info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

«ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИЯ. СТУПЕНЬ К КОГНИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ»

Суть гештальтпсихологии — переживание целостно и не делимо на составные части, образ — самостоятельный феномен, а не эффект стимула. Гештальтпсихологией исследовалась одна сторона психического, на которую указывала категория образа. Фи-феномен. Инсайт.

Введение

Гештальтпсихология (Gestalt — целостная форма, структура) развилась вследствие протеста против бихевиоризма и существовавших ранее психологических направлений. Если удастся понять суть гештальтпсихологии, то мы приблизимся и к пониманию когнитивной психологии, так сделаем же шаг вперед и попытаемся разобраться, что это за направление и к чему оно привело.
Как нам уже известно, бихевиористы ставили поведение во главу угла, согласно же гештальтпсихологии, поведение — нечто большее, чем связка рефлексов. Оно целостно и, следовательно, целостный подход к психике противопоставлялся гештальтпсихологами дробности всех других направлений.
Зародившись одновременно с бихевиоризмом, гештальтпсихология вначале занималась исследованием ощущений, образный же аспект психической жизни, несмотря на все усилия, выскальзывал из рук, и это происходило потому, что не было теории, которая могла как-то объяснить полученные экспериментальные данные. Гештальтпсихология сформировалась во время господства идеалистической философии, что, естественно, отразилось на ее направленности.

Смысл гештальта

Слово гештальт означает «форма», «структура», «целостная конфигурация», т. е. организованное целое, свойства которого не могут быть получены из свойств его частей. В это время особое внимание уделялось проблеме целого и части. Многие ученые подходили к пониманию, что качество целостного образования не сводилось к сумме отдельных элементов, входящих в целое, и, что оно не может быть выведено из них. А вот именно целое и определяет качественные особенности элементов, поэтому гештальтпсихологи считают, что переживание целостно и его невозможно просто разделить на составные части.

Как все начиналось

Я думаю, можно считать одним из «камней фундамента» школы гештальтпсихологии немецкого философа-идеалиста Ф. Брентано. Он развил учение о предметности сознания как родовом признаке психических феноменов, и стал основателем целой плеяды будущих основоположников гештальта. Его ученик К. Штумпф был приверженцем феноменологии и предвосхитил основные идеи гештальтпсихологии, и Г. Мюллер, который занимался экспериментальной психологией, психофизикой и памятью.
Они в свою очередь имели ученика Э. Гуссерля, из Геттингенского университета, являющегося автором идеи, согласно которой логика должна быть превращена в феноменологию, цель которой раскрыть фундаментальные феномены и идеальные законы познания, а феноменология должна абстрагироваться от всего, связанного с существованием человека, и изучать «чистые» сущности. Для этого интроспективный (от лат. introspecto — смотрю внутрь, самонаблюдение) метод не годился, возникла необходимость его преобразования, в результате появился феноменологический метод.
На этой базе возникла школа гештальтпсихологии, представителями которой стали М. Вертхеймер, В. Келлер и К. Коффка, основавшие в 1921 г. журнал «Психологические исследования», Д. Катц и Е. Рубин и многие другие ученые.
Гештальтпсихологами были проведены многие исследования и работы в области восприятия и памяти. Ученица  В. Келлера Г. Фон Ресторф провела ряд опытов и вывела зависимость успешности запоминания от структуры материала.
В предвоенные годы прошлого века школа гештальтпсихологии распалась из-за неспособности разработать единую схему анализа психической реальности. Но идеи гештальтпсихологов все еще имеют влияние, хотя и не столь популярны в современной психологии.

Идеи и разработки гештальтпсихологии

Из работ одного из представителей гештальтпсихологии Д. Катца «Построение мира цветов» и «Построение мира сознательных восприятий» ясно, что зрительный и осязательный опыт гораздо полнее, чем его изображение в психологических схемах, ограничивающихся простыми понятиями, т. е. образ нужно изучать как самостоятельный феномен, а не как эффект стимула.
Основным свойством образа является его постоянство при изменяющихся условиях восприятия. Чувственный образ остается постоянным при изменении условий, но постоянство разрушается, если объект воспринимается не в целостном зрительном поле, а изолированно от него.

Персептивная реструктуризация

Датский психолог Е. Рубин изучал феномен «фигуры и фона», говорящий о целостности восприятия и ошибочности представления о нем как мозаике ощущений. Так, например, на плоском рисунке фигура воспринимается как замкнутое, выступающее вперед целое, отделенное от фона контуром, тогда как фон кажется находящимся сзади.
Различно воспринимаются «двойственные изображения», где рисунок кажется то вазой, то, двумя профилями. Это явление назвали персептивной реструктуризацией, т. е. реструктуризацией восприятия. Согласно теории гештальта, мы воспринимаем предмет как связное целое. Допустим, испытуемый описывает свое восприятие какого-нибудь явления, а психологи уже разрабатывают гештальт-принципы, а именно: принципы сходства, близости, оптимального продолжения и замыкания. Фигура и фон, константность — это, в самом деле, основные феномены в области чувственного познания. Гештальтисты открыли в экспериментах феномены, но нужно было еще и объяснить их.

Фи-феномен

Школа гештальтпсихологии начала свою родословную от главного эксперимента Вертхеймера, так называемого, фи-феномена. Он с помощью специальных приборов (стробоскопа и тахиостоскопа) экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (две прямые линии). При достаточно большом интервале, испытуемый воспринимал их последовательно. При очень коротком интервале линии воспринимались одновременно, а при оптимальном интервале (около 60 миллисекунд) возникало восприятие движения, т. е. глаз видел перемещение линии вправо или влево, а не две линии, данные последовательно или одновременно. Когда же временной интервал превышал оптимальный, испытуемый начинал воспринимать чистое движение, т. е. осознавать, что движение происходит, но без перемещения самой линии. Это и был, так называемый, фи-феномен. Было проведено много подобных опытов и всегда появлялся фи-феномен, причем не как соединение отдельных сенсорных элементов, а как «динамическое целое». Это также опровергало существовавшую концепцию о сложении ощущений в целостную картину.

Физические гештальты и инсайт

Работа Келлера «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии» объясняла психологический способ по типу физико-математического. Он считал, что посредником между физическим полем и целостным восприятием должна стать новая физиология целостных и динамичных структур — гештальтов. Келлер представил воображаемую физиологию мозга в физико-химическом виде.
Гештальтпсихологи считали, что принцип изоморфизма (элементы и отношения в одной системе взаимно однозначно соответствуют элементам и отношениям в другой) поможет решить психофизическую проблему, при этом сохранив за сознанием самостоятельность и соответствие материальным структурам.
Изоморфизм не решал главные вопросы психологии и следовал идеалистической традиции. Психические и физические явления представлялись ими по типу параллельности, а не причинной связи. Гештальтисты считали, что, опираясь на особые законы гештальта, психология превратится в точную науку типа физики.
Келлер, истолковывая интеллект как поведение, провел свои знаменитые опыты над шимпанзе. Он создавал ситуации, в которых обезьяна для достижения цели должна была найти обходные пути. Смысл был в том, каким способом она решала задачу, то ли это был слепой поиск решения путем проб и ошибок, то ли обезьяна достигала цели благодаря, внезапному «озарению», пониманию ситуации.
Келлер высказался за второе объяснение, это явление было названо инсайтом (инсайт — схватывание, понимание), дающее возможность подчеркнуть творческий характер мышления. Действительно эта гипотеза вскрыла ограниченность метода проб и ошибок, но указание на инсайт никак не объясняло механизм интеллекта.
Появилась новая экспериментальная практика изучения чувственных образов в их целостности и динамике (К. Дункер, Н. Майер).

Значение гештальтпсихологии

В чем же причина, что гештальтизм перестал соответствовать новым научным запросам? Скорее всего, основная причина в том, что психические и физические явления в гештальтпсихологии рассматривались по принципу параллельности, вне причинной связи. Гештальтизм претендовал на общую теорию психологии, но на самом деле его достижения касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. При объяснении же явлений, которые не могли быть представлены в категории образа, возникали огромные трудности.
Гештальтпсихология не должна была разъединять образ и действие, образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Методология, основанная на феноменологической концепции сознания, стала препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.
Гештальтисты поставили под сомнение принцип ассоциации в психологии, но их ошибка была в том, что они разорвали анализ и синтез, т. е. оторвали простое от сложного. Некоторые гештальтпсихологи даже отрицали вообще ощущение как явление.
Но гештальтпсихология привлекла внимание к вопросам восприятия, памяти и продуктивному, творческому мышлению, изучение которого и является основной задачей психологии.
А благополучно забытый нами достаточно подросший малыш? Что произошло с ним, пока мы пытались разобраться в таких сложных хитросплетениях гештальтпсихологии? Вначале он научился различать образы и выражать свои чувства, получать ощущения приятные и неприятные. Он рос и развивался, теперь уже в русле гештальтпсихологии.
Он быстрее и лучше запоминал образы не в результате ассоциаций, а в результате своих пока еще маленьких мыслительных способностей, «озарений», т. е. инсайт. Но пока ему было еще далеко до совершенства, много времени пройдет прежде, чем он научится творческому мышлению. На все нужно время и осознанная необходимость.

Источник «www.effecton.ru

Расскажите друзьям:

Гештальтпсихология. Ступень к когнитивной психологии

Суть гештальтпсихологии — переживание целостно и не делимо на составные части, образ — самостоятельный феномен, а не эффект стимула. Гештальтпсихологией исследовалась одна сторона психического, на которую указывала категория образа. Фи-феномен. Инсайт.

Введение

Гештальтпсихология (Gestalt — целостная форма, структура) развилась вследствие протеста против бихевиоризма и существовавших ранее психологических направлений. Если удастся понять суть гештальтпсихологии, то мы приблизимся и к пониманию когнитивной психологии, так сделаем же шаг вперед и попытаемся разобраться, что это за направление и к чему оно привело.
Как нам уже известно, бихевиористы ставили поведение во главу угла, согласно же гештальтпсихологии, поведение — нечто большее, чем связка рефлексов. Оно целостно и, следовательно, целостный подход к психике противопоставлялся гештальтпсихологами дробности всех других направлений.
Зародившись одновременно с бихевиоризмом, гештальтпсихология вначале занималась исследованием ощущений, образный же аспект психической жизни, несмотря на все усилия, выскальзывал из рук, и это происходило потому, что не было теории, которая могла как-то объяснить полученные экспериментальные данные. Гештальтпсихология сформировалась во время господства идеалистической философии, что, естественно, отразилось на ее направленности.

Смысл гештальта

Слово гештальт означает «форма», «структура», «целостная конфигурация», т. е. организованное целое, свойства которого не могут быть получены из свойств его частей. В это время особое внимание уделялось проблеме целого и части. Многие ученые подходили к пониманию, что качество целостного образования не сводилось к сумме отдельных элементов, входящих в целое, и, что оно не может быть выведено из них. А вот именно целое и определяет качественные особенности элементов, поэтому гештальтпсихологи считают, что переживание целостно и его невозможно просто разделить на составные части.

Как все начиналось

Я думаю, можно считать одним из «камней фундамента» школы гештальтпсихологии немецкого философа-идеалиста Ф. Брентано. Он развил учение о предметности сознания как родовом признаке психических феноменов, и стал основателем целой плеяды будущих основоположников гештальта. Его ученик К. Штумпф был приверженцем феноменологии и предвосхитил основные идеи гештальтпсихологии, и Г. Мюллер, который занимался экспериментальной психологией, психофизикой и памятью.
Они в свою очередь имели ученика Э. Гуссерля, из Геттингенского университета, являющегося автором идеи, согласно которой логика должна быть превращена в феноменологию, цель которой раскрыть фундаментальные феномены и идеальные законы познания, а феноменология должна абстрагироваться от всего, связанного с существованием человека, и изучать «чистые» сущности. Для этого интроспективный (от лат. introspecto — смотрю внутрь, самонаблюдение) метод не годился, возникла необходимость его преобразования, в результате появился феноменологический метод.
На этой базе возникла школа гештальтпсихологии, представителями которой стали М. Вертхеймер, В. Келлер и К. Коффка, основавшие в 1921 г. журнал «Психологические исследования», Д. Катц и Е. Рубин и многие другие ученые.
Гештальтпсихологами были проведены многие исследования и работы в области восприятия и памяти. Ученица  В. Келлера Г. Фон Ресторф провела ряд опытов и вывела зависимость успешности запоминания от структуры материала.
В предвоенные годы прошлого века школа гештальтпсихологии распалась из-за неспособности разработать единую схему анализа психической реальности. Но идеи гештальтпсихологов все еще имеют влияние, хотя и не столь популярны в современной психологии.

Идеи и разработки гештальтпсихологии

Из работ одного из представителей гештальтпсихологии Д. Катца «Построение мира цветов» и «Построение мира сознательных восприятий» ясно, что зрительный и осязательный опыт гораздо полнее, чем его изображение в психологических схемах, ограничивающихся простыми понятиями, т. е. образ нужно изучать как самостоятельный феномен, а не как эффект стимула.
Основным свойством образа является его постоянство при изменяющихся условиях восприятия. Чувственный образ остается постоянным при изменении условий, но постоянство разрушается, если объект воспринимается не в целостном зрительном поле, а изолированно от него.

Персептивная реструктуризация

Датский психолог Е. Рубин изучал феномен «фигуры и фона», говорящий о целостности восприятия и ошибочности представления о нем как мозаике ощущений. Так, например, на плоском рисунке фигура воспринимается как замкнутое, выступающее вперед целое, отделенное от фона контуром, тогда как фон кажется находящимся сзади.
Различно воспринимаются «двойственные изображения», где рисунок кажется то вазой, то, двумя профилями. Это явление назвали персептивной реструктуризацией, т. е. реструктуризацией восприятия. Согласно теории гештальта, мы воспринимаем предмет как связное целое. Допустим, испытуемый описывает свое восприятие какого-нибудь явления, а психологи уже разрабатывают гештальт-принципы, а именно: принципы сходства, близости, оптимального продолжения и замыкания. Фигура и фон, константность — это, в самом деле, основные феномены в области чувственного познания. Гештальтисты открыли в экспериментах феномены, но нужно было еще и объяснить их.

Фи-феномен

Школа гештальтпсихологии начала свою родословную от главного эксперимента Вертхеймера, так называемого, фи-феномена. Он с помощью специальных приборов (стробоскопа и тахиостоскопа) экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (две прямые линии). При достаточно большом интервале, испытуемый воспринимал их последовательно. При очень коротком интервале линии воспринимались одновременно, а при оптимальном интервале (около 60 миллисекунд) возникало восприятие движения, т. е. глаз видел перемещение линии вправо или влево, а не две линии, данные последовательно или одновременно. Когда же временной интервал превышал оптимальный, испытуемый начинал воспринимать чистое движение, т. е. осознавать, что движение происходит, но без перемещения самой линии. Это и был, так называемый, фи-феномен. Было проведено много подобных опытов и всегда появлялся фи-феномен, причем не как соединение отдельных сенсорных элементов, а как «динамическое целое». Это также опровергало существовавшую концепцию о сложении ощущений в целостную картину.

Физические гештальты и инсайт

Работа Келлера «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии» объясняла психологический способ по типу физико-математического. Он считал, что посредником между физическим полем и целостным восприятием должна стать новая физиология целостных и динамичных структур — гештальтов. Келлер представил воображаемую физиологию мозга в физико-химическом виде.
Гештальтпсихологи считали, что принцип изоморфизма (элементы и отношения в одной системе взаимно однозначно соответствуют элементам и отношениям в другой) поможет решить психофизическую проблему, при этом сохранив за сознанием самостоятельность и соответствие материальным структурам.
Изоморфизм не решал главные вопросы психологии и следовал идеалистической традиции. Психические и физические явления представлялись ими по типу параллельности, а не причинной связи. Гештальтисты считали, что, опираясь на особые законы гештальта, психология превратится в точную науку типа физики.
Келлер, истолковывая интеллект как поведение, провел свои знаменитые опыты над шимпанзе. Он создавал ситуации, в которых обезьяна для достижения цели должна была найти обходные пути. Смысл был в том, каким способом она решала задачу, то ли это был слепой поиск решения путем проб и ошибок, то ли обезьяна достигала цели благодаря, внезапному «озарению», пониманию ситуации.
Келлер высказался за второе объяснение, это явление было названо инсайтом (инсайт — схватывание, понимание), дающее возможность подчеркнуть творческий характер мышления. Действительно эта гипотеза вскрыла ограниченность метода проб и ошибок, но указание на инсайт никак не объясняло механизм интеллекта.
Появилась новая экспериментальная практика изучения чувственных образов в их целостности и динамике (К. Дункер, Н. Майер).

Значение гештальтпсихологии

В чем же причина, что гештальтизм перестал соответствовать новым научным запросам? Скорее всего, основная причина в том, что психические и физические явления в гештальтпсихологии рассматривались по принципу параллельности, вне причинной связи. Гештальтизм претендовал на общую теорию психологии, но на самом деле его достижения касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. При объяснении же явлений, которые не могли быть представлены в категории образа, возникали огромные трудности.
Гештальтпсихология не должна была разъединять образ и действие, образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Методология, основанная на феноменологической концепции сознания, стала препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.
Гештальтисты поставили под сомнение принцип ассоциации в психологии, но их ошибка была в том, что они разорвали анализ и синтез, т. е. оторвали простое от сложного. Некоторые гештальтпсихологи даже отрицали вообще ощущение как явление.
Но гештальтпсихология привлекла внимание к вопросам восприятия, памяти и продуктивному, творческому мышлению, изучение которого и является основной задачей психологии.
А благополучно забытый нами достаточно подросший малыш? Что произошло с ним, пока мы пытались разобраться в таких сложных хитросплетениях гештальтпсихологии? Вначале он научился различать образы и выражать свои чувства, получать ощущения приятные и неприятные. Он рос и развивался, теперь уже в русле гештальтпсихологии.
Он быстрее и лучше запоминал образы не в результате ассоциаций, а в результате своих пока еще маленьких мыслительных способностей, «озарений», т. е. инсайт. Но пока ему было еще далеко до совершенства, много времени пройдет прежде, чем он научится творческому мышлению. На все нужно время и осознанная необходимость.

Источник «www.effecton.ru

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser