info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят

Автор: ЭРХАРДТ У.

Перевод с немецкого Елены Файгль

Москва, независимая фирма «Класс» 2003

Эта книга написана для всех женщин, но далеко не для всех мужчин. Те мужчины, которые не готовы расстаться с уютными — для них, конечно! — патриархальными представлениями, будут испуганы, разозлены и постараются спрятать ее подальше от своих жен, подруг и дочерей. Уте Эрхардт, немецкий психолог с многолетней практикой, пытается разрушить “незыблемые” правила женского поведения — и делает это крайне решительно. Ее идеи вначале удивляют и даже шокируют, но затем непременно заставляют посмотреть на свою жизнь с другой стороны. И это есть первый шаг к свободе, которая “хорошим девочкам” недоступна.

Ловушка для Золушки

Жила-была девочка —
Сама виновата…

Слова про “хороших девочек” я вычитала в какой-то английской книжке много лет назад и с тех пор цитирую где и когда могу под неизменный хохот аудитории. Так что когда на наших издательских горизонтах возникла книга с таким названием, это показалось давно назначенной встречей.

Понятно, что в России на тренинги — любые, хоть бизнес-, хоть профессиональные психологические, хоть для “населения” — все равно ходят в основном “хорошие девочки”. Отличницы, труженицы, умницы. Над кем смеемся? Над собой смеемся…

Между нами говоря, никто не знает, куда именно кому надлежит попадать. Достаточно и того, что это место явно не здесь — и несейчас. Даже если считать небеса всего лишь метафорой вознаграждения, возникают серьезные сомнения: по прошествии лет большинство “хороших девочек” полны горечи и уныния, карманы их оттопырены пачками непредъявленных счетов — куда уж там… Но это позже. Много позже.

А поначалу карманы наших фартучков предусмотрительно пусты: это место для хрустального башмачка. Ведь если очень-очень стараться, то непременно поедешь на бал. Так обещано. Принц ждет, ищет взглядом в толпе не просто прекрасную незнакомку, а непременно хорошую девочку. Это означает: ту, которая сейчас ничего не соображает от волнения, не разбирается в придворных интригах. Ту, которая в своих новых обязанностях еще долго не опознает старых, кухонных. Ту, которую никогда не поддерживала мать и не защищал отец, — и сама она вряд ли сумеет себя защитить и поддержать. Ту, которой и пожаловаться-то будет некому: как известно, Фея-Крестная покидает подопечных, удачно пристроенных “взамуж”.

Читательница, простите мне сомнительное толкование мотивов Принца, на гладких щеках которого еле проступает подозрительная синева… Он молод, еще не вошел во вкус; еще и кровь не видна на ключике, а Золушка пока более всего опасается быть узнанной на балу и пропустить роковую полночь. То есть оказаться не вполне хорошей девочкой. Я сама очень люблю эту сказочку во всех ее пересказах — от жутковатого гриммовского до куртуазного шварцевского. Как сказочку — люблю. Но вот как жизненный сценарий…

Избавлю вас от “историй Люси С. и Клавы П.” — ведя женские группы, я знаю их немало. Истории, надо сказать, бывают не только страшные, но и радостные, и гомерически смешные, и печальные — и всегда в высшей степени поучительные. Но в книге, которая сейчас перед вами, своих историй предостаточно, а что сюжеты их сугубо немецкие — так и спасибо, потому что нам подарена тем самым чудесная отговорка: мол, это все не про нас. Ой ли?

Разница, конечно, есть. Например, в том, что российской женщиной собственная сила и самостоятельность зачастую ощущаются как вынужденные, не своею волей выбранные, взятые на себя как чужой хомут: “Я и лошадь, я и бык…” Мы можем все, — но, по горемычной истории последних четырех поколений, не от хорошей жизни. А хорошая жизнь “за широкой спиной” (она же “каменная стена”), в которой женщины мира уже увидели тупик, ловушку, — нам еще только снится.

…И в этом сне нам не надо вставать на унылую работу в промозглых зимних потемках, мы избавлены от вечной спешки и недосыпа, наконец-то чувствуем себя защищенными, наконец-то можем наиграться в куклы-кухни-цацки-фантики… Отдать ненужную силу, сжечь лягушачью шкурку своими руками, и пусть все неприятные отношения с суровым и непредсказуемым миром возьмет на себя Он! Во сне мы не задаемся вопросом, зачем это Ему нужно и какова может оказаться цена. Разве мы, такие хорошие, не заслужили? Разве мы не старались?..

…Некоторые, впрочем, уже проснулись, и пробуждение было ужасно. И что же? Сплошь и рядом находится простой ответ: это Он был не тот, кому бы снова вручить свой хрустальный башмачок, где же Принц? Ох, как грустно видеть прекрасных, умных и талантливых, радостно готовых наступить на те же самые грабли, которые уже разбили не одну тысячу женских лбов по обе стороны Атлантики!

В этом смысле книга Уте Эрхардт — грозное и своевременное предупреждение. Ее незатейливая прямота — “делай раз!” — сродни прямоте плаката на железнодорожных путях: “Сэкономишь минуту — потеряешь жизнь”. С автором можно не соглашаться, мысленно спорить. Можно сердиться и обижаться — конечно, обидно! (Идея вторичной выгоды послушания и отказа от самостоятельности задевает куда как больно, и не она одна…)

И, наконец, можно проснуться. Услышать грохот состава, уносящего твою единственную жизнь. Сказать себе: “Я у себя одна. Чего я хочу на самом деле? Что чувствую? Куда иду?” — и двинуться своей дорогой.

Екатерина Михайлова, руководитель женского проекта ИгиСП, ведущая семинаров-тренингов “Я у себя одна!”

ОТ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА

Приятельница из Германии прислала мне рукописный (буквально!) перевод этой книги еще четыре года назад. Я попыталась было читать ее, но не осилила и двадцати страниц, объяснив это плохим почерком переводчицы. Однако мой тогдашний коллега (отнюдь не психолог), помогавший рукопись ксерокопировать, прочел ее всю. После чего сказал: “Женщинам нельзя давать эту книгу. Они после нее все свои семьи поразрушают”.

И тогда я не стала читать ее (и, соответственно, продвигать издание книги) уже по другой причине — чтобы не разрушать семьи.

Но то, что не стала разрушать я, разрушила сама жизнь — и я вдруг захотела открыть книгу снова. Открыла и поняла, что в нее должна заглянуть каждая российская женщина. Пусть сначала, как я: просто открыть — и отложить года на два. Но обязательно хотя бы немного познакомиться с книгой: просто для того, чтобы высветить для себя самой существование феномена послушания, покорности или даже “притерпелости”, как писал в начале девяностых поэт Евгений Евтушенко.

Вот поэтому около двух лет назад и начал складываться наш творческий коллектив, состоящий из российских психологов (переводчица — тоже российский психолог) и журналистов. Коллектив переживал разные времена, в том числе и весьма тяжелые, и хочется выразить особую признательность Елене Файгль, ставшей инициатором перевода “Хороших девочек…” (попросту переведшей книгу, не думая о том, как, когда и сколько ей за это заплатят) и Ольге Черномыс, взявшейся за редактирование. А также моей дочери Насте, взвалившей на себя основной груз в самый трудный момент — при завершении работы над рукописью.

<!––nextpage––>

Книга Уте Эрхардт написана в своеобразной манере, сочетающей строгую научность (в том числе сугубо научные ссылки на других исследователей), сквозь которую преломляется практический опыт автора, — и популярность изложения. Мы постарались сохранить и то, и другое, чтобы книга была интересной как специалистам, так и самому широкому кругу женщин.

Отрывки из книги, печатавшиеся в журналах “Наш малыш” и “Космополитен”, показали, что нам это удалось. Надеемся, что и вся книга подтвердит то же самое.

Ольга Дерябина, апрель 2001 г.

ГЛАВА 1. ПОСЛУШНАЯ ОТ КОЛЫБЕЛИ ДО МОГИЛЫ

Любая хорошо воспитанная женщина не хочет выделяться. Скрыться, приспособиться, слиться с окружающими — вот девиз, который чаще всего написан на флаге “хорошо воспитанной женщины”. Ей кажется, что, став невидимой, она добьется своих целей быстрей и успешней.

И будучи незаметной и послушной девочкой (чего, собственно, и добивались от нее в детстве), она страшно удивляется тому, что никто ее за это не хвалит и не одобряет…

Женщины жертвуют собой и верят, что эти жертвы будут замечены и благодарность непременно придет. Причем, надеясь на это тайно, говорить вслух об ответных жертвах они не смеют. Ожидать вознаграждения считается неприличным и не одобряется.

На самом же деле любая женщина должна научиться простым вещам — стремиться к вознаграждению или, по крайней мере, заранее оговаривать его возможность. В этом случае тот, кому предназначена жертва или просто услуга, имеет право выбора: принять это или отклонить. И каждый точно знает, на что он рассчитывает и чем располагает.

Одна из самых больших проблем, которую женщины должны разрешить, — это непременное желание понравиться, быть желанной. Эта цель заслоняет собой огромное количество возможностей. Женщина ограничивает себя в самоопределении, в независимости, в карьере и власти. Вместо того чтобы искать себя, она удаляется от собственной личности все дальше и дальше.

Когда же некто дает понять женщине, что она желанна и нравится, она чаще всего даже не верит этому, потому что не ожидает уважения к себе. Подобная история продолжается до тех пор, пока женщина ориентируется на мнение окружающих больше, чем на собственные мысли и желания.

Если вы хотите выйти из заколдованного круга, начните прямо сейчас. Назовите три качества, за которые вы сами себя цените. Выберите те, которые приносят вам ощутимую пользу!

Но ведь есть женщины, которые живут в согласии с собой! И они нашли равновесие между своими желаниями и требованиями окружающих. Они чаще рискуют, пробуют то, чего не пробовали. Они знают: рисковать означает возможность выигрывать и проигрывать. Они идут по своему пути, не отвлекаясь на размышления о том, что думают о них другие. И еще — они верят в свои способности!

В итоге эти женщины вовсе не грубы и не бесцеремонны — они смелы, независимы и полны любви к жизни. Женщины, которые позволили себе сметь, не боятся поражения! (Ведь футбольная команда, выигравшая со счетом 3:2, пропустила два мяча в свои ворота. Но в итоге — выиграла). Эти женщины не позволяют себе опускать руки при неудаче или промахе. Если им что-то не удается, они ищут причины, а не ругают себя и свою неумелость. Не размышляя о том, что “весь мир против меня”, они думают творчески и ищут возможности обойти препятствия.

К сожалению, таких женщин очень мало. Большинство из нас остаются заключенными в привычные схемы, как в клетки. Мы охотнее принимаем роль послушных девочек, чем жизнерадостных женщин. Почему так происходит? Почему мы так часто не решаемся сделать нечто, по нашему мнению “плохое” (и совершенно нормальное с точки зрения большинства мужчин)?

Ответ есть — мы боимся. Нами владеет страх быть наказанной за озорство, за любое, пусть незначительное, нарушение установленных правил. Мы думаем о том, будут ли любить нас окружающие, если из “хороших девочек” мы станем “плохими”… Следствие этого страха — подавленность, отказ от самых простых радостей и развлечений. А кроме того, мы редко добиваемся того, чего на самом деле хотим.

Причины такого поведения лежат в прошлом. С младенческого возраста мальчиков и девочек воспитывают по-разному, и именно отсюда происходит та беспомощность, которая накрепко приклеивается к женщинам.

В последние пятнадцать лет в психологии активно разрабатываются две основные модели, которые наглядно объясняют возникновение женского самоограничения и способы его “подпитки”. Они показывают, каким образом женщины попадают в тупиковые жизненные ситуации и почему они не могут выбраться из них благополучно.

Концепция привычной (или выученной) беспомощности (ПБ-концепция)

Это центральная концепция для понимания женских жизненных конфликтов. Многие повседневные проблемы можно описать одним словом — “беспомощность”. Проколота шина у автомобиля, бьет жестокий муж — и женщина входит в это привычное, много раз отрепетированное состояние, заранее уверенная, что ничего не может поделать. Мартин Селигма, один из основателей концепции привычной беспомощности, считает, что даже такие серьезные проблемы, как депрессии и фобии, можно отнести к разновидностям реакции беспомощности. Множество повторений одних и тех же ситуаций создают у женщины стереотип, согласно которому она заранее говорит себе: “Я ничем не могу себе помочь”. И именно здесь берут начало и страхи, и депрессии.

Реакция беспомощности существует только потому, что люди думают, будто они не справятся. При этом они руководствуются не реальными обстоятельствами, а собственными убеждениями. Решив однажды, что невозможно повлиять на ход событий, человек и в самом деле перестает на него влиять.

Беспомощность — это заученное и привычное убеждение, как правило, не связанное с реальной ситуацией.

Концепция сбывающихся предсказаний* (SFP-концепция)

<!––nextpage––>

Эта концепция гласит, что некое событие происходит потому, что существовало соответствующее ожидание. Более точное определение SFP (self-fulfilling prophecy) звучит так: “Если у меня есть определенные ожидания предполагаемых событий, я готовлю себя именно к ним, и, следовательно, увеличивается вероятность того, что события будут развиваться так, как я ожидаю”.

Такие процессы чаще всего происходят бессознательно. Например, студент боится экзамена. Из-за подавляющего страха он не может спокойно и неторопливо учить предмет. Он нервничает, в голове у него вместо стройной системы ответов лишь некие неупорядоченные знания. Это дает знакомое многим ощущение “пустой головы” перед экзаменом. В результате, естественно, вероятность “провалиться” возрастает, а за ней — усиливается страх.

Возьмем обратную ситуацию: студент готовится к экзамену с чувством “я верю, что смогу выучить и хорошо ответить”. В этом случае он целенаправлен, сконцентрирован и невозмутим. Внутренняя картина успеха намного увеличивает вероятность успеха на экзамене.

Жизненные системы ПБ (привычной беспомощности) и SFP взаимосвязаны и дополняют друг друга. Женщина, верящая в свою техническую бездарность, скорее всего, еще в детстве усвоила подобное представление о себе. Она заранее говорит себе, например, что никогда не сможет заменить свечи зажигания в своем автомобиле. Однако в случае необходимости она, скрепя сердце, предпринимает попытку это сделать. Она берет не тот инструмент и как следует не выясняет последовательность действий. Дальше она прищемляет палец одним из неприступных винтов, теряется, какой кабель куда присоединять, что-то отламывает — и немедленно подтверждает свое ожидание! Она обобщает эту неудачу и еще сильнее сомневается в своих способностях когда-нибудь научиться справляться с техникой. Теперь ей окончательно становится ясно, что она нуждается в помощи. Таким образом тема исчерпана, и ею же самой придуманная и выработанная неспособность победила.

Как же поступает в этом случае уверенная в себе женщина? Она тоже начинает заменять свечи и тоже прищемляет палец. Однако она не делает из этого далеко идущих выводов и считает, что дело в небольшой неловкости. Исследовав причины, она понимает, что у нее были скользкие пальцы и не тот инструмент. В следующий раз она исправит свои ошибки и повторит попытку, не сомневаясь ни на минуту в своих способностях.

Беспомощность распространяется на многие повседневные ситуации. Женщины, захваченные беспомощностью, редко доводят до конца то, что начали, из-за постоянных сомнений в себе. Можно сказать, они остаются далеко позади своих же собственных возможностей. При малейших трудностях они сдаются и опускают руки.

Эта модель поведения, безусловно, не распространяется на все области жизни. Например, портниха может быть абсолютно неуспешной в конфликтах с матерью, но прекрасно общается с клиентами на работе. Учительница может впасть в панику, если ей предстоит экзамен на повышение квалификации, хотя играючи справляется с трудными подростками.

Люди часто бывают компетентны и сильны в одной области и беспомощны в другой. Причем, как бы странно это ни звучало, позитивный опыт успеха в одной области не помогает добиваться успеха в другой. Люди скорее сочтут случайностью то, что им удается, нежели признают собственное достижение. Эти убеждения возникают в самый ранний период обучения, в детстве, и преграждают дорогу возможным изменениям взглядов.

Кто-то думает, не сумев решить математическую задачу, что в его семье все не способны к математике. Это — внутренняя блокада, которая не позволяет развивать свои наверняка существующие способности. Тот же, у которого нет подобных внутренних ограничений, понимает, что задача эта сложна, требует знаний, но, приложив усилия и поразмыслив, ее можно решить. Он осознает, что трудности относятся только к определенным обстоятельствам или ситуациям, но никак не к личности. Промахи бывают, но они вовсе не обязательно повторятся. В других обстоятельствах, когда человек более спокоен, у него лучше прошел день, он правильнее подготовился, взял лучшие материалы — все пойдет гораздо лучше…

Таким образом, если постоянно искать ошибки в своем поведении и верить, что предпосылки для них остаются неизменными, возникает некая самоблокада. И основой для нее является, скорее всего, привычная беспомощность.

Многие женщины живут с мыслью о том, что они неспособны преуспевать в какой-либо области. Они перестают доверять самим себе, надеясь лишь на судьбу и на помощь других. Отказавших от веры в себя, в собственные силы и жизнеспособность, имея навык и образец зависимости от окружающих, женщины оставляют себе лишь один выход — подстраиваться и подгонять себя под желания других. При этом они теряют ту часть беззаботности и жизнелюбия, которая позволяет им оставаться самими собой и радоваться жизни.

Профессионально компетентные, но порабощенные беспомощностью женщины надеются, что их “откроет” некий сказочный принц, ментор, покровитель. Его ждут многие женщины, которые чувствуют себя до поры до времени спрятанными принцессами. Вместо того чтобы действовать, они скрывают свои истинные способности и весьма разочарованы, если начальник им не покровительствует и не выделяет среди других.

“Беспомощные” не доверяют своим возможностям и способностям. Если у них что-то получается, они считают это результатом случайного везения. Отобрав у себя радость за свои успехи, они тем не менее обязательно обвиняют себя в том случае, если все идет наперекосяк.

Все это отражается на развитии личности женщины. “Беспомощные” страдают от внутренней инертности, заторможенности, постоянной усталости, бессонницы или бесцельной активности. Они упорствуют в том, что ничего не могут изменить, что не в состоянии самостоятельно достичь цели. Они боятся не справиться с самой жизнью.

Однако немногие женщины скажут о себе, что они беспомощны. Они просто считают себя отданными на произвол судьбы. А слово “беспомощность” употребляется только в экстремальных ситуациях и чаще всего по отношению к другим, к тем, кто нуждается в утешении.

<!––nextpage––>

Очень редко “беспомощные” женщины чувствуют в себе силы управлять своей жизнью, самостоятельно принимать решения и поддерживать себя сами. И это приводит к снижению самооценки. Тот, кто ничего не ожидает от себя, становится зависимым от других. Поэтому большинство женщин направляют всю свою энергию на поддержание хорошего мнения о себе, интереса к своей персоне.

Итак, вместо того чтобы реализовываться, развиваться и действительно устраивать собственную жизнь, “беспомощные” женщины вкладывают силы в поддержание собственного образа “хорошей девочки” и заключают сомнительные компромиссы с собой.

В этой книге я постараюсь объяснить, почему девочки не продвигаются вперед в своем развитии. Я расскажу о том, какими путями можно:

перейти от послушания к радости и легкости жизни;

устранить противоречия между деятельностью в своих интересах и хорошим отношением окружающих.

Мы поговорим о Новой Женщине, о ее конфликте между зависимостью и самоопределением. Я уверена, что женщины могут поддерживать свою жизнь в равновесии, с чистой совестью сохраняя свои права, могут быть сильными, не вредя при этом своим отношениям с близкими людьми.

ГЛАВА 2. БОЛЬШОЙ ОБМАН.

Обычные заблуждения

Пустые отговорки

Многие женщины считают, что, получив сиюминутную выгоду, они уравновесят свое постоянное послушание. Другими словами, они думают, что уклонение от ссоры — то же самое, что примирение.

Что же получается? Ей хочется, чтобы прислушались к ее мнению по поводу отпуска, но она довольствуется ужином в ресторане. Она мечтает сама зарабатывать деньги — но соглашается с тем, что приобретение второго автомобиля на семью “полезнее”. Она пошла бы на курсы йоги, если бы муж в это время сидел с детьми, но, получив новое пальто, ставит крест на своих желаниях.

При подобном обмене женщины всегда проигрывают. Каждая из этих сомнительных сделок — еще один кирпичик в здание женского послушания и зависимости. Эти маленькие “победы” рождены страхом взять на себя ответственность за свою жизнь — и страхом стать нелюбимой и ненужной. Мы назовем это пустыми отговорками, которые сводят на нет борьбу за свои права.

Мы живем в мире, полном больших и маленьких правил. Наши родители, учителя, литература, кино часто навязывают нам ложные подчас выводы. Многие из этих заблуждений активно развивают и продлевают наше послушание.

Те, кто нарушает принятые в обществе нормы, оказываются перед угрозой быть непринятыми и осуждаемыми. Именно этого боятся женщины, когда попадают в ловушку собственных страхов.

(Кстати, мы редко понимаем истинное значение страхов. Классический пример из Фрейда: страх перед змеями является бессознательной формой страха перед мужским пенисом).

Но я хочу доказать, что страхи не связаны с сексуальной защитой, а лишь мешают нам быть активными.

А знают ли женщины, чего они хотят?ref c «чего они хотят?»Ошибка! Источник ссылки не найден.

Беттина давно мечтает отправиться в путешествие вместе с семьей. Вот уже три года она планирует осенью слетать на Канарские острова. Она приносит домой проспекты с описаниями таких туров, покупает путеводители и показывает все это своему мужу Петеру и девятилетней дочери Мануэле. Петер одобряет эти планы, да и Мануэле ужасно хочется первый раз в жизни полететь на самолете.

Однако каждый год все трое “приземляются” на одной ферме в местечке “Черный лес”. Петер просто бронирует это место за год вперед, потому что там довольно мило и приятно.

А Беттина год от года становится все более недовольной и ворчливой. Она придирается к каждой мелочи и злится, что во время отдыха вынуждена убирать и готовить.

Почему бы ей не пойти в бюро путешествий и просто-напросто не забронировать желанную поездку? Да, она подозревает, что Петеру больше хочется отдыхать на ферме, хотя он и одобряет ее мечты о Канарах. Но он ничего не предпринимает, а Беттина понимает его бездействие как скрытый отказ. Она не замечает того, что и сама бездействует тоже.

<!––nextpage––>

Так продолжается уже три года. Беттина ожидает каких-либо шагов от мужа, боясь давить на него, снова и снова начиная разговор о поездке. Это очень похоже на ситуацию, когда маленький ребенок ходит между взрослых и что-то клянчит. Все ласково говорят ему “да”, но тут же забывают и продолжают заниматься своими делами.

В чем ошибка Беттины? Она считает, что Петер должен принять решение, а затем и сделать все “от” и “до”. Ей не приходит в голову, что это ЕЕ желание — а значит именно она должна все сделать сама.

У Хельги была примерно такая же история. Каждые выходные приводили ее в полное расстройство: и муж, и дети бормотали что-то одобрительное в ответ на ее предложения что-то сделать, но никто ничего не делал. Пару недель назад Хельга попробовала изменить свое поведение. Когда ей чего-то захотелось и никто не говорил в ответ “нет”, — она просто взяла и стала делать. И все с удовольствием приняли участие в ее затеях. Да, собственно, если бы кто-то из ее семьи и отказался участвовать — она не стала бы делать из этого драму. Она сама знает, что это хорошо и полезно: бассейн, сауна, прогулка в лесу…

Вы чувствуете внутренние противоречия? В голове у вас вертится: это эгоистично, нельзя вот так идти по головам? В таком случае имейте в виду: послушная девочка в вас очень сильна!

Вернемся к Беттине. В конце концов она все же решилась действовать. Она составила программу тура, подобрала дом, придумала, чем они будут заниматься каждый день — получалось весело и для каждого нашлось что-то интересное. И тут Петер ненароком спросил, а не будет ли там слишком жарко.

Эта мимоходом брошенная фраза не выходила у Беттины из головы. Перед тем, как бронировать поездку, она взяла еще один проспект и зашла в кафе, чтобы спокойно подумать. Если действительно будет так жарко, думала она, что ничего сделать нельзя, она окажется виноватой в неудавшемся отпуске. И чем больше размышляет об этом Беттина, тем больше боится. Нет, решает она, лучше пойти в турбюро завтра, а сегодня вечером еще раз осторожно выяснить, действительно ли Петеру хочется ехать. Сомнения снова победили ее.

Не существует решения, верного на все сто процентов!

В конце концов, даже состав правительства крупного государства определяется часто незначительным преимуществом голосов. Самый лучший принцип — начинать действовать, взвесив предварительно достоинства и недостатки вашего решения.

Так ли уж надо быть кроткими?

Женщины всячески отрицают наличие у себя агрессии. Они выполняют свои обязанности, не протестуя и не защищаясь, потому что боятся потерять расположение окружающих. Обнаружив в себе хоть чуточку агрессивности, они тут же переводят ее на себя или в какую-то другую область. Мать, которая сердится на своего младенца, становится более заботливой, потому что чувствует себя виноватой. Она знает, что “хорошая мать не может быть злой”, и не решается признаться себе в том, что сердита на это маленькое беспомощное существо. Но агрессия не исчезает: она просто направляется либо внутрь личности, либо копится, а затем выплескивается в каком-то неожиданном месте.

Известно, что женщины гораздо больше мужчин страдают от мигреней и депрессий. Их часто посещает чувство бессилия, усталости и беспросветности. Именно за такими переживаниями часто скрывается невыраженная агрессивность. Одни из самых распространенных проявлений агрессии — ревность и зависть. Эти чувства считаются недостойными, а потому их обычно не показывают и не проявляют, — но в один “прекрасный” момент они взрываются внезапно, как вулкан. Причем повод чаще всего бывает абсолютно пустяковым, он служит лишь последней каплей.

На самом деле подобные вспышки не так уж неожиданны, потому что каждый человек знает: всякое угнетение рано или поздно прорывается наружу.

Биргит вернулась к своей профессиональной деятельности после трех лет так называемой “паузы для семьи”. (Хотя на самом деле эта пауза была для чего угодно, но не для семьи). Она обеспечивала своему мужу возможность закончить образование в области химии. Когда родились близнецы Анна и Стелла, это было не совсем ко времени. Сначала Биргит работала на своей прежней работе. Она надеялась, что ее Герхард сможет справиться с учебой и детьми. Однако эти надежды быстро растаяли, и она уволилась с должности заведующей лабораторией. Она не могла вообще перестать работать — кто-то же должен обеспечивать семью, а Герхард не имел доходов. Тогда Биргит стала работать в ночную смену, а днем занималась домом и детьми.

Некоторое время все шло неплохо, однако обстановка в семье накалялась. Биргит была измучена, денег не хватало, а Герхард волновался только о предстоящих экзаменах. Устав зубрить, он играл в сквош* или уходил с друзьями. Биргит сердилась, но не подавала вида. Она считала, что слишком придирчива, ведь скоро экзамены закончатся, муж успокоится и все будет нормально. У нее не оставалось времени на подруг, на отдых, даже на обстоятельные разговоры — все ее желания оставались нереализованными.

Наконец Герхард закончил учебу. Работу он пока не получил, но мог бы, казалось, пока заняться домом, то есть дать Биргит возможность отказаться от ночных смен. Близнецы к тому времени уже ходили в детский сад. Биргит с радостью вернулась к нормальной работе днем, но уже через несколько дней она поняла, что Герхард не может заниматься бытом.

Если он покупал продукты, половины не хватало — и Биргит приходилось по дороге домой заезжать в магазины. Он стирал, но при этом Биргит вечером вынуждена была все развешивать и гладить. Поначалу она еще утешала себя тем, что со временем все наладится. Но настроение ее становилось все хуже с каждым днем.

На самом деле Биргит была очень сердита, но не отдавала себе отчета в собственной агрессии. Он старается — оправдывала она Герхарда, — он не виноват, что все забывает, ведь у него в голове есть гораздо более важные вещи. Кроме того, Биргит решила, что сама его избаловала, ведя себя не как жена, а как заботливая мамочка. Она не дала ему шанса научиться вести хозяйство. До того, как они познакомились, он жил в однокомнатной квартире один, но даже свои вещи относил стирать матери. Частенько он там же и обедал. А когда они с Биргит стали жить вместе, ей так нравилось его баловать и заботиться о нем. Она с любовью готовила еду и накрывала стол для романтического ужина или уютного завтрака…

Конечно, теперь она считала, что муж мог бы поактивней искать себе работу, но в то же время утешала себя тем, что после окончания учебы требуется некая пауза для обдумывания будущего.

Итак, Биргит всячески отрицала свои права на злость. Она боялась предъявлять Герхарду претензии, потому что не была уверена, будет ли он после этого любить ее. Его благосклонность оказалась для нее важнее собственных чувств.

Биргит попалась в две ловушки одновременно. Первая: она не имеет права на агрессию, потому что ПОСЛУШНЫЕ ДЕВОЧКИ НЕ БЫВАЮТ СЕРДИТЫМИ. А вторая: она искренне считала, что, создавая мужчине бытовые удобства, можно добиться его расположения и любви. ПОСЛУШНЫЕ ДЕВОЧКИ ЖЕРТВУЮТ СОБОЙ РАДИ ДРУГИХ. То есть любовь — это стирать его носки…

Биргит годами сдерживает свои так называемые “плохие” чувства. Почему? Из страха. Она боится, что если даст своим отрицательным эмоциям выход, Герхард бросит ее. Она даже боится того, что он сможет раскусить ее и понять, что она вовсе на такая милая, какой всегда кажется, и что временами ее душит гнев. Она знает, как сильно он ценит в ней именно дружелюбие, потому что они частенько обсуждали жен его друзей. У нее в ушах так и звучат его замечания: “Вот Моника ни разу не предложила приятелям Петера пива или чего-нибудь из еды, когда они собирались у него дома! Она только упрекает его за то, что должна убирать за ними грязь”. (А как охотно собираются все вечерами у Герхарда!)

Она поддакивала мужу, когда он осуждал Ингрид, которая часто оставляет шестимесячного младенца другому приятелю Герхарда и уходит с подругами гулять, причем именно тогда, когда ее муж с друзьями хотят подработать…

Биргит всегда была другой. Она покровительствовала мужчинам, которые собирались у них дома, и поддерживала критику в адрес других жен.

<!––nextpage––>

Однако теперь она почувствовала, что скоро может стать такой же. И тогда Биргит решила поговорить с обеими женами друзей своего мужа. Обе дружно рассказали ей, что на самом деле их часто преследует чувство вины, когда они отстаивают свои интересы. А еще они объяснили, что было совсем непросто заставить мужей воспринимать всерьез их интересы и желания. Они смогли добиться этого лишь тогда, когда стали явно и отчетливо выражать свои эмоции — в том числе и гнев.

И тогда Биргит решила больше не увиливать от конфликтных ситуаций и активнее защищать себя. Она поняла, что уступчивость и готовность помочь не привели ее ни к чему хорошему. Она начала пусть тяжелый, но самостоятельный путь, и правила, придуманные другими, не смогут больше сбить ее с этого пути.

Реакцию Герхарда на новое поведение жены предсказать трудно. Может быть, он разозлится, может быть, будет рад. Не исключено, что он будет просто в гневе или даже захочет оставить Биргит. Его поведение может быть беспомощно-печальным, обиженным, испуганным. Однако самое важное, что здесь нужно усвоить, — все эти чувства возникают у мужчин от озадаченности. Герхард сталкивается с незнакомой ситуацией, которую он не просчитывал, — а потому совершенно не знает, что делать. Вообще, многие мужчины ужасно боятся проявлений сильных черт характера у женщин. Самое важное для Биргит в такой ситуации — сохранять хладнокровие и выдержку.

Итак, если вы хотите изменить свое поведение в семье, запомните правила:

 не бойтесь собственного гнева!

 не бойтесь гнева партнера!

 уступчивость никуда не приводит!

Сильвия просто кипела от негодования. Она вернулась домой после банкета по случаю окончания компьютерных курсов. Было уже за полночь, но дети не спали. Дом был ярко освещен, семилетний Оливер и четырехлетняя Джесси выбежали ей навстречу. Она готова была взорваться, но все же сначала взяла малышку на руки и погладила сына по голове. Несмотря на ярость, внутренний голос шептал ей: “Но ведь ты могла прийти домой и пораньше…”

Ее муж Вольфанг сидел гостиной и невозмутимо играл с соседом в шахматы. Видимо, он даже не замечал тот жуткий беспорядок, который царил везде — и в ванной, и на кухне. Сильвия вышла из себя. Она стала кричать, что в порядке исключения он мог бы хоть раз заняться детьми, поиграть с ними, почитать и вовремя уложить спать. А он вместо этого именно сегодня пригласил соседа на шахматы… Внезапно она осознала, что вся эта сцена выглядит неприлично и что она действительно кричит. В следующую секунду она показалась себе мелочной и злобной. Что подумает о ней сосед? Она замолчала на полуслове, а потом пристыженно пробормотала: “Мне очень жаль…” И пошла укладывать детей спать.

Попрощайтесь с подобным образом мыслей. Повторяйте для себя:

 Каждый человек имеет право сердиться.

 Показывать свои истинные чувства, в том числе и гнев, — правильно и нормально.

 Если вы выскажете свои эмоции шумно и привлечете внимание — не случится ничего ужасного.

 Вы не должны ругать и казнить себя после того, как вышли из себя.

Большинство женщин боятся собственной ярости. Это обусловлено стереотипами общества, в котором они живут. Так повелось, что взбешенный, кипящий от ярости мужчина воспринимается вполне нормально. Каждый знает, что это просто славный парень, который сорвался. Но женщине такого не прощают — ей предписано быть вечно дружелюбной. Поэтому раздраженная, разгневанная женщина вызывает всеобщее недоумение, с ней просто не знают, как обращаться. В итоге женщина и сама начинает бояться своих отрицательных чувств, так как у нее нет опыта встречи с ними, следовательно, она просто-напросто прячет их внутри.

При помощи небольшого упражнения вы можете представить, что произойдет, если однажды вы будете в ярости.

Подробно представьте себе ситуацию, которая выводит вас из себя. А теперь представьте себя в этой ситуации, проявляющую свои чувства, — и посмотрите, что будет происходить.

Можно проделать это упражнение вслух, сидя с любимой подругой. По очереди предполагайте, что бы вы делали в том случае, если бы вас окончательно вывели из себя. Увидите: по мере того, как вы обсуждаете это, страхи перед возможными последствиями вашего “ужасного” поведения покажутся вам безосновательными.

Перевод с немецкого Елены Файгль

Москва, независимая фирма «Класс» 2003

Эта книга написана для всех женщин, но далеко не для всех мужчин. Те мужчины, которые не готовы расстаться с уютными — для них, конечно! — патриархальными представлениями, будут испуганы, разозлены и постараются спрятать ее подальше от своих жен, подруг и дочерей. Уте Эрхардт, немецкий психолог с многолетней практикой, пытается разрушить “незыблемые” правила женского поведения — и делает это крайне решительно. Ее идеи вначале удивляют и даже шокируют, но затем непременно заставляют посмотреть на свою жизнь с другой стороны. И это есть первый шаг к свободе, которая “хорошим девочкам” недоступна.

<!––nextpage––>

Ловушка для Золушки

Жила-была девочка —
Сама виновата…

Слова про “хороших девочек” я вычитала в какой-то английской книжке много лет назад и с тех пор цитирую где и когда могу под неизменный хохот аудитории. Так что когда на наших издательских горизонтах возникла книга с таким названием, это показалось давно назначенной встречей.

Понятно, что в России на тренинги — любые, хоть бизнес-, хоть профессиональные психологические, хоть для “населения” — все равно ходят в основном “хорошие девочки”. Отличницы, труженицы, умницы. Над кем смеемся? Над собой смеемся…

Между нами говоря, никто не знает, куда именно кому надлежит попадать. Достаточно и того, что это место явно не здесь — и несейчас. Даже если считать небеса всего лишь метафорой вознаграждения, возникают серьезные сомнения: по прошествии лет большинство “хороших девочек” полны горечи и уныния, карманы их оттопырены пачками непредъявленных счетов — куда уж там… Но это позже. Много позже.

А поначалу карманы наших фартучков предусмотрительно пусты: это место для хрустального башмачка. Ведь если очень-очень стараться, то непременно поедешь на бал. Так обещано. Принц ждет, ищет взглядом в толпе не просто прекрасную незнакомку, а непременно хорошую девочку. Это означает: ту, которая сейчас ничего не соображает от волнения, не разбирается в придворных интригах. Ту, которая в своих новых обязанностях еще долго не опознает старых, кухонных. Ту, которую никогда не поддерживала мать и не защищал отец, — и сама она вряд ли сумеет себя защитить и поддержать. Ту, которой и пожаловаться-то будет некому: как известно, Фея-Крестная покидает подопечных, удачно пристроенных “взамуж”.

Читательница, простите мне сомнительное толкование мотивов Принца, на гладких щеках которого еле проступает подозрительная синева… Он молод, еще не вошел во вкус; еще и кровь не видна на ключике, а Золушка пока более всего опасается быть узнанной на балу и пропустить роковую полночь. То есть оказаться не вполне хорошей девочкой. Я сама очень люблю эту сказочку во всех ее пересказах — от жутковатого гриммовского до куртуазного шварцевского. Как сказочку — люблю. Но вот как жизненный сценарий…

Избавлю вас от “историй Люси С. и Клавы П.” — ведя женские группы, я знаю их немало. Истории, надо сказать, бывают не только страшные, но и радостные, и гомерически смешные, и печальные — и всегда в высшей степени поучительные. Но в книге, которая сейчас перед вами, своих историй предостаточно, а что сюжеты их сугубо немецкие — так и спасибо, потому что нам подарена тем самым чудесная отговорка: мол, это все не про нас. Ой ли?

Разница, конечно, есть. Например, в том, что российской женщиной собственная сила и самостоятельность зачастую ощущаются как вынужденные, не своею волей выбранные, взятые на себя как чужой хомут: “Я и лошадь, я и бык…” Мы можем все, — но, по горемычной истории последних четырех поколений, не от хорошей жизни. А хорошая жизнь “за широкой спиной” (она же “каменная стена”), в которой женщины мира уже увидели тупик, ловушку, — нам еще только снится.

…И в этом сне нам не надо вставать на унылую работу в промозглых зимних потемках, мы избавлены от вечной спешки и недосыпа, наконец-то чувствуем себя защищенными, наконец-то можем наиграться в куклы-кухни-цацки-фантики… Отдать ненужную силу, сжечь лягушачью шкурку своими руками, и пусть все неприятные отношения с суровым и непредсказуемым миром возьмет на себя Он! Во сне мы не задаемся вопросом, зачем это Ему нужно и какова может оказаться цена. Разве мы, такие хорошие, не заслужили? Разве мы не старались?..

…Некоторые, впрочем, уже проснулись, и пробуждение было ужасно. И что же? Сплошь и рядом находится простой ответ: это Он был не тот, кому бы снова вручить свой хрустальный башмачок, где же Принц? Ох, как грустно видеть прекрасных, умных и талантливых, радостно готовых наступить на те же самые грабли, которые уже разбили не одну тысячу женских лбов по обе стороны Атлантики!

В этом смысле книга Уте Эрхардт — грозное и своевременное предупреждение. Ее незатейливая прямота — “делай раз!” — сродни прямоте плаката на железнодорожных путях: “Сэкономишь минуту — потеряешь жизнь”. С автором можно не соглашаться, мысленно спорить. Можно сердиться и обижаться — конечно, обидно! (Идея вторичной выгоды послушания и отказа от самостоятельности задевает куда как больно, и не она одна…)

И, наконец, можно проснуться. Услышать грохот состава, уносящего твою единственную жизнь. Сказать себе: “Я у себя одна. Чего я хочу на самом деле? Что чувствую? Куда иду?” — и двинуться своей дорогой.

Екатерина Михайлова, руководитель женского проекта ИгиСП, ведущая семинаров-тренингов “Я у себя одна!”

<!––nextpage––>

ОТ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА

Приятельница из Германии прислала мне рукописный (буквально!) перевод этой книги еще четыре года назад. Я попыталась было читать ее, но не осилила и двадцати страниц, объяснив это плохим почерком переводчицы. Однако мой тогдашний коллега (отнюдь не психолог), помогавший рукопись ксерокопировать, прочел ее всю. После чего сказал: “Женщинам нельзя давать эту книгу. Они после нее все свои семьи поразрушают”.

И тогда я не стала читать ее (и, соответственно, продвигать издание книги) уже по другой причине — чтобы не разрушать семьи.

Но то, что не стала разрушать я, разрушила сама жизнь — и я вдруг захотела открыть книгу снова. Открыла и поняла, что в нее должна заглянуть каждая российская женщина. Пусть сначала, как я: просто открыть — и отложить года на два. Но обязательно хотя бы немного познакомиться с книгой: просто для того, чтобы высветить для себя самой существование феномена послушания, покорности или даже “притерпелости”, как писал в начале девяностых поэт Евгений Евтушенко.

Вот поэтому около двух лет назад и начал складываться наш творческий коллектив, состоящий из российских психологов (переводчица — тоже российский психолог) и журналистов. Коллектив переживал разные времена, в том числе и весьма тяжелые, и хочется выразить особую признательность Елене Файгль, ставшей инициатором перевода “Хороших девочек…” (попросту переведшей книгу, не думая о том, как, когда и сколько ей за это заплатят) и Ольге Черномыс, взявшейся за редактирование. А также моей дочери Насте, взвалившей на себя основной груз в самый трудный момент — при завершении работы над рукописью.

Книга Уте Эрхардт написана в своеобразной манере, сочетающей строгую научность (в том числе сугубо научные ссылки на других исследователей), сквозь которую преломляется практический опыт автора, — и популярность изложения. Мы постарались сохранить и то, и другое, чтобы книга была интересной как специалистам, так и самому широкому кругу женщин.

Отрывки из книги, печатавшиеся в журналах “Наш малыш” и “Космополитен”, показали, что нам это удалось. Надеемся, что и вся книга подтвердит то же самое.

Ольга Дерябина, апрель 2001 г.

ГЛАВА 1. ПОСЛУШНАЯ ОТ КОЛЫБЕЛИ ДО МОГИЛЫ

Любая хорошо воспитанная женщина не хочет выделяться. Скрыться, приспособиться, слиться с окружающими — вот девиз, который чаще всего написан на флаге “хорошо воспитанной женщины”. Ей кажется, что, став невидимой, она добьется своих целей быстрей и успешней.

И будучи незаметной и послушной девочкой (чего, собственно, и добивались от нее в детстве), она страшно удивляется тому, что никто ее за это не хвалит и не одобряет…

Женщины жертвуют собой и верят, что эти жертвы будут замечены и благодарность непременно придет. Причем, надеясь на это тайно, говорить вслух об ответных жертвах они не смеют. Ожидать вознаграждения считается неприличным и не одобряется.

На самом же деле любая женщина должна научиться простым вещам — стремиться к вознаграждению или, по крайней мере, заранее оговаривать его возможность. В этом случае тот, кому предназначена жертва или просто услуга, имеет право выбора: принять это или отклонить. И каждый точно знает, на что он рассчитывает и чем располагает.

Одна из самых больших проблем, которую женщины должны разрешить, — это непременное желание понравиться, быть желанной. Эта цель заслоняет собой огромное количество возможностей. Женщина ограничивает себя в самоопределении, в независимости, в карьере и власти. Вместо того чтобы искать себя, она удаляется от собственной личности все дальше и дальше.

Когда же некто дает понять женщине, что она желанна и нравится, она чаще всего даже не верит этому, потому что не ожидает уважения к себе. Подобная история продолжается до тех пор, пока женщина ориентируется на мнение окружающих больше, чем на собственные мысли и желания.

Если вы хотите выйти из заколдованного круга, начните прямо сейчас. Назовите три качества, за которые вы сами себя цените. Выберите те, которые приносят вам ощутимую пользу!

Но ведь есть женщины, которые живут в согласии с собой! И они нашли равновесие между своими желаниями и требованиями окружающих. Они чаще рискуют, пробуют то, чего не пробовали. Они знают: рисковать означает возможность выигрывать и проигрывать. Они идут по своему пути, не отвлекаясь на размышления о том, что думают о них другие. И еще — они верят в свои способности!

В итоге эти женщины вовсе не грубы и не бесцеремонны — они смелы, независимы и полны любви к жизни. Женщины, которые позволили себе сметь, не боятся поражения! (Ведь футбольная команда, выигравшая со счетом 3:2, пропустила два мяча в свои ворота. Но в итоге — выиграла). Эти женщины не позволяют себе опускать руки при неудаче или промахе. Если им что-то не удается, они ищут причины, а не ругают себя и свою неумелость. Не размышляя о том, что “весь мир против меня”, они думают творчески и ищут возможности обойти препятствия.

К сожалению, таких женщин очень мало. Большинство из нас остаются заключенными в привычные схемы, как в клетки. Мы охотнее принимаем роль послушных девочек, чем жизнерадостных женщин. Почему так происходит? Почему мы так часто не решаемся сделать нечто, по нашему мнению “плохое” (и совершенно нормальное с точки зрения большинства мужчин)?

Ответ есть — мы боимся. Нами владеет страх быть наказанной за озорство, за любое, пусть незначительное, нарушение установленных правил. Мы думаем о том, будут ли любить нас окружающие, если из “хороших девочек” мы станем “плохими”… Следствие этого страха — подавленность, отказ от самых простых радостей и развлечений. А кроме того, мы редко добиваемся того, чего на самом деле хотим.

Причины такого поведения лежат в прошлом. С младенческого возраста мальчиков и девочек воспитывают по-разному, и именно отсюда происходит та беспомощность, которая накрепко приклеивается к женщинам.

В последние пятнадцать лет в психологии активно разрабатываются две основные модели, которые наглядно объясняют возникновение женского самоограничения и способы его “подпитки”. Они показывают, каким образом женщины попадают в тупиковые жизненные ситуации и почему они не могут выбраться из них благополучно.

Концепция привычной (или выученной) беспомощности (ПБ-концепция)

Это центральная концепция для понимания женских жизненных конфликтов. Многие повседневные проблемы можно описать одним словом — “беспомощность”. Проколота шина у автомобиля, бьет жестокий муж — и женщина входит в это привычное, много раз отрепетированное состояние, заранее уверенная, что ничего не может поделать. Мартин Селигма, один из основателей концепции привычной беспомощности, считает, что даже такие серьезные проблемы, как депрессии и фобии, можно отнести к разновидностям реакции беспомощности. Множество повторений одних и тех же ситуаций создают у женщины стереотип, согласно которому она заранее говорит себе: “Я ничем не могу себе помочь”. И именно здесь берут начало и страхи, и депрессии.

Реакция беспомощности существует только потому, что люди думают, будто они не справятся. При этом они руководствуются не реальными обстоятельствами, а собственными убеждениями. Решив однажды, что невозможно повлиять на ход событий, человек и в самом деле перестает на него влиять.

Беспомощность — это заученное и привычное убеждение, как правило, не связанное с реальной ситуацией.

<!––nextpage––>

Концепция сбывающихся предсказаний* (SFP-концепция)

Эта концепция гласит, что некое событие происходит потому, что существовало соответствующее ожидание. Более точное определение SFP (self-fulfilling prophecy) звучит так: “Если у меня есть определенные ожидания предполагаемых событий, я готовлю себя именно к ним, и, следовательно, увеличивается вероятность того, что события будут развиваться так, как я ожидаю”.

Такие процессы чаще всего происходят бессознательно. Например, студент боится экзамена. Из-за подавляющего страха он не может спокойно и неторопливо учить предмет. Он нервничает, в голове у него вместо стройной системы ответов лишь некие неупорядоченные знания. Это дает знакомое многим ощущение “пустой головы” перед экзаменом. В результате, естественно, вероятность “провалиться” возрастает, а за ней — усиливается страх.

Возьмем обратную ситуацию: студент готовится к экзамену с чувством “я верю, что смогу выучить и хорошо ответить”. В этом случае он целенаправлен, сконцентрирован и невозмутим. Внутренняя картина успеха намного увеличивает вероятность успеха на экзамене.

Жизненные системы ПБ (привычной беспомощности) и SFP взаимосвязаны и дополняют друг друга. Женщина, верящая в свою техническую бездарность, скорее всего, еще в детстве усвоила подобное представление о себе. Она заранее говорит себе, например, что никогда не сможет заменить свечи зажигания в своем автомобиле. Однако в случае необходимости она, скрепя сердце, предпринимает попытку это сделать. Она берет не тот инструмент и как следует не выясняет последовательность действий. Дальше она прищемляет палец одним из неприступных винтов, теряется, какой кабель куда присоединять, что-то отламывает — и немедленно подтверждает свое ожидание! Она обобщает эту неудачу и еще сильнее сомневается в своих способностях когда-нибудь научиться справляться с техникой. Теперь ей окончательно становится ясно, что она нуждается в помощи. Таким образом тема исчерпана, и ею же самой придуманная и выработанная неспособность победила.

Как же поступает в этом случае уверенная в себе женщина? Она тоже начинает заменять свечи и тоже прищемляет палец. Однако она не делает из этого далеко идущих выводов и считает, что дело в небольшой неловкости. Исследовав причины, она понимает, что у нее были скользкие пальцы и не тот инструмент. В следующий раз она исправит свои ошибки и повторит попытку, не сомневаясь ни на минуту в своих способностях.

Беспомощность распространяется на многие повседневные ситуации. Женщины, захваченные беспомощностью, редко доводят до конца то, что начали, из-за постоянных сомнений в себе. Можно сказать, они остаются далеко позади своих же собственных возможностей. При малейших трудностях они сдаются и опускают руки.

Эта модель поведения, безусловно, не распространяется на все области жизни. Например, портниха может быть абсолютно неуспешной в конфликтах с матерью, но прекрасно общается с клиентами на работе. Учительница может впасть в панику, если ей предстоит экзамен на повышение квалификации, хотя играючи справляется с трудными подростками.

Люди часто бывают компетентны и сильны в одной области и беспомощны в другой. Причем, как бы странно это ни звучало, позитивный опыт успеха в одной области не помогает добиваться успеха в другой. Люди скорее сочтут случайностью то, что им удается, нежели признают собственное достижение. Эти убеждения возникают в самый ранний период обучения, в детстве, и преграждают дорогу возможным изменениям взглядов.

Кто-то думает, не сумев решить математическую задачу, что в его семье все не способны к математике. Это — внутренняя блокада, которая не позволяет развивать свои наверняка существующие способности. Тот же, у которого нет подобных внутренних ограничений, понимает, что задача эта сложна, требует знаний, но, приложив усилия и поразмыслив, ее можно решить. Он осознает, что трудности относятся только к определенным обстоятельствам или ситуациям, но никак не к личности. Промахи бывают, но они вовсе не обязательно повторятся. В других обстоятельствах, когда человек более спокоен, у него лучше прошел день, он правильнее подготовился, взял лучшие материалы — все пойдет гораздо лучше…

Таким образом, если постоянно искать ошибки в своем поведении и верить, что предпосылки для них остаются неизменными, возникает некая самоблокада. И основой для нее является, скорее всего, привычная беспомощность.

Многие женщины живут с мыслью о том, что они неспособны преуспевать в какой-либо области. Они перестают доверять самим себе, надеясь лишь на судьбу и на помощь других. Отказавших от веры в себя, в собственные силы и жизнеспособность, имея навык и образец зависимости от окружающих, женщины оставляют себе лишь один выход — подстраиваться и подгонять себя под желания других. При этом они теряют ту часть беззаботности и жизнелюбия, которая позволяет им оставаться самими собой и радоваться жизни.

Профессионально компетентные, но порабощенные беспомощностью женщины надеются, что их “откроет” некий сказочный принц, ментор, покровитель. Его ждут многие женщины, которые чувствуют себя до поры до времени спрятанными принцессами. Вместо того чтобы действовать, они скрывают свои истинные способности и весьма разочарованы, если начальник им не покровительствует и не выделяет среди других.

“Беспомощные” не доверяют своим возможностям и способностям. Если у них что-то получается, они считают это результатом случайного везения. Отобрав у себя радость за свои успехи, они тем не менее обязательно обвиняют себя в том случае, если все идет наперекосяк.

Все это отражается на развитии личности женщины. “Беспомощные” страдают от внутренней инертности, заторможенности, постоянной усталости, бессонницы или бесцельной активности. Они упорствуют в том, что ничего не могут изменить, что не в состоянии самостоятельно достичь цели. Они боятся не справиться с самой жизнью.

Однако немногие женщины скажут о себе, что они беспомощны. Они просто считают себя отданными на произвол судьбы. А слово “беспомощность” употребляется только в экстремальных ситуациях и чаще всего по отношению к другим, к тем, кто нуждается в утешении.

Очень редко “беспомощные” женщины чувствуют в себе силы управлять своей жизнью, самостоятельно принимать решения и поддерживать себя сами. И это приводит к снижению самооценки. Тот, кто ничего не ожидает от себя, становится зависимым от других. Поэтому большинство женщин направляют всю свою энергию на поддержание хорошего мнения о себе, интереса к своей персоне.

Итак, вместо того чтобы реализовываться, развиваться и действительно устраивать собственную жизнь, “беспомощные” женщины вкладывают силы в поддержание собственного образа “хорошей девочки” и заключают сомнительные компромиссы с собой.

В этой книге я постараюсь объяснить, почему девочки не продвигаются вперед в своем развитии. Я расскажу о том, какими путями можно:

перейти от послушания к радости и легкости жизни;

устранить противоречия между деятельностью в своих интересах и хорошим отношением окружающих.

Мы поговорим о Новой Женщине, о ее конфликте между зависимостью и самоопределением. Я уверена, что женщины могут поддерживать свою жизнь в равновесии, с чистой совестью сохраняя свои права, могут быть сильными, не вредя при этом своим отношениям с близкими людьми.

<!––nextpage––>

ГЛАВА 2. БОЛЬШОЙ ОБМАН.

Обычные заблуждения

Пустые отговорки

Многие женщины считают, что, получив сиюминутную выгоду, они уравновесят свое постоянное послушание. Другими словами, они думают, что уклонение от ссоры — то же самое, что примирение.

Что же получается? Ей хочется, чтобы прислушались к ее мнению по поводу отпуска, но она довольствуется ужином в ресторане. Она мечтает сама зарабатывать деньги — но соглашается с тем, что приобретение второго автомобиля на семью “полезнее”. Она пошла бы на курсы йоги, если бы муж в это время сидел с детьми, но, получив новое пальто, ставит крест на своих желаниях.

При подобном обмене женщины всегда проигрывают. Каждая из этих сомнительных сделок — еще один кирпичик в здание женского послушания и зависимости. Эти маленькие “победы” рождены страхом взять на себя ответственность за свою жизнь — и страхом стать нелюбимой и ненужной. Мы назовем это пустыми отговорками, которые сводят на нет борьбу за свои права.

Мы живем в мире, полном больших и маленьких правил. Наши родители, учителя, литература, кино часто навязывают нам ложные подчас выводы. Многие из этих заблуждений активно развивают и продлевают наше послушание.

Те, кто нарушает принятые в обществе нормы, оказываются перед угрозой быть непринятыми и осуждаемыми. Именно этого боятся женщины, когда попадают в ловушку собственных страхов.

(Кстати, мы редко понимаем истинное значение страхов. Классический пример из Фрейда: страх перед змеями является бессознательной формой страха перед мужским пенисом).

Но я хочу доказать, что страхи не связаны с сексуальной защитой, а лишь мешают нам быть активными.

А знают ли женщины, чего они хотят?ref c «чего они хотят?»Ошибка! Источник ссылки не найден.

Беттина давно мечтает отправиться в путешествие вместе с семьей. Вот уже три года она планирует осенью слетать на Канарские острова. Она приносит домой проспекты с описаниями таких туров, покупает путеводители и показывает все это своему мужу Петеру и девятилетней дочери Мануэле. Петер одобряет эти планы, да и Мануэле ужасно хочется первый раз в жизни полететь на самолете.

Однако каждый год все трое “приземляются” на одной ферме в местечке “Черный лес”. Петер просто бронирует это место за год вперед, потому что там довольно мило и приятно.

А Беттина год от года становится все более недовольной и ворчливой. Она придирается к каждой мелочи и злится, что во время отдыха вынуждена убирать и готовить.

Почему бы ей не пойти в бюро путешествий и просто-напросто не забронировать желанную поездку? Да, она подозревает, что Петеру больше хочется отдыхать на ферме, хотя он и одобряет ее мечты о Канарах. Но он ничего не предпринимает, а Беттина понимает его бездействие как скрытый отказ. Она не замечает того, что и сама бездействует тоже.

Так продолжается уже три года. Беттина ожидает каких-либо шагов от мужа, боясь давить на него, снова и снова начиная разговор о поездке. Это очень похоже на ситуацию, когда маленький ребенок ходит между взрослых и что-то клянчит. Все ласково говорят ему “да”, но тут же забывают и продолжают заниматься своими делами.

В чем ошибка Беттины? Она считает, что Петер должен принять решение, а затем и сделать все “от” и “до”. Ей не приходит в голову, что это ЕЕ желание — а значит именно она должна все сделать сама.

У Хельги была примерно такая же история. Каждые выходные приводили ее в полное расстройство: и муж, и дети бормотали что-то одобрительное в ответ на ее предложения что-то сделать, но никто ничего не делал. Пару недель назад Хельга попробовала изменить свое поведение. Когда ей чего-то захотелось и никто не говорил в ответ “нет”, — она просто взяла и стала делать. И все с удовольствием приняли участие в ее затеях. Да, собственно, если бы кто-то из ее семьи и отказался участвовать — она не стала бы делать из этого драму. Она сама знает, что это хорошо и полезно: бассейн, сауна, прогулка в лесу…

Вы чувствуете внутренние противоречия? В голове у вас вертится: это эгоистично, нельзя вот так идти по головам? В таком случае имейте в виду: послушная девочка в вас очень сильна!

Вернемся к Беттине. В конце концов она все же решилась действовать. Она составила программу тура, подобрала дом, придумала, чем они будут заниматься каждый день — получалось весело и для каждого нашлось что-то интересное. И тут Петер ненароком спросил, а не будет ли там слишком жарко.

Эта мимоходом брошенная фраза не выходила у Беттины из головы. Перед тем, как бронировать поездку, она взяла еще один проспект и зашла в кафе, чтобы спокойно подумать. Если действительно будет так жарко, думала она, что ничего сделать нельзя, она окажется виноватой в неудавшемся отпуске. И чем больше размышляет об этом Беттина, тем больше боится. Нет, решает она, лучше пойти в турбюро завтра, а сегодня вечером еще раз осторожно выяснить, действительно ли Петеру хочется ехать. Сомнения снова победили ее.

Не существует решения, верного на все сто процентов!

В конце концов, даже состав правительства крупного государства определяется часто незначительным преимуществом голосов. Самый лучший принцип — начинать действовать, взвесив предварительно достоинства и недостатки вашего решения.

Так ли уж надо быть кроткими?

Женщины всячески отрицают наличие у себя агрессии. Они выполняют свои обязанности, не протестуя и не защищаясь, потому что боятся потерять расположение окружающих. Обнаружив в себе хоть чуточку агрессивности, они тут же переводят ее на себя или в какую-то другую область. Мать, которая сердится на своего младенца, становится более заботливой, потому что чувствует себя виноватой. Она знает, что “хорошая мать не может быть злой”, и не решается признаться себе в том, что сердита на это маленькое беспомощное существо. Но агрессия не исчезает: она просто направляется либо внутрь личности, либо копится, а затем выплескивается в каком-то неожиданном месте.

Известно, что женщины гораздо больше мужчин страдают от мигреней и депрессий. Их часто посещает чувство бессилия, усталости и беспросветности. Именно за такими переживаниями часто скрывается невыраженная агрессивность. Одни из самых распространенных проявлений агрессии — ревность и зависть. Эти чувства считаются недостойными, а потому их обычно не показывают и не проявляют, — но в один “прекрасный” момент они взрываются внезапно, как вулкан. Причем повод чаще всего бывает абсолютно пустяковым, он служит лишь последней каплей.

На самом деле подобные вспышки не так уж неожиданны, потому что каждый человек знает: всякое угнетение рано или поздно прорывается наружу.

Биргит вернулась к своей профессиональной деятельности после трех лет так называемой “паузы для семьи”. (Хотя на самом деле эта пауза была для чего угодно, но не для семьи). Она обеспечивала своему мужу возможность закончить образование в области химии. Когда родились близнецы Анна и Стелла, это было не совсем ко времени. Сначала Биргит работала на своей прежней работе. Она надеялась, что ее Герхард сможет справиться с учебой и детьми. Однако эти надежды быстро растаяли, и она уволилась с должности заведующей лабораторией. Она не могла вообще перестать работать — кто-то же должен обеспечивать семью, а Герхард не имел доходов. Тогда Биргит стала работать в ночную смену, а днем занималась домом и детьми.

<!––nextpage––>

Некоторое время все шло неплохо, однако обстановка в семье накалялась. Биргит была измучена, денег не хватало, а Герхард волновался только о предстоящих экзаменах. Устав зубрить, он играл в сквош* или уходил с друзьями. Биргит сердилась, но не подавала вида. Она считала, что слишком придирчива, ведь скоро экзамены закончатся, муж успокоится и все будет нормально. У нее не оставалось времени на подруг, на отдых, даже на обстоятельные разговоры — все ее желания оставались нереализованными.

Наконец Герхард закончил учебу. Работу он пока не получил, но мог бы, казалось, пока заняться домом, то есть дать Биргит возможность отказаться от ночных смен. Близнецы к тому времени уже ходили в детский сад. Биргит с радостью вернулась к нормальной работе днем, но уже через несколько дней она поняла, что Герхард не может заниматься бытом.

Если он покупал продукты, половины не хватало — и Биргит приходилось по дороге домой заезжать в магазины. Он стирал, но при этом Биргит вечером вынуждена была все развешивать и гладить. Поначалу она еще утешала себя тем, что со временем все наладится. Но настроение ее становилось все хуже с каждым днем.

На самом деле Биргит была очень сердита, но не отдавала себе отчета в собственной агрессии. Он старается — оправдывала она Герхарда, — он не виноват, что все забывает, ведь у него в голове есть гораздо более важные вещи. Кроме того, Биргит решила, что сама его избаловала, ведя себя не как жена, а как заботливая мамочка. Она не дала ему шанса научиться вести хозяйство. До того, как они познакомились, он жил в однокомнатной квартире один, но даже свои вещи относил стирать матери. Частенько он там же и обедал. А когда они с Биргит стали жить вместе, ей так нравилось его баловать и заботиться о нем. Она с любовью готовила еду и накрывала стол для романтического ужина или уютного завтрака…

Конечно, теперь она считала, что муж мог бы поактивней искать себе работу, но в то же время утешала себя тем, что после окончания учебы требуется некая пауза для обдумывания будущего.

Итак, Биргит всячески отрицала свои права на злость. Она боялась предъявлять Герхарду претензии, потому что не была уверена, будет ли он после этого любить ее. Его благосклонность оказалась для нее важнее собственных чувств.

Биргит попалась в две ловушки одновременно. Первая: она не имеет права на агрессию, потому что ПОСЛУШНЫЕ ДЕВОЧКИ НЕ БЫВАЮТ СЕРДИТЫМИ. А вторая: она искренне считала, что, создавая мужчине бытовые удобства, можно добиться его расположения и любви. ПОСЛУШНЫЕ ДЕВОЧКИ ЖЕРТВУЮТ СОБОЙ РАДИ ДРУГИХ. То есть любовь — это стирать его носки…

Биргит годами сдерживает свои так называемые “плохие” чувства. Почему? Из страха. Она боится, что если даст своим отрицательным эмоциям выход, Герхард бросит ее. Она даже боится того, что он сможет раскусить ее и понять, что она вовсе на такая милая, какой всегда кажется, и что временами ее душит гнев. Она знает, как сильно он ценит в ней именно дружелюбие, потому что они частенько обсуждали жен его друзей. У нее в ушах так и звучат его замечания: “Вот Моника ни разу не предложила приятелям Петера пива или чего-нибудь из еды, когда они собирались у него дома! Она только упрекает его за то, что должна убирать за ними грязь”. (А как охотно собираются все вечерами у Герхарда!)

Она поддакивала мужу, когда он осуждал Ингрид, которая часто оставляет шестимесячного младенца другому приятелю Герхарда и уходит с подругами гулять, причем именно тогда, когда ее муж с друзьями хотят подработать…

Биргит всегда была другой. Она покровительствовала мужчинам, которые собирались у них дома, и поддерживала критику в адрес других жен.

Однако теперь она почувствовала, что скоро может стать такой же. И тогда Биргит решила поговорить с обеими женами друзей своего мужа. Обе дружно рассказали ей, что на самом деле их часто преследует чувство вины, когда они отстаивают свои интересы. А еще они объяснили, что было совсем непросто заставить мужей воспринимать всерьез их интересы и желания. Они смогли добиться этого лишь тогда, когда стали явно и отчетливо выражать свои эмоции — в том числе и гнев.

И тогда Биргит решила больше не увиливать от конфликтных ситуаций и активнее защищать себя. Она поняла, что уступчивость и готовность помочь не привели ее ни к чему хорошему. Она начала пусть тяжелый, но самостоятельный путь, и правила, придуманные другими, не смогут больше сбить ее с этого пути.

Реакцию Герхарда на новое поведение жены предсказать трудно. Может быть, он разозлится, может быть, будет рад. Не исключено, что он будет просто в гневе или даже захочет оставить Биргит. Его поведение может быть беспомощно-печальным, обиженным, испуганным. Однако самое важное, что здесь нужно усвоить, — все эти чувства возникают у мужчин от озадаченности. Герхард сталкивается с незнакомой ситуацией, которую он не просчитывал, — а потому совершенно не знает, что делать. Вообще, многие мужчины ужасно боятся проявлений сильных черт характера у женщин. Самое важное для Биргит в такой ситуации — сохранять хладнокровие и выдержку.

Итак, если вы хотите изменить свое поведение в семье, запомните правила:

 не бойтесь собственного гнева!

 не бойтесь гнева партнера!

 уступчивость никуда не приводит!

Сильвия просто кипела от негодования. Она вернулась домой после банкета по случаю окончания компьютерных курсов. Было уже за полночь, но дети не спали. Дом был ярко освещен, семилетний Оливер и четырехлетняя Джесси выбежали ей навстречу. Она готова была взорваться, но все же сначала взяла малышку на руки и погладила сына по голове. Несмотря на ярость, внутренний голос шептал ей: “Но ведь ты могла прийти домой и пораньше…”

Ее муж Вольфанг сидел гостиной и невозмутимо играл с соседом в шахматы. Видимо, он даже не замечал тот жуткий беспорядок, который царил везде — и в ванной, и на кухне. Сильвия вышла из себя. Она стала кричать, что в порядке исключения он мог бы хоть раз заняться детьми, поиграть с ними, почитать и вовремя уложить спать. А он вместо этого именно сегодня пригласил соседа на шахматы… Внезапно она осознала, что вся эта сцена выглядит неприлично и что она действительно кричит. В следующую секунду она показалась себе мелочной и злобной. Что подумает о ней сосед? Она замолчала на полуслове, а потом пристыженно пробормотала: “Мне очень жаль…” И пошла укладывать детей спать.

Попрощайтесь с подобным образом мыслей. Повторяйте для себя:

 Каждый человек имеет право сердиться.

 Показывать свои истинные чувства, в том числе и гнев, — правильно и нормально.

 Если вы выскажете свои эмоции шумно и привлечете внимание — не случится ничего ужасного.

 Вы не должны ругать и казнить себя после того, как вышли из себя.

Большинство женщин боятся собственной ярости. Это обусловлено стереотипами общества, в котором они живут. Так повелось, что взбешенный, кипящий от ярости мужчина воспринимается вполне нормально. Каждый знает, что это просто славный парень, который сорвался. Но женщине такого не прощают — ей предписано быть вечно дружелюбной. Поэтому раздраженная, разгневанная женщина вызывает всеобщее недоумение, с ней просто не знают, как обращаться. В итоге женщина и сама начинает бояться своих отрицательных чувств, так как у нее нет опыта встречи с ними, следовательно, она просто-напросто прячет их внутри.

При помощи небольшого упражнения вы можете представить, что произойдет, если однажды вы будете в ярости.

Подробно представьте себе ситуацию, которая выводит вас из себя. А теперь представьте себя в этой ситуации, проявляющую свои чувства, — и посмотрите, что будет происходить.

Можно проделать это упражнение вслух, сидя с любимой подругой. По очереди предполагайте, что бы вы делали в том случае, если бы вас окончательно вывели из себя. Увидите: по мере того, как вы обсуждаете это, страхи перед возможными последствиями вашего “ужасного” поведения покажутся вам безосновательными.

.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser