info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

«Вам и не снилось!»

Как расшифровать свой сон

Ты видел сон про обезьянок и бегемота?
— Нет, не видел.
— Посмотри. Классный сон!

…Всю ночь мне снились сны. В научном, теоретическом смысле этого слова. То я якобы присутствую на лекции про сны в университете, и я даже вижу, как ко мне обращается наш преподаватель. То я кому-то рассказываю про значение сновидений. То как будто сижу в библиотеке, обложенная увесистыми томами на эту тему, причем среди них совершенно естественно присутствует книга, которую, оказывается, написала я сама. Дайте-ка я почитаю! Но на самом интересном месте я просыпаюсь, и ко мне приходит Ира. Потому что на самом деле именно в этот день мы должны поработать над статьей… про сон. Как в нашей любимой «Алисе»: «Алиса спит и ей снится, что она спит и видит сон, про то, что она спит…» Ну и так далее.

Мы никогда не смотрим сны просто так. От скептического «Приснится же такое!» до долгих раздумий и попыток прояснить, зачем нам «показали» тот или иной сюжет, но мы неизменно обратим хоть немного внимания на то, что мы увидели во сне. Давным-давно не поддающиеся привычной нам логике картинки и сюжеты сновидений исследуются, анализируются и даже эксплуатируются учеными, врачами и всевозможными коммерческими толкователями снов. О гадалках мы сейчас не будем говорить, но напомню основные случаи, когда сны стали инструментами общения с глубоко запрятанной человеческой психикой.

В начале века была опубликована знаменитая книга, до сих пор остающаяся в списке бестселлеров: «Толкование сновидений» З. Фрейда. Автор определил сны как вытесненные желания, которые загоняются в подсознательное и проявляются только во сне. У сна «по-Фрейду» традиционно в первую очередь сексуальный подтекст, то, в чем человек не хочет признаваться себе сам.

Второй аспект — это Менделеев и его знаменитая таблица элементов, которая, согласно мифу, ему приснилась. Так ли это или нет — достоверно неизвестно, есть версия, что он сам ее придумал, но однозначно, что гимназисту-двоечнику такая таблица если и могла бы привидеться, то только в кошмарном сне. То есть, смысл сна «по-Менделееву» — это кристаллизация, структуризация информации, но предварительно накопленной.

В последнее время получила распространение еще одна техника — это так называемые осознанные сновидения (ОС). То есть, человек как бы спит, но как бы понимает, что это сон, и может во сне управлять его событиями. Близкими по сути состояниями называются гипноз и разные виды медитаций и транса. Подробно эта техника описана у Карлоса Кастанеды. Цель сна «по-Кастанеде» — «поправить» реальность, смешивая сон и явь. То есть, то, о чем испокон веков люди мечтали, а именно: из сна что-то притаскивать в реальность. Речь идет, конечно же, не о материальных предметах, а в первую очередь о собственной энергии.

Но я сейчас хочу поговорить о другом. Я считаю, что сны даются нам для того, чтобы мы чему-то научились. Во сне ты сам себе аналитик, из сна можно извлечь очень много информации о самом себе и много про себя понять. Потому что все персонажи твоего сна не имеют отношения к реальным людям, какие бы имена они там не носили. Они все имеют отношение только к твоим собственным представлениям и к твоей собственной личности. Это — ты сам в разных ипостасях.

Подсознание работает в ночную смену
Две пожилые голливудские актрисы сидят в кафе.
Одна говорит: «Мэри, мне сегодня такой сон приснился!
Будто после смерти я попадаю к райским воротам.
Там я вижу Святого Петра, который спрашивает:
„Кем ты была при жизни?“
Я отвечаю: „Актрисой!“.
Тогда он говорит:
„Все актрисы ведут такой греховный образ жизни,
что тебе только в Ад!“
Но тут я вижу за воротами тебя и говорю Святому Петру:
„А вон же Мэри гуляет, она же тоже актриса,
получается, ей можно?“
А апостол Петр говорит:
„Да какая она актриса!“

Бога сна Гипноса называют «сыном Ночи и братом Смерти». Действительно, грозный бог Танатос приходится ему братом. А вот его сын Морфей — божество сновидений — воспринимается гораздо более позитивно и легкомысленно, не зря же Пушкин описывал себя не мрачно — «в плену» или «в кандалах» Морфея, а игриво — в его «объятиях».

Сны снятся каждому, неважно, помнит он об этом или нет. У нашего сознания есть способность перед пробуждением милосердно стирать «черновики» подсознания, особенно, если у них нет никаких оснований вторгаться в нашу спокойную жизнь. Кто-то немедленно забывает, что ему снилось, кто-то тут же оповещает окружающих, кто-то предпочитает хранить в тайне. Есть масса примет, связанных со снами. В частности, хорошие сны рекомендуется никому не рассказывать, а плохой обязательно рассказать хоть кому-нибудь, также существует расписание определенных дней недели, по которому «показывают» «пустые» и вещие сны (вещие, имейте в виду, «под пятницу»!). В Интернете даже есть целые сообщества, где описывают и обсуждают сны.

Давайте посмотрим, как к этому можно относиться, какую информацию нам дают сны, и что нам с ней делать, как ее использовать. Потому что можно воспринимать их как данность и ничего с ними не делать, а можно попробовать использовать для психологической работы.

Если взять мой сон «про сон», то понятно, что он относится к категории «а-ля Менделеев». Почему и говорят, что «утро вечера мудренее», или в советской интерпретации: «если хочешь поработать, ляг поспи и все пройдет». На самом деле, в подсознание мы неустанно с утра до вечера, машинально и беспрерывно загоняем огромное количество информации. Соответственно, информация эта скапливается разными кучками. Представьте себе, что у вас есть большая комната, и вы целыми днями ходите по магазинам, постоянно притаскиваете туда пакеты и бросаете их в комнате как попало. К вечеру комната полна пакетов, коробок, коробочек, свертков, мешков с картошкой, кульков с сахаром или мукой. И вы ложитесь спать, все это не разобрав. Но как только вы засыпаете, откуда ни возьмись, выскакивают невидимые помощники и размещают коробки и пакеты по шкафам и шкафчикам, картошечку — в овощной ящик, молоко — в холодильник, бумаги — в письменный стол. Вы просыпаетесь утром — у вас чистота, красота. Правда, вы не всегда знаете, куда они что убрали, это факт! Но важно, что все убрано. Это — образ того, что происходит во сне.

Когда вы бодрствуете, вы осознанно управляете своим вниманием, пытаетесь обращаться с информацией так, как вам удобно. Удается не всегда. Положили коробку в ящик — вас отвлекли. Потянулись за пакетом — зазвонил телефон. И вы недоумеваете: как же так, я столько времени пытаюсь выучить стихотворение или запомнить формулу, а ничего не запоминается. Но во сне подсознание, абсолютно спокойное и лишенное вашего директивного управления, занимается тем, что структурирует найденную информацию и раскладывает ее по полочкам. Вы не всегда можете найти, что убрано, потому что действительно, эти полочки не всегда подписаны. Но, тем не менее, то, что вы сознательно учили, над чем думали, именно во сне является вам во всей красе. Таблица приснилась Менделееву не потому, что он молился, чтобы она ему приснилась, а потому что он много об этом думал, и во сне его невидимые помощники выстроили стеллажик, и у него все сложилось. Сон — это замечательное состояние. Когда вы мучаетесь сомнениями и не знаете, как поступить, когда вы перегружены работой, когда вы на перепутье и вам не приходит в голову какое-то решение, нужно поспать пару часов. Есть большая вероятность, что после этого вы будете гораздо лучше понимать, что с вами происходит. «Надо с этим переспать», как еще иногда говорят. И программа после занявшей некоторое время обработки введенной в «компьютер» информации непременно выдаст результат.

Но не всегда! Потому что у сознания есть свойство вытеснять не совсем приятные вещи, и оно их до сознания попросту не доводит. Они там лежат, но для того, чтобы до них докопаться, требуются совсем другие сны. Ваша задача сыграть в эту игру «горячо-холодно», найти и разгрести кладовку, которую вы никогда не замечали.

В общем, Зигмунд Фрейд это все подробно описал. Другое дело, что у Фрейда фокус внимания был совершенно определенный. Он работал в своей концепции, и за ее рамки особо не выходил. Фрейд, как известно, утверждал, что во сне подсознание вскрывает исключительно сексуальные мотивы, которые вытесняются благодаря нашему суровому обществу и пуританским нравам. Как известно, все объекты во сне, имеющую определенную форму, длину и ширину, Фрейд относил к фаллическим символам, а все, напоминающее щели и впадины — к противоположным. Но некая односторонность его взглядов уже давным-давно нашла отражение в фольклоре. «Приходит маленькая дочка к Фрейду, забирается к нему на колени, и говорит: „Папа, мне снился такой странный сон. В комнате был ты и дядя Юнг, и другие дяди, и все ели бананы, и начали предлагать мне. Но их бананы были маленькие и сухие, а твой банан был большой и свежий. Папа, что означал этот сон?“ — „Ну, понимаешь, дочка, иногда банан — это просто банан!“.

Убегая от богатырей или от того, чтобы что-то менять?
— Ты знаешь, мне приснился интересный сон,
— говорит муж жене.
— Иду я по улице, а навстречу — молодая блондинка несет тяжелую сумку.
— Ну а ты? — спрашивает жена.
— Я предложил ей свою помощь.
— Дальше.
— Помог донести сумку до троллейбусной остановки.
— Дальше.
— В знак благодарности она поцеловала меня в щеку.
— Дальше.
— А что дальше? Уехала — вот и все.
— И что, даже адреса не оставила?
— Почему не оставила? Он у меня в записной книжке.

Честно признаюсь, психоанализ — не моя любимая теория. Мне кажется, что реальность гораздо шире, и не описывается одними фаллическими символами. Тем не менее, это имеет место. Одна девушка на одной из психотерапевтических групп рассказывала свой сон, вся группа просто умирала от смеха, а она с невинным лицом недоумевала: «Что вы все смеетесь?» Лена работала психологом-тренером в милиции. Была она достаточно хрупкого телосложения и проводила тренинги для стражей порядка. Она рассказала, что ей приснился очень страшный сон, но она как раз его относила к категории кристаллизации информации. «Прихожу я в класс,— говорит она,— а у меня сидят 33 богатыря. И все они в шлемах, кольчугах и с мечами. И вот я что-то говорю им, а они смотрят недобро, мечи свои вытаскивают, мечами вперед начинают меня в угол загонять…» На этом месте вся группа начинает неприлично хохотать. А она недоумевает: «Ничего смешного, мне же было очень страшно! А я при этом выгляжу очень странно, на мне такой маленький сарафанчик, и я чувствую себя очень беззащитной. Мне бы лат каких-нибудь, да превратиться в какого-нибудь богатыря, а они вместо этого на меня направляют мечи, загоняют мне в угол, где стоит хрустальный гроб. Там я и засыпаю, после чего уже ничего не помню!»

«Тебе не кажется, что здесь совершенно явный сексуальный мотив?» — спрашиваем мы ее. А Лена внешне была не очень женственная, хоть и хрупкая, но порывистая, энергичная, с громким голосом, коротко стриженая. «Какой такой сексуальный мотив?» — недоумевает она. Но ведущий сказал: «Ты можешь, как хочешь относиться к этой информации, но одна из интерпретаций может быть такова: ты очень боишься этой мужской сексуальной энергии, которая на тебя направлена, и всячески стараешься от нее убежать. То есть, залечь в стеклянный гроб, а там будь, что будет. Отключить сознание».

«То есть, правильно ли я понимаю,— сказал психотерапевт,— что на всяких корпоративных вечеринках ты сильно напиваешься, а потом не помнишь, что было, и боишься, что они хитро начнут на тебя поглядывать?». Она покраснела и призналась: «Ну да, так бывает довольно часто». «Так вот, дело именно в этом,— сказал он.— Ты просто убегаешь, вместо того, чтобы осознать, что происходит. Ты же во сне можешь, например, стриптиз танцевать, или, наоборот, строго взяв за руку какого-нибудь дядьку их морского, всех построить и отправить шагом марш в море. Но ты в этот момент принимаешь пассивную игру».

Для Лены сон стал довольно сильным мотивом измениться, потому что она стала отслеживать свои бессознательные поступки. И через некоторое время призналась: «Я действительно заметила, что я их провоцирую!» Она имеет право ходить не в форме, но она обратила внимание, что приходит не просто в гражданской одежде, но в каком-то гламурном виде. Кроме того, она обнаружила, что и примеры на тренингах приводит весьма фривольные. Поэтому она, во-первых, стала ходить в форме, во-вторых, четко разделила для себя профессиональные и личные отношения. Благодаря этому она стала строить отношения: проявлять инициативу, если человек ей нравится, но делать это за пределами рабочей комнаты в свободное время.

Поэтому, что касается Фрейда, могу сказать, что во сне действительно могут быть очень глубокие откровения. Но хочу все же уточнить: Фрейд работал с клиническими случаями, а там через сны вылезают и случаи инцеста, и попытки изнасилования, и психологические травмы, которые случились в детстве. Страшные сны, когда человеку снится, что за ним кто-то гонится, могут быть как раз следом детской травмы. Но, как я уже сказала, психоанализ пассивен. Человеку предлагается понять, но сделать что-нибудь с этим невозможно.

Я, снова я и опять я!
Снится женщине сон: огромное чудище
гонится за ней по парку. Она забегает в какой-то дом,
он — за ней. Она вбегает в ванную,
прижимается к стене, но чудище медленно приближается к ней,
расставив руки. В страхе женщина зажмуривается
и кричит: «Что вы собираетесь со мной делать?»
«Не знаю, мадам, это же ваш сон!»,— отвечает чудище.

Есть такое направление в психотерапии, которое называется «сказкотерапия», или «терапия семейных сценариев». Основная идея — если это твой сон, ты полностью отвечаешь за то, что там происходит, и можешь этим пользоваться. Однажды мне приснилось, что у меня разгорелся ужасный конфликт с тремя моими знакомыми людьми, с которыми мы когда-то работали вместе. Я их упрекала в том, что они во время моего отсутствия не поливали мои цветы. «Как же так? — говорила я.— Вы обещали это сделать и не сделали! Теперь все цветы погибли, а я ведь даже каждому из вас оставила комплект ключей!» На что один из них отвечал: «Какая фигня — цветы! Вот еще, все брошу, и приеду твоими цветами заниматься!» А вторая оправдывалась: «Ну, Тань, ну я правда очень хотела, но у меня было столько своих дел, что мне не до твоих цветов!». Третий персонаж вообще полез в бутылку: «А с чего ты вообще взяла, что я обязан даром выполнять твои поручения?» Таким образом, я весь сон выясняла отношения, но, проснувшись, стала над этим думать. Я попробовала сама с собой проделать вот какую терапию (вы можете сделать то же самое).

Идея вот в чем. Никакие эти люди — не люди. Когда я проснулась, первым моим желанием было позвонить тому человеку, который не захотел поливать цветы бескорыстно, и сказать: «Ну, ты и гад! Как же так?» Но я вовремя вспомнила, что мой конкретный знакомый к этому не имеет ни малейшего отношения (мадам, это же ваш сон!). И вообще, те, кто придерживается философии субъективного идеализма, считают, что весь окружающий мир — это один большой сон. И все люди нам снятся — а реально их просто не существует. И потому первым делом я сразу сказала себе: все эти люди — я сама. И цветы — это тоже какая-то моя часть. И эти три персонажи — отдельные части моей личности, можно их назвать субличностями, как это называется в психосинтезе. Смысл психосинтеза в том, чтобы все это привести в гармонию.

Для этого нужно понять, что каждая из этих частей имеет свое позитивное намерение. И гармония будет достигнута, если нам удастся выступить некой третьей стороной, которая сможет их понять и примирить. Например, чего хочет та самая я, которая во сне «я»? Уезжая куда-то, она оставляет свои цветы на чье-то попечение. Что может быть цветами? Цветами могут быть какие-то проекты, дела, творчество, и, соответственно, уезжая, я перекладываю ответственность за них на кого-то, как мне кажется, другого. Если мы говорим о моей личности изнутри, то это означает, что я не занимаюсь этими проектами сама, а попросту махнула рукой: как-нибудь само сделается.

Что пытаются донести до меня три моих части? Тот, который говорит: да что там цветы, какая ерунда! на самом деле имел в виду: «Да не надо заниматься никакими проектами, все хорошо и так, у тебя и без того полно успешных дел, и можно не писать никакую книжку». Этой части личности нужно сказать: «Никто не противопоставляет книжку и остальные дела, никто не говорит, что нас без книжки любить не будут, наоборот, надо сделать ее так, чтобы всем от нее было еще больше радости. Если эти цветы вырастут, им все порадуются, не только мы».

Вторая часть, которой было некогда, все дела, дела,— это часть профессионально-рабочая, которая занимается зарабатыванием денег, и жалуется, что рутина съедает все. Не остается ни энергии, ни вдохновения на творчество «вне рабочего графика». Эту часть надо постараться убедить, что в случае успеха творческого проекта количество рутинных дел резко уменьшится. Конечно, они будут всегда, никуда не денутся. Но совершенно не обязательно им отдавать всего себя. Образно говоря, можно выкроить время и зайти полить цветочки и попутно в этот момент отдохнуть немного от рутины.

А что касается третьего товарища, то самая сложная работа была с ним. Ведь надо признаться, что я была нечестна в первую очередь к самой себе, обещая выполнить работу в назначенный срок, и не делая ее просто потому, что у меня нет никакого контракта. Фактически он сказал: надо платить! Значит, придется самой себе платить, выполняя очередную часть работы. А соответственно, за ненаписанную в срок — штрафовать.

Важная часть техники — это признать, что каждая часть имеет право на существование. Второе: сказать спасибо каждой части за то, что она во сне рассказывает о своих потребностях, желаниях и намерениях и дает возможность завершить ситуацию. Надо обнаружить позитивные намерения и, признав их, выстроить диалог с этой частью, договариваться. Действительно, если у тебя есть проект, возьми на себя ответственность за него. И может быть, зная о твоей загруженности, твои «товарищи» смогут выстроить какую-то систему поливалки растений. А может, растения вовсе не такие чахлые, может, их стоит вытащить на улицу, и там их будет сам собой поливать дождь? Иными словами, переводя на язык обычной жизни, может, стоить создать такую систему, при которой творчество станет естественной частью жизни? Я пыталась написать эту книжку в «нерабочее время» — не получалось, а вот теперь, когда книга становится естественным продолжением нашей работы, она обретает зримые черты. Просто эти растения были вынесены на воздух.

Хепи-енд для сновидения
Доктор! Меня каждую ночь мучает один и тот же сон!
— Какой?
— Мне снится, как мыши в футбол играют.
— Я дам вам лекарство,
сегодня примете и все как рукой снимет.
— Доктор, а можно я завтра его приму?
— А почему завтра?
— Да понимаете, доктор, у них сегодня финал.

Одной из самых здоровых культур с точки зрения психики считается культура островов Юго-Восточной Азии. Неврозов у их коренных обитателей никогда не бывает. Но, в отличие от нас, они и без Фрейда прекрасно умеют общаться с подсознанием, уважают его и принимают всерьез. И это передается с традициями.

То же самое дети. Вот к вам прибежал ребенок и сказал: «Мама, мне приснился страшный сон!» Что вы будете делать? Успокоите его? А ведь существуют проверенные веками схемы — расскажи, что тебе приснилось, а дальше мы этот сон доведем до логического конца.

«Мне все время снится ужасный сон, который давит на меня и не дает мне покоя,— рассказывает мой знакомый Егор.— Я лечу в самолете, который начинает падать. Все время мне снится одно и то же: кресла начинают валиться, и я в ужасе просыпаюсь». В психологии существует закон незавершенного действия, пока оно не завершено, оно никак не забывается и не дает покоя. Завершается действие — кавычки закрываются, папочка завязывается на тесемки, и воспоминания о нем милосердно удаляются в архив сознания, где покрываются пылью и никого больше не беспокоят.

И я говорю Егору: твой сон — не про полет. И чтобы завершить эту ситуацию, давай придумаем тебе совершенно другой конец! Ты же хочешь, чтобы все кончилось хорошо? Чтобы ты чувствовал себя уверенным, самостоятельным, тебе неловко, что ты — успешный топ-менеджер просыпаешься в поту, как истеричка? Представь, что это кино. Что будет дальше, после того, как посыпались кресла? Придумай сценарий. Вот, например, появляется великан, который расставляет все кресла по местам, берет самолет в свои руки. Вот еще такая может быть версия: после того, как рухнули кресла, выходит режиссер, хлопает в ладоши, и делает замечание: так-так, ненатурально, кто же так падает-то? Ну-ка все вернулись по местам! А дальше продолжаются съемки, а потом все получают гонорары и расходятся, озабоченные тем, на что потратят деньги, заработанные на съемках катастрофы. Еще вариант: после того, как все кресла снесло, и все вылетели из самолета, у всех пассажиров выросли крылья бабочек, и они начали порхать в воздухе, как в сказке про Дюймовочку.

Через некоторое время Егор мне говорит: «Слушай, мне так понравилось! Я написал несколько таких сценариев, а потом вообще забыл, к чему это все было!»

Надо просто сон доработать до хеппи-енда. Важно понять, что ты не есть твой сон, что ты можешь над ним смеяться, переписывать конец, проявлять по отношению к нему любое творчество. Нарисовать или описать его — это полдела, главное — до-де-лать!

И последний вариант — это сон, с которым нам не хочется расставаться, потому что нам там хорошо. «А вас мучают эротические сны? — Ну почему же мучают-то?» Вот мой сын приходит и говорит: «Мама, а где эта серебряная гоночная машина, которую вы мне подарили? — Какая машина? — Ну вы мне подарили. Вот она еще тут стояла!» А потом оказалось, что машина ему приснилось, и он не хотел разделять сон и реальность, и потому усиленно ее потом искал.

Чем лучше у нас контакт с подсознанием, тем лучше нам удается «договориться» с ним, чтобы оно нам помогало ресурсами, дарило нам хорошее настроение, способность сосредоточиться, душевное спокойствие и вдохновение. Во всех случаях сны — это подарок сознания. Известно, что если даже просто в течение трех месяцев записывать свои сны, качество и количество снов улучшается очень сильно за счет этого контакта. Подсознание понимает, что оно не впустую работает, что у него есть благодарный «зритель». А если контакта с подсознанием нет, то срабатывает защитный механизм, и забытые сны отправляются еще на более дальние «полки».

…Мальчик рассказывает отцу: «Папа, мне приснилось, что ты купил мне шоколадку!» На что отец отвечает: «Сынок, если ты будешь меня слушаться, то в следующем сне я куплю тебе пять шоколадок!».

Записала Ирина Белашева.
Статья опубликована в журнале «Эгоист Generation» № 5 (81) май, 2008 год.

Автор: Мужицкая Т.
Размещено на сайте syntone.ru. При публикации статьи ссылка на сайт обязательна.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser