info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Человеческие типы. Сущность и эннеаграмма

Автор: ЗАННОС С.

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

«Мы есть то, что мы постоянно делаем, не как одно дело, но как привычку».
Аристотель
Любить и быть любимым, иметь верных друзей, получать удовольствие от работы, эффективно сотрудничать — этот список желаний можно продолжать до бесконечности.

В реальной жизни большая часть наших желаний остается нереализованной.

Какова реальная причина такого положения дел?

Мы не знаем себя. Мы не знаем других. Часто наши представления о самих себе и окружающих людях — иллюзии, основанные на шаблонах воспитания.

В 1994 году судьба свела меня с удивительным человеком — Сюзан Заннос. Меня поразила ее способность понимать людей и создавать позитивные отношения сотрудничества и дружбы. Чем дольше мы общались, тем сильнее становилось мое желание сделать доступным для многих людей то, в чем она так прекрасно разбирается.

В 1995 году Сюзан приняла мое предложение и написала эту замечательную книгу.

Уверен, что пытливому человеку она даст новое знание, применяя которое можно жить в гармонии с собой и окружающим миром, добиваться значительных результатов в практической деятельности, эффективно сотрудничать с людьми независимо от их личных особенностей.

Успехов вам в этом замечательном деле — познании Себя.

Издатель Петр Лисовский

ОТ АВТОРА

Читатель любой книги небезосновательно хочет узнать немного о человеке, который имел безрассудство ее написать. Особенно в нашем примере, поскольку предмет этой книги — система, главным аспектом которой является развитие сознания и которая начинает с утверждения, что мы находимся в состоянии сна и субъективны, что мы не способны понимать истину об условиях, в которых мы находимся, поскольку мы ограничены тем, что имеем определенный тип.

Избежала ли я этого состояния? Нет, не избежала. Я работала с идеями этой системы более 20 лет и в процессе работы проверила, что мое понимание частично и ограниченно. Система сама по себе, насколько я могу судить, не кажется ни ограниченной, ни незавершенной, но раскрывает больше, становится богаче и глубже, чем больше она используется как инструмент, который повышает понимание человеческого опыта.

Система Четвертого Пути, которая была принесена на Запад из России в начале этого века, используется в настоящее время большим количеством различных способов, в различных группах и организациях во всем мире. Определенная организация, в которой я имела великую удачу работать, называется Содружеством Друзей (http://livingpresence.com/), школа, центр которой находится в предгорье Сьерры в Северной Калифорнии и которая имеет другие центры, около семидесяти или восьмидесяти, в большинстве крупных городов мира. Руководителем и Учителем Содружества является Роберт Бертон, человек, который развил определенные аспекты традиции Гурджиева—Успенского в учение, которое имеет свою уникальность. Всегда практичный в своем подходе к делу, Бертон придерживался одного очень ясного метода, который он излагал и демонстрировал в течение 25 лет, на протяжении которых существует его школа. Этот метод описан в его книге «Самовоспоминание».

Этот метод самоизучения и развития начинается с наблюдений Успенского о том, что функции не являются сознанием, а сознание не является функциями. Другими словами, наше реальное естество находится не в теле, которому дано наше имя, которое рождено и умрет в определенный день, которое имеет нервы и мышцы, и сердце и ум, запрограммированные на языке и привычках определенной культуры, и память о специфических переживаниях. Скорее, наше естество находится, или может находиться, в сознании, которое наблюдает и понимает те существа, которые мы принимаем за себя.

Эта книга не только о процессе наблюдения и отделения от проявлений «машины» — термин Четвертого Пути, традиционно использовавшийся для описания физического тела и его программирования. Об этом есть много замечательных книг. Эта книга для начинающего уровня, и в ней делаются попытки объяснить значительное разнообразие человеческих существ, используя систему классификации, развитую и используемую в учении Роберта Бертона.

Эта система развивалась постепенно, основываясь на работах Гурджиева, Успенского, Родни Коллина и других учителей Четвертого Пути. Эта система была улучшена и развита Робертом Бертоном как инструмент, который помогает его ученикам понимать то, что они видят, когда пытаются наблюдать себя. Только когда понимание человеческих типов проникает глубоко, ученик становится серьезным на пути развития внутреннего единства, своего истинного «Я» или Души, которая может стать сильной настолько, что будет способна существовать независимо от тела и, в конце концов, будет способна контролировать многие проявления тела.

Хотя эта книга не сфокусирована только на процессе наблюдения и отделения, в ней есть определенный смысл, выходящий за рамки этого способа работы над собой. Опуская способность развить нечто иное, отличное от того, что естественно происходит с теми созданиями, которыми мы являемся, информация, которая представлена в этой книге, выглядит просто ужасной. Мы рождаемся, действуем определенным предсказуемым образом, получаем определенные неизбежные виды переживаний как результат того типа человеческого животного, которым нам случилось быть, и умираем; наши жизни не более важны, чем жизни овцы или плоских червей, независимо от того, чего мы можем достичь в этом мире материального существования и времени.

И я не совсем уверена, зачем же я предприняла попытку написать эту книгу, будучи тоже начинающей и сильно вовлеченной в мир материального существования. Я могу, однако, пересчитать кратко те переживания, которые были моим мотивом. Я была в Санкт-Петербурге, где мне был дан шанс работать с центром Содружества, который открылся там после того, как вновь появилась возможность распространения этих идей в России. Для русских студентов доступны классические книги Четвертого Пути Гурджиева и Успенского (многие из них нелегально изданы на копировальных машинах и переплетались вручную для того, чтобы иметь их и тайно читать во времена советского периода, когда они были запрещены). Они, однако, не имели доступа к материалам по Четвертому Пути, которые издавались на Западе после 75-го года. Русский издатель выразил свою заинтересованность в книге о типах тела, и, поскольку у меня был некоторый опыт писания, и я работала с этими идеями в попытке наблюдать себя и других последние двадцать лет, некоторые друзья предложили мне быть тем человеком, который может написать такую книгу. Одно, как мы говорим, ведет к другому, и я вернулась из России с контрактом написать книгу о человеческих типах. Это — та самая книга.

Мои собственные оценки были определенно поставлены под вопрос в процессе написания. В их защиту я могу сказать, что я была необычайно удачлива в том, что, помимо того, что я принадлежу к Содружеству Друзей и имею учителя в лице Роберта Бертона, у меня была работа учителя колледжа всю мою взрослую жизнь. Это дало мне возможность наблюдать достаточно близко в течение длительного периода тысячи студентов колледжа. (В среднем около пятидесяти студентов за четверть и три четверти в году в течение тридцати лет — это осторожная оценка, поскольку обычно у меня было больше студентов и почти всегда я вела летние классы, то получится около 4500 студентов. Вот так -так!) Так как я — учитель английского языка, и мои студенты делают много письменной работы, мои наблюдения не были ограничены внешними проявлениями моих студентов, но также включали беглое знакомство с их мыслями и отношениями.

Когда я присутствовала и была пробуждена достаточно, я применяла информацию о типах тела к моим наблюдениям за студентами, к наблюдениям и обсуждениям с членами Содружества, с которыми я близко работала последние двадцать лет, и к наблюдениям моих профессиональных коллег, друзей и членов семьи. Это дало мне в результате личные проверки точности этой информации.

Мои личные возможности и опыт составляют мои оценки. Но, конечно же, я привнесла в эти возможности и опыт ограничения моей собственной субъективности, предвзятости и предубеждения моего собственного типа. Иначе не может быть. Некоторые из моих механических наклонностей были полезны в процессе написания этой книги. Другие не были полезны.

Я — эмоционально центрированная женщина с типом Марс-Юпитер. Для тех, у кого есть наблюдения типов с использованием этой системы классификации, предыдущее предложение — это полная автобиография. Это также объясняет тот способ, которым я вижу мир. Даже когда я применяю информацию этой системы, я не могу изменить искажения, внесенные тем оборудованием, которое у меня есть для восприятия, понимания и для выражения того, что я восприняла и поняла, не более, чем я могу видеть ультрафиолет невооруженным взглядом. Я больше притягиваюсь к одним типам, чем к другим. Я намного лучше понимаю тех людей, чья механика похожа на мою, чем тех, чья механика сильно отличается. Более того, тип Марс-Юпитер имеет заметную тенденцию считать свою субъективность божественно раскрывающей объективную истину, и поэтому всегда есть опасность, что в тоннах звенящей убежденности появится неправильное понимание.

С другой стороны, каждый тип имеет свою собственную субъективность, которая субъективно упорствует (хотя она определенно смягчается), даже несмотря на то, что уровень сознания и понимания растет благодаря работе и постоянному усилию. Поэтому ограничения моего типа не делают меня менее компетентной, чем могли бы быть другие типы. Тщеславие Юпитера поощрило меня начать этот проект, а упрямство Марса позволило мне завершить его.

ИСТОКИ

Ни один вопрос так постоянно не поражал и не занимал человеческие существа, как вопрос о том, кто мы такие и как мы такими стали. Ни один из ответов не удовлетворял нас в полной мере или на долгое время. В попытках определить биологический вид, который в нашем столетии включал и Альберта Эйнштейна, и мать Терезу, и Адольфа Гитлера, и помощника управляющего в супермаркете на углу, и жертв голода в Африке, были созданы теории, относящиеся к определенным категориям. В течение столетий письменной истории преобладала категория таких теорий, в которых постулируется божественное происхождение человека, то, что мы были сотворены тем или иным высшим существом. В последнее время эти теории выходят из моды, хотя, конечно, не исчезают совсем. Теории божественного происхождения человеческих существ сменялись теориями эволюции, такими как теории Ламарка, Дарвина, которые считали, что человеческие существа — это просто еще один вид живых организмов, который развился на этой планете в соответствии с определенными естественными законами, управляющими развитием видов. Эти теории поддерживались все более усложненными технологиями, которые позволяли нам видеть все более мелкие вещи при помощи электронного микроскопа. Мы открыли нити молекул ДНК, в которых содержится наш генетический код. Это откровение настолько восхитило нас, что мы были готовы отбросить большинство предыдущих предположений в пользу таких определений человека, в которых подчеркивается его генетическое происхождение.

В то же время, когда процветали теории генетической эволюции, определенные явно заметные психологические различия людей были соотнесены с различиями тех условий, при которых люди приходят в этот мир и вырастают в нем. Какой из этих двух факторов важнее — природа или воспитание, генетические данные или социальная обусловленность — это вопрос, который привлекал к себе наибольшее внимание исследователей в течение последнего столетия. Как и в случае многих других постулатов «или-или», это вызывало накопление наблюдений и данных в том или ином лагере и сделало невозможным серьезное рассмотрение других вариантов.

За прошедшие 50 лет наблюдатели пришли к выводу, что необходимо рассматривать еще один фактор: человеческий тип. В начале 40-х годов XX века получили известность категории человеческого телосложения Уильяма Шелдона, которые он соотносил с психологическими наклонностями. Мы видим далее, что за эндоморфами, эктоморфами и мезоморфами Шелдона последовали другие теории, описывающие четко различимые типы людей. Существование типов человеческих существ уже не вызывает таких дебатов, как в середине столетия (поколение, которое только что пережило войну, целью которой было основать расу господ, с понятным недоверием относилось к любой классификации), но ни одна из систем типов не стала общепринятой. Более того, даже большинство тех, кто уверен в существовании определенных человеческих типов, полагают, что эти типы определяются генетическим кодом или социальной обусловленностью. Другими словами, вопрос относится к влиянию природы или воспитания. Тот вариант, что могут существовать другие факторы, определяющие тип человека, не рассматривался в научных кругах — насколько мне известно, по крайней мере.

Какая из систем классификации людей верна? Только ваши собственные наблюдения помогут вам оценить точность любой системы. Проблема определения типов людей так трудна и запутанна потому, что человеческие существа — это самая сложная и замысловато организованная форма жизни на планете. На Земле имеются в изобилии различные формы жизни изумительной сложности. Люди, которые даже не начали понимать многие тайны растительной и животной жизни, создали тем не менее чудесные машины, невероятные технологии, глобальные электронные системы связи с использованием искусственных спутников, компьютерные сети и базы данных, при помощи которых можно за несколько секунд получить любую информацию. И тем не менее люди — это неизмеримо более сложные организмы по сравнению с любым клеточным или электронным созданием, которое они изучают или которым пользуются.

Из-за того, что существует много спекулятивных теорий о человеческих типах, разумнее всего начать с краткого обсуждения вопроса, откуда взялась информация, представленная в этой книге. Рассматривая недавнюю историю данного способа классификации людей, важно помнить, что люди, которые используют или использовали эту систему, никогда не утверждали, что эти идеи были развиты ими. Они утверждали, что существует объективная истина и что эта объективная истина всегда доступна тем, кто хочет ее узнать, но для того, чтобы понять эту истину, требуется более высокий уровень сознания, чем тот, на котором обычно функционируют люди.

Описание человеческих типов и использование древнего символа, называемого «эннеаграмма», чтобы объяснить типы и их взаимоотношения, — это часть системы духовного развития, известной как Четвертый Путь. Описание человеческих типов в системе Четвертого Пути — это только часть намного большего целого. Детальное изучение этих физических и психологических типов, однако, хорошее место для начала проверок некоторых из идей большей системы. И эта информация может помочь любому, кто понимает ее и использует для самонаблюдения и наблюдения других, сберечь много усилий и избежать огорчений, происходящих из попытки изменить людей.

Человеческая склонность думать, что вещи могут быть другими, нежели они есть в человеческих взаимоотношениях, — это одна из наиболее распространенных иллюзий. Мы думаем, что если бы только вели себя иначе, то такая и такая-то ситуация никогда бы не произошла. Если бы только наши мужья и жены вели себя по-другому, мы были бы намного счастливей. Если бы только наши дети вели себя иначе.. Если бы наши работодатели были иными… Если, вместо попытки изменить себя и других, мы поместили то же самое усилие в попытку понять, почему люди ведут себя именно так и почему они не могли бы действовать иным возможным образом, мы, вероятно, не изменили бы многое из того, что происходит. Мы могли бы, однако, изменить наш способ реагировать на то, что происходит.

Если мы не собираемся менять то, что происходит, то что во всём этом хорошего? Мы пойманы нашей верой, что если бы наша жизнь была иной — если бы у нас было больше, лучше, если бы у нас было что-то иное или кто-то другой, — мы были бы более счастливы. Хорошим здесь может быть усилие понять человеческие существа и почему мы ведем себя таким образом, это не поверхностное материальное благо. После долгих непрерывных наблюдений это усилие может произвести большее понимание. И когда мы понимаем, действительно понимаем, мы начинаем любить.

Нет нужды приводить какие-либо аргументы во имя любви. Любой, когда-либо имевший хотя бы короткий проблеск, самое неполное переживание любви к другим, знает ее подлинную ценность. Это жемчужина великой ценности, царство небесное внутри, нирвана. Никакое слово, пытавшееся описать любовь, не подходило близко к описанию этого переживания, но Святой Павел сделал очень трогательную попытку в своем Первом послании к Коринфянам:

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая и кимвал звучащий. Если имею дар пророчества и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так/ что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам) тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит1.

Если понимание человеческих типов и человеческих взаимоотношений не изменяет многого во внешнем мире и вряд ли изменит, то оно может вызвать изменения во внутреннем мире, которые мы оцениваем как чудо. Вы, вероятно, не получите большой дом, новую машину и прекрасную работу, но вы можете прийти к осознанию, что это все маленькие картофелины по сравнению с пониманием.

Эта система описания человеческих типов считается очень древней, но ее недавнюю историю проследить можно. В начале XX столетия в Санкт-Петербург из своего путешествия по Востоку вернулся русский журналист. Он искал школу, в которой мог бы узнать о той реальности, которая, по его мнению, должна находиться под внешней абсурдностью жизни. Проявление этой абсурдности, выразившееся в том, что началась первая мировая война, заставило его резко прервать свою поездку. Этим журналистом был Петр Демьянович Успенский, который был также и математиком и уже успел опубликовать несколько важных работ, и в частности Tertium Organum, который был переведен на несколько западных языков и обеспечил Успенскому известность за границей.

В Санкт-Петербурге и Москве Успенский читал лекции о своем пребывании на Востоке. В Москве в 1915 году он познакомился с греко-армянином с Кавказа, который также путешествовал по Востоку, но с несколько лучшими результатами. Это был Георгий Иванович Гурджиев, преподававший систему, которая, как уверился Успенский, могла дать ему возможность найти ту реальность, которую он искал. Гурджиев тогда уже работал с группами в Москве. Вернувшись в Санкт-Петербург, Успенский помог организовать группу, работавшую в соответствии с идеями Гурджиева, объясненными в его рассказах и демонстрациях.

Работа Гурджиева с группами: его танцевальные движения, его музыка, путешествия и отношения с учениками — хорошо продокументирована с 1915 года до его смерти в 1949 году. Однако, до его встречи с Успенским в Москве сведения о его жизни достаточно скудны. В результате мы не знаем точного происхождения той системы, которой он учил. Собственный рассказ Гурджиева о ранних годах жизни, путешествиях и предполагаемом членстве в группе, называвшейся «Искателями Истины», представлен в его книге «Встречи с замечательными людьми». (По этой книге поставлен одноименный фильм Питера Брукса.)

Гурджиев родился в Александрополе в районе русского Кавказа. Отец его был греком, а мать — армянкой. Точная дата его рождения неизвестна — в его паспорте стояла дата 28 ноября 1877 года, но вероятно, он родился по меньшей мере на пять-шесть лет раньше. Его семья переехала в близлежащий Карс, где он занимался с настоятелем русской военной церкви. В те времена эта область была местом великого культурного смешения и переплетения всех религий и традиций. У молодого Гурджиева было много непосредственных переживаний необъяснимых явлений — чудесные исцеления, оккультные феномены, свидетельства способностей телепатии и ясновидения. Учителя и священники не могли удовлетворительно объяснить эти случаи, поэтому Гурджиев решил сам найти ответы.

Много материалов он собрал в своем районе. Эта область между Черным и Каспийским морями давным-давно была путем миграции, где смешивались традиции Европы и Азии. Он много узнал из христианских монашеских источников православной религии своей семьи. И действительно, один из его современников, Борис Муравьев, утверждает, что система Гурджиева полностью взята из эзотерического православного христианства.

Можно быть почти уверенным, что знаменитые танцевальные движения Гурджиева были взяты или, как минимум, были под сильным влиянием исламской суфийской традиции Афганистана. Гурджиев вступал в различные суфийские ордена и на некоторое время останавливался в изолированных монастырях. Эннеаграмма — центральный символ работы Гурджиева — вероятно, ведет свое происхождение от суфиев и, возможно, использовался при движении дервишей во время их крутящегося танца.

Высказывалось предположение, что Гурджиев был тайным агентом России. Во всяком случае, он с легкостью пересекал многие границы. Его поездка в Тибет могла быть организована царским правительством в ответ на просьбу Далай-Ламы, искавшего защиты от Великобритании и Китая. Почти не подлежит сомнению, что Гурджиев имел доступ к таким монастырям в Тибете, которые были закрыты для любого, не обладавшего официальными полномочиями. Позже Гурджиев приписал некоторым своим танцевальным движениям происхождение из буддийских источников в Тибете.

Другие места, где Гурджиев предположительно путешествовал в поисках эзотерического знания и, возможно, также в качестве тайного агента — это Египет, Крит, Шумерия, Ассирия, Эфиопия и Судан. Фактов мало, слухи экзотичны и романтичны. Гурджиев для разных людей очень разный, но он постоянно выглядит очень практичным человеком. И как практичный человек, он знал, сколь сильно люди любят романы, мистерии и чудесные сказки. Кажется, он не был выше того, чтобы использовать наше естественное легкомыслие для своих собственных целей.

Вернувшись в Россию, Гурджиев, очевидно, нашел себе место при дворе царя Николая II. Это кажется правдоподобным, исходя из того, что мы знаем об увлечении двора Николая II оккультизмом. В этот период он женился на придворной даме польского происхождения, графине Островской, и, по слухам, был в дружеских отношениях с Распутиным.

После знакомства с Успенским в 1915 году Гурджиев работал с группами учеников как в Москве, так и в Петербурге, пока не стало ясно, что хаос войны и революции настолько подрывает жизнь в России, что их работа вскоре станет невозможной. Группы самых решительных из них отправились пешком через горы в Ессентуки, а потом в Тифлис. Но и здесь их усилия были тщетными из-за последствий революции. Они переехали в Константинополь, затем в Берлин и наконец в Париж. Гурджиев смог собрать достаточно денег для покупки дома в районе Фонтенбло в пригороде Парижа, и именно здесь он организовал институт, названный Приере. Здесь его ученики работали вместе, практиковали танцевальные движения и занимались развитием своего сознания.

В двадцатых годах идеи Гурджиева распространились среди интеллектуалов и художников западной Европы. Успенский по невыясненным причинам расстался с Гурджиевым и стал работать в Лондоне с группами, куда входили такие писатели, как Дж. Беннет, А. Орэдж и Морис Никол, каждый из которых написал многие тома о Четвертом Пути. После смерти Успенского в 1947 году его ученики пошли разными путями. Некоторые присоединились к группам, работавшим с Гурджиевым. Другие основали собственные группы. Родни Коллин вел небольшую группу в Мехико, где он жил и учил до своей смерти во время путешествия в Куско в 1956 году. До того группы Родни Коллина распространились во многих городах Южной Америки, он посетил группу в Лиме, Перу на пути в Куско.

Сейчас идеи Гурджиева распространились во всех частях света. До своей смерти в 1949 году Гурджиев проводил много часов с мадам Де Зальцман, которая была его студенткой с первых дней в Тифлисе и Константинополе. Она стала главой Гурджиевского Фонда, который имеет группы, работающие по всему миру. Вне официальной организации Фонда существует множество групп, которые работают с системой Гурджиева или с некоторой ее версией.

Начиная обсуждение этой системы в пяти лекциях, озаглавленных «Психология возможной эволюции человека»2, Успенский разграничил два вида психологии. В первом случае она изучает человека таким, какой он есть, во втором — таким, каким он мог бы стать. Четвертого Пути касается прежде всего второй случай — эволюционная психология. Тем не менее, эта система духовного развития начинается с наблюдения человека таким, какой он есть. Другими словами, эти два вида психологических исследований значительно перекрывают друг друга. Для того чтобы человек поднялся до более высокого уровня, ему прежде всего необходимо понять, что он собой представляет сейчас. Так и гласили слова, начертанные на воротах в храме Аполлона, обители Дельфийского оракула: «Познай себя».

Одна из центральных идей системы состоит в том, что большинство человеческих существ обладают множеством иллюзий и ложных идей о самих себе, и именно эти воображаемые понятия не дают им измениться, не дают подняться к более высокому уровню существования. Вместо того чтобы жить, люди проводят свою жизнь в мечтаниях. Погружаясь ли в воспоминания и сожаления о прошлом или планируя будущее и мечтая о нем, люди упускают ту единственную жизнь, которая у них есть, — жизнь, идущую в данный момент. Но поскольку их мечтания создают иллюзию бодрствования, иллюзию, что они ведут реальную жизнь, то немногие сознают, что большую часть времени они, по сути дела, не существуют.

Одна из таких иллюзий состоит в том, что мы считаем, что обладаем индивидуальностью и целостностью. Говоря о себе, мы говорим «Я» и считаем, что есть какое-то «Я», обладающее непрерывностью и отвечающее за наши действия. Однако такого «Я» нет. Вместо этого есть поток различных быстро меняющихся «Я» — примерно каждые три секунды появляется другое. Мы можем поддерживать иллюзию того, что обладаем целостностью, потому что изо дня в день у нас одно и то же тело, одно и то же имя, одни и те же привычки. У нас могут быть различное настроение, различные желания, аппетиты, различные цели, но должно же быть что-то такое, что объединяет все это вместе, — так мы думаем, если вообще об этом думаем.

Согласно учению Гурджиева, мы не более чем машины «стимул-ответ». «Машинами мы рождаемся и машинами умираем», — говорил он3. В обычном состоянии человек — это не более чем автомат, реагирующий на происходящее вокруг него, но не обладающий контролем над этими реакциями. Такое существо не обладает целостностью, так как только реагирует на переживания и впечатления, встречающиеся ему на пути.

У нас не только нет этой воображаемой целостности, но по этой же причине мы также не обладаем способностью что-то делать. Та идея, что мы можем что-то «делать», что мы можем принимать решения, составлять планы, ставить цели и достигать их — это одна из самых любимых наших иллюзий. Согласно Гурджиеву, мы только замысловато устроенные и запрограммированные роботы с определенными функциями. Когда на одну из наших кнопок нажимают, функция активизируется, и мы делаем то, что запрограммированы делать. Если в тостер положить кусок хлеба и включить его, спираль разогревается и жарит хлеб. Если друг говорит нам, что мы хорошо выглядим, спираль разогревается, начинает слегка светиться в солнечном сплетении, и мы ощущаем тепло и комфорт. И в том и в другом случае это просто реакция машины на определенный стимул. Мы делаем то же самое, что и тостер.

Конечно, мы гораздо сложнее тостера. У нас больше функций, и мы отвечаем на гораздо более разнообразные стимулы. Мы так хорошо сконструированы, что можем заниматься очень сложными видами деятельности «во сне», в то время как нам «снится», что мы бодрствуем и в самом деле решаем делать то, что «делаем». Мы думаем, что обладаем волей и можем определять наши будущие дела.

Еще один воображаемый атрибут, который мы себе приписываем, — это сознание. Если только мы не лежим на кровати, полностью отключившись от всего вокруг, то мы считаем, что мы бодрствуем и знаем, что происходит. По сути дела, однако, люди очень редко замечают, что происходит вокруг. Они или полностью поглощены одной небольшой частью их окружения, если читают газету или беседуют с кем-то, или точно так же погружены в свой внутренний мир, думая о чем-то, что они прочитали в газете утром, или вспоминая вчерашнюю беседу с приятелем. Вовне ли или вовнутрь направлено осознание, оно неполное и затуманенное.

Ирония нашего положения состоит в том, что та ложь, которую мы говорим себе о том, в каком состоянии мы находимся, — и мешает нам достичь тех качеств, которыми, как мы считаем, мы уже обладаем. Пока нас удовлетворяют «сны» и выдумки, касающиеся нашей жизни, мы не станем делать усилий, чтобы действительно жить полной жизнью. Если мы думаем, что сознательны, мы не станем стараться проснуться. Если мы считаем, что целостны, то мы даже не заметим хаотического перемещения наших «Я», которые бесцельно водят нас по кругу. Если мы уверены, что обладаем волей, что мы можем добиться всего, чего захотим, то нет причины делать более серьезные усилия, необходимые, чтобы на самом деле развить волю.

Гурджиев пользовался такой метафорой; мы обладаем прекрасным домом, но живем только в подвале и на кухне. Мы не осознаем, что в доме есть другие помещения. Там есть прекрасно обставленные комнаты с чудесной мебелью, которые мы никогда не видели. Мы живем в убожестве нижних уровней, никогда не выглядывая за дверь кухни. Нам по праву рождения принадлежит дворец, лучший, чем у царя или императора, но мы живем, как слуги при посудомоечной.

Для человеческих существ возможны четыре состояния сознания, но большинство испытывает только два низших. Каждое из этих состояний прибавляется к более Низкому, как дом строится начиная с фундамента — второй этаж на первом и так далее. Низшее состояние сознания называется первым состоянием; мы его называем обычным физическим сном. Второе состояние — это, по сути дела, тот сон наяву, в котором мы встаем с кровати, одеваемся, едим/работаем, пишем книги, строим мосты, воюем, занимаемся благотворительностью и выполняем все дела в мире, полагая, что находимся в сознании и что никакого другого состояния и быть не может. Третье состояние сознания отличается от второго так же, как второе отличается от первого. В третьем состоянии мы можем знать истину о самих себе и в каких условиях мы находимся. Мы осознаем окружающее и самих себя в этом окружении. Мы вспоминаем себя. Этот термин — «самовоспоминание» — является очень важной концепцией — по сути дела, центральной концепцией данной системы. Успенский подчеркивал, что все наши проблемы возникают потому, что мы себя не помним. Даже когда мы сознаем наше окружение, где и с кем мы находимся, — себя мы не помним, не помним, что мы здесь.

У большинства людей в течение жизни бывают краткие моменты третьего сознания, но они не узнают его, не ценят и не понимают, какие возможности оно может дать. Третье состояние может быть пробуждено опасностью, сильным страданием, внезапным шоком и иногда великой красотой. Зачастую оно может появиться в новой, незнакомой обстановке. Человек внезапно осознает не только окружающее, но и себя в новой обстановке. Будто бы туман рассеивается, и все становится ясным.

Выше этого состояния есть еще одно. Четвертое состояние сознания — это состояние, в котором может быть познана объективная истина. Как ни парадоксально, но информации об этом высшем состоянии, вероятно, больше, чем о третьем, которое должно ему предшествовать. Религиозная литература, рассказы о мистических видениях описывают реальность, находящуюся по ту сторону от того, что дает нам повседневная жизнь. Но только при постоянном осознании повседневной жизни такой, какой она является на самом деле, в противоположность тому, какой мы ее себе представляем, — у нас может появиться какой-то шанс проникнуть в эту высшую реальность.

Работа Гурджиева состоит из упражнений, предназначенных для того, чтобы помочь ученику непосредственно работать над повышением уровня своего сознания. Наша механичность, наш сон — это хорошо сконструированная тюрьма, в которую мы заключены. Осознав однажды, что мы в тюрьме, мы можем захотеть сбежать. Конечно, не каждый хочет сбежать. Некоторые могут быть удовлетворены, сделав тюрьму как можно более комфортабельной, подкупив стражу, чтобы получить телевизор и видеомагнитофон, иметь пиццу, и купив более комфортабельный матрас и большие подушки. Это целиком их право.

Но для тех, кто хочет сбежать и понять, какой образ жизни возможен вне тюрьмы, в запасе огромное количество работы. Природа доводит развитие человеческих существ только до определенного уровня. Развитие выше этой точки оставлено на усилия того человека, который хочет достичь высшего уровня бытия. Разломать тюрьму, собрать инструменты, прорыть тоннель к свету — все это требует помощи от тех, кто сбежал ранее, то есть людей, достигших сознания и всего, что оно включает в себя, а также тех, кто тоже пытается сбежать. Из-за прочности и надежности тюрьмы — глубины и крепости нашего сна — поистине невозможно бежать в одиночку. Но группа людей, работающих вместе, может стараться держать друг друга пробужденными, может вести подкоп по очереди, может делиться инструментами и иметь удачу. Человек снаружи, тот, кто уже сбежал, необходим для этого усилия. Работа не приведет к успеху без руководства сознательного учителя.

Инструменты, врученные заключенным, до определенной степени зависят от опыта конкретного учителя. Учитель должен работать из своего собственного бытия. Если он достиг сознания, это подразумевает, что он имеет уникальную индивидуальность, он больше не является машиной стимул-реакция. Он не будет копировать методы другого. Один из способов, использовавшихся Гурджиевым для увеличения уровня сознания студентов, — это танцы и движения, которые он взял из суфийских и буддистских традиций. Эти движения не могут быть выполнены механически, и необходимо постоянное непрерывное внимание, чтобы выполнить их правильно. Как только студент теряет контроль над своим вниманием, это становится очевидным для него самого и для всех остальных участников.

Успенский и его непосредственное окружение использовали лекции, вопросы и ответы, чтобы исследовать умственные процессы и наблюдения, сделанные ими. Родни Коллин использовал другие методы, совместив принципы Четвертого Пути с идеями благотворительного служения и католической религии. Другие учителя также использовали другие формы для того, чтобы помочь своим студентам повышать уровень сознания. Но какая бы форма ни была, ее причиной является увеличение сознания. Когда форма начинает использоваться ради нее самой, как если бы смысл был в сохранении самой формы, тогда очень вероятно, что организация больше не является школой Четвертого Пути в том смысле, который вкладывали в это понятие Гурджиев и Успенский, она становится обычным человеческим учреждением.

Хотя инструменты, формы и методы, используемые одним сознательным учителем, могут сильно отличаться от тех, которые использует другой, есть определенные характеристики Четвертого Пути, которые вряд ли будут сильно отличаться. Какой бы ни была форма, она будет требовать контролируемого внимания. Студент, начинающий работать над собой, не имеет многого на пути сознания, но у него есть некоторая способность контролировать внимание (если бы ее не было, он не был бы способен продолжать и отклонился бы и потратил свое время и энергию на что-то другое). Это начало.

Внимание обычного человека, который не пытается его контролировать, течет в одном направлении. Внимание или идет вовне к какому-то объекту или человеку во внешнем мире, или оно направляется внутрь на собственные мысли и чувства. Это естественное состояние человеческих существ, состояние сна на ходу, называемое «отождествлением». Этот термин означает, что нет различения между самим человеком и объектом, мыслью или эмоцией, которые владеют его вниманием. Он перестает существовать и целиком превращается в слова газеты, решение о том, что бы такое приготовить на обед, слова, которые он говорит другу. Основной метод, которым учитель помогает своим студентам развиваться, — это разделенное внимание. Это означает, что студент старается удерживать свое внимание от превращения в один поток. Внимание разделено между двумя или больше вещами сразу. Студент может совершать замысловатое танцевальное движение, и в то же самое время он наблюдает себя старающегося выполнить это движение. Студент может пытаться понять одну из диаграмм в книге Успенского, и в то же самое время он старается быть осведомленным о себе, держащим книгу, сидящим за столом с кружкой чая перед собой. Другими словами, какой бы ни была деятельность, студент одновременно старается выполнять ее и наблюдать себя, делающим ее.

Система называется «Четвертым Путем» именно благодаря этим методам и тому факту, что они могут быть применены в любом месте и в любое время. Три традиционных пути духовного развития требуют, чтобы их последователи удалились от повседневной жизни мира, от работы, семьи, привычек, развлечений, от всего, что прежде составляло их жизнь. Путь Йоги, например, требует дисциплинирования разума, религиозный путь требует контроля эмоций в усилии обрести постоянное отношение благодарного смирения. Это также типично для обстановки монастыря. Путь Факира тоже требует контроля, на этот раз — контроля над телом, так как человек претерпевает физическое страдание. Три традиционных пути, поскольку они работают над разумом, эмоциями и телом, требуют контроля внимания и могут вести к высшим уровням сознания. Четвертый Путь с самого начала концентрируется на развитии сознания. Так как усилие по разделению внимания может быть сделано независимо от выполняемой деятельности, то для студента Четвертого Пути нет необходимости уходить от мира. Он может наблюдать себя, что бы он ни делал: обедает ли он со своей женой и детьми, программирует ли компьютер, стрижет ли газон, смотрит ли кино. Есть ли у него внутренняя дисциплина, делая все это, это другой вопрос.

Этот аспект работы Гурджиева, самонаблюдение, самовоспоминание является, как упоминалось выше, ядром системы. Эти идеи могут быть проверены только через самонаблюдение. Но как только студент начинает стараться контролировать свое внимание, становится очевидно, насколько это трудно. Как только делается наблюдение, внутренние голоса тут же начинают комментировать его, и наблюдение прекращается. Например, человек читает утреннюю газету на кухне перед тем, как пойти на работу. Он старается разделять свое внимание. Перевернув страницу и поправив бумагу, он поднимает левую руку к лицу и поправляет очки на носу. Внезапно перед ним появляется образ его отца, читающего газету. Он вспоминает, что его отец делал точно то же самое движение, поправляя очки, когда они сползали. Затем он вспоминает недавнюю статью о поведении, где говорится, что все человеческие движение выучены подражанием. Газета, стол, за которым он сидит, комната, в которой он находится, — все это исчезает из его осведомленности, так как он погружается в ассоциативный сон, начавшийся из его наблюдения простого жеста, который он прежде не осознавал. Поскольку длительное наблюдение очень сложно, у нас было бы мало шансов собрать вместе из кусочков наше мимолетное восприятие реальности в связанное целое без посторонней помощи.

Помощь системы Четвертого Пути дает нам серии схем и описаний того сорта существ, которым мы являемся. Важно помнить, что эти описания — будь то диаграммы, объяснения, сложные таблицы чисел или метафоры — не предназначены для формирования веры в систему. Конечно же, верить намного легче, чем наблюдать. Но использовать систему таким образом — значит просто ввести ее в свои сны, не используя ее для пробуждения. С другой стороны, эти объяснения того, чем является человеческая машина, могут помочь наблюдателю классифицировать и организовать свои наблюдения. Я помню анатомирование лягушки в биологической лаборатории. У меня была диаграмма лягушки в моей книге по биологии, и эта книга была раскрыта на лабораторном столе рядом с лягушкой.

Внутри моя лягушка не очень-то походила на диаграмму. Я запуталась. Постепенно, однако, я нашла систему кровообращения лягушки. Она была перемешана и скрыта в мускулах, костях и других органах, но она была там. Она не была четко и ясно определена и раскрашена в красный цвет, как на картинке в моей книге, но она была там. Останься я без диаграммы, я не верю, что была бы способна найти артерии и вены. Объяснения того, что мы вероятно обнаружим, когда начнем работать над собой, могут помочь нам понять, что же мы видим. Если изучение описаний замещает наблюдение, вместо того, чтобы помогать ему, то они не служат своей цели.

Перед тем как обратиться к этим схемам, полезно поставить их в контекст и долгой истории таких описаний, и научных исследований этого столетия, которое открыло некоторые интересные и важные данные.

ДРЕВНЯЯ МУДРОСТЬ

Есть все причины верить, что 1000, 2000 и даже 4000 лет назад о человеческих существах было известно больше, нежели сегодня. Иллюзия, которую мы питаем относительно человеческого прогресса, основана на постоянно усложняющихся технологиях, а не на растущем понимании. Никто, например, не усовершенствовал Нагорную Проповедь. Несомненно, что хотя технология увеличила нашу способность взаимодействовать друг с другом, лично ли в сверхзвуковом путешествии, или электронно различными способами, становится все более очевидно, что мы общаемся неправильно. Мы не понимаем. И так как технология увеличила нашу возможность уничтожать друг друга, необходимость понимания и сострадания становится более чем просто важной. Она решающая.

Изучение человеческих типов — древняя наука, существовавшая задолго до изобретения письменности. Начинать изучение человеческих типов лучше всего с краткого ознакомления с некоторыми из систем, существовавших в древности. Некоторые из них, такие, как астрологические системы Египта и Месопотамии, описания олимпийских богов древней Греции, предшествовали письменности. Мы не знаем, где и когда эти системы возникли и как долго они существовали в устной традиции. Мы не можем также знать, насколько искажена была первоначальная система до того, как она получила свое выражение в письменном виде.

Ко времени Гомера, который жил, вероятно, в VIII веке до Р. X., описание типов, включавшихся в легенду об олимпийских богах, уже было хорошо развито. Эта захватывающая мифология, которой мы сегодня восхищаемся не меньше, чем греки несколько тысячелетий назад, содержит необычайно точные описания психологических типов людей. В ней даны описания архетипов человеческих сущностей, которые существуют сегодня так же, как они существовали всегда. Римскими именами греческих богов названы планеты солнечной системы, от них образованы названия управляемых ими человеческих типов.

В VIII веке до Р. X. Гомер и Гесиод создали шедевры эпической поэзии, в которых содержится много преданий о богах. Еще больше такого материала встречается в поэзии греческих поэтов: Эсхила, Софокла и Эврипида. Римские поэты, такие как Овидий, также пользовались греческим материалом. Иногда рассказы о богах были центральной темой произведений, но гораздо чаще о них упоминалось мимоходом — для приукрашивания стиля, или чтобы установить происхождение героя, или в порядке намека на традиционную мудрость. Совершенно ясно из контекста, в котором они происходили, что эти истории были уже известны зрителям, или хотя бы ставились в знакомом контексте жизни Олимпийских богов.

После греков и римлян многие писатели работали над реконструкцией сказаний о богах и героях, и по сюжетам греко-романской мифологии написано множество книг. Поэтому мы в общих чертах можем представить себе эту древнюю систему, и то, что мы видим, весьма похоже на описание человеческих типов и их взаимодействий. На горе Олимп пребывало двенадцать богов. В источниках есть некоторое несоответствие насчет того, какие именно боги живут на Олимпе, но все источники сходятся на том, что богов именно двенадцать, а не одиннадцать, тринадцать или еще какое-нибудь число. (Заметим, что это число часто появляется в древних источниках: двенадцать колен Израилевых, двенадцать знаков зодиака, двенадцать кланов индейских племен в Америке, двенадцать учеников Христа и так далее, в зависимости от системы.)

Каждый из богов или богинь имел собственные атрибуты и «заведовал» определенной областью человеческой деятельности. Каждому приписывается множество историй об их подвигах и о подвигах их смертных любимцев. Хотя у каждого бога была собственная сфера влияния, Олимп был не эгалитарным (уравнительным) обществом, но определенно иерархией. Юпитер был неоспоримым авторитетом. В редких случаях, когда его авторитет подвергался сомнению, сила Юпитера сравнивалась с объединенными силами всех других богов. Его называли «Отцом Богов». Хотя некоторые, включая его жену Юнону, были его братьями и сестрами, он правил ими всеми. Следующими по рангу были его любимые дети и, конечно, его могущественный брат Нептун, бог моря. Другой брат, Плутон, был богом подземного мира и не жил на Олимпе. Меньшие олимпийские боги, такие как Вулкан, кузнец и искусный ремесленник, который строил богам дворцы, занимали, по-видимому, менее влиятельные позиции или просто не были заинтересованы во власти так, как были зарегистрированы в ней их более активные сородичи.

Поскольку планетам были даны римские имена богов, а названия человеческих типов образованы от названий планет солнечной системы, я тоже буду пользоваться римскими, а не греческими именами богов. Я не буду проводить сравнений между богами-олимпийцами и определенными типами людей в системе Четвертого Пути. Прежде всего, я не думаю, что это можно сделать без опускания некоторых частей материала и искажения его. Кроме того, моя цель состоит не в том, чтобы продемонстрировать точное соответствие этой системы системам древним, но в том, чтобы показать, что такие классификации людей существовали тысячи лет назад и что они представляют собой реалии человеческой жизни, которым стоит уделить внимание.

Я рассмотрю только несколько олимпийцев, наиболее соответствующих классическим типам людей. Меркурий (по-гречески/Гермес-) — это один из богов, о подвигах и характерных чертах которого нам известно немало, так как в древней литературе о нем упоминается чаще, чем о любом другом боге. Меркурий был самым быстрым, самым хитрым и самым восприимчивым из всех других богов. Он заработал себе репутацию великого вора и покровителя воров, и такая репутация возникла у него весьма рано. В тот день, когда он родился, он еще до наступления ночи украл у Аполлона пятнадцать коров. Юпитер заставил его отдать коров обратно, и, чтобы утихомирить ярость брата, Меркурий сделал ему лиру из черепашьего панциря, начав карьеру Аполлона как бога музыки. Изображаемый с крыльями на сандалиях и в шлеме, Меркурий вскоре стал посланником богов, и Юпитер отправлял с ним свои послания в отдаленные концы земли. Именно Меркурий сопровождал мертвых в подземное царство Плутона, и в редких случаях, когда им позволялось вернуться обратно, именно Меркурия посылали за ними. Он был послан Юпитером к Плутону с приказом вернуть Прозерпину, дочь Цереры, которую тот похитил с целью сделать своей наложницей в царстве мертвых. Церера, богиня зерна и урожая, так горевала, что ничто не могло расти на Земле. Юпитер пожалел голодающих людей и послал Меркурия за дочерью богини.

Меркурий был также и талантливым рассказчиком. Когда Юпитеру потребовалась помощь в том, чтобы освободить несчастную Ио, которая привлекла его внимание своей красотой, Меркурий справился с этой задачей. По приказу ревнивой Юноны, сторожил Ио Аргус — стоглазое чудище, часть глаз которого постоянно бодрствовала, в то время как остальные спали. Меркурий завладел вниманием Аргуса, рассказывая ему одну завораживающую историю за другой и говоря и говоря все более монотонным голосом, пока наконец все сто глаз Аргуса не закрылись, так что Меркурий смог убить его и освободить Ио.

Когда мы будем обсуждать все семь классических типов, то ясно увидим, что между характерными чертами этого бога и меркурианским типом людей есть большое сходство. Меркурий — это не единственный бог из греко-римской мифологии, который так поразительно похож на тип людей, находящихся под влиянием одноименной планеты.

Прекрасная Венера, богиня чувственной любви, является одной из как наиболее могущественных, так и наиболее пассивных из бессмертных. У нее нет силы убеждения, но именно ее сладострастная красота придает ей силу. Она не может отказать, когда ее просят об одолжении, даже когда об этом просит враг. Во время осады Трои она была защитницей троянцев, Юнона же была их неумолимым врагом. Тем не менее, когда Юнона попросила Венеру одолжить ей волшебный пояс, который делал неотразимым того, кто его наденет, Венера с радостью выполнила эту просьбу, хотя и знала, для какой цели он был нужен. Юнона использована пояс, чтобы соблазнить собственного мужа, с тем, чтобы, пока Юпитер спит, остальные боги помогли грекам атаковать Трою. Хотя Венера и является одним из олимпийцев и даже дала клятву защищать троянцев и их город, с нее мало проку в бою. В одном из сражений, когда Юпитер позволил остальным богам участвовать в битве, защищая своих любимцев, Венеру ранит в руку простой смертный, и она, плача, уходит с поля боя и жалуется Юпитеру, который напоминает ей, что ее дело — любовь, а не война.

Прекрасную томную богиню, планету и теплый, чувственный, пассивный тип человека связывает, как видно, не только имя. Такое же захватывающее сходство обнаруживается снова в сравнении бога, планеты и типа людей, связанных общим именем: Марс.

Неумолимый бог войны Марс с его огненным темпераментом был возлюбленным нежной, страстной Венеры. Но это не единственная мягкая и нежная женщина, которую он привлекал. Его также любила миролюбивая нимфа Гармония. Детьми Марса и Гармонии были амазонки — свирепые женщины-воительницы. Марс не был таким богом, о котором можно было бы рассказать много историй. Если оставить в стороне его любовные подвиги, то единственным полем его деятельности была война. Он был достаточно односторонним по своей натуре, безжалостной и кровожадной. В бою его сопровождали два соратника — Фобос (Страх) и Деймос (Ужас) — два маленьких спутника, вращающихся вокруг планеты Марс.

Другие боги греческого и римского пантеона, хотя и не дали свое имя конкретным человеческим типам, кажется, отображают их. Диана, холодная, предпочитающая уединение богиня Луны, не часто появляется на Олимпе, хотя Олимп и считается ее домом. Она девственная защитница женщин и диких животных. Те, кто вторгается к ней, даже случайно, понимают, как рьяно она защищает свое одиночество. Один такой несчастный, Актеон, наткнулся на нее, купавшуюся в лесном пруду, когда он подошел к нему, чтобы напиться в жаркий день во время охоты. Она превратила его в оленя, и его разорвали собственные псы — весьма суровое наказание за случайную встречу. Она неумолима в защите священных для нее созданий, как в этом убедился греческий военачальник Агамемнон, когда его люди убили оленя в ее священной роще. Она потребовала, чтобы он принес ей в жертву свою дочь Ифигению, — до тех пор она запретила ветру нести суда с греческими войсками к Трое. В ее любви к уединению и холодном, бесчувственном отношении к кому бы то ни было, кто потревожит ее или находящихся под ее защитой животных, мы видим черты лунного типа людей.

Подобно мифам о богах-олимпийцах, астрология зародилась задолго до того, как развилась письменность, поэтому ее истоки потеряны для нас. Ее историю можно проследить до великих городов Месопотамии, где она использовалась для предсказания судеб правителей и наций на основе «омины» — небесных событий, считавшихся предвестниками событий земных. Один из первых письменных источников — клинописный текст времен I династии Вавилона, XVIII—XVI века до Р. X., посвящен небесной «омине». Астрология утверждает, что небесные тела влияют на то что происходит на Земле, и особенно на жизнь людей. Эта теория оказала большое влияние на многие цивилизации, как древние, так и современные. Имена, которые халдеи дали планетам и богам, связанным с ними, предшествовали египетским именам, которые, в свою очередь, образовали названия, использовавшиеся в священных санскритских книгах в Индии, а на Западе они породили имена, данные римлянами греческим богам. Гермес Трисмегист, например, — это греческое имя, данное египетскому богу Тоту (это имя все еще использует в арабской астрологии и кабаллистами иудейской мистической традиции).

В древнем мире Земля считалась центром Вселенной. Солнце и Луна, планеты и неподвижные звезды, как считалось, вращаются вокруг Земли в различных небесных сферах. В Египте во время правления Птолемеев полагали, что существует соответствие между макрокосмом, или Вселенной, и микрокосмом человека. Это соответствие было выражено математическим языком. Орбитальный цикл Солнца был разделен на 12 равных частей, представляемых в виде полос в небе. Каждая такая полоса считалась местом пребывания одного из знаков зодиака, изображаемых среди неподвижных звезд. Сферы, вращающиеся быстрее, то есть сферы Солнца, Луны и известных тогда пяти планет, проходят, казалось, через эти знаки зодиака. В точный момент рождения определенного человека в каком-то месте земной поверхности определенные небесные тела располагались в определенных местах зодиака. Астрологи утверждали, что, точно определив эту конфигурацию и изучив ее они могут узнать характеристики и отличительные черты данного индивидуума. Сложная карта, получаемая таким образом, называется гороскопом. Такой была основная процедура, начиная с I века до Р. X.

В дополнение к двенадцати знакам зодиака астрологи учитывали также влияние четырех элементов: земли, воздуха, огня и воды. Каждый из элементов связывался с тремя из двенадцати знаков зодиака. Это, конечно, усложняет и без того уже сложную систему, но это далеко не единственная система, где большую роль играют числа двенадцать и четыре.

В различные времена в различных цивилизациях было совершенно разное отношение к соответствию между астрологической судьбой индивидуума и его способностями к высшему духовному развитию. В Индии считалось, что духовная жизнь индивидуума предсказывается гороскопом точно так же, как им предопределяется его физическая жизнь. Христианские гностики II и III веков н. э. считали, что движение небесных тел управляет миром элементов, а душа свободна в своем выборе. Поздние христиане, объявив гностиков еретиками, полностью отбросили астрологию как дело дьявола. Заниматься астрологией стало опасно, так как это могло явиться основанием для обвинения в колдовстве. В средние века астрология нашла себе приют у алхимиков. Какими бы таинственными ни были занятия алхимиков, они стали предшественниками современных научных исследований. Благодаря алхимикам, по-видимому, сохранилась большая часть знаний древнего мира, которые католическая церковь стремилась уничтожить.

Сегодня астрология имеет статус псевдонауки, а наука о планетах и звездах называется иначе — астрономия. С тех пор, как Галилей показал, что Земля в действительности не является центром вселенной, а вращается вокруг Солнца (католической церкви также не понравилась и эта идея), наше восприятие солнечной системы и остальной вселенной радикально изменилось. Не удивительно, что заповеди астрологии были полностью дискредитированы вместе с концепцией геоцентрической вселенной. В наше время общедоступные и банальные версии астрологии низведены до газетных колонок и культового энтузиазма среди фанатичных приверженцев. Но хотя исходная система утрачена для нас и оставшиеся фрагменты обесценены, кажется, что характеристики, присущие рожденным под определенными планетарными влияниями, интригующе указывают на систему описания человеческих типов.

Солнечный знак считается одним из самых значительных факторов, влияющих на характерные черты человека. Солнечный знак — это тот дом зодиака, в котором находилась орбита Солнца в момент рождения человека. По традиции порядок знаков зодиака считается от точки весеннего равноденствия, 31 марта. В этот день Солнце входит в ту часть неба, которая приписывается Овну. Для начала скажем, что этот знак зодиака управляется планетой Марс. (По сути дела, название знака очень схоже с греческим именем бога войны — Apec-Aries — овен (англ.).) Этот знак называют также Баран — животное, которое упрямо тычется лбом в любое препятствие; связанный с Овном элемент — огонь. Некоторые из слов, которыми описывают людей, рожденных под знаком Овна — между 21 марта и 20 апреля, — энергичный, импульсивный, энтузиаст, предприимчивый. Этому типу нравится преодолевать препятствия, он из кожи вод вылезет, чтобы преодолеть противодействие. Овен очень упрям, открыт и честен — часто до грубости. Поддается моментальному импульсу несмотря на то, что может принести себе вред. И он так же верен друзьям, как жесток к врагам.

Все вышеуказанные характеристики, как мы увидим в дальнейшем, относятся к марсианскому типу тела. Типичны ли они также для людей, родившихся в течение последней недели марта и трех первых недель апреля, не берусь судить. Есть, однако, несколько других Солнечных знаков, которые очень похожи на сущностные типы системы Четвертого Пути. Например, Рак, или Краб, является водяным знаком, управляемый Луной. Для описания родившихся под этим знаком используются слова: упорный, терпеливый, чувствительный. Эти люди никогда не доверяются незнакомцам, и даже их лучшие друзья не знают о них ничего определенного. Рак может часто поддаваться меланхолии, может быть крайне осторожным, даже робким. Это все характеристики лунного типа сущности. И опять же, как уже говорилось и в связи с пантеоном богов греко-римской мифологии, между астрологическими типами и типами системы Четвертого Пути наблюдается поразительное сходство.

Другая система, основанная на движениях небесных тел, особенно на фазах Луны, найдена среди коренных жителей Северной Америки. Магическое Колесо делит год на двенадцать частей, используя одну луну для каждой из них, начиная с зимнего солнцестояния. Первая группа — люди Снежного Гуся, рожденные в первой, или Обновляющей Землю, Луне. Как и их тотем, эти люди осторожны и скромны. Они холодны и скрытны, но их воображение парит, подобно великим стаям белых гусей, следующих за снегом. Каждая из лун имеет животный тотем, и характеристики этого животного используются для описания сущностной природы человека, рожденного в это время.

Двенадцать лун, в свою очередь, сгруппированы в три луны для каждого сезона, каждая такая группа связана с одним из четырех направлений: северным для зимних лун, восточным для весенних, южным для летних и западным для осенних. Кроме того, есть четыре клана, в один из которых попадает соответствующая луна. Клан Громовой Птицы относится к элементу огня, клан Черепахи — к земле, клан Лягушки — к воде, клан Бабочки — к воздуху. Люди Снежного Гуся, упомянутые ранее, являются членами клана Черепахи и обладают стабильностью этого наиболее стабильного из элементов:

Из-за особенностей клана Черепахи: стабильности граничащей, с упрямством, и страха всего, кроме очень постепенного изменения, — добавленных к упорству, присущему их природе, людям Снежного Гуся очень трудно полностью измениться, когда они находятся на неустойчивом курсе. И снова мы находим точное описание Лунного типа. Система описания человеческих типов Магического Колеса близко связана с природными циклами Земли и времен года, отражающих близость и гармонию с природой, которую коренные жители считали необходимой для человеческих существ4.

Еще одну интересную систему представляет собой Каббала. Иудейский мистицизм, на основе которого зародилась эта система, корнями уходит в далекое прошлое и передавался устным путем, так что мало что можно сказать о ее происхождении. Основной принцип этой системы состоит в том, что она относится к такой области, которая не может быть понята разумом. Древо Жизни, центральный символ каббалистов, — это сложный символ, с которым скорее надо медитировать, чем пытаться его понять. Кабаллисты говорят, что:

они не стараются объяснить разуму то, с чем разум не может иметь дело, они дают ему серию символов для медитации, и это позволяет ему построить лестницу осознания шаг за шагом и вскарабкаться туда, где он не может летать. Разум не более способен схватить эту философию, чем глаз способен видеть музыку5.

Кажется, что в одной из традиций иудейского мистицизма существовала система архетипов. Сказано, что и ангелы, и демоны могут знать человеческую судьбу, познав этот «глубочайший источник скрытой деятельности души». Более того, некоторые пророки способны развить то же самое понимание и, следовательно, обладать предвидением судьбы человека.

Между системой Четвертого Пути и Каббалой прослеживается очевидная связь. Каббала с ее центральным символом — Древом Жизни — является содержанием карт Таро, а колода Таро — это предшественница нашей современной колоды игральных карт. В колоде Таро четыре масти представляют четыре элемента: Жезлы — представляют огонь, Чаши — воду, Мечи — воздух и Диски — землю. Каким бы ни был исторический процесс, приведший к тому, что Диски превратились в крести, Чаши стали пиками, Мечи — бубнами, а Жезлы — червями, карты до сих пор используются в виде как бы стенографического метода, связанного с четырьмя функциями и подразделениями внутри каждой из функций. Успенский интересовался картами Таро, изучал эту систему и писал о ней. Другими словами, явно прослеживается историческая линия, ведущая от этой эзотерической иудейской мистической традиции к современному символу, используемому в работе Гурджиева6.

В главах 4 — 8 обсуждаются четыре низшие функции. Эти четыре типа разума, которыми обладают человеческие существа: инстинктивный, двигательный, интеллектуальный и эмоциональный центры, — представлены четырьмя мастями колоды игральных карт. Инстинктивный центр представлен крестями, двигательный — пиками, интеллектуальный — бубнами, эмоциональный — червями.

Каждая из мастей соответствует одной из четырех функций, или типов разума, принадлежащих людям. Фигура в каждой масти обозначает конкретную часть центра. Валет — это механическая часть каждого центра. В этой части функция действует без какого-либо внимания со стороны человека, делающего что-либо. Чтобы объяснить действие двигательного центра, мы давали пример способности завязать шнурки, что есть заученное движение. Мы можем завязывать шнурки, не осознавая, что мы делаем это, и так обычно и происходит. В терминах карт, как стенографических символов для частей центров, мы можем сказать, что мы завязываем шнурки валетом пик, той частью двигательного центра, которая функционирует без внимания, механической частью.

Дамы каждой масти представляют эмоциональную часть каждой функции. В эмоциональной части есть некоторый уровень внимания, но это внимание привлечено и удержано объектом. Дама бубей, следовательно, будет той частью интеллектуального центра, которая становится эмоциональной относительно фактов, идей и концепций. Допустим, мальчик просто учится играть в шахматы и очень увлекается игрой и становится эмоциональным. Он может взять свои карманные деньги в книжный магазин и потратить их все на книгу о шахматах. Вместо того, чтобы сказать, что он купил книгу, более правильным будет сказать, что его дама бубей купила книгу, поскольку «я», купившее книгу, было «я» из эмоциональной части его интеллектуального центра. Другая часть его, эмоциональная часть инстинктивного центра — дама крестей — была бы эмоциональной в отношении еды и потратила бы деньги на пиццу. Так как в дамах, эмоциональных частях центров, внимание удерживается объектом какого-то рода, правильно сказать, что дамы делают большую часть трат человека.

Короли мастей представляют интеллектуальные части каждого центра. В интеллектуальных частях центров внимание удерживается усилиями человека. Необходима интеллектуальная часть интеллектуального центра, король бубей, чтобы изучить словесные формы и словарь иностранного языка. Необходима интеллектуальная часть двигательного центра, король пик, чтобы постичь, как собрать трехколесный велосипед, который доставили в коробке в виде отдельных частей вместе с инструкцией. В обоих этих случаях деятельность ни автоматическая, ни приятная, и поэтому внимание должно контролироваться.

В этой главе я не стремилась ни к исчерпывающему перечислению древних систем, в которых описываются способы классификации человеческих существ, ни к полному изложению какой бы то ни было из упомянутых систем. Есть и другие системы, о которых я знаю, и, несомненно, есть такие, о которых я ничего не знаю. Те, которые обсуждались здесь, имеют между собой много сходного, как в общем подходе, так и в особенностях описания типов. Много сходства прослеживается в историях о богине Луны Диане, свойствах, приписываемых рожденным под астрологическим знаком Рака, характеристиках людей Снежного Гуся, и сущностных типах, описываемых в Четвертом Пути.

Когда мы обнаруживаем сходства в различных традициях, религиях или философских системах, их можно объяснять по-разному. Одно из объяснений — это, конечно, то, что между имевшими такие поверья народами существовали контакты, и в результате этих контактов их идеи повлияли друг на друга. Другое предположение состоит в том, что это знание приходит из божественных источников, и когда бы боги, в любой форме, ни приоткрывали людям истину, она одна и та же, только записана по-разному разными народами разных культур. Еще одна гипотеза заключается в том, что при тщательном наблюдении и объективном изучении людей, без осуждения и без попыток изменить их, становится очевидным, что существуют модели поведения. Другими словами, у определенных людей обнаруживаются определенные сходства, говорящие о том, что они относятся к одному и тому же типу. Описание Лунного типа тогда становится гораздо больше, чем теорией. Оно становится основой для предсказания поведения вашего ребенка, программиста у вас на работе, женщины, живущей по соседству, нового мужа вашей сестры. Оно дает понимание того факта, что люди, относящиеся к одному типу, ведут себя так, как ведут, потому что они должны так себя вести, так же, как львы должны охотиться, а кролики должны убегать. Вышеприведенные объяснения могут быть верными до определенной степени.

В книге Успенского «В поисках чудесного»7 есть несколько эпизодов, где он осуждает с Гурджиевым такие системы, как астрология, алхимия или колода Таро. Каждый раз ответ Гурджиева сходен. Каждый раз он объясняет, что, хотя эти системы и содержат точное эзотерическое знание, что они являются разными способами выражения истины, но бесполезно изучать эти системы, пока человек не изучил себя. Ничто: ни книга, ни учитель, ни система — не может дать человеку то, чего он сначала сам не попытался достичь. Вы не можете получить то, за что не заплатили.

Эзотерическое знание является скрытым только потому, что многие не делают никаких усилий, чтобы его найти. Оно не скрыто в том смысле, что какая-то могущественная и тайная группа стремится держать его подальше от других людей. Любой, кто поистине обладает эзотерическим знанием, сделает все, что в его силах, чтобы передать его другим, но он не в состоянии отдать это знание. Если другие придут к нему и будут работать ради этого знания, они получат к нему доступ. Это закон.

СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Миф нашего века — это наука, вера в то, что к высшему смыслу нас приведут эксперименты, что-то, поддающееся измерению и повторению. По иронии судьбы, научный метод завел нас в технологический кошмар, с одной стороны, и в метафизический тупик — с другой. Высвобождение огромной энергии атома и его ядра представляет нам возможность уничтожить всю жизнь на нашей планете, а проникновение в субатомные миры чистой энергии завело нас в такую область — квантовую физику, — где мы не только не можем найти ответы, но обнаружили, что даже не знаем, какие вопросы задавать.

На нашем пути по предположительно горизонтальной временной линии, которую мы называем историей, мы узнали несколько необычных и любопытных вещей. Вторая половина XX века отмечена взрывом информации: фактических данных о нашей планете, о Солнечной системе и о нас самих. Как биологический вид, мы знаем столько, что ни один представитель этого вида не может освоить и малой доли этого знания. Создав компьютерные сети, мы получили доступ ко всем фактическим данным, которые только существуют, так что оказываемся в быстро движущемся ряду на информационной супермагистрали. Любой, имеющий компьютер и деньги, чтобы платить за модем и другие услуги, может найти любой факт, который известен или когда-либо был известен; он имеет доступ к любой книге, когда-либо существовавшей на Земле. Большинство из нас настолько возбуждается этим, нас настолько опьяняет сознание того, на что мы способны, что мы забываем задаться самым важным вопросом: ну и что дальше?

В кратко рассмотренных нами древних системах весьма немаловажным был вопрос конечного смысла и конечных ценностей. Что Такое добрый человек? Что такое справедливость? Есть ли существа более высшие, чем существа человеческие? Если да, то какова их природа? Имеют ли человеческие существа какое-либо отношение (или какие-то обязанности) к высшим существам, если они есть? В древнем мире считалось, что знание приходит к нам от высших существ; теперь же знание считается исключительно результатом наших исследований и экспериментов.

У Родни Коллина в его замечательной книге «Теория небесных влияний» во вступлении есть следующие слова: «У человека есть два метода изучения Вселенной. Первый —

индукция: он изучает различные феномены, классифицирует их и пытается вывести из них законы и принципы. Этот метод использует в основном наука. Второй метод — дедукция: восприняв или открыв определенные законы и общие принципы, он пытается найти применение этим законам в отдельных исследованиях и в жизни. Это метод, используемый в основном религией. Первый метод начинается с «фактов» и пытается достичь «законов». Второй начинается с «законов» и стремится достичь «фактов» 8

Со времени опубликования книги Коллина в конце 1960-х годов прогресс во многих областях науки, в том числе общественной, дал нам гораздо больше информации о некоторых из составных частей системы типов тела Четвертого Пути. Данные, полученные с помощью искусственных спутников, как с человеком на борту, так и без, обеспечили нас гораздо большим количеством фактов о нашей Солнечной системе, чем можно было бы получить, просто глядя в телескоп. Электронная микроскопия дала нам возможность увидеть работу мозга, кровяного потока, нервной системы и других органов. Медицинские исследования дали объяснение того, как работают железы внутренней секреции, как они производят гормоны. Психиатрия зарегистрировала некоторые из воздействий этих гормонов на человеческое поведение. Современная психология создала различные тестирующие устройства, определяющие способности, учебные подходы, личности людей и т. д.

Поскольку тема этой книги — описание сущностных типов людей, определяемых влияниями планет и управляемых эндокринными железами, то разумно познакомиться с тем, что происходит в смежных областях исследований.

Исследования космоса — это самая захватывающая и широко освещаемая в прессе область накопления данных. Применение атомных бомб во время второй мировой войны и особенно их воздействие на гражданское население отрезвило нас немного. Казалось, что главные мировые державы, Соединенные Штаты и Советский Союз, не могут уже более напасть друг на друга, не уничтожив одновременно самих себя и весь остальной мир. Хотя они из-за этого не перестали создавать и производить еще более смертоносные виды оружия, это все же заставило их задуматься о других способах соревнования, отличающихся от почитаемого во все века поля боя. Поскольку в конце второй мировой войны Советский Союз и Соединенные Штаты поделили между собой имевшихся в Германии специалистов по ракетной технике, то одним из главных предметов соревнования стало следующее: чьи немцы в более короткие сроки смогут запустить ракеты дальше, чьи ракеты будут быстрее? Так, и на Востоке, и на Западе были начаты программы исследования космоса. У обеих сторон были очень хорошие немцы, так что они были практически на равных. Подобные занятия не только отвлекли их внимание на более полезную деятельность, чем взрыв всей планеты, но дали также весьма интересную информацию о нашей Солнечной системе.

В 1957 году Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли, за которым последовал орбитальный полет Гагарина в 1961 году. Америка кипела и бурлила и после серии неудач добилась первого успеха — фоторекогносцировку Луны спутником «Рейнджер-7». Поскольку Запад явно вступил в гонку, то темп ее повысился. Основой для выбора того или иного космического проекта служили даже не научные соображения, а политические амбиции. Поначалу наибольшее внимание уделялось фотосъемке и зондам, нагруженным оборудованием, затем акцент передвинулся на пилотируемые полеты. Неважно, что большинство данных, собранных на Луне во время высадки астронавтов из «Аполлона», могло бы быть собрано автоматическими зондами. Высадка американцев на Луне произвела шумиху необычайных размеров, так что престиж Америки в мире неимоверно поднялся, — но ведь ради этого, в конце концов, вся эта каша и заваривалась. Когда «Челленджер-7» взорвался сразу после запуска, убив семь астронавтов, включая школьную учительницу, бывшую там, чтобы доказать, что простые люди могут путешествовать в космос, мир увидел оборотную сторону этого подхода.

В это время политическая ситуация на поверхности Земли продолжала меняться, сильнейшие больше не казались таковыми, поскольку японцы делали практически все лучше и заработали намного больше денег, и интерес к космическим исследованиям как к арене политического щегольства начал иссякать. К чему это приведет с точки зрения дальнейшего изучения Солнечной системы, — неизвестно, однако информация, собранная во время полетов многочисленных космических аппаратов, безусловно, представляет огромный интерес.

Наши представления о том, что находится за пределами атмосферы, очень сильно изменились за последние 25 — 30 лет. Необъятные пространства между планетами, которые мы полагали заполненными вакуумом, теперь заняты солнечным ветром. Поверхности планет, скрытые от нас облаками, теперь нанесены на карту. Мы видели фотографии удаленных миров, раскрывающих столь изумительную красоту, что поистине удивительно, почему мы не падаем на колени в трепете перед тем высшим разумом, который ответствен за такое великолепие. И мы видели фотографии нашей собственной планеты, нежной и прекрасной, сделанные из глубин космоса, откуда мы видим ее висящей в одиночестве, отделенной от ее сотоварищей и все же принадлежащей больше им, чем нам.

У нас теперь есть горы информации о планетах, быть может, больше, чем способен целиком понять один человек, и во всей этой информации нет, насколько я понимаю, ничего такого, что противоречило бы предпосылке, высказанной ниже. Эта предпосылка — о том, что в Солнечной системе все сложным образом взаимосвязано, что планеты влияют друг на друга и на то, что происходит на их поверхности, — подкрепляется миллионами конкретных примеров. Более того, многие факты, полученные от зондов, передававших изображения и прочие данные, поразительным образом подкрепляют старый тезис: «Что вверху, то внизу». Многие факты, которые мы узнали об отдельных планетах, служат примерами соответствия этих планет тем психологическим характеристикам человеческих типов, на которые, по теории, они влияют.

Марс, например, хотя и называется «злой планетой» из-за своего красного цвета, считался инертным, как Луна, по причине отсутствия всякой активности. В 1965 году спутник «Маринер-4» сделал снимки с низким разрешением, которые показали суровый и покрытый кратерами ландшафт, подобный лунному. Фотографии с другого спутника подтвердили это впечатление. Затем в 1971 году «Маринер-9» облетел Марс, чтобы сделать фотографическую карту всей планеты. Сперва этот проект даже не мог начаться, пока не окончилась многомесячная пылевая буря. Когда же начали поступать фотографии, они показали наличие сильнейшей вулканической активности на Марсе, что изменило наше представление о нем как об инертной планете — это оказался бурлящий мир, казавшийся действительно сердитым. Огромные вулканы были сняты в момент извержения. Считается, что на Марсе находится самый большой вулкан в Солнечной системе. Мы были столь сильно заинтригованы изменением нашего взгляда на Марс, что в 1976 году на Марс отправилось четыре спутника «Викинг». Два из них приземлились и отправили назад множество фотографий поверхности, образцы грунта, и провели многочисленные эксперименты. Посадочные модули наблюдали погоду полный марсианский год, который почти в два раза длиннее земного. Они обнаружили длинные периоды более однообразной погоды с небольшими изменениями день ото дня, но ближе к осени яростные циклоны и антициклоны сменяли друг друга почти каждую неделю.

Пока накапливалась вся эта информация о поверхности Марса, отдаленный Сатурн занял такую позицию, что пролетающие спутники смогли предоставить нам фотографии, невозможные для земных телескопов. «Вояджеры» в 1980 и 1981 годах сняли систему колец удивительной сложности, спутники, так сильно отличающиеся друг от друга, что множество факторов, сплетенных в эту невероятно запутанную систему, поразили человеческий разум.

Если научные исследования космоса дали нам горы информации о планетах, то такой же информационный взрыв произошел и в исследовании эндокринных желез и гормонов, которые они выделяют. Говоря о планетах, один августейший источник презрительно отверг претензии астрологии, сказав: «Кажется, не существует серьезных объяснений для сомнительной природы их влияния, или относительно того способа, которым они воспринимаются»9. Конечно же, это не так, особенно учитывая предыдущее заявление10. Согласно системе, которую мы рассматриваем, железы внутренней секреции и являются той системой внутри человеческого тела, которая воспринимает влияния планет и реагирует на них путем дифференциации людей по типам.

Еще недавно, 25 лет назад, к моменту первой высадки на Луну, ученые выделили только около 20 гормонов. Сейчас задокументировано более 200 гормонов, и это число растет. Эндокринные железы, насколько известно, выделяют многие из этих гормонов. Однако, определение «гормон» было расширено, чтобы вобрать в себя все, что способна произвести клетка, которая получает что-либо от другой клетки и изменяет это. Гормоны — это посланники, которые регулируют многие тонкие и сложные функции, возложенные на тело.

Главная доля исследований в этой области пришлась на медицинскую науку, устанавливающую, что же идет не так. В эндокринной системе один посланник либо пробуждает, либо заглушает другого, тот — следующего и так далее. Если некоторые посланники отсутствуют, вся система может прийти в беспорядок. В патологических случаях, когда конкретных гормонов слишком много или слишком мало, когда может начаться болезнь или нежелательный процесс, доктора ищут способ искусственно произвести или стимулировать производство тех гормонов, которые смягчат симптомы.

Если рассмотреть функции, свойственные отдельным эндокринным железам, как мы будем это делать более детально при рассмотрении отдельных типов тела, то мы увидим множество поразительных соответствий между действием гормона, который производит определенная железа, и психологией и физической внешностью тела человека, у которого эта железа преобладает.

Наука эндокринология еще не вышла из периода младенчества. Вопросов больше, чем ответов, это касается даже наиболее хорошо изученных гормонов. Так как мотивы изучения действия гормонов в основном связаны с лечением болезней, то неудивительно, что по большей части исследовались гормоны, ответственные за наиболее распространенные болезни. Инсулин, например, используется для лечения диабета, а диабет — это наиболее известное эндокринное расстройство в мире. Большинство исследований поджелудочной железы, которая управляет Лунным типом, сконцентрировано на бета-клетках в островках Лангерана, которыми и производится инсулин. Другие функции поджелудочной железы, такие, как взаимодействие с лимфатической системой, относительно игнорируются, поскольку исследователи заняты проблемой производства инсулина. Некоторые железы по-прежнему таинственны. Выделены и изучены, например, только один или два гормона, которые производит зобная, или вилочковая железа. Эта железа производит серию веществ, называемых тимозинами. Действие этих гормонов плохо изучено, но многие считают, что они могут быть связаны с возникновением или излечением болезней. Тимозины (или некоторые из них) являются, по-видимому, посланниками, активизирующими лимфоциты — те белые кровяные клетки, которые убивают болезнетворные микроорганизмы. Сейчас ведутся напряженные исследования зобной железы и тимозинов в надежде, что новые знания помогут нам в борьбе со СПИДом, так как эта железа связана с иммунной системой организма.

О других железах, таких как гипофиз, известно уже много. Но в то же время, как только какая-либо функция гормона бывает отчасти понята, то возникает еще больше вопросов. Передний гипофиз выделяет гормоны, являющиеся «посланниками» к другим железам, — они передают им приказы начинать выделение своих гормонов. Если возникает какой-то вид гормональной недостаточности, то трудно бывает сказать, в каком месте цепи передачи команд возник сбой. Может быть, гипофиз не послал нужного посланника или послал слишком много посланников? Может быть, железа, которой предназначался посланник, неправильно поняла его, или она просто работает неправильно? Мы только начинаем понимать лабиринты эндокринной системы.

Как и с информацией о планетах, которую мы недавно изучили, нет ничего нового относительно способа функционирования эндокринных желез, что опровергло бы ту обсуждаемую нами теорию о связи между эндокринной системой и человеческими типами. Наоборот, большинство из новых открытий кажутся сильными подтверждениями связи конкретной железы и характеристик определенного типа. Эти соответствия будут подробно обсуждаться при описании типов.

Если мы обратимся теперь к общественным наукам и особенно к психологии и всевозможным видам психотерапии, то обнаружим то, что можно по праву назвать «сумасшествием по поводу эннеаграммы личностных типов». Эннеаграмма — сама фигура — популярна на Западе не менее, чем Черепашки-ниндзя, хотя и предназначена для несколько более старшей возрастной группы, чем тинейджеры. Летом 1994 года при спонсорстве Центра эннеаграммических исследований и факультета психиатрии Стэнфордской медицинской школы состоялась первая международная конференция по эннеаграмме. Более 150 докладчиков из нескольких стран привезли доклады, видеоленты, предлагались тренировочные упражнения, проводились семинары, медитации, публикации, движения, массаж, танцевальные приемы и другие всевозможные идеи и виды деятельности, прямо или косвенно связанные с эннеаграммой. Эту конференцию, продлившуюся три дня, посетило несколько тысяч человек.

Несмотря на то, что многочисленные писатели, лекторы, психотерапевты и целители, использовавшие этот символ, по-разному называли свои «эннеаграммические типы», все же по большей части они делали упор на классификацию различных личностей вместо того, чтобы классифицировать фактические типы человеческих существ. Например, Хелен Палмер, чья книга «Эннеаграмма» считается основной в заинтересованных кругах, использовала следующую терминологию: 1) Совершенствователь, 2) Даритель, 3) Исполнитель, 4) Трагический романтик, 5) Наблюдатель, 6) Адвокат дьявола, 7) Эпикуреец, 8) Босс, 9) Посредник. Поскольку на окружности, содержащей эннеаграмму, располагаются девять находящихся на равных расстояниях точек, то эти девять типов личности были помещены в эти точки. Кажется, нет никакого преимущества в размещении имен по окружности перед простым списком, кроме того, что эннеаграмма дает более привлекательный дизайн. Мало что сделано на основе самой фигуры.

Описания этих типов личности в системе Палмер и в других системах похожи скорее на описания психологических отклонений, которые могут развиться у людей, — в терминологии Четвертого Пути это называется чертами. Если основная задача психотерапии состоит в том, чтобы помогать людям быть более приятными в общении, повысить их способности в области продажи недвижимости или автомобилей, то эта попытка изучения отдельных черт личности может быть полезной. Личность, как метафорически говорится в Новом Завете, — это дом, построенный на песке. Без прочного фундамента дом легко разваливается или, по крайней мере, от него легко отказаться. К сожалению, следующий дом, построенный на том же месте, тоже развалится. В личности нет ничего постоянного, поэтому возиться с ней подобным поверхностным образом в лучшем случае безвредно.

На конференции были один — два докладчика, связанные с работой по системе Гурджиева, которые попытались объяснить разницу между различными типами человеческих сущностей и различиями в личностях. Едва ли кто-то заметил их озабоченность, которую они выразили насчет того, что эннеаграмму несколько популяризовали и упростили в применении. Ничего не поделаешь с тем, что эзотерическое знание поставляется на рынок как какой-нибудь вид картофелерезки. Я считаю, что из всех способов предотвратить использование подобного знания наиболее эффективен способ информационных листков, лекций и международных конференций, но не подавление его при помощи тоталитарных режимов. В последнем случае, по крайней мере, признается серьезность такого знания.

Но, несмотря на то, что в подходе психологов, психотерапевтов и всевозможных целителей нашего времени к изучению типов есть много неглубокого и показного, проводятся также и вполне серьезные исследования. В то время как Успенского, Гурджиева и других учителей Четвертого Пути интересовала психология того, чем может стать человек, другие разрабатывали психологические теории того, чем человек является таким, какой он есть. Один из таких людей, Карл Густав Юнг, пространно писал о многих проблемах, которые крайне интересовали и Петра Успенского. Они оба были уверены в том, что древние системы, такие как астрология, алхимия и Таро, являются ключами к человеческой психологии. Кажется невероятным, что эти два человека не были знакомы с работами друг друга. Может быть, и были. Они были современниками и глубоко интересовались сходными идеями. Оба были широко читаемыми писателями, и оба оказывали влияние на художественные и интеллектуальные круги в Европе между первой и второй мировыми войнами. Если они и знали о работах друг друга, то свидетельств об этом нигде нет. Известен один эпизод, когда Успенский весьма ядовито ответил на чей-то вопрос о бессознательном, резко бросив, что не может быть никакого бессознательного, потому что в нормальном состоянии в человеке присутствует сознание. Однако это вряд ли можно признать указанием на то, что Успенский знал о работах Юнга, так как и Фрейд, и многие другие тоже пользовались термином « бессознательное».

Карл Юнг также интересовался развитием сознания человека; этот процесс он именовал «индивидуализацией». В процессе своей психиатрической практики: у него было много частных пациентов, и он был связан с несколькими больницами — Юнг заметил различие в типах людей. Упоминая о своей работе «Психологические типы», Юнг как-то сделал следующий комментарий: «…именно психологический тип человека с самого начала определяет и ограничивает суждение человека» 11. Метод работы и мышления Юнга был строго индуктивным. Он действовал очень тщательно и всегда исходил из непосредственных наблюдений за пациентами. По этой причине его классификация представляет для нас особый интерес. Юнг не начинал с предвзятых идей и не пытался потом загнать своих пациентов в рамки уже установленных категорий. Он на ощупь, слушая и наблюдая людей, искал пути к пониманию типов. Основное различие, выявленное путем наблюдения, он описывает следующим образом:

«Меня давно поражает тот факт, что среди множества индивидуальных различий в человеческой психологии существуют также типичные различия: яснее всего для меня выявились два типа, которые я назвал типом интроверта и типом экстраверта»12.

Введенные Юнгом термины, такие как «интроверт» и «экстраверт», навсегда вошли в стандартный язык психологии, а также и в разговорный язык.

Очевидно, что Юнг наблюдал также четыре функции, хотя из-за различий в терминологии трудно соотнести его систему с описанием четырех типов разума человека согласно системе Четвертого Пути.

«Существуют основные функции, то есть такие, которые существенно отличны от других функций, это — мышление, ощущение, эмоция и интуиция. Если одна из этих функций преобладает в человеке, то получается соответствующий тип»13.

Юнговские описания психологических типов полны глубоких проникновений в существенные различия людей, и для любого, кто интересуется классификацией человеческих типов, эта работа представляет особую ценность из-за необычайной тщательности методов его наблюдений. Юнг, однако, не создал системы типологии.

Работа по развитию системы типов осталась его последователям. Изабелла Бриггс Майерс потратила десятилетия, чтобы создать соответствующий инструмент тестирования, который известен теперь под названием «Индикатор типов Майерс Бриггс» (MBTI — Myers Briggs Type Indicator). Этот психометрический вопросник сейчас широко известен и используется повсеместно.

В тексте Изабеллы Бриггс Майерс люди делятся на шестнадцать различных типов, получающихся после определения четырех парных характеристик, взятых из наблюдений Юнга. Первая из этих пар — это экстраверт и интроверт, обозначаемые как Е (Extravert) и I (Introvert). Следующая пара определяет предпочтительный метод восприятия — ощущение или интуиция, обозначаемые как S (Sensing) и N (INtution), так как «I» уже использовано для обозначения интроверсии. Третья пара определяет различие между эмоциями и мышлением как предпочтительными путями выведения суждений, F (Feeling) и Т (Thinking). И в последней паре делается выбор между двумя предыдущими парами: то есть восприятие Р (Perception) или суждение J (Judment) являются предпочтительным способом общения с внешним миром. Получившийся в результате тип обозначается четырьмя буквами. Так, человек типа ESTP — это экстраверт, полагается более на чувственное ощущение, а не на интуицию, скорее логичен, чем эмоционален в принятии решений, но больше полагается на восприятие, чем на суждения любого рода. С другой стороны, человек типа INFJ — это интроверт, полагающийся более на интуицию, чем на ощущение, и принимающий решения скорее исходя из эмоций, чем из разума. В этой системе есть еще одна тонкость, так как последняя буква J означает, что суждение (к которому в данном случае человек пришел через эмоции) — это то, как этот тип будет общаться с внешним миром. Но поскольку он интроверт, то внутренний мир для него важнее, и здесь преобладает противоположный образ действия — восприятие. Тип INFJ поэтому с виду будет действовать из суждений, полученных на основе эмоций, но его внутренний мир управляется интуитивным восприятием.

Если это кажется сложным, то это потому, что так оно и есть. Тем не менее, этот «Индикатор» широко используется в колледжах и университетах, в бизнесе, в правительственных учреждениях и в других сферах, как общественных, так и частных, во многих странах. Многие большие японские корпорации пользуются MBTI для того, чтобы каждый работник был занят на таком месте, где он сможет работать наиболее продуктивно и где работа будет доставлять ему максимальное удовлетворение, что, таким образом, сделает его лояльным к руководству.

Что бы ни измерял MBTI — очевидно, что он что-то измеряет. Консультанты в колледжах, специалисты по трудоустройству и кадровики на предприятиях вполне успешно применяют его для определения академических наклонностей, стремления к продвижению и способностей. Поскольку тест широко применяется, то накопилось огромное количество материала. Этот материал был подвергнут тщательному статистическому анализу — что наука, естественно, умеет делать лучше всего. Ясно, что определенные профессии привлекают преобладающее количество определенных MBTI-типов. Более 60% научных руководителей в университетах оказались интуитивно-мыслительным типами и почти 40% из них были также интровертами. (Если я права в своих предположениях о соответствии между MBTI и обсуждаемой нами системой, то этот профиль — INTJ — это то, что получилось бы, если бы этот тест прошел интеллектуально центрированный лунный тип.) Среди изучающих финансы и коммерцию, с другой стороны, примерно такое же процентное соотношение чувственно-мыслительных типов и гораздо большее количество экстравертов. Интуитивно-эмоциональные интроверты — это обычно работники искусства, и так далее. По-видимому, MBTI действительно дает грубую оценку склонностей сущности человека, иначе у него не было бы такой предсказательной способности, как это было доказано. Если бы он измерял только личность — по крайней мере, личность по определению Гурджиева и Успенского, — то не было бы таких долговременных результатов, не было удовлетворенности избранной деятельностью. Как заметила Изабелла Бриггс Майерс в своей книге «Дары различны», «наиболее хорошо приспособленные люди — это те, кто „психологически патриотичен», кто рад быть тем, кем он является»14. Поразмышлять на тему того, что именно все-таки измеряет этот тест, было бы весьма соблазнительно, хотя нет способа определить, соотносится ли — и как — система Юнга с системой сущностных типов Четвертого Пути. Конечно, противопоставление мысли и эмоции кажется сходным с идеей преобладания интеллектуальной или эмоциональной функции. И может быть, юнговские интроверты и экстраверты как-то связаны с типами пассивными и активными. Но подобные попытки поиска соответствий уводят в сторону от наблюдения реального поведения.

Если мы обратимся к области психологических исследований, например, области детского развития, результаты исследований ясно подтверждают существование типов сущности. И хотя термины здесь тоже другие, но нет никакого сомнения в том, что понятие, которое детские психологи называют «темперамент», в системе Гурджиева именуется «характеристикой сущности». Различие, которое современные исследователи проводят между личностью и тем, что они называют темпераментом, есть то же различие, которое в системе Четвертого Пути проводится между личностью и сущностью. Темперамент определяется как «присущие индивидууму, относительно стойкие основные наклонности, лежащие в основе и модулирующие выражение активности, реактивности, эмоциональности и общительности»15. Исследователи в области детского развития находят, что эти стороны темперамента выявляются в первые месяцы жизни и остаются постоянными на всю жизнь. Из-за этого серьезному сомнению были подвергнуты основанные на работах Фрейда теории о том, что все стороны психологического развития человека определяются скорее ранним окружением ребенка, чем врожденными характеристиками. Следовательно, ради более реалистического подхода к человеческим типам можно было бы отбросить давление на родителей и их беспокойство в тех случаях, когда у их ребенка появляются проблемы.

Наиболее известное и всеобъемлющее исследование темперамента младенцев и детей называется «Нью-Йоркские продольные исследования». Они «продольные» потому, что дети изучались с первых дней или месяцев их жизни, причем исследования продолжались не только в детском возрасте, но и в юности и до взрослого возраста. Было определено, что характеристики темперамента оставались стабильными. Исследователи оценивали детей по нескольким характерным параметрам, таким как уровень активности, приближение или отступление, приспособляемость, уровень рассеянности, качество настроения, порог реагирования и интенсивность реакций. Другие источники также подтверждают, что параметры темперамента, явно заметные в первые месяцы жизни, по мере взросления остаются постоянными.

Веское подтверждение того, что люди рождаются с предопределенными характеристиками, обеспечили исследования, проводимые в Центре исследования близнецов и усыновления в Миннесоте. Пары идентичных близнецов, которые были разлучены при рождении и усыновлены и воспитаны отдельно, обладают, как было обнаружено, множество сходных черт — например, два близнеца носили в точности одинаковые рубашки и были женаты на женщинах, носящих одно имя; так что спор «природа против воспитания» решен, по-видимому, в пользу природы. Несмотря на очевидность накопленных фактов, которая ведет к неизбежному выводу о существовании определенных человеческих типов, еще существуют силы, старающиеся опровергнуть эту очевидность.

Идеологически законные интересы, противоположные любому предположению о существовании человеческих типов, весьма сильны. До самого недавнего времени психология была полностью под властью последователей Фрейда, и, как отмечает предыдущий акцент на «типах личности», сохраняется огромная терапевтическая индустрия, которая энергично сопротивляется любым высказываниям, что люди не могут и не должны «излечиваться» от их различий. Две других очень серьезных области социального и экономического давления также затрагивают отношения к исследованиям, подтверждающим существование человеческих типов. Одна из них — это проблемы взаимоотношения между разными нациями и страх, что доказательство существования различных типов будет использовано для продвижения теорий о расовом превосходстве или неполноценности. То, что этот страх оправдан, было продемонстрировано теорий Адольфа Гитлера о господствующей расе, которая была применена немцами во время второй мировой войны в попытке уничтожить предположительно низшие расы. Весьма разумно для любого порядочного человека хотеть избежать любого повторения этих ужасов, которые произошли на громадной шкале как результат таких теорий. Другая проблемная область — политическая система демократии, основанная на оценке равенства людей. Из-за уравнивания равного с одинаковым многие теоретики хотят игнорировать доказательства, демонстрирующие существование различных типов. Даже хотя накоплено достаточно таких доказательств, чтобы эти исследования начались снова на уровне, который выглядит, как минимум, интеллектуально респектабельным, все еще есть те, кто считает правыми теории предопределения. Наш исследователь был назван «биологическим фашистом» за свои поиски, потому что его исследования показали, что определенные характеристики преобладают в тюремных сообществах, и что эти сообщества содержат определенную долю групп меньшинств, негритянских и латиноамериканских, которые значительно превосходят долю остальных групп16.

Специалисты по детскому развитию, однако, не считают, что постоянство темперамента означает, что ничего нельзя сделать, чтобы изменить характер и склонности человека по мере того, как он растет и развивается. Наоборот, они утверждают, что крайне важно внимательно наблюдать за склонностями ребенка, чтобы он смог получить соответствующее его типу воспитание и руководство и стал бы развиваться в таком направлении, которое обеспечит его здоровый рост и самореализацию. Упомянутые выше исследования тюрем показали, что, как мы и могли бы предположить, среди их обитателей наблюдался высокий процент людей с агрессивными наклонностями, которые проявились из-за преобладания определенных гормонов, таких как тестостерон, и недостатка других, типа серотонина. Короче, клинически доказано, что темперамент связан с определенной моделью работы желез внутренней секреции, и без правильного понимания этого факта могут возникать серьезные личные и социальные проблемы.

Существование таких горячих разногласий указывает на один из центральных принципов работы Гурджиева: идеология и вера составляют одно из наиболее опасных условий человеческого существования. Поскольку мы по привычке принимаем наши любимые иллюзии за сознание, которое мы могли бы в противном случае развить через наблюдение, мы увековечиваем несправедливость под именем справедливости, неравенство под именем равенства, притеснение под именем свободы, и все миллиарды абсурдностей, которые мы переживаем во всех аспектах нашей жизни.

Родни Коллин определяет проблему понимания следующим образом:

«…сегодняшняя наука, без принципов, идет к еще более неэффективной специализации и материализму, а с другой стороны, религиозные и философские принципы, не связанные с научным знанием, которое характеризует наш век, могут привлечь только немногих… Итак, те, кто хочет применять оба метода, я надеюсь, дадут достаточно доказательств читателю, чтобы он мог попытаться пересечь брешь между миром повседневных фактов и миром великих законов — для себя лично»17.

Сознание может быть развито в отдельных человеческих существах. Оно не может принадлежать никакому множеству, будь то группы, религии, академические дисциплины или политические движения. Обоснованность любой системы может быть определена только вами.

ЧЕТЫРЕ ФУНКЦИИ

Гурджиев классифицировал людей в соответствии с типом разума, который у них преобладает, и учил, что одна из основных причин отсутствия в нас целостности состоит в том, что у нас не один, а как бы четыре различных мозга. Эти четыре мозга соревнуются друг с другом, чтобы получить больше энергии, и каждый ратует за то, чтобы быть истинной личностью человека, внутри которого он функционирует. Каждый из этих разумов называет себя «я» и пытается говорить от имени всего человека.

Гурджиев в своем описании объединил двигательную и инстинктивную функции и называл людей, которые обычно действуют в соответствии с этими функциями, человеком № 1. Эмоционально центрированных людей он назвал человеком № 2, а интеллектуально центрированных, тех, которые оперируют концепциями и идеями, — человеком № 3. Эти три типа представляют собой человеческие существа в их естественном состоянии18. (Интересно отметить соответствие между этими тремя типами и тремя психологическими типами Шелдона.) Все три находятся на одном и том же уровне механичности. Они не понимают друг друга, видят мир совершенно по-разному и действуют из совершенно различных побуждений.

Эти четыре низшие функции, или типа разума, в соответствии с которыми действуют люди, — это то, что у нас имеется вместо сознания. Эти функции могут действовать без участия внимания, и обычно так и бывает. Поскольку большинству мыслей, ощущений и действий внимание не уделяется, то они не оставляют следа в памяти. К концу каждого определенного дня, недели или всей жизни человек осознает, что какие-то события, должно быть, происходили, но поскольку он при этом не присутствовал — не уделял им внимания, когда они происходили, — то он их и не помнит. Если человек работает на шестом этаже здания и каждый день пользуется лифтом, то он предположит, что в какой-то день он, должно быть, ехал в лифте. Но он этого не помнит — он отсутствовал во время поездки в лифте, потому что был занят каким-то прошлым или воображаемым будущим событием.

Иногда, когда присутствует особенно сильное отождествление с каким-то внешним или внутренним стимулом, внимание уделяется, но это внимание контролируется объектом — например, когда мы очень голодны и нам приходится ждать в очереди, пока нас проведут за столик в ресторане. Наше внимание захватывается запахом и видом еды, когда ее приносят другие, и какие-то туманные впечатления об этом событии будут сформированы. И лишь изредка внимание может контролировать своим усилием сам человек. В этом последнем случае это будет началом, тем зерном, из которого может развиться сознание.

Четыре функции — это инстинктивная, двигательная, интеллектуальная и эмоциональная. Инстинктивный разум — это тот, который поддерживает жизнь организма. Он контролирует различные системы тела, кровообращение, пищеварение, борется с болезнями или инфекцией, заведует дыханием, обменом веществ — всем множеством тонко взаимосвязанных процессов, которые поддерживают нормальное движение жизненной силы в здоровом теле или пытаются вернуть его в норму в больном организме. Инстинктивный центр также получает чувственные ощущения, и не только зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и осязательные, но и ощущения тепла или холода, влажности, веса и так далее. Этот центр управляет энергиями тела. Инстинктивный разум может обеспечить огромные количества энергии в случае опасности и также может позволить телу перейти в первое состояние (сон. — Прим. перев.), когда нужно восстановить запасы энергии.

Двигательный ум управляет изученными движениями. Он сходен с инстинктивным мышлением, но отделен от него. Если есть какое-то сомнение в том, управляется ли какая-либо деятельность инстинктивным или двигательным мозгом, подумайте о том, сможет ли это делать новорожденный ребенок. Если да, то эта деятельность инстинктивна. Если же это что-то такое, чему ребенок должен учиться, то за это отвечает двигательный ум. Например, инстинктивный ум умеет сосать, но двигательному уму надо учиться держать бутылочку, а потом и чашку с ложкой. После того, как двигательный мозг научился определенным движениям, даже таким сложным, как водить машину, он может выполнять эти движения без участия внимания. Например, ребенку очень трудно научиться завязывать шнурки, но когда он этому научится и выполнит эти действия сотни раз, он будет делать это, даже не замечая, что делает.

Интеллектуальный ум — это тот, который мы и считаем собственно умом. Хотя это только один из типов разума, которым обладают люди, и развивавшийся последним, самый хрупкий и ненадежный, мы все же именно его называем «умом». Это ум, работающий с идеями и концепциями, словами и числами. Это ум, который отличает людей от других животных, давая им способность манипулировать символами.

Эмоциональная функция — это та, при помощи которой мы связываемся с другими людьми и проводим эстетические различия. Там, где интеллектуальная функция производит слова, эмоциональная функция дает образы. Эти два ума пользуются разными типами символов, и им трудно общаться друг с другом.

Каждый из этих четырех типов разума имеет положительную и отрицательную половины, хотя это деление совершенно различно для разных функций. Для инстинктивного центра это контраст между комфортом и дискомфортом, удовольствием и болью. Для двигательного центра это контраст между движением и покоем. Для интеллектуального центра парными противоположностями являются «да» или «нет», «истинно» или «ложно». И для эмоционального центра контраст заключается в различии между «нравится» и «не нравится», любовью и ненавистью.

Каждый из центров может — и обычно так и происходит — работать «в одиночку», без связи с другими центрами, даже когда они действуют одновременно. Рассмотрим такой пример. Молодая женщина идет по улице. Ее кровь циркулирует, она дышит, ее волосы и ногти растут, — короче, все процессы тела идут как всегда. Она идет. Ее левая нога выносится вперед одновременно с правой рукой. Затем вес переносится на левую ногу, тело движется вперед, правая нога переносится вперед, в то время как правая рука возвращается назад и вперед выносится левая рука. Она не ощущает, где ее ноги и руки на данный момент и как они двигаются относительно друг друга, как не ощущает, что в ее желудке переваривается ленч. Она может не знать названия улицы, по которой идет, и не смотрит на других людей, если не считать минимума внимания, требующегося для того, чтобы не натолкнуться на них. Она расстроена. Она только что рассталась с приятелем в книжном магазине, где они поссорились. Чтобы избежать чувства разочарования и боязни остаться одной, если он ее бросит, она думает о том, сколько денег она получит в день зарплаты. Она думает, что получит достаточно, чтобы хватило на свитер, который видела вчера в магазине. В уме она подсчитала еще, сколько ей потребуется на еду и лекарства для матери.

Если вы остановите ее и спросите, сознательна ли она, то она ответит «да», потому что ее идея сознательности, как у большинства людей, состоит в том, что если она не находится в первом состоянии (сне), то она сознательна. И в этот момент, удивленная вашим вопросом, она несомненно будет более сознательна, чем до того, как вы ее остановили. Но до этого — что она сознавала? Ассоциативную деятельность мышления, то есть мысли о том, сколько она получит и сколько сможет потратить, вряд ли можно расценить как сознательность. Сейчас у нее еще нет денег, она не находится также поблизости от тех предметов, на которые она может их потратить или не потратить. Она, по сути дела, представляет собой четыре функции, действующие независимо, и ничто за ними не наблюдает и не осознает их.

Четыре низшие функции похожи на машину в машине, причем каждая работает на своем собственном топливе и со своей скоростью. Часто они действуют неэффективно, попадаясь друг у друга на пути, вмешиваясь в работу друг друга и стараясь делать то, для чего они не предназначены. Эта молодая женщина, например, использует свои подсчеты, хватит ли ей денег на красивый свитер, для того чтобы избежать чувства страха и горечи, которые испытывает ее эмоциональный центр. Она стремится избежать чувства неуверенности в том, действительно ли ее приятель ее любит. Другими словами, она использует один центр для того, чтобы избежать осознания другого центра. А поскольку она не обращает внимания на окружение, то она вскоре может споткнуться о поребрик, который окажется выше обычного.

У каждого человека преобладает одна из функций. Это называется центром тяжести, через который человек обычно воспринимает мир и взаимодействует с ним. Ни одна из функций не имеет преимущества перед другими, ни как средство восприятия, ни в отношении шансов человека развить сознание. У каждой есть своя правильная работа. Каждая, будучи доминирующей функцией, изменяет физически и психологически тип сущности человека. Тип тела человека весьма отделен от функций, действующих в нем. Каждый тип имеет все четыре низшие функции, и каждый человек чаще всего действует из одной из этих функций. Важно держать это в уме, когда стараешься определить тип человека.

Инстинктивно центрированные люди склонны быть более плотными, несмотря на их тип тела. Те, чей центр тяжести находится в двигательном центре, более стройны и, в то же самое время, мускулисты, тогда как интеллектуально центрированные люди часто худощавы и не особенно сильны. Эмоционально центрированные люди склонны быть полными и округлыми. Эти различия затрагивают, хотя бы до некоторой степени, внешний вид конкретного типа сущности. И, конечно же, центр тяжести — это неотъемлемая часть сущности.

В каждом человеке не только четыре отдельных типа разума, но каждый из этих разумов имеет три четких подразделения. Они различаются в соответствии с количеством внимания, необходимым для того, чтобы это подразделение действовало. На нижнем уровне осознания — который и осознанием-то не является — находится двигательно-инстинктивная часть каждого из центров, которая называется механической частью. Каждый из четырех центров обладает механической частью, которая может быть главным образом двигательной или главным образом инстинктивной, но в любом случае действует без участия внимания.

На следующем уровне каждого из центров находится эмоциональная часть. Эта часть действует с участием внимания, но это внимание захвачено объектом и отождествляется с этим объектом. Ничему другому внимания почти не уделяется. Эмоциональные части центров функционируют тогда, когда этот центр взял контроль в свои руки и зафиксировался на каком-то определенном проявлении. У человека, катающегося на «американских горках», все внимание захвачено ощущением движения и очень мало внимания уделяется чему-то другому. Это проявление эмоциональной части двигательного центра. Очень голодный человек, перед которым ставят горячую пиццу, все внимание уделит еде. Это действует эмоциональная часть инстинктивного центра, потому что внимание захвачено объектом, в данном случае свежей пиццей.

Высшим уровнем каждого центра является интеллектуальная часть, которая выполняет познавательные функции, являющиеся специальностью данного центра. В интеллектуальных частях центров внимание удерживается при помощи усилия. Сам человек контролирует и направляет внимание. Способность держать внимание под контролем — это то, что мы имеем в качестве отправной точки в наших попытках стать более сознательным. Когда мы действуем из интеллектуальной части центров, мы гораздо больше осознаем не только то, чему мы уделяем наше внимание, но и окружающую обстановку и особенно те усилия и энергию, которые требуются для того, чтобы держать внимание под контролем. Любой, кто готовился к зачету, когда ему больше хотелось бы пойти на море и заняться серфингом, или кто менял замок во входной двери, когда ему хотелось посмотреть футбол по телевизору, действовал в соответствии с интеллектуальной частью интеллектуального и двигательного центров. Интеллектуальная часть центра пробуждается путем удержания внимания на необходимом виде деятельности.

В каждой части каждого центра есть еще более тонкие деления. Все три уровня каждого из центров делятся, в свою очередь, на механическую, эмоциональную и интеллектуальную части. Это можно проверить, но для того требуется много наблюдений в течение длительного времени. Для наших целей будет достаточно наблюдать три главных деления каждого из центров.

Когда во второй главе мы обсуждали карты Таро, мы упомянули, что можно использовать эти карты для передачи информации о четырех функциях и их частях. Эзотерические идеи часто должны были передаваться через символы в периоды господствования религии или правительства, враждебных им. Успенский полагал, что карты Таро были способом сохранения этого знания в средние века, когда церковь преследовала любого, говорившего подобные вещи, как еретика.

Существует или нет эта связь между Таро и системой Четвертого Пути, обычная колода игральных карт может быть использована как стенографическая система для обозначения различных функций и их частей. Это делает легче обсуждение и классификацию наблюдений, так как намного легче сказать, например, «пять бубей», чем «механическая часть эмоциональной части интеллектуального центра». В образе игральных карт представлено множество идей о центрах. Каждая карта имеет две половины — негативную и позитивную. (Это будет достаточно подробно обсуждено, когда будут обсуждаться конкретные центры и их части.)

Туз для каждой масти представляет центр в целом. Туз крестей — это инстинктивный центр, туз пик — двигательный центр, туз бубей — интеллектуальный центр, а туз червей — эмоциональный центр. Три фигуры каждой масти представляют три раздела каждого центра. Например, валет крестей представляет механическую часть инстинктивного центра, дама крестей — эмоциональную часть, а король крестей — интеллектуальную часть. То же самое и для остальных центров: валет — механическая часть, дама — эмоциональная часть, а король — интеллектуальная часть.

Как уже говорилось, карты с цифрами используются для представления более тонкого деления частей центров. Двойка, тройка и четверка — это механическая, эмоциональная и интеллектуальная части валетов, или механических частей центров. Пятерка, шестерка и семерка — это механическая, эмоциональная и интеллектуальная части дам, или эмоциональных частей. Восьмерка, девятка и десятка — это механическая, эмоциональная и интеллектуальная части королей, или интеллектуальных частей центров.

Каждая из четырех функций по-своему воспринимает мир и реагирует на него, и у каждого человека есть центр, в соответствии с которым он (или она) чаще всего действует. Этот преобладающий разум, называемый «центром тяжести» человека, похож на окно, из которого он смотрит на мир. Глядя на одну и ту же сцену и обладая одними и теми же возможностями наблюдения, люди с различными центрами тяжести обычно испытывают совершенно различные переживания. Одна из наиболее известных эзотерических историй — «История о слепых и о слоне» — иллюстрирует эту истину. Представим себе четырех человек, каждого с различным центром тяжести, сидящих в переполненном ресторане. Инстинктивно центрированный человек прежде всего заметит еду, оценит ее качество, достаточно ли она горяча и достаточно ли ее по количеству. Он также заметит, что в зале слишком жарко или слишком холодно и удобны ли стулья.

В то же время двигательно центрированный человек замечает совершенно другие вещи. Он замечает расположение столов, далеко ли они друг от друга, и легко ли официантам маневрировать между ними с подносами. Он заметит, что помощник, убирающий грязную посуду, испытывает трудности, так как ставит большие тарелки на маленькие, и затем будет смотреть, как тот, пытаясь войти в качающую дверь, из которой выходят официанты, чуть не устроит столкновение.

Эмоционально центрированный человек сосредотачивается на поведении людей в зале. Он услышит часть разговора, ведущегося за соседним столом, и поймет, что мужчина с женщиной препираются, хотя они и говорят очень тихо. Он заметит, что сидящий между ними их маленький сын выглядит очень несчастным. В то же самое время этот эмоционально центрированный человек пытается поддерживать беседу, которую начала за столом его интеллектуально центрированная жена, хотя предмет беседы ему не кажется особенно интересным.

Эта интеллектуально центрированная женщина обсуждает недавно прочитанную ею статью о соотношении биржевых курсов валют с политической нестабильностью в развивающихся странах. Ее двигательно центрированный собеседник автоматически кивает, а ее эмоционально центрированный муж внимательно на нее смотрит, хотя его внимание, на самом деле, поглощено разговором за соседним столом. Ее инстинктивно центрированная подруга будет то и дело послушно поднимать взгляд от тарелки, так что эта женщина так и не поймет, что ее никто не слушает. Она, вероятно, и сама себя не слушает.

Поскольку наш центр тяжести для нас — это реальность, это тот способ, которым мы смотрим на мир, и способ, которым, как мы считаем, будет наиболее разумно реагировать на переживания, то нам без посторонней помощи трудно видеть, что на самом деле представляет собой наш центр тяжести. Вот почему нашему самонаблюдению может очень помочь работа с другими людьми, так же заинтересованными в том, чтобы развить большее понимание и более высокий уровень сознательности. И вот почему жизненно важно работать под руководством учителя, который достиг этого понимания и высшего уровня и имеет опыт помощи ученикам в прохождении того же процесса. Поскольку другие люди видят мир по-другому, мы, путем сравнивания наблюдений, можем быстрее достичь понимания собственной субъективности, чем если бы мы работали в одиночку. Чем больше мы будем освобождаться от того мнения, что наш способ восприятия мира является единственным или, в любом случае, единственно правильным, тем больше мы продвинемся. Однако это очень трудный процесс, так как мы сделали огромный психологический вклад в свою собственную версию реальности, и мы защищаем ее, автоматически полагая, что не прав любой человек, который видит вещи не так, как мы.

Для того чтобы определить центр тяжести другого человека, я считаю полезным попросить его рассказать о своей жизни, если позволяют время и обстоятельства. Поскольку наше внимание обычно фокусируется на тех аспектах наших переживаний, которые относятся к нашему центру тяжести, и поскольку именно внимание создает след в памяти, то большинство людей, рассказывая о своей жизни, раскрывают свой центр тяжести. Если мы представим себе, что три разных человека рассказывают одну и ту же историю жизни, то вы можете услышать следующие варианты.

«Я родилась на базе ВВС, когда мой отец служил в Германии, но когда мне исполнилось три года, мы переехали на Филиппины. Когда мне было пять, мы переехали в Калифорнию, и там я пошла в школу. Я помню большой желтый автобус, который подбирал меня у угла моего дома и вез в школу…» Достаточно минуты, чтобы, послушав такой рассказ, прийти к выводу, что ее центр тяжести находится в двигательной функции.

«Когда я родилась, мои родители были уже старше среднего возраста, так что я оказалась единственным ребенком. Мне было одиноко, и я всегда хотела, чтобы у меня были братья и сестры. Я боялась того, что люди будут принимать мою мать за мою бабушку, — я хотела, чтобы она была такой же молодой и красивой, как матери моих друзей. Она была немкой, и ее акцент меня тоже тревожил. Больше всего я сожалею о том, что я не понимала, как трудно было моей матери справляться со всеми проблемами, когда она жила в чужой стране с дочерью, которая ее стыдилась…» После нескольких таких предложений вы придете к выводу, что слушаете эмоционально центрированного человека.

«Я родился в семье военного, так что наслушался достаточно авторитарных доктрин дома. Когда я пошел в школу, я встретил там окружение, воспитанное на идеях Дьюи и Пиаже, — это некое подобие снисходительно настроенных по отношению к ребенку теорий; и я совершенно запутался. Думаю, что эта возможность увидеть их практическое применение и возбудила во мне желание изучить различные психологические теории…» Здесь вы имеете, разумеется, интеллектуально центрированную версию той же истории.

В качестве иллюстрации приведены крайние примеры, но часто действительно бывает ясно, какая из функций записала львиную долю впечатлений, которые данный человек получил в детском возрасте. Я не дала иллюстрации рассказа инстинктивно центрированного человека, потому что эта функция не проявляется обычно с такой ясностью. Возможно, у инстинктивно центрированного человека больше воспоминаний в форме образов, связанных с ощущениями, но они не так часто выражаются, как впечатления других центров. Инстинктивный центр можно, в порядке гипотезы, считать центром тяжести, если рассказ о жизни не указывает явно на одну из других функций.

В попытках определить собственный центр тяжести может быть полезно систематически стараться рассказывать себе историю собственной жизни — но не механически ворошить прошлое, воссозданное отождествлением, а использовать направленное и контролируемое внимание, чтобы реконструировать свои воспоминания. Стараясь смотреть на себя объективно, как на персонаж в собственном фильме, сопротивляясь механическому желанию судить или сожалеть, восхвалять или обвинять, вы можете наткнуться на множество полезных наблюдений, которые укажут на то, в соответствии с какой функцией вы действуете большей частью. Представленное в последующих главах более детальное рассмотрение четырех низших функций может помочь вам определить, какие способы восприятия мира вам наиболее знакомы.

ИНСТИНКТИВНЫЙ УМ

Иинстинктивная функция, или разум, — это разум животного, разум, общий для людей и для других членов животного мира. Это крайне могучий ум, который может возобладать над всеми другими типами разума, когда возникают обстоятельства, угрожающие выживанию организма. Поддержание жизни — это первоочередная задача этого центра, и он непреклонен в выполнении этой своей обязанности, хотя и не знает о своем конечном поражении.

Инстинктивный центр не любит находиться под наблюдением и употребляет разные уловки, чтобы избежать внимания как со стороны других людей, так и со стороны других центров, функционирующих в том же самом теле. Как любое животное, этот центр чувствует себя спокойнее, когда он скрыт, и беспокоится, когда знает, что за ним наблюдают. Когда мы еще маленькие, нам говорят, что неприлично пристально глазеть на кого-то, когда мы взрослеем, мы осознаем, что долгий взгляд понимается как акт враждебности. И все же нам хочется смотреть на других, чтобы знать, что они делают, как выглядят, — особенно если в них есть что-либо странное. С любопытством, похожим на навязчивую идею, мы смотрим на несчастные случаи, потому что инстинктивный центр понимает, что другой член нашего вида получил травму, и хочет знать об этом. Нам хочется смотреть на инвалидов и уродов, и, даже если мы не покупаем газеты, посвященные сенсационным уродцам и ужасным извращениям, мы тем не менее прочитываем заголовки в этих газетах, стоя у газетного ларька. Мы чуть ли не немеем от страха, когда у нас возникает необходимость общения с жестоко изуродованными людьми, потому что наш собственный инстинктивный центр занят выяснением причины этой беды и озабочен тем, не может ли такое произойти с ним.

Гурджиев называл инстинктивный центр «волком» и предупреждал, что волка надо кормить. Инстинктивные нужды можно игнорировать только до тех пор, пока этот центр не заберет контроль в свои руки и не разрушит усилия других центров. Важно наблюдать и начать понимать инстинктивную функцию, иначе мы не будем обладать точной информацией о своих ограничениях. Другие центры склонны не принимать во внимание инстинктивный центр и поэтому воображают, что мы способны на гораздо большее, чем это есть на самом деле. Мы обладаем конечным запасом энергии, и этот запас должен постоянно пополняться при помощи еды и сна. Другие центры обычно недооценивают количество внимания, которого требует инстинктивный центр.

Двигательный центр, например, любит путешествовать, исследовать новые места. Пройтись с рюкзаком по Уралу — это перспектива, которая привела бы в восторг двигательный разум. Но когда вы окажетесь на Урале, то инстинктивный центр будет воспринимать действие внезапных дождей, жужжащих и кусающих комаров, несварение желудка, вызванное непривычной едой и водой, боль в мышцах и исцарапанных ногах после нескольких дней путешествия. Через четыре — пять дней после начала этой идиллии проверьте, какая из четырех функций требует максимального внимания и энергии.

Или: эмоциональный центр может быть уверен, что нет ничего такого, чего он не сделал бы для любимого человека, когда тот в беде. Проверьте это после двух-трех дней постоянного, днем и ночью, сидения рядом с больным близким человеком, когда у вас ни минуты нет для себя, вам некогда поесть что-нибудь горячее, и когда вы спите не более, чем по полчаса урывками время от времени. Другой пример: интеллектуальный центр уверен, что мы ни за что на свете не предадим свою веру, свои принципы, свои убеждения. Но то, что мы знаем о боли, может убедить нас в том, что мы вряд ли сможем оказаться сильнее тех, кто сломался под давлением пыток.

Инстинктивный центр во многом похож на другие типы разума человека и во многом не похож. Как и у других типов разума, или центров, у него есть положительная и отрицательная половины. Положительная половина центра регистрирует ощущения правильной жизнедеятельности, здоровья, удовольствия и всего, что полезно для организма. Отрицательная определяет опасное, нездоровое, болезнетворное и болезненное. Как и другие центры, инстинктивный центр осознает, что такой же центр действует в других людях, и в других он может осознать даже больше, чем они видят в себе (это бывает с людьми, являющимися целителями от природы). Этот центр также делится на три части, в зависимости от внимания, требующегося для функций этого центра, и направления этого внимания.

Инстинктивный центр отличается от других центров тем, что он не только требует энергии для своей работы, но до определенной степени контролирует энергию, отпускаемую другим центрам. Например, когда мы заболеваем, когда у нас температура или грипп, инстинктивный центр заберет себе большую часть энергии, поставляемой другим центрам. Пока болезнь не будет побеждена, иммунная система будет управлять всей имеющейся в организме энергией. У человека не будет желания двигаться, говорить с друзьями, читать или думать о каких-либо идеях. Нормальное функционирование других центров разума будет приостановлено, пока не будет преодолена болезнь. Поэтому хронически больные люди редко бывают приятными в общении или интересными для окружающих, потому что в борьбе за выживание их инстинктивный разум сведен до животного.

Инстинктивный центр — самый трудный для наблюдения, потому что, как уже упоминалось, он не хочет, чтобы за ним наблюдали. Мы все склонны больше осознавать инстинктивные привычки других людей, чем свои. Мы замечаем, когда другие неправильно едят, не так ведут себя за столом, обладают неприятными привычками кашлять или вздыхать, слишком много времени проводят в ванной и так далее. Чем ближе наши контакты с другими, особенно с теми, с кем мы делим жилое или рабочее пространство, тем сильнее мы осознаем их инстинктивные проявления, о которых они могут не иметь ни малейшего понятия. Требуется длительное и напряженное наблюдение, прежде чем мы сможем осознать собственные инстинктивные привычки так же, как осознаем привычки работающего за столом напротив нас человека.

Механическая часть инстинктивного центра отличается от механических частей других центров тем, что она полностью программируется в момент рождения человека. Наши возможности вмешаться весьма малы в том случае, если инстинктивная функция ребенка в чем-то неправильна. В отличие от других типов разума в людях инстинктивный разум не учится и не накапливает изученное в механической части центра. Вместо этого механическая часть инстинктивного центра является основой для всех центров. Ее возможности и ограничения определяют эффективность других центров. Из-за того что работа инстинктивного центра так сложна и так мало изучена, весьма неразумно вмешиваться в работу механической части. Эксперименты с дыханием, диетой, которые воздействуют на метаболизм, длительное голодание и прочие приемы, ведущие к нарушению нормальной работы этого центра, следует проводить с крайней осторожностью и только под наблюдением специалистов.

Хотя механическая часть инстинктивного центра во многом и отличается от механических частей других центров, она все-таки дает прекрасную иллюстрацию работы других механических частей. Совершенно ясно, что все многочисленные, замысловатые и крайне сложные функции, которыми управляет эта часть инстинктивного центра, осуществляются без малейшего участия внимания. Если что-то в организме не выйдет из строя, то большинство из нас большую часть времени совершенно не осознает биение сердца, дыхание, рост волос и ногтей, пищеварение или как заживает небольшой порез. Мы можем иногда ощущать заметные отклонения в количестве гормонов в крови, как, например, выброс в кровь адреналина в момент опасности. Однако мы обычно обращаем внимание не на работу эндокринных желез, а на причину, вызвавшую эту реакцию, — водителя, который нахально влез перед нашим автомобилем на дороге, странный крик внизу, на первом этаже, и т. п.

Из всего, что можно было бы знать о механической части инстинктивного центра, медицинская наука знает сравнительно немного. В своем неведении мы создали своего рода мифологию, наделив врачей статусом знатоков, и мы платим им за их труды много больше, чем обычно платим другим работникам. Таким способом мы буферируем наш страх того, что мы практически беспомощны перед лицом неспособности инстинктивного центра работать правильно и бесконечно.

В стенографической системе, использующей обычные карты для обозначения частей центров, механическая часть инстинктивного центра обозначается валетом крестей. У людей, которые обычно действуют из этой части центра, которые основывают свои оценки на функционировании телесных органов, именно в этой части центра расположен «центр тяжести». Отнюдь необязательно, что человек, центрированный в валете крестей, будет ипохондриком, хотя это может быть и так. Просто этому аспекту жизни будет уделено много энергии. Этот человек, вероятно, будет обладать большими познаниями о сбалансированных диетах, физических упражнениях, оптимальной дозе витаминов и минеральных веществ, траволечении и т. д. В его понятии проявлением дружбы будет поделиться с вами новым рецептом, где используются лимонный сок, вода и ром с патокой, при помощи которого вы сможете очистить свою печень. Работает он обычно в сфере, связанной с обслуживанием или лечением людей.

Из-за того что он заботится о правильном функционировании организма, человек, центрированный в валете крестей, обычно находится в добром здравии и может реально помочь практическими советами друзьям и родственникам. Поскольку его заботит стабильность работы тела, он обладает ровным темпераментом, хотя и не является особо веселым компаньоном. Этот человек относится с некоторой тревогой и не любит путешествовать, приключений, знакомств с другими культурами, новыми людьми, экспериментов с экзотическими блюдами, исследований новых проблем.

Этот тип центра тяжести иногда трудно распознать, так как его интересы — функции тела — тихие и ненавязчивые. Большую часть времени мы не представляем себе, что занимает умы даже наших ближайших родственников. И, по сути дела, большую часть времени мы не осознаем нашу собственную механичность. Человек, центрированный в валете крестей, может казаться загадочным, недоступным, даже отстраненным, потому что его совсем не интересуют ни новые идеи, ни спорт, ни новые люди. Он может быть профессионалом в своем деле, но не выше уровня незаинтересованного участия. Если ему все же приходится путешествовать, он обычно поднимает большой шум, укладывая вещи, потому что для него крайне важно, чтобы у него было все, что может потребоваться в связи с его телесными нуждами. Даже если он едет в ближайший город, он не уверен, что сможет найти там нужный вид витаминной добавки или нужное средство от каких-либо проблем с желудком, вызванных незнакомой пищей. Короче, для такого человека хорошо то, что знакомо и здорово, а все остальное подозрительно или откровенно враждебно.

В то время как механическая часть инстинктивного центра вялая и обычно пассивная настолько, что может умерить активность даже в целом активного человека, эмоциональная часть этого центра совершенно отлична от нее. В инстинктивном центре, как и во всех других, эмоциональная часть — наиболее заметная в проявлениях, самая легкая для наблюдения. Когда эмоциональная энергия активизирует какой-либо центр, он активен и ярко выражен. Эмоциональные части живо заботятся о функциях своих центров. Когда мы говорим, что кто-то к чему-то относится с энтузиазмом, мы отмечаем, что активизировалась эмоциональная часть какого-то центра.

Эмоциональная часть инстинктивного центра с энтузиазмом относится к ощущениям. Это та часть организма, где расположены пять органов чувств и которая получает впечатления извне и определяет, хорошие ли они, — что выражается в словах, подчеркивающих, насколько они хорошие или плохие, то есть насколько они приятны или неприятны и болезненны. Однако, эмоциональная часть может быть не очень хорошим судьей в деле, касающемся того, что хорошо насчет здоровья или благополучия тела. Она оценивает объект только на основе природы стимула — приятен ли он на ощупь, на вкус, как он пахнет, звучит или выглядит, — но не на основе того, полезно или вредно это для здоровья человека. Хорошая на вкус пища — жиры и сахара — почти всегда предпочитается пище, которая может быть менее вкусной, но зато более питательной. Если человек погряз во вредных привычках, то эмоциональная часть может действовать во вред телу. Так и происходит в случае злоупотребления вредными веществами. Первоначальное ощущение приятно, поэтому эмоциональная часть центра хочет испытать его снова и снова. В конце концов, когда речь идет о таких веществах, как наркотики, алкоголь или никотин, количество удовольствия снижается, но отсутствие этого вещества вызывает крайне неприятное состояние, поэтому инстинктивный центр вынужден использовать это вещество скорее для того, чтобы снять боль, чем для того, чтобы испытать удовольствие. Именно потому, что инстинктивный центр обладает весьма большой силой в человеческих существах, как и во всех животных, вредные привычки так трудно преодолеть.

Пример пристрастия к вредным химическим веществам иллюстрирует важный факт, касающийся эмоциональных частей центров, в данном случае инстинктивного. В эмоциональных частях внимание удерживается объектом. В примере с наркотиками очевидно, что большая часть энергии человека поглощается этим вниманием, которое приковано к губительному веществу. Приобретение наркотика, использование его, обеспечение его постоянного притока, связь с людьми, имеющими такую же привязанность, участие во всей деятельности вокруг этого вещества, даже если эта деятельность криминальна и ставит человека под угрозу, — все это результат того, что внимание удерживается объектом или отождествляется с ним.

Когда этот самый мощный из центров человека попадает в рабство, как это происходит у наркоманов, действия этого человека кажутся тем, кто не понимает работы инстинктивного центра, совершенно непредсказуемыми. Пока законы и образование не будут строиться на точном понимании «волка», как назвал этот центр Гурджиев, вряд ли мы увидим большие перемены, и волк будет продолжать пожирать наших детей. Большинство материалов о наркотиках, которые адресованы детям, игнорируют или неправильно представляют тот факт, что первоначальное ощущение от наркотиков может быть крайней приятным, — по сути дела, в этих материалах утверждается, что наркотики с самого начала дают неприятные ощущения. Когда инстинктивный центр молодого человека узнает, что ему лгали и что ощущение от наркотика на самом деле может быть приятным, то все остальные предупреждения также отбрасываются как ложь. Другие центры не могут убедить даму крестей в том, что противоположно ее опыту. Эмоциональная часть инстинктивного центра знает то, что она знает, а она знает, получает человек приятное ощущение или нет. Я была заядлой курильщицей (выкуривала несколько пачек в день в течение 30 лет), пока не преодолела привязанность к никотину, так что я по своему опыту могу говорить о той силе, с которой никотин и наркотики могут держать под контролем инстинктивный центр. К тому же я происхожу из семьи, члены которой не в одном поколении были пристрастны к алкоголю, так что я видела, как многие из моих близких борются со своим стремлением к алкоголю. Эти наблюдения и опыт убедили меня в том, что никогда нельзя сбрасывать со счетов власть инстинктивного центра и особенно его эмоциональной части.

Эту часть инстинктивного центра можно наблюдать и в менее драматических ситуациях. Вспомните, как нас интересует еда, когда мы действительно голодны. Вспомните, как мы мечтаем о горячей ванне и теплой постели, когда мы промокли и продрогли до костей. Вообразите, как сильно после долгого дня изнуряющей физической работы, когда надо проехать еще 100 миль до дома, хочется спать. Если мы вспомним такие моменты или будем наблюдать за собой в таких ситуациях, мы поймем, что это значит, когда внимание захватывается объектом.

Конечно, любые впечатления все центры получают через органы чувств, через инстинктивный центр. Но те люди, чьей центр тяжести находится в эмоциональной части инстинктивного центра, осознают эти впечатления гораздо сильнее, чем большинство других людей. Этот тип наслаждается впечатлениями чувственными и приятными и остро страдает от неприятных или отвратительных. Дама крестей стремится создать себе комфортное окружение, ее внимание привлекают богатые ткани, полированное дерево и все виды разнообразных структур и материалов. Человека с таким центром тяжести может привлекать работа по оформлению интерьеров, разработке моделей одежды, архитектура, ткачество, керамика или любая деятельность, где постоянно присутствует визуальная стимуляция. Его может также привлекать приготовление изысканной пищи и дегустация вин, ему нравятся духи и благовония, он может с редким упорством подыскивать специальные приспособления для стереосистемы, чтобы получить наилучшее качество звучания.

Центрированные в даме крестей люди обычно очень притягательны для других людей, независимо от того, привлекательны они физически или нет. Чувственность этого типа своим животным магнетизмом пробуждает чувственность в других. Эти люди настолько стремятся к комфорту и наслаждению, что места обитания, которые они создают, дают наслаждение и другим. Они искренне заботятся о том, чтобы их друзья чувствовали себя комфортно и были вкусно накормлены. Они тратят много энергии на то, чтобы им самим и другим было удобно. В их чувственность определенно включаются и сексуальные удовольствия. Центрированные в даме крестей люди часто обладают совершенно аморальными взглядами на сексуальную активность: если какое-то занятие приятно, то оно и хорошо, так что же тут еще обсуждать? Такие люди могут обладать огромным сексуальным магнетизмом, который они часто сами не осознают. Они осознают его только тогда, когда их собственное внимание приковано к какому-то объекту, в данном случае к человеку, который привлекает их сексуально, а не тогда, когда они сами вызывают эмоциональную бурю в других.

В эмоциональной части инстинктивного центра также располагаются материнские чувства и другие инстинктивные эмоции. Связь между матерью и ребенком начинается на клеточном уровне — кость от кости и плоть от плоти, — поскольку ребенок развивался в теле матери. Если эта связь формируется правильно, то мать способна принести в жертву ради ребенка свои собственные инстинктивные нужды и безопасность, если того потребует ситуация. Такая функция необходима для сохранения биологического вида, у которого потомство в течение многих лет остается зависимым от взрослых. А если такая связь почему-то не возникает, например, если ребенок после рождения разлучается с матерью, то ребенок оказывается в рискованной ситуации. Женщины, центрированные в даме крестей, — это обычно очень заботливые матери, по крайней мере, если речь идет о благополучии ребенка в инстинктивной области.

Другое свойство дамы крестей, свойственное эмоциональным частям всех центров, — это склонность перескакивать с положительной половины центра на отрицательную и наоборот. Такая нестабильность эмоциональных частей делает людей, центрированных в одной из дам, непредсказуемыми и склонными испытывать отвращение такое же сильное, как и притяжение, — и вызывается это одним и тем же объектом. Например, у вас есть подруга, центрированная в даме крестей, которая без ума от определенного сорта мороженого. Она ест его каждый день. Поэтому на день рождения вы покупаете ей килограмм этого мороженого. Когда вы дарите ей это мороженое, никакого энтузиазма она не испытывает. «Ох, я не люблю этот сорт, — говорит она, — меня от него тошнит».

Эмоциональные части центров склонны к крайностям, и чем больше они отклоняются в одну сторону, тем сильнее будет реакция в обратном направлении (эффект маятника) . Важно понять одну вещь относительно людей, центрированных в эмоциональной части какого-либо центра. Часто другие люди думают, что они могут испытать позитивную энергию, энтузиазм и живость своего друга, центрированного в даме, не испытав также негативности и антипатии, которые эти типы тоже выражают. Это невозможно, крайности обоих сторон составляют единое целое.

Реклама в полной мере пользуется импульсивностью и отсутствием самодисциплины дамы крестей . По сути дела, без этой части человеческой механики не могла бы функционировать экономика потребления. Стремление эмоциональной части инстинктивного центра иметь больше, иметь лучше, иметь другое — ненасытно, и до тех пор, пока рекламные кампании могут убеждать даму крестей, что существует более блестящая помада, более утонченный аромат и более шикарные автомобили, внимание этой части человека будет удерживаться этими объектами, пока он ими не обладает.

В отличие от эмоциональной части инстинктивного центра, транжирящей энергию в погоне за удобствами и удовольствиями, интеллектуальная часть этого центра крайне осторожно расходует энергию, которая может потребоваться на поддержание жизни и здоровья организма. Эту часть инстинктивного центра, короля крестей, наблюдать крайне трудно: она заботится о том, чтобы видеть, но не быть видимой. Поэтому интеллектуальная часть инстинктивного центра остается таинственной и даже слегка зловещей. Это разум животного, и он наиболее восприимчив и коварен, он осознает многое и имеет разнообразные способности, которые мы не используем и даже не осознаем в однообразной монотонности нашей повседневной жизни. Король крестей, в отличие от интеллектуальных частей других центров, не содержит внимания, направляемого самим человеком. Сказано, что он является сознательным сам для себя, то есть когда в ситуациях, требующих необычайной осторожности или эффективного функционирования других центров, нужна повышенная осведомленность данной части организма, король крестей врывается без какого-либо намеренного решения.

Представим себе человека, идущего поздней ночью по темной улице. Это молодой человек, возвращающийся с вечеринки, где он хорошо поел и больше обычного выпил. Он несколько пьян, его обуревают романтические мысли о девушке, с которой он там познакомился и договорился встретиться в субботу, и он напевает про себя любимую песенку. Внезапно он слышит позади быстрые шаги и моментально становится другим человеком. Действие алкоголя, заглушающего до этого его восприятие, совершенно исчезает, как исчезают и все его предыдущие мысли. Он интенсивно осознает окружающую обстановку: далеко ли до угла, какие двери открыты на улицу, высоко ли окна и есть ли на них решетки, — все, что может пригодиться при бегстве. Он быстро вспоминает все, что знает о самозащите, расстегивает пальто, которое мешало бы на бегу, его кровь мгновенно наполняется адреналином, готовя его к сражению или бегству. Затем, по звуку шагов поняв, что его «преследователь» перешел на другую сторону улицы, он оборачивается и видит пожилого человека в рабочей одежде, который входит в одну из дверей. Остаток пути молодой человек проходит, оставаясь сверхбдительным, осознавая окружение и чувствуя неприятную тошноту, вызванную выбросом в кровь адреналина.

В других ситуациях интеллектуальная часть инстинктивного центра способна отключать осознание. Сильная травма, например, может совсем не причинить боли. Я как-то страшно вывихнула ногу, вывернув колени, так что чашечка сместилась, сверкнув на сторону ступню. Я помню, как с любопытством смотрела на эту странную конфигурацию и поражалась, почему нет физических ощущений. Пока я ждала машину «скорой помощи», ехала в больницу, ждала врача и пока приготовят операционную, боли не было. Потом, когда я вышла из-под наркоза на удобной больничной кровати, с загипсованной ногой, боль стала такой сильной, что я думала, что не перенесу ее. Король крестей, кажется, принимает решения о том, как много боли должно ощущаться на основании ее полезности для выживания. Если бы я была раненым животным, пытающимся спастись от хищника, мне надо было бы спасаться и не быть стесненной болью.

Интеллектуальная часть — это та часть инстинктивного центра, которая контролирует энергию всего человека, часть, которая перекрывает поступление энергии к другим центрам, когда человек болен, часть, которая может высвобождать невероятное количество энергии в опасных ситуациях, как в случае с маленькой женщиной, которая смогла приподнять очень тяжелую балку, чтобы освободить своего ребенка. Такие поистине сверхъестественные случаи иногда происходят в кризисных ситуациях. Эта часть центра может также изменить восприятие времени, как в тех опасных ситуациях, когда кажется, что все происходит в замедленном темпе и есть много времени на то, чтобы обдумать, какое действие предпринять, и совершить его очень медленно и обдуманно. Я лично пережила это, как, вероятно, и большинство людей. Я слишком быстро ехала ночью по дороге в сельской местности, когда всего в нескольких ярдах от меня на дорогу внезапно вышла корова. Мгновенно все замедлилось, как во сне, почти до полной остановки. Помню, как корова плыла как бы в тумане, а я долго думала, остановится ли она или пойдет дальше. Так как корова не казалась заинтересованной автомобилем, я решила, что она, вероятно, продолжит свой путь поперек дороги. Затем я обратила внимание на край дороги и обочину позади коровы и подсчитала, куда мне придется свернуть, чтобы ее объехать. Произведя все эти вычисления, я повернула руль точно настолько, насколько было надо, аккуратно объехала корову и с той же точностью вернула машину на дорогу. Все это, казалось, длилось несколько минут, но, вероятно, заняло не более полсекунды. Когда люди производят всякие маневры с таким искусством, которого не могли бы выказать в нормальных условиях, — в этом нет ничего необычного, и, вероятно, многие из нас могут рассказать что-нибудь подобное.

Вероятно, благодаря способностям и силам интеллектуальной части инстинктивного центра существуют так называемые паранормальные, или экстрасенсорные, явления, феномены. Телепатия, ясновидение и другие феноменальные способности могут быть функциями короля крестей, или короля крестей в некоторых людях. Люди, имеющие центр тяжести в короле крестей, могут казаться грозными. К ним не подойти, с ними рядом неприятно находиться, если вы не узнаете их хорошо, — а это произойдет, только если они захотят, чтобы кто-нибудь их знал. Такие люди обладают способностью ставить невидимую стену вокруг себя, чтобы устранить нежелательные приставания со стороны других. Они могут казаться агрессивными и могут быть на грани паранойи в плане озабоченности своей безопасностью. Эта часть действует все время, причем люди с таким центром тяжести кажутся более осознающими ее работу. Действующая по всем направлениям, эта осведомленность, которая дает нам знать, когда кто-то смотрит на нас сзади, более развита в этом типе, и эти люди редко садятся спиной к открытой двери, или к любой другой части комнаты, куда незаметно может войти кто-либо.

Люди с центром тяжести в короле крестей могут быть целителями, необычайно чувствительными не только к собственным инстинктивным нуждам, но и к инстинктивным центрам других. Иногда эти люди видят ауру других людей и могут определить, где у них проблемы с циркуляцией энергии. Многие восточные формы целительства намеренно развивают именно эту часть инстинктивного центра, что, вероятно, гораздо разумнее, чем использовать при занятиях целительством интеллектуальный центр, как это делается по западной традиции. В идеале врач, медсестра или парамедик должны обладать высокоразвитыми как инстинктивным осознанием, так и научными знаниями, но если бы мне пришлось выбирать из двух врачей, я определенно предпочла бы врача, обладающего инстинктивной чувствительностью.

Центрированные в короле крестей люди могут обладать большой притягательной силой. Мистики вроде Распутина, обладающие сильным психическим или гипнотическим влиянием на других людей, относятся, вероятно, к этому типу, и именно этот тип изображается в качестве злодеев во многих кинофильмах. Вооруженный человек в черной шляпе, со стальным взглядом и сверхъестественно быстрый и точный — вот точный портрет короля крестей. Не удивительно, что эта наиболее высокоразвитая часть нашей животной природы избрана изображать силы зла. Интеллектуальная часть инстинктивного центра будет стремиться подорвать любую деятельность, требующую длительных усилий других центров, и, таким образом, будет постоянно забирать себе большую часть энергии. Он лгун и будет заявлять, что он слишком вымотался, чтобы идти на концерт, слишком голоден, чтобы учиться прямо сейчас, слишком устал, чтобы посетить друзей, слишком болен, чтобы кататься на лыжах.

Нежелание этой части инстинктивного центра уступать энергию другим центрам с возрастом человека становится все более выраженным. Если этому намеренно не противодействовать, то деятельность пожилого человека сведется к очень ограниченному кругу, хотя по сути дела энергии у него предостаточно, только он ее не использует. Конечно, чем меньше человек делает, тем быстрее устает от любого вида деятельности, и тем больше король крестей стремится перекрыть энергию, поступающую к другим центрам.

Король крестей — это один из самых решительных противников в работе над собой. Он будет предпринимать все возможные усилия, чтобы воспрепятствовать самовоспоминанию, и будет сопротивляться попыткам человека быть в интеллектуальных частях других центров, так как для этого требуются энергия и внимание.

ДВИГАТЕЛЬНЫЙ УМ

Ддвигательный центр обладает функциями, которые наблюдать легче всего. Результаты его работы видны всем, независимо от того, двигается человек или он неподвижен. Как ни парадоксально, этот тип разума постоянно оставался без внимания как в системах человеческих типов, так и в исследованиях различных видов разума. Мы гениально умеем не замечать очевидное.

Правда, некоторые наблюдатели подошли к нему довольно близко. Жан Пиаже, центральная фигура среди исследователей детского развития, наблюдал проявления двигательного центра у детей, который он назвал первой ступенью развития «сенсорно-моторной стадии», и предположил, что всякое обучение начинается с освоения движений и манипуляций с окружающими предметами19. Говард Гарднер, описывая разные типы разума в своих «Границах разума»20, включил туда две категории, являющиеся функциями двигательного центра: «пространственное мышление» и «телесно-кинестетическое мышление». И все же серьезных исследований двигательного центра было очень мало, хотя мы даже награждаем тех, кто превосходит других в этом виде разума: профессиональных спортсменов, изобретателей, программистов, — высокими зарплатами и, в случае атлетов, публичным восхищением. Двигательный центр, как и инстинктивный, — это центр разума, который есть и у нас, и у других высших животных. Однако он гораздо выше развит у людей, так как имеет весьма отличную природу. Правда, другие животные могут превосходить нас в некоторых видах двигательных проявлений, но эти виды не сложные. Никто не может бежать со скоростью лошади, но и лошадь не может танцевать, как Фред Астер.

В других животных отношение между двигательным и инстинктивным центрами кажется намного более близким, чем у людей. Это область больших предположений для тех, кто изучает поведение животных. С одной стороны, многие животные совершают очень сложные движения, которые кажутся целиком инстинктивными (критерий здесь — это был ли рожден организм с уже запрограммированным движением, или он должен выучить это движение). Детально разработанные брачные ритуалы у некоторых видов кажутся скорее автоматическими, а не заученными, так же, как и поведение у птицы, которая притворяется, что у нее сломано крыло, если она хочет отвести хищника от гнезда и беспомощного молодняка. С другой стороны, есть случаи, когда животные учат своих детенышей полезным навыкам, например, волки учат волчат охотиться.

Но какова бы ни была природа двигательной функции у других животных, у человека ее можно отличить от инстинктивной, задав вопрос: «Может ли это сделать новорожденный?» Если да, то это проявление относится к инстинктивному центру. Если нет, если этому нужно специально учиться, то действует двигательный центр. Мы обычно нечетко проводим это различие. Возьмем, к примеру, случай, когда мы хватаем падающий предмет еще до того, как остальные центры успевают осознать, что он падает. Вполне может быть, что побуждает это действие король крестей, но выполняет действие двигательный центр. Двух — трехлетний ребенок еще не научился движениям, которые делают такую реакцию возможной, а люди, чья двигательная память не содержит записей о многих играх, где надо ловить мяч, или обладающие плохой координацией, могут не научиться этому никогда. Хотя мы можем сказать, что быстро ловить предметы — это инстинктивное движение, но на самом деле это действие приобретенное, ставшее автоматическим.

Двигательный центр, следовательно, — это разум, контролирующий движения и действия в пространстве, которым надо учиться. Как и у других центров, у этого центра есть положительная и отрицательная половины; для данного случая это контраст между движением и покоем. Так же, как и у других, у него есть три части: механическая, эмоциональная и интеллектуальная. Они представлены в колоде карт пиковой мастью; валет пик представляет механическую часть двигательного центра, дама пик — эмоциональную, а король пик — интеллектуальную.

Механическая часть двигательного центра хранит воспоминания об изученных движениях. У большинства взрослых людей огромное количество двигательных способностей сосредоточено в валете пик, который, как и валеты остальных мастей, действует без участия внимания. Способности ходить по лестнице, завязывать шнурки, ездить на велосипеде или машине, плавать, использовать автоматическую кассовую машину, работать на клавиатуре и многие другие довольно сложные движения, так прочно запрограммированы в двигательной памяти большинства людей, что они могут выполнять их, не осознавая, что делают. Когда я сижу и печатаю, к примеру, я осознаю слова и идеи, но не осознаю, какой палец к какой клавише двигается, чтобы напечатать из букв слова. Однако же в свое время мне потребовались большая сосредоточенность и практика, чтобы эти движения стали автоматическими.

Поскольку наблюдать двигательный центр легче всего, мы можем изучать его не только ради него самого, но и чтобы понять, как работают три части каждого из центров. На примере механической части двигательного центра становится понятно, что мы имеем в виду, когда говорим, что эта часть центра работает без участия внимания. Многие отработанные движения просто проходят без осознания. Все сложные действия: движения при ходьбе, речи, письме, чтении, просмотре кинофильма, процессе еды — мы не осознаем. Мы можем совершать их даже тогда, когда не намереваемся этого делать. Например, утром в субботу мы решаем съездить в посудный магазин и внезапно оказываемся у здания, где работаем. Механическая часть двигательного центра настолько привыкла вести машину к месту работы каждый день, что привела нас туда и тогда, когда мы не собирались туда ехать. Или мы собирались зайти после работы к приятелю, но ведем машину прямо к дому. Мы можем, оправдываясь, сказать себе, что вовсе и не собирались к нему заходить, но на самом деле такого решения не было, здесь не было осознания. Можно сказать, что домой нас привез валет пик.

Гурджиев называл людей «спящими машинами» именно потому, что мы можем действовать, не осознавая этого, и большую часть времени так и делаем. До определенной степени механические части полезны и гораздо более эффективно работают, чем высшие части центров, которым требуется внимание. Когда требуются эффективные действия, в работу валета пик следует вмешиваться не более, чем в работу валета крестей. Полезно наблюдать за своими действиями, если вы едете вечером по пустой магистрали, но когда вы мчитесь со скоростью 120 километров в час по заполненной машинами дороге, не следует упражняться в самоосознании, направленном на двигательный центр. Когда вам нужно много печатать, не стоит наблюдать за действиями каждого пальца. Просто оставьте валета пик в покое, и он сделает свою работу лучше, чем если бы вы старались ее осознать.

Люди с центром тяжести в валете пик — это, вероятно, те, кого мы называем «солью земли». Этот центр тяжести необычайно стабилен, ему нравятся рутинные дела, он легко переносит повторяющуюся, однообразную работу, которая других просто вогнала бы в тоску, он постоянен в деле, способен долгие часы эффективно работать без устали; у него, как правило, ровное настроение. Короче, человек, центрированный в валете пик, идеально подходит для многих видов работ. Любой работодатель, которому нужны рабочие для монтажа, ввода данных, печати, рутинного ремонта, сельскохозяйственных работ, обслуживания в столовой, присмотра за складом, может только надеяться, что люди, претендующие на эти места, центрированы в валете пик. В действительности этот центр тяжести, похоже, широко распространен. Человечество хорошо приспособлено для вещей, которые надо делать. Мы можем даже предположить, что для человечества было бы лучше, если бы эти люди, довольствующиеся простыми повторяющимися задачами сева и уборки урожая, приготовления пищи и строительства, все были заняты этим.

Не зная человека хорошо, трудно определить, действительно ли у него такой центр тяжести. В конце концов, большинство из нас основную часть времени совершает знакомые движения, почти не уделяя им внимания. Один из способов узнать, действительно ли работа механической части двигательного центра предпочтительна, — это посмотреть на человека, когда он в горе или в состоянии депрессии. В такие эмоционально тяжелые моменты мы можем увидеть, что человек с таким центром тяжести обратится к какой-нибудь однообразной деятельности, чтобы успокоиться. Во время семейной ссоры мужчина с таким центром тяжести выйдет из дома, чтобы повозиться в саду, а женщина станет резать овощи для супа. Огорченный супруг может поражаться тому, что во время важных эмоциональных передряг жена занимается такой обыденной работой. (Иногда, кстати, и это приводит к конфликтам в некоторых семьях.) Но если мы поймем, что человек во времена стрессов, скорее всего, будет действовать из своего центра тяжести, мы сможем понять, что он не является бесчувственным, а под влиянием эмоций действует так, как для него лучше всего, и это будет хорошим индикатором их центра тяжести.

С другой стороны, из-за уравновешенности валета пик, может быть необходимо работать методом исключения, как это часто приходится делать с инстинктивно центрированными людьми. Будет очевидно, что человек, центрированный в механической части двигательного центра, не является эмоционально центрированным, или центрированным в эмоциональной части какого-либо центра, так как он стабилен и у него нет произвольных колебаний из негативной в позитивную половину центра. Весьма вероятное отсутствие интереса к идеям и теориям покажет, что этот человек не является интеллектуально центрированным. Постепенно, наблюдая преобладание движения, вы будете способны сузить возможные варианты до интеллектуальной или механической части двигательного центра. Помня, что интеллектуальная часть склонна терять интерес, когда движение уже понято или усвоено, ключом к определению валета пик как центра тяжести будет терпимость, и даже наслаждение повторяющимися движениями, выполнением одних и тех же задач снова и снова, жизнью в одном и том же окружении, или работой в одном месте год за годом, не испытывая при этом неудовлетворенности .

Если механическую часть двигательного центра можно узнать по уравновешенности, то эмоциональную часть этого центра можно характеризовать ее отсутствием. Как и в других центрах, эмоциональная часть эмоциональна по отношению именно к своей функции, и ее внимание захватывается определенным видом деятельности; в данном случае ее занимает движение или какая-либо пространственная проблема. Эмоциональная часть двигательного центра (дама пик) с энтузиазмом относится к спорту, хотя это не обязательно значит, что она достигнет в нем успехов. По сути дела, усилия, связанные с достижением чего-то, не совсем по вкусу даме пик, которая любит ходить на лыжах, но не стремится достичь в этом значительных результатов, так как для этого надо много и целенаправленно тренироваться. В действительности, эта часть двигательного центра, со своей склонностью к риску, может привести к тому, что человек упадет со склона и окажется со сломанной ногой.

Если дама пик не может непосредственно совершать движения, то она будет стремиться смотреть на них. Всякое движение привлекает ее внимание: спортивные соревнования на стадионе или по телевизору, видеоигры, игровые автоматы. Если подсчитать, сколько времени, энергии и денег уходит на такие занятия, то станет очевидно, что этот разум достаточно силен, особенно в молодых людях.

Людей, центрированных в даме пик, узнать сравнительно нетрудно. Их склонность к движению достаточно заметна, и они склонны двигаться больше, чем необходимо для выполнения какого-то действия. У них может быть подпрыгивающая или развязная походка, они могут жестикулировать при разговоре или произносить отдельные слова с излишним драматизмом.

Дама пик также демонстрирует склонность переключаться с полной увлеченности каким-то делом на полное отсутствие интереса к нему. Человек, центрированный в эмоциональной части двигательного центра, может заниматься чем-либо с почти навязчивым интересом, например, может ходить учиться кадрили три или четыре вечера в неделю. Затем внезапно тот же самый человек заинтересуется скалолазанием и никогда больше не пойдет на танцы. Дама пик может по три-четыре часа играть в пляжный волейбол, затем сесть на песок и заявить, что больше не сдвинется с места, не говоря уже о волейболе.

Эмоциональная часть двигательного центра любит путешествовать, и люди с таким центром тяжести «повидали мир». Их, как правило, не удовлетворяет двухнедельный отпуск; они, скорее, поедут на некоторое время в другую страну, исследуют ее, затем двинутся куда-нибудь еще. Этим центром тяжести обладает, вероятно, большая часть великого братства путешественников. Совсем не будучи богатыми, эта группы кочевников привыкла жить, питаясь практически только воздухом, лишь бы избежать отвратительной участи работать на скучной и монотонной работе (которой искренне насладился бы валет пик) и долго жить на одном месте. Вы найдете их не на больших роскошных курортах, а на незаметных маленьких островках неподалеку. По большей части они предпочитают бедные страны, где долго можно прожить на твердую валюту, где рынки перед закрытием снижают цены, где из-за теплого климата можно жить под открытым небом. Они часто объединяются в небольшие лагеря, делясь тем, что послал им день — хорошим уловом рыбы, вчерашним хлебом, бутылкой местного вина — с другими людьми вокруг общего костра, делясь советами о том, как можно немного подзаработать на черном рынке в соседней стране или как перейти границу без паспорта и как быстрее и дешевле проехать через дорогие страны, например, США и Германию, и добраться до Мексики или стран восточного блока, где можно жить без особых расходов. Иногда члены этого братства путешествуют три-четыре года, нигде не останавливаясь надолго. Некоторые люди сочли бы такую жизнь тяжелой, но для тех, кого тянет постоянно быть в движении, кто просто хочет увидеть, что там, в конце дороги или за той пограничной горой, такие переживания стоят неудобств.

В то время, как внимание эмоциональной части двигательного центра приковываются к определенному предмету — дельтапланеризму, скалолазанию, каратэ, плаванию на плоту, — интеллектуальной части центра требуется направленность внимания на функцию: она медлительнее других частей этого центра, действует тщательно и с намерением. Операторы сложных устройств большую часть времени действуют именно из этой части двигательного центра, потому что им надо быть начеку и осознавать, что делает машина. Если внимание у них пропадает, и они начинают действовать из механической части центра, то их экскаватор скорее прорвет водяную трубу или перережет кабель, чем выкопает нужную яму.

Король пик — это первый творец технологии. Это часть человека, которая изобретает лучшие, более легкие и эффективные способы делания вещей. Человеческие существа иногда описывают как животных, использующих инструменты, отмечая, что эта часть двигательного центра создает одно из основных различий между людьми и другими антроподами. Хотя некоторые человекообразные обезьяны, например, шимпанзе, кажется, используют какие-то очень простые приспособления, именно человек отличается созданием огромного числа устройств для совершения своей работы. Само собой, это выглядит определенным насилием для нас, что большая часть нашей работы состоит из обслуживания тех машин и приспособлений, которые мы изобрели, чтобы они работали за нас.

В любом случае, однажды осознав основной принцип рычага, король пик никогда не останавливался. С тех пор и до компонентов информационного супер-хайвея была одна долгая постоянно растущая лавина, не выказывающая ни единого признака ослабления.

В любом человеке именно интеллектуальная часть двигательного центра понимает, как все работает. Каждый, кто когда-либо собирал велосипед под Рождество, действовал из короля пик. Когда король пик колеблется, мы прибегаем к письменным указаниям, что означает, что двигательный центр нуждается в помощи интеллектуального центра, что он не способен решить проблему целиком своими собственными силами.

Люди, центрированные в короле пик, очень высоко ценятся в нашей основанной на технологии экономике. Их не только высоко награждают за их изобретения, улучшения и развитие всяких устройств, они также нужны для починки всех этих вещей, когда они ломаются или приводятся в безнадежный беспорядок людьми, которые не двигательно центрированы и которые не имеют даже туманного понятия о том, как они работают.

Люди с центром тяжести в короле пик способны на большие усилия и сильную концентрацию внимания при решении какой-либо задачи. Спортсмен отрабатывает определенный поворот тела, который даст ему возможность побить мировой рекорд по прыжкам с шестом, скульптор создает новые методы создания гипсовых фигурок, создатель видеоигр изобретает еще более сложные ситуации для игры, конструктор гоночных машин думает, как заставить работать двигатель с большей мощностью, — все они направляют свое внимание на проблему, пока она не будет решена, независимо от того, потребуются на это дни, месяцы или даже годы. Эта часть двигательного центра получает немалое удовлетворение от процесса решения проблемы.

Однако после того, как проблема решена, она уже почти не представляет интереса для интеллектуальной части двигательного центра, которая не переносит повторения одних и тех же действий. Рекорд вскоре будет побит другим спортсменом, у которого было больше терпения и выносливости для отработки нового метода. Как только художник отработает свой прием, его произведения останутся незаконченными. Эта часть двигательного центра прекрасно умеет создавать новые способы выполнения каких-то задач, но не совсем умеет их практически выполнять. Карьера Леонардо да Винчи была усыпана неоконченными проектами и разгневанными клиентами, желающими иметь законченный продукт. Многие другие блестящие изобретатели не могли практически создать объект после того, как решили основные теоретические проблемы, связанные с ним.

Работа короля пик связана не только с движением, но также и с пространственными соотношениями. Эта часть двигательного центра помогает человеку решить, пролезет ли, например, диван в дверь, и как его для этого надо повернуть. Визуальная композиция — это провинция этой части центра, касается ли это повторяющегося рисунка на оберточной бумаге или стеклянного покрытия нового небоскреба. Одна из функций короля пик — это не только понимание пространственных соотношений, но и работа с ними, создание гармоничных и эстетичных композиций. Сильный интеллектуальный элемент в двигательном центре совершенно необходим архитекторам и инженерам, и нам бы точно хотелось, чтобы у хирургов тоже был превосходно развит этот тип разума.

Эти три части двигательного центра: интеллектуальная, эмоциональная и механическая — дают хорошую иллюстрацию того, как различается внимание при работе этих частей центров. Этот центр также показывает нам, как части центра действуют по отношению друг к другу. Вначале эмоциональная часть центра осознает какое-то движение и концентрирует на нем свое внимание. Но именно интеллектуальная часть центра изучает это движение, направляя и контролируя внимание. Если это движение тщательно изучено путем частого повторения, память об этом сохраняется в механической части, и человек теперь может производить это действие, не осознавая его. Мы часто слышим, как люди удивляются тому, что могут делать то, чего не делали уже 20—30 лет, например, ездить на велосипеде. Это означает, что если движение было прочно «записано» в механической части центра, то оно там и останется.

В вышеприведенном примере о велосипеде мы можем проследить действие различных частей центра. Когда ребенок впервые видит детей на велосипедах, он, вероятно, считает это таким же чудом, как полет птицы. Мало-помалу ребенок осознает, что это чудо совершают такие же дети, может быть, только немного старше. Эмоциональная часть его двигательного центра мечтает испытать удивительное движение, не требующее, казалось бы, никаких усилий. Ребенок просит у родителей велосипед, пока они, наконец, не сдаются; и вот, — на день рождения или на Рождество, — он получает долгожданный подарок.

Эмоциональная энергия дамы пик — это мотив, но дальше идет долгий болезненный период, когда должен выполнить работу король пик. Ребенку нужно сосредоточиться на нескольких движениях одновременно: с разбега сесть в седло, держать руль и быстро крутить педали, иначе последует падение. Через некоторое время он падает, затем встает и начинает все сначала. Ему может помогать взрослый, который бежит сзади, поддерживая скорость и равновесие, но, по большей части, именно король пик изучает движения, направляя на них внимание. Наконец, через неделю, получив немало синяков и ушибов, ребенок едет достаточно хорошо, чтобы испытать ощущение той скорости, к которому стремилась эмоциональная часть двигательного центра. Впереди, конечно, еще несколько падений, пока не освоены все движения. Через две недели, однако, он будет ехать рядом с другом, обсуждая на ходу какие-то проблемы, ни малейшего внимания не уделяя всем сложным действиям, требующимся для езды на велосипеде. В этот момент в силу вступила механическая часть, которая знает все движения и всю жизнь будет выполнять их без участия внимания.

Возможно, конечно, что мотивация для изучения движений и разных действий будет исходить из других центров и частей центров. Эмоциональный центр может побудить человека к освоению каких-либо действий потому, что их делает любимый или уважаемый человек: брат, занимающийся прыжками в воду, или отец, который любит ходить на лыжах. Инстинктивный центр может дать свою мотивировку, например, боязнь утонуть может побудить кого-либо научиться плавать.

Но откуда бы ни исходила мотивация, для обучения требуется сконцентрированное и постоянное внимание интеллектуальной части двигательного центра. Если движение начинает в процессе обучения приносить удовольствие, то уже само движение управляет нашим вниманием из эмоциональной части двигательного центра, и нам не нужно тратить усилий на то, чтобы не отвлекаться. Когда же движение освоено, и память о нем сохранена в механической части двигательного центра, то она вызывается при помощи ассоциативного стимула, и движение производится без участия внимания.

Поскольку важно понять этот способ обучения, и сделать это проще всего на примере двигательного центра, нежели других центров, рассмотрим еще один небольшой пример. Достаточно рано у ребенка появляется интерес к завязыванию узла. Мотивация, опять же, может идти из разных частей центров. Дама пик может восхищаться, глядя, как его мать ловко завязывает шнурки, и хотеть, чтобы его собственные пальцы были способны делать то же самое. Или в детском саду его эмоциональный центр может испытывать чувство стыда от того, что другие дети сами завязывают шнурки, а он не умеет. Какова бы ни была мотивация, он может провести долгие огорчительные часы, неумело пытаясь справиться с ускользающими веревочками. Наконец, как бы случайно, один раз у него это получается. Еще несколько дней все идет не так, и матери приходится вмешиваться, когда он яростно пыхтит над шнурками. Постепенно он завязывает шнурки правильно все чаще, и две недели подряд гордо демонстрирует свои способности, а матери приходится оценивать работу и рассыпать ему похвалы. Но вскоре возбуждение исчезает, внимание пропадает тоже, и остается только изученное движение, которое пальцы совершают в ответ на необходимость надеть ботинки.

Эти шаги в процессе обучения происходят не только на уровне индивидуума, но, до определенной степени, и на уровне всего человеческого вида. Столетиями эмоциональная часть двигательного центра миллионов людей восхищалась полетом птиц. Люди хотели летать, глядя, как парят чайки, как кружат ястребы. И это стало осуществляться. Сначала только нагретый воздух, потом небольшой прыжок, когда в Китти Хоук конструкция братьев Райт действительно поднялась в воздух, и так далее, пока люди не высадились на Луну. Короче, дама пик «пилила» и «пилила», пока, наконец, король пик не научил людей летать. Вообразите, что бы могли за это отдать непревзойденные гении прошлого — Леонардо да Винчи, сэр Исаак Ньютон и сами братья Райт, чтобы испытать те переживания, которые для большинства из нас обыденны. Вообразите, что они смотрят на формирование облаков с высоты в сто километров над Землей, видят полосы культивируемых полей, проплывают над огромными горными цепями, облетают планету, видят ее всю, висящую в космосе, и попытайтесь ощутить их восхищение и благоговение. А теперь, проходя по большому международному аэропорту, прислушайтесь к тому, о чем говорят люди: их багаж погрузили не в тот самолет, и он прибудет только через шесть часов. Их рейс отменен, и им целый час придется ждать следующего. Их самолет опоздал, а переход к самолету следующего рейса был так далеко, что им пришлось бежать всю дорогу. Самолет тети Луизы сел в Сиэтле из-за тумана, они прождали два часа и знают, что как только они вернутся домой, им придется снова ехать ее встречать. И так происходит все. Столь многое за чудо полета. Дама заскучала. Выражает недовольство.

Полезно помнить, что это основной способ обучения, и его можно легко наблюдать в двигательном центре. И в интеллектуальном центре, который мы рассмотрим следующим, обучение происходит точно таким же образом.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ УМ

Иинтеллектуальная функция, тот тип разума, который мы обычно называем «разумом», хотя это и не единственный ум, обладает проявлениями, которые трудно наблюдать. В действительности проявления этого центра обычно занимают место наблюдения и фактически прекращают его. Как гласит один софизм: «Тебе вредит не то, чего ты не знаешь, а то, что не является тем, что ты знаешь».

Интеллектуальный центр работает со словами, числами, идеями, концепциями, теориями и абстракциями. Для этого центра переживание существует в описаниях и названиях. Процесс есть описание этого процесса. Предмет есть название этого предмета. Скажите интеллектуальному центру, что роза, названная любым другим именем, будет пахнуть так же приятно, он окажется озадаченным и уйдет, бормоча: «Роза есть роза». Существенная неспособность центров, особенно низших частей центров, понимать друг друга отчасти зависит от того, что интеллектуальное мышление настаивает на своем исключительном праве на разумность и низводит остальные способы восприятия действительности в низшие категории.

Интеллектуальная функция развилась позже всех других, и именно ее мы имеем в виду, когда отделяем себя от других животных (которых мы называем «низшими животными», хотя многие из них выше нас ростом и почти все из них ведут себя намного лучше нас). Называя себя «гомо сапиенс», человеком разумным, мы, кажется, судим о значимости различных низших центов. Эксперименты, проводимые с некоторыми из наших предполагаемых родственников, например, с шимпанзе, не дают определенного ответа на вопрос, могут ли другие виды изучить язык. Но, независимо от того, могут они или нет, совершенно очевидно то, что ни одно другое животное не пользуется языком так, как мы. Было бы достаточно верно определить человека как «говорящее животное».

Именно интеллектуальный центр делает возможным пользование языком, хотя для того, чтобы воспроизводить и воспринимать его, нужна работа всех четырех центров. Наша способность пользоваться символами была названа «алгебраическим разумом». Это означает, что мы что угодно можем обозначить чем угодно. По сути дела, это не только способность, но иногда, в крайних проявлениях, почти болезнь. Мы не только можем сделать так, что одна вещь будет представлять другую, но мы очень быстро запутываемся, что есть что. Мы начинаем с того, что одним понятием обозначаем другое, а потом думаем, что одно действительно является другим. Верно то, что собаки Павлова сделали первый шаг в этом направлении, когда у них начиналось выделение слюны при звуке колокольчика даже тогда, когда этот звук перестал сопровождаться кормлением. Однако нет никакого свидетельства того, что эти собаки предпочли бы звук колокольчика фактическому кормлению, если бы им был дан выбор. Человеческие же существа часто отдают предпочтение своим символам, а не тем вещам, которые эти символы обозначают.

Чтобы воспользоваться знакомым примером, рассмотрим нечто, что считается символом богатства, — дорогой автомобиль. Поскольку богатство — осязаемая форма энергии — есть нечто, чем инстинктивный центр хочет обладать, то все желают иметь автомобиль. Люди настолько стремятся к символам, что пожертвуют тем, что собой символизируют автомобили, ради владения самими автомобилями. Некоторые будут обходиться без хорошей квартиры, нормальной еды и других необходимых вещей, потратят огромное количество энергии, денег — дорог не только сам автомобиль, но и его содержание, — для того чтобы обладать символом, обозначающим богатство. Из-за этого они теряют шансы на действительное приобретение богатства. Вот вам и алгебраический разум.

Это ни в коей мере не значит, что данным типом разума следовало бы пренебречь. Конечно же нет. Этот развившийся позже всех тип разума — изумительное явление. Мы просто им чрезмерно очарованы. Воистину, именно он делает нас уникальными — это наш павлиний хвост, наша шея жирафа, — но нам следует бесстрастно посмотреть на его ограничения и спросить себя, в чем состоит его ценность с точки зрения выживания. Хвост павлина, которым он так гордится, конечно, тоже обладает определенной ценностью для того, чтобы привлекать самок и чтобы его обладателя селили в ухоженных садах поместий, пока людям не надоест его хриплый крик, но что толку с него будет в глуши, если разрастется популяция лис? Если мы исследуем пользу и ограничения интеллектуального центра, мы определенно решим, что он обладает ценностью. И мы также увидим, что есть очень важные области, с которыми он никоим образом не может работать, — и, более того, по сути дела, интеллектуальная функция может создать основное препятствие для понимания в необычайно важных сферах жизни.

Как и другие центры, интеллектуальный центр имеет положительную и отрицательную половину. Для положительной половины характерен положительный ответ, подтверждение, вера в то, что утверждение истинно, согласие, ответ «да». Отрицательная половина проявляется как отрицание, вера в то, что утверждение ложно, несогласие, ответ «нет». Оглядываясь на историю человеческого познания, мы видим, что положительная или отрицательная реакция интеллектуального центра человека — в одном ли лице или в виде многих умов целой культуры — не имела никакого отношения к реальной ситуации. За очень короткий период записанной истории мы успели пожить и на плоской земле, и на круглой. Наша планета была центром Вселенной, потом центром стало Солнце, а теперь мы вообще не можем найти центр Вселенной. Но несмотря на все наши «да» или «нет» вещам, которые продолжают меняться, мы все еще продолжаем говорить «да» тому неподтвержденному предположению, что интеллектуальный центр обладает правом решать, что истинно и что ложно.

Более двух тысяч лет назад один из самых разумных людей, когда-либо живших на Земле, Сократ, сказал, что он знает больше других, потому что он знает, что ничего не знает. С тех времен мы накопили много информации, но и через 2400 лет он мог бы сделать такое же утверждение, если бы жил рядом с нами. Интеллектуальный центр просто не очень-то умен, даже в своем лучше виде, и его «обожествление» в системах образования, которые создали люди, было и продолжает быть ошибкой.

Уразумев эти предостережения, мы можем заняться рассмотрением интеллектуального центра, начав с его механической части. В механической части интеллектуального центра хранится информация; это память центра. Эта часть интеллектуального центра, валет бубей, очень хорошо делает свое дело. Даже люди, считающиеся ограниченными в интеллектуальном развитии, обладают огромным количеством информации. Неграмотный работник на ферме владеет словарным запасом в сотни, а то и тысячи слов родного языка, а если он живет в другой стране, где землевладельцы говорят на другом языке, то еще и сотней слов другого языка, то есть владеет гибридным языком. В дополнение к языку, хранящемуся в его валете бубей, он имеет достаточное представление о числах, чтобы покупать вещи, которые нужны ему и его семье, и получить правильную сдачу — и он, вероятно, способен сравнить цены и сделать более удачные покупки. Он знает имена и истории святых, или демонов, или божеств — кто бы ни населял мир его веры. Ему известен сложный набор правил, управляющих его взаимодействием с другими людьми в семье, в его социальной группе, во всей общине. У него много информации о той работе, при помощи которой он зарабатывает на хлеб, и, вероятно, о нескольких смежных областях. Он, возможно, помнит, каковы рекордные достижения какого-нибудь спортсмена, выступающего в том виде спорта, который его интересует, и знает правила этого вида спорта. И, разумеется, у него множество мнений в области политики, и он до такой степени убежден, что они верны, что если возникнет острая ситуация, то он сможет предпринять самые решительные действия.

Здесь мы видим, как механическая часть интеллектуального центра создает трудности. Она великолепно приспособлена для хранения информации. Но она не может думать, и она и не думает, хотя и использует это слово для обозначения вывода информации. «Я думаю, как же ее звали», — говорим мы, когда у нас в голове затерялась какая-то информация. Валет бубей также считает, что «думание» — это повторение ярлыка «да — нет», с которым данная информация поступила на хранение. «Я думаю, что в миле 1609 метров», означает, что эту информацию я достал из памяти и считаю, что она верна. Верна — это хорошо. Неверна — плохо. Вот чем заменяется мышление у валета бубей.

Гурджиев дал этой части нас, механической части интеллектуального центра, собственное название — «форматорный центр»21, потому что там хранятся информация, мнения и поверья в виде уже готовых форм, часто в виде противоположностей типа «да-нет», «черное-белое», как, например, в формулах: «Если ты не часть решения, тогда ты — часть проблемы» или «Если оружие вне закона, тогда его имеют только те, кто сам находится вне закона». Нормальная работа этой части интеллектуального центра состоит в том, чтобы действовать как архивариус или, что более современно, как компьютерная база данных. Она хранит информацию, и у нее есть система для ее вывода. Дальше этого она идти не может. Принятие решений — это не область действия форматорного центра. И действительно, она запасла поговорки, поддерживающие любое из противоположных решений. «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь», но «кто долго колеблется, попадает впросак». «Одна голова хорошо, а две лучше», но «у семи нянек дитя без глазу». «Копейка рубль бережет», но «деньги делают деньги». Если вы когда-нибудь видели или сами участвовали в дебатах, когда выступающие обмениваются подобным видом традиционной мудрости, пока их лица не покраснеют и они не разозлят друг друга, вы можете себе представить, какой процесс у валета бубей подменяет мышление.

Механическая часть интеллектуального центра работает по ассоциациям, тем самым образом, которым происходит большая часть умственных процессов. Случайные разговоры демонстрируют деятельность валета бубей по принципу стимул-реакция. Вы видите, что ваш друг выглядит уставшим. Он говорит, что он устал, потому что рано утром отвозил тетю Луизу в аэропорт, что она улетела в Сиэттл. Вы говорите, что были в Сиэттле на Всемирной ярмарке и обедали в «Космической Игле». Он отвечает, что тоже обедал там, когда последний раз навещал свою тетю, но еда была слишком дорогой и не очень хорошей. Вы отмечаете, что один из худших обедов, который вы когда-либо ели, был в новом ресторане на Вилшир, а он говорит… В каждом замечании, сделанном в ходе этого бесформенного разговора, слово или фраза включает ответ из валета бубей, который затем выдает замечание, содержащее еще больше слов и фраз, одна из которых вызывает ответ валета бубей в другом человеке. В конце концов, разговор заходит так далеко, создавая такой странный материал, что участники останавливаются и удивляются: «Как это мы добрались до разговора о каннибализме в Полинезии?» Люди могут проследить ассоциации до самого начала по «ключевым» словам: каннибализм, выживание в случае снежной лавины, футбольная команда в такой-то книге, является ли обычный футбол более энергичным, чем американский, кто выиграл матч в понедельник…22

Из этих примеров мы видим, что механическая часть интеллектуального центра функционирует без участия внимания, как и механические части других центров. Что бы там ни хранилось, оно выскочит наружу при наличии стимула, так же, как пальцы рук начинают завязывать шнурки, как только нога оказалась в ботинке.

Образовательные системы большую часть времени и усилий посвящают программированию механических частей интеллектуальных центров молодых человеческих существ при помощи информации, мнений, фактов и моральных принципов, которые содержатся в механических частях интеллектуальных центров более старших человеческих существ, считающих, что эти принципы истинны, верны, точны, хороши и так далее. Это не просто, так как, если бы это было им позволено, многие молодые люди могли бы сделать непосредственные наблюдения, выведенные из собственного опыта, и могли бы наткнуться на хранящийся в их памяти материал, отличающийся от того, который заложен в памяти взрослых. Таким образом может возникнуть конфликт мнений между разными поколениями, который до определенной степени имеет место даже в самых стабильных условиях, но который разрастается, если системы воспитания неэффективны, или плохо отработаны, или действуют в нестабильных обществах. Происходящие в результате этого изменения в программировании валета бубей мы называем прогрессом.

Другая характерная черта валета бубей — на чье-то «да» отвечать «нет». Система называет это созданием оппозиционных «я». Когда делается какое-то утверждение, как, например: «Луна — это спутник Земли», — форматорный ум пытается показать, что это утверждение неверно. Может быть дан ответ: «На самом деле, Земля и Луна образуют двойную планетную систему, вращающуюся вокруг общего центра тяжести». Очень мало существует утверждений, для которых форматорный ум не может найти противоположного утверждения. Мой друг, обладающий этим центром тяжести, сказал мне, что когда он впервые услышал идею о том, что форматорный ум имеет оппозиционное «я» для всего, что он слышит, он подумал про себя: «Я этому не верю». И ему потребовалось 15 лет самонаблюдения и работы над собой, чтобы понять, что это именно так.

Люди, имеющие центр тяжести в валете бубей, обычно считаются очень умными, потому что они накопили множество фактов и легко их вспоминают. Эти люди постоянно находятся в процессе накопления информации. Они читают состав продуктов на пакетиках в супермаркете, даты жизни и смерти художников на табличках рядом с картинами в музеях, комментарии о периоде барокко в программке на концерте Баха, каждое утро читают, не пропуская ни строчки, газету и любой другой печатный материал, который попадает к ним в руки. Они не обязательно интересуются или с энтузиазмом накапливают информацию, но просто впитывают ее по мере возможности. Принимая во внимание, сколько всего эти люди знают, может показаться удивительным, что они — не очень интересны, как и все другие люди, центрированные в механических частях. Они не обязательно умны, просто они хорошо информированы.

Люди, центрированные в валете бубей, могут успешно заниматься работой в областях, где накопление данных завершается публикацией, и такое накопление информации часто путают с пониманием. Почти во всех научных дисциплинах есть специализации, где требуется только «скармливать» факты компьютеру и делать статистический анализ. Огромные исследовательские проекты, подобные попыткам определить, написаны ли «Илиада» и «Одиссея» одним и тем же автором, исходя из подсчета, сколько раз употреблен наиболее часто встречающийся союз в греческом языке времен Гомера, почти так же часто осуществляются в гуманитарных науках, как и в точных, где исследователи располагают не меньшим объемом данных. Деятельность механической части интеллектуального центра все более и более признается научно значимой. В то же время скантронное тестирование (когда единственно правильный ответ на вопрос заносится в компьютерную карточку) низводит обучение до умения вспоминать информацию, что хорошо умеет делать валет бубей. В колледжах и университетах при тестировании студентов, которым дается преимущественное право посещения этих заведений, измеряются не мыслительные способности, а способности механической части интеллектуального центра к программированию и выводу информации. Нужно выбрать ответ из двух (типа «да/нет») или из нескольких вариантов (что является простой серией ответов типа «да/ нет»). Сравнение, оценка, причинно-следственные связи, взаимосвязь между событиями — все то, что мы привыкли понимать под «мышлением», — исчезают в этих тестах, если не считать остаточных моментов, которые могут уложиться в ответ типа «да/нет».

Контраст между механической частью интеллектуального центра и его эмоциональной частью так же ярко выражен, как и в других центрах. Живость и энтузиазм дамы бубей сильно отличаются от сухого набора фактов, которым занимается валет. Эмоциональная часть интеллектуального центра живо интересуется информацией, идеями, теориями, способами мышления и способами мышления о мышлении — но не без разбору и не всем сразу. Как это происходит и с эмоциональными частями других центров, какой-либо объект захватывает внимание бубновой дамы. На некоторое время. Затем эмоциональная часть интеллектуального центра переключается с живого интереса на полную скуку.

Ключ к определению этого центрированного в бубновой даме типа — в принадлежащей ему библиотеке. Обычно одна стена в его доме (а то и несколько) от пола до потолка увешана полками с книгами. Немногие из этих книг будут прочитаны до конца; дама бубей часто теряет интерес до того, как книга будет прочитана, а накопление деталей ради них самих интереса не представляет. Поскольку в большинстве книг основные положения устанавливаются уже в первых главах, даме бубей становится скучно, как только она схватит главную концепцию. Когда ее внимание захватывает какой-то предмет: выращивание тропических рыб, японская керамика, экзистенциалистская философия, музыка барокко, дифференциальное исчисление, — эмоциональная часть интеллектуального центра может купить четыре-пять книг по интересующему ее в данный момент вопросу и затем прочитать первые главы только трех из них.

Человека с центром тяжести в даме бубей (как и с центром тяжести в других дамах) обычно стремятся заполучить в качестве друга или компаньона. Эмоциональную энергию приятно чувствовать поблизости, и она вызывает ответную в других. Людей привлекает стимуляция их интеллектуальной функции: это отвлекает их от инстинктивных и эмоциональных трясин, в которые они склонны забредать. Откровенные разговоры до поздней ночи в комнате общежития университетского городка, политические разговоры в барах, образовательные курсы для скучающих домохозяек — все это помогает людям ощутить свою бубновую даму как отдых от скуки. Потому люди, центрированные в эмоциональной части интеллектуального центра, пользуются большим спросом, и не только как друзья, но и как учителя. Поскольку их возбуждают идеи и поскольку это возбуждение можно передать другим, этот тип личности может стать очень хорошим учителем.

Бубновая дама обычно слишком эклектична, чтобы заниматься глубинными исследованиями, как это делают ученые, но она может быть прекрасным знатоком широкого профиля и помогать молодежи испытывать живой интерес к идеям. Проблемы у таких учителей возникают тогда, когда дама бубей переключается и ее больше не интересует тема, которую она должна излагать в классе. Таким учителям не хватает последовательности, и им трудно проходить с учениками вводные темы, которые их перестают интересовать.

Интеллектуальная часть интеллектуального центра (как и других центров) гораздо более уравновешена, чем эмоциональная. Король бубей — это единственная часть интеллектуального центра, которую можно назвать думающей, и это та часть психологического состава человека, которую очень мало людей используют больше, чем это строго необходимо. Попытки привлечь внимание к интеллектуальным проблемам обычно воспринимаются со скукой и неохотой — таково, по крайней мере, заключение, к которому мы можем прийти, познакомившись со свидетельствами учеников старших классов и студентов колледжей. Редко встречаются люди, которые получают удовольствие от такой деятельности.

Каждый, прошедший курс академического обучения, обязательно испытывал работу интеллектуальной части интеллектуального центра. Даже когда сам предмет вызывает энтузиазм у эмоциональной части центра и ее внимание приковано к нему, приходит день, когда изучение должно продолжаться, хотя энергии мало: возникли инстинктивные проблемы, простуда, или эмоциональный центр вместо учения хочет пообщаться, или двигательный центр хочет покататься на лыжах. В таких случаях необходимо контролировать и направлять внимание на то, что должно быть изучено, и это функция короля бубей.

Король бубей — это самая медленная часть из всех функций. И интеллектуальный ум — это самый медленный ум из четырех типов разума человека, а его интеллектуальная часть — самая медленная из его трех частей. Очевидно, что намного легче довольствоваться быстрыми ассоциативными ответами механической части этого центра, чем пройти через трудоемкие процессы в интеллектуальной части. Тогда как валет бубей специализируется на быстрых и легких ответах, король бубей осознает, что нет никаких ответов, потому что никогда невозможно знать все о чем-либо. Валет бубей быстро решает, является ли что-либо верным или нет, правильным или неправильным, но король применяет относительность и понимает, что какой-либо принцип может быть разумен в одной ситуации, но неприменим или даже преступен в другой.

Люди, чей центр тяжести расположен в интеллектуальной части интеллектуального центра, склонны быть тихими и долго молчат перед тем, как заговорить. По иронии судьбы, единственная часть интеллектуального центра, которая думает по-настоящему, чаще всего кажется глупой и даже откровенно тупой. Эта та часть, которая знает, что она ничего не знает. Я была знакома всего с несколькими людьми с этим центром тяжести, так как этот тип сравнительно редок. К тому же, этот тип особенно сложно узнать, потому что эти люди так осторожно относятся к идеям, что трудно увидеть, что они весьма сильно поглощены ими. Как ни парадоксально, люди, центрированные в механической части интеллектуального центра, обычно считаются умными, в то время как те, кто центрирован в его интеллектуальной части, часто кажутся медлительными и неумными, потому что они не хотят делать никаких утверждений, пока не уверятся в их правильности, — а в ней они почти никогда не уверены. Если человека, центрированного в короле бубей, спросить, какой, по его мнению, у него центр тяжести, он почти неизбежно ответит, что не знает. Единственная часть человеческой психологии, которая действительно разумна, кажется неумной.

Своего знакомого, имеющего именно этот центр тяжести, я как-то спросила, на что похожа работа этой части интеллектуального центра. Он ответил, что это похоже на строительство карточного домика, на стремление водрузить на шаткую конструкцию еще одну карту, затем еще одну и еще. Король бубей стремится разузнать об определенном предмете не просто все, а все в связи со всем остальным, видеть как сами идеи, так и взаимосвязи между идеями. Это, конечно, настоящий научный метод, а не просто накапливание больших объемов данных.

В интеллектуальном центре крайне важны правильные взаимосвязи между тремя его частями; здесь эти связи гораздо важнее, чем в других центрах. Энтузиазм дамы может запрограммировать валета без какого бы то ни было внимания со стороны короля, а валет может выдать информацию под видом мысли. Но правильная работа валета бубей — это служить королю в тех случаях, когда действительно надо подумать. Конечно, есть множество вопросов, на которые требуются только автоматические ответы: «На какой улице живет Джордж? Как называется столица Латвии?» С вещами, существующими в силу определений и ярлыков, можно работать при помощи определений и ярлыков. Но с вещами действительно важными так работать нельзя. «Религия есть опиум для народа» — это неподходящий ответ на вечные вопросы о том, есть ли высшие существа, и если есть, то какова их взаимосвязь с человеческими существами; здесь не может подойти ни один автоматический ответ. Другими словами, если обсуждаемый вопрос сколько-нибудь важен, то валету подобает быть на службе у короля. Информация, хранящаяся в механической части интеллектуального центра, имеет ценность только тогда, когда ее оценивает и уясняет интеллектуальная часть центра, которая способна сравнивать, противопоставлять, видеть причинные связи, выделять логические последовательности и осуществлять все прочие процессы, связанные с мышлением. Но слишком часто мысль заменяют готовые лозунги и афоризмы, поставляемые бубновым валетом, и вместо истины мы застреваем в поверьях.

Бубновый валет со всеми его ярлыками и определениями, присваиваемыми переживаниями и впечатлениями, не только тормозит процесс мышления, но может также остановить наблюдение. Пока интеллектуальный центр работает без участия внимания, или его внимание удерживается объектами, которые случайно попадают в его поле зрения, именно так и происходит. В попытках наблюдать себя и осознавать то, что происходит вокруг нас, — а это главное направление усилий в духовном развитии, мы должны пытаться изменить наши взаимоотношения с идеями. Успенский, который был интеллектуально центрирован, заявил, что он «оставил систему». С тех пор последователи Четвертого Пути думают над тем, что он хотел этим сказать. Возможно, он предупреждал об опасности: нельзя позволять словам подменять реальность, которую они обозначают. Когда мы останавливаемся на определении объекта, который наблюдаем, мы перестаем наблюдать. По этой причине механическая часть интеллектуального центра является врагом понимания.

Интеллектуальная часть интеллектуального центра, однако, является одним из сильнейших союзников в этой работе. Направляя внимание на новые способы взаимосвязи идей, рассматривая мысли под разными углами, мы можем найти такие подходы и понимание, которые иначе проглядели бы.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ УМ

Эмоциональная функция — это тот разум, который связывает нас с другими людьми, устанавливает способ оценки вещей и переживаний, и это та часть в нас, которая развивает чувства эстетики, этики и морали. Положительная половина эмоционального центра любит, одобряет, поощряет, в то время как отрицательная — не любит, не одобряет, осуждает. Привязанности и антипатии эмоционального центра могут управлять самыми мощными энергиями человеческого организма, превосходя в этом даже инстинктивный центр с его заботой о безопасности и выживании тела.

Из четырех низших функций эмоциональный разум труднее всего наблюдать по нескольким причинам: он намного быстрее в своих проявлениях, чем другие центры, так что пока высшие центры не развились до той точки, когда они могут наблюдать низшие центры, только следы эмоциональной функции могут быть видимы для остальных трех центров. У него нет видимых проявлений, которые так же легко интерпретируются, как проявления двигательного и инстинктивного центров. У него нет слов или подходящих символов для передачи своих впечатлений и реакций.

Долгое время в начале самонаблюдения и наблюдения других людей с использованием указаний и схем этой системы наблюдение должно по необходимости вестись самими низшими функциями. Инстинктивный и интеллектуальный центры начинают эту работу, инстинктивный центр получает разнообразные впечатления, тогда как интеллектуальный центр деловито классифицирует и помечает их и сохраняет их как определения. Поскольку эмоциональный центр работает гораздо быстрее других центров, они способны только зарегистрировать отблески его работы. Например, представим себе человека, старающегося наблюдать себя, который разговаривает со своими двумя коллегами по работе. К ним подходит еще один сотрудник, и наблюдатель вскоре ощущает избыток адреналина у себя в крови и желание отойти от группы. Так он и делает; идет к сатуратору, в то время как другие продолжают болтать. Он может наблюдать ощущение циркулирующего адреналина. Несомненно, он может наблюдать свой двигательный центр, когда он отходит от людей, продолжающих говорить. Но он не способен увидеть ту эмоцию, которая была вызвана, когда четвертый человек присоединился к группе. Был ли это страх? Зависть? Притяжение? Потребуется много наблюдений тех взаимоотношений, которые у него сложились с этим человеком, чтобы собрать достаточно данных для какого-то заключения, чтобы выдвинуть какую-то гипотезу.

В предыдущем примере отметьте тот факт, что наблюдение прекратится, если вмешается суждение или стремление что-либо изменить. Если, например, наблюдатель думает: «Почему Джордж всегда должен влезать в наши разговоры?» или «Мне глупо избегать Джорджа. Я больше не буду так делать», — то у него мало возможности продолжать наблюдение того, что на самом деле происходит в его эмоциональном центре. Очень важно, особенно при наблюдении работы эмоционального центра, по возможности избегать осуждения и оправдания — и, конечно, надо наблюдать случаи, когда такое происходит. Наблюдайте так бесстрастно, как только возможно. Гурджиев предлагал, чтобы мы наблюдали себя, как интересного незнакомца, — что очень трудно сделать, поскольку мы постоянно отождествляемся с тем, что наблюдаем, и тогда наблюдение прекращается.

Видимые проявления работы эмоционального центра неопределенны и могут быть обманчивы. Мы можем улыбаться независимо от того, нравится ли нам тот, кому мы улыбаемся, или нет, и мы можем притворяться безразличными, когда страстно привязаны к кому-то. Конечно, наш эмоциональный центр может, до определенной степени, контактировать непосредственно с эмоциональным центром другого человека и таким образом по меньшей мере знать, являются ли проявления этого человека (такие, как улыбка или хмурый вид) точными отражениями его чувств. Но в то же время, как эмоциональный центр может различить, когда проявление не соответствует фактическим эмоциям, он может быть не способен определить суть состояния. Например, он видит, что женщина только делает вид, что ей безразличен человек, с которым она находится. Но что лежит за этой игрой в безразличие, узнать не так просто. Боится ли она выказать свою привязанность из страха быть отвергнутой? Или же это злость, которую, как она считает, неприлично выражать на публике? Единственное, что эмоциональный центр наблюдателя может сказать ему, это то, является ли эмоциональное состояние, выраженное двигательным центром, настоящим или нет. И как актеры, которые великолепно для нас играют, когда мы идем в театр или в кино, или смотрим телевизор, так и люди, опытные в эмоциональном обмане, могут убедить нас, что их эмоциональные проявления истинны, в то время как это не так.

Эмоциональный центр трудно наблюдать также потому, что у него нет языка общения в том смысле, в каком он есть у интеллектуального центра. Хотя и верно то, что определенные слова могут иметь сильные эмоциональные ассоциации почти для каждого носителя данного языка, но невозможно проконтролировать, что это за ассоциации. Слово «мать» имеет определенное, вызывающее сильные эмоции значение, но для каждого человека оно свое. Для одного это слово может означать положительные ощущения благополучия, для другого — чувство вины, для третьего — отвращение и так далее. Эмоциональное значение слова невозможно проконтролировать так, как его интеллектуальное значение, содержание которого, или общепринятое определение, устанавливается словарями.

Эмоциональный центр в основном пользуется символами в форме образов, а не в форме слов. Музыка, изобразительные искусства, поэзия передают эмоции гораздо более эффективно, чем неуклюжие попытки интеллектуального центра описать эмоции. Как пишет поэт Арчибальд Маклейш в своей «Арс Поэтика»:

Для всей истории скорби

Пустой дверной проем и кленовый лист.

Для любви склоняющиеся травы и два огонька над

морем…

Стихотворение должно не значить,

Но быть23.

Образ передает эмоцию, но не слова. В изобразительных искусствах образы передают эмоции непосредственно, без вмешательства слов, и так мы узнаем Ван Гога через образы его спальни в Арли, как никогда бы не узнали ею, побывав в Арли и поговорив с ним. А в музыке иногда кажется, что эмоция стала чистым звуком, а звук — чистой эмоцией.

У некоторых животных, особенно у собак, есть, по-видимому, рудиментарные эмоциональные центры, которые испытывают чувства, отличные от инстинктивных эмоций (то есть понятий «нравится» и «не нравится», основанных на желании комфорта в даме крестей). Известны случаи, когда собаки проявляли привязанность и любовь, которые могли перебороть их инстинктивное стремление к выживанию, как это происходит иногда и с людьми. Однако эмоциональный центр у людей гораздо более высоко организован (как и другие типы разума), чем у животных, у которых может проявляться функция этого центра.

Механическая часть эмоционального центра содержит все автоматические реакции, при помощи которых мы общаемся с другими людьми. Именно в этой части содержатся культурные отношения и ритуалы; они заложены глубоко, и их трудно наблюдать. Лучший способ увидеть программирование механической части эмоционального центра — это пожить и поработать некоторое время в среде другой культуры. Вскоре становится тягостно очевидным, что те ответы, которые человек производит автоматически, не годятся для новых условий. Целые тома были написаны об этом феномене, обычно называемом «культурным шоком», и о множестве различий в том, как представители различных культур относятся ко времени, пространству, взаимоотношениям с членами семьи или с посторонними, деловым связям, обедам и всем другим сложным взаимодействиям общественной жизни.

Мы учимся этим механическим ответам путем имитации, когда мы еще очень маленькие, задолго до того, как осознаем, что впитываем определенные приемы реагирования на других людей. Простой и очевидный пример того, насколько мы ведем себя, как дети, когда начинаются такие реакции, можно увидеть в том, как ведут себя русские и американцы, когда смотрят на постороннего. Русский сохраняет неподвижное и бесстрастное выражение, в то время как американец улыбнется или сделает какую-либо гримасу, встречая прямой взгляд незнакомца. Это различие можно наблюдать у одно-двухмесячных младенцев. Когда незнакомый человек смотрит на русского ребенка, тот будет смотреть на него в ответ безразлично, но американский ребенок обычно улыбнется или сделает какую-нибудь гримасу. Неудивительно, что эти механические реакции остаются для нас невидимыми, если мы научились им так рано.

Механическая часть эмоционального центра (валет червей) является также хранилищем эмоций толпы. Большие группы людей бывают охвачены одним и тем же эмоциональным состоянием на концертах, во время спортивных соревнований и политических митингов или во время катастроф. Эта автоматическая имитация эмоционального состояния группы, как сдержанного, так и откровенно демонстративного, является одним из самых характерных проявлений валета червей. Эта часть эмоционального центра может быть сентиментальной и нежной, но с такой же легкостью может стать холодной и даже жестокой, в зависимости от стимула. Верность своей команде может обернуться насилием по отношению к другой команде, как это неоднократно происходило на футбольных матчах в различных частях мира. Политическое насилие стало таким обычным, что мы принимаем его как нечто само собой разумеющееся.

Валет червей диктует также эстетические вкусы членам определенной культуры. Войдите в любую квартиру в центре Афин, в любую квартиру рабочего в Лондоне, и вы, скорее всего, обнаружите, что она обставлена так же, как и все другие квартиры в том же районе. Мебель, настенные украшения, ковры на полу, разные побрякушки, подбор цветов — все будет сходным. Валет червей работает путем имитации и для своего дома подбирает те же товары серийного производства, которые он видел в домах друзей и родственников.

Как и у механических частей других центров, у механической части эмоционального центра есть полезная функция. В обычных повседневных условиях валет червей обеспечивает «социальную смазку», необходимую для того, чтобы отношения между людьми не вырождались до инстинктивной вражды. Между представителями одной культуры знакомые приветствия и любезности компенсируют инстинктивную осторожность по отношению к посторонним, по крайней мере, до такой степени, что обыденная жизнь не нарушается. (Это, конечно, именно то, чего не хватает в общении между представителями различных культур, поэтому между ними может возникнуть вражда.) Этими привычными жестами и словесными формулами обмениваются, не уделяя им внимания; и они воспринимаются как «вежливость» или «приличные манеры» участниками ритуалов, которые могут быть очень сложными, как, например, в Японии, где для людей определенного ранга и различных взаимоотношений должны использоваться различные формы приветствий, или очень небрежными, как в Америке, где короткое «хай» («привет») вместе с улыбкой сойдет почти для всех ситуаций.

Человек, чей центр тяжести находится в валете червей, обычно дружелюбен и общителен — если только по какой-то причине его автоматический эмоциональный ответ не оказался результатом негативного программирования. В последнем случае этот человек, общаясь с людьми, будет реагировать со страхом и подозрением. Типичный валет червей, однако, весел и положителен в социальных контактах, выглядит теплым и заботливым в большинстве случаев. Этот тип настроен на маленькие приятные условности дружбы. Вы можете ожидать от него открыток с поздравлениями на день рождения и на праздники, записок с выражением благодарности за любые услуги или подарки, пожеланий выздоровления по случаю болезни и сочувственных посланий по поводу неурядиц. Он в точности знает, какую одежду по какому случаю надо надевать, так что если вы сомневаетесь, какой наряд выбрать, спросите его, как он будет одет.

Однако под этими общепринятыми выражениями эмоций нет глубокого содержания; этот тип, скорее всего, пустой и бесчувственный. Поскольку механическая часть эмоционального центра действует без участия внимания, она способна только на поверхностное проявление эмоций и имитирует преобладающий эмоциональный тон без более глубокого осознания того, что происходит. Эта часть эмоционального центра автоматически заботится о людях и отношениях и обожает сплетничать, не осознавая того, какой вред можно принести, без разбору говоря обо всем, что делают другие.

Вкусы людей, центрированных в валете червей, часто шаблонные. Сентиментальные кинофильмы и любовные песни, искусственные цветы, чучела животных, стишки для поздравительных открыток, романы, мыльные оперы, маленькие китайские безделушки и другие декоративные предметы, производимые массовым тиражом, нравятся этому типу людей и в большом количестве могут быть обнаружены в их квартирах. Мужчина этого типа любит рассказывать анекдоты, верен определенной команде и носит майки с ее девизом; ему нравятся групповые виды спорта, и у него есть любимое кафе, где он общается с несколькими хорошими приятелями.

Когда человек, центрированный в валете червей, действует из отрицательной половины этой части эмоционального центра, то он может быть мелочным и недоброжелательным, склонным к подозрительности и мстительности. Он специализируется на жестоких замечаниях, облекая их в смешную форму, например, называя полного человека «толстяком», а невысокого «коротышкой». Из-за того, что это преподносится как дружеский юмор, его жертвы редко осмеливаются возражать, но их чувства задеваются по-настоящему, к чему и стремится валет червей.

Принимая во внимание энергию, которую может произвести эмоциональный центр, и важность человеческих взаимоотношений, весьма любопытно то, что программирование валета червей мы почти полностью оставляем на волю случая, хотя столько внимания расточаем на программирование валета бубей. Мы не воспитываем эмоциональный центр при помощи какого-то специального разумного планирования. Скорее, все оставлено на волю индивидуальных семейных обстоятельств. Во множестве случаев, следовательно, автоматическое программирование эмоционального центра происходит через агрессию, пренебрежение или лишение. Таким образом, получается, что у нас много людей, чьи механические эмоции негативны и опасны для других. Когда дети оставляют свои дома, где их эмоциональные реакции были сформированы отрицательными эмоциями, они идут в школы, где упор делается только на программирование валета бубей. В школах не только игнорируется эмоциональный центр, но и подавляются все его проявления; механические эмоции никогда даже не исследуются, и тем более не делается никаких усилий для формирования этого немаловажного типа разума. Поскольку мы не предпринимаем усилий по воспитанию механической части эмоционального центра, мы производим людей, автоматическими эмоциональными реакциями которых являются безразличие, грубость, насмешка или даже еще более бурные формы негативности. Это один из наиболее явных показателей нарушения культурного единства, что, в свою очередь, приводит культуру в упадок так быстро, что этот снежный ком кажется невозможным повернуть вспять.

Программирование механической части эмоционального центра может быть полезным, или вредным, или нейтральным, в зависимости от его воздействия на других людей и на общество, но трудности, с которыми мы встречаемся в связи с этой частью эмоционального центра, — ничто по сравнению с тем опустошением, которое создается эмоциональной частью эмоционального центра. Эта часть эмоционального центра — дама червей — эмоциональна по поводу эмоций. Она наслаждается эмоциями ради эмоций и ценит те переживания и впечатления, которые создают эмоции. Отрицательными эмоциями дама червей наслаждается так же, как и положительными (или даже больше); единственное требование, которое она предъявляет, это чтобы эмоции были так сильны, как это возможно. Там, где валету червей что-то нравится или не нравится, дама червей страстно любит или страстно ненавидит. Если валет радуется, когда видит что-то красивое с его точки зрения, то дама впадает в экстаз. И если валет сравнительно постоянен в своих реакциях, дама непредсказуема, подвержена диким скачкам настроения от положительных до отрицательных, от обожания до ненависти к кому-нибудь без особых на то причин. Именно дама червей влюбляется, и она же совершает бытовые убийства, о которых мы читаем в газетах. Каждый раз, когда мы испытываем сильные, неуправляемые эмоции, мы находимся под контролем нашей дамы червей, и внимание этой части в нас удерживается каким-либо объектом. Поскольку эмоциональный центр озабочен взаимоотношениями, объектом, удерживающим внимание дамы червей, обычно является человек или группа людей.

Эмоциональная часть эмоционального центра — это место расположения некоторых очень вредных проявлений. Эта та часть нас, которая отождествляется с другими людьми и лишает нас ощущения самоценности, когда мы беспокоимся о том, что другие думают о нас. Это также та часть нас, которая осуждает других. Эмоциональная часть эмоционального центра проявляет огромный интерес к тому, что люди делают, особенно к тому, что они делают в своих эмоциональных и сексуальных взаимоотношениях. И эта наша часть почти никогда не одобряет то, что делают другие люди. Она очень сильно озабочена условной моралью и живут ли другие люди в соответствии с общепринятыми правилами морального поведения. Если нет — а дама червей обычно в этом уверена, — то она хочет, чтобы эти люди были наказаны. Таким образом, она создает постоянную шумиху в общественной жизни, лезет в личную жизнь известных людей, жадно вынюхивают любую возможность скандала и поднимает невообразимый шум, когда находит какой-то недочет или проступок. Таким образом эмоциональная часть эмоционального центра способна мешать эффективному функционированию демократических институтов, а иногда и вообще останавливать его.

Людям, по-видимому, нравятся эти эмоции, особенно когда их можно безопасно направлять на известных людей: яростное возмущение поведением знаменитостей, таких, например, как кинозвезды, члены королевской семьи Великобритании, политики и известные спортсмены, ажиотаж вокруг книг, журналов и телепередач, посвященных их жизни. А когда дама червей не может найти достаточно материала, который мог бы привлечь ее внимание к делам общественности, она обращается к мыльным операм, романам, фильмам ужасов и другим типам развлечений, которые служат ей своего рода эмоциональной мастурбацией, позволяя ей испытать сильные эмоции по отношению к воображаемым вещам.

Но ни публичные скандалы, ни количество энергии, расточаемое на искусственную стимуляцию, не могут сравниться по силе с теми бурями и опустошениями, которые эмоциональная часть эмоционального центра производит в самой личной сфере — семье. Именно здесь имеет место самое сильное отождествление, и часто более всего преобладают чувства осуждения, яростного возмущения, злости, ревности, собственности и другие негативные эмоции. Бытовые скандалы — это наиболее частая причина самоубийств. Плохое обращение с детьми — в этом обычно виноваты родители или ближайшие родственники. Все эти известные факты иллюстрируют проблемы, создаваемые дамой червей.

Но дама червей — это также та часть человеческого эмоционального разума, которая испытывает и такие эмоции, которые мы считаем благородными или альтруистическими. Сюда же относятся религиозные чувства, филантропические и благотворительные порывы. Однако, часто порывы религиозной преданности и благочестия переходят в убийства язычников, неверных или кого угодно, кто не разделяет веру в определенное божество или пророка, овладевшего вниманием верующего. Было бы неплохо, если бы мы внимательно наблюдали за собой, когда нас охватывает сильный порыв к установлению социальной справедливости. Страстное стремление к справедливости имеет обыкновение переходить в несправедливость.

Люди, чей центр тяжести находится в эмоциональной части эмоционального центра, подвержены резким переменам настроения, так как дама червей склонна перескакивать с положительной половины центра на отрицательную и обратно. В эмоциональном центре этот прыжок явно заметен из-за того, что вовлечена большая энергия. Дама червей процветает в крайностях и, переходя от чрезмерного энтузиазма к мрачному отчаянию, редко находит золотую середину.

Как и все люди, центрированные в даме любого из центров, те, чей центр тяжести находится в даме червей, почти не переносят скуку. По сути дела, у них еще меньше терпимости, чем у других дам. Поскольку ее внимание удерживается каким-то объектом, и объект является эмоциональным, дама червей согласится пережить любую эмоцию, даже самую болезненную, чем вообще не испытывать никакой эмоции. Это значит, что эта часть эмоционального центра будет провоцировать на спор или любой другой вид эмоционального обмена просто для того, чтобы испытать эмоцию. У такого человека в его непосредственном окружении всегда есть кто-то, кого он любит, и кто-то, кого он ненавидит. Если человек, которого дама червей избрала объектом ненависти, исчезает из ее повседневной жизни, она вскоре находит кого-нибудь другого, чтобы ненавидеть, даже если она до сих пор его любила. Цель, конечно же, состоит в том, чтобы продолжать испытывать сильные эмоции, — это не связано ни с конкретными людьми, ни с тем, что они делали или не делали в прошлом. Эту смену настроений дама червей также может обратить и внутрь, испытывая колебания между всеподавляющей любовью к себе и темным отчаянием, происходящим из отвращения к себе.

Центрированные в даме червей люди обычно привлекают друзей таких типов, которым трудно самим испытывать эмоции и которые поэтому наслаждаются, поглощая излучаемую этой дамой эмоциональную энергию. Обычно это типы низкого эмоционального реагирования, часто имеющие центр тяжести в механической части двигательного или интеллектуального центра; они обычно пугаются отрицательных проявлений дамы червей. Они не понимают, что невозможно ожидать, что энергия все время будет положительной.

Из всего вышеизложенного может показаться, что не бывает правильного или полезного действия эмоциональной части эмоционального центра, и это верно, если только даму червей не держит под контролем король червей. Дама, однако, располагает огромным количеством энергии, которым она может управлять. Стоит только вспомнить случаи, когда мы влюблялись, чтобы понять, на какие подвиги мы способны, когда находимся в таком состоянии. Мы можем танцевать всю ночь, потерять 20 килограммов, сражаться на дуэлях или сбежать с возлюбленным. А отрицательная половина дамы может использовать ту же дикую энергию, чтобы захватывать самолеты и заложников. (Король треф глубоко презирает даму червей именно за это неумеренное расточительство энергии.) Если что-то ценное из этой энергии и может выйти, то она должна быть поставлена на службу королю червей, то есть интеллектуальной части эмоционального центра.

Льюис Кэррол дал замечательный портрет дамы и короля червей в своем произведении «Алиса в Стране Чудес». Королева (дама червей) находится в ярости по отношению ко всем вокруг и постоянно вопит: «Отрубите им головы!» Мягкий маленький король следует за ней на некотором расстоянии и бормочет: «Вы все помилованы. Вы все помилованы»24.

В отличие от демонстративных и бросающихся в глаза эмоций дамы червей, эмоции интеллектуальной части эмоционального центра тихи и духовны. Прощение, сострадание, сочувствие и снисхождение — это эмоции короля червей. Эта часть эмоционального центра способна на внешнее учитывание — заботу о том, что лучше для других, — а не на внутреннее учитывание, то есть заботу о том, что думают о нас другие и достаточно ли уважения они нам выказывают. Если дама червей хочет быть понятой, то король червей хочет понять. Если дама хочет быть любимой, то король хочет любить. Эмоции интеллектуальной части центра требуют осознания и направленного внимания.

Король червей — это место правильно сформированного магнетического центра, той части психологического состава человека, которую влекут высшие возможности человека, возможности развития и эволюции. Согласно данной системе, именно магнетический центр начинает узнавать следы высшего разума, то есть уровня сознания, который выше того, что есть у большинства людей. Такие следы встречаются в различных источниках. Они содержатся в великих религиях мира и в их священных писаниях. Они есть в некоторых великих произведениях искусства, литературы и музыки, а также в некоторых работах по философии и метафизике. Интеллектуальная часть эмоционального центра может стать крайне чувствительной к этим остаткам высшего сознания, когда она их встречает, и может начать активно искать их источник. Такой поиск может привести человека в школу, напрямую связанную с высшим разумом через сознательного учителя. Это функция магнетического центра.

Но независимо от того, развивается магнетический центр или нет, интеллектуальная часть эмоционального центра — это средоточие эмоций, связанных с искренней и бескорыстной заботой о других людях. (Инстинктивные эмоции дамы треф связаны с другими людьми, но только в плане, непосредственно касающемся удовольствий или произведения потомства.) Эмоции короля червей требуют усилий — как и функции интеллектуальных частей всех центров — и могут легко опуститься до низших частей эмоционального центра, когда усилия прекращаются. Например, мы можем помочь подруге присмотреть за ее ребенком, когда она болеет, и в это время мы делаем это из сострадания к семье, которая испытывает трудности. Затем, однако, когда трудный период позади, воспоминание об этой нашей помощи ей может вызвать чувство обиды в нас, потому что мы чувствуем, что наша помощь не была достаточно оценена, — другими словами, эмоции дамы червей могут захватить эмоции короля, как только прекратятся намеренные усилия по избеганию этих низших реакций. Дама попытается присвоить себе действия короля.

Король червей — это также местоположение эстетического восприятия, та часть, которая чувствительна к красоте и утонченности впечатлений. Интеллектуальная часть эмоционального центра способна видеть, что существуют более утонченные создания, чем те, которые могут быть привлекательными для низших частей центра. Человеку может нравиться поп-музыка или рок-н-ролл, и все же он может понимать, что фуги Баха — это гораздо более высокая форма музыки. Ему могут нравиться эстампы местного художника, но он знает, что живопись Рембрандта — это искусство другого, высшего порядка. Другими словами, способность короля червей к различению не означает, что он отвергает удовольствия и оценки других частей центра, просто он понимает, что существуют различные уровни утонченности и различные виды энергии, присущие различным типам искусства. Король червей понимает, что пить кофе из пластмассовой чашки, керамической кружки и чашки из тонкого фарфора — это совершенно разные переживания, причем последние гораздо выше, или утонченнее, чем предыдущие. Тем не менее, король понимает и необходимость, и если для ситуации подходит пластмассовая чашка, то он будет пить кофе из нее.

Людей, имеющих центр тяжести в короле червей, может быть, трудно признать эмоционально центрированными. Часто они кажутся холодными и неприступными, и их отрешенную эмоциональность можно принять за отсутствие эмоций. Также из-за стремления короля к эстетике его может раздражать присутствие шумной массы людей. Я помню, как обсуждала это с двумя друзьями у фонтана Треви в Риме. Один из них имел центр тяжести в короле червей, другая — в даме червей. Мы были там во второй половине дня, поэтому площадь была забита туристами и шумными итальянскими семьями, чьи детишки плескались в воде; группы молодых итальянцев строили глазки привлекательным блондинкам из Германии в шортах и с рюкзаками; стоял шум и гам, как у любой туристской достопримечательности. Мой друг — король червей — выразил желание посмотреть на фонтан, когда всей этой толпы здесь не будет. Моя подруга — дама червей — отреагировала мгновенно; она возмутилась и стала страстно защищать окружающую сцену, утверждая, что люди и шум — это часть общего впечатления, которое значительно обеднеет, если фонтан останется без окружающей его жизни. Затем мы втроем обсудили различия в восприятии мира различными частями эмоционального центра, и было ясно, что различия в том, как различные части одного и того же центра воспринимают мир и реагируют на него, могут быть почти такими же большими, как различия между разными центрами.

Одно большое отличие между тремя делениями центров — это связи между центрами. Интеллектуальные части всех четырех центров, — короли, — могут объединяться, чтобы достичь такого понимания переживания или проблемы, которое может возникнуть только тогда, когда все центры работают одновременно и осознают друг друга. Поэтому невозможно, по сути дела, отделить эстетическую чувствительность короля червей от восприятия эффектного дизайна и соразмерных пропорций, присущего королю пик. Чувство шкалы и относительности, свойственные королю бубей, требует способности рассматривать возможности без отождествления, присущего королю червей.

Король червей — это врата к высшим центрам, которые дремлют или неразвиты в человеке в его естественном состоянии. Поскольку этот король — единственная часть в нас, которая способна понять, что есть высшие возможности, чем те, которые предоставляются низшими функциями, а также это единственная часть, способная контролировать другие части центров, не заинтересованных в приобретении большей осведомленности, то любой, серьезно заинтересованный в работе над собой, нуждается в усилении короля червей. Из всех способов увеличения силы короля червей самым важным является усилие по невыражению негативных эмоций. Это усилие требует, чтобы человек был намеренным в отношении своих эмоций, наблюдая их и отслеживая их проявления. Это ослабляет низшие части эмоционального центра и дает энергию королю. Другой способ усилить короля червей — это усилие окружать себя высокими впечатлениями так часто, как это возможно. Это, конечно же, означает поддержание собственного окружения на высочайшем возможном уровне, совершение усилий наслаждаться лучшей музыкой и произведениями искусства на хороших концертах и в музеях, читать хорошие книги и изучать идеи великих умов прошлого.

Все эти усилия нелегки. По сути дела, это самая трудная работа, которой только может заниматься человек. Как только внимание выходит из-под контроля — а контроль над вниманием требует огромного количества энергии, которую инстинктивный центр не хочет отдавать, — эмоциональные и механические части всех четырех центров восстанавливаются. Если короли работают совместно, то дамы так не делают, хотя они, несомненно, оказывают друг на друга сильное влияние. Когда дама треф устала или проголодалась, дама червей с гораздо большей легкостью впадает в ярость по поводу какой-нибудь мелочи. Если даму пик охватил интерес к плаванию с аквалангом, то дама бубей получает стимул начать читать о барьерных рифах и тропических рыбах, а дама треф ищет рецепты приготовления съедобных моллюсков.

Короли работают вместе, дамы влияют друг на друга, но валеты почти совсем не связаны друг с другом. Поскольку механические части функционируют без участия внимания, они работают «в темноте». Нет никакого осознания этой автоматической работы, так что даже если действуют все четыре центра, они не осознают друг друга.

Усилие быть более сознательным — это усилие быть более разумным, а усилие быть более разумным — это усилие быть единым; усилие же быть единым — это усилие обладать волей, быть способным делать — и любить. Эта работа по наблюдению себя, по разделению нашего внимания между нашими внутренними состояниями и впечатлениями, идущими от мира вокруг нас, попытки увидеть, какие наши проявления из каких частей центров исходят, — это не простое дело. Понимание типов, являющихся результатом различных центров тяжести и преобладания разных эндокринных желез, нужно не для того, чтобы более эффективно действовать в повседневной жизни, хотя это может быть дополнительным действием. Понимание типов, того, как они действуют, реагируют, как соотносятся друг с другом, является необходимым шагом к Игре Мастера25, как один из учителей Четвертого Пути назвал трансформацию четырех естественных типов человеческого разума в высшую форму разума.

Мы обсудили, как наличие центра тяжести в одном из четырех центров влияет на тип человека. Гурджиев и Успенский называли эти типы так: Человек № 1 — тот, у кого преобладает инстинктивный или двигательный центр; Человек № 2 — у которого преобладает эмоциональный центр и Человек № 3 — у которого преобладает интеллектуальный центр. Все они находятся на одном уровне, все «спят», и им очень трудно понимать друг друга, потому что они по-разному воспринимают мир и реагируют на переживания26. Теперь обратимся к другому фактору: к типам тела, которые определяются преобладающим функционированием одной из эндокринных желез.

РАСПОЗНАВАНИЕ КЛАССИЧЕСКИХ ТИПОВ

Мы начнем описание и обсуждение каждого из семи типов человека с физического описания. С этого всегда следует начинать при определении типов тела. Датские доги совсем не похожи на кокер-спаниелей. Английские сеттеры не похожи на бостонских бульдогов. Как не похожи друг на друга породы собак, так и различные типы людей не выглядят одинаково. Те же влияния планет и та же деятельность желез внутренней секреции, которые определяют психологию, привычки и склонности людей, образуют и определенные конфигурации тела. Это видно в классических типах, то есть в людях, которые центрированы близко к одному типу и у которых преобладает одна железа в эндокринной системе, управляющая их развитием. Сатурны не похожи на Венер. Юпитеры не похожи на Меркуриев. Иногда просто по фотографии можно точно определить тип человека.

Помню, я как-то беседовала с учителем, который имел большой опыт в определении человеческих типов. Разговор шел о Шекспире, и учитель заметил: «Да, Шекспир был Юпитером-Луной».

Пораженная, я скептически подумала о глубоком текстуальном анализе шекспировских пьес и поэзии, из которого можно было бы сделать вывод о наклонностях типа Юпитера-Луны, и спросила: «Как вы смогли это определить?»

Учитель ответил просто: «Я видел портреты Шекспира».

Большая часть наших трудностей при наблюдении состоит в том, что мы теряемся в теоретических «сновидениях» , в определениях, объяснениях и словах, словах, словах — и забываем просто смотреть своими глазами и видеть то, что. очевидно.

Из-за того, что человеческие существа представляют собой гораздо более сложные личности, чем другие животные, может быть необычайно трудно определить, какие психологические особенности являются частью сущности человека, а какие — частью личности. Личность — сложная комбинация заученных моделей поведения, приобретенных от родителей, учителей, друзей, родственников, вся эта сложная паутина социальных взаимодействий может быть — а может и не быть — похожа на сущность человека. Сатурн может вести себя, как Венера. Юпитер может действовать как Меркурий — и может даже неистово клясться, что эти действия исходят из глубины его существа. Но Сатурн не будет похож на Венеру. И Юпитер не будет смотреться, как Меркурий. Даже сидя на строжайшей диете, часами занимаясь аэробикой и даже убрав некоторые округлости при помощи пластической хирургии, Юпитер не будет похож на Меркурия. Человеческие личности обладают необычайной приспособляемостью и податливостью. Мы почти ненасытны в своем стремлении к привязанности и любви и, соответственно, глубоко боимся того, что нас отвергнут. Мы нуждаемся друг в друге и боимся друг друга — это одна из причин нашей способности воспринимать, и даже достигать в этом совершенства, модели поведения, которые могут не подходить к нашей конкретной сущности и даже быть вредными для нее.

Именно из-за этой приспособляемости и податливости крайне трудно определить те психологические черты, которые являются частью сущности человека. По этой же причине нам жизненно важно знать, кто мы по своей сущности. Есть такие грустные примеры, как «непрожитая» жизнь, жизнь, которая могла бы быть продуктивной и радостной, однако вместо этого человеку приходится терпеть один серый день за другим, с трудом переносить работу, которая не та, какая должна была бы быть, жить с женой, которая тоже не та, заставлять детей делать то, к чему у них нет склонности, — и продолжать год за годом весь этот мрачный ряд потерь.

Для определения своего психологического типа могут потребоваться годы самонаблюдения. Тип вряд ли можно определить по вопроснику в журнале или путем прочтения книг (включая и эту книгу). Не существует мгновенных, заранее подготовленных решений наших проблем. Карл Юнг писал об одной из причин этих затруднений:

«…часто трудно определить, к какому типу человек относится, особенно когда идет речь о своем „я». Суждения по поводу собственной личности, действительно, всегда необычайно туманны. Это субъективное затуманивание суждения является, следовательно, частым, или даже постоянным фактором, потому что в каждом ярко выраженном типе присутствует особая склонность к компенсации односторонности своего типа… В связи с компенсацией возникают вторичные характеры, или типы, так что получающуюся картину необычайно трудно расшифровать — действительно, настолько трудно, что человек даже склонен отрицать существование типов вообще и поверить только в индивидуальные различия»27.

Процесс определения своего типа и типов членов семьи, друзей, детей, коллег на работе, может быть долгим и трудным. (Хотя иногда это не так. Иногда классический тип может развить вполне здоровую и подходящую ему личность, работать на подходящей работе, жениться на подходящем партнере, и быть тем, кто он есть, — так очевидно и счастливо, что определить его тип легко.)

В древней Греции, в храме Аполлона, где вещал Дельфийский оракул, было написано простое и глубокое поучение: «Познай себя». Как тогда, так и сейчас, именно таким образом закладывается основание, на котором должна строиться любая успешная человеческая жизнь. Это основа самой глубокой мудрости. Это утверждение перекликается со словами Сократа: «Неизученной жизнью не стоит и жить». В Новом Завете это метафорически выражено словами о строительстве дома на скале (сущность), а не на песке (личность), а также о том, чтобы быть, как дети, — которые, конечно, пребывают в своей сущности, — чтобы войти в Царствие Небесное. В шекспировском «Гамлете» та же идея звучит в совете Полония своему сыну: «Всего превыше: верен будь себе. Тогда, как утро следует за ночью, последует за этим верность всем».

Поскольку так важно правильно определить тип, и поскольку иногда трудно отделить характеристики сущности от характеристики личности, то всегда следует начинать с внимательного рассмотрения физических характеристик. Определить тип только на основе физического тела не всегда возможно, но обычно можно исключить из рассмотрения некоторые типы, то есть сузить круг поиска. Разумно начинать с этого метода, то есть с исключения типов, которые не могут быть сущностными типами определенного человека. И, как мы уже упоминали раньше, всегда начинайте с внимательного изучения физических характеристик. В отношении психологических особенностей очень легко обмануть себя или других, даже ненамеренно. Но очень трудно обмануться в оценке размеров рук и ног, в количестве и текстуре волос на теле, в росте, окружности бедер и так далее. Нам могут не нравиться эти характеристики. Мы можем бороться за то, чтобы скрыть или изменить эти особенности при помощи диет, высоких каблуков, упражнений, подкладок, париков, корсетов, поясов, мазей, косметики и т. д. Сколько человеческой энергии тратится на то, чтобы изменить себя, вместо того, чтобы принять себя таким, как есть; и свидетельством этого является огромная индустрия, поддерживаемая нашими усилиями быть не теми, кем мы являемся по сути.

Хотя мы можем достичь гармонии в своих иллюзиях, — а обычно мы выглядим глупо, как лысеющие мужчины, которые зачесывают три длинных пучка волос на свою лысину вместо того, чтобы принять то, что их лысина является и подходящей, и привлекательной для их типа, — факты, о которых говорят наши физические тела, остаются фактом.

Каждое из описаний семи основных типов я начала с описания физических особенностей данного типа. Сравнивая формы своего тела с этими описаниями, вы должны быть способны по крайней мере исключить те типы, которые не могут быть вашим типом сущности. Или, если вы пытаетесь определить тип кого-то другого, вы должны быть способны сказать, каким типом он определенно не является. Поскольку цель состоит в том, чтобы определить факт, прорваться сквозь покров иллюзий и воображения, созданный желаниями и мечтами, предположениями и искусственными социальными или культурными идеалами, лучше всего начать с внимательного рассмотрения тела. Для некоторых это может оказаться сложным. Если вы были жертвой самоосуждения, проходили курс улучшения, в котором ваше тело рассматривалось только с критической точки зрения, прикрывалось, подкрашивалось, морилось голодом, реконструировалось — или, наоборот, полностью игнорировалось, — и формировалась воображаемая картинка, весьма мало похожая на ваше настоящее тело — то в этом случае вам будет трудно просто внимательно и бесстрастно посмотреть на свое тело.

Тем не менее, такая попытка необходима. Если вы не можете обойтись без какой-то доли воображения, то это может оказаться удобным для применения творческого направленного воображения (в противоположность автоматическому самообману, в котором мы обычно пребываем). Представьте себя художником, стоящим перед обнаженной натурой, эскиз которой вы должны сделать, или скульптором, рассматривающим модель для скульптуры. Встаньте голым перед зеркалом в полный рост и обратите ясный, внимательный и наблюдательный взгляд, без суждения и тщеславия, на то, что вы в действительности видите.

Какого вы роста? Если вы — женщина выше 160 см ростом или мужчина выше 180 см, то вы, вероятно, не являетесь одним из активных отрицательных типов, так как оба эти типа, меркурианский и марсианский, склонны быть сравнительно невысокими. Так что при помощи одного этого фактора вы повысили возможность правильного выбора, сузив область поиска с семи до пяти.

Насколько вы худой (или худая)? И трудно ли вам поддержать такую форму? Если вы стройны, то маловероятно, что вы прилагали большие усилия, чтобы набрать вес, так как мы живем в то время, когда идеалы красоты, пропагандируемые центрами моды в Париже, Нью-Йорке и Риме, убеждают нас, что невозможно стать слишком худым. Если вы стройны и остаетесь таким, даже если едите сколько хотите и когда хотите, то вы никак не можете быть одним из пассивных и положительных типов. Оба эти типа — юпитерианский и венерианский — полные и округлые, и им необходимо тщательно следить за своей диетой, чтобы не набрать излишний вес. (Если вы — один из этих типов, то вы можете определить, какой именно, посмотрев, где располагается основная полнота, — у Юпитеров вес располагается высоко, у Венер — низко.) Так что при помощи еще одного факта вы исключили еще две возможности, и вам осталось рассмотреть только три типа. Если вы высоки, то вы вряд ли можете быть Меркурием или Марсом. Если вы от природы худы, то вы не можете быть Юпитером или Венерой. Остается три возможности: вы можете быть Луной, Солнцем или Сатурном.

Теперь настало время более детального исследования. Посмотрите на свои руки и ноги, на выраженность суставов — запястий, лодыжек, локтей и коленей. Отметьте линии подбородка, скул, лба. Выступают ли сравнительно кости; большие ли кисти и ступни; угловатые ли суставы; челюсть скорее выдается вперед, чем покатая? На основании этих фактов вы можете хотя бы условно исключить хрупкий солнечный тип и сравнительно аморфный лунный, у которых скорее был бы срезанный подбородок. На данный момент у вас есть рабочая гипотеза: вы можете быть сатурнианским типом. Конечно, потребуется больше наблюдений и экспериментов, пока вы сможете быть относительно уверены в своем типе. Важно то, чтобы вы всегда начинали исследование с непредвзятого наблюдения структур тела.

Вы не можете, разумеется, так же непосредственно рассматривать тела других людей. Вас могут обмануть их попытки скрыть такие особенности, которые им не нравятся. (Носит ли ваш начальник парик, или это его собственные волосы? Лучше не спрашивать.) С другой стороны, вам, вероятно, будет легче наблюдать других людей, поскольку вы не отождествляетесь с ними и не стремитесь их изменить. К сожалению, люди иногда тратят немало усилий, стараясь изменить внешний вид своих партнеров или детей, но, вероятно, при возросшем понимании типов людей этот ошибочный и крайне разрушительный подход будет исключен.

В последующих главах после описания физического тела каждого из типов будет кратко рассмотрено небесное тело, влияющее на данный тип. Согласно экзотической традиции Изумрудной Скрижали Гермеса Трисмегиста, один из законов взаимосвязанных космосов гласит: «Как наверху, так и внизу». Это интересная идея: различные системы на различных уровнях являют собой модели друг друга. И соответствия между небесными телами и человеческими типами так много говорят о склонностях и характерных особенностях этих нескольких типов, что подобное обсуждение полезно, хотя у нас и нет способа эмпирически доказать, что существует прямая связь между небесными телами и людьми определенного типа. Рассмотрение желез внутренней секреции, управляющих определенным типом, является гораздо менее теоретическим делом, так как строится на огромном количестве научной информации, собранной эндокринологами, психиатрами и психологами нашего столетия. Информация о том, как различные эндокринные железы влияют на развитие и поведение человека, может дать нам понимание того, почему различные типы выглядят и действуют так, а не иначе, и почему они, по сути дела, не могут быть другими.

Чтобы попытаться понять психологию каждого типа, мы рассмотрим характерные особенности, способ действий, склонности, предпочтения и антипатии типов. Это будет относиться скорее к особенностям сущности, чем личности, что может быть трудно определить без индивидуальной работы и наблюдения. Когда мы начинаем заниматься самонаблюдением, у большинства из нас есть о себе много таких идей, которые просто неточны. Мы можем считать, что любим музыку, потому что музыку очень любили в нашей семье, и многие ее члены были музыкантами. Однако в своей сущности мы, может быть, ценим музыку весьма невысоко. Огромным облегчением для нас может оказаться осознание того факта, что тишину мы предпочитаем больше, чем постоянное звучание музыки.

В любой культуре одни способности ценятся выше, чем другие. Типы, которые достигают успехов в значимых для данной культуры видах деятельности, добиваются больших похвал и восхищения, чем те, которые преуспели в менее ценных видах деятельности. Разумеется, это касается и отдельных семей. Одни родители ждут, что их дети будут обладать талантами ученых, другие хотят видеть их спортсменами, третьи предпочитают артистов. Это может оказать огромное влияние на развитие ребенка. На пример, в семье, в которой я выросла, ценились успехи в спорте, и мальчикам предназначалась военная карьера. Одному из сыновей, сатурнианско-марсианского типа, было нетрудно оправдать ожидания родителей. Для него это было удовольствие. Другой же, чувствительный, эмоционально центрированный лунный тип, немало страдал от этого. Он не мог разочаровать отца, которого любил и уважал, но не мог и найти никакого удовольствия ни в грубых видах спорта типа футбола или борьбы, ни в жестокой дисциплине военной академии. Он все же играл в футбол и даже достиг в этом успехов, но признавался, что каждый раз перед игрой его тошнило в раздевалке — так он боялся этого сурового испытания.

Различия по полу были четко определены в моей семье. Не только от мягкого, пассивного лунного типа ожидалось, что он будет звездой спорта и пойдет по военному ведомству, но, с другой стороны, грубую и шумливую дочь марсианского типа часто ругали за то, что она не ведет себя тихо и мягко, как это ожидается от девочек. Такое чувство несоответствия может иметь долговременные и очень разрушительные последствия, когда дети по сущностным характеристикам не соответствуют тому типу, который был бы предпочтителен для родителей или учителей, — из-за их мягкости или по другим причинам. Отсутствие самоуважения может вызвать много вредных склонностей и особенностей поведения, включая склонность к алкоголю или наркотикам, неудовлетворительные личные взаимоотношения, криминальные действия, — и перенесение неумелого воспитания на следующее поколение.

Без внимательного самонаблюдения многие люди способны убедить себя в том, что им нравится тот вид деятельности, к которому у них нет естественной склонности. После многих лет контроля и подавления устремлений своей сущности, чтобы сделать приятное другим, человек уже может не осознавать, каковы его желания на самом деле. Поэтому надо тщательно подходить к оценке ваших сущностных характеристик. Может потребоваться много времени, чтобы пройти этот болезненный процесс отделения особенностей сущности от личности. Именно такую задачу Венера — «любовь» задала Психее — «душе»: разделение семян. Не спешите. Стараясь определить тип сущности, важно наблюдать без суждений и без всякой оценки того, что наблюдается. Старайтесь наблюдать себя так, как будто бы вы были интересным незнакомцем. Самое главное: не стремитесь изменить то, что вы наблюдаете. И еще раз — это очень важно: не стремитесь изменить то, что наблюдаете. У многих — вероятно, у большинства людей, — сущность настолько задушена, зажата развитием личности, что она необычайно хрупка. Во многих случаях она остановилась в развитии в очень раннем возрасте. Когда она начнет проявляться, она может быть такой же уязвимой и чувствительной, как у трех-четырехлетнего ребенка — и такой же дикой и необразованной. Такая сущность уже достаточно настрадалась от попыток контролировать ее, изменить ее, наказать ее, высмеять или по-другому заставить ее не быть тем, что она есть. Если вы будете продолжать позволять своей личности держать в узде вашу сущность (которую иногда называют «ребенок внутри» ), то вы ничего не добьетесь и не сможете определить свой тип. Позже, когда сущность наберется сил и будет ясно выражать свой тип, можно будет изменить некоторые вещи, но для этого потребуется помощь других. А пока просто наблюдайте, наблюдайте и наблюдайте.

Странно, но в других людях наблюдать легче, чем в себе, какие характеристики идут от сущности, а какие — от личности. В проявлениях сущности в другом человеке присутствует чудесная детская непосредственность, которую ни с чем нельзя перепутать. В действиях, идущих из сущности, есть здравость и правильность. Бесхитростная открытость, энтузиазм и очарование, которые так привлекают нас в детях, внезапно заискрятся во взрослом, обладающем такой же чистотой. Сущность ни с чем не перепутать, если только она проявилась. Легче видеть ее в других, чем в себе. Собственная личность, повторяя слова родителя или учителя, сразу начинает критиковать сущность: «Почему ты не можешь быть больше похож на своего брата?», «Хорошие девочки так не поступают», «Только неженки учатся музыке». Эти голоса из прошлого врываются в настоящее, затрудняя наблюдение без похвал или обвинений.

При обсуждении каждого типа, его склонностей, характеристик, силы и слабости, будет легче отметить, какая карьера наиболее подходит для данного типа. Мы будем исходить из основного предположения, что лучше наслаждаться каждым днем нашей повседневной жизни, чем мрачно работать в надежде на какое-то счастливое воображаемое будущее, которое может никогда не наступить. Мы можем, конечно, временно отвлекаться от удовольствий, чтобы достичь какой-либо разумной цели, как студентка в колледже может изучать неинтересные ей дисциплины, чтобы стать детским врачом, — карьера, для которой она идеально подходит. Но совсем другое дело, когда человек выбирает карьеру врача потому, что это стабильная и выгодная работа, а сам является инстинктивно центрированным Меркурием — такой человек совсем не подходит для ухода за больными. Существует большая разница между тем, когда человек занимается не подходящим для сущности видом деятельности год-два, или когда он терпит ее сорок лет. Поразительно большое число людей оканчивает университеты по предметам, которые им совершенно не подходят, из-за давления родителей или собственных заблуждений насчет того, что им нравится, а что нет.

В разговоре о чертах и склонностях каждого из классических типов мы рассмотрим, как центр тяжести человека влияет на его внешний вид и поведение. Венеры, к примеру, — это медлительные люди, но Венеры, которые двигательно центрированы, более активны, чем интеллектуально-центрированные Венеры, — так как интеллектуальный центр наиболее медлительный из всех функций. Сатурны обычно очень осторожны и тщательны в своих действиях, но Сатурн, чей центр тяжести находится в одной из нижних частей эмоционального центра, с друзьями может вести себя импульсивно и непринужденно. Иногда характеристики могут накладываться, так что бывает трудно сказать, идет ли определенное проявление от типа человека или от его преобладающей функции. Лунный тип, например, очень осторожен в новых ситуациях. Король треф, интеллектуальная часть инстинктивного центра, также очень бдителен и осторожен в незнакомой обстановке. Лунному типу, центрированному в короле треф, может быть очень трудно определить, какие факторы за какие реакции отвечают.

Каждый тип, как мы увидим, имеет характерный недостаток, или слабость, называемую главной чертой. Часто эта слабость, являющаяся главным препятствием для личного развития, близко связана с достоинствами и добродетелями этого типа. Сатурны, например, способны рассматривать многие возможные способы действий и выбирать лучший из всех способ. Этот тип часто знает, что является лучшим для всех людей, задействованных в ситуации. Но когда Сатурн идет еще на шаг вперед, как это часто и происходит, и пытается контролировать других, оказывать на людей давление, стараясь заставить их делать то, что, по его мнению, является самым мудрым, он оказывается жертвой своей тяги к доминированию над другими. Юпитеры обычно хорошо делают все, за что бы ни взялись. У них естественные склонности к языкам, к искусствам, к интеллектуальным занятиям, они приятны в общении и легко приобретают друзей. Но их слабость в том, что они не могут не замечать, что они значительнее других. Их главная черта, похоже, — это тщеславие. Бенджамин Франклин, типичный и совершенный Юпитер, в своей «Автобиографии» писал о своих усилиях саморазвития28. Он хорошо справлялся со всеми своими слабостями, кроме одной. Его приводили в отчаяние даже усилия по контролю того, что он называл своей гордостью. Если ему удавалось вести себя скромно, то он гордился своим смирением, как он признался.

Кроме главной черты, у каждого типа есть также вещи, которые они делают не очень хорошо или которые для них трудны. Оба активных негативных типа, Меркурии и Марсы, нуждаются в движении. Им нужен вызов, им нужны перемены. Быть привязанным к столу или находиться в ограниченном пространстве, особенно если работа требует рутинного повторения, — это делает их жизнь почти невыносимой, — и я могу добавить, что люди, которым приходится работать или жить с ними, также не испытывают особой радости. В то же время, эти активные негативные типы не смогут хорошо выполнять свою работу. Лунный тип, с другой стороны, вероятно, будет чувствовать себя весьма комфортно на работе, которая выводит из себя активные типы. Тот же лунный тип придет в ужас, если ему надо будет выходить из дома каждый день, встречаться с незнакомыми людьми и пытаться им что-нибудь продавать — перспектива, которую Меркурий принял бы с энтузиазмом. Мы все созданы для того, чтобы служить определенным целям в жизни человечества, и будем действовать лучше, и будем счастливее, если будем частью естественного плана.

Каждый тип испытывает притяжение к другим определенным типам. Он чувствует себя комфортно с этими другими типами, и интересы, способности и склонности одного типа дополняют или усиливают свойства другого. Они женятся, становятся друзьями или выбирают из этих типов деловых партнеров. В случае такого притяжения людям легко и весело находиться друг с другом. Другие типы реагируют друг на друга нейтрально. Притяжения нет, но у них не будет и трудностей, если им придется работать вместе. Они могут стать друзьями, если работают рядом, — но в другой ситуации не будут стремиться друг к другу и не останутся близкими друзьями, если обстоятельства изменятся.

Есть также типы, которым довольно трудно друг с другом. Проблемы возникают, когда типы настолько разные, что у них нет общей базы, на которой можно было бы установить понимание. Или у них разные «скорости», так, что один со свистом летает вокруг, пока второй только «раскочегаривается», или их способы интерпретации переживаний и понимание, как правильно поступить, настолько различны, что они не могут договориться друг с другом. Однако же, скорее всего, проблемы могут возникать тогда, когда между ними слишком много сходства. Когда различные типы выполняют по отношению к другим сходные функции, когда они как бы занимают одно и то же пространство, они могут очень раздражать друг друга. Два родительских типа, например, Юпитеры и Сатурны, — это два положительных типа, которым по-настоящему нравится помогать другим, но совершенно по-разному. Если они оказываются в одной семье или организации, между ними возможны соперничество и непонимание.

В последующих главах мы упомянем о том, какие типы к каким естественно притягиваются. Мы также дадим указания о том, как определенные типы могут достичь понимания с теми типами, с которыми им не так просто общаться. У нас не так много возможностей выбирать, с кем нам жить и с кем работать. Мы можем выбирать друзей — но не друзей наших друзей, которые могут появиться вместе с ними. Мы не можем выбирать членов семьи, в которой родились, — дети-Марсы не могут затребовать мать-Венеру. Если ребенок-Марс рождается у Меркурия, то им некоторое время придется жить вместе. Мы не можем выбирать, с кем мы будем работать, какие у нас будут начальник и сотрудники. Предположим, что предприимчивый молодой Сатурн получает повышение — должность вице-президента своей компании за выдающиеся организаторские способности и предложенную им новую систему учета. Теперь он обнаруживает, что человек, с которым он должен быть близко связан по работе, — вице-президент по сбыту продукции — Юпитер. Но Юпитер — это прекрасный менеджер по сбыту. Он со своей группой обеспечил компанию таким уровнем доходов, что многое становится возможным — строится новая фабрика, разрабатывается новая продукция и так далее. По сути дела, Сатурн потому и получил повышение, так как очень нужна стала система учета. Конечно, одна из причин того, что Юпитер достиг такого успеха, состоит в том, что он обеспечивает клиентам то, что им надо и когда надо, и продавцы тоже так делают. Это значит, что они все время бегают на склад, чтобы взять то, что нужно посетителю. Так что в данный момент Сатурн думает, что его проблема — это проблема учета и контроля, то есть система, которой все должны будут следовать. Но его проблема — это не система контроля, а контроль за Юпитером. Точнее, проблема Сатурна состоит в том, чтобы научиться гармонично работать с Юпитером.

Проблемы, возникающие у разных типов, которые работают вместе, не исчезнут от того, что они будут поняты. Лунный тип не сможет волшебным образом начать работать со скоростью солнечного, и он всегда будет ощущать сильное чувство сопротивления, если его заставлять работать быстрее. Марс не станет расслабляться, чтобы насладиться чашкой кофе, в то время как Сатурн, перед тем как вынести окончательное решение, рассмотрит еще семнадцать факторов. Марс всегда будет испытывать желание приняться за работу сразу же, как это ему свойственно. В его организме выделится обычное количество адреналина, и он, как и всегда, будет нетерпелив. Понимание не меняет сути вещей. Оно только помогает принять вещи такими, какие они есть, потому что такова истина, а истина просто есть, как есть. Она не плохая или хорошая, она просто есть. Как только вы ясно это увидите, вы сможете начать работу по ее принятию, вы сможете перестать принимать на свой счет многое из такого, что делают другие, что никаким образом вам не предназначено.

Принять это — значит принять и себя таким, какой вы есть, и больше уже не тревожиться о вещах, которые вы не можете изменить. А это значит также принимать и других, не ожидая, что они изменятся. Суть в следующем: для того чтобы попасть туда, куда вы хотите попасть, вам нужно пройти через минное поле. Если посмотреть на поверхность — то это приятная лужайка с полевыми цветами, солнце сияет, небо синее — и невозможно сказать, где находятся мины. Но они там есть. Их множество. Так что вопрос состоит в том, пойдете вы через поле с картой, где отмечены мины, или двинетесь наугад?

Особое внимание мы обратим на то, как родителям наиболее правильно обращаться с каждым типом ребенка. Гораздо больше смысла сразу начать правильно воспитывать сущность, чем потом, когда она пострадала от вредных воздействий, пытаясь снять все негативные наслоения неподходящей структуры личности, и проводить лечение, прежде чем может начаться развитие и воспитание сущности. Общество, в котором все члены являются ярко выраженными примерами правильного развития их типов, — это только мечта. В то же время помочь хотя бы одному ребенку получить наилучшее развитие — это вполне стоящее усилие.

В конце каждой главы о типах будет подробно описан пример человека данного типа, потому что лучший способ понять различные типы людей и их поведение — это непосредственно их наблюдать. Это, безусловно, единственный способ проверить, верны ли описания типов. Рассматривать примеры известных исторических личностей или наших современников, относящихся К определенным типам сущности — это хоть и неудовлетворительный подход, но все же он лучше, чем просто иметь дело с общими положениями. То, что мы знаем о внешнем виде, способностях, достижениях и интересах таких людей, может помочь нам в понимании типов, которое послужит основой для наших собственных наблюдений за людьми вокруг нас.

ТИП ЛУНЫ

Лунный тип — это единственный пассивный и отрицательный тип. Это также единственный тип людей, управляемый небесным телом, которое считается спутником. Лунные люди — это, возможно, самая большая группа из всех типов, но их стремление держаться в тени делает это совсем не очевидным. Внешний вид их весьма разнообразен, но большинство обладает несколькими следующими характеристиками.

Этот тип высокий и худой, как это иногда бывает, или невысокий и округлый, что встречается чаще, ему свойствен несколько странный, незавершенный вид. Его тело с виду хрупкое, не полностью развитое, как тело ребенка. Часто ему не хватает координации, что усиливает впечатление того, что он не полностью сформировался. Контуры тела очерчены нечетко, кожа бледная и слегка одутловатая, недопеченная булочка. Лунные люди часто сутулятся или горбятся, стараясь остаться незаметными и как бы стремясь исчезнуть совсем. В одежде они как бы специально выбирают темные или нейтральные тона, которые могут сделать их менее заметными.

Лунный тип обычно имеет круглое лунообразное лицо, бледное, с большими и слегка выдающимися глазами, что делает этих людей похожими на сову. Это впечатление усиливается очками, так как многим из них требуется корректировка зрения. Взгляд они стремятся опускать вниз или отводить в сторону, не желая вступать в визуальный контакт. У большинства лунных людей слабо очерченный подбородок, да и все черты лица смягчены и нечетко обозначены. Для них было бы необычным иметь выдающиеся скулы и четкую линию подбородка. Волосы у них обычно жидкие, тонкие, мышиного цвета, светло-коричневые или тускло-светлые. У них, как у детей, почти нет волос на теле, а те, что есть, тоже бледные и тонкие. Если лунные мужчины стараются отрастить волосы на лице, то борода или усы у них обычно тощие и клочковатые. Лучшее, что можно ожидать, — это козлиная бородка.

Перед тем как заняться описанием психологических наклонностей лунного типа, мы рассмотрим небесное тело, влияющее на этих людей, и эндокринную железу, которая, как считается, у них преобладает. Хотя и невозможно доказать, что Луна влияет на этот тип, здесь к месту будет применить древний эзотерический принцип «как вверху, так и внизу», а также наши знания о Луне.

Небесное тело, ассоциируемое с лунным типом, имеет неопределенный статус в Солнечной системе. Луна обладает размером, сходным с другими большими спутниками планет — такими, как четырех самых больших спутника Юпитера и спутники Сатурна и Нептуна. Однако если мы примем во вниманием размер этих спутников по сравнению с гигантскими планетами, вокруг которых они вращаются, то увидим, что Луна — очень большой спутник для такой сравнительно маленькой планеты, как Земля. Если мы сравним Луну с самой малой из внутренних планет, Меркурием, то увидим, что она не намного меньше него.

Более того, Луна, чей диаметр почти равен четверти диаметра Земли, в действительности не обращается вокруг Земли. И Луна, и Земля вращаются вокруг общего центра тяжести. Поскольку Земля больше Луны и они достаточно близки друг к другу (учитывая громадные расстояния между планетами), то этот центр тяжести находится внутри земного шара. Благодаря этим аномалиям, многие астрономы считают, что правильнее рассматривать Луну и Землю как двойную планетную систему, а не как планету и спутник. Но как бы ни называлась Луна — планетой или спутником, она неоспоримо является нашим ближайшим соседом и тем небесным телом, о котором у нас есть больше всего информации.

Луна всегда повернута к Земле одной стороной, и до недавнего времени мы даже не знали, как выглядит обратная сторона Луны. С тех пор, как вся Луна была сфотографирована, измерена и проанализирована до такой степени, что у нас есть более подробные карты всей Луны, нежели некоторых областей Земли, Луна — это не совершенный шар, который немного неуклюже сформирован. У нее немного яйцевидная форма, узкий конец которой направлен в сторону Земли, возможно, из-за того, что она подвергалась воздействию сильного гравитационного поля Земли. Хотя Луна и сложна, это, вероятно, самое бесцветное тело Солнечной системы из всех планет и спутников. Все лунные ландшафты покрыты слоем тонкой пыли и осколками от одного до двадцати метров в размере. Этот слой называется лунной почвой, хотя она совершенно отличается от почвы, формируемой на Земле действием ветра, воды и органической жизни.

Лунная почва сформировалась под действием миллионов лет бомбардировки большими и малыми метеоритами, которые большей частью были настолько малы, что сгорели бы, если бы вошли в земную атмосферу. Метеориты образовали кратеры на Луне. Крошечные частицы космической пыли образовали кратеры диаметром в микроны, в то время как более редкие падения больших объектов давали кратеры, которые могут быть несколько миль в диаметре. Каждый такой удар дробит скалу, разбрасывает

ЛУНА
Лунный тип — пассивный и негативный. Люди этого типа моложавы, часто выглядят хрупкими и немного неуклюжими. Они не любят находиться в толпе или быть в центре внимания. Компании они предпочитают одиночество. У представителей этого типа обычно слабое зрение, поэтому яркому солнечному свету они предпочитают приглушенное освещение. Поскольку доминирующей в эндокринной системе у людей лунного типа является поджелудочная железа, у них часто возникают проблемы с пищеварением. Всегда точные и внимательные в отношении деталей, иногда они с трудом могут представить общую картину происходящего. Отличительной чертой представителей этого типа является упрямство; оно может быть и слабой стороной их характера.
породу вокруг кратера и сотрясает почву. Но эта почва — гораздо больше, чем раздробленный камень. Это пограничный слой между Луной и космосом, из которого он поглощает материю и энергию, идущую от Солнца, планет Солнечной системы и из всей Вселенной. Маленькие частицы космической пыли и атомы постоянно ударяются о лунную поверхность. Почва Луны так же пропитана частицами солнечного ветра, овевающего ее.

После посадки на Луну по программе «Аполлон» в 1969 — 1972 годах оставленные астронавтами приборы проработали там восемь лет. Сейсмографы записывали легкие вибрации, вызываемые падением метеоритов и «лунотрясениями» глубоко внутри Луны. Поскольку эти данные дают ключи к тому, через какой материал проходят сейсмические волны, ученые получили возможность размышлять о том, что у Луны внутри. Внешняя оболочка Луны гораздо холоднее, толще и тверже, чем у Земли. Лунотрясения проходят гораздо глубже, чем землетрясения, — в 600—800 километрах под толстой, плотной мантией. Глубинный состав Луны еще не известен. Некоторые считают, что она может быть частично расплавленной, и в центре, возможно, есть небольшое железное ядро, как у Земли.

Как это обычно происходит в науке, исследования Луны оставили много неразрешенных вопросов, и появились некоторые неожиданные вопросы. Одним из таких явлений, ставящих в тупик, является наличие магнитных свойств во многих старых лунных породах. Так как у самой Луны нет магнитного поля, то что намагнитило породу? И хотя было высказано много теорий, Луна хранит свои тайны.

Относительная тишина на Луне сделала возможным для приборов «Аполлона» регистрировать удары метеоритов размером с грейпфрут. Детекторы регистрировали от 70 до 150 ударов в год в течение восьми лет. Некоторые из этих ударов были вызваны роями мелких метеоритов. Регистрация таких событий дает информацию о распределении метеоритных потоков в Солнечной системе.

Наряду с успехами в изучении Луны, наука также много узнала о железе эндокринной системы, которая, как полагают, управляется Луной, — поджелудочной. Причина такого интереса к поджелудочной железе состоит в том, что она производит инсулин. Инсулин производится в бугорках Лангерханса — клеточных структурах, составляющих только 2—3% массы железы. Инсулин необходим почти всем клеткам тела, так как он дает им возможность поглощать глюкозу, являющуюся одним из основных источников энергии клеток. Когда человек поест сладкого, уровень глюкозы в крови повышается, и поджелудочная железа стимулируется на производство инсулина, а тело стимулируется на производство белков и жиров. Если этот процесс нарушается, если инсулина недостаточно, то клетки не могут использовать эту энергию. Возникающая в результате болезнь — диабет — болезнь распространенная и опасная, и поэтому поджелудочной железе уделяется столько внимания

Однако инсулин — это не единственный гормон, производимый бугорками Лангерханса. Поджелудочная железа производит также гормоны глюкагон и соматостатин. Глюкагон, так же, как инсулин, имеет отношение к энергии, поступающей к клеткам тела. Он стимулирует печень, чтобы она освободила запасенный в ней сахар. Без этого гормона может возникнуть кома, когда мозг потратит всю энергию. Соматостатин — это гормон-посланник, регулирующий выделение в кишечнике гормонов пищеварения, таких, как инсулин и гастрин. Он также влияет на выделение гормона роста в гипофизе. Поскольку соматостатин сейчас синтезируется, то можно лечить болезнь, связанную с чрезмерным производством гастрина — язву желудка. Также возможно бороться с проблемами, вызываемыми избытком инсулина — с гипогликемией. Соматостатином можно также лечить отклонения, вызванные избытком гормона роста.

Другая часть поджелудочной железы, называемая железой Азелли, состоит из группы лимфатических желез и, по-видимому, связана с обращением лимфы. Эта почти бесцветная жидкость жизненно важна для иммунной системы тела. Лимфа, циркулируя между тканями и органами, уносит из них бактерии и некоторые белки и переносит жир из кишечника. Она также поставляет в кровь лимфоциты, белые кровяные тельца, борющиеся с инфекцией.

Лунный тип, бледный и холодный, управляется бледной, холодной Луной. Лунный тип молчалив и скрытен, так же, как и Луна, держит одну свою сторону всегда повернутой от нас и скрывает свои тайны глубоко внутри, под плотной мантией. Эти качества Луны идеально отражают психологию лунного типа, задумчивого и замкнутого. Это склонные к уединению люди, любой компании предпочитающие одиночество, избегающие вечеринок и общественных собраний. Если же Луна не может отказаться от такого мероприятия, то, скорее всего, она будет сидеть в углу или стоять у стены, наблюдая, но не участвуя. Если ее попросят присоединиться к компании, она будет уклоняться и может даже совсем уйти.

Поскольку Луна — это единственный пассивный и негативный тип, то полезно рассмотреть эту комбинацию, чтобы понять, как этот тип воспринимает мир. Прежде всего, ориентация на пассивное, а не активное начало означает, что этот человек видит внешний мир как нечто такое, что действует на человека, а не то, на что ему самому можно действовать. Другими словами, в то время как активные типы считают свое окружение и людей вокруг чем-то таким, что надо изменять, преобразовывать, улучшать или как-то еще на него действовать, пассивные типы реагируют на окружение как на нечто такое, на что они не могут влиять. Пассивных и позитивных типов — Венер и Юпитеров — это вполне устраивает. Венеры просто принимают вещи как они есть и плывут по течению, а Юпитеры на большинство ситуаций смотрят как на званый вечер или на подготовку к нему. Луны же считают внешний мир угрожающим — чем-то таким, от чего надо защищаться. Похожие на Луну в темном космосе, не защищенную атмосферой, бомбардируемую метеоритами и космическими частицами, люди с этим типом не видят другого выхода, кроме как создать вокруг себя твердую оболочку для защиты от атакующего их бешеного потока впечатлений и переживаний.

Мы упоминали о четырех функциях, или типах разума, которые есть у людей. Каждая из этих функций имеет положительную и отрицательную часть. Для интеллектуальной функции положительная часть — это «да», «правильно», «поистине так»; отрицательная часть — это «нет», «ошибочно», «ложно». Для двигательной функции такой контраст заключается в движении и отдыхе, для инстинктивной — в комфорте и дискомфорте. Для эмоциональной функции положительная часть — «любит», а отрицательная — «не любит». У позитивных типов положительные части функций развиты сильнее. Это значит, что любое впечатление или переживание зарегистрируется скорее как положительное — эти части функций больше по размеру, в них легче «попасть». У негативных типов все наоборот. Отрицательные части центров развиты сильнее и представляют собой большую по размерам мишень, так что любое впечатление или переживание, скорее всего, будет воспринято негативно. Нет. Я не хочу шевелиться. Нет, мне неудобно. Мне это не нравится. Нет. Позитивные типы — это те, которые говорят, что стакан наполовину полон; негативные говорят, что он наполовину пуст.

Для трех негативных типов ответом на любой стимул скорее всего будет «нет» вместо «да», если этот стимул — идея; «не нравится» вместо «нравится», если стимул эмоциональный и так далее. Активные негативные типы — Марсы и Меркурии, получив негативный с их точки зрения стимул, воспринимают его как объект для изменения. Они ощущают необходимость действовать, и оба, каждый по-своему, стремятся произвести изменение, которое они считают нужным. Лунный тип, однако, видит только то, что стимул негативен и что его надо проигнорировать или скрыться от него, уклониться, отказаться или, если необходимо, просто убежать.

В качестве примера последовательного и предсказуемого лунного поведения представьте себе, что вы хотите посмотреть фильм, идущий в соседнем кинотеатре. По пути вы вспомните о своей хорошей подруге, компания которой вам нравится, и вы думаете, что фильм тоже может ей понравиться. Поскольку она живет поблизости, вы стучите в ее дверь и предлагаете пойти с вами в кино. Лунный тип ответит «нет». Она не хочет. Она слышала плохие отзывы об этом фильме. Она занята. Нет.

Обычный ответ лунного типа «нет» может очень огорчать его друзей и родственников, до такой степени, что они даже перестанут к нему обращаться и оставят в покое. И это практически все, что они могут сделать, независимо от того, насколько они активны и решительны. Луна с тем большим упрямством будет отказываться, чем больше ее просят, убеждают, уговаривают, подкупают, обхаживают, угрожают и так далее. Единственный способ заставить ее изменить мнение о чем-то — это не напирать. Просто примите первый отрицательный ответ и оставьте ее в покое. Когда Луне никто и ничто не противостоит, она сама по себе может изменить свое мнение, если дать ей достаточно времени и возможностей.

Если вы хотите что-то от человека лунного типа, вам нужно быть очень предусмотрительным. Вы должны понять, что он не может — действительно психологически не может — действовать быстро. Помните, что пищеварительные гормоны, вырабатываемые поджелудочной железой, снижают количество адреналина. Все мы становимся менее возмутимыми после хорошего обеда, а большинство и вообще не сдвинется с места. Без «гальванизирующего» действия адреналина нет никакого стремления к действию. Лунный тип говорит «нет». Поэтому если вы чего-то от него хотите, не говорите с ним об этом непосредственно перед тем, как вы хотите, чтобы он это сделал. Вернемся к примеру подруги, которую вы хотели пригласить в кино. Если бы вы действительно хотели, чтобы она пошла, вам следовало бы подумать о том, чтобы позвонить ей днем и просто упомянуть о фильме, сказав, что вы хотели бы пойти на него, что друг вам его очень рекомендовал, — и затем сменить тему. Затем надо было дать ей пару часов, чтобы она привыкла к этой мысли, а потом позвонить снова и уже фактически пригласить ее. Такой подход к лунному типу — его подготовка и смягчение перед фактическим предложением — срабатывает не всегда. Но иногда он будет работать, в то время как внезапные предложения не сработают вообще.

Такая психологическая неспособность лунного типа действовать быстро или приходить в возбуждение может быть очень полезна в кризисных ситуациях. Лунные типы не паникуют и не совершают поспешных или рискованных действий. Их холодность и спокойное отношение к сложным ситуациям, когда все в панике и ничего не способны предпринять, могут быть крайне полезны. Несмотря на всю их робость и пассивность, во время катастроф они могут быть героями, потому что они фактически — химически и физиологически — не могут быстро возбуждаться. Поэтому они идеально подходят в качестве медицинских работников «скорой помощи», как специалисты по уничтожению бомб и боеприпасов или во всех других областях, требующих спокойствия перед лицом опасности.

Это ночные люди, и они лучше других типов переносят ночные смены. Они могут работать ночными регистраторами в отелях, поварами в круглосуточных кафе, ночными ревизорами и сиделками в больницах. В своей квартире в дневное время они склонны жить с опущенными занавесками и закрытыми ставнями. Затемненные помещения нравятся им гораздо больше, чем яркий солнечный свет. Мой друг, относящийся к лунному типу, всегда заходит в вестибюль соседнего здания, когда ждет автобус на остановке, чтобы не стоять на ярком летнем солнце на улице Санкт-Петербурга.

Лунный тип хорошо подходит для работ, связанных с концентрацией внимания на деталях. Требовательный и опрятный, он не выносит неточности. Составление отчетов, сбор данных, канцелярская работа, библиотечное дело, запись историй болезни, научные исследования — все это занятия, которые нравятся лунным людям и которые они выполняют хорошо. Им нравится точная и детальная работа, а вся такая работа может выполняться при минимуме контактов с другими людьми. Вся подобная работа требует любви к одиночеству и сосредоточению. Лунный тип не только хорошо переносит такие условия, но даже предпочитает их.

Интересы лунного типа, как и других типов, зависят как от типа тела, так и от центра тяжести. Та функция, через которую они предпочитают общаться с миром, является важным фактором при выборе этими людьми того, что им нравится, и в том числе работы. Двигательно центрированные Луны соединяют свое стремление к точности с удовольствием движения в пространстве. Одна двигательно центрированная Луна, которую я знаю, сделала успешную карьеру в балете, другая — специалист по классической китайской мебели династии Мин. Оба этих человека проявили свойственные лунному типу настойчивость и самоотверженность, чтобы стать специалистами своего дела. Другие, тоже двигательно центрированные лунные типы, могут быть механиками или техниками.

Лунный тип с центром тяжести в инстинктивном центре будет очень интересоваться едой. Возможно, лучше сказать, что их интересует пищеварение, так как их беспокоит скорее воздействие еды на тело, чем ее вкус. Поскольку ведущая железа лунного типа — поджелудочная, источник пищеварительных гормонов, то неудивительно, что этот тип, особенно будучи инстинктивно центрированным, будет весьма интересоваться едой. Луны могут быть хорошими поварами, настойчивостью компенсируя отсутствие склонности к экспериментированию. Если вас угощают яблочным пирогом, изысканным на вкус, то можете быть уверены, что следующий тоже будет изысканным. Люди лунного типа не будут варьировать рецепт или процесс приготовления пищи. Они могут быть вегетарианцами, или переходят на диету из коричневого риса, или могут решить поголодать неделю на лимонном соке и воде с чайной ложкой черной патоки.

Интеллектуально центрированные Луны являются самыми медлительными людьми в мире. У них могут быть блестящие мышление и глубочайшие мысли, но они не действуют быстро. Лунный тип — это самый пассивный из типов, а интеллектуальный центр — самая медлительная из функций, так что их комбинация дает крайне задумчивого и неторопливого человека. Из таких людей получаются великие ученые, математики, философы и изобретатели. Их можно найти в университетских городках по всему миру — стеснительных холостяков или старых дев, с настойчивым усердием раскапывающих какую-нибудь малоизученную область квантовой физики, филологии или средневековой истории, в которой они стали такими специалистами, что во всем мире не найдется и двух других людей, которые имели бы хоть какое-то представление о том, что они делают.

Эмоционально центрированный лунный тип может быть очень творческим человеком. Робость и чувствительность этого типа могут скрываться под очевидно безразличной внешностью, но он способен на глубину чувства, которая создает великое искусство. Такие люди могут быть художниками или музыкантами. Часто они бывают писателями. И опять же, этот тип легко переносит одиночество, которое требуется для совершенствования какой-либо формы искусства, и обладает настойчивостью, необходимой для освоения технических приемов этого искусства. Их внутренний мир, в значительной степени защищенный от внешних влияний, может выразить себя в поэзии или кинематографе. Вуди Аллен — это пример лунного типа, использовавшего слабости и странности своего типа, чтобы писать веселые сценарии фильмов о бесцветности человеческого существования и трудностях человеческих отношений. Юмор Луны — это «черный» юмор, но он может быть и очень веселым.

Эмоционально центрированных Лун также может привлекать монашеская жизнь. Если они интересуются духовным развитием, то путь монаха привлечет их уединением, часами, проводимыми в медитации и молитве, то есть питанием для лунного духа. Святая мать Тереза была таким типом, как, вероятно, и многие из тех религиозных мыслителей, которые так обогатили духовную литературу.

Сила лунного типа — в его чувствительности, настойчивости, внимании к деталям, лояльности, проявляемой по отношению к другу или к делу, и стремлении к уединению. Его слабости могут быть связаны с его преимуществами — в случае крайнего проявления тех же самых наклонностей.

Чувствительность лунного типа, доведенная до крайности, может перерасти в сильный страх, если им овладевает робость. Это может привести к паранойе и болезненной впечатлительности. Если человек уклоняется от контакта с другими и погружается в свои собственные темные образы, может возникнуть опасная и саморазрушительная патология. Иногда мрачный и слегка искаженный цинизмом взгляд на мир, находящий отражение в творчестве людей лунного типа, получает широкое признание, как это видно по работам таких карикатуристов, как Гэри Ларсон, Грэм Гилсон и Чарльз Аддамс. Об Аддамсе, который много лет работал в «Нью-Иоркере» (Популярный американский журнал. — Прим. перев.), существует история, за достоверность которой я не ручаюсь. Время от времени редактор, получив его работы и посмотрев на них, брался за трубку телефона. «Поезжайте, заберите Чарльза», — говорил он психиатру, возглавлявшему лечебницу, которую Аддамс иногда посещал. Правдив этот рассказ или нет, он иллюстрирует склонность лунных типов терять контакт с внешним миром. Нас до некоторой степени восхищает необычное видение мира, ненормальное изображение вещей, которое могут дать нам люди лунного типа. Но иногда они заходят дальше, чем нам хотелось бы, и их приходится возвращать назад.

Главной чертой, или основной слабостью Луны может быть также своеволие. Если ее подталкивать — она сопротивляется, если уговаривать — она уклоняется, если проявлять власть — она бунтует. Когда активные черты, такие как властность и доминирование, соревнуются со своеволием, своеволие побеждает. Луна может говорить «нет» дольше, чем любой другой тип может говорить «да», и ее упрямство выдержит любые уговоры.

Другая черта, которая может быть присуща лунному типу, — это лунатизм. Эта черта характеризуется неспособностью понять, что какой-то интерес или вид деятельности может не заслуживать расточаемых на него времени и энергии. Поскольку этот тип склонен зарываться в детали, то он может потерять всякое чувство масштаба и пропорции. Он может позволить какому-нибудь тривиальному хобби типа коллекционирования бейсбольных программок или разгадывания кроссвордов поглощать всю его энергию. В то время, как другой тип может использовать хобби для расслабления, у лунного типа оно может стать навязчивой идеей, и он может посвятить ему всю свою жизнь. Эти маленькие закрытые миры коллекционеров марок, любителей птиц, игроков в бридж, безопасны и знакомы, и общение с теми, кто разделяет подобные интересы, обеспечивает минимальные социальные контакты, которые не представляют собой угрозы для их замкнутого, самоуглубленного существования.

Хотя лунный тип не любит общества и предпочитает уединение, он все же образует крепкие и долговременные дружеские связи. Это верный и постоянный друг, который может не видеть вас пять лет, а при встрече возобновить разговор с середины фразы — где вы оборвали ее в прошлый раз. В плане семейной жизни лунный тип может быть вполне доволен, особенно если партнер подходит ему.

Максимальным притяжением для пассивной и негативной Луны является активный и позитивный Сатурн, Луна — это середина женственности, а Сатурн — это середина мужественности. Это не зависит от пола индивидуума. Весьма женственные с виду лунные мужчины могут иметь полностью гетеросексуальную ориентацию и быть хорошими любовниками, мужьями и отцами. Верно, однако, и то, что у мужчин Лун большая склонность к гомосексуальности, чем среди других типов. По той же причине у женщин Сатурнов большая склонность к лесбиянству, чем у других типов.

Отношения этой пары максимального притяжения Луна-Сатурн похожи, скорее, на отношения родителя и ребенка. Сатурн по-отечески заботится и защищает пассивную, похожую на ребенка Луну. Поэтому такое сочетание отлично подходит для управляющих и служащих в бизнесе. Сатурн обладает общим взглядом на вещи и способностью к планированию, а Луна вполне довольна, когда ей предоставляют заниматься деталями. Хотя Сатурны и Луны часто образуют стабильные пары, когда женятся, у них, скорее всего, будут разные интересы и занятия, и они мало времени будут проводить вместе. Луна обычно бывает домоседом, а Сатурн стремится организовать мир или ту часть его, которая находится в непосредственной от него близости. Лунам также свойственно жениться на представителях своего же типа. Можно поражаться, как кому-либо из них придет в голову сделать это, что все же случается часто. То, что они понимают друг друга, предоставляют друг другу много пространства и тишины, и то, что оба действуют с одинаковой медлительностью, — более чем компенсирует отсутствие сюрпризов, жара и страсти в отношениях.

Луна может иметь трудности в общении с двумя другими негативными типами. А им может быть трудно общаться с ней. Проблемы здесь возникают по двум причинам. Первая — это разница в скоростях, с которыми действуют эти типы. Луна не способна — и не хочет — шевелиться с быстротой Марса или Меркурия. Это относится к принятию решений, физической и умственной деятельности и развитию взаимоотношений. И так же, как Луна не может действовать быстрее, эти два других типа не способны замедлиться. Так что если здесь возникает дружба, то она требует немалого понимания ограничений своих и партнера.

Другая область проблем в отношениях Луны с Меркурием и Марсом — это игра их главных черт. Одна черта пробуждает другую: черта властности обоих активных негативных типов пробуждает своеволие. Марс напирает, а Луна окапывается, чтобы сопротивляться. Меркурий пытается влиять, а Луна презрительно отвергает его. Требуется огромная добрая воля с обеих сторон, чтобы эти типы могли сосуществовать.

Два пассивных позитивных типа не доставляют Луне особых проблем, хотя она предпочитает не посещать вечеринки Юпитера. Если ей придется работать с любым из этих позитивных типов, то она сможет это делать, но не будет стремиться познакомиться с ними поближе — впрочем, она этого никогда и не делает. Как уже отмечалось, Луна сильнее всего притягивается к активному позитивному Сатурну, и они отлично сосуществуют, если Сатурн открыто не проявляет свое доминирование. Другой активный позитивный тип, Солнце, будет раздражать Луну своим неприкрыто позитивным отношением. Поскольку Луна почти без исключений видит темную сторону вещей, а солнечный тип, по сути дела, не способен видеть темные стороны, то этим типам трудно найти точки соприкосновения ума или сердца.

Если у вас есть знакомая Луна, то забота, которую она требует, вполне компенсируется пользой от таких отношений. Прежде всего, если в вашей жизни есть Луна, то это потому, что вам дарована редкая привилегия войти в жизнь, которая тщательно охраняется. Это честь, которой добиваются немногие. Во всяком случае, это верно тогда, когда Луна — это ваш партнер или друг. Если же он член вашей семьи, то вам следует помнить, что по сути дела вы не избраны им, но навязаны ему. Вам следует уважать ее стремление к уединению и скрытности.

Если у вас лунный ребенок, то особенно важно стараться не заставлять его быть другим, чем он есть. Поскольку Луна робка и застенчива — качества, которые обычно не считаются подходящими у мальчиков, — и не любит быть в центре внимания, то попытки заставить ее быть более смелой и общительной, заниматься спортом, ходить на вечеринки и так далее — обречены на провал. Не только эти усилия пропадут даром, но такое давление может иметь очень плохие последствия. Лунный тип крайне чувствителен, и склонность к пессимизму в соединении с самоуглубленностью может привести к формированию крайне заниженной самооценки. Вы не можете изменить Луну, чтобы она была тем, кем вы хотели бы ее видеть, более того, ваши усилия сделают ее ожесточенной, мстительной и злой.

С ребенком лунного типа, вероятно, нужно обращаться поощрительно, с любовью, несмотря на то, что из всех типов такой ребенок может сам выказывать минимальную любовь и привязанность. Поддержка для такого ребенка должна выражаться в форме понимания того, что его нельзя торопить, что он не любит сюрпризов, что ему больше, чем другим детям, нужны защита и безопасность, но, вероятно, ему не нужны объятия. Лунному типу вообще трудно принять что-либо, включая себя самого, и если у него есть родители и учителя, которые искренне принимают и любят его, то это жизненно важно для такого ребенка. Поскольку среди наиболее чувствительных писателей и поэтов много Лун, то из их произведений мы можем понять, каким ужасом для такого ребенка может быть детство. Лунный поэт Райнер Мария Рильке в своих «Записных книжках Молт Лоридс Бригг» оставил воспоминания о детстве Луны, которую сделали несчастной родители, не способные понять ребенка29.

Рильке родился в Праге в 1875 году; его мать была темпераментной и эмоционально нестабильной и обращалась с сыном, как с дочерью. Его отец, Джозеф Рильке, стремился к военной карьере и был огорчен тем, что не смог стать военным; поэтому он был сторонником строгой дисциплины, полным решимости заставить своего сына вести такую жизнь, которой он не смог жить сам. Их брак был постоянным полем боя, где сын оказывался военным трофеем. Когда ему было девять лет, родители молодого Рильке разошлись, а его отправили в военную школу, которую он ненавидел. Он жестоко страдал из-за всего, что касалось школы: из-за строгого режима, жизни рядом с грубыми парнями, которые его мучили, жестоких наказаний за любое нарушение правил. Но все признавали его писательские способности, так что это его поддерживало.

Ранние произведения Рильке 1890-х годов были не очень удачными, он сам это прекрасно сознавал. Но он в полной мере обладал лунным качеством настойчивости, так что он совершенствовался в своем искусстве, и его поэзия завоевала себе место не только в немецкой, но и в мировой литературе.

Близкие связи Рильке не были долгими — его брак с молодой скульпторшей Кларой Уэстхофф долго не продлился, как и его связи с другими женщинами, — но если его сексуальные связи и прекращались, то дружба с этими женщинами на этом не кончалась. Большинство его женщин всю жизнь оставались для него близкими подругами и наперсницами.

Любимым городом Рильке был Париж. Когда он впервые приехал туда со своей женой-скульпторшей, ему заказали написать монографию о Родене. В связи с этим он на время стал личным секретарем великого скульптора. Однако, два великих художника слишком различались по темпераменту, и Рильке был уволен. Позже они снова стали друзьями. Рильке недолго жил в Париже — он много путешествовал. Его путешествия стимулировались не любопытством или стремлением познакомиться с другими культурами. Он делал это потому, что у него не было средств к существованию и он был полон решимости совершенствовать свое искусство. Он ездил туда, куда его приглашали как гостя или где ему на время предлагали пожить в пустующей квартире; один раз он жил в замке.

Одной из его любовных привязанностей была Лу Андреас-Салом, русская по происхождению, жена профессора, с которым он занимался в Берлине. Она два раза возила его в Россию, где он заинтересовался русским языком и культурой и встречался с Львом Толстым. Другая его близкая подруга, принцесса Мария фон Турн-Таксис-Хохенлохе, зимой 1911/12 года приглашала его в свой замок Шлосс Дуино под Триестом. Между декабрем и апрелем он жил там один, и из этого периода одиночества вышли «Дуин-ские Элегии». Именно эти элегии и другая зрелая поэзия Рильке дают нам представление о спокойном, глубоком внутреннем видении, которое, с одной стороны, характеризует субъективный мир лунного типа и, с другой стороны, универсально по своему глубокому и трогательному описанию изолированности и уязвимости человека в этом мире. Следующие строчки из написанной в Дуино «Первой элегии» передают чудесное и странное состояние одиночки, который

…постепенно

Чувствовать вечность начнешь. Ошибаются, впрочем, живые,

Слишком отчетливо смерть отличая от жизни.

Ангелы, слышал я, часто не знают и вовсе,

Где живые, где мертвые. Вечный поток омывает

Оба царства, и всех он влечет за собою, Там и тут заглушая любые звучанья30.

Понять и уважать лунный тип означает, — это касается и других типов — понять все человечество со всеми его трудностями и возможностями. Не просто понять Лун с их скрытностью и отстраненностью, но, если учесть такие их качества, как верность и чувствительность, эти попытки того стоят.

ТИП ВЕНЕРЫ

Описать типичный внешний вид Венеры можно, но также верно и то, что они похожи на хамелеонов своей способностью принимать внешний вид других типов, особенно таких, которых они предпочитают своему собственному.

Венеры по своей природе крупные, склонные быть грузными. Иногда они высокие, пухлые, как любимое кресло. Их лица редко бывают угловатые и более приятны в пропорциях, чем лица Лун. И действительно, Венеры могут быть очень привлекательными. Они часто смуглые, с карими глазами, с прямым взглядом и густыми черными или темно-коричневыми волосами. Мужчины могут при желании отращивать роскошные бороды, а если у них нет бороды, то у них модный в настоящее время небритый вид.

Венерианские женщины, а также многие из мужчин могут выглядеть очень чувственными, с соблазнительными изгибами тела и мягкими формами. Вес Венер расположен низко на теле — у них широкие и полные бедра под

ВЕНЕРА
Венерианский тип пассивен и позитивен. Это земной тип. Венеры обычно крупные, склонны к полноте, с широкими бедрами. Венера предпочитает жить жизнью других людей, она — прирожденная последовательница. Мягкие и заботливые, Венеры любят комфорт и привычную для них обстановку. Они могут быть ленивы и немного неаккуратны. Люди венерианского типа иногда могут иметь плохие зубы, поскольку гормон доминирующей околощитовидной железы стимулирует чрезмерное поступление кальция в кровь из костей. Основной чертой Венеры является несуществование: у Венеры отсутствует способность осознавать окружение и события, участником которых она является.
сравнительно высокой линией талии. Такая конфигурация придает им вид груши.

Венеры — это любители комфорта, они часто выбирают просторные ниспадающие одеяния — свободные платья для женщин, большие гавайские рубашки для мужчин. Иногда они ходят в мятой одежде и невнимательны к своей наружности. На галстуке у них могут быть пятна от подливки, а на рубашке — от соуса к спагетти.

Кажется, самоанцы являются Венерами, как и другие жители островов Южных морей, изображенные Гогеном. Этот тип также часто можно видеть среди индейцев Северной и Центральной Америки и среди жителей Средиземноморья.

Опять же, однако, полезно помнить, что Венеры могут по собственному желанию изменять свою внешность, особенно если считают, что это понравится другим людям. В наши времена, когда модно быть стройным, венерианские формы не вызывают восхищения. Венерианская женщина в своем стремлении понравиться может покрасить волосы и при помощи диеты довести свое тело до худобы. Венерианский мужчина, от природы обладая грузным телом, может заниматься бодибилдингом или поднятием тяжестей, чтобы быть более мускулистым. В любом случае, склонность Венеры к чувственным удовольствиям и комфорту будет преодолена стремлением нравиться людям или быть похожим на другой тип, которым она восхищается.

Ближайший сосед Земли по Солнечной системе, помимо Луны, — это Венера. Если не считать Солнца и Луны, эта планета — самый яркий объект на нашем небосклоне. Венера появляется как блистательная утренняя или вечерняя звезда; она такая яркая отчасти оттого, что прекрасно отражает свет, и отчасти оттого, что это сравнительно большая планета. Ее диаметр и масса сходны с земными. Она ближе к Солнцу, чем мы, — ее среднее расстояние от Солнца — 67 миллионов миль. Когда она подходит ближе всего к Земле, то до нее всего 25 миллионов миль. Учитывая эти факты — что Венера является одним из самых ярких и заметных объектов на небе, что она наш ближайший сосед (учитывая масштаб межпланетных расстояний) — мы можем допустить, что много знаем об этой планете. И окажемся неправы.

К сожалению, когда Венера находится к нам ближе всего, мы не можем видеть ее всю, так как она повернута к нам темной стороной. Она наиболее яркая, когда похожа на полумесяц, — если нам видны примерно 30% дневной поверхности. В этом случае она ближе к нам, чем когда освещена полностью, потому что тогда она находится по другую сторону Солнца от нас, на расстоянии около 160 миллионов миль. Поскольку Венера выглядит так эффектно для невооруженного глаза, когда она близка, мы можем подумать, что с хорошим телескопом мы могли бы увидеть больше. И снова ошиблись бы. Все, что можно увидеть, — это яркий и почти чистый диск. Все, что мы можем увидеть, — это верхний слой толстого облачного покрова.

Спутники, посланные в конце 70-х годов, мало что добавили к нашему знанию об этой планете, так как их камеры, как и телескопы, были не способны проникнуть сквозь плотный облачный покров. Затем в 1978 году на орбиту Венеры вышел «Пионер», чтобы исследовать ее радаром. Полученная в результате топографическая карта показала, что 60% поверхности не содержит возвышенностей выше 500 метров, и только на 5% есть горы выше 2 километров. Диапазон возвышенностей сравним с земным.

Венера — очень медленная планета. Она совершает один оборот вокруг оси за целых 243 дня, причем вращается в обратную сторону по сравнению с Землей или со всеми другими планетами. Если бы вы смотрели с Венеры на восход, которого вы не увидели бы из-за облаков, — то Солнце всходило бы на западе. Закат на востоке произошел бы на много месяцев позже, так что вы все равно бы о нем забыли. Верхняя часть атмосферы вращается намного быстрее поверхности планеты, обращаясь всего за четыре дня и также двигаясь от экватора к полюсам. Скорость ветра на поверхности редко превышает 1 метр в секунду, но к верхней части облаков достигает 100 метров в секунду.

На Венере нет океанов, потому что она слишком горячая. Густые облака создают парниковый эффект, из-за чего поверхность планеты буквально кипит. На ее поверхности расплавился бы свинец. Вода или любая другая жидкость из тех, с которыми мы знакомы, является, следовательно, частью атмосферы. Из-за этой плотной, «супообразной» атмосферы давление на поверхности Венеры в 90 раз больше, чем на поверхности Земли.

Мы знаем сравнительно мало о планете Венера, и мы также немного знаем об эндокринной железе, которую она активизирует, так что в этом плане идея соответствия верна. Традиционно считалось, что таинственные околощитовидные железы по действию противоположны щитовидным железам и тормозят действие их гормонов. Но как это происходит, неясно. Если действительно такова одна из функций этих желез, то управляемый ею тип тела должен быть медлительным, рыхлым, «растительным», что вполне совпадает с описанием венерианского типа. Околощитовидные железы, на которые, как считается, влияет Венера, находятся по обе стороны щитовидной железы, рядом с дыхательным горлом. Они отличаются по форме и размеру у разных людей, но у большинства людей их четыре. Единственный известный гормон, выделяемый ими, называется околощитовидным гормоном.

Единственная известная функция этого гормона — это регулирование уровня кальция в крови. Если кальция в крови мало, то эта железа выделяет гормон, который стимулирует поступление кальция в кровь из костей. Околощитовидный гормон также заставляет почки выделять фосфор, обычно связанный с кальцием. Кальций тогда освобождается для циркуляции в крови. Уровень кальция в крови повышается, и выделение гормона прекращается. Чрезмерная активность околощитовидных желез означает, что гормона выделяется слишком много. Это может вызвать постепенное ослабление костей. Высокое содержание кальция в крови может вызвать такие симптомы, как вялость, усталость и слабость. Если содержание кальция становится очень высоким, человек сонный, его сознание помрачается.

Так же, как планета и соответствующая железа, Венеры могут кого угодно поставить в тупик. Каковы они в самом деле? Что они думают? Что чувствуют? Чего хотят? Что им нравится делать? Людей может сбить с толку вероятный ответ на эти вопросы: ничего особенного.

Венерианский тип пассивен и позитивен. Им все нравится таким, как есть. Они думают практически так же, как думают люди вокруг. Если люди вокруг думают, что политическая и экономическая ситуация стала невыносимой и пора устраивать вооруженное восстание, то Венера пойдет на баррикады. Она пассивна не в том смысле, что она противница насилия и решительных действий, но в том смысле, что она не думает и не решает за себя. С ее функциями здесь все в порядке. Она может понимать и излагать, даже с горячностью, сложнейшие философские теории, может защищать долговременные реформы, которые способна детально объяснить. Но это все не ее собственные идеи. Она не лидер и не организатор, какой бы страстной и самоотверженной она ни казалась. Она — прирожденная последовательница.

Как себя чувствует Венера? Нормально, а как вы себя чувствуете? Она чувствует себя так же, как и вы. Естественно, она хочет, чтобы вы чувствовали себя лучше, потому что тогда и ей будет лучше. Если вы напряжены, встревожены или испуганы, сердиты или разочарованы, она будет слушать вас часами, если это нужно. Она будет вслушиваться во все детали вашего долгого повествования о домашних неприятностях, разногласиях с начальством, физических недомоганиях, финансовых проблемах. Время от времени она может вставлять успокоительные или поощрительные замечания. Она не станет, как этого желают многие надоедливые люди, делать вид, что она слушает о ваших проблемах только для того, чтобы рассказать вам о своих. У нее, по-видимому, проблем нет. Он просто хочет чувствовать то же, что и вы, даже когда речь идет о негативных вещах, так как это лучше, чем не чувствовать вообще ничего. Когда вы наговоритесь и уйдете, она включит телевизор и будет чувствовать то, что чувствуют герои мыльных опер.

Что любят Венеры? Ну, на этот счет свидетельств больше. Они любят то, что есть. Планета Земля, со всеми ее очевидными проблемами и опасностями, их устраивает. Может быть, потому, что Венера по размеру и топографии так похожа на нашу планету, они чувствуют себя здесь вполне комфортно, а они очень любят комфорт. Что им нравится делать — это то, что они уже делают; даже если им не очень-то нравится то, что они делают, они предпочитают продолжать это делать, так как это лучше, чем предпринимать усилия, чтобы это изменить. Если они заняты работой, которая их устраивает, — садоводство, присмотр за детьми, медицина, приготовление пищи, — то они поистине комфортно себя чувствуют на своем месте. Если им приходится заниматься тем, что им не очень нравится, — учетная работа на большом складе, конвейер на фабрике, работа в конторе — что ж, по крайней мере, это стабильно.

Может быть, квартира Венеры и не так велика, как хотелось бы иметь сейчас, когда у него есть жена, двое детей, собака и три кошки. Он не может себе позволить большую квартиру после того, как пятнадцать лет проработал на одном месте и сделал неплохие капиталовложения. Но это все же дом. Он ему знаком. Он удобен. Может быть, на следующей неделе он и подумает о том, чтобы подыскать квартиру побольше, но в конце этой недели так много хороших программ по телевизору, а в воскресенье они поедут к его матери (как они делают каждое воскресенье).

Венеры любят людей. Они так любят семью, что могут даже забыть о том, чтобы создать свою собственную. Когда братья и сестры вырастут и уедут из родительского дома, именно Венера может остаться со стареющими родителями, наслаждаясь семейной жизнью с племянниками и племянницами вместо того, чтобы иметь собственных детей. Если она все же вступает в брак и заводит детей, то склонна жить через супруга и своих детей.

Что Венеры хотят делать? То, что хотите делать вы. Если вы хотите полежать на берегу и позагорать, Венера хочет лежать на берегу и загорать. Если вы хотите пойти потанцевать, Венера хочет потанцевать. Если вы хотите побыть в одиночестве и потратить какое-то время на себя, то Венера… Нет, погодите! Для чего вообще нужны друзья? Чтобы проводить с ними время, правильно? Если вы хотите побыть в одиночестве, Венера найдет кого-нибудь другого, и будет делать то, что хочет друг.

Венера сливается с потоком, движется по течению и не создает волн. В группе она склонна оставаться незаметной. Одетая, как и ее друзья, говорящая о том же, о чем говорят друзья, и делающая то, что делают они, она теряется в толпе. Если вы встречаетесь с группой друзей и идете в пиццерию, а потом, спустя несколько дней, вспоминаете, что друзей было восемь, но вы можете назвать только семерых из них, то весьма вероятно, что тот, кого вы не можете назвать, — Венера. Если три пары заказывают обед и им всем приходится ждать, потому что официант забыл один из заказов, то вероятно, что забыт был заказ Венеры. Венера просто не оставляет четкого впечатления.

Устремления, тревоги, проблемы и заботы других типов, как видно, не затрагивают Венеру, хотя она всегда готова слушать их и успокоить, если сможет. Это «растительный» тип, и у него нет особой потребности в движении. Он может иногда повозиться в саду, подстричь немного розы, бросить несколько листьев в кучу компоста — им будут питаться растения, за которыми ему нравится ухаживать, — но только и всего. Он может быть ленивым, забывая о пыли в углах, немытой посуде в раковине и о не стиранном белье в переполненной корзине. Вместо того чтобы прибрать в доме, он может смотреть «мыльные оперы» по телевизору, заменяя жизнью их героев свою собственную жизнь. Будь это телевизионные герои или ее друзья и родственники, Венера с легкостью растворяет себя в других и живет их жизнью. Это участливый и внимательный слушатель, всегда готовый послушать о горестях другого, не предлагая никаких суждений или советов. Из Венер получаются хорошие бармены, парикмахеры и терапевты.

Из-за этого стремления жить жизнью других венерианский тип бывает очень трудно распознать, так как он принимает на себя характерные черты людей, которые ему близки. И, конечно, своей пассивностью Венеры привлекают активные типы и сами притягиваются к ним. И являются ли активным типом муж или жена, или деловой партнер, или хороший друг, Венера все перенимает. Ничего необычного нет в том, что предположительно вялая Венера играет в футбол, баскетбол, бейсбол, теннис и гольф. Как такое может быть? Ее лучшие друзья любят спорт, так что она тоже любит спорт. Плавать с аквалангом? Само собой. Прыгать с парашютом? Конечно. Кто-нибудь будет играть в бридж? В покер? Несомненно. Венерианские матери довольны, когда живут жизнью своих детей, исправно ходят на родительские собрания, предлагают себя на роль классных помощников. Они заворачивают с собой детям прекрасные ленчи, зашивают им одежду, ходят на все школьные мероприятия и пекут для них огромные пироги. А когда дети вырастают, тогда, может быть, появляются внуки. А если нет, то всегда есть «мыльные оперы».

Венеры очень верны, и они не любят перемен. Это, может быть, одна и та же черта, а не две — они могут быть верными за неимением лучшего: сохраняют ту же работу, друга или дом, чтобы не тратить усилий на поиск лучшего варианта. Лучшая работа для них — это та, где они могут проявить свою дружелюбную, заботливую натуру. Они — целители по натуре; из них получаются хорошие, спокойные няньки и медсестры. Они могут и не быть настолько честолюбивыми, чтобы переносить тяготы учебы в медицинской школе, но если они ее оканчивают, из них получаются хорошие терапевты и педиатры.

Какой бы ни была преобладающая функция венерианского типа, их центр тяжести, скорее всего, расположен в механической части этой функции — той части, которая действует без участия внимания. Это потому, что низкий энергетический уровень Венеры не дает ей возможности тратить энергию не на энтузиазм, необходимый эмоциональным частям центров, не на усилия по контролю внимания, требующиеся интеллектуальным частям центров.

Если Венера инстинктивно центрирована, то она, вероятно, будет удовлетворена, пребывая в «растительном» состоянии. Кровь ее циркулирует, пища переваривается, ногти растут — пожалуй, это все, что с ней происходит. Если она проголодается, то удовольствуется тем, что осталось в холодильнике; она не пойдет за пирожками, и как бы сильно она ни захотела мороженого, — это не заставит ее идти в кафе.

Если Венера двигательно центрирована, то ее центр тяжести, вероятно, в валете пик — механической части двигательного центра. Она легко переносит и даже любит повторяющиеся действия. Такая женщина способна работать машинисткой день за днем, неделю за неделей, и это ей не надоест. Она может работать в пекарне — сворачивая и переплетая тесто, формируя булочки. Центрированная в механической части двигательного центра Венера способна снова и снова повторять одни и те же действия, потому что это не требует внимания. Работа, которая выводила бы из себя короля или даму пик, идеально подходит для валета.

Интеллектуально центрированная Венера хороша при сборе информации и накоплении фактов, так как именно это подходит для валета бубен. Однако она, скорее всего, не будет оригинальным мыслителем. Ее могут привлекать исследования. Ей нравится процесс поиска источников и сбора информации, она может стать хорошим помощником следователя, но она не обладает гибкостью мышления, необходимой для юриста.

Эмоционально центрированная Венера — а большинство Венер, по-видимому, эмоционально центрированы — также, скорее всего, центрирована в механической части этого центра, в валете червей. Ее эмоциональные реакции — это готовые эмоции, которые в ней запрограммированы ее культурой. Ей нравятся традиционные стихи поздравительных открыток, празднование традиционных праздников, семейные собрания и дни рождения. Она любит обмениваться любезностями с сотрудниками, расспрашивать их о семье и просто слушать то, что они говорят. Ей нравится быть членом толпы или социальной группы, и ее не особо волнует, чем занимается эта группа. Зрелищные виды спорта, где она может болеть за свою команду и носить кепку или куртку с ее названием, дают ей чувство причастности, она ощущает себя в центре событий, а это именно то, что ей нужно. Ее собственная эмоциональная жизнь так бедна, что ей требуется причастность к жизни группы.

Иногда индивидуальность Венеры настолько слабо выражена, что кажется, что ее нет вообще. Находясь с ней в комнате, вы можете чувствовать себя так, как будто вы одни. Это весьма странное ощущение — то, что вы принимаете за одиночество, вы, оказываете, делите с другим человеческим существом или, по крайней мере, с другим физическим телом. Кажется, что в этом теле никого нет. Это характеризует главную черту, или слабость, Венеры: несуществование.

Несуществование, здесь в прямом значении слова, означает неспособность существовать, осознавать свое окружение и события, в которых человек участвует. В то же время отсутствует и внутренняя активность. Другие типы могут не осознавать окружающее, потому что они заняты своим внутренним миром, своими мыслями, чувствами и образами. Венера, однако, не осознает ни внешний, ни внутренний мир. В состоянии несуществования нет никакого осознания.

Сила и добродетели Венеры являются результатом терпимости и дружелюбия этого типа и ее стремления успокаивать других и помогать им. Венера может быть мягкой, она не может вести искрометные беседы, но бывают времена, когда мягкость прекрасна, а молчаливое участие — это благословенный исцеляющий бальзам, о котором можно только мечтать. Из-за ее зависимости от других ее любят и работодатели, и члены семьи, и друзья. Вы можете на нее положиться в том, что она придет к вам, когда вы ее позовете, — хотя бы только потому, что ей и в голову не придет пойти куда-нибудь еще. Считайте, что вам повезло, если в вашей жизни есть Венера. У вас есть верный друг, искренний приверженец. Венеры хорошо уживаются со всеми другими типами. Немного меньше они привлекают друзей-Юпитеров, потому что они оба — пассивные и позитивные типы и предпочитают сидеть дома и принимать гостей, чем сами ходить в гости.

Но хотя Венеры уживаются со всеми типами, особое притяжение они испытывают к активному и негативному Марсу. Страстность и энергия Марса оживляет вялую и медлительную Венеру. Венерианская чувственность непреодолимо влечет сексуально напористого Марса. Эта пара максимального притяжения — Марс и Венера — представляет собой самую сексуально страстную и взрывную пару из всех других сочетаний типов. Из сводят вместе мощные силы, но непостоянство этой комбинации с такой же силой может и разбить их союз. Примером такой марсианско-венерианской связи в широком масштабе являются отношения Ричарда Бертона и Элизабет Тейлор. Их бурные свадьбы (их было три или четыре) и горькие разводы, за которыми следовали романтические примирения, снова стычки — эти новости гремели по всему миру. Сексуальное притяжение настолько сильно, а основная психология этих двух типов настолько различна — они настолько по-разному видят мир, живут с такими разными скоростями, имеют настолько различные системы ценностей, — что они не могут ни жить друг без друга, ни жить вместе.

Если у вас есть близкий друг или член семьи — Венера, то очень соблазнительно использовать его как успокоительное средство, как доверенное лицо, чьи откровения вы не обязаны выслушивать в ответ, как дающего, но ничего не требующего взамен. Но такой тип взаимоотношений мало что дает Венере. Она и так умеет слушать и давать. Что она не умеет, так это принимать решения, не только слушать, но и говорить, во взаимоотношениях не только давать, но и брать. Если вы активный тип с кучей идей, мнений и предпочтений, то вам может быть трудно затормозить и подождать, пока Венера сама решит, что бы ей хотелось делать. Оставляйте иногда вопрос открытым: «Мы пойдем в кино или на концерт?» Венера, вероятно, скажет: «Как ты решишь, по мне так все хорошо». Но не давайте ей так просто сорваться с крючка. Пусть она сама решит.

Если у вас венерианский ребенок, то он легко может остаться незамеченным, особенно если в семье есть другие дети, которые требуют внимания. Ребенок-Венера по поведению спокоен, его легко удовлетворить. Он будет доволен, если просто будет сопровождать старших детей и пассивно смотреть, как они играют, или часами сидеть перед телевизором, погрузившись с заранее сфабрикованные переживания героев мультфильма или бытовой комедии. В школе учитель почти не замечает такого ребенка, а когда приходит время выдавать табель, учителю даже может быть трудно вспомнить лицо ученика с такой фамилией, и тем более у него не будет никаких наблюдений, которыми он мог бы поделиться с родителями. Будьте бдительны, когда учитель делает ни к чему не относящиеся замечания типа: «Таня делает успехи». Убедитесь в том, что учитель знает, какую Таню он имеет в виду, — в классе 35 человек, и Таня может затеряться среди них.

Венерианского ребенка надо поощрять за принятие решений. Пусть он сам выберет одежду, которую будет носить. Читайте ему книги, конечно, но пусть и он вам почитает, или ответит на вопросы, или сделает предположение, как дальше будет развиваться рассказ, который вы читаете. Другими словами, делайте так, чтобы ваша маленькая Венера активно задействовалась в ситуации, а не просто была пассивным наблюдателем. Дайте ей домашнюю работу и проследите за тем, что она ее выполняет. Спросите Венеру, что бы она хотела на обед, и пусть она поможет приготовить его.

Помните также, что у Венер могут возникать проблемы с зубами, как из-за того, что они склонны увлекаться сладостями, так и из-за того, что активные околощитовидные железы лишают зубы и кости необходимого им кальция. Смотрите за тем, чтобы в их рационе было много продуктов, богатых кальцием, и добавляйте его дополнительно, если нужно. Для этого типа важно в раннем возрасте сформировать хорошие привычки и придерживаться их, иначе венерианская склонность к праздности может создать для них сложности.

Трудно найти какую-либо известную Венеру, чтобы обсудить ее в качестве примера. Слова «известная Венера» — это, по сути дела, просто риторическое понятие. Даже если и существуют известные Венеры, то их усилия по достижению превосходства на каком-либо поприще не согласуются со склонностями этого типа, или же это результат имитации, стремления быть похожим на какой-то другой тип. Однако очень точный драматический портрет Венеры изображен в пьесе Падди Чаевски «Марти». Первоначально пьеса была написана для телевидения, но по ней был снят превосходный кинофильм с Эрнестом Боргнайном в главной роли31.

Главный герой фильма — Венера, мясник средних лет, живущий с матерью в их семейном доме. Его отец умер, братья и сестры все женились или вышли замуж, так что он один остался присматривать за стареющей матерью. Семья озабочена вопросом о том, продавать ли их большой дом, который уже почти опустел, или же сестра матери должна переехать к ней жить. Мать Марти возражает против обоих вариантов, что им с Марти и так хорошо.

Жизнь Марти вращается вокруг группы неженатых приятелей, которые только тем и занимаются, что болтаются на углу, обсуждая, что им делать вечером. Марта со своим другом Джои ведут долгие бессмысленные разговоры, состоящие из вопросов о том, что каждый из них хотел бы делать: «Чем бы тебе хотелось заняться, Марта?» — «Не знаю, Джои, а что бы ты хотел делать?» Обычно они ничего не делают или идут в бильярдную и после одной-двух партий возвращаются домой. Время от времени они ходят в большой танцевальный зал, но обычно стоят в стороне и смотрят на танцующих. Ни один из них не отличается привлекательностью, и женщины обычно отказывают им в танце.

Однажды вечером на танцах, однако, Марти слышит, как плачет какая-то женщина, и спрашивает ее, в чем дело. Случайно знакомый, пригласивший ее на свидание, оставил ее одну и ушел с другой партнершей. Марти успокаивает ее и приглашает на танец. Им так нравится компания друг друга, что потом они идут пить кофе и проводят так почти всю ночь. Марти доводит ее до своего дома, чтобы взять там что-то перед тем, как проводить ее домой, и его мать спускается вниз, чтобы посмотреть на нее. Расставаясь с женщиной, встреченной им на танцах, Марти обещает позвонить ей в воскресенье и назначить свидание.

С этого момента начинается битва. Все, кто ни есть в жизни Марти, — его семья и друзья — объединяются в стремлении прекратить эту связь, пока дело не зашло слишком далеко. Друзья Марти, видевшие женщину на танцах, высмеивают ее. «Она же страшилище, Марти, — говорит Джои. — Ты не захочешь встречаться со страшилищем». Мать Марти спрашивает: «Что это за девица, которая идет в дом мужчины, когда она даже его не знает?» Братья и сестры, обеспокоенные тем, что им тоже придется ухаживать за матерью, если Марти не сможет уже больше только этим и заниматься, хором упрашивают его не встречаться больше с этой женщиной.

Приходит воскресенье, но Марти ей не звонит. На экране мы видим эту женщину — она тоже живет с родителями, — она сидит в гостиной и смотрит телевизор. Марта и Джои в бильярдной, и Джои повторяет, что Марта поступает правильно, что не звонит ей, потому что она страшилище.

Но Марти, наконец, принимает решение. Перебивая вопросы Джои о том, что они будут делать вечером, он внезапно говорит: «Ладно, она страшилище. А я уродливый толстяк, и я одинок, и мне с ней нравится». Он резко встает и идет к телефону в вестибюле. Все напряжение этой очень впечатляющей драмы строится на вопросе: может ли Венера жить собственной жизнью?

Вполне возможно, что сам Эрнест Боргнайн, игравший роль Марти, является Венерой. Он толст, и между верхними передними зубами у него есть промежуток, что характерно для венерианского типа. Этот актер сыграл, конечно, множество ролей — плохих парней и хороших, грубых и нежных. И хотя это согласуется со способностью Венер принимать разные обличья, невозможно сказать с уверенностью, к какому типу принадлежит актер, если не знать его лично.

Актерское ремесло, однако, это такая профессия, которая привлекла бы Венеру. Не имея собственной индивидуальности, Венера может найти ощущение бытия в тех ролях, что она играет. Как и эта планета с быстро несущимися верхними слоями атмосферы и очень медленно вращающейся поверхностью, Венера может использовать суматоху и неистовство шоу-бизнеса в качестве прикрытия, скрывая за этим внутреннюю неопределенность и отсутствие собственного «я».

Другим типам было бы неплохо найти Венеру внутри себя — в каждом из нас в той или иной мере присутствуют все типы. То, что они тепло принимают и эту трудную жизнь, и, что особенно важно, других людей, — это редкое качество. Нам всем пригодилось бы венерианское умение находить радость в маленьких удовольствиях и рутине повседневной жизни. Склонность к механичности, которая для Венеры может быть препятствием или недостатком, для других типов может оказаться добродетелью, которую следует специально тренировать.

ТИП МЕРКУРИЯ

Меркурий — это самый маленький тип. Меркурии — это люди невысокого роста, с жилистым компактным, хорошо сформированным телом и с хорошей координацией. У мужчин — широкие плечи и сильная грудь, конусом сужающаяся к тонкой талии и узким бедрам. Женщины маленькие, тонкокостные, с тонкими кистями и ступнями. Моложавая, детская внешность сохраняется у людей этого типа до самой зрелости, и они часто выглядят лет на десять — пятнадцать моложе, чем есть на самом деле.

Меркурии обычно темноволосы, часто с густыми волнистыми волосами, близко прилегающими к хорошо сформированной голове. Мужчины почти всегда носят аккуратные усики, а иногда также подстриженную бородку. Меркурии обладают ослепительной улыбкой и ровными белыми зубами, их можно фотографировать для рекламы зубной пасты. Глаза у них ясные, искристые, усиливающие впечатление очарования и дружелюбия.

Глубокий мелодичный голос Меркурия может поначалу поразить, выходя из такого маленького тела. Мы будем удивлены, если обратим внимание на то, что певцы — басы и баритоны в опере часто такие маленькие по сравнению с полными и импозантными тенорами. Такое может быть, так как более глубокие голоса, скорее всего, принадлежат Меркуриям.

Меркурий — это беспокойный тип, почти постоянно находящийся в движении. Даже если ему нужно провести какое-то время в одной комнате, он будет пересаживаться из одного кресла в другое, вставать, чтобы выглянуть из окна или поправить картину на стене. Но несмотря на всю эту суету, эти люди никогда не выглядят неопрятными. Им естественно присуща опрятность. Их одежда всегда выглядит так, как будто только она отглажена. Если Меркурию приходится спать в одежде, то он каким-то образом ухитряется спать так, что когда встанет, то похож на фотомодель, сошедшую с обложки журнала мод, в то время как другой тип, даже потратив много времени на утюжку одежды, все равно может выглядеть так, как будто он в ней спал.

Этот самый маленький из человеческих типов, быстрый, похожий на ребенка Меркурий, находится под влиянием ближайшей к Солнцу планеты. Меркурий, самая маленькая из планет Солнечной системы (он немного больше Луны), был известен древним народам еще в доисторические времена. Они понимали, что эта яркая световая точка не может быть звездой; иногда видимый в западной части неба сразу после заката, он двигался слишком быстро и мог быть только планетой. Потом люди поняли, что планета, видимая в разных частях неба, может быть одной и той же планетой. Неудивительно, что древние греки назвали ее именем самого быстрого неуловимого и изменчивого из богов, обладателя крылатых сандалий — Гермеса. Римляне назвали его Меркурием, когда включили этого бога в пантеон своих богов.

Меркурий трудно увидеть, особенно городским жителям, потому что когда эту планету можно видеть нево-

МЕРКУРИЙ
Тип Меркурия активен и негативен. Активная природа людей этого типа очевидна, но их ослепительная улыбка и ясные глаза зачастую таят в себе отрицательное восприятие окружающего. Меркурии — маленькие, компактные, обладают хорошей координацией, подвижны. Часто они имеют глубокий и мелодичный голос. Меркурии — прирожденные актеры. Используя свою способность быстро извлекать выгоду из опрометчивости другого, они могут и обмануть. Способность манипулировать другими является отличительной чертой Меркурия.
оруженным глазом, она находится очень низко над горизонтом. Меркурий нелегко наблюдать даже при помощи сложного оборудования, поэтому о нем до сих пор больше гипотез, чем фактов. Он очень маленький, не намного больше Луны и меньше некоторых из спутников внешних планет. Долгое время, даже еще в нашем столетии, считалось, что явно ненормальная орбита Меркурия означает, что существует еще какая-то внутренняя планета, которая влияет на его движение. Только когда Эйнштейн открыл свою теорию относительности, стало понятно, что явное отклонение Меркурия от расчетного положения объясняется отклонением световых лучей, а не гравитационным воздействием неизвестного тела. Это только одна из множества проблем, с которыми встретились астрономы при изучении Меркурия.

Поскольку эта планета так близка к Солнцу — среднее расстояние до Солнца на ее эллиптической орбите 36 миллионов миль, — то ее очень трудно наблюдать. Меркурий совершает один оборот вокруг своей оси точно за такое же время, которое требуется ему, чтобы один раз обойти вокруг Солнца, то есть примерно 88 наших дней. Это значит, что одно его полушарие постоянно повернуто к Солнцу, в то время как другое постоянно остается в тени. На Меркурии нет ни ночи, ни дня, только ослепительный свет и палящая жара на одной стороне и полная тьма и леденящий холод на другой (у него нет атмосферы, чтобы сглаживать эти различия). Если бы Меркурий двигался вокруг Солнца с постоянной скоростью, то линия раздела между полушариями делила бы его точно пополам, но на этой обманчивой планете ничего не бывает так просто. Из-за того, что он движется по эллипсу, его скорость меняется. Вблизи Солнца он движется быстрее; когда он удаляется, его скорость уменьшается. Но его осевое вращение постоянно; поэтому Солнце как бы совершает колебания на меркурианском небе, так что между полушариями постоянного дня и вечной ночи существует довольно широкая зона сумерек, где Солнце восходит и заходит.

Поскольку Меркурий всегда повернут к нам темной стороной, если не считать тех кратких периодов, когда он собирается скрыться за сиянием Солнца, то о его поверхности известно немного. Мы имеем возможность наблюдать эту неуловимую планету только тогда, когда она проходит на фоне солнечного диска или когда происходит полное затмение Солнца и у его края мы можем видеть планету. Поскольку орбита Меркурия наклонена по отношению к нашей на 7 градусов, то прохождения планеты через меридиан нерегулярны. Более того, малое число наблюдений согласуется друг с другом. Пожалуй, единственным общим пунктов является то, что у Меркурия почти нет атмосферы. Это известно благодаря тому, что когда он проходит по поверхности Солнца, он виден как маленькое, резко очерченное пятно. Если бы там была атмосфера, то края выглядели бы размытыми.

Даже космические спутники обнаружили мало дополнительной информации о Меркурии. «Маринер 10», зондировавший Венеру и Меркурий в 1974 году, обнаружил немногое, хотя и передал картинки примерно 35% поверхности планеты. Географические карты показывают крутые откосы, которые считаются результатом местного или даже глобального сжатия — у Меркурия очень высокая плотность. Есть, кажется, некоторые очевидные признаки вулканической деятельности. За исключением этих немногих фактов секреты Меркурия остаются нераскрытыми.

Если об этой шустрой маленькой планете известно немного, то о железе внутренней секреции, которой она управляет, известно немало. Щитовидная железа и одноименный гормон влияют на метаболизм (то есть обмен веществ. — Прим. перев.) человека, что давно признано медицинской наукой. Этот гормон контролирует скорость метаболизма — в ответ на понижение температуры, здоровое тело произведет больше гормона, чтобы сохранить тепло. Поскольку более высокая скорость метаболизма вызовет более эффективное и быстрое преобразование пищи в энергию, то щитовидная железа контролирует вес тела, сжигая поступающие в тело калории.

Недостаток этого гормона, естественно, вызовет противоположный эффект — накопление калорий в виде жировых отложений вместо того, чтобы переводить эти калории в энергию. Пациентам с избыточным весом врачи часто прописывают препараты этого гормона. Система обмена веществ — это сложная вещь. Существует сложная система контроля, которая проверяет количество этого гормона и посылает нужные сигналы в щитовидную железу. Выделяемый гормон, влияя на скорость сжигания клеточной энергии, также воздействует на дыхание, сердцебиение и кровяное давление.

Кроме того, растет количество свидетельств о влиянии гормона щитовидной железы на мозг. Недостаток гормона в утробном плоде может серьезно задержать развитие мозга и вызвать кретинизм. Еще сто лет назад было признано, что депрессия, апатия, умственная деградация — это следствие такой гормональной недостаточности, и примерно столько же лет эти заболевания успешно лечатся при помощи тканей щитовидной железы овец. При введении в организм гормона щитовидной железы умственная и психическая деятельность обычно улучшалась. Тот факт, что при введении гормона умственные отклонения исчезают, — убедительное свидетельство их гормональной зависимости.

Избыток гормона обусловливает совершенно другие последствия. Пациенты такого рода чрезмерно активны, они нервные, раздражительные, и им трудно сосредоточиться. У них может происходить быстрая смена настроений. Если эти симптомы ярко выражены, то это патология, и ее надо лечить, если же это просто характерные черты человека, то они указывают на меркурианский тип.

Меркурианский тип — активный и негативный. С его высокой скоростью метаболизма он — самый быстрый из всех человеческих типов, как и бог, имя которого он носит, был самым быстрым и хитрым из олимпийцев. Меркурий не только быстр в движениях, его мышление функционирует также очень быстро. Он исключительно восприимчив. Такая острота ума делает его очень наблюдательным. Когда Меркурий входит в комнату, он замечает все: паутину в углу, названия книг в книжном шкафу, протертое пятно на ковре. Он быстро подсчитывает стоимость фарфора у вас в серванте, понимает, что вы недавно переставляли мебель, так как видит отметки на ковре там, где раньше стоял диван. И все это время на его лице играет ясная улыбка, и он поддерживает веселый, непринужденный разговор.

Меркурии — это люди, как бы источающие свет. Подобно маленькой планете, одна сторона которой постоянно освещена солнцем, они искрятся теплотой и юмором. И действительно, поначалу трудно понять, что Меркурии — это негативный тип, хотя совершенно очевидно, что они активны. Но, как и их планета, они имеют темную сторону, которую трудно разглядеть, — но она есть. У Меркурия одновременно действуют четыре — пять программ. Меркурий, проинспектировав вашу гостиную, вскоре посмотрит на часы и попросит воспользоваться вашим телефоном. Только вместо одного звонка вопреки вашему предположению, он сделает три-четыре, потом объяснит, что произошло что-то неожиданное и ему нужно мчаться на встречу с важным клиентом. Пожав плечами и обаятельно улыбнувшись, как бы извиняясь за свой короткий визит, он исчезнет. Может быть, вы увидите его завтра, может быть, на следующей неделе, но не ждите, что он пробудет у вас долго.

Из-за высокой скорости метаболизма Меркурии склонны к бессоннице и беспокойному сну. Они легко просыпаются. Подростки, у которых один из родителей — Меркурий, могут распроститься с надеждой проскользнуть незаметно, если возвращаются домой после наступления «комендантского часа», — их непременно схватят. И если Меркурии необычайно чувствительны к внешним воздействиям, то они так же ясно осознают и внутренние функции своего тела. Они склонны быть ипохондриками, постоянно страдают от реальных, а чаще воображаемых болей, или ужасных болезней, которые, хоть и не проявляются никакими симптомами, почти непременно являются смертельными. По меньшей мере часть своих немалых запасов энергии Меркурий может тратить на то, чтобы испробовать различные диеты, чудодейственные лекарства, новые революционные способы лечения и сеансы духовных целителей.

Со своим быстрым мышлением и восприимчивостью Меркурий замечает больше — и часто понимает больше, — чем все другие люди вокруг него. (Поскольку это самый быстрый тип, то у всех других типов мышление, действительно, замедлено по сравнению с ним.) Ему трудно не воспользоваться этим преимуществом. Если он видит, что можно воспользоваться каким-то преимуществом, то он, скорее всего, это и сделает. Если он знает способ, как провернуть сделку лучше другого, то он его использует. Этому типу присуща определенная склонность к обману, и иногда он действует откровенно нечестно. Из Меркуриев получаются прекрасные торговцы, продавцы, специалисты по рекламе и юристы. Меркуриев привлекает любое занятие, где нужна быстрота мыслительных процессов и есть дух соперничества.

Когда дело касается внутреннего мира Меркурия, именно тогда становится ясно, что это негативный тип. За жизнерадостным внешним видом скрывается сложный лабиринт сомнений и тревог, которые легко могут перерасти в паранойю. Мышление Меркурия настолько быстрое, что не успевает сформироваться одна концепция, как тут же, как возможный вариант, выскакивает ее противоположность. Привыкший к быстрым изменениям в собственных мыслях, Меркурий предполагает, что у других тоже происходит такое же калейдоскопическое перемещение мыслей, отношений, идей и намерений. Осознавая, что сам он всегда стремится найти какие-то преимущества перед собеседником, он, естественно, считает, что вы тоже стремитесь взять над ним верх. Замечая пятна соуса у вас на одежде и грязные манжеты, он убежден, что вы с такой же дотошностью изучаете его одежду. Все эти тревоги накладываются на уже и без того чрезмерно перенапряженный ум Меркурия.

Будучи уверенным в вашем критическом к нему отношении и считая, что вы вот-вот сделаете какую-либо попытку взять над ним верх, Меркурий стремится думать еще быстрее, чтобы не дать вам этого сделать. Он улыбается еще более обаятельно, рассказывает еще более смешную историю, приглашает вас на ленч как-нибудь на следующей неделе (детали этого приглашения остаются неясными) и, извинившись, резко исчезает до того, как вы успеете претворить в жизнь свой «дьявольский план».

Интеллектуально центрированный Меркурий будет несколько замедлен этой самой медлительной из функций, но все же будет очень быстрым по сравнению с людьми других типов, имеющими такой же центр тяжести. В научной или исследовательской работе Меркурий может извлекать выгоду из внезапных прозрений, быстроты восприятия, интуитивных рывков, открывающих целевые новые области исследований. Но ему, однако, совершенно не подходит кропотливая экспериментальная работа, тянущаяся десятилетиями, или многолетние поиски туманных фактов на пыльных библиотечных полках. Такую работу можно оставить Лунам. За быстроту восприятия и гибкость ума Меркурий часто расплачивается отсутствием глубины. Его идеи свежие и «хрустящие», но могут с треском развалиться из-за отсутствия реального содержания.

Инстинктивно центрированный Меркурий живет в мучительных тревогах о своем здоровье и безопасности — своей личной и своей семьи. Если Меркурий идет в ресторан, он просто не может не осмотреть кухню, чтобы убедиться, что там достаточно чисто. Продукты могли подпортиться. Они могут вызвать отравление. По той же причине он не может доверяться продуктам, покупаемым в супермаркете. Свежее ли мясо? Сколько дней этим яйцам? Опрыскивались ли эти овощи пестицидами? Еще большая проблема — как правильно одеться. Не пойдет ли дождь? Достаточно ли Тепло будет детям, если наденут свитера, или надо еще и куртки? И, конечно, везде присутствуют бациллы заразных болезней. Кто знает, носителями каких болезней могут быть люди в метро.

Двигательно центрированный Меркурий почти постоянно находится в движении. Кажется, будто бы отрицательной части этого центра — покоя, отдыха — вообще не существует. Он ерзает, барабанит пальцами, бегает по комнате, занимается семью-восемью видами спорта и играет в самые быстрые видеоигры. В наш век сверхзвуковых скоростей он может оказаться где угодно. Путешествия могут стать для него манией, как будто любая часть планеты, которую он еще не «проинспектировал», — личное оскорбление для него.

Эмоционально центрированный Меркурий перемещается от одного человека к другому так же быстро, как двигательно центрированный перемещается с места на место. Он образует сильные, но недолгие дружеские связи, так как ему трудно переносить длительные отношения. Ему трудно также поверить в то, что он действительно нравится людям. Его мучают сомнения в своей самоценности, и каждый хмурый взгляд или поднятую бровь — а он замечает все — он принимает на свой счет, и в конце концов постоянное сомнение в том, действительно ли его друг является другом, заставляет его опробовать кого-нибудь другого в качестве доверенного лица. И кроме того, лучший способ избежать того, чтобы его бросили — уйти первым.

Иметь друга-Меркурия — это примерно тоже самое, что спать в комнате, по которой летает комар. Как только вы устроитесь, расслабитесь и начнете дремать, в ушах у вас зазвенит неистовый писк. Резко проснувшись, вы дико хлопаете себя по голове в надежде, что хоть один удар попадет в цель. Тишина. Вы снова расслабляетесь, и писк тут же возобновляется. Точно так же и с вашим меркурианским другом. Вы отдыхаете дома после тяжелого дня с чашкой чая, задрав ноги кверху, смотрите любимую программу по телевизору — наконец-то можно расслабиться. Но нет. Звонит телефон — ваша подруга только что достала два билета на лучший концерт сезона и решительно настроена пойти туда с вами. Нет, говорите вы. Спасибо, но я слишком устал. Нет. Категорически нет. Только не сегодня. Когда-нибудь в другой раз. Выслушав все причины, по которым вам следует пойти на концерт, причем каждую причину по три раза подряд (настоящая причина, почему вы не хотите с ней идти, как она думает, состоит в том, что вы ее недолюбливаете, так что ей нужно убедить вас хотя бы ради самоутверждения), вы в двадцать седьмой раз говорите «нет» и прощаетесь.

Снова на диван к уже остывшему чаю. Только вы начинаете соображать, что же произошло в той части телепрограммы, которую вы пропустили, телефон звонит снова. Верно, это опять ваша Меркурий. Если вы не идете на концерт, то она тоже не пойдет. Но она только что купила это платье и не знает, как насчет его длины, — не укоротить ли его? Не могли бы вы помочь ей решить этот вопрос? Это не займет и минуты. Она просто заскочит к вам, если уж вы так устали, что не хотите выходить из дома, вы не против?

Тут уж вам придется делать четкий выбор. Вам придется пожертвовать или своим вечерним отдыхом, или — дружбой. Если вы скажете «нет», Меркурий решит, что вы никогда и не были ее другом, что все, что вы делали или вместе, или один для другого, было двуличием с вашей стороны. Ее быстрое мышление найдет десятки случаев, когда вы использовали ее или пытались это сделать, манипулировали ею в своих корыстных интересах. По сути дела, все то, что она сама хотела бы сделать с вами, будет приписано вам. В этот момент вы можете подумать, как было бы прекрасно не иметь такой подруги. Вы, однако, вспоминаете, что вы не всегда чувствуете себя усталым, и будут еще времена, когда вы сами захотите куда-нибудь прошвырнуться под влиянием момента, сделать что-нибудь новое и интересное или сходить в новый джаз-клуб. В жизни не найдете более очаровательного и интересного спутника, чем Меркурий. Вы подумаете также о том, что даже если вы и не хотите иметь другом Меркурия, но уж точно не хотите иметь его врагом. Лучше ответить ей, чтобы она приходила, и провести вечер в суете по поводу нового платья.

Конечно, Меркурий никогда не нанесет прямого вреда. Он не станет открыто критиковать того, кто ему не нравится или на кого он сердит. Он, вероятно, будет высказывать даже благоприятные мнения о таком человеке. «Сегодня, как я вижу, Питер трезв», — заметит он, когда начальник окажется рядом. Конечно, Питер трезв каждый день, но начальнику никогда даже в голову не приходило сомневаться в этом. Теперь он станет думать, достаточно ли внимательно он наблюдал за Питером. Такие инсинуации — предположительно невинное откровение, ненамеренное, казалось бы, но вредоносное замечание — вот тактика Меркурия, когда он недоволен или сердит. Открытая конфронтация — это не его стиль. Меркурий не предпринимает прямых, «лобовых» атак — может быть, по причине своей физической слабости и невысокого роста. Как и быстрая маленькая планета, исчезающая сразу же, как только вы мельком ее заметите, Меркурий — мастер обходных маневров и тактических приемов. Его быстрота и способность превратить любые ошибки противника в свои преимущества делают его серьезным противником, будь это состязания боксеров в «весе петуха» (легчайшем весе. — Прим. перев.) или заседание суда.

Меркурий преуспевает в любой области деятельности, обеспечивающей благодарную аудиторию, так как ему нравится быть в центре внимания. Неуверенный в себе и снедаемый сомнениями, он нуждается в восхищении других, которое доказало бы ему его самоценности. Из этих быстрых и гибких очаровашек получаются великолепные актеры. Это танцоры, певцы, артисты, комедианты, фокусники, музыканты, акробаты, клоуны. Любой вид действия, где требуется гибкость и быстрота ума, даст Меркурию возможность блеснуть. Лучшим примером разносторонних талантов этого типа был покойный Сэмми Дэвис-младший. Он пел, танцевал, играл, рассказывал анекдоты. Казалось, не было ни одной области шоу-бизнеса, в которой бы Дэвис не преуспел.

Способность Меркуриев к языкам, к рассказыванию историй и их восприимчивость дают им возможность стать хорошими учителями. Из-за быстроты, с которой они замечают ошибки других и обращают их себе на пользу, они могут быть хорошими юристами и политиками (хотя время от времени политик типа Ричарда Никсона, заработавшего себе прозвище Ловкий Дик, может попытаться провести в жизнь слишком много надувательств и попасться на них).

Меркурий чувствует себя несчастным, работая на таких работах, где требуется постоянное внимание и предсказуемые действия. Меркурианским адом можно назвать такие профессии, как работа бухгалтером или работа на конвейере, когда нужно день за днем, неделю за неделей ставить одну и ту же деталь на один и тот же болт. Меркуриям нужны перемены, движение, разнообразие — им это так же необходимо, как Лунам необходимы стабильность, умиротворение и спокойная размеренность жизни. Эти два типа прекрасно подходят для того, чтобы свести друг друга с ума, если им придется жить или работать вместе. Но если быстрому, импульсивному Меркурию трудно общаться с медлительной и упрямой Луной, то это ничто по сравнению с теми трудностями, которые он испытывает при общении с Марсом.

Этим двум активным и негативным типам, Меркурию и Марсу, трудно взаимодействовать друг с другом. Это два самых быстрых типа на эннеаграмме, так что верно и то, что они могут оценить способность друг друга быстро принимать решения и быстро действовать в соответствии с этими решениями. Проблемы возникают потому, что ни один из них не может понять подход другого к данной ситуации, но оба желают держать под контролем исход дела. Меркурию никогда бы не пришло в голову использовать прямые и открытые — «карты на стол» — методы Марса. По сути дела он даже не способен поверить в то, что Марс действует честно и прямо. Меркурий задается вопросом, что же Марс может скрывать, в чем состоят его тайные мотивы и скрытые цели. Конечно, Марс ничего не скрывает. Ему и в голову не пришло бы что-то скрывать, а если бы и пришло, то он не настолько хитер, чтобы это ему действительно удалось, так что он не стал бы и пытаться. Но он никоим образом не способен понять, почему Меркурий просто не придет и не скажет, что ему надо, вместо того чтобы играть в эти игры, отнимающие время и энергию.

В конце концов эти два типа настолько собьют с толку и разочаруют друг друга, что дело дойдет до вражды — открытой враждебности со стороны Марса и неявной со стороны Меркурия. Может быть, таким путем природа защищает всех остальных, потому что если бы два активных и негативных типа могли объединить свои усилия, то их рвение и энергия могли бы преодолеть все препятствия, а их безграничные амбиции превратили бы поверхность Земли в руины.

Меркурий похож на сороку своей страстью к собиранию вещей. Быстро наметив удачную покупку, признав хорошую старую вещь под кучей барахла в гараже, заметив хорошую вазу гравированного стекла в магазине дешевой посуды — Меркурий не может противиться своему стремлению купить. И, естественно, купив вещь, он собирается продать ее по как можно более высокой цене, поэтому ждет наилучшего варианта. Вещи накапливаются. Иногда вещей накапливается столько, что в доме Меркурия невозможно пройти из-за куч всевозможного барахла. Когда-то нужно будет открыть распродажу на дому или тащить некоторые из этих бесценных вещей на барахолку, чтобы обратить их в наличность.

А суть этой проблемы в том, что некоторые люди не настолько внимательно относятся к своим вещам, как следовало бы. Это не касается Лун, конечно; они тщательно запирают на замок все, что им принадлежит. И у Сатурнов все в полном порядке и все под контролем. Но есть и другие. Беспечная, даже небрежная Венера не станет беспокоиться о том, где находится ее кошелек; она даже может не помнить этого. Марсу никогда не придет в голову, что кто-то может взять чужие инструменты, поэтому он не убирает их перед тем, как прокатиться для проверки на грузовике, который он только что починил. Щедрый, гостеприимный Юпитер и не подумает лишать гостя чего-либо в своем доме, а наивный солнечный тип вообще не думает, что кто-то может совершить преступление.

Иногда Меркурий просто не в силах сопротивляться соблазну. С его большими способностями к рационализации и оправданию неблаговидных поступков ему бывает очень трудно определить, где точно пролегает граница между «выгодной сделкой» и «кражей». При его очаровании, способности убеждать и быстром уме также трудно определить разницу между caveat emptor (лат. — буквально: да будет осмотрителен покупатель; качество — на риск покупателя (юр. термин). — Прим. перев.) и надувательством, между выгодной сделкой и мошенничеством. Короче говоря, Меркуриям присуща склонность к нечестности.

Наилучший вариант меркурианского типа обладает блестящим восприимчивым умом и огромным личным обаянием. Поскольку эти люди интуитивно понимают других, они способны и развлечь, и услужить.

Максимальным притяжением для активного и негативного Меркурия обладает пассивный и позитивный Юпитер. Они выводят наружу лучшее друг в друге и при этом получают огромное удовольствие. Эта пара максимального притяжения похожа на заботливую мамашу с очаровательным ребенком — это не такие страстные и бурные отношения, как у Венеры и Марса. Юпитер обожает устраивать вечеринки, и чтобы все знали, что им здесь рады, и все чувствовали себя, как дома. Меркурий обожает развлекаться и быть душой таких вечеринок. Оба этих типа привлекает искусство — их можно видеть в опере, на балете, в театре, прогуливающихся в перерывах и демонстрирующих свои наряды (они оба обожают красиво одеваться). Крупная, яркая юпитерианская дама в розовато-лиловом с пурпурным свободном платье с широкими рукавами, отделанном страусиными перьями, и щеголеватый Меркурий в безукоризненном смокинге — они явно прекрасно проводят время.

Обладая быстротой и прекрасной координацией, Меркурии могут быть хорошими спортсменами и изящными танцорами; их деловые качества дают им возможность стать прекрасными политиками; дар хорошего рассказчика и способность быстро соображать по ходу дела дают им великое умение развлекать людей. К их неприятным свойствам можно отнести нетерпение, которое они выражают по отношению к любому, кто не так быстр и умен, как они, — а таких людей, естественно, достаточно много. Они порывисты и импульсивны, часто бросаются в дело, не успев даже обдумать всех последствий своих действий. Из-за бессонницы и ипохондрии они могут много ныть и жаловаться, отсутствие чувства безопасности может заставить их постоянно искать поддержки. Их эгоцентризм и стремление постоянно быть в центре внимания могут быть утомительными. В худшем случае Меркурий может быть хитрым и лживым. Женщина-Меркурий способна окрутить других, манипулировать ими при удобном случае и, пользуясь своей привлекательностью и детской внешностью, эксплуатировать людей, не заботясь об их чувствах. Мужчина-Меркурий может быть преступником, пользоваться своей гибкостью и ловкостью, чтобы планировать грабежи или, используя свое понимание человеческих слабостей в сочетании с очарованием, обжуливать неосторожных.

Главная черта меркурианского типа — это властность, манипулирующая людьми, заставляющая их делать то, что он хочет, не силой, но путем уловок. Меркуриями, с их стремлением к власти и к вниманию окружающих, были многие личности, пользовавшиеся как хорошей, так и дурной славой. Адольф Гитлер, чьи гипнотические речи довели юпитерианскую в целом нацию до крайних проявлений жестокости и сумасшествия, которых мир еще не знал в таком масштабе, был Меркурием. Легионы блистательных артистов являются Меркуриями: Сэмми Дэвис-младший, Френк Синатра, Кантинфлас, Марсель Марсо, Холли Хантер, Деми Мур и множество балерин, включая великую Марго Фонтейн, которая танцевала Джульетту в «Ромео» Нуриева, когда ей было более 50 лет.

Если в вашей жизни есть Меркурий, то ваша жизнь может быть беспокойной, но скучной она не будет. Держаться с ним или с ней наравне может быть весьма утомительным делом, так что, вероятно, лучше и не пытаться, — просто веселитесь и развлекайтесь, когда вы с ними, и отдыхайте в промежутках. Пусть вас не вводят в заблуждение живость его манер, искрящиеся глаза и широкая улыбка — не считайте, что у него нет никаких забот. Он может быть в большой беде и все равно будет вести себя непринужденно. Старайтесь не разочаровываться и не огорчаться, когда ваш меркурианский партнер или друг подводит вас. Он не хотел этого делать — просто столько всего происходит, что ему не справиться с самим собой. Он не бесчувственный. Если уж на то пошло, он чрезмерно чувствителен и, вероятно, страдает оттого, что огорчил вас, не меньше, чем вы страдаете от этого огорчения. Важно помнить, что Меркурии не уверены в себе и нуждаются в спокойном, сердечном ободряющем слове, какими бы веселыми они ни казались со стороны. И не ждите, что идущий с вами по жизни Меркурий будет совершенно открытым и искренним. Он не может быть таким.

Если у вас Меркурианский ребенок, то забот у вас будет по горло. С самого раннего детства будут капризы, бессонные ночи, колики и требовательные вопли. Радуйтесь тому, что у ребенка мягкий плачущий голос, а не пронзительный визг, так как вам придется наслушаться его вдоволь. Когда он начнет ходить, то будет приносить вдвое больше хлопот, чем другие дети его возраста, что кажется невозможным — но это так. Устроить дом так, чтобы в нем не было ничего опасного для такого ребенка, — это задача для гениев, но по крайней мере, маленький Меркурий осторожен и всегда настороже. Кажется, что он никогда не повзрослеет — ненасытное детское любопытство заводит его во всевозможные трудные ситуации. Предоставьте своему ребенку максимум возможностей бегать, лазить и прыгать — ради вас обоих. Энергия этого типа в детстве почти неисчерпаема, и ему нужно тратить ее активным образом.

Когда ребенок достигнет школьного возраста, вам необходимо стать его приверженцем и адвокатом, сторонником и защитником. Короче, он, вероятно, не будет любимцем учителей (если только у него не будет очень мягких и спокойных юпитерианских учителей, которые будут ценить его быстроту и не станут принимать во внимание его подвижность и неспособность к длительной сосредоточенности). Школы с их большими классами, перегруженными учителями и ограниченными возможностями, предназначены для обучения середняков. Но ваш ребенок не будет середняком. Он умный, озорной, и ему скучно, скучно, скучно. Он постоянно будет попадать в передряги. Будьте очень-очень осторожны, если вам будут говорить, что ваш ребенок плохо себя ведет, что он чрезмерно активен, что он невнимателен — или то же самое в любых других выражениях, какие могут быть в моде. Конечно, есть дети, у которых действительно бывают серьезные проблемы такого рода, но, вероятно, есть гораздо больше таких, которые просто являются нормальными, здоровыми Меркуриями, и понимание им нужно больше, чем покорная апатия, в которую их стараются загнать учителя. Ваш ребенок не выбирал, рождаться ли ему Меркурием, но если уж он таким родился, то ему нужно дополнительное количество любви, поддержки и руководства.

Некоторые из областей, в которой, вероятно, ему потребуется помощь, — это быть последовательным и действовать в соответствии с принятыми обязательствами. У Меркурия столько разных идей и ощущений, и все они такие хаотичные и быстрые, что ребенку трудно разобраться в них и понять, каких из них следует придерживаться. Здесь существенную роль будет играть понимание терпеливого, но твердого родителя. Конечно, ребенок будет использовать всевозможные хитроумные уловки, чтобы, если он сделает ошибку, избежать ее обнаружения и наказания, так что это уже дело родителя — поддерживать постоянную ясность в вопросе соблюдения правил и последствий их нарушения. Не позволяйте ему манипулировать собой — в конечном счете -это принесет больше вреда ему, а не вам, — но, с другой стороны, не возводите абсолютную честность в ранг наивысшей добродетели. По сути дела, это не так, и лучше показать вашему маленькому Меркурию, что его выдумки просто не действуют, вместо того чтобы убеждать его, что неправда — это смертный грех.

Как уже упоминалось, в шоу-бизнесе, спорте и политике есть много известных Меркуриев, которых мы могли бы рассмотреть в качестве примера. Кроме того, мы можем посмотреть на недавнюю историю целой нации, чтобы на ее примере увидеть некоторые типичные меркурианские черты. Я имею в виду Японию. Конечно, не все японцы — Меркурии, но по ценностям и развитию японская культура является меркурианской. Вероятно, самая поразительная черта, которую японцы проявили за последние пятьдесят лет, — это способность действовать быстро и разумно и почти мгновенно менять тактику, если предыдущая не сработала.

После внезапной блестящей атаки на Перл Харбор в 1941 году японцы заколебались. Они не воспользовались своим преимуществом, так как не могли поверить, что их враг — являющиеся, в основном, марсианскими Соединенные Штаты — не способен отплатить им тем же. Вполне возможно, что вся проблема заключалась в непонимании, которое обычно существует между Меркуриями и Марсами, но, как бы то ни было, Япония проиграла войну. К удивлению американцев, японцы бросились изучать все, что могли, о производственных процессах, об электронике, корпоративных структурах, о бизнесе и финансах и других вещах, в которых Соединенные Штаты раньше превосходили всех. Теперь японцы превосходят всех в этих областях, а Соединенные Штаты жалуются, что Япония нечестно играет. Японцы, конечно, играют по-другому. Они играют так, чтобы выиграть, они, например, занимаются рыночными манипуляциями, продавая продукцию ниже себестоимости. Затем, когда конкуренция других стран будет уничтожена и японские корпорации будут контролировать рынок, они смогут устанавливать выгодные для себя цены.

Есть также другие примеры, указывающие на то, что меркурианская психология оказала сильное влияние на японскую культуру. Огромное значение, которое японцы придают сохранению невозмутимого внешнего вида независимо от того, что происходит внутри, — «сохранение лица» — вполне согласуется со склонностями этого типа. Меркурианскими чертами являются также активность, быстрота и опрятность японского народа. Это, безусловно, не означает, что вся нация с ее культурой состоит из одного-единственного типа. Это означает, что качества, присущие определенному типу, могут стать качествами целой нации, и воздействовать на других представителей этой нации независимо от того, каким типам они принадлежат. Среди японцев есть и Луны, и Сатурны, и Юпитеры, и все другие типа — как и во всех нациях. Тем не менее, я стала бы утверждать, что в целом Япония — это меркурианская страна, многие качества и особенности которой соответствуют качествам и склонностям меркурианского типа людей.

ТИП САТУРНА

Тип Сатурна — это тип, легче всего определяемый на основании внешнего вида. Это тип высокий, с длинными крепкими костями и прочно связанной, ярко выраженной скелетной системой. Суставы, кисти и ступни большие, длинные пальцы на руках и ногах. Крепкая, вытянутая скелетная система Сатурна несет на себе крепкие мышцы. Его трудно не заметить. Если поблизости находится Сатурн, то его заметит каждый. Он не только обладает большим и мощным телом, но несет с собой такое же мощное ощущение своего присутствия.

Голова Сатурна обычно длинная и вытянутая, как и остальное тело, с выдающимися надбровьями, скулами и челюстями. У Сатурна нет определенной «масти» — он может быть блондином или темноволосым, с голубыми глазами или карими. Независимо от цвета, глаза Сатурна глядят на мир спокойным, задумчивым взглядом. Передвигается он неторопливо и осмотрительно, двигается нечасто, предпочитая сидеть или стоять неподвижно и на-

САТУРН
Самый крупный из всех типов, Сатурн обладает большим и мощным телом, имеет высокий рост. Как правило, Сатурны занимают лидирующие позиции, направляя и управляя другими, поскольку доминирующим в их организме является гипофиз, регулирующий деятельность других желез. Активность и позитивность Сатурна может быть поначалу незаметна, поскольку они медлительны и серьезны. На самом деле, активность людей этого типа заключается в том, что они, как правило, сами воздействуют на окружающую их обстановку, а не поддаются влиянию среды. О позитивности Сатурна свидетельствует их уверенность в собственных силах и способностях. Основной чертой Сатурна является доминирование.

Сатурн — активный, или мужской, тип, что, впрочем, не влияет на сексуальность и привлекательность представительниц этого типа. На самом деле, женщина-Сатурн — идеал современного представления о женской красоте: они высоки, стройны, прекрасно сложены. Женщины-Сатурны очень фотогеничны, среди представительниц этого типа много топ-моделей. Так же как и муж-чинам-Сатурнам, женщинам этого типа присущи качества лидера. Они часто занимают ответственные посты.
блюдать. Сатурн кажется отчужденным и далеким, как планета, по имени которой он назван.

Сатурн был самой удаленной планетой, известной в древнем мире. По сравнению со своим ярким, разноцветным соседом, Юпитером, желтоватый, почти бежевый Сатурн кажется тускло-свинцовым. Он движется достаточно медленно. Больше всего он известен своими кольцами, которые настолько велики, что их можно видеть с Земли, даже при помощи хорошего бинокля. Кольца обычно отвлекают внимание от самой планеты. Детали ее поверхности рассмотреть довольно трудно. Сатурн менее активен, чем Юпитер, хотя у него тоже есть облачные пояса и пятна. По сравнению с Юпитером, это более спокойный мир. Движется вокруг Солнца он так медленно, что один оборот совершается в течение 29 лет. Однако его осевое вращение очень быстрое — на один оборот уходит чуть больше десяти часов. Это означает, что год на Сатурне состоит примерно из 25 тысяч дней. Этот необычайно длинный год не так просто было бы разделить на лунные месяцы, так как у Сатурна девять лун вместо одной. Создать сатурнианский календарь, отражающий ход времени на поверхности Сатурна, было бы такой сложной задачей, что она была бы под силу разве что человеку с типом Сатурна.

Есть некоторые странности, касающиеся размеров Сатурна. Его шар достаточно велик, он мог бы вместить в себя более 700 таких планет, как Земля, но его плотность меньше плотности воды. Его масса в 95 раз больше массы Земли, но гравитация не соответствует такой пропорции. Человек, весящий на Земле 140 кг, на Сатурне весил бы всего 160 фунтов. (В действительности, за исключением Юпитера, нет ни одной планеты, на которой человек чувствовал бы себя слишком тяжелым.) Конечно, такие измышления глупы, так как на газообразной поверхности нельзя было бы стоять никаким образом. На самом деле, и Сатурн, и Юпитер сильно отличаются от четырех внутренних планет, с которыми связано наше понимание того, чем является «планета», так что любые сравнения достаточно трудны.

Сатурн гораздо дальше от нас, чем Юпитер, но из того, что было увидено в телескопы и сфотографировано зондами, можно сделать вывод, что Сатурн менее активен, чем Юпитер. Экваториальная зона обычно более яркого бежевого цвета по сравнению с остальной поверхностью тусклого желтовато-кремового цвета. Иногда появляются более светлые пятна, но нечасто и ненадолго. Какие бы катаклизмы ни происходили на Сатурне, более низкие температуры делают его гораздо более спокойным по сравнению с Юпитером, где постоянно происходят извержения вулканов.

Кольцевая система Сатурна уникальна для Солнечной системы. У него есть несколько колец с промежутками между ними. Внутреннее кольцо не касается поверхности планеты. Все три главных кольца лежат точно в одной плоскости и имеют общий диаметр 170 тысяч миль, что более чем в два раза превышает диаметр самой планеты. Кольца очень тонки, не более десяти миль толщиной. Если представить Сатурн шариком диаметром пять дюймов, кольца охватили бы целый фут, но были бы толщиной всего одна полутора тысячная дюйма. Когда кольца располагаются к нам «ребром», они практически исчезают. Когда же экватор Сатурна повернут относительно орбиты Земли, кольца кажутся твердыми из-за своей высокой отражающей способности. Кольца состоят из мелких твердых частиц, каждая из которых вращается вокруг планеты по собственной орбите. Промежутки между кольцами объясняются тем, что орбиты некоторых спутников Сатурна прочистили пространство от частиц, пролетая через них.

Из девяти известных спутников Сатурна самым важным является Титан. Более массивный, чем наша Луна, Титан обладает планетарными размерами — он больше Меркурия, но меньше Марса. Хотя Титан и велик, но он так далеко от нас, что детали его поверхности рассмотреть трудно. Его расстояние от Сатурна превышает на 750 тысяч миль диаметр колец, и он имеет желтоватый цвет. Остальные спутники значительно меньше и бледнее. Пять внутренних спутников имеют диаметр от 300 до 1000 миль, и именно их орбиты разорвали непрерывность колец. Вне орбиты Титана находятся еще два спутника: один очень маленький, а второй побольше и удален более чем на 2 миллиона миль. Он только немного меньше нашей Луны и имеет период обращения в 79 дней. Еще дальше есть еще один крошечный спутник диаметром около 150 миль. Он так далек от Сатурна, — более 8 миллионов миль, — что ему на один оборот надо полтора года. Подобно внешним спутникам Юпитера, он вращается в обратном, «неправильном» направлении и может быть пойман астероидом, а не обычным спутником.

Система Сатурна настолько сложна, далека и своеобразна, у нее так много различных замысловатых и взаимосвязанных особенностей, что ее трудно сравнить с другими планетами. Если мы обратимся к тому, что на настоящий момент известно об эндокринной железе, которую, как предполагается, стимулирует эта планета, то мы обнаружим такие же сложности. Передняя доля гипофиза производит шесть гормонов, функциональная значимость которых установлена. Большинство этих гормонов имеют длинные многосложные названия, так что их обозначают или буквами, или по их функциям. Эти функции включают в себя стимуляцию или подавление деятельности других желез внутренней секреции. Передняя доля гипофиза, следовательно, — это железа, осуществляющая контроль за количеством и процентным соотношением большей части гормонального содержания кровяного потока.

Гормон, обозначаемый как АСТН, связан со стимуляцией надпочечников и, следовательно, с производством адреналиновых стероидов в ответ на раздражение. Выделение этого гормона, несущего свои «послания» различным частям тела, вызывает многие виды стимулов, как физических, так и психологических. В дополнение к его биологическому действию, оказываемому через надпочечники, АСТН непосредственно действует на мозг. Он влияет на производство эндорфина, который, в свою очередь, влияет на способность к обучению и на память, и также предполагается, что в различных частях мозга он производит еще много других специфических воздействий.

Другой гормон, производимый передней долей гипофиза, обозначается TSH (Thyroid-Stimulating Hormone), потому что это щитовидно-стимулирующий гормон. Так же, как АСТН контролирует деятельность надпочечников, TSH контролирует деятельность щитовидной железы. Он стимулирует или угнетает синтез и выделение гормонов, влияющих на метаболизм. В лабораторных условиях выделение TSH увеличивалось в том случае, когда животным было холодно и им требовалась более высокая скорость обмена веществ. У людей жара вызывала снижение деятельности щитовидной железы. Психологические отклонения, связанные с избытком или недостатком щитовидного гормона, могут излечиваться как самим этим гормоном, так и TSH.

Еще один гормон, производимый передней долей гипофиза, называется гормоном роста. Из названия ясно, что этот гормон стимулирует рост, особенно рост костей. Сильнее всего он выделяется в юношеском возрасте. Избыток этого гормона вызывает гигантизм и акромегалию, когда чрезмерный рост костей служит причиной чрезмерного роста тела, если кости не полностью сформировались, и их огрубление и утолщение, если они сформированы.

Другие гормоны передней доли гипофиза контролируют производство половых гормонов. Эти производимые в гипофизе гормоны вызывают начало полового созревания как у мальчиков, так и у девочек, а также отвечают за половую активность у взрослых. Переднюю долю гипофиза называют железой-руководителем, так как производимые ею гормоны управляют деятельностью других желез. Для передачи своих приказов она использует кровяной поток, все время подстраивая и перестраивая содержание гормонов в крови.

Сатурнианский тип тела управляется передней долей гипофиза, и психология этого типа так же сложна, как и функции этой железы. Сатурны управляют другими типами людей так же, как гипофиз управляет другими железами. По сути дела, контроль — над собой, над другими, над окружением — кажется основной характеристикой Сатурна.

Это тип активный и позитивный, хотя обе эти характеристики поначалу может быть трудно увидеть у Сатурнов. Сначала может показаться, что Сатурн двигается недостаточно быстро и недостаточно часто, чтобы считаться активным типом, но, тем не менее, он занимает центральное положение среди трех активных типов, является самым активным из них. Сатурны тщательно размышляют перед тем, как предпринять какое-либо действие, и иногда настолько медлительны и методичны в своих размышлениях, что, когда они придут к какому-нибудь решению, действовать бывает уже поздно. Суть здесь не в том, что они решают ничего не предпринимать, а в том, что они так долго обдумывают свои действия, что эти действия уже не нужны в сложившейся новой ситуации. И тогда, конечно, Сатурн начинает размышлять над этой новой ситуацией. Если мы вспомним, что различие между активным и пассивным типами основывается не на том, насколько быстро действует данный тип, а на том, воздействует ли он на мир, или мир воздействует на него, то становится ясно, что Сатурн — это самый активный, или самый мужской из типов.

Если трудно заметить, что Сатурн активен, то еще труднее увидеть, что он позитивен. Это задумчивый и даже мрачный тип человека, не склонный к юмору и тем более к легкомыслию. Сатурн необщителен; жизнь для него слишком серьезная вещь, чтобы можно было тратить время на банальности. Этот тип склонен к аскетизму и самоотречению. Превыше всего Сатурны ценят порядок и совершенно не способны на непроизвольное или импульсивное действие или реплику.

Активность Сатурна — это внутренняя активность. Он рассмотрит все факторы любой ситуации, проконсультируется с другими, исследует сходные случаи и попытается оценить сравнительную важность относящихся к делу деталей. Только когда он проверит все факты и их значение, он начнет обдумывать способ действий. В результате такого тщательного процесса появится лучший план, который только может создать человеческое мышление. Он, несомненно, будет очень хорошо обдуман. Более того, с каким бы предложением ни выступил Сатурн, оно будет не только основано на его личных интересах, но также нацелено и на общее благо.

Однажды я путешествовала с группой, в которой были Сатурн и очень активный Марс. Мы были в Париже и пользовались городским транспортом. Никто из нас не говорил по-французски, так что лабиринт парижского метро поглощал все наше внимание. В первый день Марс, взглянув на карту метро на белой кафельной стене, бросился в толпу, к поездам. На место назначения он прибыл первым — за целых двадцать минут до приезда остальной группы, а Сатурн появился последним. Однако на второй день первым к новому месту встречи прибыл Сатурн. В первый день она стояла, изучая карту метро, пока не изучила ее тщательно, и потом уже не тратила времени на то, чтобы садиться не на те поезда или садиться на те, которые нужно, поезда, но идущие в противоположном направлении. На третий день вся группа, вместо того чтобы метаться каждый сам по себе, просто следовала за ней. Таким образом, в основном, Сатурны и действуют. Кажущаяся бездеятельность вначале — обманчива. Время тратится на осмысление вещей, и большая эффективность действий затем полностью возместит эти затраты. Сатурн сделает сложную и трудную работу намного быстрее тех, кто начал раньше него, и сделает ее гораздо лучше.

Как только Сатурн придет к какому-нибудь решению, то становится уже более очевидно, что это активный тип. Сатурны проводят в жизнь свои решения с большой силой и решимостью. Они будут видоизменять свою стратегию, если возникнет новая информация, и серьезно прислушиваются к идеям других. Но если какой-то образ действий представляется им предпочтительным, то они будут ему следовать и приложат все свои немалые силы, чтобы убедить других делать так же.

Позитивность Сатурна проявляется не в очаровании или остроумии. Она проявляется в его безграничной вере в свою способность правильно определять,, что надо делать, и контролировать, чтобы это было выполнено. Сатурн верит не только в добро, истину и красоту, но и в то, что ему даны уникальные способности определять эти добродетели, защищать и утверждать их. Один Сатурн объяснил мне: «Поскольку я понимаю объективную истину, то считаю своим долгом действовать согласно своему пониманию». Такая весьма чопорная самоуверенность может иногда раздражать, но достаточно часто она оправдывается. Не знаю насчет «объективной истины», но Сатурны обычно правы в своей самооценке, потому что тщательно размышляют и настаивают на рассмотрении всех относящихся к делу фактов, а также немалого количества таких, которые к делу не относятся.

Сатурн считает себя компетентным в определении лучшего образа действий не только для себя, но и для окружающих его людей. Он бескорыстен в своей заботе о благополучии других, и сделает все, что сможет, чтобы остальные вели себя в соответствии со своими интересами — в его собственном понимании этих интересов. Некоторые другие типы могут иметь ошибочные представления о том, что лишь веселье и отдых служат их лучшим интересам. Юпитер, например, может вообразить, что обильная пища и хорошее вино — это те удовольствия, ради которых стоит жить. Сатурн терпеливо растолкует ему пагубные последствия высокого содержания холестерина в крови и расскажет о вреде, который оказывает на печень употребление алкоголя. И к тому времени, когда он закончит свою лекцию, вечеринка почему-то станет гораздо менее веселой.

Вечеринки и развлекательные мероприятия не очень привлекают Сатурна, хотя его могут интересовать виды спорта, основанные в основном на выносливости. Скалолазание, бег на лыжах по пересеченной местности, марафон — когда требуется контроль над телом в течение долгих изнурительных испытаний — это согласуется с его склонностью к укрощению плоти. Но самые естественные сферы действий Сатурна — это бизнес, образование, наука, администрирование — любые области, где ключами к успеху являются организация, тщательное планирование, предвидение и порядок. Из него получился бы хороший картежник (если забыть о том, что он не играет). Он делает капиталовложения, и они дают прибыль. У него хватает терпения, чтобы изучать экономику, чтобы понять все сложные факторы, влияющие на рыночную экономику, и делать разумные выборы на основе неспешных размышлений. Он может быть брокером по капиталовложениям, и деньгам своих клиентов будет уделять не меньшее внимание, чем своим собственным. Он может быть президентом банка или председателем совета директоров международной корпорации.

Сатурны, казалось бы, каким-то сверхъестественным образом поднимаются до руководящих должностей в выбранной ими профессии. Если они учителя, то скоро оказываются администраторами учебного заведения. Если они ученые или технологи, то вскоре занимаются планированием и выполнением проектов. Я помню карикатуру Битла Бейли, где были изображены несколько офицеров, решающих, кого повысить в звании из тех, кто представлен в списке. Один из них говорит: «Мы определим компетентность каждого, а затем выберем самого высокого». Часто оказывается, что разные методы приводят к одному и тому же выбору. Самый высокий — это Сатурн, и наибольшей компетентностью чаще всего тоже обладает Сатурн.

Как и планета Сатурн, сатурнианский тип людей любит иметь много спутников. Сатурнам нравится, когда другие на них полагаются, и они готовы без устали работать на пользу больших семей, деловых и религиозных групп, политических партий или любых организаций, которым нужны их услуги. Их управленческие способности позволяют им эффективно оценивать и использовать способности других. Так же, как гормоны передней доли гипофиза управляют гормонами, выделяемыми другими железами, Сатурн знает, как лучше всего использовать другие типы людей. Обладая широким взглядом на вещи и искренне заботясь о других, Сатурн сразу поймет, что Луна прекрасно справится с заданиями, где нужна скрупулезность, — счетоводством, списками, недельными производственными графиками. Более того, Сатурн знает, что Луна лучше всего будет себя чувствовать на работах, связанных с необходимостью принимать во внимание все детали. Работа, требующая быстрого восприятия и быстрых действий, предназначена для Меркурия, и Сатурн найдет его для такой работы. Работа, требующая энергии и выносливости, — для Марса. Другими словами, Сатурн как бы обладает интуитивным пониманием типов и каждого может использовать наилучшим образом.

Тип группы или организации, которой будет заведовать Сатурн, скорее всего, будет продиктован центром его тяжести. Если он в основном пользуется интеллектуальным центром, то скорее всего будет работать в учебном или научном институте. Другими словами, область его интересов будет управляться его центром тяжести, — а интеллектуальный центр может привести его в ядерную физику, прикладную лингвистику или философию. Однако из-за своего типа он скорее всего будет деканом факультета или руководителем проекта. Но вряд ли он будет заниматься чем-то без того, чтобы у него не возникло множества идей о том, как лучше организовать работу, а поскольку это активный тип, то идеи будут осуществлены. Вскоре после этого он будет во главе.

Инстинктивно центрированный Сатурн, с другой стороны, может сосредоточиться на доме и семье. Это такой человек, который может спроектировать и построить собственный дом; в профессиональной жизни он может быть архитектором. Дом Сатурна, скорее всего, отразит его психологию — строгий, удобный, просторный, с высокими потолками и окнами. Он может заниматься проблемами окружающей среды, ему нравится вывозить семью на природу, в горы, плавать на плоту или ловить рыбу в уединенных местах. Он может быть командиром бойскаутов или инструктором по туризму. Центр тяжести ориентирует его на дом и семью, но тип тела говорит о том, что он будет активным организатором всей деятельности.

Двигательно центрированному Сатурну нравятся, как уже упоминалось, виды спорта, основанные на физической выносливости и выдержке. Лет сто назад во время великих исследовательских экспедиций этот тип переживал свой золотой век. Вверх по Амазонке, вниз по Нилу, в джунгли, на Северный полюс, покорение Эвереста или любой другой горы, представляющей наибольшую сложность, — таковы были мечты двигательно центрированного Сатурна. Они и сейчас таковы, просто техника взяла на себя все трудности, и былые подвиги человеческой выносливости превратились в летний отдых вышедшего на пенсию учителя младших классов — Юпитера. Ах да, еще ведь остается марафонская дистанция и бег на лыжах по пересеченной местности.

Эмоционально центрированного Сатурна может привлекать множество профессий, но все они будут связаны или с людьми, или с искусствами. К этому типу часто относятся дирижеры оркестров и директора музеев. Кроме того, Сатурн может заниматься психологией, быть психотерапевтом или психоаналитиком, как Карл Юнг.

Многие достоинства Сатурнов ясны, но, как у всех других типов, у них есть и слабости. Одна из этих слабостей — это крайняя доскональность их мыслительных процессов. На принятие решения у Сатурна может уйти больше времени, чем позволяет ситуация. Они могут быть чрезмерно осторожными и консервативными в результате того, что учитывают любую возможность ошибки. Если принимаются серьезные решения: где построить новую фабрику, на какие позиции перевести военный батальон, куда вложить большое наследство — очень постарайтесь, чтобы в планировании участвовал и Сатурн. С другой стороны, если решается вопрос о том, где провести воскресный пикник, когда перенести мебель из дома в гараж или какие пирожки купить к позднему завтраку, постарайтесь, чтобы в таком планировании Сатурн не участвовал. Вне зависимости от масштаба мероприятия он подойдет к нему с одинаково серьезной ответственностью.

Главной, чертой сатурнианского типа обычно является доминирование. Иногда эта черта проявляется довольно ясно, как если вы сидите в комнате, читая, а Сатурн входит и включает свет так, чтобы у вас было подходящее для чтения освещение, независимо от того, хотите вы этого или нет. Иногда эта черта ощущается скорее как психологическое давление. Сатурн может просто прервать на мгновение свое занятие и посмотреть, что вы делаете, и вы каким-то образом понимаете, что вы делаете что-то неправильно, хотя не было сказано ни слова. Когда эта черта сильно проявлена у Сатурна, то он действует как бы из принципа вашей заведомой некомпетентности. Что бы ни делалось, его отношение показывает, что это могло бы делаться каким-то другим, лучшим способом, — и он в точности знает, что это за способ.

Взаимоотношения с другими типами у Сатурнов обычно проходят успешно, если они не слишком подчеркивают свою черту доминирования. Поскольку этот тип часто находится в позиции авторитета, то эта черта может быть полезной на работе или в семье. Управляющие действительно должны устанавливать нормы для других работников; родители в семье действительно ответственны за установление разумных правил для своих детей; школьная администрация действительно должна составлять расписание. Это просто приходит вместе с должностью. Проблемы могут возникнуть в том случае, когда Сатурны имеют дело с другими «на равных». Именно в таких ситуациях — или, что еще хуже, когда

Сатурн не является босом, а находится под началом у кого-то другого, — могут возникнуть сложности.

У Сатурнов могут быть трудности в общении с другими активными типами, если их доминирование пробудит в ответ властность в Марсе, Меркурии или солнечном типе. Все активные типы склонны к попыткам улучшить окружающую обстановку, и, естественно, каждый считает, что его идеи усовершенствования самые лучшие. Из пассивных типов сильнее всего Сатурн притягивается к Луне, так что они обычно взаимодействуют хорошо — если только Сатурн не слишком сильно проявляет свое доминирование. Если же это так, то в Луне, скорее всего, проснется своеволие. Венера для Сатурна явится проблемой только в том случае, если этот пассивный тип вообще почти ничего не будет делать. Труднее всего, вероятно, Сатуру приходится с Юпитером. Тщеславного Юпитера мало волнуют планы Сатурна, его терпение также подвергается большому испытанию при встрече с сатурнианским самоограничением и аскетизмом.

Сатурны даже больше, чем Луны, при выборе друзей, соратников и партнеров по браку предпочитают свой собственный тип. Конечно, их интересуют и другие типы, но с «отеческой», ответственной точки зрения; их спутники обычно довольно разнообразны. Когда же дело доходит до взаимодействия «на равных», Сатурн, предпочитает именно равных. И, по крайней мере с точки зрения Сатурна, единственно возможным равным для него является другой Сатурн.

Если в вашей жизни есть Сатурн, вы это сразу поймете. Его нелегко не заметить. Он обычно является центром, вокруг которого вращается вся семья; он составляет планы для всей группы. По большей части лучше всего делать то, что предлагает Сатурн, если по какой-то причине вы не сочтете, что при этом нарушаются ваши интересы. В этом случае просто объясните ему свою точку зрения на ситуацию, и он, вне всяких сомнений, тщательно обдумает вашу точку зрения. Помните, что этот тип искренне заинтересован в благе всех, кого это касается, и обычно стремится сделать все необходимое. Если есть какие-то факторы, которые вы не приняли во внимание, он будет только рад изложить их вам.

Если у вас ребенок-Сатурн, то самая трудная проблема иногда — помнить о том, что он ребенок. Сатурны настолько самостоятельны, даже когда они еще очень маленькие, что им иногда предоставляется больше ответственности, чем следует. У меня есть подруга-Сатурн, которая рассказывала мне о том, как родители оставили ее одну жить в пустом доме, когда переехали в другой город. Она в то время была подростком. Ей не хотелось оставлять школьных подруг, и она уговорила родителей оставить ее одну со спальным мешком и несколькими необходимыми принадлежностями до тех пор, пока дом не будет продан или не окончится учебный год. Я могу понять, как родители могли поддаться на ее уговоры, но одиночество, которое она чувствовала, было доказательством того, что она была, в конце концов, только подростком, не готовым к самостоятельной жизни. Время, когда не следует слушаться Сатурна, это когда он ребенок, а ты взрослый.

Хотя, как указывалось раньше, нет никаких национальных или этнических групп, состоящих из какого-то одного типа, некоторые нации могут постоянно производить преимущественно определенных представителей классических типов. Более того, бывают культурные идеалы, архетипы, ценимые превыше всего, которые близки к одному из планетарных типов. Для британцев идеальный тип — это явно тип Сатурна. Правящий сейчас монарх, королева Елизавета II избрала себе супруга-Сатурна и произвела на свет сатурнианского наследника, принца Чарльза. Он, в свою очередь, постоянно выбирает сатурнианских женщин (их у него слишком много, что говорит о том, что Сатурны тоже могут сделать из своей жизни неразбериху, как и любой другой человек). Попытки колонизировать и управлять как можно большим числом народов явно указывают на то, что британцы идеализируют тип Сатурна и превозносят его ценности. По меньшей мере одна из бывших британских колоний, Соединенные Штаты, продолжила эту традицию. Дядя Сэм, образ которого обычно используется для обозначения США, является классически сатурнианской фигурой, как и один из величайших президентов Америки — Авраам Линкольн.

Хотя величие Линкольна выходит за границы этого типа, его подход к решению важных проблем типично сатурнианский. Начнем с того, что он сам дал себе образование. Формально он учился меньше года, но восполнил этот пробел, читая и занимаясь самостоятельно. Это достижение — он был начитан и прекрасно образован — говорит не только о его дисциплинированности, но и о его активном мышлении, способном без посторонней помощи определять сравнительную важность идей и ценностей. Линкольн прошел тяжелую школу жизни. Его семья была очень бедна, и с детских лет ему пришлось заниматься тяжелым фермерским трудом, работать лесорубом и барочником. В 19 лет он отвел баржу в Нью-Орлеан и вскоре после этого открыл свое собственное дело — магазин, который разорился, оставив его в долгах. Он пошел в армию, и в чине капитана его направили на индейские войны, правда, в сражениях он не участвовал.

После войны он изучал юриспруденцию, тратя почти все, что зарабатывал, на оплату долгов, которые чувствовал себя морально обязанным отдать после своего банкротства. Он был избран на государственную должность в штате Иллинойс, но чуть не разорил весь штат своими реформами, которые считал необходимыми. В 1846 году он был избран в Конгресс США в качестве представителя от штата Иллинойс, но его непопулярное отрицательное отношение к мексиканской войне — которая, как он чувствовал, основывалась на стремлении захватить территории, — стоила ему следующих выборов. Тогда он решил, что его политическая карьера окончена.

Линкольн с семьей — женой и сыновьями — прожил в Иллинойсе десять счастливых лет, в течение которых занимался юриспруденцией вместе с партнером, который был также хорошим другом. Семья Линкольнов жила в большом удобном доме и наслаждалась общественной жизнью. Его партнер в эти годы замечал, что гений Линкольна, как юриста, был результатом его способности оставлять несущественные детали оппонентам, в то же время неустанно настаивать на том, что он называл сутью проблемы32. Когда эти безмятежные десять лет успехов и комфорта окончились и Линкольн вступил в великую битву, именно эта его способность — оставлять без внимания несущественное, не упуская из виду главное, — принесла ему его великие победы — сохранение союза и отмену рабства.

Именно в этом мы можем проследить сатурнианские качества политического гения Линкольна. Он был один. Все фракции не доверяли ему и часто его поносили; ему приходилось изворачиваться, идти на компромиссы, ждать, менять политику и просто лгать. Карл Маркс, с интересом наблюдавший за Америкой, сказал: «Все действия Линкольна похожи на скупые, уклончивые оговорки, при помощи которых один юрист общается с другим юристом — своим противником»33.

Линкольн избегал аболиционистов и делал все, что мог, чтобы заверить рабовладельцев Юга в том, что он не станет вмешиваться в их систему. Его усилия по сохранению союза штатов и избежание войны вызывали презрение у сторонников отмены рабства. Он удерживал единство непокорной коалиции различных фракций под эгидой едва оперившейся республиканской партии, обещая всем и каждому все, что они захотят. Когда южные штаты откололись от союза и Соединенные Штаты оказались ввергнутыми в гражданскую войну, Линкольн использовал любую хитрость, чтобы победить в этой войне. Страдая от некомпетентности генералов, он убеждал их, увещевал, высмеивал и затем смещал. Наконец, когда он уже отчаялся найти военного, который привел бы союз к победе, такой человек появился.

Генерал Улисс С. Грант был Марсом, быстро поднявшимся до командных постов. Когда они встретились, Линкольн сразу признал в нем военного лидера, которого он ждал и о котором молился. В одном известном рассказе о них говорится, что Линкольну пожаловались на то, что Грант поглощает огромное количество виски. Линкольн в ответ спросил, что за сорт виски пьет Грант, чтобы послать по ящику всем остальным генералам. Правда это или нет, но в этой истории отражена последовательность Линкольна. Если он чувствовал, что человек подходит для своей должности — в армии или в правительстве, — он передавал ему полномочия и оказывал полную поддержку.

Линкольн говорил с людьми, и, что более важно, он слушал людей. Он был гибким и прагматичным — и терпеливым, что поражает больше всего, если принять во внимание то давление, под которым он находился, и тот факт, что он должен был противостоять этому давлению в одиночку. Линкольн глубоко чувствовал, что Соединенные Штаты со всеми своими проблемами и неудачами были «последней и лучшей надеждой» для всего человечества из-за тех высоких идеалов, которые провозглашены в документах нации, считающихся священными, — в Декларации независимости и Конституции. Сохранить их оба, совместить утверждение, что «все люди сотворены равными», с решимостью южных штатов оставить институт рабства неизменным казалось неразрешимой задачей. Когда в марте 1861 года Линкольн переселился в Белый Дом, казалось, не было возможности и сохранить союз, и уничтожить рабство. К тому времени, когда, спустя четыре года и один месяц, Линкольн был убит, обе задачи были решены. Маркс, который критиковал раньше «скупые, уклончивые отговорки» Линкольна, понял — как это понял и весь мир, — чего смог добиться Линкольн, «несгибаемо продвигаясь к своей великой цели, не поддаваясь компромиссам из-за слепой поспешности, медленно разрабатывая свои шаги»34.

Линкольн, как по внешнему виду, так и по психологии, олицетворял собой лучший вариант сатурнианского типа. Этот тип способен действенно управлять другими. В то же время Сатурны способны в одиночку выдерживать огромное давление и противодействие других, как только они определят, в чем состоит правильный план действий.

ТИП МАРСА

Для Марсов характерны средний или ниже среднего рост и крепкое сложение. Они коренасты, но не полны, а скорее компактно и крепко сбиты. Широкоплечие, с хорошо развитой грудью и сильными руками, марсианские мужчины похожи на воинов, которыми им и предназначено быть. Марсианские женщины тоже плотные, но более стройные. Как мужчины, так и женщины обладают прекрасной координацией движений и могут быть отличными спортсменами, особенно в видах спорта, требующих выносливости. Они могут быть слегка кривоногими, хотя ноги у них сильные.

Головы у марсиан круглые. Кожа их может быть красноватой и веснушчатой, легко обгорает на солнце и легко раздражается, подвержена сыпи и воспалениям. Волосы у них часто рыжие или другого цвета, необычного для их национальности, очень густые. У них буйные, густые бороды и много светлых или рыжеватых волос на теле. У них курносые носы, круглые щеки, и обычно они не обладают утонченными чертами лица. Кисти и ступни грубые, квадратные. У Марсов могут быть заметные шрамы, так как они часто получают повреждения.

Несмотря на то, что Марс от нас дальше, чем Венера, — он не подходит к Земле ближе чем на 35 миллионов километров, — мы знаем о нем гораздо больше, чем о нашей более близкой, но затянутой облаками соседке. Марс сравнительно невелик, его масса немного больше одной десятой массы земли. День на Марсе длится примерно столько же, сколько земной, так как осевое вращение этих двух планет примерно одинаковое. Однако год на Марсе почти в два раза длиннее, так как его среднее расстояние от Солнца — 141 миллион миль. Марс трудно наблюдать, потому что его орбитальная скорость настолько схожа с земной, что противостояние (когда планеты ближе всего друг к другу) происходит только раз в 780 дней, вместо того чтобы происходить каждый год, и даже в этой ближайшей точке Марс иногда отстоит от Земли очень далеко из-за того, что его орбита эксцентрична.

И хотя противостояния редки, но когда они происходят, астрономы могут изучать твердую поверхность планеты. На ней есть некоторая атмосфера, но она невелика. Некоторые особенности, такие как полярные шапки, указывают на присутствие воды. Марс называется красной планетой из-за присущего его поверхности красновато-охристого цвета. Там есть вулканическая активность; на Марсе находится самый большой в Солнечной системе вулкан. Пыльные бури, вулканы и циклоны указывают на то, что Марс имеет полное право называться «сердитой планетой».

Два маленьких спутника Марса — самые необычные во всей Солнечной системе. Они названы именами двух помощников бога войны в греко-романской мифологии — Фобос (Страх) и Деймос (Ужас). Они очень маленькие. Фобос примерно 10 км в диаметре, а Деймос только 5. Они двигаются очень странным образом. Фобос, самый странный из них, находится очень близко к поверхности планеты, всего на высоте 3700 км, и обегает планету за

МАРС
Тип Марса — активный и негативный. Несмотря на невысокий рост, люди этого типа имеют крепкое сложение, с хорошо развитой грудью и широкими плечами. Активность Марса целенаправленна. Люди этого типа быстро реагируют на внешние стимулы, хотя часто их реакция бывает негативной. Мгновенная реакция и готовность к отпору является следствием повышенного содержания адреналина в крови у людей марсианского типа, поскольку активной железой этого типа являются надпочечники. Главными чертами Марса являются разрушительность или властность; это также может быть и их слабостью.
треть марсианского дня. Если наблюдать с поверхности Марса, то Фобос, всходя на востоке и заходя на западе, проходит по небу за 4,5 часа. За это время он проходит более половины своих фаз — если он восходит в виде полумесяца, то садится почти полным. Деймос, отстоящий от планеты гораздо дальше — на 12 500 км, обходит ее за 30 часов, что немного дольше марсианского дня. Так что пока Фобос носится над поверхностью планеты, Деймос обращается почти вместе с самой планетой, лишь слегка отставая. Он находится над горизонтом в течение 2,5 дней, два раза проходя за это время весь цикл своих фаз.

Немало известно о железах внутренней секреции, которые, как полагают, управляются Марсом, и о действии гормонов, которые они выделяют. Надпочечные железы производят надпочечные стероиды — адреналин и норадреналин, которые, как это давно известно, влияют на сильные эмоциональные и инстинктивные реакции людей и животных. Эти гормоны могут вызвать ярость, необычайно агрессивное поведение, а также сильный страх. Это было названо термином «нападай или беги». Норадреналин связан с активным, агрессивным поведением, а адреналин — со страхом и тревогой. Надпочечники также производят гормоны, регулирующие сексуальное поведение, и мелатонин, влияющий на пигментацию кожи.

Зная, что преобладающие железы марсианского типа — это надпочечники, мы можем многое узнать о психологических качествах этого типа. Марс — это активный и негативный тип, постоянно готовый к действию независимо от того, будет это действие нападением или быстрым отступлением. Любой, кто когда-нибудь чувствовал, как в его кровь выделяется адреналин, знает о той мощи, с которой этот гормон побуждает к действию. Марсы, обладая избытком надпочечных стероидов, быстро отвечают на любую провокацию, часто не успев задуматься о том, какой ответ был бы наиболее эффективен в достижении желаемой цели. Марсы резки, прямы, честны и способны выпалить все, что они думают, невзирая на последствия.

Они плохие дипломаты и склонны обострять разногласия, вместо того чтобы сглаживать их. Марсы — это идеалисты, с непреклонной решимостью и верностью поддерживающие благороднейшие принципы, и, хотя им может не хватать понимания тонкостей ситуации, они всегда защищают высшие ценности в том виде, в каком они их понимают. Конечно, в кабацкой браваде высшей ценностью для Марса может быть взятая им на себя роль следить за тем, чья очередь платить или чтобы никто не делал грубых замечаний официантке, которая, как он считает, нуждается в защите. Короче, этот тип не утонченный и от природы нецивилизованный.

Поскольку этот тип активный и негативный, то Марсы часто переоценивают силу противодействия или сопротивления, с которой им придется столкнуться. Поэтому они склонны применять большую силу, чем этого требует ситуация. В результате они могут крушить и ломать вещи, включая собственные кожу и кости. Например, стараясь открыть заклинившую оконную раму, Марс может дернуть ее с такой силой, что разобьет стекло и порежет руку. Подрезая деревья, Марс может с такой силой рубить сучья, что не заметит, как самый большой сук, падая, проломит крышу его крыльца. Этот тип ориентирован на цель, он обладает так называемым «тоннельным видением» , когда он не замечает ничего вокруг, кроме непосредственной задачи. Если другие вещи или люди попадутся ему под руку, он может не заметить их, пока не будет слишком поздно. Если попадется собственный палец, он тоже может не заметить этого. Подгоняемый гормонами надпочечников в крови, Марс живет в почти постоянном деятельном состоянии, направляя свою немалую энергию на преобразование внешнего мира. Начав какое-нибудь дело, Марс будет неустанно работать, пока не завершит его, а затем начнет новое. Большинство Марсов из-за их целенаправленности в достижении поставленной цели друзья и родственники назвали бы «работоманами». Если Марс, проводя в жизнь свои планы или идеи, натыкается на препятствия или возражения, он просто удваивает усилия. Там, где другой тип бросил бы дело или видоизменил свой план, или при помогли какой-нибудь уловки обошел препятствие, Марс идет напролом. Его можно сравнить с игрушечным роботом на батарейке — подойдя к стене, тот продолжает шагать, хотя всякое движение вперед прекратилось. Марсы настолько однобоки, что будут стараться пройти сквозь стену, даже если дверь находится всего в нескольких футах от них. Вместо того чтобы изменить направление или переработать план, они потратят энергию на то, чтобы проломить стену, если это необходимо для достижения цели.

Из-за высокого энергетического уровня и прямоты характера Марсов из них получаются идеальные солдаты и стражи правопорядка. Они высоко чтят верность долгу и закону — этим легко затронуть их патриотические или общечеловеческие чувства. И если Марс посвятит себя такому долгу, он беззаветно и преданно выполняет его. У Марса нет склонности к бюрократической возне с бумагами и к переговорам. Его подход — прямой, открытый и сильный. Если вам нужен человек, который мог бы прорваться через лабиринт сложностей и одним четким ударом добраться до сути проблемы, то вам для этого потребуется Марс. Своей бестактностью Марс может задевать чувства людей, он может наживать себе врагов, с презрением относясь к тем, кто верен принципу меньше, чем он, но можно никогда не беспокоиться о том, что у него есть скрытые мотивы или тайные цели. Все, что Марс думает и во что верит, открыто для обозрения, даже когда вы предпочли бы этого не видеть. Как и поверхность маленькой красной планеты, давшей название этому типу, мотивы, мнения, принципы и привязанности Марса все на виду. Если у вас есть подруга-Марс, то вам будет трудно не оскорбляться ее открытой критикой, не смущаться откровенной похвалой, но вы можете быть уверены, что никаких замечаний она не будет делать у вас за спиной. Если вы женщина и она подумает, что ваше новое платье выглядит неряшливым, то она так и скажет; если она не одобряет ваших методов воспитания детей, она так и скажет. Но вашим друзьям она не скажет ни единого пренебрежительного слова о вас и будет рьяно вас защищать, если кто-то начнет вас критиковать. Страдая от ее искренности и прямоты, вы платите за то, что имеете верного и преданного сторонника.

Марсианский тип приземлен и практичен, и если его предоставить самому себе, то его склонности будут безыскусными и даже грубыми. Если ему нравится заниматься спортом, то он предпочтет такие контактные виды спорта, как американский футбол или регби. И он определенно будет скорее участником, чем зрителем. Если он и оказывается в роли зрителя, то такое может быть в баре с телевизором, а если кто-нибудь из присутствующих осмелится критиковать игру его любимой команды, то Марс вполне способен превратить бар в братскую могилу. По сути дела, Марсам следует дать серьезный совет держаться подальше от баров и алкогольных напитков. Активные надпочечники в сочетании с алкогольной стимуляцией могут привести к беде, и много Марсов-скандалистов просыпались на следующее утро с похмелья и немалым количеством синяков и шишек, а то и в каталажке.

Марсианский тип обладает максимальной из всех типов сексуальной энергетикой, что представляет для него серьезную проблему. Как марсианские мужчины, так и женщины связаны со своей семьей крепкими узами верности, но в то же время ощущают мощное сексуальное притяжение ко многим представителям противоположного пола. Если человек, к которому Марс притягивается, тоже не прочь заняться сексом, и если возникнет подходящая ситуация, то скорее всего соблазн одержит победу над самыми сильными принципами Марса. После этого Марс почувствует себя обязанным быть верным новому партнеру и всем, кого это касается, в точности рассказать о том, что произошло. Это может причинить много горя как ему и его партнеру, так и их семьям.

Бедствием для Марса является также его взрывной темперамент. Когда происходит что-то неожиданное, его надпочечники начинают качать в кровь необычайно большое количество гормонов, побуждающих его к действию. А поскольку Марс — это негативный тип, его действия вполне могут быть агрессивными и даже насильственными. Марс склонен нападать первым и только потом задаваться вопросами. Или — если пройдет другой вариант гормонального стимула — Марс убежит первым и только потом будет задаваться вопросами. В любом случае реакция будет сильной и непредсказуемой, подобно ненормальной орбите Марса, которая иногда подводит его близко к Земле, а иногда на два года забрасывает по другую сторону от Солнца. Так что Марс может представлять собой странную смесь надежности и целеустремленности с непредсказуемыми выбросами злости, страха, агрессии или ненормального поведения.

Типичный день Марса начинается не слишком рано, потому что он, скорее всего, предыдущим вечером работал допоздна или же развлекался, что Марсы делают с таким же усердием, как и работают. И, поскольку уже позднее утро, то, ограничившись только кофе, который он берет с собой в грузовик, он набрасывается на работу. Чем бы он ни занимался, он определенно не будет сидеть за столом в конторе или в любом другом месте, которое ограничивает свободу его передвижений. Он может заниматься сельским хозяйством, лесным хозяйством. Может иметь ранчо. Он вполне может быть пожарным или полицейским. Или военным. Может работать на буровой вышке или заниматься промышленным ловом рыбы. Может быть ученым, но не в лаборатории. Скорее всего, ему подойдут геология или океанография.

Марсианские женщины, так же, как и мужчины, склонны иметь одну из вышеперечисленных профессий. Более, чем женщин любого другого типа, их удовлетворила бы активная, интересная работа и такая семейная жизнь, какая была описана выше. Все Марсы склонны к одиночеству, но марсианским женщинам особенно трудно взять на себя обязанности жены и матери и заботиться о детях. Марсианской женщине нравится компания мужчин, и ей определенно нравится активная сексуальная жизнь, ей скорее легче обходиться без мужа, чем быть в подчиненном положении активного типа или уважать пассивного.

Какой бы работой не занималась женщина-Марс, на нее можно положиться, она подойдет к ней ответственно. Она может иногда опаздывать, но как только она появится на работе, она отдаст ей все свои немалые силы. Если она будет работать учительницей физвоспитания, то администрации лучше предоставить утренние часы ей на подготовку и смотреть сквозь пальцы на то, что она иногда может немного опаздывать. Зато она будет задерживаться в школе намного дольше, чем требуется, тренируя баскетбольную команду. Ее ученики могут жаловаться, что она слишком на них наседает, но на самом деле они так не думают, если хотят достичь определенных успехов. Они знают, что меньше она от них не примет.

После окончания рабочего дня и по выходным у Марса может быть еще несколько дел, связанных, скорее всего, с тяжелой физической работой. Он может строить собственный домик, рубить дрова на зиму, нырять за съедобными моллюсками или пилотировать маленький самолет. Он может выезжать лошадей, заниматься дельтапланеризмом или подрезать яблони. Вполне возможно также, что Марс будет заниматься какой-либо добровольной работой ради дела, в которое верит. Он может проводить кампании и демонстрации в защиту окружающей среды. Женщина-Марс может быть активистской движения за освобождение женщин. Но что бы они ни делали, вы можете быть уверены, что Марсы не будут сидеть сложа руки, смотреть видеофильмы и проводить время каким-нибудь подобным образом. Марсы — это деятели.

Интеллектуально центрированные Марсы, скорее всего, действуют из механической или эмоциональной части этого центра. У них просто не хватает терпения на медлительные и сложные действия интеллектуальных частей центров. Марс, чей центр тяжести находится в механической части интеллектуального центра, подвержен опасности стать жестким и бесчувственным. Эта часть интеллектуального центра действует из определений и ассоциаций; у нее есть готовый ответ на любую ситуацию, но упускаются из виду факторы, которые могли бы смягчить или видоизменить определенные моменты. Если же это сочетается с тоннельным зрением типа «наплевать на торпеды, полный вперед» и с энергией марсианского типа, то может получиться страшный фанатик, слепой по отношению ко всему, кроме той идеологии, к которой он прицепился. Если Марс ценит идеи выше человеческих существ, как это склонны делать интеллектуально центрированные люди, и на службе у этих идей находятся разрушительные и карательные силы, то мы видим опасную комбинацию типа и центра тяжести. Вполне возможно, что Ленин был интеллектуально центрированным Марсом.

Двигательно центрированный Марс — это мощная рабочая машина. Это человек, который может работать — заниматься тяжелым трудом по 12—14 часов в сутки и преуспевать в этом. Марс с таким центром тяжести не отклоняется от своих целей и, чтобы достичь их, способен буквально горы свернуть, если, к примеру, он строит трансконтинентальную магистраль. Александр Македонский был двигательно центрированным Марсом, прямой и напористый Гурджиев — тоже. В Соединенных Штатах такой тип является идеалом человека — в период колонизации в Америку привлекалось много таких мужчин и женщин, и еще больше их было привлечено во время продвижения на Запад. Этот сравнительно короткий исторический период, давший нам трапперов, индейских следопытов, проводников повозочных поездов, ковбоев, погонщиков скота и поселенцев американского Запада, создал идеал архетипа двигательно центрированного Марса, который до сих пор живет в литературных произведениях и в кино.

Марсы, центрированные в инстинктивном центре, могут пугать других силой своих энергий, но если эти энергии находят полезное применение и держатся под контролем чувств чести и долга марсианина, они не могут принести большого вреда. Те, кто посещает Турцию, часто находят неприятным преобладание там инстинктивно центрированных Марсов — из-за большого числа вооруженных военных и полицейских в форме, из-за их напористых взглядов, из-за их осторожности по отношению к посторонним. Однако же, вскоре становится очевидным: то, что турки посвящают себя исламской религии и своим семьям, является сильным сглаживающим фактором, так что иностранцам бояться там нечего. Имеется в виду, что иностранцам нечего бояться тогда, когда они уважают законы и местные обычаи. В конце концов, это страна «полуночного экспресса».

Эмоционально центрированные Марсы также сильны в своих проявлениях. На ум приходят крестовые походы. Я не удивилась бы, если бы подстрекателями первых кампаний по освобождению Святой земли были эмоционально центрированные Марсы, обладавшие неправильным направлением религиозных энергий, что и привело к прискорбным кровопролитиям. Испанская инквизиция также, вероятно, была привлекательной для эмоционально центрированных Марсов. И в наше время, когда по телевизору показывают марширующих, поющих и размахивающих знаменами энтузиастов какого-либо принципа или религии, мы видим эмоционально центрированных Марсов, посвятивших себя тому или иному идеалу и направляющихся на баррикады. Ирландия, страна с сильным преобладанием Марсианского и эмоционального типов людей среди населения, достаточно пострадала от такого механического поведения. Гораздо лучше, если Марс, центрированный в эмоциональной функции, займется искусствами, где он сможет вложить свою энергию в такие виды деятельности, как живопись, литература или актерская игра, — как Джеймс Кагни, Кевин Костнер или Керк Дуглас.

Каким бы ни был центр тяжести Марса, лучше всего он может проявить себя на службе высшему идеалу или находясь под руководством мудрого Сатурна, или и то, и другое. Пример первого мы можем видеть во вдохновенном и вдохновляющем руководстве такого президента, как Джон Ф. Кеннеди (который страдал от болезни надпочечников — Эддисоновой болезни). Под руководством же такого Сатурна, как Авраам Линкольн, такой Марс, как Клисс С. Грант, направляет свою энергию и способности военачальника на службу высшим целям. Грант стал бы великим генералом на любой войне; но у него не было глубины и широты взглядов, чтобы стать хорошим президентом.

Максимальным притяжением для Марса обладает теплая, пассивная, чувственная Венера. Истощив, наконец, свои силы в тяжелых трудах, Марс стремится к сладострастным объятиям мягкой, умиротворяющей Венеры. Отношения между Марсами и Венерами являются самыми страстными из всех соотношений максимального притяжения на эннеаграмме. Они бывают бурными, потому что эти два типа настолько различны по скорости, уровню активности и по предпочтениям, что им бывает трудно понять друг друга, и им даже может этого не хотеться. Но сексуальное притяжение настолько сильно, что их все равно привлечет друг к другу — а потом последует взрыв, и они будут оторваны друг от друга. Пройдет два, самое большее, три дня, и они снова окажутся в постели. Гораздо лучше дело обстоит, если Марс и Венера — друзья одного пола. Деловые партнеры, друзья-болельщики, коллеги могут очень хорошо соответствовать друг другу, если Венера служит как бы восхищающейся аудиторией и морским якорем для ретивого Марса и не путается у него под ногами, когда тот занят.

Марсы также хорошо сходятся с двумя другими позитивными типами. Из-за своей склонности к одиночеству и независимости в работе они не могут быть хорошими менеджерами. Прежде всего, они склонны слишком напирать на своих подчиненных, считая, что все могут работать с ними наравне. Они также не слишком последовательны и недостаточно уравновешенны, чтобы завоевать поддержку своих сотрудников. Марсы также слишком одно-направленны и не способны принимать во внимание все факторы, если они работают в бизнесе или управляют компанией, — они склонны замыкаться на одном аспекте проблемы и игнорировать все остальные. Марсы, однако, очень хорошо могут сработаться с Сатурнами, которые достаточно умны, чтобы не лишать их индивидуальности. Эта комбинация — Сатурн и Марс — одна из самых эффективных для любого предприятия, в котором требуется воздействие на окружающий мир. Сатурн обладает широтой видения, а Марс способен действовать быстро и продолжать действовать, пока цель не будет достигнута. Если им предоставить работать по отдельности, то Сатурн склонен слишком долго колебаться, а Марс — слишком быстро действовать. Вместе же они представляют собой непобедимую пару, если Сатурн достаточно мудр для того, чтобы дать Марсу понять, что надо делать, и затем позволить ему действовать по-своему.

Марсы тогда могут воспринимать приказания, когда предоставляется свобода выполнять их по-своему. По этой причине Марсы могут быть хорошими деловыми партнерами для Юпитеров. Как и Сатурны, Юпитеры обладают способностями к планированию, но у них нет напористости, энергии и выносливости, чтобы успешно наладить дело. Марс предпочитает не иметь дела с планированием и бумажной работой, но там, где требуется тяжелая работа и выносливость, Марс чувствует себя в своей стихии.

Марсы не схожи и несовместимы с другим активным и негативным типом — Меркурием. Эти два типа — самые быстрые из всех типов, но совершенно различны по принципу своей деятельности. Меркурий склонен быстро менять направление и одновременно заниматься несколькими видами деятельности — начинать дело, отключаться от него, чтобы позвонить по телефону, уходить с работы на деловую встречу, возвращаться, чтобы забрать забытый портфель, снова звонить по телефону, совершенно забывая о деловой встрече. Кратковременность, неустойчивость внимания и частые переключения Меркурия нервируют Марса. Он постоянен в своих целях, преследует цель, пока она не будет достигнута. Более того, естественно присущие обладающему быстрым умом Меркурию хитрость и изворотливость приводят в ярость честного и прямого Марса. И, конечно, Меркурий не может не воспользоваться возможностью облапошить обладающего тоннельным видением Марса, когда бы ему ни представилась такая возможность, и ему это удается без особых трудов. Когда Марс выполняет какую-либо работу, он полностью сосредотачивается на этом усилии, и его сводит с ума склонность Меркурия одновременно заниматься четырьмя-пятью делами. Короче, с этими двумя типами все происходит, как в игре «полицейские и грабители».

Немного лучше Марсы могут общаться с Лунами, они иногда могут стать хорошими друзьями, если окажутся достаточно мудрыми для того, чтобы быть осторожными и давать друг другу послабления. Луна не может и не будет быстро принимать решения и действовать с быстротой Марса. Она не станет и пытаться это делать. Чем больше Марс будет напирать и настаивать, чтобы Луна что-то сделала, тем сильнее Луна будет сопротивляться. Но если Марс будет помнить, что Луне надо предоставлять как можно больше времени, чтобы она успела вынести собственное решение, и как можно больше пространства, если ей хочется побыть одной, то они прекрасно уживутся. Марс тоже не выносит напора, и он тоже одиночка, так что, хотя они действуют с разными скоростями, у них есть основа для взаимопонимания. Поскольку оба эти типа негативны, то у них общий, несколько мрачный взгляд на вещи; они оба знают наверняка, что стакан наполовину пуст. Так что пока Луна ничего не собирается с этим делать, а Марс старается наполнить стакан доверху, они могут развлекаться своей игрой «ну не ужасно ли?».

Главной чертой Марса является властность или разрушительность, или их сочетание. Если это властность, то она совсем не такого плана, как «махинационная» властность Меркурия. Властность Марса скорее разрушает все, что попадается ей на пути. Это может относиться ко многим различным ситуациям. Имея дело с предметами, особенно если в них есть движущиеся части, Марс прилагает больше силы и меньше внимания, чем требуется по ситуации. Марсы ломают вещи. Они также иногда разбивают сердца по своей небрежности и бесчувственности или из-за того, что легко приходят в ярость. Их связи могут быть уничтожены применением чрезмерного усилия так же, как и стекло заклинившего окна. Марсы могут быть склонны к помешательству. Если их напористость и мощная сексуальная энергия направляются на тривиальные или низкие цели, до такой степени, что они будут игнорировать более важные аспекты своей жизни, то Марсы могут потеряться в этой своей слабости.

Если в вашей жизни есть Марс, то вы уже знаете, что отношения с ним не являются ни спокойными, ни расслабляющими. Если вы попытаетесь держаться с ним наравне, то скорее всего выдохнетесь. Более того, Марс, вероятно, даже не заметит ваших усилий, которые будут «вознаграждены» комментариями типа: «Ты что, еще не все сделал?» или «Что ты там возишься, нельзя ли поживее?» и так далее. Не старайтесь успеть за ним. Прежде всего, вы не сможете этого сделать и испытаете на себе действие, его нетерпения. Во-вторых, Марс не хочет и не ждет от вас, что вы будете за ним успевать. Он получает наслаждение от работы и от своей самодостаточности. Если ваш муж-Марс в одиночку расчищает участок и строит домик в лесу, то возьмите шезлонг, хорошую книжку, лосьон для загара и расслабьтесь Если ваша жена-Марс заново полирует всю мебель, перекрашивает стены и шлифует полы, то выйдите и повозитесь в саду или, что еще лучше, идите поиграйте в гольф, чтобы вам не мешали вся эта суматоха и шум. Они не способны сидеть спокойно и расслабляться, так что вы вполне можете сделать это за них. Кому-то это надо делать.

Неразумно пытаться убедить Марса не делать то, что он делает. Вам придется сражаться. Если вы с чем-то не согласны и этот вопрос для вас важен, то просто спокойно изложите свое дело и сматывайтесь. Не пытайтесь манипулировать Марсом или пользоваться уловками. Они уважают прямоту и открытость. • Они могут быть не согласны с вами, но они будут вас уважать, относиться к вам лояльно и, может быть, подумают над вашими словами. Положительная сторона ваших отношений с Марсом состоит в том, что вы можете быть уверены в честности этих отношений. Вы можете не беспокоиться о том, что Марс что-то скрывает.

Если у вас ребенок-Марс, то вам следует быть особенно бдительным, когда он маленький. Вам, может быть, придется повысить плату вашему семейному врачу за то, что он метрами тратит нитки на зашивание ран. Сломанные кости, порезы и ушибы обычны для такого ребенка, и, вероятно, избежать этого невозможно. Берегите свои силы для действительно важных вещей, например, для того, чтобы вбить в голову вашему маленькому Марсу, что он не должен без оглядки выбегать на улицу или залезать на крышу, чтобы достать застрявший на дереве воздушный змей. Вам нет необходимости подвергать сомнению слова своего ребенка. Если он сделал что-то не так, то он вам так и скажет. С другой стороны, вам может быть трудно объяснить ему, что такое такт и воспитанность. Лучшее, что вы можете сделать, — это подчеркнуть, насколько добродетельнее молчание в сравнении с изумленными возгласами по поводу того, сколько на лице у бабушки морщин или как растолстела живущая по соседству дама. Скорее всего, вы ничего не добьетесь, пытаясь заставить Марса говорить вежливую неправду. Для таких ситуаций старайтесь найти приемлемую правду и тренируйте в этом своего ребенка. Например, когда гости расходятся после вечеринки, приемлемо будет сказать: «Спасибо, что пригласили меня», — потому что Марс никогда не скажет, что он прекрасно провел время, если это было не так. Марсы — это невежды от природы, и путем тренировки их следует научить хотя бы минимальному количеству манер. Но не пытайтесь превысить приемлемый минимум, так как результат вряд ли будет стоить усилий.

Марсианским типом обычно восхищаются, если его энергии направлены на цели, ценность которых признают другие люди, но если люди не понимают его целей, его могут счесть отщепенцем или сумасшедшим. Иногда то, что считалось когда-то сумасшествием, со временем превращается в вечную ценность. Так произошло с творчеством Винсента Ван-Гога. Жизнь Ван-Гога протекала бурно и стремительно, что не является необычным для Марсов, особенно если они еще не нашли цель или лидера, который сможет продуктивно направлять их энергию. Он родился в Нидерландах в 1853 году в семье священника. Три ею дяди торговали предметами искусства, и в молодости он семь лет работал на такого торговца, но был уволен из-за неспособности к торговле. В 1877 году он переехал в Амстердам, чтобы изучать теологию, но потерпел в этом провал. Затем он поступил в евангельскую школу в Брюсселе и стал миссионером в горняцком местечке Бельгии. Несмотря на свои интенсивные религиозные ощущения, он не был способен передать свою веру шахтерам и их семьям. Он потерял там веру, но нашел свое искусство, рисуя своих персонажей с неотесанных крестьян того района. В этот период было создано такое мощное исследование бедности, как «Едоки картошки».

Зиму 1880/81 года он провел в Брюсселе; живя в бедности, он изучал законы анатомии и перспективы. Он жестоко ссорился со своим отцом и потому вскоре переехал в Гаагу, где вступил в связь с женщиной из низшего класса — как ради самой связи, так и ради того, чтобы продемонстрировать, что христианское милосердие не должно быть абстрактным, ограничиваться традиционными ценностями. В 1885—1886 годах он учился и жил в Антверпене, в крайней бедности, чуть ли не умирая с голода. После этих лет лишений и недостаточного питания, когда он рисовал и рисовал до изнеможения, его здоровье так никогда полностью и не восстановилось. Творчества же его никто не оценил. Ни среди его друзей, ни среди коллег-художников не было никого, кто видел бы в его работе какие-либо достоинства или талант, но он продолжал.

Наконец в 1886 году он сбежал к своему брату Тео в Париж. Тео надо было поддерживать семью, но он помогал брату, чем мог. В Париже Ван-Гог встретился с импрессионистами — Тулуз-Лотреком, Гогеном и Сера. Он живо вовлекся в художественную жизнь, впервые встретившись с художниками, чьи работы он понимал и которыми восхищался, но у него не хватало терпения участвовать в их теоретических и философских разговорах. Он хотел писать, а не говорить о живописи. В конце концов он уехал в Арль, мягкий климат, дешевизна жизни и деревенская красота которого позволили ему создать величайшие из его произведений. Он рисовал всегда. При его жизни не было продано ни одного из его полотен, и он ни от кого не получал поощрения, если не считать нескольких других художников и его брата Тео, который продолжал оказывать ему посильную поддержку. В Арле его посещал Гоген. Они намеревались жить и работать вместе, но не смогли сойтись. Ван-Гог чувствовал себя нехорошо, он был болен физически и психически, и присутствие Гогена, и его попытки втянуть его в разговоры об изощренной эстетике, заставляли его чувствовать себя только хуже. Именно в этот период произошел тот ужасный инцидент, когда Ван-Гог отрезал себе ухо и послал его проститутке, которая ему отказала. Вскоре после этого его поместили в сумасшедший дом, но восстановить психическое равновесие ему не удалось. Его состояние продолжало ухудшаться до его самоубийства в 1890 году.

В жизни Ван-Гога много такого, что характерно для марсианского типа. Его полное сосредоточение на одной цели, горел ли он религиозным возбуждением или творческим рвением, в сочетании с неустойчивым и взрывным темпераментом и неспособностью идти на компромисс и приспосабливаться, являются свойствами Марса, так же, как и насилие и склонность к саморазрушению. Но его искусство раскрывает его тип сильнее всего. Краски накладывались быстро, часто шпателем, густыми мазками — чуть ли не швырялись на полотно. Рассматривая его работы, которые он создал за период чуть более десяти лет, мы видим результат творчества определенного вида гения, марсианского гения, который ничего не жалел, в том числе самого себя, в своем стремлении к самовыражению. Его страстная любовь к свету и цвету, к красоте обычных сельских пейзажей, обычных улиц, обычных комнат, обычных людей типична для лишенного претенциозности и изощренности Марса. Несмотря на то, что его работы совсем не продавались, что, кроме нескольких людей, его никто не мог оценить, он писал день за днем, неделю, месяц и год за годом, пока наконец почти буквально не сгорел на этой работе.

Марс может быть трудно переносим — как для других, так и для самого себя, но когда нужно выполнить какую-либо работу — огонь потушен, мешки наполнены песком, стены укреплены, припасы внесены вовнутрь, — мы понимаем, для чего создан этот тип.

ТИП ЮПИТЕРА

Если вы определяете, может ли какой-либо человек быть Юпитером, смотрите на талию. Если она есть, то это, вероятно, не Юпитер. Для этого типа более всего типичны округлые формы тела, особенно в области живота. Юпитерианский тип крупный, часто высокий и дородный или, по крайней мере, круглолицый. Вес его располагается в области груди и живота. Женщины этого типа обычно полногруды и солидно выглядят даже в молодом возрасте. Мужчины также могут иметь полные плечи, грудь и живот. Однако у Юпитеров могут быть довольно тонкие ноги по сравнению с верхней частью тела, так что они кажутся непропорционально сложенными, как мячик на спичках.

Голова у Юпитера сравнительно крупная, но волосы тонкие. Мужчины часто лысые или с залысинами. У Юпитеров могут быть проблемы со зрением, так что они могут носить очки или контактные линзы. Кожа у них мягкая, лица округлые, с пухлыми щеками и маленькими, иногда курносыми и часто розовыми носами. Цвет лица у них обычно здоровый, вид цветущий. Этот тип сильно потеет и легко перегревается.

Юпитер любит яркие тона и пышные костюмы. Рембрандт, чьи многочисленные автопортреты дают нам представление о его типе, восхищался богатыми тканями и драпировками, из которых он создавал костюмы для своих моделей, он надевал их и сам для автопортретов. Мужчины, даже если они одеты в классические костюмы, предпочитают надевать яркую или контрастирующую рубашку и дают полную свободу своей страсти к ярким цветам при выборе галстуков. Женщины обожают одеваться, и чем более броско, тем лучше. Они любят яркие расцветки и предпочитают свободные одежды, которые, с одной стороны, удобны, а с другой стороны, скрывают их полновесные формы.

Планета, которая, как считается, влияет на крупного и яркого Юпитера, — это самая большая и многоцветная планета Солнечной системы. Этот далекий гигант находится в 500 миллионах миль от Солнца и обращается вокруг него за 12 земных лет. Юпитер и его еще более далекий от нас сосед Сатурн сильно отличаются от четырех внутренних планет — Меркурия, Венеры, Земли и Марса, которые называются планетами земной группы.

Хотя он очень далек, Юпитер на наших небесах сияет ярче всех других планет, исключая нашу ближайшую соседку Венеру. Несмотря на то, что он гораздо крупнее всех других планет — более чем вдвое больше всех других планет, вместе взятых, — у него самый короткий период осевого вращения — меньше 10 часов. Такая невероятная скорость вращения создает огромную центробежную силу в экваториальной зоне, из-за чего планета как бы приплюснута с полюсов. Такое выраженное расширение означает, что эта планета не может быть такой же твердой, как планеты земной группы. С другой стороны, Юпитер нельзя считать и просто перемещающейся массой облаков, так как некоторые его визуальные черты сравнительно постоянны.

ЮПИТЕР
Юпитер пассивен и позитивен. Солнечная природа и прекрасное чувство юмора ярко свидетельствуют о позитивности Юпитера. Люди этого типа оказывают гармонизирующее действие на других.
Пассивность Юпитера нелегко заметить, поскольку он всегда активно вовлечен в жизнь других людей и реализацию своих собственных проектов. Но все же Юпитер пассивен, поскольку не пытается изменить окружающий его мир, а принимает все таким, как есть. Люди этого типа очень заботливы, им нравится ухаживать за другими, и обычно у них бывает много подопечных. Юпитер — материнский тип. Хотя Юпитер — пассивный, а потому женский тип, представительницы этого типа отнюдь не являются эталоном современной женской красоты. Любовь к еде и хорошим напиткам в сочетании с их склонностью к полноте делают их совсем непохожими на стройных топ-моделей и звезд экрана. Они любят насыщенные яркие цвета и богатые ткани. Их гардероб может быть переполнен самыми разнообразными нарядами на все случаи жизни.
Юпитер высокого мнения о своих способностях, а потому основной его чертой является тщеславие.
Самыми примечательными отметками являются линии, идущие через всю поверхность этой планеты, кажущиеся правильными, но на самом деле состоящие из тонких структур с более или менее яркими секциями, пятнами и участками. Цветные пятна встречаются часто, они существуют в течение различных периодов времени, иногда исчезая, иногда таинственно появляясь вновь. Одно из них, Великое Красное Пятно, существует столько лет, что его считают почти постоянной особенностью планеты, хотя его цвет и различимость меняются. Источник испускаемых Юпитером радиоволн локализуется в районе Красного Пятна, хотя и не в самом пятне.

У Юпитера двенадцать спутников — больше, чем планет в Солнечной системе, хотя восемь из них достаточно малы. Из четырех больших, два — Ганимед и Каллисто — больше планеты Меркурий, в то время как два других — Ио и Европа — по размеру примерно равны Луне. Внешние спутники очень маленькие. Если судить по их неправильным орбитам, — четыре из них вращаются вокруг Юпитера в обратную сторону — они могут быть захваченными планетой астероидами. Юпитер — это не только самая большая из планет, но и самая интересная благодаря своим поясам, пятнам, энергетическим выбросам и свите спутников.

Железа внутренней секреции, которая, как предполагается, находится под влиянием этой планеты, — это задняя доля гипофиза, или нейрогипофиз. Две доли гипофиза — задняя, преобладающая у Юпитеров, и передняя, преобладающая у Сатурнов, — по размеру не больше горошины. Эмбриологически эти две части имеют разное происхождение. Задняя доля развивается в результате выпячивания гипоталамуса, являющегося самой глубинной и самой маленькой частью мозга, в которой собраны почти все высшие функции. Передняя доля, которая по мере развития эмбриона встречается с задней и охватывает ее, отделяется от структуры в небе. Эти две части гипофиза имеют различное клеточное происхождение и различные функции.

Два гормона, связываемые с задней долей гипофиза, — это окситоксин и вазопрессин. Они производятся в гипоталамусе, хранятся и выделяются задней долей. Окситоксин связывается с гладкой мускулатурой внутренностей тела, таких как кишечник, мочевой пузырь и матка. Он выделяется также у кормящих матерей, чтобы стимулировать образование молока в молочных железах. Вазопрессин служит антидиуретиком, стимулирующим поглощение воды. Вазопрессин предположительно связан также с управлением кровяным давлением. Недавние исследования показывают, что оба гормона связаны с памятью и способностью к обучению. Клинические исследования говорят о том, что вазопрессин улучшает концентрацию, обучение и память. У жертв амнезии и пожилых людей в результате улучшалась как долговременная, так и кратковременная память, в то время как у здоровых людей улучшалась долговременная память. Вазопрессин также имеет отношение к поведенческому синдрому избегания и к производству допамина.

Материнские свойства Юпитеров — это одно из наиболее ярко выраженных качеств этого типа, что неудивительно, если учесть, что их преобладающая железа выделяет гормоны, связанные с деторождением. Независимо от того, мужчина Юпитер или женщина, имеет детей или нет, в нем сильно проявляется склонность защищать, ухаживать, кормить. В домах Юпитеров бывает много гостей, собранных на вечеринку или ради другого особого события, — Юпитеры прекрасно умеют организовать и председательствовать на таких мероприятиях; у них бывают долго проживающие гости. Юпитеры притягивают к себе спутников, как и их планета. Общительный Юпитер, казалось бы, настолько активно вовлекается в жизнь других, что трудно поверить, что это пассивный тип. Их положительная натура, кажется, держит их постоянно вовлеченными в круг различных интересов и занятий.

Разнообразные интересы Юпитера часто связаны с искусствами. Глубина и чувствительность его мышления и творческий импульс часто служат причиной того, что они становятся писателями, художниками, музыкантами, а также ценителями всех видов искусства. Они, казалось бы, созданы для того, чтобы наслаждаться жизнью с ее многочисленными удовольствиями, кроме того, им присуще свойство избегать или игнорировать менее приятные аспекты жизни. Может быть трудно понять, что это пассивный тип, но то, что он позитивный, видно сразу.

Юпитеры могут быть очень удачливы в бизнесе, особенно в таком, который связан с различением вкусов. Из них получаются прекрасные продавцы — из-за их искренней любви к людям и желания им помочь. Они обладают сильной мотивацией к успеху в бизнесе, так как присущее им стремление к пышности и экстравагантности требует немалых доходов. Они наслаждаются тем, что имеют, наслаждаются изысканной пищей и хорошим вином. Им очень трудно удержаться от покупки красивой вещи; в приливе щедрости они часто делают подарки друзьям и родственникам, всех приглашают на обед. В ситуациях, когда другой пассивный и позитивный тип, Венера, предоставила бы своих друзей самим себе, Юпитер будет чуть ли не агрессивным в своем гостеприимстве. Если у кого-то тарелка окажется пустой, она тут же будет наполнена, и любой пустой стакан будет наполнен до краев. Юпитер без устали снует среди своих гостей, упрашивая одного взять еще торта, другого — выпить еще на дорожку.

У типичного Юпитера столько же различных областей деятельности, сколько друзей. В каждой области его интересов у него может быть отдельный набор друзей: круг писателей для оценки его поэзии, хор, где он мог бы петь, группа ремесел, естественно, клуб игры в бридж, группа добровольцев, работающих в детских больницах, лига юниоров и местный клуб. Юпитер может заниматься всеми этими видами деятельности, но не обязательно всеми одновременно. Так же, как цветные пятна на поверхности планеты Юпитер таинственно появляются и исчезают, так и интересы этого типа подвержены смене. Заинтересовавшись чем-нибудь новым, Юпитер может заниматься этим месяцами и даже годами. Затем внезапно интерес пропадает, и гончарное колесо присоединяется к пылящимся на чердаке кукольному театру, корзине с вязанием, маске для фехтования, террариуму и аквалангу. Любое из этих занятий может быть когда-нибудь возобновлено, а может и нет.

Если периодичность увлечений Юпитера становится чрезмерно выраженной, это может привести к нерешительности, поверхности и дилетантизму. В понедельник он решает бросить работу и открыть свое дело, во вторник решает остаться на работе, а по вечерам и по выходным дням писать роман, в среду он пораньше уйдет с работы и весь остаток дня посвятит писанине, и так далее. Каждый план, за который он хватается, меняется, не успев начаться, и все остается на уровне воодушевления и размышлений с трубкой во рту. Но хотя иногда и случается так, что Юпитер недалеко уходит от уровня пустомели, гораздо чаще эта тенденция компенсируется присущей ему естественной глубиной. Вероятно, потому, что гормоны задней доли гипофиза способствуют обучаемости и памяти, Юпитерам легко даются языки и у них высоко развиты способности к красноречию. Опыт, приобретенный во время занятий своими разнообразными делами, Юпитер может претворить в гармоничный и творческий стиль жизни. Многие Юпитеры, как, например, Бенджамин Франклин, совмещают достижение во многих различных областях — политике, литературе и издательском деле, в научных исследованиях и изобретениях, в дипломатии.

Гармоничность и устремление к гармонизации других — это одно из самых больших достоинств Юпитера. Он может быть посредником в диспутах, примиряя различные мнения и приводя к удовлетворительному для всех соглашению. Юпитеры часто бывают дипломатами и послами, сглаживающими и подготавливающими почву для международных соглашений и договоров. Не ждите, однако, что Юпитер останется на месте, если переговоры провалятся и начнется вражда. Он очень плохо переносит неприязнь в отношениях людей и негативные ситуации, не говоря уже о насилии и агрессии. Его способность держаться подальше от мест, где ситуация осложняется, поистине феноменальна. Он сделает все, что в его силах, чтобы все было приятно и цивилизованно, если же ему это не удастся, он исчезнет.

Типичные слабости, или черты, этого типа связаны с его положительными характеристиками. Поскольку он с легкостью добивается успеха в любой области, которая его интересует, он может быть слишком высокого мнения о своих способностях. И круг его восхищенных друзей, скорее всего, будет поощрять его тщеславие, иначе они рискуют лишиться его гостеприимства. Юпитер может достичь многого во многих областях, но, вероятно, это будет не так уж много, как он думает.

Щедрость Юпитера может показаться благородством, добродетелью, но иногда это не так. Его механическая доброта — еще одна свойственная ему слабость. В этом все более напряженном мире любая доброта может показаться полезной — будь она механическая или нет, — но по сути дела это не так. Его доброта — это такая доброта, которая ведет строгий учет каждого благодеяния, каждого подарка или приглашения. Если вы говорите другу-Юпитеру: «Не знаю, как тебя и благодарить», — то вы, может быть, и правы. Юпитер ценит себя очень высоко и тщательно следит за тем, чтобы балансовый отчет его отношений с друзьями и родственниками был в его пользу. Если это не так, если кто-то не отплатил за подарок или приглашение, это может обернуться обидой и мстительностью.

Характерные способности юпитерианского типа включают в себя эмоциональную чувствительность к людям и интеллектуальные способности к учению. Из них получаются хорошие учителя на всех уровнях, начиная с полногрудых учительниц младших классов и воспитательниц детских садов, которые будто бы созданы для того, чтобы возиться со своими подопечными, и кончая эрудированными преподавателями старших классов, глубина понимания предмета у которых может восхитить даже самых требовательных учеников. Они одновременно сознают нужды своих учеников и строго соблюдают требования преподавания своего предмета. Учитель-Юпитер одновременно может быть и добрым, и твердым, понимать трудности, которые испытывает ученик, и быть уверенным в том, что в интересах ученика трудиться серьезно и овладеть изучаемым материалом.

Родитель-Юпитер также обладает и теплотой, и строгостью, которые проистекают из его искренней заботы о благополучии ребенка как в настоящем, так и в будущем. Склонность Юпитера к вкусной еде и комфорту может быть причиной того, что он будет перекармливать ребенка, но еда будет качественной и питательной. Мать-Юпитер не только будет заботиться о собственных детях, но примет участие также и в соседских, обеспечит им место в своей квартире, где они могли бы поиграть, съесть пирожное с орехами, вместе выполнить домашнее задание. Отец-Юпитер может не очень хорошо играть в бейсбол, но зато он со своим ребенком с удовольствием будет играть в пятнашки во дворе. Он будет рад стать тренером футбольной команды своего сына или дочери, с энтузиазмом восполняя недостаток своих атлетических способностей.

Из Юпитеров получаются прекрасные врачи и медсестры. Сочетание интеллектуальных возможностей, позволяющих освоить математику и другие точные научные дисциплины, знания, которые нужны врачу, с чувствительностью к нуждам людей, необходимой для этих профессий, делает Юпитеров вполне подходящими для такой карьеры. Особенно хорошо они подходят для психиатрии и психологии, опять же из-за их сочувствия и искренней заботы о других. А поскольку медицинские профессии обычно хорошо оплачиваются, то Юпитер в состоянии окружить себя и свою семью роскошью, которую он так ценит.

Хотя у Юпитеров достаточно интеллектуальных возможностей, чтобы в одиночку проводить научные исследования, они вряд ли будут счастливы, если по работе им приходится мало встречаться с людьми. Им необходимо быть среди людей, и они плохо переносят одиночество. Им не обязательно нужна толпа людей — небольшая любящая семья обеспечит удовлетворение всех их эмоциональных потребностей. Но изоляция — это проклятие для Юпитера.

Организационные способности не очень развиты у Юпитера. Он может быть хорошим управляющим, так как хорошо уживается с людьми и его подчиненные обычно довольны, но саму работу должен планировать кто-то другой. Юпитеры склонны к бессистемности; удобство и выгоду они ценят выше целесообразности и эффективности. Другими словами, это та область, где становится ясно, что это пассивный тип. Юпитер позволит событиям идти своим ходом, не вмешиваясь в них, а потому не сможет выработать четкой организационной политики в бизнесе. Юпитеры не любят признаваться в этом, но в учреждениях они лучше действуют в среднем управляющем звене, в то время как всей картиной заправляет Сатурн.

Юпитеры хорошо подходят для политики. Они часто склонны к интригам и отлично действуют в ситуациях, где торговля и обмен одолжениями могут завершиться успехом. Их красноречие и умение убеждать хорошо служат им на политической арене. В лучшем случае они могут быть государственными деятелями, умело управляющими своими нациями, — Уинстон Черчилль и Никита Хрущев являются примерами таких Юпитеров, которые провели свои нации через кризисные периоды нашего времени. Юпитеры способны создавать договоры, в которых учтены лучшие интересы всех заинтересованных сторон, и предлагать такие торговые соглашения, которые обеспечат дальнейшее экономическое развитие как покупателей, так и продавцов. В худшем случае они могут поддаться на приманки лоббистов, променяв высшее благо на эту кормушку для избирателей, которые станут голосовать за них потому, что у них хорошо подвешен язык.

Юпитеры обычно хорошо готовят и могут стать профессиональными шеф-поварами или кулинарами. Им нравится ресторанное дело, и они могут процветать в нем, если будут держаться подальше от вин, входящих в некоторые рецепты. Из них также получаются хорошие владельцы баров, но их склонность к еде и питью может привести к злоупотреблениям и, в дальнейшем, к проблемам с алкоголем или пищеварением. В таких случаях Юпитерам лучше всего вести дело честно, ибо нет более несчастных людей, чем они, если их переводят на более ограниченную диету.

Как и у других типов, склонности и интересы Юпитеров, карьера, которую они выбирают, и виды деятельности, в которой участвуют, зависят как от типа, так и от центра тяжести. Преобладающая функция, взаимодействуя с характеристиками типа, даст определенный набор склонностей и антипатий, которые определят стиль жизни этого человека, работу, хобби, друзей, супругу, дом, одежду, которую он носит, — любая мельчайшая деталь жизни человека есть результат комбинации типа и центра тяжести. Вероятно, из-за того, что гормоны задней доли гипофиза влияют на интеллектуальную деятельность, Юпитеры более других типов центрируются в интеллектуальной части одного из центров. Это состоит в том, что Юпитеру присуще равновесие, так как короли центров работают более слаженно, чем эмоциональные и механические их части. Если мы рассмотрим достижения Бенджамина Франклина, то нам трудно будет определить его центр тяжести, хотя почти совершенно очевидно, что он находится в интеллектуальной части какого-либо из центров. Его изобретения, научные опыты и успех в работе с печатными прессами могут навести на мысль, что его центр тяжести может находиться в интеллектуальной части двигательного центра, в короле пик. С другой стороны, его дипломатические успехи и широта политических взглядов, сделавшие его одним из отцов нации, наводят на мысль об интеллектуальной части эмоционального центра. Ясно, что не каждый Юпитер добивается положения Франклина, Черчилля, Ломоносова, Рембрандта, Баха, Бетховена или многих других примечательных Юпитеров, достигших славы в политике или искусстве. И все же, быть чрезвычайно образованным человеком для Юпитера не является необычным, и часто это результат того, что он действует из высших частей своих функций.

Двигательно центрированный Юпитер вполне может быть изобретателем. Может быть, его изобретения и нельзя будет сравнить с изобретениями Эдисона или Маркони, но тем не менее, это продукт той же комбинации безграничного любопытства и способности синтезировать информацию из различных источников, преобразовывая ее в новые конфигурации и соотношения. Я знаю Юпитера, который создал очень успешное небольшое дело, объединив несколько известных вещей в единый продукт — он открыл специализированный магазин подарков, где продавал плюшевых медвежат, одетых в старинные костюмы, с букетиками высушенных цветов. Изобретения Юпитера могут быть тривиальными, как вышеописанное, полезными, как переделка соседской сеялки для производства кондитерских изделий, и изменяющими мир, как открытие атомного распада. Но независимо от важности изобретений его эклектические интересы и способность синтезировать идеи, полученные из различных источников, в сочетании с восприятием двигательным центром пространственных соотношений дают ему возможность совершать открытия в технике.

Даже двигательно центрированные Юпитеры могут не обладать хорошей координацией движений, необходимой спортсменам (а если Юпитер не достигнет высот, то он не получит наслаждения от таких занятий), но они могут очень хорошо играть в такие игры, как шахматы и бридж, в которых требуются тактические способности двигательного центра. А Юпитерам очень нравится соревноваться, по крайней мере, до тех пор, пока они выигрывают.

Инстинктивно центрированного Юпитера могут привлекать профессии, связанные со здравоохранением или питанием. В обеих этих областях стремление Юпитера быть среди людей сочетается с заботой инстинктивного центра о благополучии и комфорте. Какой бы ни была его работа, инстинктивно центрированный Юпитер определенно будет домоседом, привязанным к жене и детям и, вероятно, еще к некоторым родственникам. Инстинктивные эмоции очень сильны в людях, обладающих данной комбинацией механических наклонностей.

Интеллектуально центрированных Юпитеров больше привлекают гуманитарные и общественные науки, чем математика и точные науки. Философия или метафизика, литературная критика или история идей — это дисциплины, которые могут привлечь внимание такого Юпитера. Если дошедшие до нас описания внешнего вида Сократа верны, и если мы представим себе, как он слоняется по Агоре в поисках философских дискуссий, и соединим это с его внешностью, то получим образ интеллектуально центрированного Юпитера, ищущего как идеи, так и общение. А если мы переберем деканов факультетов в колледжах и университетах — особенно факультетов иностранных языков, истории, музыки, философии — то получим гораздо больший процент интеллектуально центрированных Юпитеров, чем во всем населении в целом.

Эмоциональный центр — это, вероятно, наиболее часто встречающийся у этого типа центр тяжести. Из тех Юпитеров, которых я знаю лично, более половины эмоционально центрированы, и многие из них центрированы в интеллектуальной части эмоционального центра — в короле червей (дама червей, эмоциональная часть этого центра, также часто встречается у Юпитеров). Эмоционально центрированным Юпитерам определенно присуща тяга к искусствам. Автопортреты многих художников — наиболее примечательным примером является Рембрандт — отображают юпитерианскую внешность с юпитерианским брюшком. И любой человек, который придет на концерт и будет сидеть на балконе, с высоты «птичьего полета» увидит юпитерианские лысины музыкантов. Плодовитые писатели пространных сентиментальных романов, как, например, Чарльз Диккенс, скорее всего, являются эмоционально центрированными Юпитерами.

Эмоционально центрированных Юпитеров также может привлекать религиозная жизнь, но не монашеская. Они могут быть проповедниками и приходскими священниками, а также распространяющими веру или ухаживающими за детьми сестрами милосердия. Эмоциональный центр часто привлекается к какому-либо духовному пути, и Юпитер может выражать свою духовность в служении людям, будучи членом какого-либо братства или общины. Монастырская дисциплина, однако, требует гораздо большего аскетизма, чем Юпитер согласился бы переносить ежедневно.

В отношениях с другими типами гармонизирующее влияние Юпитеров делает их популярными и любимыми почти всеми, так что по крайней мере внешне Юпитер способен поддерживать лелеемый свой собственный образ компанейского парня, который ладит со всеми. Но за всем этим существуют и предпочтения, и антипатии, как и в любых человеческих взаимоотношениях. Фаворитом у Юпитера является быстрый, очаровательный, похожий на ребенка Меркурий. Между ними существует максимальное притяжение; у них много общих интересов и сходных способностей, хотя Юпитер — пассивный и позитивный, а Меркурий — активный и негативный. Оба могут быть талантливыми исполнителями, обоим нравится быть в центре внимания, хотя они в этом скорее не соревнуются, а дополняют друг друга. Быстрый ум и восприятие Меркурия уравновешиваются большой глубиной и широтой Юпитера. Эту пару часто можно видеть на публике, в опере, на балете, или обедающей в самых элегантных ресторанах — щегольски одетый, аккуратный Меркурий рядом с ярким, дородным, царственным Юпитером. Они могут быть супругами, деловыми партнерами или просто хорошими друзьями, и оба получают от компании друг друга невообразимое удовольствие. Какими бы ни были их реальные отношения, они удобно себя чувствуют в их типовом соотношении «родитель-ребенок».

Юпитеры прекрасно уживаются также с двумя другими негативными типами — Лунами и Марсами. Поскольку на эннеаграмме эти два типа находятся по обеим сторонам от Юпитера, то в его составе есть по 20% от каждого из них, и этого ему вполне достаточно, чтобы понимать их обоих. В бизнесе Юпитер хорошо взаимодействует с энергичным Марсом, который претворяет в жизнь его планы, работая больше и дольше, чем работал бы другой на его месте. Юпитер избавляет его от необходимости непосредственно общаться с клиентами, поставщиками и прочими (отсутствие способностей к дипломатии у Марсов может создавать проблемы в таком общении). Хотя Луны, скорее всего, увиливают от вечеринок Юпитера, тем не менее, в присутствии жизнерадостного Юпитера они избавляются от своей обычной унылости, а поскольку Юпитеры любят развлекать людей, то Луны представляют собой как бы вызов для них.

Юпитеров не так привлекают другие позитивные типы, возможно, потому, что они считают позитивность своим собственным уделом, или, может быть, потому, что Венеры, Сатурны и солнечные типы не представляют собой благодарной аудитории. Другой «родительский» тип, отеческий Сатурн, имеет собственную систему спутников, которыми управляет, и у него мало терпения остается на тех, кого не интересует его мудрое руководство, и именно Юпитера оно не интересует. Более того, естественная сдержанность и аскетизм Сатурна не приводят в восхищение общительного и самовлюбленного Юпитера. Ведущая «растительное» существование Венера тоже не представляет особого интереса для обожающей развлечения натуры Юпитера.

Дом Юпитера отражает как его множественные интересы, так и склонность к экстравагантным приобретениям. Юпитеры обожают ходить по магазинам ради удовольствия купить и иметь, а не просто чтобы рассматривать витрины. В результате они окружают себя множеством вещей. Они великие коллекционеры, и им нравится показывать свои коллекции друзьям, чтобы те повосхищались и тоже насладились ими. Их эклектические интересы служат причиной того, что у них появляется коллекция коллекций: африканские редкости, турецкие ковры, фарфоровые фигурки, редкие книги, хрустальные бокалы, горшки в кашпо в стиле макраме — всем могут быть забиты комнаты Юпитера, создавая ощущение скорее клаустрофобии, чем удобства.

Если в вашей жизни есть Юпитер, можете считать, что вам повезло. В том, чтобы быть членом семьи или другом Юпитера, есть много достоинств. Если вам нужна ссуда, место, где остановиться, или, например, работа — то Юпитер или сам примет вас на работу, или найдет для вас работодателя среди своих многочисленных друзей. Единственная плата, которую Юпитер с вас потребует, — это чтобы вы были счастливы и, может быть, немного признательны ему за помощь. Юпитер ищет восхищения и привязанности, так что, пока вы не забываете обеспечивать ему эти удобства, можете рассчитывать на гармоничные и крайне приятные отношения.

Воспитывать ребенка-Юпитера — большая радость. Начиная со спокойного младенца, мурлыкающего от восхищения при виде своих пальцев ног, до спокойного, послушного и счастливого подростка, окруженного неиспорченными друзьями, которым он помогает в их делах, молодой Юпитер создает гармонию с такой же естественностью, с какой только что вышедшая из икринки рыба начинает плавать. Как ребенок, родившийся в субботу, Юпитер жизнерадостный, добрый и веселый. Поэтому естественно для родителей пичкать такого ребенка конфетами, заваливать игрушками и одеждой, если они могут себе это позволить, но это не лучшая политика. Единственное положительное качество, которое может отсутствовать у такого ребенка, — это дисциплина, как с точки зрения завершения дел, которые он начинает, так и с точки зрения чрезмерного увлечения чем-то. Юному Юпитеру так нравятся игрушки, которые ему дарят, и он делает процесс дарения таким приятным, что родителю крайне трудно настоять на том, чтобы ребенок работал — выполняя дела по дому или устроившись куда-нибудь на неполный рабочий день. В конце концов, он так хорошо учится в школе, разве он не заслуживает, чтобы папа купил ему автомашину? Ну, по сути дела, его хорошие оценки даются ему без всяких усилий — с одной стороны, потому, что ему легко учиться, а с другой стороны, потому, что он нравится учителям. Ему нужна не столько машина, сколько дисциплина, которой он научится, когда сам заработает деньги на автомобиль. Ребенок-Юпитер наследует от родителей много положительных качеств. Если родители воспитают в нем дисциплину и настойчивость — качества, которые не приходят сами по себе, — то это будет непревзойденная комбинация качеств.

При такой комбинации, когда талант, интеллект и глубина Юпитера сочетаются с дисциплиной и трудолюбием, может иногда получиться гений, чья деятельность обогатит человечество. Таким Юпитером был Иоганн Себастьян Бах. Музыкальные способности он унаследовал от отца — придворного музыканта в Айзенахе, Германия, в 1685 году. Он был потомком семи поколений музыкантов, а его дяди, двоюродные и родные братья были органистами в близлежащих церквях. Дисциплине он научился в силу необходимости. Его родители умерли в течение одного года, на десятом году его жизни, и он стал жить с одним из старших братьев, зарабатывая на жизнь перепиской нот. Его интересовала гармоническая структура, лежавшая в основе переписываемых мелодий; в монастырской школе он также изучал греческий язык.

В марте 1700 года, когда ему было 15 лет, с товарищем-студентом он прошел 200 км до школы, куда принимали детей дворян и где преподавались придворные танцы, фехтование, верховая езда, политика и история. Он мог читать музыку с листа, подпевая и аккомпанируя себя на органе.

Хотя музыка — это то, в чем проявился его гений, чем с раннего возраста и до конца жизни он зарабатывал себе на жизнь, и причина, по которой мы его помним, — а музыкальные способности, конечно, не являются необычными для Юпитера — характеристики этого типа можно проследить и по другим проявлениям в его жизни. Дошедшие до нас портреты изображают типично округлые черты лица. Это был человек с умными глазами, веселым и добрым выражением лица. Поскольку тогда носили парики, невозможно сказать, был ли он лыс, но могу спорить, что был. Он никогда не переставал сочинять музыку, а юпитерианская склонность к смене занятий могла выражаться в различных положениях, которые он занимал, когда писал музыку, и в разнообразии его музыки. И хотя его патроны неохотно его отпускали, но если Баха заинтересовывал какой-то иной способ или место работы, он собирал свою семью и уходил. Однажды его отпустили из Арнштадта на месяц, чтобы он мог послушать великого органиста, и он был так очарован, что задержался на четыре месяца, чем немало потрепал нервы своего работодателя.

У Баха была большая семья, которую он обеспечивал и для которой был преданным мужем и отцом. Он был женат дважды. В 1707 году он женился на своей троюродной сестре Марии Барбаре и вскоре после этого переехал с ней в Веймар, где стал придворным органистом. В течение десяти лет, что они там прожили, у Бахов родилось шестеро детей. В 1717 году принц Леопольд Котенский назначил Баха придворным композитором, что дало ему свободу творить по собственному усмотрению. В эти годы он создал «Бранденбургские концерты» и «Хорошо темперированный клавир». В это время он потерял младшего сына и жену. Через год, в 1721, он женился на двадцатилетней Анне Магдалене. Она родила ему 13 детей, но семь из них умерли в младенчестве. Всего у Баха было 20 детей, из которых выжила половина.

Последние 27 лет своей жизни Бах провел в Лейпциге, занимая пост регента в самом известном регентстве Германии. Было ли тому причиной его юпитерианское тщеславие, но на этом посту он получал гораздо меньше, чем если бы был придворным музыкантом у какой-нибудь знатной особы. Однако этот пост обеспечивал ему и другие удобства, кроме славы. Будучи регентом школы, он имел возможность отправить туда и своих сыновей, обеспечив их прекрасным образованием — трое из его сыновей стали известными музыкантами и композиторами. Бах преподавал в школе. Он собирал детей к шести часам утра, проводил несколько уроков, в каждый вечер в восемь часов молился с ними. Поскольку Лейпциг был не дворянским, а императорским свободным городом, Бах был музыкантом всего города. Иногда по воскресеньям он играл на органе в церквях Св. Томаса и Св. Николая, а также в двух других церквях.

В связи с его напряженной работой, часто продолжавшейся за полночь, у него постепенно портилось зрение, так что под конец жизни он был почти слеп. Он умер в 1750 году, после двух апоплексических ударов.

Бах любил жизнь, свою семью, музыку и Бога. Он верил, что вся музыка — это дар Божий, и ее назначение состоит в том, чтобы славить Бога. Он не проводил различий между веселыми танцами, светской музыкой и радостной церковной музыкой, которую сочинял, — это. все было ради славы Божией.

Вряд ли один тип может произвести больше гениев, чем любой другой. Больше всего информации мы черпаем из жизни гениальных людей. Те, кто изучает человеческие типы, могут, таким образом, достаточно точно определить, к какому типу мог относиться такой человек, как Иоганн Себастьян Бах. Вряд ли возможны сомнения, что он был прекрасным примером наилучших качеств юпитерианского типа с минимумом слабостей.

ТИП СОЛНЦА

Солнечный тип — это самый привлекательный из всех человеческих типов; он обладает нежной, как бы потусторонней красотой, которая часто кажется слишком утонченной для нашей грубой планеты и живущих на ней человеческих существ. Высокое, стройное, тонкокостное Солнце обладает пропорционально сложенным телом с ровными плечами, конически сужающейся талией, узкими бедрами и длинными ногами.

Волосы у них часто темные, обрамляющие тонко очерченные черты лица с бледной, почти прозрачной кожей. Описания сказочных принцесс — белая, как снег, кожа, красные, как кровь, губы («кровь с молоком») и черные, как воронье крыло, волосы — сходны с описанием солнечного типа. Глаза у них большие и выразительные, с длинными ресницами, брови темные. Лица овальные, иногда в виде сердечка, с выраженными скулами и надбровьями. Шея длинная и тонкая.

У Солнц часто бывает андрогинная (Соединяющая в себе противоположные свойства (разных полов в даном случае). — Прим. перев.) внешность, когда у мужчин отсутствуют выраженные мужские черты, а женщинам присуще мальчишеское очарование.

В отличие от других типов, у Солнца нет фиксированного места на эннеаграмме, и, таким образом, он может объединяться с любым другим типом и обладать общими с ним характеристиками, такими, например, как цвет волос. И все же, влияние Солнца дает чистую, тонкую кожу, сквозь которую просвечивают вены; широко расставленные выразительные глаза и более утонченный внешний вид.

Небесное тело, влияющее на этот тип, — это Солнце. Конечно, Солнце — это звезда, а не планета. Солнечный тип, поэтому, получает влияние совершенно иного плана. В нашей Солнечной системе Солнце является источником жизни. Кроме его энергии, мы не знаем никакой другой. Мы не можем представить себе, что что-нибудь могло бы существовать без Солнца. Во вполне реальном смысле Солнце и есть существование. По отношению к планетам оно является телом высшего порядка, чем-то вроде Бога, если хотите.

Такая звезда, как наше Солнце, является горящим газовым шаром. Свое тепло оно получает от ядерной «печки» в сердцевине, где температура и давление достаточно высоки для того, чтобы поддерживать ядерный синтез. Атомы водорода там преобразуются в атомы гелия со скоростью примерно 5 миллиардов килограммов в секунду, с высвобождением энергии, которая движется к поверхности. Под поверхностью, скрытая от наших взглядов, энергия турбулентна и взаимодействует с магнитными полями Солнца с образованием различных форм и пятен.

Диаметр Солнца почти в 100 раз больше диаметра Земли и в 10 раз больше диаметра Юпитера. Но в Солнце нет почти ничего, кроме энергии. Как и в огне, в нем мало вещества. Внешние слои, корона и хромосфера настолько разряжены, что здесь, на Земле, их назвали бы вакуумом. Даже следующий слой, фотосфера, разрежен так, как внешние слои атмосферы Земли, где летают космические корабли. Дальше вглубь плотность сферы увеличивается, но только на 1/10 пути до радиуса Солнца плотность достигает плотности воздуха, которым мы дышим. На полпути к радиусу плотность достигает плотности воды.

Одним из наиболее впечатляющих фактов о Солнце, который получен многими космическими спутниками и орбитальными лабораториями, является то, что в самом реальном физическом смысле мы находимся внутри Солнца. И так для всей Солнечной системы. Расстояния, о которых мы говорим, что Земля отстоит на 93 миллиона миль от Солнца, что Юпитер отстоит на 500 миллионов миль от него, и так далее, были подсчитаны относительно видимой людьми части Солнца. Как мы отмечали выше, то, что мы видим, когда смотрим на Солнце, является невероятно разряженной материей. Космические спутники, фотографируя на длинах волн, недоступных человеческому глазу, обнаружили, что материал Солнца излучается во все стороны. Называемый солнечный ветром, он «дует» мимо Земли (взаимодействуя с частицами атмосферы, так что возникают такие явления, как северное сияние) и до конца Солнечной системы, за Плутон. Дальше солнечный ветер сливается с межзвездным ветром, состоящим из частиц, идущих от других звезд нашей галактики. Это все взаимосвязано — материально и энергетически.

Какова природа взаимосвязи между небесными телами и железами внутренней секреции — об этом не существует еще даже никаких гипотез. Но 50 лет назад не было никаких гипотез также и о существовании солнечного ветра. Догадки становятся все более и более любопытными. Если существует такая связь между огромными шарами, несущимися в Космосе, и железами человеческого тела, то железа, которой, как мы полагаем, управляет Солнце, — это зобная (или вилочковая) железа (тимус).

Тимус располагается за грудиной. Эта железа достаточно велика у младенцев и продолжает расти до половой зрелости. Затем она начинает сокращаться, и у большинства взрослых людей весьма невелика. Эта железа

СОЛНЦЕ

Солнечный тип активен и позитивен. Стройное тонкокостное телосложение Солнца придает их внешности некоторую детскость. У представителей этого типа превосходная кожа и волосы и большие выразительные глаза. Самые позитивные из всех типов, Солнце не способны фиксировать и делать критические выводы из своего негативного опыта восприятия окружающего. Доминирующей железой у представителей этого типа является тимус, отвечающий за развитие роста у детей и обычно атрофирующийся по достижении ими половой зрелости. Основной чертой представителей типа Солнца является наивность.

производит гормоны, называемые тимозинами, действие которых еще не вполне понято. Полагают, что избыток или недостаток тимозина в организме влияет на возникновение болезни или останавливает ее. Тимус производит лимфоциты. Эти клетки представляют собой важную составляющую иммунной системы тела, а тимус, как считается, управляет этой системой. Можно ожидать, что мы узнаем об этой железе и ее гормонах гораздо больше, так как сейчас ведутся исследования, связанные с попытками настроить иммунную систему на борьбу с вирусом СПИДа.

Тимозины, по-видимому, влияют на рост ребенка и отвечают за его тонкую кожу, тонкие волосы и ясные глаза. Полагают, что у Солнц действие зобной железы прекращается не так рано, как у других людей, так что у них сохраняется некоторая физическая хрупкость и психологическая невинность, наивность, как у детей.

Солнечный тип обладает немалым количеством психологических характеристик, которые мы обычно связываем с детьми. Солнца, казалось бы, живут в сказочном мире волшебных возможностей еще долгое время после того, как другие привыкнут к жестокой взрослой жизни. Они не признают ограничений — ни своих, ни чужих, — в том числе даже налагаемых такими объективными силами, как погода или экономические условия. Из всех других типов Солнца наименее приспособлены жить на Земле. Мы говорили о том, что из всех других типов комфортнее всего чувствуют себя на Земле Венеры, вероятно, потому, что Венера во многих отношениях похожа на Землю. Солнцам же здесь наименее удобно — разумеется, трудно представить себе более различные небесные тела, чем Земля или Солнце. Солнца не чувствуют себя здесь «дома», и другие в их присутствии испытывают дискомфорт. Солнца красивы, но их красота скорее искусственная, чем чувственная. Они скорее похожи на скульптуру из фарфора или изысканную работу из эмали, но не на людей из плоти и крови.

Хрупкость Солнц распространяется не только на внешность. Их здоровье тоже хрупкое. В детстве они болеют больше, чем другие дети. Многие Солнца умирают молодыми, будучи неспособными переносить тяжести жизни на нашей весьма негостеприимной для них планете. Их иммунные системы, по-видимому, не настолько эффективны в борьбе с болезнями, как иммунные системы других типов.

У Солнц не только слаба инстинктивная функция, но и другие функции также кажутся разбалансированными. В каждом центре, — инстинктивном, двигательном, интеллектуальном и эмоциональном — негативные части центров кажутся недоразвитыми. При обсуждении различий между позитивными и негативными половинами центров у позитивных и негативных типов мы упоминали, что та или иная часть может быть развита сильнее. У негативных типов — Марсов, Меркуриев и Лун — негативные половины центров развиты более полно. Эти типы больше впечатлений воспринимают негативными частями центров. Позитивные типы — Юпитеры, Венеры и Сатурны — больше впечатлений получают через позитивные части центров. Другими словами, получив одно и то же впечатление, воспринятое органами зрения, — допустим, увидев хорошо одетую привлекательную молодую женщину, — позитивный тип скорее всего подумает: «Как прекрасно ее блузка подходит к этому костюму», — в то время, как негативный тип будет думать: «Плохо, что у нее поползла петля на чулке — это испортило всю картину». Но если различия в восприятии мира позитивными и негативными типами велики, то у Солнц эти различия кажутся огромными.

У Солнц негативные части центров крайне недоразвиты. Практическим результатом этого является то, что Солнца не способны оценивать отрицательные аспекты ситуации. То, что Солнце не может или не хочет воспринимать, для него не существует. В этом плане Солнца также похожи на маленьких детей. Различие состоит в том, что дети невинны из-за недостатка опыта, а Солнца невинны, потому что отрицательные переживания не регистрируются и не запоминаются ими так, как они регистрируются и запоминаются другими типами.

Солнца предпочитают мыслить утопически. Их могут привлекать метафизика и философия или же они могут поддерживать программы социальных изменений, основанные на идеалистических представлениях. Они олицетворяют собой донкихотство. Не будучи способными принять — или хотя бы точно увидеть — реальный мир тяжелой работы, грубости и агрессивности, Солнца живут в волшебном мире неограниченных возможностей. Любая вульгарная официантка в баре может быть переодетой принцессой — и Солнце может жениться на ней. Любой мошенник может оказаться наставником, который обеспечит экономический успех, — и Солнце, возможно, купит «кота в мешке». Любой шарлатан, болтающий о мистических видениях, может быть пророком — и Солнце присоединится к его культу и будет верным последователем.

В области эмоциональной функции Солнце тоже часто не способно определить, когда другие ведут себя неискренне или своекорыстно. Часто Солнца неумно выбирают себе друзей и из-за этого попадают в серьезные неприятности. Они могут связаться с бандой и оказаться по ту сторону закона (а Солнца не настолько хитры, чтобы не попадаться). Или же они сами оказываются жертвой своих предполагаемых друзей, которые их обворовывают или надувают в бизнесе. Солнца склонны жениться по-глупому — выбирая в качестве партнеров людей, которые будут эмоционально, а иногда и физически терроризировать их, или других Солнц, у которых тоже нет никакого понятия о том, как жить практично.

Как и Солнце, Солнечный тип производит впечатление, что состоит почти из чистой энергии. Имея необычайно высокий энергетический уровень, он может очень много работать, не ощущая необходимости в отдыхе. Солнца способны к сильному сосредоточению на цели, и они преследуют свои цели с силой навязчивых идей. Они не очень огорчаются, когда их невероятные схемы не срабатывают, — по крайней мере, они это делают не так, как другие типы, — и вскоре по уши погружаются в следующий, настолько же невероятный проект.

Иногда, к изумлению тех, кто над ними насмехался, планы Солнца все же срабатывают. Поскольку любой успех — в искусстве или в бизнесе, в управлении государством или в чем угодно — скорее всего, является для него результатом огромных усилий, то решимость и настойчивая работа Солнца могут и окупиться. Солнца замахиваются на такие вещи, на которые ни у кого больше не хватит безрассудства замахнуться. Они организуют бизнес, который настолько нелеп, что не может процветать, пытаются производить вещи, которые никому и в голову не придет купить. И, естественно, Солнца живут на рассказах об успехах так же, как они живут на шоколаде. И на каждую Норму Джин, преобразованную в Мерилин Монро (и неважно, насколько трагична была ее жизнь на самом деле), найдутся миллионы других, которые знают каждую деталь ее жизни и ждут, что с ними тоже произойдет такая же волшебная трансформация, и весь мир будет их обожать.

Солнце может забывать о времени, о еде, о том, чтобы одеться соответственно погоде. Охваченное энтузиазмом по поводу одного из своих проектов, оно до часу ночи работает над планом, который представит завтра финансовой комиссии. Затем он встает в 5.30 утра и выходит из дома в 6.00 — на завтрак времени не хватает, — нужно прибыть в офис к 7.00, успеть вставить слайды в проектор и проверить его, чтобы все шло гладко. Так и получается, и на финансовую комиссию произведено такое впечатление, что проект утверждают. Это означает, что ему придется работать по вечерам и по выходным дням, чтобы все скоординировать. Времени на ленч нет, так что оно покупает в автомате батончик «сникерс». Оно работает допоздна — обедать некогда — и приходит домой только после полуночи.

На следующий день распорядок дня примерно такой же, если не считать того, что день кажется солнечным, так что оно не берет с собой плащ. Днем начинается дождь и не прекращается к тому времени, когда Солнцу нужно возвращаться домой, так что оно промокает до нитки. На следующий день около четырех часов оно сваливается — высокая температура, кровь стучит в ушах, простуженное горло. Оно рано уходит с работы и следующие два дня не поднимается с постели. И так далее.

Любопытным следствием недоразвития негативных частей центров является то, что Солнца не понимают шуток и часто не способны понять, над чем смеются другие. Помню, я ехала в такси с Солнцем и еще одной подругой. Движение было интенсивным, и наш шофер вилял среди других машин со скоростью 60 км в час. «Господи, — воскликнула моя другая подруга, — этот парень не берет заложников». Мы обе рассмеялись, но Солнце казалась сбитой с толку. «Разве это плохо? — спросила она. — Не брать заложников?» Я объяснила ей, что шутка состоит в том, что если кто-то не берет заложников, это означает, что он всех уже убил.

Конечно, шутка уже не смешна, когда ее объясняют, потому что юмор не действует таким образом. Мы смеемся, когда впечатление действует на обе части центров одновременно — моментальная путаница, вызываемая чем-то таким, что воспринимается одновременно и как положительное, и как отрицательное, завершается внезапным высвобождением энергии — смехом. У Солнца слишком мала негативная часть интеллектуального или эмоционального центра, чтобы на него могло подействовать впечатление, поэтому оно не понимает юмора. Традиционный сюжет водевилей и комедий состоит в том, что прямой человек — или тупая блондинка — задает вопросы по ситуации, которой не понимает, а комик отвечает на них смешными репликами. Джордж Бернс и покойный Грэйси Аллен годами использовали этот прием на американском радио, и множество комедийных ситуаций в телевизионных пьесах было построено на использовании Солнечного персонажа, который не понимает, что происходит.

Главная черта, или слабость, Солнца — это наивность. Причем на ошибках он не учится. Выйдя в дождь без плаща и в легкой обуви, Солнце простужается и лежит в кровати больным. В переходные сезоны один-два раза это может случиться с каждым. Но с Солнцем это происходит снова и снова. Каждое солнечное утро кажется ему гарантией того, что весь день будет солнечным. Если до этого каждый день в течение двух недель к середине дня собирался дождь, то это не может убедить Солнце в том, что сегодня может случиться то же.

Солнце срежет путь и пойдет по темным проулкам, где вечером ходить опасно, увидит, как на кого-то напали грабители, а следующим вечером пойдет тем же путем. Солнце откроет магазинчик по продаже шелковых блузок в рабочем районе, разорится, а затем через три квартала откроет такой же магазинчик. Я как-то видела, как молодой человек Солнечного типа бросился наперерез неуправляемой автомашине, съезжавшей с холма, намереваясь остановить ее голыми руками. К счастью, машина еще не набрала скорости, и другой человек успел оттолкнуть его с пути машины, так что он не успел получить серьезных повреждений.

Такая черта, как наивность, может казаться безобидной и даже очаровательной. Поначалу трудно может быть понять, как она может быть отрицательной чертой. В этом случае отрицательность проявляется как запоздавшая реакция. Именно последствия наивности явно негативны. Солнц часто изображают в качестве романтических героев фильма или романа. Очаровательные, красивые, хрупкие и привлекательные, эти персонажи «жгут свечу с обоих концов», пляшут под разрывами снарядов, когда враг берет город, и умирают молодыми. Зрители от души поплачут над тем, как все это трагично, а затем пойдут домой, чтобы оплатить услуги няньки и вынести ведро с мусором.

Солнца действительно часто умирают молодыми. Причиной может быть ослабление здоровья после многих лет крайне плохого режима питания. Может возникнуть серьезная болезнь, которую иммунная система не сможет отразить. И еще одной причиной может быть самоубийство. Кажется парадоксом, что такой крайне позитивный тип больше других может быть склонен к самоубийству, но это, тем не менее, так.

Солнца чувствуют себя одинокими, не связанными с другими, не вписывающимися в картину. Они действительно кажутся отделенными от других. Несмотря на многие часы, которые они проводят перед зеркалом, стараясь выглядеть совершенными, несмотря на невообразимое количество энергии, которую они вкладывают в то, чтобы достичь успеха в том или ином деле, они все равно отличаются от других людей, сами не зная почему. Им здесь неуютно. Кажется, что они действительно сделаны из более тонкого материала, чем другие люди. Другая причина одиночества Солнца состоит в том, что у него нет максимального притяжения ни к кому. Нет такого другого типа, который особенно притягивал бы Солнце. У всех других типов есть сильные впечатления — которые могут причинять им все виды головной боли и вызывать сложности, но все же из-за этого у них не пропадает интерес к жизни. У Солнца же этого нет — у него нет ни радости, ни страдания, которые могут быть результатом страстной любви или крепкой дружбы. Они знают только эмоциональную опустошенность и горюют из-за отсутствия глубокой привязанности.

Наиболее уютно они себя чувствуют в компании других Солнц. Они часто женятся друг на друге или объединяются в группы, посвящая себя каким-нибудь причудливым занятиям — выставкам предметов эпохи Возрождения, религиям Нового времени или траволечению. По сути дела то, что другие типы могут именовать «обычной жизнью» или «миром повседневности», Солнцам может казаться чем-то не менее причудливым, чем вышеприведенные занятия. Если мы подумаем о том, как часто мы определяем добро, исходя из нашего понимания зла, и как мы узнаем истину, сравнивая ее с ложью или ошибочностью, как мы ощущаем приятное и здоровое, исходя из своих переживаний неприятного и нездорового, то мы можем представить себе затруднения Солнца. Жизнь без сильных контрастов, даже если эти контрасты болезненны, пуста и поверхностна.

Из-за своей склонности к фантазии, из-за того, что они обычно привлекательны и нередко талантливы, Солнца притягиваются к индустрии развлечений. Из-за своего чувства отчуждения Солнцам нравится играть различные роли. Со своим высоким энергетическим уровнем и стремлением к успеху они без труда переносят долгие часы репетиций и неудобный график выступлений — по крайней мере, у них нет проблем, пока они не превысят порога своей выносливости и не обратятся к искусственным стимуляторам в виде алкоголя или лекарств, чтобы держать себя в форме. Индустрия развлечений славится тем, что в ней много алкоголиков, наркоманов и эмоционально нестабильных людей, но неясно, потому ли это, что нагрузки там выше, чем на любой другой работе, или потому, что там высокий процент Солнц.

Чем бы ни занимались Солнца, они амбициозны и в своем стремлении к успеху часто становятся работоманами. Может быть, таким образом они доказывают, что все-таки не отчужденны от остальных, или, может быть, ни на что меньшее они не согласны — только на величие достижения, на волшебную сказку с непременно счастливым завершением их стараний.

Если в вашей жизни есть Солнце, то вам лучше всего взять на себя роль попечителя и наставника, даже если он не ребенок. Такая попытка регулировать жизнь Солнца дается нелегко, так как в дополнение к своей наивности Солнца обладают сильной чертой властности. Это значит, что у них не только есть безрассудные идеи, но они еще и решительно настроены провести их в жизнь. Если проекты Солнца не угрожают чьей-либо жизни, то у вас может не быть другого выбора, кроме как идти вместе с ним. Попечение будет состоять в том, чтобы он принимал нормальную пищу через относительно равные интервалы времени. Солнцам нужно много протеина, даже если они не хотят есть, так как их крайне быстрый метаболизм требует хорошего топлива. Протеины и сложные углеводы, расщепляясь при обмене веществ медленнее Сахаров, недостаточно быстро дают им энергию, и Солнца замечают, что они голодны, только тогда, когда уже чуть ли не умирают от истощения. Если бы ему была дана возможность выбирать, то этот тип жил бы на одном шоколаде. Поэтому вам надо следить за Солнцем, как за ребенком — заботиться о его питании, о том, чтобы он тепло одевался, чтобы достаточно времени отводил на сон.

Эта необходимость следить за удовлетворением бытовых нужд Солнца может необычайно возмущать других людей. Большинство взрослых считает, что другие взрослые должны сами заботиться о своих потребностях, и это их личное дело, когда и что есть, носить ли свитер, когда ложиться спать и так далее. Большинство из нас раздражает это отсутствие здравого смысла у Солнца, особенно если он заболевает и пропускает работу или пренебрегает своими обязанностями. Жизнь с Солнцем требует терпения и понимания, которые могут оказаться нелегким грузом.

Если у вас ребенок-Солнце, то вам придется часто обращаться к врачу и проводить бессонные ночи, измеряя температуру, проводя лечебные процедуры. Все дети простужаются и болеют какими-нибудь болезнями — но Солнца болеют всеми, какие есть, кроме того, они обычно страдают аллергией. Наилучшее воспитание для такого ребенка — это формирование у него хороших, здоровых привычек. Нужно настойчиво учить его правильно питаться, правильно одеваться, соблюдать режим. Невозможно ожидать от ребенка-Солнца, что он сам инстинктивно войдет в здоровый ритм. Большинство детей попадают в естественные ритмы — они голодны, когда пора есть, и устают к тому времени, когда пора ложиться спать. Солнцу для этого могут потребоваться серьезная тренировка и надзор. Солнце иногда нужно учить и даже заставлять регулярно есть, так же, как других детей нужно учить и даже заставлять убирать свои игрушки. Нужно сохранить регулярный график кормления до тех пор, пока он не повзрослеет, и не полагаться на то, что голод заставит его есть с достаточной частотой, или на питательность пищи.

Вам трудно будет принять тот факт, что если ваш ребенок свалился с яблони или с забора, то он может пойти и попытаться залезть туда снова. В тех областях, где другие дети могут учиться на своих ошибках, Солнцу нужны специальные тренировки, имеющие целью научить его правильным привычкам или безопасным приемам. Просто помните — они не обладают способностями понимать негативные обстоятельства. Поскольку ваш солнечный ребенок такой хрупкий, у вас может возникнуть соблазн оберегать его и не требовать от него слишком многого. Однако помните, что в конце концов ему придется самому отвечать за себя, и крайне важно сформировать у него привычку добросовестно заботиться о самом себе. Солнца прекрасно понимают идею приложения усилий, так что если хотя бы часть их энергий будет направлена на постоянную заботу о себе, то можно будет избежать многих сложностей, когда он повзрослеет. По крайней мере, родители обязаны попытаться этого достичь.

Совсем не трудно, к сожалению, найти примеры Солнц, которые достигли величия, а затем или умерли молодыми, или провели остаток жизни в нищете. Гении, которые после создания многочисленных шедевров умерли в двадцать с небольшим, скорее всего, были Солнцами. Английский поэт Джон Китс, несомненно, обладал утонченными чувствами и слабым здоровьем Солнца, как и Моцарт, чья музыка настолько легка и мелодична, что даже злодеи в его операх — как, например, королева ночи в «Волшебной флейте» — исполняют арии необычайной красоты без всякой примеси отрицательных качеств, которыми, по идее, должен обладать данный персонаж.

В середине XX столетия такую жизнь прожила Джуди Гарланд, киноактриса-Солнце, оставившая в наследство десятки фильмов, дающих нам визуальную запись типично солнечной красоты, таланта, отрешенности и хрупкости. Она родилась в 1922 году, и родители назвали ее Франсес Этель Гумм. Они владели кинотеатром в городке Среднего Запада. С ранних лет она мечтала о Голливуде и вместе с сестрами пела в перерывах между сеансами, развлекая зрителей. Местный агент заинтересовался девочкой, он предложил ей назваться более романтическим именем Гарланд вместо Гумм — так была создана Джуди Гарланд — романтическое имя для фабрики мечты.

Одним из самых интересных аспектов ее жизни было то, что эта жизнь очень мало проходила вне создаваемых ею фильмов — фантазия и была реальностью. Ее раннее детство и юность прошли в изнурительной учебе. Родители переехали в Калифорнию, где она могла серьезно заняться пением и актерской игрой, чтобы развить свои таланты и лучшие способности, быть замеченной теми, кто обладал влиянием в индустрии развлечений. Ее большой успех пришел с песней «Ты заставил меня тебя любить», когда она сыграла роль девицы, которой вскружил голову Кларк Гейбл в фильме «Бродвейская мелодия». Ее детское томление в сочетании с сильным и своеобразным голосом сделали ее звездой. Она была молода, но казалась еще моложе. Она сыграла роль ребенка — Дороти — в «Волшебнике страны Оз» в 1939, когда ей было уже 17 лет. В течение 1940-х она сыграла в 20 фильмах, часто играя детские роли, как, например, в сериале «Ребята Харди» с Микки Руни и в фильме «Встретимся в Сент-Луисе».

Тем не менее, личная жизнь Джуди Гарланд, которая была совсем не личной, так как проходила в сиянии ее славы, была неровной и несчастливой. Она несколько раз выходила замуж. В расцвете своей карьеры в 40-х годах она вышла замуж за музыканта Дэвида Роуза, потом за режиссера Винсента Минелли. Ее дочь Лайза Минелли, тоже Солнце, ставшая известной актрисой и певицей, родилась в 1947 году. (Лайза Минелли играла роль прототипа солнечной героини в фильме «Кабаре»). К 1949 году Джуди Гарланд настолько стала увлекаться алкоголем и барбитуратами, что студия, на которую она работала, послала ее для лечения в Бостонскую больницу. В 1950 году она совершила попытку самоубийства, широко обсуждавшуюся в прессе.

В последующие годы возврат к сцене был отравлен тем, что о ее личных проблемах было широко известно. Ее не переставали обожать поклонники, но голос у нее сдавал, и годы тяжелой работы, и отравление алкоголем и лекарствами брали свое. Она уже не была невинным ребенком с широко раскрытыми глазами, которого она играла в своих фильмах, хотя этот ребенок из мечты в каком-то смысле бессмертен. Женщина, которая была когда-то Джуди Гарланд, жила все более одинокой и несчастной жизнью, меняя мужей и страны. За своего пятого мужа она вышла за три месяца до того, как умерла в Лондоне в 1969 году от чрезмерной дозы барбитуратов.

Солнечный тип настолько отличается от других шести типов, что даже нет уверенности в том, является ли он отдельным типом. Есть четкие характеристики и склонности, как физические, так и психологические, делающие Солнц обособленными от других типов. Поскольку этот тип не имеет собственного места на эннеаграмме и не входит в ее кругооборот, то он явно аномален. Точнее, может быть, считать, что влияние Солнца — это то звено, которое связывает его с другими типами.

Когда мы в следующей главе рассмотрим движение типов в эннеаграмме, то нам станет ясно, что любые «чистые» , или классические типы и любые смешанные могут сочетаться с солнечным. Конечно, «чистых» типов практически не бывает, так как у любого здорового человека действуют все эндокринные железы, иначе он не смог бы жить. Типы создаются из-за сравнительного преобладания деятельности определенной железы или желез, а не потому, что другие железы не функционируют.

Люди, у которых в детстве более активен тимус и у которых он продолжает действовать, вместо того чтобы атрофироваться, как у большинства людей, имеют также и другой тип, к которому в большей или меньшей степени подмешивается солнечное влияние. Поэтому возможно, что человек будет солнечно-лунным типом, или солнечно-сатурнианским, или солнечно — юпитерианским, или солнечным, соединенным с каким-нибудь смешанным типом, например, венерианско-меркурианским. Солнечное влияние придает другому типу, каким бы он ни был, более легкую и более интенсивную энергетику и более утонченную внешность.

Когда солнечное влияние соединяется с одним из негативных типов, особенно с пассивной негативностью Луны или с грубостью Марса, то может получиться полезное равновесие за счет этой активной позитивной энергии, обоим этим типам, Луне и Марсу, необходимо «просветлеть», и именно это может сделать влияние Солнца. Слияние типов Солнца и Меркурия не так полезно, так как меркурианская энергетика и без того высока и добавление солнечной энергии к и так вертящемуся сверх меры Меркурию — это уже несколько чересчур.

Солнечный тип хорошо сочетается с любыми другими позитивными типами, достаточно практичными для того, чтобы на них не слишком действовала солнечная наивность. И, опять же, основной результат этого — более утонченный внешний вид и увеличение энергии. Это, несомненно, принесет пользу Венере, так как солнечная утонченность в сочетании с ее чувственностью может быть прекрасной комбинацией — такой смесью могут быть кинозвезды, как Кларк Гейбл и Элизабет Тейлор. Сатурны становятся более активными в сочетании с Солнцем и менее медлительными, а у Юпитеров улучшается метаболизм, что исправляет некоторые черты их внешности.

Возможно, солнечное влияние можно считать скорее приправой к человеческой солянке, чем отдельным блюдом.

ЭННЕАГРАММА

Прочитав описания физических и психологических характеристик семи классических типов, вы, вероятно, сможете найти примеры определенных типов среди своих знакомых, сотрудников, друзей или членов семьи. У вас, возможно, есть какие-то идеи насчет своего собственного типа — или, по крайней мере, насчет того, кем вы не являетесь. Но затем вы можете оглядеться и подумать: «А что же насчет всех остальных?» Есть классические примеры семи человеческих типов, и их множество, и они поначалу помогут в процессе проверки точности этой системы, но есть и много других людей, которые не подходят ни под одно из этих описаний. Если существует только семь основных типов, то как такое может быть?

Чтобы понять поразительное разнообразие человеческих существ, нам нужно иметь хоть какое-то представление о том странном эзотерическом символе, которым пользовался Гурджиев, — эннеаграмме.

Как упоминалось ранее, эннеаграмма, ведущая свое происхождение, вероятно, от суфиев, сейчас в моде. Ее используют в системах классификации черт личности, в системах, которые представляют собой не более чем список из девяти пунктов, расположенных по кругу на равных расстояниях. По причине его популяризации этот символ трудно обсуждать, но поскольку он лучше всего объясняет некоторые из наиболее сложных аспектов определения типа, то другого выбора нет.

Начнем с того, что в круг вписаны две фигуры, а не одна. Там есть равносторонний треугольник с вершиной в верхней части круга. Этот треугольник статичен, он не вращается. Три точки на окружности, которых касаются вершины треугольника, имеют значение при объяснении различных эзотерических идей, но они нас не интересуют. Нас интересует только вторая фигура, которая касается окружности в шести других точках. Движение по линиям, соединяющим эти точки, рассматривается как циркуляция, которая идет в одном направлении. Направление движения можно определить, воспользовавшись числом, получающимся от деления единицы на семь: 1/7 = 0,1428571428571…

Обозначив девять точек, где внутренние фигуры касаются окружности, цифрами от 1 до 9 (расположив позицию 9 наверху) по часовой стрелке, получим диаграмму 1. Лунный тип находится в позиции 1. От него движение идет к венерианскому типу в позиции 4, затем обратно к меркурианскому в позиции 2, далее к сатурнианскому 8, вниз к марсианскому в позиции 5, обратно к юпитерианскому в позиции 7 и снова к лунному в позиции 1. Солнечный тип, как уже упоминалось, не участвует в циркуляции эннеаграммы, но может сочетаться с любым другим типом.

Определенное человеческое существо может располагаться в любой точке континуума (совокупность всех точек прямой) линий, образующих фигуру из шести точек на эннеаграмме. То есть, при рождении эндокринный баланс ребенка может быть установлен точно в то место, где углы этой фигуры касаются окружности, и, таким образом, он окажется ярким примером одного из классичес

Диаграмма 1. Классическая эннеаграмма

ких типов. Или, что более вероятно, он может оказаться где-нибудь на линии, соединяющей два типа. Это значит, что он будет обладать характеристиками обоих типов. Типы сочетаются не как попало. Каждый человек располагается в какой-то точке вдоль линий, соединяющих типы. Человек может быть, например, лунно-венерианским или марсианско-юпитерианским типом, но не бывает юпитерианско-меркурианского типа, так как на эннеаграмме нет соединяющей их линии. Еще одна сложность состоит в том, что солнечный тип, не имеющий определенного места на эннеаграмме, может сочетаться с любым типом или с любой комбинацией из двух типов. Поэтому возможно, что человек может быть солнечно-юпитерианским типом или же солнечно-юпитерианско-лунным.

Когда типы сочетаются, это значит, что у человека будут проявляться свойства и того, и другого типа. Иными словами, у него могут быть две эндокринные железы, почти одинаково активные, так что гормональные послания, переносимые кровью, могут стимулировать совершенно различные реакции — но не одновременно. Психология такого человека будет поэтому более сложной, чем у классического типа, иногда вводящей в заблуждение. Когда холодный лунный тип сочетается с теплой Венерой, «тепловатого» человека не получится. Получится человек, который иногда будет реагировать с холодным сопротивлением, иногда с теплым приятием, в зависимости от многих факторов, как внутренних, так и внешних.

Конечно, у каждого здорового человека есть все железы внутренней секреции, поэтому до некоторой степени мы все содержим в себе характеристики всех типов, так же, как обладаем и всеми четырьмя функциями. Чем более уравновешенными и более осознающими мы становимся, тем больше мы будем признавать в себе все человеческие возможности — и все человеческие ограничения. Усилия по наблюдению себя и других и по развитию нашего сознания в существующих условиях, которые мы совершаем, повышают нашу способность реагировать наиболее подходящим для какой-либо ситуации образом, а не отвечать механически в соответствии со своим типом и центром тяжести. Но прежде всего нам необходимо наблюдать и понимать типы людей и то, как они действуют вокруг и внутри нас.

Если бы человек представлял собой классический тип, расположенный на эннеаграмме почти точно в одном из углов фигуры, например, Юпитер (позиция 7), то такой человек 40% всего своего времени реагировал бы как Юпитер. То есть задняя доля гипофиза была бы наиболее активной, и в крови преобладали бы гормоны вазопрессин и окситоксин. Кроме того, такой человек реагировал бы на 20% как Марс и на 20% как Луна, так как эти два типа на эннеаграмме находятся рядом с Юпитером. Поэтому мы можем иногда заметить у Юпитера вспышку марсианской нетерпеливости, вызванной избытком адреналина, а иногда у него может появиться упрямство Луны. В психологическом составе этого человека будет только по 5% остальных четырех типов — типов Венеры, Меркурия, Сатурна и Солнца (диаграмма 2).

Диаграмма 2. Пропорциональное представительство классического юпитерианского типа
Обнаружение характерных черт двух типов, находящихся по обе стороны, может помочь в определении классического типа. Оба пассивных и положительных типа, как было описано ранее, склонны быть крупными и полными. Может быть трудно отличить Юпитера от Венеры, если вы не наблюдали их длительное время. Я однажды разговаривала с жен глиной, которая тоже работает с этой системой, и спросила ее, каким типом она является, по ее мнению. Она была уверена, что она — Венера. Я думала, что она могла бы быть и Юпитером, поэтому спросила ее, как она определила свой тип тела. Она ответила, что, прежде всего, она почти никогда не испытывала прилива в кровь адреналина, независимо от того, какой бы опасной или провоцирующей ни была ситуация, и что если бы она была Юпитером, то она испытывала бы марсианские реакции чаще.
Если же, однако, человек, находящийся в той же точке эннеаграммы, был бы солнечно-юпитерианским типом, то он был бы на 30% Солнцем, на 35% — Юпитером, по 10% приходилось бы на Марса и Луну и по 5% на три других типа (диаграмма 3). В этом случае два положительных типа, солнечный и юпитерианский, настолько перевесили бы отрицательные типы, что они почти не были бы заметны. Было бы очень трудно определить даже самому человеку, является ли он Юпитером-Солнцем или Венерой-Солнцем.

Диаграмма 3. Пропорциональное представительство солнечно-юпитерианского типа
На эннеаграмме мы замечаем, что три пассивных типа — Юпитер, Луна и Венера — следуют друг за другом. Три активных типа — Меркурий, Сатурн и Марс, — также следуют друг за другом (четвертый активный тип, Солнце, исключен из движения по эннеаграмме). Классическая Луна поэтому очень пассивна — 40% Луны и по 20% Юпитера и Венеры означают, что на 80% реакции этого человека будут пассивными и только на 20% активными. Классический сатурнианский тип, наоборот, очень активен — у него только 15% пассивных реакций против 85% активных (так как Солнце тоже активно).
Если активные и пассивные типы следуют друг за другом, то позитивные и негативные перемежаются. Классический лунный тип, таким образом, будет иметь по 20% от Юпитера и Венеры с каждой из сторон. Это означает, что некоторые из проявлений этого человека будут исходить из позитивного взгляда на мир. Другими словами, замысловатая система человеческих типов содержит в себе определенные предохранители, предотвращающие крайний перевес в сторону как позитивных, так и негативных половин центров, поскольку для нормального функционирования нужны и та, и другая. Мы, с одной стороны, должны видеть заложенные в ситуации возможности и, с другой стороны, сознавать трудности, которые встанут перед нами перед тем, как эти возможности будут реализованы. Для этого нам нужно как позитивное, так и негативное восприятие.
Большинство людей не являются классическими типами. Они расположены не в углах фигуры рядом с окружностью эннеаграммы, а где-то на одной из линий, соединяющих два типа. Если точка будет посередине между двумя типами, то в результате получится тип, смешанный ровно наполовину, например, венерианско-меркурианский. Чем ближе точка к одному типу, тем дальше от другого, и тем больше у человека будет характерных черт того типа, к которому точка ближе. К примеру, наполовину ровно смешанный венерианско-меркурианский тип, расположенный на середине линии между этими двумя типами, будет иметь 35% Венеры, 30% Меркурия, по 10% Луны и Сатурна и по 5% остальных (см. диаграмму 4).
Смешанные типы представляют собой как бы отдельные типы. Особенно физически, но также и психологиче

Диаграмма 4. Пропорциональное представительство венерианско-меркурианского типа
ски, они обладают стойкими характеристиками, которые отличают их от каждого из классических типов, находящихся с двух сторон от них. Смешанные типы — это: лунно-венерианский, венерианско-меркурианский, мерку-рианско-сатурнианский, сатурнианско-марсианский, мар-сианско-юпитерианский и юпитерианско-лунный. На последующих страницах я детально их опишу, так же, как были описаны классические типы. (Интересно, что при сложении шести классических типов на эннеаграмме и шести смешанных получается традиционное число двенадцать, обнаруживаемое во многих традициях, — но, конечно, в этом случае солнечный тип и его примеси остаются без внимания.)
Перед тем, однако, как заняться обсуждением смешанных типов, следует отметить еще некоторые важные значения эннеаграммы в данной системе. Ценность этой системы состоит в том, что она может помочь людям, желающим развиться до более высокого уровня бытия. Другими словами, это эволюционное учение, но не такое, которое касается успеха в этом мире. С другой стороны, также верно то, что чем более человек уравновешен, чем лучше и чем более слаженно работают все центры (или типы разума), чем больше выражены как позитивное, так и негативное восприятия, чем больше имеется в наличии характерных точек зрения всех типов, тем более эффективно и результативно человек будет действовать в этом мире. Сознание и контроль над функциями развиваются для упрочения внутренней жизни, мира духа. Но в то же время свет сознания улучшает действие функций, так что человек может более успешно заниматься деятельностью, которой он посвятил себя в материальном мире.
Эта мысль часто встречается в Ветхом и Новом Заветах. Из истории о Соломоне, например, мы узнаем, что, поскольку он испросил для себя дар понимания, ему были дарованы и все другие блага, такие, как богатство, семья и долгая жизнь в дополнение к этому. А из Нового Завета мы узнаем, что тому, кто имеет, будет дано еще, в то время как у того, кто не имеет, будет отнято даже то малое, что у него есть.
Для информации о типах тела и их движении по эннеаграмме есть и очень практическое, и очень духовное применение. Когда мы сможем узнавать типы и предсказывать их характерные реакции, мы обнаружим, что такая информация освобождает нас, как для применения ее к самим себе, так и для понимания других людей. Как только мы поймем, что по сути дела все наши ограничения, слабости и недостатки — это не такие вещи, за которые нас можно винить, большинство из нас почувствуют, что с плеч у нас падает груз вины, который мы несли, может быть, большую часть нашей жизни. Если мы Луны, мы не можем быть общительными и эмоционально открытыми, как бы другие ни побуждали нас к этому и как ни старались бы мы им угодить. Если мы Сатурны, мы не можем перестать пытаться управлять другими — всегда ради их же собственной пользы, — как сильно они ни возражали бы против этого. Если мы Венеры, мы не можем стать агрессивно амбициозными, как сильно ни хотела бы этого наша мать, и как бы сильно мы ее ни любили.
Постепенно мы поймем также, что наши способности, умения и достоинства, которыми мы так гордимся, — это не наше достижение. Если мы Луны, мы не можем принимать похвалы за нашу способность к мельчайшей проработке деталей, которая дает нам возможность аккуратно выполнить работу. Если мы Марсы, мы не можем принимать похвалы за нашу честность и храбрость. Если мы Юпитеры, то у нас нет причины гордиться нашими талантами и способностью находить общий язык со всеми. Душа тем больше освобождается и расцветает, чем больше мы понимаем человеческие типы и их механическую работу, отбрасывая через это понимание двойную иллюзию личности — вину и гордость. Именно отделяясь от своей механичности, воспринимая ее как автоматическое проявление, мы приходим в свою истинную реальность, где мы являемся не наблюдаемым, но наблюдателем — где мы можем просто быть. Поняв свой собственный тип, мы можем приблизиться к цели мудрого человека — «ни хвалы, ни вины».
Как только мы начнем понимать собственную механичность, мы также будем иметь больше сострадания к другим. Если мы осознаем себя как эмоционально центрированного Меркурия и поймем, что это объясняет нашу неспособность день за днем заниматься одним и тем же монотонным делом — обрабатывать слова какого-то текста в изолированной комнате или покрывать черепицей крыши, — тогда мы начнем понимать, насколько трудно двигательно центрированному Марсу испытывать собственные эмоции, а тем более действенно их выражать. Как только мы поймем, как ограничивает нас наша собственная «тюрьма», мы начнем сочувствовать другим, которые тоже заключены в рамки своего собственного способа видения мира и реагирования на него.
Как ни болезненно прийти к такому пониманию, как ни трудно отбросить иллюзии, что мы что-то делаем и сможем измениться, если захотим, это подводит нас ближе к истине. Это подводит нас к более ясному пониманию того, что собой представляют человеческие существа, и к пониманию ценности внутреннего мира.
Как только мы подойдем к пониманию человеческой механичности, мы можем впасть в отчаяние из-за того, что у нас так мало возможностей измениться. Но определенная возможность все-таки есть. Гурджиев говорил, что мы обладаем свободой скрипки в футляре. У нас мало места, чтобы ерзать, но то малое место, что у нас есть, мы все же можем использовать, и именно здесь понимание движения по эннеаграмме имеет практическое применение. Для каждого человека направление развития — это приближение к следующему типу. Стремление стать более уравновешенным — это стремление развить положительные характеристики и склонности типа, стоящего на эннеаграмме впереди. Наиболее полезные друзья и связи — это не те, что обладают максимальным притяжением для нас, хотя они и могут быть наиболее привлекательными, так как обладают характеристиками, противоположными нашим собственным. Наиболее продуктивными будут взаимоотношения с теми типами, которые идут впереди нас по системе движения по эннеаграмме и которых мы можем использовать в качестве моделей. Эти взаимоотношения не такие непостоянные, как в случае сильного притяжения противоположностей, но они могут быть гораздо более ценными и полезными с течением времени.
При рассмотрении смешанных типов мы увидим, как слабости и отрицательные черты одного типа особым образом могут быть компенсированы достоинствами следующего типа. Это могут быть не те качества, которыми человек восхищается больше всего и которыми больше всего хотел бы обладать, но они — точно те, которые ему нужны. Марс, к примеру, может мечтать об организаторских способностях Сатурна. Или же он может стремиться к теплому и пассивному приятию Венеры. Но это не то, что ему нужно больше всего. Ему нужны гармонизирующие способности Юпитера, чтобы его прямота была умерена дипломатией, а его однонаправленный порыв к достижению цели был углублен большим осознанием других возможностей и ценностей. А Юпитеру, который может думать, что нуждается в энергии и напористости Марса или в быстром восприятии Меркурия, на самом деле нужны холодность и отрешенность Луны, которые позволят ему отвлечься от постоянного общения, в которое он захвачен, и развить свои немалые способности в одиночестве.
Каждый тип, следовательно, может найти средство от своих слабостей, направленно культивируя в себе потенциальные возможности, которые являются достоинствами следующего дальше по эннеаграмме типа. Невозможно сделать шелковый кошелек из свиного уха, но его можно сделать из куска шелка, так что мы вполне можем приняться за работу. Или же, если у нас есть свиное ухо, то нам лучше подумать, что можно из него сделать.
СМЕШАННЫЕ ТИПЫ

ЛУНА-ВЕНЕРА
Поскольку лунный тип обладает множеством возможных форм тела, от невысокого и полноватого до длинного и худого, а венерианский тип — это известный хамелеон на эннеаграмме, то не удивительно, что их смешанный тип — лунно-венерианский — трудно определить только на основе внешности. Луна-Венера может обладать мягкой и округлой внешностью, которой можно ожидать от типа, находящегося посредине между частично завершенным телом Луны и чувственными изгибами тела Венеры. Такие люди часто встречаются — маленькие и пухлые, объединяющие хрупкость Луны с полнотой Венеры. Лунно-венерианские женщины с такой внешностью являются одним из идеалов женщины — не того тощего, угловатого идеала, который изображается в журналах мод, а сентиментального идеала популярных песен: «Девушка, на которой я женюсь, должна быть мягкой и нежной, как детская комната…» Подобные песни прославляют лунно-венерианскую женщину, этот тип изображается также на затуманенных, выполненных как бы не в фокусе фотографиях на поздравительных открытках и в фильмах о несчастных влюбленных.

Лунно-венерианский мужчина с подобными чертами внешности не является, конечно, идеалом мужчины, но он может отличаться большой мужской привлекательностью. К такому типу относился киноактер Хемфри Богарт, проявлявший свои силы как в том, чтобы перехитрить и победить более крупных и активных «плохих парней», так и в том, чтобы привлекать женщин, — и особенно это относится к его жене, которая была его партнершей в фильмах, прекрасной сатурнианке Лорен Бакалл.

Некоторые Луны-Венеры, однако, обладают приводящей в замешательство склонностью выглядеть как тип их максимального притяжения — Сатурн-Марс. Очень часто Луны-Венеры высоки и сравнительно стройны, с выраженными скулами и подбородками, типичными для Сатурна. Стройность Луны может комбинироваться с крупными размерами Венеры, так что получится внешность, очень схожая с комбинацией высокого худого Сатурна и плотного Марса. В психологическом плане, однако, между ними огромная разница. Сатурнианско-марсианский тип относится к одним из наиболее выраженных активных типов, а лунно-венерианский — к наиболее выраженным

Луна-Венера, как и все смешанные типы, является более сложной личностью, чем любой из классических типов. В ее крови не преобладают гормоны только одной эндокринной железы. В одном случае может преобладать одна группа гормонов, в другой случае — другая. Эти гормоны, конечно, не просто объединяются и перемешиваются, так что получается какая-то гормонная мешанина. У них есть особые «послания», которые они несут клеткам тела, и они активизируют особые функции. Для Луны-Венеры это значит, что иногда она будет вести себя холодно и последовательно, это будет вызвано пищеварительными жевательными функциями, контролируемыми поджелудочной железой, в то время как в других случаях она будет реагировать с теплотой и чувствительностью, вызываемыми гормонами задней доли гипофиза.

Какая из этих двух склонностей — упорство и интерес к деталям лунного типа или теплота, восприимчивость Венеры — будет более явно выражена у данного человека, зависит от того, в каком месте этот человек расположен на линии движения между Луной и Венерой на эннеаграмме. Если человек ближе к Луне, скажем, у него 35% Луны и только 30% Венеры (а также 15% Юпитера и по 5% других четырех типов), то свойства Луны будут выражены немного больше, чем свойства Венеры. С другой стороны, если человек ближе к Венере, то у него не будет больше венерианских наклонностей, но соответственно больший процент черт Меркурия придаст ему элемент активности, которого не было в предыдущем примере. Но каковы бы ни были пропорции, всегда есть свойственные Лунам-Венерам черты, которые отличают их от других типов.

Эта комбинация типов практична и реалистична, обладая негативным восприятием Луны без его угрюмости. Луны-Венеры особенно подходят для работы в здравоохранении, обладая заботливостью Венеры, но также и нося защитные доспехи Луны, так что они не испытывают истощения, которое наступает, когда слишком много энергии отдают другим. Я знаю несколько Лун-Венер, как женщин, так и мужчин, которые годами работали врачами скорой помощи или медсестрами, не испытывая тех стрессов, которым подвержены другие типы. Если бы у меня была травма и мне была бы дана возможность выбора, я определенно выбрала бы медработника лунно-венерианского типа, холодного в ситуации, требующей быстрых решительных действий, но с теплотой и заботой относящегося к моему благополучию.

В отличие как от Луны, так и от Венеры, лунно-венерианский тип умеет создавать вокруг себя приятную обстановку. Он, по-видимому, способен находить равновесие между почти стерильной чистотой Луны и небрежным беспорядком Венеры, создавая жилые пространства, которые не только удобны и приятны, но и обладают определенной атмосферой. Они склонны к органическому оформлению. Им нравятся офорты Максфилда Парриша, дизайн типа «арт нуво», эстампы с рисунком типа кашемирового или цветочным, кружевная отделка, высушенные цветы и множество растений в кашпо из макраме. Они уверены в своем чувстве стиля в одежде, так же, как они уверены в том, кто им нравится и кто не нравится, и в том, какой работой им хочется заниматься. Их спокойная уверенность в себе, не имеющая своей целью ни защиту, ни общение, и пассивность без слабости или непоследовательности делают этот тип весьма привлекательным, хотя он и может не обладать внешней красотой в общепринятом смысле.

Двигательно центрированную Луну-Венеру, особенно если она высока, можно легко принять за активный тип из-за ее любви к движению; кроме того, может быть весьма обманчивой склонность таких людей копировать тип, к которому они испытывают максимальное притяжение, — сатурнианско-марсианский. Пассивная природа такой Луны-Венеры заметна в психологии, и не обязательно здесь играет роль активность двигательного центра. Эта пассивность заметна в приверженности рутине и в нежелании начинать новые виды деятельности. Двигательно центрированная Луна-Венера может иметь очень насыщенный рабочий график, она последовательна и надежна в работе, и, тем не менее, она почти не проявляет инициативы, чтобы менять этот график, если ее не вынудят к этому обстоятельства или давление других людей.

Инстинктивно центрированную Луну-Венеру легче признать пассивным типом, так как такой центр тяжести усиливает ее нежелание без необходимости тратить энергию. Этот тип счастлив, когда он может быть домоседом, возиться с растениями в саду, водить детей в парк, изобретать новый рецепт соуса для спагетти.

Интеллектуально центрированная Луна-Венера кажется более Луной, чем она есть на самом деле, потому что из-за медлительности этого центра она более отвлечена и робка, когда раздумывает над ответом. Эмоционально центрированная Луна-Венера, с другой стороны, будет казаться более Венерой из-за того интереса, который этот центр тяжести проявляет к другим людям, и, следовательно, он склонен взаимодействовать с большей теплотой и энергией.

Но каким бы ни был центр тяжести, лунно-венерианский тип — это такой тип, который нуждается и стремится к взаимодействию с типом своего максимального притяжения. Во многих отношениях связи между типами максимального притяжения являются бурными и иногда несчастными, потому что различия в психологии между противоположностями настолько велики, что они действительно не понимают друг друга. Такого, по-видимому, не происходит в случае комбинации Луны-Венеры и Сатурна-Марса. Я не знаю почему, но некоторые самые длительные и поистине счастливые браки, которые я наблюдала длительное время, были между этими двумя типами.

В то время как другие типы могут путаться в том, какой партнер им наиболее подходит, а несоответствия между личностью и сущностью могут приводить их к катастрофическим выборам, с Лунами-Венерами такого, по-видимому, не происходит. Какие бы другие типы ни добивались или ни преследовали их, они просто не проявляют к этому интереса. Они терпеливо ждут, пока не появится нужный им Сатурн-Марс, и тогда все в порядке. Даже в наше время, в период общественного хаоса и разрушения семей, они вполне последовательны в своей способности постоянно быть привязанными к этому активному и энергичному партнеру и быть тихим питающим центром, куда этот агрессивный тип возвращается. Сатурн-Марс, по-видимому, посвящен Луне-Венере не меньше. Он, конечно, более активен и много времени проводит вне дома, занимаясь делами и проектами, в которых его пассивный партнер не участвует. Однако же он, по-видимому, не испытывает тяготения к сексуальной или эмоциональной измене с кем бы то ни было, кого он встречает в своих приключениях.

Связи между этими двумя типами настолько полноценны, по-видимому, потому что они включают все возможные комбинации типов эннеаграммы: пассивная и негативная Луна в сочетании с пассивной и позитивной Венерой и активный и позитивный Сатурн в сочетании с активным и негативным Марсом. Когда эти две комбинации, в свою очередь, объединяются для того, чтобы стать, по библейскому выражению, «одной плотью», или, если использовать выражение Платона, когда эти две разъединенные половинки находят друг друга, в этом особом слиянии противоположностей присутствует, по-видимому, полнота, которая удовлетворяет обоих. Причем это не зависит от того, какой тип — мужчина, а какой — женщина. Конечно, брак сатурнианско-марсианского мужчины с лунно-венерианской женщиной удовлетворяет представлениям о браке и мужчины, и женщины, но если бывает наоборот, то такие браки тоже стабильны и счастливы, — даже в Голливуде, как это доказывает брак Хемфри Богарта и Лорен Бакалл.

Такие союзы могут иметь, а могут и не иметь детей. Если дети есть, то о них хорошо заботятся, но дети не становятся средоточием всеобщего внимания. Такая пара остается вместе не ради детей. Они интересуются делами своих детей, но дети не являются для них причиной, чтобы не жить своей собственной жизнью. Примером удачного брака между Луной-Венерой и Сатурном-Марсом является королевская чета Великобритании — Элизабет II и принц Филипп. Их союз выжил и, по-видимому, остался достаточно крепким, несмотря на самые сложные условия: высокое положение пассивной жены, в то время как активный муж находится в тени, постоянный интерес публики, домашние проблемы большинства их родственников и детей и так далее.

И, хотя Луна-Венера прекрасно может выполнять трудную задачу формирования длительных связей и браков, этот тип также является до удивления самостоятельным и может легко переносить одиночество, если не нашел подходящего партнера. (Несомненно, это взаимосвязанные вещи — без особых трудностей жить в одиночестве и без особых трудностей жить в близкой связи с кем-то.) Луны-Венеры держат свои проблемы при себе и самостоятельны, в какой бы ситуации они не оказались. Одна моя подруга, относящаяся к этому типу, очень женственная, похожая на пышку, работает водителем огромного восемнадцатиколесного грузовика. Она говорила, что пошла на курсы водителей из-за некоторых феминистских идей и хотела доказать, что сможет получить лицензию. Но когда она начала водить грузовики, она обнаружила, что ей это нравится и что ей хотелось бы продолжать этим заниматься. Далее она сказала, что, по ее наблюдениям, очень многие водители являются Лунами-Венерами. Похоже, что такая профессия привлекает этот тип. Способность Луны переносить долгие часы одиночества в пути сочетается с венерианской легкостью в общении с незнакомыми людьми, и, возможно, с ее несуществованием, делающим условия работы терпимыми. А то, что Луны предпочитают поздние часы, означает, что грузовик будет ехать быстрее, когда на дороге мало транспорта.

Это, по-видимому, и является характерными чертами лунно-венерианского смешанного типа: спокойствие и стабильность намерений и способность принимать других, не будучи от них зависимым.

С точки зрения движения по эннеаграмме, холодной, негативной Луне нужно развить качества теплоты и приятия Венеры. Луна-Венера венерианскую заботливость должна предпочитать склонности Луны к отчужденности и уединению. Более того, этому крайне пассивному типу необходимо развивать качества следующего типа — активного Меркурия. Восприимчивость и изобретательность Меркурия — это именно то, что нужно Луне-Венере, что-

ВЕНЕРА-МЕРКУРИЙ

Венериано-меркурианский тип совмещает в себе активный и пассивный, а также позитивный и негативный элементы, поскольку представляет средний тип между пассивной и позитивной Венерой и активным и негативным Меркурием.
Представители этого типа склонны к полноте, как и Венеры, и обладают маленьким компактным телосложением, характерным для Меркуриев. Венериано-меркурианский тип может быть очень привлекателен, если венерианская чувствительность представителей этого типа будет оживлена активной восприимчивостью Меркурия
бы противопоставить это своей склонности к удовлетворенности и отсутствию инициативы. Большая способность чувствовать возможности ситуации может дать Луне-Венере более богатое разнообразие переживаний по сравнению с тем, что она имела бы, если бы была ограничена реакциями только тих двух пассивных типов.

Венера-Меркурий

Венериано-меркурианский тип может быть очень привлекательным. Пропорциональная, компактная фигура Меркурия, сочетаясь со смягченными контурами Венеры, дает поразительно красивых мужчин и женщин. Кинозвезды Элизабет Тейлор и Кларк Гейбл, как и многие другие актеры, являются примерами этого типа. У Венеры-Меркурия обычно густые, часто волнистые темные волосы и красивые выразительные глаза, длинные ресницы; ему присуща венерианская чувственность в сочетании с меркурианской энергией и огнем. Насколько этот тип полон или сухощав, зависит от того, какое у него процентное соотношение Венеры и Меркурия, то есть от того, в какой точке на линии движения между этими двумя классическими типами этот человек расположен.

Психологически этот тип испытывает, по-видимому, меньший внутренний конфликт, чем многие другие смешанные типы. Паращитовидные и щитовидная железы, вероятно, взаимодействуют непосредственно, причем первые смягчают и видоизменяют действие последней. Вместо того, чтобы в кровь поступали гормоны, несущие противоречивые послания, у Венеры-Меркурия идет стабильный, более или менее активный метаболический процесс, который, конечно, будет вызывать изменения во внешних проявлениях, но который не будет ощущаться как внутренний конфликт, а скорее как прилив и отлив одной и той же, по сути дела, энергии. Если и кажется, что есть какой-то конфликт, то это результат быстрого изменения мыслей и восприятий меркурианской части, а не противоборства двух типов, проявляющихся в одном и том же человеке. По-видимому, так происходит потому, что венерианская часть крайне пассивна по сравнению с активной меркурианской частью, и потому, что склонность Венеры к несуществованию означает отсутствие всяких проявлений. В результате получается несколько замедленный и смягченный Меркурий, а не такой внутренне противоречивый смешанный тип, как Меркурий-Сатурн или Марс-Юпитер.

Несмотря на то, что Венеру-Меркурия могут не грызть внутренние конфликты, из-за его двойственной природы, тем не менее, его поведение может весьма озадачивать окружающих. Поскольку это комбинация пассивного и активного типов — по сути дела, самого пассивного и самого активного в их проявлениях типов — то этот смешанный тип обладает поразительной широтой спектра своих проявлений. Эти два типа активизируются различными ситуациями — один набор стимулов включает венерианскую «кнопку», другой набор — меркурианскую. На практике это означает, что ваш спокойный, дружелюбный венерианско-меркурианский брат по разуму садится за руль, и внезапно в нем просыпается меркурианский маньяк, и он несется по дороге со скоростью 90 километров в час, влезая и вылезая из потока машин и подвергая опасности все находящиеся поблизости живые существа. Или же общительный сосед, с которым вы беседуете через забор, когда он подстригает свои розы, оказывается невыносимым, напористым агентом по сбыту, на которого жалуется приятель вашей дочери. Именно Венера-Меркурий мог служить прообразом персонажей в историях о двойственных личностях — например, доктор Джекил и мистер Хайд, или что-нибудь в этом роде.

В то время, как процент активных и пассивных реакций будет определяться тем, ближе этот человек к Венере или к Меркурию на соединяющей их линии, на это также значительно влияет центр тяжести данного человека. Человек, центрированный в эмоциональной части какого-либо центра, например, будет казаться более Меркурием из-за более высокого энергетического уровня дам центров, а также из-за того, что дамы склонны без предупреждения перескакивать с положительной половины на отрицательную, и наоборот. Также, в зависимости от преобладающей функции, человек будет казаться более активным или более пассивным, в соответствии с присущими этому центру реакциями и скоростью функционирования.

Двигательно центрированный Венера-Меркурий будет казаться более Меркурием, и, по сути дела, его можно спутать с классическим меркурианским типом, потому что подвижность сама по себе создает впечатление активности. Двигательно центрированные люди обычно стройные, из-за чего человек будет более похож на Меркурия, чем на Венеру. В таких случаях венерианский элемент может выразиться в психологических характеристиках, а не во внешнем виде. Если наблюдаемый человек обычно вовлечен в какой-то вид движения, он не обязательно выбирает вид двигательной активности, а рад сам поддержать любые предложения, то это укажет на венерианский элемент. Другое указание — это движение глаз. Меркурий всегда смотрит по сторонам, замечает все, что происходит, и даже кое-что из того, что не происходит, но он подозревает, что это может происходить. Венера же более склонна поддерживать прямой контакт взглядов, готова принимать вещи, как они есть, и смотрит в ответ прямым, открытым взглядом.

Совершенно противоположное впечатление создает инстинктивно центрированный Венера-Меркурий. Поскольку инстинктивно центрированные люди склонны к полноте, то этот тип может казаться Венерой только из-за своей полноты. Ключ, опять же, в психологии, а не во внешнем виде. У инстинктивно центрированного Венеры-Меркурия будет гораздо больше мыслей и забот о своем здоровье и здоровье своей семьи, о безопасности, благополучии и имуществе, чем у классической Венеры. Это приятнейший, удобный сосед, кажущийся таким дружелюбным, — пока вы не увидите его на толкучке и не поймете, что он занимается делом, дешево скупая на распродажах и аукционах бывшие в употреблении товары, и перепродавая их.

Интеллектуально центрированный Венера-Меркурий может действительно привести наблюдателя в замешательство — до такой степени, что он решит, что система типов тела включает в себя не все возможные варианты и что есть люди, которые не попадают ни в одну категорию. Но подождите минуту. Что мы здесь имеем? Это тип, который строен, возможно, даже тощ, так как к этому склонны интеллектуально центрированные люди, и выглядит вполне по-меркуриански, но настолько медлителен и осмотрителен, что он просто не может быть Меркурием. С другой стороны, он вполне тверд в своих идеях и мнениях и совсем не кажется поддающимся внушению или несуществующим, так что вряд ли он может быть Венерой, даже если бы он был более толстым. Короче, интеллектуальный центр тяжести модифицирует проявления как венерианского, так и меркурианского элементов, сделав первый более стойким и решительным, когда дело касается мнений, а последний — более медлительным и осторожным.

Эмоционально центрированный Венера-Меркурий, с другой стороны, проявляется именно как явный Венера-Меркурий, потому что этот центр тяжести усиливает как теплоту Венеры, так и быстроту и высокий энергетический уровень Меркурия. У этого типа перемены, которые могут приводить в замешательство его друзей, будут состоять в перескоках от внушаемой и восприимчивой Венеры к подозрительному, склонному к манипуляциям Меркурию.

Во взаимоотношениях с другими типами Венера-Меркурий часто испытывает затруднения. На эннеаграмме типом его максимального притяжения является Марс-Юпитер, но он, по сути дела, не очень подходящий приятель или партнер. Эти два смешанных типа притягиваются друг к другу, но, оказавшись рядом, они могут раздражать друг друга, когда в них одновременно активизируются в одном меркурианский элемент, а в другом — марсианский. Их связь, скорее всего, будет бурной и короткой. Поскольку венерианский компонент Венеры-Меркурия делает его в большинстве случаев молчаливым партнером, то этот смешанный тип может притягиваться к Юпитеру или Юпитеру-Луне, но они могут не найти взаимности. Юпитеру будут неинтересны венерианские стороны этого человека, а Юпитер-Луна, скорее всего, будет притягиваться к Сатурнам. Типы, которые идут впереди Венеры-Меркурия на эннеаграмме и которые поэтому были бы, теоретически, идеальным выбором, — Меркурии-Сатурны и Сатурны — также обычно притягиваются к другим типам, чаще или к Лунам, или к другим Сатурнам.

По иронии судьбы именно этот тип, который дает самых красивых людей, должен носиться по воле волн в море интимных отношений. Эти люди испытывают серьезные трудности в отношениях с типами их максимального притяжения — вспомните отношения Элизабет Тейлор с Марсом-Юпитером Ричардом Бертоном — они женились и разводились столько раз, что все потеряли этому счет. Венерам-Меркуриям также трудно общаться с типами, которые предшествуют им или следуют за ними (поскольку Луны-Венеры интересуются почти исключительно Сатурнами-Марсами).

Проблемы этого типа в области взаимоотношений, таким образом, не являются результатом каких-то собственных, присущих им недостатков, но они проистекают из того, что этот тип расположен в неудачном месте эннеаграммы, где просто нет таких типов, которые теоретически могли бы быть их друзьями или партнерами, если же они и появляются, то весьма нерегулярно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Венеры-Меркурии несколько раз женятся, часто меняют деловых партнеров и что в общем их личная жизнь не стабильна. Меркурианская летучесть — это не единственный фактор, действующий в данной ситуации.

Венера-Меркурий часто страдает от этой неспособности поддерживать длительные взаимоотношения и использует множество тактических уловок, чтобы преодолеть эту трудность. После нескольких несчастных связей он может стать неразборчивым, склонным к махинациям. Может прийти в действие порочный круг — после травмы, возникшей из-за неверности партнера, Венере-Меркурию будет труднее верить следующему, а из-за его подозрений и ревности этому партнеру легче пойти на разрыв отношений, из-за чего Венере-Меркурию будет еще труднее верить следующему и так далее. Формирующаяся при этом психологическая защита может заработать ему репутацию бессердечного и циничного человека — репутацию, по сути дела, незаслуженную, так как эти проявления являются результатом эмоциональной боли.

Венера-Меркурий может найти другой выход энергии, которая могла бы быть вложена во взаимоотношения. Этот тип может развить артистические таланты — актерское мастерство или пение будут хорошим выбором, поскольку его привлекательность дает этому типу преимущество. Или ту же энергию он может вложить в бизнес. Или он может, воспользовавшись отсутствием близких связей, отправиться на поиски приключений — меркурианская непоседливость может преодолеть венерианскую склонность к «растительной» жизни. Если же этого не произойдет, он может продолжать жить с одним из родителей, или братом, или сестрой, вместо того чтобы создавать собственную семью, как это часто бывает с Венерами.

Характерными чертами венерианско-меркурианского смешанного типа являются привлекательность и очарование. Этот тип очень нравится людям из-за его венерианской теплоты в сочетании с меркурианской восприимчивостью и способностью развлекать других. Они склонны быть поверхностными, вероятно, из-за трудностей в области длительных отношений или сложностей, связанных с поиском партнеров для таких отношений.

Согласно ходу движения по эннеаграмме, ведущей растительную жизнь несуществующей Венере нужно развивать восприимчивость и быстроту меркурианского типа. В случае венерианско-меркурианского типа, меркурианскую активность следует предпочитать венерианской склонности к праздности. И еще важнее стремиться вперед и развивать сатурнианские качества — вдумчивость, способности к организации и управлению. Это именно те свойства, которые необходимы Венере-Меркурию для того, чтобы уменьшить свою склонность к поверхностному и бесцельному существованию.

МЕРКУРИЙ-САТУРН
С виду Меркурий-Сатурн — самый элегантный из всех типов. Этот смешанный тип обладает жилистой стройностью Меркурия и длинными костями Сатурна. В результате получается высокая, стройная фигура, прекрасно сложенная, с тонкими, выступающими костями. Меркурианско-сатурнианские фотомодели — как мужчины, так и женщины — постоянно пользуются спросом для показа моделей одежды и для журналов мод не только потому, что такой тип сейчас в моде, но и потому, что одежда лучше всего сидит на фигуре, почти лишенной плоти, не говоря уже о жире. Платья для торжественных приемов и смокинги создавались именно на такую фигуру.

В дополнение к высокому росту и худощавости, у этого типа обычно темные волосы и темно-коричневые глаза. У мужчин очень часто бывают меркурианские усы. Этот тип часто обладает королевской осанкой, отстранен, слегка высокомерен — само олицетворение аристократического стиля. Во внешности многих Меркуриев-Сатурнов есть даже что-то зловещее. Это архетип злодея в немых фильмах, топорщащий усы, когда он привязывает героиню к железнодорожным рельсам, «плохой» персонаж вестернов. Это Яго или Кассий в «Юлии Цезаре» Шекспира, с «мрачным и голодным взглядом». Такие люди опасны. Это граф Дракула. Женщины выглядят немного лучше, но все же редко разыгрывают из себя наивность. Невинность — это совсем не та черта, которая может быть присуща людям этого типа любого пола. Актрисы этого типа могут скорее играть роли разрушительниц семей, падших женщин, злых колдуний или жестоких мачех.

Изображение подобного типа в театре и кино является немного резким, но оно может исходить из восприятия меркурианско-сатурнианской психологии. Сочетание быстрой меркурианской восприимчивости с сатурнианскими способностями к организации и управлению действительно может быть изощренным преступником. Обычно так не происходит, но это действительно «вынашивающий планы» тип, которые, чтобы не встретить противодействия или конкуренции, он держит втайне от всех, пока не приведет их в действие. Кроме того, этот тип часто изображается и в привлекательном виде — вспомните роли, которые играли Кэри Грант, Грегори Пек, Дэвид Нивен и другие актеры.

Но каковы бы ни были внешний вид или стереотипы, связываемые с этим типом, Меркурии-Сатурны обычно добры и внимательны. Они объединяют меркурианскую наблюдательность, восприимчивость к тому, что чувствуют другие, с отеческой заботой Сатурна о благополучии других людей. Результатом такой комбинации является то, что когда они видят, что кто-то нуждается в помощи, то они предложат эту помощь. Это предложение может быть робким или доминирующим, в зависимости от того, какая часть этого смешанного типа находится в действии, но оно будет искренним и добрым.

Меркурий-Сатурн испытывает конфликт между изменчивой и импульсивной меркурианской частью и организованной и устойчивой сатурнианской — и ему не всегда удается примирить эти две стороны своей натуры. Когда этот смешанный тип оказывается способным объединить лучшие качества Меркурия — восприимчивость и идейное бурление — с достоинствами сатурнианского типа — вдумчивостью и организационными способностями, то такая комбинация может дать необыкновенные результаты.

К такому типу относился Петр Великий, выдающийся монарх, который поднял русскую нацию и силой втащил ее в мир современной Европы. Его огромный рост и сила наводят на мысль, что он относился к этому типу, а разнообразие его интересов и достижений подтверждает эту мысль. Чем больше мы изучаем его жизнь и правление, тем больше видим характеристик этого типа. У него был неистощимый поток идей и схем, и он обладал макиавеллевской хитростью, так что мог справляться с окружавшими его дворцовыми интригами, заговорами и бунтами. У него была также меркурианская любовь к нарядному внешнему виду и к показухе, когда он путешествовал по столицам Европы, изучая технику, чтобы быть обычным солдатом или ремесленником. Вместе с этой поразительной широтой интересов и прикладных умений, ему также была присуща способность организовывать, управлять и властвовать, так что он смог наделить полномочиями доверенных генералов и министров и создать таким образом правительство, которое преобразило Россию. (И, конечно, ему значительно помогло то, что в населении, которым он правил, был большой процент людей юпитерианско-лунного типа, для которых он представлял собой тип максимального притяжения.)

Но хотя и есть такие примеры, как Петр I, когда Меркурии-Сатурны достигали величия, также верно и то, что многие из них недостаточно последовательны в организации и координации своих дел, так что меркурианская непоседливость и стремление к новым идеям нарушают их планы до того, как они успевают полностью реализоваться. В результате представители этого типа склонны к самоуничтожению: суровый сатурнианский элемент осуждает Меркурия за его ребяческую «прыгучесть» и безответственность. Из-за этого меркурианский элемент начинает бунтовать против доминирования Сатурна, и весь цикл внутренней борьбы повторяется снова.

Как и у всех смешанных типов, психология каждого данного человека будет определяться процентным соотношением в нем каждого из типов, то есть тем, в какой точке этот человек находится на линии, соединяющей эти типы на эннеаграмме. Чем больше в нем меркурианского, тем очевидно активнее будет этот человек; он будет обладать большей непоседливостью, быстрой сменой идей и негативным восприятием, свойственным этому активному и негативному типу. Чем больше в нем Сатурна, тем больше будут подавляться внешние проявления, пока все факторы ситуации не будут рассмотрены, оценены, организованы и обдуманы. Этот человек будет подвергать сомнению себя и других, пока не дойдет до предела, когда активизируется его меркурианский элемент, и не поверит в свою способность делать то, что является правильным для всех заинтересованных лиц, пока не дойдет до границы, где кончается власть сатурнианского элемента.

Инстинктивно центрированный Меркурий-Сатурн склонен быть особенно неприступным и отстраненным. Его бесстрастное чувство собственного достоинства непреодолимо, когда оно объединяется с инстинктивной энергией, поскольку инстинктивный центр стремится к осторожности и самозащите и не любит, когда за ним наблюдают, — и тем более не выносит, когда к нему прикасаются или даже когда с ним просто говорит кто-то, кто не является близким другом. Это определенно не привлекательный и не общительный человек, хотя он, конечно, интригует других и заставляет их размышлять о том, что может скрываться за его ледяным фасадом.

Двигательно центрированный человек этого смешанного типа казался бы скорее Меркурием, чем Сатурном, если бы не его рост. Более открытый и несдержанный, чем его инстинктивно центрированный собрат, он тем не менее также подвержен как заметным переменам настроения в области его меркурианской части, так и перескокам от импульсивных, неровных движений Меркурия к контролируемой неподвижности Сатурна. Наблюдая этот тип, мы можем получить представление о том виде внутреннего конфликта, который он испытывает.

Из-за медлительности интеллектуального центра Меркурии-Сатурны с этим центром тяжести кажутся более Сатурнами. Меркурианский элемент дает большее разнообразие идей, которые могут взаимно исключать друг друга во время внутренних диалогов, когда один выбор возможностей перебивает другие концепции и теории, пока не будет упущен момент действовать. Меркурианская склонность к нерешительности, возникающая из-за отсутствия веры в собственные способности, может объединиться с сатурнианской склонностью мешкать в ожидании большей информации. В результате возникает безвыходное положение, когда человек лишается возможности действовать.

Эмоциональный центр тяжести редко встречается у Меркуриев-Сатурнов. Когда же это все же происходит, то он частично смягчает склонность к отчуждению, так как эмоциональный разум прежде всего интересуют и заботят другие люди. Этот центр тяжести может также побудить Меркурия-Сатурна развить тонкую эстетическую чувствительность, так что элегантность этого типа будет выражаться в создании изысканных интерьеров, своего стиля одежды.

Во взаимоотношениях с другими типами Меркурии-Сатурны создают широкий круг знакомств, но могут быть также и одиночками. Тип их максимального притяжения — Юпитер-Луна — часто является именно тем типом, на представителях которого Меркурии-Сатурны женятся. Однако, их связь может быть непрочной и часто завершается разводом или же проходит через периоды разлуки и примирения — возможно, потому, что лунному элементу партнера может быть неприятна склонность этого типа к махинациям. Наиболее прочные связи Меркуриев-Сатурнов могут образовываться со следующим типом на эннеаграмме — Сатурном или Сатурном-Марсом. Чем больше у них общих сатурнианских элементов, тем меньше трений будут вызывать их два активных негативных элемента, и тем лучше будут их отношения. Как уже упоминалось, Сатурны очень часто женятся на других Сатурнах. В данном случае, непоследовательный меркурианский элемент уменьшает влияние последовательного и прямого Марса, в то время как партнеры действуют на сходных уровнях активной энергии.

Иногда Меркурий-Сатурн образует стабильную связь со следующим перед ним типом — Венерой-Меркурием. В этом случае лидером будет Меркурий-Сатурн, так как он обладает способностью организовывать и направлять проявления, которых может не быть у Венеры-Меркурия.

Те же комбинации, что подходят для брака, так же хорошо работают в деловых отношениях эклектичного Меркурия-Сатурна. Кроме того, они хорошо срабатываются с Марсами-Юпитерами. По сути дела, нет таких типов, с которыми этот смешанный тип не мог бы сработаться, если это удовлетворяет его целям и текущим планам. Этот тип редко всю жизнь занимается одним и тем же делом. Обычно он занимается несколькими делами сразу — импортирует восточные ковры, ведет дело по окраске и оклейке обоями помещений, продает электронное оборудование, создает фирму по благоустройству земельных участков. Все эти дела не обязательно прогорают — некоторые из них могут быть очень успешными, — но как только трудности преодолены и возможности реализованы, меркурианская непоседливость заставляет его искать новые трудности и новые возможности.

Характерные черты Меркурия-Сатурна, следовательно, являются результатом комбинации двух типов, совершенно различных по психологии, хотя они оба и активные типы. Меркурий-Сатурн может терять столько энергии в попытках примирить столь различные стороны своего существа, что он не способен действовать стабильно и последовательно, — а поскольку это активный тип, то для него важно действие, направленное вовне. Таким людям, где бы они ни находились на линии, соединяющей Меркурий и Сатурн на эннеаграмме, необходимо развивать сатурнианскую дисциплину и бороться с меркурианской потребностью бежать сразу во всех направлениях. Им нужно также стремиться и дальше, к открытости, честности и постоянству намерений марсианского типа, потому что именно марсианская способность до конца преследовать какую-либо цель может перебороть клубок внутренних сложностей и конфликтов Меркурия-Сатурна.

САТУРН-МАРС
Этот тип — закаленный деятель. Высокие и мускулистые, эти люди, как мужчины, так и женщины, являются идеалом американца. Поскольку это культурный идеал Соединенных Штатов и поскольку индустрия кино развивалась прежде всего в США, то образы этого типа стали известны по всему миру как архетип героя — ковбоя, переселенца, шерифа, техасского рейнджера. Актеры типа Джона Уйэна, Клинта Иствуда, Чарлстона Хестона, Пола Ньюмана, Кевина Костнера достигли славы, пользуясь почти одной только силой своего типа. Немногословные, но действующие, мужчины этого типа преобладали на ролях героев.

Тип сатурнианско-марсианской женщины также высоко ценится в США. Длинноногая и тонкая, часто с длинными, светлыми, выцветшими на солнце волосами, — это тип калифорнийской девицы, загорелой и спортивной. Кэтрин Хэпберн олицетворяла этот тип для предыдущего поколения, так для нынешнего его олицетворяют Гленн Клоуз, Мерил Стрип и Джулия Робертс, и также, в стилизованном виде, Барби.

Нетрудно понять, почему этот тип преобладал в воображении американцев и почему именно качества Сатурна-Марса требовались для того, чтобы завоевать континент, приручить дикую природу, водить поезда повозок в Калифорнию и в общем и в целом превратить неиспорченный Эдем в загрязненный пустырь. Коренные американцы — в основном венерианское население — поражались отсутствию у пришельцев чувствительности к природному окружению.

Чувствительность не входит в число характеристик этого типа. Сатурн-Марс — это тип, образованный из двух самых активных на эннеаграмме типов с той точки зрения, что они ориентированы скорее на воздействие на окружающую среду, а не на то, чтобы самим подвергаться ее воздействию. Даже Меркурий, который тоже активный тип, не настолько враждебен в своем отношении к миру; он склонен скорее действовать косвенными путями, при помощи уловок и махинаций, и поэтому лучше осознает то, что происходит вокруг. Сатурн-Марс же видит внешний мир, как сырой материал, из которого он может сделать что-то другое.

Сатурнианский тип характеризуется полной неподвижностью, бездействием, пока он не примет во внимание и не обдумает всю относящуюся к делу информацию, мнения, прецеденты и теории и не решит, как действовать. Поэтому Сатурны действуют редко, так как к тому времени, когда они примут решение, ситуация может измениться настолько, что им нужно будет все начинать сначала и обдумывать новую ситуацию. У Марсов нет такой проблемы. Они начинают действовать при первом же намеке на несправедливость и продолжают действовать, пока не доведут дело до конца, независимо от того, что это может быть совершенно не к месту.

Сатурнианско-марсианский тип объединяет тщательные мыслительные процессы Сатурна и марсианскую способность сразу включаться в дело и доводить его до конца. Все формы искусства и западное кино построены на противоречиях, присущих сатурнианско-марсианской психологии. Не только герои вестернов относятся к этому типу, но и романы строятся на контрасте сатурнианской и марсианской психологии. Например, в первой половине книги у читателя вызываются серьезные сомнения насчет способностей героя. Действительно ли он трус и боится действовать? Не допился ли он до того, что уже не способен попадать в цель? Не слишком ли он изнежился за годы мирной домашней жизни, что уже не может противостоять злодеям? Пока герой находится в своей сатурнианской «мыслительной» фазе, другие персонажи тоже не уверены в нем. Он и сам часто в себе не уверен. Его действия задерживаются из-за того, что ему нужно больше информации, лучший план, большая уверенность в безопасности беззащитных горожан, ищущих у него защиты.

Но внезапно — бах! — что-то происходит. Злодей оскорбляет учительницу. Изверг мучает маленького мальчика. Индейцы нападают на отдаленное ранчо. Что угодно. И каков бы ни был стимул, он пробуждает марсианскую часть героя. И — берегись, злодеи! Смелый план, выработанный сатурнианским элементом, претворяется в жизнь бесстрашным Марсом (часто шерифом, как в фильме, где Джеймс Арнесс играл шерифа Мэтта Диллона). Гремят выстрелы, под ним убивают лошадь, и он пешком продолжает путь по горячей пустыне. Он никогда не бросит дело, пока не свершится правосудие.

Такое ритуалистическое православие сатурнианско-марсианских черт создало любопытную этику политических отношений Соединенных Штатов. В отличие от британцев, более сатурнианский подход которых допускает длительную бездеятельность, американцы бездеятельны только до определенного момента, до возникновения четко определимого инцидента какого-либо вида, затем они почувствуют потребность в действии — каким бы тупым ни был их план действий.

Неудивительно, что, обладая сатурнианской стратегией и марсианской воинственностью, Сатурны-Марсы часто выбирают военную карьеру, и из них получаются превосходные офицеры. Генерал Шарль де Голль, генерал (и потом президент — американцы любят выбирать в президенты Сатурнов) Дуайт Д. Эйзенхауэр, генерал Чарльз Макартур — все это сатурнианско-марсианские военные, прекрасно служившие во время второй мировой войны.

Женщины этого типа являются ничуть не меньшими деятелями, чем мужчины. Сфера их деятельности — это скорее всего дом, школа, община, когда они по собственной воле становятся на стражу общественных и личных интересов. Женщины-политики, такие, как Маргарет Тэтчер, часто относятся к этому типу, как и те, кто работает миссионером или проводит демонстрации по разным немаловажным поводам. Уверенность этого типа в том, что мир нужно изменить ради его же собственного блага, проявляется в женщинах без пальбы из шестизарядных револьверов, но с не меньшей силой. Поскольку этот тип, независимо от пола, сам по себе мужской, то у женщин может быть склонность к лесбиянству; кроме того, независимо от сексуальной ориентации, многие ведущие феминистки, такие, как Жермен Гриер, являются Сатурнами-Марсами.

Двигательно центрированный Сатурн-Марс — это очень выносливый человек. Он наиболее физически силен из всех типов, и ему практически нужно работать от зари до зари и далеко за полночь, чтобы потратить свои огромные запасы физической энергии. Его привлекает сельскохозяйственный труд или сходные виды деятельности, связанные с тяжелым физическим трудом, а если такие люди оказываются управляющими или прорабами, то работают более эффективно, так как, в дополнение к своим способностям планирования и организации, они еще будут работать бок о бок со своими работниками, задавая темп и демонстрируя, как нужно работать. Этот тип, вероятно, будет спортсменом. Большинство учителей физвоспитания, которых я встречала, относятся к этому типу, как мужчины, так и женщины, а также сюда относятся многие профессиональные спортсмены, особенно баскетболисты, футболисты и легкоатлеты.

Инстинктивно центрированного Сатурна-Марса будут интересовать финансовый успех, экономические теории и стратегия капиталовложений. Он будет с большей заботой относиться к своим семейным обязанностям и постарается обеспечить своей семье лучший дом в лучшем районе. Этот тип заботится также о здоровье, как своем, так и всех членов своей семьи, разбирается в диетах, упражнениях, уходе за телом и всех прочих вещах, связанных с сохранением здоровья. Родитель такого типа, скорее всего, будет авторитаристом, постоянно направляющим детей во всех областях их развития.

Интеллектуально центрированный Сатурн-Марс, вероятно, будет заниматься практическим воплощением идей и теорий, с которыми он работает. Геология, археология и океанография — любая область науки, где академическая работа будет уравновешиваться напряженными полевыми исследованиями, — могут привлечь человека с таким сочетанием преобладающей функции и эндокринного типа. В области общественных наук он мог бы быть адвокатом или работником по условному досрочному освобождению. Если он психолог, то может работать в каком-либо обществе помощи тем, кто испытывает проблемы. Какие бы идеи его не привлекали, этот тип приведет их в действие.

Эмоционально центрированный Сатурн-Марс почти неизбежно будет связан с работой, с людьми в какой-либо должности, где их действиями нужно управлять. Учитель, тренер, терапевт, кадровик, экскурсовод, массовик-затейник, консультант — все подобные занятия могут привлечь эмоционально центрированного Сатурна-Марса. Обладая такой комбинацией, когда забота о людях совмещается в них с потребностью действовать, этот тип отлично подходит для ситуаций, когда группы людей нужно организовывать, наблюдать за ними, управлять и вообще говорить им, что и когда делать. Успех людей этого типа, связанный с руководством другими, заключается в том, что они действительно ведут за собой — независимо от вида деятельности они лучше всех работают, лучше всех играют, и их энергия заразительна.

В своих отношениях с другими типами Сатурны-Марсы являются магнитами, притягивающими пассивные типы, в которых есть значительный элемент лунного типа, и особенно Лун-Венер, которых мало интересуют все другие типы. Юпитеры-Луны также сильно притягиваются к мужчинам или женщинам сатурнианско-марсианского типа, и их браки часто очень прочные. В деловом партнерстве и других рабочих ситуациях разделение труда согласно естественным наклонностям срабатывает очень хорошо, когда Сатурн-Марс руководит, а пассивные типы занимаются деталями. Эти очень активные деятели также хорошо сочетаются с другими активными типами, исключая, может быть, Меркуриев, чья непоседливость может не совсем подходить для организованного и прямого по стилю Сатурна-Марса. Меркурии-Сатурны, однако, могут быть для них хорошим противовесом. Марсы-Юпитеры обычно чересчур упрямы, чтобы ими можно было эффективно руководить, но эти два типа могут быть хорошими деловыми партнерами.

Поскольку из направления движения по эннеаграмме следует, что каждый тип должен развивать достоинства последующего типа, чтобы преодолеть собственные недостатки, то мы видим, что медлительному, задумчивому Сатурну нужно развить марсианскую способность к действию. У Сатурна-Марса такое равновесие достигнуто, и ему надо стараться развивать достоинства следующего типа. Глубина и дипломатичность Юпитера — это характеристики, в которых очень нуждается постоянно активный Сатурн-Марс. Ему полезно было бы также развить способность расслабляться время от времени и наслаждаться прелестями жизни.

МАРС-ЮПИТЕР

Марс-Юпитер так же, как и Венера-Меркурий, сочетает в себе активный и пассивный, положительный и негативный элементы. Такая комбинация обладает в этом типе большой силой. Есть серия анекдотов, в которых говорится о том, что было бы, если бы удалось скрестить представителей разных видов животных. В одном из них спрашивается: «Что случилось бы, если бы можно было скрестить попугая с тигром?» — и ответ: «Не знаю, но когда он будет говорить, вам придется его слушать». Примерно тот же результат дает сочетание юпитерианской способности оперировать языком и идеями с напористостью и мощной негативной энергией Марса.

Внешность у Марсов-Юпитеров вполне предсказуемая. Они грузные и объединяют юпитерианскую полноту с коренастой фигурой и мощной мускулатурой Марса. Не такие пухлые, как Юпитеры, Марсы-Юпитеры обычно полны в талии, и их вес сосредотачивается в области груди

МАРС-ЮПИТЕР
Представители этого типа объединяют все четыре элемента — активность и негативность Марса и пассивность и позитивность Юпитера. Самый грузный из всех типов, он совмещает в себе полноту Юпитера и мощную мускулатуру Марса. Мощная сила психологического воздействия, характерная для представителей этого типа, подкрепленная их большой физической силой, является следствием совмещения в них марсианской властности и тщеславия Юпитера.
и живота. Женщины этого типа тоже грузные, с большой грудью; это тот мощный тип, который с незапамятных времен рожал детей, готовил еду, скреб полы и возделывал поля Центральной Европы.

Психологически Марс-Юпитер представляет собой сочетание юпитерианского интереса к людям и марсианского стремления бороться за справедливость в том виде, в каком он ее понимает. В результате получается человек, обладающий определенными понятиями о том, что должны делать другие люди и как они должны это делать. Этому типу нравится преподавание, особенно обучение детей. При помощи юпитерианского тщеславия, убеждая детей, что его понимание вещей является правильным, и с марсианской силой поддерживая это понимание при помощи жесткой дисциплины, марсианско-юпитерианский учитель входит в класс с твердым намерением придать учащимся ту «форму, которую они должны иметь, или же, если это не удается, то заставить их жалеть об этом. Войдите в учительскую любой начальной или средней школы, и вы увидите дюжину Марсов-Юпитеров обоего пола, отдыхающих от своих усилий наставить учеников на путь истинный.

Примеры этого типа можно найти среди диктаторов нашего, как, вероятно, и любого столетия. Самым явным примером этого типа был Иосиф Сталин, к этому типу относился также и Бенито Муссолини (и относится Борис Ельцин — диктаторы они или нет, но русские политики часто бывают Марсами-Юпитерами). На этих примерах мы видим, как юпитерианская любезность дает им то обаяние, которое воодушевляет их приверженцев ставить их на позиции силы. Дальше мы видим скудоумную однонаправленность Марсов, когда они уничтожают всех, кто им противостоит. Этот смешанный тип также часто встречается среди военачальников и руководителей промышленности. Марс-Юпитер — это не совсем тот тип, которому больше всего подошло бы управлять, но, вероятно, тип, который больше всех других стремится командовать.

Неудивительно, что из-за своей склонности стремиться достичь власти над другими Марсы-Юпитеры часто испытывают трудности в общении с людьми. Максимальным притяжением для них обладает единственный другой тип на эннеаграмме, который объединяет активный и пассивный элементы, — Венера-Меркурий. Эти типы притягиваются друг к другу, но когда они находятся вместе, идет постоянная игра в русскую рулетку. Все идет хорошо, пока в Марсе-Юпитере проявляется юпитерианская сторона, а в Венере-Меркурии — меркурианская. Ситуация выглядит приятной, даже страстной, когда объединяются марсианский и венерианский элементы. Но когда Марс встает против Меркурия, возникают проблемы. Юпи-терианский и венерианский элементы тоже не очень-то нравятся друг другу. Марс-Юпитер и Венера-Меркурий находят друг друга привлекательными, но их связи, деловые и другие взаимоотношения, скорее всего, будут бурными и короткими. Им не рекомендуется вступать в брак.

Марс-Юпитер часто может быть весьма подвержен очарованию пассивной Луны-Венеры. К сожалению, как мы уже упоминали при описании этого типа, лунно-венерианский тип очень редко отклоняется от своего обычного выбора — Сатурна-Марса. Таким образом, почти непреодолимая сила марсианско-юпитерианской страсти натыкается на незыблемую уверенность Луны-Венеры в том, что ее это не интересует. Результатом могут быть сильные страдания, так как Марс-Юпитер поистине беспомощен во власти своих страстей.

Из-за этой неспособности держать под контролем собственные мощные сексуальные и эмоциональные энергии, Марсы-Юпитеры редко находят тот тип, который был бы для них лучшим партнером — то есть тот, который идет впереди них по эннеаграмме, — Юпитер-Луна. Поскольку у них есть общий юпитерианский элемент, эти два типа хорошо понимают друг друга, особенно потому что у них общее негативное восприятие марсианского и лунного элементов. Однако самым важным фактором является, вероятно, успокаивающее влияние Луны на сильные марсианские энергии. Если Марсу-Юпитеру повезет и он найдет Юпитера-Луну в качестве партнера по браку или бизнесу, то, вероятно, эти отношения будут длительными — по крайней мере, они продлятся до тех пор, пока более активный партнер не окажется захваченным в сети более сильного притяжения к кому-то, кому он не может противиться. Даже если у Марса-Юпитера и возникают крепкие, но скучные для него связи с Юпитером или Юпитером-Луной, он все же рискует вступить во внебрачные отношения с одним из типов на противоположной стороне эннеаграммы.

Внутренний мир Марса-Юпитера, как и Меркурия-Сатурна, полон конфликтов из-за неизбежных психологических противоречий между позитивным и негативным, активным и пассивным. Юпитерианское стремление к теплым, близким взаимоотношениям будут натыкаться на марсианскую вспыльчивость и нетерпеливость. Марсианская склонность быть постоянно активным, напряженно работать, пока дело не будет завершено, будет вступать в конфликт с юпитерианской любовью к комфорту. Марсу в роли воина, сражающегося за справедливость в его понимании, будет трудно уступать дорогу дипломату-Юпитеру, понимающему притязания обеих сторон.

Часто можно видеть, как Марсы-Юпитеры оказываются вовлеченными в проблемы, вызванные такими конфликтами. Такая хозяйка под влиянием желания побыть в компании, позовет к себе гостей на обед, затем станет возиться с меню из пяти блюд, куда включаются закуски, для приготовления которых требуются часы, изысканный суп, который должен кипеть весь день и который затем надо подавать с гренками и приправами, требующими внимания в последний момент, говядина по-веллингтонски со словами пате, хрустящий салат из овощей, нарезанных розочками, требующий неимоверных затрат времени десерт. Естественно, все пойдет вкривь и вкось, взыграет марсианское нетерпение, большую часть времени хозяйке придется провести на кухне, в то время как все остальные приятно проводят время, и юпитерианская часть хозяйки страдает от того, что она не может побыть с гостями вместо того, чтобы обслуживать их. Дела обстоят лучше, если Марса-Юпитера приглашают в гости. Он тоже окажется на кухне, или взяв дело в свои руки, или объясняя всем, что готовить нужно так, а не иначе. Если бы он не приносил такое прекрасное вино, то его, наверное, больше никогда бы не приглашали.

Сложности и противоречия, присущие любому смешанному типу, усиливаются в случае Марса-Юпитера, потому что притязания и наклонности двух разных типов, которые должны проявляться в психологии одного и того же человека, различаются очень сильно. Откровенная прямота Марса не может сосуществовать с гармонизирующей дипломатией Юпитера. Марсианская преданность долгу и чести не может ужиться с юпитерианским стремлением к спокойствию и комфорту. Какая бы из частей Марса-Юпитера ни делала выбор, другая часть будет бранить ее за это или жаловаться. Людям трудно общаться с этим типом, но ему не менее трудно общаться с самим собой.

Этот конфликт мы можем слышать в музыке Бетховена. Этот марсианско-юпитерианский композитор не только дал миру прекрасную музыку, но эта музыка также безошибочно иллюстрирует психологию этого типа. Контраст напыщенных марсианских отрывков с глубоко трогательными мелодичными пассажами придают с