info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Свободное тело

АВТОР: БАСКАКОВ В.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Идея названия Хрестоматии Свободное тело взята нами из основного кредо алхимика: Освободить дух через материю и освободить материю через дух (Шварц Ф-, Пуассон А., Блаватская Е.П. Теории и символы алхимиков. — М.: Новый Акрополь, 1995. — с.И) и отражает общее направление действий в области телесно-ориентированной психотерапии — оказание помощи в установлении максимально полного и доверительного контакта человека с его телом. Контакта, необходимого для того, чтобы мы могли помочь телу избавиться от его проблем, и благодарное нам за это тело могло помочь нам избавиться от наших проблем. До сих пор расхожим является вопрос владеешь ли ты своим телом?, что фиксирует в сознании и само является отражением абсолютно других (не партнерских!) отношений: отношений зависимости, власти и использования. Стоит только удивляться той степени терпеливости и безропотности, с которым наше тело после этого относится к нам.

Мы максимально дружны с нашим телом — в детстве. При том, что оно максимально нам непослушно. Сколько шишек и синяков мы получали, осваивая, вроде бы, совсем уж простые действия — ходьбу, езду на велосипеде. Но, осваивая его и осваивая мир через него мы были всегда благодарны ему. А оно, это малопослушное тело, было благодарно нам.

Во взрослом состоянии нашим телом управляет уже не радость открытий и освоений, а, увы, целесообразность. Догнать уходящий автобус с руками, занятыми сумками, — о какой радости может идти речь? А впереди — старость. И поднять свое, уже немощное, и, главное, заброшенное тело, — нет сил. Владеешь ли ты своим телом?.

В настоящую Хрестоматию впервые включены системы, которые в нашей стране представлены долгосрочными обучающими программами — биосинтез и розен-метод. Определенную трудность для составителя представляла задача определения рамок для систем, работающих с телом человека. Почему они, а не, например, йога или классический массаж. Там тоже используется тело человека. Применительно такой задаче нами (в качестве рабочей модели и приглашения к дискуссии) были разработаны и предлагаются следующие пять признаков отличия систем телесно-ориентированной психотерапии от других, имеющих в своем арсенале приемы работы с телом человека.

Во-первых, системы телесно-ориентированной психотерапии — западный продукт, своей методологией базирующийся на позднем психоанализе или критике последнего.

Для этого достаточно взять такие базовые конструкты этой области, как представление о мышечном панцире, структуре характера, механизмах их образования.

Во-вторых, можно говорить о достаточно ограниченном числе приемов работы с телом этой области.

*Вспоминается, как в 80-е годы, в пору запретности’ психоанализа, большую позитивную роль в ознакомлении с концепцией психоанализа сыграла книга Марксистская критика психоанализа.

Конечно, можно придумать любой новый прием работы с телом человека, но по мере его применения — он или отпадет за ненадобностью, или, что поразительно, будет найден в несуществующей пока своеобразной Золотой книге приемов….

В-третьих, этой области свойственна особая таблица соответствий проблем человека и/или (что одно и то же) заболеваний тем или иным частям тела и внутренним органам. Назовем это своеобразной’ проблемной анатомией. Отдельные страницы этой анатомии представлены в настоящей Хрестоматии в разделе Структура характера.

В-четвертых, за время существования телесно-ориентированной психотерапии сложился своеобразный ее язык. Попробуйте найти русский эквивалент понятию facing (от англ. face — лицо). Пялинг? Мординг? А понятиям grounding (от англ. ground — земля), centring, sounding?

Наконец, в-пятых, как это не покажется странным, существует определенная верность первоначальному названию — телесно-ориентированная психотерапия. Каких только искажений не встретишь в русском языке! От уничижительно-оскорбительных телеска (попробуйте представить себе эриксончик вместо эриксоновского гипноза), до невразумительных телесная терапия (хирургия?, физиотерапия?) и телесное ориентирование (бегание на время по местности с высунутым языком).

В.Баскаков, координатор Международной программы Культура тела

ГЛАВА 1. СИСТЕМЫ ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОТЕХНИКИ

1.1. Биосинтез

Биосинтез — это направление телесно-ориентированной (или соматической) психотерапии, которое с начала семидесятых годов нашего века развивают Д. Боаделла и его последователи в Англии, Германии, Греции и других странах Европы, Северной и Южной Америке, Японии и Австралии.

Подход опирается на опыт:

1) эмбриологии — в связи с этим о биосинтезе говорят, что благодаря ему, психоанализ получил свою органическую основу;

2) райхианской терапии;

3) теории объектных отношений.

Впервые термин биосинтез использовал английский аналитик Френсис Мотт. В своей работе он основывался на глубинных исследованиях внутриутробной жизни.

Уже после смерти Ф.Мотта Дэвид Боаделла решил применить этот термин для описания собственного терапевтического подхода. Он также хотел подчеркнуть отличие своего метода от биоэнергетики, развиваемой А.Лоуэном и Дж.Пьер-ракосом, и биодинамики — школы Г.Бойсен и ее последователей, занимавшихся различными формами массажа для освобождения блокированной энергии.

*Статья написана В.Березкиной-Орловой и Г.Ченцовой на основе монографии D.Boadella Lifestreams — An Introduction to Biosynthesis (London,1987), статей из журнала Energy and Character и практических семинаров-тренингов в рамках Международной долгосрочной обучающей программы по биосинтезу (1994-1999гг.)

Термин биосинтез означает — интеграция жизни. Речь идет об интеграции трех жизненных энергетических потоков, которые дифферинцируются в первую неделю жизни эмбриона, интегративное существование которых существенно для соматического и психического здоровья и которые слипаются у невротиков.

Эти энергетические потоки связаны с тремя зародышевыми листками: эндодермой, мезодермой и эктодермой.

Из эндодермы впоследствии развиваются органы пищеварения и дыхания, которые отвечают за обмен веществ и энергии. Энергетический поток, связанный с эндодермой, — поток эмоций. Эндодерма является органическим субстратом ОНО (как вегетативного источника энергии).

Из мезодермы развиваются кости, мышцы и кровеносная система. С этим зародышевым листком связан двигательный энергетический поток, отвечающий за позу, движения, действия. Мезодерма— органический субстрат той части Я, которая является координатором движений.

Из эктодермы развиваются кожа, мозг, нервы и органы чувств. С ней связан поток восприятия мыслей и образов. Эктодерма — органический субстрат той части Я, которая является интегратором ощущений.

* Все три направления: биоэнергетика, биодинамика и биосинтез — обладают общими корнями (райхианский анализ), однако имеют принципиальные различия.

Что касается СВЕРХ-Я, у него нет органического (биологического) субстрата и его развитие обусловлено исключительно влиянием общества.

Первоначально эти три зародышевых листка и соответствующие им три потока энергии интегрированы и свободно корреспондируют друг с другом. Но в результате внутриутробного или родового стресса, травмы младенческого возраста или более позднего периода эта первоначальная интеграция нарушается. В результате либо действие отрезается от мышления и чувств, либо эмоции от движения и восприятия, либо понимание от движения и чувств.

В теле человека эти нарушения взаимодействия мыслей, действий и чувств наиболее сфокусированы:

— между головой и позвоночником (между экто-

и мезодермами), между мыслями и действиями—в задней части шеи. Это наиболее ранний блок, приобретаемый человеком во внутриутробной жизни, в родах и в первые дни и недели жизни;

— между головой и туловищем (между экто- и эндодермами), между мыслями и эмоциями — в горле. Этот блок формируется, когда оральные проблемы сдавливают горло;

— между позвоночником и внутренними органами (между мезо- и эндодермами), между чувствами и действиями, между действиями и дыханием — в области диафрагмы. Это более поздний блок, он соответствует анальному и генитальному подавлению.

От В. Райха биосинтез унаследовал точку зрения, что личность может быть понята на трех уровнях:

— на поверхности мы видим маску: панцирь характерных отношений, сформировавшийся для защиты от угрозы целостности личности в детстве или раньше. Это т.н. фальшивое self, которое защищает self истинное, чьи потребности были фруструированы в младенчестве (или до рождения);

— когда защиты начинают ослабевать, проявляется более глубокий уровень болезненных чувств, включающий в себе гнев, тоску, тревогу, отчаяние, страх, обиду, чувство одиночества;

— под уровнем болезненных чувств находится основной ядерный уровень, или ядро личности, в котором сосредоточены чувства базисного доверия, благополучия, радости и любви.

Фрустрация ядра создает уровень страдания, подавление страданий и протеста создает маску.

Здесь необходимо отметить, что многие терапевты, пользуясь различными теоретическими концепциями и разнообразнейшими техниками, легко выводят человека на переживание боли, страха, ярости. Однако, если работа ограничена лишь этим уровнем, клиент обучается эмоциональному высвобождению и … приобретает новый паттерн, от-реагирование становится своеобразным наркотиком. В биосинтезе же терапевт старается в каждой сессии направлять клиента к первичному ядерному уровню ощущений, т.к. только в контакте с чувствами радости, надежды, благополучия, удовольствия жить человек получает энергию для реальных изменений, для исцеления — физического, психического и духовного. Эмоциональный выброс не является самоцелью: вмешательство перестает быть терапевтичным, если после отреагирования клиент не находит новых источников внутренней поддержки.

И сама система защит рассматривается в биосинтезе как стратегия выживания, адаптации, поддержки. Поэтому любые паттерны человека не ломаются, а исследуются с большим уважением. Биосинтетики говорят: Прежде, чем пустить поезд по рельсам, необходимо выстроить мосты. Прежде, чем трансформировать (не разрушать!) паттерны, надо обеспечить реализацию жизнеза-щищающей функции.

Биосинтез использует и развивает идею В.Райха о защитном мышечном панцире, прослеживая ее связь с эмбриологией. Д. Боаделла и другие исследователи описывают три панциря, каждый из которых связан с одним из зародышевых листков: мышечный (мезодермальный), висцеральный (эндодермальный) и церебральный панцирь (эктодермальный).

Мышечный панцирь включает в себя и тканевой, т.к. из мезодермы развивается не только костно-мышечная, но и сосудистая система. Мышечный тонус может быть нарушен в двух направлениях: гипотонус (слабость и недостаток накопления и траты энергии) и гипертонус (напряженность, повышенная энергетическая заряженность). Тканевый панцирь связан с эффективностью работы сосудов и с распределением тканевой жидкости. Вялая работа сосудов ведет к нарушению распределения жидкости, экстремальным проявлением чего являются ревматические боли, повышенное или пониженное артериальное давление, т.н. сердечные стрессы.

Висцеральный панцирь приводит к нарушению перистальтики и дыхания. Здесь будет наблюдаться тенденция к хронической гипо- или гипервентиляции и к повышенной раздражимости кишечника. В крайних случаях эти нарушения могут выражаться, например, в астме и колитах.

Церебральный панцирь приводит к нарушениям биоэлектрической активности мозга, различным расстройствам взаимодействия коры, подкорки и вегетативной нервной системы, нарушениям зрения и т.д. Наиболее тяжелым выражением церебрального панциря будет тенденция к навязчивому мышлению или к шизофреническим расстройствам мышления.

В каждом из панцирей проявляются нарушения здоровья на всех уровнях: соматическом, психическом и духовном.

В биосинтезе описаны три группы качеств, присущих здоровому человеку.

Соматические аспекты здоровья:

1. дыхание регулярно, ритмично, сопровождается свободными движениями грудной клетки;

2. перистальтика не спастическая, но и не вялая, сопровождается ощущением внутреннего благополучия;

3. мускулы готовы легко переходить от напряжения к расслаблению;

4. кровяное давление нормальное, пульсация в конечностях хорошая;

5. кожа теплая, с хорошим кровоснабжением;

6. лицо подвижно, мимика живая, голос и взгляд выразительны, глаза контактны;

7. оргазмические функции не нарушены; оргазм представлен ритмичной непроизвольной пульсацией, сопровождается глубоким удовлетворением и любовью к партнеру. Человек может испытывать к одному и тому же лицу и сексуальные, и сердечные чувства.

Психические аспекты здоровья:

1. способность связывать внешнюю экспрессию с внутренними потребностями; готовность действовать для удовлетворения основных жизненных потребностей и возможность отличать их от вторичных пристрастий;

2. способность к контакту с людьми без идеализации и проекций (или других психологических защит, искажающих взаимодействие);

3. способность по собственному выбору контейнировать (удерживать), либо выражать свои чувства, когда этого требует или позволяет ситуация;

4. свобода от тревоги, когда нет опасности ;

5. способность действовать, когда опасность есть.

Духовные аспекты здоровья:

1. контакт с глубинными ценностями;

2. сила духа принимать решения в период жизненных кризисов без впадания в отчаяние и безысходность;

3. свобода от невротического чувства вины и готовность к реальной ответственности;

4. уважение к собственным чувствам и к чувствам других людей.

Существует опасность разделения людей на здоровых, не нуждающихся в терапии, и больных, тех, кому без нее не прожить. Однако более реалистично рассматривать здоровье как широкий спектр состояний и проявлений. Тогда мы признаем право на невротические реакции т.н. благополучных людей и способность к здоровому реагированию у лиц с тяжелыми соматическими и психическими расстройствами.

Таким образом, эффект терапии зависит от умения терапевта раскрыть внутренние ресурсы здоровья клиента. Внутреннюю канву биосинтеза составляет работа по достижению соматического, психического и духовного здоровья; внешнюю — работа по восстановлению интеграции действия, мысли и чувства, утраченной на ранних этапах развития.

Тремя основными процессами реинтеграции являются заземление (grounding), центрирование (centring ) и видение (facing ).

Заземление (Grounding)

Заземление — это работа с мезодермальным панцирем.

Заземление связано с ритмом нашего движения и состоянием нашего мышечного тонуса. Хорошо заземленным является человек, чей мышечный тонус соответствует его движению и поведению. У хорошо заземленного моряка поза приспособлена к качающейся почве под ногами. У спящего человека мышцы расслаблены — значит, он хорошо заземлен для условий сна. Пловец начинает тонуть, если он плохо заземлен в воде и мышцы его слишком напряжены.

Пример прекрасного понимания принципов заземления дают восточные воинские искусства: динамическое равновесие и расслабление внимания без напрасных трат энергии.

Если тонус мышц снижен — человек не заземлен, чувствует отсутствие опоры под ногами. У него будут трудности в адаптации к внешнему миру, такие люди склонны уходить во внутренний мир. Например, психотическое поведение — проявление крайних случаев незаземленности.

Быть заземленным — значит быть в контакте с реальностью, со своими собственными импульсами.

Заземление включает в себя оживление потока энергии вниз по спине и оттуда в пять конечностей — ноги, руки и голову.

Терапевт в биосинтезе учится распознавать язык поз и двигательных стереотипов и терапевтическая работа заключается в том, чтобы высвободить энергию сильно зажатых мышц путем перевода напряжения в экспрессивные движения либо направив ее в ослабленные мышцы, при этом увеличивая тонус через динамическое сопротивление опоре на земле или опоре на теле терапевта.

Центрирование (Centring )

Терапевтическая работа по центрированию затрагивает уровень эндодермы, т.е внутренних органов, в первую очередь системы дыхания. Она помогает человеку войти в контакт с волнообразным ритмом его дыхания и с соответствующими ему эмоциональными изменениями. Т. е. это движение к гармоничному дыханию и к эмоциональному равновесию.

Дыхание и эмоции глубоко связаны, и каждое эмоциональное изменение ведет к изменению дыхания. Описаны специфические паттерны дыхания, связанные с тревогой, гневом, печалью, надеждой, радостью и т.д.

Дыхание может быть разбалансировано на двух уровнях:

— соотношения грудного и брюшного дыхания;

— соотношения вдоха и выдоха.

Паттерны дыхания могут меняться в зависимости от ситуации, самочувствия, эмоционального состояния и т. д. Однако, если человек застревает в одном из паттернов, можно говорить, что он недостаточно центрирован, т.е. накапливает слишком много или слишком мало энергии, либо недостаточно или чрезмерно ее расходует.

Работа с вдохом помогает в случае тревоги, безнадежности, печали, общей астенизации. Для стимуляции вдоха можно использовать: мягкое приподнимающее движение шейного или поясничного отдела на вдохе; подъем и опускание, сведение и разведение конечностей на вдохе и др.

Работа с выдохом показана в условиях сверхконтроля, блокирования гнева, при избытке напряжения. Поощряется свободное течение движений, например, в беге. При этом дыхание будет следовать за движением.

При хорошем уровне центрирования человек находится в контакте со своими эмоциями, осознает их и имеет возможность выбора в каждой конкретной ситуации выражать свои чувства или их контейнировать, сдерживать (но не подавлять!). Подавление, репрессия эмоций часто приводит к

депрессии. Хорошо центрированный человек может себе позволить не подавлять своих чувств и не выплескивать их безудержно

В терапевтической работе важно понимать, что эмоции могут быть наслоены друг на друга: та, которую выразить проще, может быть использована, чтобы спрятать другую эмоцию, которую выразить трудно или нельзя. Терапевтическим принципом в данном случае будет выявление более глубокой эмоции. Так, гнев часто прячет страх, страх может скрывать гнев, а печаль- гнев или удовольствие. Поэтому биосинтез осторожно относится к непосредственному отреагированию гнева. Если за этим гневом стоит страх или стыд, а условий для их безопасного проживания не создано, процедура отреагирования может оказаться в лучшем случае нетерапевтичной, а в худшем — разрушительной.

Видение(Facing ) и Звучание (Sounding)

Помимо экспрессивных движений, важным контактным каналом являются глаза и голос. Терапевтическая работа с контактом глаз, взглядом, голосом — третий путь реинтеграции в биосинтезе. Терапевтическая работа заключается в распознавании способа, как лучше использовать глаза, а также в помощи клиенту взглянуть в лицо тому, от чего он защищается. Когда глаза открыты, есть две основных модели взглядов: контактный и защитный. Примеры защитных взглядов: осторожный взгляд, взгляд не здесь (как будто человек далеко отсюда), сверхбдительный пристальный взгляд. Чтобы войти в более глубокий контакт с внутренней экспрессией у пациентов с тяжелым пристальным взглядом, который они используют как форму контроля, лучше работать с закрытыми глазами. Если глаза клиента реагируют на контакт с глазами терапевта, это полезно для работы: терапевт может прочитать в них злость, тревогу, удовольствие и т.д., что помогает осознаванию паттерна.

При работе с голосом важно то, что существует связь между мышечным тонусом и голосом человека. Высвобождение голоса связано с улучшениями в мышечном тонусе. Звучание помогает заземлению.

В биосинтезе стараются заземлить язык в теле и развить связь между вербальной и невербальной экспрессией. Часто, если телесные сигналы становятся неясными или спутанными, терапевт идет на словесное прояснение чувств и внутренних переживаний клиента или на их выражение с помощью голоса. И наоборот, если речь спутана, он может прийти к пониманию происходящего путем чтения невербального языка тела.

Контактные сигналы и элементы касания

В каждом терапевтическом взаимодействии контактные сигналы клиента будут основным способом индикации происходящего — возрастает ли свободная пульсация энергии или усиливаются защитные системы и сопротивление.

Основными контактными сигналами являются:

— вербальное выражение облегчения или дискомфорта;

— изменение дыхания;

— изменение мышечного тонуса в ответ на прикосновение;

— изменение цвета лица, контакта глаз и т.д.

Отдельно необходимо сказать, что важнейшим инструментом работы в биосинтезе является тело терапевта, в котором резонируют едва различимые напряжения и эмоциональные состояния. В. Райх называл этот феномен вегетативной идентификацией, что означает: чувствовать в своем теле ощущения борьбы клиента, его ритм и особенности пульсации.

Существует несколько основных способов телесных контактов, или элементов касания. Эти элементы традиционно связаны с четырьмя стихиями: землей, водой, огнем и воздухом.

Земляной контакт

Здесь используются руки и другие части тела терапевта

а) как поддерживающие структуры (мы стараемся передать клиенту ощущение надежности, твердости, прочности, доверия );

б) как структуры, которым клиент может оказывать динамическое сопротивление.

Принцип поддержки (в смысле опоры ) используется-

— для сверхнезависимых людей, чтобы помочь им больше доверять и учиться принимать помощь других;

— для сверхзависимых — чтобы помочь им больше доверять опоре и поддерживающим структурам их собственного тела (спине, рукам, ногам );

— для людей со слабыми границами, тревожными и во многих других случаях.

Водный контакт

Назначение водного контакта — придать движению плавность, помочь осознать и восстановить плавность и волнообразность работы кишечника, дыхания и др. Следуя за свободным потоком движений в форме вибраций, дрожаний и т.д., мы восстанавливаем баланс мышечного тонуса

Водный контакт часто применяют вместе с воздушным, особенно при недостатке энергии у клиента.

Воздушный контакт

Этот вид контакта основан на работе с дыханием: энергетизации и расходе энергии.

Огненный контакт

Принцип огненного контакта — тепло и терморегуляция тела. Руки терапевта используются как излучатели или перераспределители энергии: путем прямого согревания холодной части тела, через работу с энергетическими полями или с переводом избытка тепла в движение (горячие области обычно энергетически перегружены ).

Биосинтез — психотерапия, ориентированная на процесс. От клиента не требуется, чтобы он следовал модели здоровья терапевта, заменил свои паттерны на его. Терапевт мягко работает с дыханием, помогает ослабить мышечные напряжения с тем, чтобы наиболее точно воспринять и раскрыть внутренние тенденции движения и роста клиента,

его возможности и особенности его пульсации. Терапевт в биосинтезе становится партером по танцу, который сопровождает и ведет пациента к новому опыту, иному ощущению заземления в собственном теле, восстановлению здоровой пульсации

1.2. Розен-метод*

Внешне Розен-метод похож на массаж: клиент лежит на специальном столе, а другой человек с ним работает. Есть и отличия в этой работе никогда не используется масло, для удобства могут быть подложены подушки, клиент всегда частично одет — в гой мере, в какой сам хочет; для тепла и комфорта его сверху накрывают легким одеялом. Сначала клиент лежит на животе, потом его\ее обычно просят перевернуться на спину. Сессия длится 50 минут; терапевт может стоять или сидеть у стола. Его руки находятся в плотном контакте с телом клиента, временами он мягко смещает какой-либо участок, напоминая человеку о потенциальном объеме движений в данной области—в том случае, если напряжение уйдет.

Я обычно начинаю с того, что кладу руки поверх покрывала. Затем, когда клиент начинает расслабляться и чувствовать себя более комфортно, одеяло можно свернуть и работать непосредственно с телом человека. Я перемещаю руки по спине сверху вниз, отмечая и ощущая напряженные участки. Одна рука все время в контакте с напряжением, другая отдыхает и слушает.

Вот некоторые показатели напряжения’ ограниченность движения в солнечном сплетении, в области диафрагмы; выпуклость участка тела из-за мышечных контрактур. Температура тела, цвет кожных покровов и тургор тканей также могут указывать на внутреннее напряжение, сокращение объема движений и его влияние на кровообращение.

*Печатается по Sandra Wooten Touching the Body Reaching the Soul Hou touch influences the Nature of Human Beings Santa Fe 1995 Перевод с англ Г Ченцовой

Например, холодные руки говорят о сжатии мышц и спазме сосудов в области груди. Эти мышцы позволяют нам поднимать и носить тяжести, брать и отдавать, обнимать и отталкивать. Зажим в грудной области ограничивает наши возможности делать все это. Напряженный участок может выглядеть привлекательно, а наощупь быть твердым, как скала. Иногда напряжение незаметно на первый взгляд. В общем на поверхности все прекрасно, но при тщательном обследовании выявляется слой глубокого напряжения.

Поза клиента так же говорит нам, расслаблен человек или нет. Например, мы можем отметить напряжение грудной клетки, верхней части спины и плечевого пояса. Одно бедро может оказаться выше другого, или ноги крепко сжаты в единый столб. Я часто рассказываю клиентам, что мне удалось заметить, а иногда обсуждаю с ними, как данная область тела будет двигаться или отдыхать, если напряжение уйдет.

Работая с клиентом, я всегда обращаю внимание на форму его тела и позу; таким образом можно многое узнать о жизни человека, о его отношениях с окружающим миром. Привычная физическая боль или часто испытываемый дискомфорт прямо указывают на хроническое напряжение в данной области. Я сосредоточена на клиенте, я наблюдаю, чувствую, слушаю — и одновременно привлекаю мой собственный опыт, знания, интуицию, чтобы помочь развитию процесса клиента.

В уме я всегда держу следующие вопросы: Кем стал бы этот человек, если 6 напряжение отсутствовало? Что болит? О чем говорит форма тела и поза? Если расслабить эти мышцы, какие возможности появятся для движения и экспрессии? Я стараюсь быть в позиции незнайки, полного любопытства и не дающего оценок. Моя роль — роль наблюдателя, свидетеля, фасилитатора процесса клиента. Такое отношение позволяет построить и углубить доверие между нами, создать безопасное пространство для клиента, где он начинает по-новому к себе прислушиваться.

Часто терапевт, чтобы повысить уровень осознавания клиента, словесно реагирует на изменения в его теле, например: Эта мышца расслабилась прямо у меня под рукой или Ваше плечо только что напряглось. Что-то случилось?. Терапевт должен осторожно подбирать слова и ни в коем случае не интерпретировать. Иногда лучше просто сказать Да или Хорошо мягким, подбадривающим голосом, без оценок подтверждая, что изменение произошло, и приглашая клиента обратить внимание на сопутствующие этому изменению мысли, образы, чувства и физические ощущения. Тогда человеку легче погрузиться в бессознательное, проживая в своем роде сон наяву. Может произойти инсайт или всплыть давнее воспоминание; иногда клиенты рассказывают о своих переживаниях в настоящий момент. Терапевт внимательно слушает, отслеживая при этом телесные реакции на сказанное и мимику клиента. Становится очевидным, осознает ли человек происходящие изменения, выстраивает ли собственные связи с личным опытом и нужны ли еще слова.

Мы зачастую выражаем свои чувства через силу или с надрывом, что вызывает напряжение во всем теле. По мере расслабления мышц хватка напряжения отпускает нас, и мы можем наконец ощутить наши эмоции истинно и глубоко. Иногда для выражения их приходят слова, иногда это просто глубинное переживание. Наше дыхательное пространство расширяется и на физическом, и на метафорическом уровне, поскольку диафрагма больше не зажата.

В процессе работы клиенты многое узнают о себе, открывают, что для них истинно. Новое осознание себя, а также присутствие Розен-терапевта и физический контакт с ним вызывают состояние глубокого расслабления с чувством облегчения, равновесия и благополучия. Иногда накапливаются мелкие положительные сдвиги, и клиент отмечает в какой-то момент, что обычная жизнь теперь требует гораздо меньших усилий, чем раньше.

Когда с помощью физического контакта происходит встреча двух людей, наблюдается соматический резонанс. Розен-метод предполагает осознаваемую встречу напряжений, поэтому соматический резонанс становится очень заметным. Во время работы я часто нахожусь в измененном состоянии сознания, когда общение с клиентом происходит на тонких уровнях. Моя собственная мысль или ощущение может соответствовать непосредственному переживанию клиента. Например, непонятно откуда возникший вопрос или пришедшие мне на ум слова из песни не имеют никакого значения для меня, но для клиента оказываются полными глубокого смысла.

Часто у меня рождаются те же телесные реакции, которые описывает клиент у себя. Недавно одна женщина рассказывала, что чувствует себя отвергнутой. Естественно, я хорошо понимала ее на уровне слов; но лишь позволив себе ощутить телом, что отвержение значит для меня, я смогла по-настоящему понять переживания клиентки. У меня в буквальном смысле прервалось дыхание,

плечи сгорбились, а поясница напряглась. Я почувствовала спазм икроножных мышц и поджала пальцы ног. Меня захлестнуло физическое ощущение отверженности. Конечно, наш опыт не был абсолютно идентичным, но все же он помог мне глубже понять другого человека и сделать мою работу более точной и целенаправленной. Наше общение перешло на иной уровень, и соматический резонанс углубился.

Надо сказать, что контакт путем соматического резонанса является двусторонним. Чем больше я сама расслабляюсь, тем больше меняется атмосфера, помогая расслабиться клиенту. Расслабление оказывается заразительным, как зевота. Чем глубже релаксация, тем больше резонанс. Мои клиенты и я все сильнее настроены на волну друг друга, мы более глубоко осознаем наш физический контакт.

1.3. Танцевальная психотерапия*

Для целостности человеческого существования особое значение имеют взаимоотношения тела — духа — психики. Еще Айседора Дункан считала, что танец — это выражение духа, что он вдохновлен природой. Дух — это жизненный принцип в человеке, это принцип сознательной жизни, это посредник между телом и душой. Дункан хотела все, что может угнетать душу, высвободить через тело. Она считала, что в теле должна обитать свободная душа. Человек будет танцевать, и тело воскреснет после ста лет забвения цивилизацией, но не одно тело и не в войне с душой и духом, а в блестящей гармонии. В этих мыслях Дункан предчувствовала сущность танцевально-двигательной терапии (ТДТ).

К этому времени повысилось количество душевных расстройств, и уже имелись подходы, которые учитывали взаимосвязи нашей психики и экспрессии тела, искались методы использования этих идей. На этом же пути находился Станиславский (для актеров), Ж. Далькроз (для певцов). В конце прошлого века начался расцвет физической культуры. Все виды спорта и лечебных гимнастик шли по континенту из Швеции и Англии, наводняя его новыми идеями и методами; это был как бы крестовый поход против старого изречения mens sana in corpore sana (в здоровом теле здоровый дух). Ритмическая гимнастика и танец стали взаимозаменяемыми понятиями. Вероятно, общественная обстановка декаданса вызвала повышенный интерес к культуре тела.

Вольтер Сорелл Танец как терапия в Сб. Танцевально-двигательная терапия, Кострома, 1995. Пер.с нем.А. Андреевой

Несомненно, эти волны способствовали вместе с различными танцевальными экспериментами тому, что XX век стал предназначен для танца во всех его проявлениях. При этом познание психосоматического, всех взаимоотношений развития тела и души не ново. Уже в 1435 году, в эпоху Ренессанса, Леон Баттиста Альберти писал, что движение души можно познать через движение тела.

Целительная сила рук играла большую роль уже у примитивных народов, у древних египтян, в Азии, у римлян; последние имели особое название для пальцев целителя — diqitus medicus. Многие знают о знаменитом немецком враче XIX века Фридрихе Антоне Месмере, который размышлял о природном магнетизме в людях и о неопределенной силе, которая струится из пальцев и может иметь целительский эффект. Как указывает Ветхий Завет, когда на больном лежат руки благочестивого, через него проходит святой дух. И не будет осквернением святыни, если сравнить с этим работу терапевта, который медленно совершает своими руками чудо с психически больными людьми, присоединяя их через ритм движения к ритму жизни.

Можно назвать наше столетие веком психологического просвещения, существенным моментом в становлении ТДТ. Движение не осуществляется за один миг, внезапно. Много камней нужно снести в одно место, чтобы построить здание. Известно, что каждый человек имеет внутри себя музыку, которую не всегда слышит. Музыка — это ритм, и каждый человек имеет определенный индивидуальный ритм, он неосознанно включен в него, и в то лее время этот ритм не остается скрытым от других людей. Мы все обладаем ясно очерченной жестикуляцией, которая характеризует наши образцы поведения, наши мысли и чувства, выражает наши реакции

Движение пришло от музыки (внутреннего ритма). Примитивные народы имели свое средство выражения — свое тело, которое примеряло ритмы природы и космоса.

ТДТ в США поддерживает идею первоначальных, сильнейших импульсов и обращается к необычным феноменам в развитии современного танца 40-х годов. Танец босиком, в прямом контакте с землей (возвращение к танцу первобытных людей), — он был первоначальной силой открытия внутреннего Я, он вел к возникновению чувств или состояний души. Такой танец направлен на артистическое самовыражение внутренних конфликтов человека, он ведет к устранению собственных проблем танцора, заключенных в танце.

Этот незначительный момент в развитии танцевального искусства стал подлинной отправной точкой для ТДТ. Взаимоотношения между психическими трудностями и телесным языком можно рассматривать как путь, с помощью которого естественный динамический ритм движения будет включаться как средство изменения, особенно для людей с трудностями в вербализации.

Каждая телесная форма выражения (телодвижение) может быть средством движения человеческих душ.

Мы все бегаем с маской, нашей персоной, как ее называл Юнг, при помощи которой мы желаем презентировать себя миру, и которая одновременно служит защитой от него. Танцтерапевт интересуется людьми, которые эту защиту нашли и не могут в этом мире показать свое истинное лицо.

Движение выражает не только эмоции, оно способствует возникновению чувства благополучия или самооздоровления, так что движенческая характеристика представляет собой неизбежную реакцию чувств

Не каждый пациент принимает, признает ТДТ немедленно. По-видимому, необычность отпугивает и страшит, хотя одновременно это кажется естественным, само собой разумеющимся. Боязнь, страх и скепсис часто должны медленно преодолеваться. Бывает так, что пациенты, которые ранее были на психотерапевтическом лечении и привыкли к вербальной коммуникации с лечащим врачом, часто оказывают сопротивление. Если пациент не может принять определенный вид групповой терапии, то он все же может согласиться на общую терапию. В этом заключается важная функция терапевта: устанавливать взаимодействие и взаимовлияние с пациентом, который изолируется и некоммуникативен. Аспект выражения во многом соответствует своему социальному потенциалу. Можно надеяться, что через совместный, коллективный опыт, когда чувства выразятся в движении, у пациентов разовьется или появится чувство солидарности, принадлежности группе. Установлено, что пациенты, которые не могут переносить поведение некоторых других людей, могут терпеть его в группе, а свой страх, ярость, заботу или отвращение через движение выражают лучше. Также важно, что пациент, находясь в совместном ритмическом действии, неосознанно открывает, как он может идентифицироваться с чувствами других, причем эти чувства проявляются через движение.

Также важна проблема организации в движении взаимодействия между терапевтом и пациентом. Это проявляется прежде всего в индивидуальной терапии, в которой терапевт имитирует движения пациента и из этой двигательной имитации направляет пациента на новый путь, открывает ему другие возможности выражения. Пациент воодушевляется, он лучше знакомится со своим телом, потому что только то, что знаешь, — можно любить. Больной открывает свою собственную неповторимую индивидуальность. Напряжение через ритмическую активность редуцируется, циркуляция крови увеличивается, поэтому наступает нормальное мышечное напряжение, чувство приятной усталости и что-то еще, что можно увидеть как побочный продукт ТДТ.

Замечено, что эмпирический опыт направляет каждого танцтерапевта к своим индивидуальным установкам и методам. Считается, что специализация в определенной области (например, работа со слепыми, наркоманами или беременными) может привести к большому успеху. Подавляющее большинство всех танцевально-терапевтических сессий представлено групповой терапией. Для терапевта всегда остается существенное задание: воспринять и удержать каждую деталь движения внутри группы, однако, при этом необходимо одновременно познавать и каждое аутичное, не-выявленное движение, которое и выражает проблему.

Без содействия пациента терапевт может потерпеть неудачу. Терапевт может направлять отдельные выключения единства группы (групповую динамику) в зависимости от того, какие методы он использует.

Танцтерапевты используют музыку и звуки. Существует мнение, что каждый звук, издаваемый пациентом, можно рассматривать как его личностное выражение. Каждое музыкальное произведение с его определенным ритмом создает ограничение, оно навязывает пациенту определенное настроение (мы можем думать только о вальсе или о польке). Некоторые терапевты допускают мысль, что все тело имеет память и что оно в своем движении через некоторое время и в каком-то возрасте уподобляется этому состоянию, и человек что-либо вспоминает. Установлено, что особенно часто выносится движущимся телом на поверхность сознания слезы.

Другие терапевты считают, что можно изменить в некоторой степени психический ритм пациента, когда он в состоянии изменить ритм своих движений. Это положение прорабатывала Труди ТТТоптт. В своей книге … приходи и танцуй со мной она пишет: Безжалостные повторения причудливых действий и движений, которые показывает тело психотических людей — тревожное зрелище. Я пробую вызвать доверие и войти в эту причудливую телесную форму. Я связываю, соединяю свое тело с телом пациента. Когда я исследую его способ выражения, перенимаю его манеры, я могу лучше понять чувства, лежащие в основе этого выражения, и пациент со своей стороны чувствует себя понятым.

Танец обращается всегда к здоровой стороне человеческой природы, которая существует в каждом, даже больном или запущенном человеке. Каждый из нас вспоминает о времени, когда тело еще в первородном состоянии переживало свои собственные радости. Эта первоначальная радость движения лежит в танце, в разнообразных интенсивных формах танцевания (аэробика, шейпинг). Каждый, кто знает мир танца, знает как много радости может дать нам тело. Далее Труди пишет’ Поэтому я хотела бы возродить и исследовать врожденный талант тела к радости своего существования. Происходит исцеление душевных ран, когда я пытаюсь передать людям новые и позитивные чувства относительно собственного тела. Функциональные способности тела почти неограничены, когда это тело развивается без вмешательства извне. Мы все танцуем с грудного возраста до старости. Я пытаюсь сделать так, чтобы пациент всю палитру этого развития прожил. Когда он ползает, валяется, кричит, катается, баюкается, качается, бросает, берет, дает, прыгает, скачет, он узнает себя и мир. Во время выполнения этих возрастных, временных тем движения пациент может быть в первый раз догадывается, что он есть и кто он есть. Он начинает понимать, что это тело, которое ползает, прыгает, бегает, смеется или плачет — принадлежит ему. Шаткие и неопределенные картины (образы) тела начинают вырисовываться.

Теория Рудольфа Лабана: система усилий и форм — имеет большое значение и распространена с США. Эта теория основывается на наблюдении, что движения пациентов соответствуют их личностям и терапевт может записать движение почти также как записывают музыкальные ноты, которые можно потом считывать. На одной линии лежит интенсивность движения, его можно рассматривать как легкое или сильное, быстрое или медленное, директивное или недирективное. На второй линии рассматриваются пространственные элементы, вопросы использования пространства.

Здесь движения описываются как расширенные или ограниченные, возрастающие или убывающие, продвигающиеся вперед или отступающие назад. На третьей линии мы находим импульсы движения, которые Лабан увидел как ограниченные (связанные) или свободные, идущие от тела или к нему. Эти качества движений могут быть записаны довольно точно, они показывают как пациент ощущает себя и окружающий мир. В целом это г анализ движения позволяет увидеть характерные паттерны поведения пациента.

Клайре Шмайс, член американского терапевтического общества, рассказывала об одной группе подростков, с которой она работала и где она получила непосредственное впечатление об их поведенческой ярости. Бунт был подавлен. Как танц-терапевт она сделала тогда единственно правильный выбор: она кинулась с молодыми людьми в яростный танец. Они топали, ударяли, бросали свое тело в диком, первобытном, буйном ритме барабанов. Короткие выкрики поддерживали выполнение ее плана. Они звучали как дикие индейские вопли или греческий хор. Когда Шмайс кричала: Нет!, группа ревела как эхо: Нет!! Хоровая импровизация продолжалась: Нет — нет! Шоу — шоу! Да — да! Отгадай — отгадай! В конце терапевт кричала им: Вот бардак! И ответом подростков был неистово буйный крик:Вот бардак! Потом подростки сели с ней на пол и начали откровенничать, говорили и говорили, и к концу установилось веселое настроение, игра в имена привела к полной разрядке напряжения.

Для Шмайс имеются важные линии направления или последовательности в ее сессиях, которые она обозначает так: ,.,

1. Warm — up. Период ориентации, разминка.

2. Entwicklung. Период развития.

Период ориентации

Пациенты учатся друг друга узнавать, что ожидают от них, что за человек — руководитель группы, от которого они в некоторой степени зависят. Появляются вопросы: Мое ли это? Стану ли я сотрудничать? Поймут ли меня? Примут ли меня? Когда руководитель набрасывает ясную, поддерживающую картину предстоящего, когда члены группы открывают нечто близкое в выражении, целях и проблемах — устанавливается атмосфера безопасности, медленно исчезает зависимость от терапевта, группа готова брать обязательства на себя. Авторитарный руководитель может дольше поддерживать неопределенное состояние, если группа ищет зависимости, или когда большая часть отказывается от своих историй, или проявляет неразумность.

Можно начать с объяснения, что означает танц-терапия. Образуется круг, звучит музыка с сильным ритмом. Сначала показываются, даются простые движения так, чтобы каждый мог повторить. Движения ритмично повторяются, терапевт может выйти из группы, может сконцентрировать внимание танцующей группы на себе или на взаимном наблюдении. Танцтерапевт поддерживает движение словесно. Он всегда наблюдает за тем, как человек движется. Терапевту лучше поощрять движение через вопросы: можете ли вы поднять руки? Как высоко вы можете их поднять? Можете ли вы ваши руки кому-нибудь протянуть? Ничего не нужно требовать, можно лишь намекать, близко касаться.

Через единство в движении забывается волнение, страх, через движение напряжение само уменьшается. Терапевт всегда в группе: то исчезает, то появляется, он признает себя частью группы. Вербальное не становится направляющим, в отличие от его движений, которые корректируются по движениям группы, которые задают тон, как легко, как долго, как нужно развивать сложную хореографию. С развитием танцевальной фразы занимается все больше пространства, и члены группы ищут друг друга глазами, словами, руками. Они соприкасаются, трогают в конце концов друг друга и примыкают к общей картине движения вместе.

Период развития

Акцент смещается от фигуры лидера к членам группы, интерес направляется на частности. Терапевт поддерживает каждое индивидуальное движение или формирование маленькой группы внутри группы. Индивидуальные вспышки злости, ярости, депрессии и чувства одиночества становятся для терапевта метками для работы, которую вся группа понимает и принимает. Обычно существует определенная последовательность в появлении эмоций в группе. За депрессией мы находим злость. Затем, при повышении интенсивности, проживается гнев. И члены группы готовы признавать свои потребности в зависимости и свои стремления к человеческой близости. Часто с успехом применяется соединение движения и вербальной коммуникации. Существенной задачей терапевта всегда остается способствовать тому, чтобы люди выражали свои чувства, чтобы достичь реалистичной концепции своего телесно-психического образа или просто получить облегчение и радость самому, через собственную радость и опыт.

1.4. Метаморфная техника*

За последние 150 лет человек испытал огромное расширение границ сознания и собственной мощи, поскольку психология и физика раскрыли перед ним новые горизонты понимания реальности. Чем больший объем информации становится доступен, тем больше нам понятны тайны Вселенной. Изменился и наш взгляд на медицину и психотерапию: мы открыли, что тело и сознание работают как единое целое. Сложилась концепция холистической медицины, утверждающая:

1) человека нужно лечить как интегрированную живую единицу, а не набор разрозненных частей организма;

2) в каждом из нас заключена способность к самоисцелению.

Частью такого подхода является и метод метаморфозы, воплотивший на практике древнюю, веками проверенную идею: Жизнь сама по себе великий целитель. Казалось бы, мысль проста и очевидна, однако нашему ограниченному сознанию нелегко ее усвоить.

Жизнь можно сравнить с водой, существующей в разных формах: лед, пар, река, океан, — все это вода. Любой из форм присуще непрерывное движение на различных уровнях — атомном, молекулярном и др. Свободное течение реки может нарушиться, если на его пути возник завал из бревен и валунов. Однако, за пределами завала поток движется по-прежнему, и есть вероятность, что в самом загоре произойдут изменения — тогда река опять потечет свободно.

*Gaston Saint-Pierre, Debbie Shapiro The Metamorphic Technique (Principles and Practice),Element Books Limited,London,1993. Перевод с англ.Г.Ченцовой

Сходным образом и наша способность к свободному движению может блокироваться, но сила потока Жизни ждет своего часа, чтобы подхватить нас и помочь достигнуть состояния свободы.

В природе процесс метаморфозы происходит постоянно: желудь вырастает в дуб, гусеница превращается в бабочку. В каждом из нас заключена способность стать чем-то большим по сравнению с тем, кем и чем мы являемся в данный момент. Разумеется, нас ограничивает материя, образующая наши тела; но внутри этих границ мы можем свободно меняться. Изменения происходят не из-за внешних причин, а благодаря внутренней жизненной силе.

Все животные, включая человека, обладают способностью к самоизлечению. Дикие животные, заболев, постятся и дают себе отдых. Без сомнения, в древности люди возвращали силу и здоровье тем же способом, пока не утратили контакта со своими инстинктами. С тех пор интеллектуальные способности человека неизмеримо возросли, к сожалению, за счет его интуиции. Современная медицина достигла огромных успехов, но нам важно осознать собственную целительную силу.

Способность использовать силу Жизни для самоизлечения атрофировалась у человека на протяжении многих веков. Теперь нам необходим катализатор, помогающий разбудить в себе это качество. Люди, практикующие метод метаморфозы, являются такими катализаторами в той же мере, в какой земля способствует прорастанию семян. Они ослабляют определенные структуры пациента, не имея при этом, как и почва, никаких определенных целей. В данной работе происходит встреча двух людей, ничего друг другу не навязывающих и ничего конкретно не ожидающих. Цель жизни — проявиться и состояться на максимально высоком уровне В человеке та же жизненная сила стремится к его полной реализации как личности.

Так какую же структуру надо сначала ослабить, чтобы достичь этой цели?

Мы считаем, что жизнь начинается в момент зачатия, с образования первой клетки организма, обладающей элементарным сознанием. В течение 9 месяцев беременности формируются все физические, умственные, эмоциональные и поведенческие структуры человека. Пренатальный период, жизнь до рождения, коренным образом влияет на все наше дальнейшее существование. Именно эту временную структуру и необходимо ослабить.

В течение 9 месяцев на нас влияет много различных факторов: поведение родителей, их социальная и культурная среда, стадия эволюции, которой достиг человек, вместе с нематериальными космическими воздействиями. Наши жизненные паттерны в основном формируются в этот период, т.е. наше сознание развивается во время беременности. Метод метаморфозы концентрируется на этих 9 месяцах. Специалист, как катализатор, ослабляет временную структуру периода беременности.

Данная структура находит отражение в разных частях нашего тела, особенно в ступнях ног, кистях рук и голове. Через эти области можно активизировать пренатальный период, а затем ослабить его связи. Сама Жизнь работает в нужном пациенту направлении, происходящие изменения вызваны способностью человека к самоисцелению, к истинному воссозданию себя. Об этом постоянно должны помнить все, кто практикует наш метод: жизненная сила пациента, а не терапевта приводит к положительному результату Если мы стремимся спасти наших пациентов, излечить их, направить их энергию правильным путем, тем самым мы лишаем их жизненную силу необходимого пространства для работы. Нельзя улыбаться или дышать за другого человека, так же бесполезно пытаться исцелить его своими силами. Еще раз повторяем: работая этим методом, нужно воспринимать себя как катализатор процесса пациента, не навязывать свою волю и не направлять происходящие изменения.

Нашим техникам легко обучиться, для практикующих нет ограничений ни со стороны возраста, ни со стороны образования или состояния здоровья. Метод помогает самым разным людям — от тяжело больных и умственно отсталых детей до тех, кто стремится к духовному росту.

ГЛАВА 2. СТРУКТУРА ХАРАКТЕРА

2.1. Русское тело*

Возможно ли? Принято говорить о русском характере, о загадочной русской душе. Но о теле, телесности?

Поднимая разговор о Русском теле, вообще о теле, — следует различать несколько видов тел. Индивидуальное тело и ряд групповых тел: семья как тело, имеющее свои органы и взаимоотношения между ними (скажите, кто в Вашей семье, например, — голова), коллектив (организация — ср. орган или корпорация -ср. итал. согро- тело), наконец, государственность как тело. Все виды тел пронизывают друг друга, взаимодействуют и влияют друг на друга. Так, наше индивидуальное тело сформировывалось и сейчас значительно зависит от государственной телесности. В равной степени и наоборот.

Может показаться странным для настоящего практического издания начать разговор о специфике русской телесности с государственного тела, а не, например, с индивидуального. Но, как известно, нет ничего практичнее хорошей теории. Хорошая же теория — это всегда обобщения высокого порядка. В нашем случае такого рода обобщения затрагивают прежде всего государственность, что, кстати, хорошо иллюстрируют пословицы и поговорки русского народа и о русском народе, являющиеся своеобразными и наиболее устойчивыми обобщениями.

*Печатается в сокращении по. В.Баскаков. Русское тело (к постановке проблемы телесно-ориентированного анализа национального характера) Психологическая консультация,№1Д997, стр.13-21.

Начнем с корней, опор, НОГ. Это важно, поскольку решающие особенности человеческой телесности прежде всего связаны с изменением позиции тела — с превращением нас из животных в этих homo erectus’oB — людей прямостоящих. О Руси, России всегда говорили: Колосс на глиняных ногах, — очень точно указывая как на одну из наших базовых проблем — отсутствие стабильности, неустойчивость, так и на область государственной психосоматики — НОГИ. Действительно, вряд ли можно назвать другую страну, которая за свою историю вынесла на своих плечах (о плечевом поясе Русского тела см. ниже) столько войн и революций. И ведь не просто дворцовый переворот с обычной сменой власти, а — до основания…. В чем смысл и есть ли он вообще?

Давайте проделаем опыт. Неожиданно схватите человека за грудки и сильно встряхните. Наблюдайте за ним. Что происходит? Правильно, он ОПУСКАЕТСЯ! Опускается (не в другом значении этого слова, хотя связь с другим значением в нашей истории прослеживается тоже!) — в смысле УКОРЕНЯЕТСЯ. Он пытается быть ближе к Земле, ищет в ней опору; если хотите — пытается своим же телом решить свою же проблему.

В этом мне видится смысл (но не оправдание) столь разрушительных встрясок. В этом смысл политических, нравственно-человеческих метаморфоз наших политиков и государственных чиновников, когда в предвыборных обращениях — обретение стабильности, а по приходу к власти — предоставление дополнительных полномочий силовым структурам во взымании налогов вместо разработки толкового налогового законодательства

Здесь мы сталкиваемся с другой проблемой Русского тела. В ногах, являющихся, как нам известно, оплотом стабильности, в коленях содержатся еще и СТРАХИ (ср. душа от страха ушла в пятки, присел от страха, ноги подкосились и колени задрожали). Здесь следует сделать некоторые пояснения.

Та или иная проблема, формирующая Русское тело (пронизывая все его виды: индивидуальное тело граждан, семьи, коллективы, государство в целом) и самая являющаяся его продуктом, — вполне материальное , живое образование, обладающее собственной телесностью (не случайно многие проблемы имеют вполне визуальные характеристики). А любое живое имеет потребность в пище и жизни. Страхи, живые образования, поселившись в ногах Русского тела, нуждаются в пище. Вот Вам и еще ответ на странные и внешне, вроде бы, необоснованные действия по даче дополнительных полномочий силовикам. Действительно, таким образом можно собрать ВСЕ (не только налоги), дав пищу нашим страхам. Для нашей страны — это максимально действенный и реально быстрый способ. Но способ чего? Только не решения проблемы Русского тела. Как видим, неожиданно узко-государственная задача (всего-то налоговое законотворчество!) превращается в задачу ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКУЮ (государственно-терапевтическую).

Связь страхов (а самый страшный страх — страх СМЕРТИ) с реальностью нашей жизни — самая прямая. Это и наш РУССКИЙ БИЗНЕС, и БАНКОВСКОЕ ДЕЛО — под грохот взрывных

устройств и свист пуль. Это и обвальные денежные реформы, которых быть не может, и неожиданно замороженные валютные вклады Внешэкономбанка (уже забыли?), и »сгоревшие рублевые вклады Сбербанка . Это…Это… Остается вопрос: зачем это делается? на уровне государственного тела; на уровне индивидуального — почему мы этому позволяем случаться?. Ответ парадоксален с точки зрения здравого смысла , но совершенно объясним с точки зрения вышесказанного: складывается впечатление, что мы ЖЕЛАЕМ БОЯТЬСЯ, мы ИСПЫТЫВАЕМ В ЭТОМ ПОТРЕБНОСТЬ. Мы позволяем иметь законы, позволяющие нам жить в нестабильности и страхе за эту нестабильность.

Следующая часть Русского тела — ПАХ (вижу, как заулыбался читатель). Действительно, паховая область напрямую связана с ногами (известна шутка-загадка откуда растут ноги?) и с нашей государственностью. Большинство эпитетов, отпускаемых в сторону нашей государственности (не путать с Родиной!) — из этой области нашего тела. И здесь многое понятно! Паховая область — это область максимально глубоких и сильных чувств, поскольку сфера сексуальных отношений, оргазма — это область высокой энергии (читайте хронику происшествий сферы бытовых убийств и тяжких телесных повреждений, произошедших на любовной почве!). Любые электроприборы, особенно повышенной мощности,- обязательно заземляют. В нашем теле, мы помним, — это ноги. Так что претензии ПАХА к НОГАМ совершенно обоснованы. Другое дело — в какой форме они выражены. Здесь неоценимую услугу играет наш великий и могучий, наш русский язык. Конечно же, — это наш мат. Напрашивается гипотеза, что именно в силу избытка чувств в ситуации отсутствия их заземления такую функцию опор берет на себя язык. Действительно, по семантике, обилию оттенков, количеству матерных слов — русский язык впереди планеты всей. Гражданину нашей страны трудно понять западный фильм и реплику главного героя в момент падения холодильника с трехметровой высоты на мизинец его ноги.

Кроме вообще глубоких и сильных чувств, паховая область Русского тела — это и область конкретных чувств русского срама и стыда (ср. мед.-срамные губы). Не задумывались ли Вы над тем, почему у нас такие туалеты? В смысле — уборные, отхожие места. То, от чего впадают в шок иностранцы, посещающие нашу страну. И ведь действительно трудно им объяснить — почему. Это же никак не связано с нашей чистоплотностью/ нечистоплотностью. В чем же причина? Одна из них — уборные, отхожие места, как ни покажется это странным, — своеобразные символы паховой области и, одновременно, — ее материализация. Следуя логике, описанной выше, проблема срама, стыда оказывает влияние на нашу жизнь так, что формирует ситуации, в которых она получает свою пишу: стыд и срам, стыд и срам. И подтверждение этому — наша история. Российские помещики, покупая итальянские и греческие скульптуры обнаженных героев повсеместно одевали их в металлические трусы. А СОВЕТСКИЙ СЕКС, которого нет! А разговоры, книга и телепередачи про Это.

Вполне закономерно в сознании и культуре граждан нашей страны формировалось и сложилось

определенное (в основном негативное) отношение к этому. При колоссальном интересе (запретный плод…). Раз этим занимаются обнаженными (заземляя энергию чувств через контакт с другим телом), таким табу выступило не только все обнаженное тело, но даже отдельные его части — ноги, руки .. Табуированным стало даже само слово — ТЕЛО!

Поднимаясь выше по Русскому телу, мы оказываемся в области ГРУДИ. Это — область наших чувств, переживаний. Объем статьи и, прежде всего, серьезность разговора не позволяют в полном объеме рассмотреть данную область. Ведь здесь скрывается загадочная РУССКАЯ ДУША. Именно она и та атмосфера, в которой она раскрывается, проявляется в полном объеме — так привлекает тех же иностранцев (несмотря на наши туалеты!). Чувств много и они глубоки! Но при таких ногах (см. выше) чувства удерживаются (небезопасно!). Если прорывает — то с перехлестом (отреагирование). Не в этом ли одна из причин нашей дружбы с Зеленым Змием? Отпускает! Спросите почему? Тело расслабляется, а значит — опускается, укореняется (максимальное расслабление и реальное заземление — это смерть, отсюда — мертвецки пьян). Да еще сверхконтроль со стороны сознания ослабевает (т.н.дурь).

Разговор о Русском теле был бы неполный, если бы мы не указали еще на несколько его частей, имеющих ключевое значение для понимания логики его устройства. Колоссность, колоссальность Русского тела — это, прежде всего, его ПЛЕЧИ. Плечи — это то, что мы БЕРЕМ НА СЕБЯ, или СОБИРАЕМСЯ ВЗЯТЬ. В последнем случае здравомыслящий человек, как правило, задает вопрос

а выдержу?. Но это, прежде всего, вопрос к НОГАМ. А ноги-то мы помним какие. При таких-то ногах какое же громадье мы можем осилить? Можем! За счет замечательных качеств, снискавших былую славу советскому человеку, — воля, мужество, терпение (ср. вынесет все!, нам нет преград!). Но это — психологические качества. А что же тело? А в теле — колоссальное перенапряжение и зоны конфликтов — СПИНА, ЖИВОТ и упоминавшиеся уже КОЛЕНИ. Поставьте спортсмена-тяжелоатлета в момент взятия им веса па неустойчивую опору — вот аналог нашей с Вами ситуации.

То, что сейчас говорится о потере наших корней, об утрате культуры, о недостаточности понимания ценности нашей семьи (ср. Германия, Америка), о сложностях отношений внутри коллективов (ср. Япония) — это прежде всего проблемы СПИНЫ. Спина — это основа, остов всего тела, связующая всех его частей.

Так же, как ЖИВОТ — это жизнь (ср. положить живот за отечество). И эта жизнь постоянно подвергается опасности. А при такой нагрузке на плечевой пояс — это постоянное перенапряжение жизни, области живота. Это, наконец, — трудности вынашивания детей и родов у женщин (о Русском теле женщин — отдельный и очень важный разговор).

Наконец, разговор о Русском теле хотелось бы завершить еще одной ключевой его частью. Это — НИЖНЯЯ ЧЕЛЮСТЬ. Нижняя челюсть лица -это одновременно и аналог паховой области на теле (см. выше), и подавляемые человеком негативные чувства, эмоции, переживания, в основном — ярость, агрессия, ненависть. В силу акцентирования этой части Русского тела и ее двойного употребления (ярость, агрессия и — сексуальные отношения) имеет смысл еще раз вернуться к уже упоминавшейся хронике происшествий и убедиться в правоте выявляемых соответствий и связей.

С другой стороны, вся наша история, особенно история многочисленных войн, показывает эффективность обращения к этой части Русского тела (пусть ярость благородная вскипает…). Не важно, что ценой десятков миллионов жизней, а мы бы сказали и подчеркнули — смертей (опять тема СМЕРТИ!). И это зачастую произносится чуть ли не с гордостью, как своеобразное достижение!*

Подведем итог. Данная статья не претендует на законченность. Это — взгляд, видение. В основе этого видения — собственный опыт деятельности психолога-консультанта, практикующего телесно-ориентированного психотерапевта, ведущего семинаров и координатора ряда международных программ в области культуры тела (не путать с физкультурой!). Данное видение позволяет в индивидуальной работе находить объяснения особенностям строения индивидуальных тел, соответственно индивидуальных проблем и болезней; а в обыденной жизни находить объяснения и, как нам даже кажется, смысл зачастую совершенно бессмысленных (и даже бездумных) поступков наших государственных деятелей и политиков.

*Только в последнее время стало возможным появление книг и серьезных объективных исследований, в которых подчеркивался момент сознательного или неосознанного разжигания ярости советских бойцов и населения во время Великой Отечественной войны (ср. Убей гада!, синонимизация слов немец и фашист и др.)

И, наконец, исконно русский вопрос, без которого данная статья совершенно не смотрелась бы: Что же делать?

Жить!

Осознавая, что происходит; в каком теле (индивидуальном ли, семейном ли или государственном) живем; какую цену за каждое действие платим; в чем смысл того, что имеем.

2.2. Лицо и душа’

Лакан считал лицо самым изменчивым из существующих объектов. Это своего рода вечный двигатель, обладающий собственным ритмом и неуловимой формой. Это сцена, где нос, глаза, брови, рот исполняют каждый свою партию. Здесь царит закон переменной бесструктурной логики, связывающий воедино движение, покой и различную скорость изменений.

Однако та самая изменчивость, которая делает почти невозможным точное словесное описание и даже точное запоминание лица, не исключает определенной стабильности черт, признания их идентичности. Встречая друзей после долгой разлуки, мы говорим: А ты все такой же! или: Боже, как ты изменился!

Этот парадокс издавна будоражил мысль западного человека; с древних времен делались попытки описать и объяснить признаки, по которым происходит узнавание. Первые физиогномисты сосредоточили свои усилия на выделении постоянной и неизменной сущности, скрытой за вечно меняющимся выражением лица.

Физиогномика — от греческого physis (природа) и gnomon (толкование) — означает узнавание, толкование природы. Однако Джованни Баттиста делла Порта подчеркивал, что gnomon значит так же закон, правило, т.е. физиогномика — это закон природы. По словам делла Порта, следуя определенным нормам, законам природы, можно распознавать определенные страсти души по определенным формам тела.

*Магли П. Печатается по: Patnzia Magli The Face and the Soul, p.87-127 Перевод с англ.Г.Ченцовой

Наука, или, скорее, лженаука, физиогномика основана на допущении, что тело и душа, внутреннее и внешнее неразрывно связаны между собой. Аристотель отмечал: … все страсти души связаны с телом, т.к. тело подвержено значительным изменениям в присутствии страстей.

По Аристотелю, душа — это форма, а тело — материя. Страсти являются формами, растворенными в материи. Возьмем, например, гнев. Его можно описать как желание отомстить, а можно сказать, что в гневе кровь закипает вокруг сердца. Описания не противоречат друг другу, это просто различные способы восприятия тела.

Линия анимальности

Де ла Шамбр служил личным врачом короля, поэтому его трактат о связи внешности человека с его моральными качествами был в основном продиктован государственными соображениями. То же происхождение имел и труд Кьяромонти, современника де ла Шамбра, в котором рассматривалась возможность разоблачить, с помощью телесных проявлений, самые сокровенные тайны, скрытые за словами.

В 17-м веке суд и инквизиция считали, что через тело можно установить истину. Поэтому физиогномика стала методом добывания неоспоримых доказательств, раскрытия секретов Навязчивая тяга к классификации и составлению каталогов отражала дух времени; в 19-м веке эта навязчивость переросла в настоящую паранойю.

Обществу и государству необходимы животные характеристики для классификации людей; естествознанию нужны характеристики, чтобы классифицировать самих животных. Этот механизм перекрестной идентификации продолжал действовать не только в физиогномике, но и вообще в физиологии. На более глубоком уровне теоретические допущения, судя по всему, не изменились. Между архетипами и их символическими структурами достигнуто много компромиссов.

Например, Ле Брюн рисовал львов и лошадей с человеческими глазами и в то же время мог наделить портреты людей глазами и надбровными дугами соответствующих животных. Выполняя такие транспозиции, Ле Брюн методично занимался раздельным изучением индивидуальных форм На нескольких страницах представлен своего рода каталог различных видов глаз. Глаза и брови людей, обезьян, верблюдов, тигров, рысей, кошек, лисиц, свиней, баранов; глаза открытые и закрытые, с тяжелыми и с морщинистыми веками, глаза навыкате, вытаращенные или смотрящие вниз. Перед нами полный набор разнообразных элементов, каждый из которых уже наделен определенным выражением При этом они способны сочетаться самым странным и причудливым образом, вызывая у зрителя тревожное чувство: как же хрупка граница, отделяющая человека от животных’ Ле Брюн использует геометрический метод для анализа древних параллелей между характером человека и натурой животного. Ключевым здесь является угол, образованный прямой линией и осью глаз. Если он располагается в области носа, человек побуждаем благородными страстями, если выше, на лбу, — преобладают постыдные импульсы.

Развивая новаторский подход на основе древней традиции, Ле Брюн и отстал от своего времени, и опередил его.

Разработанная им теория послужила толчком для исследований голландского натуралиста Кампера (1772 — 89), применившего геометрический метод для измерения интеллекта Соответствующие части скелетов человека, собаки, орла и пингвина обладают, по Камперу, поразительным сходством Животный мир един, несмотря на все различия. Кампер описывает систему трансформации, по которой можно изменить лошадь в девушку, корову в аиста, а аиста в карпа Для тою, чтобы трансформировать, например, корову в птицу, достаточно выпрямить тело коровы, заменить передние ноги на крылья и удлинить шею И ничего больше1 Таинство родства живых существ выступает на первый план в этой игре метаморфоз

Плавность перехода между человеком и животным еще более очевидна при использовании геометрического метода Кампера с измерениями лицевого угла относительно линии, соединяющей лоб с верхней губой С возрастанием величины этого угла происходит трансформация одного лица в другое, в результате возникает ряд профилей сильно отличающихся друг от друга существ Перед нами полная шкала эволюции Кампер дополнил метод Ле Брюна собственными наблюдениями, проводя измерения черепов людей и животных, в т ч из Азии и Африки, а также слепков с древних статуй

Для большей точности измерений Кампер применял специальное приспособление Он установил, что лицевой угол возрастает с 42 градусов у хвостатых обезьян до 58 у орангутанов У африканцев он составляет 70 градусов, у европейцев 80 -90, у римских статуй — 90, у греческих — 100 Вне этих пределов голова деформирована

Теорию лицевых углов в дальнейшем разрабатывал Лава-тер (1741 — 1801), уделявший много внимания линиям анимальности. В своих измерениях он, правда, двигался в направлении, противоположном Камперу Постепенно выпрямляя линию лицевого угла, он построил эволюциионный ряд от лягушки до Аполлона Бельведерского.

Между различными категориями человека и животных нет противоречий, скорее есть постепенный и прямой переход. Анимальность присуща человеческому телу, от нее невозможно избавиться и бесполезно изгонять как демона.

Одна и та же телесность может проявляться в различных формах. Основополагающим принципом является наличие души, через которую индивидуум получает соответствующее тело. Душа, полностью забывшая свое духовное происхождение, становится животным. Понятно, что граница духовности души отделяет человеческие ценности от звериного царства, разум от инстинктов.

Такая логика, объединяющая человека с животным, помогает увидеть эту границу в человеческой душе. Зверь внутри самого человека, это не дающий ему покоя двойник, его филогенетическое зеркало.

В 19-м веке ученые пытались объяснить работу человеческого организма на основе сходства функций органов людей и животных. Основатель френологии Галль утверждал, что единственное отличие человека от других органических существ состоит в большем количестве органов. В этом смысле мозг животного остается мозгом человека, за вычетом некоторых частей. Идеи Галля нашли признание сначала среди философов-позитивистов и в интеллектуальных салонах, а затем и среди консьержек и полисменов. Такой успех связан с массовым ростом населения в больших городах и бюрократизацией общества в конце прошлого века. Страх личности потерять свою уникальность находит выход в создании типологий, попытках расшифровать тело, разложить его на части.

В этот период появляется множество работ по физиогномике, френологии и физиологии. Исследование внутреннего мира человека в общем не слишком отличается от подходов людей в древности. Снова возрастает интерес к анимальности, особенно при изучении тех, кто сочетает в себе признаки человека и животных: сумасшедших, женщин, приматов, детей. Филогенез становится онтогенезом. Например, д-р Морель говорит о феномене дегенерации у преступников и душевнобольных. У них отмечаются аномалии и задержки развития внутренних органов, что позволило поставить вопрос об атавизме. Морель утверждал, что это явление отражает общую тенденцию организмов стремиться к регрессу. Чезаре Ломброзо, основатель криминальной антропологии, также утверждал, что феномены атавизма образуют ядро криминального типа личности, т к преступление представляет собой пробуждение примитивного человека (25)

Вопросами дегенерации интересовались как антропологи, так и психиатры. Психиатрия, тогда еще новая наука, стала использовать физиогномику как диагностический инструмент

Органическая природа страстей, внешне проявляющихся в разных физиогномических конфигурациях, предполагала взаимную связь физических и моральных элементов, тела и души Физиогномика, таким образом, вернулась с собственным древним истокам, к медицине

Но так или иначе все мы антропологии и психиатры, писатели и полицейские, ревнивые любовники и художники-любители, — своими методами развиваем древнюю идею о тесном взаимодействии форм, характеров, способностей и страстей в нашем вечно живом мире

2.3. Выражение эмоций и тело

Следует признать с самого начала, что не общаться невозможно в принципе. Даже полное молчание что-то говорит нам о человеке, о его отношениях с миром. В терапевтической работе внимание обычно сконцентрировано на симптомах, выражаемых в словах; в биоэнергетике информация о пациенте дополняется невербальными признаками эмоционального стресса.

Первым ученым, обратившим серьезное внимание на невербальные средства коммуникации, был Чарльз Дарвин. Его замечательная книга Выражение эмоций у человека и животных может служить пособием по психологии и этологии. Я хотел бы привести краткую цитату из этой книги:

Выразительные движения лица и тела крайне важны для нашего благополучия. Они служат первым средством общения между матерью и ребенком; она одобрительно улыбается или неодобрительно хмурится, направляя его на правильный путь… Выразительные движения придают живость и энергию нашим словам; они часто выявляют наши мысли гораздо в большей степени, чем слова, которые могут солгать. Свободное выражение эмоции вовне усиливает ее,., наоборот, подавление внешних признаков эмоции ее смягчает.

Это было написано в 1872 году, за четверть века до того, как Фрейд стал изучать бессознательное.

*Боаделла Д. Печатается по- D.Boadella Lifestreams — An Introduction to Biosynthesis.London,1987. Перевод с англ. Г Ченцовой

Развивая психоанализ, он открыл описанный Дарвином фундаментальный принцип. Например, Фрейд достаточно быстро признал, что одно лишь воспоминание о детском опыте не имеет терапевтического эффекта, если не пережита связанная с ним эмоция. С помощью вербальных техник Фрейд старался разбудить аффективную память своих больных, но многие из них не смогли испытать так долго сдерживаемые эмоции. Что-то мешало им, а именно, сопротивление выздоровлению, по Фрейду

Одним из первых аналитиков, начавших разбираться в сопротивлении, был Вильгельм Райх. Его книга Анализ характера стала классикой. Он первым разработал подробную карту защитных систем, создаваемых невротиками, чтобы загородиться от окружающего мира и избежать столкновения с собственными чувствами. Райх основал теорию биоэнергетики; с 1935г. он исследует мышечное напряжение в телах своих пациентов.

Независимо от Райха, Якобсен и Шульце публикуют труды о системах релаксации. Рудольф Лабан развивает целую систему выразительного движения, вдохнувшую жизнь в школьное обучение танцам и физкультуре. С 1966 в Институте Лабана изучают подходы двигательной терапии детей и взрослых, страдающих эмоциональными расстройствами.

Однако подход Райха гораздо более глубок и динамичен, возможно, из-за его психиатрической ориентации. Райха беспокоило, что его пациенты ведут себя, как полумертвые, их нормальная деятельность блокирована на всех уровнях. У них расстроена сексуальная сфера, профессиональная активность; их физическим процессам недостает ритма, дыхание нескоординировано. Райх стал рассматривать своих больных с позиции Дарвина, в первую очередь как организмы, чье поведение полностью охвачено невротической проблемой.

Современники Райха не поняли, т.к. терапевтическим школам того времени не хватало психиатрической ориентации. Этология, наука о человеческом характере, делала лишь первые шаги. Разум все еще считался совершенно отделенным от тела. Интерес Райха к телесным проявлениям настолько расходился с практикой других аналитиков, что к нему отнеслись, как к эксцентричному еретику. Тем не менее, ряд терапевтов стали последователями биоэнергетического подхода в Скандинавии, Голландии и затем в США, куда Райх переехал.

Слово биоэнергетика показывает, что мы имеем дело с мощными эмоциональными реакциями. Хорошо известно, что эмоция способна мобилизовать или парализовать тело. Можно с уверенностью сказать, что любой невротик или психотик утратил по крайней мере часть человеческой способности выражать полный спектр эмоций, присущей здоровому ребенку. Невроз в этом случае эквивалентен системе мышечных зажимов, или блоков, препятствующих свободному току чувств и ощущений в теле. Цель биоэнергетической терапии — преодолеть эти блоки и восстановить свободный поток энергии.

Я хотел бы прояснить, что в данной работе слово эмоция употребляется в буквальном смысле, эмоция, т.е. движение наружу. В этом смысле эмоция — универсальное проявление всех форм жизни. Даже одноклеточные животные реагируют на стимул расширением или сжатием протоплазмы.

У высших животных прототипом такого движения является расширение физического пространства в предчувствии удовольствия или сжатие с целью уйти от боли в неприятной ситуации. У высших организмов процессы расширения и сжатия управляются двумя ветвями вегетативной нервной системы, симпатической и парасимпатической. Ее импульсы идут ко всем органам и мышцам тела, регулируют обмен энергии, кровообращение и работу сердца, пищеварение, дыхание, сексуальные функции и оргазм. В норме эти процессы ритмичны и переживаются здоровыми людьми как приятное ощущение в теле. У лиц, страдающих неврозами и психозами, нарушается ритм и свободное течение этих процессов.

В угрожающей ситуации у животного развивается состояние напряжения, когда нервная система мобилизует тело на преодоление стресса. Возможны две реакции — борьба или побег. Избавившись от стресса, животное возвращается к нормальному ритмичному состоянию, т.е. стрессовое расстройство было временным и острым. Исключение составляют домашние и лабораторные животные, поставленные в условия, когда они не могут ни напасть, ни убежать. У них появляются невротические и психосоматические симптомы.

Многие люди как будто постоянно пребывают в ситуации стресса. Состояние мышечного напряжения и поддерживающая его повышенная активность симпатической нервной системы стали для них хроническими. Нормальные, присущие организму процессы саморегуляции перестали действовать, и требуется помощь или стимуляция извне. Лишь преодолев мышечные зажимы и восстановив свободу движений, можно вернуть этим людям способность рационально и адекватно взаимодействовать с окружающей средой.

Больше, чем что-либо другое, этим людям нужно расслабиться, но именно этого они сделать и не могут. Если человека, на долгие годы закупорившего свою ярость, попросить расслабиться, у него ничего не получится. Он был вынужден создать жесткий контейнер для своего гнева. Если ребенку в ситуации безысходного стресса нельзя ослабить напряжение через плач, он продолжает держать себя в этом напряжении, как будто стрессовая ситуация продолжается. Если он может заплакать, вынести стресс гораздо легче.

Итак, биоэнергетическая терапия помогает людям испытать глубоко скрытую печаль, гнев, тревогу и тоску, а также выразить эти чувства со всей полнотой в рамках сессии. Только после того, как тело выпустило на волю свои заблокированные импульсы, оно вновь обретает радость жизни и способно ритмично и с удовольствием функционировать. Теперь я хотел бы подробнее остановиться на описании некоторых мышечных блоков и тех изменений, которые происходят при их рассасывании. Это можно сделать двумя путями: обсудить различные сегменты тела с присущими им зажимами; либо рассмотреть разные паттерны характера и их отличия друг от друга по системам мышечного напряжения. Второй подход гораздо более тонкий и тщательный, но он требует разъяснения огромного числа деталей. Кроме того, не у каждого пациента встречается весь набор блоков одновременно.

Выбрав, таким образом, первый подход, обратим внимание на телесные зажимы, возникшие когда-то в стрессовой ситуации с целью ограничить движения, дыхание и чувства, поскольку это была единственная доступная альтернатива активному действию. Тело разделено такими зажимами на отдельные сегменты, подобно тому, как плотно сдавливающее кольцо расщепляет плавное движение змеи па две несогласованные половины. Райх описывает сегменты тела от головы до пальцев ног.

Начнем с верхней части лица. Терапевта прежде всего интересует выражение глаз. Пациент может смотреть на терапевта с заученной серьезностью, тревожным избегающим взглядом, свысока или озабоченно нахмурившись. У шизоида характерный отсутствующий взгляд, как будто он смотрит куда-то в пространство. Райх назвал такой взгляд нездешним. Различные выражения глаз отражают, как эти люди смотрят на мир; в них так же заключен опыт ранних отношений с родителями, братьями и сестрами. Паттерны напряжений в теле можно рассматривать как застывшую историю жизни человека, и прежде всего эта истина проступает в лице. У аутичных детей в области глаз — огромное напряжение и неподвижность, для их лечения крайне важен контакт взглядов. Все невротики страдают в той или иной степени напряжением в области глаз, которое переходит на лоб и мышцы волосистой части головы, а затем накапливается в шее. Подавление плача, страха и гнева может вызывать страшное напряжение в скальпе и мышцах основания черепа, что создает физиологическую основу сильных головных болей, столь характерных для определенных типов личности.

Для мобилизации этой зоны необходимо широко раскрывать глаза и активизировать движения мышц волосистой части головы. Простор для работы остается так же в плане осознавания пациентом, каким образом его взгляд реагирует (или не реагирует) на терапевта. Прежде, чем восстановится здоровое видение и полный контакт с реальностью, нужно высвободить эмоции этой области: паническое желание убежать, скрытые подозрения, убийственную ярость, выражаемые взглядом, а также запертые между глаз слезы.

Каждая последующая часть тела естественным образом связана с предыдущей, и деление весьма условно. Напряжение в верхней части лица функционально соответствует зажимам вокруг рта и челюстей. У пациентов на губах застыла усмешка, либо рот скорбно изогнут. У компульсивных личностей жесткая верхняя губа. Сжатые челюсти, слабые подбородки и впалые щеки показывают, как человек научился использовать лицевые мышцы. Здоровый ребенок или здоровый взрослый могут выражать весь спектр соответствующих случаю эмоций при помощи мимики. Это гибкий и принимающий человек. Тот, кто постоянно находится в напряжении, обладает лишь ограниченным набором выражений лица, который требовался в прошлом, чтобы справиться со стрессом. Такой человек не может с легкостью менять эти выражения; его мимика изменится коренным образом, только когда освободится эмоция, скрытая за напряжением лицевых мышц.

Поскольку первые блоки на пути выражения эмоций обычно возникают в младенчестве, на сессии проявляются инфантильные эмоции. Из этой зоны могут высвобождаться подавленные импульсы кусать, сосать, кричать и гримасничать, каждый из которых несет такой мощный аффективный заряд, что пациент часто вспоминает травмирующий опыт раннего детства. Но это совершенно не обязательно для исцеления. Обязательным является лишь освобождение эмоции от блокирующего ее напряжения. Лицо в этом случае получает возможность нормально расслабиться, первый раз за многие годы. Человек способен смотреть на мир без калечащих его ограничений прошлого.

Шея — одно из двух главных сужений тела, вторым является талия. Шея — это своего рода проводящая трубка, связывающая голову с остальным телом. Напряжения в этой зоне особенно часты. Независимо от Райха, их описали Фельденкрайз и Александер; их функция — лишить голову чувства связанности с телом. Многие люди идентифицируются с головой и как бы отрезаны от собственного тела. Некоторые шизофреники, наоборот, страдая от невыносимого давления в голове, полностью идентифицируются с телом и считают свою голову чужой, даже хотят убрать ее и заменить новой.

В области горла зажаты громкие рыдания, крики и вопли. В нашей культуре считается, что дети не должны слишком шуметь. Но что еще может сделать младенец в невыносимой ситуации стресса? Он может выучиться проглатывать гнев и душить печаль. Годы спустя, в процессе терапии, эти невыраженные и подавленные эмоции могут проявиться во всей своей первоначальной силе, в результате стимуляции мышц горла и шеи. Во время высвобождения эмоций меняется цвет кожных покровов, пациенты чувствуют прояснение в голове, единство головы и туловища. Их движения становятся координированными и грациозными, что кажется само собой разумеющимся тем счастливцам, которые изначально свободны от напряжений.

Гнев, удерживаемый в шее, связан с напряжением в мышцах плеч и большой части спины. Поразительно, сколько ярости содержится в спинах некоторых людей. Разумеется, это мертвая ярость, делающая спину и плечи жесткими и ригидными, а руки нечувствительными, с недостаточностью кровообращения. Единственный способ восстановить подвижность этой зоны — дать возможность отреагировать этот гнев в безопасной ситуации через мощные движения рук, плеч и кулаков. В специально оборудованном кабинете можно обеспечить безопасный выход импульсам с помощью ударов, в которые вовлекалась бы вся спина. Безусловно в этом случае должна существовать хорошая связь между терапевтом и клиентом. Как ни странно, вполне доступно дать волю застарелой ярости и в то же время осознавать реальную ситуацию, не разрушая комнату и не задевая терапевта.

После шейного сужения перейдем к сегменту туловища. Здесь содержится ключевой индикатор для данного вида терапии. Дыхание — основа жизни и выражения эмоций в любой форме, работа с ним является базовой в нашем подходе и сопровождает работу с напряжениями в определенных областях.

В здоровом состоянии туловище мягко волнообразно пульсирует в процессе дыхания, грудная клетка и живот подвижны в полном объеме. Однако контроль за дыханием — первое, чему ребенок выучивается, стараясь подавить свои чувства. Такой контроль нужен, чтобы подчинить телесные процессы целям рассудка, избегающего конфликтов: в некоторых семьях опасно открыто выражать свои чувства.

Все невротики в той или иной степени страдают расстройствами дыхания. Существуют два крайних варианта:

1) высокая грудная клетка и втянутый живот при характерной военной осанке, которую критиковал Матиас Александер в работах о координации и позах;

2) общая дефицитарность дыхания, когда в легкие проходит минимум воздуха. Шизоиды, а в особенности некоторые истерики, начинают испытывать головокружение, как только их дыхание углубляется. Принять более полное дыхание для таких людей сравнимо с акклиматизацией — нужно это делать постепенно, чтобы они научились выдерживать повышенный уровень витальности.

В конце туловища находится еще одно сужение — талия. Она связана с напряжением нижней части живота, поясницы и мышц тазового дна, которое фиксирует таз в сжатом, втянутом состоянии у большинства невротиков. Неподвижность таза естественно приводит к сексуальным расстройствам, но нельзя сводить их только к данной области. Нормальная сексуальность включает в себя всестороннее проявление личности. Описанные Райхом нарушения оргазма были неверно поняты теми, кто считал, что он предлагает сексуальную панацею от всех бед. Нет ничего, более далекого от истины. Способность полностью отдаться какому-то переживанию является единой и неделимой, идет ли речь о работе, реакции па музыку или живопись, вовлеченности в близкие отношения с другим человеком или еще каком-нибудь важном жизненном опыте. Напряжение в любой части тела делает переживание недостаточно полным.

Таз переходит в ноги — главную опору тела. Напряжение в ногах ведет к нарушению контакта с землей. Эмоциональным выражением здесь будет стремление лягаться — как агрессивно, так и с удовольствием. Лоуэн и Келеман особо подчеркивали важность восстановления свободного потока ощущений в ногах, чтобы появилось чувство заземления. Многие в буквальном смысле не чувствуют под собой земли, некоторым шизоидам кажется, что они плывут. Слабость в суставах характерна для шизоидной личности. Напряженные ригидные ноги могут дать твердую поддержку при отсутствии гибкости, прыгучести в ногах, что указывает на потерю радости жизни. Понаблюдайте за танцующим от радости ребенком и вы поймете, что я имею в виду. Если преодолеть основные напряжения в теле с помощью специальных упражнений и массажа, пациент совершенно по-новому переживает свое тело, иначе оценивает себя и окружающий мир. В терминах биоэнергетики чувствовать себя хорошо — значит быть свободным функционировать ритмично, без хронических мышечных зажимов. Именно Райх выявил тончайшую взаимосвязь телесных защит и содержащейся в них эмоциональной жизненной энергии, а также нашел пути изменения баланса сил в сторону здоровья. Это одновременно и физическое, и психическое здоровье.

В заключение я хотел бы привести слова Д. Лоуренса: Жизнь тела — жизнь ощущений и эмоций. Тело чувствует истинный голод, истинную жажду, истинную радость на солнце или в снегу, истинное наслаждение от запаха роз или взгляда на сиреневый куст; истинный гнев, истинную печаль, истинную нежность, истинную теплоту, истинную страсть, истинную ненависть, истинное горе. Все эмоции принадлежат телу, ум их только признает.

2.4. Диалоги дыхания: паттерны дыхания как паттерны социального взаимодействия*

Бразильский психиатр Карлос Бриганти, тренер обучающих программ по биосинтезу в области психосоматической медицины, недавно опубликовал статью, где так описывает мифологический образ Нарцисса: Нарцисс не дышал. Ни разу не вздохнул. Он всегда ощущал себя наполненным до предела, в нем не осталось места для изменений, обмена с миром. Бриганти ссылается на статую работы Бенвенуто Челлини. Нарцисс изображен как человек, задохнувшийся в собственном объятии. Этот архетип крайней степени самоотождествления показан с двух сторон: он лишен социальных связей — и лишен дыхания.

Такая метафора делает очевидной роль дыхания как посредника между внутренним и внешним миром. Дышать значит строить связи с миром, общаться, наводить мосты. Там, где мостов нет, дыхание угасает. Осознав, как много миров дыхание связывает между собой, мы можем еще острее ощутить его богатство. Прежде всего, связь бессознательного с сознанием. Процесс дыхания непроизволен и бесконечен, оно дышит нами, пока мы живы. В то же время мы можем произвольно управлять дыханием, сознательно формировать его. Кроме того, диафрагма соединяет верхнюю часть тела с нижней, а также спину с передней частью тела.

*Веховски A Andreas Wehowsky Breathing Dialogues Energy and Character, Vol.25, № 1, April 1994, p 8-14. Перевод с англ Г Ченцовой

Идет обмен импульсов между областью сердца и хара, между двигательной сферой и сферой чувств, — при условии, что мы позволяем этот обмен.

И наконец, этимология греческого, лапшского, ивритского и санскритского слова напоминает нам о тесном сплетении дыхания, жизни и души, о вечном взаимодействии между священным духом, создающим жизнь, и естественным природным дыханием, жизнь сохраняющим.

Традиционно считается, что душа соединяет нематериальный мир чистого духа с плотской, чувственной природой тела. Дыхание связывает эти два мира, привносит дух в материю.

Осознав роль дыхания как посредника, следует так же помнить, что оно не только регулирует другие системы, но и само подвержено воздействию различных факторов. В учебниках можно найти впечатляющие иллюстрации тесных связей дыхательной системы со всеми остальными системами тела. Эти связи отнюдь не односторонние, скорее системы саморегулируются с помощью двойных и множественных обратных связей.

Из учебников можно много почерпнуть о роли дыхания ВНУТРИ тела, что крайне полезно с терапевтической точки зрения. Однако ряд важных факторов, связанных с дыханием, практически не затронут в литературе. К ним относятся: окружающая среда, социальный контекст и духовное измерение. Без этих факторов невозможно, на мой взгляд, истинное понимание процесса дыхания и глубинная работа с ним. Цель данной работы — ближе рассмотреть СОЦИАЛЬНЫЕ аспекты дыхания.

В курсе биосинтеза я научился у Дэвида Боаделла некоторым простым способам интерпретации дыхания клиента. При любом терапевтическом вмешательстве, особенно связанном с телесным контактом, возможны лишь три реакции клиента: да, нет и нейтральная. Эта модель оказалась очень эффективной. Если дыхание углубляется либо становится ровным, я расцениваю такую реакцию как да. Если оно стало более поверхностным и редким, — это сигнал пет. Если ничего не происходит, — реакция нейтральная, что может быть признаком отсутствия контакта с клиентом. Это три варианта базовых паттернов или сигналов невербальной коммуникации. Остается открытым вопрос, до какой степени клиенты осознают эти процессы и насколько они способны описать, что происходит у них внутри? Разумеется, тот же вопрос актуален и в отношении терапевта, т.к. взаимодействие с клиентом влияет и на наше дыхание.

Однако терапевтическая ситуация — лишь один из примеров социального взаимодействия: повсюду в ежедневном общении людей встречаются те же паттерны, просто обычно они остаются незамеченными.

Позднее я вернусь к практическим аспектам терапевтической работы, но сначала я хотел бы обсудить концепцию паттернов взаимодействия и соответствующих дыхательных паттернов, преобладающих в каждом из них.

Теория паттернов взаимодействия выполняет две важных функции. Я хотел бы начать с аспекта развития

Психологические и социологические теории XX века по-разному подходят к развитию младенца.

Основной вопрос этих теорий: что является движущей силой развития человеческого существа? Что важнее — биологический или социальный фактор? Простейший ответ — оба, а также сущностный, духовный аспект — не был самоочевиден. Фрейд говорил о стадиях психосексуального развития, о биологических влечениях, которые общество приводит к социально приемлемым формам через конфликт

В теории объектных отношений центральное место занял психосоциальный аспект: потребность в социальном взаимодействии является ключевой для развития ребенка. Не конфликт, а дефицит адекватных интеракций приводит к дефицитарному развитию эго. Разница биологического и социального подходов видна даже на уровне лингвистических терминов: Фрейд говорит об оральной, анальной и генитальной стадиях, а М. Малер использует понятия аутизм, симбиоз, сепарация и постоянство объекта.

Вильгельм Райх, ученик Фрейда, применил психосексуальный подход как точку отсчета для изучения энергетических процессов, в которых он видел функциональное единство психики и сомы, души и тела. Его последователи Александр Лоуэн и Джон Пиерракос развили собственную теорию структур характера, выделив пять областей патологического развития, частично совпадающих по времени’ шизоидная, оральная, психопатическая, мазохистическая и ригидная структуры. Огромное влияние раихианская традиция оказала на Стенли Келемана, чья работа основана также на Индивидуальной психологии Альфреда Адлера и др. Келеман разработал концепцию о совпадении глубоко биологических и высоко когнитивных процессов. Он вводит понятие о связующих паттернах.

Однако к сходной концепции приходит и английский исследователь Фрэнк Лейк, находившийся под влиянием теории объектных отношений. Изучив самые ранние взаимосвязи биологических и социальных процессов, он разработал модели формирования характера в пренатальном периоде.

Работы Ф. Лейка и С. Келемана оказали влияние на Дэвида Боаделлу, создателя теории биосинтеза. Он описывает 4 фазы взаимодействия в развитии ребенка. Голландский психотерапевт Мартин Аальберс синтезировал подходы Боаделлы и Келемана, обобщив различные линии данной традиции. Ниже я привожу краткий обзор четырех базовых паттернов.

В терминологии Аальберса видна явная связь биологически — либидозной и социальной сферы. Названия четырех фаз: 1) тактильная, или фаза рождения; 2) оральная, или фаза кормления; 3) анальная, или фаза роста и контроля; 4) генитальная, или фаза поиска близости и единства.

Для 1-й фазы критическим является построение базовой связи, взаимоотношений матери и ребенка, — с тем, чтобы рождение человеческого существа произошло в максимально безопасном и доброжелательном окружении. На карту поставлен процесс глубинного укоренения в физическом и социальном существовании, процесс бытия и принятия. Ребенок получает представление о нем через кожу и органы чувств.

Во 2-й фазе основное значение имеет радость получения от других. Потребности организма приводят к динамическому контакту с другим через область рта как моторного центра. Каково же взаимодействие с чувственной зависимостью ребенка? Является ли контакт, поддержка, принятие достаточными, чтобы ребенок научился определять и выражать свои потребности и фрустрации?

В 3-й, анальной фазе, фазе роста, у ребенка развивается все больше способностей. Моторные и речевые навыки помогают становлению воли и автономности. Вопрос регулирования анальной области распространяется на более общие вопросы контроля и сепарации, а также исследования возможных границ внутри конфликта.

И наконец, в генитальной фазе растет осознание половой идентичности в различных социальных контекстах. Возможности понимания, уважительных, доброжелательных отношений слишком часто оказываются нереализованными — они отвергаются или, наоборот, эксплуатируются. Однако, если коммуникация проходит в целом благополучно, закладываются основы для интеграции ума, души и сексуальности, а также для равновесия между либидозными импульсами и творческим выражением. Таким образом, 4 базовых паттерна взаимодействия описывают 4 ключевых человеческих проблемы. Но сила этого подхода не в том, чтобы свести все проблемы к выше перечисленным терминам. Напротив, здесь есть место интеграции различных теорий развития при условии, что стадии сенсомоторного, когнитивно-речевого, аффективного и морального развития соотносятся должным образом.

Теперь я хотел бы вернуться к нашей теме — к паттернам дыхания в связи с проблемами биологического и социального развития. Я не считаю своей задачей давать традиционный обзор всех паттернов дыхания и их социального значения, эго значило бы слишком упростить сложный набор имеющихся вариантов. Более того, я не считаю ИНТЕРПРЕТАЦИЮ дыхания надежным методом. Однако ИССЛЕДОВАНИЕ его значения в контексте работы с клиентом безусловно является достоверным. Поэтому я перехожу непосредственно к терапевтической работе с дыханием в рамках четырех паттернов взаимодействия.

Ключевая проблема ПЕРВОГО паттерна — быть здесь, присутствовать, существовать. Присутствие требует признания собственного существования. Мое внимание как терапевта направлено на то, в какой степени клиент присутствует здесь, находится в контакте с самим собой и со мной. Дыхание при этом является важнейшим показателем. Часто клиент входит в кабинет с выраженной задержкой дыхания, не в контакте с самим собой. Моя задача — помочь ему установить этот контакт, обрести свое дыхание. Поэтому, внутри данного паттерна, контакт клиента со мной не является самоцелью, у меня нет запроса на него. Скорее я пытаюсь стать хорошей социальной средой для клиента, где он может найти себя.

Как телесно-ориентированный психотерапевт я люблю работать с различными положениями тела и прикосновениями, чтобы усилить контакт клиента с самим собой. Задача номер один — отпустить себя, расслабиться, отдохнуть, — короче, центрирование. Позиции лежа на спине, на животе или на боку хорошо подходят для этой цели. Некоторым больше нравится свернуться клубочком, другим — вытянуться. Когда первая поза выбрана и клиент принял прямое прикосновение, я стараюсь установить положительный контакт между моими руками и его телом в выбранной позе. Самое главное здесь — утвердить контакт, чего можно достичь, касаясь клиента, обнимая его или просто находясь рядом. Прежде, чем двигаться дальше, я отмечаю реакцию дыхания — да, нет, никак. Если реакция на контакт положительная, можно перейти к медленным движениям тела или его частей, с целью углубить дыхание. Некоторым клиентам помогает сгибание тела, дальнейшее сворачивание клубочком, другим — постепенное раскрытие и вытягивание. Нарастание интенсивного контакта с самим собой может вызвать глубокие переживания, двигательные импульсы, усиление контакта с терапевтом — как невербального, так и вербального. Иногда актуализируются старые травмы, их следует осознать, прожить и интегрировать. Но независимо or содержания переживаний, пульсация сгибания — разгибания, сворачивания — разворачивания помогает терапевту следить за развитием контакта клиента с собственным я. Принимающая позиция терапевта позволяет ему следовать за клиентом, даже если тот перестает дышать. Недавно одному из моих клиентов захотелось побыть во взвешенном состоянии под водой, что напомнило ему пренатальный период, когда он не дышал легкими. После некоторых колебаний он последовал за этим образом и идентифицировался со своей неродившейся частью. Его дыхание стало едва заметным, интервалы между вдохами удлинились до минут. Но поскольку он позволил этому процессу происходить, пришли импульсы с глубинных уровней тела. Позднее он описывал, как вся энергия устремилась к солнечному сплетению, пока оно не сократилось непроизвольно, посылая энергию обратно. Его тело затопила волна дыхания и тепла. Смысл этого опыта был ясен клиенту: он осознал степень своего истощения; в таком состоянии, сказал он, никакие действия помочь не могут. Единственная надежда — отпустить себя, дать телу глубинный отдых и возможность вновь обрести равновесие и способность к саморегуляции.

Суть ВТОРОГО паттерна — как обращаться со своими потребностями. Дыхание снабжает тело энергией, поэтому в основе данного паттерна лежат циклы накопления и выброса энергии. Поверхностное дыхание создает дефицит питания и энергии в организме, что препятствует распространению импульсов. Моя задача в этом случае — исследовать функции такого низкого энергетического уровня и возможности его повышения. Прототипом здесь может служить связь в раннем возрасте между процессами сосания и дыхания. Соответственно в энергетической работе с клиентом главным моментом является стимуляция импульсов вдоха. Я могу пытаться стимулировать вдох сильным, засасывающим надавливанием. В биосинтезе такое сочетание телесного контакта с дыханием называется воздушный контакт. Однако во многих случаях реакция на стимуляцию извне, от терапевта, остается слишком слабой. Тогда нужно предложить клиенту самому совершить какие-либо действия. Активизируя руки, начиная с кистей, а также нижнюю челюсть клиента, можно помочь ему получить опыт осознанного выражения своих потребностей. Например, предложить схватить руки терапевта и сжимать их, тянуть на себя или посасывать их на вдохе. Здесь помогают сопровождающие образы источника жизни и др. Могут проявиться самые разные варианты проблемы осознавания собственных потребностей, а также их выражения физически и вербальио. Пульсация соединяет внутренний мир с внешним, наполняет энергией периферию тела, повышает его способность глубоко принять потенциально благоприятную внешнюю среду, чтобы переработать и вновь высвободить эту энергию.

Суть ТРЕТЬЕГО паттерна — сепарация и автономия. Для этого нужны границы, защищающие от того, чего я не хочу, и определенные навыки, чтобы добиться того, чего хочу. Развитие ребенка на этой стадии включает такие важные виды деятельности, как ходьба и речь. Воля и способности быстро развиваются, а вместе с ними растет и борьба за контроль, власть и влияние. Для работы с дыханием в рамках этого паттерна крайне важны две темы: равновесие границ и адекватность выражения. Энергетически значимую роль играет координация дыхания с мощной моторной системой спины, рук и ног, а в эмоциональной сфере — с чувствами страха и гнева, вины и стыда. Работать с клиентом лучше в положении стоя. Главным в работе является отслеживание импульсов клиента, оказание поддержки в интеграции страха и гнева, получение им навыков общения в конфликтной ситуации. Страх зачастую связан с трудностями построения границ. В связи с этим эффективным представляется координировать вдох с расширением физического пространства, а также с ограничивающими защитными жестами. Как я защищаю мое пространство от угрозы вторжения? В терапевтической практике можно использовать как прямой телесный контакт — давление, отталкивание,- так и дистантный контакт с помощью ясно выраженных стоп-сигналов. Наоборот, для достижения адекватности экспрессии выдох сочетается с движением, голосом и взглядом. Спектр здесь широк: от мягкого, расслабляющего отпускания контроля до катарсических выбросов эмоций и вегетативных реакций. Центральная тема пульсации данного паттерна взаимодействия — это связь дыхания с самоутверждением, интеграция селф с помощью дыхания в рамках социальных интеракций.

Основная тема ЧЕТВЕРТОГО паттерна взаимодействия — встреча и коммуникация. Этот паттерн включает в себя сексуальность и вопросы пола, но выходит за их пределы, в область базовых проблем человеческих отношений и смыслов. В терапевтической ситуации важна внутренняя интеграция ума, души и сексуальности, а также опыт человеческого общения на разных уровнях близости, без нарушения сексуальных границ. Чем более открыт и полон взаимный контакт двух людей, в сочетании с экспрессивными возможностями голоса, взгляда, жестов и движений, тем больше встает проблема стыда, с одной стороны, и проблема соблазнения и чрезмерного сокращения дистанции, с другой. Как уравновесить поток внутренних чувств и желаний с сохранением границ уважения друг к другу при таком контакте? И снова дыхание даст нам широкий спектр сигналов, указывающих на давние биографические проблемы. Именно дыхание выявляет степень интенсивности переживания, которую клиент может выдержать и выразить. Задача терапевта здесь особенно сложна, т.к. он тоже вовлечен в этот интенсивный контакт, влияющий на его собственное дыхание. В то же время он должен продолжать осознавать процесс, вовремя заметить трудности и помочь их вербализовать. Все это он должен сделать, избежав многочисленных ловушек, не оскорбляя и не унижая, не дистанцируясь, но и не нарушая собственных границ. Однако общение и интимность не ограничиваются половой идентификацией. Переживание глубоких человеческих чувств — благодарности, сострадания, прощения, любви, радости и счастья, так же, как и глубинный духовный опыт, может скрываться за крайней ранимостью и робостью. Если отношения доверия уже построены, такие переживания часто сопровождаются сильнейшими волнами дыхания. Дыхание сердца — глубинная основа нашего бытия.

В заключение я хотел бы сказать, что данный обзор о работе с паттернами взаимодействия может лишь выявить определенные перспективы. Однако он показывает, как осознавание этих четырех базовых паттернов помогает упростить управление переносом и контрпереносом. Они описывают набор тем и стратегий, которыми должен владеть телесно-ориентированный терапевт, чтобы грамотно работать с проблемами клиента. Для этого недостаточно иметь знания, опыт и способность к коммуникации, нужна также постоянная честность в отношении собственных слабостей и пристрастий в рамках этих паттернов. И, наконец, наши клиенты бросают нам вызов своей человеческой уникальностью.

2.5. Функции и значение отдельных органов и частей тела от А до Я*

Бедра Прогресс, покорность, способность к подчинению себя кому-либо, самостоятельность, независимость, подвижность, упрямство
Бронхи Эгоистичность, завышенные требования
Вены на ногах

Недостаток эластичности (расширенные) мышц и сухожилий, судорожная готовность

Виски Резервы жизненных сил
Влагалище Отдача, готовность и способность отдаться
Волосы Сила, жизненная энергия
Глаза Восприятие, зрение, понимание
Голова Напряжение, неправильность положения
Грудь Способность и желание отдачи, партнерство, согласие
12-перстная кишка Противопоставление
Десны Изначальное доверие, устойчивость, чувство защищенности, надежность
Диафрагма Ритм, порядок
Желудок Восприятие, новые впечатления, ощущение тяжести, завышенные требования
Желчный пузырь Агрессивность, злоба, непонимание, застой энергии
Зубы Агрессивность, жизненные силы, противопоставление, сопротивляемость
Кожа Контакт, потребности, нежность, недостаток, изоляция
Колени Покорность
Кости Стабильность, устойчивость
Кровь Динамика, жизненная сила, индивидуальность
Ладони Понимание, уступчивость, захват, возврат, добавление, указание, способность к действиям
Легкие Коммуникабельность, контактность
Лицо Согласие, конфронтация
Межпозвоночные диски Компенсация давления, нагрузки
Мочевой пузырь Давление, балластная нагрузка и освобождение организма
Нервы Противопоставление, определение опозиции
Ногти Прочность, слабость, податливость
Нос Индивидуальность, личность, активность, основательность
Печень Наличие суждений, философия, чувство бесконечности, доверие
Плечи Несение ноши, перенесение трудностей, ответственность завышенные требования
Подбородок Сила воли, самоволие
Поджелудочная железа Развитие, смирение с судьбой, неудовлетворенные желания
Половой член Творческие силы
Половые органы Сексуальность, единение
Почки Партнерство, единение, свобода
Предстательная железа Беспрепятственность самовыражения
Рот Готовность к восприятию, коммуникация, открытость, выражение суждений, замкнутость
Сердце Любовь, эмоции, подвижность, гибкость, ритм
Скулы Способность переносить нагрузки, сопротивляемость
Соединительная ткань Выносливость, эластичность тела, чувствительность
Солнечное сплетение Подсознание
Спина Искренность, перегрузка, покорность
Стопы Стойкость, правильный шаг, деятельность только в границах дозволенного
Суставы Соединение, способность улаживать дела, склонность к преувеличениям и извращениям, подвижность, гибкость
Толстая кишка Подсознательные ощущения, упорство, алчность, страх, преодоление трудностей, очищение организма
Уши Послушание, восприятие, гибкость, равновесие, покорность, своеволие
Шея Возраст, жизненная энергия, возбуждение, страх, способность к самовыражению, сопротивление
Щеки Силы сердечной деятельности, сердечность
Щитовидная железа Готовность к борьбе, честность, агрессивность, враждебность, фобии, потребность в опоре
Язык Отражение потребностей организма
Яичники Восприятие, единение, контакт

2.7. Психосоматические метафоры в русском фольклоре *

Пословицы и поговорки представляют для нас особый интерес, поскольку это — наиболее устойчивые и сохраненные временем выражения, своеообразный кристаллизованный опыт наблюдений за наиболее характерными признаками телесных проявлений (сравни: Не бери близко к сердцу, У страха глаза велики, Душа ушла в пятки, Позеленеть от горя, Побелеть от страха, Побагроветь от гнева, Почернеть от злобы и др.). Это — зафиксированные в языке паттерны русского тела, воплощение загадочной русской души.

ГОЛОВА: Что не весел, что головушку повесил?, Терпи, голова, в кости скована, Голова чешется — брань на себя слышать,
Лицо Сердце веселится, и лицо цветет, В худом житье лицо чернеет, а добром белеет, Что в сердце варится, в (или: на) лице не утаится, Не спрашивай здоровья, а глянь в лицо. Суди не по годам, а по ребрам (по зубам),

*Составлены В.Баскаковым и М.Баскаковой пс Русский фольк-лор/Сост. и примеч. В.Аникина (— М.: Худож. лит , 1986 — 367с ), Даль В И Пословицы русского народа (— М..ННН, 1994 — 616с), Иллюстров И.И. Жизнь русского народа в его пословицах и поговорках (СПб, 1910).

Волосы В добром житье сами кудри вью гея, в худом — секутся, Не время волос белит, а кручина, Розумна голова богато волосу не держит » ,
Глаза Глаза — зеркало души, У страха глаза велики , Видна печаль по ясным очам, а кручина по белу лицу,
Рот Как мошна пуста, так запекутся уста, У насмешливого зубы белы, Ртом болезнь входит, а беда выходит, Кабы не зубы да губы, так бы и душа вон, У кого что болит, тот о том (или: про то) и говорит,
Нос Кто весел, а кто и нос повесил, Смерть на носу
ШЕЯ: У спесивого кол в шее, Кому кнут да вожжи в руки, кому хомут на шею
ПЛЕЧИ: Взвалить на свои плечи, Много надежды впереди, а смерть за плечами, Горе с плеч долой. Скинь горе с плеч!,
СПИНА: Была бы спина, найдется и вина,
СЕРДЦЕ Сердце не камень, Камень от сердца отвалился, Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу, »Ржа железо ест, а печаль — сердце, Яко червь сушит древо, так печаль губит сердце, Сердце петухом запело, Гнев человеку сушит кости, крушит сердце, Тебе смешно, а мне до сердца дошло (а ему тошно), Сердце не дробит — голова не болит, Душа не стерпит, так сердце возьмет. Возьмет сердце, как душа не стерпит,
РУКИ: Судьба придет — по рукам свяжет, Судьба придет, ноги сведет, а руки свяжет, Ах да рукою мах, За что ни возьмется, все из рук валится, Жарко желают, да руки поджимают,
ЖИВОТ: Не нас, сирот, а себя в живот (разит злой), Разорви тому живот, кто неправдой живет,
Печень Ты у меня в печенках сидишь, Не сердись — печенка лопнет (или: печенку испортишь),
НОГИ: Не пил, не ел, а ноги подломились, что с похмелья (горе — беда), Беды да печали с ног скачали (или: свалили), Печаль не уморит, а с ног собьет,
Телосложение: С печали не мрут, а сохнут, Кручина иссушит в лучину, Тощ, как хвощ; живет тоненько, да помаленьку

2.8. Лосева В., Акуньков А. Свобода от тела — свобода от мысли?

Улыбающийся супермен с рекламного плаката, выполненного в стиле голландской живописи и изображающего стол с огромным количеством всяких яств, утверждает, что может съесть все это за один раз, не испытывая тяжести в желудке. А все потому, что он регулярно принимает препарат X, сделанный исключительно из природных компонентов, который позволяет избежать неприятных ощущений при переедании. Примите X и отправляйтесь на вечеринку — советует супермен.

Итак, последовав его совету, любой может стать свободным от ограничений собственной телесности. А став столь свободным и неподконтрольным в своей телесности, можно, чего доброго, что-то и перепутать. Например, посчитать изделие У пищевым продуктом, ведь про него с экрана говорят: Невозможно съесть только один кусочек — чем больше ешь, тем больше хочется. Хотя даже кошке понятно, что продукт, не утоляющий естественного чувства голода, в пищу не годится. Но так считает примитивное животное, а не индивид, победивший ограничения своей телесной природы. Последний, по-видимому, может перепутать чувство удовлетворения с чувством ненасытимого влечения к пище (булимии). А все потому, что потеряв контакт с естественными телесными ощущениями, он неминуемо попадает в пространство языковых символов, где критерии индивидуальной пользы не столь очевидны.

Это легко объяснить, вспомнив, что наше тело принадлежит лично нам, а слова и символы находятся в общественной собственности, откуда мы их и заимствуем. Кому-то это идет на пользу, а кому-то — во вред.

Конечно, и в языково-символическом пространстве могут быть найдены критерии индивидуального блага и индивидуального неблагополучия. Но для этого нужна работа собственной мысли. А это не всегда привлекает, ведь отсутствие своей мысли в современном мире часто облегчает жизнь, не угрожая личной безопасности, а, напротив, облегчая совпадение с господствующими взглядами и принося успокоение. Разумеется, до поры до времени, пока человеческая телесность не проявит себя в форму бунта, выражающегося в соматическом симптоме.

Но и тут индивид оказывается не одинок. Цивилизация позаботится о нем, так же как раньше она позаботилась о создании симптома. Она опять предложит что-нибудь съесть, и опять же созданное из природных компонентов. Так замыкается круг, центром которого является убеждение, что другие (специалисты) лучше меня знают, в чем состоит источник блага для меня. И тогда внимание к собственным телесным ощущениям становится вовсе уже излишним, ведь существуют приборы, которые лучше меня определят, как я себя чувствую.

Индивид, несколько раз пройдя по этому замкнутому кругу, может заподозрить, что здесь что-то не так, и у него может возникнуть запрос к специалистам другого жанра, ориентирующих на иной образ жизни, холистическое понимание здоровья, более этичное отношение к своей телесности, выявление связи между стереотипами мышления, поведения, чувствования и возникающей симптоматикой.

Но и здесь он может попасть в ловушку благоразумного компромисса, выражающегося в идее гармоничного совмещения традиционных и нетрадиционных, физиологических и психологических методов воздействия на свое тело. Можно, конечно, совместить различных специалистов под крышей одного здания, но совмещение противоположных подходов и взаимно исключающих идеологий в отдельно взятой голове может привести лишь к новому симптому или неврозу. То, что эти подходы противоречат друг другу, обнаружить довольно трудно, ведь во многих книгах по холистической медицине приговаривается, что эти методы не отменяют и не заменяют традиционных методов лечения.

В таком случае можно было бы ожидать, что в книгах по традиционным методам лечения содержались бы аналогичные приговоры, а именно: что традиционные методы не отменяют и не заменяют нетрадиционных. Но этого, как говорится, не наблюдается… А то, что наблюдается, а именно: пристройка снизу холистических подходов к человеческой телесности к официальной медицине, может быть объяснено трудно скрываемым чувством вины и страха наказания у людей, разделяющих холистические взгляды, а также элементарным распределением власти над вашей телесностью, сложившимся в социально-санкционированных сферах медицины. Концептуальная несовместимость этих подходов становится наиболее очевидной, если мы заметим, что представление о человеческой телесности в современных духовных практиках нерасторжимо связано с личным психологическим и телесным опытом человека, с системой его ценностей. В рамках так понятого монистического подхода не существует никакой психофизиологической проблемы как проблемы взаимодействия психического и физиологического, душевного и телесного.

В отдельно взятом живом индивиде нет двух разнонаправленных волнений, одно из которых принадлежит психике, а другое — физиологии, организму. Физиология, организм являются лишь реализаторами душевно-психологических волнений индивида, которые могут быть как сознательными, так и бессознательными.

Биологически-ориентированная медицина исходит из понятия организма, живущего своей отдельной от психики жизнью и напоминающей гигантский компьютер, который программирует неизвестно кто. Для слежения за деятельностью этого неизвестного разрабатывается гигантская аппаратурная диагностика, которая тоже должна освободить человека от внимания к своему телесному опыту, сделав его ненужным. Такая медицина основное внимание уделяет механизмам развития патологических процессов и неявно пропагандирует идею о беспомощности и слабости человеческой телесности, будто бы не обладающей способностью к естественному самоисцелению.

Материальным воплощением этого страха перед беспомощностью человеческого тела и неверия в его ресурсы является громадный рост медицинской технологии. Невинный вопрос студентам-старшекурсникам медицинского института — Расскажите, как это заболевание проходит само? — обычно ставит их в тупик. Многие из них вообще не верят, что какое-либо заболевание может пройти само. Это и неудивительно, ведь обычная подготовка медиков не включает в себя изучение механизмов естественного самоисцеления.

Надо сказать, что эта способность зафиксирована в медицинской практике как так называемый плацебо-эффект, часто неправильно толкуемый как эффект пустышки. По нашему мнению, этот эффект является универсальным источником исцеления. Если человек выздоровел, то сработал плацебо-эффект, независимо от того, лечим человека, или заболевание прошло само. Но у кого и как этот эффект запускается — остается большой тайной. Как говорится, по вере вашей дается вам. Для кого-то это могут быть традиционные методы, для кого-то — нетрадиционные. Но заметим, что конечный эффект обусловлен готовностью человека изменить свою жизнь к лучшему, а не вернуться к известному состоянию до болезни. И тогда оказывается, что в чем-то студенты-медики правы. Ведь они наблюдают, что улучшение резко возникает само у тех людей, которые хотят мыслить, чувствовать, действовать как до болезни, и при этом чувствовать себя хорошо.

Кстати, обратите внимание на самый смысл выражений чувствовать себя хорошо и чувствовать себя плохо. Первое означает хорошо себя понимать, видеть причины и следствия своих состояний и действий. Второе означает нечто прямо противоположное. Именно это имеется в виду, когда говорят, что кто-то хорошо чувствует свою машину или материал, с которым работает.

Хорошее самопонимание всегда включает в себя работу мысли, т.к. телесные ощущения часто нуждаются в интерпретации. Поэтому бегство от телесного опыта санкционирует отказ от работы ума. Это легко понять, если вспомнить, что во взрослом состоянии мы уже во многом отрезаны от восприятия приятного и неприятного, отождествленного в раннем детстве и у животных с ощущением полезного и вредного. Далее, в ходе социализации, эти пары расщепляются и удаляются друг от друга, замещаясь культурно-принятыми стереотипами, так что человеку уже трудно доверять своим естественным ощущениям, давно уже ставшим искусственными. При возникновении симптоматики или по другим, более возвышенным причинам, человек стремится вернуться к естественности простых и здоровых ощущений детства (как говорил один дзэнский мастер, когда я голоден — я ем, когда я хочу спать — я сплю). И человеку приходится заново переучиваться, вновь научаясь любить, например, простую пищу или другой образ жизни.

Часто причиной телесных разрушений в психосоматически-ориентированной медицине считают так называемую алекситимию, т.е. неспособность адекватно выразить свои эмоции в словах. Тем самым, по этой логике, тело берет на себя функцию речевого выражения эмоций, создавая симптом, устроенный по аналогии с речевым сообщением. Например, при невозможности рационально разрешить ситуацию у человека начинает болеть голова. Или при страхе и нежелании услышать о себе нечто отрицательное начинает страдать функция слуха. Общим радикалом в данных примерах является эмоция страха и соответствующее ей нереализованное поведение избегания. Тогда закономерно было бы предположить, что если человек окажется в состоянии беспрепятственно рассказывать окружающим о своих страхах, встречая у них поддержку и понимание, то симптом у него пройдет. Но в реальности это часто не наблюдается.

Как осознание вытесненных переживаний, так и сообщение о них могут и не привести к улучшению состояния, если не будут совершены умственные или физические действия, направленные на улучшение жизненной ситуации. Постольку поскольку человеческое тело является не только органом восприятия мира, но и действия в нем, оно не может удовлетвориться решением половины задачи. Поэтому типичным запросом пациента к психотерапевту является не только вопрос Почему это случилось со мной?, но и Что мне теперь делать, когда я это все понял? Кроме того, эмоции человека не являются источниками первичной информации, а выступают в качестве результата когнитивной переработки ситуации. Те или иные стереотипы эмоционального реагирования являются результатом социализации и научения. Эмоциональные реакции детей на различные стимулы похожи друг на друга по знаку, но только в раннем детстве. Например, громкий неожиданный звук ни у кого из младенцев восторга не вызывает.

Когда у взрослых возникает необходимость в переучивании и приобретении новых жизненных навыков, они начинают с перестройки мыслительных и поведенческих стереотипов, а не с ожидания новых эмоций на прежние стимулы. Они знают, что эмоции не задержатся при успехе перестройки мышления и поведения.

Если критерии эмоционального реагирования уже искажены, то открытие вербального канала для выражения этих эмоций, а также поддержка окружающих в этом, может лишь закрепить и усилить эти искаженные критерии. Все дело в когнитивной переработке прежних критериев и выработке новых. И тогда симптом выполняет позитивно-защитную роль, побуждая человека думать о нем, чувствовать себя, а не закреплять в межличностном общении устаревшие формы реагирования. Конечно, у людей со сходными симптомами наблюдаются близкие психологические проблемы. Это позволяет создавать словари, где каждому симптому приписывается определенная психологическая проблематика. Например, бронхиальная астма соответствует субъективной невозможности найти выход из удушающей ситуации. Эти книги приносят определенную пользу, поскольку развивают у читателей интуицию и способность к пониманию посланий своего тела. Однако, как сказано выше, одного понимания недостаточно просто потому, что если человеку неясно, что делать с этой субъективной невозможностью и удушающей ситуацией, и он не осуществит выбора новых поступков, то его тело будет продолжать подсказывать человеку, выступая в качестве последней инстанции истины (духа), что он является не только субъектом переживания, но и субъектом действия в своем жизненном мире.

Значит ли это, что хорошо себя чувствуют только духовно-развитые и нравственные люди? Нет, не значит, и примеры хорошо себя чувствующих хамов, хулиганов и психопатов может привести каждый. Для иллюстрации этого феномена можем предложить следующий условный график. По оси Y отложим заболеваемость (физическое неблагополучие). Поскольку этот процесс является массовым, то он должен подчиняться закону нормального распределения. Из графика следует, что существуют две категории лиц с низкой заболеваемостью. Причем параметр X для первой категории будет иметь низкие значения, а для второй — высокие. Что же это за параметр X ?

По нашему мнению, этот параметр описывает соотношение между действием и его осознанием.

Для первой категории людей (0 — XI) характерно множество импульсивных (непосредственных) действий с малой степенью их осознания.

Для второй категории (Х2 — Г ), характерно небольшое количество действий и глубокое самоосознание.

К первой категории как раз и относятся физические здоровые хамы, хулиганы и психопаты, не обременяющие себя осознанием своих поступков и проблемами нравственного выбора.

Ко второй — мудрые люди, независимо от пола и возраста.

Большинство же населения не могут быть отнесены в своей повседневной жизни ни к первым, ни ко вторым и находятся в средней части графика. Они либо не доделывают дела, которые должны сделать, либо не доводят до конца мысли, которые нужно додумать.

Драматизм ситуации состоит в том, что, попав в среднюю часть графика, человек уже не имеет возможности безнаказанно вернуться в варварство. У него это уже не получится даже при сильном желании и ежедневном избивании подушки в кабинете у психолога. Остается путь только вперед — в заканчивании незавершенного и в осмыслении непонятого.

ГЛАВА 3. МЕТОДИКИ

3.1. Баскаков В. Танатотерапия — искусство жизни и смерти

Танатотерапия является, прежде всего, психотерапевтическим методом воздействия на весь круг проблем человека и затрагивает все виды телесности: индивидуальное тело, семью, организацию и государство как тело (2) В ее основе — целительные биологические реакции, организующие и корректирующие энергетический баланс в теле человека. Танатотерапия (от греч. thanatos смерть и therapia — уход, забота, лечение) — область установления человеком максимально полного контакта с процессами умирания и смерти (1) и терапия в данном случае заключается в оказании соответствующей помощи в установлении такого контакта. Утрата культуры т.н. правильного, естественного умирания и смерти (6), выражающейся в подготовке к смерти при жизни, ясном понимании наличия процессов умирания и смерти в каждодневных жизненных актах, отсутствие примеров такой смерти в настоящий момент — сформировало образ смерти-монстра, мучительной агонии Даже слово смерть превратилось в табу.

В обычной же жизни человек ежедневно сталкивается с различными аналогами процесса умирания и смерти.

Расслабление как смерть. Только в первые минуты смерти тело человека максимально расслабляется, сверхконтроль сознания покидает тело и последнее становится объектом предметом (сравни, покойник,вечный покой). В силу этой причины многие техники релаксации в качестве идеального, т.е. максимально расслабленного объекта используют образ тела умершего человека (сравни, «позу мертвого человека» из йоги).

Сон как смерть. Наилучшим образом это прослежено в сказочной традиции (ожившие персонажи произносят традиционное «как долго я спал»). Большинство молитв «на сон грядущий» и «заутренних» по сути описывают акт покидания душой тела (смерть) и ее возвращение (воскрешение). Механизм целительности сновидений аналогичен механизму целительности танатотера-пии: в момент расслабления во сне происходит активизация целительных («утро вечера мудренее») бессознательных структур, активизация энергии, которая не приводит к привычному ее подавлению и удержанию (к примеру, удержанию чувств в «Русском теле» (2) или, наоборот,- отреагированию, а позволяет максимально полно ее принять («заземлить»), что способствует ее разблокированию и гармонизации.

Любое окончание, завершение как смерть. Это и deadline приема заявок на конференции и симпозиумы, и слова песни «расставанье — маленькая смерть». В архаических и ряде современных культур любой возрастной переход (взросление мальчиков, выход замуж девушек), взлеты и падения в статусе взрослых людей обычно инициируются через смерть, что смягчает, устраняет временной разрыв (9,11).

Оргазм, рассматриваемый на Востоке как «маленькая смерть» В момент оргазма колоссальный энергетический взрыв (такой же, как в момент образования зиготы при зачатии и такой же, как в момент смерти — при разделении души и тела) сопровождается страхом потери собственного Я / Self/Эго, что приводит к максимизации контакта с сексуальным партнером (уже описанный механизм «заземления» энергии чувств)

Вышесказанное позволяет положительно оценить роль смерти в жизни человека и позитивно отнестись к имеющемуся опыту работы с процессами умирания и смерти (отец П Флоренский, Р Моуди, С Гроф, Э Кюблер-Росс и др. )

Танатотерапия, в отличие от имитационных практик, моделирует процесс правильного естественного умирания В ее основе — характеристики тела человека, умершего таким видом смерти (тотальное расслабление, остановка контроля сознания, предметность объектность тела, т. н. биологическое дыхание и др ) Каждый те тесный прием охватывает целую область работы с телом человека и оформляется через своеобразный принцип Мы приведем лишь некоторые из приемов танатотерапии

Подготовительное упражнение

Участники семинара усаживаются в круг. Ведущий предлагает любому желающему помочь ему в демонстрации первого приема танатотерапии Для этого он просит участника группы выйти и лечь на пол на спину в центре круга. Как показывает опыт проведения многочисленных семинаров по танатотерапии — практически все изъявившие желание участники ложатся так, что ноги у них расположены рядом, а руки — вдоль туловища, причем ладонями вниз Вы же предлагаете занять позицию звезды (фигуру Витрувия Леонардо да Винчи) с ладонями, обращенными наружу

Почему же практически во всех случаях избегается позиция звезды? Все отмечают открытость и связанную с ней незащищенность человека, лежащею в такой позиции. У большинства эго ассоциируется с опасностью лишиться, потерять Но не учитывается другая сторона позиции звезды — это одновременно и позиция максимального получения. В этой амбивалентности данной позиции лежит типичная ошибка и, в некотором роде, — трагедия человека, боясь потерять — лишаешься получить. Живя (а мы действительно так в основном живем) в позиции закрытости — сколь многого мы лишаемся: информации, переживаний, энергии, красок мира. . Отсюда — и главная цель телесных практик в любых системах психотерапии и эзотерических системах’ помочь человеку занять в жизни позицию «звезды», сделать эту позицию максимально безопасной

Отмеченная позиция (звезда или фигура Витрувия) входят в разряд т. н. реальных позиций и характеризуются максимальной амбивалентностью (максимальная отдача и получение, причем одновременно). Именно в силу этой амбивалентности, а, значит, — повышенной энергичности (чем больше «разность потенциалов» — тем сильнее ток), энергоемкости, — и звезда, и человек в позиции звезды, и круг (круг участников семинара, где внутри круга все сидящие максимально открыты друг другу, но любой входящий извне встречает спины) — наиболее часто используемые магические символы.

1. «Театр прикосновений»

Участники группы разбиваются на пары, в которых один становится актером, активно-действующим (от англ. act — действие), другой — зрителем, пассивно-воспринимающим. Пассивно-воспринимающий занимает позицию «звезды» (см подготовительное упражнение). Активно-действующий усаживается рядом. Сценой такого театра выступает тело пассивно-воспринимающего. На этой сцене актер предъявляет разные типы контактов- игольчатые, точечно касаясь кончиками пальцев разных участков тела партнера; достаточно жесткие, надавливающие всей поверхностью ладони или кулаком; разнесенные по разным участкам тела (одновременно несколько касаний в разных местах тела партнера); разного рода перекрытия-мосты, например, своей рукой перекрыть обе ноги партнера (См. фото).

Фото из журнала «Столица»

Главное условие правильности выполнения данного приема формулируется как не спеши! (именно так, а не, например, делай медленнее). Другое важное условие: вы предлагаете активно-действующим выждать некоторое время после начала выполнения приема, а не набрасываться на пассивно-воспринимающих. В таком случае тело «зрителя» как бы увеличивается в объеме — оно ищет первое прикосновение. Только в таком случае контакты со стороны «актеров» становятся актуальными, принятыми «зрителями».

Цель актеров в этом импровизированном театре тела («телесном джазе», но меткому выражению П Горобца) — удивить своих партнеров, причем, удивить постановкой спектакля, его сюжетом, сценическими ходами. Задача пассивно-воспринимающих — одна из самых сложных: не ставить и не решать никаких задач (чем меня касаются?,где будут касаться в следующий раз?и др. ).

Время, отводимое на это упражнение — 5-7 минут, после чего партнеры меняются ролями. Хорошо данное упражнение сопровождать музыкой медитативно-релаксационного характера.

Специальное замечание касается окончания данного и всех последующих упражнений-приемов. Когда вы просите вашего партнера закончить выполнение упражнения (причем сразу предлагаете ему не спешить, побыть еще в этом состоянии), ваш партнер, чаще всего, и за редчайшим исключением, заканчивает его стандартным и совершенно неправильным образом. Он напрягает мышцы живота и пытается из позиции лежа прямо подняться и сесть (вспоминается, что так поднималась и садилась в гробу гоголевская ведьма из Вия). Правильное окончание — это вначале ротация-поворот тела на бок и, только потом, подьем. Вспоминаем, что именно так поступают дети первых лет жизни, осваивая пока еще не послушное их воле тело (а значит — более объектное, пассивное, расслабленное — то тело, на достижение характеристик которого и нацелен данный прием).

2. «Телесная гомеопатия»

В этом приеме мы открываем для себя область г.н. телесной гомеопатии и знакомимся с одним из ключевых ее принципов — принципом малых доз и величин. Основатель гомеопатии, врач Ганеман, в работах Organon’Y’Fragmenta de Viribus(1805) и Reine Arzneimittellehrc(181t) сформулировал принцип, который применительно к танатотерапии, можно представить может быть так: минимальные по силе и амплитуде воздействия приводят к максимальным по силе чувствам и переживаниям.

В демонстрации партнер, на котором вы показываете данный прием, занимает позицию звезды. Вы подсаживаетесь к любой из его конечностей. Первое — устанавливаете контакт. Затем, после достаточно продолжительного времени, прикоснувшись своей рукой, к примеру, к его ступне, вы начинаете плавно и очень медленно (принцип не спеши предыдущего приема сохраняется) надавливать и, таким образом, отводить ее в сторону •

Заметим, что в русском языке представляется трудным найти глагол, обозначающее описываемое действие и не содержащий контекст увечья (сравни: скручивать-выкручиватъ-сворачивать — мед. сворачивать ногу, смещать — мед. смещать кости и др.).

Внешним наблюдателям данное действие совершенно незаметно, тогда как пассивно-воспринимающий сразу реагирует на данный прием — прежде всего, дыханием (оно меняется), тремором шторок ресниц, последние отвечают в теле за контроль со стороны сознания (интенсивность тремора возрастает в связи с ростом контроля) .

Время, отводимое на данный прием, не ограничено и партнеры меняются ролями после того, как выполнили цикл (хорошо воспринимается шутка, что цикл состоит из одной ноги, одной руки и одной головы).

При работе с рукой важно обратить внимание участников группы, что это вы поднимаете кисть и подводите под нее свою ладонь, а не партнер дает вам поднять его кисть. Разница колоссальная и измеряется килограммами веса руки. Это разница связана с участием контроля и активности лежащего в позиции «звезды» партнера. Вспомним, что истинную неактивность, пассивность, предметность тело занимает только после смерти (отсюда шоковость эффекта фильма А.Сокурова Круг второй, особенно тех кадров, где тело умершего отца героя используется в этом непривычном качестве — в роли предмета, объекта, рядом положенного к другим предметам, явствам и др).

В работе с головой особое значение придается посадке активно-действующего. Она должна быть

Хрестоматия по телесно-ориентированной терапии

максимально устойчивой и удобной. Рекомендуется сесть у изголовья лежащего пассивно-воспринимающего с широко расставленными ногами так, что его голова оказывается между ваших ног. Руки лежащего широко раскрыты (позиция звезды) и лежат на полу. Вы касаетесь ладонью одной из щек. Выдерживаете значительную по времени паузу (лицо — одно из ниболее табуированых мест «русского тела»). Только после этого плавно и аккуратно приступаете к надавливанию. Своим надавливанием Вы отводите лежащую голову на незначительное расстояние (нос лежащего партнера отводится не более чем на несколько сантиметров), затем Вы в таком же гомеопатическом режиме снимаете свою нагрузку и голова партнера возвращается на место Время выполнения приема — 4-5 минут на каждую конечность.

Впечатления от данного приема в основном касаются ощущений поляризации внутри тела. Часто возникает ощущение отсутствия той или иной конечности (способ работы с болью), или, наоборот, ощущение наличия руки активно-действующего (при том, что последний уже приступил к работе с другой конечностью).

Применение базовых приемов танатотерапии возможно как индивидуально, так и группой подготовленных танатотерапевтов и также включает работу с дыханием (вдох — это жизнь, выдох — смерть), отдельными частями тела (нижняя челюсть, глаза, шея, подошвы ног), что является ключевым в оказании помощи в терминальной фазе умирания и др.

Танаготерапия как вид телесно-ориентированной психотерапии охватывает четыре базовые психотерапевтические проблемы человека, связанные со сверхконтролем сознания (голова), контактами чувствами (грудь, руки, шея), сексуальными взаимоотношениями (паховая область), опорами (ноги).

Из приведенных элементов Танатотерапии («театр прикосновений», «телесная гомеопатия») группой 3-5 человек можно осуществить своеобразную «сборку» /инициацию (слово инициация заимствовано из латинского языка и означаетвойти внутрь), когда каждый из «актеров» сам выбирает, каким из приведенных выше приемов он собирается работать Пассивно-воспринимающий занимает позицию «звезды», группа «актеров» рассаживается вокруг и по команде ведущего приступают к работе, используя выбранные «актерами» приемы (Рисунок из итальянского журнала «Re Nudo»).

Эффект многократно усиливается с добавлением следующих приемов и принципов Танатотера-пии’ «телесной магии», «последовательности предъявляемых опор» и др.

В ходе сеанса тело лежащего на спине человека впервые по-настоящему максимально расслабляется, конечности холодеют, нижняя челюсть отпадает, руки и ноги раскрываются. Тело в итоге максимально «заземляется», что автоматически запускает механизм активизации энергии из «проблемных»/больных зон тела человека. Такой энергетический баланс («заземление/активизация») максимально биологичен и целителен для человека.

Особый интерес представляют описания «путешествий» лицами, проходивших сеансы танатоте-рапии. В большинстве деталей они соответствуют описаниям лиц, перенесших клиническую смерть ( выход из тела, «канал», «светящееся существо», восторг и др.) (.5,7,8,12,14,15,16) Ниже приведены наиболее характерные протоколы впечатлений и переживаний участников сеансов Стилистика языка сохранена.

Татьяна С, 32года.

Я поняла, что смерть — не эмоциональное состояние…, так как в этом эмоции не участвуют, Я впервые почувствовала отвинченность рук и ног. Я подняла голову над телом и наблюдала… Голова, еще что-то и это что-то не любит эту дурацкую голову. Хотелось, чтобы это не кончалось… Хотелось выпрыгнуть из тела, как змея из кожи, это как наркоз: темное, черное пространство с геометрическими фигурами… Еще бы чуть-чуть и тогда что-нибудь случилось… Когда подняли — блаженство и яркий свет…

Елена К., 37 лет.

У меня был опыт клинической смерти. Я стала сравнивать. То было очень приятно, бежал отец, но мне было все равно. И ощущение дикой боли, когда возвращается жизнь…

В театре прикосновений одна часть тела то появлялась, то пропадала. Потом все понеслось вверх, но при этом ощущение доверия, что в правильное место. Когда надавили, я поняла, что это дает всему телу расслабиться. Я расстекласъ и впиталась в землю. Глюки начались, когда оставили в покое… Я как бы была с душой, а возвращалась в тело, как в гости — придя в дом, в котором не живешь, или как влезть в перчатку…

Наташа Л., 28 лет.

С самого начала хотелось неимоверно стонать… Что больше всего удивило — я наблюдала со стороны… Трудно вспомнить…

Я смотрела со стороны: я лежала в пижаме. Самое полное погружение — когда оставили в покое. Мне несколько раз было в жизни — туннель со светом. В этот раз — он извивался, как поезд, ячейками. Я долго билась над вопросом — если трубу изогнуть, света не должно быть… В конце — серая дверь. Казалось, что тело не имеет конкретного формы, а принимает вид, который связан с движениями.

В настоящее время ведется работа по когнитивному картированию этого пространства с целью создания своеобразных «лоций» и управления этими путешествиями (своеобразный «танатотерапевтический Internet»).

Результаты

Танатотерапия оказывает мощное релаксационное воздействие, затрагивая и корректируя практически все психологические проблемы человека.

Применение танатотерапии подготовленными специалистами позволяет получать значимые результаты и в области медицины, при лечении: пациенток, страдающих бесплодием и привычным невынашиванием (В.Баскаков, Москва), остеохондроза позвоночника (А.Гайваненко ,Одесса), депрессии, астении (К.Баранников, Екатеринбург), наркомании (А.Пономарев, Екатеринбург; К.Кишиневская, Саратов), шизофрении (К.Баранников, Екатеринбург); при работе с болями (Е.Косырева, Минск), при подготовке к родам (Ю.Постнова, Москва), при работе со страхами и со страхом смерти (С.Воронкина, Краснодар: И.Воскресенская, Петрозаводск; Е.Белая, Владивосток; К.Кишиневская, Саратов; К.Баранников, Екатеринбург).

Литература

1 Баскаков В. Танатотерапия. Психологический энциклопедический словарь. Инфра-М (в печати)

2. Баскаков В. Русское тело (к постановке проблемы телесно-ориентированного анализа национального характера). «Психологическая консультация», №1, 1998г. Стр 13-20.

3. Баскаков В. Телесно-ориентированная психотерапия и психотехника: обобщение и сравнительный анализ существующих подходов. Сб Телесность человека: междисциплинарные исследования. М.1991. Стр.54-61.

4. Баскаков В. Минимальные по силе и амплитуде воздействия. Телесно-ориентированная психотерапия. Хрестоматия. СПб.,2000, стр.264-276.

5 Гроф С , Хэлифакс Дж. Человек перед лицом смерти. М.1996.-246с.

6. О Павел Флоренский Человек умирает только раз в жизни ‘ «Не восхищением непщева» (Филип.2, 6-8) (К суждению о мистике), Сергиев Посад, 1915.

7. Психология смерти и умирания: Хрестоматия / Сост. К.В.Сельченок,- Мн.: Харвест, 1998.- 656с

8. Стивен Левин. Кто умирает? — К.: «София», Ltd. 1996.-352с.

9 Талалаж Я , Талалаж С. Самые невероятные в мире — секс, ритуалы, обычаи. М.: КРОН-ПРЕСС, 1998.- 262с.

10. Трудно быть трупом. Газета «Комсомольская правда», 23 июня 1998г.

11. Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. М.: Политиздат, 1980.-831с.

12. A New Age Handbook on Death and Dying DeVorss & Company, 1982

13. Baskakov V. Body Magic/ Energy and Character. The Journal of Biosynthesis. Vol.25 №1, April 1994, p.15-17

14. Easy Death: Spiritual Discourses and Essays on the Inherent and Ultimate Transcendence of Death and Everything Else The Dawn Horse Press, 1991

15. Kubler-Ross, E On Death and Dying. London: Collier-Macmillan Ltd ,1969

16. Moody, R.A Life After Life, Atlanta, Ga- Mockingbird Books, 1975

3.2. В. Березкина-Орлова. Актерские телесно-ориентированные психотехники

Представляемый психологический тренинг является дальнейшей разработкой Телесно-ориентированной психотехники актера, описанной в Хрестоматии по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике (Москва, 1993). При разработке тренинга особое внимание уделялось телесным ощущениям и невербальным компонентам общения.

Часто при общении принимается во внимание только вербальный его компонент, в то время как человек всегда, хочет он того или нет, говорит еще и телом, мимикой, движениями (установлено, что человек передает телом и интонациями от 40 до 70% информации). Более того, язык тела менее осознаваем, менее контролируем и поэтому более правдив. Невербальные техники хорошо использовать при работе с людьми, испытывающими трудности в самовыражении, зажатыми, скованными социально-ролевыми стереотипами, склонными рационализировать, забалтывать проблемы, при психосоматических заболеваниях.

В течение жизни человек учится подавлять такие чувства , как стыд, обида, страх, гнев. Но известно, что та наша часть, которую мы в себе отвергаем, становится нашим преследователем. Тело знает и помнит все страдания нашей души, оно может рассказать нам многое о нас самих, может нас многому научить, оно может помочь нам восстановить утерянные связи и указать путь к исцелению. Оно подает нам сигналы, которые мы не понимаем и игнорируем, так как контакт с собственным телом у нас часто нарушен, иногда полностью потерян. Отчуждение же от собственного тела ведет и к межличностному отчуждению. Восстановление такого котнакта и является основной целью предлагаемого тренинга. Задачами тренинга, подчиненными основной его цели, являются:

— снятие телесных напряжений;

— осознание своих проблем в виде их телесных аналогов;

— установление невербальных контактов с другими людьми;

— улучшение психологического самочувствия при взаимодействии с другими людьми.

Необходимо отметить, что возможность использования тренинга не зависит от теоретических позиций психотерапевта и от предпочитаемого им направления психотерапии. Техники, сходные используемым в тренинге, применяются в психодраме, гештальт-терапии, психосинтезе. Большинство техник, предлагаемых нами, описаны М.А.Чеховым, педагогами по сценическому мастерству, работающими в рамках школы К.С.Станиславского, а также театральным режиссером Е.В.Колесниковой. Часть их них неизбежно претерпела некоторые изменения и добавления, так как мы не ставим перед собой чисто сценических задач. Задачи же повышения чувствительности к себе, к собственному телу, к собственным эмоциям и чувствам, к другому человеку, решаемые с помощью этих техник, являются важными и вечными психологическими и психотерапевтическими задачами почти всех направлений психотерапии.

В ходе тренинга участники знакомятся с тремя большими смысловыми кусками:

1 Работа с мышечными напряжениями;

2. Работа с атмосферой (контекстом общения).

3. Работа с психологическим жестом.

Два последних понятия были описаны М Чеховым и, на наш взгляд, обладают исключительной значимостью для расширения круга осознания невербальных аспектов взаимодействия людей.

Мышечные напряжения

Согласно положениям телесно-ориентированной терапии телесные зажимы (напряжения различных групп мышц и стесненное дыхание) порождаются внутренними психологическими конфликтами и стремлением человека изолировать себя от неприятных эмоций. Зажимы, часто оставаясь неосознаваемыми, пожирают огромное количество энергии человека, мешая его нормальному функционированию, приводя к усталости, ощущению тяжести в отдельных частях тела, перебоям дыхания, не ослабляя, а, напротив, увеличивая психологический и физиологический дискомфорт.

Описаны разные способы работы с мышечными напряжениями: прямой массаж, самовнушение, усиление зажимов, перевод напряжения в другие части тела, которые легче поддаются расслаблению и т.д.

Предложенные ниже техники дадут возможность выбора наиболее созвучного для участника способа, с которым он сможет далее работать самостоятельно.

Техники:

1. Контрастное напряжение

Напрягите правую руку. Почувствуйте, как она становится тяжелой, как будто в нее перемещается центр тяжести вашего тела. Усиливайте напряжение, утрируйте его, доводя до предела. Сбросьте напряжение. Проделайте то же самое с левой рукой. Напрягите плечи. Если чувствуете, чго вам это не удается, немного надавите пальцами на плечи, почувствуйте напряжение. Усильте его, доводя до предела. Сбросьте. Напрягите заднюю часть шеи (па передней части шеи, гортани напряжение не фокусируется но принципиальным соображениям)… Спину… Поясницу… Обе ноги… Правую ногу… Левую ногу… Низ живота. Напрягите верх живота. Что происходит с вашим дыханием ? Оно становится поверхностным, нижняя часть легких не заполняется. Сбросьте напряжение. Напрягите грудь. Обратите внимание на дыхание. Сбросьте напряжение. Напрягите все тело целиком. Расслабьте. Напрягите, расслабьте.

При выполнении этого и следующего упражнений участников необходимо предупредить, что если у кого-то из них были физические травмы, переломы, пострадавшие участки тела должны работать в щадящем режиме, утрирование напряжения должно происходить в воображении.

2. Перекат напряжения.

Напрягите до предела правую руку. Постепенно расслабляя ее, переведите напряжение выше в плечо (как будто центр тяжести вашего тела перемещается из руки в правое плечо)… в оба плеча.

Доведите напряжение в плечах до предела. Постепенно освобождая плечи, переведите напряжение в левую руку (переместите в нее центр тяжести тела). Постепенно расслабляя левую руку, переведите напряжение вверх через левое плечо в заднюю часть шеи. Доведя напряжение в шее до предела, переведите его в верхнюю часть спины в область лопаток… ниже… в поясницу… в область таза… в правую ногу… из правой ноги через поясницу в левую ногу… из левой ноги вверх в нижнюю часть живота… в верхнюю часть живота… в грудь… в правую руку. Сбросьте напряжение.

3. Ртуть.

Представьте себе, что ваше тело — старый, застоявшийся механизм. Он сломан, он просто нуждается в смазке. Сейчас у вас есть возможность хорошо разработать все части вашего тела, все его суставы. В указательный палец правой руки вам будет введено волшебное смазочное вещество, одной капли которого достаточно, чтобы привести механизм вашего тела в работу. Перегоняя это вещество из одной части тела в другую, не упустите ни одното отдела. Закройте глаза. Начинайте работу. Не торопитесь. Промазав одну часть (например, руки), проверьте, как она работает (вся рука в целом, отдельно пальцы). Работу можно считать оконченной, когда все тело будет смазанным, разогретым.

4. Марионетки.

5. Растем.

(Упражнения описаны в Хрестоматии по телесно-ориентированной психотерапии).

6. Расслабление лежа.

Закройте глаза. Прислушайтесь к звукам за окном. Шелест ветра, пение птиц, голоса. Что еще? Прислушайтесь к звукам, наполняющим это здание (но находящимся за пределами этой комнаты). Прислушайтесь к звукам, наполняющим эту комнату. Прислушайтесь к тому, что происходит в вашем теле. Прислушайтесь к своему дыханию. Какое оно? Не задерживайте и не убыстряйте его. Не надо ничего менять, просто прислушайтесь. Услышьте биение вашего сердца. Услышьте биение сердца в других частях вашего тела.

Ваше тело может находиться в состоянии усталости или бодрости, напряжения или расслабленности, болезни или здоровья. Как бы то ни было, оно может вам многое рассказать о себе и о вас. Поблагодарите его за первый контакт с вами и, когда будете готовы, почувствуйте себя лежащим на полу в этом зале. Откройте глаза.

7. Диалог с напряженной частью тела.

Закройте глаза. Мысленным взором пройдите по всему вашему телу, увидьте напряженные и расслабленные его участки. Сосредоточьтесь на наиболее напряженной части вашего тела (может быть, этот зажим вы ощущаете всегда; может быть, в трудных для вас ситуациях; может быть, вы осознали его, делая одно из предыдущий упражнений). Почувствуйте эту часть вашего тела, будьте внимательны к любым ощущениям. Ничего не придумывайте, отдайтесь на свободное течение образов (зрительных, слуховых, кинестетических). Что за образы возникают, когда вы сосредотачиваетесь на своем зажиме? Если это зрительный образ, рассмотрите его внимательнее. Что это (или кто это)? Какого цвета? Это что-то теплое или холодное? Приблизьтесь к нему. Спросите, чего он от вас хочет.

Обратитесь к своей памяти, попытайтесь вспомнить моменты своей жизни, когда вы чувствовали себя абсолютно счастливым. Что происходит с образом?

Пропустите через все ваше тело ощущение абсолютного благополучия, особенно направляя его на те участки тела, с которыми у вас бывают проблемы. Что происходит?

Представьте и почувствуйте, как все болезни и недомогания исчезают под воздействием сил, идущих от переживания полного телесного благополучия.

Двигательные импровизации

Цель двигательных импровизаций, предлагаемых нами, дать человеку возможность побыть в разных ролях, в разных эмоциональных состояниях, повзаимодействовать друг с другом нетрадиционными способами, прислушаться к своим ощущениям в движении. В начале тренинга участникам предлагаются простые игровые импровизации, для их выполнения предлагаются некоторые образцы (например, образы зверей). По мере прохождения тренинга мы отказываемся от образцов, и импровизации направляются внутренними импульсами участников.

Предлагаемые нами техники рассчитаны как на индивидуальную работу (Закрытие, Рост), так и на парную (так называемые техники на присоединение к состоянию другого человека: Зеркало,

Тень, Равновесие, Драка, Сиамские близнецы, Подавление, Разговор через стекло) и на работу всей группы (различного рода групповые скульптуры).

Техники:

1.. Ходьба с зажимами.

Участники идут друг за другом по кругу.

Продолжая идти, напрягите до предела правую руку… левую руку… всю верхнюю половину тела… левую ногу… правую ногу- обе ноги… всю нижнюю половину тела… поясницу… Представьте себе, что вы — маленькие дети… роботы… старики… Представьте себе, что масса вашего тела увеличилась в два раза… Представьте себе, что ваше тело практически невесомо… Представьте себе, что вам надо торопиться, но делать этого очень не хочется… Представьте себе, что все внутри вас бежит, а вы себя сдерживаете…

Упражнение заканчивается ходьбой в свободном темпе.

2. Звери, птицы, рыбы.

Участники идут друг за другом по кругу.

Представьте себя хищной птицей… маленьким цыпленком… кошкой (домашней или дикой, как вам больше нравится)… слоном… снова птицей… рыбой… бабочкой… Представьте себя любым зверем. Таким, который вам ближе всего, на которого вы похожи, побудьте им. Как он двигается, какие звуки издает? Каково вам в обличьи этого зверя… А теперь вы снова — люди. Темп движения — спокойный. Сделайте несколько глубоких вдохов. Упражнение закончено.

3. Зоопарк.

Найдите себе место в этой комнате, где вам было бы удобно расположиться. Мы — в зоопарке Представьте себя зверем — своим антиподом (зверем, которого вы менее всего напоминаете, привычки которого противоположны вашим). Станьте этим зверем. Придайте своему телу положение, характерное для него.

Клетки раскрылись, звери выбрались на волю и разгуливают по зоопарку. Приглядываются, принюхиваются, взаимодействуют, если хотят. Возможны проявления любопытства, агрессии, самообороны (без прямого контакта). Возможна любая вокализация, кроме слов…

Приглядите себе пару — зверя или птицу, с которым вы могли бы находиться рядом, взаимодействовать или просто сосуществовать без взаимного напряжения. Повзаимодействуйте…

Вы выразили друг другу доверие. Обсудите с партнером происходившее, свои ощущения, переживания, что-то может быть неожиданное для вас.

4. Движение с присоединением.

Упражнение проводится в парах под музыку.

Пусть кто-то один из вас (или оба вместе) начнет делать любые движения, прислушиваясь к музыке и к себе. Второй пусть попытается делать движения в гармонии (не синхронные, а гармоничные движения) с первым. Побудьте в гармонии с музыкой, с собой, друг с другом.

5. Подарки.

Упражнение проводится в парах.

Мы любим, когда нам делают подарки. Сейчас у вас есть возможность обменяться воображаемыми подарками с вашим партнером. Вы можете подарить ему все, что захотите. Разговаривать вам нельзя, однако попробуйте преподнести свой подарок так, чтобы ваш партнер понял, что ему подарили и смог отреагировать. Обменяйтесь с партнером по очереди двумя подарками.

6. Слепой — поводырь.

Упражнение проводится в парах.

Один из вас — слепой, другой — поводырь. Задача поводыря: познакомить слепого с окружающим его пространством (миром), позволить ему получить максимум информации, оберегая его при этом от возможных опасностей. Вам необходимо учитывать характер слепого, его темперамент.

После обмена ролями проводится обсуждение приобретенного опыта в парах.

7. Зеркало.

8. Тень.

9. Разговор через стекло.

10. Сиамские близнецы.

11. Насос и надувная кукла. *

* Последние пять техник нет необходимости описывать, так как они являются довольно известными; кроме того, они были описаны в Хрестоматии по телесно-ориентированной психотерапии (Москва, 1993). Следует только отметить, что они используются нами, как упражнения на присоединение к состоянию другого человека, и именно об этом идет речь при обсуждении опыта, приобретенного в ходе их выполнения.

12. Равновесие.

Участники разбиваются на пары, встают друг напротив друга на расстоянии 70-100 см, вытягивают руки вперед и соприкасаются ладонями. Задачей каждого из них является заставить партнера потерять равновесие (сойти с места), сохранив его самому.

Это упражнение хорошо проделать несколько раз с разными партнерами, так как каждый человек выбирает свою собственную стратегию выполнения данного упражнения в зависимости не только от особенностей своего характера, но и от особенностей установившегося контакта с партнером.

13. Драка.

Упражнение проводится в парах.

Вы — противники. Задача — победить соперника. Настройтесь на борьбу. Будьте внимательны, вам предстоит не только наносить удары, но и отражать нападение противника. Упражнение проводится в замедленном темпе и без прямого контакта.

Упражнение может использоваться как самостоятельная техника для отреагирования агрессии. Замедленный темп позволяет увидеть силу и энергию агрессии.

14. Подавление (другое название Борьба взглядов).

Участники разбиваются на пары и рассаживаются друг напротив друга.

Посмотрите друг другу в глаза. Сейчас вы находитесь в равных позициях. Пусть постепенно один из вас (заранее договоритесь кто) начнет взглядом подавлять другого. Когда ваш партнер окончательно подавлен, замрите на 2-3 секунды (один — на высоте позиции, другой — отброшенный вниз). После этого взгляд подавленного партнера пусть начинает набирать силу, взгляд подавлявшего — ее терять. Ваши позиции опять сравнялись. Теперь уже тот, кто был подавлен прежде, начинает сам взглядом подавлять своего противника. И снова, когда партнер окончательно подавлен, замрите на 2-3 секунды.

Каждый партнер в течение упражнения должен побывать 2-3 раза в позиции сверху и столько же в позиции снизу. Упражнение заканчивается в позиции на равных.

15. Отвинченная голова.

Как трудно иногда бывает отключить свою голову, так часто она вмешивается не в свое дело. Сейчас вам представится возможность посуществовать немного без нее. Разбейтесь на пары. Один пусть укладывается отдыхать. Другой усыпляет его бдительность (помогает расслабиться, поглаживает, покачивает и пр.). В тот момент, когда первый расслабляется, второй — начинает отвинчивать у него голову (осторожно, чтобы первый не спохватился). Когда голова, наконец, отвинчена, второй участник несет воображаемую голову в угол комнаты и прячет ее. Потом будит своего товарища…

Как вам без головы? Вы ничего не видите и не слышите… Что происходит?… Поищите свою голову!

Дав своему партнеру посуществовать в новом для него качестве некоторое время, второй участ-

Хрестоматия по телесно-ориентированной терапии 137

ник возвращает ему голову. Тот ее внимательно изучает и, после опознания, они вместе прикручивают ее на место.

После проделывания упражнения партнеры обмениваются впечатлениями (или записывают их) и меняются ролями.

Атмосфера

Каждая жизненная ситуация, каждый дом, каждый пейзаж, каждая семья имеет свою собственную атмосферу. Она создается целым рядом причин, но потом приобретает известную самостоятельность, способность влиять на причины, ее вызвавшие, и рождает из себя новые факты, дотоле не существовавшие (М.Чехов, с. 139). Наши движения, речь, манера держаться, интонации, настроения, чувства, нередко и мысли, меняются, когда мы попадаем в сильную, захватившую нас атмосферу. Атмосфера способна даже менять значение слов (сравните: люблю в атмосфере драмы, водевиля, трагедии и т.д.) Поэтому мы и говорим о психологической важности атмосферы, создающей контекст общения, его психологическое содержание.

Атмосфера не находится рассудочным путем, не вычисляется, но ее можно научиться видеть, чувствовать. Научившись видеть атмосферу, окружающую человека в наиболее важные моменты его жизни, и его внутренние атмосферы, можно лучше почувствовать его проблемы и чувства, лучше понять содержание того, что нам сообщает клиент, а также то, создание какой атмосферы будет способствовать продвижению клиента в психотерапевтической работе.

Техники:

1. Закройте глаза. Представьте себе пространство вокруг вас, наполненное атмосферой (как оно наполнено светом и воздухом). Представьте, что вокруг вас атмосфера радости, она заполняет все пространство комнаты, охватывает вас… А теперь представьте, что атмосфера радости покидает эту комнату, и на смену ей приходит атмосфера ненависти, и теперь она окружает вас со всех сторон….

(Далее идет смена контрастных атмосфер, например чуда — апатии — восторга — упрямства — благоговения — одиночества — радостного предчувствия… На каждую атмосферу дается 15-30 секунд. Оканчивать эту часть упражнения необходимо на нейтральной или положительной атмосфере).

А теперь выберите атмосферу, которая наполнит пространство вокруг вас. Она неторопливо сменяет предыдущую атмосферу и окутывает вас. Побудьте в ней. Почувствуйте себя в ней… Сделайте легкое движение в гармонии с ней… Подвигайтесь… Какие ощущения в теле возникают? Что с вашим дыханием? Какие образы возникают?.

2. Разбейтесь на две группы. Первая группа выбирает атмосферу и погружается в нее. Не надо обсуждать, кто как будет действовать, просто почувствуйте себя в выбранной атмосфере. Начинайте движения, созвучные атмосфере Другая группа пытается увидеть созданную атмосферу.

(Участники могут принимать и статичные позы. Каждый работает самостоятельно, может использовать любые звуки, шорохи, все, кроме слов. Главное, чтобы все, что делается, было для участников (для каждого отдельно) созвучно общей атмосфере).

3. Участники разбиваются на три группы.

1 этап упражнения. Первая и вторая группы (по секрету от третьей) выбирают две противоположные, враждебные между собой атмосферы и погружаются в них.

2 этап упражнения. Участники обеих групп (вразбивку, по одному) входят в комнату, где находится третья группа, садятся, ходят, делают что-то созвучное их атмосферам. Участники третьей группы стараются проникнуть в атмосферы, которые приносят с собой входящие. Каждый участник третьей группы выбирает для себя одну из этих атмосфер, присоединяется к тем, чья атмосфера выбрана.

3 этап упражнения. Две вновь образовавшиеся группы (вместе с примкнувшими участниками третьей группы) постепенно отделяются друг от друга, несколько секунд наблюдают за носителями враждебной атмосферы, затем начинают безмолвную борьбу силами своих атмосфер (известно, что две противоположные атмосферы не уживаются друг с другом).

Действие с определенной окраской

Если попросить 10 человек выполнить одно и то же простое действие (например: поднять и опустить руку), мы увидим, что у многих это получилось похоже, но ни у кого не одинаково. Если попросить этих же людей совершить то же действие, придав ему определенный душевный оттенок, определенную окраску (например: осторожность), разница существенно увеличится. Кто-то, поднимая с осторожностью руку, почувствует легкое беспокойство, кто-то любопытство, кто-то настороженность, кто-то нежность.

Мы намеренно привлекаем внимание участников к окраске действий, так как именно на нее интуитивно реагируют люди при взаимодействии (и именно о ней не пишут в книгах по языку телодвижений).

Техники:

Хорошими техниками для работы с окраской действий и слов являются техники, описанные в Хрестоматии по телесно-ориентированное психотерапии:

1. Предмет по кругу.

2. Фраза по кругу.

3. Эмоция по кругу.

Участники по очереди передают друг другу при помощи прикосновения эмоцию. Существует несколько вариантов упражнения.

Вариант 1. Первый участник настраивается на передачу эмоции, передает ее. Второй принимает. Происходит обмен впечатлениями. После этого второй участник настраивается на передачу своей эмоции и передает ее третьему. И т.д.

Вариант 2. Этот вариант напоминает детскую игру Испорченный телефон. Первый участник настраивается на передачу эмоции, все остальные — на прием. Первый участник передает свою эмоцию второму, второй передаст то, что он принял, третьему и т.д. Обсуждение происходит, когда эмоция обошла весь круг.

Необходимо отметить, что опыт, полученный в упражнении, существенно различается, когда:

— участники сидят в кругу с открытыми глазами;

— участники сидят в кругу с закрытыми глазами;

— участники лежат звездой (головы во внутреннем круге);

— участники лежат звездой (головы во внешнем круге).

Психологический жест

Что происходит в нас, когда мы впадаем в отчаяние, рвем отношения, ускользаем от ответственности, схватываем мысль, переживаем инсайт, уходим в себя, пьянеем от счастья?

Глаголы в этих словосочетаниях описывают не физические действия, а незримые движения нашей души. Душевные или психологические жесты (ПЖ) являются источником жестов физических. Как распознать за телесной жестикуляцией психологическую? Если мы прячем, подавляем наши чувства, пробудить их поможет опять-таки наше тело. Усиливая те или иные физические жесты и ощущения (особенно те, которые неконгруэнтны произносимым словам, выполняемым действиям, занимаемым позам и т.д.), мы можем добраться до чувств, которые стоят (прячутся) за ними.

Техники:

1. Представление.

Участники становятся в круг.

Пусть каждый по очереди представится, назовет себя (полным именем или уменьшительным, или вымышленным, или произнесет только фамилию — как угодно) и сделает какое-либо движение, созвучное вашему состоянию и самочувствию в данный момент. Все остальные внимательно наблюдают. Затем этот же участник (уже вместе со всеми) повторяет сделанное.

После того, как все участники представятся подобным образом, начинается групповое обсуждение виденного и слышанного.

2. Прислушивание к своим ощущениям в различных пж.

1. Встаньте, Руки опущены вниз, близко к телу,

напряжены. Голову опустите. Прямые ноги плотно прижаты друг к другу. Каковы ваши ощущения? Образы? Воспоминания? Резко расслабьте руки, бросьте их вниз. Что для вас значит этот жест? Каким движением хочется его продолжить или заменить? Сделайте это. Что произошло?

2. Сейчас вам будут показаны образцы различных ПЖ. Вам предлагается придавать своему телу положения, указанные на образцах и обращать внимание на все возникающие у вас при этом ощущения. При подготовке образцов использовались рисунки художника Н.В.Ремизова, приведенные в книге М.Чехова (см. список использованной литературы).

3. ПЖ Закрытие.

Вам дается ПЖ — закрытие. Фраза: Я хочу остаться один.

Сделайте частный жест, соответствующий закрытию для вас во фразе Я хочу остаться один. Какая окраска возникла (Покой? Настойчивость? Подавленность? Безразличие? Что-то еще?) Я буду давать команды для изменений позы, а вы, выполняя их, прислушиваетесь к ощущениям в теле.

— Слегка наклоните голову вперед;

— Слегка согните колено правой ноги;

— Скрестите руки;

— Поднимите скрещенные руки к подбородку;

— Поднимите голову, подбородок вперед, чуть вверх;

— Ладони рук поверните от себя;

— Чуть наклоните голову в сторону, чуть приподняв плечо с этой стороны;

Прислушивайтесь ко всем незначительным изменениям, происходящим в вас! Сделайте любое, созвучное вам движение, соответствующее закрытию для вас. Закройтесь. Побудьте наедине с собой.

4. ПЖ Раскрытие .

Слушая музыку и прислушиваясь к себе, раскройтесь. Не торопитесь. В вашей груди находится центр, излучающий жизненные потоки. Они устремляются в голову, руки, ноги.

5. Походка.

Упражнение отрабатывается в парах. Один участник ходит, другой подмечает особенности его походки. Какие движения или напряжения не соответствуют создаваемому образу в целом? Наблюдатель делится своими наблюдениями с партнером, показывает ему подмеченный сигнал (зеркалит его). Просит его усилить этот сигнал, утрировать движение или напряжение до тех пор, пока партнер не поймет, что за этим сигналом стоит (какой за ним образ, движение, ощущение, ПЖ). Наблюдатель, помогая своему партнеру, зеркалит его движения.

  1. Звук Имени — движение (упражнение Эриха Вестфаля — двигательная терапия детей и подростков, Германия).

Упражнение выполняется группами по 6-8 человек.

Каждый участник называет свое имя и фамилию. Все внимательно слушают звучание имени, его мелодику. Группа обсуждает, с какими движениями и позами это имя ассоциируется (принимая во внимание характерные для него простые жесты, черты характера, манеру держаться, говорить). Группа выстраивает ПЖ участника, причем сам участник принимает в этом процессе активное участие; ему принадлежит право окончательного утверждения ПЖ.

После того, как ПЖ построены для каждого участника группы, группа демонстрирует композицию

ПЖ, называя хором имя участника и выполняя созвучные ему и его имени движения.

7. Мой ПЖ.

Участникам предлагается нарисовать свой привычный ПЖ.

8. Скульптор и глина.

Группа разбивается на две части: скульпторов и комочки глины. Упражнение отрабатывается в несколько этапов.

1 этап Участники, выполняющие роль глины, расходятся по комнате, садятся, закрывают глаза. Скульпторы выбирают себе комочек глины, с которым они будут работать. Участник, выполняющий роль глины, не знает, кто из скульпторов будет работать с ним, глаза его закрыты. Глина — податлива, расслаблена, принимает и держит форму, которую придает ей скульптор. Скульптор лепит из глины скульптуру человека, который исполняет роль глины. Скульптура называется … (имя) и его проблема. Когда скульптура полностью окончена, она застывает на несколько секунд. Участник, исполняющий роль глины, прислушивается к своим ощущениям, не открывая глаз.

2 этап Этот же скульптор из того же кусочка глины лепит скульптуру этого же человека, но теперь это … (имя) без его проблемы. Когда скульптура полностью окончена, она застывает на несколько секунд.

3 этап Участники, исполнявшие роль глины, снова становятся кусочками глины. Скульпторы выбирают себе новый материал и снова лепят из него две скульптуры (человека с проблемой и без нее).

4 этап Участники, исполнявшие роль глины делятся впечатлениями или записывают их. Желающие продолжить работу выбирают с каким скульптором (какими двумя скульптурами себя) они хотели бы работать.

5 этап Скульптор выстраивает свою первую скульптуру … (имя) и его проблема (повторяет то, что было сделано раньше). Отличие от 1 этапа упражнения заключается в том, что глина теперь сопротивляется и не хочет, чтобы из нее лепили проблему. Если скульптору все же удается придать ей какое-то положение, она его принимает. Скульптор может привлекать к работе помощников из числа незанятых участников.

6 этап Участник, выполняющий роль глины (из положения полностью законченной скульптуры), может сбросить свою проблему, освободиться от нее и сам вылепить из себя скульптуру без проблемы (она не обязательно должна повторять авторский вариант скульптора). Теперь сопротивляется скульптор, он никак не хочет, чтобы его творение было разрушено.

7 этап Участники записывают приобретенный в упражнении опыт и, если хотят, могут обсудить его на группе.

Групповые импровизации

Упражнение Звук имени — движение из предыдущего раздела — одна из групповых импровизаций, используемых в данном тренинге. Перед групповыми импровизациями необходимо давать групповые разминки. Хорошей групповой разминкой являются Танцы различных частей тела, а также описанные в Хрестоматии по телесно-ориентированной психотерапии техники: Японская машинка, Ритм но кругу, Фраза но кругу, Шахматы.

Техники:

1.Групповая скульптура (другое название Темп — жанр — скульптура)

Группа разбивается на три части.

Первая — будет строить скульптурную композицию. Каждый участник этой группы найдет свое место в композиции в соответствии с общей ее темой и атмосферой. Тему скульптурной композиции задает вторая группа, жанр (атмосферу) — третья.

Вся работа происходит в полном молчании. Ведущий объявляет: Сейчас вашему вниманию будет представлена скульптурная композиция первой группы на тему …, выполненная в жанре …. В центр выходит первый участник первой группы и принимает какую-то позу, которая созвучна теме и жанру. К нему по очереди присоединяются остальные. Когда скульптура закончена, по команде ведущего все участники оживают: на счет Раз! — делают одно или несколько простых движений и замирают снова, на счет Два! — снова оживают на мгновение и снова замирают.

2. Телевизор (Техника создана психологами из Владивостока Автор, к сожалению, не знает имен ее создателей, т.к к нему техника дошла по устному телеграфу.)

Группа разбивается на две части. Первая группа задумывает ситуацию, которую она будет разыгрывать (это может быть фантастическая ситуация, литературное произведение и пр.).

Один участник второй группы приглашается на просмотр немого фильма’ участники первой группы пантомимически разыгрывают свою ситуацию. На просмотр приглашается второй участник второй группы: первый участник второй группы один, по ролям, пантомимически разыгрывает просмотренный фильм. И так далее.

Последний участник второй группы показывает фильм, как он его понял. После этого первая группа показывает первоначальный вариант.

3. Полустанок.

Представьте себе: ночь, небольшой полустанок железной дороги. Вы все — скучающие пассажиры, ждущие поезд. Друг с другом вы не знакомы, местность вам не известна, а вы — это и не вы вовсе, а люди полностью противоположные вам по характеру (ваши антиподы).

Конец импровизации будет отмечен гудком подходящего поезда.

4. Групповая динамическая скульптура.

Найдите свое место среди остальных. Почувствуйте индивидуальное присутствие каждого и свое индивидуальное присутствие среди других. Прислушивайтесь к своим ощущениям от близости того или иного человека, воспринимайте впечатления, даже самые тонкие, от других, от каждого присутствующего в каждый данный момент. Пусть ваши движения будут созвучны вашим чувствам.

Выполнение всех упражнений тренинга связано с работой воображения, которое сначала запускает наши ощущения, а потом идет вслед за ними. Мы используем также техники разговоров с собственным телом, работающие в режиме активного воображения.

5. Разговор с болью.

Сядьте поудобнее. Закройте глаза Прислушайтесь к своему дыханию. Дайте себе возможность свободно покачаться в волнах вашего дыхания. Почувствуйте свою правую руку (плечо, локоть, кисть, часть спины, поясницу, ягодицы, правую ногу (бедро, колено, голень, свод стопы, отдельно каждый палец, ступню, пятку), левую ногу (бедро, …), почувствуйте гениталии, низ живота, верх живота, грудь. Почувствуйте свое сердце. Увидьте его. Какое оно? Подойдите к нему, рассмотрите его повнимательнее. В нем есть небольшая дверь, через которую вы, если захотите, можете зайти в свое сердце и совершить по нему путешествие. Медленно откройте дверь и входите. Не торопитесь. Что вы видите по сторонам ? В вашем сердце есть комнаты, где живут ваши радости, обиды, страхи. Перед вами комната, здесь живет ваша боль. Откройте дверь, зайдите, попробуйте помочь самому себе. Что вы видите? Приблизьтесь. Рассмотрите возникший образ. Спросите, кто или что причиняет ему боль. Спросите, как вы можете помочь. Прикоснитесь к своему образу. Возьмите его к себе на колени, обнимите и покачайте… Пусть он согреется вашим дыханием, вашей заботой. Что происходит? … Найдите возможность попрощаться… Медленно отправляйтесь в обратный путь. Закройте дверь в сердце. Почувствуйте, как оно бьется. Почувствуйте свое дыхание, почувствуйте свою грудь… (Необходимо проделать весь путь в обратном направлении)… Когда будете готовы, открывайте глаза.

Необходимо отмстить, что вход в упражнение и выход из него должны быть постепенными (особенно при первых путешествиях). Ведущему, проводящему упражнение, необходимо убедиться, что все участники вернулись из путешествия.

2. Диалог с телом (Здесь представлена часть техники Методика интенсивного ведения дневника, разработанной юнгианским психотерапевтом Айрой Прогоффом).

1) Запишите ключевую фразу (вопрос, реплику, пожелание), с которой вы хотели бы обратиться к своему телу.

2) Припомните различные состояния вашего тела, различные вехи его развития и запишите их от лица вашего тела. Например:

— в …. году я появилось на свет;

— помню вкус материнского молока;

— помню первый ночной страх;

— помню … болезнь;

— помню ощущение легкости от танца с любимым человеком;

— помню первую сигарету;

— помню волнение перед …;

— помню первый сексуальный контакт;

— помню рождение первого ребенка;

и так далее. Припомните не менее 10 вех. Не заботьтесь о хронологии, пишите все, что приходит в голову.

3) Выберите любую веху. Ту, в которую вы хотели бы погрузиться, чтобы задать свой вопрос. Посмотрите еще раз ключевую фразу.

4) Закройте глаза. Пронеситесь в памяти к выбранному вами моменту. Припомните его как можно подробнее. Пусть тело припомнит ощущения того момента. Ощутите их сейчас. Какие образы проносятся перед вами? Это могут быть самые причудливые образы. Задайте свой вопрос. Ответы могут быть видимыми, слышимыми, кинестетическими, могут быть не сразу понятными. Откройте глаза, запишите образы и диалог. Если хотите, закройте глаза опять, продолжите разговор.

Когда ваш диалог будет закончен, найдите возможность поблагодарить свое тело и попрощаться с ним. Запишите ощущения теперешнего тела.

Использованная литература:

1. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике. Сост. В.Ю.Баскаков, НПО Психотехника, М., 1993.

2. М.Чехов. Литературное наследие в 2гг., т.2, М., Искусство, 1986.

3. Колесникова Е.В Конспекты практических занятий по актерскому мастерству (материалы не опубликованы).

4 Гиппиус СВ. Гимнастика чувств. Тренинг творческой техники. М-Л., Искусство, 1967.

5. Новицкая Л.П. Изучение элементов психотехники актерского мастерсгва- Тренинг и муштра, М., Сов Россия, 1969.

6. Джанетт Рейнуотер. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом. М , Прогресс, 1992.

7. Джерард Ппрепберг, Генри Кастеро. Как читать человека словно книгу. Антон Штангль. Язык тела, Баку., Сада, 1992.

3.3. Е. Горшкова. Выразительные движения. Танец души

Выразительные движения человека — неотъемлемый компонент эмоций. Нет такой эмоции, переживания, которые бы не выражались в телесном движении. Здесь под выразительными движениями подразумеваются не только мимика, жесты рук, ног, головы, туловища, позы человека, характер его перемещений относительно других людей, но также и непроизвольные реакции его тела, такие как: напряжение или расслабление мускулатуры, глубина или поверхностность дыхания, его темп и т.п. Через собственные выразительные движения человек может осмыслить свое внутреннее состояние, сообщить другому о своих переживаниях, намерениях, ожиданиях и пр. В связи с этим можно говорить о языке тела, языке выразительных движений, которые применяются как средство коммуникации с окружающими, средство самопознания и понимания другого.

Однако в повседневной жизни язык тела используется чаще всего бессознательно. Поэтому случается, что в определенных ситуациях человек может вести себя так, как намеревается, не владеет собой, что он производит на окружающих совсем не то впечатление, какое хочет, и получает от них в ответ такие реакции, которых совсем не ожидает, а главное, не понимает, почему все происходит именно так. Становится очевидной важность осмысленного знакомства с языком выразительных движений, которое помогает человеку увидеть свои проблемы, понять себя самого и окружающих и, в связи с этим, открыть для себя возможность (при желании) изменить что-то в себе и в собственной жизни.

В тренинге выразительные движения используются как основное средство самовыражения-самопознания и взаимодействия (общения) участников. Цель тренинга — через осмысление ощущений тела и сопутствующих переживаний — развитие отношения к себе как самоценной чувствующей индивидуальности, принятие себя; через расширение открытости по отношению к партнеру — развитие умения чувствовать и принимать его, доверять ему; через совместную деятельность в группе — развитие умения находить свое место в ней для наиболее полного и продуктивного взаимодействия с другими.

Некоторые принципы построения методики тренинга

Упражнения тренинга носят танцевальный , музыкально-пластический характер. Танцевальная пластика в большинстве случаев не регламентируется установкой на воспроизведение известных танцевальных форм и стилей; она носит свободный, во многом импровизационный характер. Танцевальность движений обусловлена не формальными, а содержательными их свойствами: музыкальностью, образностью, полнотой индивидуального проживания.

Использование музыки в тренинге продиктовано ее глубинными связями с эмоционально-двигательной сферой человека. В упражнениях она служит не просто эмоциональным фоном; участникам рекомендуется сочетать свои движения с музыкой по темпо-ритму, динамике, интонационно и т.п. — с тем, чтобы усилить эффект телесных ощущений и связанных с ними переживаний. Для достижения эмоционально-телесного резонанса музыка подбирается специально под задачу упражнения (при этом в записи используется инструментальная музыка, как правило, без песенных текстов).

Образное содержание упражнений — это смоделированные, символически выраженные эмоционально-пластические состояния человека, способы его взаимодействия с окружающим миром. Эти модели и символы носят более или менее обобщенный характер или приближаются к повседневным пластическим проявлениям человека, связаны с образным перевоплощением. Такое оформление упражнений позволяет участникам тренинга взглянуть на свои эмоционально-телесные состояния как бы со стороны и через них осмыслить свои личностные проблемы.

Танец — это -форма, это не просто движение или композиция движений. Танец — это жизнь в движении, это проживание каждого мига движения. Человек (его я) перестает быть чем-то внешним по отношению к собственным телодвижениям, он перестает выполнять их; движение входит в человека, пронизывает собой все его существо, и человек растворяется в безостановочном потоке движения и субъективно переживает это как бытие вне времени. Чем полнее удается достичь подобного проживания, тем очевиднее становится, что ?>го — не тело движется, это танцует душа.

Каким же образом можно достичь подобного эффекта?

Основой для разработки методики тренинга послужило положение о том, что внешние телесные проявления и внутренние переживания суть единое целое. Манера и характер движений человека

отражает его личностные особенности. Поэтому воздействие на эмоции, изменение привычного характера переживаний влечет изменения в движениях, пластике, осанке человека, в связи с чем меняется его отношение к себе и своему телу. С другой стороны, воздействие на движения, изменение привычной пластики человека вызывают перемены в его чувствах, эмоциях. Отсюда — использование в тренинге двух встречных,взаимодополняющих методов:

— задавая определенную эмоцию (например, с помощью музыки), можно вызывать и развивать нужную выразительную пластику;

— и наоборот, задавая определенное движение, можно пробуждать и укреплять соответствующее переживание, отношение.

Понятно, что работа этих методов в большой мере зависит от субъективного фактора, то есть от того, принимает ли человек то или иное упражнение, погружается ли в него.

В связи с этим, обязательным становится требование к участникам стараться в ходе каждого упражнения двигаться свободно, всем телом. Только при этом условии человек оказывается полностью (эмоционально) вовлеченным в исполнение и способным к наиболее непринужденному самовыражению. С этой целью при исполнении некоторых упражнений используется участие голоса (в виде пения, звукоподражаний, сопровождающих движения).

Структура тренинга и символика упражнений

Трехдневный тренинг состоит из четырех циклов упражнений:

— групповые ритуальные танцы (1-й день: 1-я половина);

— индивидуальные упражнения: погружение в себя (1-й день: 2-я половина);

— взаимодействие с партнером (2-й день);

— совместное творчество в группе (3-й день).

В продвижении от одного цикла к другому как бы воссоздается (моделируется) процесс становления свободной творческой индивидуальности.

В первом цикле упражнений взаимодействие участников осуществляется по принципу неделимого МЫ, где проявления каждого не индивидуализированы. Это достигается тем, что все одновременно выполняют одинаковые (заданные тренером) движения в круговом построении. Сопровождение движения пением или голосовым звукоподражанием позволяет более легко и естественно добиться полной телесно-эмоциональной включенности в танец каждого участника и общей слитности исполнения. Характер, атмосфера ритуальных танцев помогает воссоздать нужный настрой, сходный, вероятно, с первобытным состоянием самосознания человека, когда он не только чувствует себя неотделимой частицей сообщества (племени) , к которому принадлежит, но и ощущает свою включенность в мир природы, мир бесконечного пространства Космоса и свою подчиненность их законам. Здесь нет индивидуальности и творческой свободы (или она минимальна в жестких рамках ритуала), но есть чувство принадлежности и защищенности.

Упражнение второго цикла строятся по принципу обособленного Я — с тем, чтобы участники могли сосредоточиться на собственных эмоционально-телесных ощущениях. Это достигается тем, что го или иное упражнение выполняется всеми участниками одновременно, но при этом каждый действует сам по себе, изолированно от других. Здесь задается основной принцип или характер выполнения движений, но каждый участник реализует его по-своему, так, как просит его собственное тело. Иными словами, на этом этапе еще сохраняются ограничительные рамки, выступающие в качестве направляющих ориентиров в условиях открывающихся возможностей для самостоятельности и творчества.

В этом цикле — две серии упражнений.

Первую можно условно назвать Вырастание; подразумевается личностный рост, выраженный символически — в изменении положения исполнителя относительно земли: от самого низкого (лежа или сидя на полу) — в первом упражнении до самого высокого (стоя в полный рост на полупальцах) — в последнем. Вместе с этим постепенно уменьшается площадь внешней опоры тела, что может быть компенсировано укреплением внутренней опоры человека, которая может пониматься как уверенность в себе и доверие к своим возможностям.

Вторая серия — Эмоциональные состояния. Здесь последовательность упражнений построена по принципу контрастного сопоставления музыкально-пластических настроений, переживаний. Этим как бы воссоздается перепад эмоций, часто встречающийся в повседневной жизни человека Завершающее упражнение — на примирение с собой, принятие в себе всех присущих людям проявлений.

Третий цикл упражнений построен на взаимодействии с партнером. Он начитается с серии Встречи, где каждый участник контактирует с остальными, обмениваясь лишь одним-двумя жестами, как это бывает и в обыденной жизни при непродолжительном общении людей: встретились и тут же расстались. Следующая большая серия упражнений выполняется в парах, по принципу ТЫ и Я. Она называется Прикосновения. Здесь моделируется личностное общение, при котором партнеры все лучше познают друг друга, постепенно становясь ближе. На языке тела это выражается в сокращении дистанции общения (от одного упражнения к другому), а также в синхронизации движений, переживаемой как взаимопонимание. В упражнениях задается тот или иной принцип прикосновения, который партнеры реализуют творчески: выстраивают взаимодействие с учетом ответных реакций друг друга. Благодаря этому, они все больше открываются, доверяют друг другу, т е. каждый участник становится способным свободнее переживать и выражать свое отношение к другому.

Четвертый цикл упражнений — совместная творческая деятельность в группе — строится тоже по принципу МЫ, как бы завершая оборот развития, начавшийся в первом цикле: отделившаяся от общности, осознавшая свое Я индивидуальность, познавшая партнера через себя и себя — через партнера, снова включается в общность, но уже на ином уровне. Теперь — это общность свободных индивидуальностей, взаимодействующих и созидающих. Этот уровень достигается всем предыдущим ходом тренинга, в результате накопления некоторого опыта взаимодействия и взаимопонимания. Такой опыт — благодаря характеру предлагаемых в этом цикле упражнений — может быть использован во всей полноте; кроме того, он здесь обобщается новыми ощущениями, переживаниями и способами взаимодействия.

Описание упражнений

Разминка (вводное упражнение)

Рекомендуется начинать с нее каждый день тренинга (особенно первый и второй). Цель разминки — создать у участников нужный эмоциональный настрой на движение с музыкой; разогреть все тело и подготовить его к последующей работе; сбросить накопившееся напряжение, расслабиться. Кроме того, разминка помогает тренеру выявить репертуар движений участников, и в случае необходимости он может предложить (с помощью собственного показа) некоторый их набор для расширения, обогащения этого репертуара.

В зависимости от задач, которые преимущественно решаются в разминке (обращение репертуара движений или выявление его объема у участников), тренер может давать разные инструкции: двигаться в соответствии с предлагаемым образцом или кто как хочет.

Продолжительность разминки 15-20 минут. Она выполняется под запись нескольких, следующих друг за другом (без пауз), разнохарактерных инструментальных произведений, преимущественно современного эстрадного стиля, более или менее близкого к повседневно звучащей и привычно воспринимаемой музыке. Это позволяет достаточно легко и естественно перевести участников с разным уровнем музыкально-двигательной подготовки к последующим упражнениям, выполняемым под музыку иных направлений и стилей.

Движения в разминке ориентируются на характер звучащей музыки и могут включать элементы качания, топания, трясения, хлопания, потягивания, маховых движений и т.п., помогающих сбросить мышечное напряжение. В ходе разминки возрастает физическая нагрузка за счет перехода от спокойного шага к бегу, а затем к прыжкам, а также благодаря постепенному увеличению амплитуды, динамики движения, все более активному участию в целостном движении корпуса (шеи и плеч). При этом каждый участник дозирует для себя нагрузку самостоятельно. В конце разминки (на последней музыкальный фрагмент) выполняются спокойные покачивания, уменьшающие интенсивность движения, позволяющие восстановить ровное дыхание.

После разминки дается упражнение на расслабление, или отдых (лежа на спине в позе звезды), которое может сопровождаться не громкой спокойной музыкой. Затем можно предложить участникам обсудить свои ощущения, впечатления, замечания в ходе разминки и позже, в процессе расслабления.

Цикл упражнений групповые ритуальные танцы

Общая процедура работы с упражнениями:

— показ и разучивание основных движений танца, мелодии и текста,

— пробное исполнение танца с пением (звукоподражанием);

— разъяснение нюансов исполнения, краткий рассказ о ситуации, в которой исполняется тот или иной танец, создания у участников соответствующего образного представления, а также — объяснение, что делать после окончания танца;

— собственно исполнение танца как развернутого действия;

— самонаблюдение в состоянии расслабления и молчания (остаться стоять в кругу, расцепив руки и закрыв глаза, или, опустившись на пол, лечь на спину в позе звезды);

— обсуждение участниками своих впечатлений.

I.I. Танец Мать-Земля (стилизация под ритуал)

Исполняется под аккомпанемент бубна.

Участники располагаются общим кругом, левым боком к центру.

Основное движение — переменный приставной шаг друг за другом вправо по кругу: шаг правой ногой вперед — левую приставить и т.д. При этом шаг выполняется на присогнутых ногах, всей стопой в пол, с топанием. Важно, чтобы было ощущение плотного соприкосновения стопы с землей

Ритуалы древних племен, посвященных Земле, исполнялись на открытом твердом грунте. Когда исполнители танцевали, топая ногами в землю, поднималась пыль. Со стороны это воспринималось, будто источается сила земная; танцоры как бы купаются в ней и впитывают ее. Чем сильнее удары ног в землю, тем выше поднимается пыль, тем больше силы отдает Земля. Чем ниже приседают танцоры, тем ближе они к Матери-Земле, тем раньше встречают они силу земную и тем сильнее становятся.

Тренер стоит в центре круга с бубном в руках. После вступительных 4-х ударов участники начинают танцевать, сопровождая движения пением первой партии в один голос (темпоритм задается тренером на бубне). Постепенно танцоры могут добавлять к основной мелодии подголоски, импровизировать в ритме шагов или хлопков (в ладоши, по корпусу, ногами), вплетая их в основу общего равномерного ритма. Почувствовав включенность участников в общее действо, тренер начинает вести вторую песню на фоне первой, которую продолжают петь танцующие в кругу. Постепенно они, по одному присоединяются к партии ведущего, и таким образом, получается наложение двух текстов, при котором преобладает то один, то другой. Танец исполняется с многократным повторением заданных текстов, развиваясь самопроизвольно, (почти) без руководства тренера, пока постепенно не затихает.

1.2. Ритуальный танец северо-американских индейцев

Исполняется под аккомпанемент ритмического музыкального инструмента (бубен, маракас).

Участники располагаются общим кругом, лицом в центр, взявшись за руки (внизу). Основное движение — приставной шаг боком, влево по кругу: левой ногой шаг влево — правую приставить, левой шаг влево — правую приставить и т.д.

Тренер стоит в центре круга и на бубне дает вступительные 4/8 ударов, после чего участники начинают одновременно движение и пение (в оригинальном варианте). Во время исполнения танца тренер аккомпанирует на инструменте равномерными ударами, лишь изменяя динамику (громкость), слегка ускоряя или замедляя темп. Этим он как бы заводит исполнителей, способствуя их вовлеченности в действо. Затем на фоне звучания оригинального текста тренер начинает петь русский вариант, и участники постепенно, присоединяются к его партии. Таким образом, могут одновременно звучать оба варианта или преобладать то один, то другой из них. В этот момент тренер отпускает исполнение из-под своего руководства и позволяет ему развиваться самостоятельно, пока, наконец, танец сам собой не сойдет на нет.

Танец можно исполнять с закрытыми глазами.

1.3. Упражнение Прилив — отлив

Сопровождается звукоподражанием (исполнителей) шуму волн.

Участники располагаются общим кругом, лицом в центр. Начинают с небольших, спокойных качаний вперед-назад (стоя на месте и переводя тяжесть тела с передних частей стоп на пятки и обратно). Постепенно увеличивают амплитуду и переходят на продвижение легкими шагами к центру — от центра. При этом движение вперед, к центру круга, сопровождается звукоподражанием ш-ш-ш и плавным выведением рук вперед, а отход с беззвучным вдохом и отведением рук вниз. Общий рисунок выглядит как многократное попеременное сужение и расширение круга. Постепенно исполнители увеличивают силу и амплитуду движений и одновременно — громкость своих голосов, переходя на звук а-а-а (озвученный вдох). Достигнув кульминации упражнения, они — так же постепенно уменьшают амплитуду и силу движения, пока не перейдут на спокойное качание на месте вперед-назад (как в начале), которое тоже затихает до полной остановки; одновременно с движением затихает звучание голосов (а-а-а переходит в ш-ш-ш), пока окончательно не смолкнет. (Тренер может выполнять упражнение вместе со всеми, стоя в общем кругу).

Сложность и условие эффективности этого упражнения заключается в том, чтобы качания и продвижения вперед-назад выполнялись, как гармонические колебания (сходные с движением маятника). Иными словами, выход из крайней точки (где происходит смена направления продвижения) должен быть не резким рывком, а выполняться с постепенным ускорением шагов, так же как и приход в крайнюю точку — не резкая остановка, а постепенное замедление шагов. Выполнение упражнения в круговом построении требует, чтобы при продвижении к центру участники начинали замедлять движение за несколько шагов. Выполнение упражнения в круговом построении требует, чтобы при продвижении к центру участники начали замедлять движение за несколько шагов до максимального сужения круга (когда соседи почти касаются друг друга плечами, но не сбиваются в кучу).

Очень важно, чтобы движения выполнялись всеми участниками синхронно и сохранялась целостность круга на протяжении всего хода упражнения.

Примечание (ко всем трем упражнениям-танцам)

Важно, чтобы голос каждого участника звучал свободно, без форсирования громкости (не на связках, а от диафрагмы), создавая в теле ощущение вибрирующего воздушного столба.

Цикл погружение в себя

Серия упражнений Вырастание

Большинство из предлагаемых упражнений выполняются очень медленно, плавно, с перетеканием движений из одной позы в другую, без рывков и остановок. Такой характер движений помогает сконцентрироваться на своих эмоционально-телесных ощущениях, проживая их как протяженный во времени, непрерывный поток — в соответствии с принципом здесь и теперь.

Общая процедура работы с упражнениями:

— пояснение основного принципа движения, его образности;

— выполнение участниками упражнения (с музыкальным сопровождением);

— расслабление лежа на полу (в позе звезды) и самонаблюдение;

— обсуждение впечатлений в общем кругу.

2.1. Упражнение Танец на полу

Исполняется под запись (медитативной) музыки, которая ассоциируется со спокойным журчанием воды, звучанием струящегося водного потока. Продолжительность упражнения с музыкой — 7-10 минут.

Участники размещаются по всему свободному пространству так, чтобы между ближайшими соседями было расстояние не менее двух метров (но чем больше, тем лучше), опускаются на пол: в положении лежа или сидя.

С началом звучания музыки каждый начинает двигаться очень медленно, плавно, всем телом: перекатываясь, сворачиваясь, разворачиваясь и т.п., — так, как хочется. Упражнение можно выполнять с закрытыми глазами. Движения могут ассоциироваться со спокойным колыханием водоросли в потоках воды, с неторопливым перемещением амебы за счет перетекания клеточной жидкости в ее теле.

2.2. Упражнение Пьяный танец*

Исполняется под запись легкой, плавной, неторопливой музыки. Продолжительность 7-10 мин.

Встать ровно, чуть расставив ноги в стороны и подогнув колени, максимально расслабить все тело и сделать легкое вращательное движение нижней частью туловища, после чего отпустить свое тело на волю самопроизвольных движений. Постепенно начнут вращаться все суставы, задвигаются в разные стороны руки, ноги, кругообразно станет перекатываться голова. Чтобы не сбилось дыхание, живот должен быть максимально расслаблен.

Упражнение можно выполнять с закрытыми глазами

Важно почувствовать плотное соприкосновение обеих сгон с землей и удерживать внимание на этом ощущении до конца упражнения.

2.3.Упражнение Падение

Выполняется без музыки, в несколько этапов, с постепенным усложнением. Каждый вариант упражнения выполняется по несколько раз. Когда освоен более простой вариант, можно переходить к следующему, более сложному.

а) Стоя в полный рост, раскружиться на месте так, чтобы расслабленные руки отлетели в стороны, а кисти налились тяжестью. Затем резко остановиться и упасть, куда поведет тело. Как правило, падение идет с закручиванием, по спирали. Упражнение очень похоже на то, как играют (кружатся) дети.

б) Встать в полный рост. Полностью расслабив тело, упасть на пол мягко, с закручиванием (так, как это получалось после кружения в предыдущем варианте упражнения).

в) Встать в полный рост. Подпрыгнуть вверх и мягко упасть на пол (приземлившись на ноги с последующим перекатом на бок и спину).

г) Встать в полный рост на опоре, приподнятой над землей. Оттолкнувшись от нее, подпрыгнуть вверх и с высоты упасть на пол (мягко приземлившись на ноги с последующим перекатом на бок и спину).

Отношение человека к физическому падению отражает то, как он воспринимает жизненные падения, т.е. неудачи: насколько боится их и насколько тяжело из них выходит. Важно понять, что травму вызывает не само падение, а сопротивление ему, ограничивающее естественную телесно-психологическую приспособляемость человека к ситуации. Способность видеть в падении необходимые компоненты развития укрепляет уверенность человека в себе и его доверие к себе.

2.4. Упражнение Равновесие-парение

В том, как человек удерживает равновесие тела при малой площади внешней опоры, видно, насколько он внутренне уравновешен, уверен в себе и самостоятелен в тех ситуациях, когда не на что (или не на кого) опереться. Упражнение направлено на выявление и развитие этого качества.

Исполняется под запись спокойной, плавной музыки, воссоздающей образ высоты, небесного простора. Продолжительность упражнения с музыкальным сопровождением 7-10 минут.

Выполняется в положении стоя: либо на одной ноге, с опорой на всю ступню, либо на полупальцах (т.е. на носочках, на цыпочках) обеих ног. Движения выполняются медленно, плавно, без рывков и остановок, как перетекания из одной позы в другую. Упражнение можно выполнять с закрытыми глазами.

Попытаться воссоздать в теле ощущение внутренней опоры, центра тяжести (на уровне пупка); почувствовать свое парение над землей, как летящая птица, опирающаяся распахнутыми крыльями на воздушный поток.

2.5. Упражнение Синтез

Исполняется под запись спокойной музыки. Продолжительность 10 минут. Это — танец-импровизация с использованием всех тех принципов движения, которые осваивались в предыдущих упражнениях данного цикла.

Возможные вопросы для общего обсуждения:

— Что вы чувствовали, выполняя то или иное упражнение?

— В каком упражнении вы чувствовали себя наиболее (наименее) комфортно?

— Какие принципы движения вы использовали в Синтезе чаще (реже)?

— Как вы ощущаете себя сейчас, после серии упражнений? Отличается ли ваше настоящее состояние от того, что было перед ее началом? Если да, то чем?

Серия упражнений Эмоциональные состояния

Серия состоит из 6-7 упражнений, каждое из которых представляет собой выражение в движениях под музыку какого-либо эмоционального состояния. Последовательность упражнений выстроена таким образом, чтобы передаваемые эмоции как бы бросали исполнителей из огня в воду, как часто это и происходит в реальности: человек, переживая то или иное состояние, не предполагает, какая эмоция захватит его в следующий момент и как это проявится во вне. Последнее упражнение — примиряющего характера, располагающего к тому, чтобы человек, переживший контрастные эмоциональные состояния, может быть и не всегда приятные, принял бы себя во всех проявлениях, целиком и примирился с собой. Продолжительность каждого упражнения до 5 минут.

Предлагается следующий музыкальный репертуар:

— Л.Бетховен. Лунная соната 1-я часть;

— Ж.Бизе. Вступление к опере Кармен;

— Г.Гендель. Ария (из кантаты Dettingen Те Deum);

— С.Прокофьев. Пляс Северьяна (из балета Сказ о каменном цветке)

— П.Чайковский. Осенняя песнь (из цикла Времена года);

— А.Глазунов. Прелюдия (Прелюдия и фуга для органа);

— Дж. Каччини. Ave Maria. Процедура работы с упражнениями:

— Инструкция перед началом серии: двигаться так, как подсказывает музыка, т.е. попытаться выразить во внешних движениях те чувства и настроения, которые возникают под ее воздействием; упражнения следуют друг за другом с небольшими паузами, в которые каждый участник находится один на один с собой, пытаясь осмыслить возникшие у него эмоции.

— Выполнение участниками упражнений одно за другим с паузами молчания и самонаблюдения (тренер не вмешивается в этот процесс с вопросами, комментариями)

— Расслабление лежа на полу и самонаблюдение (проводится на усмотрение тренера).

— Обсуждение впечатлений в общем кругу. Цикл взаимодействие с партнером

Серия упражнений Встречи

Общая особенность упражнений этой серии состоит в том, что участники двигаются (шагом) по всему свободному пространству. В процессе такого движения они периодически встречаются друг с другом и, почти не задерживаясь, лишь обменявшись одним-двумя (заданными) жестами, идут дальше. При этом обязательно ритм шагов соотносится с ритмом звучащей музыки.

Процедура работы с упражнениями:

— объяснение и показ тренером основного принципа движения;

— выполнение упражнения с музыкальным сопровождением,

— разъяснение(при необходимости), уточнение нюансов движения и повторное исполнение упражнения с музыкой;

— обмен впечатлениями в общем кругу.

3.1. Упражнение Встречи на улице

Исполняется под запись музыки: Б.Троцюк. Дорога к счастью; Б.Зинкин День добрый (исп. ВИА Мелодия).

На первый музыкальный фрагмент участники ходят врассыпную, стараясь не задевать друг друга; при этом они могут контактировать взглядом с ближайшими прохожими. На второй музыкальный фрагмент (следующий за первым без паузы) все продолжают ходить так же, врассыпную, но при встречах обмениваются рукопожатиями (правой или левой рукой) с обязательным контактом глазами.

В процессе обсуждения можно обратить внимание участников на то, что ускоренный темп взаимодействия (как в данном упражнении) провоцирует поспешность, а следовательно, поверхностность общения; при этом сокращаются дистанции между партнерами, которые невольно вторгаются в личные пространства друг друга, в результате создается более или менее ощутимый дискомфорт, проявляющийся внешне как взбудораженность, смешливость.

3.2. Упражнение Встречи с поклонами

Исполняется под запись музыки: В.Моцарт. Andante. Кассация № 1 соль мажор.

В упражнении моделируется ритуальное общение: светские приветствия на придворном балу. Участники спокойным шагом двигаются в разных направлениях, каждый сам по себе; слегка разведенные в стороны руки как бы лежат поверх пышных одежд. Такое положение рук раздвигает личное пространство каждого. При встрече приглашенные на бал раскланиваются друг с другом и затем идут каждый в свою сторону, до встречи с новым партнером.

Перед упражнением можно предложить участникам понаблюдать за своими ощущениями во время поклонов, используя разные варианты контакта глазами; например, можно смотреть на партнера в течение всего времени взаимодействия или только до и после поклона (а при самом поклоне опустить глаза вниз).

3.3. Упражнение Передача предмета (шарика)

Исполняется под запись музыки: Л.Бетховен. Andante cantabile (фрагмент). — Соната № 8 до минор Патетическая.

Перед началом упражнения половине участников раздаются небольшие пластмассовые шарики.

В упражнении моделируется характер общения по принципу близости (Э.Берн Игры, в которые играют люди) различает 5 форм взаимоотношений, из которых близость — наиболее сложная и ценная: она требует от партнеров взаимной открытости, доверия, чуткости, уважения).

Участники спокойным шагом двигаются в разные стороны, по всему залу. Тот, у кого есть шарик, держит его перед собой на ладони, вытянув руку вперед, тем самым выражая желание подарить его другому. При встрече с тем, у кого нет в руке шарика, первый протягивает ему свой, как будто преподносит дар (отдает и идет дальше). Второй, приняв дар, в свою очередь, передает его тому из ближайших к нему участников, у кого руки пусты. И так далее.

Сложность упражнения — в том, чтобы прочувствовать жест преподнесения дара, наполнить его личностным смыслом, при котором передаваемый предмет (шарик) может символизировать душевное тепло, добрую энергию дарителя. Когда тот, кто отдает шарик, проживает это действие как дарение чего-то светлого, идущего от души, тогда принимающий мгновенно понимает это по выразительным микро-движениям. У обоих возникают ощущения душевного соприкосновения, которое, несмотря на свою кратковременность, успевает быть прочувствованным. Если же отдающий не проживает свое действие как дарение, то оно теряет смысл, и партнеры начинают испытывать взаимную неловкость. В том и состоит особенность общения по принципу душевной близости, что здесь нельзя спрятаться за форму; сама форма общения такова, что она либо живет с наполняющим ее содержанием, либо умирает вместе с ним, т.е.перерождается в пародию, фарс.

Эмоционального проживания дарения можно достичь, выстроив определенным образом внешние движения: перенести тяжесть тела на передние части стоп и всем телом тянуться за рукой, на ладони которой лежит шарик; рука при этом мягко выведена перед собой (без выпрямления локтя), а подбородок чуть приподнят. Человек, принимающий дар, берет шарик очень бережно, как хрупкую драгоценность. При выполнении этих движений у взаимодейтсвующих партнеров, как правило, непроизвольно появляются выразительные движения

взаимной благодарности: во взглядах, поклонах, — а также радость и удовольствие от выполнения этого упражнения.

Серия упражнений Прикосновения

Упражнения выполняются в парах. Особенность большинства из них в том, что все движения выполняются очень медленно, неспешно, как в замедленной съемке, чтобы каждый ракурс, жест, взгляд успевали быть прожитыми, прочувствованными.

Процедура работы с упражнениями:

— объяснение и показ тренером основного принципа движения;

— выполнение упражнения с музыкальным сопровождением в паре: один выполняет роль ведущего, другой — ведомого; затем партнеры меняются ролями, и упражнение повторяется;

— обсуждение партнерами своих впечатлений от взаимодействия;

— (на усмотрение тренера) смена партнеров; упражнение проводится в новом составе, и партнеры обсуждают свои впечатления;

— обсуждение в общем кругу.

3.4. Упражнение Доверие (Слепец и поводырь)

Исполняется под запись: П.Чайковский. Спящая красавица: Панорама.

Слепец с закрытыми глазами перемещается по свободному пространству в любом направлении, куда хочет, и соотнеся движения с музыкой, просто ходит или танцует. Поводырь находится рядом и не прикасается к слепцу, пока нет необходимости изменить направление движения. Когда же возникает вероятность столкновения с другими парами, препятствиями или стенами помещения, ведущий, предвосхищая эти столкновения, своевременно помогает ведомому переменить направление, стараясь минимальным числом прикосновений повернуть его в безопасную сторону. Иначе говоря, задача поводыря — создать условия, чтобы слепец освоился в пустоте неограниченного пространства.

3.5. Упражнение Знакомство

Исполняется под запись музыки: А.Вивальди. Adagio. Lfrgo — Концерт \г°1 соль минор.

Основной принцип взаимодействия — партнеры постоянно соприкасаются кончиками пальцев (каждый — либо одной, либо обеими руками) и стараются все время смотреть друг на друга (но не всегда глаза в глаза). Ведущий задает движение, ведомый подчиняется его инициативе; в целом их взаимодействие напоминает очень замедленный танец. Например, партнеры, все время сохраняя контакт кончиками пальцев, то неторопливо сближаются, подняв одноименные руки, как арку, то отдаляются, едва дотягиваясь руками друг до друга; ведущий поворачивает ведомого, как будто рассматривает его со всех сторон, любуется им или ведет его за руку то в одну, то в другую стороны и т.п.

Атмосфера упражнения-танца символизирует ситуацию знакомства в реальной жизни: здесь каждое движение, как реплика в разговоре, и каждый новый взгляд, каждый жест, изменение ракурса сообщают внимательному собеседнику много информации о человеке.

3.6. Упражнение Музыкант и инструмент

Исполняется под запись музыки: С.Вайс. Сарабанда. — Сюита ля мажор, оригинал — Сюита для лютни. Переложение для гитары М. Попсе.

Ведущий — музыкант — прикасается к партнеру пальцами рук мягким подталкивающим движением (как бы задевая струну музыкального инструмента): то тронет его руку, то плечо, то голову и т.д. Ведомый — инструмент — стоя на месте с закрытыми глазами, откликается на каждое такое прикосновение ответным движением, напоминающим плавный всплеск, который (как звук задетой струны) постепенно затихает, тает, (отвечает, главным образом, та часть тела, к которой прикоснулся музыкант, но волна этого отклика, менее заметная, распространяется по всему телу).

Задача музыканта — выявить возможности инструмента, чтобы он зазвучал, показал свою индивидуальность. Задача инструмента — чутко откликаться на прикосновения музыканта, полностью подчиняясь ему, не пытаясь выступать с собственной инициативой или помогать партнеру, угадывая его следующие действия: главное — предоставить музыканту возможность свободно импровизировать в игре на инструменте.

3.7. Упражнение Подари прикосновение

Исполняется под запись музыки: Ж.Визе — Р.Щедрин. Сцена. Торреро и Кармен. — Кармен-сюита.

Ведущий использует различные способы прикосновений к телу партнера (скользящие, фиксированные, точечные, плотные, давящие, мягкие и др.). При этом он чутко воспринимает реакцию партнера на то или иное прикосновение: приятно оно, принимается или нет. Если ведомый отвечает неприятием, то прикосновение больше не повторяется. Задача ведущего — выявить диапазон прикосновений, которые приятны партнеру.

Ведомый (стоя на месте с закрытыми глазами) откликается на прикосновения ведущего, но при этом не использует никаких крупных движений, его реакция, скорее, выражается в непроизвольных микродвижениях: напряжении или расслаблении мускулатуры, свободе или стесненности дыхания, общем характере позы и др. Причем ему не следует пытаться обдумывать эти движения. Его задача — позволить своему телу свободно реагировать на воздействия партнера и отстраненно наблюдать за своим эмоциональным состоянием.

3.8. Упражнение Научи прикосновению

Исполняется под запись музыки: А.Вивальди. Adagio. — Концерт №3 фа мажор Осень; Adagio. — Концерт №8 ре минор.

Ведущий показывает партнеру то или иное прикосновение, которое сам хотел бы получить. Ведомый повторяет прикосновение, как бы возвращая его ведущему. Если ведущему кажется, что партнер не точно воспроизводит прикосновение, то он показывает его повторно, стараясь обратить внимание на нюансы движения. Сам факт такого повторения призывает ведомого быть более чутким при восприятии и более точным при воспроизведении жестов.

Если ведущий чувствует, что ведомому неприятно воспроизводить то или иное прикосновение, от него (и подобных ему) следует отказаться.

3.9. Упражнение Приятие (Объятие)

Исполняется под запись музыки: Г.Гендель. Andante ma non troppo. — Концерт для альта с оркестром си минор.

Ведущий обнимает партнера и слегка покачивает его из стороны в сторону, как бы убаюкивая (позиции для объятий могут быть самыми различными: лицом к лицу, с боку, со спины, — и могут меняться несколько раз на протяжении выполнения упражнения). Ведомый (стоя на месте в полный рост, с закрытыми глазами) поддается ритму укачивания, по возможности максимально расслабляясь; он может положить голову на плечо ведущему, но не обнимает его. (Ведущий при желании сменить позицию относительно ведомого, мягко прекращает укачивания, затем, осторожно поддерживая его голову, возвращает ее в обычное положение, перемещается в другую позицию, снова обнимает партнера, склоняет его голову к себе на плечо и возобновляет укачивания). Периоды укачивания — достаточно продолжительны; смены позиций — не часты.

3.10. Упражнение Близость

Близость здесь понимается не как отсутствие дистанции между телами партнеров, но как созвучие, соприкосновение душ, настрой на одну волну. Порой, общение без тактильных прикосновений гораздо более ярко выявляет подобную близость.

Исполняется под запись музыки: Б.Марчелло. Adagio. — Концерт до минор для гобоя и оркестра.

Ведущий взаимодействует с партнером на некотором расстоянии от него: не дотрагиваясь до его тела, но как бы прикасаясь к его ауре. Ведомый (стоя па месте с закрытыми глазами) реагирует на дистантные прикосновения непроизвольно, т.е. так, как просит его тело (мускулатура напрягается или расслабляется, дыхание становится свободным, глубоким или сдавленным, поверхностным и т.п.).

Задача ведущего — попытаться выявить то расстояние, на котором удается воздействовать на партнера, вызывая его непроизвольные реакции, а также характер прикосновений, порождающий те или иные реакции. Задача ведомого — отследить, ощущаются ли им дистантные прикосновения, выполняемые ведущим, и понаблюдать за собственным самочувствием в процессе выполнения упражнения.

3.11. Упражнение Танец с зеркалом

Исполняется под запись музыки: В.Моцарт. Минуэт. — Симфония № 40 соль минор.

Ведущий танцует, соотнося движения с музыкой и глядя на своего партнера, как на собственное отражение в зеркале (ведущий может продвигаться в пространстве в разные стороны, поворачиваться, менять ракурсы, но обязательно фиксирует взгляд на своем отражении). Ведомый старается точно воспроизвести движения ведущего по принципу зеркального отражения. Можно использовать прием, при котором ведущий синхронизирует свои движения с собственным дыханием. Например, поднимает руки при вдохе, а опускает при выдохе. Тогда ведомый, отражая его движения, и дышать будет в едином с ним ритме. В этом случае легче и быстрее удается достичь эффекта зеркала.

3.12. Упражнение Синтез (соответственно в парах)

Исполняется под запись музыки: К.Глюк. Мелодия. — Орфей и Эвридика.

Партнеры взаимодействуют друг с другом, танцуя, используя все приемы невербального общения, которые прорабатывались в предыдущих упражнениях, и при этом обязательно соотносят свои движения с музыкой. Здесь нет предварительно фиксированных ролей ведущего и ведомого. Инициативу берет на себя то один, то другой, и такое общение напоминает обмен репликами в разговоре.

Цикл совместное творчество в группе

4.1. Упражнение Организм (Механизм)

Исполняется под запись музыки: М.Равель. Болеро.

Танец начинает кто-то один, импровизируя иод музыку (стоя на месте или перемещаясь в пространстве). К нему присоединяется другой, подстраивая свои движения к движениям первого. Таким же образом в танец вступают (но одному) все остальные, и каждый находит свое место в этом едином организме и соотносит свои движения с другими исполнителями, стараясь при этом использовать возможности индивидуально-пластического творчества.

4.2. Упражнение Встретились два существа

Исполняется без заданного звукового сопровождения

Перед группой ставится задача: придумать и показать ситуацию (сценку), как встретились два (три) существа, и чем это закончилось. Условие: каждое существо воплощается несколькими участниками. При этом надо показать пластические особенности каждого существа, их реакцию друг на друга, взаимодействие, используя выразительные движения, шумовые и голосовые звуки, вокализации, которые и составят естественное музыкальное сопровождение данного упражнения.

4.3. Упражнение Жизнь эмоций

Исполняется без заданного звукового сопровождения.

Группе предлагается передать с помощью выразительных движений не менее четырех эмоций (на выбор: интерес, удивление, радость, печаль, гнев, страх) — но не изолированно одна от другой, а последовательно, чтобы каждая последующая эмоция вытекала из предыдущей (очередность их определяется общим замыслом участников). При этом каждую эмоцию интересно передать в развитии: ее зарождение, нарастание, кульминацию и спад (или внезапный переход в другую эмоцию). В качестве музыкального сопровождения используются шумовые и голосовые импровизации (звукоподражания, вокализации и пр.).

Предпочтительней не показывать конкретные события с конкретными персонажами, а по возможности абстрагировать, символизировать ситуацию, чтобы эмоции предстали как бы в чистом виде: как некие субстанции или разные стихии. Однако право выбора, каким образом воплотить замысел, остается за группой.

Можно разбить группу на подгруппы в 10-15 человек, каждая из которых разрабатывает свой замысел и затем по очереди выступают друг перед другом.

Процедура работы с последующими упражнениями:

участники слушают запись музыки (лежа на спине с закрытыми глазами), при этом каждый наблюдает за возникающими в его воображении картинами, образами (названия произведений и упражнений не даются);

— все обмениваются своими впечатлениями от музыки; по решению группы либо вырабатывается общий замысел совместного танца, либо участники соглашаются импровизировать под звучащую музыку;

— группа исполняет упражнение (совместный творческий танец) под музыку;

— общее обсуждение после упражнения проводится по усмотрению тренера.

4.4. Упражнение Фантазия

Исполняется под запись музыки: К.Дебюсси. Облака.

Если группа работает активно, с интересом, то тренер старается пг вмешиваться в процесс.

В противном случае, если группе не удается воодушевиться на разработку и воплощение общего замысла, тренер может прийти на помощь и предложить следующее. Участники берутся за руки и перед началом упражнения выстраиваются общим кругом (или спиралью, или змейкой — на выбор). Под музыку они начинают неторопливо двигаться, кто как хочет, перемещаться в пространстве от одного участника к другому, ио при этом обязательно сохранять связь, держась за руки (в неудобных для движения положениях руки можно расцеплять и держаться за плечи, торсы других исполнителей).

4.5. Упражнение Чего на свете не бывает

Исполняется под запись музыки: Э.Григ. В пещере горного короля. Шествие гномов.

Здесь — в качестве подсказки — тренер может предложить участникам двигаться, как фантастические существа, используя пластику, не свойственную человеку в обыденной жизни.

4.6. Упражнение Свет и тень

Исполняется под запись музыки: Б.Петров. Вступление. Отвергнутые. Танец протеста. Адажио. — Рок-балет Память.

Участники импровизируют танец, стараясь максимально использовать опыт, наработанный в ходе тренинга.

В заключении проводится обсуждение итогов тренинга в общем кругу.

Примечание

— Предложенная здесь музыка может быть заменена другими произведениями, аналогичными но характеру и продолжительности звучания.

— Приведенные упражнения (особенно индивидуальные и парные) можно использовать не только в рамках тренинга, но и выборочно. Если занятия с группой ведутся в течение длительного периода, то упражнения можно повторять с целью все большего развития тех или иных психо-физических качеств.

3.4.Размышления об этике соматической психотерапии.*

Вступление

Эта статья отвечает на потребность в формировании этических стандартов в области телесной терапии. Она адресована как консультантам и психотерапевтам, пользующимся телесными методами в своей практике, так и более широкому терапевтическому сообществу. Авторы намерены сделать доступнее информацию в этой области, чтобы усилить осознание этических соображений и развивать соответствующие этические стандарты в практике.

Соматические подходы в консультировании и психотерапии становятся ведущими. В Северной Америке и Европе в настоящее время уже более пяти лет существует около 52-х институтов с обучающими программами.

Включение тела в понимание психологического развития личности относительно ново для западного мира. В разных аспектах этого подхода уже проведено некоторое количество исследований, но по мере роста данной области растет необходимость в них. Эта статья определяет некоторые важные направления развития этических соображений.

Соматические подходы требуют дополнительных и более четких этических стандартов, чем обусловленное консультирование и психотерапия, поскольку:

* Ian Macnaughton, Ph.D., R.C.C., Marianne Bentzen, M.A., Enc Jarlnaes, M.A. Ethical Consideretion in Somatic Psycotherapies, Energy and Character, Vol.24,№2. Перевод с англ. М.Булыгиной

а) есть специфика природы прикосновения и личных границ;

б) в следствии способности соматических подходов преодолевать полезные защиты и способности , что часто вызывает реакцию более мощную и драматическую, чем в других случаях.

Эта статья анализирует специфические соображения, исследует соответствующие альтернативы и дает специфические этические рекомендации для тех, кто использует соматические подходы. Формулирование конкретных этических формул находится за пределами данной статьи. Данные руководства предназначены для увеличения и расширения этических соображений в профессиональном консультировании и психотерапии.

Обзор природы вопроса

Основной фокус этики соматических подходов направлен на границы. Телесная психотерапия выводит на уровень осознания такие аспекты бессознательного скрытого процесса, происходящего между клиентом и терапевтом, которые неразличимы или сложны для опознания в вербальной терапии.

В телесную терапию можно войти без подключения реального прикосновения. Для таких случаев проще сформулировать этические соображения и следовать им. Когда терапевт просит клиента направить его осознание на дыхание, телесные ощущения или переживания — нет необходимости в реальном прикосновении, как и в случае, когда клиента просят усилить имеющееся напряжение или расслабить конкретные области тела.

Сложнее случаи телесной терапии, в которых используется прикосновение. Это требует большей предосторожности и необходимо убедиться в полном соблюдении этических моментов. Эта статья привлекает внимание к этике телесной терапии в самом широком смысле. Европейская ассоциация Телесных терапевтов (ЕАТТ) создала практические стандарты, этические коды, определения телесной терапии и критерии компетентности терапевтов. Эти определения и критерии упоминаются здесь для того, чтобы стал яснее смысл телесной терапии и можно было задуматься о сфере применения телесной терапии и о том, каковы сферы компетентности ЕАТТ.

Прямо или косвенно, психотерапевт работает с личностью , представляющей собой воплощение интеллектуальной, эмоциональной и духовной жизни. Психотерапевт поддерживает как внутренние процессы саморегуляции, так и точное восприятие внешней действительности.

Работа психотерапевта делает возможным осознание, понимание и интеграцию таких аспектов личности, которые казались чуждыми.

Чтобы способствовать переходу от отчужденности к целостности, телесный терапевт должен обладать следующими качествами:

1. Способностью интуитивно ощущать и воспринимать здоровое направление развития человека.

2. Пониманием разных аспектов нерешенных конфликтов, происходящих из детства или от хронической разделенности разума и тела.

3. Способностью к системному восприятию и специфической чувствительности к взаимовлиянию:

а. Сигналов тела: изменений вегетатики; мышечного напряжения и расслабления; блокирования и интеграции энергетики; пульсаций; этапов усиления функций естественной саморегуляции.

б. Феноменов психодинамики переноса, контрпереноса, проекции, защитной регрессии и различных видов сопротивления.

Более непосредственное включение тела в терапевтический процесс, особенно через прикосновения, может вызвать перенос, затрагивающий сексуальность и проблемы границ.

Типы прикосновений, как и то, как, к чему и когда прикасаться — все это будет предметом следующей статьи. Всё это может вызывать разные отклики клиента. В настоящей статье краткое введение в тему прикосновений поможет читателю понять сложность этой темы.

Граница в отношении прикосновений означает, что руки терапевта прикасаются твердо и четко. При неотчетливом прикосновении теряется ощущение границы. Например, когда своей ладонью вы прикасаетесь к ладони клиента и какое-то время держите руки так, то со временем ощущение границы между их двумя поверхностями пропадает. Две ладони как бы сливаются в одну. Если терапевт намеренно идет на это, то такое прикосновение мы называем неотчетливым, слитным.

Эротическое прикосновение содержит сексуальный призыв, выражаемый в ясных движениях руки терапевта. Нейтральное прикосновение не несет подобных сообщений; напротив, оно не говорит ни о чем, кроме того, что прикосновение произошло.

Тема переноса в телесной терапии имеет свои особенности. Вот некоторые аспекты этого:

1. Потребность реализовать потенциальные возможности. Говоря об этом, Бернгардт и Бентзен (1991) отметили необходимость открыть клиенту новые ресурсы в прикосновении и в формировании первичного эго, которое в значительной мере базируется на телесном эго.

Прикосновение в терапевтическом процессе может обладать огромной мощью. Тип прикосновения, место и продолжительность может вызвать совершенно различные реакции; например, человек, жаждавший физического утешения, может разволноваться от мягкого и заботливого прикосновения. Это может вызвать сильную позитивную реакцию переноса. Если в прошлом этому человеку недоставало сплоченности в семье или в социуме, то появление такого переноса может затруднить поддержание душевного равновесия. В некоторых случаях терапевт может оказаться не готов к переносу такой силы и будет стараться уклоняться от прикосновений, несмотря на возможное появление контрпереноса.

2. Сексуальный оттенок. Очень важно, куда и к чему прикасаться, при любом подозрении на то, что у человека в прошлом был опыт неподобающего сексуального поведения. Очевидно, что прикосновение к любой эрогенной зоне недопустимо. Вдобавок, нужно проявлять особую осторожность при любых прикосновениях ко внутренней поверхности бедра. Не столь

очевидно, но в равной степени важно то, как прикасаться, то есть происходит отчетливое или слитное прикосновение, эротичное прикосновение или нейтральное.

3. Границы. Когда прикосновение является частью терапевтического процесса, клиент ощущает вторжение в личное пространство. Каждый переживает эго по-своему, в зависимости от предварительной договоренности относительно прикосновения, от типа, глубины и продолжительности прикосновения и чувствительное in терапевта. Очевидно, что необходимо получись согласие клиента на прикосновение.

4. Вопрос границ чрезвычайно важен. Взаимодействие между клиентом и терапевтом может дойти до глубокой интимности, то есть способность терапевта, воспринимать и отображать внутренние ощущения, может привести к тому, что клиент попадет в зависимость, а там проявится прежняя дисфункциональность, и при этом произойдет сильный перенос на кажущиеся магическими способности терапевта.

Терапевту необходимо обладать сильными навыками по распознаванию границ клиента и своих собственных. Если прикосновение необходимо, то определять, когда оно отчетливое, а когда слитное, когда эротичное, а когда нейтральное. Для терапевта так же необходимо осознавать, что происходит как с ним самим, так и его клиентом. Последующее рассуждение прояснит некоторые аспекты границ.

Физическая граница

В психотерапии играют роль разные гипы границ. Прежде мы склонны думать о границах в прямом смысле, то есть о физических границах. Примеры такой физической границы: кожа, место физического контакта человека с его окружением, место прикосновения терапевта к клиенту.

Энергетическая граница

Далее следует обратиться к энергической границе, эта граница простирается за пределы физического тела человека Иногда считается, что вокруг физического тела человека существует энергетическое поле. Существуют различные научные теории, объясняющие ото поле. Некоторые терапевты говорят об электромагнитном или электростатическом поле, окружающем тело; другие заимствуют из восточных философий и религий идею энергетической оболочки, окружающей каждого человека. При этом говорится о личной ауре, состоящей из семи тел, существующих над физическим телом. К этому можно добавить, что согласно опыту автора, люди часто очень точно определяют расстояние от руки терапевта до своего тела даже с закрытыми глазами, и когда рука не производит никакого шума, не вызывает ни малейшего движения воздуха. Клиент может ощутить, что вы его задеваете или утешаете своим энергетическим прикосновением, даже если вы к нему не прикасаетесь физически.

Когда границы клиента слабые, то слитный тип прикосновения может ускорить появление у него ощущения утраты себя, тогда как более твердое прикосновение может переживаться как вторжение и насилие.

Межличностные границы

Третья граница, к которой мы обратимся — это межличностная. Концепция индивидуальной вариативности того, что называется близостью и ди-станцированностью разрабатывалась Холлом (Hall, 1966). Холл изучал различие норм безопасности, уважения и беспокойства для разных культур. Мы обратим такое же внимание на новое для нашей культуры осознавание, переживание и выражение отношения к телу в терапевтическом процессе. Часто при это клиент начинает осознавать свою чувствительность к межличностным границам, что для него ново и, порою, неудобно. Чрезвычайно важно руководить процессом так, чтобы окружение клиента было терапевтически безопасным.

Безопасность

Природа телесной психотерапии довольно интимна, и это довольно непривычная в терапевтическом контексте интимность. Клиент может получать массаж, лечиться хиропрактикой или физиотерапией. Внимание к телу при психологическом лечении может быть непривычно. Для установления подходящего терапевтического раппорта обычно необходимо больше, чем при других терапевтических подходах объяснять клиенту теоретическую и практическую природу происходящего процесса.

Необходимо обратить внимание на то, что обсуждалось выше, чтобы не произошло никакого нарушения телесных границ, как они воспринимаются клиентом (здесь необходим опыт работы). Следует обратить внимание на то, как оно скажется на переносе. А сам тип произошедшего переноса терапевт сможет определить по тому, как это повлияло на клиента.

Бесценно постоянное стремление терапевта к совершенствованию навыков практики телесной терапии. Первостепенное значение имеет проявление должного уважения в лечении. В сфере телесной терапии есть множество добросовестно настроенных терапевтов, интуитивно выбравших для себя разные подходы. Некоторые из них работают великолепно. Когда мы говорим о разработке руководства по защите общества, нам нужно обращаться не к этим исключениям, а надежному обоснованию теории и практики. Для вербальных терапевтов физическая и межличностная граница, естественно, имеют значение, но мало обращается внимание или не уделяется вообще рассмотрению энергетических границ. Авторы считают, что и телесные и вербальные терапевты равным образом зачастую вовлекаются в энергетический контакт слитного типа и даже не подозревают об этом.

Терапевт должен ощущать этическую ответственность и обладать опытом, чтобы задуматься об этом. Без тщательной и хорошо развитой под надлежащим руководством базы в этой области терапевт может невольно совершить неэтичный поступок, несмотря на свои добрые намерения.

Личные частные соображения

Цель этого раздела — дать более полную картину рабочих проблем, имеющих теоретическое, практическое и этическое значение. Эти практические соображения станут предметом будущей статьи авторов.

Чтобы работать эффективно, терапевт должен развивать способность действовать в подходящей манере. Этот раздел иллюстрирует 2 модели воздействия, которые могут вызвать дистресс вследствие того, что это воздействие будет чрезмерное/ поспешное и недостаточное запоздалое. Эти примеры предназначены тому, чтобы служить частичным напоминанием для практикующих телесных терапевтов о некоторых теоретических и практических дилеммах в такого рода терапии. Они также предназначены тем профессионалам, которые не используют соматического подхода и которые заинтересованы в более конкретных примерах того, какого рода соображения могут возникнуть при телесной психотерапии

Чрезмерное\поспешное

Работая с клиентом по телесно-ориентированному подходу, терапевт может легко истощиться. Клиенты не привычны к эффектам, которые могут появиться, если они станут иначе дышать, позволят пальпировать или определенным образом надавить на свои мышцы. Клиентам привычнее результаты размышлений, зрительных представлений и разговоров Когда мы занимаемся тем, что относительно мало знакомо клиентам, то у них нет обычного ощущения уместной и здоровой защиты. Это позволяет им соскользнуть в непривычное состояние сознания, выйти на посттравматический шоковый опыт или впасть в регрессию в отношении старых больных мест, не имея адекватной внутренней опоры для разрешения этих проблем. Если клиент, в ходе терапевтического процесса не получит такого доступа к ресурсам, то тогда терапевту надлежит еще более осознанно относиться к возможным негативным последствиям любого воздействия на ощущение самости клиента.

Использование приемов глубокого дыхания порою может привести к замечательному ощущению благополучия, вывести на более глубокий уровень интуиции и чувство духовной связи. Такое же воздействие, примененное к другому клиенту или к тому же клиенту, но на другом этапе терапии может привести к разрушению ресурсов. Таким образом, строить дорогу к психике — зачастую означает сбегать в трансперсональную сферу от необходимости действовать, постоянно думая и опираясь на реальность.

Недостаточное/запоздалое

На другом полюсе находятся недостаточные или запоздалые воздействия или стимулы. Например, когда клиенты осознают то, что происходит с их телом и сообщают об этом на сессии. Они говорят, что погружаются в какое-то состояние, ощущают себя несчастными и выглядят испуганно. Если пустить этот естественный процесс на самотек, то они вполне могут регрессировать на раннюю стадию развития, не обладая адекватными ресурсами к тому, чтобы найти новое решение незавершенной задачи, находящейся там. Они также могут выйти на период посттравматического шока таким образом, что получат повторную травму. В таких случаях терапевту нужно знать, как служить необходимым ресурсом для клиента, чтобы замедлить этот процесс, причем чтобы не свалиться по спирали и не воссоздать условия исходной боли. При этом терапевту может понадобиться прикоснуться к клиенту или придержать его определенным способом. Определенные группы мускулов можно сдерживать или стимулировать, что-

бы удержать клиента от переживания на менее подготовленном уровне, чтобы он располагал ресурсами для перестройки исходного стереотипа.

Это приводит нас к обсуждению чувства времени. Научить этому очень трудно. Людям проще понять, какие навыки необходимы, чтобы оценивать или воздействовать. Развивать чувство времени (чувство когда и что нужно делать) способны многие искусные учителя и тренеры терапевтов. Если у терапевта неверное чувство времени, то он, выбрав подходящий момент совершает ненужные действия или правильно действует, но в неподходящий момент. Знание о том, когда и как воздействовать на клиента, чтобы не перегрузить его, но все-таки помочь ему генерировать ресурсы, необходимые для того, чтобы перестроить переживания на позитивный лад — это знание основано на развитой теоретической базе, хорошем тренинге и супервизии, в результате чего конструируется надежная карта для терапевтического путешествия. И опыт и убеждения авторов статьи свидетельствуют о том, что в настоящее время сфера телесной терапии очень слаба в том, что называется профессиональной практикой. Хоть и есть много великолепных учителей и обучающих программ для профессионалов, поле практики телесной терапии просторное и широкое. ЕАТТ вызвала значительное продвижение в этом направлении. В каждой новой сфере такого рода открытость необходима, чтобы эта дисциплина была исследована в разных направлениях, чтобы потом эти исследования соединились в более- менее однородное целое знание, в теорию и практику. Точка зрения авторов такова, что в сфере телесной терапии происходит продвижение к более зрелой стадии, а, вместе с

этим растет необходимость серьезнее отнестись к основам, на которых она стоит и этическим соображениям, по которым она работает.

Рекомендации

Это приводит нас к дилемме, с которой сталкиваются как неискушенные, так и опытные телесные терапевты. Как и в любой другой специализированной форме терапии, здесь требуется пройти специальное обучение и овладеть определенными навыками.

Большинство консультантов признают, что когда приходит зрелый опыт, то они уже начинают понемногу беспокоить то, чего они не познали па первых годах, хотя в то время были убеждены в том, что получили адекватное академическое образование и прошли практику. Сфера телесной терапии так молода, что в ней не существует настолько хорошо развитой системы знаний и критериев тренированности, чтобы честолюбивый психотерапевт мог понадеяться на устойчивые основы. Это говорит о необходимости быть еще более тщательными и усердными в изучении составных элементов этой сферы. Обучение навыкам оценки и лечения, а также адекватной супервизии. Следующее пригодится наделенному чувством ответственности телесному терапевту для построения структуры этических понятий телесной терапии.

1. Такой терапевт должен включиться в изучение теории и практики телесной терапии. Сюда должно входить по крайней мере знакомство с основами анатомии и физиологии, глубокое знание консультирования и психотерапевтические способности.

2. Получив основы телесной терапии, терапевт приступает к работе под супервизией опытного телесного терапевта.

3. Такой терапевт хорошо относится к собственному телу, знает его и использует как инструмент для отображения клиента и для воздействия на него. Терапевт осознает глубину возникающего при этом контакта.

4. Таким образом, терапевт, учась и интенсивно практикуя под супервизией, развивает высокую чувствительность в отношении границ клиента и своих собственных. Эта чувствительность к границам развивается равным образом в терминах физического касания, энергетического присутствия и границ, и в плане межличностных границ.

5. Этот терапевт должен сам проходить глубокую личную терапию в том направлении, которое изучает.

6. В ходе обучения такой терапевт исследует собственное отношение к прикосновениям (стремится к ним или избегает) и то, как оно может сказаться на работе с разными клиентами.

7. Следует особо внимательно осознавать свои вербальные сообщения. Терапевт должен отдавать себе отчет в этих мета сообщениях.

8. Терапевт должен давать адекватное объяснение происходящему процессу и рассказывать о возможности появления сильной эмоциональной реакции на происходящее. Ни при каких обстоятельствах прикосновение не должно быть сексуальным. Ни при каких обстоятельствах нельзя доводить клиента до предела, ради того, чтобы найти новое решение незавершенным проблемам развития или шоковым ситуациям.

Ссылки

Bcrnhardt, Peter & Bentzen, Marianne, (1993). Waking The Body Ego, Unpublished manuscript, Albany, California: Bodynamic Institute, U.S.A.

Europian Body Psvchotcrapy Association Information Brochure, Lindau, Germany, (1991).

Hall, Edward, (1966). The Hidden Dimention.

ГЛАВА 4. ТЕЛО В ИСКУССТВЕ

4.1. Магрит Р. Тело в живописи*

Картина Изнасилование со всей очевидностью демонстрирует, что живопись способна ухватить анатомию тела человека, поместить ее в картину и трансформировать Глаза становятся грудью, нос — середина лица — теперь стал пупком, а рот — гениталиями. Тем не менее, насилие, произведенное над женским лицом, не является по природе произволом. Анатомия этой картины, по выражению Паула Кли и Ханса Беллмера, помогает зрителю осознать свое положения вуайериста; он обозревает глаза, нос, рот и восхищается сексуальным призывом изображения пупка. Если здесь имеет место изнасилование, то это исходит от самой картины, которая, по своему содержанию, не является повторением на холсте видимой части мира, картина — это поиск трансформации, побуждение к открытию. Картина побуждает к действию посредством поэзии и магии изображения, позволяя зрителю путем пристального вглядыва-ния прорываться во внутренний центр, в тело, в чувства. Этот принцип относится не только к копированию реальности, восхвалению объектов данного мира. Гораздо важнее, что по этому принципу создается такая картина тела, которая открывает более глубокую, потайную природу тела, обычно скрытую от взгляда зрителя, но, тем не менее, существующую в его голове.

Печатается по- Marcel Paquet RENE MAGRITTE, Benedikt Taschen, 1994. Перевод — Марина Булыгина

Работа Белая раса представляет собой удивительное изображение человеческого тела и устанавливает новую иерархию ценностей. Здесь лишь один глаз, одно ухо; глаза и уши уникальны, подобно рту, органу речи. Единственный, циклопический глаз занимает главенствующую центральную позицию на самом верху, пробуждая ощущение сверхъестественного; он расположен над ухом, которое, в свою очередь, подпирается ртом. Глаз (орган зрения), ухо (орган слуха) и рот (орган речи, логики) все это поддерживается двумя носами, соответствующими двум ногам. Они эффектно составляют подобие тела, воплощая весь диапазон остальных чувств, которые используются в качестве блоков, как пьедестал. Изнасилование и Белая Раса передают впечатление общего диссонанса органов чувств, впечатление вполне основательного беспорядка. Беспорядком отмечен не только каждый отдельный орган чувств (рот и ест, и пьет, и говорит, и сосет, и целует; глаз: смотрит, читает, критически озирает, отражает, может выражать желание или презрение, ненависть или нежность), беспорядок и в расположении отдельных органов чувств (глаз может стать грудью, как и рот может стать гениталиями или нос пупком и тому подобное). Подобная мобильность среди органов тела — их способность менять функцию и ощущения — основывается на такой концепции человеческого тела, которая не имеет ничего общего с законами анатомии или общепринятой идентичностью. Магритт представляет тело как множество разболтанное и фрагментарное как головоломку, кусочки которой не подходят друг к другу, как поле для всевозможных вариаций. Тело по Магритту — это место действия сил, не имеющих природных аналогов, ощущений, имеющих различное происхождение и изменчивых, враждебных друг другу и иногда игнорирующих друг друга. Он нацелен не столько на интимную гармонию или единство тела, сколько на возможности искусства ставить под вопрос монолитность тела.

Следуя примеру Фантомаса, который постоянно менял своё обличье, художник теперь наделяет тело способностью вырываться из своей социокультурной идентичности. Он позволяет телу противоречить сложившемуся в обществе представлению. Западные мыслители со времен Софокла и Платона убеждены в том, что зрение обладает властью, которая, — подобно божественной — доминирует над остальными чувствами, руководит всем телом, держит под контролем то, что воспринимается другими органами чувств. Это превознесение Теории зрения оставалось практически неизменным в истории философии, за очень немногочисленными исключениями. Это не подвергалось сомнению авторами, которыми восторженно зачитывался Магритт: это было у Аристотеля в Метафизиках, у Декарта в Idees claires et distinctes , у Канта, — постольку, поскольку он представлял себе, что источником чувствительности является интуиция — и, в конце концов, в феноменологии от Гуссерля до Хайдеггера. Короче говоря, упор на зримые элементы со временем значительно вырос: мы живем в мире изображений, в мире зрелищ. Аудиовизуальное искусство, чтобы получить большее распространение, чем другие виды искусства, должно поддерживать баланс между звуком и изображением или гармоничную связь между сферами видимого и слышимого. Но при этом глупо даже пытаться достичь уровня значимости визуальных элементов. Белую расу, таким образом, отличает (без особых претензий), такой иерархический подбор небольших элементов (тоже предложенный самим Магриттом), который контрастирует с культурой природы, где господствуют звуки. Посредством этой картины и скульптур, созданных в студиях Бонвичини и Беррокал в Италии, Магритт привлекает внимание к внутренним качествам чувств, указывая на возможность установления изменяемой формы, отмены соотношения между ними.

Таким образом, Белая раса представляет ни что иное как иерархию чувств; однако, в добавок к этому построению, существует несметное число других возможностей. Это не единственный путь, не единственное содержание реальности сенсорного восприятия. Гораздо вероятнее, что дорога открыта разнообразию видимого и слышимого, того, что может быть пощупано, понюхано, попробовано на вкус и так далее. В соответствии с этим, работа искусства, поскольку она адресована чувственному восприятию, никоим образом не может настолько быть изолирована и ограничена рамками, насколько это склонны считать люди. Беррокал понимал это буквально, следуя примеру Пикассо, представившего публике серию таких скульптур, которые позволяли владельцу скульптуры самостоятельно создавать бесконечные вариации. Владельцы, однако, предпочитали старую традицию, тем самым настаивая на сохранении своей уважительной дистанции по отношению к работе художника, относясь к ней как к законченному продукту, результату. Однако и жизнь, и наши тела подвержены изменениям; чувства по-разному сочетаются между собой, и предпочтение, отдаваемое одним из них, может осуждать другие на существование в тени, на потайное присутствие.

Магритт прежде всего старался открывать то, что скрыто от нашего зрения. В Любовниках он указывает на слепоту любви, дублируя очевидное и опуская покрывало на лица влюбленных, которые тем самым остаются в своей сладкой слепоте. Однако задача здесь заключается в том, чтобы использовать игру в прятки ради того, чтобы заставить покрывало открыть спрятанное, то, что обычно на виду. В Счастливом прикосновении рояль Жоржетты окружен обручальным кольцом, обозначающим двойную власть музыки и любви. Там нет никакого видимого присутствия работы этого прикосновения. Прикосновение является метафорой молчания: можно слышать журчанье водяных струй фонтана, например, или шум проносящейся машины, детский гам или симфонию Моцарта, но никогда — абсолютно чистые звуки. Звук сам по себе подобен чистоте молчания. Яблоко заполняет все пространство картины Комната слуха. Взгляд зрителя насыщается, оставляя лишь призыв к другой замечательной способности — слушать. Таким образом, то, что мы видим, заслоняет остальное, но может быть побеждено собственным оружием: если нарисовать видимое, может проявиться невидимое, невольно открыв простой секрет, находящийся внутри и воплощающий безусловно более глубокий смысл — бытие.

Волшебство видимого можно обнаружить в теле, во власти тела: открытие передано в Упражнениях акробата. Гибкость акробата, который держит смертельную стойку на правой руке, музыкальный инструмент в левой; голова нарисована трижды; половые органы совершенно исключены из-за этих невозможных атлетических вывихов — Магритт использует все эти элементы для того, чтобы в одной картине изобразить те элементы и аспекты тела, которые скрыты от глаза. Живопись способна изобразить видимые аспекты под таким углом, что тело, тем не менее, появляется в своей истинной природе, цельным, громадным и разделенным на фрагменты, несмотря на полное искажение измерений. Тело как таковое не присутствует в этом изображении, при подобной манере письма в отдельных рисунках могут быть представлены отдельные его части. Подобным образом видимое может быть разделено на части покрывалами, вуалями, ширмами, но при этом возникает желание сиять таинственный покров; более того, частицы покрывал множат тело, разделяя его видимые и невидимые части. Тело, нарисованное или скрытое одеждами, разрезано, разделено на скрытые и открытые фрагменты, к примеру, открытое лицо и скрытая нагота. До тех пор, пока это не будет увидено из-за кулис театра видимого, — все это взаимодействует, изображая видимое. Мистика тела, варианты его власти являются также мистикой рисования, искусством запрещенного, но не обманывающего, не зеркального: несмотря на большой риск, это искусство безусловно достигает того, что первоначально было задачей видимого, буквально стремящегося скрыть, от взгляда, подавить все, что лежит вне его собственной сферы.

Живопись, таким образом, не является пассивным зеркалом реальности; вместо того, чтобы дублировать видимость объекта, она изменяет и транс формирует его Соответственно, рисование не воспроизводит женское тело; вместо этого оно делает прямо противоположное, создавая новое явление: составленную из частей, застывшую, помещенную в рамку и неживую картину. Относительно работы Магритта, нужно заметить, что искусство может вполне осознанно по-новому изобразить объект. Живопись Магритта изменяет очевидное, превращая его в фикцию; в то же самое время, однако, в этой модификации художник опирается на чувства. В картине Опасные связи, которая была точно интерпретирована Максом Лоре, изображена обнаженная женщина. Зеркало, которое она держит в руках, повернуто к зрителю Оно покрывает се тело от плеч до бедер; одновременно, однако, оно отражает точно ту же час1Ь тела, которую скрывает, но в уменьшенном виде и в другой перспективе. Таким образом, Магритт изображает два вида женского тела, один представлен напрямую, другой — воображается по его отражению Магритт шокирует зрителя двумя несопоставимыми аспектами, заставляя его реагировать на несопоставимое, на эту загадку, характерную для всей работы этого художника. Мы видим женское тело не как единое целое, а как разделенное на части и фрагменты. Через этот художественный опыт, тело теряет свою цельность, теряя привычное единство частей и принимая фрагментарный вид. По этому поводу Магритт далее демонстрирует, что жесткость связи в живописи всегда опасна, поскольку перспектива, в которой рисует художник, его цепкий взгляд, который он устремляет на тело своей модели, также играют роль в этой работе. Женское тело, таким образом, превращается в арену конфликта между двумя несопоставимыми явлениями. Откуда же исходит этот конфликт? В том -то и дело, что он может проистекать только из точки зрения художника и из его работы. Художник вводит пульсацию своего тела в работу таким образом, что кажется, что до нее можно дотронуться. Искусство Магритта никогда не бывает пассивным. Напротив, оно действует, и всегда с намерением возбудить в наблюдателе беспокойство Между двумя изображениями женского тела есть свободное пространство — их пропорции и положение рук гаковы, что не согласуются друг с другом (правая рука, придерживающая раму не может быть той же, которую женщина прижимает к груди) — равно как и наклон стекла зеркала не согласуется с его рамкой Создается впечатление, что мы видим тело под двумя разными ракурсами из-за того, что в самой картине еще больше расхождений. Магритт демонстрирует, что живопись заполняет пространство между видимой реальностью и воображаемой картиной. Откуда взяться этому пространству как не из тела художника?

Магия Магритта заключается в его готовности совершенно поразительно и ошеломляюще просто отвечать на классическую проблему рисования, прежде появлявшуюся в картинах Альберти, Леонардо, Веласкеса, Пикассо и многих других, а именно на вопрос о доверии к отображенному образу, или, иначе говоря, на вопрос отображения образа. Решение Магритта заключается в том, что то, что мы видим, не может быть отделено от тела, от чувственного восприятия, на основании чего чувственное восприятие здесь принимается во внимание как активное, даже вуайеристическое желание, вместо того, чтобы оставаться пассивным, простым наблюдением — а желание вообще концентрируется скорее на деталях, чем на целом. Волшебство, лежащее в основе созерцания и живописи — это волшебство самого тела, восприятия этого тела, которое не просто связывает между собой разные чувства, а умножает впечатление, идущее от каждого органа чувств. Подобным же образом в замешательство приводит эффект фундаментальной разницы между самим объектом и его изображением. В картине Красная модель тело в рисунке показано таким образом, что пальцы ног торчат из кожи обуви, обозначая совершенно другой мир. Они не похожи на обувь крестьянина, горца, продавца, танцора; однако, у любой обуви — независимо от конкретной модели есть общее — это то, что обувь покрывает ступню и вступает в контакт с землей или полом, на котором стоит тело или находится в каком-то другом положении. Не прямохождение ли причина того, что тело время от времени требует, чтобы видимое получало приоритет за счет других чувств, что передается в живописи и связано с игнорированием, утратой разнообразия других чувств, которое может быть восстановлено?

Эротичность, характерная для искусства Магритта, показывает, что тело, как бы то ни было, остается пленником пространства, где необходима роль света. Свет нужен, чтобы глаз мог вообще что-то увидеть. В эротизме живописи скрыта возможность удвоения способностей тела, как это мы видим в картине Волшебник или в картине Внешнее доказательство. Такой эротизм может быть забавным, как в картине Посвящение Марку Сеннету, режиссеру, ставившему фильмы с участием Чарли Чаплина и Бастера Китона: груди проявляются через ночную рубашку, висящую в шкафу — несмотря на то, что функция ночной рубашки — скрывать их. Эротизм так же способен проявиться в крайне грубой форме, к примеру в чрезмерной нарочитости изображения лобковых волос и полных, круглых грудей. Название картины Философия спальни напоминает нам о Маркизе да Саде, который дорого давал за свободу воображения и фантастику эротического искусства.

Картину Покушаясь на невозможное вместе с прилагаемой рядом фотографией можно считать самым замечательным посвящением жене Магритта, которая была и его натурщицей. Художник стремится увековечить объект своих желаний, запечатлеть на холсте, воссоздать для себя. Это желание ощутимо — тем не менее, делая это, он стремится к невозможному и его намерение обречено на неудачу. Именно это отрезвляющее осознание мимолетности очарования, эта глубокая, щемящая грусть проходит через все работы Магритта, посвященных телу и желанию.

4.2. Набоков В. Николай Гоголь*

Нет, я больше не имею сил терпеть. Боже! Что они делают со мною! Они льют мне на голову холодную воду! Они не внемлют, не видят, не слушают меня. Что я сделал им? За что они мучат меня? Чего хотят они от меня, бедного? Что могу дать я им? Я ничего не имею. Я не в силах, я не могу вынести всех мук их, голова горит моя, и все кружится предо мною. Спасите меня! возьмите меня! дайте мне тройку быстрых, как вихорь, коней’ Садись, мой ямщик, звени, в свой колокольчик, взвейтеся, кони, и несите меня с этого света!

Н.В.Гоголь Записки сумасшедшего

1. Его смерть и молодость

Николай Гоголь — самый необычный поэт и прозаик, каких когда-либо рождала Россия, — умер в Москве, в четверг около восьми часов утра, 4 марта 1852 года. Он не дожил до сорока трех лет. Однако, если вспомнить, какая до смешного короткая жизнь была уделом других великих русских писателей того поразительного поколения, это был весьма зрелый возраст. Крайнее физическое истощение в результате голодовки (которую он объявил в припадке черной меланхолии, желая побороть дьявола) вызвало острейшую анемию мозга (вместе, по-видимому, с гастроэнтеритом), а лечение, которому его подвергли — мощные слабительные и кровопускания, — ускорило смертельный исход: организм больного был и без того подорван малярией и недоеданием.

*Печатается по: Набоков В.В. Романы. Рассказы. Эссе. — СПб.: Энтар, 1993. — с.250-253. Перевод с англ. Е.Голышевой

Парочка чертовски энергичных врачей, которые прилежно лечили его, словно он был просто помешанным (несмотря на тревогу более умных, но менее деятельных коллег), пыталась добиться перелома в душевной болезни пациента, не заботясь о том, чтобы укрепить его ослабленный организм. Лет за пятнадцать до этого медики лечили Пушкина, раненного в живот, как ребенка, страдающего запорами. В ту пору еще верховодили посредственные немецкие и французские лекари, а замечательная школа великих русских медиков только зачиналась.

Ученые мужи, толпящиеся вокруг мнимого больного со своей кухонной латынью и гигантскими клистирами, перестают смешить, когда Мольер вдруг выхаркивает предсмертную кровь на сцене. С ужасом читаешь, до чего нелепо и жестоко обходились лекари с жалким, бессильным телом Гоголя, хоть он молил только об одном: чтобы его оставили в покое. С полным непониманием симптомов болезни и явно предвосхищая методы Шарко, доктор Овер погружал больного в теплую ванну, там ему поливали голову холодной водой, после чего укладывали его в постель, прилепив к носу полдюжины жирных пиявок. Больной стонал, плакал, беспомощно сопротивлялся, когда его иссохшее тело (можно было через живот прощупать позвоночник) тащили в глубокую деревянную бадью; он дрожал, лежа голый в кровати, и просил, чтобы сняли пиявок, — они свисали у него с носа и попадали в рот. Снимите, поднимите! — стонал он, судорожно силясь их смахнуть, так что за руки его пришлось держать здоровенному помощнику тучного Овера.

И хоть картина эта неприглядна и бьет на жалость, что мне всегда претило, я вынужден ее описать, чтобы дать почувствовать до странности телесный характер гения Гоголя. Живот — предмет обожания в его рассказах, а нос — герой-любовник. Желудок всегда был самым знатным внутренним органом писателя, но теперь от этого желудка, в сущности, ничего не осталось, а с ноздрей свисали черви. За несколько месяцев перед смертью он гак измучил себя голодом, что желудок напрочь потерял вместительность, которой прежде славился, ибо никто не всасывал столько макарон и не съедал столько вареников с вишнями, сколько этот худой малорослый человек (вспомним небольшие брюшки, которыми он наградил своих щуплых Добчинского и Боб-чинского). Его большой и острый нос был так длинен и подвижен, что в молодости (изображая в качестве любителя нечто вроде человека-змеи) он умел пренеприятно доставать его кончиком нижнюю губу; нос был самой чуткой и приметной чертой его внешности. Он был таким длинным и острым, что умел самостоятельно, без помощи пальцев, проникать в любую, даже самую маленькую табакерку, если, конечно, щелчком не отваживали незваного гостя (о чем Гоголь игриво сообщал в письме одной молодой даме). Дальше мы увидим, как нос лейтмотивом проходит через его сочинения: трудно найти другого писателя, который с таким смаком описывал бы запахи, чиханье и храп. То один, то другой герой появляется на сцене, так сказать, везя свой нос в тачке, или гордо въезжает с ним, как незнакомец из Повести Слокенбергия у Стерна. Нюханье табака превращается в целую оргию. Знакомство с Чичиковым в Мертвых душах сопровождается трубным гласом, который он издает, сморкаясь. Из носов течет, носы дергаются, с носами любовно пли неучтиво обращаются: пьяный пытается отпилить другому нос; обитатели Луны (как обнаруживает сумасшедший) — Носы. Обостренное ощущение носа в конце концов вылилось в рассказ Нос — поистине гимн этому органу. Фрейдист мог бы утверждать, что в вывернутом наизнанку мире Гоголя человеческие существа поставлены вверх ногами (в 1841 году Гоголь хладнокровно заверял, будто консилиум парижских врачей установил, что его желудок лежит вверх ногами) и поэтому роль носа, очевидно выполняет другой орган, и наоборот. Но фантазия ли сотворила нос или нос разбудил фантазию — значения не имеет. Я считаю, что разумней забыть о том, что чрезмерный интерес Гоголя к носу мог быть вызван ненормальной длиной собственного носа, и рассматривать обонятельные склонности Гоголя — и даже его собственный нос — как литературный прием, свойственный грубому карнавальному юмору вообще и русским шуткам по поводу носа в частности. Носы и веселят нас и печалят. Знаменитый гимн носу в Сирано де Бержераке Ростана — ничто по сравнению с сотнями русских пословиц и поговорок по поводу носа. Мы вешаем его в унынии, задираем от успеха, советуем при плохой памяти сделать на нем зарубку, и его вам утирает победитель. Его используют как меру времени, говоря о каком-нибудь грядущем и более или менее опасном событии. Мы чаще, чем любой другой народ, говорим, что водим кого-то за нос или кого-то с ним оставляем. Сонный человек клюет им, вместо того чтобы кивать головой. Большой нос, говорят, — через Волгу мост, или — сто лет рос. В носу свербит к радостной вести, а ежели на копчике вскочит прыщ, то — вино пить. Писатель, который мельком сообщит, что кому-то муха села на нос, почитается в России юмористом. В ранних сочинениях Гоголь не раздумывая пользовался этим немудреным приемом, но в более зрелые годы сообщал ему особый оттенок, свойственный его причудливому гению. Надо иметь в виду, что нос как таковой с самого начала казался ему чем-то комическим (как, впрочем, и любому русскому), чем-то отдельным, чем-то не совсем присущим его обладателю и в то же время (тут мне приходится сделать уступку фрейдистам) чем-то сугубо, хотя и безобразно, мужественным. Обидно читать, как, описывая хорошенькую девушку, Гоголь хвалит ее за плавность черт гладкого, как яйцо, лица.

Надо признать, что длинный, чувствительный нос Гоголя открыл в литературе новые запахи (и вызвал новые острые переживания). Как сказано в русской пословице: Тому виднее, у кого нос длиннее, а Гоголь видел ноздрями. Орган, который в его юношеских сочинениях был всего-навсего карнавальной принадлежностью, взятой напрокат из дешевой лавочки готового платья, именуемой фольклором, стал в расцвете его гения самым лучшим его союзником. Когда он погубил этот гений, пытаясь стать проповедником, он потерял и свой нос, так же как его потерял майор Ковалев.

Вот почему есть что-то до ужаса символическое в пронзительной сцене, когда умирающий тщетно пытался скинуть чудовищные черные гроздья червей, присосавшихся к его ноздрям. Мы можем вообразить, что он чувствовал, если вспомнить, что всю жизнь его донимало отвращение ко всему слизистому, ползучему, увертливому, причем это отвращение имело даже религиозную подоплеку.

4.3. Ерофеев В. Мужское богатство

Тело мужчины редко описывает не только мировая, но и специальная литература. Не потому ли связь мужчины с телом ослабла? Некоторые части мужского тела до сих пор остаются неназванными или названы кое-как. Мужчина вспоминает о своей телесности в исключительных случаях, преимущественно в стрессовых положениях. Гораздо больше внимания он уделяет своей деятельности, результаты которой, как правило катастрофичны. Произошел отрыв мужчины от тела.

Между тем мужчина на редкость красив. Более того, его красота не знает аналогов в живой природе.

Некоторые говорят, что мужчина рожден убивать. У него красота убийцы

Но есть люди, которые считают, что это только часть правды. В мужском теле есть красота бескорыстного самоутверждения. Мужские плечи и грудь, а также лопатки, голени и предплечья вполне бескорыстны.

Другое дело — нога. Мужская нога является образцом красоты. Она динамична в своей волосатости. Мужчине не надо что-то там брить. Она поступательна, быстро бегает при своей оснащенности ступней, пяткой, пальцами с крупными ногтями, наконец кожей. Колено как связь между верхом и низом не может не быть функционально.

Мужские пальцы рук — чудо быстрого реагирования.

Я люблю смотреть на мужчину, когда он идет, взяв ребенка за руку. Маленькая рука в большой руке. Мне нравится это простое несоответствие.

Разное болтают о мужском подбородке. Не раз приходилось слышать, что он навевает мысли о ярости. Наивные люди! Мужской подбородок скорее удобен для созерцания.

Мужской пупок — центр космического пространства. Если у мужчины открытый пупок — он хозяйствен, любит готовить. Если прищуренный — он все равно хозяйствен. Всегда с граблями в саду бытия.

У мужчины нежная кожа. Она такая нежная, что ее все время хочется трогать руками.

Красоту спящего мужчины трудно описать на любом языке.

Когда мужчина раздует щеки он кажется Богом. Когда мужчина идет с крестом, он похож на Иисуса. Мужской свист я вообще ни с чем никогда не сравню.

Мужские крепкие ягодицы красивы не только сами по себе, но и тем что видится между ними.

Яйца — вот остров сокровищ. Там есть одно такое место, что закачаешься

Я никогда не назову мужские гениталии постыдным словом член. Хуй есть Хуй, и я буду писать это слово с заглавной буквы, как в слове Родина. Я вычеркиваю его из словаря нецензурных слов.

Я ценю неподдельную автономность Хуя, его самостоятельные решения.

Вы когда-нибудь видели глаза мастурбирующего мужчины? Они полны сухих слез.

Вы когда-нибудь видели как мужчина ест? У меня перехватывает горло, когда я вижу это зрелище.

Когда мужчина один день не бреется. Он становится гением вдохновения.

Меня волнуют его гоночные повадки. Хорошо, когда он делает небесные виражи на ударном истребителе, стоя в воздухе торчком, а затем запрокидываясь па спину.

Я люблю, когда голый мужчина причесывается в ванной перед длинным, до пола, зеркалом. Зачесывает мокрые волосы назад. Это — классно.

Я люблю, когда он мажет волосы горьким парфюмом, когда он слегка усмехается.

Я не любитель шахтерских страданий, но я люблю, когда у мужчины чуть-чуть грязное лицо.

Толстый мужчина или худой мужчина — какая разница! У них у обоих адамовы яблоки.

Мужские соски — вот новые знаки бескорыстия. Шея — движение. Рот — тишина.

Мертвый мужчина менее страшен, чем любое другое животное.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser