info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Быть услышанным и понятым. Техника и культура речи 

Автор: Ульянов В.

ОТ АВТОРА

Автор не может неблагодарить каждого, кто раскрыл эту книгу. Спасибо, друзья, заинтерес к предмету!
Особые поклоныследует обратить к Сергею Николаевичу Ильченко, журналисту,телеведущему, известному телезрителям под псевдонимом «СергейНевский». Он инициировал работу над книгой, всяческипомогая, подгонял автора. Поблагодарим его за это!
Носитель настоящейрусской речи, заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор ЗинаидаВасильевна Савкова дрессировала и критиковала автора многократно ивсесторонне. В результате такого общения и споров всегда рождаласьистина. Некоторыми результатами удаётся поделиться в этом издании.Многие несомненно так же поблагодарят этого замечательного человека.
И главное! Давайтебудем благодарны мастерам, очень известным и неизвестным вовсе,создававшим замечательные традиции ленинградского радио ителевидения. Те традиции, на которых воспитаны и воспитаны будутпоколения лучших профессионалов, Мастеров живого слова в эфире.
Владимир Ульяновkultura rechi@mail.ru
РЕМЕСЛО ЗВУЧАЩЕГО ОБРАЗА

Когда то сказанноев эфире считалось эталоном нормативной речи. Увы! Те времена канули вЛету, и теперь только особо ленивые не возмущаются языковойбеспомощностью и небрежностью телерадиожурналистов. Однако,справедливо негодуя, люди редко задумываются о том, как достигаетсямастерство, которое для нас, воспитанных на великолепных образцахречи журналистов и дикторов Центрального телевидения и Всесоюзногорадио, Ленинградского радио и телевидения, есть единственно возможнаяречевая норма. Мы не осознаём, что это не дар, полученный прирождении от бога, а результат кропотливой и усердной работы. ЭтоРемесло. А Ремеслу надо учиться. Вспомним, что Юрий Левитан –главный голос Советского Союза – в юности не был принят втеатральный институт из за выраженного говора, дефекта,исправленного несколькими годами работы над собой. Совершенствоватьпрофессиональные навыки всенародно любимый мастер, как говорят, непрекращал всю жизнь.
Очень радостно, чтоспециалисты телерадиовещания снова задумались о качестве эфирнойречи, – языка общения миллионов, формирующего взначительной мере звуковую среду, в которой мы все живём и растимнаших детей.
В ваших руках книга,представляющая собой попытку использовать на радио и телевидениидостижения классической речевой школы, которая формировалась ипередавалась от поколения поколению деятелями русского театра,театральных учебных заведений. Последовательно, шаг за шагом, ведётавтор по трудному пути становления Мастера слова, по пути, в концекоторого душа, мысль и тело соединяются в Звуке и Образе.
Эта книга, хоть ипредставлена в качестве «лекций и практических занятий»,воспринимается как доверительная беседа эфирного журналиста практикас теми, кто только собирается работу в эфире сделать своейпрофессией. Автор подробно и очень просто объясняет природу речевогообщения, описывает комплекс упражнений, позволяющих достичьпрофессионального уровня речевой культуры будущих сотрудников радио–и телеканалов.
Ремесло, суть которогоизлагается здесь, – не только для журналистов. Ононеобходимо всем, чья работа связана с речью, – актёрам,педагогам, юристам, экскурсоводам, даже ведущим свадеб, народныхгуляний и прочих мероприятий. Каждый имеет замечательную возможность– освоить предлагаемую технику дыхания, постановки голоса идикции, научиться профессионально пользоваться речевым аппаратом ипсихофизическими средствами речевого общения. В итоге, как призываетавтор, быть услышанным и понятым.
Народный артист СССРОлег Басилашвили
ЯСНО МЫСЛИТЬ, ЯСНО ИЗЛАГАЯ!.

Многострадальна русскаяустная речь. Сколько атак она выдержала за долгие века, не меньше,чем военных вторжений: тюркские наречия кочевников, варяжская ифинская топонимика, голландские и немецкие увлечения Петра,франкофонство нашего дворянства, птичий язык советских аббревиатур…Войны и революции, урбанизация смешали людей, стёрли красоту местныхнаречий, засорили и общепринятый язык.
Мы являемся свидетелямиочередного мощного удара по родному языку Интернетом и средствамимассовой информации. Почему нужно говорить «менеджер», ане «управляющий», «саммит», а не «встреча»,«кастинг», а не «отбор», «паркинг»,а не «стоянка» или «гараж»? Среди нас русскиелюди, но на самом деле это риэлторы, дилеры, продюсеры, провайдеры,драйверы и диджеи…
Наш язык, как и любойдругой, – не застывшая глыба, а живой, изменяющийсяорганизм, состоящий из множества местных и иноязычных «клеточек»,но это не свалка. Справится ли он с новой напастью и агрессией? Всянадежда на могучую восточно славянскую ПРИРОДУ русской речи,которая всякий раз покоряла и приручала всех пришельцев.
…Включаю радио(из за транспортных пробок многие горожане вынуждены теперьслушать радио, сидя в застрявших машинах). Если в машине тынаходишься не один, то беда небольшая: в приёмнике кто то что тоболтает, а ты разговариваешь с попутчиком о своём. Но когда никогорядом нет, приходится, переключая приёмник с одной станции на другую,слушать, что говорят в эфире, и как. И это уже серьёзное испытание.
Звучат молодые бодрыеголоса ведущих – теперь это в основном барышни, выпускницыжурналистских факультетов. Заполняют эфирное время, разговаривают,как умеют. Немыслимые интонации, произношение, «Оканье»,«Яканье», «ЧТОканье». И ещё новая чуманастигла нашу устную речь – «дАканье»!
Это признак…да?., чего: ♦ неуверенности… да?., в себе?., или,наоборот… да?.. самоуверенности?
♦ пережиткиодесской… да?., говорильни пикейных… да?., жилетов?..
♦ настырности…да?., или стремления к «оживляжу»?
На самом деле этопризнак неорганизованности мысли. Устная речь требует дисциплины ума!Книга Владимира Ульянова учит не только правильно говорить, но и, чтоособенно важно, четко мыслить.
Последние годы явплотную занимался пьесами великого русского драматурга А. Н.Островского, поставил его комедии «Волки и овцы» (фильм«Русские деньги»), «Доходное место» (фильм«Взятки гладки») и «Свои люди – сочтёмся»(фильм «Банкрот»). Неслучайно говорю здесь о драматургии,потому что пьеса – это на самом деле запись УСТНОЙ речиперсонажей. В ней проявляются характер, состояние, образ жизничеловека, его судьба. Всё слышно.
Возьмите в рукисочинения любого русского классика – они не стареют! «Прильнитек оригиналу» – как говорил Н. В. Гоголь, испейтеживительную влагу родной речи, любите русский язык, прививайте такуюже любовь к нему своим детям… Представленная книга,несомненно, поможет в этом.
Кинорежиссёр,
народный артистРСФСР, профессор
Игорь Масленников
PRELUDIA

Одна ученицапризналась, когда её однокашники узнали, что она хочет статьжурналистом, посмеялись: «Как же ты могла выбрать такуюстервозную профессию?!!»
Разговор двухпассажиров в вагоне метро. Один говорит:«Собрал последние деньги, влез в долги, хотел сделать семьеподарок – купил телевизор. Чтобы всепрограммы показывал. Через неделю понял –выброшенные деньги».
Эта книгаобращена к тем, кто хотел бы делать радио и телевидение так, чтоб проего канал подобного не говорили. Но пока,друзья, к сожалению, выбранная вами профессия часто считаетсяпрезренной. Быть может, через несколько лет вам удастся это изменить.
Автор и егоколлеги терпеливо, но вожделенно будут ожидать ваших успехов.
ЭФИРНАЯ И НЕЭФИРНАЯ РЕЧЬ

Однажды вСанкт Петербургском госуниверситете проходиланаучно практическая конференция. Один из руководителей оченьуважаемого информационного телеканала, не дожидаясь вопросов,заявляет: «Да, мы вырождаемся. Телеведущий?.. Да! Берём когопопало». Приводит пример из «цивилизованного мира»,рассказывает, что недавно был в Америке и видел, как на одном изтелеканалов новости вёл какой то бродяга, чуть ли не бомж.Только не заметил того, что этот «бомж» искусно создан,вероятно, таков был образ ведущего. В действительности, наверное,бродягой мог быть рафинированный актёр. Там – это десятилетиямиотработанный бизнес. А мы… «Берём кого попало. И ставимв эфир».
Автору довелосьподробно знакомиться с работой американских средств массовойинформации – и печатных, и электронных. В Нью Йорке одиниз трёх отцов основателей компании «CNN» Тэд Кавино(компанию создавали три человека: известнейший Тэд Тёрнер –занимался экономикой, между собой коллеги звали его буржуем; ещё один– инженер, создававший технологию; и Кавино, выстраивавшийпрограммную политику, как скажут теперь, «формат»программы)… Так вот, этот журналист Тэд Кавино привёл нас наодин из телеканалов, которому он помогал организовыватьинформационное вещание. Началась получасовая информационная передача.В кадре – яркая, необычайно красивая ведущая – молодаяафроамериканка, очень эмоциональная и подвижная. Тэд говорит: «Ягоржусь этой ведущей, моей ученицей. Она очень динамично ведётновости». Через некоторое время к мастеру возник вопрос: «Тебене кажется, что вот уже минут пятнадцать она говорит с высокой, но содной и той же скоростью? Нет ли ощущения монотонности, однообразия?»«Как интересно! – ответил он, – надо надэтим поработать. Ведь если один текст будет звучать быстрее, а другой– чуть медленнее, программа действительно будет лучшеудерживать внимание зрителей».
Американца, одного изсоздателей всемирной информационной индустрии, это заинтересовало,как ребёнка. А что ответили бы «звёзды» наших современныхроссийских телеканалов, – воображайте сами…
Как то опытныйрежиссёр телевидения признался в своём открытии. Однажды, оказавшисьв ванной комнате, занятый домашними делами, слушал свой телеканал.Там не было слышно содержания, согласные звуки не доносятся, лишьтолько интонации. Говорит: «Это ж невозможно слушать!Стервозные, визгливые базарные бабы!» Обоего пола.
Наши коллеги,телевизионщики всегда, много десятилетий были убеждены в том, что втелевещании главное картинка, а звук – это всего лишьприложение. В действительности, друзья, обратите внимание, –телевизор мы чаще слушаем, нежели смотрим.
Понаблюдайте за собой.Особенно утром, когда вы собираетесь на учёбу, на работу, по каким тоделам… Картинку вы смотрите лишь изредка, если вдруг васчто то особо заинтересовало.
В основном –слушаете. И, конечно, нам всем очень не хочется слушать «стервозных,визгливых базарных баб». Они не просто портят настроение,спозаранку, – они наносят вред, даже здоровью. Тутдействует закон сопроизнесения, сопереживания, коему подвержены всевысокоорганизованные живые существа. Организм человека, слушающегокого либо, функционирует подобно говорящему (ведь мыпересмешники). И если мы слышим сиплый, хриплый, надорванный голос,мы и сами начинаем сипеть, хрипеть и испытывать прочие неприятности.Вплоть до несмыкания голосовых связок, срыва голоса. Во всякомслучае, мы начинаем кашлять. Когда говорящий верещит, повизгивая, услушателей также задирается и голос, и всё его тело. Понятно, чтотакие выступления вызывают раздражение на подсознательном уровне.
Если профессорПреображенский из булгаковского «Собачьего сердца»советовал не читать советских газет, то автор (простите занахальство) не советует слушать и смотреть современные российскиетелеканалы по утрам. День будет испорчен.
Хочется, чтобы мывместе как нибудь с этим справились. Чтобы к моменту выхода этойкниги «в свет» автор смог отречься от написанного выше ипринести своим юным коллегам извинения.
В каждой профессии естьсвои гаммы. Любой музыкант, прежде чем играть сложнейшие пассажиШопена или Скрябина, осваивает гаммы, упражнения, потом этюды.Художник сначала рисует пирамидки, колени, руки, всякие детальки,только освоив это, пытаеся писать нетленные полотна, –самые известные авангардисты формалисты вырастали из хорошихрисовальщиков. Телерадиожурналист может позволить себе хамство, невладея основополагающими элементами профессии, полезть на публику. Незадумываясь над тем, что его слова, его мысль (если она, конечно,присутствует), его поведение являются нормообразующими, и что публикарефлекторно за ним следует, его повторяет.
Если вы приобрели этукнижку, чтобы научиться воспроизводить современных теле– ирадиоведущих, публичных политиков, некоторых актёров, то лучшеотложить её или подарить кому нибудь из своих знакомых, имеющихинтересы иные. Все её разделы связаны с ремеслом и с классикоймирового телерадиовещания, театра, кинематографа. И, надо надеяться,с их будущим.
Главная цель книги втом, чтобы помочь читателю очень точно чувствовать, понимать природуобщения в радио , телевизионном эфире, на сцене, в лекционнойаудитории, с любыми слушателями. Всё остальное заменит Интернет. Авот живое человеческое общение Интернет не заменит, и наше местоименно здесь. Впрочем, сейчас стали появляться интернет издания,предусматривающие уже неэпистолярное взаимодействие пользователей. Невсе из великих развеликих телевизионщиков и радийщиков этоосознают. Быть может, позабыв, что совсем недавно средства массовойинформации называли «средствами массовой коммуникации [1] », то есть средствами общения множества людей. Именно это– не заменит ничто. Очень хочется, чтобы читатель осознавалчеловеческую сущность этих нечеловеческих, электронных по природесвоей средств массовой коммуникации. Человеческую!
Электроника, сложнейшаятехнология, в нашем деле – это не компьютерная игра, аэлектронный носитель человеческого чувства, воли, мысли. Если впрограммах радио– или телевизионного канала это есть, то такойканал будет востребован. Пусть не самой большой аудиторией, нонадёжно. Описанные в книге навыки, чем дальше, тем более, будутнаходить своё применение и в глобальной компьютерной сети. Вместебудем овладевать искусством такого общения с аудиторией, чтобы высмогли найти путь к сердцам и умам зрителей и слушателей. Естьнадежда, что рано или поздно какой то человек, встретив вас наулице, скажет: «Спасибо Вам!» А вы его совсем не знаете идаже не видели никогда. Неслучайно говорят «Благодарныйзритель», «Благодарный слушатель». Ведь это не Он такой особенный, а мы с вами, коллеги, вызываем в Нём чувство благодарности, – приносим какую топользу.
Когда мы тольконачинали вещание на Петербург в «FM» [2] диапазонеи объявили в эфире номер редакционного телефона, отклики были разные.В основном, к счастью, положительные, но было несколько выговоров.Этими выговорами можно гордиться: «Ребята! Я звоню вам изавтомобиля. Вы совсем не думаете о водителях. Вас слушать хочется, амне же машину вести надо! Я уже три аварии чуть не совершил».Эта книга предназначена как раз для тех, кто хотел бы получать именнотакие выговоры.
Читателю стоитзадуматься. Радио и телевидение вероломно вторгаются в личную,глубоко интимную, зону человека, входят в дом к каждому зрителю ислушателю. Люди занимаются своим делом: кто то жарит яичницу,кто то занят уборкой, кто то лежит в ванне, кто тоувлечён любовным общением, другой отдыхает от хлопот. А тут радио илителевизор, являемся мы со своими разговорами. Давайте это понимать истараться очень аккуратно, по человечески входить в дом, в души радиослушателей и зрителей.Тогда они будут нам благодарны. Автор уверен в том, что средичитателей этой книги найдётся несколько человек, способных статьведущими, корреспондентами, актёрами, ораторами, любимыми множествомблагодарных зрителей или слушателей, умеющими не говорить, аразговаривать с огромной аудиторией. Доверительно, как со своимиблизкими приятелями.
Очень известный иуважаемый всеми журналист, непререкаемый авторитет средителевизионщиков, не только питерских, как то признался, что вмолодости, услышав себя в телеэфире, понял, – у него«неэфирный голос» [3] . Поэтому, будучи создателемсуперпопулярных, всенародно любимых телепередач, никогда сам в эфирне выходил.
Отдавая должноезамечательному журналисту, автор желает читателям, чтобы у нихникогда не возникало проблем такого рода. Ведь «неэфирныйголос» – это проблема. Профессиональная, ремесленнаяпроблема.
Эфирная,профессиональная речь, кроме прочего, – это ещё и техникабезопасности. Если по каким то причинам вы вдруг лишитесьголоса, сорвёте или «посадите» его, вас направят кврачу фонеатору. Самый известный рецепт: «Месяц молчать!»И чем в таком случае зарабатывать на жизнь? Раз, другой – ипридётся менять профессию, пойти, например, в пантомиму.
Предметом этой книгиявляется речевая деятельность человека в телевизионном и радиоэфире.Но адресована она любому, чья работа связана с речевым общением с тойили иной аудиторией: актёрам, режиссёрам, преподавателям любыхдисциплин, публичным политикам и общественным деятелям. И кроме тогокаждому, кто желает эффективного и гармоничного общения сокружающими. Для них радио и телевидение будет показательнымпримером. Освоив предлагаемые методики, обращая внимание с новыхпозиций на поведение людей в эфире, читатель, несомненно, сделаетважные для себя выводы, быть может, даже открытия.
СТРУКТУРА ЦИКЛА

Предлагаемый учебныйкурс представляет собой описание методик освоения трёх основныхпредметов и состоит из трёх книг. Первую из этих книг вы сейчасчитаете.
Книга первая. «Бытьуслышанным и понятым. Техника и культура речи». Речь –это то, без чего всё остальное просто не существует, так как радио ителевидение, актёра, преподавателя, адвоката, рассказчика слушают.Значит, всё должно быть слышимо. Мы внимательно слушаем окружающиймир. Люди, выходящие на публику, в первую очередь должны уметь внятнои грамотно разговаривать. Потому первая книга содержит всё, что такили иначе связано с речью. Подчеркнём – не просто с голосом идикцией, а именно с речью, включая дыхание, голос, дикцию, мелодию,ритм, нормативное произношение и все невербальные составляющиеречевого общения… Главное при этом – осмысленноезвучание , которое можно освоить, изучая еёсодержание.
Книга вторая.«Искусство создавать реальность. Авторское мастерствосоставителя текста». Мы уделяем огромное вниманиеавторскому мастерству теле– и радиожурналиста. Актёр работает счужим, не своим, текстом, написанным гениальным (или не очень)автором. Он должен естественно оправдать этот текст, найти для этоговсе возможные приспособления. В отличие от актёра, телерадиоведущий,оратор, преподаватель, адвокат работает сиюминутно, без репетиций,как правило, в прямом эфире современного радио и телевидения, или внепосредственном общении с аудиторией. Он сам создаёт произведения исам их исполняет, потому должен владеть элементами авторскогомастерства и, прежде всего, литературного. Вторая книга поможетнаучиться этому.
Книга третья.«Искусство жить в эфире». В эфире, на публике, в тойили иной мере человек – лицедей. Он общается с аудиторией,создаёт нужную атмосферу, применяя определённые исполнительскиенавыки, не только речевые. Он – человек, умеющий управлятьаудиторией, способный увлечь её тем, что важно исполнителю и автору.Такие исполнительские навыки тоже надо тренировать. Способамтренировки исполнительских навыков и будет посвящена третья книга.
Быть может, другиеопытные коллеги также издадут свои труды в представляемой серии.Несмотря на возможные разногласия, поблагодарим их за это. А молодыеспециалисты смогут сами выбрать наиболее полезное.
СОВЕТЫ ПОСТОРОННЕГО. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Автор, не имеявозможности участвовать в вашей работе непосредственно, считаетнеобходимым со стороны сделать несколько замечаний о том, как лучшеорганизовать учебный процесс (он – «посторонний»только в этом смысле).
Практические занятия попредлагаемой методике целесообразно проводить в просторном, хорошопроветриваемом помещении, не обременённом ученическими партами.Например, в небольшом спортивном зале. Оптимальное число участниковтренинговой группы – 7 15 человек, чтобы каждый, уделяяосновное внимание развитию собственных навыков, вместе с тем успевалвидеть действия других и происходящие с ними изменения. Всякиедостижения в процессе занятий должны быть замечены и оцененыокружающими, не только преподавателем, но и товарищами.Индивидуальные уроки менее эффективны.
Курс, описанный внастоящей книге, рассчитан на один семестр, примерно на 34–36учебных часов. Но, если мотивация учащихся достаточно серьёзна, всёможет быть освоено в более интенсивном режиме – за 16–20часов (8 10 уроков) в течение одного месяца.
Изложение материала вкниге организовано по тематическому принципу, в соответствующихчастях, разделах и подразделах. При проведении занятий целесообразнособлюдать установленную последовательность введения задач и освоенияупражнений. Но каждый урок не должен быть ограничен одной толькотемой. В начале работы занятие может содержать упражнения,направленные на коррекцию осанки, снятие мышечных напряжений, а такжепервые элементы дыхательного тренинга. На следующих занятиях ранееосвоенные упражнения выполняются, но требуют всё меньше и меньшевремени, к ним добавляются новые, например, голосовые, дикционные ит. д. Таким образом элементы первых этапов по мере их освоенияпостепенно вытесняются следующими.
На всех этапах принесётпользу применение технических средств. Целесообразно осуществлятьзвукозапись простейших радиопроб, исполнения голосовых, дикционных идругих упражнений, потом могут быть сделаны несложные звуковыесюжеты. При этом важно соблюдать такую последовательность: сначаларечевое общение в аудитории, потом – на улице, после этого –в студии; сначала радио, потом телевидение; материалы сначаласоздаются в режиме имитированного «прямого эфира», потом– в записи с применением монтажа.
Необходимо обратитьвнимание читателей на то, что характер изложения материала в книге невполне академичен, не совсем соответствует современным канонамлитературы подобного рода, традициям учебно научного стиля.Такая нетрадиционность обусловлена содержанием цикла.
Мы осваиваем профессиюрадио– и телеведущего (а кто то другие профессии,связанные с разговорным общением с людьми), а в её основе лежитграмотное публичное использование устной речи. Поэтому читаемый вамитекст, быть может, уже замечено, предельно приближен к, такназываемому, «адаптированному», то есть – составлени отредактирован таким образом, чтоб его можно было естественно,органично произносить в эфире. Устно.
Вместе с тем авторстарается сменять описание всевозможных упражнений, приёмов иприспособлений различными комментариями, отступлениями, примерно так,как это было бы при проведении реальных уроков.
Есть надежда, что этоне помешает, а, напротив, поможет восприятию материала.
Всё всовокупности, думается, позволит читателю совершить сперва робкие, нов итоге вполне уверенные, успешные шаги в профессии. И еслипрочитанное покажется вам важным, и даже будет действительно освоено, – никто не назовёт вас «говорилкиболтаевы».
ЧАСТЬ I «МИКРОФОН ВКЛЮЧЁН!» ЧТО ЖЕДЕЛАТЬ?.

«Микрофонвключён!» В телевизионной или радиостудии зажглось световоетабло с таким текстом или с текстом «Всё готово!». Или погромкой связи прозвучала команда «В эфире!», или«Начали!», или «Три, два, один, ноль!», илипрозвучал звонок, сообщающий о том, что трансляция началась. Иликоманда режиссёра «Мотор! Начали!». Или просто человеквышел на какую либо публику, на сцену, к трибуне, вскарабкалсяна броневик или танк на митинге. С этого мгновения Вас будут слышатьили даже слушать незнакомые люди. Вы – в центре внимания.Всякий, кто испытал такое однажды, или испытывает ежедневно, знаетособое волнение этого момента. Все замирают, ждут, что будет дальше.А будет только то, что станет делать главное действующее лицо, тоесть Вы, уважаемый коллега. Попробуем вместе поразмышлять о том, чтоэто лицо может или должно делать, как делать и для чего.
1. КОГО И КУДА ВЕДЁТ ВЕДУЩИЙТЕЛЕРАДИОПЕРЕДАЧ?

В чём основа ремеслателерадиожурналиста или иного человека, выступающего перед публикой?Какова природа его деятельности? Понятно, что в ней присутствуют двестороны: тот, кто вещает, и тот, кто смотрит и слушает, иначе говоря,«ведущий» и «ведомый».
Попробуем понять, чтоделает ведущий. Неважно, ведущий информационной, публицистической,быть может, развлекательной передачи или ведущий какого торазговорно музыкального канала, лектор, конферансье, простосвадебный тамада – это безразлично. Независимо от жанра иформы, – с момента нажатия кнопки «Микрофонвключён», появления на публике ведущий организует процессобщения. Пусть вроде бы односторонний, без обратной связи.
В театре, в концертеактёр на сцене, а зрители сидят перед ним. Их видно и слышно. В кино,на радио и телевидении не так. Тут зритель где то далеко, заобъективом и микрофоном. Он нас видит и слышит, мы его – нет.
Обратимся к той, другойстороне. Для чего радиослушатель или телезритель включает телевизорили радиоприёмник, – зачем ему это надо? Оставим в сторонефоновые станции и каналы, где крутят только музыку, сообщают время ипогоду. Хотя даже на «ди джейском радио», гдеведущий один либо с собеседником что то рассказывает, –то уже есть наша профессия, журнализм [4] . В той или инойстепени. Если программа построена на общении (а так и есть вподавляющем большинстве случаев), чем занято внимание аудитории, зачем следит слушатель или зритель?
В компании приятелейнекий человек рассказывает бородатый анекдот, а некто другой делаетто же самое, но в телевизоре или со сцены. Воспринимаем мы ихпо разному. Хотя бы потому, что во втором случае не можемпрервать рассказчика, вмешаться в повествование, можем тольковыключить или покинуть зрительный зал. А в первом случае –«выключить» не всегда удаётся, но можно переспросить,что то уточнить, поспорить, подправить. Отличие поведения людейв эфире, на публике от обыденного – в том, что аудитория неможет вмешаться в происходящее, непосредственно влиять на действияучастников программы, даже если она «интерактивная».
Зрители следят заповедением людей в эфире. Значит, в этом поведении должны бытькакие то сюрпризы, журналист должен слегка озадачивать другихучастников передачи и зрителей, заставлять их задумываться. Всемдолжно быть интересно, – что же будет дальше. Представьтесебе, что в телепередаче задан неожиданный вопрос. Вдруг повислапауза. Но если режиссёр с операторами будут «держать в кадре»лица «действующих лиц» – кто то сосредоточенноищет ответ, кто то чешет затылок, кто то напряжённо ждет,что скажут другие, – в таком случае ведущий может обратитьеё на пользу. Таким образом можно разбудить воображение, привлечьвнимание зрителей к предмету обсуждения.
Речь является носителеммысли. В повседневной речи мы это испытываем всегда. И мастерствотелерадиоведущего, любого рассказчика заключается не в банальнойретрансляции сухой информации, набора звуков и слов, но в передачеаудитории мыслей, эмоций, образов, зримых и слышимых, ощущаемыхэлементов действительности. Цель – объяснить мысль, а не только«озвучить», то есть донести до восприятия аудитории.Важно быть услышанным, а ещё лучше – понятым.
Когда то нарадиостанцию «Гардарика» пришёл работать радиоведущимаспирант кафедры сценической речи театрального института. Он обладалбольшим глубоким голосом, хорошей, даже утрированной артикуляцией,произносил всё четко, громко и внятно. После очередногоинформационного выпуска, который он вёл, его спросили: «Что тысейчас рассказывал?» Отвечает: «А что я, знаю что ли?! Яне об этом думаю! Я всё произнёс, а остальное – не моё дело».Человек был занят произнесением звуков, слов, а не донесением смысла.С ним скоро расстались.
2. ВНИМАНИЕ АУДИТОРИИ. КАК ЕГО ПРИВЛЕЧЬ ИУДЕРЖИВАТЬ?

Известно, что всетелевизионные и радиоканалы конкурируют, борются за так называемыерейтинги. Что это такое? Рейтинг – это количество людей (обычнов процентах от числа всего населения, включая грудных младенцев), вопределённый временной период смотрящих или слушающих определённуюпрограмму. Проще говоря, такая то телерадиокомпания, такая топередача, такой то журналист привлёк внимание такого токоличества людей.
Попробуем понятьприроду человеческого внимания. Что мы имеем в виду, когда говорим«привлечь внимание», «удерживать внимание»,«внимание занято тем то, тем то и тем то»?
В толковом словаре С.И. Ожегова читаем: «Внимание – сосредоточенность мыслей,зрения или слуха на чём нибудь…» [5] То естьсостояние, когда весь человек, всё его существо занято каким тообъектом.
Нас интересует: бываютли ситуации, какие то мгновения, когда внимание человека совсемничем не занято? Любой школьник, недолго подумав, ответит: «Такогоне бывает. Только, если он спит». Истины ради добавим: «…илив бессознательном состоянии, когда, например, слишком сильно стукнулипо голове».
Возникает следующийочень серьёзный вопрос: «А сколько объектов внимания можетудерживать человек в одно мгновение?» Подчеркнём, –не в секунду, в секунде мгновений очень много. Скажем точнее –единовременно. Ведущий радиопередачи, кроме того что разговаривает сослушателями, следит за хронометражем, поглядывая на студийные часы.Если работает в студии со звукооператором, – то и за егожестами и манипуляциями. Если в студии есть собеседник, то, конечноже, и он становится важнейшим объектом внимания. Диджей, получив потелефону заявку радиослушателя на песню, изловчается, не прерываяразговор со слушателем, найти требуемый музыкальный номер и в нужныймомент дать фонограмму в эфир. А телеведущий при многокамернойсъёмке, кроме всего отмеченного, по служебной связи слышит командырежиссёра, следит (или должен следить) за тем, в каком он ракурсе ина какой камере зажёгся красный огонёк, то есть какая камера сейчас вэфире (за каким объективом сейчас его зритель).
Многим известны легендыо том, как великие, знаменитые персоны могли быть заняты несколькимиделами одновременно. Это чудо или норма? Быть может, эти люди –полубоги, и им дано больше, чем нам, простым смертным? Обязан васуспокоить, друзья, или (что желаннее!) воодушевить: вамматушкой Природой дано не меньше, чем Наполеону или АлександруМакедонскому.
Проверим.
Упражнение 1. «Дирижёр»
Все знают, что такоеритм марша: «рАз два, рАз два» [6] , перваядоля (слог) – ударная, вторая – безударная. Междупрочим, это хорей, стихотворный строй, стих коего состоит издвусложных стоп (о деталях – в частях VIII и IX, стр.151–202 ). Попробуйте правой рукой дирижироватьмаршем. Это делается так: на первой, сильной, доле рука – вниз;на второй, слабой, – вверх.
Также всем известенритм вальса: «рАз два три, рАз два три»,первая доля – ударная; вторая и третья – безударные,звучат без акцента. Это дактиль. Попробуйте дирижировать и вальсом.Только другой, левой рукой! «Раз» – рука вниз,«Два» – в сторону, «Три» – вверх.Выходит треугольник.
Совершите этоодновременно: правой рукой – марш, левой – вальс. Этоневозможно?!!
Почему не получается?Потому что мы пытаемся своим сознанием одновременно контролироватьвсе объекты внимания, движения обеих рук.
Описана примитивнаявариация давно известного упражнения дирижёров. Никто уже невспоминает его придумщика, – то ли М. И. Глинка, то ли Ф.Лист. Такие упражнения дают в консерватории будущим дирижёрамсимфонических оркестров. При этом предлагают более сложные размеры.Не две четверти (марш) и три четверти (вальс), а, например, четыречетверти и шесть восьмых или что нибудь ещё похлеще.
Своим сознанием дирижёрудерживает множество объектов внимания. Читает партитуру, где все 50строк воспроизводятся не поочередно, как в книге, а так, как вполифоническом произведении, – одновременно. Показываеткаждой группе музыкальных инструментов, когда вступать, где игратьгромче, где – тише. И слушает, кто и как исполняет назначенное,как складывается баланс. Такова полифония.
Может быть, дирижёр –не из нашего, а из особого теста сделан? Быть может, это что тосверхъестественное? Нет! Просто внимание этого человека хорошотренировано. Он умеет мгновенно переключаться с одного объекта надругой и, в результате, легко управлять большим симфоническиморкестром, ещё и хором, и солистами в самой сложной кантате.
Для тренировки такого«многоплоскостного» внимания требуется сосредоточениепоочередно сначала на одном объекте, потом на другом, на третьем. Ибыстрое переключение с первого на второй, с третьего на первый и такдалее. Когда вы перестанете задумываться над своими действиями,начнёте производить их почти машинально, тогда можно будет сказать,что начали овладевать этой техникой.
Вниманиетелерадиоведущего должно быть тренировано не только для того, чтобконтролировать одновременно разные процессы, но чтобы завладетьнетренированным вниманием аудитории. Ведь зритель, слушатель недолжен всматриваться или вслушиваться. Всматриваться и вслушиватьсядолжны ведущие, чтобы быть легко понятыми аудиторией.
Между прочим, в детствевсе владели подобными приёмами в совершенстве. Вспомните, как легковам удавалось разыграть, отвлечь внимание кого либо: «Ой!Смотри, что это там?!! – Саечка!» Ребёнку очевидно,что отвлечь внимание приятеля означает не что иное, как увлечь егочем то, нужным тебе. Что надо делать, чтоб не думать, например,о чёрной собачке? Взрослый может быть озадачен, а кроха сразу скажет:«Нужно подумать о белом медведе». Что же должен совершатьжурналист, чтобы отвлечь незнакомого, находящегося неведомо гдечеловека от его важных домашних или иных дел?..
Попробуйте ещё раздирижировать маршем и вальсом одновременно. Медленно. Но теперьпереключая внимание с одной руки на другую. Постепенно ускоряйте.Так, глядишь, и получится.
Упражнение 2. «Объектывнимания»
Какими могут бытьобъекты нашего внимания? Как указано в словаре и цитировано нами –зрительные, слуховые… А ещё? Осязательные, обонятельные,вкусовые… И, ещё раз вспомним словарь, – мысленные.Именно «сосредоточение мыслей» С. И. Ожегов ставит напервое место.
Итак, всё просто. Пятьорганов чувств – и мысль.
Когда мы говорим«внимание занято чем то», «внимание привлеченок какому то объекту», имеем в виду, что этот объект можетбыть зрительным, слуховым, осязательным, вкусовым, обонятельным.Следовательно, мы должны оперировать всеми этими способамивосприятия, всеми чувствами человека, апеллировать к ним. Конечно,радиослушатель не может видеть ведущего. В эфире нет запаха, вкуса,нечего пощупать, электромагнитные волны неосязаемы. Но мы можемсказать, сделать так, чтобы слушатель реально ощутил любые цвета,даже если он дальтоник.
Важнейшие из объектоввнимания – мысленные, связанные с воображением. И воображениеаудитории, будьте уверены, значительно богаче, чем любой буквальныйвидеоряд. Воображение может нарисовать всё, что угодно – дажето, чего нет в природе.
Выберите глазамикакой нибудь неодушевлённый предмет – поверхность стены,пола, потолка, стола, – что захочется. Рассмотрите еговнимательно – в нём есть особенности. В природе нет ничегоидеального, и на этой поверхности можно увидеть многое из того, чтомы обычно не замечаем. Целые картины.
Вслушайтесь во всё, чтодоносится до вашего уха. Все звуки сразу определить не удастся.Вспомним, что у человека в одно мгновение может быть только одинобъект внимания. Кстати, это правило Леонардо да Винчи: «Всеобъекты изучаем по одному». Выделите самый громкий звук, потом– самый тихий, самый низкий и самый высокий, самый дальний исамый близкий и т. д.
Вдохните носом воздух ипостарайтесь определить все запахи, точно так же, по одному, поочереди. Таким же образом изучите вкусовые ощущения в полости рта.
Замрите. Тщательноощупайте то, чего касается ваша рука (хоть правая, хоть левая).Изучите фактуру поверхности, температуру, влажность.
Теперь вспомните вход вздание – ступени, дверь, детали фасада. Нужно воспроизвести впамяти именно детали. Выходя на улицу после занятий, осмотрите всё иобратите особое внимание на те мелочи, которые не воспроизвела вашапамять.
Так тренируетсявнимание. И творческое воображение, без коего речь не может быть ниосмысленной, ни внятной.
Всё таки, кажетсяпарадоксальным – зачем осязание, обоняние, вкус радио– ителеведущим?.. На радио и телевидении, вроде, никто не занимаетсядегустацией. Но когда ведущий той или иной кулинарной передачиописывает мелкие и, казалось бы, не очень важные детали «поведения»пищи на сковороде, он тем самым возбуждает воображение аудитории.Помогает каждому представить себе, допустим, хорошо прожаренный лук…Кто то любит этот продукт и его запах, кто то не любит –это уже вопрос личных предпочтений, но зрители его ощущают, даже еслижаримого лука нет в кадре. И точно так же, если в информационныхпередачах, при всей их сдержанности, проходит материал с такого родаощущениями, а ведущий не умеет их передать, возбудить чувственноевосприятие аудитории – он не интересен. Как не оченьодушевлённый предмет.
Я, репортёр или ведущийпередачи, должен физически почувствовать, представить себе, испытатьсостояние человека, находящегося в девятом отсеке погибающейподводной лодки «Курск». Абсолютная темнота, холод,тишина. Я должен мысленно мгновенно поставить себя на место этогочеловека, всё почувствовать, и только потом открывать рот. Тогда то,что я говорю, будет волновать зрителей и слушателей. Если я этого неделаю, – становлюсь говорящей машиной. Тогда ведущие ненужны, компьютер уже лучше многих из них синтезирует звукичеловеческой речи.

Для того чтобы увлечьаудиторию, сначала надо увлечь себя. Если это удаётся, – есть шанс, что вас будут смотретьи слушать. Внимать, то есть «…усваивать себе слышанноеили читанное, устремлять на это мысли и волю свою…» [7]Желаешь, чтоб тебе внимали, изволь «устремлять мысли и волюсвою»! Но если не получилось чем тоувлечь себя, – не будешь интересен и аудитории, будешьсовсем неинтересен.
Даже если журналисту,актёру, оратору приходится делать не то, что нравится, он обязанувлечь себя материалом и делать его азартно. Только тогда это будетинтересно зрителям. А когда человек себя публично насилует, этовызывает лишь раздражение. Всем будет противно. Мы не в школе наоценку отвечаем, и не отчитываемся на совещании, мы общаемся слюдьми, и это общение должно быть интересным обеим сторонам. Еслинеинтересно говорящему, ведущему, редактору, значит, и аудитории неинтересно.
В пьесе АлександраКронина «Юпитер смеётся» один персонаж говорит: «Вмолодости надо делать то, что хочется, а в старости – не делатьтого, что не хочется». Мы должны уметь увлечь себя даже тем,что не нравится, и всё делать так, как будто «хочется».Либо искать другую работу.
Вернёмся к паузе. Пауза– это интрига! Это средство, способ, потому что отвечает навопрос «Как?». Как, каким приёмом ведущий привлёквнимание зрителей к данной проблеме? Он «повесил» паузу.Зритель ждёт, что же будет дальше. Его внимание обостряется.Возникает акцент. Всем важно (эта банальность может оказатьсяоткрытием для некоторых журналистов) не только то, «о чём»,но и то, «как», то есть и содержание, и форма.
Отметим, зрители ислушатели следят за поведением людей в эфире вообще, а не только заповедением ведущего. Есть много и других объектов внимания: в студии– гости, зрители; во внестудийных материалах, при натурных илиинтерьерных съёмках, – например, в репортаже –происходящее вокруг корреспондента. Автор и ведущий передачиопределяют объекты зрительского внимания. Первый вопрос оператора –«Что будем снимать?» В классическом радиорепортаже такжеприсутствует окружающая корреспондента среда. Только её не видно, аслышно! Впрочем, слышно её должно быть и в телесюжете. Вы на первомплане привычно выступаете со своим сообщением, а на дальнем –кто то увлечённо, зажигательно поёт или озорной мальчишка играетс собакой. Кто заинтересует зрителя больше?
Создателей любогоаудиовизуального произведения всегда должен тревожить вопрос: «Чемв данный момент занято внимание аудитории?» За чем в данныймомент следит дядя Вася, или тётя Клава, или девочка Соня, слушаярадиопередачу или смотря телевизор? Чем занято их внимание в этомгновение? И если вы не находите ответа в той или иной точкесценария, в тот или иной момент ведения передачи в эфире, значит, увас большая беда. Бо́льшая часть аудитории, если не бОлыпая,именно в этот момент выключает вас, переключает, перестраиваетприёмники на другие каналы.
Обведём вопрос в рамку,поставим пять восклицательных знаков, чтоб запомнить на всю жизнь.Всё, о чём мы будем говорить далее, так или иначе связано с этим.Если забудем, – не донесём мысль до аудитории.
И зачем тогда мы будемнужны?..
3. ОБЩЕНИЕ ЛЮДЕЙ В ЭФИРЕ

Представим себе такуюситуацию. В кадре – ведущий телепередачи. И вдруг в том жекадре появляется муха, летает себе, как захочет. Где будет вниманиеаудитории, за чем в этот момент будет следить зритель? За мухой?!! Нестранно ли? Мухи могут быть и у него в комнате в том или иномколичестве, причём не телевизионные, а настоящие, создающие вполнереальные раздражения. Рядом с человеком на «крупном» или«поясном» плане, муха выглядит ничтожной точечкой наповерхности телеэкрана, – не то пылинка, не то мельчайшаятехническая погрешность.
Зритель, конечно,станет с интересом наблюдать не за мухой, а за поведением человека,занятого мухой (если, разумеется, у того нет занятия иного), за тем,что он будет делать в неожиданной ситуации. Общение с человеком,пусть одностороннее, важнее общения с мухой. Что делать ведущему,чтобы возникшее обстоятельство не отвлекало зрителя от содержанияпередачи? Только одно – не отвлекаться самому на общение смухой. Ведь зрителю интересно то, что интересно ведущему.
Вернёмся к началу. Естьещё одно очень важное различие между общением в компании и общением саудиторией в эфире. Общение в эфире организовано создателямипередачи.
В жизни, в компании,как бы мы ни организовывали, ни подготавливали, ни режиссировалимероприятие с друзьями (например, празднование Нового года), общениевсё равно будет спонтанным. Мы не можем точно договориться о том, чтово столько то часов, столько то минут начинается то то,оно длится столько то и будет происходить так то, а неиначе. В телевизионном и радиоэфире общение тщательно продумано иограничено, причём, весьма жёстко.
Сколь угодно свободнаяпередача строго организована, как минимум, по нормам хронометража.Каждая передача имеет формат [8] . Всегда существуют всевозможныерамки общения, определяются «условия игры». Например,можно включить эфирный телефон и изучать мнение слушателей или ответына вопросы, можно использовать Интернет, провести опрос мнений встудии или на улице – вариантов масса.
Но! Общение на лекции встуденческой аудитории тоже продумано и организовано, и всё такиэто не есть передача. Что делает телепередачу телепередачей?
Предположим, впублицистической передаче о сути журналистской профессии обсуждаетсятот же самый предмет, что и на лекции, присутствуют те же самыеучастники, даже условия могут быть теми же. И даже текст будет почтитот же. Представим себе, что в аудитории поставили четыре камеры,микрофоны… Чем будет отличаться наше поведение во время прямойтрансляции или записи от поведения на лекционном занятии?
Кроме преподавателя истудентов появится ещё одна сторона, третья – Зритель. Что онвнесёт в нашу деятельность? Мы уже для него будем работать. Беседуя сучениками, преподаватель станет заботиться и об интересе тех, ктонаблюдает за происходящим у телеприёмников. Изменится и поведениеучеников, ставших из слушателей, более или менее внимательных,действующими лицами, более или менее активными. Общение в учебномклассе уже будет нацелено на других людей, другую аудиторию. Обычночеловеку всё равно, грызёт он ручку или нет. Но только до тогомомента, когда зажигается красный огонёк на камере, и он видит (хотьбоковым зрением) направленный на него объектив. Поведение человекарезко меняется, как только он понимает, что за ним наблюдаетмножество людей.
Наука, обучение,остаются, но… Но изменилась цель общения, и появилась такаяпростая вещь – искусство. Почему? Потому что есть создательэтого чего то, что уже становится произведением, пусть иимпровизационным. Неважно – хорошая получается передача или неочень, но уже есть процесс творчества, более или менее успешный.
4. ПРИЁМАМИ КАКИХ ИСКУССТВ НАДО ВЛАДЕТЬТЕЛЕРАДИОВЕДУЩЕМУ?

Сделаем важнуюоговорку. В искусстве исполнители и авторы оперируютдействительностью художественной, воображаемой. Журналист имеет делотолько и исключительно с реальной жизнью. Но его продукт, –передача, звуковой или видеосюжет, – является результатомтворческой деятельности человека, то есть искусством. Причёмискусством синтетическим, в коем действуют законы разных искусств.
Некий автор придумываетпередачу, пишет если не сценарий, то сценарный план. В сценарномплане не надо расписывать реплики – указываются вопрос иключевые моменты обсуждения. Сложились эти листки – это что?..Или кто то написал информационное сообщение: «Там тои там то случилось то то и то то». Поставилподпись и отдал редактору. Потом этот текст будет произнесён в эфире.С каким искусством мы имеем дело, когда пишем?.. Без сомнения, слитературой. Если присутствует слово, значит, конечно же, мысталкиваемся с литературным явлением. Только в одном случае – ссовершенным, а в другом – с бессмысленной поделкой. Более того,бывает так, что приходится работать не по сценарию. Очень частоскладывается непредсказуемая ситуация, например, в результатекакой то технической накладки. Приходится на ходу, уже в прямомэфире всё выстраивать и импровизировать. Но даже импровизированнаяречь может быть литературой. Это искусство, важная часть ремеслателерадиожурналиста – придумать, сочинить достойную зрителяпередачу.
Надо понимать, чтовсякая фраза, каждое слово при произнесении может нести разный смысл.Видимо не то, что написано, а то, что произнесено. Любой текст можнопроизнести с любовью, с презрением, с ненавистью, и просто походя,между делом. Это искусство общения, исполнительское мастерство,артистизм. Как сказать значит что сказать, то есть авторское мастерство должно быть в союзе сисполнительским.
Итак, литература,исполнительство.
И, наверное, музыка.Предмет музыки – мелодия и ритм. Эти элементы присутствуют,даже если нет музыки в чистом виде. В самой речи есть ритм и мелодия(см. части VIII и IX, стр. 151 – 202). В репортаже шумами создается атмосфера, некий звуковой фон. Этоуже предмет музыкального творчества. Любые передачи содержатмузыкальные «подкладки», «отбивки»,«заставки», фон под голосом, текстом ведущего. Есть ичисто музыкальные передачи и даже каналы, где музыкальные дискикрутят в эфире без лишних слов. Всё названное мы слышим.
А в телевещании естьещё и декорации в студии, расположение персонажей в кадре, светотени,цвет, видеоряд в сюжете, в передаче. И если мы создаём нечто видимое,то это изобразительное искусство.
В радиовещании ителевидении основа – литературное творчество, исполнительскоемастерство (актёрство), музыка. Три наши музы. В телевизионномвещании к ним добавляются ещё и изобразительные искусства –живопись, архитектура, скульптура. В самом широком смысле. Это совсемне значит, что режиссёр, ведущий и другие должны делать какие тоизваяния.
Суть искусстваскульптуры – не только лепить человека, воссоздавать пластикуего тела. Будем понимать такую деятельность значительно шире –как искусство пластических форм. Между прочим, великий актёр ФедорИванович Шаляпин очень серьёзно занимался скульптурностью позы.
Студийные декорациистроятся по законам архитектурных пропорций.
Изобразительное решениевидеосюжета, передачи, фильма – главный предмет деятельностиоператора и телевизионного режиссёра. Пространственная композиция:какой объект в правой, какой – в левой части кадра, что вверху,что внизу, что ближе, что дальше, и чтоб голова была не обрезана.Цветовые решения, светотени. Тут действуют законы живописи.
О музыке иизобразительных искусствах журналисту надо как можно больше знать. Априёмами литературного творчества, исполнительскими навыкаминеобходимо овладеть практически, коль скоро писать и исполнять те илииные произведения ему приходится самому.
5. ОТКУДА МЫ ВЗЯЛИСЬ?

Если вы зайдёте нафакультет журналистики Санкт Петербургского государственногоуниверситета, или Московского государственного университета, илиКиевского, или на кафедру журналистики Одесского национальногоуниверситета, то ничего подобного тому, что содержится в этой книге,не найдёте. Не будем задавать читателю вопрос «почему?».Не всякий догадается. Как ни странно, журналистов никогда не училижурналистскому ремеслу. Не только речевой технике, но даже скоростноймашинописи (ныне – компьютерному набору текста), стенографии.Поди ка объясни почему!
Любой ребёнок, не оченьзадумываясь, скажет, что журналист – это человек, пишущий,печатающий или говорящий. Но то – ребёнок… Вероятно,«журналистоведы» и «журологи» это всё несчитают важным.
Здесь нас интересуеттолько техника речи в профессии телерадиоведущего, сначаларадиоведущего, которая появилась в Советском Союзе, в Европе и вАмерике в 1920 х годах, на заре радиовещания.
Целесообразно напомнитьчитателю, что сначала в нашей стране к этой работе привлекали толькоактёров мужчин со старым московским говором. Женщин почему тов эфир в те времена не допускали, а дикторов тогда ещё не было.Дикторы появились чуть позже, в 1930 х годах. Их функция сначалабыла проста – зачитывать на специальных волнах информацию,которую во всех дальних уголках необъятной Родины в редакциях газетзаписывали специальные редакторы, чтобы завтра эти новости вышли нагазетных полосах. Отсюда слово «диктор», –«говоритель». Он не был мастером широковещания, вопрекизаблуждению в общественном сознании, как будто всё отечественноевещание в те времена держалось целиком на дикторах, –«Говорит Москва!..», «От Советского информбюро!..»Это неверно.
Дикторы позднее вошли вэфир с «сообщениями особой важности». Но, между прочим,даже во время Второй мировой войны в эфире были передачи непомпезные, а скорее несколько интимного свойства: «Письма сфронта и на фронт», радиоспектакли, музыкальные концерты…Старые мастера, в их числе и дикторы, учили обращаться не кмногомиллионной аудитории, а к двум трём своим приятелям –интимно. Термины «интимность радио», «интимностьтелевидения» существовали с самого момента зарождения этихсредств массовой информации, причём не только в нашей стране, но вовсём мире.
Действительно,телерадиоведущие и корреспонденты входят к человеку в дом и, вродебы, должны говорить с ним один на один. А это требует естественногочеловеческого текста и исполнительских, актёрских приёмов донесенияэтого текста до слушателя (зритель – он же слушатель, как мыусловились). Сегодня, слушая радио или просматривая видеопрограммы, втом числе в Интернете, человек всё равно воспринимает ихиндивидуально, один на один, то есть интимно. Времена, когда всеобитатели коммунальной квартиры или целого подъезда собирались утелевизора коллективно смотреть «Голубой огонёк» или«КВН», или что то иное, минули безвозвратно.
В этом учебном курсе мыпопытаемся решить одну из проблем подготовки ведущихтелерадиопрограмм и практики современной телерадиожурналистики. Этапроблема – отсутствие органического единства авторской иисполнительской работы журналиста в ходе общения стелерадиоаудиторией.
Истоки сложившейсяситуации в традициях советской журналистской школы и в опытеотечественного вещания 1920 1980 х годов. Школа эта былаоснована на разделении авторского и исполнительского творчества.
Учебные программыжурналистских факультетов не предусматривают обучение студентов какавторскому мастерству (прежде журналистов учили филологи), так ипрактическим приёмам общения в эфире, то есть способам передачиавторской (в том числе собственной) мысли, управления вниманиемаудитории. Также отсутствует воспитание речевой и пластическойкультуры и т. д., и т. д. Такое вполне естественно, когда втелерадиокомпаниях непосредственным общением с аудиторией занимаютсяспециалисты, имеющие исполнительскую, как правило, актёрскую школу. ВСССР их называли дикторами. Это люди, обученные специально, чтобыдоносить до аудитории авторский текст, обладающие хорошим голосом,профессиональной дикцией и навыками публичного поведения, знающиефонетику, морфонологию и орфоэпию, воспитанные на произведенияхклассиков литературы. Самые опытные из них долгое время былиносителями речевой культуры в отечественном телерадиовещании, частоисправляли языковые ошибки редакторов. Многие признанные мастерасовременной журналистики считают дикторов своими наставниками иучителями.
Но, так же какжурналист не должен был писать, так, естественно, диктор – немог говорить от своего имени. Он был призван «вещать» отимени государства, в общественном сознании становясь еговеличественным символом. И разрушение государства началось сниспровержения его апологетов. Но главная причина исчезновениядикторов в 1990 х годах (а с ними и исполнительской культуры) –отсутствие у них практики авторского, журналистского творчества. Этопросто никогда не было предметом их деятельности! Сутьисполнительского искусства – работа с чужим текстом.
Демократизациятелерадиовещания увеличила число вещательных компаний и вытеснила изэфира официозную стилистику. Но количество журналистов, обладающихкак авторским, так и исполнительским талантом и соответствующейподготовкой, способных оперативно (такова специфика современноготелерадиовещания) создавать и исполнять в эфире произведенияжурналистики – не увеличилось. Возникли проблемы.
Сколь угодно хорошопишущий, но не имеющий исполнительского опыта, человек сампрепятствует восприятию аудиторией его текста и замысла. На сменуофициальному стилю приходит дилетантский, школярский, когда ведущий ввысоком темпе, монотонно тараторит текст, будто «на оценку»,лишь бы скорее «оттарабанить». Визгливые базарныеинтонации, больной голос, ненормативное произношение, «проглатывание»звуков и целых слов, скованность, напряжённость корреспондента иливедущего, подсознательно раздражающая зрителя… Одного из этихили подобных проявлений достаточно, чтобы не быть услышанным ипонятым.
Человеку даже с хорошимактёрским образованием, но без журналистской школы и опыта (как нистранно, выпускников актёрских школ чаще используют крупные, такназываемые «диджейские», радиостанции), в процессеведения передачи, не построенной по сценарным и журналистскимправилам, приходится «заполнять» эфир бессодержательнойболтовнёй, пестрящей смысловыми и стилистическими ошибками. Бывает,что аудитории нечего ни слушать, ни воспринимать.
Эти проблемы решаемы.Необходимо подготовить специалистов, владеющих всеми перечисленныминавыками и знаниями в совокупности. И даннаякнига, надеемся, поможет в этом.
6. НАШИ ИНСТРУМЕНТЫ

Важная часть работы поосвоению нашего ремесла – дрессировка авторских иисполнительских навыков. Слово «дрессировка» употребленоне случайно. Определённые навыки должны быть натренированы. Этотребует систематической работы в течение какого то времени,тренинга, самодрессировки.
Например, можнопослушать лекции, прочесть книги о дыхании, но этого будетнедостаточно. Нужно не только знать, но и уметь. Для того чтоб у васбыло профессиональное дыхание, его нужно натренировать. Как нааудиторных занятиях, так и упражняясь самостоятельно. Причём такимобразом, чтобы вашим будущим слушателям не приходилось напряжённовслушиваться и разбираться в том, что вы произнесли в эфире.Слушатели этого обычно не любят, они вас выключат. Надо всёнатренировать так, чтобы они не выключали свои приёмники из затого, что вы верещите, как на одесском базаре. Ибо, как мы ужеотметили, общение в эфире отличается от обыденного тем, что оно –есть искусство.
Самая вольная, самаяхулиганская передача должна быть искусной, что совсем не означаетприменение только высокого стиля, величавости, пафоса и прочихизысков. Искусно сделанная передача – это, прежде всего,качественная, добротная и, как следствие, увлекательная, интереснаяпередача. Для этого надо натренировать себя так, чтобы мысли ичувства легко выливались на бумагу, в звуки, слова и фразы, а фактвашего общения с аудиторией был подкреплён средствами общения с нею.
В отличие от живописца,использующего кисти, краски, холст и мольберт, мы должнысовершенствовать нас самих, так как создаём произведения из самихсебя, и как авторы, и как исполнители. Наши главные инструменты –это наши душа и тело, включая всё, приятное и неприятное.
В данном случае,единственный инструмент человека, средство его авторского иисполнительского творчества – это он сам. Этот инструментпрекрасно создан природой, а нам предстоит научиться ухаживать заним, чистить, настраивать, поддерживать в рабочем состоянии.
Зритель следит заповедением человека, то есть за жизнью человеческого духа (в первуюочередь) и жизнью человеческого тела. Дух нельзя отследить –мысли и чувства не передаются непосредственно из мозга в мозг.Поведение человеческого духа проявляется и воспринимается черезповедение человеческого тела, через движение руки, звучание голоса.Мысли передаются в материальной форме. И эту материальную частьнеобходимо очень хорошо натренировать.
7. ОБ ЭСТЕТСТВЕ

То, о чём идёт речь ипойдёт далее, – не есть эстетство. Да, конечно,происходящее на публике, в эфире должно быть эстетично, ноэстетичность, в первую очередь, предполагает уместность. В одномслучае можно и должно употребить низкий стиль, а в другом –нельзя. Потому что передача, то или иное выступление должны бытьгармонично организованы. Если это передача из подворотни, светскиеманеры в ней могут стать только контрастным средством специфическогообщения. И, наоборот, в иной ситуации, в среде интеллектуальной элитыдворовые речь и поведение могут использоваться лишь как специальноорганизованный акцент. А вовсе не потому, что журналист иначе простоне умеет. Что безобразно. Именно потому, что не умеет, то есть невладеет ремеслом, искусством.
В материалах о работеслужб спасения вынуждены закрывать звуковым генератором нецензурныевыражения персонажей (впрочем, узнаваемые по артикуляции), но там этоуместно, оправданно. В другой передаче всё то же –отвратительно.
Нам неинтересноэстетство, нам важна логика. Искусство – это тоже логика. Мы недолжны заботиться о том, красиво или некрасиво. Важно –оправданно или нет.
Законы искусств –это в первую очередь законы восприятия: текста, содержания, форм,звуковых, зрительных объектов, которые люди используют для общения. Иэти законы нам интересны для того, чтобы искусно, иначе говоря,правильно, эффективно построить взаимодействие с аудиторией. То естьадекватными средствами получать желаемый или требуемый результат –реакцию людей. Законы и правила искусств нужны, чтобы точнопрогнозировать: в этот момент, именно на этой минуте и этой секунде,в этом месте передачи зритель подумает о том то или почувствуетто то.
Завершается довольнодлинный монолог. Давно не было вопросов для размышления. Вы,наверняка, почувствовали, что стало немного скучновато. Ведь до этогохарактер нашего общения постоянно менялся, – то монолог,то вопросы для размышлений и обсуждения. Именно в этом месте вашевнимание должно притупиться – не потому, что наскучил предметили рассказчик стал неинтересен, а в силу композиционного построениядиалога с вами.
Но, уткнувшись вкнижку, вы, видимо, ещё не уснули. Поблагодарим за это друг друга изакончим раздел на оптимистичном, мажорном аккорде, на переменемизансцены и всего нашего поведения. Но прежде чем перейдём косвоению комплекса упражнений, сделаем первые выводы и наметимнаправления самостоятельной работы.
ВЫВОДЫ

1. Главное, не как красиво мы изъясняемся, лексически, грамматически, по голосовымили дикционным параметрам, а то, что в итогевоспринимает слушающий из ему адресованного.
2. Внимание –это сосредоточение человека на том или ином объекте. Рейтингтелевизионного или радиоканала – это количество людей, внимание которых он привлёк и удерживает в определённое время. Вниманиелюбого человека в той или иной мере всегда занято каким тообъектом: слуховым, зрительным, обонятельным, вкусовым, осязательнымили мысленным. При этом единовременно человек сосредоточивается лишьна одном из них.
Многоплоскостноевнимание – это навык профессионалов. Оно тренируется путёммгновенного сосредоточения то на одном объекте, то на другом.Аудитория, в основном, этим навыком не владеет.
3. Предметдеятельности телерадиожурналиста – коммуникация, общениемножества людей. Это общение от обыденного отличается лишь тем, чтооно, во первых, одностороннее (вещатель – зритель илислушатель), во вторых, специальным образом организовано и,в третьих, организовано искусно. Более ничем.
4. Все согласилисьс тем, что в радиовещании в полном объёме действуют законы(объективные законы!) литературы, музыки, актёрства. В телевещании кним добавляются ещё и законы изобразительных искусств. Их знаниетребуется для того, чтобы вызвать нужное восприятие материалазрителями и слушателями.
5. Мы попыталисьпонять происхождение профессии ведущего телевизионных и радиопрограмми обнаружили причины, природу возникающих нынче проблем в отсутствиисоюза авторских навыков с исполнительскими. Вам и вашим коллегам,быть может, это пригодится для того, чтоб не допускать ошибокпредшественников.
6. Кажется, у насне вызвало споров то, что у ведущего кроме авторучки, микрофона,телекамер есть главный инструмент его творчества – это он сам,его интеллект, чувства, речь, пластика его тела. Договорились вместеучиться бережно, но смело, по хозяйски пользоваться этимхрупким, но надёжным устройством. Максимально эффективно.
7. Нами выделенытри главных составляющих профессии: речевая техника, авторское иисполнительское мастерство. Оговоримся, что речь, конечно, содержит иавторские, и исполнительские элементы. Но коли нам придётся постоянноразговаривать с аудиторией, то технику и культуру речи мы поставилина первое место, выделив в самостоятельную книгу.
ЗАДАНИЯ

1. Найдите время,чтобы прослушать и просмотреть информационные передачи (начнём именнос информационного вещания) одного или нескольких телеканалов втечение суток, если получится, – недели. Постарайтесьзаписать их для многократного прослушивания и просмотра. Зафиксируйте(письменно!) моменты, когда вам было интересно, хотелось восприниматьпроисходящее в эфире, и моменты, когда вы оставались безразличными, ибольше хотелось заняться какими то другими делами. Особоотметьте мгновения, вызвавшие ваше раздражение. Если в звуко иливидеозаписи, то отдельно при первом восприятии и при многократном.
Попытайтесь определитьпричины неудач и успехов ведущих и корреспондентов с тех точекзрения, которые мы наметили. Заведите для этого особый дневник. Этотдневник потребуется для изучения и других разделов книги.
2. Освойтеупражнение «Дирижёр» так, чтобы не задумываться, куданаправляется одна рука, куда – другая. Сначала делайтеупражнение медленно, по мере освоения ускоряйте. Овладев простейшим,усложняйте движения. Придумайте их сами.
3. Научитесьвсматриваться, вслушиваться, внюхиваться, прощупывать, вдумыватьсяили вспоминать и т. д., как это было описано (упражнение«Объекты внимания»). Будет полезно, если воспринятое вамибудет зафиксировано на бумаге, в уже заведённом для этого дневнике,очень лаконично. Не впечатления, настроения, размышления (школьныхсочинений писать не нужно), а исключительно конкретные деталиреальности, замеченные вами: «Аптека. Улица. Фонарь».Можно уточнить, какая аптека, какая улица, какой фонарь, –естественно, не названия, а особенные подробности, отличающие именноэту аптеку и улицу, этот фонарь от всех прочих.
ЧАСТЬ II ЗВУЧАЩАЯ МЫСЛЬ (МЕХАНИЧЕСКАЯ,ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИРОДА РЕЧИ)

«Голосоречевойтренинг», «Техника речи» – весьма условныеназвания. Тренинг лишь начинается с коррекции голоса и дикции, послечего должен плавно перейти в отработку навыков речевого общения.Речевое общение – это не только звук. В нём участвует иопределяющую роль играет мысль. Голос – материальное средствопередачи мысли. Но забегать вперёд не будем, начнём всё таки сголоса.
1. ЧТО НАМ ДАЛА ПРИРОДА?

Попробуем ответить навопрос, каким местом звучит человек? Ученики часто отвечают:«голосовыми связками», «диафрагмой», «лбом»,«низом живота», «гортанью», иногда, схохотом, – «желудком» и даже «промежностью…»
Голос – это звук.Звук – это механические колебания материальной среды, например,воздуха. Человеческий голос возникает в результате хитроорганизованного выдоха. Ведь на вдохе мы не можем произносить звуки.Так в каком месте возникают эти звуковые колебания? Очевидно, всвязках? Потому их и называют «голосовыми связками».Впрочем, и до всего перечисленного ещё доберёмся.
Мысленно переместимся впрозекторскую, имеем возможность работать с препаратом, в данномслучае, с трупом человека. Далеко не самая приятная процедура, нодавайте придержим эмоции. Профессионал, тем более исследователь,обязан быть чуточку циничным. Великий Микеланджело для того, чтобысозидать живое из холодного камня, постоянно исследовал мёртвые тела.Автору не раз предлагали осуществить это в действительности. Но, еслиесть хорошие глаз и ухо, всё заметно и на живом теле.
Однако выяснилось, чтотакой эксперимент с другой целью был уже произведён Раулем Юссоном вПариже в середине XX века. Связки представляют собой два хряща,которые вибрируют, касаясь друг друга. Через них проходит воздух.Возникают механические колебания хрящиков, колебания воздуха, что иесть звук.
Представим себе, чтовырезали гортань со связками и натянули на трубу, для создания«подсвязочного давления» воздуха присоединили аппаратискусственного дыхания. Подали в мышцы связок электрические колебанияи стали прокачивать воздух. Услышим ли человеческий голос? Связкивибрируют, воздух нагнетается, проходит через них. Механическиеколебания будут, будет какой то звук. Но человеческий голос мыне услышим. Почему?
Если сжать груднуюклетку препарата, уменьшая её объём, то можно услышать знакомыйчеловеческий выдох. Если легкие извлечь и покачать, сжать, разжать,то вы не услышите вдох и выдох человека.
И также голос. Вы неуслышите голос конкретного человека и человеческий голос вообще. Выуслышите какой то писк. А голос человека образуется всем еготелом, – оно является акустической системой и работает какединое целое.
Прямая аналогия смузыкальным инструментом. Возьмём для примера всем знакомый струнныйударный инструмент – фортепиано. Представьте себе, что вынулииз рояля струны, так же натянули и постучали по ним мягкиммолоточком, что и происходит во время игры внутри инструмента.Совершили то же самое, – но ведь никто не услышит звукфортепиано. Все услышат какой то звук струны. Те же струны нагитаре звучат так, на лютне иначе, на скрипке (возьмём не смычковыйспособ звукоизвлечения, а щипковый – pizzicato) дают звукpizzicato [9] скрипки, а отнюдь не гитары, хотя высота тона можетбыть той же. Струна та же самая, так же натянута, а звук совсемдругой…
Ещё одна аналогия –с духовым инструментом. Например, кларнет – деревянный духовойинструмент, дудка, в которую вставлена, так называемая, трость.Устройство этой трости очень похоже на устройство человеческихголосовых связок. Трость можно вынуть и в неё дунуть – тожеуслышим некий звук. Некогда дети забавлялись с пионерским горном:вынимали из горна мундштук и дули в него. Получался такой –«п п п п п п п» –неприличный звук, очень смешной… Вставляется та же штуковина вгорн и то же дутьё уже даёт звук трубы.
Трость кларнетавынули, – услышали писк. Вставили эту трость в кларнет идунули, – услышали звук кларнета. Ту же самую трость(такую же, лишь с незначительными конструктивными отличиями) вставилив медный музыкальный инструмент, – в саксофон, –и услышали совершенно другой звук. Из одной и той же трости! Звукэтих инструментов похож лишь в некоторых регистрах.
Таким образом, разные«тела» музыкальных инструментов, позвольте такуюаналогию, – и разный звук.
Завершим аналогииобобщением: есть некое устройство, где возникают эти самыемеханические колебания, и есть система резонаторов, формирующая весьспектр звука, создающая обертоны, форманты, которые содержатся вчеловеческом голосе или в звуке музыкального инструмента.

Теперь разберёмся,почему нам с вами надо работать над голосом. Ведь собачки тявкают, иникто им голос не ставит. Папуасы в племени «Мумба Юмба»не занимаются постановкой голоса, а голосят звучно, ярко, и громко, итихо, и как угодно. Бабы да мужики в какой нибудь деревне КосойУхаб поют, и кричат, и разговаривают громко и звучно. Устный имузыкальный фольклор существует в звукозаписях ещё с XIX века(например, в Институте русской литературы РАН «Пушкинскомдоме»). Рассказчики замечательные, голоса замечательные, иникто не занимается постановкой голоса. Зачем это надо нам с вами?Почему у нас возникают проблемы, связанные с голосом?
Профессионал ЕвгенийКиселёв всю жизнь вещает, сначала на крупнейших радиостанциях, потомна телеканале «НТВ». В прямом эфире в программе «Итоги»срывает голос и ведёт дальше передачу надтреснутым, сиплым голосом,травмируя, – медицински травмируя! –многомиллионную аудиторию. (Почему «травмируя медицински»,уже объяснено в первом разделе PRELUDIA, стр. 14–15.) Онпросто неверно откашлялся.
Часто корреспонденту,даже ведущему некоего ток шоу, приходится вести передачу взашумлённом пространстве или когда разгорается какая тонепредвиденная дискуссия (например, когда Жириновский начинаеткричать, бросая микрофоны в пол). Ведущему надо быть слышимым ярчевсего окружающего, удерживать внимание аудитории и не допускать вэфире пустоты, затяжной заминки в развитии сюжета. Значит, должензвучать, не срывая и даже, как говорят, не «сажая» голос!Но тут журналист бывает не столь совершенен, как папуас.
Разберёмся впроисхождении наших бед. Будем говорить о речевом голосе (вокальный –особая штука), – тут проблема возникла где то в XXвеке, видимо, в его начале. Причём в городах, – не вдеревнях. И связана она исключительно с образом жизни цивилизованногочеловека.
Условимся о системекоординат, наметим отправную точку. Попробуем относиться к человеку,будь то собеседник, слушатель, зритель или будь то я сам, как кединому целому. Лишь условно можно выделять – тут дыхание, тутпечёнка, тут селезёнка, тут мозги. Всё это функционирует соборно, каксбалансированный ансамбль. Малейшее изменение одного элемента влечётза собой последствия во всех других.
Не только длятренинга, – для творчества вообще, необычайно важноследующее. Целостность, гармоничность – основополагающийметодологический подход. Это закон органического единства. Именно«органическое единство» – термин, частоупотребляемый Сергеем Михайловичем Эйзенштейном, к его имени мы нераз ещё будем обращаться (впрочем, об этом говорили и до него).Произведения искусства существуют по законам органического единства,поскольку они отражают природную действительность, действительностьреальную, подчинённую этим законам. И человек – суть ансамбль:не простая сумма органов, функций и тому подобного, а ансамбль, что иесть – гармоничный живой организм.
Что произошло счеловеком урбанизированным? Почему всё так хорошо у папуасов? Потомучто они живут в природе, в единстве с ней, существуют органично, также, как и обитатели деревень. Живут, не задумываясь о том, какразговаривать или петь… Он или она не думает, какое место кудадолжно смотреть для того, чтобы взять нужную ноту. Поют, порой, болееточно, чем певец с самым острым, абсолютным музыкальным слухом.Исполняют сложнейшие, немыслимые для европейской культуры и вообщедля европейского слуха филигранные мелодические конструкции, беруттончайшие интервалы. Например, в клавиатуре фортепиано, органа, вустройстве большинства привычных для нас музыкальных инструментоввыражена классическая система, где предусмотрено движение позвукоряду снизу вверх и обратно через полтона (исключение составляютструнносмычковые, тромбон и некоторые другие). А в фольклореизвлекают и четверть тона, и 1/8 тона. И множество других вариантов.Вообще – любые интервалы.
В каждой деревне своя,передаваемая из поколения в поколение, сложнейшая музыкальнаясистема. Таким образом устроены не только песнопения «дикихплемён», но музыкальные жанры высших культур мира. Примеровмасса – индийская рага, арабский макам или русская протяжная. Вглубинке, не то, что мы видим и слышим по телевидению – эдакийевропеизированный псевдофольклорец. Подлинный фольклор – оченьи очень тонкое в этом смысле явление. Школы, методики, каноны,ремесло здесь имеются, но совсем иного рода, нежели привычные вакадемических кругах.
Среди «народныхумельцев» нет специальных, профессиональных мастеров. Никто несочиняет для каждой деревни «Хорошо темперированный клавир»[10] . Тут музыкальное и литературное творчество является важнейшейчастью жизни каждого, как еда и питьё. Все сочиняют и исполняют не назаказ, а естественно, подсознательно, как маленький ребёнок общаетсявольно, свободно.
Наша цивилизация напороге XX века стала изрядно отрываться от законов природы по целомуряду параметров.
Урбанизированныйчеловек больше времени проводит в замкнутых пространствах,искусственно организованных, причём созданных по метрической системе.Кое как англичане обороняют свою систему мер и весов, противятсяединице измерения – метру. А метр – единица, искусственносозданная. Всё, что окружает нас, – рукотворное, и невсегда пропорционально человеческому телу, в отличие от деревьев,гор, озёр и других природных объектов. Сегодня созданные человекомпредметы резонируют и создают вокруг нас неестественную звуковуюсреду, в значительной мере формирующую нас самих. Наверное, всезамечали, что в старинных зданиях, отнюдь даже не роскошных, людичувствуют себя значительно более комфортно, чем в созданныхвысокоразвитыми современниками.
Прежде человек строил,меряя все конструкции, которые он возводил, частями своего тела –«локтями», «саженями», «вершками»,то есть всё им созданное было человеческому телу соразмерно. Нынчеуже не одно поколение вырастает в других условиях.
Есть ещё одна тонкость.Люди – общественные существа не только в философском смысле. Вотличие от многих животных индивидуалистов, мы живём в стае,привыкаем общаться друг с другом. Общественные ещё и в этом смысле, –то есть общающиеся, общительные существа.
Мы передаём друг другуне только информацию, мысли, чувства. Мы передаём и состояние, как,кстати, и любые высокоорганизованные живые создания. Все не раззамечали: где либо в общественном месте находится оченьнервозный человек, беда какая то у человека. Он ничего неделает, не говорит, просто очень напряжён… И всем становитсякак то не по себе… Его состояние передаётся окружающим,возникает общая нервозность.
В крупных городах людинакапливают все эти неприятности, обмениваются ими и передают ихокружающим. Особенно хорошо тому способствуют средства массовойкоммуникации, наши дорогие телевидение и радио. Как отмечалось, худойголос в эфире, неестественная напряжённость передаются аудитории.
Когда будете в театре,обратите внимание: если на сцене актёр безголосый (есть хорошиеактёры с плохими голосами), в зале, по уже описанным причинам,обязательно начинается кашель. На сцене актёр с хорошим голосом, взале – гробовая тишина. Телевидение и радио отличаются оттеатра тем, что ведущий не слышит кашель зрителей. И поэтому Е.Киселёв может позволить себе неряшливость сорванным голосом вестичасовую передачу («неряшливость» – это очень мягконазвано, хоть надо отдать должное его журналистскому мужеству). Он втелестудии, не слышит кашля, который раздаётся в каждом доме. И необладает особыми исполнительскими навыками и школой, которую мыпостараемся освоить.
2. КУДА УХОДИТ ГОЛОС?

Родился человек.Первое, что сделал, появившись на свет? Вдохнул и заорал. Естьинтересное наблюдение кандидата технических наук, акустика Б. В.Гладкова (некоторые его приёмы мы будем применять). Всеноворождённые, независимо от пола, расы, массы и других отличий,кричат на одной и той же частоте – 440 Гц, «Ля» 1 йоктавы. Мировой камертон.
Голос Природой Матушкойдан всем, даже глухонемым. Немыми люди становятся, как правило, из заотсутствия слуха. Неслучайно, для того чтобы ребёнок быстреезаговорил, он должен слышать человеческую речь. Между прочим, длинныенервные клетки, нейроны, управляющие мышцами связок, ведут в те жецентры головного мозга, что и главные слуховые нервы.
Младенцу не надозаниматься голосом, – в момент рождения ещё действуетприрода. И действует очень эффективно. Первый крик ребёнка –это не вопль страдания, а функция самосохранения. Сознания ещё нет, аесть инстинкты, только безусловные, врождённые инстинкты,направленные на выживание. Нет никаких манер поведения, привычек,никакой цивилизации, «есть я в этом мире, и я должен выжить!»Природа научила, заложила в подкорку и во все нервные клеточки: оратьнадо! Постоянно сообщать о себе матери, от которой полностью зависим.Оторвавшись от пуповины, ребёнок всё ещё жизненно связан с матерью икричит на указанной частоте.
Природа всё устроилазамечательно. Ведь что это за частота? Из курса средней школы знаем,что частота звуковых колебаний, или длина волны зависит от размероввибратора, производящего колебания, и скорости звука в нормальнойсреде. Чем меньше вибратор и, соответственно, длина волны, тем вышечастота колебаний, то есть тон звука [11] . И эта частота, высотатона голоса рождённого человека, соответствует длине позвоночникавзрослого человека – матери. Рост матери существенного значенияне имеет, длина позвоночника взрослого человека посреднестатистической норме – 0,78 метра. В свою очередь, длинапозвоночника младенца – четверть от этой длины, то естьпозвоночник ребёнка меньше позвоночника его матери ровно в четырераза.
Физики утверждают, чточетвертьволновой вибратор – самый лучший излучатель.Полноволновой резонатор, вибратор – самый лучший воспринимательколебаний. Выходит, что система «младенец – мама» –лучшая с точки зрения физики приёмопередающая система.Излучатель детёныш и воспринимающий объект, мать –оптимальная резонансная система, созданная природой.
Вспомните, что с вамипроизошло дальше, после рождения? Вас запеленали! То есть –связали, ограничив свободу ваших движений. А между тем, увысокоорганизованных существ есть особый рефлекс – «рефлекссвободы». Любая собака, не говоря уже о диких животных,стремится избежать всякого воздействия, ограничивающего свободу еёдвижений. Так же и человек. Попробуйте себя хоть мысленно запеленатьи продержаться в таком состоянии час другой. Вряд ли выдержите!
Вы, наверняка,замечали, что ребёнка довольно трудно запеленать (он сопротивляется)и легко распеленать. Детей, особенно совсем маленьких, очень трудноодевать. Они с удовольствием выходят на улицу и неохотно возвращаютсядомой, даже в плохую погоду. Не хочет это существо возвращаться внеудобные условия. Поэтому нам так хорошо за городом или на море,где нибудь на просторах (замкнутое пространство то жеограничивает свободу живого существа). Мы, в отличие от собак ипервобытных предков, – ответственные существа –должны ходить в штанах, в рубашках и т. п. Уже не лезем напальмы, – не умеем. Нас с детства приучили к одежде, что,вообще то, противно живому существу. И хоть тело сопротивляетсявсевозможным ограничениям, человеку приходится расти в такихусловиях.
Не дай вам Богприсутствовать при выпуске коров из зимнего стойла «на волю»!Эти ленивые меланхоличные животные так бесятся от некоего счастья,что невозможно описать!.. А нас, отнюдь не парнокопытных, запеленалив первые минуты жизни. Лишили, как минимум, физической свободы ужепри рождении. Причём из лучших побуждений, заботясь о нас же.
Но дело не только и нестолько в ограничении физической свободы. Возникают другие менеезаметные, но значительно более неприятные последствия. Поверхностькожи (вся поверхность!) покрыта нервными окончаниями, рецепторами.Они посылают в мозг электрические сигналы при соприкосновении слюбыми инородными предметами. Таково осязание. Поэтому с закрытымиглазами мы точно осознаём, где что касается нашего тела. Когда телопостоянно завёрнуто в пелёнки или обтягивающую одежду, множестворецепторов сигнализируют мозгу о вторжении чего то постороннего.Формируется постоянное раздражение.
Можно приучить себя кчему угодно, в том числе и к неудобной одежде. Почти вся историясветского костюма (почти вся!) – непрерывная комедия.Никто и никогда, впрочем, не ходил в кринолинах целыми днями, как мыв своих повседневных костюмах. Между прочим, обратим внимание молодыхчитателей (особенно, молодых!) на то, что постоянное ношение одежды,обтягивающей интимные зоны человека, влечёт у юношей всего лишьмедленную кастрацию. Девушкам грозит онкологическими заболеваниямивесьма важных для продолжения рода органов. Постоянное фланированиепрекрасных барышень на высоких каблуках приводит к формированиюнепоправимых дефектов костей ног и позвоночника. На групповых уроках,кстати, заниматься лучше босиком [12] , в свободных костюмах, вродекимоно. А вы дома – будете голыми, без единой нитки. Человексоздан, чтобы ходить босиком и голым. Он так устроен.
В определённом возрастенам объяснили, и мы все привыкли к тому, что в нашем организме одноприлично, а другое неприлично. Действительно, есть правила, которыеследует соблюдать, чтобы не мешать окружающим, не вызыватьраздражения. Это необходимо не только на публике. К столу нужновыходить в рубашке обязательно, голым нельзя – это гадко. Когдакто нибудь в шортах и в пляжных тапках или с голым торсом вобщественных местах садится за стол или гуляет по Невскому проспекту,музею, в фойе театра – это вызывающее бесстыдство. Здесь такоенеуместно, так же, как явиться в баню в парадном одеянии.
Мы отнюдь непроповедуем натуризм или нудизм и не склоняем к тому, чтобы все всё ссебя скинули, отказались от достижений цивилизации, ушли в леса илиполезли на пальмы. Нет категорически! Люди обязаны быть общественнымисуществами, но должны уметь управлять своим постоянным спутником –собственным телом. Воспитывать его так же, как воспитывают домашнихживотных, служебных или цирковых. Человеческое тело, – всущности, не что иное, как высокоорганизованное животное. Полезно сним дружить, ухаживать за ним, ссориться с этим другом нельзя. Иногдасвоего помощника надо уговаривать: «Давай, дорогой, ты сможешь,у тебя получится. А я тебе отплачу, награжу непременно». От насзависит, чтобы он не усомнился в этом. Тогда обязательно выручит втрудный момент, даже когда этого и не ждёте, если с ним обращатьсяправильно. Должно точно знать, как он устроен, как функционирует.Повадки, особенности, что ему приятно, а что нет, что полезно, а чтовредно. Что будет, если потянуть за одну верёвочку, и что будет, если– за другую.
Нам требуется природнаяестественность цивилизованного человека !
Поэтому будем безханжества анализировать себя. Мы приучили себя к дополнительнымнапряжениям. Для нас непривычно естественное состояние, даже наединес собой. Отсюда – закомплексованность по очень многимпараметрам.
Обратим внимание на то,что многие радиоведущие, актёры перед выходом к публике вынимают изкарманов всё лишнее, снимают с руки часы. Они висят постоянно,обжимают руку, и это раздражает. Есть ещё и профессиональная привычкаудалять с костюма и из карманов всё, что может звенеть, дребезжать,издавать какие либо шумы. Несмотря на то, что в студии всегдаесть часы, у профессионалов вырабатывается привычка к тому, чтобы исвои часы тоже были на видном месте. Причём не на руке, некогдавертеть руками, чтобы узнать время: объекты внимания строгоограничены – микрофон, текст, студийные часы, быть может, ещёсобеседник. Это профессиональный рефлекс.
Но действует ещё ивнутренняя потребность освободиться от постоянного источникапсихологического напряжения. От всего, что может отвлекать, мешать –от обтягивающего, обжимающего ремешка, в частности. Даже лёгкая, нообтягивающая одежда, или какой то предмет, постоянно касающийсяповерхности кожи, будут вызывать раздражение, пусть и не оченьзаметное.
Почему нам хорошо,когда мы в бане или на море можем скинуть с себя все эти привычныеобертки? Он, организм, говорит: «Спасибо, Вася! (или Вова!) Далотдохнуть от твоей цивилизации!» Тут ему хорошо, приятно.Сознание вряд ли фиксирует эти благодарности нашего друга ипомощника, но почувствовать, подслушать его можно, и очень легко(хоть происходит такое общение на подсознательном уровне). Значит, мыможем и должны приучиться, «приучить себя», в первуюочередь, своё тело, когда потребно чувствовать себя так же вольно,свободно. Даже в очень несвободных условиях производствателевизионных или радиопрограмм, выступлений перед публикой.
Телерадиовещание –это очень сложная отрасль. Здесь журналист зажат со всех сторонпротивоестественными для человека условиями: временнЫми рамками,технологическими правилами. В студии кругом аппаратура, особаяакустическая обстановка. Ведущий привязан к микрофону, не можетсвободно ходить, если у него не ручной микрофон или «петличка».Но и ручной микрофон является источником напряжения. Говорящийприкован к нему, должен всё время следить, чтобы звук попадал вопределённое поле, даже когда он поворачивается. Микрофон всегдадолжен быть обращен к источнику звука, как говорят, «смотреть врот».
В этих оченьнесвободных условиях телерадиоведущий должен уметь вести себясвободно, в том числе, звучать свободно. Как мы договорились, зрительследит за поведением человека. И оно должно быть свободным,естественным. Речь, дыхание – это очень важные элементыповедения.
3. ИЗДЕРЖКИ ИСКРЕННИХ ЗАБОТ

Ещё раз впадём вдетство. Что происходит с ребёнком после рождения? Он растёт. Кричатьон уже умеет, этому, как ранее отметили, учиться не надо. Дышитнормально. Кстати, замечали, как дышат маленькие дети? Они дышатпоясницей. Это физиологически правильно. А теперь вы сделайтеглубокий вдох. Сравните: поднимается грудь, а то и плечи. Почему жеваш вдох отличается от вдоха собаки, кошки и маленького ребёнка?
Вспомним, что с вамипроисходило потом, через несколько лет после рождения ивыкармливания? Всякий ребёнок когда нибудь простужался.Пригласили доктора. Что первым делом совершает врач, все помнят:«Дышите, – не дышите». Прослушивает лёгкие.Ребёнок дышит так, как устроено природой. Но вместе с мамкой, илитеткой, или бабкой (или любым другим самым родным человеком), доктортребует дышать иначе – так, чтобы подымалась грудь, а то иплечи. Чтобы вдох был слышен и виден, что, в сущности, –противоестественно. В дальнейшем навык «совершенствуется»занятиями плаванием, баскетболом, аэробикой и другими упражнениями,развивающими поверхностное дыхание. Рефлекс очень надёжнозакрепляется. Противоестественное становится привычным.
Предложите кому нибудьиз своих приятелей сделать вдох «полной грудью» (лучшеэто наблюдать на голом торсе), сразу увидите описанный выше феномен.А человек совершенно искренне убеждён, что его этому никто не учил,что это и есть его «природное» дыхание.
Врачей же все болеебеспокоит то, что в крупных городах у большинства современныхподростков жизненный объём лёгких с каждым годом всё меньше и меньше.Тенденция, кроме чисто профессиональных проблем, грозит многимивесьма неприятными и даже опасными заболеваниями.
В действительностимеханизм дыхания прост.
Лёгкие – это двамешка, заполненных капиллярами, собирающими кислород, пористые, какгубка. В верхней, ключичной, части маленькие, а в средней и нижней –шире. Трахеями они соединены с верхними дыхательными путями. Когда мыдля вдоха приподнимаем грудь и плечи, мы заполняем воздухом лишьверхнюю, наименьшую часть лёгких (ключичный отдел) и среднюю (груднойотдел). Нижний самый большой объём при этом остаётсянезадействованным. Он иногда включается непроизвольно: пригомерическом смехе, вольном, свободном хохоте (не при жеманномхихикании, с жеманством будем бороться) и при жутком, серьёзном кашле(также не при изящном, кокетливом покашливании), когда человекапросто выворачивает изнутри. Таким образом рефлекторно срабатываетестественный механизм, и происходит своеобразное непроизвольноепроветривание лёгких.
Снизу лёгкие отделеныот других внутренних органов диафрагмой – специальной мышечнойплёнкой, прикреплённой к нижним рёбрам. В свободном состоянии она,подобно куполу, прогибается вверх. Когда эта мышца напрягается, куполраспрямляется, объём лёгких увеличивается, давление воздуха в нихснижается, лёгкие наполняются наружным воздухом. Это вдох. Будтоработает поршень. Таков процесс природного дыхания, в котором активноучаствуют не только самый маленький верхний (ключичный) и средний(грудной), но наибольший нижний (диафрагменный) отделы лёгких.Воздухом заполняется весь отведённый для этого объём.
Объём лёгких можноизменять иначе, приподнимая и опуская грудь или плечи. Пример –искусственное дыхание. В процессе дыхания участвуют, соответственно,средняя по объёму, грудная и наименьшая, ключичная часть лёгких. Приспасении утопающих об этом думать, конечно, не приходится (хоть,кроме манипуляций с руками спасаемого, рекомендуют такжеискусственное дыхание «изо рта в рот»). Но для публичногоречевого общения необходимо дыхание и подвижное, и большое, глубокое.Хорошо бы, и ненавязчивое внешне. Визуально надувание и сдуваниегрудной клетки воспринимается как нечто болезненное, может вызыватьжалость и отвлекать внимание зрителя. И микрофон более чувствителен кповерхностному дыханию, в эфире громкость вдоха (звук компрессируют)по уровню может достигать громкости речи. Надо полагать, что радио ителевизор включают не для того, чтобы слушать вдохи и вздохи.
Кроме отмеченного надовспомнить и о том, что труд эфирного сотрудника требует значительныхзатрат энергии и, следовательно, кислорода. При каком типе дыхания мыполучаем его больше, читатель может посчитать.
Итак, в 4–5 летребёнку подправили естественное дыхание с помощью методики, которуюдоктор психологических наук, профессор В. Л. Дранков называл«педагогикой Мальвины». Эдакое методичное указаниевоспитуемому на его «недостатки», «вылепливание»из него, реального – некоего идеала, рождённого в мечтахвоспитателя. При всей любви, при всей благодарности мамкам, тёткам,бабкам и другим прекрасным женщинам, мы должны понимать, что онидопустили определённые ошибки. Они не могли знать многого из того, очём мы с вами говорим. Им хочется, чтоб их ребёночек был лучше икрасивее.
Взрослые всегдаотносятся к ребёнку немного как к собственности. Украшают его, учат,чтобы он красиво выглядел: «Что ты сутулишься? Ну касделай осанку!»
Попробуйте и вы сейчас«сделать» осанку: расправьте плечи, сделайте большойвдох, замрите и посмотрите друг на друга (только не на себя взеркало, позировать не надо). У человека при этом поднимается грудь,голова и плечи, «выпрямляется осанка» и по армейскизадирается подбородок. Разве такая поза удобна? Нет, неудобна. Но длямногих людей такие неестественные положения являются привычными. Иэто понятно, – ведь они сформировались в детстве, когдачеловек впитывает всё на рефлекторном, на подсознательном уровне.Всё, чему учат в раннем возрасте, очень глубоко ложится вподсознание.
«Вот я такойбодрый, красивый». Плечи расправлены, грудь вперед, бровиприподняты, одухотворённый взор. Красиво это? Человек может думать,что да. В действительности, это безобразно, противоестественно. Квопросу о том, что красиво и что безобразно, вернёмся ещё не раз.Сейчас отметим одно: безобразно то, что не оправдано поставленнойзадачей, физической, художественной или какой либо другой. Вописанном положении тела смысла никакого нет, потому оно безобразно ине эстетично.
Но нас с вами сейчасинтересует не эстетика, а последствия для человека. Задрал плечи,брови и приучил себя к этому, это стало привычным. Что происходит ворганизме? Зажим. Конечно же! Мы с вами в определённом смысле состоимиз костей и мышц. Позвоночник – главная механическая опорачеловеческого тела. Он и весь скелет окружён мышцами, теми, которыеотвечают за сгибание разгибание всего, из чего состоит тело.Мышцы, будучи напряжёнными, не дают костям резонировать, демпфируютих.
Что совершил человек,когда приподнял грудь и плечи, напряг мышцы и оставил ихнапряжёнными? На Земле совсем расслабленным человек быть не может,так как находится в условиях силы тяготения, а не в космосе.Полностью можно расслабить все свои мышцы в невесомости, а вгеоцентрическом мире необходимо поддерживать тело даже в лежачемсостоянии. Во всех случаях какие то мышцы остаются напряжёнными.Но они напрягаются и расслабляются в зависимости от той задачи,которая рационально или подсознательно перед нами поставлена. А тутгруппы мышц напряжены всё время… Для красоты, наверное.Получается – постоянный мышечный зажим, ничем не оправданный,не нужный для решения какой либо задачи.
Чем это плохо? Эстетику– в сторону! Впрочем, от задранных бровей на лбу появляютсяморщины.
Первое.Бесцельно расходуется огромное количество энергии. Ведь сжатие мышц –это физическая работа. С энергией, впрочем, у нас проблем нет. Лишний«хот дог» зажевал, и напрягайся дальше, сколькоугодно: на разговоры калорий хватит.
Второе. Мыотмечали, что голос формируется системой резонаторов. Что можетзвучать, резонировать в организме? Мягкие ткани, конечно,резонировать не могут. Мягкая подушка не звучит. Звучит твёрдыйпредмет, участвует в упомянутых колебаниях. Могут звучать даже ноги,и пол под ногами может вибрировать при хорошем звучании. Звучат,резонируют твёрдые части тела – кости, скелет. А что происходитс мышцами?..
Чтоб разобраться,вернёмся к фортепиано. Устройство инструмента таково: есть струны,мягкие молоточки, и (обращали внимание?) там есть ещё такиеподушечки, так называемые демпферы, которые прижимаются к струнам.Одна из педалей отводит их от струн. Если провести при этом пострунам рукой, – они зазвучат, если отпустить педаль, –демпферы зажмут струны, звук заглохнет. Такое происходит с любымтвёрдым предметом, с любым резонатором. То же самое совершаютнапряжённые мышцы, – мышцы туловища, головы и другие. Онив напряжённом состоянии демпфируют, не дают костям звучать (почти всемышцы касаются костей, но не всегда сжимают их). Напряжённые мышцыголовы не позволят резонировать черепной коробке, она вся будет сжатамягкими, напряжёнными тканями. Таким образом, вторая неприятность –чисто физического (акустического) свойства.
Можно было бы сократитьобъём разъяснений, но хочется, чтобы наш процесс проходил осознанно.Вам надо будет всю жизнь поддерживать себя в форме, и для этого надопонимать природу проблем.
Третья неприятностьзаключается в следующем. Каким образом мы с закрытыми глазами узнаём,где у нас находятся руки, ноги, какая часть тела что делает? Мычувствуем это рефлекторно! Так устроена наша нервная система. Каждаямышца связана длинными нервными клетками – нейронами – сголовным мозгом, с мозжечком, отделом, который отвечает задвигательные функции. Мышца всегда посылает туда сигналы о степенисвоего напряжения. Чем более она напряжена, тем более интенсивныйсигнал поступает в мозг. Свободная мышца молчит, никого не беспокоит.
Этот процесс былзабавно и случайно проиллюстрирован Германом Титовым. Он первымночевал на орбите. Говорят, что во время полёта пережил жутковатоепотрясение. Несмотря на то, что он из выдержанных, подготовленныхлюдей. Готовили ко всему, но к такому он готов не был. Среди ночипроснулся – один в корабле и на орбите – и за стекломскафандра увидел чьи то руки… Свои! Но он их нераспознал, потому что тело в состоянии невесомости во сне занимаетположение, которое оно занимало во чреве матери, то есть полностьюрасслаблено. Это положение неудобно на Земле, под действием силытяжести. В утробе матери, в водной среде и в невесомости –удобно.
В космосе во сне всемышцы расслабляются и ничего не сообщают в головной мозг о степенисвоего напряжения. Человек со своим телом как бы расстаётся, поэтомуГ. Титов воспринял собственные руки как чужие. Лишь когда совершилпервое движение, – произошло напряжение мышц, и онисообщили об этом в головной мозг, – он понял: «Такэто же мои руки!» [13] . Такое можно и на Земле испытать. Вследующей части будут упражнения (часть III, упражнение 4«Релаксация», стр. 80–83).
Опять возвращаемся ктому, что мы – единое, целостное существо. Мышечный зажим(например, напряжённые руки, ноги, приподнятые брови, плечи и т. п.)распространяется на мозг и на личность. Постоянные мышечные зажимыблокируют деятельность весьма важного для речи органа – мозга,нагружают его ненужной информацией, раздражениями. На первом жезанятии вы испытаете на себе, что в состоянии большого мышечногонапряжения невозможно думать не то что продуктивно, а вообще никак ио чём либо, ибо мозг будет перегружен импульсами от всехнапряжённых мышц (часть III, упражнение 2 «Потягивание»,стр. 76–78).
Постоянными мышечнымисудорогами человек калечит важнейшую функцию своего собственногоорганизма и личности – высшую нервную деятельность. Ведь мы такустроены, как всё в Природе: простые функции являются фундаментом дляболее сложных. Творческая деятельность, проявления гениальностиневозможны в судорожном состоянии, – фундамент выбит.
Устройство головногомозга полностью отражает процесс эволюции – от рептилии до Homosapiens. Простейшее – самая древняя конструкция – стволголовного мозга, переходящий в спинной мозг, его так и называют «мозгрептилии», – управляет работой внутренних органов.Относительно молодое, более сложное устройство, и более сложныефункции – мозжечок, отвечает за координацию движений нашеготела. Самое сложное, юное устройство и самые сложные функции –полушария головного мозга с корой и подкоркой занимается нашимимыслями и чувствами. Тут всё, чем мы привыкли отличаться от братьевнаших меньших.
Далеко, казалось бы,ушли от голоса… Вернёмся на следующей странице, всестороннерассмотрев предмет.
4. «ЛОМКА». КАК ПОЛУЧАЕТСЯ«ПРИРОДНЫЙ» ГОЛОС?.

Вновь возвратимся вдетство, отрочество и юность… Совершив над собой описанныебезобразия, мы чуть чуть повзрослели. Кстати, за это время нашпозвоночник сначала удвоился (в детском возрасте), теперь –утроился и составляет % длины позвоночника взрослого человека.Неважная акустическая система! Одно слово «подросток».Неслучайно сами подростки не любят, когда их так называют, вроде как«недоделыш».
Наступает, такназываемый, «переходный возраст». Что с нами происходит?У нас стали появляться какие то прежде неведомые «признаки»,мы почему то стали обращать внимание на то, как нас воспринимаютокружающие девочки и мальчики. В четыре года человек не очень об этомзадумывается. Но теперь мы не дети, мы умные, теперь у нас естьразум, – в отличие от собак и кошек. Я – Человек,даже в подростковом возрасте. Особенно в подростковом возрасте естьпреувеличение всего. Себя то уж во всяком случае, любимого. Я же– единственный.
Мы начинаем себясовершенствовать, подправлять. Прежде нам говорили мамки: «Ну ка,подними голову! Не сутулься, подними подбородок!» Теперь саминачинаем себя делать, чтоб понравиться. Манерку выбираем разбитную,балбеса такого. Или наоборот, что торафинированно одухотворённое.
В отрочестве человекувлечён «работой над собой», страстно подогреваемый ещёнеосознанными половыми влечениями, инстинктами и прочими возрастнымиприобретениями. При этом он начинает делать и свой голос. Далеко некаждый человек это осознаёт и запоминает! Любой из нас в этомвозрасте задумывается о том, как красиво он звучит. Но подросток неможет ещё себя оценивать… Профессионально. А зачем подросткуоценивать себя профессионально? Его об этом никто и не просит. Как илюбой человек не является (а в отрочестве, и не может быть)профессионалом в этой области.
А как человек слышитсвой голос? Внешность можно оценить в зеркале, и то не вполнеадекватно, потому что себя можно увидеть только в одном ракурсе.Иначе не получится, понадобится второе зеркало, система. Но голосадекватно мы слышим или нет? Все слышали себя в записи, –вам нравится? Большинству людей не нравится. Хорошо, еслиприсутствует некоторая неудовлетворённость своими достижениями, –это путь к самосовершенствованию.
Говорят, что голосискажает техника. Давайте следующим экспериментом проверим, насколькоона искажает. С помощью любой аппаратуры запишите и прослушайтевместе, как каждый из вас представится. Вы, наверняка, легко узнаетеголоса ваших друзей, а свой голос покажется чужим. Так и в жизни: мыслышим себя совсем не так, как слышат нас.
Ещё один эксперимент.Негромко стукните по столу. Потом сделайте то же самое, приложив кстолу ухо. Сравните звуки. Понятно, насколько отличается ваша речь,слышимая вами, от той, что слышат окружающие?!! Вот настолько иотличается.
Здесь действуют простыезаконы физики. Проведём аналогию с микрофоном и динамиком: динамик(рот) и два микрофона (уши) расположены в одном корпусе, в однойакустической системе. Поэтому мы слышим себя искажённо. Не микрофонискажает, а резонансная система. Она устроена не для того, чтобывоспринимать себя, а для того, чтобы слышать других и быть услышаннойдругими, а не собой. Просто мы слышим недоформированный звук.
Но в отрочестве и вюности это трудно понять: «Ах, какой звонкий у меня голос, навзрослый даже похож немножко!» В действительности –душистый, жеманный, свойственный людям экзотичных эротическихпристрастий. Он отвратителен!
Многие девочкиубеждены, что верещание на высоких тонах придаёт им женственности,обаяния. Между прочим, угадайте, кто и про кого написал следующее:«Кокетства в ней ни капли нет – его не терпит высшийсвет»? Или, напротив, юноши, стараясь поскорее «повзрослеть»,утрированно занижают голос, стараются сделать его хрипловатым,«мужским». Окружающие к нему быстро привыкают, объясняявсё подростковой мутацией и ломкой голоса.
И вот, пережив эту«ломку», человек искренне убеждён, что у него природныйголос. В то время как он рукотворный, созданный им самим.
5. «ОТСЕЧЬ ЛИШНЕЕ!»

В книге предложеныупражнения, которые помогут вам удалить ненужные наслоения. Реализуяизвестный лозунг Микеланджело, вынесенный в название раздела,исправить то, что сотворили с собой за пока ещё не очень длиннуюжизнь.
Времени и сил наисправление ошибок при честном отношении к предмету потребуетсянесопоставимо меньше, чем было потрачено на создание и закреплениеошибочных, противоестественных привычек и рефлексов.
Очень интересные вещипроисходят при освоении комплекса. Обычно всё проходит нормально,хотя поначалу изменения, которые с вами произойдут, могут немногоозадачить родственников и приятелей. Для них будет непривычно, чтоблизкий человек заговорил совсем иначе.
Один ученик пришёл нарадиостанцию, хотел быть звукоинженером, а попал на конкурсрадиоведущих. (Он совсем ещё недавно служил инженером акустикомна атомной подводной лодке.) С голосом были проблемы, и сначалановичку поручили работу дежурного редактора в редакции информации. Онуспешно справлялся с обязанностями, но страстно захотел стать ведущимрадиопрограмм. Было дано лишь три занятия по описанной ниже методике.Дисциплинированный моряк добросовестно осваивал упражнения, закрепляянавыки самостоятельным тренингом. Дней через десять говорит: «Так,у меня уже всё получается, собака меня боится, сын ходит строем(мальчишке было тогда 14 лет – трудный возраст). Всё!»
В результате этот оченьмолодой пенсионер подводного флота в ансамбле с опытными журналистамибуквально за несколько месяцев освоился в создании сложнейшихрадиопрограмм, стал уважаемым человеком в радиовещании.
И у вас, друзья, всёполучится. Зрителей и слушателей пугать и выстраивать в шеренгу мы,конечно, не будем. Но сможем научиться управлять вниманием,пробуждать интерес аудитории, вызывать её сочувствие. Причём в первомзначении: «со чувствие», «со переживание».
ВЫВОДЫ

1. Авторутверждал, что человек – это единый, целостный организм (имея ввиду, кстати, отнюдь не только физиологию), и надеется, что не вызвалтем больших споров. В каждом из нас все элементы и функциивзаимосогласованы, естественным образом дополняют друг друга иоказывают друг на друга определённое влияние. Изменение функций однойсистемы необходимо влечёт последствия в функционировании других. Отом, какие это последствия, стоит задуматься прежде, чемсовершенствовать свою человеческую природу.
2. Вероятно, невозникло больших сомнений в том что, улучшая условия жизни каждогочеловека и общности в целом, цивилизация и прогресс создают икакие то проблемы, как для общности, так и для отдельногочеловека. Ведь нет медали с одной только стороной. Например, оченьудобная вещь, которой пользуется огромная часть молодых нашихчитателей, – рюкзачок, или наплечная сумка. Рюкзак, дажене очень тяжёлый, требует движения всего тела вперёд. Не в землю, авперёд! Наплечная сумка требует, чтобы всё тело тянулось вверх,правым или левым плечом. И вместо того, чтоб «врастать» вземлю, прочно стоять на ногах, мы, напротив, –«отрываемся» от земли.
Оставаясь (или, бытьможет, становясь) существами в высшей степени цивилизованными,попытаемся возродить дремлющие естественные механизмы, подаренные намПриродой. И умело, цивилизованно, без ханжества (ибо оно –проявление первобытной дикости) ими управлять.
3. То, что люди впроцессе общения воспринимают и передают состояние друг другу,кажется тривиальным. И мы не остановили бы на этом своего внимания,если б от человека к человеку передавалось только настроение. Мывеликодушно делимся и способом дыхания, звукоизвлечения, пластикойтела и прочим. Ибо мы – целостные существа.
4. Не у многих,наверное, остались сомнения в том, что от рождения каждый человекнаделён голосом, причём хорошим. Те, у кого остались, пустьпроверяют, – сомнения исчезнут. Остальные могут поспешитьначать работу над собой, чтоб поскорее восстановить данное Природой.Вспомнить младенчество, впасть в детство. (Как всё просто!!!) Кстати,этой работой надо заниматься в юности. Чем человек старше, темтруднее ему избавиться от приобретённых привычек и условныхрефлексов.
5. Подавлениеврождённого «рефлекса свободы» (обитание в ограниченномпространстве, неудобная, но модная, ставшая привычной, одежда иобувь, противоестественная для любого живого существа звуковая среда)влияет на всё поведение человека и на его личность. Но в этой книгенас интересует только речь, в которой, впрочем, это всё проявляется.
6. Искажениеприродного механизма дыхания, «постановка» осанкиначинается в очень раннем детстве. Вряд ли кто то вспомнит, какэто было. Проследить процесс можно только, наблюдая со стороны завоспитанием ребёнка и за происходящими с ним изменениями в течениенескольких лет. Поэтому кривые ноги, руки, позвоночник, приподнятыеплечи, брови, противоестественно поверхностное дыхание кажутсябольшинству людей привычными, даже врождёнными.
Однако необходимовполне осознавать: не всё привычное –естественно.
Кстати, дворянскиеосанка, дыхание – не вычурны, а в высшей степени естественны. Ив русской, и в европейской культурах, и в восточных цивилизациях, и вантичности. Аристократы и интеллигенты своё младенчество и раннеедетство проводили в деревнях, в гармонии с Природой. Росли подколыбельные простых женщин, среди прекрасных песен и сказок. Ихокружали чистые голоса. Потом, в высшем свете на этом фундаментевозникали этикет, светские условности, мода и т. п. Не на пустомместе, а на прочном фундаменте!
Пройдите, когда будетвремя и возможность, по анфиладам Эрмитажа, Русского музея, МузеяАкадемии художеств, Третьяковской галереи, Лувра, Американскойнациональной галереи. В картинах и скульптурах разных эпох и народоввы вряд ли найдёте то уродство, что так часто окружает нас всовременной «цивилизованной» жизни.
7. В периодподростковой мутации, «ломки» голоса мы сами себя«совершенствуем». Хотим нравиться. Ведь мы существаобщественные и общительные. Делая это без адекватного контроля.Зеркало здесь очень коварный помощник. Как адекватно слышать свойголос, будет указано позднее (в части VI, упражнение 5 «Какуслышать себя», стр. 128–129 ).

В итоге получается, чтозажатый, кривой человек с сиплым или неестественно завышенным голосоми с «кашей во рту» искренне убеждён, что он таков отприроды.
Не надо порочитьМатушку Природу! Она дала нам всё для продуктивной, счастливойжизни. А как мы этим распорядились, – проблема не её, анаша. Истинно наша. Ведь Природа вечна, а мы – смертны.
Автор уверен в том, чтомы готовы вместе провести «работу над ошибками»,исправить противоестественные привычки и рефлексы, обретённые вмладенчестве, юности, молодости, кажущиеся нам органичными,естественными. И заняться работой над собой на основе знанийчеловеческой природы. Попытки такого рода всегда приводят кположительным результатам, за что ученики бывают благодарны. Чего ивам желаем.
ЗАДАНИЯ

Понаблюдайте за собой иблизкими приятелями. Отметьте моменты, когда ваше или их поведениеблизко к поведению кошки, собаки, младенца. Определите, почемупростые действия (стоять, двигаться, смотреть,слушать, дышать) совершаются как то непросто , не так, как Природой установлено, а как то особенно,неестественно, «по человечески».
Зафиксируйте своинаблюдения на бумаге, в заведённом дневнике. В сочетании с тем, чтосделано ранее и предстоит далее, это принесёт большую пользу.Каждому, кто держит в руках эту книгу с серьёзными намерениями.
Удачи вам, друзья!
ЧАСТЬ III ЗВУЧАЩЕЕ ТЕЛО (СНЯТИЕ ИЗЛИШНИХ МЫШЕЧНЫХНАПРЯЖЕНИЙ, КОРРЕКЦИЯ ОСАНКИ)

В творческойдеятельности, в том числе в общении со своим организмом стоитпридерживаться нескольких правил. Всегда, и в освоении тренинга вчастности.
1. ЧЕТЫРЕ ПРАВИЛА ПРОДУКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Первое. На радиои телевидении есть поговорка: «Прежде чем полезть в эфир –не забудь сходить в сортир».
Смешно. Но это нешутка. Когда человек много и активно (а на публике, в эфире нужнодействовать активно) разговаривает, дыхательными органами массируетвсе внутренности, в том числе и мочевой пузырь, и кишечник. При этомвсё их содержимое просится наружу. Человек становится подобным«медитирующему ёжику» из «бородатого»анекдота. Многие молодые коллеги этого анекдота не знают, придётсяего воспроизвести. Особо чувствительные читатели могут пропуститьследующий абзац.
На пеньке сидит ёжики медитирует: «Я не пукну! Не пукну. Ни за что не пукну!Никогда не пукну… (характерный звук) Это не я. Это не я! Нея!..»
Дело не в том, что вы впроцессе работы испачкаете бельё и испортите воздух в помещении, а втом, что ваше внимание будет занято не содержанием и формойаудиовизуального произведения, вашего выступления перед аудиторией, ав основном тем, как бы дотерпеть. До победного финала.
Второе. Дляработы оптимальным является состояние не сытости и не голода.
Сытость мешает по двумпричинам. Во первых, полный желудок механически мешает работедиафрагмы, лёгких, то есть препятствует дыханию. Во вторых,процесс пищеварения – одна из главных, жизненно важных, функцийорганизма, в которой принимают участие, помимо желудка, всевнутренние органы, в том числе древнейшая часть головного мозга –«мозг рептилии», или ствол головного мозга. Желудок,поджелудочная железа, печень, почки и другие внутренности не оченьважны в процессе работы. А вот головной мозг и его составляющиеиграют, согласимся, определяющую роль в нашей деятельности. Как быактивно мы не нацеливались на выбранную задачу, самая древняя частьголовного мозга скажет: «Нет». И значит, не будетработать подсознание, не будет продуктивной работы организма. Будеттормоз в высшей нервной деятельности.
Состояние голода –прямая противоположность. Наша личность – переживания, чувства,мысли – всё это обитает в животном организме. Для которого, какмы знаем, важнейшее дело – наесться и совершить всё, чтоположено пищеварительному тракту.
Когда организм серьёзноголоден, – это не значит, что просто человек давно не ел,это значит, что все внутренние органы интенсивно требуют питания.Голод для них – это смерть. Организм боится её, спасается идаёт сознанию сигналы – надо есть! Таким образом блокируетсявся нервная деятельность. Подсознание будет занято только иисключительно кормёжкой.
Конечно, настоящийхудожник должен быть голодным, но лишь до определённой степени.
Третье. Хорошобы ещё и вовремя проснуться. Многие замечали, что человек полностьюпробуждается не сразу. Спросонья не всякий сразу принимается запростые домашние дела, связанные с какой либо сосредоточенностьюна предмете. По команде того или иного будильника покинув ложе,«продрав глаза», человек обычно механически занимаетсясборами, утренним туалетом, завтраком, совершает какие топривычные, повседневные действия, не требующие особого внимания иактивности. Даже очень опаздывая, всё перечисленное можно с успехомисполнить, не задумываясь и довольно быстро.
Во всём мире в любойконсерватории или в театральной школе не назначают занятия поспециальности на утренние часы. Любой певец или драматический актёрзнает, что он не может явиться на концерт, спектакль или дажерепетицию, только что выскочив из постели. Профессионалы знают, чтоголос, и весь организм человека оживает лишь через три часа после пробуждения самого человека. Значит, если вам предстоитсерьёзная передача, какое то выступление или, в нашем случае, –урок, посвящённый освоению упражнений, тренингу, – нужноподняться за три часа до начала этого процесса. (Ваши самостоятельныеутренние занятия будут исключением из этого правила.)
Четвёртое.Ощущение наготы. Вспомним описанное в предыдущей части. Мы должныпопробовать чувствовать себя голыми, ибо таковыми создала насМатушка Природа. Даже в самых неудобных костюмах, созданныхстилистами. Обычно нужно избегать облегающей одежды, пусть дажеабсолютно лёгкой. Это создаёт излишнее напряжение. В самыхпротивоестественных условиях, каковыми являются условия радио ителевидения, любого публичного выступления – человек долженвести себя естественно, как ребёнок, кошка или собака. В этом залогпродуктивности его деятельности. И, между прочим, обаяния.
Групповые занятиянельзя проводить как в бане, или на натуристском, или диком пляже,раздевши учеников донага. Лучше в свободной одежде, не обтягивающей,на голое тело. Самостоятельно упражнения полезно исполнять в«олимпийских костюмах», то есть голыми. Вроде бы смешно идаже несколько неприлично. Но именно так наиболее эффективно.
В это невозможноповерить, не проверив практически. Автору приходилось не разиспытывать в работе. К примеру, поставив себе задачу на очередномуроке открыть природные голоса всех учеников, – столкнулсяс тем, что у одной он не зазвучал. И через тридцать секунд, снявлёгонькую золотую цепочку (впрочем, все были не голыми, а в свободныхспортивных костюмах), – она показала прекрасный голос.Ничтожная мелочь, привычная человеку (напомним, привычная – незначит естественная) мешала её природным человеческим проявлениям. Внашем случае – звучанию.
2. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОСВОЕНИЮ КОМПЛЕКСАУПРАЖНЕНИЙ

а) Всякоеупражнение начинается из состояния покоя свозвращением в состояние покоя.
Это правило важно нетолько для тренинга. Передачу, любое публичное выступление тоже надоначинать из состояния покоя: каким бы эмоциональным ни было егоначало, первый звук произносится из состояния покоя. Только тогдаберём внимание аудитории, причём активно. (Вдох, кстати, не нужен, влёгких воздуха достаточно всегда.)
б) На начальномэтапе требуется строжайшее соблюдение последовательности упражнений.
Упражнения следуют отпростых к более сложным. Каждое является фундаментом для следующего –не освоив предыдущее, нельзя двигаться дальше. Для того чтобыприступить к освоению дыхания, надо научиться легко снимать мышечныезажимы. Чтобы хорошо зазвучать, надо подготовить тело, надышаться ит. д.
Потом любое упражнениеможно будет делать не только в комплексе, а в отдельности. Но сейчаснам важен комплекс, важна и последовательность. В дальнейшем непотребуется. Приведёте себя в порядок и, быть может, даже забудетеметодические тонкости.
в) Важное условиеуспешного освоения каждого упражнения– сосредоточенностьи активность.
Формальное исполнениепредлагаемых действий без каких либо физических и эмоциональныхзатрат не приведёт к желаемому результату. Впрочем, и мучить себя,конечно же, не надо, лучше всё делать с удовольствием.
г) На начальномэтапе обязательно требуются системность и регулярность.
Бессмысленно исполнятьупражнения сколь угодно усердно, но изредка, когда придётся. Втечение определённого (не очень большого) времени тренировки должныбыть постоянными, чем чаще, тем лучше.
д) Чтобы всёполучалось, и получалось быстро, нужно осознавать целостностькаждого элемента, то есть каждого упражнения, и егоместо в комплексе.
Если занятия происходятв группе под руководством преподавателя, то, прежде чем приступить кисполнению упражнения, ученики должны сначала внимательно посмотреть,послушать и осмыслить, как что делается от начала до конца.
Если вашим педагогомявляется книга, сделайте то же самое мысленно. Прочитав описаниеупражнения до конца, включите воображение и представьте себе всё вмелочах и в целом. Только когда всё уляжется в голове, можноспокойно, сосредоточенно, без суеты приступать к исполнениюупражнения физически.
Упражнение 1.Размещение в аудитории
Попробуем равномернозанять всё пространство аудитории, заполнить его. Быть может, вы«прилепились» к стене или друг к другу, или осталосьбольшое свободное пространство. Это не есть равномерное размещение.
Вы, наверное, слышали,что у человека, как и у каждого живого существа, есть своя, такназываемая, «интимная зона» – зона его личнойсвободы. Размещаясь слишком близко к другому человеку, мы входим вневербальный контакт с посторонним, неважно, положительный этотконтакт или отрицательный. Отнюдь не любовный, и занимаемся неэротикой. Так или иначе, – это нарушение интимной зоны.Вторжение в чужое пространство будет отвлекать двоих, троих, всех,кто оказывается в таком контакте. Определить его можно толькочувственно. Пусть каждый почувствует, что он никому не мешает и емуникто и ничто не мешает. Осваивая упражнения в группе, каждый должензаниматься индивидуально, наедине с собой.
Телевидение, кромевсего прочего, требует умения точно и быстро занимать нужное место насъёмочной площадке, на натуре, в интерьере, в студии. Удобное длясебя, других и для зрителя, то есть верное по законампространственной композиции. Должен быть выработан рефлекс:профессиональное, звериное чутьё, ощущение своего места в кадре (спозиции зрителя, режиссёра и телеоператора), а значит, в пространстве(с вашей точки зрения), среди декораций, натурных предметов иучастников передачи. Точно так же на театральной, концертной сцене,перед любой аудиторией.
Важно мгновеннопочувствовать, когда надо быть на первом плане, когда на втором, акогда и вовсе фоном, в отдалении, – в левой части кадра(это справа для вас, если вы расположены лицом к камере, к зрителям)или в правой (это слева). Но с тем, что такое «сено и солома»на публике, будем разбираться значительно позже, осваиваяисполнительское мастерство ведущего. Сейчас важно только удобство длятренинга.
Расположитесь так,чтобы каждый видел каждого. Затем иначе, так, чтобы все виделипреподавателя, и он видел всех. Выполняя упражнения, нужно выбиратьсоответствующую, наиболее удобную для этого мизансцену.
Вокруг есть свободноепространство? Вам удобно? Всё в порядке? Тогда двинемся дальше.Первое, что мы сделаем, – научимся управлять мышечныминапряжениями. Сбросьте руки! Стряхните их.
Упражнение 2.«Потягивание»
Вспомните, –мы с вами говорили о физическом зажиме, излишнем мышечном напряжении(часть II раздел 3 «Издержки искренних забот»,стр. 57–63). Предстоит научиться снимать такие судороги.Природа дала для этого замечательный способ – потягивание.Человек потянулся, то есть напряг мышцы, и после этого они оченьлегко расслабляются. Попробуем. Потянитесь хорошенько, всем телом.Нравится? И легко получается, – дело привычное.
Теперь, взяв за основуданный природой приём, мы будем его чуть чуть утрировать исистематизировать.
Ноги поставьте чутьшире плеч. Следует напрячь поэтапно мышцы рук до кончиков пальцев(хоть в кончиках пальцев рук никаких мышц нет, а есть связки,пассивная соединительная ткань, – но должно быть ощущение,что напряжены не только пальцы, но и кончики пальцев рук). Затемнапрягите мышцы в такой последовательности, группами: руки, мышцыголовы (особенно лица, не смущаясь возникающей при этом гримасы),язык. Внимание обратить на язык (он всегда в полости рта вытворяетвсё, что хочет). Далее плечи, шею, мышцы всего туловища: груди,живота, поясницы, ягодиц. Сверху вниз. Теперь ноги: бёдра, голени,пальцы ног, кончики пальцев ног. Обратить внимание ещё и на анус, –эта штука всегда привычно напряжена. Мы, приматы, созданы так, чтобне гадить где попало. Наши далекие предки, в отличие отпарнокопытных, птичек и рыбок, таким способом метили свою территорию,свою личную зону. Вероятно, как существа разумные, мы должны уметьуправлять и этим органом. Давайте отбросим стыдливость –профессионал должен уметь быть хладнокровным, когда потребно.
Напряжёмпоследовательно всё перечисленное. Представьте себе, оправдайте,почему вы так напрягаетесь. Воображение поможет.
Не думать о том, как высейчас воспринимаетесь окружающими. Некрасивые все! Все уроды! Легколи быть в такой судороге?.. Ну ка, теперь вспомните таблицуумножения. С трудом, да? Вот так мышечный зажим необходимо порождаетстопор психический.
Так же сверху внизсбрасываем мышечные напряжения: голова повисла, руки болтаются,плечи, запястья, пальцы. Напрячь и расслабить язык во рту, но ротзакрыт. Рот всегда должен быть закрытым. Губы не сжаты, а просточуть чуть друг друга касаются. Дышать лучше через нос.
Туловище: спина, грудь,живот, анус, ягодицы, – всё расслаблено, болтается, каклапша. А ноги: бёдра, голени, пальцы ног, кончики пальцев нограсслабляем до состояния, достаточного для поддержания висящего тела.
Внимание! Общееправило, уже обоснованное – объект внимания должен быть один.Нельзя одновременно удержать вниманием всё тело, все мышцы. Поэтомунапрягайте и расслабляйте их поочерёдно, тогда всё получитсякачественно. Попробуйте несколько раз напрячь и уронить руки, потомголову, затем туловище уроните перед собой, чтобы всё болталось. Ипри этом ноги пошире поставьте, чтобы прочно стоять на земле.
Особое внимание надоуделить мышцам шеи, которые предназначены для того, чтоб держатьголову. Они могут немного сопротивляться, а должны болтаться.Подсознательно мышцы пытаются удерживать голову в любом положении.Понятно, ведь их роль важна, держат голову, – и должны еёдержать. В противном случае человек свернёт себе шею. Это вопросвыживания. Но нам нужно научиться преодолевать инстинкт, аккуратноснимать и эти мышечные напряжения.
Не вертите головойспециально – она должна висеть сама! Покрутите телом, заметьте,где сопротивляются мышцы, а где нет.
Представьте себе,прочувствуйте: ноги не напряжены, но стоят прочно, вросли в землю.Позвоночник склонился, как «тонкая рябина», покачиваясьна ветру, и с него, как ветви, свисает всё остальное – голова,руки, туловище. Это – положение «висячего покоя».
Не подсматривайте другза другом. Процесс интимный. Каждый занимается только собой и никембольше.
Теперь встали,выпрямились. Но не по стойке «смирно»! Стойте спокойно.Руки висят свободно. Напряжены лишь те мышцы, которые нужны дляподдержания тела в нужном положении. Наша задача – научитьсялегко, непринуждённо, без судорог и истерик оказываться в состояниипокоя: из состояния покоя – активное действие – свозвращением в состояние покоя. Тогда это действие будетпо настоящему активным и продуктивным.
Со своим телом надообращаться и бережно, и вольно, как с главной вашей собственностью наэтом свете. Это значит – подробно, уделяя внимание всем егодеталям, каждому участку. Уважительно, с любовью. Наверно убедились втом, что из состояния мышечного зажима, которое мы испытали, вактивное действие попасть нельзя.
Попробуйте ещё разнатянуть мышцы, напрячь их все. Получилось? Теперь расслабьтесь ипривычно потянитесь в своё удовольствие.
Упражнение 3.«Марионетка»
Предлагаемое упражнениеиз арсенала дисциплины «Сценическое движение»,преподаваемой в основном будущим актёрам, режиссёрам. Оно формируетнавыки, требуемые при обучении сценической драке, фехтованию, танцами другим разделам, предметам, развивающим пластику человеческоготела. Верная осанка, пластичность, координация движений необходимы нетолько для решения узкопрофессиональных задач, но для здорового,органичного поведения человека вообще. Без этого и естественная речьневозможна. Потому оно будет полезным и для нас.
Начнём из состояния«висячего покоя»: полностью расслабленное, брошенноеперед собой туловище и всё, что на него навешано.
Представьте себе, чтовы марионетка – кукла, которая висит на верёвочках. Однаниточка держит туловище, прикреплена к загривку, тянет его вверх, заседьмой позвонок (можете отсчитать, впрочем, он и так хорошопрощупывается). Другая – прикреплена к голове, только не клобной части, а к затылочной. Там есть макушка, где волосызакручиваются, за неё и тянет ниточка. Третья – за правоеплечо, следующая – за левое плечо. Потом – локоть правый,левый локоть. Запястья правое, левое. Затем, пальцы правой и левойруки. Таково устройство куклы.
Дальше происходит вотчто. Кукла расслаблена, висит, болтается, – состояние«висячего покоя». И вот, куклу дёрнули за одну ниточку,за загривок – туловище поставили в вертикальное положение.Только резко. А всё остальное болтается – голова и руки. Потомдёрнули за макушку, – не за лоб, а за макушку –поставили голову. Потом – за правое плечо, потом – залевое. Руки при этом болтаются. Затем дёрнули вверх правый локоть,левый локоть, правое запястье, левое. Пальцы правой руки и пальцылевой руки. Именно дёрнули. Не по балетному, красиво повели рукой.Всё некрасиво, неизящно.
Если всё запомнили иосознали (только в этом случае!), можно пробовать выполнятьупражнение. Сначала медленно, после каждого броска проверяя, чтобнапрягалось только то, что требуется, а остальное свободно висело.
Итак, повисли («висячийпокой»). Теперь вас поддергивают.
Раз! Загривок –туловище! А всё остальное – проверяйте, – болтается.
Два! Голова устремиласьвверх – не лобной частью, а макушкой!
Три! Правое плечо!
Четыре! Левое плечо.Проверяйте, чтобы всё остальное свободно болталось.
Пять! Локоть правый!
Шесть! Левый! Не плавно– резко дёрнули: «Ап!» А кисть болтается.
Семь! Правое запястье.А пальцы висят, но не скрючены!
Восемь! Левое запястье!
Девять! Пальцы справа.
Десять! Пальцы левойруки.
Если занятие проводитпедагог, то каждую команду лучше сопровождать хлопком в ладоши.Ученики должны мгновенно реагировать на этот сигнал.
А теперь роняйте частисвоего тела в обратной последовательности, точно так же, как идёргали, – по одной ниточке: пальцы одной, потом другойруки, так же запястья, локти, плечи, макушку, туловище. Междудвижениями следите за тем, чтоб падало только назначенное. Роняялокоть, не ронять плечо.
Можно пойти и дальше,чтобы всё тело сложилось на полу, но это уже предмет пантомимы. Намнужно не это.
Повторите несколькораз, постепенно увеличивая темп, и между движениями не забываяконтролировать точность, качество исполнения.
Упражнение 4.Релаксация
Испытав состояниеполного мышечного напряжения, вы убедились в том, насколько ононеудобно и непродуктивно. В этом упражнении – полная егопротивоположность, обещанное полное физическое расслабление. Цельочень проста – отдых. Физический и психический. Без этого можнообойтись, как мы привыкли обходиться без эффективного отдыха вобычной жизни. Но стоит и проверить, вреда не будет.
Надо расположиться настульях предельно удобно для отдыха (если вы занимаетесь ваудитории). Дома отдыхайте лежа. Напомним, что в группе лучшезаниматься в свободной одежде.
Размещаться нужно так,чтобы при всех расслабленных мышцах вы не падали и вам было удобно.Ноги – перед собой, колени немножечко разведены. Руки лежатспокойно. Плечи спокойные. Расположитесь так, чтобы голова незапрокидывалась, подбородок падал на грудь. Не держите голову –нужно, чтоб она упала, уроните голову на грудь! Поболтайте ею!Сделайте так, чтобы вы не съезжали со стула, чтобы были сведены кминимуму внешние объекты внимания. Глаза закрыты. Не напряжены,просто веки чуть чуть касаются друг друга.
Теперь мысленно пройдёмпо всему телу, сверху вниз. Пожалуйста, мысленно проверьтерасслабление мышц головы. Обратите внимание на глаза – дажекогда веки закрыты, глаза пытаются что то видеть, глазные яблокивертятся. Расфокусируйте взор. Напрягите и расслабьте язык, пусть онлежит в полости рта спокойно.
Проверьте мышечныйпокой – мышцы шеи, плеч, рук. Внимание сейчас в руках, впальцах рук, в кончиках пальцев рук. Потом поочередно напрягите ирасслабьте мышцы груди, живота, брюшного пресса, спины, поясницы,ягодицы, анус. Затем – мышцы ног, пальцы ног, кончики пальцевног.
Представьте себе, чтовы в тёплый, но не в жаркий, солнечный день лежите на берегу моря, натёплом (не горячем, но тёплом) песке. Вокруг вас никого нет. Это негородской пляж, это совершенно свободное пустое побережье. Спокойныйшум прибоя. Очень лёгкие дуновения спокойного, не сильного, ветра. Вылежите таким образом, что голова находится в тени, а туловище –на солнце. Вокруг никого нет. Голый человек лежит в своёудовольствие. Безоблачное синее небо. Никаких объектов внимания нет.
Пожалуйста, представьтесебе, что в голове разливается приятная прохлада. Всё пространствоголовы заполняет какая то приятная прохлада. Не торопитесь,почувствуйте это.
Представьте, как отплеч по рукам в пальцы рук и в кончики пальцев рук сбегают приятныеструйки тепла. Как эти струйки становятся всё больше и больше, теплееи теплее, заполняют собой руки, пальцы рук, кончики пальцев рук.
Представьте себе, какот ягодиц по ногам, в пальцы ног и кончики пальцев ног сбегают такиеже струйки тепла. Они становятся больше, теплее, заполняют собойягодицы, ноги, пальцы ног и кончики пальцев ног.
Вообразите, что вглубине живота, в районе солнечного сплетения зреет приятный тёплыйкомок. Он также растёт, становится теплее, больше. Заполняет низживота, проникает в ягодицы и сливается с теплом ног. Заполняетгрудь, становится ещё больше и теплее, проникает в плечи и сливаетсяс теплом рук. Всё туловище наполнено теплом и приятной тяжестью.
Проходить по своемутелу обычно нужно сверху вниз, «по шерсти», а не«против». От плеча – к кончикам пальцев рук; отгруди – к низу живота и бёдрам; по спине через анус и ягодицы –к ногам, до кончиков пальцев ног. Проходить подробно. Не торопясь.Поочередно проверяя расслабление каждой из частей тела.
Вы отдыхаете. Тепло итяжесть в руках, пальцах рук и кончиках пальцев рук, в груди,туловище, в ягодицах, ногах, пальцах ног и кончиках пальцев ног. Всётело наполнилось теплом и отяжелело.
Отдохните немного, необращая внимания на всё, что происходит вокруг. Если вдруг выпочувствуете дремоту, – дремлите, если заснёте –ничего страшного. Это состояние близко к состоянию полного покоя.
Наверно, вы заметили,что через снятие мышечного напряжения получаете и психическоераскрепощение. Отдыхает не только тело, но отдыхает и мозг, мышцы неперегружают его информацией о степени своего напряжения. Всё ворганизме отдыхает. Если вы, самостоятельно выполняя это упражнение,заснёте, то погрузитесь в наиболее глубокий, спокойный сон, наиболееэффективный. Часа два такого сна заменят восемь часов обычного вашегобеспокойного сна. Будете спать совсем без сновидений, не меняя позы.Проснётесь в том же положении, будто сейчас только толькозаснули. А окажется, что вы провели таким образом несколько часов.По настоящему отдохнувшими.
Такого рода действияможно совершать не только для сна. И не столько для сна. В стрессовойситуации, к примеру, нужно от чего то отдохнуть. Не обязательнодля этого раздеваться, ложиться. Можно, распластавшись в кресле,просто таким образом провести несколько минут. Это поможет обрестиработоспособность, вызвать новые силы в своём организме. Недолеченномили перелеченном. У кого как.
Дома это упражнениеможно выполнять на кровати или на ковре – как удобно, но толькотак, чтоб при расслаблении мышц вы не падали, не съезжали и непережимали себе что нибудь чем нибудь. В процессе поможетфонограмма 1, «Релаксация», слушайте аудиоприложение ирасслабляйтесь.
Следите за тем, чтоб незапрокидывалась голова, а подбородок падал на грудь… Еслилежите – подложите подушку так, чтобы она лежала не под шеей, апод головой, повыше. Также важно, чтобы части тела по возможности некасались друг друга. Нужно, чтобы руки лежали не на туловище и не набёдрах, а рядом, хоть в миллиметре, но, не касаясь бёдер. Пятки недолжны касаться друг друга. Надо свести к минимуму какие либовозможные раздражители, контакты с чем бы то ни было, оградить телоот любых прикосновений, в том числе и его частей.
Мы создали картинувашего отдыха на берегу моря. Быть может, кому то большепонравится что нибудь другое. И это что нибудь другое будетполезно. Допустим, вы лежите на поверхности тёплой воды. Или парите ввоздухе, в неком пространстве… Важно, представляя какое тосвоё положение в каком то пространстве, в некоейдействительности, свести к минимуму даже воображаемые объектывнимания («небо безоблачное», «море чистое,спокойное» – ни птички не летают, ни дельфины неплавают). Пусть будут любые удобные для вас обстоятельства.Представляйте себе то, что приведёт к состоянию тепла и тяжести втеле, прохлады в голове.
Это упражнение, как мыуже говорили, может завершиться сном, поэтому надо позаботиться опробуждении. В момент, когда его исполняете, вы не должны думать отом, что вам нельзя заснуть, – это лишнее напряжение.Пустите себя на волю. Если занимаетесь вечером перед сном – таки засните, не сдерживайте себя! Днём, напротив, нужен контроль, нообязательно внешний, не занимающий вашего внимания. Будильникуслышите обязательно, сон будет спокойным, но чутким. А в аудиториина занятии преподаватель спать, наверное, не даст.
Трёх семи минутбудет достаточно для отдыха. Тот, кому холодно, вероятно, ещё исогреется. На счёт преподавателя – «раз!», студентыподнимутся. Звучит команда: «Три, два, раз!», по хлопкувсе встали, и занятие продолжается.
Теперь можно потянутьсяв своё удовольствие, без всяких упражнений. Понравилось? Обычнонравится всем.
Упражнение 5. «Начём стоим»
Теперь наша задача –«хорошо» встать!
Пощупайте ступнями,подошвами ног поверхность пола так же, как осязаете руками. Ногипокрыты такой же кожей, такими же рецепторами, что и руки. Хорошеньконащупайте то, на чём вы стоите – фактуру поверхности,температуру, влажность. Никаких лишних движений, ногами шаркать ненадо. Ничего особенного делать не требуется, всё внимание там, вточке опоры, только там.
Многие, наверное,слышали, что наши ступни очень чувствительны. Давным давно ударыпо стопам считались чуть не самой страшной пыткой, при которой, какни странно, отбивали внутренние органы. Напротив, большимнаслаждением для наших предков было поглаживание и почёсываниеступней, пяток. Известно, что ходить босиком очень полезно. Некоторыеархитекторы даже делают в домах разноуровневые полы, полагая, чтонога «должна думать». Мы же привычно заковали в колодкиобуви свои «бездумные» лапы и невнимательно шлёпаемтакими конечностями по Земле. Как попало.
Приведённоеприспособление поможет активизировать, «оживить» этиочень полезные устройства. Такие пощупывания ступнями целесообразноосуществлять сколь угодно часто, в любых условиях. Но в этом разделетренинга – обязательно. Как то незаметно, сама собойполучается верная осанка.
Упражнение 6. «Гвоздь»
Попробуйте стояприподняться на носках, а затем резко опуститесь, стукните собой обпол, пятками. С силой! Так, чтоб пол задрожал, не жалейте себя.
Обратите внимание,когда мы так делаем, весь организм, всё тело выстраивается правильно.Если при таком движении вытянуть подбородок или выставить зад, можнопокалечить шейный или поясничный отдел позвоночника. Организм эточувствует, и сам подстраивает опорно двигательный аппарат.Правильная постановка опорно двигательного аппарата заключаетсяв том, что голова, череп не болтается, а уверенно, словно макушкой,опирается на позвоночник.
Можно чуть похлопатьсебя по макушке, вертикально сверху вниз. Если голова стоит верно,подбородок смотрит в грудь, и позвоночник в пояснице не изогнут –тогда всё правильно, никакой проблемы нет. На голове можно носитьбольшие тяжести. Согласитесь, ведь не случайно горские девушки оченьстройные, – они на голове носят весьма тяжёлые предметы.
Всесоюзно известныйпедагог по сценическому движению Иван Эдмундович Кох в Ленинградскомтеатральном институте довольно быстро и просто исправлял осанку своихучеников – будущих народных артистов. На определённом этапезанятий все должны были двигаться в аудитории с увесистыми мешочкамис песком на голове. Такое приспособление не нашло своего места в егокнигах. Нам известны эти подробности только от некоторых актёров, еговоспитанников [14] .
Когда у человека всёфункционирует естественно, он, хлопая себя по макушке, чувствует, какмеханическая нагрузка проходит от затылка по всему позвоночнику иощущается в пятках. Почему? Потому что опора человеческого тела иесть: голова – позвоночник – ноги. Опорно двигательныйаппарат устроен таким образом. Кость такова, что на сжатиевыдерживает большие нагрузки, а на излом – ничтожные. Неслучайно применяется выражение «на излом». Люди частоломают руки, ноги, позвоночники и всё остальное тогда, когда нагрузкаидёт на излом. Кривая шея – это беда с позвоночником. Еёноситель – будущий инвалид, потому что позвоночник всё времяиспытывает нагрузки на излом.
А кто то сизогнутым позвоночником ходит постоянно. Надо бы научиться стоять иходить по человечески! Легко, правда?
Это даже упражнениемназвать нельзя. Это приспособление. Раз – и всё. Мгновение –секунда, даже меньше.
Вновь включайте нашегодруга и верного помощника – воображение. Представьте себе, чтовы – гвоздь. Голова – это шляпка. Вас вбивают в пол, и выпри этом не скрючиваетесь. Освоив все физические действия, надовключать воображение, мысль. Поверьте, это всегда помогает. А то иопределяет результат.
Итак, это положение«стоячего покоя». Дальше при исполнении любогоупражнения следуем уже известному вам правилу: из состояния покоя, вданном случае «стоячего», активно совершается та или инаяманипуляция, после чего тело вновь возвращается в состояние покоя.Следите за тем, чтобы не было ошибок. Уже даны приспособления,помогающие легко снимать лишние мышечные напряжения.
Для чего всё это надо?Чтобы ощущать опору [15] под ногами, уверенно стоять на земле. Как мыс вами договорились, всяческие судороги вредны с точки зрениязвучания, с точки зрения физиологии, высшей нервной деятельности. Ноони ещё и не эстетичны. Если в кадре мы видим напряженную рукукорреспондента или ведущего, – вольно или невольно нашевнимание будет приковано к ней. Не замечали такого? Если увидишьчеловека с такой зажатой рукой, невольно думаешь: «Сломает онсвою руку когда нибудь, или нет?!! Ну, сломай же скорее!»Раздражает. Ситуация как с мухой в кадре.
Мы уже отмечали, чтолюди привыкли ходить в обуви, к тому, что отрывает от земли.Наверное, все замечали, как в общественном транспорте в моментрезкого торможения человек хватается «за воздух»,отрывается от пола и в результате падает. А собака или кошка в такойситуации цепляется за землю и поэтому не падает, не калечится.Маленький ребёнок из любого положения всегда приземляется на попу, ондержится за землю. И нам это принципиально важно. Не столько длятого, чтобы не падать в транспорте (даже в неудобной обуви), чтобольно и обидно, хоть прочно стоять на земле тоже невредно… Нодля того, чтобы всё тело звучало, как хороший инструмент, струна,туго натянутая сверху вниз, в землю.
Вести передачуприходится не только стоя, но и сидя. Что ж, сядьте на стул (ондолжен быть прочным, как в студии) и сидя совершите всё описанное.Вбейте «гвоздь», только не в пол, а в сиденье стула.Позвоночник крепко стоит на этой точке опоры, а руки и ногисовершенно свободны, делают, что им захочется. Это положение«сидячего покоя».
Упражнение 7. «Нетяни шею!»
Для контроляправильного положения головы и подбородка, помимо похлопывания себяпо макушке, есть ещё одно упражнение. Покажите своему организму, какделать не надо, – то есть с силой потяните подбородоквперёд. Потом, прижимая подбородок к груди, макушкой тянемся вверх.Совершите это несколько раз (заодно – массаж шейного отделапозвоночника) и зафиксируйте голову в правильном, нормальномположении, когда без напряжений макушка опирается на позвоночник.
Проделывая это,произносите любой текст, например, предыдущего абзаца. Заметьте, какменяется ваш голос, хоть голосом вы и не делаете ничего. Автор делаетто же самое вместе с вами. Убедитесь, прослушав фонограмму 2 «Нетяни шею!» аудиоприложения, сравните результаты.
Проверьте правильностьположения «стоячего покоя» и «сидячего покоя»предыдущими приспособлениями.
3. О САМОДРЕССИРОВКЕ. ЦЕНА ВОПРОСА

Побочным эффектомтренинга будет ряд оздоравливающих последствий. Лёгкое преодолениеострых респираторных заболеваний, сердечно сосудистых, нервных,лёгочных и множества других, улучшение работы внутренних органов,опорнодвигательного аппарата. Причём всё это происходит незаметно,само собой, в силу того, что вы, очистив свою природу от лишнихнаслоений, высвобождаете огромные ресурсы организма. А он к хорошемупривыкает очень быстро, быстрее, чем к плохому. За 7 10 днейзанятий вы сможете без титанических усилий восстановить то, чтокалечили 15–20 лет.
На первом этапезаниматься надо не менее двух раз в день, утром и вечером, не менеечем по 15 минут. Вначале это происходит долго, освоение только первыхразделов тренинга на первом уроке занимает почти полтора часа. Оченьскоро весь комплекс будет укладываться у вас минут в десять, а витоге – в три минуты. По мере усвоения упражнений будетсокращаться время, которое вы будете затрачивать на их выполнение.Потом будет достаточно нескольких секунд, чтобы привести себя врабочее состояние. Действительно несколько секунд!

Сейчас не хотелось быназывать точный регламент, – он может быть индивидуальным.Нужно затратить времени столько, сколько требуется для получениярезультата от каждого упражнения. Какими должны быть эти результаты,мы уже уяснили и уясним в дальнейшем. Достигли требуемого, немногозакрепили, доведя до состояния рефлекса, и переходите к следующемуупражнению. Если не получается, вернуться назад, к предшествующимразделам, – вероятно, предыдущими упражнениями (невернымисполнением какого либо) вы не подготовили базу для следующих,более сложных действий.
Как во всяком тренинге,навыки надо тренировать многократным повторением, доводить досостояния рефлекса. Если чувствуете, что поставленную задачу решаетелегко, не уделяя ей особого внимания, значит, данный навык вынатренировали и можете заботиться лишь о том, чтобы простоподдерживать себя в рабочем состоянии.
Кстати, если выопасаетесь, что после физической нагрузки могут возникнуть мышечныеболи, то сразу после тренинга (не позднее, чем через 20 минут), как ипосле любых других физических упражнений или работы, съешьте кусочекбелого хлеба, запив небольшим количеством воды. Мышцы болеть небудут.
ВЫВОДЫ

Если описанныеупражнения исполняются точно, то вы, вероятно, уже сделали важныевыводы. Сверим показания.
1. Несомненно, всеощутили неразрывное единство в нашем существовании психического ифизического. Взаимовлияние этих двух определяющих элементов поведениячеловека каждый замечал не только в тренинге. Например, в такойситуации: не происходит ничего волнительного, вам не о чембеспокоиться, не нужно что либо напряжённо решать, но нужнопросто куда то успеть, и вы очень быстро идёте, – вкакой то момент ловите себя на том, что в голове стремительносменяются разнообразные мысли, видения, фразы. И, наоборот: вы никудане торопитесь, неспешно гуляете, занимая время, но в состояниибольшого волнения сосредоточенно обдумывая происшедшее илипредстоящее, – вдруг неожиданно замечаете, чтонепроизвольно ускорили шаг и уже чуть не бежите без какой либоцели.
2. Всевозможныефизические упражнения, на первый взгляд, даже примитивные, формируютто или иное эмоциональное состояние. Непосредственно влиять насложнейшие душевные процессы не стоит, лучше через простейшее, черезфизические действия.
3. Мышечный идушевный покой – это не состояние бездействия, а исходноесостояние для активного действия.
4. Главное. Мыдолжны понимать, что данное природой наше тело – этоединственный носитель нашей души. И обращаться с ним надо осторожно,бережно, трепетно. Этот инструмент надо беречь, потому что только онпроявляет всё величие человеческих чувств и мыслей. Именно этаконструкция, совершенная, надёжная, но ранимая, обеспечивает общениечеловека с человеком. Иначе не бывает.
ЗАДАНИЯ

Освойте предложенныеупражнения дома, самостоятельно. Зафиксируйте результаты. Сейчасэтого достаточно.
ЧАСТЬ IV ДЫХАНИЕ ДУШИ (КОМПЛЕКС ДЫХАТЕЛЬНЫХУПРАЖНЕНИЙ)

Три следующихупражнения разработаны на основе несколько модифицированных приёмов«парадоксальной дыхательной гимнастики» АлександрыНиколаевны Стрельниковой. Её методика всегда была востребованамногими вокалистами и речевиками, просто людьми, страдающимизаболеваниями лёгких. Она давала уроки очень известным актёрам,консультировала артистов Большого театра СССР. Так же всегда работы«народного доктора» вызывали споры разных специалистов.Публичные сеансы дыхательной гимнастики в тысячных залах многими былипризнаны даже вредными.
Отчасти автор готовприсоединиться к критикам, отмечая, например, недопустимостьмассового тренинга в таком тонком деле, как человеческое дыхание иголос. Абсолютизация роли глубоких вдохов в вокале и речи, впульмонологии и фониатрии не может не вызвать сомнений. Попыткаустановления единых норм, количество вдохов для всех обучаемых (иисцеляемых!), независимо от возраста, этапа обучения, даже состоянияздоровья, представляется весьма рискованной.
Предлагаемые упражненияявляются результатом критического анализа деятельности известного иуважаемого мастера. Во всяком случае, они не причинят никакого вреда,кроме пользы, как в общей системе тренинга, так и в отдельности.Главным образом по причинам, описанным в первой части.
УПРАЖНЕНИЕ 1. «ГАРМОШКА»

Из состояния «стоячегопокоя» ( часть III, упражнение 6, «Гвоздь», стр.84–87), не сгибая тело, резко бросьте руки вдоль бёдер внизк коленям. Достать колени таким образом нельзя, но попытаться,потянуться к ним можно. Это всё нужно делать синхронно с резким,порывистым, очень сильным вдохом через нос.
Помните –упражнение выполняется из состояния покоя! Не нужно приподниматьплечи, что либо делать лицом, носом. Лучше макушкой потянутьсявверх, как уже было описано в предыдущей части ( часть III,упражнение 7, «Не тяни шею!», стр. 87). Не надоделать ничего лишнего: из состояния покоя бросьте руки вниз. Всюэнергию, всё внимание обращайте на вдох, а выдох произойдёт самсобой. Я не выдыхаю – организм это сделает сам. Неторопитесь. Пусть между вдохами будет пауза – та, которая нужнавашему телу, чтоб вернуться в состояние покоя, то есть выдохнуть. Ииз этого состояния покоя – новый вдох.
Исходное положениесохраняется: подбородок смотрит в грудь, голова опирается напозвоночник. Вдох постарайтесь делать так, как будто это последнийвдох в жизни. Лицо при этом спокойное. Резче! Без жеманства, безкокетства!
При исполнении этогоупражнения возможна единственная неприятность – можетзакружиться голова. Но это не страшно. Это здоровое головокружение,связанное с тем, что включается диафрагма, заполняется, начинаетработать весь объём лёгких, активизируется кровообращение, ведь ворганизм поступает много воздуха и кислорода. Механизм ранее подробноописан (часть II, раздел 3 «Издержки искренних забот»,стр. 57–63). Для кого то, может быть, слишком много,непривычно (хоть это ваша физиологическая норма). И начинает немножкокружиться голова. Если такое происходит, значит, всего лишь, нужнопередохнуть, сделать паузу. Не стоит насиловать себя. Дайте организмуосвоиться, спокойно всё подрегулировать и продолжайте тренинг.
Вдох должен бытьрезким, как удар, как пощёчина. Никакой женственности! Ударьтепартнёра в ладонь, как в боксе! Только без стеснения, без робости!Без жеманства эдакого: «Фуй, противный!» Напротив,энергично. Мобилизуйте все свои силы! Между вдохами делайте большиепаузы. Суетиться не надо.
Ещё один важный момент.В детстве всех научили нюхать и дышать, зачем то приучили ктому, что для этого надо потянуть нос и лицо вперёд. Таким способомчеловек не вдыхает и не нюхает, а изображает, демонстрирует, чтовдыхает или нюхает. Понюхайте, вдохните! Надо головой что нибудьделать для вдоха? – Нет, конечно! Для того чтобы вдохнутьвоздух, нужен всего лишь бросок не раз упомянутой диафрагмы.
В данном упражнениидвижения рук не дают сработать привычному механизму, когда человек,делая вдох, приподнимает плечи или приподнимает грудь. Подобныедвижения нужны для того, чтобы не пустить вверх плечи и грудь и,таким образом, активизировать только природный механизм,диафрагменный способ дыхания. Руки, стремясь вниз, лучше всегопомогают направить воздух в нижние отделы лёгких.
Есть ещё несколькомодификаций этого упражнения. Во всех случаях включайте воображение.Представьте себе, что вы – насос, ноги – трубы. Качаетевоздух в землю, в колесо, в пляжный матрац или что то подобное.Руки сейчас нужны как временное приспособление, вы быстро научитесьработать и без их помощи. Всё тоже можно делать и сидя, в положении«сидячего покоя» (часть III, упражнение «Гвоздь»,стр. 84–87).
Подлинноестрельниковское упражнение называется «Погончики». Онопочти идентично «Гармошке»: ноги на ширине плеч, рукивисят перед собой, пальцы сжаты в кулаки. При вдохе – резкийбросок рук вниз к полу с разжиманием пальцев. Пальцы, сжатые вкулаки, на вдохе разжимаются. Голова при этом остаётся на месте.Можно попробовать и этот вариант. Сильнее вдох. Не жалейте себя!
УПРАЖНЕНИЕ 2. «СИДЯЧАЯ ГАРМОШКА»

Вы сидите на краюстула, ноги вытянуты перед собой, брошены, свободно лежат; туловищеброшено на ноги, тоже висит, болтается; голова отдыхает. Точно также, как в положении стоя, болтаются все части тела, словно повешенныена позвоночник. Одновременно с резким вдохом через нос сделайтемаленькое, короткое, но сильное движение макушки к ногам, то естьдвижение позвоночника вперёд. При этом следите за тем, чтобы воздухтолкал поясницу. Поясница должна расширяться при вдохе.
Как прежде: движение навдохе, – и тело само возвращается в состояние покоя.Позволяйте ему самому это делать.
УПРАЖНЕНИЕ 3. «ВИСЯЩАЯ ГАРМОШКА»

Исходное положение, какв упражнении «Марионетка», то есть положение «висячегопокоя». Ноги чуть шире плеч, туловище брошено перед собой,руки, голова болтаются. Сделайте такой же резкий вдох, как в двухпредыдущих упражнениях. Только руки, ноги, голова и другие части телане должны делать совсем ничего.
Проверьте, что у васполучается. У врачей есть такое понятие – «пальпация»,то есть изучение органов на ощупь. Мысленно пропальпируйте туловище ипостарайтесь понять, что там работает. Это не должны быть грудь,плечи или живот. Резкий вдох нужно сделать в поясницу, и дальше, впромежность. Промежность работает потому, что диафрагма с силойтолкает все внутренние органы до поясницы и промежности. Если выобратите внимание на то, как лает собака, особенно та, у которойхвост кольцом, увидите, что у неё и рёбра, и всё под хвостомдёргается. Пожалуйста, попробуйте ощутить то же самое в своём теле вовремя выполнения данного упражнения. Щупать физически себя не надо, ибез самопальпации всё почувствуете. Но и это целесообразно лишь наначальном этапе, в порядке познавательной забавы.
Во всех случаях приактивном дыхании ощущается расширение поясницы и промежности, докоторой, как уже говорилось, диафрагма толкает внутренние органы. Всёостальное, как мясо, болтается на висящем позвоночнике.
Часто недоучки, из тех,кто плохо занимался йогой, различными восточными практиками, считают,будто йоги учат дышать животом, надувая в брюшном прессе этакуюгрушу. Ничего подобного. Да, в животе дыхание немножечко откликается,потому что диафрагма толкает все внутренности, расположенные вбрюшной полости, но основные зоны чувствительности – этопоясница и промежность. Сначала освойтесь настолько, чтоб ощущаласьхотя бы поясница.
Мы осваиваем несколькомодификаций упражнений стрельниковской дыхательной гимнастики неслучайно. Выбирайте оптимальную для себя. Надо делать то упражнение,которое вам лично поможет быстро прийти к нужному результату.Результат мы знаем.
Действие должно бытьэнергичное, активное, мы уже знаем. В данном случае тренируется нетолько ваше дыхание, но и способность активно действовать,мобилизовывать себя и, соответственно, зрителей и слушателей.
УПРАЖНЕНИЕ 4. «ВАКУУМИЗАЦИЯ ЛЁГКИХ»,ИЛИ «ПЫФ Ф Ф, ПЫШ Ш Ш, ПЫЩ Щ Щ,ПЫС С С, ПЫХ Х Х»

Упражнение оченьдревнее, происходит из йоги. Его применяет множество педагогов, инекоторые даже публикуют, без ссылки на источник, как своё открытие.Возникает впечатление, что оно придумано почти одновременнонесколькими нашими современниками. Приведённое здесь упражнениенемного модифицировано.
Исходное положение –ноги несколько шире плеч, можно даже существенно шире плеч, но нешпагат. Центр тяжести, чуть чуть приседая, попеременнопереносите с одной ноги на другую. Руки, сжатые в кулаки, совершаютдвижения от колена опорной ноги к низу груди, туда, где срастаютсянижние рёбра (не вверх, к ключице). Это очень важная точка. Делайтеэти движения так, как будто натягиваете на себя эспандер, прижатыйступнёй опорной ноги, либо как будто выдавливаете руками из себявоздух. От правой ноги к груди, от левой, опять от правой, от левой идалее таким образом. Главное движение – от колена к груди.
Всё это совершаемсинхронно с длинным, непрерывным звуком « ф ф ф». Для того чтобы его было легче произнести, зайти на негоможно со звука «п», произнести «пы ф ф ф». До полного выдоха. Потом – «пы ш ш ш», «пы щ щ щ », «пы с с с», «пы х х х ».
Уточним – сейчасотрабатываем глухие шипящие согласные звуки: «ш», «щ»,«с», «ф», «х» (звонкие длительныесогласные лучше тренировать так же, но позднее, после освоенияголосовых упражнений). Каждый из этих звуков надо произносить с силойи долго, – до тех пор, когда в лёгких не останется никапельки воздуха. После этого, вернувшись в исходное положение,задержите дыхание. Несмотря на то, что вдохнуть уже очень хочется(ведь выдохнули весь воздух), нужно не просто вдохнуть, а позволить организму вдохнуть, но через препятствие, через одну ноздрю –так же, как в упражнении «Гармошка», в землю. Свободнойрукой можно себе помочь, резко бросив её вниз к колену. Темпупражнения определяется вашей природой.
Опять привлечёмвоображение, ведь это не физзарядка. Представьте себе, что вы –мощный насос, а ноги – трубы, и вы откачиваете воздух из подземли или ещё откуда нибудь.
При каждом сильномдвижении рук, будто нажимающих на низ грудной клетки и выдавливающихиз лёгких воздух, позвоночник стремится вниз, и звук можетусиливаться. Получится « Ш ш ш ш Ш ш ш Ш ш ш…».
Последним будет звук «х ». Только нужен не открытый звук « х »,а закрытый. Указанные звуки можно отрабатывать в любойпоследовательности, но звук « х » должен бытьпоследним, поскольку он – голосообразующий.
При выполненииупражнения следите за тем, чтобы не взлетать. Наоборот –врастайте в землю! Присесть можно хоть до земли; тело должно невзлетать, а, наоборот, вжиматься в землю, подбородок –стремится к груди, плечи – остаются спокойными; зад –стремится в землю, позвоночник – остаётся прямым ивертикальным; ничто не должно изгибаться. Вся эта конструкция должнабыть направлена в землю – в левую пятку, в правую пятку. Несуетитесь, выполняя упражнение! И не вдыхайте до тех пор, пока весьвоздух не выйдет из лёгких при произнесении звука.
Начиная упражнение, ненадувайтесь. Хочется набрать побольше воздуха. Так делать не надо.Воздуха в лёгких должно быть столько, сколько там есть. Ненадуваться, то есть не напрягаться. Как всегда: из состояния покоя –в состояние покоя. Может опять закружиться голова. Междуупражнениями, между звуками – отдыхайте, если надо.
Важно обратитьвнимание: вдох нельзя делать с усилием, как при выныривании из подводы. Надо, задержав дыхание, позволить организму вдохнуть, то естьвернуться в состояние покоя. Если в трёх предыдущих упражнениях,«гармошках» мы озабочены произвольным вдохом инепроизвольным выдохом, то здесь, наоборот, –произвольный, усильный выдох и непроизвольный, свободный вдох.Полученные навыки очень пригодятся в дальнейшем. Ведь голос, речь –это специальным образом организованный выдох при незаметныхрефлекторных вдохах.
Многие журналисты,прежде чем начать говорить перед микрофоном, стараются вдохнутьпобольше воздуха. Причём только перед микрофоном. В обычной жизниделают это проще. Ксения Владимировна Куракина, педагог посценической речи Ленинградского театрального института, советовалабудущим актёрам: «Вдохните слегка, как будто понюхали цветок.Не надо больше, в лёгких всегда достаточно воздуха». Есливоздуха, который всегда есть в лёгких, достаточно актёрам, призваннымгромко звучать без микрофона в тысячных залах, надо ли человекунакачиваться подобно воздушному шару, чтоб разговаривать передмикрофоном, расположенным в нескольких сантиметрах от него? Вот такоелёгкое дыхание как раз и должно быть натренировано для нашейдеятельности.
УПРАЖНЕНИЕ 5. «ЛОШАДЬ»

Упражнение опубликованоКристин Линклэйтер. Хоть это с трудом можно назвать упражнением,скорее – приспособление. Впрочем, автору, как, наверное, имногим другим, казалось, что они ещё в детстве его осваивали.
Фыркните. Расслабленныегубы при этом, как тряпки, болтаются в потоке воздуха.
Прежде чем произноситьлюбой звук, сделайте такое лошадиное фырканье – «пф ф ф ф ф».Можно помочь себе рукой, слегка похлопывая указательным пальцем погубам. При произнесении того или иного звука не нужно делать ничеголишнего. Что мы сейчас сделали? Сняли напряжение губ. Ведь сняли?
Кстати, для звука «ф»не нужно никакой гримасы на лице: нижняя губа слегка упирается вверхние зубы, и начинается активный выдох. Из этого «пф пф»легко получается звук «ф». Пожалуйста, пробуйте. Адля произнесения других указанных в предыдущем упражнении звуков губыи вовсе не нужны.
УПРАЖНЕНИЕ 6. «ПАРОВОЗ»

В основе упражнениялежит уже описанная в упражнении 4 «Вакуумизация легких»,только с некоторыми изменениями и дополнениями. Тот же выдох, на техже согласных – «ш», «с», «щ»,«ф», «х». Один согласный произносится допоследней капли воздуха, другой – до полного выдоха. И такой женепроизвольный вдох. Только теперь звук не будет непрерывным, какпрежде. Произносить его будем дискретно, прерывисто.
Начнём, например, созвука «ш». Если раньше непрерывный звук лишьусиливался в момент движения рук к груди – « Ш ш ш Ш ш ш Ш ш ш Ш ш…», то теперь будут паузы – «Ш Ш Ш » (пауза), « Ш Ш »(пауза), « Ш » (пауза), « Ш »(пауза) и так далее.
В этом упражнении ненадо переносить центр тяжести с одной ноги на другую. Свободновисящие руки как бы раздвигают пространство в стороны, одновременновправо и влево на каждом звуке, как бы растягивают или сжимают мехагармони. Паузы между звуками и длительность каждого звукапоследовательно сокращаются, словно паровоз набирает скорость.
При сокращении звука«щ щ» будет получаться что то похожее на«ч». А при появлении в атаке ещё и маленького «т»выйдет чистейшее «ч». Таким же образом из звука«с с» выйдет внятное «ц».Не просто так сочетание «тщ» в словах иногдапроизносят как сдвоенное «чч», что, конечно, невсегда грамотно, хоть и оправдано физиологически: «о ччепенец» вместо «о тщ епенец», «о ччитать» вместо «о тщ итать». А сочетания «т»и звонкого аналога «д» со звуком «с»(соответственно «тс» и «дс»)обычно произносятся как «цц» в согласии с нормами:« тский» и « дс кий» звучаткак « цц кий». Впрочем, тут мы несколькозабежали вперед, вернёмся к нашему «Паровозу».
Руки не изящные –сильные. Станьте не барышнями, а деревенскими бабами или мужиками. Ине нужно торопиться! Делайте всё обстоятельно. Вообще приучайте себявсё делать обстоятельно, с чувством, затрачивая свою энергию, –это ценится зрителями, привлекает внимание аудитории.
Между звуками в паузахне должно быть ни вдоха, ни выдоха. Этому уделите особое внимание.Отвратительно последыхание при произнесении взрывных согласных: «Ч хе е е», « Ц хе е е»,« П хе е е», « Т хе е е»,« К хе е е» и т. д. Приведённоеупражнение позволяет натренировать аппарат так, чтобы эти согласныепроизносились четко и правильно.
Ничего не смущайтесь ине паясничайте друг перед другом. Всякими кривляньями вы себяпортите, разрушаете – не сомневайтесь, они отнюдь не эстетичны,милоты в этом нет никакой. Нас с детства приучали «сюсюкать»,но это в прошлом. Насюсюкались, поиграли, всё нормально, достаточно.Вы теперь уже взрослые люди. Должно быть человеческое достоинство.Если угодно, – «Покой, рождённый волей и любовью».
«УЛЫБАЙТЕСЬ! ЭТО ВСЕХ РАЗДРАЖАЕТ!»

На любом телеканале васбудут учить: «Улыбайтесь. Всегда улыбайтесь!» Попробуйтепроизнести любой текст сначала с улыбкой, а потом без. Запишите этотэксперимент и прослушайте фонограмму. Разницу чувствуете? Если нет, –то у вас нет слуха. Поздравляем! Если слух всё таки есть, тообнаружите, что звук произносимых вами слов существенно изменяется снатягиванием «голливудской улыбки». Что тонездоровое проявляется, в стиле «Буратино». Кроме того,это не улыбка, а оскал, деревянная маска. Можно сравнить сфонограммой 3 «Улыбка» в аудиоприложении.
Спокойное лицооткликается на ваши чувства, ваши мысли. Есть такое выражение –всё делать с детским «серьёзом». Или «по собачьи».Ни одно живое существо не улыбается когда попало, крометелерадиоведущего и глупых фотомоделей. Улыбка родится сама, несделанная, а вызванная естественно, движением вашей души. Что делать,чтоб не думать «о чёрной собачке», мы уже знаем (частьI, упражнение 1 «Дирижёр», стр. 26–28). О чёмнадо подумать, чтоб улыбнулись ваши слушатели или зрители, теперьлегко решите сами. И улыбнётесь, только не мышцами лица, а глазами. Иэто будет всеми замечено и оценено.
ВЫВОДЫ: ЕЩЁ О ДЫХАНИИ

1. При исполнениидыхательных упражнений некоторые ученики жалуются: «А я не могутак дышать, у меня нос заложен!» Очень скоро убеждаются в том,что нос заложен потому, что они им не пользуются, а дышат толькортом. Заметим, между прочим, что у воспитанных людей рот обычнодолжен быть закрыт. Иное не только неприлично (ведь зубы, десны, язык– это очень интимные детали, которые показывают только врачам исамым близким людям), но и выглядит довольно глупо. Хочется сказатькак в известном монологе Аркадия Райкина: «Закрой рот, дура!»В процессе дыхательного тренинга быстро отходят мокроты и дыхательныепути освобождаются. Гайморит и даже смещение носовой перегородки, какправило, не будут препятствием. Напротив, обычные при этихзаболеваниях «заложенность» носа и «гундосая»речь незаметно исчезнут.
Предупредим о том, чтовсегда надо при себе иметь носовой платок, дабы «не сморкатьсяв занавески», в рукава, салфетки и иные не предназначенные дляэтого предметы. А шмыгать носом и шумно глотать упомянутые выделенияне только неприлично, но и вредно. Так же, как вредны искажённыедыхательные рефлексы.
2. Без сильногоактивного дыхания хорошего голоса не будет, ибо человек – этодуховой музыкальный инструмент. Не получатся и отчетливые согласныезвуки, то есть дикция, ведь разборчивость речи, её восприятие зависитименно от качества дыхания при произнесении согласных.
Попытайтесь прочестьвслух любой вышеприведённый текст с активной артикуляцией, но безкакого либо выдоха. Получится как в поговорке: «Открываетрыба рот, но не слышно, что поёт». Зрительно, кстати, это тожевоспринимается довольно трудно, не очень приятно, гаденько.
В некоторых источникахвстречаем: «При повышении громкости артикуляция усиливается».Многие коллеги убеждены, что речь должно быть не только слышно, но ивидно, даже с «галерки» академического, императорскоготеатра. То есть каждое слово должно быть подчёркнуто «описано»движениями губ, лица. Произнесите текст таким образом, каксурдопереводчик. Запишите и прослушайте фонограмму. Представьте себезаодно, как это может выглядеть в кадре на крупном плане. Полезновзять камеру и сделать видеопробу. Проверьте. Вам не кажется, что этопротивоестественно?
Произнесём следующийтекст без всякого дыхания, но с активной артикуляцией:
– Наша рекаширока, как Ока!
– Как?!! КакОка широка наша река?
– Да, какОка широка наша река!
Что получится?
А теперь попробуйтеосуществить то же самое, губами и лицом не делая ничего, но сактивным дыханием. Оказывается, всё слышно и понятно! (Речевыедефекты – это отдельный вопрос.) Наверно, заметили, что вашигубы не сомкнулись ни разу, что никакой артикуляции нет вообще (еслине считать движения языка), что все согласные создаются дыханием. Нетдыхания, – не будет и согласных, как ни артикулируй.
Воспроизведите любойтекст с активным дыханием, но не обращая внимание на артикуляционныеорганы (губы, язык, тем более щёки, лоб и пр.). Тут, возможно, что тополучится. Можно будет услышать, что вы сказать хотели. И даже –это сказанное понять.
3. Упражнения«Гармошки», «Вакуумизация лёгких» и «Паровоз»тренируют диафрагму и длинный выдох, более или менее активный. Чтоправильно, ибо речь – это специальным образом организованныйвыдох. На вдохе может говорить только народная артистка Союза ССРАлиса Фрейндлих, но и она делает это крайне редко, в особоволнительных моментах роли. Пожалуй, ещё юный Василий Лановой вкрошечном эпизоде в кинокомедии «Полосатый рейс» послевсем известной реплики – «Красиво плывут! Вон та группа вполосатых купальниках» – увидев плывущих к пляжу тигров,издаёт на вдохе неописуемый вопль ужаса. Это редчайшие исключения. Пообщему правилу важен организованный на том или ином звуке выдох инепроизвольный, свободный, рефлекторный вдох.
Длинное дыханиеречевикам не нужно, а иногда даже вредно. Оно необходимо вокалистам,коим приходится на одном дыхании держать длинную ноту, или legato(итал. – слитно, не отрывая звуки друг от друга) и fortefortissimo (итал. – громче громкого) петь какую тообъёмную музыкальную фразу.
Для нас нужно иное.Большим дыхание быть должно, обязательно. Для того, хотя бы, чтобукрупнить важное словосочетание или даже одно маленькое слово, слог,звук. Ведь так осуществляется речевой акцент, выделение главного.
Многие педагоги посценической речи придумывают множество упражнений, тренирующихученика на одном дыхании произносить беспредельно длинные тексты.Сочиняют всяческие абракадабры, публикуемые в учебных пособиях.Попробуйте произнести этот абзац на одном дыхании, без единого вдоха.Что получается в итоге? Неестественный, судорожный, довольно громкийвдох, как у человека, которого только что душили, и вдруг дали емувдохнуть. Человек захлёбывается. Представьте, как это может звучать вэфире, при «близком микрофоне» (на ближнем звуковомплане).
В нашей работетребуется дыхание большое (как мы уже отмечали), но короткое. Аглавное – непроизвольное. Произнесите тот же текст (предыдущийабзац), позволяя организму подхватывать воздух хоть после каждогослова или даже внутри слова. Именно позволяя вдыхать, коротко. Невдыхайте специально, натужно. Сделайте звукозапись. Проверьте,почувствуются ли паузы на этих «случайных» вдохах, какпрерывание мысли. Такую физиологическую микропаузу слушатель какпаузу не воспримет. Речь будет звучать как непрерывный поток мысли.Но дыхание при этом должно быть большим, коротким, активным инепроизвольным.
4. Классикутверждал, что «глаза – это зеркало души». А чтотакое дыхание? Говорят: «Он уже не дышит», –значит, мертв; или: «Он дышит!» – значит, живой.Когда спрашивают «Чем дышит этот человек?», имеют в виду,чем он живёт, что главное в его существовании?
Представляется, что вприродном, естественном человеческом дыхании проявляется всячеловеческая природа, эмоциональное состояние – жизньчеловеческого тела и жизнь человеческого духа.
Между прочим,правильное, то есть природное дыхание принесёт вам, друзья, немалопользы: улучшение кровообращения, работы нервной системы и пр. и пр.Но главное – это проявление вашей Души!
ЗАДАНИЯ

1. Потренируйтесебя, как описано. Произвольный вдох в тех или иных «Гармошках»и непроизвольный выдох. Произвольный выдох в «Вакуумизациилёгких» или в «Паровозе» и, что особо важно,непроизвольный, лёгкий вдох.
2. Произноситеразнообразные длинные тексты:
а) без пауз, наодном дыхании;
б) позволяяорганизму вдохнуть где угодно, но паузы делая только по смыслу.
Сделайте звукозапись,прослушайте, оцените результат.
На этом этапе –всё. Продолжим в следующих разделах. Дышите глубоко и ровно!
ЧАСТЬ V ЧТО СЛЫШИТ ЗРИТЕЛЬ (КОМПЛЕКС ГОЛОСОВЫХУПРАЖНЕНИЙ)

УПРАЖНЕНИЕ 1. РАЗМИНКА ЯЗЫКА

Упражнение доцентаСанкт Петербургской государственной консерватории ЕкатериныНиколаевны Громовой. В предлагаемом комплексе упражнений оно стоитособняком, потому что разминку языка, в отличие от остальныхтелодвижений, можно делать не только в установленнойпоследовательности, но когда угодно, где угодно, в любых условиях.Совершенно незаметно со стороны. То, что вы делаете во рту языком,поверьте, никто из окружающих не заметит. Кроме того, для эффективнойразминки не требуется предварительная подготовка всего речевогоаппарата.
Язык нам в данномслучае нужен вовсе не как артикуляционный орган. Вы, быть может,сталкивались с артикуляционной гимнастикой. Между коллегами естьнекоторые разногласия по этому поводу. Автор не рекомендуетзаниматься артикуляцией совсем. Это не значит, что одни речевикиплохи, другие хороши. Просто есть разные подходы к предмету. Сейчасязык нас интересует только как мышца, связанная с теми, которыеуправляют связками.
Дело в том, что ворганизме человека есть мышцы, которыми он не может управлятьсознательно, непосредственно, например, мышцы желудка. И так же мышцысвязок. Их там всего четыре, маленькие «мышечки», две направом хрящике, две – на левом (Способ звукоизвлечения краткоописан в первом разделе части II стр. 45–51 и,подробнее, в рекомендованной литературе.) Сознанием человек не можетдавать им какие либо команды: «Напрячься!» или«Расслабиться!» А язык – это, во первых,мышца, которой человек может рационально управлять, во вторых,мышца, расположенная в непосредственной близости к голосовым связкам,влияющая на них. Следующим упражнением с помощью языка снимаютсяизлишние мышечные напряжения в голосовых связках.
Первое положение.Кончик языка упирается в верхние передние зубы, даже в дёсны. Рот, повозможности, должен быть всегда закрыт; губы – не сжаты, а лишьчуть чуть касаются друг друга. В конце концов, это простонеприлично – ходить с открытым ртом. Но нам это важно не толькопотому.
Второе положение.Свободно лежащий в полости рта язык боковыми своими краями упираетсяв задние зубы, верхние и нижние. Кончик языка при этом болтается.
Третье положение.Свободно лежащий в полости рта язык корнем тянется вниз в гортань.При этом немного надувается зоб – единственное, что может бытькому то заметно. Целиком проглатывать язык и до тошноты доводитьсебя не надо. Всякое упражнение должно делаться с удовольствием.
Комбинируйте триположения в любой последовательности, с любой удобной скоростью.Опытный человек может делать это быстро, потому что всёнатренировано. У вас так быстро не получится. Медленно: сначалапервое, потом третье, потом второе, и т. д. Не забывайте, чтогубы должны быть сомкнутыми, а взгляд направлен прямо перед собой.Даже в борьбе, в боксе и во многих других видах деятельностиспециально приучают смотреть перед собой! На телевидении, во всякомслучае, это точно необходимо. Лицом ничего делать не надо. На лиценичто не отражается. Стремиться к состоянию покоя. Всякое излишнеенапряжение, кривляние, хихиканье и тому подобное – этопроявление суеты, неуверенности в себе, есть не что иное, какподростковое самоутверждение. А оно – суть паника, подобиекомплекса неполноценности.
УПРАЖНЕНИЕ 2. «СКУЛЁЖ»

Новейшая методикакандидата технических наук, акустика Бориса Васильевича Гладкова.Упражнение очень эффективно.
Все знают, как скулитсобака? У вас должно получиться нечто подобное на звуке «м м м м»– на самом возможно высоком тоне. Фальцет. Губы чуть сомкнуты,чуть друг друга касаются, губам должно быть невыносимо щекотно. Лицомничего делать не нужно. Попробуйте произнести:
«М м м»– «м м м» – «м м м»…
Представьте, чтопсинка чего то хочет, просит о чем то. Теперь то же самое,но размыкая губы, только чуть раскрывая рот. А согласный звук «м м м»по прежнему длинный, тянется:
«М м ма а»– «м м ма а» – «м м ма а»…
На «м м м»поскулили, попросили чего то, поклянчили. Просто отпустиличелюсть, пусть падает, хоть на пол. Не бойтесь, не отвалится.
Далее. На каждом «ма»снижаем тон. Не надо изображать собаку, разыгрывать. Не кривляйтесь!Только попросите этим звуком чего либо. Широко рот разевать неследует, челюсть должна оставаться спокойной. Она просто падает вниз,сама, сколь ей захочется. И затем на каждом «ма а а»снижаем тон – по всему диапазону, ниже и ниже, до самогонижнего регистра. Но специально басить не надо.
Возьмитеаудиоприложение и послушайте фонограмму 4 «Скулёж». Еслизахочется, – будем упражняться вместе.
Внимание! Привыполнении этого упражнения не нужно петь, нужно просто выпускатьзвук, воздух. Мы сейчас осваиваем не вокальный, а речевой тренинг,хоть многие упражнения применимы и в вокале. Но с небольшимипоправками. Ничего напрягать не надо. Не надо подправлять природу,она всё сделает сама, только не мешайте ей. Энергично, но при этомлениво, свободно, – простите за парадокс, –выпускайте воздух, звук, который организм создаёт сам, решаяпоставленную вами задачу. Не надо ничего выжимать из себя,выдавливать из собственной шкуры. Для того чтобы было громче, нужновсего лишь активное дыхание и, главное, эмоциональная активность. Чемактивнее желание, тем активнее звучание. Просто приоткрылся рот ивыпущен звук. И всё! Следите за тем, чтобы не запершило в горле.
Обычно голос развиваютна высокой громкости и в нижнем регистре, постепенно двигаясь вверх.В этом упражнении мы поступаем иначе, что исключение из правил,впрочем, оправданное.
Здесь реализуется одноиз правил «bei canto» (итал. – прекрасноепение): «голова – ноги, ноги – голова», или«чем ниже тон, тем более высокая позиция тела». Несмотряна то, что звук в нижнем регистре, низкий тон, берём его в высокойпозиции, как будто «сверху на него встаём», как говорятвокалисты, а не разваливаемся там, внизу. И наоборот – чем вышетон, тем более натягиваем всё тело вниз, в землю.
Если всё получается,пробуйте так же «скулить», уже со всеми гласными, лучше вследующем неалфавитном порядке:
«М м му у у»«м м му у у» – «м м му у у».
«М м мо о о»«м м мо о о» – «м м мо о о».
«М м ма а а»«м м ма а а» – «м м ма а а».
«М м мэ э э»– «м м мэ э э» –«м м мэ э э»…
«М м ми и и»«М М МИ И И» «М М МИ И И»
«М м мы ы ы»– «м м мы ы ы» –«м М МЫ Ы Ы»… [16]
Остановимся на«скулеже». Вспомним, что основу человеческого голосаформирует механическая, значит, акустическая основа человеческогоорганизма – позвоночник, длина которого в среднем составляет0,78 м, что соответствует частоте 440 Гц. Мы знаем, что естьосновная частота и есть обертоны, так называемые «форманты».Это упражнение позволяет построить звукоизвлечение «с опорой наверхнюю певческую форманту» даже в нижнем регистре. В самомнизком тоне есть все 240 частот, формант, которые соответствуютосновным резонаторам – участкам позвоночника, головы, груднойклетки и т. п., – они в человеческом голосе всеприсутствуют. Разумеется, при нормальном, не искажённом звучании.Вокалисты называют такое: «петь в высокой позиции». Дажена низких тонах звучать, не расползаясь по полу, как квашня. Новысоко. Стараемся натренировать такое звукоизвлечение.

Заодно, как и в другихупражнениях, не забываем о действенности речи, в данном случае –звука. Надо чего то хотеть, добиваться, а не просто извлекатьзвуки.
УПРАЖНЕНИЕ 3. «КОМАНДЫ»

Вернёмся к «жизнисобачьей», только с другой стороны. Представьте себе, что выдрессируете свою собаку. Даёте ей команду: «Голос!»
Скомандуйте так, чтобываша собака, или кошка, или сосед, или даже табуретка гавкнули вответ. Команда должна звучать длинно и энергично: «Го О олос с с!» И обязательно со снижением тона наударном гласном. Попробуйте ещё длиннее. Как в упражнении«Вакуумизация лёгких» (часть IV, упражнение 4, стр.95–97), до последней капли воздуха. Среди актёров естьтакая поговорка: «Произнести реплику через «твою мать»,то есть истово:
«Го О оло с с с , твою здесь!»
Нужно дозвучать!
Словесноедействие должно быть энергичным и завершённым .Окончание «с с с» – длинное!Только не надо ничего делать головой, лучше резкий жест руки в пол.
Могут быть и иныекоманды:
«Молч Ать!», «Леж А ть!», «Сид Е ть!»,«К ног Е !»
и тому подобные. Нокоманда «Голос!» близка предмету наших занятий. Заодно,между прочим, отрабатывается эмоциональный посыл и внятное «г»,столь несвойственное малороссам, некоторым чиновникам и телевизионным«звёздам».
Ударный гласный долженбыть ниже безударного; безударный – тише и чуть выше,спокойнее, незаметнее. Ударный расширяется, удлиняется во времени иснижается по тону. В конце фразы – ещё ниже. Тем самым (чутьзабегая вперёд) отрабатываем интонационное завершение мысли:
«он сказ Ал, не повыш А я г О лос»
Каждый следующийударный гласный должен быть ниже предыдущего, чтобы фраза не зависалав воздухе:
«о Он? сказ А л? не повыш АЯ ? гол А с?»
Пока не фраза, а толькоодно слово с безударным окончанием, потому и произносимым, кстати,безударно, незаметно. Попробуем наоборот: «Го о ол а А с!» Типично одесское произнесение свопросительной интонацией: «Может быть, таки – Го ола А с?!!»
Пёс ответит: «Таки,может, – Г а А ф ?!!» Оченьпохоже на многих корреспондентов и ведущих информационных передач,далеко не одесских (там хоть смешно). Старайтесь ударный слогнаправлять в землю, ставить точку именно на нём с утвердительной,безапелляционной, не терпящей возражений интонацией: « Го О О – лас с с !» Иобязательно с сильным, волевым жестом руки в землю.
Этой ярко выраженнойутвердительной интонацией вы подчиняете своей воле окружающих. В этомне должно быть какой либо агрессии. Как было отмечено в части /, ведущему, актёру, оратору, преподавателю нужны навыкипривлечения, удержания внимания. Если вы научитесь интонационнозавершать фразы, ставить точки, то очень хорошо будете удерживатьвнимание аудитории. Отрабатывайте этот навык, но не забывая о том,что тут уже не гамма (скорее, этюды). Старайтесь во всех случаяхдействовать, пусть и с воображаемым партнёром. Воображаемому псудаёте команду: «Голос!» А он не слушается. Вы повторяетеснова. В группе лучше обратиться к реальному партнеру, поиграть другс другом: Я сказал – г о О О лас!» Добейтесь ответа. Скомандуйте и другое: «Сиде Е е ть!», «Леж а А а ть!», «К ног е Е е !» и т. д. Вариантов множество.
В известном фильмеОдесской киностудии «Место встречи изменить нельзя» естьвсем памятная реплика Глеба Жеглова: «Б у У дет сидеть! Я сказал», сопровождаемая тем жежестом, что и в нашем упражнении – рука вниз. Представьте,каким был бы эффект, если В. Высоцкий произнёс бы это свопросительной одесской интонацией, с завышенными ударными гласными…
Разобравшись скомандами, можно точно так отработать и привычные, частоупотребляемые, слова и короткие фразы:
«Здр Авствуйте!», «Д О брый в Е чер!»,«Прив Е т!», «До свид А нья!» идругие.
Освоить упражнениепоможет фонограмма 5 «Команды» аудиоприложения.
УПРАЖНЕНИЕ 4. «МА А АМ, –А – МА А АМ!»

Пожалуйста, произнеситедовольно протяжно: «М мам, – а – м мам!»(будто просите: «Принеси мёду, я больной!»). Представьтесебе, что вы больны, не можете встать и зовёте маму из соседнейкомнаты: «Мам, принеси лекарство». Специально басить ненужно. Голова, всё тело ослаблены. Вообразите, что у вас высокаятемпература, нет сил кривляться, кокетничать. Чуть чутьудлинённые согласные, губам щекотно, как в упражнении «Скулёж».
А теперь на«подлаивании» (есть такой термин) или staccato(итал. – отрывисто), резкими активными бросками: «М мА м, – А – мам» («Нугде же ты?!!»). Затем – в разных регистрах и с разнойгромкостью («Откликнись скорей!»).
Как то у нассформировался рефлекс: подсознательно говорим, чем громче, тем выше инаоборот. Не станем обременять читателя подробным рассмотрениемпричин. Ограничимся бесспорным, кажется, утверждением: профессионалдолжен уметь и так, и этак. Каждый человек сможет, если немногопотренируется, звучать в нижнем регистре и тихо и громко, так же и всреднем, и в верхнем.
Пробуйте. Слышите, –звучит всё тело, естественно. Если, конечно, вы не дергаетесь накаждом ударном гласном. Всё получится легко и просто. Теперь вашазадача – перевести это умение в практику обычного речевогообщения, обыденного.
В аудиоприложении естьфонограмма 6 «Мам, – а – мам!» для этогоупражнения.
Здесь мы приводимэлементы тренинга заслуженного деятеля искусств РСФСР, профессораЗинаиды Васильевны Савковой, сформулировавшей и практическиприменявшей метод опосредованного воздействия на голосоречевыеорганы. При исполнении всех упражнений, освоив физические, моторныенавыки, надо сразу включать воображение, действовать звуком. Волевой,действенный посыл часто сам по себе правильно выстраивает весьаппарат. Включается творческая природа человека, часто определяющаяфизический результат.
Метод в течение многихлет успешно применялся мастером в Ленинградском государственноминституте театра, музыки и кинематографии, с 1970 х годов –в Санкт Петербургском государственном университете культуры иискусства. Книга содержит несколько упражнений Савковой, неодобрившей излишне вольное их изложение. Читателю не составит трудаосваивать методику, познакомившись с нею в авторской, оригинальнойверсии, воспользовавшись источниками, приведёнными в спискелитературы.
УПРАЖНЕНИЕ 5. «УКАЧАЙ РЕБЁНКА»

Последовательностьгласных в упражнении следующая: «У», «О»,«А», «Э», «И», «Ы».Она такова потому, что частота тона на этих гласных возрастает от «у»к «ы». Поэтому мы вновь их используем в таком порядке,«неалфавитном». Впрочем, если при исполнении упражнениявы её нарушите, большой беды не будет. Колыбельная 3. В. Савковойдолжна звучать примерно так (попытаемся изобразить звук буквами):
«му у У»;
«мо о О»;
«ма а А»;
«мэ э Э»;
«ми и И»;
«мы ы Ы».
Покачивайтевоображаемого младенца на руках. В колыбельной могут быть и всяческиедругие слова:
«Н У , уснИ скор Е й, родн О й.
Ск О лько ж м Ожно в Е рещ А ть?!»
Укачивая воображаемогоребёнка, импровизируйте. Пусть рождается любой текст, но убаюкатьнадо обязательно!
УПРАЖНЕНИЕ 6. «ИГРА С РЕБЁНКОМ»

Покачайте ребёнка,слегка его подбрасывая. Звуки те же, что и в предыдущем упражнении.Только теперь не баюкайте, а забавляйте его.
Включите воображение!Представьте младенца у вас на руках и играйте с ним, качайте его так,словно он реален.
Попробуйте то же самоеупражнение, изменяя высоту тона. Начните низко. Потом выше. В разныхрегистрах и на разной громкости. В одном случае – совсем наушко, голоса почти нет, чтоб никто не слышал, в другом – чтобвсех развеселить, даже соседей, но всё равно мягко, без агрессии.Старайтесь оправдать изменения громкости. В этом и в другихупражнениях свободно перемещаемся в динамическом и в звуковысотномдиапазонах.
Когда укачиваетеребёнка, естественно с ним разговариваете, поёте колыбельную,баюкаете или забавляете – эти звуки ему приятны. Потому, чтосоизмеримы позвоночные столбы младенца и матери, отца, любой няньки.Когда не сюсюкаете, невольно излучаете основные частоты, те самыеформанты, которые резонансно близки у младенца и у матери (отца,бабки, тетки, Деда Мороза, любого взрослого человека). Как тольконачинаем кривляться, нарушаем эту систему, подсознательно,рефлекторно вызываем раздражение, к которому очень чувствительнымаленькие дети.
УПРАЖНЕНИЕ 7. «АЛЛЕ – ГОП!»

Это упражнение 3. В.Савкова называет «Прыгуны». Здесь оно дополненонекоторыми элементами.
Мысленно раздвиньтестены аудитории. Представьте, что вы в цирке, а вокруг вастрехтысячный зал, амфитеатр. Вы в центре арены совершаете какой товоображаемый трюк. Троекратно громко произнесите: «Алле –алле – алле!..», потом «Го о оп!» Вреальном цирке это происходит немного иначе, чем будем делать мы,вероятно, быстрее. У нас будет несколько замедленно. В упражненияхмногое приходится замедлять. Оправдайте почему. Например, трюкзатяжной.
Итак, троекратное«Ал ле е…» в нижнем регистре, так, чтобыпривлечь внимание трёхтысячного зала. Потом «Го о о оп!»– медленно, но энергично снизу вверх, с «подъездом».Примерно так:

Неторопитесь сразу влезть в самый верхний регистр, постепенно тудавзлетите. Почему медленно? Чтобы успевали подслушать свой организмпри движении из нижнего регистра в верхний: пустит он ещё выше, илинет, а аппарат успевал перестраиваться.
Трюк можетбыть тройным:

Выше, вышеи выше. Организм говорит: «Можно, осилим», тогдавзлетайте. Но, обратите внимание, – тело не взлетает. Чемвыше тон, тем более всё тело, как струна, натягивается вниз.Оторвётесь от Земли, взлетите – «гоп!» – исорвали голос. Упражнение «Алле – гоп!» в итоге (нов итоге!) можно будет попробовать делать резче, с «подлаиванием».А сейчас медленно будем въезжать в верхний регистр. Освоив это, высможете легко впрыгивать на любой тон вашего диапазона.
Пробуйте,пожалуйста. Представьте себе, что работаете с реальным зрительнымзалом. Цирковое здание, амфитеатр – зрители расположены вокругвас, перед вами и вверху, на галёрке, справа, слева, позади. Надопривлечь внимание всех.
Прослушайтев аудиоприложении фонограмму 7 «Алле – гоп!». Вгруппе вы, без сомнения, всё сделаете ярче. Сначала медленно,применяйте центробежную и центростремительную пластику (о пластикезвука чуть позже в разделе 2 этой части, стр. 117–118 ).
1. ОБ АТАКЕ ЗВУКА И ЗВУКОВЫСОТНОМ ДИАПАЗОНЕ

В описанном упражненииэнергичное «Алле – го о оп» замедляем недля красоты. Поступаем таким образом, для того чтоб избежать такназываемой «твёрдой атаки» звука, когда воздухпрорывается через напряжённые сжатые связки. При этом в начале звукаотчётливо слышится щелчок (пробовать это не надо). На связкахвозникают «узелки», так срывают голос. «Предыхательнаяатака», когда непродуктивный выдох начинается раньше, чемсмыкаются связки, в этом упражнении нам, видимо, не грозит. Важнонатренировать «мягкую атаку», при которой «подсвязочное»давление воздуха возникает не до и не после смыкания связок, асинхронно, то есть работа органов голосоречевого аппаратаестественным образом скоординирована. Детальное рассмотрениеособенностей атаки звука лежит за пределами нашей работы. Желающиесмогут изучить подробности в рекомендуемой литературе.
Между прочим, не надодумать, будто после тренинга у вас будет только низкий дребезжащийголос, как у сломанного контрабаса. Развивайте звуковысотный диапазон– из нижнего регистра вверх. В верхнем регистре вы будете неверещать, а звучать естественно, нормально, говорить вольно,свободно, не раздражая окружающих базарным повизгиванием. Человек,если надо, может говорить почти в теноровом диапазоне, имеябаритональный бас. Так и у вас будет хороший нижний регистр, среднийи верхний регистры.
Почему мы уделяемвнимание нижнему регистру? От природы нам легче раскачивать звучаниевнизу и на большой громкости. Не напрягаясь, без судорог. Связкинаименее напряжены на нижних тонах даже при громком звуке. Посему дляречевого общения наиболее комфортен нижний регистр.
Далее добавим ещёнесколько упражнений на развитие диапазона. Вы убедитесь в том, что,«раскачав» голос в нижнем регистре, вы легко пойдётевверх. Это позволит одинаково внятно, чисто, звучно говорить и внижнем регистре, и в среднем, и в верхнем. На громком, большомзвучании, – например, в огромном зале без микрофона, илина дальнем микрофоне среди шумов. И так же негромко, в малом камерномпространстве или на близком микрофоне, интимно нашёптывая.
2. О «ПЛАСТИКЕ ЗВУКА»

Человек, как и любоевысокоорганизованное живое существо, использует два пластическихрежима, или пластических приёма. Это центростремительная пластика,связанная с потребностью к обладанию, когда всё стремится к центру (яв себя вбираю, забираю что то, пытаюсь чем то обладать). Ицентробежная, когда, наоборот, всё разлетается от центра впространство (я что то отдаю, весь отдаюсь чему либо иликому либо). Очень немногие задумываются о том, что жест слышен.Но не случайно на радио многие замечательные дикторы и ведущие всегдадовольно активно жестикулировали. Перед телеобъективом, на сцене илиза трибуной конечно, с жестикуляцией надо быть аккуратнее.
Попробуйте в упражнении«Алле – гоп!» испытать пластику звука. Помогайтеруками, мысленно скажите: «Внимание сюда!», «Хочувас всех!», «Все ко мне!». На троекратном «Алле»– «Я забираю зрителей, всё их внимание руками беру насебя, в область солнечного сплетения или низа груди». «Алле!»– «Внимание сюда!» Руки, как бы сгребаяпространство, из сторон вжимаются в грудь.
Потом попробуйте,разбросив руки, отдаться всему пространству, многотысячному залу,зрителям и слушателям: «Го о оп!» –«Берите меня!» Здесь нужно совершать противоположныедвижения, руки разбросить, раскрыться. Действуйте энергично, непросто размахивайте руками, ибо, как замечено, жест слышен. Следитеза тем, чтобы на высоких тонах не уйти на верещание.
Невредно обращатьвнимание на животных и на детей. Маленький ребёнок говорит: «Наменя! Возьми меня!» Например, на руки или куда то с собой.Или напротив: «Дай!» Вспомните жесты. То же самое всемтелом, без слов делают собака и кошка. Всё остальное –различные сочетания центростремительной и центробежной пластики.Считается, что центростремительная пластика – мужскоепроявление, центробежная – женское. Но как у мужчин, так и уженщин есть то и другое.
Упражнение «Алле– гоп!» позволяет и развивать диапазон, и тренироватьпластику звука – центростремительную («Хочу вас! Обладаювами!» – С любовью!) и центробежную («Возьмитеменя! Вот, я – ваш!»).
Этот подход можетпоказаться экзотичным. Что за бред – «пластика звука»?!Пластика – это формы, предмет изобразительного искусства! Новы, наверно, смогли убедиться в том, что звук так же имеет такоесвойство, как пластика. И это слышно. Проверьте, слушая партнёра сзакрытыми глазами.
Автор благодарен одномуиз своих учителей – Галине Васильевне Комяковой, котораяпомогла справиться с очень непростым залом, более двух тысячзрителей, ДК им. Ленсовета. Надо было вести какой топравительственный концерт. В зале сплошные звуковые ямы, всё сделанотак, чтобы сказанное со сцены не было слышно в зале. Трудносправиться с акустическими дырами, и приходилось агрессивно«атаковать» предполагаемых зрителей на репетициях. ГалинаВасильевна говорит: «Не надо! Не надо никого насиловать! Воттем местом, где срастаются нижние ребра, раскройся залу!» Она невольно подсказала то, что было описано выше. И всё сталополучаться. А в другой момент – наоборот, нужно вобрать в себязал (телезрителей, радиослушателей). В одном случае – в себя, ав другом – в пространство, в аудиторию.
Не случайно для того,чтоб малыш начал скорее разговаривать, стараются развивать его руки,дают ему всевозможные игрушки, связанные с разнообразнымиманипуляциями пальцев. Таким образом, речь и жестикуляция возникают иразвиваются с самого раннего возраста и вместе сопровождают человекавсю его жизнь.
3. ВОЗМОЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Когда вы будете делатьголосовые упражнения, может возникнуть одна неприятность, ужеупомянутая вскользь, – может запершить в горле.Головокружение при дыхательном тренинге – это неприятностьздоровая, но если запершило в горле, значит, вы что то делаетенеправильно, что то перенапрягаете, например, вытянутподбородок, зажаты связки. И организм об этом сигнализирует. В такомслучае нужно немедленно остановиться, иначе сорвёте голос.
Не паниковать! Простовернуться к предыдущим упражнениям. Проблема возникает крайне редко итолько если, исполняя упражнение, ученик допускает ошибки (из тех,что описаны в книге, конечно, их надо тут же исправить), либо еслипредыдущими упражнениями не подготовил свой аппарат для звучания,особенно для громкого звучания.
Например, на «скулеже»не надо кричать, напрягаться, не надо усиленно дышать. Вы дыхание уженатренировали в предыдущих разделах. Если натренировали. Забудьте онём. Во время звучания не надо думать о том, что происходит сдыханием, с руками, ногами. Во время звучания надо звучать. А ещёлучше думать и общаться с людьми.
Заметьте, что громкостьзависит не от степени вашего напряжения, а от эмоционального посыла,от того, насколько вам хочется быть услышанным и понятым. Легко исвободно.
Если горло болит отпростуды – не помеха. Совсем простуженный человек может этимзаниматься с успехом, ещё и облегчая страдания от болезни.
С одной девушкой вОдесском университете случилась беда. Она пришла на урок совсембольная – с воспалением почки (острый пиелонефрит), при которомнельзя делать физические упражнения, и с гриппом. Кашлем она сорвалаголос. Данными упражнениями, исполняемыми очень осторожно, занесколько минут голос ей был возвращён. Такое происходило не раз.
Правильноеоткашливание, кстати, уже почти описано (в упражнении 6 «Нетяни шею» части III, стр. 87). Проверьте. При каждомоткашливании лицо привычно вытягивается вперёд. Что ему там нужно?!!Попробуйте кашлянуть, приподнимая макушку вверх. В этом случае и отмокроты вы освобождаетесь легче, и связки не травмируете. Таков«продуктивный кашель», здоровый. Вспомните «неприятность»Евгения Киселёва. При всём к нему уважении (подчеркнём, совершенноискреннем).
ВЫВОДЫ

1. Естественноезвучание голоса не требует какого либо особого напряжения и дажевнимания, так называемой «постановки голоса». Оновозникает в результате действия человека, непринуждённого, изсостояния покоя.
2. Мелодия речичеловека в значительной мере определяет характер звучания.Интонационные стереотипы, формируемые в упражнениях, нужно сразуприменять в обыденной речи. Но только не на публике, лучше в игре сприятелями и в привычных выражениях.
В момент общения спубликой, какого либо выступления, звуко– или видеозаписи,тем более, прямой трансляции, за этой техникой следить нельзя. Тутнадо думать о содержании вашей речи и пустить себя на волю.Натренированные навыки будут проявляться сами, органично иестественно.
Доверяйте своейприроде.
ЗАДАНИЯ

1. Сделайтезвукозапись того, как вы произносите, например, указанные выше«собачьи» команды. Представьтесь, назовите своё имя,отчество, фамилию. Желательно сделать это так, чтобы вас хотелосьслушать дальше. Проведите такую радиопробу до освоения комплексаупражнений. Затем сделайте то же самое сразу после тренинга поописанной в предыдущих разделах методике.
Прослушайте запись исравните результаты. Постарайтесь письменно зафиксироватьобнаруженные отличия и, главное, происхождение отличий.
2. Графическиизобразите на бумаге мелодию вашей речи удобными вам символами.Сравните два варианта (до и после тренинга).
3. Выберите извсех описанных и освоенных вами упражнений несколько, наиболееполезных именно вам. Исполняйте их как можно чаще, пусть понемногу,но часто.
ЧАСТЬ VI «ПРОСТИТЕ, ЧТО ВЫ СКАЗАЛИ?»(РАЗГОВОРНЫЕ И ДИКЦИОННЫЕ УПРАЖНЕНИЯ)

УПРАЖНЕНИЕ 1. «ЛЕСЕНКА», ИЛИ«ВЗЛЕТЕЛ, ВЗМЫЛ, ВЖИЛСЯ»

Произнесите три слова:«Взлетел, взмыл, вжился». Сделайте это длинно, слитно, ноне натужно, не выдавливая из себя последний воздух. Если организмхочет вдохнуть, позвольте ему это сделать в любой момент. Важно,чтобы каждое следующее слово было ниже предыдущего, чтобы получилосьсвоеобразное движение по лестнице, по ступенькам вниз. Помогайте себерукой, жестикуляцией. «Взлетел» – рука на одномуровне; «взмыл» – на ступень ниже; «вжился»– рука в землю, и интонация – в землю.
Обратите внимание, –ударные гласные должны быть ниже и длиннее, согласные звуки должныбыть насыщены дыханием. Старайтесь их удлин н н н нять:

Особоевнимание завершению фразы. Частенько звучит примерно так:
Завершайтемысль, поставив точку, снижая тон. Каждый следующий звук свободновыливается из предыдущего, внутри слова и на стыке слов. Не мельчите,не суетитесь, чтобы не получалось: «летел – мыл –жися».
Освоивэто, двинемся дальше. Совершили с одной ступени два шага вниз по«лестнице», повторите всё, начиная со ступеньки повыше:два шага вниз. Затем начните ещё выше, спускаясь на два тона. Такимобразом двигайтесь по всему диапазону – шаг вверх, два вниз,ещё один вверх и два вниз.
При всёмэтом не забывайте представить себе, кто куда «взлетел»,как «взмыл», во что «вжился».
Мелодическийречевой тренинг можно продолжать, используя самые простые расхожиеслова, такие как:
«агА », «уг У », «так т Ак», «ну н У », «вот в От»
И другие,тому подобные. Первый слог безударный, второй –акцентированный, ниже и длиннее. Полезно сопровождать звучаниедвижением руки. Точно так же произнесите:
«свЕрхувн И И з»
Сопровождайтеслова жестом руки. Освоение этих и подобных мелодических конструкцийочень несложно и бесспорно поможет вытеснить из вашей речи стереотип,предполагающий раздражающее завышение ударных гласных и, особенно,безударных окончаний.
Воспользуйтесьфонограммой 8 «Лесенка» аудиоприложения.
УПРАЖНЕНИЕ 2. «РАДИСТ»

Упражнение из арсенала3. Савковой. Произнесите позывные:
«я – Аист, я – А ист, я – А ист! При Ё м!»
Или:
«я – Астра, я – А стра!..»
В качестве микрофонаможете использовать, например, карандаш. Попробуйте произносить всё снарастанием активности. Первая попытка спокойная, уверенная, вторая –с нетерпением («Кажется, сейчас ответит», но неотвечает), третья – ещё более настойчиво («Требуюответа!»). И так далее.
Обратите внимание, еслитрижды произнести одинаково одну и ту же фразу, это будет звучатьмонотонно, – занудство. Надо меняться, правда? Изменяетсядействие. Сначала дежурно выбросить в эфир: «я – Аист!» Нет ответа. Активнее добиваться связи с адресатом: «я– А ист!» Снова нет ответа. Уже с беспокойством, –может быть, что то неисправно: «я – А ист!»Всегда по разному должны звучать слова, тем более, одинаковые. Вжизни люди общаются разнообразно. Если фраза несколько разповторяется одинаково, это всё равно, что долго долго играетзаезженная пластинка или компьютер «завис» привоспроизведении фонограммы.
Можно с этим текстомдвигаться по диапазону – из нижнего регистра в верхний инаоборот. Например, начните низко, потом настойчивее и выше, ещёболее требовательно и ещё выше. Так же от тихого звучания –громче и ещё громче, потом тише. Этим упражнением (как и многимидругими) пробуйте отрабатывать движение по звуковысотному диапазонуна одной громкости. И на одном тоне изменять громкость –движение в динамическом диапазоне. Ниже – выше, тише –громче. Только оправдывайте такие изменения.
Не забудем, чтоокончание «ст» или сочетание «стр»должны быть произнесены, накормлены дыханием и энергией. Позывныемогут быть любые: «я – Ай сб е рг»(не промахнём «сб», «рг») или «я– Анкер» и множество других вариантов. Для развитияголоса важно сочетание «я» с ударным «А»,а для дикции – «пучки согласных »(упражнение с таким названием впереди, на стр. 127–128).
УПРАЖНЕНИЕ 3. «ДИАЛОГИ»

Следующее упражнениенужно выполнять в паре. Выберите себе партнёра или, если занимаетесьиндивидуально, придумайте, вообразите, но реальный партнёр лучше. Укаждого в руке телефон, вы сообщаете партнёру новость:
Один говорит:
«Тебя исключилииз института!»
Другой:
«Как?!! Меняисключили из института?!!»
Первый подтверждает:
«Да, тебяисключили из института».
Можете меняться ролями.Текст должен свободно выливаться, с удлинением ударных гласных.Обратите внимание на пресловутую вопросительную и утвердительнуюинтонации и следите за тем, чтобы микрофон смотрел на источник звука.
Первый не спрашивает, асообщает, утверждает! При этом не надо кривляться, верещать, сообщаяили переспрашивая. Говорите в микрофон, там «ухо слушателя»– этот навык вам немедленно потребуется на практике, поэтомуего нужно тренировать, сформировать рефлекс.
Попробуйте, произносядиалог, выделять разные ударные слова. Один вариант – первоеслово ударное, другой вариант, иной смысл – другое словоударное. Любое слово может быть ударным, акцентом, коего требуетсмысл произносимого:
«Теб Яисключили из института!», «Тебя исключ И ли изинститута!» или «Тебя исключили из инстит У та!»
И вопросы с такими жеакцентами:
«Мен Яисключили из института?», «Меня исключ И ли изинститута?» или «Меня исключили из инстит У та?!!»
Сравнивайтеутвердительную и вопросительную интонации, утверждая или спрашивая,только теперь каждым словом:
«Теб Я !..Исключ И ли!.. Из инстит У та!!!»
И вопросы так же:
«Мен Я ?..Исключ И ли?!.. Из инстит У та?!!»
Четырёхкратное,безапелляционное подтверждение:
«Д А !..Теб Я !.. Исключ И ли!.. Из инстит У та!!!»
Графически выделятьснижение или повышение тона на ударных гласных здесь мы уже не будемс надеждой на то, что это вами уже освоено, во всяком случае, понято.Можно с нарастанием активности на каждом утверждении и вопросе.
На улице или на базареиногда бывает очень мило и симпатично эдакое вопросительное задираниеударных слов. В художественном произведении тоже может бытьпрекрасный образ Попандопуло из Одессы, – «Шо томне не нравится здэшний режим?!!» – в исполнениинародного артиста СССР Михаила Водяного. Но в телерадиоэфире человекдолжен уметь утверждать, а не только спрашивать. Надо следить за этими ставить интонационные точки в нужных местах текста.
Те же манипуляции сфразами:
– Перваяпремия – твоя!
– Как!Первая премия моя?
– Да, перваяпремия – твоя!

Включайте воображение!Ведь «моя первая премия!» В теле – физическийпокой, а эмоции – внутри, они не в физкультуре выражаются, ихнельзя изображать. Но жест на ударном слове будет полезен.
Воспроизведите парами иупомянутый в другом контексте диалог:
– Наша рекаширока, как Ока!
– Как! КакОка широка наша река?!!
– Да! КакОка широка наша река!
Только разойдитесь какможно дальше друг от друга. И представьте себе, что вы –деревенские бабы, стоите на разных берегах реки и хотите докричатьсядо своей подруги или соседки, сообщая о таком эпохальном открытии. Сдетской, первобытной наивностью. Так же выделяйте в своей реплике тоодно, то другое слово, изменяя смысл диалога.
– Любоеслово может быть ударным!
– Что? Любоеслово может быть ударным?!!
– Конечно,любое слово может быть ударным.
Убедитесь, прослушавфонограмму 9 «Ударные слова» аудиоприложения.
Придумайте другиедиалоги в качестве сюрпризов партнёрам и наиграйтесь от души и спользой для дела.
– С любымифразами можно экспериментировать!
– Как?! Слюбыми фразами модно экспериментировать?
– Да! Слюбыми фразами можно экспериментировать!
Или даже так:
– Ну что? Тыздесь?!!
– Ну что, я– здесь!
– Ну что тыздесь!!!
УПРАЖНЕНИЕ 4. «ВОРОЖБА», ИЛИ «ПУЧКИСОГЛАСНЫХ»

Запомните следующиезвукосочетания: « у ст», « о ст»,« а ст», « э ст», « ист», « ы ст». Перед ними будут различные«пучки согласных» звуков. Сейчас – три буквы: «п », « т », « к »– во всех возможных сочетаниях. Всего шесть комбинаций: «птк », « пкт », « тпк »,« ткп », « кпт », « ктп».
Получится: « пткуст – птко ст – птка ст – пткэст – птки ст – пткы ст».
Стоит подобрать идругие подобные комбинации («пучки») различных согласныхзвуков: « всш », « тлр », «мкн », « цчз », « хщл »и так далее, и подобное тому. Таких комбинаций множество, посмотритеалфавит. Это упражнение как голосовое, интонационное, так идикционное.
Включайте воображение.Представьте, что вы ворожите, колдуете. Каждая гласная здесьударная, – как всегда! – стремится вниз.Помогите себе рукой. Последовательность гласных привычна, как было:«му мо ма мэ ми мы». Но, как ираньше, не торопитесь. Попробуйте удлин н н нять. Еслиможно, на активном дыхании. Только оно, кстати, и работает! Ипофырчите ( как в упражнении «Лошадь», стр. 98).
Не напрягайте губы.Никаких гримас на лице, губы нужны лишь для некоторых звуков.Дыханием произносить согласные!
Если вы делаетеупражнение сидя, вспомните положение «сидячего покоя»{упражнение «Гвоздь», стр. 84–87).Старайтесь не разваливаться, а значит, сохранять тот самыйпозвоночный столб. Диафрагма и промежность на звуке, как при взрыве,толкают стул – дыханием. Голова при этом не делает ничего!Макушка, как всегда, опирается на позвоночник. Только рукой себепомогать!
Не торопитесь! Надо несуетиться, а наоборот – произносить звукосочетания вольно.Потом можно будет и ускорить. Пожалуйста, в порядке иллюстрациимысли, попробуйте произнести слово «разгосударствление».Отчего затык, почему не получается? Может, потому что вы суетитесь,спешите. Попробуйте медленно произнести словосочетание «проектразгосударствления». При этом пофырчите, проверьте, чтобы небыло утрированной артикуляции. Как только возникает утрированнаяартикуляция, сразу появляются зажимы, оцепенение. Произносите всёлегко, свободно, вольно. Дайте вылиться звуку –«раз го су дар с т в ле е ние».
Придумайте любые другиеслова с более сложными сочетаниями согласных и продолжайте таким жеобразом.
УПРАЖНЕНИЕ 5. «КАК УСЛЫШАТЬ СЕБЯ»

Слух, как известно,играет определяющую роль в формировании речевых рефлексов. Замечено,что человек лучше говорит или поёт в хорошей акустической обстановке,когда слышит свой голос, отражённый конструкциями здания. Качестворечи также резко повышается, если говорящий слышит себя в головныхтелефонах (наушниках).
Проведите, как ужедоговаривались, звукозапись своего голоса до тренинга и после.Прослушайте её. Вы слышите свой голос адекватно. А как слышать себя влюбой акустической среде и без помощи технических средств?
Можно себе помочьпростейшим приспособлением. Вы услышите свой голос, поднеся руку корту. Говорите в ладонь (при этом ладонь ощущает тёплый потоквоздуха), а пальцами направляйте звук в ухо, в любое. Правой рукой –в левое ухо, левой рукой – в правое. Попробуйте. Вот это вашголос. Настоящий. Не вызывает у вас отвращения?
Вы сможете услышать,оценить и сравнить, как воспринимается ваш привычный, нонеестественный голос, всегда казавшийся «красивым»,понять, каким он кажется окружающим, и насколько хорошо слушаетсяваше свободное звучание в нижнем и в верхнем регистрах. Не ощутятразницы только те, у кого каким то чудесным образом сохранилсяприродный голос, либо те, кто абсолютно лишён слуха (не «абсолютногомузыкального», а вообще какого либо).
Вы услышите также, чемотличается утвердительная интонация от вопросительной. Часто пробыначинаются с того, что ученики никак не могут утверждать, а всё времяспрашивают подобно многим «телезвёздам»:
«Здр Авствуйте? С в А ми? В эф И ре? Телекан А л?..»
Проверяйте себя этимпростейшим способом в ходе голосового и дикционного тренинга, этопоможет облегчить и ускорить процесс.
ВЫВОДЫ

1. Важнейшую рольв формировании гласных и согласных звуков играет слух. Поэтомуцелесообразно много и внимательно слушать хорошую речь актёров,других персонажей. Полезно мысленно повторять некоторые фрагментыуслышанного текста. Также стоит обращать внимание на раздражающеезвучание и внутренне пародировать говорящего.
2. Разборчивостьречи в значительной мере зависит от активности и мотивации, отсерьёзности намерения быть воспринятым теми, кому речь адресована.
3. Дикционнаятехника может быть натренирована простейшими упражнениями, нонатренирована обязательно, как элементарные навыки – ходьбы,приёма пищи, чтения, письма и т. п.
ЗАДАНИЯ

1. Зафиксируйте набумаге ваши дикционные дефекты, замеченные вами или вашими знакомыми.
2. Точно такимобразом отметьте особенности ваших приятелей, попробуйте ихвоспроизвести. Только позаботьтесь о том, чтобы такие пародии былипредельно тактичны.
3. На основепредложенных упражнений придумайте индивидуальные упражнения,содержащие звукосочетания и словосочетания, трудные вам дляпроизнесения.
4. О том, чтоописанные в предыдущих частях книги упражнения надо делать регулярно,напоминать надоело. Но подчас приходится. Обычно приходится. Самоничто не происходит, нужна кропотливая работа над собой. Усильная. Втечение какого то времени: недели, одного двух месяцев.Автор повторяется. Но, как говорят ученики: «Повторение –мать учения».
Простите за занудство.
INTERLUDIA

Автор несказаннорад упорству читателей, одолевших более двух третей предлагаемогоматериала. Спасибо!
Здесь возникаетнастоятельная потребность отдохнуть от разнообразных упражнений,необходимо ненадолго отвлечься и поделиться некоторыми соображениями
о процессеосвоения тренинга.
О СОВМЕСТИМОМ И НЕСОВМЕСТИМОМ

Иногда ученикиудивляются: «Нас учат по другому. Преподаватели говорят,что надо очень сильно артикулировать, дают всевозможные разминки искороговорки». Друзья, не надо нас стравливать.
Действительно, средиспециалистов есть некоторые разногласия. Заниматься артикуляционнойгимнастикой мы не будем, но будем не против тренинга, который многиедают. Пусть он будет, только не утрированный – с этим многиесогласятся. Ваша задача – взять лучшее даже от воюющих друг сдругом педагогов. А мы вроде не все воюем, в большинстве – мыдружественные коллеги. У нас несколько разные подходы. Поверьте, трипреподавателя – пять мнений, споров очень и очень много. Вамдаётся возможность выбрать наиболее полезное, то, что более всегопомогает лично вам.
В данной книгеакцентируется простая мысль: в первую очередь за качествопроизнесения согласных, за разборчивость речи отвечает дыхание.Артикуляционный тренинг (если проводить таковой) нужен только длятого, чтобы снимать лишние мышечные зажимы языка, губ и всегоречевого аппарата, а не создавать их. Представляется, что простейшее«лошадиное фырчание» легче всего эти напряжения снимает.
Доводилось пробоватьартикуляционные манипуляции, предлагаемые в некоторых изданиях для«образования звуков». Многие звуки получались как тоне очень… Иные вовсе никак «не образовывались». Нои то, что получалось, звучало как то натужно, неестественно, какбудто из уст инопланетянина. Слушать это не хотелось. Попробуйте ивы, проверьте. Только не пытайтесь разговаривать с орехами во рту.Это, рекомендуемое многими, древнее упражнение просто вредно и дажеопасно, – человек может задохнуться посторонним предметом,случайно попавшим в дыхательные пути.
Следует помнить ещё и отом, что упражнения разных методик очень часто бывают совершенно несовместимы. Невозможно «ставить руку» для игры наскрипке, одновременно интенсивно занимаясь тяжёлой атлетикой.
На время нашеготренинга стоит приостановить занятия плаванием, баскетболом и любыетренировки, связанные с вытягиванием вас, отрыванием от земли. Приплавании, например, невозможно вдохнуть правильно, – тамдыхание необходимо связано с работой рук и только через рот. Можетформироваться другой стереотип поведения, движения, дыхания,положения тела, и организм ваш ничего не поймёт, что с ним делают.Один тренинг будет мешать другому, и мучить вас. Приостановите такиетренировки хотя бы на несколько дней. На каждом этапе надососредоточиться на чём то одном.
Одолев одно, –возьмётесь за другое. Освоив поочерёдно первое, второе (а, бытьможет, ещё и третье, четвёртое и т. д.), сможете совмещать любыедействия разных характеров.
ОБ УСТАЛОСТИ

У читателя можетвозникнуть вопрос: «Сколько раз делать каждое упражнение?Сколько делать вдохов, давать команд, произносить предлагаемыезвукосочетания?» Есть разные мнения среди специалистов.Некоторые предлагают считать вдохи, иные полагают, что нормыустанавливать нельзя.
Представляется странными даже смешным, если во время утренней пробежки человек станетотсчитывать количество шагов.
Осваивая на компьютерескоростной слепой десятипальцевый набор текста, разумный человек,вероятно, не станет замерять секундомером время, потраченное накаждую буковку. Лишь в итоге очередного этапа простыми тестамипроверит результат: сколько времени ушло при наборе страницы, сколькознаков набрано за минуту. Нормировать целесообразно не процесс, арезультат.
Тренинг надо проводитьдо достижения результата, пока требуемый навык не будет доведён досостояния рефлекса – это и есть норма. Количество манипуляций иповторений определяется для каждого индивидуально эмпирически.
Уставать немного надо!Нельзя не уставать. Если в результате деятельности вы не устаёте, незатрачиваете свою энергию, значит, вы не действуете. Основа всякогофизического и психофизического тренинга – трата энергии, некаяэкстремальность, даже экстремизм, умеренный, конечно. Просто не надозабывать о том, что вы не должны калечить организм – нельзядоводить себя до изнеможения, но до усталости, приятной усталости, –обязательно. Часто после тренинга ученики признаются, что появляетсякакая то лёгкость, «будто крылья за спиной вырастают».
Есть такое слово«истома». Это хорошее чувство усталости, котороевозникает в результате правильного тренинга, в результате творчества.После радио– или телевизионной передачи, спектакля, какого либовыступления иногда человек ни руками, ни ногами пошевелить не может.Это здоровая усталость. Когда отдал всё до последней капли. Хорошийучитель, особенно на первых занятиях, тоже очень устаёт. Этонормальная усталость, истома, после неё быстро появляются новые силы.Если закончишь занятие или передачу не усталым, не взволнованным, аневозмутимым и равнодушным, значит, всё провалено – аудиторияничего не получила.
Так и каждое упражнениенадо выполнять качественно, истово, как всякую работу. И судовольствием. А сколько раз повторять, – почувствуйтесами, может быть и по одному разу будет достаточно. Но регулярностьна первом этапе очень важна.
КАК ЧАСТО НУЖНО ВЫПОЛНЯТЬ УПРАЖНЕНИЯ? КАК БЫСТРОПРОИЗОЙДУТ ИЗМЕНЕНИЯ?

Чем больше сейчастренинга, – тем лучше. На первом этапе много не будет, неперестараетесь.
Можно ли быстрополучить результат? Автор в юности привёл свой голос в порядок заодну неделю. Уже знал некоторые дыхательные, голосовые, дикционныеупражнения, хоть, конечно, не все из представленных в этой книге.Ленился их делать, как многие студенты. Как то заболел (гриппили ОРЗ). Температура, постельный режим. Дома сидел, было нечегоделать. Чтобы занять время, стал упражняться. Через неделю пришёл винститут – никто не узнаёт. Многое изменилось – зазвучалголос, причём зазвучал нормально, естественно. Потому что в течениеэтой недели никто не мешал, никто не создавал другой стереотипзвучания. Человек был наедине с собой, целыми днями забавлялсятренингом. Таким образом всё закрепилось.
У кого то процессзанимает неделю или несколько недель, у кого то месяц илинемного больше. Длина дистанции зависит от индивидуальныхособенностей, но, главное, – от серьёзности намерений ирегулярности самостоятельных занятий. Если вы занялись предметом, нешутя, серьёзно, изменения произойдут весьма быстро, не через годы.Поэтому на первом этапе занимайтесь много. Но суетиться илиизображать особое старание не стоит. Всё должно быть просто иестественно.
НЕ НАДО СУЕТИТЬСЯ!.

Живое человеческоечувство проливается через свободное тело, свободную интонацию. Суетаи кокетство будут ему непреодолимой преградой.
Вы – молоды иещё, наверно, не испытывали состояние, когда человеку плохо. Но,может быть, наблюдали, как ведёт себя человек, когда у него сердечныйприступ. Если он верещит – «Ой, ой, плохо!» –суетится, за всё хватается, значит, он кривляется, как в дурномсериале, пытаясь привлечь к себе внимание, заставить заботиться осебе, любимом. Значит, изображает, демонстрирует беду. Быть может, икольнуло что то, но тот, кто видит или слышит, не верит этому,потому что человек просит не помощи, а внимания окружающих. И они извежливости подыгрывают ему. А когда человеку действительно плохо, унего всё расслабляется, голос становится свободным, хоть и тревожным,лицо – спокойным. Человеку по настоящему плохо, иокружающие замирают, потому что его нельзя трясти и тормошить. Важнов высшей степени напряжённое внимание.
Точно так же всостоянии большой радости человек не замечает, как его оцениваютокружающие. Все видели, как ведёт себя спортсмен, когда забивает голили «берёт» небывалую высоту.
Нам с вами надо уметьне демонстрировать, не выдавливать, а вольно, свободно выпускатьэмоции, звуки, речь, рождённые естественным образом. Впрочем, вотличие от детей и животных, мы должны ещё и профессиональнорегулировать этот процесс свободного волеизлияния.
Запишите и послушайтеваши звучные голоса. Убедитесь, что природа вас не обделила. А дальшеупражнениями будете развивать природные навыки, способности,механизмы, которые чуть чуть сейчас проявили.
Конечно, через полчасапосле занятия вы, быть может, потеряете эти навыки, если в течениекакого то времени не будете их постоянно натренировывать. Потомучто по привычке у вас будут работать прежние рефлексы. Пока это так.Но всё в ваших руках.
Капля, говорят,камень точит. Если падает на него регулярно. Оченьхотелось бы, друзья, чтоб вас желал слушать каждый, чтобы ваша дорогак душе зрителя, слушателя не была зыбкой, а пролегала по надежной,правильно подготовленной почве.
Нам, автору и егоколлегам, помощникам, не терпится слышать вас в эфире!
ЧАСТЬ VII ЧТО ВИДИТ СЛУШАТЕЛЬ (ОСОБЕННОСТИ УСТНОЙРЕЧИ)

1. ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ УСТНОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ

Среди старых актёровбыла поговорка: «Умей говорить не уху, а глазу», то естьсделай так, чтобы слушатель увидел то, о чём ты рассказываешь.Согласитесь, когда мы рассказываем интересную историю, каким товнутренним взором в подробностях себе представляем всё, чтопроисходило, причём видим цвет, ощущаем вкусы, запахи, слышим звуки.Вспомните вкус лимона и произнесите слово «лимон».Наверно, если, произнося это слово, вы вспомнили вкус лимона,физически ощутили его, каждый слушатель испытает то же самое чувство.Также когда вы читаете информационное сообщение, составленноекорреспондентами, например, рассказываете о пожаре и не толькопроизносите слова, а представляете себе при этом хотя бы запах гари,обжигающее пламя, то, вероятно, ваше сообщение произведёт существеннобольшее впечатление на аудиторию.
Это не значит, что надовсё разыгрывать по актёрски. Как раз разыгрывать, изображатьчто либо не нужно. Просто надо слышать, видеть и чувствовать то,о чём вы сообщаете. Когда в дружеской компании мы о чём торассказываем и вдруг теряем какое то видение, ощущениепроисходившего, – останавливаемся, замолкаем на секунду,стараемся вспомнить, воспроизвести не слова, а действительность всвоём воображении и в воображении слушающего. Слова рождаются сами,когда в нашем мозгу возникает, быть может, давно уже ушедшаяреальность. И только отечественные телерадиожурналисты (многие изних, к сожалению) с деревянной улыбкой на лице болтают в эфире оченьинформационно насыщенный текст, совершенно не заботясь о том, что заним стоит, что услышит и поймёт, почувствует, увидит слушатель. Чтоостанется в его памяти? Бывает так, что ничего вовсе.
Также мы все частенькосталкиваемся с примерами невербального, но при этом точноговосприятия обращений, которые, будучи переведёнными на бумагу, неозначают ровно ничего, не содержат никакой информации. Например:
«Вот ту, что там…Давай!.. К этому, который. Не здесь, а тут, в этом!»
Узнаёте? Что топодобное может произнести каждый, не только безграмотный, но и ввысшей степени образованный человек. Как ни странно, в реальномразговорном общении всё понятно даже без особо выразительнойжестикуляции.
Конечно, это крайности.Публичная речь должна быть вразумительной и грамотной, как вписьменном, так и в устном исполнении. Данная книга посвящена устнойречи, что, разумеется, не ограничивает её предмет общением с помощьюодних только междометий. Для аудитории важна как содержательность,так и выразительность языка. Кажется, можно не обременять читателятривиальными доказательствами.
Мы с вами попытаемсяосвоить несколько упражнений, позволяющих выработать в себе рефлексне выпускать нерождённого слова , то естьбессодержательного. Тогда есть вероятность, что будем услышаны, аглавное – поняты нашей аудиторией.
Упражнение 1.Адресность речи
Вспомните описанноепрежде упражнение «Диалоги» (стр. 125–127 ):«Тебя исключили из института…», «Наша рекаширока, как Ока…», «Первая премия твоя…»и другие.
Разойдитесь по разнымсторонам аудитории и отвернитесь друг от друга. Один, не сговариваясьни с кем заранее, пусть начинает любой из пройденных ранее диалогов,обращаясь к мысленно выбранному партнёру. Тот должен почувствовать иответить. Если ответил не тот или никто не ответил, –значит, сказанное не было обращено к конкретному человеку ипроизнесено в воздух, в никуда. В этом случае придётся повторить своюреплику, точно представив себе внутренним взором того, к комуобращаешься.
Многие сначала не верятв то, что такое мысленное общение возможно, но потом с первых жепопыток убеждаются, что ничего сверхъестественного здесь нет,никакого колдовства, гипноза, магии. Очень часто мальчики и девочкиумеют, не сговариваясь с партнёрами, общаться с ними, не видя их.
Часто молодыхжурналистов учат, произнося текст, обращаться к кому то изприсутствующих в телевизионной или радиостудии: к телеоператору закамерой или к звукооператору за акустическим окном. Совет коварный.Дело в том, что эти люди вас не слушают, они заняты своим делом. Одинвыстраивает композицию кадра, следит, чтобы всё было «вфокусе», другой – контролирует уровень громкости, недопускает шумов, перемодуляций, «задуваний» и другихнеприятностей. Зритель находится в другом месте, где то заобъективом, а слушатель – за микрофоном. Общаться надо с ним.Этим навыком, между прочим, вы все владеете. Ведь когда говорите потелефону, обращаетесь не к окружающим, а к тому, кто слушает вас надругом конце линии связи. Адресат эфирной речи точно такой же.
Упражнение 2.Образность речи
Выйдите на улицу илиразойдитесь по зданию. Попробуйте заметить что то интересное,запишите это на бумаге. Несколькими словами. Необходимо не доказатьинтересность этого интересного абстрактными словами, но создатькартинку конкретными деталями.
Теперь пусть каждый, неподглядывая в шпаргалку, расскажет, озвучит заинтересовавшие егодетали. Подчеркнём, – это не рассказ, не очерк, незарисовка. Это вообще не произведение, тут упражнение, гамма.
После того как каждыйрассказал своё наблюдение, расспросим слушавших о том, что ониувидели, представили себе, слушая повествование. Навернякаобнаружится, что многие увидели, почувствовали именно то, что ощущалговорящий. Даже то, что озвучено не было. Всё вспомнится, возникнутобразы описанного.
Упражнение 3. «Живутво мне воспоминания…»
Закройте глаза.Попробуйте вспомнить какой то взволновавший когда либоэпизод вашей жизни. Подчеркнём – не впечатление, но деталифрагменты действительности: предметы, особенности поведения людей…В деталях, в мелочах, которые привлекли ваше внимание тогда. Мысленнопереместитесь во времени, в пространстве. Как будто вы не «сейчас»и «здесь», а «тогда» и «там».Зафиксируйте на бумаге отпечатанные в памяти детали. Повторим –не впечатления, размышления и чувства. Именно деталидействительности: зрительные, звуковые, обонятельные, вкусовые,осязательные. И мысль. Только мысль, которая родилась непроизвольно,тогда, а не впоследствии.

Передайте друг другуваши тексты, обменяйтесь ими. Теперь пусть каждый расскажет о том,что описано в тексте, несмотря на то, что видел и писал другойчеловек. Надо постараться это сделать так, чтобы все слушатели зримопредставили себе виденное в действительности. Перескажите это,отложив письменный текст. Расспросим всех слушателей по очереди, что каждый из них увидел при прослушивании.(Лучше, если они это зафиксируют на бумаге.)
Кто то усомнится,но учениками проверено многократно: человек, «рассказывающий»чужие наблюдения, часто воспроизводит детали, которых в тексте небыло, но были в действительности. Подробности, которые он сам невидел и не слышал. Он не мог о них знать! А слушатели видят цвет,слышат звуки, ощущают запахи минувшей реальности.
Упражнение 4. «Чтовижу, то пою»
Выйдем на улицу.Специально подбирать натуру не надо, пусть будет любая улица или дажедвор, скверик. Нам потребуется микрофон и звукозаписывающееустройство.
Ученик берёт в рукумикрофон и по команде «В эфире!» начинает рассказыватьобо всём, что оказалось вокруг него. Остальные, даже если это одинтолько преподаватель, должны отвернуться и только внимательнослушать, не подглядывая.
В процессеповествования ученик репортёр должен решить следующую задачу.Надо передать только детали происходящего, сколь угодно подробно(видимые, слышимые, холод или тепло, влажность или сухость, запахи идругие подобные ощущения). Особо проследить поведение людей,животных, птичек, – никаких размышлений, рассуждений,воспоминаний. Ни в коем случае нельзя заранее продумывать предстоящийрассказ. Важно быть готовым к неожиданностям, ведь никто не можетзнать, какой будет действительность через мгновение.
Чаще всего ученики(как, впрочем, и действующие журналисты) начинают нестиобразцово показательные банальности, что то вроде: «Домастоят, люди ходят, машины ездят… Птички летают… Травказеленеет, солнышко блестит… В общем, всё!..»Повествование не должно прекращаться до команды «Стоп!» Аэта команда может прозвучать только, когда рассказчик будет точновыполнять задание. Он должен быть занят не произнесением текста, авосприятием окружающего, этим увлечь себя.
Слушающие должныфиксировать всё, что они видят, чувствуют при восприятии репортажа.Если будет сделана звукозапись, каждый сможет перенести на бумагупроизнесённый им текст, отметив допущенные ошибки. А в аудиторииможно будет сверить показания – кто что ощутил, представил себеиз слышанного. Коли показания совпадают, значит, поставленная задачарешена.
Упражнение 5. «Пою,что видел»
Предложим ученикам ваудитории вспомнить всё, что каждый видел, слышал, чувствовал вовремя повествования в режиме «Что вижу, то пою». Поочереди попросим обмануть слушателей и повторить свой рассказ, какбудто это происходит не сейчас в аудитории, а тогда «нанатуре».
Все слушатели опятьбудут фиксировать всё, что представят себе, почувствуют. Вновьсверим, насколько совпадает то, что воспринято всеми участникамиэксперимента.
Сейчас, при чтениикниги, вы не поверите, но, осуществив всё описанное практически,сможете убедиться в том, что рассказы в аудитории окажутся болееточными, чем те, что звучали в реальных условиях.
Вот это и есть –«говорить не уху, а глазу». Именно такова осмысленная,выразительная речь, а не бессмысленная болтовня, коей так богат нашсовременный национальный эфир.
2. ГЛАВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ УСТНОЙНОРМАТИВНОЙ РЕЧИ

Устная речь существенноотличается от речи письменной. Функция речи – это передача отодного человека к другому или другим какого то смысла, чувства,впечатления, мысли, волевого порыва и тому подобного. В письменнойречи это осуществляется определённым способом: конструкцией фразы,знаками препинания, грамматическими средствами.
В устной речи всёиначе! Приведём главные, основополагающие отличия.
Первое. В школенекоторые учительницы нам объясняли, что надо выделять все знакипрепинания паузами. Если строго придерживаться этих рекомендаций вдействительности, человеческая речь перестаёт быть человеческой. Людиразговаривают по другому.
Знаменитая фраза:
«казнить нельзяпомиловать».
Произнесём написанное.С паузами, хоть после каждого слова и даже внутри слов, или без паузвовсе. Непонятно, что сказано, ибо не выделен смысл. В устной речи онвыделяется не запятыми и не паузами. Он в нашем случае не выделенударением. А теперь так:
«казнить нельз Япом И ловать»,
или:
«казн И тьнельз Я помиловать».
Опять произнесём безпауз, но выделим отмеченные гласные (чему ранее уже научились).Становится очевидным смысл одного и другого выражения, хоть сзапятыми и с паузами, или без запятых и без пауз. Если появляетсяударение. Телерадиоведущие, репортёры (также преподаватели,адвокаты) – это люди, умело разговаривающие с той или инойаудиторией. Важнейшим аспектом их деятельности является владениеправильной, нормативной, и при этом разговорной, устной речью.Расставить запятые – дело сочинителей и редакторов, сделатьверные акценты, то есть поставить ударения – дело ведущего.
Второе. Прочтителюбой абзац, отделяя каждое слово, отмечая паузой каждый пробел междусловами. Вряд ли кто нибудь сможет слушать такое. И говоритьтаким образом будет непросто.
Слитное произнесениенескольких, особенно по смыслу связанных слов – важнейшаяособенность устного языка. Иногда на стыках слов возникают трудностии даже глупости, некоторые из них мы приведём в следующих книгахсерии. Ведущему полезно помнить об этом и очень осторожно обращатьсяс такими ошибками авторов и редакторов.
Третье.Несколько слов о том, что такое нормативное и ненормативноепроизношение (нас интересует не лексика, а произношение). Среди нашихколлег возникает множество довольно смешных дискуссий.
Часто профессионалыпочему то считают, что в эфире надо разговаривать так, как людиразговаривают в плотно набитом трамвае или в подворотне, что хамскаяинтонация и поведение, агрессивность, истеричность, исковерканнаяречь ближе всего зрителям и слушателям, и именно она должна звучать вэфире общенациональных телевизионных и радиокомпаний. Это не толькоэстетическое заблуждение, но и не вполне профессиональное пониманиеприроды восприятия публичного слова. В действительности особенностьнормативной речи заключается отнюдь не в «изысканности».Эстетство не является нашей задачей.
Нормативная речь отдиалектной (акцентной) или жаргонной отличается тем, что онапредназначена не для узкого круга, а для всех. Под словом «жаргон»понимаем отнюдь не только воровской, «блатной», а всякийособый язык «какой нибудь социальной или иной объединённойобщими интересами группы…» [17] , приведённое ВладимиромДалем значение этого слова – «наречье, говор, местнаяречь, произношенье» [18] – несколько устарело. Во всёммире разноязыкие врачи без перевода понимают друг друга, обсуждаямедицинские вопросы. Так же легко общаются в работе музыканты,хореографы, моряки и мастера других специальностей. Им помогает вэтом «профессиональный жаргон», язык, не предназначенныйдля общего пользования. Есть даже школьный жаргон. Ничегоуничижительного в этом слове нет. Чаще под словом «жаргон»справедливо имеют в виду ненормативную лексику, но нас в этой работеинтересует только произношение.
Нормативная речьформировалась в процессе ассимиляции разнообразных диалектов,жаргонов и, в результате, одинаково естественно воспринимается всеми,даже теми, кто в своей среде, в своём кругу говорит совсем иначе. Напервый взгляд это кажется несколько сухой формулировкой, а вдействительности наполнено человеческим смыслом.
Два года пришлосьработать в Одессе на Одесской киностудии художественных фильмов иездить туда и обратно по 36 часов: Питер – Одесса, Одесса –Питер. Несмотря на то, что поезд скорый, он останавливается чуть не укаждого столба.
Понятно, что составпассажиров меняется. Разумеется, меняются разноязычные компании, вкоторых проводишь время. Тут и ленинградцы, и жители западныхобластей России, и белорусы, и украинцы, и молдаване, и собственноодесситы. И ни разу, в том или ином кругу, никого не передёрнуло отнормативного произношения. Никто даже не заметил каких либоособенностей, хотя сами люди говорили на своём наречии.
Был только один эпизод.Как то в кафе в Одессе к нам в компанию подсела проститутка.Долго слушая наши разговоры, спрашивает: «Мужчина! Какой тоу Вас странный диалект». Это даже возмутило: «У меня тодиалект?!!» «Да. Только не могу понять, Вы из Ленинградаили из Москвы?» Откуда то она знала о разнице междумосковским и петербургским диалектами. Видимо, у этой девушкикогда то было неплохое образование и воспитание, илиэмпирический опыт.
На Брайтон Бич восновном слышна типично одесская речь. Причём нынче звучит чаще, чемв самой Одессе. Кто то решил сделать радиостанцию, котораяговорила бы с одесским акцентом. Диалектную такую станцию. Люди,которые сами говорят на этом диалекте, отказались её слушать ипотребовали нормативной русской речи.
Бывает так, что человекговорит по русски правильно, верные слова, предложения.«Говорит, как пишет». Но непонятно. Это и естьненормативное, то есть не всем понятное произношение.
Не последняя проблемадля нас, между прочим, заключается в том, что «нормативность»речи далеко не всегда определяется «большинством голосов».Несколько лет назад, на восходе нового тысячелетия отовсюду, даже изсамых уважаемых уст звучало: «двухтысячно первый (второй,третий и т. д.) год». В подавляющем большинстве случаев.Так произносили по инерции, ведь совсем недавно говорили совершенноправильно: «двухтысячный год». Авторы приведённых цитат,как и все слушатели, несомненно, были обучены обращению счислительными и в школе имели положительные оценки по русскому языку.Но слуховое восприятие и стайный рефлекс (напомним ещё, мы –пересмешники) одержали победу над грамотностью. Большинство далеко невсегда право. Постепенно возвращается прежняя традиция верногопроизношения.
Часто для того чтобыговорить правильно, нельзя следовать лозунгу «Делай как все!»И девиз «Делай как я!» также не всегда применим. Однадама, преподаватель факультета журналистики Санкт Петербургскогогосуниверситета в споре с коллегами невольно озвучилараспространённое журналистское отношение к действительности: «Япривыкла к тому, что если я так говорю, то оно так и есть!» Темспор и завершился. Кто тут поспорит? Восхитительно монументальнаялогика, несокрушимая. С дилетантами обычно не спорят, как и необижаются на них.
Для прояснения нормы внашем предмете лозунги: «Делай как все!» и «Делайкак я!» не продуктивны. Тут существует простое и оченьнепростое правило: «Делай как должно!»
Культура публичной речисодержит специальные знания и навыки, опирается на разговорныетрадиции. Органичное, естественное восприятие произносимоготребует от исполнителя соблюдения этих традиций, то есть:
а) знанияорфоэпических норм, закреплённых в лексикографических источниках;
б) умелого ихприменения (а иногда и отступления от нормы!) в зависимости от логикифразы и также конкретного ритмического и мелодического контекста;
в) владенияречевой техникой в объёме, достаточном для точного произнесениязвуков и звукосочетаний, для расстановки смысловых акцентов.
Однажды довелось вестиобычную информационную передачу, в которой, так получилось, былонесколько радиосюжетов с участием чиновников. И в каждом звучалослово «обеспеч Е ние» – именно так былопроизнесено многократно. В завершение передачи и ведущий механическипроизнёс это слово с таким же ударением. В редакции после выпускараздаётся междугородный звонок: «Можно ли ведущего?» «Яслушаю». «Здравствуйте! Мы Вас всё время слушаем. Но чтоже Вы сегодня нам рассказали про печ Е нье?» Прослушалконтрольную запись передачи и покраснел от стыда. Стыдно до сих пор.Ведущий действительно вслед за чинушами, как попугай повторил, именнотак произнёс это слово: «обеспеч Е ние» вместо«обесп Е чения».
Даже если три, или дажеодин ваш слушатель не воспринял сказанное, или у него возникло самоемалое раздражение, значит, так говорить нельзя. Значит, вы в ком товызвали презрение к себе уважаемому.
Итак, нормативноепроизношение отличается от ненормативного тем, что воспринимаетсявсеми одинаково естественно. Посему хочется призвать молодых коллегосваивать именно такую речь. Тогда вы будете желанны и воспринятывсеми слушателями, говорящими на русском языке.
3. «КАК СКАЗАТЬ – ЗНАЧИТ ЧТОСКАЗАТЬ!»

Очень труднопредставить себе, чтобы вызывал к себе уважение даже не у самыхобразованных слушателей человек, допускающий приводимые нижепроизносительные оплошности. А главное, – что долженувидеть, представить себе человек, услышав это.Ведь в жизни человек сначала думает, потом говорит, а слушая,невольно представляет себе слышимое. Среди многих журналистов бытуетмнение, что в «новостях» думать не надо. Бог им судья!
Но неугомонного зрителяили слушателя всё таки может заинтересовать, что имел в виду, очём же подумал говорящий в эфире.
1. «усыновилиплиту» (установили) [19] ;
«пердача»(передача); «пердень» (первый день);
«безымяка»(без аммиака);
«драсуте»,«здрсте», «драсте» (здравствуйте);
«часникипереживают» (участники);
«…обнаружилсонные находки» (сенсационные);
«пиисят»(пятьдесят), «семисят» (семьдесят), «восемисят»(восемьдесят), «двасать» (двадцать);
«утвержденфиктивный план» (эффективный), «…продукт,доказавший свою фиктивность» (эффективность);
«судить»(осудить или ссудить);
«…дрожитсвоим положением» (дорожит); «продукт подражал»(подорожал);
«Хозяин тщетновыбирает фурнитуру» (тщательно); «ирекцию сменил…»(дирекцию);
«поделка»(подделка);
«совершены»(завершены);
«барановаодежда продолжает тему» (Баранова Надежда); «Многиездания потоплены» (подтоплены);
«русский»(прусский);
«расисскоезаконодательство» (российское);
«…развившиймашину…» (разбивший);
«Это анальныесредства» (банальные);
«…потянутыйчеловек» (подтянутый);
«Они пыталисьскрыть автомашину» (вскрыть); «Факты скрылись»(вскрылись);
«А я, Андрюхарев,прощаюсь с вами» (Андрей Ухарев);
«некоралловые бусы из за моря привези» (мне);
«непрочноезачатие» (непорочное);
«…дозавета атрофии» (заветного трофея);
«…вместе спиццами в небо уносимся» (с птицами); «…изловитьавтогонщиков» (автоугонщиков);
«На этом всёпрощаю до следующего выпуска» (…всё. Прощаюсь…);
«…судаобеспечения серного флота» (Северного);
«…нашкорреспондент в киви. ..» (в Киеве);
«В результатеобыска обнаружен томат Калашникова» (автомат);«…постился на бесплатный бордель»(польстился); «Сан Петербур» – японецтакой (Санкт Петербург);
«Периодвыступлений на выездных площадках музыканты называют «ссыкой»[или даже «ссукой», так слышится] (ссылкой);«Сегодня в кривой администрации…» (вкраевой);
«Вчера их[картины] сосали до поздней ночи» (спасали).
В перечисленных вышесловах и словосочетаниях уважаемые теле– и радиоведущие несмогли или не сумели произнести звуки и даже слоги. Про…сти,звуки и даже слоги! Ну не смогли! Быть может, устали.
Между прочим, цитатыприводятся исключительно из программ российских общенациональныхканалов. Их названий указывать не будем, чтоб не ссориться сколлегами.
2. Продолжим:
«В Петербургскомгородском суде рассматривается тело обвиняемого..»(дело);
«…состояласьикра» (игра);
«…нощьюнащинают…» (ночью начинают);
«Что чувствуетчеловек, ставший боком ещё при жизни?» (Богом);
«.. пришлосьпострадать от доски» (тоски);
«…очкивозгорания» (очаги);
«запойныйконцерт» (забойный);
«пришлось душитьпострадавших» (тушить); «присутствующие кости»(гости);
«ни ширинки»(жиринки);
«Сэкскийсобор» (Исаакиевский);
«…навралочередные очки» (набрал);
«хренувеличился» (крен);
«мрачныйаферист» (брачный);
«Они былиэвакуированы странными» (с травмами); «…пристроитьбаню на сто помоечных мест» (жарг. –помывочных);
«Преступлениезавершено…» (совершено);
«.. подготовиликефиру» (к эфиру).
Примерно к такимметаморфозам приводит неверное произнесение согласных звуков(неоправданное их озвончение или оглушение, смягчение, простоподмена), искажённое звучание гласных и частей слова. Убедитесь,насколько меняется смысл сказанного.
3. Произнесениезвуков, для этого не предназначенных или вовсе отсутствующих в слове,воспринимается несколько странновато.
«ладо гский», «ладо ржс кий» (ладожский);
«и зжога»;
«близлежа йший»;
«беспреце ндентный»;
«э кскалация»;
«во енноначальник» (военачальник или устаревшее –воино начальник, т. е. начальник воя);
«иску вство»;
«…звучализдрав н ицы в адрес вождей» (здравицы).
В разделе не приводятсяте или иные реплики персонажей передач, а только фрагментыжурналистской речи, заранее подготовленные и отредактированные.Зачитанные ведущими с «телесуфлёра», корреспондентами закадром или в кадре, вызубренные и провозглашённые в репортажах и иныхсюжетах, в том числе, записанных и смонтированных.
4. Неуместныепаузы или их отсутствие также рождают неожиданный смысл, иногдазвучит замечательная пошлятина, которую неловко воспроизводить набумаге:
«…оставил[пауза] вдову двух любовниц» (вдову, двух любовниц);
«Всего хорошегои будьте осторожны! [без паузы]» (хорошего. И будьте);
«Професси[пауза] ональный корм» (профессиональный);
«Президент принялв своём кабинете [пауза]…»;
«…испустясовесть… [без паузы]» (и, спустя, совесть).
5. Неверноеударение – это безграмотность. Ежедневно примеров множество.Приведены несколько случаев, когда изменяется акцент и значение словаили фразы.
«Ни слова в простА те» (в простот Е );
«…нехватает специальных кабел Е й» (к А белей);
«…премьераМакб Е та» – с чистым « Е » («МА кб э та»);
«В порт Ах нарастает беспокойство» (п О ртах);
«край подалА»(подОла);
«брАчащиеся»(жарг. – брачУющиеся).
Повеселились, наверно,достаточно. Теперь, сделав основные выводы, попробуем разобраться втом, как не допускать в эфире подобных неловкостей.
ВЫВОДЫ

1. Нормативнаяречь предназначена не для украшений, пижонства и кокетства, аисключительно для того, чтоб её носитель был адекватно и естественнопонят всеми слушающими. Она является не только сводом общепринятыхинструкций и правил, но и сложной совокупностью диалектов, жаргонов,общепринятых произносительных традиций.
2. Устный языксущественно отличается от письменного, требует владения особымизнаниями и навыками, но вместе с тем, так же как письменный текст,адресован воображению слушателей, способному воспроизвести всё, чтоиспытывает говорящий.
3. Невладениеречевой техникой, незнание произносительных норм и традиций не толькоосложняет восприятие речи, но часто приводит к существенномуискажению её смысла.
ЗАДАНИЯ

1. Освойтеупражнения, предложенные в этой части книги.
2. Попробуйтепроизносить любой текст с нарушением главных особенностей устнойречи, отмеченных во втором разделе. Желательно это записать инесколько раз прослушать, так, чтобы стало противно.
3. Заведитетрадицию собирать и фиксировать в дневнике языковые недоразумения,допускаемые в публичной и обыденной речи, старайтесь определять ихпроисхождение.
ЧАСТЬ VIII НЕКОТОРЫЕ ТРАДИЦИИ РУССКОГОПРОИЗНОШЕНИЯ

1. РУССКАЯ РЕЧЕВАЯ КУЛЬТУРА

Автор не ставит цельювсестороннее исследование такой обширной темы, как русскоенормативное произношение, чему посвящено множество исследований ипубликаций. В этих разделах коснёмся только нескольких предметов,имеющих значение для практической работы.
Каждому, чьяпрофессиональная деятельность связана с публичным общением и,следовательно, с публичной речью, надо отдавать себе отчёт о том, какрождалась нормативная устная речь. Современный русский языксформировался и развивается в конфликте двух нормообразующихстоличных диалектов – старо московского истаропетербургского.
В течение веков со всехконцов Руси в Москву съезжалось множество людей, принося с собойразнообразные языковые традиции, лексические и произносительные. Впроцессе общения диалекты ассимилировали, рождалось общее, ихансамбль – старомосковская речь.
Новая столица такжестала центром притяжения для русских людей всех слоёв и народностей.Тут, кроме всего, ещё и «окно в Европу».Старопетербургский диалект возник под агрессивным влияниемевропейских языков. Известно, как создавался Петербург, какскладывалась такая общность – петербуржцы. В городе повсеместнозвучала иноземная речь. Император Пётр I культивировал немецкий язык,его дочь Елизавета – французский.
Русское дворянство иинтеллигенция в XVIII–XIX веках воспитывались на французскомязыке, учились на латыни и на греческих источниках. Даже для такогорусского поэта и мастера русской речи, как А. С. Пушкин, роднымязыком был французский.
Процесс на этом неостановился и этим не ограничивается. Напротив, в эпоху глобализациии стремительного роста коммуникационных технологий вторжение в любойязык множества различных элементов ускоряется и расширяется.
Так или иначе,согласимся на том, что общепринятая или нормативная русская речь –есть не что иное, как живая совокупность частностей, множестваместных, профессиональных и социальных наречий, диалектов, иноязычнойлексики и традиций. Это отнюдь не система правил и нормативов,установленных каким то распорядительным актом. Речевая культуравключает не только знание норм и традиций, но требует учёта некоторыхособенностей их применения в конкретной ситуации.
При записи закадровоготекста для видеосюжетов, посвящённых ветеранам Великой Отечественнойвойны, как то возникли проблемы. Авторы несколько раз совершенноверно употребляли всем известное словосочетание «сто грамм ов», звучащее среди фронтовиков иначе – «фронтовыесто грамм». И в синхронных видеозаписях через секунды героипроизносят именно так, без окончания. Получается, что онибезграмотны, на фоне мудрых журналистов. В подобных случаяхприходится, нарушая правила, следуя окопному жаргону, не произноситьокончание « ов» либо произнести его очень аккуратно,незаметно.
На Карельском перешейкеесть старинный город Приоз Ё рск – именно такоесовременное название древнего города Кёгсгольм встречается в самыхуважаемых словарях. Но не только его жители, а и все жителиЛенинградской области, ленинградцы, перебуржцы произносят «ПриозЕ рск», вместо « ё » звучит ударное «е ». Происхождение этой традиции понятно. В русскойписьменности уже давно звук «ё» обозначается буквой «е»,возникла путаница и с произношением, появился элемент местного языка,говора. Кроме того, действует ещё и языковая логика: при озёрах –«Приозёрск», а при озере – «Приозерск».Вероятно, крупнейшее в Европе Ладожское озеро в языковой традициизатмило собой множество окружающих город озёр и рек. Иногдаприходится считаться с такими обстоятельствами.
Рассмотрим подробнеенекоторые вопросы функционирования устного языка, закономерности,правила, главным образом, с позиций речевой техники и спецификивосприятия публичной устной речи.
2. УДАРЕНИЯ

В песенке изпопулярного мультфильма «Пластилиновая ворона» переддетьми поставлен вопрос:
«…подароксразу врУчат,
а может быть, вручАт…»
Ребёнок, немногоподумав, произнесёт верно (правильное ударение можно уточнить поуказанным в списке литературы словарям, и любым другим). Множествожурналистов – как придётся. Чаще, не подумав, ведь платят не заэто. Мы с вами совершенно безвозмездно попробуем задуматься… Иразобраться в том, каким должно быть нормативное ударение.
В отличие от некоторыхдругих языков и, например, от украинского, русская нормативная речьпредусматривает выделение ударного слога, как мы уже испытывали.Именно таким образом определяется смысл сказанного. Ударный гласный врусском языке выделяется путем его удлинения и снижения тона.Напомним, не задиранием его высоты, не повышением тона. Вспомним ещёраз упражнения предыдущих разделов ( часть V, упражнение 3«Команды», стр. 109–111, часть VI, упражнение 1«Лесенка», стр. 122–123 ). По выражению К. С.Станиславского, «ударный гласный звук, как камень в пропасть,летит вниз в землю».
В украинскойнормативной речи (которую сейчас не сыскать даже в западных областяхУкраины) все гласные одинаковы по длительности и высоте. Отсюдаполучается такой персонаж, как «Трындычиха» (музыкальнаякомедия «Свадьба в Малиновке»).
В восточных языкахкоротенькие фразы, коротенькие слова и невозможно выделить ударныегласные, там их просто нет. А европейские языки и русскийпредполагают выделение ударных слогов.
В европейских языках,как правило, расположение ударной гласной строго нормируется. Как мызнаем, в английском языке – обычно на начальном слоге, также вфинском и чешском. Во французском – всегда в конце слова. Ввосточноевропейских – в середине слова, в польском, например,на предпоследнем слоге. В русском языке – по разному.Ударение разноместное, не на первом, не на последнем слоге идаже не на определённой морфологической части слова –приставке, корне, суффиксе или окончании. Неизменно только одно –всегда под ударением произносится буква «ё». В остальном,вроде бы, и нет никакой системы. Но при этом от ударения зависитсмысл слова.
Произнесём с ударениемна одном, потом на другом слоге: «целую», «свойство»,«писать», «плачу», «хлопок»,«орган», «замок», «мука»,«вести», «пироги», «стоит» ицитированные в предыдущем разделе слова. Есть два разных слова «средА » с одинаковым написанием и ударением. Но присклонении, с изменением ударения будет меняться его значение: попасть«в сред У », но пройти по всем «ср Едам», если подразумеваем «круг лиц» или «чем либозаполненное пространство»; прибыть «в ср Е ду»,бывать по «сред А м», если говорим о третьем дненедели. Кто то «разр Я женный» во всё лучшее,но «разреж Е нный» воздух, шрифт, а пистолет илиаккумулятор «разряж Е нный».
Одна вполнеинтеллигентного вида ученица как то спросила: «А как надоговорить – «п О няла» или «пон Яла»? Как правильно?» Чтобы выбрать из предложенного одинвариант, пришлось даже задуматься.
В мужском роде ударениестремится к началу слова: «он с О здал», «онп О дал», «п О нял» (конечно, не «понЯ л»); в женском роде и в среднем – к концуслова: «она создал А », «она подал А», «понял А ». Он « О тнял»,она «отнял А », оно «отнял О ».Но, подчеркнём – ударение лишь стремится к началу или к концуслова, имеется много отступлений от этой традиции: «в Ышел», «в Ы шла», «в Ы шло»;или «наш Ё л», «нашл А », «нашлО » и т. п. Во множественном числе ударениестремится к тому, что в мужском роде: «с О здали»,«п О няли», «п О дали», «вЫ шли», «нашл И ».

Не спешите смеяться надупомянутой ученицей, она хоть сомневается, задумывается. Иныесовершенно уверенно говорят «тв О рог», ссылаясь,между прочим, на словари. Действительно, словари нынче издают все,кто может что либо издавать. Появляется новая норма, исключающаяспоры: и «твор О г», и «тв О рог».Очень авторитетные источники также дают два равноправных ударения.Угодили всем, как воспитанным, так и не очень. Но давайте проверимродственными словами: «твор О жный», «твор Ожник», «твор И ть» и подобными тому. В итоге«твор О г» будет принят всеми без сомнений, а «твО рог» кого то заставит задуматься и… Иснисходительно простить говорящего, как и составителей такихсловарей.
Иногда привычно звучит:«обнаруж Е ние», «сосредоточ Е ние»,уже упомянутое «обеспеч Е ние» и прочее подобное«печ Е нье». Проверьте родственными словами:«обнар У жить», «обнар У женный»,«сосредот О ченный», «сосредот Очивать» (только всяко не «сосредот А чивать»),«отср О чить», «обесп Е чивать»,«обесп Е ченный». Теперь, несомненно, произнесётеправильно и приемлемо для каждого. Столь привычное для всехучаствующих в кинопроизводстве «озвуч А ние» –есть не что иное, как профессиональный жаргон, язык, предназначенныйлюдям определённого круга. Но никто из этого круга не насторожится,услышав «озв У чание» или «озв Учивание». Проверено многократно.
Хорошо бы не следоватьтрадициям чиновничьего жаргона, коими допускается склонение некоторыхслов со следующим смещённым ударением: «договор О в»,«директор О в», «трактор О в»,можно продолжить – «повар О в», «инженерО в», «выбор О в», «возраст Ов», «деньг А ми»… В таких словахударение переносить не стоит: «догов О ры», «дирЕ кторы», «тр А кторы», «п Овары», «инжен Е ры», «в Ыборы», «в О зрастов», «д Еньгами». Лучше быть не «в сет И », а «вс Е ти», но «в сет Я х»…
Впрочем, естьобщепринятые «паспорт А », «вечер А», « округА », «пропуск А »и другие подобные слова. Есть «г О ды» и есть «годА », верные в том или ином контексте фразы. Но никакнедопустимы «кат А логи», « Эксперты», «п А ртер», «кв Артал», «пр О токол». Во всех случаях должнобыть: «эксп Е рты», «каталОги», «партЕ р», «кварт А л», «проток Ол».
В правоохранительныхорганах многие произносят «ос У жденный», «обыскА ». Каждый моряк скажет «мичман О в»,«крейсер О в», «рапорт О в» вдухе профессионального морского жаргона. Слово «порт Ы »для моряков означает «место стоянки и разгрузки морских илиречных судов», а в общепринятом значении – не что иное,как штаны.
В иноязычных словахпринято сохранять родное для них ударение: французские «шоф Ёр», «шоф Ё ры», «шоф Ё рский»,а не «ш О фер», «ш О феры» (темболее, не «шофер А »), «ш О ферский»;«жалюз И », не «ж А люзи»;английский «к О лледж», не «колл Едж» и так далее. Особенно в именах собственных. Конечно же, не«Макб Е т», а «М А кбет», не«Гамл Е т», а «Г А млет»,англичанин «Нь Ю тон», американские «Фл Орида», «Хь Ю стон», не «Хьюст Он».
Однако при этом насожидает множество недоразумений. «Виль Я м Шексп Ир» по английски звучит совсем иначе: «W Illiam Sh A kspeare» (У И льям Ш Е кспир).В России XVIII века имя драматурга произносили как «У Ильям Ш А кспир», существенно ближе к оригиналу. Героиняего пьесы, итальянка Дездем О на в пьесе именуется ванглийских традициях «Дезд Е моной». А ужезамеченный М А кбет («M A cbeth»), пусть ишотландского происхождения, но всем известен как англичанин, вшекспировском тексте всё таки поименован с ударением на второмслоге. Ч А йлд Гар О льд в русском языке носит имя стаким ударением с лёгкой руки А. С. Пушкина, по происхождению он «ChI lde H A roLd» (Ч А йлд Х Арольд). Испанец «П А бло Ру И с Пик А ссо»и французский художник «П А бло Пиксс О »…
Всем известно, чтовеликого венского музыканта при его жизни в России звали ИваномСтраусом, он и сам вроде не возражал, будучи в Петербурге сдлительной гастролью. Но можно предположить, что ни он, ни егопетербургские поклонники не расстроились бы, услышав это имя воригинале: «Й О ган Штр А ус» (Strauss,Johann) или привычное современному русскому уху «Иог А нШтр А ус».
Слово «укра Инский» звучит одинаково и в русском языке, и в укра Инском, как на Руси, так и на Укра И не (не «в Укр Аине» и не «в Руси»).
Русскую речь многиесчитают поэтичной не случайно. Ударение гуляет, и очень часто переносударения оправдан ритмом фразы. Как правильно сказать – «онтащ И тся» или «он тАщится». Он –поезд, экипаж, грузовик. Большинство из вас скажут: «он т Ащится». И не ошибутся в этом. А вот у А. С. Пушкина читаем
«…Опаснораненный, печальный
Кой как тащ Ится экипаж».
Воспринимается этовполне комфортно. И дело не только и не столько в стихотворныххудожествах. Произнесите совершенно прозаическое предложение:
«опЯть тащ Ится грУзовИк».
И это звучит органично,могло бы быть строчкой стиха. Как многие русские фразы.
Как правильно сказать:«н А пол» или «на п О л», «зА нос» или «за н О с»? «п Олбу» или «по лб У »? «н А ночь»или «на н О чь»? Всем известны поговорки: «како ст Е ну горОх» или «н А стену полЕз».Приходится задуматься, правда?.. – «чЕтверть ч Аса» или «пОлчас А » [20] ?
В разных ситуациях, вразных ритмических контекстах многие слова могут звучать по разному:
«выпали монеты нА пол»;
«деньги выпали нап О л».
Ударение перенеслось, иникого это не раздражает. Никто этого даже не замечает. А между темсейчас был воспроизведён классический четырёхстопный хорей. Ритм!Именно ритм часто оправдывает перенос ударения. Потому торусский язык и считают стихотворным.
Конечно же, подобные«танцы» ударных слогов имеют пределы, определяемые кромеритма смыслом слова и общепринятыми традициями произношенияродственных слов. Слово «тащ И тся» само по себеможет у кого то вызвать возражения (не все словари допускаюттакое ударение, чаще фиксируют иную норму), но есть бесспорные «тащИ ть» и «тащ И ться».
Всем известна расхожаяпушкинская фраза:
«ТихА укр АинскАя нОчь.»
Несмотря на откровенноенарушение современной нормы, звучит естественно, но только вструктуре ямбического ритма. Продолжим:
«ПрозрАчно нЕбо.ЗвЁзды блЕщут.»
Вне стихотворногопроизведения может быть произнесено только правильно: «ТихАукра И нская нОчь». Но и тут получился стих, трёхстопныйамфибрахий.
Между прочим, возникаетподозрение, что автор поэмы «Полтава», никак не уличённыйв пропаганде «права на самоопределение» народовРоссийской Империи, мог иметь в виду изначальный смысл слова«Украина». Хорошо известное в XIX веке исконное вславянских языках значение слов «укр А йна», «ук рА й» – «область скр А ю государстваили укр А йная» [21] . Получается: «тихАукрАйнская (то есть укрАинная) нОчь», на окраине. Нынче в прозетак произносить нельзя, – как то обидно длясовременной независимой УкраИны.
«В лесУ род Илась ЁлочкА» – распеваем с детства. Но такое ударениелучше допускать только в песенке. Она всё таки«родил А сь» (хоть закреплённые в словарях нормыпозволяют сделать ударение как на третьем, так и на втором слоге),пусть лучше, как договорились, ударение в глаголах женского родастремится к концу слова. А вот он , дуб…
…он может быть«род И лся»
…и может «родилсЯ »…
Ударение в конце словатут оправдано не только ритмом, а ещё и тем, что это слово состоит издвух слов: «род И л себ Я ». Возвратнаячастица « ся» или « сь» – нечто иное, как сокращённое «себя». Он «з Анялся» либо «занялс Я » или даже «з Анялс Я », т. е. «з А нял себ Я». Она или оно только «занял А сь» (не «зА няла себя») или «занял О сь» (не «зА няло себя»). Но ни он, ни она, ни оно, не они не «занЯ лся», не «зан Я лась», не «занЯ лось», не «зан Я лись» (не «занЯ л», «зан Я ла», «зан Яло», «зан Я ли» себя и кого либо). Также как не может быть «пон Я л», «пон Яла», «пон Я ло», «пон Я ли»,разве только «по пон Я тиям». Быть может, найдётсякакой нибудь поэт, способный подобное уложить в какой либостих?
Во многих словахвстречается не одно, а несколько ударений: основное и побочные, возникающие по правилу в сложных и многосложных словах.
Произнесём: «р Адиоперед А ча», «мор О зоуст Ойчивый», «кл Я твопринош Е ние», «вО дон Е пронец А емый», в последнем словеударное « Е » появляется ещё и по другой причине,подробности – в этом разделе, но чуть позднее. Во многихсложных словах, особенно коротких, филологи рекомендуют только одинударный слог, но и они точно вас простят и, может быть, даже незаметят, если вы скажете: «в О дом Е р», «пА ров О з», «к И носцен Арий», «з Е млетряс Е ние» –побочное ударение будет оправдано.
Несколько ударныхгласных должны звучать и в сложносокращённых словах: «м Едс А нч А сть», «с О винф Ормбюр О », «г О сб А нк», «гЕ ндир Е ктор», «з А ксобр Ание» (только не «ЗАГС», ибо это означает«запись актов гражданского состояния»). Та же нормаприменима к словам с приставками «де », «ре »,«архи », «анти », «ультра »,«супер », «после », «сверх »,«пост », «транс », «контр ».Попробуем: «с У перм А ркет», «д Еномин А ция», «р Е организ А ция»,«тр А нсатлант И ческий».
Замечено, что русскаяустная речь не терпит более трёх безударных слогов. Частопроизносимое «вероисповед А ние» звучит дурно нетолько из за конфликта с составляющими его словами «в Ера» и «испов Е дать» или «в Едать». Получается ещё и слишком много безударных гласныхподряд. Лучше так: «в Е роиспов Е дание».
Почему труднопроизнести упомянутое ранее «разгосударствление»? Ведьнет особо сложных нагромождений согласных звуков «пучковсогласных». Проверьте, произнесите отдельно: « арствле »– вроде легко. Просто подряд много безударных гласных. Припроизнесении пусть появится дополнительное побочное ударение –«р А згосударствл Е ние», – всёбудет звучать просто и естественно. Хоть правилами не предусмотрено,но физиология потребует побочного ударения в разных словах,содержащих более трёх подряд безударных гласных, например, Екатеринб У ргский, т Е левизи О нный, п Ереозв У ченный и в других. Но побочное ударение не должно бытьнарочитым, ведь оно побочное. Может получиться: «р А з–государствл Е ние, дв А – государствл Ение…». Или, как у некоторых ведущих: «…нанашем тЕлеканАле…». Наверно, «наш кан А л»должен быть крупнее «нашего т Е ла». Подчёркнутоевыделение побочного ударения, впрочем, не только допустимо, но ивполне оправдано в случае, если смысл требует противопоставления: «кИ носцен А рий отличен от театрального», «пА ров О з в отличие от эл Е ктров О за идаже т Е плов О за имеет малый коэффициент полезногодействия».
Два ударения могут бытьи в европейских языках, например, в таких английских словах, как «кА ндидат У ра» (c A ndidat U re), «И ндустриализ А ция» ( I ndustrialis Ation). Много недоразумений было с произнесением имени карельскогогорода Кондопога: то ли К О ндопога, то ли Кондоп Ога?.. В действительности языки северных народов так жепредусматривают в таких случаях двойное ударение – «К Ондоп О га». Не раз упомянутое варяжское названиеДревней Руси «Гардарика» должно звучать с двумя ударнымигласными. «г А рда» – город, защита, «рИ ка» – страна, получается «Г А рдарИ ка», то есть «страна городов».
Русский язык, крометого, что не любит нагромождения безударных слогов, совсем не выноситсочетания ударных. Очень трудны для произнесения и, что важно, длявосприятия стоящие подряд ударные гласные на стыке слов, внутри словатакое почти не встречается. С одним молодым журналистом случилсяказус. В закадровом тексте он уверенно произнёс простую фразу:«крИзис – санит А р к и ноб Изнеса». В слове «к И ноб И знес»трудно сделать требуемое побочное ударение после ударного « А» в слове «санир А р», и получаются «санитАрки, но б И знеса…». Во избежаниенеприятности, между стоящими вряд ударными слогами должна бытьзадержка или пауза, заменяющая безударный слог, восстанавливающаятаким образом естественный ритм фразы.
Отвратительн Опедалировани Е безударн Ы х окончан И й. Эт Им некоторы Е част О страда Ю т, что подмечен Ов известн О м мультфильмЕ про Винн И Пух А:
«…приятнобез сомнен ИЯ !
И я!.. И я!!! Ия тогоже мнен ИЯ !»
Но обычн О такоЕ недопустим О . Ка…, впро…, ипроглатыва… оконча… Во всём нужно знать меру.
Отмеченный подход,осознание ритмической природы речи открывает путь к решению одногоспорного вопроса. Как лучше произнести: «ВладИмир ВладИмир овИч» или «ВладИмир ВладИмир Ыч »? «АлексАндрВасИль евИч » или «АлексАндр ВасИл Ич »?В классических источниках читаем: «ЯрослА вна », ане «Яросл Авов на». В фильме Сергея Эйзенштейна«Александр Невский» отчётливо слышим: «ЯрослА выч», а не «ЯрослАв овИч ».
Во всенародно любимомтелефильме «Адъютант его превосходительства» всеперсонажи называют генерала Владимира ЗенО нович аКовалевского «ВладИмиром ЗенО нч ем». Комедия А.С. Грибоедова «Горе от ума» завершается возгласомФамусова:
«Ах! боже мой!что станет говорить
княгиня МАрья Алекс Евна?!!»
Таким образомразговаривает в этом произведении не крестьянство, не толькоприслуга, но высший свет – князья и графини, в том числе имосквичи, и те, что заехали из Петербурга. Но это, как и произнесение«ВасИл Ич », «ВладИмир Ыч »,воспринимается как то слишком по домашнему, панибратски.
Истина, как всегда,посередине. Она проста – не акцентируй безударную часть слова.Звучание слова «ВладИмир овИч » странно, как и«ВладИмир Ыч »; «ВасИль евИч »,как и «ВасИл Ич ». Звучание этих « ов», « ев » (напрашивается « ВИЧ») или их отсутствие должно быть незаметным, потому чтомаскируется ударным слогом. Вероятно примерно так: «ВладИми рч», «ВасИ льч ». Неслучайно о словах «ПетрОв ич», «Петр Ов на», «Льв Ович», «Льв Ов на», «Иль И ч»,«Лук И ч», «Кузьм И ч», «НикИ тич» никаких споров нет, в них « ев »и « ов » под ударением либо отсутствуют в слове.
Но тут, как назло, намоппонирует не раз помянутый Пушкин. В поэме «Граф Нулин»вроде бы внятно звучит:
«К несчастью,героиня наша…
(Ах! Я забыл ей имядать.
Муж просто звал еёНаташа,
Но мы – мы будемназывать
НатАлья ПАвл овнА) к несчАстью,
НатАлья ПАвл овнА совсЕм
Своей хозяйственноючастью
Не занималася…»(и так во всей поэме).
С исчезновением «ов » ломается ритм, и фраза перестаёт быть произносимой.Беспокоиться не стоит, с Пушкиным нас не поссоришь. Произнесём,несколько удлиняя « л л », так чтобысохранялся предусмотренный метром безударный слог:
«…НатАльяПА л л л нА) к несчАстью,
НатАлья ПА л л лнА совсЕм…» –
Вот всё и встало наотведённые места.
3. ЗВУЧАНИЕ ГЛАСНЫХ

Гласные – этосамые простые звуки, первые, что в своей жизни начинает произноситьчеловек. Их информационная насыщенность ничтожна. Произнесите толькогласные любого слова, – понять смысл будет невозможно.Например, «о – ы – е» («добрый день»),или только согласные («дбр днь»). Назначение гласныхзвуков в передаче эмоционального состояния. Они являются своеобразнымскелетом слова, на который нанизываются согласные – носителиинформации.
В ударном положениигласные звуки произносятся так, как пишутся, в безударном (дажебудучи под побочным ударением) – обычно изменяются. Чемдальше звуки стоят от ударного слога, тем они незаметнее.
Есть такой закон –«редуцирование гласных звуков». В безударном положенииони при произнесении сокращаются по длительности и, как правило,изменяются качественно. Например, в знаменитом слове «м ол о к О » – « о » как «о » звучит только один из трёх раз, в ударном слоге. Вбезударном положении « о » звучит как « а» в этом слове, в других – как « э »,даже как нечто, похожее на « ы », или что тосреднее между ними. Даже, находясь под побочным ударением: «мыЭ лаказав О д». Безударное « е »чаще произносится как « и ». Точно так же «я » в безударном положении почти никогда не произноситсякак « я », чаще звучит как « е »или « и », или подобное одному и другому.
Редуцирование гласныхобусловлено выделением ударного гласного, ударного слога, на которомделается акцент. А остальное произносится упрощенно, незаметно, безакцента, «не в фокусе».
На стыке слов и внутрислова бывают проблемы с произношением гласного, стоящего послетвёрдого согласного звука, в безударном и даже в ударном положении.
Произнесите: «Каки все петербуржцы, я люблю свой город» так, какнаписано. Получится, что все петербуржцы «как и »(вспомним о слитности произнесения слов на стыке и, забегая вперёд,заметим, что «и» смягчает предшествующий звук). Вподобных сочетаниях « и » изменяется и звучит какего несмягчающий родственник « ы » – «Какы все петербуржцы…». Звучит чистое « ы»! Так же будет звучать «вЫшел ы з дОма»,«вЫшел Ы з дому», «бЕз ы рОнии».Проверьте, « и » – здесь даже произнеститрудно, не смягчая твёрдый согласный звук. После гласного и после «й»будет « и »: «вЫбралс я и з дОма»,«вЫшл а И з дому», «твО й и мОй»одинаково в ударном и безударном положении.
Так же произнесём«товарищ на ш ы брат» (и брат), «челове кы скренний» (искренний), «футболис т ы грает»(играет), «гото ф ы кро ф ы дом» (готов икров, и…), иначе смягчение может изменить смысл, например,«гото вь и кро вь , и …».Действие этого правила проникает и в письменную речь: «бе зысходность», «пре ды дущий», «по дытожить», « сы грать», «ра зыграть», «подыграть», но «з аиграться».
Йотированные гласные втаких случаях качественно не меняются, но произносятся с задержкой,как после твёрдого знака, не смягчая согласного: «вете р южный», «проце сс е стественный», «прекрасен я нтарь». После мягкого звука или при раздельномпроизнесении, как и после гласного, превращений не будет: «товарищ и брат», «кро фь и страдания»(кровь).
Это связанно не толькос нормами, но с самой физиологией речи.
Вызывает вопросызвучание гласного « е » в разных сочетаниях, дажев ударном положении. Например, как правильно сказать: «д екАн» или «д э кАн», «р Е ктор»или «р Э ктор», «муз Е й» или«муз Э й», «р Е льса» или «рЭ льса», « э н Е ргия» или «энЭ ргия», « ы нт э р Э с»или « и нтир Е с», «м Е ры»или «м Э ры»? Иногда даже между лингвистамивозникают споры. «Шан Е ль» или «Шан Эль», «шин Е ль» или «шин Э ль».То и другое французские слова, но одно – обрусевшее, другое –нет.
Здесь проявляетсявышеупомянутый конфликт старомосковского и старопетербургскогодиалектов. Дело в том, что в русском языке «е»произносится как «е», или как другой смягчающий звукбезударный «и», а в европейских языках, подвлиянием которых, как мы уже отмечали, формировался петербургскийдиалект, как «э». Когда в контексте русской фразы мыпроизносим давно обрусевшие слова «акад Е мия»,«проф Е ссор», – должно звучать чистое«е». А когда поём гимн студентов «вИват акад Эми а ! вИват проф э ссОр э с!», тут,конечно, должны произнести «э», и в слове «академия»вместо « я » – « а » [22].
Относительно недавнопочти каждый ленинградец говорил примерно так: «проф Эссор», «муз Э й», «акад Э мия»,«инжен Э р», «эн Э ргия», «крЭ м», «п Э рсонаж», «кр Эйс э р», «конт Э йн э р», «дэ корА ць ия» и т. д. Актриса Ия Савина вкинокомедии Эльдара Рязанова «Гараж» подчёркнутопроизносит «бульдоз э р». Иногда подобноененормативное замещение происходит под влиянием не только европейскихязыков, но и русских западных диалектов, южно российской речи:«с ы дайт э », «Дан ы лов ыч», «н э зал э жный»…
Лёлик, вряд ли имевшийзаграничное воспитание, персонаж комедии Леонида Гайдая«Бриллиантовая рука», в исполнении Анатолия Папанова подхохот зрителей несколько десятилетий произносит: «…туалЭ т типа сортир» или «Достаточно одной таблЭтки!».Желающие прослыть на публике ком ы ческ ы м пэрсонажем,могут дост ы чь этого пр э д э льно просто, пр ыд э рживаясь подобных «про ы знос ы т эльных пр ы выч э к».
Согласно традиции, всловах русского происхождения или абсолютно обрусевших звучит «е » (или « и », в безударномположении): «шин Е ль», «муз Е й»,«инж и н Е р», «пион Е р»,«р Е ктор», «д е кАн»,«инт и р Е с», «д и корА цыя» (« ц », как известно, всегда должно бытьтвёрдым). Русские «м Е ры» существенно отличаютсяот иноземных «м Э ров» по произношению,происхождению и значению, вероятно, потому и на письме разнятся. Всловах иноязычных, не обрусевших, безударное и даже ударное « е» произносится как « э »: «компьЮт эр», «скАн э р», «Инт э рн Эт», особенно в именах собственных – «Просп Эр М э рим Э », «Остап Б Э нд эр». В фильме Леонида Гайдая «12 стульев» в качествекомичного штриха исполнитель роли Кисы Воробьянинова Сергей Филипповвздыхает: «Ох, Б Е нд е р, Б Е нд ер!», отчётливо произнося « е » во всехслучаях. И это звучит смешно. Также смешно, когда журналист пытаетсяизъясняться таким образом: «Гом Е р», «либрЕ тто», «по Е ма», уже упомянутые«Гамл Е т» с «Макб Е том» итому подобное.
Прямая телевизионнаятрансляция на всю Россию праздника в акватории Невы. В кадреПрезидент России Владимир Путин и Губернатор Санкт ПетербургаВалентина Матвиенко. Журналистка (простите, это слово не должно иметьженского рода, но в такой ситуации употребимо) провозглашает: «Вобщем, праздник прошёл в пост Е льных тонах».Вообразите, что должен представить себе услышавший эту фразу?!! Бытьможет, «журналистка» вместо праздника представляла себечто то иное, думала о чём то другом? Говорящий в эфиредолжен знать: есть русское слово «пост Е ль» (отрусск. стелить ) и откровенно французский термин «паст Эль» (франц. pastel , от итал. pastello ,уменьшительное от pasta – тесто). И хорошо бы их непутать.
4. ПРОИЗНОШЕНИЕ СОГЛАСНЫХ ЗВУКОВ

Важность согласныхзвуков для разборчивости речи и проявления её смысла очевидна.Остановимся на наиболее значимых традициях и правилах ихпроизношения.
С детства всемизвестно, что в речи есть одинаковые по артикуляции звуки, нопроизносимые с голосом (звонкие) или без голоса (глухие): «б»и «и», «в» и «ф», «г»и «к», «д» и «т», «ж»и «ш», «з» и «с». Углухих согласных «х», «ч» в русскомязыке звонких родственников нет, «щ» –глухой аналог звонкого мягкого «ж».
Произношение согласноготвёрдо или мягко зависит от соседних с ним звуков. Некоторые –твёрдые в любых сочетаниях: «ш» и «ц»,«ж» – как правило; а «ч», «щ»,«й» – всегда только мягкие.
Одни согласныемгновенные, например, «б», «г», «д»,«к», «п», «т», «ц»,«ч», возникающие только в результате краткогосмыкания и размыкания артикуляционных органов. Другие, их называютдлительные, – могут звучать протяжно, такие, как «в»,«ж», «з», «л», «м»,«н», «р», «с», «ф»,«х», «ш», «щ».
Попробуем выделитьсамые общие закономерности.

В современном русскомязыке не может быть малороссийского «хг»(длительное «х», но озвончённое). В большинствеслучаев нормативная речь допускает только звонкое мгновенное «г»,но есть исключения, которыми богат русский язык. Во первых, «г»как «хг» должен звучать в словах «господи»,«гоп», «ага», «ого»; во вторых,если стоит после буквы «х», например, в слове«бухгалтер».
Чистое «г»в окончаниях « ого», « его» и втаких словах как «кого», «чего», «его»,«сегодня» – признак диалектной или белорусскойречи. Надо произносить «в»: «каво», «чиво»,«йиво», «сиво дня».
Согласный «в»не может звучать как « уэ », иначе вновь получитсяупомянутый Лёлик:
«Я устрЭтил у Ас, и у сЁ былОэ…»
Часто из занеряшливости, « ч » звучит как « щ »:«Иваны щ » вместо «Иваны ч »или « щ итать» вместо « ч итать».Также « ц » как « с »: «с апля» вместо « ц апля». Что с этимделать, ранее описано (часть IV, упражнение 6 «Паровоз»,стр. 98–99).
ОЗВОНЧЕНИЕ ИОГЛУШЕНИЕ СОГЛАСНЫХ. Здесь действует закон упреждения. Весьречевой аппарат чуть упреждает произношение. Движения органов речиопределяются работой сознания, оно опережает произносимое, забегаетвперёд. Увлекаемые стремительной мыслью, артикуляционные органыготовятся к произношению предстоящего. Глухие согласные, стоящиеперед звонкими, внутри слова и на стыке слов, озвончаются : «эгз отика» (э кз отика), «присту б завершился» (присту п з авершился), «не згибаемый» (несгибаемый), «принё з б еду»(принё с б еду), « зг устки» ( сгустки), «зделать» ( сд елать), «па здбище» (па стб ище), «о дб ить» (о тбить), «то д ж е» (то т ж е), «про вдвижение» (про фд вижение), «ма жб юро»(ма шб юро). Есть исключения – перед согласными «в », « л », « м »,« н », « р » озвончение непроисходит: «о пр еснение», « фрагмент», «не сн осный», «о тшлифовать».
И наоборот. Звонкиесогласные, стоящие перед глухими, оглушаются : «нео пходимый» (нео бх одимый), «о пш ирный»(о бш ирный), «о пщ ественный» (о бщественный), «по фс едневный» (по вседневный), « фп исать» ( вп исать), «дект ярный» (де гт ярный), «по тк латк а» (по дк ла дк а), «пре тседатель» (пре дс едатель), «поддершка»(поддер жк а), «и с п од» (и з под).
Эта норма закрепляетсяи в письменности: слово «беспокойство» прежде писалииначе – «бе зп окойство», то есть «без п окоя», и таким же образом «бе зкорыстие», «бе зк остный», «бе зкрылый», «бе зп амятство», «бе зсмертие», «бе зч увствие» и другие подобныесочетания звонких согласных с глухими.
В конце слова согласныйоглушается всегда, какой бы звук не находился за ним в следующемслове – согласный, хоть даже гласный: «сто к воспламенился (сто г )», «гара ш о смотрен (гараж) ». В подобных случаях « г », «ж » и другие звонкие согласные нельзя произнести безособого напряжения. И звучит как то гаденько: «…став о дним и з широкого круга…», должнозвучать «ста ф », «и с ».
Слова «ро к» и «ро г » разные по значению и написанию,звучат одинаково – с глухим « к » на конце.В слове «Бо г » « г »заменяется не на « к », его глухой аналог, а на «х » – «Бо х ». И толькопо тому, что «бо к » означает нечто иное. Впрочих случаях должно звучать внятное « г », а приоглушении – « к », иначе получатся явнодиалектные «вдру х » (вдру г ), «стох » (сто г ), «дене х » (денег ), «а х рессор» (а г рессор),«кардиолу х » (кардиоло г ) и что нибудьподобное тому. Также и в других словах, чтоб не получился «о хтябрь» вместо «о к тябрь» или «на хал» вместо «на к ала».
СМЯГЧЕНИЕ СОГЛАСНЫХ.Следующий момент, связанный с конфликтом старопетербургской истаромосковской речи. Как правильно произнести «е сь ли»или «е с ли», « дь вижение» или« д вижение», « Ть верь» или «Т верь», « дь верь» или « дверь», « Д митрий» или « Дьмитрий», « ть вёрдо» или « твёрдо»? Питерцы всегда произносили твёрдо, а москвичи –мягко. В старорусской традиции, сохраняемой и в современной речи вотношении личностей, живших до XVIII века, звучит « Димитрий». Такие сочетания лучше произнести мягко. Совсем не изособого отношения к современной столице. Многие мастера сценическойречи и филологи утверждают, что это связанно со звонким согласным,следующим после смягчаемого звука. И, например, в слове «четверг»должно произойти два смягчения – «че ть ве рьг».
В конце слова, как ужебыло отмечено, согласные оглушаются, произносят «четве рк». Таким образом, после « р » нет звонкогосогласного, звучит глухое « к ». Посему, дажеследуя этому правилу, « р » здесь смягчать нельзя.
Смягчение согласногодействительно осуществляет следующий за ним звук, только не звонкий,а мягкий. Таковыми, кроме уже отмеченных всегда мягких « й», « ч » и « щ », такжеявляются:
• те, закоторыми следует «ь», на то он и «мягкий знак»;
• согласные,стоящие перед смягчающими их гласными.
Что такое «икраткое» и «мягкий знак» всем известно. Смягчающаягласная – это так называемая «йотированная», звук,в атаке которого присутствует «и краткое»: « е– йэ», « ё – йо», « ю– йу», « я – йа», а такжесобственно « и » не краткое. Дело в том, чтоартикуляционные органы, в силу действия закона упреждения, идут на «икраткое», готовятся к произнесению мягкого согласного, ипоэтому происходит смягчение предыдущего согласного звука. Именнопоэтому получается «че тьв е рк ». Первоесмягчение обусловлено гласным звуком « е »,смягчающим « в » и вместе с ним « т», а второе не оправдано ничем. В таком сочетании с трудомпроизносится « рьк » и « рьг», и не надо стараться это делать. Но во множественном числе «р » станет мягким – «че ть ве рьги».
Следуя приведённойлогике, надо будет произносить «отьвага», «не рьвы», «пе рьв ый», «о бьзавестись» и тому подобные пьро износительные пе рьлы. А вот слово «о тт е сн и ть » несможем произнести иначе, как только с мягкими согласными, тут онисмягчаются все. Теперь знаем почему.
В слове «же нщина», несмотря на глухое « щ », наверное, «н » должен быть мягким: «же ньщ ина».Мало того, что звук « щ » – мягкий по своейприроде, так за ним ещё стоит смягчающий гласный « и ».Но в прилагательном «же нск ий» « н »будет твёрдым, – многовато согласных между ним исмягчающим гласным звуком. В словах «ко н чик»,«по н чик» будет трудно произнести твердый «н ». Это некоторые примеры обязательного смягчениясогласного звука в подобных сочетаниях. В большинстве случаев нерекомендовано, но допустимо старопетербургское твёрдое произнесение.Также не приведёт к скандалу мягкое старомосковское звучание «р » в словах «ве рьх », «ве рьшить», перед твёрдым « х » и всегда твёрдым «ш ». Поперёк правил, но звучит терпимо, если неакцентировать. А слово «вече рн ий» произнесёмтолько с твёрдым « р », несмотря на звонкий «н », смягчённый гласным « и ». Тут небудет смягчения, ни в Москве, ни в Петербурге.
Всегда мягкий « щ» в слове «помо щни к» произносят каквсе гда твёрдый « ш » – «помо шник». Ещё и перед « н », смягчённым гласнымзвуком. Попробуйте объяснить это каким либо правилом!
Зная орфоэпическиенормы, произносительные традиции, владея речевой техникой, старайтесьвнимательно слушать живую речь. Это поможет говорить естественно иверно.
ЗВУЧАНИЕ СОГЛАСНЫХ ВНЕКОТОРЫХ СОЧЕТАНИЯХ. Есть ещё несколько областей соперничествапетербургского и московского произношения.
Всем известно, чтоленинградцы и петербуржцы в подавляющем большинстве « чтокали», произнося сочетание « чт » как онопишется. У москвичей чаще звучало « шт ».
В споре рождаетсяистина, иногда бесспорная. В таких словах, как « шт о»( чт о), « шт обы» ( чт обы), «ништ о» (ни чт о) должно звучать « ш», только «по чт и» с « ч ».Если в слове «не чт о» вместо « ч »произнести « ш », получится просторечное «нешт о», то есть «неу жт о». А пообщему правилу нужно говорить так, как пишется: «пО чта», «по чт У», « чт И»,«за чт И», «про чт И», «мечт А», «мА чт а» и так далее.
Перед « н» букву « ч » в русских, особенно старых,словах произносят, следуя московской традиции, как « ш»: «наро шн о», «конешно», «яишн ица», «пустя шн ый» и подобных. Кпримеру, при акцентированном произнесении « ч » вслове «ску чн о» оно станет похожим на слово «скученн о», изменится смысл, поэтому обязательно должнопрозвучать «ску шн о». Так же точно должны звучатьи женские отчества: «Ильини шн а», «Кузьминишн а» и другие. Но обы чн о в этом сочетанииоргани чн о воспринимается « ч »: «разлучн ица», «кори чн евый», «отличн ый», «про чн о», «ве чность», особенно в молодых словах: «съёмо чн ый»,«стано чн ый»… Есть похожие, но разныеслова – «коне шн о» (конечно) и «конечн ый», произносить их надо по разному. В спорныхситуациях можно действовать по принципу: «и вашим, и нашим»,произнося что то промежуточное между « ч » и« ш » – « щ ». Получится«було щн ая», «моло щн ый».Только так, чтобы не нарушался смысл, и «ве чн ость»не обратилась в «ве щн ость».
Бывает, впрочем, чтосмысл определят произношение. Есть «серде чн ыйпрепарат», но есть и «серде шн ый друг» (вэтом значении слова буква « ш » закрепилась и вписьменности). В слове «ли чн ый» во всяком случае« ч » должно быть произнесено, как написано, иначеполучится «ли шн ий», и то чн о так жедолжно звучать слово «то чн о», чтобы не сделалось«то шн о».
«Ленинград –Москва соревнуются» и в следующем вопросе при явном лидерствепоследней. Сочетания « гк » и « гч »принято произносить как « хк » и « хч» на старомосковский манер: «ле хч е», «мяхч е», «ле хк овой», и подобныеслова. Но совсем старинное московское «ле хш е»или «мя хш е» совсем недопустимо, бесспорно.
ПРОИЗНОШЕНИЕСДВОЕННЫХ СОГЛАСНЫХ ЗВУКОВ больших споров не порождает. Внутрислова и на стыке слов такие звуки удлиняются, если они длительные:«ко нн ый», « вв ерить», «комм уникация», «ко лл екция», «прожж ё нн ый», «принё с с алфетку»,«шё л л есом» и т. д. Вспомним множество «калл ек» (ко лл ег) или несколько «ка лек». Мгновенные согласные произносятся с задержкой, с такназываемым долгим затвором: «а кк редитация», «атт естат», «по дд елка» (не «под елка»), «о пп ортунист», «о бб орт» (без удвоения « б » смыслизменится).
В некоторых случаяхправила не требуют описанного выделения сдвоенных согласных («антенн а», «су бб ота», «ди фференци ровать», «мета лл », «грамм », «гри пп »), но и тут удлинённоепроизнесение таких сочетаний будет звучать вполне комфортно.Неряшливое произношение подобных сочетаний часто вызывает вопросы: «в ели» или « вв ели», «по держали» или «по дд ержали», « водное» занятие или « вв одное»?
Точно такогопроизношения требует сочетание двух одинаковых согласных, разнящихсятолько звонкостью или глухостью, с оглушением или озвончением первойпо описанным правилам: «о п п ол» (о б пол), « ф ф орме» ( в ф орме), «бе сс ознания» (бе з с ознания), «о дд ать»(о тд ать), «принё з з арплату» (принё сз арплату), «бор д д юралевый» (бор т дюралевый).
Как сдвоенное «щщ » звучат сочетания « зч » и «сч »: «и щщез » (и сч ез), «ищ щ его» (и з ч его), « щщ итать»( сч итать).
Сочетания « зж» и « сж » должны быть произнесены каксдвоенное « жж »: «зае жж енный»,твёрдо – зае жжэ нный, или мягко – зае жжьенный» (зае зже нный), «и жж ога» (изж ога), «и жж арить» (и зж арить),«не жж имаемый» (не сж имаемый),«жжиженный» ( сж иженный).
Удлинённое « шш» должно получаться при произнесении сочетаний « сш» и « зш »: «ра шш ирить»(ра сш ирить), «и ш ш алаша» (и з шалаша).
Как удвоенное «цц » должны звучать сочетания « тс »и « дс », потому что звук « ц »сам состоит из « т » (а его звонкий брат « д» в этом сочетании оглушается) и « с ».Произносить окончания « дск ий» и « тск ий» нельзя, как написано, не только в именахсобственных. Должно быть: «волгогра ццк ий»,«калинингра ццк ий», «царегра ццкий», «ленингра цц кий», «да ццкий», «кроншта ццк ий» (здесь « дтск ий»). И также: «каде ццк ий»,«де ццк ий», «горо ццк ой»,«комендан ццк ий» (впрочем, в слове «комендантск ий» может звучать одно « ц » –громоздкий пучок согласных звуков) и подобное тому. В сочетании «дц » и « тц » удвоение звука «цц » обязательно: «два цц ать» (двадц ать), «о цц а» (о тц а), чтоб непришлось «два ц ать», тем более «два сать».
Попытки выговариватьподобные сочетания так, как написано, безграмотны даже дляшкольников.
5. О ПРОИЗНОСИМОМ И НЕПРОИЗНОСИМОМ

С самого раннегодетства мы все знаем, что в нашем языке часто встречаются«непроизносимые согласные звуки». Не правда ли, этословосочетание привычно, как воздух и вода. Оговоримся, между прочим,что такие звуки есть и в других языках.
В русской речи обычнонепроизносимыми становятся звуки, оказавшиеся в труднопроизносимыхсочетаниях с другими. Проявляя особое владение речевой техникой,выговорить эти «непроизносимые звуки», конечно, можно. Ноне нужно. Это языковое пижонство и безграмотность. Перечислить всеслучаи таких «непроизносимостей» в этой работе мы несможем. И не будем, не тому предмету посвящена книга. Попробуемвыделить лишь наиболее общие закономерности, некоторые подводныекамни, на которые чаще всего попадают многие люди в своихвыступлениях и журналисты в эфире.
Обратим вниманиечитателей на то, что в приведённом словосочетании фигурируютсогласные звуки, а не гласные. Гласные, хоть и редуцированные, обычнодолжны звучать. Исчезновение происходит в «пучках согласных»,расположенных, что важно помнить, внутри слов. Сложныезвукосочетания, «пучки согласных», часто возникают и настыках слов, но тут ничего «проглатывать» нельзя, ни вконце слова, ни в начале. А такое допускают частенько. Примеровзначительно больше, чем приведено выше: человек набрасывается наначало слова со всей силы, а к концу слова или фразы словно умирает,окончание исчезает. Или, наоборот, говорящий разогревается только кконцу слова, а начало пропадает или маскируется. Меж тем, стариннаярусская мудрость гласит: «Начало и конец – делу венец».Исчезновение какого либо звука в начале или в конце слова влечётисчезновение какого либо смысла в одном случае, существенное егоискажение – в другом.
В своё время всехэфирных сотрудников Ленинградского радио и телевидения постояннодрессировали чётко произносить: «Говорит Ленинград!»,чтоб не проскочило по оплошности «Говори Ленингад», или«Овори энигра», или ещё какая нибудь гадость. «ГоориМоска», кстати, также не очень к стати.
Встречаются типичныенеприятности с названиями некоторых населенных пунктов. Один, оченьизвестный петербургский журналист, воспевая трёхсотлетиеСанкт Петербурга, на всю Россию произнёс примерно следующее:«Что то у нас часто стало звучать слово «петербуршск ий», в то время как правильно «петербу ргский». Он произнёс так, как написано, подчеркивая звонкое «г » (хоть, как уже описано, по всем и всяческим правиламв этом сочетании вместо звонкого «г» должно звучатьглухое «к»). Знаменательный подарок любимому городу!Такое найдём и в некоторых весьма уважаемых современных источниках.Произнесение «петербу ржск ий» (именно « жск ий», со звонким « ж », не с «ш ») обозначено в одном из них как «устарелое»[23] .
Очень хочетсясогласиться с великомудрыми, только неловко произносить « ргск», – артикуляционные органы немного мешают. А ещёвозникают и какие то детские вопросы: отчего же в русскойязыковой культуре принято « г » в подобных случаяхбесспорно замещать звуком и даже буквой « ж » или« ш ». Обычно всё таки говорят и пишут«петербур ж цы», «петербур ж ец»и «петербурженка» (с возвращением городу первого,немецкого имени в начале 1990 х годов последнее слово языковедыи журналисты вспомнили не сразу и старались называть горожаноккак нибудь иначе). «Остро г » (почти город –«остро ж ек») и «остро ж ный»,«остро ж ить», «остро ж ник»,«остро ж анка»; «печене г и» и«печенежский»; «утю г » и «утю жить», «отутю ж енный»; «бе гун», «бегать» и «бе ж ать»;«город Великий Устю г » и «великоустю жское чернение по серебру» и пр., и пр. Следуя этой русскойязыковой логике, в немецкой части « бу ргск ий»вполне русского (или вполне обрусевшего) слова – вместо «г » лучше произносить « ж », оглушаяего по указанным выше причинам. Получится « бур шский», традиционно принятое произношение. Даже если и этот звук «ш » произнесён не будет (многовато согласных в «пучке»),а прозвучит «петербу рск ий», «выбо рский», «екатеринбурский», «оренбу рский», – это будет легко, благозвучно и правильно (всоответствии с элитной нормой!). Таким же образом надо произносить«Кёнексбе рск ий» (Кёнегсбе ргск ий),«Нюрнбе рск ий» (Нюрнбе ргск ий). Можно лисебе представить, чтоб великая русская певица Людмила Зыкина пропела:«…оренбу рГск ий пуховый платок»?Некоторые, услышав такое, лишились бы рассудка тут же.
Слово «ладо жский» пишется так, как произносится (с поправкой на оглушение,вместо « ж » звучит « ш »).Произносить «ладо гск ий», тем более «ладоржск ий» нельзя категорически, как, впрочем, и писать.Слава Богу, никому не придёт в голову конструкция «вол гский» (если в виду иметь не просторечное «вол говский», относимый к автомобилю «Волга»), «лу гский» (разве только великолу кск ий, если он в Великих Лук ах, а не на реке Лу г а или в городе с тем жеименем), «кондопо гск ий» (хоть город и зовутКондопо г ой). Всё таки правильно только «вол жский», «лу жск ий», «кондопо жский» при письме и с глухим « ш » припроизнесении.
Есть всем известные,привычные слова «прои сш едший», «прои сшествие» (« с » в таких сочетаниях не звучит,должно быть чуть удлиненное « шш »). Зачемнекоторые наши сотоварищи, переученные в очень средних учрежденияхвесьма среднего образования, столь часто употребляют низкосортноетруднее произносимое «прои зо шедший» (почему бытогда и не «произошествие»?), автор объяснить и дажепонять не может. Пусть объясняют те, кто так выражается. Спроситеради забавы! Не исключено, между прочим, что некоторые великомудрыене только объяснят, но и включат в словари такие глупости как«константировать», «нез д ря», «учав ствовать» и что нибудь из приведённого в разделе3 части VII (стр. 146–149) . Так и будем разговаривать,«кулюторно», смачнО отхлюпливая кофеЯ, изящчнооттопыриваЯ мезинЕц.
В таких словах как «дей ствительно», «англи й ский»,«пожалуйста», «се й час» не надопроизносить « й », разве тольков случае, ко гданеобходимо особо подчеркнуть – «именно, се й час»(в этот час). Также звука « ю » не должно быть вслове «следу ю щий».
Вспоминается одинэпизод, когда записывали одесские интеллигентные песни в исполнениинародного артиста Украины Семёна Крупника. Он поёт: «Люблю ктебе, Соборка (Соборная площадь), во звр ащаться». Поётверно: «во звр ащаться», по всем правилам. Но какбатман выделяет « зВр », что понятно, –ведь всю жизнь отдал оперетте. Просим: «Не делайте так, СемёнСамойлович! Пусть будет произнесено: «во зр ащаться»,никого не стошнит». «Во звр ат» обязательнозвучит с « в », а «во зр ащаться»,«во зр ащение» в определенном контексте может бытьпроизнесено проще. Впрочем, в итоговой фонограмме « в »всё таки звучало, но очень незаметно, слышно только привнимательном прослушивании.
С детства все нынеживущие поколения помнят канонический образ Петра I, созданныйгениальным актёром Ленинградского
Пушкинского(императорского Александринского) театра Николаем КонстантиновичемСимоновым в одноимённом фильме. Но кто из нас замечал, что первыйрусский император в этой всемирно известной и признанной картине вразных контекстах произносит: «кадА» (когда) или «нЕкада»(некогда)?.. Думается, великий художник говорил таким образом непотому, что не мог выговорить, и не потому, что он – волгарь, ацарь Пётр – москвич по происхождению. В разных разговорныхситуациях именно так лучше произносится, и, что важнее,воспринимается. Потому то мы не замечаем такое ненормативноепроизнесение этих слов не только Н. К. Симоновым, и не только в этойроли, но и другими актёрами в ролях других персонажей, кстати, отнюдьне плебейских.
Стоит применять нетолько знание наизусть всевозможных норм, а ещё и слух, субъективнуюоценку звучания слова, фразы. То, что мы произносим в эфире,обязательно должно быть благозвучным.
6. ПРОИЗНОШЕНИЕ АББРЕВИАТУР

Как правильнопроизнести в аббревиатуре «Военно морской флот»,«Федеральная служба безопасности», «товариществособственников жилья»? Оставим в стороне чиновников, которыепроизносят что попало как попало. Нас интересуют только воспитанныелюди и журналисты, но и от них мы часто слышим: «Фэ эС Бэ»,«Вэ Мэ эФ», «Рэ Сэ Фэ Сэ эР»,«Тэ Сэ Же». Или ещё: «Фа Бэ Эр»,«Цэй РУ».
Тут есть правило, нефизиология и не техника. Звуки в аббревиатурах произносятся либо так,как они произносятся при чтении алфавита, либо как единое слово. Врусском алфавите нет буквы «Мэ», а есть буква «эМ»,нет буквы «Фэ», а есть буква «эФ» («Фа»– это не по русски, это из средневекового гимна вокалистов– «до, ре, ми, фа, соль…»). Поэтому прежнееназвание «Первого канала» (бывшее Центральное телевидениеСоюза ССР) – «ОРТ» – может звучатьтрадиционно – «О эР Тэ», но можнопроизнести как единое слово, что непривычно, но правильно –«Орт». Это уже вопрос традиций.
Создатели одногопетербургского телеканала «100 TV» не подумали об этом иназвание канала начали писать заглавными буквами, как аббревиатуру«СТО». Все немедленно стали называть его «эС Тэ О»– «станция технического обслуживания», чтоабсолютно верно, так же, как и «Сто» – целымсловом.
В иноязычныхаббревиатурах буквы надо произносить так, как в соответствующихалфавитах. На каком языке разговаривает человек, произносящий«Джи Сы эМ»? Угадайте.
Бывает, что сокращённоеназвание нехорошо звучит в аббревиатуре или в едином слове. «Цру»звучит очень дурно (ведь мгновенный звук « ц »рождается при сокращении длительного звука « с »),нужно произносить только аббревиатуру – «Це эР У»,но не «Цей РУ», можно с некоторым совмещением двухправил – «Це РУ». Есть совершенно неприличныепри произнесении названия, примеров довольно много, приводить небудем. Ситуация, впрочем, высмеяна классиком отечественногокинематографа Леонидом Гайдаем в кинофельетоне «Жених с тогосвета»: организация под названием «КУКУ» –«Кустовое управление курортных учреждений». В другихкомедиях есть учреждения «НИИЧАВО», «НУ И НУ».Когда то для всех было привычно «эР Ка Ка А»(Рабоче крестьянская Красная армия), Бог знает, как это надопроизносить?!!
Это чиновничьихудожества, беда тех, кто вводит такие имена в оборот, забыв подуматьо том, как они будут звучать. И проблема для нас, –приходится слушать, думать. И выбирать один из двух предлагаемыхнормой вариантов.
Конечно,произносительных норм, правил и традиций значительно больше. Мыотметили лишь те, что имеют самое непосредственное отношение к нашемупредмету. То есть именно к речевой технике и культуре. В основе коихлежат не только прописные истины, а сама природа человеческой речи.Сейчас главное это.
7. О СЛОВАРЯХ

При составлении иисполнении текста часто возникают вопросы о значении слов, обособенностях их произнесения. Многие ищут ответы самым простым,современным способом – в Интернете, полагая, что это вполнеавторитетный источник, ведь глобальную сеть наполняют некиепрофессионалы. Практика показывает, что этот «справочник»может сыграть с вами злую шутку.
В 2009 году вПетербурге радостный для горожан ввод в эксплуатацию новой линииметрополитена был связан с публичным скандалом. Внимательныеленинградцы в первые дни заметили, что на гранитной плите новойстанции «Спасская» имя знаменитого архитектора французаАвгуста Августовича (или Огюста) Монфе рр ана (Montferrand,Auguste (1786–1858)) было высечено с одной буквой « р». В передачах нескольких телеканалов ректор Института искусствСанкт Петербургского государственного университета заявляет, чтоименно так правильно, – он «лично проверял поИнтернету». Руководителю профильного вуза всемирно известного иуважаемого университета показалось проще копаться в информационнойсети, чем заглянуть в энциклопедию или даже позвонить любомусотруднику музея памят ника «Исаакиевский собор»,дабы уточнить имя автора шедевров мирового значения. Титулованныйучёный не посчитал постыдной такую сомнительную отсылку, выставивсебя и учебное заведение на посмешище перед всей питерскойинтеллигенцией. Между прочим заметим, что и в Интернете это имя содной буквой « р » встречается крайне редко,приведённое написание полного имени скопировано из авторитетныхэнциклопедий и словарей, размещённых на страницах сети. Здесьисточник не указан, дабы читатель мог проверить сам. Интернет –это глобальная библиотека и система поиска. Важно иметь представлениео том, каким способом, на какой полке, а главное, что искать.
Однажды при записифонограмм для видеосюжета возник вопрос, каким должно быть ударение вназвании населённого пункта. Словарей не было ни в студии, ни вредакции, и в Интернете ответ не был найден. Что делать? Записали дваварианта с разными ударениями, решили – «потомразберёмся», расходуя драгоценное время. Подобных ситуациймножество. Отсутствие в подразделениях телерадиокомпании надёжныхсправочных источников приводит к языковому браку в эфире, и крастрате времени множества сотрудников. А сколь комичным былопроизнесение на разных общенациональных каналах (в связи сдраматичными событиями) названия карельского города Кондопога сударением то на одном слоге, то на другом?!!
Каждый, кто всерьёзработал на радио или телевидении, хорошо знает, что такое «Дикторскийсловарь». Некоторые, быть может, не знают, но точно слышали этословосочетание. Под ним профессионалы понимают вполне конкретнуюкнигу с другим названием: «Словарь ударений для работниковрадио и телевидения». В уважающих себя телерадиокомпанияхобычно этот томик всегда был под рукой, в редакционном помещении и ваппаратной вещательной студии, ведь во время выпуска или записипередачи некогда бегать куда то, чтоб уточнить, как должнозвучать то или иное слово. Опытные звукорежиссёры считают своимпрофессиональным долгом проверять исполнителей с помощью этогословаря.
Книга не пылилась. Вовремя работы иногда у самых грамотных людей неожиданно возникаютвопросы, как правильно сказать то, что обычно человек произноситверно, не задумываясь. Даже если ваши коллеги и руководители не оченьозабочены качеством речи в эфире, вам (коль дочитали этот текст почтидо конца) будет полезно знать, как и какими словарями пользоваться впроизводственной деятельности.
Читателю стоит помнитьо том, что ударения всегда помечены в орфографических, толковых идругих словарях. Их множество. «Хороших и разных».Выбирать для работы лучше хорошие – авторов и издателей,заслуживающих доверия.
Итак, «Словарьударений для работников радио и телевидения» имеет восемьизданий и два названия:
• Подредакцией К. И. Былинского: издание первое, 1960 год.
• Подредакцией Д. Э. Розенталя:
издание второе,переработанное и дополненное, 1967 год; издание третье, стереотипное,1970 год; издание четвёртое, стереотипное, 1971 год; издание пятое,переработанное и дополненное, 1984 год; издание шестое, стереотипное,1985 год.
«Словарьударений русского языка» (новое название) под редакцией М.А. Штудинера: издание седьмое, 1993 год;
издание восьмое,переработанное и дополненное, 2000 год. Словарь в соответствии сосвоим названием содержит указания на употребление множества слов снормативным ударением. В отличие от многих подобных источниковимеется большой объём названий населённых пунктов, в последнихизданиях они выделены в особый раздел. Это делает его незаменимым длятелерадиовещания.
От издания к изданиюразличные варианты ударений в том или ином слове исключаются,составители не скрывают стремления к единообразию. Лишь в некоторыхслучаях приводятся особенности произнесения отдельных звуков в слове,так же изредка указаны неправильные ударения.
Книга рассчитана не наисследователей языка, работающих в читальных залах, а на эфирныхсотрудников, которым требуется быстро, «на бегу»проверить произносительную норму. Поэтому текст набран крупнымкеглем, воспринимается с одного мгновенного взгляда.
Подобен описанной,привычной для всех специалистов, книге относительно новый «Словарьударений для дикторов радио и телевидения: орфоэпический словарьрусского языка» Л. А. Введенской, изданный в 2004 году.
В качестве оптимальногодля работы можно так же рекомендовать «Орфоэпический словарьрусского языка» – результат многолетней работыИнститута русского языка Академии наук СССР (ныне Российская Академиянаук). Словарь имеет следующие издания и названия:
«Русскоелитературное ударение и произношение: Опыт словаря справочника»под редакцией Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова, 1955 год.
«Русскоелитературное произношение и ударение. Словарь справочник»под редакцией Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова, 1959 и 1960 год.
«Орфоэпическийсловарь русского языка: произношение, ударение, грамматические формы»под редакцией Р. И. Аванесова:
издание первое, 1983год;
издание второе,стереотипное, 1985 год;
издание третье,стереотипное, 1987 год;
издание четвёртое,стереотипное, 1988 год;
издание пятое,исправленное и дополненное, 1989 год;
издание шестое,стереотипное, 1997 год;
издание седьмое,стереотипное, 1999 год.
В словаре имеютсяуказания не только на нормативное ударение, но и на произношениечастей слова. Кроме рекомендуемых авторами и равноправных, приводятсяразличные варианты. Имеется «шкала нормативности» и«запретительные пометы»: «допустимо»,«допустимо устаревающее», «малоупотребительно»,«народно поэтическое», «не рекомендуется»,«неправильно», «неупотребительно»,«просторечное», «профессиональное»,«разговорное», «специальное», «устаревающее»или «художественное». При этом ненормативные вариантыотмечены особо. Желающим детально разобраться в предмете помогутвключённые в книгу статьи Р. И. Аванесова «О произношении иударении» и Н. А. Еськовой «О грамматических формах».
Целесообразноакцентировать внимание на том, что словарь – этонормоустанавливающий документ. Здесь приведены труды непререкаемыхавторитетов, корифеев отечественного языкознания, чьи именаканонизированы в сознании каждого, кто хоть немного интересуетсярусской устной речью.
Автор этих строк,несомненно, уличён особо вдумчивым читателем в некоторых отступленияхот норм, установленных словарями, им же самим рекомендуемыми. Важнаяособенность устной речи (не отмеченная в начале, во второмразделе части VII) в том, что она не может бытьстерильно чистой. Речь даже самых высокообразованных людей содержитнекоторые отступления от правил. Такие отступления в конкретномконтексте могут быть оправданы смыслом, ритмом, мелодией фразы илислова, эмоциональным содержанием произносимого. Но важно, нарушаяправило, знать нарушаемое. Каким способом обращаться к приведённымизданиям: через Интернет или протянув руку к заветной полочке –это вопрос технический. Но обращаться надо!
Нельзя не заметитьстранную ситуацию. Словари и книги, так или иначе посвящённые речевойкультуре, регулярно переиздаются и расходятся большими тиражами, что,несомненно, говорит об остром интересе аудитории к вопросу. Средимолодых журналистов, других «мастеров» публичной речитакая литература бывает редко замечена, что свидетельствует о явномотсутствии какого либо интереса. Многие убеждены, чтопроизносительные нормы знать невозможно, «они ведь так частоменяются» (желающие могут проверить и убедиться в том, чтоменяются не столько нормы, сколько культура речи). Налицо явноенесовпадение интересов создателей радио– и телевизионныхпрограмм с потребностями тех, кому они адресованы.
Есть причиназадуматься. И работать над собой. Не словарей и красот ради, а радидоверия тех, чьего внимания мы все добиваемся – зрителей ислушателей. Ради рейтингов!
Хотелось на этомзавершить тему. Но когда книга уже версталась, вступил в силу некийраспорядительный акт, немедленно высмеянный всеми, даже телеведущими(даже теми, над которыми и мы потешались). Очень не хотелось, нопришлось вспомнить, казалось, забытое журналистское ремесло, ибособытие вопиюще требует публицистики. Сотрудники издательствапозволили внести несколько абзацев в уже отредактированный текст(вместе поблагодарим их за это!). Документ приведём дословно:
ПриказМинистерства образования и науки РФ
от 8 июня 2009 г.№ 195
«Об утверждениисписка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормысовременного русского литературного языка при его использовании вкачестве государственного языка Российской Федерации»
Опубликовано 21 августа2009 г. Вступает в силу: 1 сентября 2009 г.
Зарегистрирован вМинюсте РФ 6 августа 2009 г. Регистрационный № 14483
В соответствии спостановлением Правительства Российской Федерации от 23 ноября2006 г. № 714 «О порядке утверждения нормсовременного русского литературного языка при его использовании вкачестве государственного языка Российской Федерации, правил русскойорфографии и пунктуации» (Собрание законодательства РоссийскойФедерации, 2006, № 48, ст. 5042) и на основании рекомендацийМежведомственной комиссии по русскому языку (по результатамэкспертизы) (протокол от 29 апреля 2009 г. № 10)приказываю: 1. Утвердить прилагаемый список грамматик, словарейи справочников, содержащих нормы современного русского литературногоязыка при его использовании в качестве государственного языкаРоссийской Федерации.
2. Контроль заисполнением настоящего приказа возложить на заместителя МинистраКалину И. И.
Министр А. Фурсенко
Автора трудно обвинитьв злоупотреблении сносками и отсылками, но в этом случае обязанпривести полный перечень достижений отечественного языкознания.
Вот он:
Списокграмматик, словарей и справочников, содержащих нормы современногорусского литературного языка при его использовании в качествегосударственного языка Российской Федерации
1. Орфографическийсловарь русского языка. Букчина Б. 3., Сазонова И. К., Чельцова Л. К.М.: АСТ ПРЕСС, 2008. 1288 с.
2. Грамматическийсловарь русского языка: Словоизменение. Зализняк А. А. М.: АСТ ПРЕСС,2008. 794 с.
3. Словарьударений русского языка. Резниченко И. Л. М.: АСТ ПРЕСС, 2008.943 с.
4. Большойфразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление.Культурологический комментарий. Телия В. Н. М.: АСТ ПРЕСС, 2008.782 с. [24]
Всё просто. Парламентпринял Федеральный Закон «О государственном языке РоссийскойФедерации» (благие намерения! но эти вряд ли приведут ккакому то храму). В п. 3 ст. 1 Закона установлено:с..)
3. Порядокутверждения норм современного русского литературного языка при егоиспользовании в качестве государственного языка Российской Федерации,правил русской орфографии и пунктуации определяется ПравительствомРоссийской Федерации.
(…)
Правительство подпредседательством М. Фрадкова своим постановлением № 714 от23.11.06. перепоручило решать вопрос «государственного языка»Министерству образования и науки Российской Федерации, а оноутвердило, что «подвернулось»… Как то вдругвсё остальное (чему посвящена большая часть этой книги, заодно, ивсе, куда более заметные достижения национального языкознания)оказалось «вне Закона» (Федерального Закона «Огосударственном языке Российской Федерации»).
Рекомендуемые восвящённых таким образом МинобрАзом словарях языковые «нормы»приводить не будем, – как то пальцы не могутприкасаться к клавиатуре, чтоб набрать цитаты. Над особо безобразнымиизобретениями 1 сентября 2009 года потешались все, кто мог хотьчто нибудь воспринимать и как нибудь на это реагировать.Примеры опубликованы в самых популярных средствах массовой информации(знаменательный подарок новому поколению в День знаний). Не приводимдаже некоторые перлы ещё и для того, чтобы дать читателям возможностьсамим всё просмотреть и вдоволь повеселиться над тем, что и как можносовершать с родной речью.
Обратим вниманиечитателей только на то, что в утверждённый список попали лишь четыресловаря одного только издательства («АСТ ПРЕСС»). Неавтором этой книги название выделено заглавными буквами. Книга –это только для нас с вами – источник знаний, способ постиженияпрекрасного или бесценный справочник. Для издателя – этобизнес, иногда чистоплотный; издательское дело – это всегда, влюбые времена, в любой стране, в первую очередь – источникприбыли. И тут нельзя не принять во внимание, что если на оборотетитула стоит гриф «Рекомендовано Минобразования»,«Учебник» (сколько и каких «учебников»приходится изучать несчастным современным школьникам!) или «Учебноепособие», «Утверждено УМО Минобразования и науки», –это гарантированный сбыт любого, самого значительного тиража. Ведьименно Минобразования устанавливает правила лицензированияобразовательной деятельности и выдаёт лицензии на право заниматьсятаковой, – как частным, так и всемирно признаннымгосударственным учебным заведениям.
Не секрет, что иобразовательная деятельность является коммерческой, не только вчастных, но и в государственных организациях. Условием выдачилицензии является наличие в библиотеках учреждения и в его программахизданий с одним из указанных грифов. Следовательно, преподавателивынуждены требовать от учеников знания таких «источников».Посчитайте, каким может быть тираж подобных произведений, доходиздательства, «книгопродавцев» и гонорары авторов. А чегоможет стоить такая услуга г на МинобрАза?
Задумаемся и о том,почему в список «нормативных» словарей «великого имогучего», «государственного языка» не попалинезабытые, но ныне неплатёжеспособные В. И. Даль, С. И. Ожегов, Д. Э.Розенталь, Д. Н. Ушаков, Р. И. Аванесов, разные прочие Брокгаузы иЕфроны, и другие корифеи языкознания. Национальное достояние любогоцивилизованного народа – многотомный академический словарь (вотечественной культуре «Словарь современного русскоголитературного языка» [25] , создаваемый Российской Академиейнаук с момента её основания в 1783 году – Г. Р. Державиным, Д.И. Фонвизиным, И. Ф. Богдановичем, Я. Б. Княжниным и другими подруководством её Президента, княгини E. Р. Дашковой припокровительстве немки Императрицы ЕкатериныII), вероятно, не опорочен прикосновениями составителей приведённогонормоустанавливающего акта.

Внимательные слушатели,зрители, читатели не могли не заметить разительного контраста впубличных откликах на нововведение Минобраза в печатных и электронныхсредствах массовой информации, на форумах интернет изданий. Всевыражались в спектре – от возмущения до ехидства игомерического хохота. В отличие от нормальных людей, титулованныевеликомудрые персоны отнеслись к событию с пониманием, утверждая, чтоязык изменяется, и список, несомненно, будет дополнен тридцатью илидаже пятьюдесятью изданиями. При этом без стеснения в качестветаковых приводили свои произведения.
Действительно, любойязык – не застывшая глыба, а развивающийся живой организм.Письменные свидетельства, созданные до XVIII века, можно читатьтолько в переводе, сделанном специалистами в древнерусскойлитературе. В самых авторитетных современных источниках найдём невполне привычные слова. Например, не «закутОк», а«закУток» (проверим родственными словами и успокоимся);«факсИмиле», не «факсимлЕ»; «обрУшение»(в некоторых смыслах и контекстах правильно именно так); «гренкИ»,а не привычные многим «грЕнки» (ибо гренОк всё такион, а не она, грЕнка, не женского, а мужского рода). Но в этихнепривычных словах есть логика, её можно легко понять и проверить.Некоторые утверждают, что В. И. Даль множество слов всем известного(некоторым, только по наслышке) «Толкового словаря живоговеликорусского языка» просто выдумал. Пусть кто нибудьпроверит, мотаясь, как он в течение сорока лет по самым дальнимуголкам России. Пусть сам разберётся, в какой именно, Богом забытойдеревне, какое слово как звучало в XIX веке, без малого два столетияназад. Так или иначе, всё, что составитель всем известного словаряприводит в своих трудах, понятно без особых пояснений. Даже, еслинекоторые слова и придуманы, – они придуманы всоответствии с русской языковой логикой. Быть может, они былитаковыми в дальних селениях.
Г н «МинобрАз»вряд ли утруждал себя столь детальным изучением предмета, простоутвердил то, что, как кажется, чаще звучит: то ли на улицах, то ли по«телеку», то ли в коридорах министерств, комитетов иведомств, просто узаконив то, что в приличных семьях (не только винтеллигентных) всегда было принято считать вершиной безграмотности иневоспитанности. Следуя логике таких ревнителей «государственногоязыка», надо признать нормой довольно часто звучащее повсюду, вэфире, в сериалах, в некоторых кинофильмах и спектаклях междометие«Блин!» (отнюдь не в гастрономическом контексте). Сноскане рекомендована лицам, не достигшим совершеннолетия [26] .
Об итогах реформырусского языка 1918 года, фактически подготовленной Орфографическойкомиссией Императорской Российской академии наук (она работала надреформой в течение восьми лет), вспомнили несколько позднее. Вновейшие времена в 1963–1964 годах – после публикации вгазете «Известия» статьи на тему о низком уровнеграмотности в стране – заговорили об упрощении русскойорфографии. В мае 1963 года была создана Комиссия поусовершенствованию русской орфографии. «Настойчивое требованиесоветской общественности», – как говорилось впостановлении, заключалось в требовании «внестиусовершенствования и упрощения в систему правописания». Тогдавпервые и возникли жаркие дискуссии на грани скандала в связи срадикальными предложениями комиссии: например, писать «ноч»,«мыш», «заец», «платьеце»,«огурци», «серца», «зоньтеки» и«афтамабили» и т. д. (приближенно к устной речи).Тогда вновь предлагалось «писать, как слышишь» – тоесть «бульён», «парашут», «плащь»,«файе» и так далее, и прочие филологическиеусовершенствования. Обсуждения прекратились сами собой в связи соснятием Хрущёва. Но такие изменения как то могут быть оправданыидеей сближения письменной речи и устной.
Во времена царствованияв эфире Президента М. С. Горбачёва, потом Б. Н. Ельцина многое изпроизносимых тогда аббра кадабр можно было «узаконить».Михаил Горбачёв, например, так и не осилил правильное произнесениеслова «Азебаржан» (Азербайджан), также упорно говорил«диАлог», «углУбить» с ударением на второмслоге, «отсортировать» – на третьем. Однако это нестало поводом для изменения всех словарей и переименования одной изреспублик СССР. К счастью, тогда тот Миноб рАз не поспел.Странно, что до сих пор блатной жаргон не стал «государственнымязыком Российской Федерации», хоть самые высокопосаженныечиновники не первый год в своих публичных выступлениях вполнеуверенно «ботают по фене». Так изъясняются и некоторыежурналисты. Многие выражения уже стали обще употребимыми. Неслучайно, – ведь значительная часть наших сограждан прошлашколу тех или иных лагерей. Впрочем, в перечне ещё есть свободноеместо, то ли для тридцати, то ли для пятидесяти следующих словарей.Будем с интересом наблюдать за тем, как создаются постулаты«государственного» языка!
Коллеги из Агентстважурналистских расследований сразу заметили, что:…«внезапный“отзыв” Министерством образования неправильного ударенияв слове «дОговор» (договОр), а также поспешное обещание,что список «разрешённых» словарей скоро увеличится аж допятидесяти единиц, вызвали в интернет сообществе уже невозмущение, а безудержное веселье. Вдоволь поглумившись надпрофессионализмом министерских УМО, некоторые блогеры даже выразилимысль, что вся эта история была придумана кремлёвскими имиджмейкерамидля развития «традиционного сценария», только теперь вфилологии: мол, премьер или Президент, иной «добрый царь»«замочит в сортире» виновных и спасёт русский язык.«Чтобы не кошмарили отечественную словесность!» –добавит другой.
Поживем –увидим!..
Будем ждать следующего,очередного приказа какого нибудь «МинобрАза»,утверждающего ещё и некие правила поведения в общественных местах.Отчего бы не считать нормальным то, что происходит повсеместно:лакать на ходу напитки из «горлА» бутылки или пакета,смачно чавкать и хлюпать за едой в каком либо кафе, шмыгатьносом, пожалуй, даже сосредоточенно ковырять в носу и поедатьполученную добычу.
Приходится выбирать,кому ты служишь, кому и чем платишь: «МинобрАзу»,издателю, «книгопродавцу» или людям – читателям,слушателям и зрителям. Пожелаем друг другу успехов в решении этоговопроса.
ВЫВОДЫ

1. Общепринятое,нормативное произношение опирается на языковую логику (то есть напсихологию речи) и на физиологическую природу звукоизв лечения.
2. В русскойнормативной речи ударение и произношение далеко не всегда установленыжёстко. Применение нормы часто зависит от речевых традиций, смыслапроизносимого, от конкретного мелодического и ритмического контекста.
3. Культура речитребует знания лексикографических источников. Их выбор определяетсяпрофессиональными задачами и условиями производственной деятельности.
ЗАДАНИЯ

1. Заведитепривычку фиксировать в вашем дневнике произносительные ошибки,допускаемые в публичной речи. Обязательно произносите записанныефразы правильно – только так можно освоить речевую культурупрактически.
2. Воспроизведитевслух приведённые в этой части примеры произношения слов исловосочетаний. Если где либо слышите неверное звучание тех илииных слов, мысленно произнесите правильно. Именно таким образомформируются разговорные стереотипы.
3. Сочините илиподслушайте и запишите в дневнике примеры применения описанных норм итрадиций, используйте эти записи в качестве тренировочных текстов.
ЧАСТЬ IX РИТМ И МЕЛОДИЯ РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ РЕЧИ

1. ВЫБОР ТРЕНИРОВОЧНЫХ ТЕКСТОВ

Для тренинга мы небудем использовать скороговорки, как это делают обычно. В качестветренировочного материала применим стихотворный текст великого автора.Именно тут попробуем, интонационно выделяя ударные гласные, наполнитьдыханием согласные и их сочетания. Это будет основой для воспитания всебе чувства ритма и мелодии речи, дорогой к точному и осмысленномупроизнесению любого текста.
Оптимальным будеткакой либо фрагмент классического стихотворного произведения,романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин». При этомжелательно использовать не любовные или посмертные письма илирические отступления, а описание происходящего. Как скажем сегодня,репортаж: «Такой то идет туда то, делает то то,получается то то».
Почему берём этоттекст?
Во первых, потомучто здесь стиль общения с читателем близок к конферансу, то есть кнаилучшему способу общения телерадиоведущих с аудиторией.
Во вторых, вотличие от многих других стихов, в романе применён стерильно чистыйметр. Во многих поэтических произведениях встречаются пропущенные илилишние слоги, а в знаменитой «онегинской строфе»математически точно выстроенный стих – четырёхстопный ямб.Строка состоит из четырёх повторяемых элементов, так называемых«стоп». Ямбическая стопа двусложная, в каждой два слога,два гласных звука. Первый слог безударный, звучащий без акцента,следующий – ударный, то есть произносимый на снижении тона иудлиняемый. В конце строк чередуются женская и мужская рифмы,завершаемые соответственно безударным или ударным слогом.
В третьих, впредложенном тексте уже выделены ударения, то есть сделаны акценты,метр и ритм установлены. И это не осложняет, а, напротив, упрощаетработу над материалом, помогает проявить смысл повествования. Здесьмы имеем дело с замечательным, устным по природе, языком (авторразговаривает с читателем), отнюдь, кстати, не архаичным, в чём можноубедиться, сравнив «Евгения Онегина» с журналистскимипроизведениями того времени.
Можно применятьразнообразные тексты, не только стихотворные: сказки, поговорки,басни, всевозможные повествования, даже анекдоты. Важно, чтоб онисодержали какие либо события, действия. Но начинатьцелесообразно со стихов. Не случайно дети стремятся говорить стихами.
Упражнение 1.Татирование стиха
Начнём с освоениямногократно повторяемого ритмического рисунка, соблюдая следующиеправила:
• в концестроки пауза обязательна, внутри строки недопустима, какой бы знакпрепинания там ни стоял;
• каждыйударный гласный подлежит выделению ранее освоенным способом;
• обязательноследить за снижением тона к концу строки. Независимо от знаковпрепинания, в конце строки следует ставить интонационную точку.
Итак, попробуйтевоспроизвести простую конструкцию по указанным правилам:

И такдалее. Это и есть начало знаменитой «онегинской строфы».
Вспомнитеупражнение «Лесенка», «Взлетел, взмыл, вжился»(стр. 122–123 ) – там движение происходит поступенькам вниз. Здесь мелодическая конструкция та же самая.
Помогайтесебе рукой: на каждом ударном слоге направляйте руку вниз, в землю(именно руку, головой вертеть не нужно, лучше –жестикулируйте).
Таким жеобразом полезно татировать метр другого стиха, и даже ритмпрозаической фразы.
Пусть несмущает однообразие, монотонность повторяемого мелодического иритмического рисунка. Ведь это гамма, в которой всего лишь каждаянота должна звучать точно по высоте и длительности. И не более!Никаких чувств выражать нельзя. Монотонность этой гаммы, кстати,раздражает не более чем завышение окончаний каждой фразы,стихотворной или прозаической, – привычный для многихстереотип, который как раз и потребно вытеснить.
Упражнение2. Скандирование стиха
Следующийшаг. Громко произносите выбранный вами фрагмент пушкинского текста,точно так же, как и в предыдущем упражнении, выделяя ударные слоги,расставляя паузы только в предусмотренных метром стиха местах. Иопять без всяких чувств. Важна только техника: ритм и мелодия каждойстроки, а также качество произнесения звуков, как в предыдущихупражнениях.
Проделайтепервое и второе многократно, весьма медленно. Тренируйтесь так домомента, когда татирование стиха и произнесение, «скандирование»стихотворного текста станет лёгким и правильным, рефлекторным, нетребующим вашего пристального внимания. По мере освоения можноувеличивать темп. Полезно сопровождать тренинг прослушиваниемфонограммы 10 «Татирование и скандирование текста»аудиоприложения (первая и вторая части). Для записи фонограммыиспользована строфа из поэмы «Граф Нулин», в которойприменён тот же метр. Слушая, проверяйте по тексту.
Упражнение3. Скелетирование текста
Зафиксируйтев выбранном фрагменте несколько главных объектов внимания. Наверное,их не будет много, вероятно, не более трёх. Это может быть слово илисловосочетание. Отметьте, подчеркните их в тексте и произнеситетолько то, что выделено. Получается некая телеграмма. Это основа такназываемого «скелетирования» текста. Если смыслстановится понятным, значит, акценты сделаны правильно.
Обозначивв тексте наиболее важное, полезно отметить и другие, менее значимые,но важные смысловые подробности. Степень детализации определяйтепроизвольно в зависимости от содержания фрагмента. Главные, ударные,слова обычно выделяют, подчёркивая их. Если требуется какое тослово или словосочетание выделить особо, – егоподчёркивают дважды. Смысловые паузы обозначают галочкой. Ритм и,соответственно, смысл текста становится наглядным. Чтоб проверить,насколько точно сделаны акценты, произнесите только выделенное,получится некая телеграмма. Если станет понятен смысл происходящего,то нужные выделения сделаны верно.
Скандируйтестихотворный текст, соблюдая все прежние правила, вместе с тем особовыделяя известным вам способом подчёркнутые слова и словосочетания.Можно вернуться к его татированию, но уже с удлинением всехотмеченных речевых элементов, с большим или меньшим, в зависимости отважности каждого.
Всё этомонотонное, скучное действо необходимо повторить многократно, так,чтобы ритмическая и мелодическая конструкция стала заученной,воспроизводилась непринуждённо, машинально. Этот «скелет»наполнен смыслом, ведь вы осмысленно расставляли акценты. Таковасмысловая структура текста, его «скелет».
Подробноописанное «самоизнасилование» [27] не надо совершать всюжизнь, перед каждым выходом на публику, в эфир. Это техника. Атехнику необходимо освоить в начале пути, честно, затративопределённую энергию, с двумя тремя специально подобраннымитренировочными текстами. Если предложенное будет добросовестнопроделано на первом этапе, то в дальнейшем, в вашей производственнойдеятельности не потребуется «играть эти гаммы» постоянно.Вы легко и непринуждённо, почти мгновенно сможете уловить смысл иритм имеющегося в работе текста и воспроизводить его, не успевая дажезадуматься о том, где и каков ритм, какова мелодия, где какая пауза.
Освоив это(но только освоив!), пробуем проявлять намеченный смысл следующим,иным способом.
Упражнение4. Пересказ текста
Включитевоображение, закройте глаза и представьте себе всё, что происходит иотображено в тексте. Мысленно нарисуйте людей, предметы, разместитеих в пространстве, раскрасьте, постарайтесь воссоздать все отмеченныеавтором ощущения (вспомним всё об объектах внимания, часть I,раздел 2, упр. 1, 2, стр. 26–31).
Теперьпопробуйте пересказать выбранный вами стихотворный фрагмент своимисловами. Как будто именно вы были свидетелями или участникамиописываемых событий. Только книгу при этом надо отложить или закрыть,убрать из поля зрения, – текст будет отвлекать вашевнимание. Мы ведь не доверяем себе, хочется краешком глазаподсмотреть слова, подчеркнём, не вспомнить элементы описаннойдействительности, а именно подглядеть и произнести слова. Так делатьне надо. Пустите себя на волю, вы ведь уже зафиксировали наиболееважное. Произнесёте только то, что сохранилось в памяти. Вновьпросмотрите текст, обратив внимание на моменты, упущенные припересказе, но важные по сути, и повторите пересказ уже уточнённый.
Вполнеосвоив требования предыдущих этапов, выделив смысл фрагмента,произнесите авторский текст, как бы рассказывая кому то опроисходящем. Текст нужно не читать, а только слегка подглядывать внего. Впрочем, скорее всего, он вам уже не понадобится, наверняказапомнился сам собой.
Сравнитеполучившееся у вас с третьей частью фонограммы 10 «Татированиеи скандирование текста» аудиоприложения. То, что вы услышите,никто не репетировал, запись сделана «с первого дубля»,как в прямом эфире. Вам также не надо что либо разыгрывать,изображать переживания, настроения и прочее, – нужнотолько рассказать о происходящем: кто, что и как делает или делал, ичто в итоге произошло. Какое либо внимание дыханию, голосу,дикции, ритму, мелодии и другим элементам техники уделять нельзя. Всёэто уже должно лежать в подсознании и воспроизводиться непроизвольно(если тренинг проведён добросовестно!).
Попробуйтепроделать то же самое с каким нибудь журналистскиминформационным сообщением. Главное, – прежде чемтатировать и скандировать, расставлять ударения, акценты, потрудитесьподумать, о чём хотите рассказать, что должен почувствовать,увидеть ваш слушатель или зритель.
2. О ТЕМПЕ

Обычно в редакциилюбого средства массовой информации суетно, все торопятся, спешат:собрать материал, написать текст, отредактировать, что топодготовить к очередному выпуску, быстренько быстренькочто нибудь выдать в эфир. Времени всегда не хватает. Каждыйсуществует в высочайшем темпе, неестественно высоком для нормальногочеловека. Любой, оказавшись в этой атмосфере, невольно заражаетсяобщей напряжённостью. О том, как мы заражаем друг друга, сказанодостаточно. Также отмечено и волнение, возникающее у каждого, когда«Микрофон включён!».
Естественно, общий темпсуществования всех сотрудников передаётся и ведущему, которому никакнельзя расслабиться, надо ведь ещё и в формат всё уложить. В такомсостоянии он и выходит в эфир – не из вакуума, а из такойсуетливой редакции и аппаратно студийного блока. Неопытногочеловека, как говорят, «несёт», – не онустанавливает темп своего поведения, а сам становится запущенным сопределённой скоростью устройством, такой «быстроговорительной»машинкой.
Но зрители и слушатели,как правило, живут в ином темпе. Если кто то и торопится, товсяко не за тем, чтобы вдоволь наслушаться и насладитьсяжурналистской трескотнёй.
Каждый из нас,несомненно, замечал, что утором, даже неспешно собираясь по делам,любой человек разговаривает коротко и довольно быстро. Позднимвечером или ночью мы склонны к неторопливому разговору, подробномуобсуждению какого то вопроса, события или проблемы.Следовательно, и тот, кто разговаривает с людьми по радио илителевидению, должен уметь изменять скорость в зависимости отсодержания материала, его формы, жанра, условий и обстоятельствведения передачи и, разумеется, от времени её трансляции в эфир,чтобы быть адекватно воспринятым.
Упражнение 5.«Метроном»
Попробуйте «отхлопать»ладонями ранее освоенный ритм стиха и прозаического текста с разнойскоростью: быстро, медленно, замедленно, ускоренно, очень быстро,очень медленно и так далее – вариантов много. На ударнойгласной хлопок должен быть сильный, на безударной – слабый (нодолжен быть обязательно).
Если вы работаете вгруппе, то разбейтесь на пары и пусть один задаёт темп другому. Важноточно повторить отхлопанный ритм фразы и предложенную скорость. Можноупражняться не парами, а в кругу, как будто играете в пляжныйволейбол. Только бросаете любому партнёру не мяч, а отхлопанныйладонями ритм, тот, повторяя его, передаёт следующему игроку.
Упражнение 6. «Коробкаскоростей»
Теперь один и тот жеритмический рисунок воспроизведите, изменяя скорость. Начнитемедленно и постепенно ускоряйте. Потом наоборот, начните весьмабыстро и замедляйте к концу (замедлять, между прочим, труднее, нонеобычайно важно, – умейте притормаживать). Так же играйтедруг с другом, как в предыдущем упражнении.
Натренируйте в себеспособность воспроизводить разные ритмы, по ходу произвольно изменяятемп, переключая скорость в процессе движения.
Упражнение 7.«Поговорим в формате»
В разном темпе,произносите освоенные в предыдущих упражнениях тренировочные тексты,стихотворные и прозаические, так же, переключая «коробкускоростей», замедляя или ускоряя, как в предыдущем упражнении.
Будем произвольнозадавать общий хронометраж звучания фрагмента и хронометрироватьварианты исполнения.
При произнесении текстаобязательно нужно следить за тем, чтобы с изменением скорости неменялась высота тона. Как то мы привыкли говорить чем быстрее,тем выше. Это вполне естественно, ведь в нижнем регистре наш аппаратменее подвижен. Не случайно басовые музыкальные инструменты крупнеепо размерам, басовые партии никогда не предусматривают стремительныхпассажей, – даже будучи виртуозно исполненными, на слухони воспринимаются как фальшь. Но давайте учиться не взлетать вверхний регистр с увеличением темпа и не замедлять со снижением тона.
Подобные упражнениянадо проделывать многократно, до тех пор, когда заданные измененияскорости сможете осуществлять легко, непринуждённо. Этот навык –важнейшее условие органичного существования в эфире, как и всякогоестественного поведения на публике.
3. О ФОРМАТЕ И СКОРОСТИ ВОСПРИЯТИЯ РЕЧИ

Многие наши коллегиубеждены, что надо отчаянно экономить эфирное время и произноситьтекст как можно скорее. Читатель, вероятно, замечал, что, особенно винформационных передачах, один и тот же текст в течение десяти –двадцати минут (распространённый формат информационных передач)звучит несколько раз, но необычайно быстро. Например, наскоропробалтывается ведущим в анонсе новостей, потом – внутрипередачи в «подводке» к видеосюжету, потом дословновоспроизводится корреспондентом в кадре, в так называемом «стендапе»или в закадровом тексте журналиста. И, наконец, ещё и в «закрышке»ведущего (слова ведущего, завершающие сюжет).
Таким образом, одно двапредложения при многократном повторении занимают 30–60 секундэфирного времени. Это целое информационное сообщение илисамостоятельный видеосюжет. Какая же тут экономия? Тут времятранжирится!
Быть может, лучшепроизнести один раз, но так, чтоб аудитория всё поняла безповторов?..
Между прочим, вредакциях средств массовой информации всегда строго придерживалисьследующих правил оформления текста [28] : в каждой строке должно бытьне более 60 ти знаков (или «символов», включаяпробелы); стандартная страница должна содержать до 25 ти такихстандартных строк с двойным междустрочным интервалом (в компьютерномформате – с полуторным). Полиграфический стандартпредусматривает на странице 30 строк, но в редакциях средств массовойинформации – 25 строк, потому что над текстом на каждойстранице может размещаться служебная информация, не предназначеннаядля печати или произнесения в эфире.
Подобное оформлениемикрофонного материала очень удобно для подсчёта хронометражаэфирного продукта. Практика нескольких поколений показала, что такаястраница при нормальной скорости произнесения звучит примерно двеминуты (+/– 10 %). Соответственно, одна стандартная строказвучит в среднем около пяти секунд. Верстая передачу, подсчитывая еёхронометраж, таким образом считают страницы или строки. Каждыйчитатель уже может проверить, что такое ускорение или замедление на10 процентов. Выигрыш или проигрыш во времени станет очевидным.
Можно соревноваться втом, кто больше наговорит за минуту. Действительно, тренированныйчеловек может воспроизводить текст значительно быстрее, но нельзязабывать о том, что рекомендуемый нормальный темп удобен не столькодля произнесения, а (что значительно важнее!) для восприятияслушателями. Разумеется, если вы хотите не сотрясать воздух, а бытьуслышанными и понятыми кем либо.
ВЫВОДЫ

1. Мы вместесмогли убедиться в том, что мелодия и ритм речи не просто неразрывносвязаны с её смыслом, а сами – есть проявление смысла.
Для того чтобы тот илииной текст естественно звучал, он должен естественно рождаться. Впроцессе его публичного произнесения мысль должна совершать ту жеработу, что и в процессе рождения слова.
2. То, что вобычных условиях человек совершает непроизвольно, не задумываясь отом, как это происходит, на публике требует владения некоторымиремесленными навыками. В нашем случае это, с одной стороны, речеваятехника, с другой – способность мысленно воссоздаватьдействительность, запечатлённую в повествовании. Именно это мыпопытались испытать практически.
3. Выбор того илииного темпа определяется не речевыми способностями говорящего(которые, конечно, должны быть натренированы), а содержанием и формойтекста и, разумеется, – способностью слушателя воспринятьпроизносимое.
ЗАДАНИЯ

1. Сделайтезвукозапись любого произнесённого вами в любых обстоятельствах текстаили фрагмента любой радио– или телевизионной передачи.Перенесите всё прозвучавшее на бумагу. Скелетируйте текст, фиксируятолько звучавшие акценты и паузы.
2. Воспроизведитеритм и мелодию записанной речи (не текст!), применяя техникутатирования.
3. Перескажитекоротко содержание текста, выделяя прозвучавшие акценты. Только те,что звучат в фонограмме, придумывать и подправлять ничего не надо.Отметьте, где и почему допущены глупости.
4. Произнеситезаписанный текст, избегая отмеченных вами ошибок.
Если всё получается,старым умельцам остаётся только гордиться вами. Поздравим друг друга!
POSTLUDIA

Наступает поразавершать описание занятий и рассуждения о предмете. Прежде чемчитатель закроет последнюю страницу, необходимо сделать несколькозамечаний о том, что не было сказано, но представляется весьмаважным.
Многие, вероятно,замечали, как человек, обращаясь к собеседнику, водителю маршрутноготакси, продавцу или ещё к кому нибудь, смущаясь, говорит, будтобы сам себе. И приходится его переспрашивать. О таком говорят: «Онтишит», даже если его слышно, но понять нельзя. При этом черезмгновение тот же человек разговаривает с кем то из своихприятелей по мобильному телефону внятно, громко, даже так, чтоокружающие никого другого слышать не могут. Подобное можетпроисходить из за того, что просто не очень нужно бытьуслышанным. Но бывает иначе: сказать очень нужно. Человек оченьчего то хочет, как говорят, «хочет, но не может».Что в подобных ситуациях лишает его дара речи, затыкает ему рот или«наполняет его кашей»? А что заставляет кого тодругого, например телерадиожурналиста, без какой либо причинытараторить подобно пулемёту так, что понять его невозможно, даже принапряжённом внимании? То и другое – оцепенение, психологическаясудорога, проявление панического страха. Как ни странно, мы частобоимся своих собственных проявлений, видимо полагая, что будем как тоне так поняты, оценены окружающими. Поэтому в одном случае тишим, вдругом – торопимся как можно скорее отговорить и исчезнуть изполя зрения, спрятаться. Всем своим поведением говорим: «Неслушайте меня! Не обращайте на меня внимания, я ничего интересного нескажу!» Или: «Мне тут велено что то наговорить, выпотерпите немножечко, я быстренько…»
Бывает так, что в ходетренинга у ученика открывается прекрасный голос, заслушаешься, звучитвсё тело, резонируют окружающие предметы, смачно звучат согласные,всем нравится, – но немедленно после занятия всёзамолкает. Человек робеет: «Я же не могу так всегдаразговаривать, буду всех пугать…» Но, заметим, пугается,как ни странно, – он, – а совсем не окружающие.Страх – очень опасный наш спутник, он может проявлять себя нетолько в робости и застенчивости, но в развязности, в хамстве, даже вагрессии.
Органичное поведение напублике и публичная речь требуют от человека бесстрашия, уверенностив том, что его слово, информация, поступок очень важны каждомуслушающему. Для этого необходимо, чтоб его слово, информация,поступок действительно не были случайными, ничего не значащими. Иочень большое доверие к себе самому, а главное, к тем, для кого мысуществуем, – к зрителям и слушателям.
Доверие ипреданность долгу –это и есть истиннаяуверенность в себе, то, без чего наше существование какпрофессионалов лишено всякого смысла. Без этого всякая техника,правила, приёмы и методики не нужны никому.
В 1993 году натогда ещё звёздном Ленинградском телевидении (потом преобразованном вГТРК «Петербург», ныне – ТРК«Петербург 5 й канал») автору было порученопредставить в прямом эфире телепередачу, которую иначе не хотеливыпускать в эфир. Её не выпускали отнюдь не поцензурным соображениям, в ней не было какой либо порнографии илипропаганды, но условием трансляции было именно такое представление, сзаменой титров в прямом эфире. Был выдан текст, который помнится досих пор. В нескольких строчках трижды упоминается наименование«Ленинградский областной Совет народных депутатов»:«Доброе утро, уважаемые телезрители! Я, Владимир Ульянов,депутат Ленинградского областного Совета народных депутатов,представляю сегодня не вполне обычную передачу. (…)
Автор сценария – член комиссии по гласности Ленинградскогообластного Совета народных депутатов Анна Забельская…»
И прочее в такомже духе. Это тогда, когда от слова «депутат» всех ужеворотило! И каждый, услышав это, должен был бы выключить телевизорили переключить на другую программу, коих тогда было ещё немного.Зрителям передача понравилась. Но в связи о скандальностью ситуациимы просили отсмотреть эфир ещё и самых опытных мастеров телевидения.Расспрашивали: «А как прозвучало представление передачи вэфире?
Не стошнило ли оттроекратного употребления полного наименования органа власти?»Все в один голос утверждали: «Подобного никто не произносил!»Оказалось, этих слов никто не услышал! Притом, что всё былопрофессионально, внятно произнесено. Отступлений от утверждённоготекста не могло быть, и не было. Но всеми было услышано другое: «Несовсем обычная передача…» Потому что говорящий хотелобратить внимание не на должности и звания, а именно на необычностьэтой передачи (впрочем, ничего особенно необычного в ней не было).Самые авторитетные, опытные профессионалы не услышали чётко и внятнопроизнесённого текста. Воспринято было только то, о чём думал, чембыл обеспокоен ведущий. И только это.
В результатеосвоения упражнений, описанных в этой книге, вы сможете поступатьтакже. Автор и множество его единомышленников глубоко убеждены в том,что у вас это легко получится. Вместе с тем появятся и некоторыепроблемы, о которых нельзя не предупредить. Вашим слушателям будетлегко вас слушать, а вам самим станет очень трудно слушать многихнаших коллег. Придётся выбирать то, чем дорожите вы, друзья. Доскорых встреч в эфире! Скорых и, быть может, радостных! Впереди ещёнесколько книжек, наверное, интересных читателю. Там и продолжимнаше, надо надеяться, увлекательное общение.
СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Агеенко Ф.Л., Зарва М. В. Словарь ударений для работников радио ителевидения: ок. 75000 словарных единиц / Под. ред. Д. Э.Розенталя. – 6 е изд., стереотип. – М.:Рус. яз., 1985.
2. ВербицкаяЛ. А. Давайте говорить правильно: Пособие по русскому языку. 2 еизд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 2001.
3. Говоров НС. Театр рассказа. Опыт работы экспериментальной студиисценического рассказа Ленинградского Дома работников искусств им. К.С. Станиславского (1952 55) и студии театрализованного рассказаДК им. С. М. Кирова. – Магадан: Кн. изд., 1959.
4. Кнебелъ М.О. Слово в творчестве актера. – 3 е изд., испр. –М.: ВТО, 1970.
5. КозляниноваИ. П., Чарели Э. М. Тайны нашего голоса. Екатеринбург: Диамат,1992.
6. Комякова Г.В. Слово в драматическом театре. Приемы, упражнения для работынад дикцией. – М.: Искусство, 1974.
7. Куракина К.В. Основы сценической речи в трудах К. С. Станиславского. –М.: ВТО, 1959.
8. Моисеев Ч.Г. Дыхание и голос драматического актёра. Учеб. –метод, пособие для студентов заоч. отд ния актерского фак.театр, ин та. 4–1. – М.: ГИТИС, 1974.
9. Орфоэпическийсловарь русского языка: произношение, ударение, грамматические формы/ С. Н. Борунова, В. Л. Воронцова, Н. А. Еськова / Под ред. Р. И.Аванесова. РАН. Ин т рус. яз. – 7 е изд.,стереотип. – М.: Рус. яз., 1999.
10. Савкова 3.В. Как сделать голос сценическим. – М.: Искусство,1968.
11. Савкова 3.В. Искусство оратора: Учебное пособие. – 2 еизд., доп. – СПб.: Знание, 2003.
12. Савкова 3.В. О культуре современной сценической речи // Русское сценическоепроизношение. –М.: Наука, 1998.
13. Савкова 3.В. Техника звучащего слова: Методическое пособие. –М.: ВНМЦ и КПР МК СССР, 1988.
14. СарычеваЕ. Ф. Сценическая речь. – М.: Искусство, 1955.
15. СтаниславскийК. С. Работа актера над собой. Собр. соч. в 9 т.Т. 2–3. – М.: Искусство, 1989; 1990.
16. Ульянов В.В. Материалы к книге «Мастерство ведущего телевизионных ирадиопрограмм». – ЦГАЛИ СПб. Фонд № 848.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Гладков Б.В. Сферодинамическая постановка голоса: Методическое пособие. –СПб.: Изд во СПбГТУ, 2002.
2. Дмитриев Л.Б. Основы вокальной педагогики. – М.: Музыка, 1968.
3. ДранковВ.Л.Природа таланта Шаляпина. – Л.: Лен. отд. изд ва«Музыка», 1973.
4. Жинкин Н.И. Механизмы речи. – М.: АПН, 1958.
5. ЗаседателевФ. Ф. Научные основы постановки голоса. – М.:Госиздат, 1937.
6. Козырев В.А., Черня В. Д. Вселенная в алфавитном порядке: Очерки о словаряхрусского языка. – СПб.: РГПУ им. А. И. Герцена, 2000.
7. КочетковаИ. Н. Парадоксальная гимнастика Стрельниковой. – М.:Сов. спорт, 1989.
8. Кох И. Э.Основы сценического движения. – JL: Лен. отд. изд ва«Искусство», 1970.
9. Леонардо даВинчи. Обучение живописца. Избр. произв.: В 2 т. Т. 2. –M. JL: Academia, 1935; М.: Ладомир, 1995.
10. ЛиклэйтерКристин. Освобождение голоса. [Перев. с англ.] – М.:ГИТИС, 1993.
11. Морозов В.П. Тайны вокальной речи. – Л.: Наука, 1967.
12. Проблемысценической речи. Метод, пособие для преподавателей театр, учеб.заведений / Под ред. Козляниновой И. П. – М.: Просвещение,1976.
13. Сеченов И. М.Избранные произведения. Т. 2. Физиология нервной системы. –М.: изд во АН СССР, 1956.
14. Ульянов В. В.Материалы к книге «Уроки актёрского мастерства. По материаламБ. В. Зона и его учеников – П. П. Кадочникова, H. Н. Трофимова,3. М. Шарко, А. Б. Фрейндлих, Э. Г. Виторгана, Л. П. Мозгового». –ЦГАЛИ СПб. Фонд № 848.
15. Щетинин М. Н.Дыхательная гимнастика А. Н. Стрельниковой. – М.:Метафора, 2001.
16. Юссон Рауль.Певческий голос. – М.: Музыка, 1974.
АУДИОПРИЛОЖЕНИЕ

1. «Релаксация»– хр. 6’ 56”
2. «Не тянишею!» – хр. 1’ 00”
3. «Улыбка»– хр. 0’ 26”
4. «Скулёж»– хр. 0’ 44”
5. «Команды»– хр. 0’ 33”
6. «Мам, –а – мам!» – хр. 0’ 22”
7. «Алле –гоп!» – хр. 0’ 26”
8. «Лесенка»– хр. 0’ 56”
9. «Ударныеслова» – хр. 0’ 20”
10. «Татированиеи скандирование текста» – хр. 1’ 39”
Примечания
1
Здесь и далее такимобразом выделяются смысловые акценты, требующие особого внимания.
2
В действительности «FM»– это не диапазон, а «частотная модуляция»радиосигнала (в международной системе «F» – это«частота»). Чтобы быть точными, приведём техническиправильное название: «диапазон очень высоких частот с частотноймодуляцией» («ОВЧ 4M») или, как это именовали вушедшей советской действительности, – «диапазонультракоротких волн» («УКВ»).
3
В профессиональномжаргоне есть такие понятия, как «эфирный голос» и«эфирный журналист». «Эфирный журналист» –это человек, обладающий «эфирным голосом», то естьумеющий профессионально разговаривать с телезрителями ирадиослушателями, не вызывая при этом раздражения чем либо –плохим голосом, неважной дикцией, дыханием и пр.
4
Здесь и далее такимобразом выделяются особо важные понятия.
5
Ожегов С. И.,Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. РАН. Ин трус. яз.; Российский фонд культуры. М.: Азъ Ltd., 1992.
6
Здесь и далее ударныегласные выделны заглавными буквами. Филологи делают это иначе, ноавтору хочется быть понятым читателями более широкого круга. Так всёвоспринимается наглядно, подсознательно.
7
Даль В. И.Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 1. 4 еизд., стереотип. М.: Рус. яз.; Медиа, 2007.
8
Часто словом «формат»не очень грамотные люди пытаются определить содержательный характервещания радиостанции или телеканала, его стиль. Это не совсем верно.Формат – это формальные параметры. Само слово «формат»соотносится именно с формой. Так же, как формат фильма.
9
Итал. pizzicato,от pizzicare – щипать, приём извлечения звука щипком наструнном смычковом музыкальном инструменте.
10
Название специальногоучебного произведения И. С. Баха.
11
Здесь и далее мыопираемся исключительно на знания, предусмотренные программойсреднего образования.
12
Это значит, что послезанятия, прежде чем надеть носки, нужно будет тщательно вымыть ноги.Человеческая кожа обладает колоссальным иммунитетом, но может несправиться с грязью, собранной под облегающими носками. Наши занятиядолжны приносить только пользу. Трудноизлечимые грибковые заболеванияне предусмотрены программой обучения.
13
Впрочем, как утверждаетМ. М. Кузнецов, начальник учебного отдела Военнокосмической академииим. А. Ф. Можайского, хорошо знавший второго космонавта Планеты,описанный эпизод является легендой (хоть описан не только здесь, но ив более авторитетных источниках). Происшествие вполне реально, нопережито участниками следующих экспедиций. Г. Титову хватило другихпереживаний, куда более тяжёлых.
14
В какой то моментИ. Э. Кох изъял этот приём из своей практики и не включил в книги неслучайно, убедившись в том, что тяжести можно носить не только назатылке, но и на лобной части головы, что не исправляет, а, напротив,уродует верную осанку. Правильный позвоночный столб начинается отмакушки и заканчивается в точке опоры. Ошибка может причинить большойвред.
15
Часто говорят: «звучина опоре», «обопрись на диафрагму». Дальшевозникает неожиданный вопрос, что на что должно опираться. Надиафрагму, например, опираться невозможно, ведь это мягкая мышечнаяткань, она просто порвётся. Вероятно, «опорой» всё такинадо признать описанную механическую опору тела: макушка –позвоночник – ноги (до пятки), в положении стоя; макушка –позвоночник – берцовая кость, в положении сидя.
16
Здесь и далее снижениеили повышение тона обозначены с помощью вертикального смещения буквили слов. Непривычно, надо бы это делать нотами. Но, видимо, далеконе каждый читатель осваивал сольфеджио, а такой графический способ,вероятно, будет понятен всем.
17
Ожегов С. И.,Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: РАН. Ин трус. яз.; Российский фонд культуры. М.: Азъ Ltd., 1992.
18
Даль В. И.Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 1. 4 еизд., стереотип. М.: Рус. яз.; Медиа, 2007.
19
Здесь и далее в этомразделе в скобках приведено то, что, видимо, хотел сказать журналист.
20
Здесь и далее побочноеударение обозначено заглавной буквой, основное – заглавнойбуквой увеличенного размера шрифта.
21
Даль В. И.Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 4. 4 еизд., стереотип. М.: Рус. яз.; Медиа, 2007.
22
Многие филологисправедливо относят этот вопрос к теме «Смягчениесогласных». Буквы «э» и «е»являются графическим обозначением одного звука, в первом случаестоящего после твёрдого согласного, во втором – после мягкого.Тем же «ы» роднится с «и».Поэтому поставленный вопрос часто бывает сформулирован иначе: «Какпроизнести, твёрдо – «дэкан» или мягко –«дьэкан»? Далее громоздкая логическая цепочка. В этойработе мы сознательно несколько упрощаем вопрос, дабы облегчитьприменение теоретических постулатов в практической работе.
Но разногласий скрупнейшими лингвистами не обнаружит даже самый дотошныйисследователь, если внимательно прочтёт поименованный в начале сноскиподраздел.
23
Этот термин на совестиавторов изобретения.
24
Текст приказа иприложения к нему приводится в соответствии с публикацией в«Российской газете», официальном государственном издании.
25
Сначала он называлсяиначе – «Словарь Академии Российской» вшести томах (СПб., – 1789–1794).
26
Созвучное слово имеетсяв уважаемых источниках, даже в царских указах, но всегда суничижительным смыслом, – старорусское (XVI–XVII вв.),разговорное – обманщица. Ныне ругательство.
27
Тут не избежатькороткого комментария. В описанных в книге упражнениях мыдействительно, подобно пушкинскому А. Сальери, пытаемся «музыкуразъять, как труп», то есть тренируем отдельные элементыцелостной системы – речи человека. Отрабатывая каждый элементотдельно, мы действительно поступаем поперёк природных механизмов. Нотакое необходимо для их естественного освоения.
28
В телерадиовещаниитекст, звучащий в эфире или предназначенный для этого, называют«микрофонным материалом».

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser