info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Тренинг-Центр Синтон

Лучшие тренинги России

Archive

  1. Школы Психологии

    Комментарии к записи Школы Психологии отключены

    В первой половине 20 в. возникло множество школ психологии, каждая из которых пыталась объяснить все психологические явления в терминах единой всеохватывающей системы.

    Психоанализ, История возникновения этой школы психологии началась с того, как австрийский врач З. Фрейд и его коллега Й. Брейер вылечили «Анну О.» от невроза, — едва ли не самая известная школа. Изучая феномен постгипнотического внушения, Фрейд пришел к выводу о бессознательной природе мотивации у человека. Для проникновения в бессознательное он использовал главным образом толкование сновидений. Страхи и желания, которые в обычном бодрствующем сознании подавляются, выходят на поверхность в снах. Но даже здесь эмоции принимают замаскированную форму, которая должна быть разгадана, подобно ребусу, чтобы скрытые смыслы стали явными. Таким образом, сны сами имеют «бессознательную» структуру. Фрейд рассматривал психопатологию как движение от нормального к невротическому и далее к психотическому состоянию. Однако и «норма», по Фрейду, — не более чем абстрактный идеал, ибо никто не свободен от психологических конфликтов и тем самым от вытеснения и бессознательной мотивации. Следовательно, никого нельзя назвать абсолютно разумным. Такая пессимистическая точка зрения на человека противоречила представлениям, бытовавшим в западной культуре на протяжении более двух столетий.

    Самый известный из учеников Фрейда, швейцарский психиатр К. Юнг, расширил концепцию бессознательного. Кроме индивидуального бессознательного, продукта индивидуальной истории, Юнг ввел понятие «коллективного бессознательного», которое присуще всему человечеству. В таком «коллективном», или «социальном», бессознательном действуют особые мотивационные факторы, названные Юнгом «архетипами» (т.е. первичными образами). Например, один из архетипов — «анима», персонификация идеала женственности в сознании мужчины — определяет, какие типы женщин нравятся данному представителю мужского пола. Юнг исследовал бессознательное не только посредством интерпретации снов, но и через речевые ассоциации. Данный прием широко применяется в настоящее время в форме теста, использующего сотню простых слов. Испытуемый должен быстро отреагировать на каждое из этих слов. Задержанный ответ, неспособность дать ответ вообще или повторение слов свидетельствует о существовании т.н. «комплекса» — совокупности эмоционально окрашенных бессознательных идей и представлений.

    Другой последователь Фрейда, А. Адлер, разработал собственную систему, подвергнув сомнению решающую роль бессознательного. Он рассматривал невроз как следствие комплекса неполноценности. Вместо того чтобы изучать сны, Адлер обратился к исследованию ранних воспоминаний, которые считал ключом к пониманию поведения, мотивации и личности. Личностные проблемы, с его точки зрения, возникают из ощущения социальной бесполезности, а социальные чувства и интересы представляют собой необходимую составную часть полноценной психической жизни.

    Логотерапия. Эта психологическая школа, основанная в 1940-х годах австрийским психологом В. Франклом, придавала особое значение «стремлению к смыслу» как главному фактору, мотивирующему поведение человека. Подчеркивалось, что внесение в человеческую жизнь смысла само по себе оказывает психотерапевтический эффект, а утрата его ведет к экзистенциальным неврозам с характерным для них чувством тоски и бессмысленности существования. Главное в лечении неврозов — убедить пациента в том, что смысл есть во всем, даже в страданиях, и если личные неурядицы порой невозможно устранить, само отношение к ним может быть изменено.

    Гуманистическая психология. Идеи этой психологической школы Адлера о важности социального контекста увели психоанализ от изучения индивидуальных факторов развития (связанных прежде всего с ранним детством) в направлении социокультурного объяснения личности. Американский психиатр К. Хорни утверждала, что именно культура ответственна за возникновение неврозов. Другой американский психиатр Х. Салливан считал, что не только неврозы, но и психозы имеют происхождение в социуме. Основоположник гуманистической психологии Э. Фромм утверждал, что человек обладает особыми потребностями, которые отсутствуют у животных и которые должны быть удовлетворены, чтобы человек был душевно здоров.

    Гуманистическая психология возникла как естественное развитие взглядов Адлера, Хорни и Салливана на роль социокультурных факторов в психической деятельности. К 1960-м годам среди представителей этой школы психологии были такие влиятельные психологи, как К. Роджерс, Э. Маслоу и Г.Олпорт. Гуманистическая психология настаивает прежде всего на важности самоактуализации (т.е. удовлетворения присущей индивиду потребности в выявлении и развитии собственно человеческих личностных черт) как условия становления личности. Другой важный принцип — необходимость анализа личности как целого (холизм). Гуманистические психологи отрицают редукционизм, т. е. описание собственно человеческих свойств на языке естественных наук (используемый ими пример — сведение любви к «сексуальной химии» или к биологическим инстинктам).

    Гештальтпсихология. Сторонники этой школы психологии взяли на вооружение целостный (холистический) подход задолго до того, как гуманистическая психология заявила о себе как о новом направлении. История гештальтпсихологии (нем. Gestalt — структура, форма) берет начало в Германии в 1912, когда М. Вертгеймер исследовал т. н. «фи-феномен» — иллюзию движения, которая возникает, когда неподвижные объекты видны в быстрой последовательности смены различных позиций. Такой эффект «движущейся картинки» создает, например, последовательное включение-выключение неоновых или электрических ламп в обрамлении неподвижной рамки. Этот феномен хорошо иллюстрирует положение о том, что целое больше своих частей и в нем присутствуют качества, которые нельзя найти в его составляющих. Так, в приведенном примере движение характеризует феномен в целом, но, если исследовать его составные части, никакого движения в них заметить нельзя. К Вертгеймеру вскоре присоединились В. Кёлер и К.Коффка, благодаря которым гештальт-подход проник во все области психологии. К. Гольдштейн применил его к проблемам патопсихологии, Ф. Перлз — к психотерапии, Э. Маслоу — к теории личности. К. Левин объяснял множество психологических феноменов в терминах разработанной им на основе принципа целостности теории поля. Эта школа психологии была с успехом использована и в таких областях, как психология научения, психология восприятия и социальная психология. Среди других достижений этой школы психологии следует отметить: концепцию «психофизического изоморфизма» (тождества структур психических и нервных процессов); представление о «научении через инсайт» (инсайт — внезапное понимание ситуации в целом); новую концепцию мышления (новый предмет воспринимается не в своем абсолютном значении, но в его связи и сопоставлении с другими предметами); представление о «продуктивном мышлении» (т.е. творческом мышлении как антиподе репродуктивного, шаблонного запоминания); выявление феномена т. н. «прегнантности» (хорошая форма сама по себе становится мотивирующим фактором).

    Функционализм и бихевиоризм. В США психология с самого своего возникновения (в 1880-х годах) имела в основном функционалистскую и поведенческую ориентацию — в отличие от Германии, где преобладающим направлением был структурализм. Если последний уделял главное внимание осознаваемому внутреннему опыту (например, ощущениям), то функционализм интересовался не структурой психики, а ее функционированием. Бихевиоризм пошел дальше функционализма и уничтожил все упоминания о психике и механизмах ее функционирования. В 1913 один из основателей бихевиоризма, Д. Уотсон, заявлял, что может взять любого человека и, используя лишь «метод обусловливания», сделать его врачом, адвокатом, художником, нищим или вором независимо от его талантов, склонностей, способностей, образования, а также этнической принадлежности. Такие последовательные бихевиористы, как К. Халл, Б. Скиннер и Н.Миллер, утверждали, что нет принципиальных различий между процессом научения у крыс и людей: и те и другие находятся под влиянием процесса обусловливания — подкрепления поведения с помощью награды или наказания

    Когнитивизм. Это школа психологии, изучающая процессы познания (лат. cognitio — познание), работу памяти и роль познания в мотивации и поведении, в наибольшей степени подорвало позиции бихевиоризма. К 1930 психологи, работавшие в традиции когнитивизма Э. Толмена, убедительно показали, что психика существует и у животных. В одном из экспериментов было выявлено, что крысы в лабиринте действуют на основе «когнитивных карт», т. е. психических образов знакомой им структуры лабиринта, а не просто двигательного обусловливания. Аналогичные эксперименты продемонстрировали, что бихевиоризм Уотсона рисует чрезвычайно упрощенную картину, так как на самом деле значительную часть деятельности составляет то, что происходит внутри организма. Для описания таких внутренних феноменов и процессов необихевиористы начали использовать понятие «промежуточных переменных» (см. ниже раздел Теория научения). Серьезным достижением когнитивизма стала гипотеза об избирательной готовности, суть которой в следующем: у животных могут возникать только те поведенческие реакции, к которым оно психологически подготовлено и которые соответствуют уровню его психической организации. Другими словами, речь идет о значении «видоспецифичных» свойств в формировании поведения. С позиций данного принципа становится очевидной концепция Уотсона о безграничных возможностях бихевиоризма — ни одному экспериментатору не удалось, например, научить свиней бросать монетки в копилку, поскольку естественное поведение этих животных состоит в том, что они роют и разбрасывают, а не подбирают и складывают.

  2. Школа Пиаже

    Комментарии к записи Школа Пиаже отключены

    Теория интеллектуального развития швейцарского биолога и философа Жана Пиаже охватывает период с младенческого возраста до достижения взрослости.
    Основное внимание Пиаже уделяет развитию мышления ребенка, и прежде всего — развитию логического мышления. Он исходит из того, что, развиваясь, мышление ребенка претерпевает ряд таких принципиальных изменений, от которых зависит то, как именно он будет мыслить, став взрослым (хотя мышление взрослого качественно отличается от мышления ребенка), и всегда движется в сторону большей логичности.
    Принципиальным вопросом теории Пиаже, убедительный ответ на который так и не был найден, остается проблема новизны и спонтанности. Как из когнитивной структуры, в которой полностью отсутствует какое бы то ни было новое знание, возникает именно оно — новое знание? Более того, каким образом приходит понимание того, что возникшее новое знание непременно связано с другим знанием?
    Другие теории Пиаже, дополняющие его основную теорию, посвящены развитию моральных суждений, перцептивному развитию, развитию представлений и памяти, причем все эти линии развития рассматриваются с точки зрения ограничений, накладываемых различными уровнями и последствиями нашей интеллектуальной деятельности.

remove adware from browser