info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Оптимизм и надежда. Часть 2

Продолжение. Начало см. в части 1.

Оптимизм и здоровье

В целом ряде исследований было продемонстрировано, что у оптимистов состояние здоровья лучше, чем у пессимистов. Например, Петерсон (Peterson, 1988) в течение года отслеживал состояние здоровья 150 студентов. Он обнаружил, что по сравнению с оптимистами пессимисты в два раза чаще болели инфекционными заболеваниями и обращались к врачам. Оптимистичные люди, страдающие раком, также живут дольше пессимистов, имеющих онкологические заболевания (Seligman, 1990).

Долгое время идея влияния объяснительного стиля на течение заболевания, например рака, оценивалась скептически. В нашем обществе принято считать, что последнее не зависит от психологических процессов. Если и есть какая-то связь, то скорее болезнь портит настроение, чем наоборот.

Чтобы выяснить, действительно ли на развитие рака влияет психологическое самочувствие, Визинтайнер, Вольпичелли и Селигман (Visintainer, Volpicelli & Seligman, 1982) нарочито ввели крыс в состояние беспомощности. Они применили процедуру, которую Селигман уже опробовал на собаках. Но за день до начала процедуры, провоцирующей беспомощность, крысам с обоих боков имплантировалось небольшое количество клеток саркомы. Выбранный вид опухоли при разрастании неизменно приводит к смерти, если не отторгается иммунной системой.

По истечении месяца половина крыс, не подвергшихся выбранной исследовательской процедуре, провоцирующей беспомощность, умерли, а у другой половины произошло отторжение опухоли. До эксперимента было установлено, сколько раковых клеток необходимо имплантировать, чтобы получить 50%-ный уровень смертности. Отторжение опухоли отмечалось у 70% крыс, обученных необходимым навыкам, и всего лишь у 27% тех животных, которых исследователи специально ввели в состояние беспомощности.

Визинтайнер и ее коллеги убедительно продемонстрировали в эксперименте, отличавшемся высокой степенью контроля, что провоцируемая беспомощность уменьшает способность организма отторгать раковые клетки (Visintainer et al., 1982). Эти результаты подтверждают гипотезу об ослаблении иммунной реакции.

Существует немало доказательств того, что оптимизм способствует укреплению здоровья, в том числе улучшает работу иммунной системы (Scheier et al., 1999; Segerstrom, Taylor, Kemeny & Fahey, 1998) и настроение (Weiss, 1992), а также связан со здоровым образом жизни (Peterson, Seligman, Yurko, Martin & Friedman, 1998).

Понятие «надежда» и подтверждение теории Шнайдера

Шнайдер и целый ряд ученых определяют надежду, особый упор делая на два главных элемента, определяемые ими как формы мышления (Snyder et al., 1991). Во-первых, это обдумывание одного или более способа достижения поставленной цели. Во-вторых, это обдумывание действий, направленных на продвижение по намеченному пути.

Активная позиция и способы достижения цели взаимозависимы. Люди, которые питают надежду, уверены, с одной стороны, в том, что они смогут добиться поставленных целей (активная позиция), а с другой — что отыщут способы (пути) их достижения. Согласно выдвинутой теории, эти два элемента связаны друг с другом.

Согласно модели Шнайдера, надежда поддерживает человека, когда возникают источники стресса: например препятствие на пути к цели. Исследователи, пытаясь проверить эту гипотезу, разделили испытуемых на группы — с высоким, средним и низким уровнем надежды, каждую из них затем еще на подгруппы. При этом для участников устанавливались либо условия негативной обратной связи, либо вообще отсутствия обратной связи.

Людей в первой подгруппе просили вообразить следующую ситуацию: «Вы поставили себе цель получить за первый экзамен „четверку“, составляющую 30% от итоговой оценки, но вышла „тройка“. После того как вы узнали об этом, прошла неделя».

Затем испытуемых попросили ответить на пять вопросов, используя семибалльную шкалу:

1. Как много усилий вы приложите, чтобы достичь своей цели (от «Не приложу никаких усилий» до «Приложу все усилия»)?

2. Думая об этой цели, чувствуете ли вы себя полным (-ой) энергии [от «Совсем нет» до «Преисполнен (а) энергии»]?

3. Насколько вы уверены в том, что добьетесь своей цели [от «Совсем не уверен (а) «до „Полностью уверен (а)“]?

4. Насколько важна для вас эта цель (от «Совсем не важна» до «Чрезвычайно важна»)?

5. Какова вероятность достижения вами этой цели (от 0 до 100%)?

Испытуемым также задавалось пять вопросов, связанных со способами достижения цели. Их просили составить список возможных стратегий получения оценки «хорошо».

Результаты показали, что люди со средним или низким уровнем надежды былименее активны при наличии негативной обратной связи, чем при ее отсутствии. Что же касается способов достижения цели, то группа, отличавшаяся высоким уровнем надежды, предложила больше способов достижения цели, чем со средним уровнем надежды. Та, в свою очередь, выдвинула больше вариантов, чем с низким. 

Следовательно, сталкиваясь с неудачей или препятствием, люди с высоким уровнем надежды, были активными и рассматривали разнообразные способы достижения цели. Испытуемые, отличавшиеся невысокой степенью надежды, занимали менее активную позицию и находили меньше способов приближения к цели (Yoshinobu, 1989).

Надежда и количество целей. Согласно модели Шнайдера, люди, активно стремящиеся добиться цели и способные быстро находить способы ее достижения, ставят перед собой больше целей. Исследовав лиц в возрасте от 20 до 30, от 30 до 40 и от 40 до 50 лет, ученые установили, что у людей с высоким уровнем надежды действительно больше целей (Langelle, 1989).

Надежда и трудность целей. Согласно модели Шнайдера, люди с высоким уровень надежды, занимая более активную позицию и отыскивая способы достижения цели, ставят перед собой более трудные цели. В двух исследованиях были получены убедительные доказательства того, что эти люди предпочитают сложные задания. Это подтверждает гипотезу о том, что направленное на достижение целей поведение обусловлено сочетанием активности и умения находить разнообразные способы достижения цели.

Надежда и достижение цели. Добиваются ли люди с высоким уровнем надежды своих нелегких целей? Исследовав студентов, которых просили определить реалистичную цель относительно своей итоговой оценки, ученые пришли к ряду выводов:

* студенты с высоким уровнем надежды предположили, что у них будут более высокие отметки;

* им лучше удавалось получить эти высокие отметки, даже если у них было меньше шансов их получить;

* у них действительно оказались более высокие отметки, которые они ожидали получить (Anderson, 1988).

Резюме

Оптимизм определяют как общее ожидание положительных исходов в важных сферах жизни. С точки зрения Тайгера, он определяет мотивацию к действию (к адаптивному поведению) и само поведение, служащее подкреплением и выполняющее адаптивную функцию.

Селигман считает, что оптимисты рассматривают неудачи и неприятные события как временные, специфичные для данной ситуации и вызванные внешними причинами. Теория Селигмана подтверждена многочисленными исследованиями.

Кроме того, с помощью этой теории можно спрогнозировать успешность работы страховых агентов, успехи в обучении и состояние здоровья.

Совместно с Холлоном и Фриманом Селигман разработал программу ABCDE, направленную на изменение пессимистического когнитивного стиля. Людей учат оспаривать и анализировать собственные негативные мысли, задавая себе четыре вопроса:

1. Каковы реальные основания для моей интерпретации (данного события)?

2. Какие могут быть альтернативные интерпретациии (данного события)?

3. Каковы будут последствия того, что выполню это действие (займу определенную позицию, приму это решение и т. д. )?

4. Насколько обосновано мое убеждение?

Сторонники когнитивной теории утверждают, что надежда — это единство активности и умения отыскать пути, ведущие к поставленной цели. Эти исследователи провели ряд убедительных экспериментов, свидетельствующих о том, что эти два фактора действительно взаимосвязаны.

Материал публикуется в сокращенном переводе с английского.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser