дома, то есть, за “пределами родительского влияния”, тем труднее родителям “гнуть свою линию” воспитания, ведь стереотипы поведения, полученные вне семьи, часто противоречат представлениям родителей, “идут вразрез” с теми нормами, которые они хотят привить своему ребёнку.

Обычно с воспитанием первенца проблем бывает больше, чем с последующими детьми, так как, во-первых, родители сами ещё учатся быть мамой и папой, а во-вторых, ребёнку не с кого брать пример детского поведения, что облегчило бы обучение. Подражать же сверстникам гораздо проще и естественней, чем взрослым, оттого-то и велико их влияние на ребёнка, что не всегда нравится родителям. А подражание взрослым не всегда уместно, ведь они “играют роли” другого плана.

В воспитании второго малыша большое участие принимает старший ребёнок. Это облегчает дело и родителей, и ребёнка, так как старший ребёнок передаёт младшему семейные требования к поведению. Но не всё получается гладко, ведь старший ребёнок передаёт и нежелательные для родителей черты, сформированные у него средой. Да и родительские ошибки воспитания тоже передаются от старшего младшему.

Как уже говорилось, к трём годам ребёнок уже получает большую часть основной информации, около 70%, так как в первые годы жизни идёт интенсивное “наполнение” мозга. Это, в первую очередь — условно-рефлекторное “записывание” в память ребёнка основных стереотипов поведения. В этом же возрасте (теперь — даже раньше) в сознании ребёнка собственное Я отделяется от окружающего мира, что позволяет ему осознать себя и найти своё место: как дома, так и в коллективе — в среде себе подобных. Но если ребёнок попадёт в коллектив до того, как у него сформировалось своё Я, если он вынужден будет приспосабливаться к законам коллектива (детских яслей, например), не имея своего Я, то это может привести к закреплению в его сознании стадного инстинкта. А для такого стереотипа поведения характерны: стремление идти за лидером, перекладывание на других ответственности за свои поступки, бездумное подчинение, привычка интересоваться тем, что и все, отсутствие инициативы и т.п. (Хорошо это или плохо — зависит от требований общества к своим гражданам, но это уже политика.)

Как уже говорилось, ребёнок, не получивший от матери в первые годы жизни душевную теплоту и чувство эмоциональной привязанности, вырастает “бездушным”, хладнокровным и неучастливым. Если к этому добавляется ещё и стадный инстинкт, то формируется характер “угнетённого-угнетателя”, причём конкретная роль зависит от обстоятельств, и эти противоречивые роли легко совмещаются. К примеру, человеку, не имеющему чувства собственного достоинства, легко растоптать достоинство другого. Аналогично меняются роли садистов и мазохистов, которые могут меняться и совмещаться, но на таких отклонениях мы остановимся в другой главе.

С трёхлетнего возраста, когда более-менее закончено начальное воспитание, родителями больший упор делается на общественном воспитании, на поведении в обществе. Для многих будет неожиданностью узнать, что общественное воспитание почти целиком состоит из навыков ограничения личной свободы человека в интересах общества в целом и конкретного коллектива в частности. Но, несмотря на такое “режущее слух” словосочетание – ограничение личной свободы — навыки эти необходимы для жизни в обществе, так как такие, навязанные обществом стереотипы поведения регулируют взаимоотношения людей.

Необходимость навыков ограничения личной свободы можно сравнить, например, с необходимостью пользования Правилами дорожного движения. Правда, законы поведения в обществе, в отличие от них, лишь частично регулируют взаимоотношения людей. И, в основном, эти законы — неписаные и специфичные для конкретного общества и круга. Но, как и без Правил дорожного движения, мешающих каждому в отдельности свободно ездить, без законов не обойтись — будет много жертв. Писаные и неписаные общественные законы, закрепившиеся в сознании людей, мешают свободному поведению каждого, но лишь в целях не ущемления интересов большинства.

Чем цивилизованней общество, тем больше подобных ограничений. Но нормы эти, воспитанные в гражданах с детства, не воспринимаются как насилие, тем более теми, кто осознаёт их необходимость. И наоборот — чем меньше общество, чем оно примитивней, тем проще (но одновременно и жёстче, бескомпромиссней) законы, регулирующие взаимоотношения его членов. Согласно предыдущей аналогии — чем меньше машин и перекрёстков, тем проще Правила дорожного движения, и тем легче соблюдать их. Но это не значит, что труднее соблюдать законы общества с высоким уровнем цивилизованности, так как ограничение свободы в нём разумней и гуманней, и в нём меньше неоправданных (традиционных) запретов. Соответственно — больше доверия гражданам и уважения к их личности.

Если запрещающие законы (особенно — неуместные) заставляют людей не только подчиняться им, но и обходить их, то более либеральные законы, приучая к свободе, воспитывают ответственность за свои поступки и уважение к свободе других. А это регулирует отношения между людьми лучше, чем тотальный страх перед серьёзным наказанием.

Отсутствие навыков ограничения личной свободы может стать причиной антиобщественного поведения. Особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте, когда делается последний “взбрык” против давления общества. А в юношеском возрасте это выражается в отрицании авторитетов старшего поколения и в увлечении альтернативными молодёжными направлениями. Но кроме деструктивной роли, такие перегибы имеют и положительную сторону — обновление общества. Однако, это уже другая тема.

Человек, не получивший в детстве основ общественного воспитания – умения подавлять свои желания ради интересов других людей — обречён всю жизнь испытывать неудобство от давления общества (общественной морали и законов общежития). У такого человека даже элементарная необходимость останавливаться на красный свет может вызвать реакцию противодействия этому необходимому “давлению” общества.

Но есть и другая крайность. При жёстком ограничении свободы, дети вырастают с угоднической, рабской психологией. Став взрослыми, они оказываются не способными принимать решение в случае необходимости. И у них вырабатывается сильная потребность быть в массе и подчиняться лидеру. В то время как на людей, не осознающих законов общежития, давят и необходимость подчиняться этим законам, и постоянное подавление своих желаний. Это может привести не только к бунту против общества, но и к стрессам и серьёзным психическим расстройствам.

Думающему человеку, не получившему в детстве соответствующих стереотипов поведения, не так трудно осознать их необходимость и не противопоставлять себя обществу. Правда, иногда необходимо и бороться с устаревшими стереотипами, хотя и не в одиночку. Ведь противоречия между общественными нормами и личностными стереотипами могут привести к стрессам, избежать которые довольно трудно. И раз мы коснулись этой темы, придётся остановиться и на другой серьёзной, но не всегда осознаваемой причине стрессов – на урбанизации, которая может стать даже причиной преступлений, так как большое скопление людей, а значит, и большее ограничение свободы, разрушительно действуют на психику некоторых людей. В доказательство можно привести интересный опыт над, пардон, крысами.

В ограниченном пространстве собрали крыс, создали им все условия для “нормальной” жизни и стали наблюдать. Вскоре некоторые крысы, вместо того, чтобы спокойно жить и размножаться, стали собираться в “банды”, которые беспричинно убивали и насиловали “мирных жителей”. И такое поведение наблюдалось только при уменьшении общего жизненного пространства до определённого уровня, до определённой “плотности населения”, что соответствует перенаселённости больших городов. Выходит, не только люди становятся агрессивными при большом скоплении. Но это влияние вполне сглаживается традициями и воспитанием — у третьего поколения горожан скученность уже почти не вызывает дискомфорта и агрессивности.

Общественная мораль в отличие от юридических законов не всегда чётко сформулирована. Она неопределённа и неоднозначна, а к тому же, противоречива не только при сравнении одного общества с другим, но и — различных прослоек в одном обществе. А это затрудняет соблюдение “общепринятых” норм не только взрослыми, но и обучение им детей. Поэтому задача родителей — подготовить ребёнка к нормальному восприятию общественных норм поведения. И делается это, в основном, на личном примере. Взять хотя бы тот же красный свет. Если ребёнок с детства будет видеть пренебрежительное отношение родителей к светофору, то “законопослушным” пешеходом он не станет, ведь копируется не только подчинение, но и неподчинение родителей требованиям общества. Правда, тут есть одна тонкость — желательно, чтобы ребёнок скопировал не трусливое и рабское повиновение законам, а осознанное подчинение. Это разные вещи. Но это — дело не одного поколения, ведь внедрить нормальные, не унижающие людей законы и воспитать людей так, чтобы они соблюдали “не за страх, а за совесть”, быстро не получается.

Имея “привычку” подчиняться неписаным законам одного общества, нетрудно научиться подчиняться и законам другого общества, прослойки или круга людей. Правда, на первых порах случается много казусов от незнания очевидных (для этого круга) вещей. И человек, попавший в другой круг, чувствует комплекс неполноценности: будь то “мещанин во дворянстве” или “деревенщина в Биверли Хиллс”, эмигрант или репатриант (вернувшийся на историческую родину), деревенский житель в городе или горожанин в деревне. Этот комплекс, вызывающий дискомфорт и чувство унижения, вынуждает активно копировать поведение окружающих. И всё бы ничего, но чаще всего в такой ситуации отсутствует возможность вникнуть в суть скопированных поступков, из-за чего человек нередко попадает впросак. Такие ситуации всесторонне “раскручены” юмористами, но речь не об этом, а о том, что маленькие дети постоянно находятся в такой ситуации — они вынуждены копировать всё без разбора, не вникая в суть дела.

От полученных в детстве стереотипов мышления и поведения зависит будущее ребёнка. Если его — как и родителей — будет тяготить давление общества, в котором он вырос, то в другом обществе ему будет не легче, так как способность к социальной адаптации воспитывается тоже родителями. И если они не смогут на своём примере научить ребёнка “вписываться” в коллектив, то ребёнок вырастет одиночкой или асоциальным элементом. Правда, родители могут “перегнуть” и в другую сторону — научить “вписываться” за счёт потери собственного достоинства, тогда ребёнку не избежать участи холопа или раба.

Трудность и противоречивость воспитания личности в том, что нужна “золотая середина” — свободолюбие и чувство собственного достоинства, с одной стороны, а с другой — умение подчиняться законам и уважать как “вышестоящих”, так и “нижестоящих”, но без стадной подчинённости. И эту грань нужно уметь чувствовать самим родителям, чтобы и ребёнку передалось. Но не так это легко — заставить ребёнка принять свои истины. Особенно, когда хочется воспитать индивидуальность, ведь если взрослый в состоянии более или менее осознать необходимость ограничения личной свободы, то ребёнку это недоступно. Доводы типа так нельзя — пустой звук для ребёнка. Но если он видит, что родители (или другие дети) подчиняются подобному запрету, ему будет проще подчиниться — “Значит надо так поступать”. А если ребёнку что-то запрещают, а сами игнорируют запрет (“Не чавкай!”, “Не кури!” и т.п.) — никакие доводы и наказания не помогут. Объяснить же ребёнку моральные каноны — ограничения типа так не принято, и вовсе невозможно до определённого возраста. Не говоря уже о том, что условности, встречающиеся на каждом шагу, в основном, очень абстрактны, и для стороннего наблюдателя могут быть абсолютно необъяснимыми. Поэтому трудно объяснить ребёнку, к примеру, почему принято ходить полуобнажёнными на пляже, и не принято (стыдно) так ходить в жару по городу. Или ещё одну тонкость: почему белый, закрытый бюстгальтер выглядит на пляже непристойно, а открытый цветной, от купальника — пристойно? Объяснить, конечно, можно, но не то, что ребёнок, не каждый взрослый в состоянии понять смысл подобных условностей. Да и мало кто задумывается. Проще всё же, поступать как большинство, считая, что раз большинство поступает так — скажем, рыгает за столом – значит, так и нужно делать. Лучший и практичный вид подобного воспитания — казарменный — “под одну гребёнку”, когда сама “масса” подавляет отклоняющихся и “нестандартных”. Правда, таким методом можно воспитать лишь “элементы серой массы”, а чтобы воспитать индивидуальность, личность — родителям придётся “попотеть”!

Не легче приходится родителям, когда нужно привить ребёнку пристойное поведение. Для него же очень абстрактно звучит, к примеру, фраза: “Будет неприятно окружающим”. И сложно объяснить, почему нельзя ковырять в носу за столом или в присутствии других, если именно в этот момент засвербело? И до какого возраста можно мочиться в городском парке и почему именно до такого? Почему нельзя чавкать, рыгать, пускать газы и т.п.? Маленькому ребёнку этого не объяснишь, но постоянно нужно пробовать, иначе не воспитается в нём стыд за доставление окружающим неприятностей. А ведь это — основа культурного поведения в обществе! Хотя, если в конкретном кругу людей на любое из вышеперечисленных неприятных элементов поведения смотрят спокойно, то там можно вести себя так и чувствовать себя культурным человеком. Но ведь людям часто приходится попадать в другой круг, значит, они вынуждены иметь двойные стереотипы поведения. Родителям же дать такие — не по силам, ведь они передают только свои. Альтернативные стереотипы воспитываются уже средой. И если ребёнок научится различать эти стереотипы и вести себя соответственно обстоятельствам (в каждом кругу “говорить на их языке”), это можно считать успехом в воспитании.

Мы уже упоминали, что стыд и совесть — не врождённые чувства, что их воспитывает среда, так как они необходимы не отдельной личности (ей они даже мешают), а конкретному обществу, члены которого воспринимают эти условности на уровне абсолютной истины. И такую абстракцию сложно “донести” до ребёнка. Поэтому приходится прибегать к наказаниям. Но о них мы поговорим попозже.

В семейном воспитании есть одна специфика. Дело в том, что большое количество условностей и стереотипов поведения существует лишь для демонстрации своего положения в обществе, для осознания своего места, принадлежности к какому-то кругу. И нередко они считаются важнее, чем даже тактичность к окружающим — понимание, что нельзя доставлять неудобство окружающим. Со стороны же эти условности могут показаться не только непонятными, но и смешными. К примеру, оттого, что человек не умеет пользоваться ножом и вилкой, не умеет ездить верхом, не умеет играть, скажем, в гольф и не разбирается в драгоценностях и дорогой одежде — обществу в целом “не жарко и не холодно”. Однако, подобные навыки необходимы для демонстрации причастности к определённому кругу людей, для того, чтобы человек легче находил “своих”. И подобное отличие от общей массы людей, передаваясь из поколения в поколение, делает какие-то специфические семейные (клановые, сословные) навыки предметом гордости и приносит ощущение собственной значимости, а это, можно сказать, сверхзадача личности. Поэтому человеку недостаточно быть членом общества в целом — гражданином, ему необходим круг единомышленников и ощущение своего места в нём, уважение к себе в своём кругу. Поэтому шутливое высказывание: “Ты меня уважаешь, я тебя уважаю — мы с тобой уважаемые люди!”, — имеет довольно серьёзный смысл, так как уважение, признание со стороны знакомых — это одна из составляющих человеческого счастья. Без этого даже супружеская гармония не принесёт полного удовлетворения жизнью, и ради этого люди готовы пожертвовать очень многим. Правда, не всегда они это делают продуманно.

Народная мудрость заметила, что если двое объединяются, то обязательно против третьего. Соответственно и принадлежность к определённому кругу даёт повод для пренебрежительного отношения к людям из других слоёв общества. А ведь проще всего “возвыситься”, унижая других (Этот принцип практикуют и основные религии). И для этого достаточно мельчайших различий. К примеру, несколько “единомышленников” могут смотреть свысока на окружающих только из-за того, что сами носят такие рубашки. Или ещё: житель столицы смотрит свысока на жителей провинциальных городов, те же, в свою очередь, так же пренебрежительно относятся к сельским жителям. У последних тоже есть повод почувствовать себя выше, если они живут в “центральной усадьбе”, а жители маленькой деревушки могут отнестись с пренебрежением к горожанину, который не умеет, скажем, разбрасывать навоз или косить.

Такой примитивный шовинизм, не говоря уже о расизме, национализме и религиозной ксенофобии — неприязни к чужакам, уходит корнями в первобытную непримиримость по отношению к нестандартным особям. Такое отношение можно заметить у животных и у птиц: в стадах, и в стаях. Оно обусловлено конкурентной борьбой за существование — стая уничтожает “гадких утят”. У людей такое же отношение к нестандартным людям — к “белым воронам”, но выражается оно не в такой откровенной форме, а чаще — в стремлении показать своё превосходство. Конечно, в самом этом стремлении нет ничего плохого, но выставлять напоказ свои (часто — надуманные) преимущества и унижать этим других, не достойно культурного человека. А ведь к такому стереотипу поведения дети приучаются уже с раннего возраста. Родители даже не подозревают о своём воспитательном влиянии, о том, что дети могут скопировать и такие их глубинные черты, как стремление быть лучше других. Но, к сожалению, это стремление часто приводит лишь к показухе, ведь легче выглядеть лучшим, чем быть на самом деле таким. И вся эта престижность, показушная элитарность и деланный аристократизм — всего лишь стремление возвыситься над остальными. Причём, часто не столько своим “содержанием”, сколько “формой”, а это приводит в заблуждение окружающих. Не вкусная конфета, например, может выглядеть привлекательней, чем вкусная, если она завёрнута в красивый фантик. Это ясно, но всё равно руки тянутся к привлекательной. Но эта “пыль в глаза” рано или поздно распознаётся, и “…провожают по уму”. К тому же, чем беднее содержание, тем больше труда надо затратить на привлекательность формы.

Самое обидное в осознании вышесказанного то, что и превосходство форм (речь идёт о людях), и показушная престижность, и надуманная элитарность, — всё это необходимо обществу, так как способствует прогрессу, заставляет людей конкурировать друг с другом и бороться за “место под солнцем”. Кстати, это выражение пришло из растительного мира, где идёт малозаметная, но жестокая борьба за место под солнцем, и проигравший прекращает существование. У людей не везде такая жестокая конкуренция, но там где она есть — общество активнее и здоровее. Правда, зная об этом противоречии, нелегко сделать выбор: воспитывать у ребёнка мягкую и гуманную жизненную позицию или жёсткую и конкурентоспособную. Хотя когда господствуют цивилизованные законы, человек с гуманной жизненной позицией тоже может быть конкурентоспособным. Но обычно выбирать не приходится, так как ребёнок перенимает жизненную позицию у родителей, у которых позиция была сформирована обществом, в котором царят определённые законы.

Однако природа позаботилась об обновлении, и в “возрасте отрицаний” (примерно от 16-и до 23-х лет) дети могут встать на противоположные позиции, хотя остаться на них мало кому удаётся, так как детские стереотипы мышления очень сильны. И когда с возрастом проходит “бунтарский дух”, повзрослевшие бунтари становятся на позиции своих родителей, становятся консерваторами. Но пересмотр истин (с каждым поколением) — только на пользу обществу. И это можно проиллюстрировать на примере американских хиппи — крайней степени проявления молодёжного бунта против старшего поколения. Их протест был, фактически, противопоставлением ультра коммунистических и анархистских идей жёсткому капитализму.

Так вот: те из хиппи, которые не умерли от наркотиков и истощения, с годами стали уважаемыми членами общества, стали вести такой образ жизни, против которого сами же протестовали в юности. Но благодаря им что-то изменилось в обществе, и не в худшую сторону. Но это не наша тема.

Несомненно, желательней воспитать личность со стойкой жизненной позицией. Но тут много нюансов, так как способы приспособления к жизни зависят от экономических и политических условий в обществе, и нередко для нахождения своего места в жизни, нужны противоположные способы. О моральной стороне конформизма мы говорить не будем, ведь мораль — это тоже продукт господствующих общественных отношений. Да и понятно, что для жизни в условиях, скажем, оккупации, межнациональных конфликтов или войны, от людей требуется совершенно иной подход к жизни, так как на первом плане оказывается борьба за выживание. Поэтому для простоты мы рассматриваем воспитание в условиях мирного цивилизованного общества. Но даже в этих условиях конкурентоспособность часто вступает в противоречие с человеколюбием, так как чем активнее человек борется за своё место в жизни, тем больше конкурентов он должен “обойти”. А чем выше он продвигается по социальной лестнице, тем выше ставки и жёстче конкуренция — “удары” всё серьёзней — ставкой уже может стать жизнь, и не своя, и не одна.

Кто-то может, если повезёт, найти свою “нишу” и занять её, избежав необходимости конкурировать с людьми, но не так-то легко найти занятие, где бы ни сталкивались интересы многих людей, и чтобы не приходилось “расталкивать локтями своих ближних”, да и самого чтобы не “оттолкнули”. Тут нужен либо особый талант, либо счастливое стечение обстоятельств. Ни то, ни другое нельзя предугадать, так что готовить детей к “безоблачному существованию” не имеет смысла. Готовить надо к здоровой конкуренции, к честной борьбе. Это, конечно, довольно относительное понятие, но хочется подчеркнуть, что с твёрдой, открытой и человеколюбивой позицией лучше жить, так как чрезмерная увлечённость конкуренцией и самоутверждением “высушивает душу” и не даёт испытать простые человеческие чувства, необходимые для ощущения счастья. Правда, с человеколюбивой позицией трудно достичь высокого социального и материального положения (бывают и исключения, в “нишах”), но зато можно испытать счастье душевной близости, взаимодоверия (и не только в семье), настоящей любви и удовлетворённости жизнью, преодолевая, разумеется, постоянно возникающие трудности.

А что касается конкуренции, то к ней дети привыкают довольно рано — помогает инстинкт. И он проявляется сразу же, как только дети попадают в круг сверстников (это может быть и второй ребёнок в семье). Но, в конкурентной борьбе, если так можно назвать детские игры и выяснение отношений, дети руководствуются не только инстинктом, но и подсмотренным родительским поведением в схожих ситуациях. Дети, часто не улавливая смысла, довольно точно копируют не только выражения и интонации, но и манеру поведения, и тактику взаимоотношений, и стратегию достижения цели. А это значит, что они копируют личность родителей со всеми плюсами и минусами. К примеру, маленькая девочка может по-взрослому заигрывать с мужчинами, копируя мать (одиночку, в основном). И если поведение девочки в таком возрасте только шокирует, то в подростковом — провоцирует, что может привести к неожиданным для девочки-подростка последствиям.

Родителям очень трудно привить детям те качества, которых у них нет, да и не нужно этого делать, ведь прививая чуждые семье качества, они рискуют воспитать чуждую личность. Впрочем, такой же результат может получиться и при обычном воспитании, ведь не все черты характера родителей чётко выражены, а тем более — осознанны. Зачастую они и вовсе противоположны у супругов, так что у ребёнка довольно богатый выбор для “созидания” своей личности. И он, фактически, составляет из двух “комплектов” стереотипов поведения и мышления один индивидуальный “букет”, который может быть составлен как из лучших черт обоих, так и из худших. Не говоря уже о чертах других близких людей и повлиявших случайностях. Причём “составление композиции” довольно похоже на процесс, который происходит при зачатии, когда из двух хромосомных наборов собирается один, и заимствуются какие-то хромосомы у одного из родителей, какие-то — у другого. Правда, в отличие от этого неуправляемого процесса, воспитанием можно управлять в каких-то пределах, как мы уже говорили, меняя себя.

К примеру, в семье дружных и любящих родителей есть возможность привить детям те качества, которые нравятся обоим родителям, но есть лишь у одного из них. Дело в том, что близкие супруги могут посмотреть со стороны на свои отрицательные качества, не испытывая унижений. В то же время, положительные качества своей половины не будут “давить” на чувство собственного достоинства, а будут вызывать восхищение. Такая общность родителей помогает воспитанию в детях оптимальных для этой семьи черт характера. Ведь главная задача родительского воспитания не в том, чтобы привить ребёнку абстрактно-хорошие качества, отчуждающие, фактически, его от родителей, а в том, чтобы передать ему лучшие качества из “арсенала” обоих, чтобы он стал им ближе. Правда, добиться этого нелегко, так как плохие качества легче “прилипают” к детям, но ведь это – основная обязанность родителей, к тому же, и в результате они должны быть заинтересованы. А если пустить воспитание на самотёк, то “прилипнет” к детям больше нежелательных, чем нравящихся родителям качеств.

Основные принципы взаимоотношений с окружающими дети перенимают тоже у родителей. Правда, это не всегда заметно в детстве, но если поведение супругов с окружающими более-менее схожее, то можно почти с уверенностью сказать, что их ребёнок, повзрослев, будет вести себя так же. И если родителям удастся своим примером научить детей конкурировать с другими людьми дозволенными, тактичными и этичными способами, то ребёнку легче будет найти своё место в жизни, и ему не к чему будет стремиться занять чужое. А на своём месте легче будет обрести и семейное счастье. Правда, как мы уже говорили, этичными способами серьёзную карьеру не сделать (исключение — особый профессиональный талант), в отличие от конкурирующих любыми способами. Но при таком подходе можно достичь лишь “вершин жизни”, а отнюдь не семейного счастья, так как конкурентная борьба вырабатывает такое отношение к людям, такое самомнение и такие личностные качества, которые просто препятствуют установлению супружеской гармонии. Конечно, могут быть и исключения, но обычно, у тех, кто слишком увлечён карьерой и накоплением капитала, времени на семью не хватает. И ещё хочется добавить, что на своём месте проще избегать крайностей и соизмерять желания со своими возможностями. В жизни редко удаётся “и рыбку съесть, и ноги не промочить” — всегда приходится выбирать и чем-то жертвовать.

Что же касается людей с тихим и благожелательным нравом, тех, у которых отсутствуют амбиции и которые не жертвуют всем ради карьеры, то и им всё равно не избежать конкуренции и отстаивания своих позиций. И чтобы выдержать “давление” обывательского мировоззрения, им всё-таки придётся противопоставить шовинизму “хозяев жизни” (превосходство жёсткой конкуренции и пренебрежение к “слабым”) свой шовинизм — превосходство культуры и гуманизма. Но такой шовинизм — тоже крайность и тоже может “замарать” душу, отчуждением от окружающих. И не надо забывать, что “рождённые ползать любят ползать наперегонки с рождёнными летать, зная, что в этом они победят”. И хоть нельзя обойтись без борьбы противоположностей, не стоит опускаться в ней до низшего уровня.

Справедливости ради нужно отметить, что и такая борьба, и такое противоречие — как, впрочем, и остальные – способствует развитию человечества. А это означает, что люди с разным мировоззрением имеют право на существование и на отстаивание своего мнения, ведь без этого — при насильственном распространении какой-то одной идеологии — в обществе начинаются “застой” и “загнивание”. Поэтому, даже из лучших побуждений (всеобщее счастье) нельзя превращать несогласных в диссидентов и предавать анафеме (религиозные, кстати, термины). И нельзя уравнивать всех, “стричь под одну гребёнку” и подгонять под размеры “прокрустова ложа” господствующей идеологии. Конечно, серую массу (особенно — запуганную) легче контролировать, легче управлять ею и “силком загонять в рай”. Но это уже политика.

Сравнительно не так давно выяснили, что всё живое на Земле находится в состоянии неустойчивого равновесия. Для многих стало откровением, что отстрел волков, например, может привести не к увеличению поголовья диких оленей, а к массовым заболеваниям и мору среди них, а уничтожение воробьёв не только не увеличит урожайность злаковых, а наоборот – размножившиеся вредители съедят весь урожай. Значит, у каждого вида живых существ есть в природе своё место, и каждый вид занимает свою экологическую нишу, правда, вынужден постоянно доказывать своё право на существование. Но, несмотря на это, различные виды относятся друг к другу “терпимо”. Людям тоже не мешает терпимо относиться к другим — к “нестандартным” согражданам: другой расы, другой национальности, другой сексуальной ориентации, другого материального положения и т.п. Пусть все конкурируют естественным образом, всем хватит места, и совершенно нет необходимости устраивать кампании по “выметанию поганой метлой” каких-то групп людей.

Со временем всё новое и необычное занимает своё место в жизни или само собой отмирает. Такая естественная борьба никогда не выходит за разумные рамки и способствует прогрессу. Как сказал один кино-герой: “Я убегаю — ты догоняешь, а вместе делаем общее дело”. И есть доля истины даже в шуточном и циничном высказывании уголовника: “Такие как я обеспечивают работой полицейских, прокуроров, судей, тюремщиков и т.д., значит и мы нужны обществу”.

Всё это вроде бы далеко от воспитания, но глубинная культура взаимоотношений людей друг с другом (как и бескультурье) прививается с очень раннего возраста, причём — спонтанно: родители даже не замечают этого. Поэтому в культурном уровне изменения к лучшему происходят очень медленно — на протяжении поколений. Но спешить как будто некуда…

Знать о естественности борьбы за существование и со стороны смотреть на борьбу других — одно, а самому бороться… Соответственно и знать о закономерной жестокости жизни вообще — одно, а самому сталкиваться с жестокостью и готовить своих детей к ней — совсем другое. И тут главное не ожесточиться самому и не передать этого детям. Не стоит травмировать психику ребёнка нравоучениями со смакованием жестокостей жизни, но и “туманить мозги” всеобщей добротой, справедливостью и гуманностью, как поступают некоторые родители, пытаясь оградить детей от реалий жизни — тоже не надо. Закрывать глаза на правду — значит стремиться убежать от действительности. А передать ребёнку такую жизненную позицию — значит сделать его неприспособленным к жизни. Хотя и таким людям находится место в жизни — им приходят на помощь всевозможные религиозные учения и утопические идеологии, упрощающие жизнь и помогающие человеку отгородиться от реальности и жить в иллюзорном “идеальном” мире. Остальным же — более сильным — от знаний вреда не будет, так как знание истинного положения дел помогает лучше сориентироваться и принять правильное решение. Для сравнения: вряд ли полководец выиграет сражение, если вместо истинной информации о расстановке сил ему “подсунут” желаемую приятную “картинку” и “сказки” о гуманности врага.

Больше всего может повредить судьбе человека нежелание думать и неумение делать правильные выводы. И это, к сожалению, могут привить родители, ведь если родители сами не определились с выводами и пустили свою судьбу “на самотёк”, то ребёнок тоже будет “плыть по течению”, не выбирая своего пути. Куда выведет его “течение” — трудно сказать. Но если родители, даже при всей неопределённости своей жизненной позиции, привили ребёнку способность думать, то он, проанализировав неудачный путь своих родителей, вполне сможет найти свою дорогу в жизни. Правда, он может сделать асоциальные выводы и противопоставить себя обществу, но это — “самотёк”, и он может привести куда угодно.

Зная реальное положение дел и не испытывая страха перед возмездием в “следующей” жизни, ребёнок легче будет ориентироваться в реальной жизни. Он быстрее осознает необходимость основных норм морали и правил поведения в обществе и при правильном воспитании не даст ожесточиться сердцу, не будет конкурировать с людьми негуманными способами — “шагая по трупам”. Именно благодаря родителям ребёнок должен осознать, что не убивают “ближнего” не потому, что так гласит заповедь: “Не убий…, а то будешь вечно мучиться в аду”, а потому, что все люди имеют одинаковое право на жизнь и уважение к себе. Страх же перед адом не так сложно побороть, если “грешить поэтапно”. Человек, презирая и “затаптывая” других, с каждым разом всё больше убеждается в своей безнаказанности — в отсутствии кары “свыше”. А это может привести человека к беспредельной жестокости “сорвавшегося с поводка”. И дело тут вовсе не в атеизме, а в том, что отсутствие веры, необходимой “забитым” людям, не компенсируется у “независимого” человека реальными знаниями, реальной моралью — воспитанием гуманизма и уважения к себе и к окружающим. А у раба, даже ставшего господином, не может быть уважения к окружающим, так как ему недоступно самоуважение. Ведь его всю жизнь “опускали”.

Родительское воспитание играет огромную роль в разъяснении реального положения дел, как в обществе, так и в природе. Родители могут привить как самоуважение и человеколюбие, так и рабскую покорность, зависть, утопические желания и пренебрежение к другим. Причём, “прививка делается” не с помощью абстрактных нравоучений, а собственным примером взаимоотношений со знакомыми и незнакомыми людьми, примером отношения к животным и даже к растениям. А так как реальная жизнь далеко не идеальна, и собственный пример мало у кого бывает эталоном гуманизма, то и плоды воспитания часто далеки от совершенства. Но это не страшно, ведь родители воспитывают не абстрактно-идеальную личность, приспособленную к жизни разве что в раю, а своего преемника. А это — “плоть от плоти”, как говорится, и “мозг от мозга”, как не говорится, но означает, что передаются стереотипы мышления и поведения. И в этих стереотипах обязательно присутствует стратегия борьбы за существование. Не всегда, конечно, она “лежит на поверхности”, но дети замечают и перенимают. А если и не перенимают, то, даже осознавая естественность борьбы за существование, они инстинктивно будут бороться. Но, к сожалению, человеколюбие у них останется в зачаточной форме. Вряд ли в инстинкте борьбы за существование есть место для гуманизма. Только у ребёнка, перенявшего человеколюбивые стереотипы, будет в сознании место для уважения другой личности, конкурента.

Осознание естественности борьбы за существование совсем не означает, что человек должен презирать окружающих и “топтать” их. Правда, борясь негуманными способами можно быстрее победить конкурента, но тут встаёт вопрос: “А ради чего?” К сожалению, мало кто задумывается над этим вопросом, так как готовый ответ уже был перенят у родителей. Но мы уже говорили, что счастья такая борьба не приносит, разве что — хорошую карьеру и, вероятно, способствует общественному прогрессу, хотя это спорный вопрос.

Если человек встал перед дилеммой: проиграть борьбу или воспользоваться неэтичными способами, и он колеблется, значит, такая борьба ему не подходит и грозит ему “синдромом Раскольникова”. А это значит, что совесть предупреждает, что такой способ не подходит. Тот же, кто воспитан “ходить по трупам”, обычно не сомневается. Он уже так “запрограммирован”. Кстати, не секрет, что унижать других без зазрения совести и быть жестоким с конкурентами (и вообще с людьми) может лишь тот, кто с детства испытал на себе унижения и жестокое обращение. Однако такое отношение к окружающим может быть и ненамеренным — человек может унизить и оскорбить другого человека по “простоте душевной”, не задумываясь. Это уже результат бескультурья, вернее — результат холопского воспитания, когда с детства приучают сносить унижения от “вышестоящих” и унижать себе подобных. Не может быть человеколюбивого, тактичного отношения к окружающим — благородства души — у холопов и рабов. А такие стереотипы вырабатывается в течение нескольких поколений в результате приобщения к культуре и уважения к независимой личности ребёнка. Для этого нужна, как и хорошему вину, “выдержка”. Иначе не “выветрятся” некоторые отрицательные черты: снобизм, высокомерие и презрение к нижестоящим (к “черни”). У того же, кто сам был не так давно “чернью”, не может быть такой “выдержки” — истинного гуманизма. У него привычка сносить унижения может трансформироваться лишь в привычку унижать других. И таким отношением к окружающим “страдают”, в основном, те, кто резко поправил своё материальное положение или получил власть над людьми, не важно, над сколькими.

Что касается чрезмерной жестокости при унижениях, то в этом случае решающую роль играют различные комплексы неполноценности, приобретённые в детстве. И чем сильнее комплекс неполноценности, чем сильнее человек ощущает из-за него унижение, тем он с большей жестокостью “отыгрывается” на других, как бы получив моральное право на это. Такие люди сильнее других рвутся к власти, чтобы легче было унижать других, компенсируя свою ущербность и самоутверждаясь через это. Примеров этого можно найти немало как в повседневной жизни, так и в политике.

Причинами чрезмерной жестокости могут быть и сексуальные комплексы, и ненормальные стереотипы сексуального поведения, но чаще всего они лишь сопутствуют “основной” жестокости. К примеру, причиной изнасилований чаще всего является не столько сексуальное желание, сколько возможность насилия над личностью, удовольствие от этого. Правда, после первого оргазма, испытанного при насилии, секс и насилие так “переплетаются” в мозгу у таких, что при сексуальном желании автоматически появляется и желание насилия.

В современном обществе борьба за существование довольно завуалирована, и сверхзадачей большинства людей в цивилизованном обществе является не столько выживание, сколько самоутверждение. Жить в обществе не определившись, не найдя своего места в нём и не самоутвердившись — крайне дискомфортно, ведь общество сильно давит на не вписавшихся в его жизнь людей, на не подчинившихся его писаным и неписаным законам. И речь идёт не столько об обществе в целом, сколько о прослойке, круге людей. Ведь большинство людей самоутверждается в своём узком кругу, оценка которого для них стоит на первом месте. Можно даже найти своё место в кругу, который противостоит обществу в целом и не испытывать дискомфорта. Ведь как уже говорилось, шутка: “Ты меня уважаешь, я тебя уважаю, мы с тобой – уважаемые люди” имеет довольно серьёзный смысл, означающий, что для человека достаточно самоутвердиться в узком кругу, чтобы почувствовать себя человеком. А круг этот может быть не только гольф клубом, высшим светом, обществом любителей собак, фан клубом спортивной или поп звезды, но и кварталом, двором, бандой, тюрьмой, и т.п. Самоутверждение в локальном обществе не менее ценно, чем в обществе в целом. Но трудности есть везде, так как в любом кругу есть свои законы, свои правила поведения, своя престижность и свои специфические способы завоевать уважение: от ношения модной одежды или обладания каким-то раритетом, до умения плевать в цель или убивать людей. А избежать подчинения локальным законам отнюдь не легче, чем законам государства. И даже те люди, которые не хотят подчиняться законам общества в целом, и открыто протестуют против его законов (рецидивисты, хиппи, бомжи), даже они не могут игнорировать законы своего круга. Просто они не могут жить без положительной оценки в своём кругу, где за соблюдением законов следят авторитеты, которых, к примеру, в уголовном мире так и зовут — “авторитетами в законе”.

Без единомышленников и без круга, в котором его уважают, человеку невозможно самоутвердиться и почувствовать свою значимость. И ещё в раннем детстве, когда он ребёнком попадает в коллектив (детсад, двор), у него уже появляется потребность найти там своё место и заслужить уважение, то есть — самоутвердиться. Дома у ребёнка, конечно, есть своё место, особенно, если это первенец, а в коллективе сверстников ещё нужно “заработать” это место. А заработать его можно какими-то способностями или знаниями, ценящимися в этом кругу, и в бескомпромиссной борьбе.

Уже при первых столкновениях с “обществом” ребёнок использует — после небольшого шока — перенятый от родителей и других близких родственников “арсенал” для конкурентной борьбы. Насколько способы конкуренции будут моральными (в общечеловеческом значении), зависит от культурного уровня родителей. Но обычно дети пробуют почти все способы конкурентной борьбы, в том числе и нелицеприятные, такие как интриги, унижение противника, чтобы возвыситься самому, объединение с третьим, чтобы одержать верх над конкурентом и многие другие, за исключением, разве что, сексуального обольщения.

Если детям для самоутверждения хватает иметь сравнительно простые умения и вещи (дальше всех бросать мяч, побеждать в драках, иметь стеклянный шарик, необычное платье и т.п.), то у взрослых в каждом кругу есть свои определённые и серьёзные требования. Поэтому большинство вынуждено “лезть из кожи”, чтобы “подтянуться” до определённого уровня, считающегося престижным в их кругу. Причём делается это часто неосознанно и в ущерб супружеским отношениям или даже детям. Конечно, со стороны гордость от обладания престижными вещами может показаться смешной и глупой как, например, экономия на еде и на фруктах для детей ради приобретения очередной престижной безделушки, но в определённом кругу это может быть серьёзной потребностью, ради которой можно пожертвовать многим. И главное — круг их поддержит в этом, даст почувствовать уважение к себе и свою значимость. А ради этого, если глубоко не задумываться, ничего не жалко. А если задуматься, то окажется, что именно такие потребности являются, как ни странно, двигателем прогресса, ведь приобретая престижные (рекламируемые) товары, обыватели (потребители) стимулируют производство, заставляют конкурировать производителей, а это способствует повышению качества товаров и снижению их стоимости из-за увеличения объёмов производства и внедрения конкурентоспособных технологий.

Но это уже другая тема. Правда, хочется упомянуть ещё один серьёзный двигатель прогресса — войну. Ведь военная промышленность работает в режиме постоянной конкуренции, при постоянном внедрения новых наукоёмких технологий, да и на капиталовложения для разработки военной техники не принято скупиться. Но это так, к слову, хотя и не без умысла ещё раз подчеркнуть, что реальный взгляд на жизнь невозможен без знаний о её отрицательных и шокирующих сторонах, правда, специально шокировать детей не стоит. Пусть детство будет сравнительно беззаботным, а о естественной жестокости жизни можно поговорить от случая к случаю и желательно — без эмоций.

Многим хорошо известно, какую роль в воспитании играет среда. Но мало кто задумывался, что даже в первые годы жизни, когда ребёнок общается лишь с родителями, она влияет через них. А дело в том, что стереотипы поведения и мышления, которые копирует ребёнок со своих родителей, в свою очередь были сформированы у них не только их родителями, но и средой, в которой родители воспитывались и жили. Именно среда сформировала у них национальные особенности, даже когда ребёнок генетически принадлежал другой национальности. Она же формирует и социальные, характерные для определённой прослойки общества, особенности. Семейные же особенности сравнительно незначительны и особой роли не играют, так как проявляются лишь в мелочах.

Каждая прослойка, объединяющая людей общими стереотипами мышления и поведения, защищает свои интересы и обособляется от остальных, принося своеобразный уют в общение своих членов, и нередко внушает им специфическую гордость от принадлежности к ней. Нередко к гордости и ощущению своей значимости от принадлежности к какому-то кругу, примешивается и пренебрежение к представителям других прослоек, расположенных, в основном, ниже по социальной лестнице. Это подкрепляется различными традициями, церемониями, манерами и специфическими знаниями. Кроме того, “по умолчанию” передаётся и тяга к “вышестоящим” кругам и зависть к их представителям, что, однако, играет положительную роль, так как способствует прогрессу в обществе. Однако в такой тяге заключено и противоречие — оторваться от своего круга — от родителей, в том числе — и ощущать себя полноценным членом другого круга, не каждому удаётся. К тому же дети, воспитанные в новом кругу станут так же далеки от сменивших круг родителей, как и сами они от своих родителей. В такой ситуации возникают очень тонкие чувства, но на психику действуют внушительно, создавая ощущение нахождения “не в своей тарелке”. Но на это многие решаются — хотя вряд ли сознательно — из вечного стремления “вперёд и вверх”. Поэтому родителям, которые желают “протолкнуть” своих детей выше, надо быть готовыми к некоторому отчуждению. Конечно, благодаря прогрессу уровень детей всегда будет выше, чем у родителей, но это не так портит взаимопонимание между ними, как резкая разница уровней – и социального, и материального.

В художественной литературе есть немало примеров, когда ребёнку давали образование и воспитание (гувернантки) такого уровня, что ребёнок, повзрослев, даже стеснялся своих родителей. В принципе, пойти дальше родителей, стать умнее учителей — естественно и правильно, но если образование идёт вразрез с воспитанием, а воспитание не соответствует уровню жизни – для качественного улучшения воспитания нужно несколько поколений — человеку приходится ощущать себя “не в своей тарелке”. Нередко это сопровождается ещё и неприятными ощущениями от комплекса неполноценности. Впрочем, эти ощущения только усиливают стремление “вверх”, делают человека более конкурентоспособным.

В наше время, когда информация распространяется с огромной скоростью по всему цивилизованному миру, получается, что в воспитании детей участвует, чуть ли не весь мир, и зачастую — наперекор родителям. Поэтому, если нет возможности оградить ребёнка от внешнего мира, родителям нужно быть гибче в вопросах воспитания и с пониманием относиться к интересам молодого поколения. Это поможет не только не порвать связь с детьми, но и самим не “устареть морально”.

Мы стараемся по возможности давать конкретные советы, но цель этой главы — дать информацию к размышлению и помочь сориентироваться в вопросах воспитания.

Основной способ обучения и воспитания — как, впрочем, и познания в целом — метод проб и ошибок. Не будем заострять внимания на том, что первенец — полигон для испытания методов воспитания родителей. Речь пойдёт о самом ребёнке, который постоянно пробует делать всё, что хочет, “двигаясь по линии минимального сопротивления”. К примеру, мочиться удобней тогда, когда хочется (где попадётся) и если чего-то хочется, то проще взять без спроса. Поэтому роль воспитателя фактически сводится к одёргиванию и к запретам. Природа это делает проще: горячее обжигает, острое колет – наказывает за неверные действия. Воспитатель же должен блокировать все ненужные, по его мнению, ходы ребёнка так, чтобы тому остались лишь ходы в нужном направлении. В чём-то это походит на детскую возню с насекомыми, когда перекрываются все направления движения жучка, и тот вынужден ползти туда, куда хочет “управляющий”. Вот так и получается, что одним из основных инструментов воспитания становится наказание.

Сила наказания в том, что оно создаёт условно-рефлекторную связь между неверным поступком и его отрицательной оценкой со стороны воспитателя. Разумеется, что чем сильнее шок, чем чаще он повторяется, тем прочнее эта связь. Но сильно – не обязательно жестоко, так как жестокость, хотя и может дать хорошие результаты в закреплении, может навредить воспитанию личности в целом.

Многие “нехорошие” поступки на самом деле очень естественны для ребёнка (человека), просто они нежелательны для окружающих, поэтому общество через воспитателей и родителей (а в дальнейшем и через совесть) их пресекает. А так как человек рождается свободолюбивым и независимым, то ограничение его свободы не может пройти легко и безболезненно. Поэтому-то механизм закрепления в подсознании запрета на определённый поступок не чётко “срабатывает”, не навсегда, ведь свободу довольно трудно “задушить”. А это означает, что наказание приходится повторять до тех пор, пока не выработается понимание, и “контролёром” не станет совесть — внутренний “инспектор” общественных интересов.

Педагогический эффект закрепления оценки поступка не однозначно зависит от физической силы наказания. Повышение голоса, изменение интонации, шлепок и отчуждение (“Я с тобой не разговариваю!”) – могут быть вполне достаточными для тормозящего воздействия на психику ребёнка. К тому же, не надо забывать, что шок от сильного потрясения и жестокого наказания может стать причиной нежелательных психических отклонений и различных фобий, которые потом всю жизнь будут сопровождать человека и влиять на его судьбу. К примеру, запирание ребёнка в тёмном чулане может стать причиной боязни темноты и замкнутого пространства. А вообще, жестокие наказания могут “сломать” ребёнка – подавить его свободолюбие и превратить в послушную “скотину”. К тому же, подчинение из страха перед наказанием — это не осознанное принятие правоты, а униженное преклонение перед властью. Воспитанный в таком духе ребёнок, став взрослым, даже, несмотря на трусливое подчинение, будет очень жестоким по отношению и к тем, кто потерял над ним власть (к родителям, в том числе), и к тем, над кем получит власть. Об уважении же к людям, при таком воспитании, и говорить не приходится — таким людям это понятие недоступно.

Особое влияние на судьбу человека имеют наказания за “сексуальные” проступки, но на них мы остановимся отдельно в следующей главе.

Повторением наказания за один и тот же поступок родители добиваются того, что закрепившаяся условно-рефлекторная связь между поступком и наказанием сама тормозит желание. Ведь пресечь свой нежелательный поступок можно только, как уже говорилось, в сознательном возрасте. Поэтому для ребёнка остаётся только наказание и копирование требуемого поведения с окружающих. А самым сильным воспитательным эффектом обладает коллектив сверстников. Но, к сожалению, детский коллектив воспитывает не только хорошие навыки, но и плохие, да и “давит” коллектив чересчур сильно, требуя, в основном, слепого подчинения групповым интересам.

Что касается родительского наказания, то оно не должно быть ни жестоким, ни мстительным. Иначе наказание только ожесточит ребёнка. И ещё: наказание не должно запаздывать, так как наказывать маленького ребёнка за прошлые ошибки и шалости (“Ты вчера сделал такое…”) не даёт никакого педагогического эффекта, так как превращается для него в непонятную акцию со стороны родителей. Ведь ребёнок быстро забывает такие “мелочи”, как проступки, к тому же, время для него течёт по-другому, не так, как у взрослых. И такие понятия, как вчера, сегодня, завтра, даже утром и вечером, маленькие дети воспринимают очень смутно. Поэтому эффективность запоздавшего наказания не только равна нулю, но даже отрицательна — у ребёнка остаётся впечатление, что наказание было ни за что. А это приучает его беспричинно наказывать и унижать других. Пока, разумеется, кукол и прочих “подчинённых”, но позже этот стереотип поведения войдёт у него в привычку.

Ещё до открытия генетики воспитанию противопоставляли наследственность, высказываясь в духе Джафара из “Багдадского вора”: “Сын честного — честен, сын вора – вор”. И подразумевали, конечно, что “ничего не поделаешь, таким уж ребёнок уродился”. Такое мнение и до сих пор многим нравится потому, что снимает с родителей ответственность за воспитание. Но в высказывании Джафара есть истина, ведь основные личностные качества родителей передаются детям, правда, не столько через генетический код, сколько через воспитание. Кстати, и сам Джафар доказал это, воспитав из мальчика, рождённого в благородной семье, “уголовника”.

С появлением науки о наследственности — генетики — вера многих людей в силу наследственности получила как бы научное подтверждение. Однако скоро стало ясно, что генетический код передаёт лишь информацию физиологического характера. Не на все вопросы пока есть ответы, но уже сейчас очевидно, что генетический код просто физически не имеет возможности вместить даже миллиардную долю информации, содержащейся в мозгу человека (примерно во столько раз ёмкость генетической памяти меньше ёмкости памяти мозга). И нелогично как-то, если вдуматься, передавать генами знания, накопленные мозгом. Посудите сами. Если бы гены передавали информацию, накопленную к 20-25-и годам, то есть, к моменту зачатия, то в этом возрасте и передавать-то особенно нечего, разве что стереотипы поведения, но они и без этого перенимаются ребёнком путём подражания. К тому же, в этом возрасте молодые родители и сами ещё учатся. И даже если бы гены передавали жизненный опыт или мудрость, то более поздние дети были бы мудрее и талантливее, а этому нет подтверждения. Правда, замечено, что вторые и последующие дети быстрее обучаются в семье, чем первенцы. Но это легко объясняется влиянием старших детей на младших: младшему ребёнку проще учиться, подражая старшим братьям и сёстрам, нежели первенцу — родителям.

Тут можно заметить и следующую закономерность: если дети разнополые, то в поведении младшего ребёнка появляется немало черт, характерных противоположному полу. А это иначе как влиянием (воспитательным) старшего ребёнка не объяснить.

Что же касается передачи безусловных рефлексов (у некоторых животных это могут быть и какие-то трудовые “псевдосознательные” действия), то ведь такие рефлексы – стандартный набор — присущи целому виду и не влияют на индивидуальность, наоборот — делают всех похожими. “Хранятся” же они, скорее всего там же, где и врождённые инстинкты: дыхательный, материнский, размножения и т.п.

Сторонники наследственной передачи памяти приводят в доказательство своей гипотезы случаи, когда человек в бессознательном состоянии произносил слова или отрывки фраз на языке, который он при жизни слышать не мог. Речь идёт о тех, кто в младенчестве был отлучён от родителей и рос в другой языковой среде. Такие случаи “обыгрывают” и буддисты, объясняющие эти феномены памяти прошлыми жизнями человека — переселением душ. И долгое время не было материалистического объяснения подобным феноменальным случаям, но когда стали исследовать внутриутробную жизнь плода, оказалось, что не родившийся ещё ребёнок способен слышать звуки, доносящиеся “снаружи” и даже запоминать услышанное. Но из-за того, что у него слова не ассоциируются с какими-либо понятиями, они так и остаются “глубоко” в памяти. И либо со временем эта невостребованная “запись” утрачивается, либо она остаётся на всю жизнь, но её трудно “зацепить”, чтобы “извлечь”. Иногда же, когда она случайно “всплывает” во сне или в бреду, это порождает “нездоровые сенсации”.

Это всё, конечно, интересно, можно вспомнить ещё и другие феноменальные случаи, но достаточно и этой информации, чтобы сделать вывод о том, что формирование психики и памяти человека начинается ещё в утробе, то есть, воспитание начинается, фактически, до рождения. И с такими способностями плода связана ещё одна “загадка” наследственности — музыкальный слух. Оказывается, что музыкальный слух передаётся ребёнку матерью, которая поёт и слушает музыку во время беременности. У народов, в языке которых слова формируются не только из звуков, но имеет значение и их высота и тональность, все дети рождаются с музыкальным слухом. Вьетнамцы, например, ещё в утробе матери слушая музыкальную речь, рождаются уже с музыкальным слухом.

В связи с вопросом о генетической передаче наследственной информации хочется ненадолго остановиться и на проблеме, возникшей в конце ХХ-го века — на клонировании человека. Не будем касаться моральной и правовой сторон этого эксперимента, так как они зависят от власть имущих. Задумаемся над природой процесса. Не над технологией, а над смыслом, ведь фактически “овеществляется” генетический код конкретного человека. Но ведь личность этим не скопируешь? В чём же тогда смысл клонирования, в создании банка запчастей? А сколько лет понадобится, чтобы вырастить этого двойника, и какие знания и воспитание получит двойник? И, главное — где? Неужели кто-то решится открыть специальные “скотофермы” для “человеческого материала”? А потом что? Убивать их на запчасти? Очень дорогими окажутся эти запчасти, не говоря уже о моральной стороне, ведь придётся убивать другую личность. Хотя можно “выращивать” микроцефалов – людей с очень маленьким головным мозгом. Но, в принципе, человеку платежеспособному и не видящему ничего зазорного в том, чтобы убить своего двойника (кровного брата, фактически), проще заказать убийство другого человека, подходящего по параметрам для пересадки.

Но, может, клонированного двойника хотят использовать как живой контейнер для мозга оригинала? Куда же девать прошлую – пусть даже животную – личность? Ведь чтобы её создать, понадобились бы многие годы воспитания и обучения. Причём, такую “интимную” информацию пока невозможно “перезаписать”. А склонированный человек уже будет обладать другой информацией, другой внутриутробной, если можно так выразиться, памятью. Впрочем, проблема сохранения личности не нова. Достаточно вспомнить случаи, когда мозг во время операции оказывался без притока крови (без кислорода) и “стиралась” память. Человек уже переставал быть человеком, личностью, хотя внешний вид и мог остаться пышущим здоровьем. Ведь сознание у него опускалось до уровня новорожденного, а восстановить личность – стёртую “запись” — непосильная пока задача. Правда, её решения уже ожидают тысячи замороженных неисцелимо больных. Их убедили, что в будущем их разморозят и вылечат. Но ведь память их уже будет стёрта! Даже если удастся оживить размороженное тело, то мозг окажется пустым. А если начать воспитание и обучение, то это уже будет совсем другая личность, не говоря о том, что с возрастом человек всё труднее поддаётся обучению. Единственным выходом в таких случаях может стать способ, описанный известным писателем-фантастом Станиславом Лемом: нужно постоянно “сцеживать” содержимое мозга на какой-то носитель информации, а потом, в случае смерти, в соответствующем учреждении перепишут содержимое носителя в новое тело – в “свежий” (склонированный?) мозг. И тогда восстановится личность, правда, на день последнего “сцеживания”. Но пока это — всего лишь фантастика. А вот на что рассчитывал другой известный писатель-фантаст, запустивший в космос свою ДНК “до востребования” инопланетянам, не совсем понятно. Личность же он не посылал?

На роли наследственности мы заострили внимание лишь для того, чтобы родители осознали ведущую роль воспитания в формировании личности, чтобы они не оправдывали плохой наследственностью свои ошибки воспитания. А ведь зная собственные ошибки, можно, хотя бы частично, их нейтрализовать. Правда, это не значит, что родителям нужно стремиться к каким-то абстрактно-превосходным “показателям” и постоянно испытывать чувство собственной вины. Они ведь тоже не в идеальной семье воспитывались. Люди живут в реальных условиях, и не всё зависит от их желания. Часто ограниченность во времени и в средствах, даже если есть понимание и желание, мешает родителям воспитать детей такими, какими они себе их представляют. Но думающие родители могут увидеть не только плоды своего направленного воспитания, но и свои результат упущений. И мудрость родителей заключается не в отсутствии упущений и ошибок, а в своевременном их осознании и в посильном исправлении.

В свете сказанного вернёмся к вопросу о корнях родительской и детской любви. Подразумевается, что это должно быть врождённое чувство, заложенное в генах, ведь любовь к детям и к родителям так естественна. На самом же деле чувство это благоприобретенное, вернее — скопированное. Не будем приводить примеры из жизни людей, так как каждый может вспомнить немало случаев, противоречащих друг другу, об отношении матерей к детям, в том числе и ужасных: в Японии, например, могли даже выкинуть “ненужного” младенца на поле, в качестве удобрения. Да и у других народов можно встретить немало ужасных фактов, поэтому, чтобы не возбуждать националистические чувства, обратимся к примерам из жизни братьев наших меньших.

Кенгуру находятся дальше от человека, чем большинство млекопитающих. Инстинкт продолжения рода у них нормальный — детёнышей они выкармливают молоком и даже с более раннего возраста, чем другие млекопитающие. Но вот в случае опасности они могут пожертвовать детёнышем – выкинуть его из сумки преследователям, чтобы спасти свою жизнь. Рациональность подобного поведения очевидна, ведь детёныш без матери не выживет, а мать сможет родить и вырастить нового детёныша. Однако другие млекопитающие поступают иначе: жертвуют собой, защищая детёныша, отвлекают преследователей, чтобы дать детёнышу шанс вырасти самостоятельно или пристроившись к “родственникам”. Такое поведение ближе людям, гуманней, если бы речь шла не о диких животных.

Исходя из этих примеров, можно сделать вывод, что несмотря на основной материнский инстинкт, существует два стереотипа поведения, два вида материнской “любви”. В одних случаях это чувство так велико, что животные могут вырастить и чужого детёныша, даже не своего вида, в том числе и человеческого. Вспомните о Маугли — такое случается не только в книгах. Другую же крайность этого чувства можно наблюдать у млекопитающих, рождённых в неволе, когда они отказываются от своих детёнышей и могут даже разорвать их. Где же тогда их материнский инстинкт? Выходит, что инстинкт руководит главным образом физиологическими процессами, что же касается поведения, то тут “могут быть варианты”. И вывод напрашивается сам собой: у юных невольниц просто-напросто нет опыта взаимоотношений мать-дитя. Они сами пили молоко из соски и не имеют представления о кормлении своим молоком. И вообще, они не знают, что делать с детёнышами, ведь их самих выходили люди. А заботу о себе не хочется делить ещё с кем-то. И это — результат лишения естественных условий жизни, отсутствия борьбы за существование и заботы “свыше”. И тут трудно удержаться от аналогии и не подчеркнуть, что отсутствие борьбы за существование, жизнь под контролем и “заботой” государства может повлиять на чувства родителей и детей, на их ответственность друг перед другом.

Но вернёмся к любви детей. Может и неприятно осознавать, но это — тоже стереотип поведения. Родители своим примером учат детей любить. Однако ребёнок учится любить родителей, не столько испытывая любовь к себе и копируя её, сколько подражая родительской любви друг к другу и к старшим родителям. Любовь же родителей к своим детям даст результаты лишь тогда, когда у детей появятся свои дети. А до тех пор она будет “законсервирована” в мозгу в виде стереотипов “до востребования”.

Копируя любовь (вернее — отношение) одного из родителей к другому, ребёнок примерно так и относится к нему. Поэтому, воспитываясь в атмосфере любви, благожелательности, нежности, взаимоуважения, взаимопомощи и доверия, ребёнок получает необходимый набор правильных стереотипов поведения в семье. Повзрослев, он не задумываясь, будет вести себя так же и в своей семье. Но, к сожалению, молодожёны приносят в свою семью не только правильные стереотипы поведения и мышления. Чаще всего, их стереотипы просто не совпадают. Это понятно: у каждого из них свой личностный комплекс стереотипов. Ребёнок же, подражая обоим родителям и не будучи в состоянии дать моральную оценку их поведению, подсознательно выбирает, что “попроще”, а это — не обязательно лучшие стереотипы. Но если нет серьёзных противоречий в поведении родителей, ребёнку проще копировать, даже если эти стереотипы отвратительны. Ведь ему и в голову не может прийти, что родители совершают нехорошие поступки.

Когда возникают серьёзные противоречия между стереотипами мышления и поведения родителей, один из родителей – нередко, и оба — “навязывает” ребёнку свою моральную оценку поведения другой половины: пьяница, бабник, неотёсанный мужик, неэкономный…, сварливая, похотливая и т.п. А такая оценка, кроме того, что отдаляет ребёнка от одного из родителей, влияет и на формирование его личности — ему может передаться отрицательное отношение, как к браку, так и к противоположному полу. Правда, противоречия в поведении родителей заставляют ребёнка думать и с осторожностью относиться к своему будущему браку. Но в такой семье не всегда дети учатся думать. С годами, конечно, ребёнок сможет дать свою моральную оценку поведению обоих родителей, однако, только в зрелом возрасте эта оценка будет истинной и объективной. А до этого, сильные разногласия между родителями, происходящие во время переходного возраста, могут отбить у подростка желание иметь свою семью. И особенно сильно домашние распри могут повлиять на девушек.

Мы уже говорили, что разнообразные мелкие стереотипы поведения невольно “записываются” в памяти ребёнка и “ждут” своего часа, когда повзрослевший ребёнок окажется в сходной ситуации. Тогда память получит “запрос” и “выдаст” подходящий стереотип поведения. Но бывает, что дети “извлекают” взрослые стереотипы во время игр. Взрослые удивляются, случайно подслушав игровые диалоги детей, особенно девочек, играющих в супругов. Они подражают всему, вплоть до интонаций, с мастерством пародистов. Но если взрослые стереотипы поведения “вылезают” лишь во время игры, то взрослыми стереотипами мышления дети уже пользуются с дошкольного возраста. И стереотипы эти становятся основой их индивидуальности. А касательно “спрятанных” стереотипов поведения можно привести следующий пример.

Отец, скажем, десятилетнего сына, ударил его за какую-то провинность. Через пару десятков лет ребёнок, сам ставший отцом, не задумываясь, поступит так же при подобной провинности своего сына, даже если наказание неадекватно поступку. А дело в том, что дети воспринимают поведение родителей и взрослых как естественное и правильное, и вместе со стереотипами поведения “записывают” и стереотипы наказаний, даже, несмотря на обиду, испытанную ими на родителей. Зная это, родители, посмотрев на себя со стороны, в состоянии подкорректировать своё поведение. Получается, что дети непроизвольно стимулируют изменения в поведении родителей. Ведь думающие родители, увидев отражение своих поступков в “зеркале” детского поведения, стараются следить за собой, чтобы ребёнок не перенимал нежелательные стереотипы. И таким образом, меняя себя, они могут направить воспитание своих детей в нужное им русло.

Супружеские поведенческие стереотипы остаются надолго “законсервированными” у детей и проявляются лишь в браке. И именно из-за них молодой супруг, копирующий своего отца, ожидает от своей половины такого же поведения, какое было у его матери в молодости. Соответственно и молодая жена ведёт себя как её мать в молодости и невольно ожидает от мужа поведения своего отца. Правда, тут не всё так просто и однозначно, ведь точное копирование происходит, в основном, при сходных условиях жизни, при отсутствии критического взгляда на взаимоотношения родителей и при нежелании (неумении) гармонизировать свой брак.

Подсознательным копированием поведения своих родителей в собственной семье объясняются “роковые” браки некоторых людей. Они, не понимая, в чём причина несчастий, в очередной раз связывают свою судьбу с личностью, похожей на предыдущую. И это несмотря на то, что с ней так и не удалось достигнуть нормальных взаимоотношений. А дело, оказывается, в том, что сильные стереотипы семейного поведения, а может, и идеализация родительских взаимоотношений, приводит к тому, что требования к своей половине оказываются неуместными. Такие люди, говоря шахматным языком, каждый раз разыгрывают одну и ту же проигрышную партию.

Мы вынуждены приводить примеры в крайне лаконичном виде, от чего, вероятно, они теряют свою силу, но если приводить развёрнутые, литературные примеры, объём книги неимоверно возрастёт. Мы уповаем на то, что в памяти у каждого читателя подобного рода примеров достаточно как из литературы, драматургии и кино, так и, извините, из сплетен.

Нет родителей, которые бы сознательно воспитывали в своих детях эгоизм. Однако причин для появления детского эгоизма и без этого хватает. Но детский эгоизм можно оправдать, тем более что сам ребёнок не виноват, ведь эгоизм где-то инстинктивен, и лишь частично прививается (несознательно) родителями. Однако если в детском возрасте эгоизм не сильно отражается на окружающих, то в возрасте, когда создаётся семья, он может стать сильной помехой достижению супружеской гармонии. Поэтому попытаемся разобраться в причинах эгоизма, мешающего молодым супругам. Но прежде стоит напомнить, что эгоизм — не что иное, как стереотип поведения и тоже “закрепляется” в мозгу условно-рефлекторно. Если, конечно, не вспоминать об инстинкте самосохранения. Впрочем, в семье редко “всплывает” этот инстинкт. Наоборот, он может быть даже “погашен” в некоторых ситуациях.

Эгоизм у молодожёнов может быть также и следствием отсутствия равноправия и любви в родительской семье. Ребёнок, наблюдая неравноправие в семье, но, не умея критично относиться к этому, скопирует такие взаимоотношения. И в своей семье он, не задумываясь, займёт такую же позицию, что и один из его родителей, в основном, своего пола. Но так как он копирует поведение не только одного из родителей, то у него может выработаться двойственный стереотип поведения: деспотичный и угоднический, в зависимости от ситуации. Причём, проявится такое поведение не только в семье, но и в обществе. Такой человек будет считать естественным, чтобы ему угождали, значит, в семье у него начнут проявляться деспотичные стереотипы поведения. В обществе же, он и сам, там, где надо, будет угождать в личных интересах, абсолютно не задумываясь о моральной стороне своего поведения, ведь привитые в детстве стереотипы для него естественны и правильны. Что же касается созданной им семьи, то независимо он выбранной роли (хозяина или слуги), он не сможет достичь гармоничности брака из-за отсутствия равноправия.

Эгоизм в ребёнке может быть воспитан и родителями, не любящими друг друга, и не сумевшими найти любовь на стороне (в этом случае, правда, ребёнку прививается лицемерие и другие нежелательные качества), но терпящими брак ради общего ребёнка. И вот такие, не сблизившиеся родители всю нерастраченную супружескую любовь отдают ребёнку (обычно — младшему), в результате чего ребёнок, не видя в семье других проявлений любви, приучается к любви и вниманию лишь по отношению к себе. Такому эгоцентристу (не по своей воле) трудно потом приспособиться в коллективе. Но хуже всего то, что, не видя любовь родителей друг к другу, ребёнок не сможет научиться любить (но не влюбляться) и не сможет создать в дальнейшем нормальную семью. И в этом случае жаль не только ребёнка, но и родителей. Ведь они, отдав всё тепло души ребёнку и надеясь на соответствующую “отдачу”, испытывают горькое разочарование не только в ребёнке, но и в жизни вообще. Больно жить всю жизнь с нелюбимым человеком и надеяться на любовь и заботу ребёнка, а в результате испытать лишь разочарование. Но вины ребёнка в этом нет: он сам — жертва, ведь в семьях, где нет любви между родителями, ребёнок не только не может научиться любить, но может перенять и отрицательное отношение родителей друг к другу в виде неприязни или презрения к противоположному полу. А это — серьёзная помеха не только для создания гармоничной семьи, но и просто для сближения с личностью противоположного пола. К счастью, бывает немало исключений, когда влияют какие-то внешние факторы, но рассчитывать на “авось” не стоит.

Пример расходования родителями семейного бюджета тоже может передать детям эгоистический стереотип мышления и поведения. Казалось бы, никакой связи, но ведь приоритеты, отдаваемые чему-то при распределении бюджета, зависят как от стереотипов мышления, так и от цели в жизни, и интересов. И ребёнок, видя, на чём и ради чего экономят родители, перенимает у них не только приоритеты расходования бюджета, но и интересы — общую направленность интересов. Поэтому, если у родителей интересы сводятся к личным удовольствиям (хобби, одежда, драгоценности, алкоголь, табак и пр.), в ущерб интересам семьи и детей, то, переняв такой стереотип, ребёнок, став уже сам родителем, будет считать естественными эгоистичные интересы. Но, в принципе, это – личное дело каждой семьи. И мы бы не касались этого, если бы стереотипы расходования семейного бюджета не влияли на весь образ жизни, если бы перегиб родителей в приоритетах не провоцировал ребёнка вести нездоровый образ жизни.

Если родители привыкли тратить деньги лишь на свою внешность, на одежду, личные удовольствия и т.п., это не только ограничит их интересы, но и сформирует интересы их детей, направив в сторону примитивных удовольствий и примитивных способов самоутверждения. Причём влиять будет не только копирование родительских интересов, но и подавление детских. А ведь у каждого ребёнка постоянно возникают интересы, характерные для его возраста и окружения, соответственно ему нужны средства для их удовлетворения. И чем старше ребёнок, тем больше денег (относительно затрат родителей это могут быть и незначительные суммы) ему нужно для интересов, для хобби. Но родители, считающие, что рациональнее тратить деньги на внешность и на другие престижные приобретения, приучают к этому и детей, фактически ограничивая их интересы. Ребёнок, видя, что его родители не скупятся на одежду для него, а вот на его интересах (коллекции, материалы для творчества, книги, фонотеку и видеотеку, компьютерные игры и т.п.) экономят, и сам будет так же поступать. Из-за этого его интересы (и основной — к творчеству) постепенно угаснут. А может для самоутверждения ему придётся доставать деньги на свои интересы преступным путём. Правда, даже хорошие интересы в этом случае могут переродиться в преступные. Или же, что чаще всего бывает, подросток ограничит свои интересы до внешнего вида и будет самоутверждаться своей внешностью (к этому, кстати, и призывает вездесущая реклама). Но такому мировоззрению сопутствуют примитивные развлечения, как-то: курение, выпивка, наркотический “улёт” и бездушный секс. А это уже — образ жизни и, фактически, судьба.

Конечно, эта схема деградации подростков примерная и не учитывает многих факторов, но заставляет задуматься о связи “навязанной” родителями ограниченности интересов подростка с нездоровым образом его юной жизни, когда удовольствия в жизни сводятся к примитивным: пить, курить и трахаться. А ведь это тоже эгоизм.

Мы уже говорили, что эгоизм, в той или иной степени присущий каждому ребёнку, мешает ему найти своё место в коллективе. Но вот эгоизм, соединившись с каким-то комплексом неполноценности, может не только оставить человека вне коллектива, но и поставить его над коллективом. И такая “смесь” будет постоянно подстёгивать его быть первым, идти во главе. Такие люди становятся лидерами, гуру и вождями, но семейное счастье не для них. Поэтому они вынуждены компенсировать отсутствие любви другими острыми ощущениями: властью над людьми, смертельным риском, головокружительной карьерой, профессиональной увлечённостью и т.п.

Тема воспитания детей неисчерпаема, но мы стараемся доказать родителям, что в воспитании очень многое зависит от них самих, но это не столько их сознательные воспитательные действия, сколько их личный пример. Как сказал Аркадий Райкин в одном из своих юмористических монологов: “Родители ежедневно играют в домашнем Театре Юного Зрителя”.

Нужно отметить, что конкретных советов на каждый случай родители не найдут нигде. Но если они интересуются воспитанием своих детей и живут не механически, а задумываются о смысле жизни и своём месте в жизни, то могут сделать необходимые выводы, наблюдая за окружающими, анализируя литературные и киносюжеты, изучая книги по воспитанию, питанию и уходу за детьми.

Родители часто сравнивают ребёнка с собой, не учитывая изменений в обществе. И сравнивают, в основном, просто потому, что в различных бытовых мелочах им больше не с кем сравнивать, у них только свой личный опыт. К тому же, родители подсознательно стремятся к тому, чтобы ребёнок был похож на них, чтобы пошёл по их стопам, но ещё дальше. А если у ребёнка бывает альтернатива и он идёт другой дорогой, более современной, то родители не всегда это понимают и не только не одобряют его выбор, но и препятствуют. Конечно, потакать во всём нельзя, но чтобы советы и запреты детям были грамотными, родителям нужно не отставать от жизни, чтобы дети не могли с лёгкостью их переспорить единственным аргументом сейчас так принято.

Вопрос влияния воспитания на выбор профессии – довольно сложный и ответственный, поэтому родителям нужно обдумать его всесторонне. Конечно, идти по новому пути, рисковать, жертвовать… — значит служить делу прогресса в обществе, но мы уже говорили, что прогресс и умиротворённая семейная жизнь находятся в вечном противоречии. Что же касается передачи профессии по наследству, то есть в этом какая-то фатальность. И наверно достаточно будет привести в качестве примера ответ проститутки из одного кинофильма клиенту, который был поражён тем, что она обучала несовершеннолетнюю дочь своему “ремеслу”, одновременно жалуясь на собачью жизнь. Проститутка ответила просто: “Была бы портнихой — научила бы её шить”. В принципе, это и есть “самотёк”. Но думающие родители могут дать своим детям возможность выбирать, исходя из реалий времен, а не копировать вынужденно путь одного из родителей, особенно — неудачный.

Но не будем углубляться в этот вопрос, а лучше перейдём к следующей главе, в которой можно найти советы по более конкретным вопросам.

ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ

Половое воспитание — это часть общего воспитания человека, но отличается большей неопределённостью из-за закрытости темы. Если другие направления воспитания более или менее чётко выражены и могут передаваться собственным примером, а также корректироваться советами и наставлениями, то многое, что касается полового воспитания, остаётся запретной темой, даже терминология. Но не только из-за этого родители не могут передать своим детям стереотипы интимного поведения, а ещё и потому, что интимная жизнь предполагает уединённость. Однако половую роль в обществе и в быту родители передают стопроцентно: как должен вести себя мужчина, как — женщина.

Интимное поведение, которое мы и имеем в виду, говоря о половом воспитании, не всегда было связано с тайной и греховностью, нередко оно регламентировалось обществом открыто и передавалось в виде запретов (чаще – религиозных) и неграмотных, в основном, советов. К счастью, в наши дни наблюдается серьёзный сдвиг в лучшую сторону в связи со сравнительной открытостью этого вопроса в обществе. Правда, не обходится без перегибов. Но это закономерно: без “качаний” невозможно уравновесить маятник.

Трудно подсчитать, сколько миллионов исковерканных судеб стало результатом замалчивания вопросов пола. Можете в свободное время проанализировать классическую художественную литературу — на каждом шагу половая безграмотность и неверные стереотипы полового поведения приводят к трагедиям. А вот современная художественная литература, а чаще — кино, всё больше углубляясь в вопросы секса и психологии интимных отношений, ведут, можно сказать, просветительскую работу. Правда, большинство произведений (чаще — низкосортных) отражает не истину, а эротические фантазии авторов (что ещё мягко сказано), что после многолетнего замалчивания ещё больше дезориентирует людей. Но есть и ценные работы, и не только в литературе и кино, но и на телевидении. А о пользе научно-популярных книг и говорить не стоит, хотя у людей на чтение остаётся всё меньше времени. Но мы всё же надеемся, что приводимая информация о том, что и как влияет на половое воспитание детей от рождения до подросткового возраста, поможет родителям лучше сориентироваться в этом вопросе и заняться половым воспитанием своих детей осознанно и целенаправленно. Иначе из-за недостатка истинной информации, а также от неудовлетворённости своим половым воспитанием, некоторые родители пускаются на такие эксперименты, результаты которых оказываются даже хуже, чем при обычном замалчивании этой темы.

“Погружение” в вопросы полового воспитания начнём с истории, но не с древней, так как в древности половое воспитание, будучи частью культуры, ограничивалось небольшим количеством табу и рекомендаций, что, однако, не говорит об их истинности. Заглянем на несколько веков назад, в Европу. Но не потому, что другие уголки Земли прошли тот же путь, а лишь из-за достаточного количества достоверной информации.

В Средние века образ ребёнка был неоднозначным. С одной стороны, ребёнок считался воплощением чистоты и невинности, а с другой — из-за деревенского уклада и повседневного участия детей в жизни взрослых, их нельзя было уберечь от сексуальных впечатлений. Да никто, за исключением, разве что, монахов, и не пытался этого делать. К примеру, к проявлению сексуальности у мальчиков взрослые относились снисходительно. Самомастурбация считалась безвредным детским грехом, а юность — возрастом, когда физически невозможно подавить свои сексуальные желания.

В Европе резкой границей понимания сущности полового воспитания стал семнадцатый век. Провозглашая принципы строжайшего контроля над поведением и чувствами ребёнка, родители старались полностью оградить его от вопросов пола, даже от возможности видеть собственное обнажённое тело. В обиходе стали появляться такие “творения” человеческой мысли, как противомастурбационные замки, что-то вроде “поясов верности”. И если в начале семнадцатого века родители и другие взрослые не только свободно обсуждали при детях вопросы пола, но и не видели ничего дурного в том, чтобы “поиграть” с половым членом мальчика, вызывая у него эрекцию, то уже в середине века нравы стали диаметрально противоположными. В дворянских семьях, например, стали отделять детей от взрослых, что привело к отчуждённости между родителями и их детьми. А заботу о детях доверили специально приставленным воспитателям. К тому же разделение детей на мальчиков и девочек стало более жёстким, и появился запрет на детскую наготу. Даже спать детям предписывалось так, чтобы подошедший к постели не смог разглядеть формы тела и распознать пол ребёнка.

В восемнадцатом веке утвердилось мнение, что онанизм (самомастурбация у мальчиков) — опасная болезнь. Считалось, что онанизм порождает безумие и моральную деградацию. В доказательство своей теории врачи приводили неверно истолкованную самомастурбацию душевнобольных, путая, как это часто бывает, причину и следствие. На самом же деле не самомастурбация являлась причиной душевной болезни, а душевная болезнь “стирает” нормы общественной морали и делает допустимой самомастурбацию в присутствии посторонних людей.

Интересно, а какой бы вывод сделали тогдашние психиатры, если бы совместно содержались душевнобольные двух полов и занялись бы сексом? Сказали бы они, что секс тоже приводит к безумию?

В принципе, отрицательное отношение к половому акту тоже имело место в разные времена. Несколько отвлекаясь от темы, можно сказать, что запреты на физиологические акты были сравнительно распространены. К примеру, библейский запрет “мочиться к стене”. И наоборот — половой акт в присутствии или при помощи слуг и рабов считался вполне естественным в различных культурах. Не говоря уже о религиозных публичных совокуплениях. Короли же и прочие высокие сановники в эпоху “мушкетёров и придворных дам” считали вполне приличным не только кушать в присутствии стоящих рядом верноподданных, но и сидеть на горшке при них, да и насиловать кого-то…

Возвращаясь к теме, напомним, что люди в то время были настолько запуганы последствиями онанизма, что в борьбе с “детским грехом” применяли даже кастрацию. Да и что далеко ходить: в романе М.Горького “Дело Артамоновых” есть эпизод из начала прошлого века, где самомастурбирующий чужой мальчик был убит ударом сапога, чтобы “эта зараза не распространилась на наших детей”. В то же время, по свидетельству другого известного писателя — Марка Твена, церковь не только активно выступала против подростковой самомастурбации, вынуждая регулярно исповедоваться в этом “грехе”, но и сама становилась невольным инициатором детской самомастурбации. Мальчики специально искали и находили в библии места с сексуальным смыслом, отчего возбуждались и мастурбировали.

Современные дети живут в условиях либерального отношения к вопросам пола, однако, вековые запреты этой темы и отсутствие “цензурных” терминов не дают родителям прививать детям интимные навыки по своему усмотрению. Недостаток же истинной информации не способствует правильному половому воспитанию, как мы уже убедились на опыте прошлых поколений. Но в последнее время произошли существенные сдвиги к лучшему в общественной оценке вопросов пола. Теперь у детей больше информации, а при желании они могут получить и своевременную истинную информацию из издающихся в настоящее время энциклопедий для подростков. То, что неловко узнавать у родителей, можно прочесть в книге или узнать у сверстников, которые читали. Правда, сверстники и раньше делились “нужной” информацией, но чаще всего это была искажённая, и поэтому вредная информация. “Усвояемость” же вне семейной интимной информации всё-таки зависит от полученных в детстве “азов” полового воспитания. Поэтому родителям нужно иметь в виду, что основная ответственность за половое воспитание детей лежит на них. Ведь это их отношение к противоположному полу (в быту, а не в интимной жизни) и к обнажённому телу незаметно перенимают дети. К тому же излишняя стеснительность и замалчивание “щекотливых” вопросов вынуждает ребёнка искать ответы на интересующие его вопросы у сверстников, то есть — в источниках искажённой информации. А здорового и полноценного ребёнка не может не интересовать одна из существенных сторон человеческой жизни. Значит, родители должны знать, когда и в какой форме информировать своего ребёнка, чтобы не получилось как в анекдоте.

Школьница спрашивает у отца: “Что такое аборт?” Отец, конечно, начинает пространно рассказывать о прерывании беременности, а потом спрашивает, откуда у неё такой интерес к этому. На что девочка показывает предложение в книжке: “Волны бились о борт корабля”.

Теперь таких вопросов не задают, так как в некоторых городах можно увидеть бестактные плакаты, разъясняющие (детям?), что аборт — это когда мама убивает своего ребёнка… Но не только из-за этого. Многочисленные телесериалы нередко “смакуют” и роды, и аборты, и зачатие, в том числе и искусственное осеменение, так что детям хватает информации.

Если в Средние века — да и раньше — в половое воспитание детей вмешивалась религия с перегибами в сторону воздержания и всевозможных запретов, а до последнего времени – ханжеское общественное мнение, то к концу ХХ-го века в половое воспитание активно вмешиваются литература и кино. Но мы не будем останавливаться на познавательной литературе для младших школьников и подростков, несмотря даже на то, что это очень полезное и благодарное начинание. Попробуем лишь проанализировать поток “мутной” информации, льющейся на подростков с киноэкранов и со страниц книг, которые также трудно назвать литературой (просто — чтиво), как и некоторые фильмы с сексуальными сценами — киноискусством.

В условиях постепенной самоликвидации цензуры, вернее — в условиях, когда она всё больше подчиняется законам рыночной экономики и подстраивается под спрос, воспитательная роль искусства как-то отходит на второй план, а может и дальше. А ведь массовый спрос редко требует настоящего искусства, всё больше — массового. Да и потребность видеть сцены насилия и секса, судя по всему, никогда не спадёт. Но это объясняется не “порочностью” человеческой природы или “низменностью” желаний большинства, а скорее — подсознательной потребностью подобных переживаний. Дело, видимо, в том, что подсознание постоянно накапливает информацию о драках и сексе для того, чтобы обеспечить выживание и продолжение рода. Это древний инстинкт, и не только мужской. И это он поддерживает спрос. А раз есть спрос, то будет и предложение. В результате этого, а также технического прогресса, с каждым годом родителям всё труднее оградить детей от подобного рода информации, которая теперь уже сама проникает в дом через запертые двери.

Речь идёт о видеоканалах для взрослых и об интернете. Но ограждать и запрещать — это не метод. Родители просто должны быть сами “подкованы” в этих вопросах, чтобы ребёнок смог скопировать их твёрдую жизненную позицию. Это поможет ему противодействовать не только “сексуальной агрессии рыночного искусства”, но и “подпольным” предложениям нездоровых утех. Позиция же общества, которому хватает рассудительности лишь на запреты, преследования и штрафы, не может помочь в воспитании у подростков здорового образа жизни. Ведь запретами нельзя нейтрализовать ни жёсткую порнографию, ни алкоголизм, ни наркоманию, ни токсикоманию, но это – другая тема. Хотя стоит упомянуть, что в странах, где вместо запретов на порнографию, проституцию и наркоманию попробовали всё это легализовать, взяв под контроль и разработав соответствующее законодательство (не такое, как раньше: за гомосексуальную связь с обоюдного согласия — в тюрьму), там результаты довольно ощутимы. А в принципе, кто имеет право указывать взрослому человеку, как ему вести себя, если его поведение не мешает окружающим? Да и запреты, разве они разрешают проблемы? Они могут лишь “загнать вглубь” проблему, что приводит к росту преступности и усилению мафии. Вспомните о временах расцвета американской мафии – “сухой” закон.

Так как многие родители сами плохо информированы и не разбираются в моральных аспектах интимной жизни, то понятно, что они не только не в состоянии помочь своим детям, ставшим подростками, конкретными советами касательно полового поведения, но даже не могут оценить последствий их поведения. Впрочем, и своего поведения тоже. Взять даже одежду: молодые мамы нередко одеваются вызывающе сексуально лишь потому, что отдают дань моде, но им и в голову не приходит, что они выглядят сексуально и провоцируют окружающих мужчин на ухаживание и знакомство с “сексуальной” целью. Правда, некоторые и сами не прочь пойти “налево”. Но если даже дети этого не видят, то достаточно только подозрений и мыслей о естественности любовников и любовниц у родителей, чтобы это закрепилось у них в мозгу как допустимое поведение, не говоря уже о закреплении вызывающего поведения с другим полом. Ведь если родителям так можно себя вести, то почему подросткам, которые чувствуют себя уже взрослыми, нельзя? Тем более что они не связаны брачными узами.

Правильное поведение родителей, в том числе и интимное, и понимание морального вреда, наносимого бездушным сексом, позволяет родителям уберечь детей от многих ошибок, связанных с ранней половой жизнью. Но родителям нужны знания, для того чтобы противостоять массовому искусству, как бы парадоксально это ни звучало. Родители не смогут правильно воспитать своих детей, если “примут за чистую монету” пропаганду свободного и бездушного секса. Впрочем, как тут не поверить в истинность и естественность сексуальной свободы, когда газеты, адресованные школьникам-подросткам, пестрят советами, как заниматься сексом в отсутствие родителей. Причём советы даются на жаргоне подростков и выглядят примерно так: “Как кекс должен вставить свой чумовой перец своей морковке, чтобы не поранить её киску”. Такие газеты приучают с детства к бездушному сексу, заменяя чистую юношескую влюблённость с налётом эротики сексом с “бойфрендами”.

Кстати, в последнее время свободный секс рекламируется под “флагом” борьбы со СПИДом — чумой ХХ-го века. Большинство пропагандистских роликов против СПИДа, по недомыслию, вероятно, открыто рекламирует презервативы и случайные половые связи, называя их безопасным сексом, нередко даже — любовью. И пропаганда эта часто адресована непосредственно подросткам. Причём мораль довольно прозрачна: “Пользуйтесь презервативом и — никаких проблем!”, “Если у него в кармане презерватив, то ему можно доверять”. А кое-где – под тем же “флагом” — автоинспекция обязывает водителей иметь в аварийной аптечке презерватив, не понимая, что это может оскорбить семейных мужчин подозрением, что они “кидаются на всё, что движется”.

Но это другая тема, и мы её рассмотрим в другой главе, а пока вернёмся к истокам полового воспитания.

Грудные дети не разбираются в половой принадлежности окружающих людей, но уже в состоянии делать выводы, противопоставляя тембры голоса отца и матери. О своём поле дети тоже не знают и получают информацию об этом от родителей. Поэтому важно, чтобы родительское воспитание было характерным для пола ребёнка. Это поможет избежать неправильной половой ориентации.

Известны случаи, когда родители, потеряв мальчика, воспитывали девочку в “мальчиковом” духе, чем калечили её судьбу, так как при таком воспитании, у девочки постепенно нарушалась половая ориентация. Ведь её с годами начинали притягивать мужские компании, хотелось быть похожей на парней, общаться с ними на равных и иметь мужские интересы. А это закрепляет в мозгу соответствующие стереотипы поведения, в том числе — мужское отношение к женщинам. Трудно сказать, насколько это может склонить к транссексуализму (желанию навсегда изменить свой пол), но гомосексуальные наклонности от этого вполне могут развиться. И они способны помешать созданию нормальной семьи. Понятно, что такая женщина не сможет стать настоящей женой, ведь ей самой нужна жена.

Нарушения половой ориентации имеют, в основном, физиологические причины: врождённые хромосомные изменения или психосексуальные нарушения от лекарственных препаратов, принятых беременной матерью. Однако роль воспитания тоже довольно существенна. При несильных отклонениях правильное воспитание может восстановить половую ориентацию. Это значит, что в целях профилактики нарушений половой ориентации родителям нужно следить за тем, чтобы ребёнок больше общался со сверстниками своего пола и играл в характерные для своего пола игры: куклы или машинки. Конечно, обычно это происходит само собой, и родители даже не задумываются над этим. Однако в случаях, когда заметны отклонения, родителям нужно целенаправленно развивать интересы ребёнка, делая упор на увлечениях, характерных именно его полу. Кроме того, стоит подчеркнуть, что мальчику для правильной половой ориентации необходимо присутствие отца, в крайнем случае — близкого к семье мужчины. Про девочек не упоминаем, так как отцы-одиночки — редкость.

В семьях близких и не стеснительных супругов, которые моются вдвоём и купают малышей вместе с собой, с половым воспитанием проблем не возникает. Конечно, не обязательно, чтобы совместное купание происходило каждый раз, достаточно лишь время от времени устраивать семейный банный день, так как нужна просто атмосфера естественности и отсутствия стыдливости за своё тело, а не навязчивая демонстрация анатомических подробностей. Такие банные дни помогают снять ореол греховности и стеснительности, возникающий вокруг обнажённого тела. Да и нездорового интереса, вызываемого скрытостью и запретностью темы, можно избежать, но вопросы будут, и должны быть.

Самый “страшный” для большинства родителей вопрос: “Откуда берутся дети?”, в нормальных семьях разрешается легко, без лишней нервозности и, что самое главное — эта тема не порождает в дальнейшем у детей скрытности и недоверия к родителям. Просто супругам, умеющим вдвоём свободно обсуждать вопросы половой жизни, ничего не стоит удовлетворить детское любопытство в соответствующем его возрасту объёме. И тут важна, в общем-то, не столько сама информация, сколько форма изложения, эмоции, отношение родителей к интимным вопросам. Ведь если родители будут говорить с ребёнком на эту тему в стыдливо-брезгливой форме, то ребёнок и сам будет вести себя соответственно. А в дальнейшем родителям трудно будет наладить с ним контакт, так как “унаследованные” стыдливость и замкнутость не дадут ребёнку поделиться в трудную минуту с родителями своими проблемами (и не только сексуальными).

Раньше, когда обманывали детей аистом или капустой, ребёнок, узнавая от сверстников “правду” о взаимоотношениях полов, чувствовал обман со стороны родителей и подозрение, что его родители занимаются “грязными” делами и скрывают это от него. Тогда пропасть между ним и родителями углублялась ещё больше. Но это — не самое худшее, и со временем “уляжется”, а вот замкнутость и брезгливость, воспитанные в нём, могут серьёзно помешать в его будущей супружеской жизни.

Родителям не надо забывать, что половое воспитание не должно резко выделяться из общего воспитания и носить наставительно-навязчивый характер. Нельзя выделять эту тему и особой интонацией или необычными эмоциями. Эта тема не должна чересчур отличаться от других.

Хорошим подспорьем в половом воспитании дошкольников и младших школьников могут стать современные детские энциклопедии и книжки типа “Откуда я взялся?”, в которых не только текст, но и иллюстрации доступно и однозначно рассказывают как о деторождении, так и о половом акте родителей. А так как в этом возрасте у детей нет эротических ассоциаций, то новые знания — даже о сексе — особо не фиксируются в их мозгу, вернее — не выделяются из общего потока новых знаний.

На первом году жизни ребёнку вполне достаточно для полового воспитания иметь возможность видеть своих родителей обнажёнными. Это может быть и в спальне, и в ванной комнате. К тому же, такое половое воспитание принесёт пользу не только ребёнку, но и самим родителям, так как обнажённость в естественных условиях поможет молодым родителям преодолеть излишнюю стеснительность и стыдливость, и ребёнку не перейдёт настороженное отношение родителей к наготе. И в дальнейшем, через несколько лет, ребёнку проще будет усвоить, что нормы морали в семье — между близкими людьми — иные, чем в обществе. Поэтому то, что стыдно в обществе, может быть естественным в семье. Но к подростковому возрасту отпадает необходимость видеть родителей обнажёнными. И постепенно вырабатывается стеснительность, характерная для интимно не близких личностей.

Изживание излишней брезгливости родителей тоже может стать элементом полового воспитания ребёнка в первый год его жизни. Для того, чтобы малышу не передались брезгливость и ненормальное отношение к половым органам, родителям нельзя показывать свою брезгливость, меняя пелёнки и подтирая его половые органы. Также нельзя пресекать окриком или шлепком прикосновения малыша к своим половым органам, ведь это — нормальные шаги на пути к познанию своего тела. Заостряя же внимание на всём, что связано с областью половых органов, родители против своей воли могут зародить в ребёнке ненужную настороженность, даже страх, связанный с половыми органами (из-за неуместных наказаний, в основном). Не говоря уже об отвращении к выделениям своего тела. В дальнейшем эти чувства могут затруднить взаимоотношения ребёнка с родителями, так как брезгливость и настороженное отношение к половым органам создают дополнительные барьеры между близкими людьми. А позже такое “воспитание” может привести к дисгармонии в семье повзрослевшего ребёнка. На женщинах, например, это может отразиться в форме фригидности, вагинизма и т.п. Впрочем, об этом речь пойдёт в другой главе.

В семьях, где родители тщательно скрывают своё тело от детей, ребёнок школьного возраста, случайно столкнувшийся с обнажёнными родителями (вместе или поодиночке) может испытать шок, приводящий к ещё большей замкнутости и к эмоциональной напряжённости в отношениях с родителями. Ведь застигнутые врасплох родители могут выразить негодование и порицание в адрес ребёнка. А ребёнок, до этого не видевший обнажённых взрослых, будет удивлён и может даже испытать смешанное чувство страха и брезгливости, он ведь, и не представлял, что папа или мама могут так выглядеть. Впрочем, подобных семей теперь гораздо меньше благодаря либеральной цензуре журналов, телепрограмм и видеофильмов. А вообще стеснительность и брезгливость супругов – результат перегибов городской жизни в изолированных квартирах. В деревенском доме, в окружении разновозрастных родственников и домашних животных, ребёнок может стать случайным свидетелем и обнажённых тел и половых актов между людьми, да и между животными тоже. И брезгливость труднее прививается, если приходится убирать за животными и удобрять почву навозом. Другое дело — изолированность городской квартиры.

Естественность обнажённости в семье может привести и к противоречиям, если в среде общения обнажение находится под запретом и ассоциируется с распущенностью и аморальностью. Ребёнок, поделившийся при случае со сверстниками тем, что у него в семье не стесняются обнажённого тела, после “разглашения” этого в среде может испытать стыд за “аморальное” поведение своих родителей, что приведёт к скрытым конфликтам с родителями и со сверстниками. Ведь среда обычно отчуждением наказывает (но бывают и гонения) тех, кто отличается от её среднего уровня. Это нужно иметь в виду родителям, если они в каких-то вопросах не хотят “плыть по течению”.

Нередко родители решают заняться половым воспитанием ребёнка лишь тогда, когда им кажется, что это необходимо, обычно — когда ребёнок достигает переходного возраста. Но если только тогда родители начинают задумываться о половом воспитании и начинают обнажаться перед ребёнком, чтобы он, якобы, приучился к виду обнажённого тела, или пускаются на откровенные разговоры, стремясь душевно сблизиться с ребёнком, то кроме ненужных переживаний, сильного стеснения и замкнутости, они ничего не добьются. К тому же, резкие перемены в половом воспитании могут привести к чрезмерной заострённости внимания на вопросах пола. А это нежелательно, так как ребёнок может сделать неправильные выводы.

Много волнений и тревог возникает у родителей в связи с так называемыми “сексуальными” играми детей. Может, они успокоятся, если узнают, что это вполне обычное явление, и вреда детям не приносит. Наоборот — такие игры являются показателем нормального развития ребёнка, так как они содержат элементы познания окружающего мира, а также своего тела. Даже коитальные попытки детей младшего школьного возраста (в том числе и гомосексуальные) нужно рассматривать как поиски знаний вслепую и не паниковать. Вероятность серьёзных последствий крайне мала. Нежелательные же последствия от таких игр могут быть лишь тогда, когда “включается” способность испытать оргазм. В основном, это подростковый возраст, но бывают и редкие исключения.

Детские игры в большинстве случаев невинны и безвредны. А своевременное половое воспитание — удовлетворение естественного интереса с малых лет — сводит на нет вероятность последствий. Правда, отрицательных последствий не избежать, если сексуальные игры связаны с насилием и жестокостью старших детей по отношению к младшим. Но ведь жестокость – результат общего воспитания: и родителей, и среды. Просто на неё накладывается сексуальность ситуации. Вместе эти факторы становятся причиной разнообразных психосексуальных отклонений. Но в основном, отрицательно сказывается на психике ребёнка вмешательство взрослых — жестокое наказание, упрёки “грязными играми” и т.п. И всё потому, что взрослые “со своей колокольни” оценивают невинные детские шалости и делают неадекватные мрачные выводы. Часто вмешиваясь в невинные детские игры, родители или тёти, дяди, бабушки и дедушки пытаются объяснить ребёнку “мерзость” его поступка, но ребёнок остаётся в недоумении (если, конечно, его жестоко не наказывают), ведь он ничего такого не имел в виду. А в результате наказания он вынужденно соглашается с “грязной” оценкой своего поступка, а заодно и всего, что связано с половыми органами. А это может изменить всю жизнь ребёнка, помешать его взрослой интимной жизни, но на этом мы остановимся в другой главе.

Если для ребёнка нет секретов в различии полов, если интимные переживания подростка ассоциируются с любовью и супружеством, а не с бездушным сексом, то сексуальные эксперименты не нанесут ему особого вреда. Вернее, ребёнок не “зациклится” на безличном сексе, и в дальнейшем не сделает сексуальные “победы” смыслом своей жизни — не будет самоутверждаться при помощи случайных связей. А сексуальные игры пройдут как очередной этап развития, удовлетворив естественное любопытство и не оставив ненужных последствий. Наоборот – эта сторона человеческой не будет для него тайной, вызывающей нездоровый интерес.

Ребёнок, своевременно получивший половое воспитание и перенявший примеры супружеского поведения родителей (имеются в виду взаимоуважение, любовь, нежность и отсутствие супружеских измен), уже будет иметь в подростковом возрасте определённые нравственные критерии, которые и помогут ему самостоятельно оценить ситуацию и избежать непоправимых ошибок. А у подростка, воспитывающегося в семье не любящих друг друга супругов, может выработаться снисходительное отношение к супружеским изменам, даже если у него нет точных сведений — лишь предположения. Отсутствие же, плюс к этому, своевременного полового воспитания, может закрепить в нём такие стереотипы мышления, из-за которых он не сможет правильно сориентироваться в альтернативной ситуации. Он с лёгкостью и непосредственностью сделает выбор, который отрицательно повлияет на его судьбу.

Никто не может учесть всевозможные альтернативные ситуации и случайности, но ведь воспитание — это руководство, “записанное” в мозгу, и внутренний контроль, которые и заставляют человека (интуитивно, как принято говорить) поступить так, а не иначе. И именно руководствуясь соответствующей “записью”, человек (часто – подсознательно) ведёт себя согласно нормам воспитателей.

Тут, конечно, могут появиться аналогии с зомби и роботами, может даже всплыть вопрос о свободе выбора и т.п., но, как бы ни было обидно, нужно признать, что человек руководствуется стереотипами, воспитанными в нём средой – родителями и обществом. И эти стереотипы не так легко “сбросить” с себя — стать свободным. Даже Маугли не был свободен от общественных законов, правда, для него это были законы волчьей стаи.

Казалось бы, строгая опека должна предохранять ребёнка от ошибок, но это не так: рано или поздно появится “брешь” в “ежовых рукавицах” и ребёнок попадёт в ситуацию, в которой ему самостоятельно придётся принимать решение. А как поступит ребёнок, привыкший, что за него всегда всё решают родители? Освободившись от “гнёта” запретов (часто – необъяснённых) и почувствовав свободу, он лишь “наломает дров”, делая всё по-своему – наперекор надоевшим запретам. И при этом он не будет чувствовать ответственности за свои поступки. Но это — не его вина, так как именно строгая опека приводит к несамостоятельности ребёнка, обрекая его в дальнейшем на дополнительные трудности в собственной семье: как в интимной жизни, так и в повседневной. Родители, решающие всё за ребёнка, фактически сами провоцируют его на постоянные ошибки во взрослой жизни, так как лишают его навыков принимать ответственные решения и отвечать за свои поступки. Навыки же эти особенно важны в интимной жизни, ведь стереотипы сексуального поведения не перенимаются у родителей, а “сексуальные” ситуации возникают, в основном, вне поля зрения родителей, так что нет возможности переложить принятие решения на них, как, впрочем, и ответственность. Поэтому в таких ситуациях решения принимаются на основе общего воспитания, общего направления развития личности. К примеру, подросток, относящийся ко всему потребительски, и в сексе будет вести себя как потребитель, не учитывая интересов партнёра. Или, скажем, если человек не воспитан уважать окружающих, то и сексуального партнёра он не будет уважать.

В случаях каких-то, связанных с сексуальностью инцидентов у детей, родителям нужно постараться при детях не заострять внимания на их сексуальном поведении. Не нужно, чтобы родительская настороженность и плохо скрываемые страхи стали причиной нездорового детского интереса. Правда, это не значит, что нужно быть безразличными к сексуальному поведению детей, ведь направленность полового влечения и его индивидуальные особенности зависят, в основном, от психосексуального развития ребёнка, которое проходит долгий и сложный путь, полный случайных воздействий. А начинается он, о чём мы уже упоминали, ещё до его рождения. Что же касается конкретных мер, то главное — не впадать в панику и не бояться (“У страха глаза велики”), чтобы не передать этих эмоций ребёнку. Спокойно и тактично можно разобраться с любой проблемой. В особых случаях может понадобиться консультация специалиста, но и в этом случае не надо показывать ребёнку свой страх и чрезмерную озабоченность.

Ханжеская мораль, не советующая родителям “заласкивать” детей во избежание развития у них ранней сексуальности, испортила семейную жизнь многим супругам. Дело в том, что в результате сухости взаимоотношений с родителями, люди, не испытавшие в детстве нежных материнских прикосновений и воспитанные в изоляции от всего “плотского”, повзрослев, становились сухими и холодными в общении с близкими. А это делало их, в свою очередь, грубыми и неумелыми в интимной жизни, то есть — плохими супругами. Поэтому нежность и ласки в детстве необходимы и мальчикам, и девочкам.

Распространённый в своё время стереотип жёсткого, хладнокровного и сильного мужчины, который нравится женщинам и служит примером для подражания мужчинам, не совсем, оказывается, подходит отцу семейства и любящему мужу. Точно так же не подходит замужней женщине стереотип сильной, эмансипированной женщины последних десятилетий. Ей он мешает стать хорошей женой и матерью. Ведь перегиб с эмансипацией, предполагающей свободу и независимость, доводит женщин до того, что они не только осваивают сугубо мужские профессии, но и ведут себя по-мужски. И как, к примеру, сельский житель, попавший в город, перенимает без разбора и положительные, и отрицательные черты горожан, так и женщина, стремящаяся к равенству с мужчинами, перенимает у них и самые отрицательные качества.

В принципе, равенство полов в правах — вещь правильная и нужная, но когда его истолковывают как перенимание нехарактерных для своего пола стереотипов поведения и мышления, это может привести к утрате черт, присущих женскому полу, и именно тех, которые необходимы женщине в семье. Да и надобность в семье при таком отношении женщины к своей роли может отпасть, ведь отец и мать в одном лице может в наше время легко родить и содержать ребёнка, но это уже другая тема.

В семьях с несколькими разнополыми детьми половое воспитание проходит просто и естественно, так как дети привыкают к анатомическим различиям полов. Так же естественно это происходит и в семьях, где у ребёнка есть возможность проследить эти различия у родителей, причём, не подглядывая в условиях “секретности”, а в естественных условиях: в ванной, на диком пляже, перед сном и т.п. И не надо пугаться и принимать “срочные меры”, если вы заметили, что трёх-четырёх летние дети рассматривают и демонстрируют друг другу свои половые органы. Ничего извращённого и противоестественного в этом нет, как и в играх, типа “доктор-пациент”, “папа-мама”. Эти обучающие, фактически, игры призваны подтвердить их знания о половых отличиях и взаимоотношениях полов.

С возрастанием осведомлённости в подражательные игры детей вплетаются сексуальные элементы. У некоторых нецивилизованных народов дети в играх имитируют даже половой акт, причём взрослые относятся к этим играм без особых эмоций. У большинства же народов сексуально познавательные элементы обычно встречаются в детских играх “папа – мама” и “доктор”. Родителям нужно знать, что такие игры у дошкольников не вызывают полового возбуждения и так же невинны, как и игры в космонавтов или солдат. И если взрослые своими домыслами и грубым вмешательством не будут заострять внимания ребёнка на играх “неприличного” содержания, то к периоду полового созревания у ребёнка останутся лишь смутные воспоминания о них. На психику и поведение подростка опыт подобных игр в детстве отрицательно не сказывается, ведь они своевременно удовлетворили детское любопытство. Настоящий же вред может нанести вмешательство взрослых, их расспросы с целью узнать подробности, попытки устыдить и особенно — наказания за “сексуальные” игры. Но ведь ребёнок не в состоянии понять истинных причин наказания и осуждения, он же просто узнавал что-то новое или копировал случайно замеченное поведение взрослых, может даже родителей. А переживания такого рода могут стать причиной страданий, создать психологический барьер между ребёнком и родителями. Но хуже всего то, что наказания за “сексуальные” игры условно-рефлекторно связывают половые органы и страх. Тогда всё интимное может ассоциироваться в мозгу ребёнка с запретом или болью.

Сексопатологам нередко приходится лечить у взрослых женщин и мужчин последствия наказаний в детстве за “сексуальные” игры. Страх заражения, половая холодность, импотенция, вагинизм, генитальгии и т.п. — такова цена наказаний в детстве. И хотя почти всегда детские “сексуальные” игры и наказания за них стираются из памяти человека, последствия всё же остаются. И зачастую только психоаналитик может выявить причину всевозможных страхов и “внутренних тормозов”, мешающих сексуальной активности. А если эти последствия не лечить, то, к примеру, подсознательная неприязнь к сексу не даст супруге раскрепоститься в постели, то есть — наладить интимную жизнь. Если же страх силён, он может привести к вагинизму и сделать вообще невозможным половой акт.

Родители должны считаться с тем, что дети восполняют пробелы в сексуальных знаниях опытным путём. Это значит, что, не имея понятия о моральности своих экспериментов и находясь под тотальным запретом всего, что связано с вопросами пола, дети могут играть в разнообразные, приводящие в ужас родителей, сексуальные игры. Но родителям не стоит при детях проявлять свои чувства — лучше им вспомнить своё детство. А то многие взрослые забывают, что и сами в детстве делали что-то подобное. Но ведь им же это не повредило? Зачем же так реагировать? А может быть, родителей заставляют бурно реагировать на детские игры отголоски пережитых в детстве наказаний за свои невинные эксперименты? Хотя, скорее всего, они просто переняли эту оценку у родителей, несмотря на то, что и сами в своё время пострадали от неё.

По данным американских исследователей детские коитальные контакты, а также орально-генитальные, довольно распространённое явление. Они обычно не повторяются, удовлетворив однажды детское любопытство (эротических ощущений в таком возрасте ещё не бывает). Воспоминания же о них довольно быстро стираются из памяти как, например, воспоминания о… козе, увиденной впервые. Да и вреда от таких игр не больше.

Самым неприятным для родителей, ставших свидетелями “сексуальных” игр у детей, являются половые контакты между братьями и сёстрами (в различной комбинации). Психологически это воспринимается острее лишь потому, что всегда проще свалить вину на чужого ребёнка, но когда оба своих… Такие контакты — сравнительно редкое явление, но тоже безвредны и не влияют на дальнейшую жизнь здоровых детей, так что, родителям нужно проявить всё своё самообладание. Если они вас не заметили — скройтесь, не пытайтесь вмешаться, конечно, если это не связано с насилием. А если скрыть своё присутствие не удалось, постарайтесь не показать своего ужаса и возмущения, а тем более постарайтесь избежать бешенства и жестоких наказаний.

Забегая вперёд, можно упомянуть о редких сексуальных контактах братьев и сестёр в подростковом возрасте, то есть о связях, в которых присутствуют и эротика, и половое возбуждение. В отличие от детских, такие связи бывают сравнительно продолжительными. Однако, рано или поздно подростки “перерастают” такие отношения и ведут обычную для их сверстников жизнь – влюбляются в других и забывают о “домашнем” сексе. Всё проходит само собой и без особых последствий, если, конечно, не наступает беременность.

Это всё говорилось о здоровых детях. Что же касается детей с отклонениями в психике, то для них достаточно любых незначительных случайностей, чтобы возникли предпосылки для психосексуальных отклонений, которые проявятся потом в зрелом возрасте. Для здоровых же детей единственным отрицательно влияющим на психику фактором является насильственное принуждение к сексуальным действиям младшего ребёнка старшим. Но способность к насилию — результат общего воспитания и может проявляться не только в сексуальных играх. А что касается пострадавшего ребёнка, то вопросы реабилитации изнасилованных детей мы рассмотрим попозже.

Самомастурбация у дошкольников встречается сравнительно редко, чем и объясняется бурная реакция родителей, заметивших её у своего малыша. Шокированные родители, растерявшись, подвергают невинных детей всяким наказаниям, в том числе и очень жестоким. А ведь причиной ранней мастурбации чаще всего становится ношение тесного белья или зуд от немытых половых органов, реже — изменение определённых структур головного мозга в результате инфекционного заболевания (чаще всего перенесённого беременной матерью). Как видите, во всех случаях вины ребёнка нет никакой, за что же его наказывать? Гораздо лучше вместо наказаний и бессмысленных запретов всего лишь обеспечить гигиену и постараться мягко отвлечь ребёнка, переключить его внимание на какую-то интересную игру. Если это не помогает, и нарушения в мозгу, приводящие к навязчивому состоянию, дают о себе знать, тогда необходимо обратиться к грамотному специалисту, опять же не заостряя на этом внимания самого ребёнка.

Если причина ранней самомастурбации не в изменениях в мозгу, то это “увлечение” пройдёт само, и ребёнок потом даже не вспомнит об этом эпизоде своего раннего детства. Другое дело — наказания. Если они и забудутся со временем, то их жестокость может на всю жизнь закрепить условно-рефлекторную связь между половыми органами и страхом перед наказанием. А это, как уже говорилось, может повлиять на судьбу человека – испортить его интимную жизнь и лишить семейного счастья. И опасность эта грозит больше наказанным девочкам, чем мальчикам.

В шести-семи летнем возрасте большинство детей уже владеет информацией” о сексуальных связях взрослых, но не всегда своих родителей. Чаще всего с кем-то из них делятся знаниями старшие дети или более “просвещённые” сверстники. Причём знания передаются не просто голыми фактами, а с домыслами и в личной интерпретации. И эта информация заставляет ребёнка задуматься об интимной жизни родителей. Ясно, что чем более закрытой была эта тема в семье, и чем более грязным считалось в семье всё, что связано с половыми органами, тем больший шок испытает ребёнок, узнав, что его папа и мама занимаются такими “грязными делами”.

Как мы уже говорили, в этом возрасте сексуальные знания не имеют эротической окраски. Они “оседают” в сознании как неизбежность, которую необходимо принять к сведению и смириться. Совсем другое дело, когда ребёнок сам случайно становится свидетелем полового акта родителей. Впечатление может оказаться очень сильным. Малыш может воспринять это не как любовный акт, а как борьбу, драку, в которой родители бьют, кусают, душат и грызут друг друга. Причём роль агрессора отводится отцу. Ребёнок, переживая одновременно смущение, страх, чувство беспомощности и покинутости, может броситься на защиту матери. А это уже стресс для всех. На ребёнка же постарше могут повлиять в такой ситуации переполох, чувство вины и стыда в глазах родителей, что, возможно, лишит их какой-то части уважения и авторитета. Поэтому родителям нужно сделать всё возможное, чтобы таких ситуаций не возникало, но если этого не удалось избежать, родители, не тратя времени на выяснение, чего и насколько испугался малыш, должны мягко его успокоить, отвлечь, а не отчитывать его, обвинять и выяснять, что именно он видел. Нужно уложить его спать, если это произошло ночью, либо заняться чем-то интересным для ребёнка. Родители должны постараться переключить его внимание и отвлечь от пережитого.

Малыша вполне устроит объяснение, что это была игра, но для его душевного равновесия ещё и необходимо, чтобы он в последующие дни видел лишь тёплые взаимоотношения между родителями. Ребёнку, привыкшему видеть от случая к случаю обнажённых родителей, это объяснение покажется вполне правдоподобным. А если ребёнок не привык видеть нежность и игривость в отношениях родителей, тогда их непонятные и пугающие действия могут стать причиной устойчивого страха и долго сохраняющихся невротических реакций. Главное в подобной ситуации — самим не теряться, не суетиться, не “гореть” от стыда, судорожно пытаясь прикрыться, а вести себя непринуждённо, сделать вид, что ничего страшного не произошло. И тогда этот инцидент не оставит ненужных переживаний в памяти ребёнка.

Детям постарше, которые уже успели почерпнуть сексуальных знаний из литературы и кино, конечно, труднее будет объяснить увиденный половой акт игрой, да и не нужно, наверное. Неловкая, конечно, ситуация, но вреда от неё не будет, особенно в тех семьях, где дети видели неоднократно поцелуи и нежные взаимоотношения родителей. Сами дети никакого шока, кроме стыда, не испытают. И не нужно у них ни о чём допытываться, а нужно вести себя так, как будто ничего особенного не произошло. Да и оправдываться не стоит, смущённо и примитивно разъясняя в связи с этим инцидентом взаимоотношения полов. Ребёнок испытает только чувство неловкости и замкнётся при таком разговоре. А лучше всего сгладит впечатление от происшедшего нормальная семейная атмосфера. Поэтому родители должны с нежностью относиться друг к другу, а не стараться держаться после инцидента на расстоянии, как “нашкодившие”. Но если до этого отношения родителей были не очень нежными, то внезапную показную нежность дети быстро “раскусят”, а это может воспитать в них лицемерие. Значит, нужно всего лишь вести себя естественно, сохраняя обычное отношение к ребёнку, не злиться и не заискивать, пытаясь сгладить свою “вину”.

К подростковому возрасту половое просвещение становится более актуальным. Родители могут в этом участвовать в той мере, в какой у них наладился до этого душевный контакт с подростком. Если родители с детского возраста не отгородили его от себя упрёками, наказаниями за какие-то сексуальные проступки или своим безразличием к нему, то подросток сам при необходимости поделится с ними (или одним из них) своими переживаниями. Но это и не обязательно, так как в этом возрасте половое воспитание получают уже самостоятельно. И хорошо, если источником сексуальных знаний являются научно-популярные издания и энциклопедии, но плохо, если это – неграмотное экспериментирование с ровесниками под влиянием порнопродукции. На влиянии порнографии мы остановимся подробнее в другой главе. Хотя тут нельзя не заметить, что современное кино разлагает подростков не меньше, чем порнография. А может и больше, ведь порнография как-то оторвана от реальной жизни. Она что-то из области фантазии. В то время как телевидение и кино воспринимаются как отражение реальной жизни, а там, фактически, пропагандируют случайные связи, называя их любовью. И не менее разлагающе действует смакование трагедий несчастных мужей и жён, самоуверенных шлюх и любовников, не говоря уже о лесбиянках и геях, которых сценаристы “используют” в таком количестве, что кажется, что это не сексуальные меньшинства, а наоборот. Ещё дальше пошли в рекламах презервативов. Впрочем, об этом – о воспевании псевдоромантики случайных половых связей – мы уже говорили.

Если подросток изо дня в день не будет чувствовать тёплую атмосферу семейной жизни, и не будет вникать в литературные и киносюжеты, у него не выработается идеал семейного человека. Тогда ему останется лишь копировать сексуальное поведение кино-героев и героинь, у которых часто довольно неприязненное отношение к семейной жизни, ведь они борются на экранах за личную свободу и независимость. И хотя кино-герои получают в конце фильма понравившуюся им партнёршу, выглядит это очень абстрактно. С их характерами создать нормальную семью невозможно. Так что после просмотра возникает желание не столько стать семейным человеком, сколько быть профессионалом в своём деле и с лёгкостью “крутить любовь”. А романтика супружества, если и показывается, то очень схематично, картинно, да и то чаще — в бездетных семьях. А обычно литературная и кино романтика — удел лишь одиноких мужчин и женщин, в том числе и семейных, разлученных или изменяющих своей половине.

Физиологические изменения у подростков предъявляют свои требования к половому воспитанию — менструация и поллюции не должны быть для подростков неожиданностью. Но совсем не обязательно, чтобы они об этом узнали именно от родителей, тем более что в наше время, благодаря рекламе гигиенических прокладок и тампонов, дети узнают о менструации раньше, чем даже юноши прошлых поколений. Кроме того, и из научно-популярной литературы подростки могут почерпнуть необходимые знания. Родителям достаточно при случае подарить им такие книги. Но если родители имеют контакт с подростком, то и сами могут помочь ему снять покров таинственности с физиологических перемен в его организме и не дать развиться нездоровому интересу к “открывающимися” возможностям. Родители могут объяснить, что перестройка организма не означает ничего особенного — подростку ещё далеко до того, чтобы стать мужчиной или женщиной, взрослыми делает не половой акт.

О том, как лучше объяснить подростку о вреде ранней беременности и случайных бездушных половых связей, родители, скорее всего мать, должны решить сами. Исходя из взаимоотношений, сложившихся у них с подростком, а также в зависимости от уровня культуры и знаний родителей, от налаженного ими душевного контакта и доверия, объяснения могут быть довольно разными по форме. Но нередко разговор на эту тему бывает просто невозможен, особенно тогда, когда родители с опозданием решили наладить контакт с ребёнком. Замкнутость, стыдливость и “греховность” темы не дают подростку поговорить с родителями и воспринять их советы и объяснения. Ещё нелепей ситуация, когда родители, решив, что уже время, вдруг начинают говорить с ребёнком на интимные темы как с взрослым: грубовато и с напускным бесстыдством. А ведь подросток нередко лучше осведомлён в вопросах секса и предохранения, но не в вопросах морали интимных отношений, к сожалению. Тогда примитивные советы родителей могут не только оттолкнуть его от них и лишить уважения к себе, но и внушить подростку уверенность в сомнительной истинности своих знаний.

Наверно бестактней такого разговора могут быть лишь откровенные разговоры одного из родителей с подростком о подробностях своей интимной жизни. Обычно это происходит в нетрезвом состоянии.

Как бы ни старались родители, всё-таки в большей мере половым воспитанием подростков занимается среда. Но судьба ребёнка меньше будет зависеть от случайностей, если у него уже есть ориентиры, привитые родителями своим положительным примером.

Может быть несколько неуместно, но хочется привести аналогию с игрой в карты. Там тоже вроде бы всё зависит от случайности — как сдались карты, и кто после кого ходит, но всё равно у профессионала гораздо больше шансов выиграть, чем у новичка. Или, скажем, без плана местности тоже можно придти в нужное место, но ведь с планом быстрее и надёжней. Правда, и с планом можно заплутать, но вряд ли кто по этой причине отказывается от плана.

Раньше многие родители считали, что добродетель в неведении, и эта ошибка приводила к неправильному воспитанию. А ведь неведение, вернее, неполучение в своё время необходимых для каждого возраста знаний о сексуальности, чревато неприятными последствиями. По неведению совершается ошибок больше, чем от “лишних” знаний. Поэтому чрезмерная опека и старания оградить ребёнка от сексуальных знаний приводят к тому, что секс входит в жизнь неподготовленного подростка большим потрясением. И в таком состоянии, не имея правильных примеров и собственного опыта, подросток может не сориентироваться в возникающих сексуальных ситуациях, и пойти на поводу у других — наделать кучу ошибок и изменить свою судьбу не в лучшую сторону. А вообще, будущему мужчине, как и будущей женщине, для гармоничного развития необходимы интимные переживания. К ним относятся: и наивные радости детской влюблённости, и детские сексуально-познавательные игры, и нежная эротическая окраска пробуждающегося полового влечения, и интерес к телу противоположного пола. Но не только, нужны и знакомство с эротической литературой и кино, и эротические фантазии. Без такого опыта, и особенно без понимания эротики, интимная жизнь сведётся к животному совокуплению. И когда подросток представляет себя наедине с любимым человеком и мысленно разыгрывает нежные сцены — это тоже необходимость, а не “похотливая” фантазия. Похоть и животное отношение к сексу развиваются именно у тех, кому незнакома эротика отношений между полами, у кого не бывает эротических фантазий, а только инстинктивная тяга к сношению.

Тут, может, стоит остановиться на одной из составляющих эротики — на подглядывании. Правда, об этом трудно говорить однозначно, так как тому, за кем подглядывают, это неприятно и вообще — нарушает его права. Но с другой стороны, кино — это ведь тоже подглядывание за чужой, нередко интимной, жизнью. Да что кино (не говоря уже о видео)? В некоторых странах есть специальные “аттракционы” для подглядывающих. Там за плату можно купить время в кабинке, выходящей полупрозрачным окном на сцену, где раздевается и ласкает себя девушка. Там предусмотрены и “удобства” для самомастурбации, но это другая тема — сексбизнес. А обычное бытовое подглядывание развивает фантазию и доставляет эротическое удовольствие, причём, не только подросткам и мужчинам, но и прекрасному полу. Подглядывание – часть эротического воспитания. А чтобы не относиться к этому неприязненно, вспомните, сколько картин известных художников родилось под впечатлением случайного или специального подглядывания. Вряд ли Энгр “официально присутствовал” в турецкой бане. Но если даже это было плодом его художественного воображения, всё равно, хоть что-то он должен был подсмотреть?

Тут стоит подчеркнуть, что люди (в основном, мужчины) получающие эротическое удовольствие от подглядывания, не становятся насильниками, как принято думать — не та у них психология.

Естественную человеческую тягу к подглядыванию как раз и использует порноиндустрия, ведь порнография и всевозможные откровенные шоу – не что иное, как удовлетворение этой тяги. И не без полового возбуждения, разумеется, но ведь это не порок. Правда, в целях конкурентоспособности нередко в ход идут и извращения, связанные с насилием и участием детей, что не совсем этично — это развращает и приносит вред.

Эротические фантазии важны потому, что они воспитывают эротическую нежность и внимательность к противоположному полу, способность получать визуальное эротическое удовольствие, являющееся частью эстетического восприятия мира. А с таким воспитанием не может ужиться грубость к другому полу. Но это, в общем, для всех людей. Конкретно же супругам эротика просто необходима. Но не для того, как это может показаться на первый взгляд, чтобы “кидаться” на окружающих людей противоположного пола, а чтобы эротическое влечение супругов друг к другу постоянно подпитывалось извне. Этой цели издавна служили эротические картинки, особенно у восточных народов. А техника начала ХХ-го века “поставила” такие картинки “на конвейер”. Речь идёт о так называемых французских открытках — фотокарточках полуобнажённых женщин (прообразом современных эротических и порножурналов). Но эротические картинки, как и полотна известных художников, изображавших обнажённую натуру, воспитывали эротический вкус, в отличие от современной литературы и кино, которые воспитывают совсем другое – грубое потребительство. Там один стереотип — понравились друг другу, “трахнулись” и разошлись. Для эротических же чувств и фантазий места не остаётся. А романтика “обеспечивается” максимум “предсексовым” ужином при свечах и бутылкой хорошего вина.

Под влиянием таких стереотипов, подростки делают секс доступным в своём кругу, что лишает их возможности фантазировать и развивать в себе нежность и восторженность телом противоположного пола. Это обрекает их на животный секс, на невозможность любить и быть любимым (влюбляться они, конечно, смогут, но толку…) И в будущем, им для возбуждения будет недостаточно обнажённого тела, а понадобятся всяческие ухищрения и извращения — смена партнёров, их пола, количества и т.п.

Эротические переживания, мечты и видения вызываются, если можно так выразиться, сиюминутной недоступностью. А доступность, как известно, убивает и мечты, и фантазии. Неспроста мудрецы говорили: “Если хочешь сделать человека несчастным — дай ему всё, о чём он мечтает”. Вот и получается, что доступность и привычность секса — “как пивка попить” — для подростков и несемейных не оставляет места для эротических фантазий и чувственных переживаний. А вся эротика у таких людей сводится к технически разнообразному сексу с различными партнёрами. И взаимоотношения с противоположным полом превращаются в “дегустационный” секс, либо в секс, усиленный переживаниями от запретности. К примеру, некоторых возбуждает вероятность быть застигнутыми врасплох. А это значит, что их тянет не только к сексу в местах, где их могут увидеть, но и к супружеским изменам. Сама эта ситуация придаёт “пикантность” их чувствам, подменяя собой настоящие чувства.

Разработкой и пропагандой современной эротической и порнопродукции занимается поколение, которое делало сексуальную революцию, с её перегибами и отклонениями. Это с их лёгкой руки современные эротические образы — это образы стриптизёрш, проституток и хастлеров. Соответственно молодёжь и “клюёт” на знакомых, соответствующих этим образам. Правда, нельзя не признать, что образ проститутки подсознательно возбуждает мужчин, да и подростков тоже, своей доступностью. Но ведь такое возбуждение и эротическое влечение — разные вещи. И об этом никто не думает, а бизнес есть бизнес: там, где крутятся большие капиталы, не до воспитания, ведь секс превратился в товар, приносящий большую прибыль тем, кто вкладывает свой капитал в эту индустрию. Да и подпольность порнобизнеса немало повредила восприятию секса и эротики. Легально этот бизнес мог бы иметь другое лицо.

В некоторых странах для супругов, привыкших к случайным половым связям, открываются свингиг-клубы, где устраиваются вечеринки с “сексуальным уклоном” для супругов, которые с взаимного согласия могут заняться сексом с чужими жёнами или мужьями. А при желании могут и наблюдать через окно за сексом своей половины с чужим человеком. При этом считается, что супружеской измены в их поведении нет. В принципе, они взрослые люди, и это их личное дело, если никому из посторонних они не доставляют неудобств. Но всё же, это вынужденная мера, а не норма. Близким супругам такие развлечения противны, а супругам, привыкшим ещё до брака к частой смене партнёров, такие клубы позволяют вести и в браке привычную половую жизнь, причём с уверенностью в том, что не обманывают друг друга и не очень рискуют заразиться СПИДом или венерическими заболеваниями. Но и эти клубы – бизнес, значит, подчиняются законам бизнеса, а многие пары идут туда, чтобы освежить свои чувства, как ни странно, друг к другу. Но чаще всего, эта их последняя попытка сблизиться не венчается успехом. Правда, для тех, кто жаждет лишь новых ощущений, и не задумывается о близости со своей половиной, такие клубы – хорошее подспорье.

Но вернёмся к воспитанию детей. Вернее, к чувствам, связанным с половым инстинктом.

Детская влюблённость может проявиться ещё в дошкольном возрасте. Маленький мальчик поступает инстинктивно, когда делится чем-то вкусным с понравившейся девочкой, когда хочет сидеть рядом с ней, нести её портфель и т.п. Позже, в 12-13 лет, когда влюблённость приобретает эротическую окраску, ему уже хочется дотронуться до возлюбленной, погладить её — и в этом нет ничего дурного. Подростки при естественных взаимоотношениях со сверстниками другого пола (времяпрепровождение по интересам в небольших коллективах, состоящих из мальчиков и девочек) приучаются к нормальному общению. Просыпающееся половое влечение проявляется у них в ухаживании, в нежности и радости общения с понравившимся человеком. На сексе упор как-то не делается, разве что, в мечтах. В то время как у замкнутых и необщительных в смешанном коллективе подростков, единственным видом взаимоотношений между юношами и девушками считается половая близость. Правда, и в коллективах, у членов которых интересы сведены к минимуму, секс ставится “во главу угла”, ведь там часто больше нечем заняться (разве что пить и курить) и самоутверждаться. Тогда секс превращается в вульгарное времяпрепровождение, а сверстники оцениваются сугубо по сексуальным качествам. Такое “самцовое” отношение к девушкам и “самочное” — к юношам, возбуждает лишь однобокий интерес, который и становится причиной ранних половых связей без нежности и любви, откуда и раннее разочарование в любви. Но некоторым подросткам разочарование помогает искать иные интересы для своего возраста, но остальные (девки и пацаны, в основном) увлекаются “спортивным” сексом. А такой стереотип отношения к интимной жизни закрепляется в сознании и остаётся на всю жизнь. И это чаще всего грозит подросткам из такой среды, где нет разнообразия интересов и возможностей. Вот и получается, что девкам и пацанам уже заранее уготована несчастливая судьба баб и мужиков. В то время как у барышень, вырастающих в женщин и у юношей, вырастающих в мужчин, есть шанс на супружеское счастье. А для пацанов и девок секс наряду с алкоголем и табаком – единственное доступное для их уровня развлечение. Но это не их вина. Они выросли в такой вот среде, и не приучены получать удовольствие от других человеческих интересов – творческого труда, в основном, и искусства (творчества других людей).

Касательно профилактики ранних половых актов можно сказать, что она заключается не в отсутствии знаний о сексе, не в запретах и запугивании, не в жёстком контроле, а в разносторонних знаниях (в том числе и сексуальных) и во всестороннем развитии личности. Развитый и думающий подросток всегда будет чувствовать грань, за которую не стоит переходить. И чем больше у него знаний о последствиях (не только для себя, но и для партнёрши), тем легче ему будет вовремя остановиться и выйти из создавшейся ситуации. Другой же – не думающий подросток — не сможет разобраться в неоднозначной ситуации, что отрицательно повлияет на его дальнейшую жизнь. Не говоря уже о том, что таким присущи эгоизм и цинизм, а также потребительское отношение к жизни и людям. А это мешает выйти с достоинством из щекотливой ситуации.

Бесспорно, половое влечение — естественное и сильное чувство, но это отнюдь не означает, что оно стихийно и неподконтрольно разуму, воле и “внутренней цензуре”. Идеалы, цели, устремления и творческий труд частично переключают внимание подростка, не дают ему “зациклиться” на своей сексуальности. А вот примитивность жизни и мышления заставляют подростка идти на поводу у своих инстинктов и, либо потерять контроль над своей сексуальностью, либо постоянно подавлять её. Обе эти крайности могут отрицательно повлиять на психику подростка и на его судьбу, закрепить в нём неправильные стереотипы поведения. Однако выход есть (и он не нов) — это сексуальная разрядка – мастурбация.

Если мы коснулись этой щекотливой темы, то стоит разобраться в типах мастурбации, так как каждый тип имеет свои причины и характерный возраст. О мастурбации — составной части петтинга — мы пока говорить не будем. Речь пойдёт о самомастурбации — онанизме, как принято говорить у христиан — под которой понимают и детскую генитальную игру, не связанную с семяизвержением, и разрядку во время юношеской гиперсексуальности, и временную замену сексуальной жизни у взрослых, и навязчивую, болезненную мастурбацию, вытесняющую прочие формы половой жизни.

Долгое время о самомастурбации говорили лишь как о мальчишеском грехе, но оказалось, что самомастурбация — не только не грех, но даже своего рода помощь, причём не только юношам, но и мужчинам, и женщинам. Кстати, в настоящее время в секс-шопах продаётся больше приспособлений для женской самомастурбации, чем для мужской. Но речь идёт не о взрослых. Что же касается детской самомастурбации, то можно привести следующие данные: она была замечена в детских садах у 10% здоровых детей. Не углубляясь сейчас в причины этого, можно просто напомнить, что главная задача родителей и воспитателей в этой ситуации — не выражать негодования или омерзения, а ненавязчиво отвлечь внимание ребёнка и переключить его на что-то другое.

Подростковая и юношеская самомастурбация — статистически самая массовая. По данным разных исследователей последней четверти прошлого века, ей отдавали дань от 70 до 90% юношей и от 30 до 60% девушек. Правда, женская сексуальность постоянно росла, так что была тенденция к повышению этих процентов.

Понятно, что после ознакомления со статистикой, вопрос некоторых родителей: “Как бороться с мастурбацией подростков?”, — теряет смысл. Бороться с таким массовым явлением не только невозможно, но и, как вы убедитесь позже, нежелательно. Однако древние табу и смутные представления о порочности и опасности онанизма сидят в сознании многих подростков и вызывают у них чувство вины и страха перед последствиями. Из-за этого подростки, естественно, пытаются бороться с “дурной привычкой”, но, как и миллионы до них (но они-то об этом не знают) терпят поражение. У многих эта внутренняя борьба вызывает противоречивые чувства: с одной стороны, инстинктивное желание получить сексуальное удовлетворение и снять половое возбуждение, а с другой – сомнение в своих волевых качествах, потеря уважения к себе, чувство вины перед родителями и т.п. А это приводит не только к ненужным переживаниям, но иногда даже способствует развитию невротических реакций, откуда — замкнутость, ощущение себя мерзавцем и т.п.

Тут хочется несколько не по теме поговорить о своеобразной “философии грязи”. Если человек пришёл к заключению, что он — грязный тип и одновременно сделал вывод, что вся жизнь — это грязь, и все вокруг небезгрешны — только лицемерят, то этим он может оправдать любой свой мерзкий поступок и нейтрализовать совесть. Это, конечно, антиобщественная философия, но в некоторых случаях она помогает сделать карьеру, но это уже совсем другая тема.

Большинство мужчин и женщин при мастурбации вызывают у себя различные эротические фантазии. Это нормальное явление. Подростковая самомастурбация (особенно у девушек) вкупе с эротическими фантазиями, является, в сущности, репетицией сексуальных отношений. А такие репетиции, усиливающие чувственность, пригодятся в будущем, так как ширина диапазона приемлемости сексуальных ласк у супругов зависит от эротических фантазий, пережитых в подростковом возрасте, а также от экспериментальных знаний своих эрогенных зон. И лучше получить эти знания во время самомастурбации, чем во время “экспериментального” секса с малознакомыми сверстниками.

Эротические фантазии возникают не на пустом месте. Используется весь эротический опыт человека, включая самую последнюю возбудившую ситуацию. Но эротический опыт, как уже говорили, это не обязательно сексуальный опыт. И поэтому фантазии складываются из эротических впечатлений: случайно замеченное чьё-то раздевание или обнажённость, подсмотренный половой акт, мочащийся человек другого пола, эротическая литература и фильмы, разговоры на сексуальные темы со сверстниками и т.п. Уровень же эротических фантазий зависит от общего воспитательного и образовательного уровня конкретного человека. У примитивного человека и фантазии примитивные — грубые или жестокие. А вот у нормально развитого — фантазии чувственные, романтические и нежные, и… художественные.
<!––nextpage––>
Эротические фантазии связаны, естественно, с половыми органами, но при богатой фантазии создаются более разветвлённые и чувственные образы и ситуации. Фантазируя и мастурбируя, подросток учится не только понимать желания своего тела и получать сексуальное удовлетворение, но и испытывать визуальное удовольствие, восторг и нежность от тела противоположного пола. Правда, мужские и женские ощущения отличаются друг от друга, что приводит к ошибкам не только в фантазиях, но и при реальном контакте. Но такие отличия легко выясняются (при условии взаимной нежности и уважения) и учитываются при первых контактах пары возлюбленных. А в дальнейшем корректируются в браке.

Отрицательными последствиями самомастурбации долгое время считались замкнутость и застенчивость. Но оказалось, что такое поведение вызвано не столько мастурбацией, сколько её отрицательной оценкой со стороны общества. И замкнутость появлялась как следствие чувства вины и угрызений совести. Об этом мы могли бы и не упоминать, если бы чувство вины по этому поводу не мешало некоторым мужчинам. Дело в том, что некоторые из недовольных своей потенцией молодых супругов считают причиной своих половых расстройств юношескую самомастурбацию. А это заставляет их испытать чувство вины перед супругой и замкнуться в себе, что приводит к холодности отношений между супругами и мешает выяснить истинные причины половой слабости и дисгармонии. Те же чувства могут испытывать в браке и женщины, не сумевшие достичь оргазма при половом акте и вынужденные тайно мастурбировать. На самом же деле опыт самомастурбации не только не может помешать супругам, а даже поможет им в налаживании половой гармонии. Конечно, при условии, что супружеские интимные отношения не сведены к сношению в “миссионерской” позиции.

Говоря о подростковой и юношеской сексуальности нужно всегда помнить об экспериментальном характере сексуального поведения в этом возрасте. Сексуальное экспериментирование нередко выглядит патологическим, если не учитывать возраст “экспериментатора”. К примеру, по данным американских исследователей, около 20% опрошенных мужчин признали в своём подростковом опыте какие-то сексуальные контакты с животными (у женщин — 5%). Но ведь было бы неверно рассматривать подобные попытки как устойчивую зоофилию. Они — либо следствие экспериментов, либо временный способ сексуального удовлетворения. А насчёт аморальности… трудно сказать, что аморальнее: использовать животное или человека (проститутку), когда нет настоящих чувств, и нужна лишь разрядка.

Не более опасны последствиями экспериментальные и вынужденные (в изоляции от другого пола) гомосексуальные контакты. Если нет предрасположенности, то гомосексуальный опыт проходит бесследно и не влияет на супружескую жизнь. Другое дело, когда не сложившиеся супружеские отношения вынуждают надеяться на гомосексуальное удовлетворение. Но тут дело не столько в гомосексуальном влечении, сколько в поисках полового удовлетворения вне семьи. Точно так же ведёт себя неудовлетворённый супруг, не имеющий гомосексуального опыта. Он ищет удовлетворения в сексе с бывшей любовницей или с проституткой. И так ведут себя не только мужчины, но и женщины, неудовлетворённые супружеской половой жизнью. Им даже проще найти подругу-лесбиянку.

Говоря о гомосексуальных наклонностях, стоит упомянуть, что на формирование гомосексуальности влияют не только гормональные нарушения, но и круг общения. К примеру, в случае бисексуальности причиной может быть пресыщенность обычным сексом и поиск новых сексуальных удовольствий. И ещё не мешает знать, что у женского гомосексуализма те же причины, что и у мужского. А разница проявлений лишь в том, что “настоящие” гомосексуалисты-мужчины играют в сексе женскую, “подчинённую” роль, в то время как гомосексуалистки-женщины играют мужскую, “подчиняющую” роль. Эти роли обозначают прилагательными пассивный и активный. Однако активных гомосексуалистов и пассивных гомосексуалисток нельзя считать настоящими гомосексуалистами, так как они просто стали бисексуальными по каким-то причинам, к примеру, из-за отсутствия партнёра противоположного пола. Причина так называемой лесбийской любви тоже, в основном, в бисексуальности, а не в гомосексуальности. Просто порноиндустрия легализовала и эксплуатирует лесбиянство до такой степени, что оно может показаться неподготовленному подростку, да и взрослому тоже, чуть ли не нормой. Настоящих же, активных гомосексуалисток, которым так же неприятно вступать в половую связь с другим полом, как и обычному человеку — со своим, довольно мало.

Не вдаваясь в различные степени и нюансы гомосексуальности, мы рассмотрим лишь влияние семейного воспитания на её развитие. Разобраться нам помогут исследования американских сексопатологов, сопоставивших особенности жизненного пути и личностные свойства группы мужчин-гомосексуалистов (и бисексуалов?) с контрольной группой. Довольно ощутимая разница позволяет сделать определённые выводы о влиянии родительского воспитания на половую ориентацию ребёнка.

В том, что они были любимцами матерей, признались 65% гомосексуалистов, а в контрольной группе мужчин нормальной ориентации — 39%. Матери 65% гомосексуалистов хотели быть в центре внимания своих сыновей (36% в контр. гр.).

К сожалению, о характере семьи опрошенных нет данных, но не трудно догадаться, в каких именно семьях встречается “повышенная” любовь матери к сыну. В первую очередь это, конечно, неполные семьи, в которых мать отдаёт всю свою любовь единственному сыну. Сын же, лишённый мужского примера для подражания, в той или иной мере перенимает у матери скрытую (но не от ребёнка) тягу к мужчинам, которая в дальнейшем может стать причиной подсознательного влечения мальчика к мужчинам. Но чрезмерная материнская любовь встречается и в неудачных семьях, в которых отношения между супругами колеблются от безразличия до ненависти, из-за чего мать всю свою нерастраченную с мужем любовь отдаёт сыну, что наряду с эгоизмом может вызвать и психосексуальные отклонения.

Но вернёмся к цифрам. О том, что матери поощряли их мужское поведение и мужские занятия, сказали всего 18% гомосексуалистов (47% в контр. гр.). Пуританский характер своих матерей отметили 66% гомосексуалистов (48% в контр.гр.). Кроме того, матери гомосексуалистов чаще вмешивались в сексуальную жизнь своих сыновей; многие гомосексуалисты в детстве чувствовали себя отвергнутыми своими отцами, а в семейных спорах часто объединялись с матерью против отца; сексуальную информацию в подростковом возрасте большинство гомосексуалистов получило от своих матерей; многие гомосексуальные мужчины в детстве испытывали дефицит мужского влияния, имели плохие отношения с отцами, избегали соревновательных игр и драк, чувствовали себя одинокими и т.п.

Видно, что однозначного влияния на возникновение гомосексуальности у вышеперечисленных факторов нет, но родителям полезно знать и учитывать все эти, на первый взгляд, мелочи.

К половому воспитанию косвенно относится и вопрос об инвективной лексике, то есть о “мате”. Хотя инвективная лексика и является частью любой национальной культуры, всё же считается, что ругань при детях недопустима. Культурный человек вполне может обойтись без нецензурных выражений, как в общественных местах, так и у себя дома. Но знать эти выражения он, судя по всему, “обязан”. Посудите сами: зачастую юмор — не только среди друзей, но и в средствах массовой информации — бывает построен на ассоциациях с нецензурными выражениями, поговорками или сальными анекдотами. Если юмор не дойдёт до человека из-за незнания “матерного” фольклора, то какой он после этого культурный человек? Такой вот парадокс. Впрочем, вследствие сексуальной революции, инвективы не то, чтобы стали выходить из подворотен в общество, а наоборот — они “входят” в дома с телеэкранов и видео. Кроме того, в кругу общения (не только подростков, но и взрослых) инвективы играют определённую роль “паролей”, свидетельствующих о приобщении к своему кругу. Но одно дело — круг сверстников, другое — семья. Культурным родителям их уровень образования и культуры не позволяет при детях и в разговорах с ними использовать нецензурные выражения. Они воспитывают этим чистоту речи и у своих детей. Дети учатся при этом не только не выражаться дома, но и различать, в каком кругу, на каком “языке” можно говорить. Родителей внесемейный жаргон детей не должен шокировать, ведь каждый человек использует определённые слова и обороты в зависимости от круга общения: в семье одни обороты, при официальных встречах – другие, во время застолья — третьи, и т.д.

Инвективы чаще всего несут не смысловую нагрузку, а эмоциональную. Ругань, произнесённая в экстремальной ситуации, приводит к эмоциональной разрядке. При этом сила разрядки зависит не от буквального содержания инвективы, а от степени её запрещённости. В национальных культурах, где особенно высок статус матери, самыми сильными являются оскорбления в её адрес. В культурах, где особенно сильны табу на сексуальные отношения, главную роль играют инвективы с сексуальным смыслом, но не обязательно в адрес матери. А у народов, не имеющих особых запретов на сексуальность, у которых к тому же не табуировались названия половых органов и полового акта, выражения с сексуальным смыслом не могут привести к эмоциональной разрядке, так как не нарушают никаких запретов. У таких народов самыми сильными выражениями служат оскорбления из другой сферы человеческой деятельности. Например, у чукчей и эскимосов одно из самых оскорбительных выражений переводится как “ты – неумеха”.

У восточных народов к телесной любви относились как к чему-то обыденному, у них даже подробные знания о половой жизни считались обязательными для взрослых. Поэтому и термины, обозначающие половые органы и акты использовались в религии и даже поэтизировались. Это способствовало половому воспитанию детей и чистоте интимных отношений в глазах общественной морали. А ругаться поэтическими терминами… как-то неудобно.

Табуирование половой темы отрицательно сказалось на некоторых культурах тем, что многие, необходимые для полового воспитания слова стали неприличными, вследствие чего родители практически лишились возможности говорить с детьми (да и между собой тоже) на сексуальные темы. Медицинские термины не всем известны, да и не очень удобны, так как латынь вписывается далеко не в каждый язык, не говоря уже о том, что эти термины звучат как названия болезней. К тому же сама медицина долгие годы считала любые отклонения половой активности от полового акта в одной позе болезненными явлениями, которые осуждались обществом. А это не могло не “осесть” в сознании людей. И не удивительно, что в таких условиях многим родителям приходится придумывать свои интимные термины для внутрисемейных разговоров, касающихся половой темы.

В конце прошлого века в США нецензурные выражения вошли в массовую культуру. Но, насколько известно, ими пользуются и открыто в виде ругани. А как они на “слух” в культурной семье, трудно сказать, ведь с детства их привыкают воспринимать как ругательные. Но несмотря на то, что инвективы употребляются с иным смыслом, дети младшего школьного возраста могут воспринять их буквально. Если до этого возраста матерные выражения воспринимаются абстрактно, а позже используются “к месту”, то в этот возрастной период буквальное понимание матерных выражений накладывает грязный отпечаток на интимные отношения двух полов. Многие дети впервые узнают о фелляции и куннилингусе из ругани и, естественно, воспринимают такие сексуальные отношения в отвратительной форме — как унижение партнёра. А ведь в браке эти детские впечатления способны повлиять на интимные отношения супругов. В самом деле, как можно с любимым человеком сделать то, о чём говорится в грубом оскорблении? Но, к счастью, этот период буквального восприятия длится недолго и дети, как и все окружающие, привыкают воспринимать не смысл ругани, а только форму, в которую облачается эмоциональная разрядка. Правда, орально-генитальный контакт остаётся для многих унижающим, так как не только в ругани, но и в некоторых фильмах такие акты демонстрируются в виде унижения или платы за что-то. Причём даже в кинофильмах (даже по телевидению) можно увидеть подобный завуалированный акт. И заставить пойти на такой акт против своей воли может не только мужчина, но и женщина.

Для некоторых родителей неожиданным откровением становятся косвенно-сексуальные вопросы, заданные подростками. Дочка, например, может спросить, почему это парни так странно смотрят на её выросшие груди? А ведь не понимая эротичности своего молодого тела, но, получая удовольствие от повышенного внимания, девушка может своим поведением спровоцировать юношей и мужчин (скорее – мужиков) на сексуальную агрессию. И долг матери разъяснить ей это, ведь такие знания сами собой не приходят. Девушка — вчерашний ребёнок — не может знать об эротической привлекательности своего тела. Она не может сразу понять, что то, чего не так давно её приучали стыдиться (задранной юбке, обнажённости, мочеиспускания в присутствии других), сейчас может вызвать у кого-то эротическое удовольствие.

Причиной ненамеренного повышенного внимания к себе может стать и вызывающая одежда, в сексуальности которой часто не разбираются не только сами девушки, но и их родители. И в этом случае, если родители не сумели приучить девушку одеваться скромно и со вкусом, то она, резко перейдя на ношение “взрослой” одежды, будет копировать вызывающий стиль “свободных” женщин и кино-героинь. Копирование пойдёт, конечно же, и по линии поведения. И тогда раскрепощённое до вульгарности поведение современных героинь кино и любовных романов может невольно сделать девушку объектом повышенного сексуального внимания. Если девушка хочет добиться этого сознательно — это её дело, но тех, которые не имели ничего такого в виду, подобное поведение может привести к трагедии. И тут, конечно, есть вина родителей, не сумевших разъяснить сексуальность внешности, не сумевших противопоставить “давлению” среды и массовой культуры свои понятия. Правда, тут надо сразу же оговориться, что противостояние среде — очень трудное дело. И особенно трудно приходится людям, попавшим в новую среду.

Девушке в переходном возрасте нужно объяснить, что женственность развивается постепенно, с годами, а не с ростом грудей и началом менструации. Девушка должна научиться осознавать ценность своей личности и свою сексуальную привлекательность, правда, это не значит, что она должна смотреть на других свысока и стараться подороже себя “продать”. Положительная самооценка лишь означает, что девушка не должна чувствовать себя “дешёвкой”, доступной девкой. А эту тонкую грань должна помочь почувствовать барышне её мать. Но, к сожалению, некоторые матери (бабы) и сами плохо ориентируются в этом вопросе, и начинают с какого-то возраста одевать свою дочь вызывающе, как бы рекламируя свой “товар”. Это не может не отразиться на психике девушки, на её стереотипах мышления. А подобный “товарный” стереотип может “отвернуть” от девушки подходящих сверстников и склонить её к браку по материальному расчёту и без любви, с богатым и пожилым мужчиной.

На оптимальном возрасте молодожёнов мы останавливаться не будем, просто хочется упомянуть те случаи, когда большая разница в возрасте может быть оправдана.

Девушкам, по каким-то причинам выросшим инфантильными и не активными, более подходящим может стать супруг, намного старший по возрасту. И тут дело не в материальной стороне такого брака, а в потребности отеческой заботы, которую может удовлетворить такой супруг. Но такая потребность может быть вызвана и склонностью к геронтофилии – половому влечению к пожилым партнёрам, о чём речь пойдёт в другой главе.

Несколько слов нужно сказать о нижнем белье, в основном, о бюстгальтерах, которые, когда их носят в период интенсивного роста молочных желез, могут стать — по данным гинекологов — причиной плохой лактации после родов. Это объясняется тем, что бюстгальтер, размер которого не поспевает за увеличением грудей, постоянно давит на них. А опрос показал, что некоторые девушки, “дорвавшиеся” до ношения этого желанного признака “взрослости”, не снимают его даже ночью. К счастью, сейчас ситуация меняется, правда, из-за моды. Но мода на сексуальность – это не только майки и блузки без бюстгальтера, но и спортивные бюстгальтеры, которые вредно носить каждый день из-за их сильного давления и “не дышащей” ткани. А ещё исследования показали, что бюстгальтеры без бретелек, неправильно распределяя тяжесть грудей, тоже вредят. С другой же стороны – давление бретелек бюстгальтера на тело приводит к болям в шее, руках и плечах. И вообще, распространённое мнение о том, что бюстгальтер спасает груди от обвисания, оказалось ложным. Это – бизнес-легенда производителей женского белья.

Но не только производители вмешиваются в этот интимный вопрос, вмешивается и общественная мораль. Нередко местные нравы требуют обязательного ношения бюстгальтера с раннего возраста, что приводит и к другим нежелательным последствиям — от постоянного их ношения соски остаются нежными и чувствительными, что приводит к продолжительным болезненным ощущениям при кормлении грудью. Правда, эту проблему может помочь преодолеть супруг, о чём мы уже говорили, если, конечно, супругам не помешает излишняя стыдливость.

Конечно, женщины сами могут решить, когда и сколько им носить бюстгальтер, но девушкам нужны советы матери. А однозначно сказать что-то определённое не так легко, так как, с одной стороны, грудь без бюстгальтера выглядит очень вызывающе, а с другой – в странах, где не носят массово эту деталь нижнего белья, сравнительно меньше случаев рака молочной железы.

С объяснением необходимости ношения тёплого трико и гигиенических прокладок во время менструации, обычно трудностей не возникает, особенно в наше “телевизионно-рекламное” время. Но особый упор всё же нужно сделать на том, что переохлаждение в эти дни ног и нижней части живота может привести к серьёзным гинекологическим заболеваниям и испортить будущую супружескую жизнь.

Характерной особенностью полового воспитания в подростковом возрасте является возможность самовоспитания. Но к этому времени у подростков уже должны быть определённые навыки для поиска ответов на интересующие вопросы. И поможет им в этом научно-популярная литература, а также справочники и энциклопедии. Это, конечно, элемент общего воспитания, но особенно важную роль такие навыки играют в половом воспитании, как подростков, так и молодожёнов, ведь эта тема не так проста для обсуждения со взрослыми. Да и супругам постарше такие навыки необходимы, ведь совершенствоваться и учиться человеку приходится почти всю жизнь — без этого невозможно ни разнообразить интимную жизнь, ни постоянно поддерживать любовь и интерес друг к другу.

Во время полового созревания вместе с гормональными изменениями в организме подростка усиливается и запах его тела. Родители, зная об этом, не должны постоянно упрекать подростка в “неумытости” и в “вонючести”, тем более что его нервная система неустойчива в связи с перестройкой организма. Желательно мягко объяснить подростку об этой специфике, чтобы он чаще мылся, хотя этот усилившийся запах тела довольно быстро восстанавливается, ведь он — индикатор полового созревания. И вообще, на теме запахов не мешает ненадолго остановиться.

Обоняние играет большую роль в жизни млекопитающих, ведь запахи несут довольно много информации: метится территория, распознаётся пол и т.п. Люди со временем утратили способность пользоваться обонянием в различных сферах. К примеру, обнюхивать партнёров нынче не принято, хотя сексологи считают, что запах тела (чистого, разумеется, а не вонь грязного) возбуждает избирательно, помогая сделать оптимальный выбор. Правда, выбор может быть оптимальным лишь с физиологической точки зрения. И ещё замечено, что супруги, на которых раздражающе действует запах тела второй половины, никогда не достигают половой гармонии. Впрочем, тут причина может быть и иной: если нет любви и гармонии, тогда всё раздражает в партнёре.

Откровенность и отсутствие излишней стыдливости между родителями не всегда однозначно передаётся детям. Родители могут быть откровенны между собой, но одновременно могут невольно воспитать в детях замкнутость. И — наоборот. Обычно, откровеннее всех — мать с дочкой, затем — отец с сыном. Но если нет достаточного уважения и взаимопонимания между супругами, то родители рискуют своими откровенными разговорами настроить ребёнка против своей половины. Некоторые родители, чаще — матери, в порыве сильной обиды или гнева могут такое рассказать о своей половине, что у бедного ребёнка отношение к взрослым изменится в худшую сторону. А ведь сказанное не обязательно будет правдой — лишь субъективной оценкой обиженного или отчаявшегося человека. Но ребёнок легко может принять это за чистую монету. Например, откровенная мать в порыве злости может рассказать о своём муже такие гадости (в том числе и из интимной жизни), что у дочери появится стойкая антипатия не только к отцу, но и ко всем мужчинам. А с таким “грузом” выйти удачно замуж будет довольно трудно. К тому же подросток может замкнуться в себе от противоречивых чувств к родителям. Конечно, в семье со здоровой атмосферой бояться нечего, но в “проблемных” семьях супругам всё-таки нужно следить за собой. Нельзя допускать пьяных откровений, взаимных обвинений и оскорблений при детях, а также доверительных рассказов детям — или другим при детях — о каких-то негативных сторонах своей половины.

Одна из основных проблем подросткового возраста — ранняя беременность — свидетельствует об ошибках родителей в воспитании девочки. В основном это результат сексуальной неграмотности. Правда, в связи со СПИД-профилактическими рекламами презервативов, подростковую беременность можно объяснить лишь беспечностью. А вот добрачные сексуальные связи объясняются влиянием среды и отсутствием контакта между матерью и дочерью. Иногда, правда, ранние связи провоцируются поведением самой матери, которая исподволь передаёт дочери “жажду” наслаждений и удовольствий любой ценой.

О моральной стороне ранней беременности мы поговорим попозже, а пока обратимся к информации о зависимости здоровья ребёнка от возраста родителей.

Если отцу или матери меньше 18 лет, то существует риск низкой массы тела новорожденного. К тому же довольно высок риск физических и психических отклонений. По статистике у матерей, моложе 18 лет количество детей с олигофренией в 5 раз выше, чем у матерей постарше; вероятность рождения ребёнка с синдромом Дауна, тоже выше, чем у матерей нормального детородного возраста, и даже выше, чем у “пожилых первородящих” (после 40 лет); смертность новорожденных у матерей моложе 18 лет в два раза выше, чем в возрасте 25 — 29 лет.

Конечно, к статистическим данным нельзя относиться, как к стопроцентной истине, но считаться с ними не мешает. Хотя как туда вписывается то, что в прошлые века рано рожали — не понятно. Впрочем, статистики тех времён нет.

Обычно факт беременности осознаётся подростками с опозданием. Первая реакция девушки — потрясение, растерянность, страх или стыд. И если у неё не будет доверия ни к одному из близких взрослых, она, оставшись один на один со своей бедой, может решиться на трагический шаг. То же самое может произойти, если она от отчаяния послушается неграмотных советов своих подруг.

Для родителей неожиданная беременность дочери-подростка — это всегда драма, в которой глубоко сплетены противоречивые чувства к дочери, чувство собственной вины, стыд перед знакомыми, предвидение материальных трудностей и даже осознание своей “старости” от неожиданной возможности стать бабушкой и дедушкой. И нередко семья пытается принудить “этого негодяя” к женитьбе, конечно, если закон не запрещает вступать в брак в таком раннем возрасте. Но лишь в редких случаях, когда у подростков настоящие чувства друг к другу, может получиться нормальная семья, если, конечно, их супружество не будет омрачено рождением неполноценного ребёнка. А в основном ранние и насильственные браки быстро распадаются, так как такой брак приносит много проблем и никакой радости. В принципе, вынужденный брак диктуется не столько желанием устроить жизнь дочери, сколько стремлением “смыть позор” со своей семьи. Но чаще всё-таки семья и юная беременная принимают решение прервать беременность, что ставит перед ними серьёзную проблему, сложность которой зависит от срока беременности, от физического и психического состояния девушки. Аборт может не только навсегда лишить её радости материнства, но и стать причиной серьёзной психической травмы. Впрочем, выйти из подобной ситуации “без потерь” довольно трудно, поэтому лучше в неё не попадать. Банальный, конечно, совет, но если знать, кто становится жертвой в первую очередь, и принять своевременные меры, можно снизить вероятность случайной и ранней беременности.

Чаще всего беременеют девушки, попавшие в сексуальную ситуацию, будучи не подготовленными к такому повороту событий. Нередко это случается во время пьяных оргий со сверстниками. И бывает даже так, что после таких “вечеринок” они могут и не вспомнить об имевшем место половом акте, и о беременности узнают довольно поздно.

Нередко девушки, лишённые в семье тепла, внимания и ласки, решаются вступить в интимную связь с мужчиной, желая компенсировать эмоциональную бедность жизни в семье. Причём, из-за сильной влюбчивости и доверчивости они особо не заботятся о предохранении.

Большому риску подвержены девушки, сравнительно отдалённые от матери, но привязанные к отцу. На первый взгляд, ничего плохого в такой привязанности нет. Но девушка может при определённых обстоятельствах перенести доверие и нежность, испытываемые к отцу, на других мужчин. А это может стать причиной ранней половой жизни и беременности.

Знания о контрацептивных средствах являются профилактикой ранней беременности и, несмотря на опасения многих родителей, такие знания не провоцируют ранние половые контакты подростков. Но сами родители, в основном, избегают подобных разговоров, а если они всё же решаются на такой разговор “под давлением обстоятельств”, то рискуют обидеть свою дочь. Ведь она может воспринять подобные разговоры как недоверие и подозрение в половой связи с другом или возлюбленным, с которым у неё лишь романтические отношения. Что же можно посоветовать родителям в этой ситуации? Ничего. Дело в том, что к этому возрасту, они уже должны были воспитать в ребёнке самостоятельность и способность принимать ответственные решения. И пришло время “собирать плоды” своего воспитания.

В настоящее время о предохранении и о вреде абортов информации хватает, но знать и пользоваться — разные вещи. И тут мешает не столько отсутствие опыта пользования, скажем, презервативом, сколько сомнение — насколько предохранение совместимо с любовью и спонтанностью чувств, с доверием и юношеской пылкостью, да и как к этому отнесётся партнёр? Поэтому беда чаще всего приходит к неопытным, скромным, доверчивым и романтичным девушкам, так как для них интимная ситуация возникает неожиданно. А девки, которые уже приобщились к “спортивному” сексу и знают правила “игры”, предохраняются довольно профессионально, вплоть до использования современных достижений медицины. Однако эта “похвала” отнюдь не означает, что девушки должны с раннего возраста заниматься сексом. Наоборот – воздержание вместе с романтикой и знанием своей физиологии делает девушку по-настоящему женственной. Не сексуальной как проститутка, а именно женственной как будущая жена и мать, а это разные вещи, хотя пропаганда последних десятилетий упорно “ставит знак равенства” между женственностью и сексуальностью.

Начало половой жизни девочек иногда бывает связано с насилием, которое исходит не столько от сумасшедших маньяков, как это принято считать, сколько от сверстников и знакомых взрослых мужчин. Впрочем, насилие и совращение совершаются не только по отношению к девочкам, но и к мальчикам. А в роли совратителей выступают как мужчины, так и женщины. Причём мальчиков совращают, в основном, мужчины, страдающие педофилией. Это те, которые по каким-то причинам боятся настоящего полового акта с женщиной и получают удовлетворение лишь от интимной связи с мальчиками. А насколько в совращении присутствует насилие – это уже результат общего воспитания человека, хотя насильника как-то неуместно называть человеком.

По статистике почти в половине случаев совращение связано с членами семьи, родственниками, друзьями дома, любовниками матери и т.п. Кровосмесительные отношения с детьми возникают часто по причине низкого интеллекта, психопатии, алкоголизма и психических заболеваний родителей и близких родственников. Нередко такая связь остаётся скрытой от окружающих, но на психике ребёнка оставляет след на всю жизнь, нередко препятствуя созданию нормальной семьи.

Угроза кровосмесительных отношений может исходить не только от отцов, но и от матерей. Механизм же начала порочной связи довольно прост. Часто такая связь начинается с невинных игр, и не всегда по воле взрослого. Зная это, родители (а также дяди, тёти и др.) должны анализировать свои поступки и стараться предвидеть последствия возникшей эротической ситуации. Ведь в подобных случаях включаются мощные инстинктивные силы, которые, если вовремя не остановиться, могут выйти из-под контроля человека, особенно, нетрезвого. К примеру, несдержанность отцовских ласк (поцелуи вульвы) или чувствительное, так называемое “сексуальное просвещение”, могут привести девочку к приятным ощущениям или случайному оргазму, после чего она, не задумываясь о моральной стороне своей просьбы, будет домогаться повторения интимных ласк. Со временем, при слабохарактерности отца, это может вылиться в скрываемую от матери половую связь. И такая сексуальная связь опасна не столько для физиологии девочки (отцы, в свою очередь, могут стать жертвой кровной мести со стороны жены), сколько для её будущей семейной жизни. То есть, такая связь может привести к психосексуальным отклонениям, например, к геронтофилии, которая может стать серьёзной помехой для создания семьи.

Риск совращения, однако, не одинаков для всех детей. Больше всего подвержены риску дети с легко внушаемой и неустойчивой психикой, те, которые растут в условиях дефицита родительского внимания, в том числе и любопытные, но необученные правильному поведению с чужими людьми.

Профилактикой трагедий, связанных с внутрисемейным совращением, могут быть доверительные отношения в семье, при которых у ребёнка не может быть тайной сексуальной связи с одним из родителей. И ещё: родители должны задумываться о гипотетических последствиях ситуаций, когда их дети находятся с другими взрослыми, в том числе и с родственниками. Конечно, нельзя всех подозревать, особенно близких, но желательно постараться, чтобы ребёнок не попадал в неконтролируемые ситуации. Но если насилия или совращения не удалось избежать ребёнку, то доверие к родителям поможет ему легче перенести эту трагедию и не наделать глупостей (самоубийства, например). У детей же, которые вынуждены утаить случившийся акт совращения или попытку изнасилования, возникает смешанное чувство вины, страха и отвращения. Результатом же утаивания нередко становится псхическое напряжение, приводящее к неврозу и к сексуальной антипатии к противоположному полу. А это может обречь его на одиночество во взрослой жизни, обусловленного затруднённостью телесного контакта с другим человеком.

Родители, узнавшие о сексуальном насилии или о попытке, потрясшей ребёнка, должны вести себя сдержанно и осторожно при общении с ним, особенно, когда дело дошло до изнасилования. Но помощь и поддержка не должны превратиться в постоянное напоминание и сверхопеку. Надо знать, что переживший насилие ребёнок находится в состоянии острого страха и нервного возбуждения. Состояние это, конечно, со временем постепенно проходит, особенно если ребёнка отвлекать чем-то интересным, но при малейшем напоминании может опять возобновиться. Поэтому в первые дни, когда страх ещё велик, обязательно рядом с ребёнком должен находится кто-нибудь из близких, умеющих поддержать, успокоить и отвлечь. В некоторых случаях бывает целесообразным даже сменить место жительства для того, чтобы избавить ребёнка от назойливого и тяжело переносимого вмешательства окружающих.

Многие родители пытаются скрыть факт насилия, и их можно понять, но интересы общества требуют обращения в правоохранительные органы. Кроме того, врачебный осмотр и обследование необходимы для ребёнка — могут быть скрытые повреждения или заражение заболеваниями, передающимися половым путём. Необходима и помощь квалифицированного психолога для реабилитации ребёнка.

Если дети могут стать объектом насилия невинно, то девочки-подростки, как уже говорилось, могут спровоцировать сексуальное насилие своим вызывающим поведением и сексуальной одеждой, причём, не обязательно маньяков, так как у последних иные критерии выбора объектов насилия, а обычных несдержанных пацанов и мужиков. К тому же не секрет, что от алкоголя и других наркотиков, ослабляющих самоконтроль, поведение девушек становится развязным и вызывающим. Да и “пьяная баба – она мягче”. А такое поведение может быть истолковано окружающими как сексуальный призыв, особенно, если и они в нетрезвом состоянии. И девушка, вовремя не понявшая, что она своим поведением возбуждает окружающих и не переставшая себя так вести, рискует “нарваться”. Ведь “заведённый” самец может и на её сопротивление реагировать как на возбуждающую игру.

Тут можно добавить, что в некоторых случаях помогает отсутствие сопротивления или намёк на венерическую болезнь или СПИД. Но в состоянии паники не каждая девушка может сориентироваться в ситуации и вести себя обдуманно.

И ещё девушка должна знать, что некоторым мужчинам, особенно в состоянии опьянения, остановиться бывает довольно трудно — включаются древние инстинкты, и теряется контроль над собой. При групповом же изнасиловании даёт о себе знать ещё и стадный инстинкт, который страшен тем, что если в одиночку многие из группы никогда бы не решились на насилие, то вместе они способны на ужасные вещи. Поэтому девушкам лучше избегать сугубо мужских компаний, хоть им, вероятно, и приятно быть в центре внимания. Тем более, нужно быть настороже, если есть подозрение, что вечеринка может окончиться оргией.

Банальный, конечно, совет, но ведь множество трагедий происходит именно из-за обычного непонимания ситуации. К тому же согласно статистике, не больше двух случаев из десяти изнасилований девочек-подростков связано с агрессией со стороны незнакомых и случайных парней. В основном, насильниками оказываются члены их компании, знакомые, знакомые друзей или подруг.

Но если девушкам можно посоветовать держаться подальше от мужских компаний, то юношам – труднее. А говорится это в связи с гомосексуальным совращением юношей и мальчиков-акселератов. Нежелательно, чтобы первый оргазм был связан с гомосексуальной связью, но и не выход поступать как некоторые “продвинутые” мамаши – находить для сына сексуальную партнёршу, чтобы первым партнёром была женщина. Юноша же, выросший в гармоничной семье, сам сможет выкрутиться из нежелательной ситуации.

Сильное влияние на массовость ранних половых связей оказывает пропаганда “свободной любви”. Считая, что подростков всё равно не уберечь от добрачного секса, массовое искусство и реклама фактически поощряют бездушный “спортивный” секс и оправдывают его. Мы уже упоминали, что такое отношение к сексу приводит к закреплению соответствующего стереотипа сексуального поведения — к привычке секса с “использованием” партнёра ради своего удовольствия, без любви, и что такая привычка мешает юношам и девушкам найти подходящую половину, чтобы создать крепкую семью. Конечно, привыкшие к “траханью” тоже влюбляются и женятся, но они со временем, неудовлетворённые интимной жизнью с одним партнёром, начинают искать всё новые сексуальные ощущения. Не спеша иметь детей, они “затаскивают” в супружескую постель третьего и четвёртого партнёра, меняют их по мере надоедания, но всё же, к настоящему семейному счастью их активные, но односторонние поиски не приводят. Счастье — это же не только секс и богатство, хотя именно это стремятся доказать порнопропаганда и массовое искусство. Правда, нельзя отрицать, что секс по своей эмоциональной силе способен временно заменить другие человеческие потребности и доставить удовлетворение, но ведь — ненадолго.

Молодым людям нужно иметь в виду, что постель, опережающая душевную близость, не даёт созреть чувствам и расцвести любви. Конечно, не у многих после первой попытки начинается регулярная половая жизнь. Обычно, удовлетворив любопытство и разочаровавшись в сексе (ведь ожидали чего-то сверхъестественного), подростки – в основном, девушки — не повторяют попыток до более зрелого возраста. И если ранние половые контакты не кончаются драматично (в том числе и гомосексуальные), то особого вреда подросткам они не приносят. Хуже, когда в результате цепочки неудачных половых связей (в смысле несбывшихся надежд) появляется разочарование в настоящих чувствах, в жизни. Но если не дать закрепиться стереотипу “скоростного траханья” с понравившимся человеком, то рано или поздно любовь придёт, а с ней и супружеское счастье.

У подростков, да и у взрослых, тяга к противоположному полу формируется не только под влиянием полового инстинкта, но и от перенимания родительских (и среды, разумеется) норм и идеалов. К сожалению, не все родители передают своим детям понятия о внутренней и бытовой красоте человека, о гармонии и красоте семейной пары. А так называемое массовое искусство насаждает совсем другие идеалы мужской и женской красоты, другие нормы мужского и женского сексуального поведения. И если обобщить образы современных литературных и кино-героев, перед нами предстанут независимые, вроде бы ищущие любви и счастливого брака, но всегда готовые на случайные половые связи, обеспеченные мужчины и женщины. И хотя в большинстве бытовых ситуаций дети подражают родителям, всё же дополнительным эталоном для подражания становятся фотомодели и “звёзды”. А такое общественное воспитание затрудняет выбор молодых людей — не даёт юношам и девушкам полюбить подходящего сверстника, способного стать хорошим спутником жизни. И вместо симпатии к подходящему им человеку, они “вешаются” на тех, кто соответствует или подражает идеалам массовой культуры, часто оставаясь при этом внутренне пустым. Естественно, что чем больше времени и средств “подражатели” тратят на внешний вид, тем меньше остаётся на содержание, на внутренний мир. А без содержания нормальной жизни не будет, несмотря на народную мудрость, что дураком легче жить. Вообще-то, действительно — легче, но не счастливей. Впрочем, и те, на которых “вешаются”, тоже становятся жертвами неверных идеалов. Кроме “выпендривания” их развращает и постоянное внимание к себе, переоценка собственной значимости и доступность партнёров – “синдром Бриджит Бардо”.

Тут хочется подчеркнуть силу родительского “внушающего” воспитания, которое проявляется при постоянно высказываемых оценках его поведения. Дело в том, что если ребёнку постоянно давать отрицательную оценку, он таким и станет. К примеру, если девушке постоянно твердить, что она станет шлюхой, то она станет, так как эта оценка уже сделает ей “ближе” такое поведение. И если ребёнку постоянно повторять, что он станет преступником, он подсознательно может пойти по этому пути. Но если подчёркивать хорошие, но находящиеся в зачаточном состоянии черты характера, ребёнок будет стремиться “подтянуться” до этого уровня.

Чувство “семейной красоты” подростки могут перенять только у родителей. Не имеющий такого чувства, скажем, молодой человек, не сможет увидеть и оценить прелесть сверстницы в домашней одежде — в бытовых условиях, а будет считать привлекательными и красивыми лишь девушек в модной или вызывающей одежде. В браке же он нехотя будет сравнивать свою половину в будничных условиях со своим “вечерне-праздничным” идеалом и считать свой выбор неудачным (“До брака она не была такой”), а жизнь — серой и скучной по сравнению со своим рекламным идеалом.

Но не только молодожёнам трудно понять, что у нормальной семьи не может быть такой роскошной и псевдодраматической жизни как у героев массового искусства (киносериалов, например). Низкий уровень культуры не даёт многим возможности критически оценить “массовые” идеалы и вызывает у них неудовлетворённость реальной (со всеми её радостями и горестями) семейной жизнью. И именно уровень создаёт у супругов своеобразный комплекс “серых будней”, который толкает неудовлетворённых супругов на поиски своего идеала и развлечений вне семьи. Пытаясь скрасить самими же устроенное однообразие семейной жизни, супруги прибегают как к внебрачным половым контактам (публичные дома, любовники или любовницы), так и к наркотикам (алкоголь — самый популярный из них). И это помогает им хоть чем-то компенсировать дисгармонию своей семейной жизни, но такое суррогатное счастье не может их полностью удовлетворить.

Обо всём этом, как и о понятии красоты, на которой мы остановимся ниже, можно было и не упоминать в этой главе, ведь такие стереотипы мышления и поведения не воспитываются сознательно, а передаются спонтанно родителями детям. Но хотя и нельзя избежать влияния этих факторов на половое воспитание, всё же тем, кто серьёзно относится к воспитанию своих детей, необходимо знать как можно о большем количестве факторов, влияющих на формирование личности их ребёнка. Отношение к красоте, например, влияет на сексуальное поведение людей. У одних — с эстетическим отношением — встреча с красотой (в широком смысле слова) вызывает радость и наслаждение, а у других — с потребительским отношением к красоте — зависть и острое желание обладать (красивой виллой, красивой машиной, красивой картиной или красивой женщиной).

Понятно, что мужчина с потребительским отношением к красоте является потенциальным развратником. Ему ведь захочется обладать каждой понравившейся женщиной. И говорить с таким мужчиной о супружеской верности, наверное, бессмысленно, так как в его стереотип мышления это понятие не укладывается. Ведь женщины нужны ему не только для удовлетворения половой потребности, но и для обладания, для престижа (“С такой бы появиться у нас — все бы лопнули от зависти”). А мужчина с эстетическим отношением к красоте может не только спокойно (не без удовольствия) любоваться женщинами и девушками, но и останется верным супруге даже в “благоприятной” для измены обстановке. Причём не из-за страха попасться (такой страх даже возбуждает донжуанов), а из-за любви к своей половине. Половое же возбуждение, возникшее вместе с эротическим удовольствием от наблюдения за прелестными представительницами прекрасного пола, может лишь усилить его тягу к любимой супруге. В принципе, аналогичный эффект наблюдается и при чтении эротической литературы, и при просмотре эротического или порнофильма, но об этом мы поговорим в следующей главе. В конце же этой главы осталось лишь досказать о психологии мужчин-потребителей, впрочем, это касается и женщин, ведь воспитать в таком духе можно как мальчика, так и девочку. И отношение к людям и вещам у них будет соответствующим.

Мужчины-потребители не вкладывают душу в интимные отношения, в том числе и с объектами своих сексуальных “побед”. Свершившийся факт обладания предметом желаний довольно быстро гасит интерес потребителя к этой женщине. И если их отношения не связаны с престижем, он легко отделывается от неё. Его взор обращается уже к новой “игрушке”, которым он ещё не обладает. Легко понять, что жена, которой потребитель уже “обладает на законных правах”, постепенно теряет для него привлекательность. Эти мужчины не стремятся к семейной гармонии. Сама мысль, что можно быть счастливым с одной любимой женщиной, кажется им смешной.

Конечно, секс в качестве хобби может заменить смысл жизни и стать образом жизни, но это только временное спасение для “одиноких душ”. Нередко продолжительной основной связью (при случае вступая в связь с другими) партнёры создают иллюзию близости и любви, но сближаться дальше не хотят (или не умеют), из-за чего теряют время, которое можно было бы использовать для поисков подходящей половины. Хотя, скорее всего какие-то стереотипы, “заработанные” в юном возрасте, мешают им увидеть цель и идти к ней. Потому-то растянутая годами и превратившаяся в привычку половая связь двоих независимых партнёров не приводит к удачному браку. А для одиноких, независимых людей беспорядочная половая жизнь становится чем-то вроде наркотика от одиночества и является, как и другие наркотики, самообманом, бегством от реальной жизни.

К сожалению, в связи с эмансипацией женщин, их экономической независимостью и тиражированием образов сверхмужественных женщин в массовой культуре, становится всё больше “потребителей” секса, как мужчин, так и женщин. И, как ни странно, воспитывают такое отношение к сексу и к женщинам сами эмансипированные женщины. Их мальчики, например, глядя на своих матерей, не могут относиться к женщинам как к хрупким и прелестным созданиям, которые нужно лелеять и защищать. Они приучены рассматривать женщин как равноправных партнёров. А такое равноправие не даёт развиться настоящим мужским чувствам: нежности к женщинам, желанию защищать и быть рыцарем. Плюс к этому, независимая, сильная и властная женщина сама претендует на главенствующую роль в семье, что приводит в семье к “борьбе за власть”.

Как же распределить роли мужа и жены в семье, где оба претендуют на роль отца семейства? Мы ранее уже говорили о равноправии, как об одном из основных элементов гармоничной семьи — оно, конечно, необходимо. И тут нет никакого противоречия. Просто с равноправием, как и с любой другой хорошей идеей, можно перегнуть не в ту сторону. А перегибы, как известно, ни к чему хорошему не приводят. Поэтому эмансипированным мамам нужно задуматься, к какой форме семьи они подготавливают своих детей. И сможет ли её сын или дочь создать семью под влиянием её личного примера? И может ли она вообще привить им желание иметь семью? А ведь навыки для создания собственной семьи — основная задача полового воспитания.

ЭРОТИКА И СЕКС

Сегодня мало осталось людей, которых надо убеждать, что сексуальность — не грех и играет большую роль в жизни людей и общества. Правда, не так давно на смену перегибам ханжеской морали пришли перегибы сексуальной революции, когда все сферы человеческой деятельности пытались свести к сексуальности. В настоящее же время, благодаря широкой распространённости информации об интимной жизни людей, подросткам и молодожёнам легче разобраться в вопросах секса, хотя и не всегда получаемая ими информация бывает достоверной. Но при желании можно найти ответы почти на все интересующие вопросы. Правда, к некоторым из них нужен индивидуальный подход, впрочем, как и к другим знаниям житейской мудрости, ведь многие ответы становятся понятными лишь тогда, когда они проходят через собственное сознание и “перекликаются” с личным опытом человека.

Об эротике мы уже говорили в предыдущих главах, но не останавливались на этой достаточно важной теме. А ведь эротика – это часть культуры. А эротическое удовольствие – такое же эстетическое удовольствие (но с сексуальным уклоном, разумеется), которое обычно доставляется произведением какого-то искусства — поэзии, живописи, музыки, театра и т.п. Мало того, эротика присутствует в этих видах искусства как жанр. К примеру, эротический жанр в литературе, живописи, кино и т.п. Но хотя известно, что эстетическое удовольствие от конкретного вида искусства может получить лишь человек, который разбирается в нём, почему-то считается, что возможность получать эротическое удовольствие даётся людям от природы. Это не так. Половой инстинкт, конечно, может возбудить интерес к эротическим объектам, но без обучения (издревле этим занимались поэзия и живопись) человек будет не любоваться ими, а лишь желать обладать ими, коллекционировать, но это уже другое удовольствие, скорее — страсть. А вообще, каждый получает от искусства столько удовольствия, насколько он в нём разбирается. Например, простой человек в состоянии судить о живописи лишь по степени её реализма, так как из-за отсутствия опыта он может оценить в картине лишь сходство изображения с действительностью. И он может получить какое-то удовольствие лишь от некоторых произведений, в то время как перед знатоком живописи открывается вся сокровищница изобразительного искусства, которая может доставить ему массу удовольствия.

С музыкой дело обстоит несколько иначе, ведь нельзя жить в обществе и быть отрезанным от музыкальной культуры. Опять же, простой человек судит о серьёзной музыке, сравнивая её со знакомой ему народной, массовой. И без определённых знаний он не в состоянии вникнуть глубже и получить удовольствие от всех существующих музыкальных направлений. Впрочем, это не означает, что массовая и народная музыка доставляют меньше удовольствия, чем другие направления, для понимания которых нужен опыт. Конечно, для понимания народной или поп-музыки тоже нужен опыт, но так как эта музыка окружает человека с колыбели, являясь частью национальной культуры, то и опыт приходит сам собой. А вот, к примеру, Маугли, который вырос не среди людей, нуждался бы в понимании и такой простой и естественной, как нам кажется, музыки, хотя дородовая и младенческая память могли бы ему помочь.

Никто не будет спорить с утверждением, что получить удовольствие от джазовой импровизации может лишь тот, кто разбирается в джазе, а получить удовольствие от талантливого шахматного хода может только тот, кто увлекается шахматами. Это относится и к талантливому инженерному решению, и к остроумному анекдоту, и ко многим сферам творчества. А примеры эти мы привели лишь для того, чтобы подвести к пониманию того, что для получения эротического удовольствия тоже нужен опыт. Причём, не сексуальный, а общеобразовательный, культурный, ведь эротика есть и в живописи, и в кино, и в балете, и в литературе, и в быту. Просто её нужно понять и полюбить, и не без помощи инстинкта размножения. Поэтому нежелательно отделять эротику от других видов искусства. Эротика без эстетики, присущей настоящему искусству, теряет свою привлекательность и красоту. И тогда, загнанная в “подполье”, она может превратиться в неэстетичную и вульгарную порнографию.

У порнографии тоже есть право на существование в жизни людей. И если её назвать забавой для взрослых и грамотно подойти, она тоже может стать искусством. Однако граница между эротикой и порнографией останется. А сейчас она где-то субъективна и расплывчата, поэтому эротику нередко подменяют порнографией, которая сильнее действует на людей, так как обращена непосредственно к подсознанию, к инстинктам. Но у эротики и порнографии разные цели — если эротика доставляет “пассивное” эстетическое удовольствие, то порнография сексуально возбуждает и активизирует человека, что тоже нужно в определённых случаях.

Для нахождения разницы между эротикой и порнографией есть простой, но, к сожалению, субъективный критерий оценки: эротикой можно любоваться в присутствии других людей, даже детей, а вот порнографию можно смотреть лишь в одиночку или наедине с партнёром. Смотреть порнографию в присутствии других воспитанному человеку крайне неловко и ассоциируется с сексуальным предложением. Хотя неподготовленному человеку и обнажённая натура в искусстве может показаться неприличной и “расковывающей” его инстинкты.

В принципе, там, где начинается секс, кончается эротика. Вернее, кончается приличная для группы людей (к примеру, родители и дети) эротика. В одиночку или с сексуальным партнёром можно получать удовольствие от таких сцен, но не связанные интимной жизнью зрители подсознательно чувствуют себя при таких сценах сексуальными партнёрами, и им становится неловко от этого.

В вопросе отделения эротики и порнографии нередко выявляются парадоксы цензуры. К примеру, показ обнажённых фигур на диком пляже одно время считалось неприличным (порнографией), а вот натуралистическая сцена изнасилования или совокупления со стонами и вздохами в фильме, рассчитанном на широкую аудиторию, считалось приличной или эротичной. И это потому, что цензура обычно находится в чьих-то руках и выражает мнение и интересы определённого круга, так что ей не всегда можно доверять. Для понимания же отличий и целей эротики и порнографии нужен определённый уровень культуры и воспитания. Но, в принципе, взрослым порнография не может повредить. А потребность в ней очевидна. И в этом, кстати, неплохо разбирались практичные китайцы. Они вешали у себя дома картины с “двойным дном”. Обычно это были картины с нейтральным сюжетом, но при необходимости они помогали супругам создать интимную обстановку. Ведь картины легко превращались в “порнографические” и уже изображали сексуальные сцены, способные возбудить, а где-то и обучить. И никого это не касалось, и не было в этом ничего зазорного, ведь это было личным делом супругов! И была культура пользования порнографией (искусством для взрослых), в отличие от некоторых современников, которые во время видеомагнитофонного “бума” устраивали групповые просмотры порнографии для гостей, даже для пожилых родителей и родственников.

Нельзя сказать, что сейчас люди тупее, чем восточные народы прошлых веков, просто порнография — клондайк для бизнесменов, связанных с её производством. В этом бизнесе крутятся огромные капиталы, что и позволяет их владельцам “заказывать музыку” в этой области. Каждый раз при очередном “отодвигании” цензурной границы в сторону эротики, прибыли резко подскакивают из-за получения возможности открыто рекламировать и реализовать свой товар.

Говорить о секс-индустрии не входит в наши планы, но нехотя пришлось упомянуть о ней, так как она грубо вмешивается в вопросы культуры и влияет на общественную мораль.

Во все времена общество пыталось отделить пристойное от непристойного. Сначала это были языческие табу и религиозные запреты, затем — жёсткая цензура государства. В настоящее время этим занимаются, в основном, общественные движения, имеющие какое-то влияние на законодательные органы. И из-за щекотливости вопроса дело нередко доходит до комичного. В Италии, например, некоторое время существовало разрешение ходить на пляже с обнажённой грудью только женщинам, вид грудей которых “не оскорблял бы окружающих”. А за выполнением этого постановления должны были следить полицейские, в обязанность которых входило выявлять и выводить с пляжа “хулиганок”, оскорбляющих отдыхающих видом своих грудей.

Обычно пристойным считается то, что допустимо в обществе. Но ведь каждое общество разделено на прослойки, в которых царит своя мораль, так что основным критерием становится официальная оценка. Но всё же человеку приходится самому ориентироваться, в каком кругу какое поведение считается пристойным, чтобы не попасть впросак как, к примеру, разгуливающий в купальнике на нудистском пляже, где все голые. Вопрос же о пристойности эротики и порнографии осложнён “размытостью” границ между этими понятиями. В принципе, порнография и секс-продукция являются забавой для взрослых, и если ими пользуются в узком супружеском (партнёрском) кругу, то никто не имеет права давать этому моральную оценку, а тем более — обвинять взрослых потребителей в неприличном или некультурном поведении. Тем более что вреда от легальной секс-индустрии никакого, наоборот – развлечения и удовольствие для одних, и дополнительные рабочие места для других. А вот всевозможные табу и ханжеская мораль, запрещающая порнографию и секс-игрушки, вредят не только тем, что “загоняют” производство и торговлю в криминальный мир, но и тем, что заставляют “пользователей” мучиться угрызениями совести, чувствуя противозаконность и “порочность” своих желаний и поступков. А почему, собственно, поступок считается незаконным, если он никому не вредит? Другое дело – влияние эротики и порнографии на детей. И если эротика полезна детям (приучает их к красоте человеческого тела и к уважению к нему), то порнография может привить неверные стереотипы сексуального мышления и поведения. И сильнее всего это влияние тогда, когда порнография (псевдоэротика) официально разрешена.

Понимающие родители стараются оградить детей от нежелательного влияния порнографии. Они не разбрасывают по дому, а прячут от детей товары секс-индустрии. Но, к сожалению, они не могут спрятать телевизор, из которого постоянно “прёт” насилие и беззаботное траханье. А это наносит детям больший вред своей обыденностью и массовостью, чем случайно увиденная порнография. Ведь дети, как, впрочем, и взрослые, особо не задумываясь, считают нормой то, что распространено и кажется обыденным.

Возвращаясь к месту эротики в жизни общества, стоит подчеркнуть, что без понимания эротики, без умения получать эротическое удовольствие, отношения между полами грубеют, теряется уважительность друг к другу, что можно наблюдать буквально на каждом шагу. И тут большая ответственность лежит на мужчинах, хотя, учитывая, что мужчин воспитывают женщины, виновных не найти. И всё же, если мужчина с ранних лет не будет уважать женщин, а с подросткового — восхищаться женским телом и чувствовать его “аромат”, если в юности у него не будет нежных эротических фантазий, то он не станет мужчиной. Это значит, что женщины в его жизни будут лишь “человеческими самками”, используемыми для удовлетворения половой потребности и продолжения рода. И только понимание эротики делает представительницу противоположного пола женщиной в глазах мужчины, ну и общее воспитание тоже. А это значит, что у женщины, почувствовавшей внимание к себе, понявшей свою ценность, появится уважение к себе. А уважающий себя человек и к другим (к мужчинам, в данном случае) относится уважительно.

Взаимное уважение не позволяет мужчинам и женщинам относиться к представителям другого пола грубо и неуважительно. И такое отношение – результат воспитания, культуры, причём не одного поколения. Поэтому-то в среде баб и мужиков, не привыкших к уважению (прежде всего к себе) взаимоотношения грубые и неуважительные. Поэтому-то они и обречены быть несчастливыми в браке, так как между ними не может быть настоящей любви. Да и откуда? Для любви нужен определённый уровень культуры, воспитания, необходимо понимание уважительности, нежности и эротики, а также желание воспитывать общих детей, испытывая радость оттого, что дети похожи на любимую половину. А природа, к сожалению, этого всего не даёт. Это – человеческие качества. Природа может дать лишь влюблённость, первоначально притягивающую мужчин и женщин друг к другу, да ещё тягу к сексу, обеспечивающую продолжение рода. Но для настоящей любви нужны настоящие человеческие чувства: взаимоуважение, взаимодоверие, душевная близость и эротическая нежность — восхищение телом своей половины. А они передаются лишь общим воспитанием.

Но вернёмся к влиянию порнографии, которая, противопоставляясь эротике, вытесняет её из общества так же, как и дешёвые низкосортные товары вытесняют с рынка качественные и дорогостоящие. Сравнение это, может, и не совсем подходящее, просто хочется подчеркнуть, что для возбуждения от порно и стриптиза не нужна никакая подготовка. В то время как получение удовольствия от эротики требует понимания, определённых навыков и поэтому доступно не всем. А так как прививание таких навыков не приносит больших барышей, в отличие от порно-бизнеса, из-за этого и вытесняется эротика из культуры многих народов. Доступность порно, особенно благодаря видеомагнитофонам и интернету, невмешательство цензуры и самоокупаемость культуры, — всё это не оставляет места для эротического просвещения. А молодёжь и люди среднего возраста не разбираются, в большинстве своём, в пристойности видеопродукции. Вот и получается, что половым, эротическим и социальным воспитанием занимаются кино- и порно-бизнесмены.

Порнография — изображение проституток, в переводе с греческого (правда термин этот, вероятно, устарел) — тоже может стать источником супружеских конфликтов. И об этом уже говорилось в другой главе. Однако современные литературные, фото и видео произведения на сексуальную тему, если их рассматривать как искусство для взрослых и как забаву, могут принести и пользу. Порнография может помочь супругам не только перенять сексуальный опыт, но и раскрепоститься, а через это — и сблизиться. Следовательно, она может стать профилактикой множества конфликтов на сексуальной почве.

Мы уже говорили о роли массового искусства в воспитании людей. Несмотря на то, что многие молодые люди считают, что они уже взрослые и их никто не воспитывает, их сознание, независимо от их желания, всё равно находится под влиянием массового искусства. Оно как раз и формирует их вкусы, заставляет их подражать внешности и поведению героев, пропагандирует определённый образ жизни и т.п.

Влияние кино на поведение человека изучалось в разных странах и его наличие не вызывает сомнений. Это можно проиллюстрировать экспериментом, проведённым со студентами.

Группу студентов привели на просмотр фильма, изобилующего сценами насилия. После же просмотра студенты стали “случайными” свидетелями уличной трагедии. И оказалось, что желание помочь пострадавшим, у них было выражено слабо, так как у них появилось какое-то привыкание к виду крови и страданий. А вот студенты из контрольной группы, не смотревшие этот фильм, сразу же проявили понимание, помогли, чем смогли и вызвали скорую помощь. То есть, они повели себя нормально.

При желании, каждый может проследить у себя временное изменение мышления и поведения после просмотра эмоционально насыщенного фильма. И нетрудно догадаться, что когда такое внешнее влияние на психику происходит часто и имеет определённую направленность, то у зрителя могут воспитаться соответствующие стереотипы мышления и поведения. Как изменятся взгляды зрителей после просмотра порнофильмов, особо гадать не приходится. Ведь если после боевика зритель чувствует себя ловким и сильным, то после порнофильма появляется ощущение, что все вокруг могут стать для него сексуальными партнёрами, причём, с большой охотой. И не только это накладывает отпечаток на сознание зрителей, но нередко и несоответствие увиденного и своего опыта. В порнофильмах ведь все гиперсексуальны, да и сюжет малореальный и надуманный, а выглядит всё так правдоподобно, что кажется обыденным и реальным. А на самом деле у обычных мужчин и женщин, тем более, у семейных, не может быть таких похождений и таких реакций. Но зрителям кажется, что и они так могут. А это нередко приводит к разногласиям со своей половиной. И главное, что нужно понять молодым супругам при “потреблении” порнопродукции, это то, что к ней нельзя относиться как к отражению реальной жизни. И нельзя забывать, что подавляющее большинство порносюжетов — плоды воображения авторов, сценаристов. А, как известно, воображение может увести художника и в мир фантастики, и в мир сюрреализма, и даже в негативные и деструктивные миры. Поэтому принимать “за чистую монету” похождения героев порнолитературы и порнофильмов так же неразумно, как и верить всем похождениям суперменов и ковбоев.

Справедливости ради необходимо отметить, что в художественном воображении авторов концентрируются мечты и фантазии многих людей. Взять хотя бы всемирно известного Джеймса Бонда. Он ведь стал популярен благодаря тому, что вёл себя так, как представляли себя в мечтах многие мужчины — был сильным, ловким и мужественным, спасал мир, не пропускал ни одной юбки, легко убивал и т.п. Но не всегда авторы выражают потайные желания большинства, нередко они навязывают своим читателям и зрителям нереальные желания. И в большей степени это относится к сексуальным фантазиям — самым глубоко скрываемым и личным. Но, к сожалению, личная мечта, получившая подтверждение в сюжете произведения, нередко воспринимается зрителями как эталон для подражания.

Если поначалу выбирать для супружеского просмотра “мягкий” порнофильм и не стараться копировать всё подряд, то порнография вполне может принести пользу супругам на их совместном пути к сексуальной гармонии. Во-первых, порно раскрепощает, позволяет на многое смотреть другими глазами, а во-вторых — заставляет работать фантазию и искать новые взаимоприемлемые сексуальные приёмы. Но может получиться и так, что несоответствие книжного или экранного сексуального поведения с личным опытом и возможностями может вызвать комплекс неполноценности либо разочарование в сексуальном партнёре. Правда, такие ситуации могут возникнуть лишь у неблизких душевно супругов. К примеру, в странах, где порнография уже давно имеет массовое распространение, отмечено немало случаев развода супругов в связи с неудачными попытками повторить описанные или увиденные на экране варианты сексуальных игр.

Несколько отвлекаясь, хочется сказать о фантазиях любителей виртуального секса через интернет. Это словосочетание на самом деле означает самомастурбацию при компьютерном диалоге на сексуальную тему. Диалог распечатывается на экране монитора и возбуждает. Это, конечно, выход для сексуальности — разрядка, но ведь привычка к таким “машинным” интимным отношениям может помешать возникновению реальных чувств к реальным людям, в отличие от самомастурбации с человеческими фантазиями. Конечно, виртуальные фантазии, может, и не смогут помешать возникновению влюблённости, но настоящей, семейной любви они не дадут развиться. И особенно компьютерным фанатам, которым не только пол партнёра (собеседника) не играет роли, но они могут сексуально возбудиться и при представлении каких-то абстрактных не гуманоидных виртуальных форм жизни. Ясно, что при таком подходе к эротике представители противоположного пола отходят на задний план, что и мешает сблизиться и создать семью. О семье, правда, такие молодые люди и не думают. А о продолжении рода размышляют разве что как о клонировании.

Порнография может нанести существенный вред подросткам, но не самими сексуальными сценами, а “вбивая” им в голову то, что обезличенный секс не только вполне допустим, но и является нормой. Впрочем, подобный вред наносит, как уже говорилось, и массовое искусство, заставляющее поверить, что сексуальная распущенность и беззаботность являются эталоном поведения. И то, что в обычных фильмах не показывают половых органов, отнюдь не означает, что ситуации там не порнографические. В некоторых из них косвенно демонстрируют как оральный секс и мастурбацию, так и насильников, проституток, лесбиянок, геев, педофилов и некрофилов. Раньше это всё не пропускалось цензурой, и подпадало под понятие порнографии. Сейчас же эти темы легализовали, поэтому современная порнография вынуждена пойти ещё дальше, правда, нередко копируя тенденции в обществе, где безличный, “спортивный” секс не ограничивается обычным — пусть даже разнообразным – половым сношением. Ведь отсутствие любви должно как-то компенсироваться другими острыми ощущениями. Поэтому порнография демонстрирует широкий ассортимент сексуальных забав людей с психосексуальными и физиологическими отклонениями: гермафродитов, садомазохистов, бисексуалов, педофилов и т.п., иногда смешивая всё это в групповые оргии. Кое-что из этого определяется как “жёсткое” порно и распространяется подпольно, остальное — как “мягкое”, разрешённое и распространяется по специальным каналам, одинаково отрицательно влияя на обывателей.

Одно время цензура преподносила некоторые виды порнографии как “крутую” эротику. Такая “уступка” цензуры раздражала разбирающихся в эротике зрителей, так как на деле такие эротические фильмы оказывалась порнофильмами, из которых просто вырезаны кадры, изображающие возбуждённые половые органы, считающиеся атрибутом порнографии. Смысл и содержание этих фильмов порнографический, но эту “кастрированную” порнографию выдавали за эротику. Сюжеты, если они вообще есть, построены на сексе. Обязательно участвуют бисексуалки, есть групповой секс, оральный и т.п. Встречаются даже фильмы в стиле боевиков с восточными единоборствами – спарринг порнозвёзд различной сексуальной и весовой категории. А ведь для коллективного просмотра такие “крутоэротические” фильмы не годятся, так как зрители чувствует себя неловко перед другими. При интимном же, домашнем просмотре их преследует мысль, что взрослых людей считают несовершеннолетними или просто издеваются над ними. Ведь показывают секс во всевозможных позах и сочетаниях, с вздохами и стонами, с разговорами о сперме и половых органах, но в тот момент, когда в камеру должны попасть половые органы, её переключают, показывая более нейтральный ракурс. Это оставляет неприятный осадок. И эти фильмы были предназначены для широкой аудитории и кое-где транслировались по телевидению, так как официально это — эротика.

Надо подчеркнуть, что не на всех порнография действует одинаково. Некоторые люди оказываются предрасположенными к потреблению определённого вида порнографии. Впрочем, это касается и всех видов искусства: каждый слушает соответствующую его пониманию музыку и смотрит подходящие его уровню фильмы. Соответственно и каждый подросток, а тем более — взрослый, воспринимает увиденное по-своему, а копирует далеко не каждый. Но когда информация попадает на “благодатную почву”, тогда она воспринимается как норма и пример для подражания. Поэтому, говорить однозначно о вреде порнографии не совсем правильно. И даже самое вредное для юных умов — то, что порнография приучает воспринимать окружающих людей однобоко, как потенциальные сексуальные объекты: бёдра, задницы, пенисы и вульвы, “сталкиваясь” с хорошим воспитанием, не сможет сильно навредить. Может произойти, конечно, временная дезориентация, заставляющая свернуть с правильного пути, но верные стереотипы мышления помогут вернуться на этот путь.

Искусство — очень сильный воспитатель. И нередко родителям — основным воспитателям — приходится противопоставляться массовому искусству. Немало труда им стоит сформировать уважительное отношение ребёнка к противоположному полу и серьёзное отношение к браку, когда любимые подростковые кино-герои и героини меняют партнёров “как перчатки” и легко обходятся без семьи. Да и подросткам немало труда стоит придерживаться нормальной ориентации, когда гомосексуалисты (особенно бисексуальные женщины) настолько часто стали мелькать на современных экранах, что девушки, не испытывающие гомосексуального влечения, могут почувствовать себя неполноценными.

Мы постоянно возвращаемся к влиянию искусства кино (в том числе и порно) на людей потому, что неверные стереотипы поведения навязываются и супругам, мешая им достичь супружеской гармонии. Например, из-за искажённой информации у многих замужних женщин сексуальность ассоциируется с поведением проституток. И если супруг даёт понять, что хочет видеть их интимную жизнь более активной, супруга чувствует себя оскорблённой и обиженной. Ей кажется, что муж требует, чтобы она вела себя как проститутка, а это для замужней женщины сильное оскорбление. Да и насчёт сексуально активного мужа у неё появляются какие-то подозрения. А ещё больше проблем возникает, когда более сексуальной оказывается жена, ведь ей гораздо труднее избежать подозрений.

Искусство кино, имеющие сильное влияние на сознание людей, может помочь супругам, особо не занимающимся самовоспитанием. И хотя в последнее время оно даёт гораздо больше информации о сексуальном поведении супругов, чем раньше, к сожалению, в основном, эта информация о сексе однобокая — уделяется много внимания любовникам и проституткам.

Хотя сексуальность и естественна, сексуальные ассоциации и некоторые, сексуально возбуждающие причины зависят от местных традиций. Например, обнажённый женский живот не воспринимается в Индии очень уж эротично, в то время как от неглубокого декольте там мужчины “тают”. А в Европе, например, эротический эффект этих частей женского тела совершенно противоположен. Да и эротическое бельё тоже по-разному воспринимается. Например, в странах, где уже не одно поколение посещает стриптиз, проституток и порнокинотеатры, на мужчин более возбуждающе действуют атрибуты стриптизёрш: чёрные или красные чулки с поясами, вызывающее нижнее бельё и т.п., а также вульгарность в поведении и в выражениях. А там, где стриптиз и порнография были под запретом, чулки с подтяжками действуют на мужчин не так эротично, как “бытовая” эротика: женщины в незапахнутых домашних халатах, простое нижнее бельё, скромная (когда не заглядывают в глаза) и случайная обнажённость. А специальное раздевание с вызывающим “приглашающим” взглядом может восприниматься отталкивающе. И хотя образ стриптизёрши и “выкристаллизовался” из тайных желаний определённого типа мужчин-плейбоев, в дальнейшем сексиндустрия превратила этот образ в стереотип, который сейчас навязывается всем мужчинам.

Если порнография может отрицательно сказаться на мировоззрении подростков, то неприязненное отношение к порнографии может отрицательно сказаться на взаимоотношениях супругов, особенно супругов со стажем. Дело в том, что из-за отсутствия сексуальной грамотности порнография, эротика и секс “сваливаются” в одну “грязную кучу”. Особенно к этому склонны женщины: как “успешно” подавившие свою сексуальность, так и стесняющиеся своей сексуальности, боящиеся показаться мужу развратными. Они отвергают не только порнографическую литературу и фильмы, но с таким же пренебрежением относятся и к сексуально познавательной, обучающей литературе, не говоря уже о видеоуроках. Понятно, что при таком отношении невозможно расширить диапазон приемлемых ласк и эмоционально окрасить свои отношения. А хорошим супругам порнография может, как уже говорилось, принести пользу.

Мужчины, хотя они и более активны и заинтересованы в вопросах секса, после неоднократных безуспешных попыток заинтересовать супругу богатым миром супружеской интимной жизни, отчаявшись, замыкаются в себе, пытаясь подавить свою “чрезмерную” сексуальность. И им приходится либо довольствоваться “жалкими порциями” секса, “выделяемого” супругой, либо искать другие способы удовлетворения своей сексуальной потребности. А ведь супружеский просмотр порнографии в интимной обстановке поможет супругам не только раскрепоститься и сильно возбудиться, но и позволит им решиться на более смелые ласки в поисках новых форм взаимного удовлетворения. Это, в свою очередь, будет поддерживать эмоциональность их отношений, свежесть чувств, и будет постоянно “подпитывать” их взаимную любовь, обеспечивая супружеское счастье.

Супруги в “несексуальных” семьях находят себе иные интересы и увлечения, которые более-менее компенсировали бы отсутствие связывающей супругов эротичности. Но чаще всего увлечения эти не способствуют сближению, а наоборот – каждый замыкается на своих интересах. Женщины, к примеру, начинают так усердно следить за чистотой и порядком в доме, будто уверены, что от этого зависит семейное счастье. Но если этот интерес и усиливает эмоциональность, то, скорее в виде раздражительности, чем в виде радости и удовлетворённости жизнью.

Как мы уже говорили, порнография может помочь близким и доверяющим друг другу супругам. А вот у стеснительных супругов может быть и наоборот, если мужчина втайне увлекается порнографией и мастурбирует, так как его не удовлетворяет частота половых актов. Рано или поздно он может быть “застукан” своей половиной. А это — завязка конфликта, ведь сразу возникают подозрения в извращённости, в отсутствии любви и даже в предательстве. Понятно, что ближе от этого супруги не станут. Но если жена, обнаружившая такую “извращённость”, сможет спокойно разобраться в ситуации, конфликт этот может пойти им даже на пользу – сблизить супругов. Но это лишь в том случае, если она серьёзно задумается о месте сексуальности в супружеских отношениях, и они вдвоём будут не только искать компромиссы, а смогут увлечься интимной жизнью на радость обоим.

Корни порнографии довольно глубоки. Порнография показывает оргии, которые были известны людям много веков назад. Карнавалы, дни свободной любви и другие традиции, дошедшие до наших дней — это отражение древних оргий, в которых люди реализовали свои запретные сексуальные желания и фантазии. Причём участие в таких “официальных” оргиях не считалось супружеской изменой. К тому же, люди могли удовлетворить свои потребности и в переодевании в одежду противоположного пола, и в гомосексуальных актах, и в групповом сексе и т.п. Но это те, у кого были необычные желания. В основном же во время оргий создавалась атмосфера “сексуального психоза”, когда собственная сексуальность, усиленная “резонансом” возбуждённой толпы, заставляла человека “кидаться на всё, что движется”. А алкоголь и наркотики помогали людям раскрепоститься. Во время же религиозных оргий помогал раскрепоститься ещё и религиозный экстаз.

Надеемся, что приведённая информация помогла читателю сориентироваться в вопросах эротики и порнографии, почувствовать, насколько неопределённа грань между ними, и сделать соответствующие для себя выводы.

А теперь перейдём ко второй теме этой главы — к сексу, вернее, к физиологии супружеской интимной жизни, так как о моральной и эмоциональной стороне было уже сказано достаточно.

Обоим супругам для секса, прежде всего, необходимо половое возбуждение. И тут начинается первая проблема, так как мужчины возбуждаются легче, чем женщины. Это объясняется тем, что они от природы играют активную роль в “деле” продолжения рода. Поэтому они и возбуждаются рефлекторно, уже от одного вида обнажённого женского тела. Следовательно, им не так необходимо иметь много чувствительных (эрогенных) мест на теле, в отличие от женщин, на теле которых таких зон больше.

Самыми чувствительными эрогенными зонами мужчины являются: головка полового члена и его нижняя часть, внутренняя поверхность крайней плоти и мошонка. Но при возбуждении появляются и другие эрогенные зоны: ягодицы, соски, задний проход, внутренняя поверхность бёдер и т.д. Но эти эрогенные зоны более индивидуальны и зависят от физиологических особенностей и сексуального опыта.

К женским эрогенным зонам прежде всего относятся: клитор, малые половые губы и вход во влагалище. И они, как и основные мужские эрогенные зоны, достались от животных предков, когда самец набрасывался сзади и тёрся членом по этим местам. В настоящее же время, в частности из-за того, что женщин возбуждали не только “по-животному”, кроме этой области, включающей внутреннюю поверхность бёдер, ягодицы и задний проход, чувствительны у женщин и другие зоны. Соски, полость рта, мочки ушей, стопы ног, шея, колени, область между грудями и некоторые другие места. И если их ласкать, это тоже может привести к половому возбуждению. Но эти “вторичные” эрогенные зоны развиты индивидуально, и в разной степени. Кроме того, встречаются женщины и с необычными и редкими эрогенными зонами, например, в подколенной ямочке.

Если мужчина может сильно возбудиться даже от вида полуобнажённого женского тела, то женщине, в большинстве случаев, необходимо дополнительное эротическое воздействие. Не считая визуального воздействия (порнографию, мужской стриптиз), ей необходимы и прикосновения (нежные или грубые) и какие-то слова (нежные или нецензурные). Не говоря уже о поцелуях, без которых, впрочем, не только интимная жизнь, но и повседневная супружеская жизнь немыслима.

Подготовку к половому акту и взаимное возбуждение называют прелюдией, причём инициативу, как считается, должен проявлять мужчина. Но для супругов тут есть небольшой нюанс: женщине желательно каким-то образом дать понять, что она готова к прелюдии и, вообще, к интимной близости, чтобы не было обид. А если женщина более активна, она может взять инициативу в свои руки. Но во всех случаях свои желания и возможности супруги должны приводить в соответствие. И, в основном, именно от этого умения зависит достижение гармоничных взаимоотношений. Ведь если у любителей спортивного секса есть в арсенале целый комплекс взглядов, жестов и слов, помогающих незнакомым людям понять, что у них на уме, то и супругам нужно выработать свой “язык”, чтобы не доходило до обид или “узаконенного” изнасилования.

Несколько не по теме хочется сказать об одном из последних изобретений для любителей случайных сексуальных связей. Адресовано оно, к сожалению, подросткам. Работает этот “электронный дружок” следующим образом: надо нажать на нём кнопку “хочу секса” и пойти гулять. Если по пути встретится кто-то с таким же “дружком”, то оба “дружка” станут пищать, а хозяевам достаточно по звуку найти друг друга. Дальше — дело техники. И что может помешать им “трахнуться”, если у них такое откровенно выраженное желание?

Но вернёмся к интимной жизни супругов.

Во время прелюдии к половому акту решающую роль играют ласки клитора и вульвы. У опытных супругов поцелуи и поглаживания мягко переходят в орально-генитальные ласки или в анальное стимулирование. Это нормальный процесс. Но у многих пар обычно непродолжительная прелюдия переходит в скоростное сношение, не приносящее настоящего удовлетворения. А половая неудовлетворённость, в свою очередь, переходит в неудовлетворённость браком, спутником жизни и вообще — жизнью.

О том, что помогает супругам сблизиться, мы уже говорили в предыдущих главах, поэтому перейдём к конкретной теме — к половому акту.

Воздействие на эрогенные зоны желательно продолжать и во время полового акта. Многие женщины физиологически не в состоянии дойти до оргазма при обычном (скоростном) половом акте. А это может привести не только к половой неудовлетворённости, но и к различным гинекологическим заболеваниям. Но если супруги стесняются друг друга, женщине трудно будет сказать, какие именно ласки ей необходимы (если, конечно, она сама знает об этом). А без оргазма нельзя гармонизировать интимную жизнь.

Мужчинам сравнительно проще достичь оргазма, к тому же они, в отличие от множества женщин, имеют более определённые желания. И они лучше представляют себе, что им надо для удовлетворения. А многие женщины часто и сами не знают, каким образом у них можно вызвать оргазм, тем более, если у них никогда его не было, даже от самомастурбации. Но получить удовольствие от секса, в принципе, хотят все. Другое дело, когда супруга считает, что настоящий секс — для шлюх и проституток (так могут думать и мужчины), и просто не “утруждает” себя поиском удовлетворяющих обоих способов секса. Мужчины в таком случае с чистой совестью посещают публичные дома, любовниц и современные салоны массажа, считая, что неприлично то же самое делать со своей женой — матерью своих детей.

Имея представление о своих эрогенных зонах, и будучи сексуально грамотными, доверяющие друг другу супруги вполне могут избежать очень многих семейных трудностей, и не только связанных с половой дисгармонией, но и с ревностью, взаимными обидами и т.п. Ведь налаживание интимной жизни не только физиологически сближает супругов, подгоняя друг под друга, но и делает их душевно ближе благодаря опыту совместного, удовлетворяющего обоих решения проблем. И супруги получают возможность стать единым бесконфликтным организмом.

Как уже говорилось, самым чувствительным участком женского тела является клитор. Но эротическая чувствительность клитора не у всех одинакова. На одних возбуждающе действует ритмичное давление, оказываемое на всю область клитора, на других — только медленные штриховые раздражения тела клитора, на третьих — быстрое сильное ритмичное давление на тело или головку клитора с потягиванием её вверх или с прижиманием к лобковой кости. Кроме того, женщинам требуется частая смена “точек приложения” ласк, так как через несколько десятков секунд конкретная точка становится невозбудимой, а близлежащая точка клитора наоборот — высоковозбудимой. Понятно, что всех этих тонкостей может не знать не только сексуальный партнёр, но и сама женщина. К тому же, если даже женщина изучит свои особенности самомастурбацией, всё равно касания во время полового акта будут иметь другой характер, так что всё равно придётся вдвоём изучать и использовать эти физиологические особенности клитора.

Чувствительность влагалища к возбуждению — тоже индивидуальна. У большинства женщин очень чувствительны вход и наружная треть влагалища. Причём эти участки реагируют на давление и касательные ритмичные раздражения, обычно возникающие при движении пениса. И ещё у значительной части женщин передняя стенка влагалища чувствительнее задней, что объясняется единственной в древности – “звериной” позицией сношения. Кроме того, почти у четверти женщин возникает сильное возбуждение при глубоком ритмичном давлении на задний свод влагалища. А некоторых женщин сильно возбуждает ритмичное давление на переднюю стенку наружной четверти влагалища с прижиманием стенки влагалища к внутренней поверхности лобковой кости. У некоторых же женщин оргазм наступает при напряжении мышц тазового дна или при давлении на мышцы промежности. Таким требованиям удовлетворяет половое сношение в позиции, когда женщина сидит на мужчине лицом к нему. А какие позиции соответствуют другим вышеперечисленным сексуально-возбуждающим прикосновениям, супруги могут и сами определить на досуге или даже во время “практических занятий”. Но главное, что надо знать, так это то, что супругам вполне по силам сделать чувствительными и другие эрогенные зоны. Не надо “зацикливаться” на одной, хоть и удачной для достижения оргазма, позиции. Нужно вести поиски. Некоторые пары учатся даже доводить свою половину до оргазма, лаская соски. Причём, не только женщину, но и мужчину. Но этот “высший пилотаж” не всем по силам, да и времени и энтузиазма не у каждой пары хватит, особенно когда у них есть дети и нет идеальных для секса бытовых условий.

На других, реже встречающихся особенностях эрогенных зон мы останавливаться не будем, так как знать о них нужно скорее специалистам, чем супругам. Перечисленных же зон достаточно, чтобы супруги имели представление о том, в каком направлении нужно вести поиски половой гармонии. Но стоит подчеркнуть, что не все такие особенности врождённые, хотя и многие выявляются во время самомастурбации или при первых половых сношениях. Чувствительность какой-то зоны может появиться и закрепиться во время первого оргазма. У супругов часто так происходит: случайно удаётся получить оргазм при определённых ласках и в определённой позе. Естественно, что в следующий раз женщина будет стремиться к повторению этих ласк, зная, что достигнет оргазма. Таким образом, она закрепит чувствительность определённой зоны и даже усилит её повторением. Но это не значит, что другие зоны нечувствительны. Если та же женщина попробует вместе с супругом разнообразить свою интимную жизнь, то скоро выяснится, что она может достигать оргазма и в других позициях, и при других ласках. А вот стереотипное и целенаправленное достижение оргазма в определённой позе может через некоторое время превратить эмоциональный вначале секс в “приевшуюся процедуру”. И это может привести к дисгармонии, хотя оргазм, может, и будет достигаться, но без эмоциональности и чувственности удовлетворённости не будет.

Сексом, ориентированным лишь на достижение женщиной оргазма остаются недовольными мужчины, даже если и они успевают испытать оргазм. Дело в том, что как представителям более активного (в смысле – ищущего) пола, им нужны новые ощущения, тем более что они чаще получают возбуждающую (эротическую) информацию извне: бытовая эротика, рассказы друзей, порнолитература, порнофильмы и т.п. Правда, женщины ведут себя тоже как представительницы своего пола: они осваивают, одомашнивают нововведения, но сами особо не стремятся к новому. И это, конечно, на уровне древних инстинктов. Но современные женщины вполне могут и сами проявлять интерес к разнообразию в сексе, обсуждая соответствующие темы в разговорах с подругами и увлекаясь эротической литературой и — почему бы и нет — мужским стриптизом. Правда, это не значит, что они должны подобно любителям стриптизёрш желать их и трахаться при удобном случае. Можно же получать эротическое удовольствие, а возбуждение “реализовать” со своей половиной.

Однако сексуально-активные жёны — как в других семьях мужья — зачастую стыдятся своей сексуальности и скрывают её, мучаясь не только от половой неудовлетворённости и обиды на непонимание своей половины, но и от стыда за свою “распущенность”. А неудовлетворённость рано или поздно даст о себе знать в разговорах или ссорах. Тогда и муж будет чувствовать себя неловко, ведь он считал, что вполне удовлетворял жену в этом плане. И опять — помочь им сможет только откровенное выяснение потребностей друг друга и совместные поиски способов полового удовлетворения. При этом компромиссы не только помогут супругам раскрепоститься, и подарят жизнерадостность, но и закрепят у них уверенность в себе и в своём теле, что важно не только для их самоуважения, но и для сплочённости семьи.

И женщина, и мужчина могут желать интимных ласк руками либо языком. Это вполне нормально, и это не модное явление, ведь изображения таких ласк археологи находили даже на старинных вазах и других древних предметах. Но о естественности таких ласк для близких людей не все знают и считают их аморальными и вызывающими чувство брезгливости. В принципе, для чужих людей это действительно отвратительно и где-то унизительно, но для двух половинок пары… А из-за незнания и опасаясь, что просьба может быть не так воспринята другой половиной или имея уже опыт отрицательной реакции при намёке на это, один из супругов часто бывает вынужден скрывать свои интимные желания. А это даже при регулярной половой жизни, может вызвать чувство неудовлетворённости сексом, которое приведёт к дисгармонии.

Если раньше у сексологов основной задачей было помочь женщинам в достижении оргазма, то теперь задача несколько иная — всестороннее половое удовлетворение партнёров. Однако это ещё не говорит о том, что сексуальная безграмотность и аноргазмия безвозвратно ушли в прошлое. Они ещё встречаются, просто грамотных и ищущих супругов стало больше, и их просто оргазм уже не может удовлетворить. Соответственно и интересы стали разносторонними, и желания — шире. Но это означает, что не всегда им нужна помощь сексологов. Они сами могут найти путь к гармонии.

Если, к примеру, желание одного из супругов кажется неожиданным, неестественным или отвратительным (из-за сексуальной непросвещённости, скорее всего), то и в этом случае, уважая друг друга и доверяя, можно спокойно обсудить это желание и сделать компромиссные шаги. В принципе, нет ничего такого, чего нельзя было бы сделать (если позволяет физиология, разумеется) ради любимого человека. Ведь известно немало случаев в других сферах человеческой деятельности, даже жутких, когда супруги жертвовали многим: посторонними людьми, собой, детьми или родителями. Компромисс же в сексе по сравнению с этими жертвами — лёгкая уступка.

Многие супруги (в основном — женщины), которые смогли пойти на компромисс и превозмочь необоснованные и “традиционные” стереотипы, потом сами удивлялись своей нерешительности и опасениям, так как в дальнейшем этот компромисс становился для них не то, чтобы жертвой ради любимого человека, а наоборот — источником любви и удовольствия. Кроме того, компромиссы не только сближают супругов, но и дают им возможность, шаг за шагом расширять диапазон приемлемости сексуальных ласк. А это, в свою очередь, “подогревает” взаимную любовь и приносит не только половое удовлетворение, но и уверенность в том, что рано или поздно эротические фантазии сбудутся благодаря самому близкому человеку в мире.

Говоря о сексе, часто забывают о поцелуях. Так уж повелось, что трудно представить себе влюблённых, обходящихся без поцелуев, а супругов со стажем, такими и привыкли видеть. И дело тут не в том, что повзрослевшие супруги более сдержаны и не целуются на людях, а в том, что согласно общественному мнению, взрослым супругам, “исполняющим” супружеские интимные “обязанности”, поцелуи ни к чему, как, впрочем, и сексуальное разнообразие. И если вдруг незамужняя подружка спрашивает замужнюю (тоже молодую) женщину о каких-то интересных особенностях её интимной жизни с мужем, то получает стереотипный ответ: “А зачем нам заниматься такими вещами? Мы же взрослые семейные люди”. И эта деланная солидность некоторых, даже молодых пап и мам не даёт им сблизиться и получить сексуальное удовлетворение. Что же касается поцелуев в губы — это не только выражение чувств пылких влюбленных, но и проявление нежности любящих друг друга супругов всех возрастов. К тому же, эротическое удовольствие при страстных поцелуях приводит к половому возбуждению, что совсем не лишнее для супругов со стажем. А в интимной жизни поцелуи не только эмоционально обогащают прелюдию к сексу, но и романтизируют, “раскрашивают” физиологичность полового акта, делают его актом любви, а не животным совокуплением. Впрочем, сексуальное разнообразие в жизни любящих людей тоже отдаляет, а не приближает их к животному миру, хотя ханжеская мораль утверждает обратное.

До сих пор ещё можно встретить супружеские пары, считающие поцелуи уделом новобрачных. Такие супруги стесняются целоваться не только в присутствии детей, но и наедине. Тут, правда, нужно подчеркнуть, что поцелуи в присутствии детей должны быть не сексуальными, а нежными и непродолжительными. Тогда они будут не только поддерживать близость супругов в домашней обстановке, не только сделают комфортней домашнюю атмосферу, но и приучат детей к нежности, воспитают в них стереотип благожелательного семейного поведения. Кстати, родители, стесняющиеся нежных мимолётных поцелуев при детях, как ни странно, не стесняются оскорблять и унижать друг друга при них, воспитывая таким поведением грубость и хамство -неуважение ко всем людям.

Одним из “белых пятен” для многих женщин до сих пор остаётся оргазм. Дело в том, что об оргазме можно прочитать, увидеть в фильме, услышать рассказ подруги, но не испытав его, нельзя понять, что такое оргазм. Испытать же можно и без знаний, так как это – “природное явление”.

Биологическое значение оргазма — поощрение сексуальных контактов, необходимых для продолжения рода. Поэтому, вероятно, оргазм и доставляет высшее сладострастное наслаждение. Он приносит с собой сильную эмоциональную разрядку, освобождение от мышечного напряжения, сопровождающего сильное половое возбуждение, а также освобождение от прилива крови к половым органам.

У мужчин оргазм обычно длится несколько секунд. Сила сладострастного ощущения быстро нарастает и также быстро спадает. Мужской оргазм почти всегда связан с эякуляцией — семяизвержением. Правда, китайская эротология утверждает обратное и обучает мужчин испытывать оргазм без эякуляции, но делается это, судя по всему, лишь с целью “экономии” семенной жидкости и растягивания предоргазмного сладострастного ощущения. Однако рассчитан этот способ, скорее всего, на не очень сытых (в смысле еды) и не очень молодых мужчин, так как подобного рода экономия может отрицательно сказаться на организме молодого, сытого мужчины. Есть, правда, способ оргазма без эякуляции, у которого нет такого недостатка — продолжительными тренировками учатся направлять семенную жидкость в мочевой пузырь, но это и вовсе дикость, хотя, если кому-то нравится…

У женщин оргазм протекает несколько дольше. Кроме того, у некоторых представительниц прекрасного пола, в отличие от мужчин, может быть затяжной оргазм, длящийся в редких случаях до полутора часов, то усиливаясь, то ослабевая. Но у многих женщин, как и у мужчин, повторный оргазм может наступить лишь после паузы в 20 — 30 минут, а иногда, и через несколько часов. Но встречаются женщины, которые способны к многократным повторным оргазмам, следующим друг за другом с интервалом в несколько минут. Полное удовлетворение такие женщины испытывают после трёх-четырёх оргазмов, реже — двадцати и более. Таких женщин называют в специальной литературе мультиоргастичными.

Физиология оргазма не зависит от способа его достижения — будь то во время полового сношения, самомастурбации или оральной стимуляции, хотя эмоциональная оценка может и отличаться, в зависимости от общего настроя. К примеру, оргазм, испытанный впервые при куннилингусе вполне может показаться исключительным, но ощущения при оргазме вполне стандартные — многие женщины испытывают внезапную остановку, задержку всех психических процессов, внезапное оцепенение, ощущение, что куда-то проваливаются, как бы теряют сознание. Выводит же их из этого состояния ощущение сильного толчка в области клитора или в глубине влагалища (в каких-то случаях — в заднем проходе). Женщине кажется, что тепло, излучаемое этими участками, распространяется по всему телу. Затем чувство разлившегося тепла сменяется непроизвольными ритмичными сокращениями в области влагалища и малого таза, а иногда — и наружных половых органов. Эти ощущения сопровождаются чувством необычайного сладострастия и ошеломляющего экстаза, не поддающегося контролю. Иногда оргазм сопровождается глубокими вздохами, стонами, ритмичными движениями головой, судорожным прижиманием (если позволяет поза) партнёра к себе.

Оргазм можно испытать не только во время полового акта. До начала половой жизни это может произойти во время эротических сновидений. Правда, эротические сны, сопровождающиеся оргазмом, могут сниться и взрослым, так как они являются следствием саморегуляции организма. Не бывает их лишь при регулярной половой жизни, в том числе и при регулярной самомастурбации. И это касается как мужчин, так и женщин. Но женщины могут испытать оргазм и оседлав коня. В таком положении напряжение определённых мышц возбуждает клитор. И неспроста женщинам раньше предписывалось сидеть на лошади боком. Более редкие и описанные в литературе случаи оргазма от напряжения мышц в неэрогенных зонах труднее объяснить, но они встречаются.

В некоторых случаях оргазм у девушек и женщин может быть вызван дефекацией, при запорах, но впечатление от него несколько неоднозначное.

О половом сношении нельзя сказать, что это – “белое пятно” для супругов, но приходится констатировать, что их знания о сексе порой настолько поверхностны и примитивны, что любые физиологические особенности и несоответствия могут стать причиной сексуальной дисгармонии. И если не принять мер, не захотеть даже просто вникнуть в суть дисгармонии, избежать разрушения семьи будет нелегко. Правда, это не означает, что разрушится обязательно и брак, ведь в браке могут состоять супруги терпящие друг друга или удовлетворяющиеся на стороне, что не редкость.

Супруги, достаточно информированные о физиологии, вникающие в суть своих ощущений и желаний, вполне могут самостоятельно разобраться в проблемах, возникающих при налаживании совместной интимной жизни, да и не только интимной. Но разобраться можно лишь при обязательном условии — откровенности и взаимодоверия. Правда, сложности есть немалые, ведь половой акт, являясь единственным физиологическим актом, которым нельзя заниматься индивидуально, требует особой “сыгранности” партнёров. Поэтому супругам нужны правильные знания о “правилах игры” и физиологических особенностях, причём, как своих, так и партнёра.

О прелюдии к половому акту мы уже говорили, но надо ещё добавить, что прелюдия нужна не только для нежных и приятных ощущений, но в основном, она необходима организму для того, чтобы перестроиться и подготовиться к совместному физиологическому акту. Ведь во время прелюдии половое возбуждение доходит до такой стадии, когда эротическое чувство не только овладевает сознанием, но и происходят физиологические изменения в организме. У мужчин усиливается приток крови к половым органам, вызывая отвердение пениса и эрекцию. Одновременно с половым возбуждением появляется желание разрядки, снятия этого полового напряжения. И это как раз та стадия, умело растягивая которую, можно продлить приятные ощущения.

У женщин тоже усиливается приток крови к половым органам при сильном половом возбуждении — увеличиваются малые срамные губы, приобретая ярко- или тёмно-красный цвет, увеличивается — правда, индивидуально — клитор, становясь плотнее. В то же время влагалище покрывается смазкой, расширяется и удлиняется.

Во время полового сношения, когда половой член совершает во влагалище возвратно-поступательные движения, нервные окончания, расположенные в половых органах, ритмично раздражаются. Это приводит к нарастанию полового возбуждения до некоторого уровня, на котором и держится. В это время происходит адаптация влагалища к размерам полового члена. Наружная треть влагалища сужается, образуя оргастическую манжетку, и обхватывает член. Клитор оттягивается назад, а головка его втягивается под защитную складку. Груди слегка набухают, а соски твердеют. Резко учащаются дыхание и пульс, повышается артериальное давление. И если всё идёт как надо, и нет мешающих факторов, то через некоторое время половое возбуждение доходит до своего апогея – оргазма, во время которого происходят ритмичные сокращения мускулатуры матки и наружной трети влагалища. Во время оргазма дыхание учащается, частота сердечных сокращений увеличивается до 180 и более ударов в минуту, значительно повышается артериальное давление, обильнее становится увлажнение влагалища.

У мужчин во время оргазма тоже происходят изменения: сокращаются семявыводящие протоки, что воспринимается как сладострастное ощущение и чувство неизбежности эякуляции. Оргазм же достигает своего предела тогда, когда семенная жидкость выбрасывается через мочеиспускательный канал наружу.

После оргазма (у мультиоргастических женщин — после последнего) начинается период обратного развития: у мужчин уменьшается половой член, нормализуется дыхание, приходит в норму артериальное давление, появляется временная половая невозбудимость. У женщин наблюдается такой же процесс, но продолжается он дольше и обычно длится 10 — 20 минут, в течение которых женщина ещё нуждается в нежных прикосновениях и завершающих ласках.

Половой акт, не окончившийся оргазмом, может быть для женщины приятным или безразличным только в случае несильного полового возбуждения, да и то лишь тогда, когда влагалище не сухое. При сильном же возбуждении отсутствие оргазма может вызвать тягостное нервное напряжение и чувство сильной неудовлетворённости, иногда сопровождаемое истерикой и слезами. А такое состояние отражается не только на психике, но и на физиологии — прилив крови к половым органам может держаться до часа и сопровождаться чувством тяжести внизу живота и болью в пояснице. Неоднократное же повторение таких застойных явлений в женских половых органах может вызвать воспалительные процессы, от которых “месячные” становятся болезненными и появляются бели. А в дальнейшем могут развиться и различные женские болезни.

Для супругов “старой закалки” хочется подчеркнуть, что половой акт — это не только физическое, но и душевное слияние мужчины и женщины. И партнёры — особенно женщина — нуждаются не только в прелюдии (для выражения нежности и достижения необходимого уровня полового возбуждения), но и в завершающих ласках, в проявлении нежности и внимания после полового акта, без которых у женщины может остаться “осадок” неудовлетворённости. Но когда нет взаимной любви, супругам не до таких “мелочей”. Поэтому отсутствие завершающих ласк характерно для не любящих, случайных партнёров, к которым, к сожалению, можно отнести и многих супругов со стажем. Больше того, при случайных связях, сразу после полового акта могут появиться чувства неприязни, отвращения и брезгливости, говорящие о том, что это была инстинктивная случка неблизких людей. И в принципе, по длительности прелюдии и завершающих ласк можно судить о любви и сексуальной культуре супругов.

Для молодых супругов не мешает подчеркнуть, что успешность полового сношения не сильно зависит от размеров половых органов (величины полового члена, узости и глубины влагалища), как об этом думают по неопытности. А ведь из-за такого заблуждения юноши часто стесняются скромных размеров своего пениса. Девушки же, относятся снисходительно к маленьким размерам члена, но зато им внушают страх большие размеры. А такое отношение может отрицательно сказаться на браке. И чтобы прояснить этот вопрос, обратимся к статистике.

Длина полового члена — в среднем 10 — 15 см. (максимальный размер, описанный в литературе — 35 см.), а средняя длина влагалища — 7 — 10 см., не считая увеличения при возбуждении. А кроме этого член во время полового акта обычно проходит выше или ниже шейки матки — в легко растяжимый передний или задний свод влагалища. И получается, что расстояние от входа во влагалище до заднего свода, с учётом растяжимости, чаще всего составляет 12 — 14, реже — 16 см., поэтому большое влагалище может приспособиться к половому члену любого размера. При маленьком же влагалище могут возникнуть болевые ощущения, но и то лишь до того, как произойдёт приспособление влагалища (при половом возбуждении). Поэтому случаи, пугающие девушек, когда половой акт невозможен из-за довольно крупных размеров пениса, бывают крайне редко. А в принципе, есть позиции, в которых пенис не может проникнуть на всю длину. И вообще, ищущие супруги всегда могут, учитывая свои физиологические особенности, достигнуть сексуальной гармонии и даже воспользоваться своими нестандартными особенностями для того, чтобы внести больше разнообразия в свою интимную жизнь. Такой подход сделает их ещё ближе и привязанней.

Интимную жизнь супругов мы подробнее рассмотрим в следующей главе, в конце же этой — как это принято — нужно упомянуть о болезнях, передаваемых половым путём. Но дело в том, что в пропагандируемых нами семейных отношениях просто нет места супружеским изменам. Да и предостерегать от случайных половых актов, говоря о половой гармонии, как-то неуместно. А раз супругам из здоровой семьи негде заразиться гонореей, сифилисом или СПИДом, то и предостерегать их нет смысла, тем более что об опасности СПИДа сейчас знают все. С другой же стороны, разве могут любящие супруги уберечься от СПИДа и других венерических болезней, если есть опасность заразиться ими в больнице или в поликлинике из-за небрежности медперсонала, не оснащенности или нищеты медицинского учреждения? Тут уж ничего не посоветуешь. Правда, любящим друг друга супругам гораздо легче вдвоём перенести заражение одного из них или обоих, чем не любящим, терпящим или ненавидящим. А думающие супруги, к тому же, заботясь о своём здоровье в целом, обычно стараются избегать чреватых осложнениями ситуаций. Да и личная гигиена может стать профилактикой бытового гепатита, сифилиса и прочих заболеваний, передающихся не только половым путём.

ГАРМОНИЯ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Гармония — это цель, к которой должны стремиться супруги, мечтающие о семейном счастье. Но для того, чтобы добиться цели (любой), надо, как минимум, чётко представлять её себе. И не только цель, но и пути к её достижению. Ведь очень обидно, когда человек, потративший долгие годы своей, дающейся всего лишь раз жизни, на достижение поставленной цели, и пожертвовавший многим ради неё, достигнув, испытывает разочарование. А осознание того, что он долгие годы не к тому стремился, шёл не в нужном направлении, может оказаться очень болезненным. И потерянного времени уже не вернуть. Поэтому, ставя перед собой цель, нужно хорошенько подумать, действительно ли эта цель достойна того, чтобы к ней стремиться, и стоит ли из-за неё жертвовать другими “синицами в руке”? При этом надо учитывать, что в реальной жизни приходится обязательно чем-то жертвовать ради достижения поставленной цели. Но жертвы должны быть разумными, чтобы приближали к цели, а не лишали её смысла.

Человек постоянно находится на распутье, ему постоянно нужно выбирать в какую сторону идти. И счастлив тот, у кого этот выбор несущественный – что-то вроде: какую зубную пасту выбрать. Ведь необходимость делать судьбоносный выбор — довольно тяжёлый груз для человека. Впрочем, обычно о выборе мало кто задумывается, да и зачем? Проще “плыть по течению”. Но задумываться заставляет жизнь, и чаще всего тогда, когда уже “пошёл не в ту сторону”, когда раздумья, в основном, носят характер поиска сделанных ошибок, а не планирования своей жизни. Разумеется, без ошибок в реальной жизни не обойтись, но ведь человек живёт один раз, и если он постоянно будет учиться на собственных ошибках или, тем более, повторять их, то и вся его жизнь станет ошибкой. Поэтому надо уметь пользоваться чужим опытом, который благодаря письменности накапливался веками, и не забывать, что основная задача литературы — передавать опыт из поколения в поколение. Имеется в виду, конечно, настоящая литература, причём, не только научная, но и художественная – воспитывающая и обучающая. Но существует и другая литература – “массовая”, прививающая людям ложные и пустые цели и растлевающая молодое поколение. Нужно уметь отличать их.

Обычно люди делают серьёзный жизненный выбор автоматически (интуитивно), под влиянием семейного воспитания и общепринятых стереотипов поведения (среда, семейные традиции, литература, кино), то есть, человек “плывёт по течению”. Следовательно, он стремится к целям, поставленным не им самим. Но не надо забывать, что есть скрытое противоречие между целями общества (круга общения, населённого пункта, народа, государства и всего человечества, наконец) и личными целями отдельных людей. И, скажем, спокойная и счастливая жизнь большинства членов общества может стать губительной для общества в целом, для его прогресса — парадоксально, но всеобщее счастье может привести лишь к застою и регрессу. Из-за этого все попытки построить общество всеобщего благоденствия, свободы, равенства и братства обречены на провал. Правда, это не значит, что отдельной личности или паре не надо стремиться к счастью. Надо! Но придётся отстаивать своё счастье в борьбе, и не столько с обществом, сколько с внутренними помехами.

Если холостым проще “подогнать” свои интересы под интересы общества, то семье это сделать значительно труднее, ведь семья – тоже общество, хоть и маленькое, и её интересы не всегда совпадают с интересами окружающих. Поэтому думающие супруги вынуждены нередко ломать стереотипы, идти своим путём и самим ставить себе цели, стараясь не “плыть по течению” в направлении, в котором “подталкивает” их общество. Ведь это направление может противоречить цели супругов достичь семейного счастья. Но мы не призываем к антиобщественному построению собственного счастья, говоря о ломке стереотипов. Да и не каждая ломка стереотипов может быть оправдана, ведь она может означать также и выработку антигуманных стереотипов, таких как “возвышение” над обществом и презрение к согражданам. Такие стереотипы обычно поддерживаются фашистскими и религиозно-фанатическими идеями. Впрочем, подверженность этим идеям тоже означает плыть по течению, разве что, по другому руслу. Но, имея целью семейное счастье, “докатиться” до таких идей невозможно, да и добиваться семейного счастья можно не столько получая, сколько отдавая, причём на протяжении всей жизни, а это “возвышенным” и “просветлённым” не по нутру. Им нужна власть над людьми. В ней они видят своё счастье и подчиняют других себе во имя своей цели.

Каждый человек рано или поздно достигает поставленной перед собой цели. Но количество счастливых людей на Земле всё же невелико потому, что многие стремятся всю жизнь к ложным целям и неверно представляют себе смысл человеческого счастья, часто из-за незнания игнорируя дорогу, которая могла бы привести их к реальному счастью. Они тратят свою жизнь, стремясь к ложной либо не подходящей конкретно им цели. А многие просто стремятся выглядеть счастливыми – убеждать себя и других, что они счастливы.

Мы несколько отвлеклись от темы, но вопрос цели в жизни настолько серьёзен, что сам как-то “пробился” в разговоре о гармонии супружеских отношений. Впрочем, добиться гармонии, не представляя себе чётко цель супружества (жизни, фактически) просто невозможно.

Cупружеская гармония — как и семейное счастье вообще — достойная цель, кстати, доступная большинству людей. И если Вы решили добиться этой цели, то, прежде всего надо понять, прочувствовать, что гармония — это процесс, её нельзя достигнуть, раз и навсегда. К гармонии, как, впрочем, и к счастью, и к любви, нельзя относиться как к приобретению: достиг цели, приобрёл и успокоился. Супружескую гармонию, как и любовь, нужно постоянно “подпитывать” теплом своей души, уважением, чуткостью, нежностью и компромиссами. В принципе, настоящая любовь и супружеская гармония — это одно и то же. Поэтому успокоенность и “самотёк”, губительные для любви, губительны и для гармонии.

Гармония супружеских отношений складывается из двух составляющих: личностной (душевной) и интимной. Обе эти составляющие важны. Перегибы в ту или иную сторону уводят супругов от гармонии. Но мы уделим больше внимания интимной стороне супружеской жизни, потому что информации о ней гораздо меньше, ведь художественная литература не одно столетие исследовавшая причины душевной дисгармонии супругов, очень мало и косвенно касалась интимных причин дисгармонии.

Гармоничные супружеские отношения — это не выполнение супружеских обязательств, а слияние душ и тел. Ни венчание в церкви, ни брачный контракт, ни другие обязательства перед богом и обществом, не могут гарантировать гармоничных отношений между супругами. И даже наоборот – вынужденное исполнение супружеских обязанностей без удовольствия и без чувства ответственности за родных людей, а только лишь из “давящего” чувства долга, рано или поздно надоедает супругам. Ведь любая обязанность — это давление на психику. Другое дело, когда она исполняется по своему желанию, с охотой, тогда даже от самой тяжёлой работы можно получить удовольствие. К примеру, можно навести порядок в квартире и получить удовольствие от сделанной работы, но можно сделать то же самое, заставляя себя, испытывая давление обязанности и чувство недовольства.

Семьи, в которых супруги делают всё “из-под палки”, очень нестойки. Правда, у них появляется “закалка” — привычка работать лишь тогда, когда заставляют, но это ненормально и превращает человека в подневольного. Но хуже всего то, что такое отношение к труду передаётся детям, превращая их в безынициативную прислугу, в элемент серой массы.

Отсутствие гармоничности отношений хорошо “проявляется” у супругов, уже вырастивших своих детей. Если у них не было близости и их ничего не связывало, кроме детей, оставшись вдвоём, они начинают понимать, что им уже не за чем терпеть присутствие друг друга, и решают, наконец, развестись. А многие просто доживают свою жизнь по привычке и с постоянным чувством неудовлетворённости, причём делают вывод, что не бывает ни любви, ни счастья — одни мучения. Но хуже всего то, что своим пессимизмом они делятся с другими, часто с молодыми людьми, “давя” на них авторитетом прожитых лет. Своим же детям они передают неправильные стереотипы поведения в семье и нежелание иметь семью. Впрочем, о проблемах пожилых пар мы поговорим в другой главе, правда, зарождаются эти проблемы в первые годы супружества.

Супруги, не углубляющиеся в вопросы секса, тоже могут создать крепкую семью. Ведь если оба не чувствуют половой неудовлетворённости, то они вполне могут прожить сравнительно счастливо и без половой гармонии, опираясь на то, что их сближает. Но, к сожалению, браки держащиеся на “мирном сосуществовании” — без настоящей любви, находятся в состоянии неустойчивого равновесия, которое может нарушить любая случайность. И каждому, наверное, известны такие случаи, когда в благополучной с виду семье вдруг муж или жена уходит к другому партнёру. Видимых причин вроде бы нет, а ведь основной причиной распада такого рода “крепкой” семьи часто становится то, что кто-то из супругов случайно испытал “на стороне” настоящие чувства. И не всегда причина измен в сексе, он мог получить удовлетворение и других желаний – нашёл, к примеру, родственную душу. Но происходит это не случайно, ведь при том же стечении обстоятельств, любящий и любимый, сексуально и морально удовлетворённый супруг поведёт себя совсем не так, как не обласканный и неудовлетворённый. Это касается и женщин, которые тоньше чувствуют отсутствие половой гармонии. О бабах и мужиках, которые и не стремятся к единению со своей половиной, мы не говорим, ведь они, как живут не задумываясь, так и изменяют; правда, их похождения даже трудно назвать изменой, ведь душевно они не связаны со своей половиной.

Не секрет, что случайная половая связь гораздо насыщенней эмоционально за счёт новизны, запретности и т.п., чем рутинная половая жизнь. И это тоже привлекает несчастливых в браке супругов. Они “клюют” как на эмоциональное, так и на сексуальное разнообразие, нередко впервые открывая для себя радость секса, которая не идёт ни в какое сравнение с супружеским “лимитированным” удовлетворением физиологической потребности.

Несмотря на то, что в браке удовлетворение половой жизнью имеет большое значение, всё же, никакое сексуальное разнообразие или техника не могут компенсировать отсутствия любви и взаимоуважения. Если супругов объединяет только секс, то со временем они будут посматривать либо на молодых, либо просто на других партнёров, ведь им захочется новых ощущений. Но новые ощущения можно получить и от третьего партнёра в постели, и от обмена партнёрами с другой парой, и от групповых оргий, и от гомосексуальных (бисексуальных) связей и т.п. Это, может, по-своему и сблизит супругов, но перегиб с сексуальным разнообразием — в ущерб нежности и любви — может привести лишь к тому, что с возрастом тело своей половины уже не будет доставлять эротического удовольствия, правда, это зависит и от понимания эротики с юных лет. Ведь без эротической нежности и взаимной любви даже молодое и идеальное тело может “приестся” через несколько лет совместной жизни, и захочется поменять его даже на худшее, но новое.

Мы уже говорили, что гармоничные отношения супругов состоят из двух составляющих — душевной гармонии (удовлетворение потребности в душевной близости, взаимопонимании и взаимном доверии) и половой (удовлетворение сексуальных потребностей). Но составляющие эти взаимозависимы и “переплетены” так, что рассматривать их в отдельности довольно затруднительно.

Как уже говорилось, интимные отношения должны постоянно углубляться, и должен расширяться диапазон приемлемых ласк, а для этого нужно постепенно — мягко и тактично — изживать межличностную стыдливость, учиться раскрепощаться, не доставляя неудобств партнёру, и становиться всё более откровенными друг с другом. С годами можно “извлечь” и свои тайные сексуальные желания, стараясь, конечно с обоюдного согласия, претворить их в жизнь. Но поначалу, когда супруги ещё не очень близки душевно, необычные сексуальные желания могут вызвать и недоумение, и подозрение в извращённости или в психических отклонениях, вызвать страх и брезгливость. Поэтому желательно “извлекать” свои потаённые желания лишь достигнув какого-то уровня взаимного уважения и доверия. Только тогда осуществление тайных сексуальных фантазий принесёт обоим немало сексуальных удовольствий и ещё больше сблизит. А пока надо стараться идти во всём навстречу друг другу.

Тут нужно подчеркнуть, что совсем необязательно в подробностях претворять в жизнь свои фантазии. Всё-таки фантазия — это фантазия, и многое сделать вообще невозможно, но творчески подойти и постараться по мере возможностей сделать сокровенную мечту любимого человека реальностью — это большое дело. Потом, правда, может выясниться, что мечта, на которой один из супругов “зациклился”, притягивала его так сильно лишь своей неосуществлённостью. Но осуществление желаний, даже не полностью, может не только нейтрализовать их навязчивость, но и обогатить интимную жизнь обоих. В обоих случаях оно даст супругам возможность идти дальше по пути гармонизации своих сексуальных отношений.

Однообразие интимной жизни супругов способно “погасить” их взаимную любовь, лишив эмоциональности и сексуальной удовлетворённости. А профилактикой такого регресса чувств, как уже говорилось, является расширение диапазона приемлемости интимных ласк, и, прежде всего — интерес к сексу. Многим же супругам почему-то кажется, что разнообразие в сексе должно интересовать только молодожёнов или влюблённых, что далеко не так. Как раз у молодожёнов и нет особой нужды в разнообразии интимной жизни, ведь влюблённость и новизна половых отношений с любимым человеком поддерживают в них эмоциональность и интерес. В то время как супругам со стажем просто не обойтись без сексуального разнообразия и экспериментирования, если, конечно, они хотят жить в любви и в радости. Но, к сожалению, часто получается так, что супругам уже поздно думать о разнообразии в сексе. И дело тут не в возрасте или в сексуальных способностях, а в закостенелых привычках, в стеснении и в стыдливом отношении к сексу. Поэтому желательно, чтобы сексуальное экспериментирование и изживание ненужной стыдливости началось с первых лет супружества, когда стереотипы “солидного” семейного поведения ещё не стали непреодолимым барьером для этого.

Перейдём теперь непосредственно к технике секса, которая разрабатывалась веками, но не везде открыто передаваясь из поколения в поколение. В тех странах, где секс возводился в ранг религиозного культа — в Индии, в Китае, — можно было открыто исследовать и писать об этом трактаты. И в других странах, где, разумеется, тоже был интерес к сексу, были свои энтузиасты, несмотря даже на различные табу, но отсутствие или не распространенность информации об этом, не дают нам судить об их достижениях в этой области.

Составитель “Камасутры” — индийского трактата о любви — Ватьясана описал 84 коитальные позиции, а его последователи (в комментариях к “Камасутре”) довели это число до 729. Но ценность “Камасутры” не в “численном превосходстве” индийской эротологии, а в том, что она ориентировала партнёров (супругов, в основном) на совместность и взаимность мужских и женских сексуальных реакций — на половую гармонию, благодаря которой интимная жизнь людей отличается от совокупления животных. Правда, у животных тоже есть своя гармония – животная, но осмысленная душевная близость и любовь присущи, вероятно, лишь людям, да и то при определённом культурном уровне.

Китайская эротология тоже учит гармонии, ставя целью сексуальных игр доведение женщины до оргазма. Но всё же надо отметить, что в древних трактатах — как в индийских, так и в китайских — секс не всегда связан с обычным браком, о чём свидетельствует нередко довольно большая разница (в несколько раз) в возрасте, да и количество партнёров тоже. Но если в Китае третьим, более-менее пассивным партнёром могла быть прислуга, то в Индии — в связи с тем, что в высших кастах сохранялась полигамия — это могла быть общая жена нескольких мужчин. Но, несмотря на это, в их интимных отношениях сохранялись нежность и уважение к чувствам партнёра.

Как в книгах, так и в жизни, интимные отношения начинаются с прелюдии. Сексуальная гармония тоже начинается с неё, правда, к стыду некоторых супругов надо сказать, что в отличие от них, даже у животных есть прелюдия и соответствующие проявления нежности. А некоторые люди избегают прелюдии из-за того, что по незнанию стесняются своего поведения. Супругам нередко мешает ханжеская мораль и отсутствие понимания эротики, да и сексуальная неграмотность и отсутствие культуры тоже.

У супругов с годами роль прелюдии к половому сношению всё больше повышается в связи со снижением полового влечения, но и не только из-за этого. Когда у молодых супругов проходят новизна секса и влюблённость, они теряют первичную (природную) гармонию. И если они не успели душевно сблизиться, секс у них станет механическим и стыдливым, о чём будет свидетельствовать отсутствие прелюдии и нежности во взаимоотношениях. Конечно, они почувствуют перемену и ощутят какую-то потерю, но, не поняв истинной причины, станут лишь отчаянно допытываться друг у друга: “Неужели любовь прошла? Неужели мы разлюбили друг друга?” В принципе, так и произойдёт, если молодые супруги не смогут вовремя разобраться в ситуации, и пойти в направлении гармонизации супружеских отношений — они потеряют шанс создать настоящую семью. Следовательно, им придётся терпеть обиды, измены, взаимные мучения и развод. К сожалению, подобные взаимоотношения настолько распространены, что не только никого не удивляют, но и считаются, чуть ли не нормой. Но речь не об этом.

Для молодожёнов прелюдия важна тем, что она развивает взаимную нежность. И ещё прелюдия помогает им разобраться в своих сексуальных ощущениях и в ощущениях своей половины. С годами же, если идти в правильном направлении, прелюдия так переплетётся с половым сношением, что превратит секс в сплошное удовольствие, причём, не только в физиологическое, но и эротическое. А вообще прелюдия — это индикатор взаимоотношений супругов, степени их близости, любви и доверия.

Нередко регулярная половая жизнь — это новая фаза жизни для обоих молодожёнов, и им нужно время, чтобы к ней привыкнуть. Но пока влюблённость и новизна диктуют свои нормы, молодожёнам не о чем заботиться. Правда, этот период длится не долго, но зато он помогает поэтапно вырабатывать соответствующие нормы поведения, которых раньше быть не могло. При повторных же браках ситуация иная — приходится пересматривать стереотипы, оставшиеся от предыдущего брака. Но, к сожалению, многие не задумываются над своим поведением и при очередном браке ведут себя так же, допускают те же ошибки, что и с первым супругом (или партнёром), поэтому и результат нередко получается таким же – дисгармония.

Знания и опыт интимной жизни накапливаются супругами сообща и, в основном, методом проб и ошибок. А идти этим путём без взаимопонимания, без доверия и откровенных разговоров просто невозможно. Иначе одностороннее экспериментирование в целях достижения сексуальной гармонии может быть неправильно воспринято и отвергнуто. Даже ещё хуже – попытки ввести какие-то новшества могут стать причиной семейных конфликтов и отдаления супругов друг от друга. Поэтому, если один из супругов не понимает важности прелюдии, нежности и разнообразия в сексе, второй должен постепенно, шаг за шагом, внедрять новые вариации сексуального общения. А “скромной” половине нужно не бояться, а помогать любимому человеку в его начинаниях. И нужно помнить, что есть немало психосексуальных отклонений, которые не мешают супругам сблизиться и сродниться. Отклонения же, которые могут стать серьёзной помехой, встречаются довольно редко. А мешает супругам, в основном, неправильное половое воспитание и “всплывающие” в подсознании неверные общественные и религиозные стереотипы отношения к сексуальности. Это чаще всего – “традиционные” заблуждения: “Женщина не должна быть активной в сексе; мужчина должен всё делать сам; секс нужен только мужчине; основная радость женщины – дети и т.п.”

Прелюдия к сексу, как уже говорилось, кроме физиологической подготовки к сношению, имеет и другое значение для супругов, так как прелюдия — это проявления любви, нежности и восторга от касаний к телу любимого человека. И она даёт возможность почувствовать любовь к себе, восторженное отношение к своему телу. Кроме того, прелюдия — это интимные ласки, возбуждающие и наслаждающие, причём такие, которые были бы неприятны с другим человеком. А если супругам всё же кажется, что с другим человеком им было бы приятней, значит у них нет самого главного — любви и близости.

Тут стоит упомянуть о супругах, которые без нежной и продолжительной прелюдии, даже после сильного оргазма не испытывают полноценного полового удовлетворения. Это — эротические и чувственные натуры, которые не всегда пользуются заслуженным уважением со стороны своей половины.

А теперь обратимся к теме женских оргазмов, которая стала актуальной и широко обсуждаемой лишь после сексуальной революции, произошедшей в последней трети прошлого века.

С “подачи” сексологов оргазмы стали делить на вагинальные и клиторические. Но при этом вагинальные оргазмы стали расценивать как нормальные, а клиторические — как неестественные и даже — неприличные. Может, в медицинской терминологии такое деление и необходимо, но в жизни оно нанесло немалый вред женщинам, которым не удавалось достичь оргазма в “миссионерской” позиции. Хотя и раньше женщины, которые могли достичь лишь клиторического оргазма, оставались сексуально неудовлетворёнными в браке, но тогда большинство из них, ни разу не испытавших оргазма, считало, что им либо не дано, либо оргазм — это придуманный кем-то обман. Да и в незнании легче было перенести аноргазмию, нежели под давлением доступной информации и опыта знакомых женщин. А после сексуального информационного бума самооценка многих женщин изменилась. Те, которые не могли испытать оргазм с мужем, но достигали при самомастурбации или вне брака, вынуждены были считать себя развратными и недостойными женщинами. Из-за этого они не могли поделиться этой проблемой с супругом. Некоторые, правда, делились с подругами или с матерью. Но какой совет могут дать те, которые и сами в этом не разбираются? Нередко советы сводились лишь к имитации оргазма. А случалось, что кому-то везло иметь грамотного мужа или опытную подругу, и у них получалось наладить интимную жизнь с мужем и не считать себя ущербной.

Но не только жёны заблуждались насчёт своих возможностей, мужья тоже считали жён с клиторическим оргазмом “недоделанными” — фригидными, холодными женщинами, в то время как некоторые из них, уже испытавшие оргазм, мучались от полового желания и неудовлетворённости. И они вынуждены были мучаться или прибегать к самомастурбации до тех пор, пока случайно не встречали партнёра, сумевшего довести их до оргазма. Женщин же, имитирующих оргазм ради того, чтобы угодить мужу, рано или поздно переполняло чувство неудовлетворённости и подавленности оттого, что муж не в состоянии подарить им настоящий оргазм. И это чувство незаметно направляло мысли в сторону поисков сексуального удовлетворения на стороне.

До сих пор эти “постреволюционные” трудности мешают супругам достичь гармонии. Да и о какой гармонии может идти речь, когда жена, зная, что не может достигнуть оргазма без ласк клитора, стесняется сказать об этом мужу? Конечно, имеющие опыт самомастурбации могут удовлетвориться втайне от мужа (как, впрочем, и мужья безразличных к сексу жён), и этим снять сексуальное и нервное напряжение. Но такой способ отнюдь не способствует сближению супругов, а наоборот — приводит к замкнутости и желанию в одиночку решать свои проблемы.

Со стороны может показаться странным, что причиной измен и развода какой-то пары была обычная неосведомлённость в вопросах секса, и что брак можно было бы спасти всего лишь дополнительным стимулированием клитора. Причём, это могли бы сделать как он, так и она. Но всё же истинная причина разлада не столько в неосведомлённости (экспериментально можно было бы найти выход), сколько в отсутствии близости и доверия между супругами. Что же касается осведомлённости, то молодым супругам не мешает знать, что женщины “клиторического” типа могут достичь оргазма как в позиции, обеспечивающей контакт тела мужчины с клитором (женщина сидит на мужчине, лицом к лицу), так и при одновременной стимуляции клитора пальцем в позиции “мужчина сзади”. И ничего в этом нет противоестественного или неприличного. Зато такой несложный технический приём не только может помочь женщине получить половое удовлетворение, но и сблизит супругов, сделает их интимные отношения гармоничными. Правда, это всего лишь один шаг в правильном направлении, но если супруги смогли побороть себя, и нашли выход из этой нелёгкой ситуации, значит им по плечу и другие интимные проблемы. И не только интимные, ведь у них уже появится опыт совместного решения общей проблемы, а в семейном быту он просто необходим.

Некоторые женщины, нашедшие, наконец позицию, позволяющую им испытать оргазм, “зацикливаются” на ней и мучают себя и своего супруга однообразием, боясь, что в другой позиции не получат сексуального удовлетворения. Но от такого однообразия и механического подхода секс может превратиться в “гонку” за женским оргазмом, лишая интимную жизнь эмоциональности и нежности. А надо всего лишь знать, что оргазм в одной позиции — это первый шаг. В дальнейшем, благодаря разнообразию и эмоциональности половой жизни, женщина сможет испытать оргазм и в других позициях. Не говоря уже о том, что во время одного полового акта можно любить друг друга в нескольких позициях, следя лишь за тем, чтобы мужской оргазм не опередил женский. Правда, некоторые пары начинают с быстрого мужского оргазма, а затем, во время продолжительных взаимных ласк мужчина достигает повторного оргазма уже после женских оргазмов.

Рано или поздно при раскрепощении и отвлечении от мысли, что всё делается ради женского оргазма, разрядка сама неожиданно придёт в какой-то другой позиции. Всему своё время. Хотя если у обоих есть интерес к сексу, то “прохождение интимных этапов” супружеской жизни значительно ускорится.

Молодожёнам – и, прежде всего самой женщине — нужно в первую очередь выяснить, к какому оргастическому типу она относится (хотя такое деление и относительно), так как в первое время эта особенность женщины задаёт “технические условия” половой жизни супругов. С годами оргастический тип, скорее всего, не будет играть особой роли для увлечённых сексом супругов, но в начале интимной жизни это нужно выяснить, чтобы хоть как-то добиться достижения женщиной оргазма, чтобы она не потеряла интерес к сексу. Конечно, проще, когда девушка уже знает о некоторых особенностях своего тела, но можно их выяснить и вдвоём, экспериментально, получая удовольствие от сексуальных поисков.

Специалисты делят женщин по способу достижения оргазма на три типа: вагинальный, клиторический и вагинально-клиторический. Не вдаваясь в анатомические подробности, можно сказать, что это разделение не жёсткое и спорное. К тому же, исследования сексологов показали, что сила оргазма особо не зависит от того, стимулируются эрогенные зоны у клитора или во влагалище, не говоря уже об анальной зоне. Клитор просто чувствительнее и при его непосредственных ласках оргазм вызывается быстрее. И ещё: во влагалище нет нервных окончаний, разве что – неглубоко у входа. А при сношении эрогенная чувствительность клитора усиливается, и возбуждающие импульсы из влагалища передаются клитору через кожную складку, покрывающую его. В принципе, все оргазмы — клиторические, но при традиционной позиции лёжа, когда соприкасается большая поверхность тел и половой член движется во влагалище, оргазм воспринимается как более совершенное наслаждение. Этому способствует, вероятно, и мужская оценка секса, ведь в этой позиции “руководит” мужчина, да и укоренившаяся во многих странах традиционность этой, так называемой супружеской позиции, заставляет относиться к ней как к сексуальному стандарту. В то время как позиция, унаследованная от животного мира, более физиологична, более естественна.

Чтобы секс со своей половиной не “приелся”, он должен быть многовариантным. Не обязательно интимную жизнь сводить к половому сношению. Петтинг, оральный и анальный секс, взаимная мастурбация и другие формы сексуального удовлетворения могут быть в “репертуаре” любящих супругов. Всё зависит от условий, от настроя партнёров и от их потребностей. И этим интимная жизнь людей отличается от животного сношения. Правда, справедливости ради можно упомянуть о взаимной мастурбации у слоних и о фелляции у медведей. Но это не то. Что же касается разнообразия в сексе, то для сравнения можно привести пример потребности в воде: человек ведь не всегда удовлетворяет её одной лишь водой. Иногда хочется и холодной газировки, иногда к месту горячий чай, иногда — пиво. И хотя основная цель остаётся — удовлетворение потребности организма в воде, одновременно есть возможность получить удовольствие и от вкуса, и от других ощущений. Почти так же обстоят дела и с сексом, который, правда, в большинстве случаев не связан с основной целью — зачатием детей. Но если целью интимной жизни считать получение удовольствий от удовлетворения половой потребности и от близости с любимым человеком, почему же не добавить “вкуса” и “приправ”? Ведь разнообразие способов секса в браке не только уместно, но и сближает супругов, эмоционально окрашивая физиологический процесс. Причём эмоции супружеского секса выгодно отличаются от ощущений при сексе со случайным партнёром или с проституткой. Такие эмоции могут быть ещё и у некоторых любовников, но не о них речь. Супруги же, предпочитающие секс не со своей половиной, просто не смогли наладить с ней контакт и сблизиться. Отсюда и поиски вне дома.

Необходимость поисков вариаций интимной жизни диктуется не только физиологическими особенностями супругов — размерами их половых органов, расположением и чувствительностью эрогенных зон, но и потребностями, вызванными их психосексуальными особенностями. Немалую помощь в поисках могут оказать как заинтересованность в сексе, так и личный опыт. В первую же очередь молодожёнам нужно заняться физиологической “притиркой” — выяснением и “использованием” физиологических особенностей друг друга. Дело в том, что многие параметры могут быть индивидуальными. Например, расположение клитора и входа во влагалище может немного отличаться от среднестатистического. Да и чувствительность ануса, и длина полового члена, и размеры влагалища, и величина ягодиц, и угол наклона таза, и вес тела — у каждого индивидуальны. А это может сделать какой-то способ секса, радующий одну пару, абсолютно непригодным для другой пары. Поэтому первоначальная задача молодожёнов — искать и находить приемлемые и приятные формы удовлетворения половой потребности, чтобы стать парой, а не союзом независимых личностей. Ведь не секрет, что супружеский “симбиоз” не так легко разрушить, в то время как брак независимых личностей разваливается от малейшего постороннего вмешательства.

Несмотря на изолированность семейного секса от общества, всё же, общественная мораль и сексуальные традиции влияют на интимную жизнь супругов. Например, долгое время широко распространённое в Европе мнение, что нормален лишь половой акт в положении, когда мужчина лежит на женщине, а другие позиции неприличны, не одно столетие лишало полового удовлетворения миллионы супружеских пар. Дело в том, что эта позиция непригодна не только тогда, когда женщина относится к клиторическому типу, но и при чрезмерной полноте мужчины. При беременности же она и вовсе опасна. Поэтому некоторые супруги, можно сказать — тайком, искали иные способы и позиции полового сношения. Ведь соответствующей официальной литературы на эту тему не было, хотя “нестандартные” позиции нужны были не только для разнообразия, но и для “подгонки” физиологических параметров.

Рассмотрим некоторые позиции с точки зрения физиологических особенностей партнёров:

— половой акт станет возможным при неполной эрекции или при небольших размерах полового члена, если женщина лежит на спине, с высоко поднятыми ногами;

— при чрезмерной полноте мужчины и во время беременности подойдут позиции: “мужчина сзади, стоя”, либо “сзади, лёжа на боку”;

— иногда у женщин встречается такое расположение влагалища, что мужчине легче войти, если он находится сзади.

Женщинам с клиторическим типом оргазма приходится быть более изобретательными, если, конечно, они находят понимание у своей половины, а если нет — им приходится либо подавлять свою сексуальность, либо прибегать к самомастурбации. А если случай сведёт такую жену с мужчиной, который с помощью нехитрых ласк доведёт её до оргазма, это может поставить женщину в непростую ситуацию. Представьте себе трагедию женщины, которая всей душой любит мужа, а с другим её связывает только секс. Причём случайный партнёр относится к ней безразлично. Выйти “незапятнанной” из такой ситуации мало кому удастся. Поэтому, если женщина узнала — не важно как: при самомастурбации или с другим мужчиной (муж, в принципе, тоже виноват в этой ситуации), — что может достигнуть оргазма лишь при стимуляции клитора, ей обязательно нужно поделиться этой “тайной” со своей половиной, дабы не попасть в безвыходную ситуацию. Конечно, есть риск быть непонятой и обвинённой в распутстве, но зачем же тогда жить с таким человеком, если рано или поздно придётся уйти от него? Если же он не твердолобый ханжа, он с радостью поможет своей половине испытать удовлетворение.

Мало того, что женщины с клиторическим типом оргазма нередко умалчивают об этой своей физиологической особенности, но некоторые даже считают себя извращенками. Это те, которые знают о своих, как им кажется, “непристойных” потребностях, но стесняются сказать мужу о необходимом им способе удовлетворения. Они и не догадываются, что откровенный и доверительный разговор со своей половиной поможет им не только найти выход из этой ситуации, но и придаст свежесть их интимным отношениям, сблизит их.

Оказывается, что женщина с клиторическим типом оргазма может “перегнуть” и в обратную сторону, постоянно стимулируя, с согласия мужа, только клитор. Но ведь низкая чувствительность влагалища вовсе не означает, что у неё нет потребности ощущать половой член во влагалище. Да и мужчина может остаться неудовлетворённым, если постоянно будет испытывать оргазм вне влагалища. Но некоторые пары останавливаются именно на таком суррогатном способе.

Для многих будет неожиданностью узнать и то, что некоторые женщины совсем не вводят половой член во влагалище, а стараются, чтобы в позиции “женщина сверху” половой член давил на область между половыми губами и на клитор. Другие же, наклонившись над мужчиной, трут головку члена о клитор до наступления у них оргазма. Правда, “отдав дань” женскому оргазму, пара может приступить к половому акту в позиции, предпочитаемой мужчиной. Это уже может удовлетворить обоих, не говоря уже о том, что женщина может испытать и повторный оргазм при сношении. Многим мужчинам такая последовательность может понравиться даже больше, чем одновременный оргазм, так как нет нужды контролировать себя и сдерживать семяизвержение, но зацикливаться на одном способе всё равно нежелательно, разнообразие может помочь сохранить эмоциональность интимной жизни.

У пар, где женщина относится к вагинальному типу оргазма, несмотря на “стандартность” полового акта, есть свои трудности. И чаще всего проблемой становится длительность полового акта. Дело в том, что фрикции во влагалище являются очень сладострастным раздражением для головки полового члена, и мужчине нелегко бывает долго сдерживать эякуляцию, чтобы не опередить женский оргазм. А это приводит многие сексуально неграмотные пары к конфликту. Правда, дело не только в неграмотности, но и в том, что женщинам с вагинальным оргазмом нужна более продолжительная предварительная подготовка, чем женщинам с клиторическим типом оргазма. Ведь у последних и во время сношения, можно сказать, продолжается прелюдия, так как стимулируется клитор.

Прелюдия, конечно, нужна всем, но непродолжительность её может компенсироваться настроенностью женщины и силой её сексуального желания. Но если супруга не интересуется сексом, она будет ждать, чтобы её возбуждал “в одностороннем порядке” легко возбудимый супруг, что нередко приводит к преждевременной эякуляции и к неудовлетворённости слишком поздно возбудившейся жены. И такая дисгармония встречается у многих пар, так как такой стереотип поведения диктует общественное мнение — до сих пор ещё считается, что сексом интересуются лишь мужчины, а женщинам секс нужен “постольку – поскольку”. А если женщина интересуется сексом и не скрывает своей сексуальности от мужа, это считается ненормальным, не говоря уже о том, что женщин с таким темпераментом приравнивают к “гулящим”. Причём несмотря даже на то, что её страсть целиком направлена на любимую половину.

Как уже говорилось, деление женщин по типу оргазма — довольно относительное. При сильном возбуждении оргазм может наступить даже при стимуляции анального отверстия или сосков. А в редких случаях до оргазма может довести стимуляция и вовсе неожиданных точек тела. И если женщины, нуждающиеся в непосредственной стимуляции клитора для достижения оргазма, стыдятся сказать об этом своей половине, что же тогда говорить о тех, которые мечтают об анальной стимуляции? Конечно, мало у кого изначально есть такая потребность, но бывает, что женщина смутно ощущает её, так как испытала однажды сладострастное чувство, когда ей, например, ставили клизму в подростковом возрасте. А, может, у неё был до замужества опыт анального секса. Не важно. Но, боясь подозрений со стороны мужа, она вынуждена будет скрывать свои нестандартные потребности, подавлять их, переключаясь с секса на какие-то другие интересы в жизни, не задумываясь о том, что половая неудовлетворённость не даст сблизиться и найти дорогу к супружескому счастью. В то же время взаимное доверие, способность прощать, любовь и поэтапное расширение диапазона приемлемых ласк, не только помогут удовлетворить “необычные” сексуальные потребности, но и сблизят супругов. И ради этого женщине стоит пойти на откровенность.

О риске, что муж неверно истолкует её желание, мы уже упоминали, но ведь раскрыться можно и не сразу. Если женщина при каждом удобном случае ненавязчиво даст понять своей половине, чего бы ей хотелось, то она вполне может рассчитывать на понимание со стороны супруга, конечно, если он не “твердолобый” и самоуверенный. Впрочем, с таким и без особых потребностей рассчитывать на сексуальную гармонию не приходится. А нормальный, понимающий эротику супруг может воспринять нестандартные сексуальные потребности своей половины чуть ли не с восторгом. Ведь и у него тоже, наверняка, будут какие-то скрытые сексуальные желания, о которых он стеснялся сказать. А взаимное откровение, да ещё с дальнейшим “внедрением”, сделает супругов несказанно ближе и роднее.

Но вернёмся к ласкам клитора. Что же конкретно можно посоветовать в случаях, когда любящий супруг захочет ласкать клитор своей половины? Прежде всего, ему надо знать, что пальцы не должны быть сухими, так как прикосновение сухой кожи к нежным половым органам может оказаться довольно болезненным. (Для языка такой проблемы нет.) Слюна или влагалищная смазка помогут легко преодолеть сухость пальцев, не говоря уже об имеющихся в продаже специальных интимных кремах. А женщине нужно знать, что мужчине не обойтись без её подсказок, тем более, на первых порах. Мало того, что у мужчины нет такого органа, чтобы знать, как с ним обращаться, к тому же и чувствительность у каждой женщины своя: одним приятны круговые движения вокруг головки, другим — горизонтальные возвратно-поступательные, третьим же может вообще не нравиться прикосновение к клитору. Заранее этого знать, разумеется, нельзя, но со временем, при доверительных отношениях, такие интимные тонкости передаются мужчине, делая его роднее. И нет ничего зазорного, если женщина сама продемонстрирует своему любимому, какие именно ласки клитора доставляют ей большее удовольствие. Эротоману такое зрелище очень понравится. Что же касается ласк клитора при сношении, то она и сама может это делать, разумеется, в подходящей для этого позиции. Она может ласкать себя, например, стоя на коленях, лёжа на спине (мужчина — стоя) и в других удобных позициях. При высоком же расположении клитора женщина может держать руку на животе во время полового сношения, смещая сверху вниз область клитора так, чтобы обеспечить контакт с основанием полового члена. А можно смещать не статично, а ритмично, чтобы ускорить наступление оргазма.

При половом сношении скорость и глубина фрикций зависят, обычно, от мужчины, но он не может знать, какую скорость и какую глубину предпочитает партнёрша в данный момент. Ему нужна подсказка для согласованных и удовлетворяющих обоих действий. Без подсказки мужчина будет ориентироваться только на свои ощущения, а это не всегда будет подходить женщине. И если женщина видит, что партнёр заботится и о её ощущениях, но не знает, как нужно себя вести, она может взять на себя инициативу и лёгкими движениями рук задавать необходимый ритм фрикций. Ничего постыдного в этом нет, но если партнёр настолько “сер”, что не поймёт этого и отреагирует отрицательно, значит надо ожидать больших проблем. Но, в крайнем случае, ему можно сказать, что так — больно, нужно по-другому. Правда, можно поменять позицию. Ведь в некоторых женщина сама может регулировать и глубину, и частоту введения полового члена, когда она – сверху.

Кроме корректирования глубины и частоты фрикций, жена в состоянии “руководить” и получаемыми ласками. Ведь зная, какие именно ласки ей нужны в данный момент, она может направить руку своего возлюбленного — ничего не говоря при этом — в наиболее чувствительные эрогенные зоны и придать движениям его руки такой ритм и такое усилие, которые ей больше всего приятны. Понятно, что при этом имеют преимущество женщины, которые уже изучили свои эрогенные зоны и знают свои сексуальные потребности. Однако такой опыт не всегда говорит о том, что у женщины до брака была бурная сексуальная жизнь. Такой опыт можно получить и от самомастурбации. И никто не вправе осуждать за это.

Тут сделаем небольшое отступление, касающееся вопросов, связанных с добрачной половой жизнью. Посоветуем любящим супругам не допытываться о добрачной половой жизни друг у друга, не стоит этого делать. Да и самим откровенничать тоже необязательно. Ведь быть откровенными — не значит рассказывать с подробностями о своих прошлых интимных приключениях с другими людьми, особенно — с общими знакомыми. Это может быть не очень приятно для второй половины, и может вызвать унижение, ревность, обиду и т.п. Откровенными нужно быть именно в браке — в возникающих вопросах и ситуациях, а откровенничать, не задумываясь о последствиях, показывать на бывших знакомых пальцем, мол, мы с ним (или с ней) при таких-то обстоятельствах того…, не стоит. В остальном же молодожёны должны быть максимально откровенны. Это сблизит их и научит доверять. А при таких взаимоотношениях трудно будет скрыть что-то серьёзное, что в дальнейшем пагубно отразилось бы на браке, да и об откровенности не придётся жалеть.
<!––nextpage––>
Но вернёмся к нашей теме.

Чтобы продлить половое сношение и довести до оргазма женщину вагинального типа, мужчинам можно посоветовать сношение короткими ритмичными движениями полового члена, глубоко введённого во влагалище. При этом наиболее чувствительная часть головки пениса слабо соприкасается с расширенной частью верхнего отдела влагалища. В то же время, малочувствительное основание полового члена обеспечивает чувственное раздражение наружной трети влагалища у оргастической манжетки. Так можно привести в соответствие раздражение эрогенных зон обоих и оптимизировать время полового акта, что позволит обоим испытать половое удовлетворение.

У некоторых очень темпераментных женщин ещё до наступления оргазма возникают столь бурные внешние проявления полового возбуждения, что партнёр, не сдерживая себя, достигает оргазма, в то время как женщина остаётся неудовлетворённой в состоянии сильного полового возбуждения. И если у такой женщины нет откровенных отношений с мужем, ей останется либо мучаться от обиды и болезненных ощущений, либо тайно “домастурбировать своё”, так и не получив полного удовлетворения. А ведь вполне может помочь и в этом случае откровенный разговор с выяснением потребностей и возможностей обоих. Любящим и доверяющим друг другу супругам ничего не стоит договориться о каких-то сигналах, свидетельствующих о начале оргазма у женщины. В случае же опережения мужского оргазма, любящим супругам не составит особого труда найти способ, чтобы довести и женщину до оргазма. Это может быть та же самая самомастурбация, но “скрашенная” одновременными ласками любимого человека.

В принципе, имея желание и терпение, супруги всегда могут найти компромиссные способы и позиции, удовлетворяющие обоих. Именно удовлетворяющие, а не компромиссы типа: “ни тебе — ни мне”.

Достижение женщиной оргазма — хорошая цель в интимной жизни супругов, но женщины должны иметь ввиду, что различные приёмы задержки семяизвержения можно считать приемлемыми лишь тогда, когда они доставляют радость, а не превращаются в напряжённые усилия для достижения женщиной оргазма. Такой подход тоже чреват дисгармонией. Из-за него нередки случаи, когда мужья жалуются на “просвещённость” своих жён: “Пока она не знала, что такое оргазм, у нас была нормальная интимная жизнь, а теперь она мучает меня, чтобы хоть каким-то образом достигнуть оргазма”. И это уже перегиб в другую сторону, другая крайность, встречающаяся у супругов. Конечно, продлённый половой акт может гарантировать достижение женщиной оргазма, но не во всех случаях продление оправдано. Чтобы легче ориентироваться в этом вопросе, надо всего лишь знать, что мотивом продления полового акта должно быть не стремление добиться любой ценой (механически, без нежных эмоций) женского оргазма, а желание как можно дольше ощущать друг друга единым организмом. И многим женщинам это доставит более полное удовлетворение, нежели вымученный оргазм.

Одной из причин супружеской дисгармонии до последнего времени была уверенность некоторых женщин в том, что прикосновение к половому члену супруга абсолютно недопустимо и даже неприятно. А ведь такое отношение к телу супруга не только вызывает обиду и разочарование у него, но и способно снизить его половую потенцию. Не говоря уже о том, что подобное поведение жены приводит к взаимоотношениям, при которых любая случайность может увести мужа в объятия более раскрепощённой женщины. Окружающие, конечно, будут обвинять мужчину, который бросил такую женщину – хорошего работника, образцовую домохозяйку, любящую мать и т.п. — ради какой-то вертихвостки. Ведь им со стороны не понять, что отчуждение в жизнь супругов внесла именно женщина своей незаметной интимной щепетильностью. Правда, не все в подобной ситуации порывают с семьёй. “Добропорядочные” мужья пользуются услугами современных салонов массажа и публичных домов, а если им по карману — содержат любовниц. Но если это можно было оправдать в начале ХХ-го века всеобщей половой неграмотностью, то в наше время этому нет оправдания ни для мужа, ни для жены. И даже если такое отношение к телу близкого человека — следствие чопорного воспитания, то при современном уровне информации можно пересмотреть и побороть предрассудки такого рода.

Женщине нужно иметь в виду, что без ласк пениса не будет и ласк вульвы, значит, из любовного “рациона” будут исключены многие разновидности взаимного полового удовлетворения, и секс будет сведён к скучному отбыванию супружеской интимной “повинности”. В то время как женщины, обнаружившие новый источник наслаждения (пенис), не упускают случая воспользоваться им на радость своей половине. Причём от эротичности ситуации и ощущая реакцию мужчины, они получают не меньшее удовольствие. Мужчина же от таких ласк просто тает, становясь нежнее и “податливее”. Правда, такое откровение со стороны любимой жены доставляет мужу удовольствие тем сильнее, чем меньше ему кажется, что эти ласки только ради него, а ей самой они безразличны и совсем не возбуждают.

Тут надо сделать оговорку, что эротические чувства и удовольствия, о которых мы говорим, могут испытывать лишь люди, имеющие определённый культурный уровень. Более примитивные люди и над своими чувствами не задумываются, и о чувствах своей половины особо не переживают, а ведут себя просто и естественно (в данном аспекте — по-скотски).

Привычность ласк руками может прийти на помощь супругам, когда женщине бывает необходимо в начале полового акта рукой ввести половой член во влагалище. Мужчинам с непостоянной эрекцией особенно трудно обойтись без ласковых женских рук. Во-первых, благодаря обхвату полового члена рукой, возрастает вероятность эрекции (ещё больший эффект достигается при оральных ласках). Во-вторых, мужчина освобождается от страха потерпеть неудачу при введении полового члена во влагалище, а в-третьих, если женщина возбуждена, и вход во влагалище раскрыт и увлажнён, то можно ввести рукой и не полностью эрегированный член. Впрочем, все эти советы годятся разве что супругам старшего поколения, которые стесняются друг друга и не “увлекаются” сексом. Молодые же пары раскованнее, соответственно и проблемы у них могут быть от перегибов в противоположную сторону.

Нет мужчины, которому бы не доставляли удовольствия прикосновения женских рук (губ, языка или других частей её тела) к его пенису, но и этому могут помешать какие-то моральные “тормоза” или какой-то неудачный опыт, оставивший неприятный осадок на душе. Но даже если у обоих партнёров есть желание, всё же, без знаний и опыта им не обойтись, ведь чувствительность пениса не у всех одинакова. И разница в чувствительности зависит не только от того, обрезанный он или нет, но и от индивидуальных особенностей. Ведь у одних чувствительнее может оказаться место соединения головки с крайней плотью, у других — основание головки, у третьих же, наибольшая чувствительность может проявиться при обхвате всего члена. При этом нельзя забывать, что чувствительные места могут доставить не только удовольствие, но и боль. Поэтому хорошая супруга должна выяснить сексуальные особенности своей половины и использовать их к обоюдному удовольствию. Это надо учитывать даже тогда, когда у обоих есть садомазохистские склонности.

Одним из важных параметров интимной жизни супругов является частота половых актов. О ней, прежде всего, нужно сказать то, что не существует единой нормы. Нормальная половая активность, как мужчин, так и женщин, индивидуальна и постоянно меняется в зависимости от условий жизни и от возраста. К примеру, если половая активность не вызывает у одного из супругов чувства усталости и разбитости, а в течение дня оба чувствуют себя бодрыми, весёлыми и довольными жизнью, то и несколько половых сношений ежедневно могут быть для них нормой.

Мало того, что половая потребность индивидуальна и меняется с возрастом (причём у мужчин — по одной схеме, а у женщин — по другой), она ещё зависит и от множества других факторов. На половую потребность влияют и состояние здоровья, и загруженность работой, и степень озабоченности бытовыми и профессиональными проблемами, и эротичность среды (вид окружающих людей, интимные разговоры с друзьями, возбуждающее искусство и т.п.), и полноценность пищи, и количество свободного времени, и жилищные условия, и многое другое. Поэтому супругам нужно самим найти оптимальную частоту половых сношений, но нельзя превращать её в норму. Если супруги станут нормировать свои интимные отношения, они превратят секс в обязанность и лишат его эмоциональности и импровизаций (время, место, способы). И не надо забывать, что частота половых сношений — это компромисс, так как чаще всего у одного из супругов половая потребность опережает потребность второго. А это – источник конфликтов. Что же можно посоветовать? Быть ближе! Известно, что лучше всех компенсировать разность в потребностях могут близкие супруги, ведь у них есть взаимопонимание, уважение и сопереживание. При таких близких отношениях один из супругов может без особого труда слегка сдержать свою активность, второму же ничего не стоит время от времени помогать своей половине, получить половое удовлетворение другими способами, если он не настроен или у него нет возможности заняться полноценным сексом. Это, кстати, возможно и в семьях неблизких супругов, но без полного взаимопонимания такой компромисс превратится в эксплуатацию, приводящую супругов к отчуждению. Но есть и другой доступный способ компенсации разности в половой активности, который мы уже упоминали – самомастурбация.

В первые годы совместной жизни половая активность мужа в большинстве случаев бывает выше активности жены. Для любящих и уважающих друг друга супругов это не помеха. И хотя мы не советуем молодым женщинам соглашаться на половой акт против своей воли — без желания и без возбуждения (это же чистое изнасилование!), но ведь чуткая и любящая жена вполне может удовлетворить сексуальные потребности своей половины и другими способами. Сделать это она может без ущерба своему здоровью и самолюбию, особенно если знает, что длительное (сравнительно) воздержание приводит мужа к повышенной нервозности и к болезненным ощущениям в мошонке. Мужьям же нужно иметь в виду, что секс против воли может привести к отвращению, а это, в свою очередь, сделает половые акты ещё реже и ещё дальше уведёт супругов от половой гармонии.

Известно, что непродолжительное воздержание обостряет чувственность и усиливает нежность взаимоотношений супругов. Но нередко хватает и неполного дня, чтобы чувственность и нежность переросли в раздражительность от половой неудовлетворённости. Следовательно, и в этом вопросе важно не “перегнуть палку” и держаться “золотой середины”, удовлетворяющей обоих. Это понимают многие, но трудность в том, что невозможно измерять чувства временем — “И двух дней не прошло, а ты уже готов!”

На первых порах очень трудно почувствовать грань, после которой нежность и чувственность могут перейти в обиду и раздражение. Но с годами, если оба отнесутся к этому с пониманием, будут входить в положение друг друга, вопрос частоты половых сношений будет снят с “повестки дня”.

Мы уже говорили, что сексуальная активность довольно индивидуальна и меняется во времени. Соответственно меняется и значение понятия “непродолжительное воздержание”. Для одних это могут быть дни, а для других — недели. Правда, в неравноправных семьях не может быть такого понятия, так как мужчина там — хозяин жены, и жена вынуждена соглашаться на интимную близость по первому его требованию. Но таких семей в цивилизованном обществе не так много, а больше распространена другая крайность – “увиливание” жены и “передержка” воздержания мужа, которая приводит к нервозности, раздражительности и вспыльчивости.

Удивительно, но часто супруги и сами не понимают причин своей нервозности и даже не видят связи своей раздражённости и вспыльчивости с затянувшимся воздержанием, хотя подсознательно они чувствуют обиду на свою половину. А сила этих отрицательных чувств немалая, потому-то и трудно себя контролировать, ведь неудовлетворённость “сидит” в подсознании, и подавить её, даже осознав, очень трудно. Но выход, конечно, есть — можно физически загрузить организм, отвлечь его какой-то работой, чтобы усталостью и другими заботами подавить половое желание. Сначала будет трудно, но со временем организму легче будет переносить. Но этот выход хорош для одиноких людей, супруги же от этого только отдалятся. Близкие же супруги могут вполне обойтись без отвлечения и подавления, которые приводят к хронической неудовлетворённости жизнью. Они могут договориться о том, как вести себя в ситуации, когда один из них вынужден отказаться от интимной близости. Как это сделать? Рассмотрим такую ситуацию подробнее.

Неожиданный отказ от половой близости действует угнетающе на психику человека, если он уже настроился и пылает страстью. В принципе, любой сбой в осуществлении человеческих желаний тормозит психику и становится причиной “тяжести на душе” — стрессов разной силы. И это легко можно заметить у детей: если ребёнку что-то обещали, но не выполнили — он плачет от обиды. Плач снимает стресс, вызванный “крушением” надежд. Психологи советуют и взрослым так снимать стресс, но не всем это удаётся, да и неловко как-то. Что же касается нашего примера, то с возрастом человек, конечно, учится хладнокровнее реагировать на то, что его надежды не оправдались, но всё же, при отказе своей половины от интимной близости, без скрытой обиды и испорченного настроения не всегда удаётся обойтись. И сильнее всего от этого страдают молодые и “мягкие” мужчины. Молодые мужчины страдают от сильной потребности, а “мягкие” — ещё и от бессилия, оттого, что не в состоянии заставить супругу или, в крайнем случае, “вылить” на неё свою обиду. Им ведь приходится “проглатывать” обиду, отчего страдания растягиваются. Примерно такие же переживания и у тактичных мужей — им становится стыдно за свой темперамент. При другом же “раскладе”, не меньше страдают и страстные, любящие жёны.

Реакция на отказ зависит не столько от темперамента, сколько от продолжительности воздержания и от формы отказа. И выражаться эта реакция может по-разному: от депрессии, сильной обиды и ухода в себя, до злости, побоев и изнасилования. Причём не только молодые и горячие мужчины могут бурно реагировать на отказ, но даже у зрелых женщин может наблюдаться довольно бурная реакция на несостоятельность супруга, хотя до побоев у них, как правило, дело не доходит.

Редкие отказы воспринимаются супругами легко и особо не действуют на их психику, в то время как частые — вызывают депрессию, связанную с продолжительным состоянием половой неудовлетворённости и с чувством обиды на самого близкого человека. А, как известно, чем ближе человек, тем больнее обида на него. И есть большая вероятность, что такое состояние может заставить одного из супругов искать половое удовлетворение вне дома. Но причина отказов (и стрессов из-за них) не столько в несоответствии половой активности супругов, как может показаться на первый взгляд, сколько в их половой неграмотности и в отсутствии между ними взаимопонимания. По этой причине в некоторых семьях жёны даже превращают разницу сексуальной активности в предмет спекуляции. Дело в том, что не у каждой женщины хватает такта и нравственности, чтобы не использовать такого рода “слабость” мужа в корыстных целях. Некоторые, не осознавая аморальности своего поступка, даже наказывают своего супруга за какие-то провинности в повседневной жизни отказом от интимной близости.

Такие перегибы встречаются чаще всего в семьях, где властвует жена. И “подневольное” положение мужчин в таких семьях не только унижает его и препятствует налаживанию гармоничных отношений, но и разрушает семью. Ведь подрывая у мужчины веру в себя, лишая его авторитета в семье и чувства собственного достоинства, жена сама провоцирует его на поиски себя вне семьи. И нередко мужчина уходит к любовнице не только для того, чтобы почувствовать себя мужчиной в сексуальном плане, но и чтобы почувствовать отношение к себе как к мужчине, к представителю сильного пола, к уверенному в своих силах человеку, чтобы почувствовать любовь и уважение. Но поиски могут привести несчастливого супруга не столько к другой женщине, сколько к “друзьям по несчастью”, и чаще – к алкогольным. Ведь не секрет, что к наркотикам прибегают слабые люди, лишённые веры в свои силы. То же можно сказать и про обращение к религии, но не хочется оскорблять чьи-то религиозные чувства.

“Подневольное” положение супруга ослабляет не только его бытовые качества (уверенность в себе, чувство ответственности, социальную активность), но и его половую потенцию. А это, в свою очередь, усиливает комплекс неполноценности, заставляя мужчину “катиться по наклонной плоскости”. То же можно сказать и о женщинах, испытывающих унижение в семье, но так как у женщины больше ответственности за детей, и она больше чувствует свою необходимость им, то ей легче перенести такое положение и не “взбрыкнуть”, не замкнуться в себе. Но и такая терпимость далека от счастья.

Вернёмся к такому фактору, влияющему на частоту половой жизни супругов, как время, уделяемое ими интимной близости. А время у всех ограниченно, поэтому приходится его выкраивать, жертвуя чем-то другим.

Обычно семейные пары предпочитают для интимной близости вечернее время — перед сном. Правда, это диктуется скорее бытовыми условиями, чем оптимальностью для секса. Просто свободное время, отсутствие бодрствующих детей или родственников, возможность естественного уединения и т.п., делают вечер удобным временем для секса. Но усталость после рабочего дня (или работ по дому), клубок проблем в голове и необходимость встать пораньше на следующий день, — всё это заставляет спешить и “разыгрывать” секс по стандартному ускоренному сценарию. Не говоря уже о том, что супруги вынуждены в это время не шуметь и не зажигать свет, что тоже “гасит” эмоциональность. Да и температура – другой фактор — в спальне часто такая, что не хочется высовываться из-под одеяла. А вместе все эти нюансы приводят к однообразию, к эмоциональной бедности интимной жизни и к превращению секса в супружескую обязанность.

Не меньше нюансов и у пар, которым удаётся воспользоваться утренними часами. Кое-кому утренняя эрекция даже может оказаться хорошим “подспорьем”, но ведь не всем под силу рано просыпаться, тем более, если впереди рабочий день, и тела не всегда чистые, да и где гарантия, что не проснулись дети?

Лучше же всего для любви подходит дневное время и спонтанное возбуждение, но, к сожалению, для многих пар это роскошь, так как это время бывает занято работой, домашними заботами или детьми. И чаще бывает так: если один из супругов не занят, то второму — никак не освободиться. Правда, те супруги, которые умеют использовать любую возможность для того, чтобы остаться наедине, могут время от времени одарять друг друга эмоционально насыщенным и глубоко удовлетворяющим сексом. Но дневной секс не обязательно должен быть “по полной программе”, наоборот – чаще всего это скоростной, “яркий” секс, дарящий любящим супругам огромное количество положительных эмоций и заряжающий жизненной энергией. (Кстати, именно такого рода эмоциональность и делает незабываемыми сексуальные встречи любовников.) А такой спонтанный секс, даже редко “балующий” супругов, способен поддерживать в них огонь любви и нежности, предохранять их интимную жизнь от рутинности и однообразия. Но можно и запланировать спонтанность – немало супружеских пар использует для нестандартной интимной близости поездки вдвоём на автомобиле, посещение мотелей, ночные поездки в поездах и прочие романтические “штучки”.

Некоторые сексологи считают нежелательными повторные половые акты, но если потенция и здоровье позволяют… Вообще-то, “ненасытность” присуща юнцам и любовникам, а у супругов она свидетельствует не столько об их страстности, сколько о незнании техники секса и об одностороннем удовлетворении. Хотя как можно говорить об удовлетворении, когда повторная половая потребность возникает у мужчины чуть ли не каждый час. А как же женщина? Ведь ей такой секс может лишь наскучить и вообще — привить отвращение к интимной жизни, что и наблюдается во многих семьях. Конечно, грамотные супруги тоже могут захотеть повторного полового акта, но обычно они так растягивают нежные и приятные ощущения, скрашенные прелюдией и завершающими ласками, что на повтор не остаётся ни охоты, ни сил. Но у некоторых получается неплохо, и они используют, к обоюдному удовольствию, особенности повторного сношения.

Ещё нужно отметить, что чрезмерное затягивание полового акта нежелательно — может привести к развитию застойных явлений в малом тазе, которые, в свою очередь, станут причиной функциональных нарушений в половых органах.

Мы уже упоминали о влиянии полового воздержания на психику супругов, но нужно добавить, что длительное половое воздержание может повлиять не только на психику. Со временем при хорошем отвлечении половое желание может нейтрализоваться и всё меньше действовать на психику, но такое подавление сексуальности может повлиять на потенцию. Разумеется, что это влияние на разных людях отражается по-разному. Например, женщины со слабым половым влечением легко переносят половое воздержание свыше месяца, а другим воздержание даже в течение недели даётся с трудом. И не вдаваясь в физиологию, можно лишь констатировать, что длительное воздержание снижает потенцию. Но при определённых обстоятельствах потенция может восстановиться. Впрочем, длительное воздержание и гармоничная семья – не сочетающиеся понятия. Но посмотрим, как воздержание отражается на мужчинах.

У мужчин, особенно после 40-45 лет, длительное воздержание может привести не только к ослаблению половой функции, но и к полному её затуханию. Поэтому в качестве профилактики ослабления потенции (при вынужденной разлуке супругов) можно порекомендовать самомастурбацию в случаях самопроизвольной эрекции. В молодом же возрасте половые функции могут саморегулироваться ночными поллюциями во время эротических сновидений. У мужчин саморегуляция оканчивается эякуляцией, а у женщин – выделением секрета бартолиновых желез. Оргазм тоже может ощущаться, причём как у мужчин, так и у женщин, но сила его зависит не от пола, а от других факторов: от сравнительной длительности воздержания и от предшествующей ей частоты половых актов. Но если у мужчин зрелого возраста эротические сновидения при воздержании бывают реже, чем у юношей, то у женщин эротические сновидения чаще всего бывают в зрелом возрасте, когда усиливается половое влечение. Причём это может происходить не только при продолжительной разлуке, но и при не удовлетворяющей частоте половых актов.

Длительное воздержание от половой жизни (в том числе и от самомастурбации) может привести молодых мужчин к половой слабости, выраженной в преждевременной эякуляции. А это может стать причиной семейного конфликта при сексуальной неграмотности супругов, и особенно после разлуки. У жены в таких случаях часто появляется обида от подозрения в измене. “Это тебя чужие бабы довели”, — резюмируют наиболее бестактные. Более тактичные и доверяющие жёны решают устроить небольшой перерыв, чтобы “восстановилась” мужская сила. Но перерыв не улучшает ситуацию, отчего оба впадают в отчаяние. Иногда подобный конфликт может даже привести к развалу перспективной семьи, чаще — молодой. А ведь чтобы не было подобных конфликтов, достаточно лишь знать, что быстрая эякуляция после длительного воздержания — обычное физиологическое явление. Плюс к этому, радость встречи с любимой половиной очень сильно возбуждает, что тоже ускоряет эякуляцию. Выход же довольно прост – достаточно даже нескольких дней регулярной половой жизни (пусть с преждевременным семяизвержением, но без чувства вины и с женским оргазмом, вызванным иным способом), чтобы время эякуляции само собой нормализовалось. Можно прибегнуть и к помощи презерватива или специальных мазей для уменьшения чувствительности головки пениса. Хотя, тот, кто умеет пользоваться этими средствами и понимает причину, не доведёт до такой стадии свой организм, а время от времени будет снимать возбуждение самомастурбацией, не забивая голову ложной моралью или мужицкими советами найти временную бабу.

Наряду с физиологическими причинами на половое возбуждение влияют также и элементы интерьера (обстановка, звуки, запахи и т.п.), способные как стимулировать половое возбуждение, так и тормозить его. Всё дело в ассоциациях, которые возникают в мозгу человека. Если определённые звуки или запахи ассоциируются с приятными сексуальными воспоминаниями, то они будут возбуждать, а если с неприятными — тормозить. Понятно, что, в основном, эти ассоциации индивидуальны и связаны с сексуальным опытом. Например, некоторых женщин возбуждает запах прелого сена. Конечно, ничего сексуального в сене нет, но оказывается, что его запах схож с запахом спермы, так что на женщин, которым запах спермы напоминает приятные минуты секса, он действует возбуждающе. Аналогично может действовать и какая-то мелодия, какие-то предметы или детали туалета. Такая условно-рефлекторная связь, переросшая в страсть, называется фетишизмом, но на этом мы остановимся в другой главе.

Факторов, тормозящих половое возбуждение, тоже хватает. Это могут быть как страхи (забеременеть, потерпеть неудачу, быть застигнутым или испытать боль), так и звуки (скрип кровати, разговоры по радио и телевизору, телефонный звонок и т.п.) Некоторых могут “тормозить” и посторонние мысли или неспособность забыть о бытовых и профессиональных проблемах. Однако если вы заметили, большинство помех связано с вечерним временем и домашней обстановкой. К сожалению, мало семей, как уже говорилось, имеет возможность полностью уединиться. Многим приходится приспосабливаться к имеющимся условиям, и стараться, как можно меньше обращать внимание на отвлекающие факторы. Конечно, нелегко контролировать себя, чтобы громко не застонать или не закричать во время оргазма, но супруги вынуждены. В Японии, например, где издревле спальни отделялись друг от друга висящими циновками, супруги, чтобы не был слышен их страстный крик, запихивали в рот свою косичку. Тоже способ. Но главное, что надо помнить при контроле, это — не “обсекать” свою половину, не делать грубых замечаний типа: “Не ори!” Можно нежно прикрыть рот любимого человека рукой, если, конечно, поза позволяет. Но, откровенно говоря, трудно что-то посоветовать для звукоизоляции, разве что поставить громкую музыку. Просто супругам нужно постараться поменять место или создать соответствующие условия для секса, а не давить на себя и свою половину. Но для многих это — неразрешимая проблема.

До сих пор для женщин одним из отвлекающих факторов остаётся предохранение от нежелательной беременности. Когда женщина не вполне доверяет способу предохранения, то во время сношения, в самый последний момент мысли о ненадёжности выбранного способа предохранения помешают ей сконцентрироваться на своих ощущениях. Это может “сорвать” её оргазм. Ещё хуже приходится тем парам, которые предохраняются прерыванием полового акта — в момент, предшествующий эякуляции, мужчина извлекает половой член из влагалища. О вреде этого способа предохранения для мужчин мы уже упоминали. На женщинах он тоже отражается (правда, не на холодных, исполняющих без возбуждения супружескую “обязанность”), ведь необходимость следить за поведением партнёра — сумеет ли он вовремя извлечь пенис — отвлекает их внимание от сексуальных переживаний. Такое отвлечение может помешать достижению оргазма, и женщина останется неудовлетворённой в состоянии сильного полового возбуждения. А это, как уже говорилось, не только станет причиной всевозможных болезней половой сферы, но и вообще может “отвернуть” женщину от интимной жизни, так как секс будет ассоциироваться у неё с неприятными ощущениями и болью. Но если грамотно подойти, даже этот способ предохранения не сможет повредить супругам. К примеру, если член извлекается после того, как женщина испытала оргазм, а мужчину любимая половина доводит до оргазма орально или мануально.

Добрачный сексуальный опыт может как помочь молодожёнам в достижении половой гармонии, так и помешать им. К примеру, если это опыт самомастурбации в условиях, которые не всегда можно повторить при обычном сношении, супружеский секс может разочаровать. Если, скажем, у мужчины половое возбуждение и оргазм до брака были связаны с ванной комнатой, то даже в постели с любимой женой он не сможет не то, чтобы достигнуть оргазма, но и возбудиться. Ему не будет хватать той обстановки (может, шума воды). Это, конечно, редкий случай, но при схожих сексуальных “привязанностях” молодой мужчина, чувствуя, что причина дисгармонии в нём, скорее всего постесняется признаться в своих трудностях жене. И в результате его скрытности и чувства вины отношения между молодожёнами ухудшатся, половая же неудовлетворённость приведёт к замкнутости и отчуждённости.

Но не только нестандартные потребности молодого мужа могут стать причиной подобной неявно-конфликтной ситуации, и у молодой жены могут быть потребности, вызванные какими-то её физиологическими или психосексуальными особенностями. Поэтому, если молодожёны почувствовали что-то мешающее их интимной близости, какую-то недоговорённость, им не нужно тайно мучаться от своей “порочности” и замыкаться в себе. Не обязательно, правда, и “идти с повинной” к своей половине. А можно косвенно дать ей знать о своих особенностях и потребностях, и поэтапно, шаг за шагом раскрывать свою “тайну”. А ещё лучше, при условии, что супруги уже достаточно близки и доверяют друг другу, откровенно поговорить о своих пристрастиях и вдвоём найти оптимальный выход из ситуации. Любящий человек должен войти в положение своей половины, учитывая, что человек с нестандартными потребностями редко бывает виноватым в этом. Да и кто вправе определить вину? И если эти потребности никому из окружающих не мешают, а их можно удовлетворить в браке, то какая тут может быть вина? Однако такое отношение к ситуации требует от второй половины большой тактичности и понимания… эротики. Эротоман, к примеру, в такой ситуации “простит” с радостью, ведь необычные потребности жены могут доставить ему дополнительное эротическое удовольствие.

Что же касается моральной оценки, то необычные сексуальные потребности отнюдь не доказывают добрачную “порочность” одного из молодожёнов. Поэтому не стоит предвзято и с подозрением относиться к интимному прошлому друг друга. К тому же, и не такие “грехи” прощают любимому человеку. А если есть какая-то неприязнь конкретно к самоудовлетворению, то учитывая, что повторные браки не редкость — была уже половая жизнь с другим партнёром, — почему это самомастурбация до брака должна восприниматься порочней, чем интимная жизнь с предыдущим супругом? Ведь в принципе, самомастурбация — единственная альтернатива подавлению своей сексуальности и беспорядочной половой жизни, о нежелательных последствиях которых уже упоминалось.

Продолжительная добрачная любовно-сексуальная связь, прекратившаяся по какой-то причине, тоже чревата проблемами для молодожёнов. Если, к примеру, предыдущий партнёр был более опытным и раскованным в сексе, то невольно будет идти сравнение сексуальных качеств. И больнее всего такое сравнение отразится в тех случаях, когда любимый человек окажется “сексуально слабее”, вернее — неопытней предыдущего партнёра. Но такая ситуация чревата последствиями, в основном, для женщин. Во-первых, опытная женщина быстро почувствует неполноценность супружеской половой жизни, а во-вторых, ей труднее будет признаться в опытности и обучать мужа. Мужчине же сравнительно проще внедрять свои интимные знания и опыт, если, конечно, жена не сопротивляется этому из-за неграмотности или отвращения к сексу.

Молодожёнам, не имеющим опыта регулярной половой жизни, трудно выявить свои сексуальные потребности, не говоря уже о выяснении желаний и возможностей партнёра. Причём проблемы возникают не столько из-за особенностей добрачного удовлетворения половой потребности, сколько из-за отсутствия доверия и совместного сексуального опыта. Но эти проблемы легко устраняются, если взяться за них сообща, отбросив недоверие и излишнюю щепетильность. Да и зная, что будущее брака в их руках, молодожёны вполне могут превозмочь мелкие обиды и детскую стыдливость. Им нужно лишь научиться быть снисходительнее к ошибкам и слабостям своей половины, чтобы скорее создать благоприятную атмосферу для полного раскрытия друг другу и гармонизации супружеской интимной жизни. Но, к сожалению, таких знаний и навыков не хватает молодожёнам, да и большинству супругов тоже, ведь не у всех есть достаточный уровень воспитания и желание хотя бы думать в этом направлении. Активные же, думающие люди всю свою энергию, все мысли направляют на карьеру. Им почему-то кажется, что достижения в работе и повышение материального уровня семьи должны сами по себе обеспечить гармонию в семье.

Многие мужчины привычно считают, что должны финансово и технически обеспечивать свою семью. (На алкоголиках и наркоманах останавливаться не будем.) Женщины же считают важным для себя иметь кроме профессиональных, доходных способностей и различные “бытовые” — хозяйственные, педагогические, кулинарные, дизайнерские и т.п. Разумеется, что все эти способности нужны в семье, и чем их больше, тем лучше, но нельзя забывать о главном отличии супружеской пары от прочих людских “содружеств”. О нём мы уже упоминали, подчёркивая, что у людей все физиологические акты личные и независимые за исключением полового акта, для которого нужны две личности противоположного пола. И эта физиологическая особенность отличает брак от двоих друзей, от ребёнка и его родителя, от пары сослуживцев, соседей и т.п. (Групповые и гомосексуальные браки мы не рассматриваем.) Поэтому нет ничего неожиданного в том, что супруги обязаны хорошо разбираться в сексе и стараться, чтобы половая потребность не разъединяла, а объединяла их.

Но, к сожалению, большинство супругов считает, что раз они уже муж и жена, то с сексом у них всё в порядке, а им надо решать семейные проблемы “поважнее”. Любовь же и нежность, по их мнению, могут проявляться лишь у беззаботных молодых влюблённых. Что же касается богатого разнообразием и ощущениями секса, то тут, как им кажется, могут быть компетентны только проститутки. А такой подход к интимной жизни супругов не только не даёт достичь гармонии, но и подготавливает почву для измен, ссор и ненависти. Даже по литературе прошлых веков, в которой прямо не говорилось о сексе, можно сделать вывод, что основная причина развала семей часто заключалась именно в интимной жизни.

Что же на самом деле нужно супругам, чтобы стать идеальными друг для друга? Речь идёт об интимной жизни. Оказывается — ничего особенного. От хорошей жены, например, требуется не столько инициативность в интимных ласках (не говоря уже об агрессивной сексуальности), сколько отзывчивость на инициативу своей половины и искренняя заинтересованность супружеской интимной жизнью. А от мужа требуется, если он более пассивен в вопросах секса и не интересуется эротикой — просто удовлетворяет инстинктивную половую потребность (а это зависит от образовательного уровня и среды общения), чтобы он хотя бы не препятствовал более активной жене разнообразить и эмоционально раскрашивать их супружескую жизнь. Но, к сожалению, такие мужья бывают чересчур самонадеянными, они считаются только со своим мнением и своими желаниями. О них (и женщины могут быть такими) и говорить не хочется. А вот “колеблющимся” не мешает знать, что решиться на разнообразную и эмоционально-насыщенную супружескую интимную жизнь нужно хотя бы только потому, что налаживание половой гармонии (не только результат, но и сам процесс) сближает супругов и даёт им универсальный механизм решения и других семейных проблем.

После вступления в брак на многих женщин действует фактор “успокоенности”, он пассивизирует их. И особенно это видно у тех, которые “лезли из кожи”, чтобы до брака выглядеть лучше, чем они есть на самом деле (а пустить пыль в глаза влюблённому не так уж трудно) или другими способами “завоёвывали” мужчину. Причём, пассивными они становятся лишь в интимных и межличностных отношениях со своей половиной, зато активизируются в других “направлениях”. Добившись цели — брака — они успокаиваются, показывают своё истинное лицо, начинают внедрять свои понятия о супружеских отношениях и давить на свою половину. И чем слабее их чувства к своей половине, тем жёстче и независимей становятся отношения супругов. И дело тут не только в сексе, хотя есть зависимость — чем меньше внимания уделяется сексу в браке, тем более, ненасытней становится стремление к личному счастью. Поняв бесперспективность своего брака в этом плане, сексуально неудовлетворённые, но не всегда осознающие это супруги “привязывают” свою мечту о счастье к другим вещам. К примеру, супруги, не имеющие понятия о сексуальной гармонии и не умеющие радоваться жизни, либо связывают своё счастье с богатством, для чего всю жизнь копят, лишая друг друга каждодневных удовольствий, либо надеются, что найдут своё счастье после революционных перемен в обществе. Для этого “ударяются” в политику, ещё больше отдаляясь от гармонии, не говоря уже о взаимном финансовом “зажимании” при создании материальной базы.

Нередки случаи, когда неосознанную сексуальную неудовлетворённость пытаются компенсировать чрезмерной любовью к детям, показательным интерьером своего жилища, чистотой и порядком в нём, своим внешним видом, активностью в профессиональной сфере и в общественной жизни. Но скрыть неудовлетворённость не так просто. Обычному человеку распознать во внешне счастливой личности половую неудовлетворённость почти невозможно, поэтому-то и бытуют всякие мистические пересуды: “Какая хорошая пара, а ни с того ни с сего развелись, значит, кто-то сглазил, напустил порчу и т.п.” Но есть специалисты, которые распознают сексуально неудовлетворённых. Это – “сексуальные коллекционеры” — профессионалы разовых сексуальных связей. Внешность у таких людей довольно обычная, просто они чётко распознают потенциальных партнёрш и знают, как к ним подойти. Для них это спорт или смысл жизни, но для замужних женщин, испытавших сильное сексуальное удовольствие с таким партнёром, случайная связь может обернуться трагедией. Хотя жить без любви — в сплошных серых буднях — тоже трагедия, но если не знать, что может быть настоящее счастье, можно свыкнуться и с такой жизнью, механически доживая свой век. Но не надо забывать, что “незанятое” сердце “воспламеняется” быстро и в любом возрасте.

Зная о неверности своих половин, мужчины, к примеру, в средние века, в качестве профилактики измен надевали на своих жён пояса верности – специальные приспособления с замком, препятствующие проникновению во влагалище. Если бы тогда был матриархат, для мужчин тоже придумали бы что-нибудь в этом духе, типа противомастурбационных приспособлений для мальчиков. Но запреты, как известно, не лучший способ защиты от нежелательных последствий. И не только в вопросе супружеской верности. Кроме того, и подходить к проблеме супружеской верности с позиции поговорки: “Сколько волка не корми — всё в лес смотрит”, — тоже нельзя. Она не справедлива для любящих супругов. Сытые супруги не ходят налево. Правда, эту сытость супруги понимают по-разному, не учитывая, что она бывает полной лишь при душевной и сексуальной удовлетворённости. В отдельности же эти две составляющие не “насыщают”. А вместе — это называется настоящей любовью — они переплетаются так, что отделить половое удовлетворение от душевного просто невозможно. Да и зачем? Ведь это и есть гармония. Но гармония сохраняется только в движении, иначе пропадает интерес друг к другу, как личностный, так и сексуальный.

Если про личностный интерес трудно сказать что-нибудь конкретное, так как каждая личность имеет свою ценность для любимого человека, то о сексуальном интересе можно определённо сказать то, что в этом направлении должно быть постоянное движение, чтобы не пропал интерес. Правда, как мы уже говорили, инстинкт помогает сохранять либидо (половое влечение, зов пола). Но инстинкту всё равно, на кого оно направлено, и либидо может, как сблизить супругов, так и отдалить – привлечь к другому партнёру. Поэтому-то супругам и важно постоянно сближаться через разнообразие в интимной жизни. И это сближение будет не только сексуальным, но и межличностным.

При достаточном уровне культуры можно не только постоянно получать обычное половое удовлетворение вдвоём с любимой половиной, но и реализовать свои сексуальные фантазии. Причём и самые “пёстрые”. Но для этого нужны знания. К примеру, если женщина видит во сне два половых члена, одновременно вонзающихся в неё, она, как это принято, скроет от супруга свои фантазии и будет тайно и отчаянно мечтать, отчего несбывшаяся мечта может перерасти в страсть. И при случае сильная страсть может “толкнуть” её на реализацию своей фантазии вне дома. Ведь если настроиться и постоянно мечтать о чём-то, возможность рано или поздно появится. А вот если женщина будет знать, что с мужем вполне можно реализовать свои фантазии, то она откроется ему и не доведёт свою мечту до состояния безудержной страсти. Что же касается количества половых членов, то она может сильно любить мужа, отчего в её снах у обоих мужчин могло быть его лицо, так что об “измене в мыслях” тут не может быть и речи. Просто ей потребовались такого рода сексуальные ощущения. Причины для этого могли быть самыми разными, но дело не в них, а в том, что супруги, имея определённые знания, вполне могут своими силами решать подобные проблемы, не доводя до конфликта и раскола. Правда, прежде всего им нужно будет решить вопрос взаимного доверия, без которого, впрочем, и другие супружеские проблемы почти не решаются. Выход же в упомянутом случае довольно прост: даже если не прибегать к помощи всевозможных вибраторов и дидло, второй (да и третий) недостающий член смогут заменить нежные пальцы любимого супруга.

Наверно не стоит описывать подробно позиции, в которых любящий муж может одновременно удовлетворить потребность супруги в вагинальном, оральном и анальном сексе. Пусть это будет домашним заданием для тех, которым не чужды такие фантазии, а остальных не стоит шокировать.

Многие супруги довольствуются псевдогармонией, то есть, притёртостью характеров и общими заботами. Такие семьи выглядят довольно крепкими, но лишь до тех пор, пока один из супругов случайно не испытает на стороне настоящие чувства и сексуальные ощущения. Тогда покой псевдогармоничной семьи покажется ему тюремной тишиной. И начнётся переоценка интимной жизни — ведь уже есть, с чем сравнивать — и захочется перемен. Но, к сожалению, шаги в этом направлении, да и выводы, делаются, в основном, неверные, ведь человеку свойственно преувеличивать чужую вину и сваливать всю вину на другого. Поэтому вместо того, чтобы попытаться внедрить в свою интимную жизнь случайно “открытое” разнообразие, супруги начинают поиски виноватого, обижая друг друга. В принципе, в том, что нет между ними близости, виноваты оба супруга, так как они вдвоём дали остыть своим чувствам и отвернулись от настоящей сексуальной жизни. Но вопрос виновности довольно спорен, ведь на супругов влияли и их родители, и друзья, и общество, фактически, заставив считать, что именно так должны вести себя “солидные” женатые люди. Но мгновения простых человеческих радостей могут резко изменить старые представления о жизни. И в первую очередь даст о себе знать обида. Поэтому-то эмоции при переоценке своего брака могут настолько захлестнуть человека, что он станет видеть свою половину лишь “в чёрном цвете”, а случайную партнёршу – “в розовом”. Это, конечно, перегиб, ведь оба супруга не сумели достичь близости и слиться в одно целое – пару. Но перегибом является и мнение “потерпевшей” стороны, что это просто животное влечение неблагодарной скотины.

В подобных ситуациях преимущество любовницы (любовника) не обязательно бывает в красоте или в молодости, в основном, оно в интересе к противоположному полу, в восхищении, в сексуальном “голоде”, в умении дать почувствовать себя привлекательным человеком, а не безликим средством финансирования семьи или домработницей. Всеми этими преимуществами, да ещё с лихвой, может обладать и родная половина, но ей как-то не до этого: работа, ежедневные заботы, дети… Так что, если появляется выбор, то предпочтение отдаётся партнёру, который искренне заинтересован в любви, в сексе и в самом человеке, а не тому, с кем был однажды связан обязательствами. Кроме того, каждая тайная встреча становится ярким событием из-за романтики и конспирации. Это тоже возбуждает. Тогда как “бюрократически” понимаемая супружеская обязанность угнетает.

Может показаться, что вышесказанное является рекламой супружеских измен. Вовсе нет, просто хочется, чтобы супруги объективно оценивали свою значимость для второй половины. Ведь разве не оскорбление рассуждать: “Если мы связаны узами брака, значит я лучше других и он (она) ни на кого не имеет право смотреть. Это как в сказке: “Если вы выбрали меня царём зверей, значит, я и есть самый, самый, самый…” Но чтобы быть действительно самым-самым, нужно уважать свою половину, стараться сделать её жизнь лучше (не в материальном выражении, как это кажется большинству) и стать близким человеком – другом и любовником. А если рассуждать об обязанностях и о том, кто кому что должен, то оба супруга будут чувствовать себя пойманными в капкан. К тому же и дети усугубляют это ощущение, но не сами, конечно, а тем, что они существуют. Нередко матери делятся со своими подругами: “Он всё равно не уйдёт, ведь он очень любит наших детей”. А разве это не аморально, спекулировать любовью к детям и считать личность, связанную узами брака, приобретением и собственностью, и ничего не делать для того, чтобы стать ближе и роднее?

Конечно, когда появляется конкурентка, супруга, чувствуя обиду за потерю своей “собственности” (это естественно), пытается конкурировать. Но как? Обычно — “силовыми” методами: давление, месть и т.п. Правда, некоторые умные женщины, у которых ещё не угасла любовь к своему мужу, искренне интересуются “плюсами” своей конкурентки и пытаются выяснить, чего же такого она не может дать мужу, чем обладает другая, заворожившая его. Но чтобы понять это, нужна смелость. Да и далеко ходить не надо, ведь в подавляющем большинстве случаев плюсы соперницы ограничиваются интересом, проявляемым к личности мужчины и сексуальными удовольствиями. А эти плюсы появились у соперницы не потому, что жена не в состоянии обеспечить этим мужа, а потому, что она со временем теряет к нему уважение и избегает настоящего секса, не важно из-за чего — из-за стыдливости, брезгливости или отсутствия сексуальных знаний. Но если она считает настоящий секс унизительным для себя и вообще — недостойным занятием для замужней женщины, то сможет ли она сделать правильный вывод и выйти победительницей из сложившейся ситуации?

Нередко мужья, переселившиеся к любовнице, возвращаются к жене. Это происходит оттого, что новизна и эмоциональность внебрачной связи проходит, наступают “серые” супружеские будни. Но “серые” они не потому, что это закономерность, а потому что, живя с любовницей как с женой, мужчина выясняет, что их связывают лишь романтика и половой инстинкт. Близости же душевной как не было, так и нет. Ослепляющая же влюблённость прошла так же, как и к жене. И мужчина вынужден либо искать новую любовницу, либо вернуться к жене, с которой его связывают чувство родного дома и общие дети. Нередко повторная неудача постигает из-за того, что, живя под общей крышей с любовницей, мужчина зачастую совершает те же самые ошибки. Правда, кто-то из мужчин, ищущих счастья вне брака и сумевших понять, чего им надо от супружеских отношений, может избавиться от старых стереотипов и создать новую, уже удачную семью. Но старые стереотипы, обычно, приводят к копированию прежних неудачных межличностных отношений. И перед мужчиной встаёт вопрос: “Куда теперь идти?” В отношениях с женой любовь и близость подменялись чувством долга и привычками. В отношениях же с любовницей близость временно заменялась новизной партнёра, романтикой запретного секса и влюблённостью. Поэтому по окончании “романтического периода” приходится выбирать между двумя женщинами, причём выбирать часто приходится между “хреном и редькой”. Но не в смысле их личностных качеств, конечно, а в смысле равноценности и бесперспективности женщин на роль его второй половины.

Мужья, которые возвращаются “с повинной”, не всегда делают правильные выводы из случившегося. Да и жена, если прощает мужа и продолжает жить с ним в браке, оценивает его возвращение как свою победу. Но такая победа чаще всего оказывается “пирровой”. А, доставшись без особых усилий, если не считать переживаний, она не приведёт к улучшению отношений. Да и воссоединение “изменника” с “жертвой” отнюдь не способствует половой гармонии. Хотя, если у обоих хватит мудрости выяснить причину разлада, сделать правильные выводы и изменить отношение друг к другу, то “взбрык” одного их супругов может стать отправной точкой в совместном пути к супружеской гармонии. Если, конечно, супруги почувствуют возрождение чувств, и наконец поймут, что для них важнее всего в жизни. Тогда они смогут сблизиться, научившись доверять друг другу и боясь снова потерять один одного. А это может привести и к активизации интимной жизни. Но, к сожалению, супруги обычно возвращаются к своей прежней серой жизни. И ещё больше замыкаются в себе, окончательно разуверившись в супружеском счастье.

Говоря о дисгармонии, нельзя не упомянуть продажную любовь. Но речь пойдёт не о проституции, которую язык не поворачивается назвать любовью, а о браках по корыстному расчёту, хотя и эти отношения трудно назвать любовью. Правда, один из супругов может быть влюблён — тот, который “покупает”. Второй же решается на брак лишь для того, чтобы улучшить своё материальное или социальное положение (по своей инициативе либо под давлением родителей и опекунов). Но если взаимная влюблённость молодожёнов, не сумевших превратить её в любовь, проходит довольно быстро, то притворная влюблённость надоедает ещё быстрее. А если в такой ситуации один из молодожёнов искренне влюблён, то такой брак может обернуться трагедией. И поэтому девушки (реже — юноши), рассчитывающие на то, что особых трудностей им в таком браке не будет, рано или поздно понимают свою ошибку и мучаются в “неволе”. Нередко к ним приходит настоящая влюблённость вне брака, ради которой они жертвуют всем, но это кончается драмой. А бывает, что они “перепродают” себя другому, побогаче, окончательно “иссушив” своё сердце и разочаровавшись в любви и в жизни. Но таких “продавцов” чаще всего ожидает более конкретная расплата, так как обманутый и искренне влюблённый первый “покупатель” может жестоко отомстить за обман и измену.

Впрочем, в литературе и кино очень много подобных примеров, однако, мало кому они идут на пользу. Мы бы не останавливались на таких примерах, если бы не хотели подчеркнуть, что из-за того, что в подобных браках нет искренности между супругами, они никогда не смогут сблизиться и гармонизировать свои отношения. Но если в таких браках молодожёны хоть знают, ради чего терпят, то в семьях, где один из супругов решился на брак без любви (“Будь, что будет!”) и без “материальной компенсации”, ему ещё труднее будет терпеть неудачный брак с нелюбимым человеком. Правда, есть вероятность, что после осознания места близости и любви в браке, бывшие супруги поймут, чего они хотят от супружества и найдут себе более подходящего спутника жизни, станут не такими бескомпромиссными, как раньше и научатся ценить свою новую половину. Ведь именно по этой причине повторные браки прочнее, и гармонии в них бывает больше. Но это лишь у тех, кто умеет анализировать прошлые ошибки. Остальные же обречены, в каждом новом браке делать те же самые ошибки, и с каждым разом всё больше разуверяться в семейном счастье.

Несколько слов не мешает сказать об “открытых” семьях и о супругах, предпочитающих свободную любовь.

Открытые семьи — это бездетные пары, у которых возможностей и времени для секса намного больше, чем у обычных супругов. Трудно сказать, насколько их отношения гармоничны, если им недостаточно друг друга и необходимы ещё партнёры в супружеской постели. Но это их личное дело, и проблема тут скорее моральная, нежели сексологическая, ведь эти супруги используют третьего партнёра как вибратор или дидло, значит, относятся к нему, как к средству для достижения удовольствия, а не как к личности. К тому же, меняют они этих партнёров “как перчатки”, что тоже говорит об их чувствах. И насколько такой брак может быть гармоничным — трудно сказать однозначно. А ещё труднее говорить о гармонии пар, которые “дружат” семьями и занимаются сексом вчетвером, ведь абсолютно непонятно, с которым из двоих партнёров они стремятся достичь половой гармонии. А если они все бисексуальны — тем более. Но во всех случаях — это их личное дело. К тому же, как мы уже говорили, в некоторых странах для таких супругов есть клубы, в которых они не чувствуют себя “белыми воронами”. Там они имеют возможность заниматься сексом с другими людьми с взаимного согласия. Трудно сказать, делается это в поисках разнообразия или оттого, что супруги, не сумев достичь половой гармонии вдвоём, решают, что могут получить половое удовлетворение лишь с другим партнёром. Как бы то ни было, это уже не семья, даже если есть общие дети, а брак с “ограниченной ответственностью”.

Мы бы не упоминали о подобных семьях, если бы не попытки рассматривать такую свободу как очередной шаг на пути к гармоничным супружеским отношениям. Дело в том, что некоторые супруги, отчаявшись найти гармонию в нормальных супружеских отношениях, ищут её в “направлении” сексуальной независимости. Впрочем, не так давно, примерно в таком же духе давали совет не любящим друг друга супругам и некоторые сексологи: “Представьте во время полового акта (механического, вероятно) на месте своей половины кого-то другого”. То есть супруги должны думать, что занимаются сексом с другим партнёром и получать удовлетворение. Это, якобы, помогает возбуждаться и гармонизировать половую жизнь неблизких супругов. Может, чисто физиологически это и помогает принудить себя к сексу с нелюбимым, может, даже отвратительным человеком, но с моральной точки зрения такой совет неэтичен.

В негармоничных семьях мужья почему-то считают основной причиной половой дисгармонии то, что их партнёрша “приелась”, что её тело уже не возбуждает. Но так как половое возбуждение – инстинктивная реакция, особенно у мужчин, то причина безразличия к телу жены не может быть в том, что оно досконально изучено и неинтересно. Скорее всего, причина в неприязненном отношении к личности жены. Такое отношение и тормозит половой инстинкт. К примеру, у супругов прошлых поколений жалобы на непривлекательность своей жены нередко были даже у тех мужей, которые — как это ни странно — никогда не видели свою половину нагой. О какой же изученности и не интересности тогда может идти речь? Но те, которые не представляют себе степень близости, которая должна быть между супругами, могут сделать лишь такой вывод. На самом же деле, не столько тело своей половины препятствует половому возбуждению, сколько мешают отчуждение, отсутствие близости и механичность половой жизни. А раз своя половина почти так же далека душевно, как и другие женщины, то естественно, что при сравнении в выигрыше будут новые тела. К тому же, в чужих женщинах есть неизвестность и новизна, что даёт повод фантазиям, а фантазии, как известно, всегда кажутся привлекательнее реальности. Это потом, при совместной жизни выяснится, что ничего особенного в героине фантазий нет, что она ничем не лучше жены. Но при случайных встречах новизна и романтика питают фантазию. А это, в свою очередь, возбуждает мужчину и всё больше отдаляет его жены и от правильного пути, ведущего к гармонии.

Не секрет, что большей привлекательностью обладает молодое, красивое и хорошо сложенное тело, но через некоторое время и эта привлекательность может нейтрализоваться доступностью и привычностью. Причём так же, как и привлекательность новой вещи, мебели, дома и т.п. И это естественно, ведь ни один человек не может долго восторгаться новой вещью — через некоторое время даже самая необычная, самая желанная вещь (после приобретения, разумеется) превращается в обыденную, и ценность её будет зависеть не от степени недоступности и желания приобрести, а от её полезности, “используемости”.

Некрасиво, конечно, сравнивать живого человека с вещью, но другие наглядные примеры как-то не приходят в голову, да и отношения в семьях не любящих друг друга супругов чем-то напоминают обладание вещами: кухонным комбайном или чековой книжкой. Что же касается привлекательности тела, то в этом отношении — в смысле, для секса — почти все женщины в возрасте до пятидесяти (и больше?) лет равны. То есть, у них есть всё, что нужно для секса, разве что это “всё” не “натренировано” в одинаковой степени. Но это, как говорится, дело техники, опыта. Правда, и тут не обошлось без исключений — размер грудей, например — с маленькими грудями нельзя заниматься “меж грудным” сексом. Но этот вид секса составляет такую ничтожную долю во всём разнообразии сексуальных утех, что его можно и не принимать во внимание. Истинная же ценность женщины для мужчины (и наоборот) зависит от того, какие именно свойства личности оцениваются. И если оценивать внешние данные, то можно всю жизнь сравнивать и выбирать, вместо того, чтобы попытаться сблизиться с нравящимся подходящим человеком. Тем более что человек всегда стремится к лучшему, хотя народная мудрость и гласит: “Лучшее — враг хорошего”. Но если от поисков лучшего партнёра нет вреда для одиноких людей (им поиски и сомнения нужны), то молодожёнам такой подход может сильно навредить.

Многие молодожёны, зная, может быть, что нехорошо оставлять недоделанным начатое дело и увлекаться новым, всё же совершают эту подростковую ошибку в браке. Они вместо того, чтобы максимально “пользоваться” имеющимися плюсами своей половины, начинают искать плюсы в других знакомых, замечая в своей половине лишь минусы. Тогда им кажется, что брак с новым знакомым мог бы быть удачнее. И это – результат потребительского отношения ко второй половине пары, которое крайне неуместно между близкими людьми. Это машина новая может быть лучше старой, или новый компьютер, так как технологии постоянно совершенствуются, но люди… Поэтому-то таким людям трудно достичь гармонии — процесса, требующего немало времени и сил, ведь при очередной трудности их “тянет” начать заново с другой личностью. Это касается как мужчин, так и женщин — всем нужно понять, что главная ценность половинок пары — в их “притёртости”, в том, что они больше других подходят и нужны друг другу (как половинки яблока), а не в том, что они обладают какими-то идеальными качествами. Но супружеская пара отличается от яблока ещё и тем, что супруги изначально не были одним целым — парой, их не разрезали, хотя и есть красивая легенда о половинках, ищущих и находящих друг друга. Стать одним целым они должны сами. Их отношения должны шлифоваться, подгоняться годами, чтобы супруги стали парой. А без этого — без компромиссов и жертв — они так и останутся неловко прилепленными друг к другу, отдельными половинами. И такое “лицо” у всех неудачных пар, в которых супруги, вместо того, чтобы шлифовать свои взаимоотношения, мечтают подобрать себе готовую подходящую половину.

Но подгонять тоже нужно уметь — надо не столько “отсекать выпуклости” другого, сколько делать под них “углубления” у себя. А готовых половинок — как и готового счастья — не бывает! Счастье и гармонию можно только заработать любовью, пониманием и жертвами. Правда, не большими и романтическими жертвами (жизнью, например), а мелкими — бытовыми и каждодневными, то есть взаимными уступками, не роняющими ничьё достоинство и укрепляющими взаимоотношения. А серьёзные жизненные уступки могут привести лишь к разочарованию, так как рано или поздно станет преследовать мысль о компенсации — “Я всем для неё пожертвовал (-а), а она (он)…” Поэтому-то “жертвенная” любовь так же не способствует супружеской гармонии, как и отсутствие любви.

После “отката волны” влюблённости, молодожёны сталкиваются с тем, что заметнее становятся отрицательные черты характера другой половины. Конечно, они были и раньше, но влюблённость не давала им, как проявляться “во всю силу”, так и замечать их. Поэтому в этот период супружеской жизни особенно важно не потерять взаимоуважение и не разочароваться в личности любимого человека. Уважение к личности супруга хоть и возникло само собой, ещё до брака, когда под влиянием влюблённости закрывались глаза на его отрицательные качества — не зря же народная мудрость гласит: “Любовь – слепа”, — в последствии оно так же может пройти само, если его не заработать. Ведь пройдёт влюблённость, “раскроются глаза”, и пошатнётся авторитет любимого человека, особенно, если он был “дутым”, показным, или если у другой половины чересчур завышенные требования.

Молодожёнам не должно составить особого труда, свыкнуться с отрицательными чертами близкого им человека и не заострять на них внимания, если они будут знать, что не бывает людей без отрицательных качеств, тем более что минусов и у них самих хватает. Не слишком самоуверенному человеку легко найти в себе минусы, компенсирующие не нравящиеся ему черты своей половины, чтобы особо не “возноситься” над ней. С годами закрывать глаза на недостатки своей половины уже не получится, но этого и не нужно. Просто не надо забывать, что оцениваемый человек — это не просто независимая личность, а спутник жизни, вторая половина пары, часть общей личности, самый близкий и самый любимый человек. Поэтому относиться к нему нужно с особым пониманием, что поможет стать более терпимым к его слабостям, поможет не потерять к нему уважения из-за несущественных минусов. А это не так и трудно — человек же свыкается со своими минусами? Значит, ради своей половины он таким же образом может свыкнуться и с её недостатками. Речь, правда, не идёт о серьёзных недостатках, делающих невозможной совместную жизнь. Но ведь оценка серьёзности недостатков одного из супругов тоже зависит от другого — от уровня его культуры и образования, от достигнутой в браке близости и степени любви. И из-за такой субъективности оценок молодожёны после окончания влияния влюблённости нередко делают скоропалительные выводы и “раздувают” мелкие недостатки друг друга в серьёзное препятствие для дальнейшей совместной жизни.

Чтобы субъективность оценки своей половины “играла на руку”, достаточно задаться вопросами: “Действительно ли невозможно свыкнуться с недостатками своего спутника и жить с ним в любви и согласии? И стоит ли позволять своей нетерпимости отдалить от себя и навсегда потерять близкого и любимого человека?” Супругам, знающим, чего они хотят от брака, не так уж и трудно дать ответ, когда на одну чашу весов поставлены любовь и счастье, а на другую — недостатки, пусть даже очень раздражающие. И надо помнить, что благодаря близости, уважению и любви недостатки своей половины довольно скоро вообще перестанут восприниматься, как и многие свои недостатки.

Что же касается притирки личностей, то супругам нужно уяснить себе, что нужно не столько подгонять любимого человека под имеющийся в мечтах идеал, сколько, восторгаясь его плюсами и снисходительно относясь к его минусам, постараться самому сделаться идеальным для него. Может, идеальным – слишком сильно сказано, так как понятие идеала бывает обычно довольно абстрактным и нереальным для живых, конкретных людей, да и меняются идеалы с возрастом и опытом. Но всё же надо постараться более-менее подладиться под требования своей половины, которая, в свою очередь, не должна злоупотреблять этим. Поэтому супругам надо не столько идеализировать свою половину и своё отношение к ней, сколько постараться достигнуть гармонии — конкретной, доступной, подходящей обоим и удовлетворяющей обоих. И тогда со временем, как это обычно и бывает, близкие супруги станут идеальными друг для друга. Причём этот процесс протекает по двум направлениям: с одной стороны — абстрактные понятия об идеале всё больше приобретают черты реального спутника жизни (идеалы изменяются), а с другой — каждый из супругов “подтягивается” до требований другого. Правда, второе направление болезненней воспринимается и зависит от требований, ведь “подтянуться” до многих требований без ущерба для личности довольно трудно. Да и меняться, серьёзно пересиливая себя, не стоит, желательней всегда быть самим собой. Правда, по мере возможностей надо нейтрализовать свои минусы. Личность же своей половины желательно принимать такой, как она есть. Если она изменится со временем в сторону идеала — хорошо, а если нет — не страшно. Просто нужно постараться не давить ни на партнёра, ни на себя, так как человеку трудно жить под давлением — он инстинктивно будет противодействовать, что приведёт не только к нервозности, но, может, и к ненависти.

На влиянии общества на взаимоотношения супругов мы останавливались не раз. Как же противостоять ему? Прежде всего, зная, что одной из основных причин дискомфорта и психических расстройств является давление среды (традиции, правила, законы), супруги должны постараться максимально уменьшить этот “груз” друг для друга. Это, конечно, трудная задача, но сопереживанием и поддержкой можно как-то “ослабить давление”. И даже если ради любимого человека нельзя уменьшить давление со стороны общества и коллектива, то убрать моральное давление в семье — прямая обязанность супругов. Этим они не только гармонизируют свои взаимоотношения, но и частично нейтрализуют внешнее моральное давление.

О следующей причине, мешающей установлению гармоничных отношений в семье, мы уже упоминали. Это – потребительское отношение к людям. И хотя потребительское отношение к окружающему миру естественно для всех животных, человеку, живущему в обществе, оно часто мешает. И не спроста во всех культурах ценятся такие качества человека, как отзывчивость и стремление отдавать другим больше, нежели получать. Ведь такой стереотип мышления полезен не только для общества, но и для личности. Такие нормы поведения гармонизируют отношение личности к окружающим, к природе. Дело в том, что возможности человека отдавать ограничены, и он не может отдать больше, чем в состоянии. Но, посильно отдавая, он получает моральное удовлетворение от своего поступка и его результатов, ведь человек, отдающий свои способности и силы другим, удовлетворяется делом своих рук. И даже больше — видя отдачу, то есть то, что его труд не пропадает даром, он черпает силы для того, чтобы и дальше приносить пользу и радость другим, в меру своих сил. А вот брать и желать взять человек может без ограничений. Только фантазия может ограничить потребности и желания человека. Но бесконечные потребности (не считая обычных человеческих потребностей, в том числе и потребности к творчеству) невозможно удовлетворить. Но даже если удовлетворить большинство потребностей (“хотений”), на их месте “вырастет” ещё больше, не принося ощутимого морального удовлетворения. Поэтому-то люди с потребительским отношением к жизни и к окружающим обречены на вечную неудовлетворённость. Правда, нельзя отрицать, что такая неудовлетворённость становится двигателем общественного прогресса.

Но вернёмся от абстрактных потребителей к потребителям-супругам, тем, которые считают, что они облагодетельствовали свою половину и должны постоянно пользоваться её услугами. Таким супругам — будь то мужчина или женщина – кажется, что их половина должна им прислуживать в одностороннем порядке. А это, разумеется, к гармонии никак не приводит. В то время как при взаимных услугах, которые почти ничем не ограничены и приносят удовлетворение обоим, отношения супругов приближаются к гармоничным. Ведь у того, кто оказывает услуги, удовлетворение может быть не меньше, чем у того, кто получает. А потребительским отношением к своей половине супруги сами закрывают себе дорогу к счастью и обрекают на вечное недовольство. При таком отношении, из которого вытекает нежелание самому быть внимательным к потребностям своей половины, трудно довольствоваться имеющимся и радоваться супружеству и жизни в целом.

Конечно, всё это банально и не стоило бы говорить о таких вещах, но ведь именно на этом “спотыкается” большинство пар. И разные мелочи, накладываясь на неудовлетворённость потребностей (материальных, духовных, сексуальных) порождают в супругах нервозность, неприязнь и даже грубость, что, разумеется, отдаляет их от гармонии. Кстати, индикатором, сигнализирующим о первой трещине в отношениях между молодожёнами, может служить именно грубость, являющаяся следствием потери уважения. Но грубость – относительное понятие, и если один из супругов даже самое невинное высказывание оценивает как грубость, а второй не хочет понять, что оскорбляет, значит, супруги “движутся в направлении” дисгармонии. Их помыслы и поступки не скоординированы – “Кто в лес, кто по дрова”. А супругам не мешает знать, что у одних людей и не очень грубое слово (цензурное), сказанное на повышенных тонах, может восприниматься как оскорбление, а у других, оскорбляющихся разве что от побоев, грубые слова и ругательства могут восприниматься как естественное общение. Конечно, это зависит от уровня культуры супругов. Из-за этого и давать общие советы супружеским парам очень трудно. Но в принципе, если супругам самим известно, что их половина считает грубостью и сильно обижается, а что пропускает “мимо ушей”, то им проще самим следить за этой гранью.

Когда определены пределы допустимого (хотя они не окончательно установлены и могут расширяться), тогда проще не переходить грань тактичности, постоянно поддерживая и развивая взаимоуважение, нежность и эротичность. И не важно, в каких именно формах это будет выражаться, главное, чтобы они были приемлемыми для обоих. Ведь у одних нежность может выражаться во взглядах и прикосновениях (“телячьи нежности”), у других — в сальных комплиментах и шлепках “по заднице”. И дело не в форме, а в содержании.

Тут, может, стоит подчеркнуть, что проявлять свою нежность желательно не при посторонних, а наедине, чтобы никого не ставить этим в неловкое положение.

В жизни супругов бывают моменты и ситуации, которые располагают к нежности и сентиментальности. И тогда одному из них хочется раскрыть душу перед своей половиной. Тогда может завязаться задушевный разговор. Такие разговоры, разумеется, очень нужны, так как ощутимо сближают супругов. Но очень важно в такие моменты не “плюнуть” в раскрытую душу своей половины нетактичностью, насмешками или обвинениями, да и потом, при случае нельзя упрекать словами, сказанными в момент откровения. Ведь издёвка, ирония, недоверие или какая-нибудь другая отрицательная реакция на откровение может ранить близкого человека больнее, чем побои. От нетактичности, проявленной в такие моменты, разоткровенничавшийся супруг может замкнуться в себе быстрее, чем от крупной ссоры. И в следующий раз ему будет трудно раскрыться. Ясно, что о гармонии при таких взаимоотношениях придётся забыть. Однако надо признать, что часто такое поведение супругов свидетельствует не об их презрении и ненависти к своей половине, а о непонимании своей нетактичности. Причём нетактичная половина может даже удивиться, что её простые слова (“Не ругались же, не оскорбляли друг друга?”)