info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Откровенный разговор, или беседы о жизни с сыном-старшеклассником на пределе возможной откровенности

Автор: Ю. А. АНДРЕЕВ

ОБ УДИВИТЕЛЬНОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, ИЛИ ПОЧЕМУ Я РЕШИЛ НАПИСАТЬ ЭТУ КНИГУ

Помню, как в детстве мне в голову приходила фантастическая мысль: а

что, если бы существовало этакое детское царство, в котором все законы

устанавливались бы детьми, все решения принимались бы детьми и вся жизнь шла

бы так, как хотели этого дети! … Но когда я подрос и сумел оглянуться на

жизнь свою и своих знакомых, я понял, что это вовсе не сказочная, но,

напротив, вполне реальная ситуация. Подумай сам: жизнь взрослых людей во

многом зависит от тех решений, которые когда-то пришли в голову детям! Это

не шутка. Парадокс в том, что от выбора пути, сделанного — сознательно или

неосознанно — мальчишками и девчонками, зависит жизнь зрелых людей, т. е. их

самих, бывших мальчишек и девчонок, когда они станут взрослыми людьми…

Что это означает на практике?

А то, что от твоих поступков, поступков по существу вчерашнего ребенка

и сегодняшнего юноши, от того, как сложится твой характер сейчас, от того

направления, которое изберешь ты сейчас, в эти ранние годы, в основном и

зависит судьба мужчины — твоя судьба, того взрослого мужчины, каким станешь

ты, от этого зависит весь твой будущий жизненный путь!

Да, конечно, окружающие тебя взрослые люди, опираясь на свой опыт,

будут наставлять тебя на путь истинный. Каждый из взрослых, если только он

живет не бессмысленно, может быть уподоблен драге: подобно этой

золотодобывающей машине, он перепахал, пропустил через себя, перемолол и

отбросил огромные массы житейского материала. А в результате — в результате

отбора, промывки и просеивания этой породы на дне грохота-решета остались

бесценные, совсем не многочисленные золотинки, то, что мы называем жизненным

опытом. И с точки зрения человеческой, родительской, это и есть именно то

самое золото, которое старшие поколения должны передавать младшим,

передавать своим детям.

Наше общество откроет перед тобой, как открывало и до сих пор, все

двери для совершенствования заложенных в тебе способностей-только учись,

работай, развивайся как человек!

Но вопрос в том, способен ли ты воспользоваться этими возможностями?

Мало ли знаем мы с тобой таких «персонажей», которые живут безвольно и

безмысленно, как растения на ветру?

Вопрос также и в том, способен ли ты избрать курс, верный именно для

тебя? Дверей много, но в какую идти — это должен решать ты сам и решать

безошибочно, потому что это решение — на долгие годы, навсегда… Девочка с

гуманитарными наклонностями идет в техникум холодильной промышленности

потому, что туда подала документы ее самая близкая подружка. Будет ли она

<!––nextpage––>

потом довольна своей работой или станет отбывать ее как повинность? …

Не нужно обладать особым пространственным воображением и какими-то

особенными знаниями математики, чтобы понять, какое огромное конечное

отклонение получает снаряд даже при небольшом угловом отклонении от курса.

Что же говорить, если это угловое отклонение велико? А если снаряд и вовсе

летит вбок и даже, напротив, в тыл, в сторону, прямо противоположную

жизненной цели? … Вот почему я и говорю об удивительной несуразности в

устройстве человеческой жизни: если бы свой путь избирал человек, уже

поживший, уже многоопытный, уже осознавший, что к чему, то он смог бы свою

жизнь построить самым оптимальным образом. Так нет же: жизненную траекторию

в собственное будущее должен прокладывать тот, кто еще почти ничего не

знает… Ребенок предопределяет жизнь себе же взрослому. Мальчик — мужчине.

Девочка — женщине.

Где же выход из этой парадоксальной жизненной ситуации? Самым простым

решением является то, к которому чаще всего и прибегают на деле: методом

проб и ошибок, способом изобретения давно изобретенного, повторением давно

открытого и набиванием шишек находят для себя то, что человечеству в целом

уже давно известно. Открывают это для себя зачастую слишком поздно, когда

наломано много дров и поправить уже практически почти ничего нельзя, потому

что жизнь пишется без черновиков, потому что время, к сожалению, субстанция

необратимая, и невозможно человеку вернуться назад и начать все снова с

детских лет.

Имеется и принципиально иной путь, тот, которым движется наука: когда

новое поколение полностью учитывает то, что уже открыто предшествующими

поколениями ученых. Этот путь, безусловно, гораздо более рационален.

Представь себе, например, что каждый из школьников должен был бы заново

открыть для себя и все аксиомы Эвклида, и все законы арифметики, и все

законы алгебры, и в дальнейшем — один закон высшей математики за другим.

Разумеется, это абсурд, и никто не мог бы продвинуться, даже будь он трижды

гениален, на протяжении своей жизни далее открытия, что дважды два равно

четырем. Недалеко продвинулось бы в своем развитии человечество, следуя

таким путем! Многочисленные исследования антропологов и археологов привели к

выводу, что человек получил право называться человеком в полном смысле этого

слова лишь тогда, когда научился из поколения в поколение передавать свои

умения. Пока человек не стал человеком разумным, эволюция его еще оставалась

процессом биологическим, аналогичным тому, который совершается у всех других

<!––nextpage––>

живых существ. Эволюция его была длительной и малозаметной. Однако, когда

человек начал передавать своим детям накопленные знания, процесс развития

человечества ускорился многократно.

Но вот в чем новая сложность: эпоха изменилась! Жизнь всегда текла

достаточно быстро, а в наше время ход ее ускорился стремительно. Не нужно

быть пророком, чтобы предсказать, что в будущем ее скорость увеличится еще

больше, а темп и ритм участятся. Так вот, возможно ли в таких условиях

научить пониманию жизни, можно ли начертить такую траекторию, которая

соответствовала бы условиям и нормам не вчерашнего и даже не сегодняшнего, а

завтрашнего дня, когда тебе придется жить? Вопрос не праздный! Недаром

развитие общества один из ученых изобразил в виде бега на шестьдесят

километров, где каждый километр — это десять тысяч лет человеческой истории.

И получается, что значительная часть пути человечества проходит через

первобытные леса и пустыни без сколько-нибудь заметных изменений местности.

И вот, когда впереди остается всего лишь один-другой километр до места

назначения, т. е. до наших дней, начинают появляться первые, не очень броские

указания на образовавшуюся культуру, видны следы примитивных орудий из

камня, на скалах появляются рисунки. Вьется дорога, и где-то лишь в середине

последнего километра путешественник видит первых земледельцев. Когда до

финиша останется около трехсот метров, путник увидит египетские пирамиды.

Всего лишь за восемьдесят-сто метров до конца пути путешественник вбежит на

улицу средневекового города и прикроет глаза ладонями, чтобы не видеть

костры, на которых инквизиция сжигает еретиков. Вот уже финиш совсем рядом,

какие-то пятьдесят метров: путник бежит мимо Леонардо да Винчи. Последние

десять метров. Мерцают масляные лампы, но когда остается лишь пять метров до

конца пути, дорогу заливает электрический свет. Путник встречает автомобили,

над его головой пролетают самолеты. Вот он у цели. Раздается страшный

грохот, над Хиросимой вздымается багровый гриб. Путник устало озирается

вокруг (путь-то был долгий): он видит человека, взлетевшего в космос, он

слышит, как трещат тысячелетние льды под корпусом могучего атомного

ледокола, взобравшегося на вершину Земли к Северному полюсу…

Таким образом, на протяжении нескольких последних метров совершилось

изменений больше, чем за весь предшествующий путь развития человечества.

Смешно было бы полагать, что этот темп замедлится. Нет, убыстрится! …

Так вот, возвращаясь к своему вопросу, повторю: возможно ли при столь

стремительной смене жизненных ситуаций сколько-нибудь надежно учиться науке

жизни? Я рискну ответить: возможно! Возможно, если понять применительно к

себе те основные закономерности, которые определяли, определяют и будут

определять впредь весь дальнейший маршрут этого общечеловеческого марафона.

Выход из этой отнюдь не сказочной ситуации, когда Лишенный опыта ребенок

предопределяет свою же будущую судьбу взрослого человека, есть. Ребенок

может удачно направить собственную жизнь, опираясь на опыт, знания тех

зрелых людей, которые способны не столько научить его Внешним формам жизни,

сколько — что гораздо важнее! — помочь понять смысл, суть, направление

развивающейся жизни вообще.

Глава I.

ДЛЯ ЧЕГО МЫ ЖИВЕМ?

КОГО НАЗНАЧИТЬ КОРОЛЕМ НА ШАХМАТНУЮ ДОСКУ ЖИЗНИ?

<!––nextpage––>

Когда эта книжка увидела свет первым изданием и в разных библиотеках,

ПТУ и школах начались ее обсуждения, меня пригласили на диспут

ученики-старшеклассники одной из ленинградских школ. Если диспут, значит,

спор, и я с интересом пошел на эту встречу. Разговор, действительно,

получился интересный. Не излагая его целиком, приведу лишь основной пункт

«противостояния сторон».

Невысокий, подвижный юноша, очевидно генератор беспокойных вопросов на

уроках, чтобы поддержать в глазах однокашников репутацию парадоксалиста,

изложил свой тезис в предельно заостренной форме. Он сказал: «С Вашей точки

зрения, радость жизни — это удовлетворение от хорошо выполненной работы. А с

моей, радость — это праздник или даже ожидание праздника. Например, когда мы

ждем праздничного ноябрьского вечера, где встретимся со своим любимым

ансамблем, или когда отдыхаем на зимних каникулах и делаем, что хотим, а не

уроки. Предлагаю голосовать, кто за Вас, а кто за меня?»

Я ответил: «Валера, я согласен на голосование, однако голосование

должно быть честным. Свою точку зрения ты изложил точно, а мою исказил. В

книге она выражена совсем по-другому, я пишу, что счастье — в полноте

человеческого бытия. Это, проще говоря, и труд, и праздники, в отличие от

одних только праздников, которые составляют радость жизни, по-твоему. Так

что давай голосовать иначе: кто за вечный отдых (уроков не делать), а кто за

сочетание труда и веселого отдыха, в качестве награды за него? Согласен?»

Под смех всего класса Валера от такого голосования отказался.

А я продолжил: «Тем не менее ты вышел на самый главный, коренной вопрос

жизни, от решения которого зависят абсолютно все другие частные вопросы: для

чего мы живем, в чем видим смысл жизни? Как все нормальные отцы и матери

мира, я хочу, чтобы счастлив был ты и весь твой класс, чтобы счастливы были

мои сыновья и дочка, словом, все юные граждане планеты.

Вот тут-то и возникает проблема необычайной сложности, на решении

которой мы с тобой было разошлись, но потом вроде бы объединились: что

считать счастьем? Например, некто, скажем Плюшкин, счастлив, обманув свою

дворовую девку, некто, скажем Пацюк, счастлив тем, что галушки сами прыгают

ему в рот, а некто, скажем Данко, счастлив, отдав людям свое сердце. Все они

счастливы, но представления о счастье у них отнюдь не совпадают». Дальше

разговор шел уже на полном взаимопонимании.

Вот такая беседа — одна из многих — состоялась у меня после выхода в

свет книги наших с тобой откровенных разговоров. Конечно же, определить свою

исходную точку зрения на все окружающее непросто. Известно, что большинство

людей живут, подчас ни разу и не задумавшись об этом. Однако это отсутствие

осознанного представления вовсе не означает, что своего взгляда,

определяющего все поведение, у них нет. Если собрать воедино поступки

человека и проследить линию его поведения, то становится ясно, чем и как

определяется эта линия.

Сейчас я хочу сказать нечто очень важное. Важное не только для решения

стержневого вопроса о счастье, но и для всех других без исключения проблем,

с которыми ты столкнешься в жизни. А для того чтобы это сказанное выглядело

по возможности наглядно, я напомню тебе наши шахматные баталии. Немало часов

провели мы с тобой за шахматной доской. Немало страстей, переживаний и

наслаждения подлинной красотой принесли нам эти часы. Но почему? Не

задумывался ли ты над этим? Думаю, дело в том, что шахматы — это пускай

миниатюрная, пускай упрощенная, пускай в значительной степени

абстрагированная от действительности, но модель самой действительности,

модель самой жизни! Конечно, жизнь громадна, необъятна, сложна, но те

принципы, которые приняты в шахматах, в известной степени отражают систему

правил, иерархию ценностей, которые господствуют в нашей жизни. Отражают, я

повторяю, очень обобщенно. В чем заключается главное, основное правило

шахмат? В том, чтобы уберечь своего короля и заматовать, т. е. уничтожить,

<!––nextpage––>

короля противника. Отстаивая своего короля, ты как бы отстаиваешь главные

принципы своей жизни. Принципы, ради которых можно пожертвовать многим.

Можно потерять все, но сохранить короля и, следовательно, победить, отстоять

свои принципы. И напротив, при полной доске фигур можно получить мат — и к

чему тогда все эти фигуры, если не сумел ты отстоять, сберечь самое для себя

главное? …

Сейчас в шахматы играют, и весьма неплохо, быстро считающие

электронно-вычислительные машины. При всем их быстром счете они неразумны.

Каким же образом вкладывают в их программу представление о ценности короля,

бесконечно большей, чем суммарная ценность всех остальных фигур? Это

делается так: вводится приоритет короля, такое числовое значение, например

десять тысяч единиц, при котором никакая сумма всех других фигур не сможет

превзойти значения короля. К примеру, ферзь будет обозначаться в среднем

пятьюдесятью единицами, ладья — десятью, пешка — от одной до сорока, в

зависимости от своего положения на доске. Ты понимаешь, что нет такой

комбинации, при которой машина согласилась бы отдать своего короля за

какую-нибудь другую фигуру или даже за все другие фигуры, вместе взятые.

Шахматы — лишь упрощенная модель жизни. Но они наглядно доказывают, как

важно со всей ясностью и бескомпромиссностью определить для себя «короля»,

т. е. главный, доминирующий принцип жизни, по отношению к которому все

остальные ценности жизни являются лишь средствами и способами утверждения

победы в главном, утверждения правоты основного принципа.

Так что же считать королем на шахматной доске своей жизни? И где

гарантия того, что высшей ценой мы оценим действительно главное в жизни, а

не вечную праздность, мечту Валеры, к примеру? Гарантия здесь лишь одна:

увидеть мир с такой высоты, чтобы за мельканием частностей, за пестрой

суетой противоречивых фактов и фактиков, перепутанных причин и следствий

увидеть магистральные тенденции развивающейся жизни человечества и строить

свои представления и свою практическую судьбу, исходя именно из самых важных

закономерностей и в соответствии с ними.

Думаю, ты согласишься со мной, что нет более широкой основы для

размышления, для извлечения выводов, чем закономерности развития всего

живого. Мы будем говорить сначала о живом, а затем о мыслящем и социально

организованном живом, т. е. о человечестве.

Так что же это за общий признак, определяющий развитие всего живого?

Я приведу тебе ряд примеров, а ты постарайся найти в них то общее, о

<!––nextpage––>

чем мы сейчас говорим.

Превращение зерна в полновесный колос…

Ход семги на нерест через тысячи верст и сотни порогов…

Удивительная метаморфоза: превращение неуклюжей мохнатой гусеницы в

многоцветную бабочку, прихотливо, невесомо порхающую между цветов…

Догадался? Нет?

Тогда еще один пример. Помнишь, как мы однажды шли с тобой по

асфальтированной улице и вдруг увидели, как асфальт в одном месте вздыбился,

вспучился и треснул. Подойдя к этому разлому асфальтброни, мы увидели, что

под разломом торчит головка гриба шампиньона.

Думаю, теперь все стало на место, все тебе понятно; общее во всех этих

случаях — это реализация себя, своих внутренних возможностей, своей сути.

Все эти примеры говорят о неукротимой силе жизни, заложенной в семени, в

зерне, в спорах. В каждом из этих случаев живое существо с невероятной силой

стремится проявить себя до конца и стать именно тем, чем оно должно быть (а

не застыть, отдыхая, в состоянии эмбриона).

Конечно, этот биологический закон распространяется и на людей. Человек,

подобно всему живому, подлинно счастлив тогда, когда он раскрывает свои

внутренние возможности, когда он конкретно реализует все то, что в нем

заложено. Но ведь человек не просто живое. Конечно же, он должен пройти все

этапы жизни, запрограммированные его видовыми особенностями: он должен

пройти молодость и зрелость, он должен дать потомство. Но, кроме того, в

отличие от животного, человек может быть счастлив лишь тогда, когда он

реализует себя и как мыслящую особь, и как существо общественное, т. е.

неразрывно связанное с тем обществом, в котором он живет, с теми людьми,

которые его окружают, с теми родителями, которые его произвели на свет, с

теми детьми, которым он дал жизнь. Диалектика счастья человека как существа

общественного состоит в том, что счастье своего народа, своей страны, своего

класса, своих близких и даже незнакомых ему людей общественно развитый

человек способен поставить выше своего личного счастья и даже собственной

жизни. Чтобы все сразу стало на место, напомню о подвиге Александра

Матросова.

Сказанное не только не противоречит, но, напротив, подтверждает мысль о

стремлении и возможностях человека реализовать внутреннюю программу, свои

принципы до последнего предела, до конца. Практика показала, что, опираясь

на особенности характера, особенности личности, можно добиться гораздо

большего, чем перестраивая, эту личность то в одну сторону, то в другую.

Одному удается лучше работа с механизмами, другому — с детьми, третьему — с

формулами и т. д. и т. п. Более того, даже в пределах одной профессии

наблюдается еще более узкое деление по склонностям и интересам: так, одни

летчики более склонны, например, к работе на линиях Аэрофлота, другие — к

службе в истребительной авиации. Именно поэтому в тех условиях, когда от

человека требуется наибольшая отдача и максимальная ответственность,

прибегают к принципу добровольности, ибо принуждение в подобных случаях

может не только не дать наибольшую отдачу, но, напротив, принести вред делу.

Таким образом, счастье человека как существа и биологического и

социального состоит в том, чтобы самораскрыться, реализовать заложенные в

нем возможности.

Еще раз попрошу тебя запомнить, может быть, наиболее существенную для

всего последующего изложения мысль: благо для человека — это прежде всего

развитие внутренних возможностей, заложенных в нем, но не пассивное ожидание

<!––nextpage––>

воздействий извне.

Так, незаметно, мы подошли к важнейшему водоразделу, который делит все

человечество на две основные части. Существо одной из них составляет

психология всемерного и безразмерного потребления благ. Иначе говоря,

«королем», ведущим принципом на этой шахматной доске является жизнь ради

потребления различных благ. Другое, могучее течение, не отрицая

необходимости потребления благ и вещей в качестве необходимых средств,

основным принципом, определяющей целью считает раскрытие всех внутренних

возможностей человека, развитие всех его внутренних сил.

В одном случае смыслом жизни становится ничем практически не

ограниченное потребление поступающего извне (галушки гоголевского Пацюка).

Во втором — всемерная реализация своей внутренней программы.

Почему самоценное потребительство противоречит главному алгоритму

развития, ты уже понял. Оно противоречит закономерностям поступательного

развития человечества в целом, оно ведет его в пропасть, в тупик, и на этом

мы сейчас остановимся особо.

В буржуазном обществе потребительство, или, иначе говоря, жизнь ради

вещей и комфорта, порождено тем, что мера значимости человека определяется

его богатством. И следовательно, целью жизни человека является овладение

максимумом денег, движимой и недвижимой собственности, вещами вообще. У нас

причиной этих цепких пережитков является прежде всего то (среди целого ряда

других), что у некоторой части населения развитие сознания заметно отстает

от уровня сознательности общества в целом. Это очень важный момент! Если

<!––nextpage––>

рост материальных возможностей не будет постоянно сопровождаться повышением

нравственного и культурного уровня людей, то мы можем въехать в сферу сугубо

мещанской, буржуазной психологии.

Но возникает вопрос: чему мешает мое стремление к изобилию вещей? Может

быть, у меня потребности такие-неукротимые! И разве не сказано, что при

коммунизме каждый будет получать по потребности?

Да, будет, но все дело в том, что потребности человека при коммунизме

совсем не будут дублировать потребности мещанина-потребителя! Наивно

полагать, что естественной целью человека является не квартира для

нормальной жизни, а две, три, десять квартир, нет, дворец, два дворца! …

Парк разных автомобилей! … Загородное поместье, нет, два, пять поместий! …

Дело не в том даже, что это — идеал буржуа, рантье, даже не в том, что

нормальному человеку эти излишества попросту не нужны, а в том (внимательно

слушай!), что возможности нашего маленького голубого шарика — Земли — никак

не позволяют допускать такой расточительности по отношению к любому жителю

планеты.

Данная ситуация, конечно, может кое-кого натолкнуть и на такую мысль:

поскольку на каждого человека безразмерных благ хватить ни теоретически, ни

практически не может, постольку желающим обрести эти блага нужно их рвать,

выхватывать, пробиваться к ним зубами и локтями… Способ известный, но при

чем тут светлый путь человечества?

Но предположим, что огромные средства, которые сейчас идут на

вооружение и тяжким грузом омерщвленного труда ложатся на плечи народов,

человечество обратит на рост своего благосостояния; допустим, что всемогущая

наука найдет способ преодолеть экологический барьер и позволит человечеству

резко умножить источники энергии, не вызвав при этом катастрофического

потепления атмосферы и необратимого загрязнения всей планеты; поверим, что

техника даст человечеству возможность нарастить свои материальные ресурсы,

не умертвив при этом биосферы.

Спрашивается: ну и что? Опять тот же идеал: не квартира для жилья, а

индивидуальный многоэтажный дом? Нет — дворец, нет — собственный дворец в

каждом городе? Но разве подобное количественное умножение личных

благ-самоцель развития человека и человечества? Разве подобные

количественные критерии (у меня пять авто, а у тебя только два — ты, стало

быть, недочеловек; у меня пятьдесят костюмов — у тебя двести, ты, стало

быть, сверхчеловек) не есть прямой сколок с критериев капиталистического

строя, с ценностей общества безудержного потребления? …

Принципиальной ошибкой обывателя является представление о коммунизме

как о таком устройстве, где нет различий между понятиями, которые лишь

внешне похожи друг на друга: потребности и потребление!»Каждому по

потребностям» — это вовсе не означает «каждому по горе золота». Гора золота

каждому-отнюдь не магистраль движения человечества. И худо, очень худо

<!––nextpage––>

поступает тот, кто вольно или невольно — своим примером — воспитывает своих

детей потребителями, нацеливающимися лишь на вещи и внешний комфорт: весьма

болезненно придется им со временем менять сбою психику, мучительно

переоценивая все свои представления, когда поймут, что основные-то ценности

жизни сокрыты не в сейфах, не в гардеробах и не в гаражах. Что не прыгающие

в рот галушки составляют счастье. А если не поймут? Если никогда не дозреют

до этого сознания? Это будет означать лишь то, что еще какие-то люди не

состоялись, что не только сами они не раскрыли заложенного в них, т. е.

обеднили свою жизнь, но и общество оказалось беднее на столько-то и

столько-то несостоявшихся людей. А это крайне досадно, потому что от

развития каждого из нас зависит развитие всех других людей: в современном

обществе все мы связаны внешне невидимыми, но крепкими, неразрывными узлами.

ПРОВЕРКА ОТ ОБРАТНОГО

Ты знаешь, что любимым изречением Карла Маркса было: «Подвергай все

сомнению»? Это хороший девиз. Вот давай подвергнем сомнению и, если надо,

уточним тезис о том, что главное для счастья — возможность реализовать себя.

Именно это, а не стремление к бесконечному потреблению благ разных видов.

Реализовать себя, проявить свои внутренние возможности…

Сразу же возникает вопрос: какие именно внутренние возможности?

В «Комсомольской правде» прошел как-то диспут вокруг проблем

танцплощадки. Через несколько лет — вокруг проблем дискотеки. Из ряда статей

вырисовался облик некоторых людей в возрасте от четырнадцати лет и старше,

для которых раскрыться, проявить себя-это значит явиться в «поддатом»

состоянии в место общего веселья и отдыха, кого-то задеть, кого-то

оскорбить. Эти персонажи находят внутреннее удовлетворение (не зря провели

время!), если обратили на себя внимание окружающих любым путем!

Нравственность их столь невысока, что сильному парню ничего не стоит

публично ударить девушку! Но что совершенно уж поразительно — там есть и

девушки, которых веселит и удовлетворяет подобная обстановка, они готовы

даже искренне заступаться за подобного гориллоида и испытывают удовольствие

от подобного времяпрепровождения, которое позволяет «раскрыться» и им.

Мужчина, который способен реализовать себя, подняв руку на женщину, на

будущую мать — святилище человечества! … И женщина, которая находит подобное

поведение естественным и возможным,— что может быть уродливее! Это гораздо

ниже уровня развития животного (ведь у животных самец никогда не тронет

особи женского пола). Недаром же статистика свидетельствует, что умственный

образовательный и культурный уровень хулиганов, насильников, вообще

<!––nextpage––>

уголовников, как правило, крайне низок: четыре пятых из них не имеют даже

8-летнего образования.

Так. Заметим, значит, что отнюдь не всякое самораскрытие, приносящее

удовлетворение тому или иному субъекту, приемлемо для общества в целом.

(Кстати говоря, для этих персонажей буйная праздность — действительно

праздник жизни. )

В том же плане: не будем говорить об уровне удовлетворения примитивных

людей, которые, не задумываясь над своей жизнью, просто растут, как сорняки

на ветру. Вспомни, что существуют люди, сознательно определяющие зло королем

на шахматной доске своей жизни. Я имею в виду профессиональных преступников.

Так, например, согласно шкале достоинств преступного мира тот, кто ее

придерживается, способен совершать самые бесчеловечные поступки при полной

убежденности в своей правоте…

Мне довелось как-то читать письмо бывшего «вора в законе» Алексея

Фролова, которого в конце концов умудрил его страшный и печальный опыт,

молодому парню, имеющему уже две судимости. «Мне и в голову не приходило,—

писал Алексей Фролов,— что в моих нравственных представлениях что-то не

так, что я кого-то обижаю, кому-то приношу беду… Я был преисполнен

самодовольства,— кастового, если хотите. Далеко не всех уголовников я

считал себе ровней: хулиганы, «штопорилы» (мелкие грабители), насильники,

«барыги» (перекупщики краденого) — их я презирал, но не потому, что они были

бесчестными, а потому, что в воровском мире они стояли ниже меня «по рангу».

Я жил в тюрьмах и колониях, я бежал, совершал новые кражи — чаще всего

в магазинах и складах — и снова возвращался в тюрьму. Я считал это

нормальным — быть в тюрьме и жить ее интересами, бежать (риск, смелость!).

Свобода мне нужна была только для того, чтобы снова идти на «дело». Побеги и

судимости были для нас все равно что ордена…

О, как все было просто и ясно в моей голове! Воры были для меня

единственно стоящими людьми. Безграмотностью своей я гордился. Когда мне

предложили прочесть книгу классика, я долго хохотал. «Чему может научить

меня, меня, вора! — какой-то фраер!».

Вообще я теперь вижу: чем человек невежественнее, тем больше он

категоричен. Существования других мнений он просто не допускает. И тем более

жесток».

Проявлять свою сущность в жестокости?

Незабываемая фотография была опубликована как-то в газете «Советская

культура». Перед этим она обошла газеты всего мира. На этой фотографии был

изображен мальчишка, который в кругу, образованном взрослыми, палкой убивает

койота. Рядом лежат уже несколько убитых животных. Невдалеке, с

удовольствием глядя на происходящее, стоит полицейский с дубинкой: в случае

чего он поможет мальчишке, в случае чего подскажет. Комментируя эту

фотографию, редакция писала: «Кем вырастет этот мальчик, сейчас нельзя

сказать, но снимок этот страшен не менее, чем те виселицы, около которых так

любили фотографироваться палачи».

Жестокость к людям, жестокость к стране — своей стране. Читаем судебный

очерк «Черный бизнес»: некий Морозов ради полной жизни, как он ее себе

представлял, сплавил за рубеж огромное количество достояний нашей истории,

несметное число культурных ценностей — он грабил свой народ, чтобы купаться

в роскоши. Читаем другой судебный очерк «Тараканы»: говорится о перепродаже

опять-таки за рубеж культурных ценностей — картин, книг, ювелирных изделий.

Читаем очерк «Видеопетля» — о «деятелях», наживавшихся на растлении

соотечественников западными порнофильмами. Знакомимся с другими подобными

материалами…

Итог, думаю, однозначен: отнюдь не всякое внутреннее самоудовлетворение

и отнюдь не всякой личности будем мы иметь в виду, когда речь идет о

подлинно человеческом счастье. Всегда следует видеть соотнесение своего

личного счастья, реализацию своей личной программы с интересами и счастьем

<!––nextpage––>

народа, общества, человечества в целом.

А сейчас со всем возможным скептицизмом — тоже для проверки-обратимся к

самой сложной проблеме: а чем, собственно говоря, плохо, если человек живет,

ни в чем и никогда не преступая уголовного кодекса, не злодействуя, будучи

трудолюбивым, законопослушным членом общества, однако ориентируясь при всем

своем добродетельном образе жизни исключительно и прежде всего на радость от

потребления всевозможных благ? Видя именно в этом счастье свое? Да, чем

плоха «красивая» жизнь? И, в конце концов, за что боролись?

Нет, боролись не за это.

Плохо, разумеется, не то, что человек пользуется вещами и благами,— вещи

и блага для того и существуют, чтобы ими пользоваться, а то, что именно

блага и вещи становятся королем на доске человеческой судьбы.

И если этот принцип ведущий, определяющий в жизни, то все остальные

принципы выстраиваются в подчиненное ему положение, хорошо, если на уровень

ферзей, а то ведь — и битых пешек.

О чем говорить, были времена, когда, например, при натуральном

хозяйстве крестьянин вынужден был денно и нощно заботиться лишь о хлебе

насущном. Но сейчас-то, при нынешнем развитии производительных сил, не

выглядит ли анахронизмом человек, который задержался на уровне одних лишь

материальных забот, пускай даже совсем по-другому выраженных?

У такого человека четкая иерархия ценностей. Он не может быть

бескорыстен, его отношения строятся на принципах натурального обмена времен

первобытного общества, только объекты торга иные: я тебе — японскую куртку,

ты мне-американские джинсы; я тебе организую путевку в санаторий, ты мне

устроишь дочь в модный институт; я тебе … что? Ты ничего не можешь

предложить взамен? Никакого дефицита? Так зачем ты мне нужен вообще?

Сад или помидорная теплица? А что больше принесет выгоды? Теплица?

Вырубим яблони, организуем помидорный бизнес!

Тратить время на разных там друзей или родителей или вкалывать, чтобы

купить машину? Все для машины!

Предпочесть девушку, к которой тянется душа, или ту, у которой родители

посостоятельнее, больше за ней дадут? Конечно, ту, с богатой собственной

квартирой! …

Подобная иерархия ценностей беспощадна, ибо она проста и ее критерии

оставляют человека на уровне одноклеточного организма.

И личное, и общественное несчастье подобного уровня Представлений,

подобных определяющих принципов заключается в том, что человек, использующий

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser