info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Тренинг-Центр Синтон

Лучшие тренинги России

Archive

  1. Позитивная Психология

    Комментарии к записи Позитивная Психология отключены

    Позитивная психология — отрасль психологического знания и психологической практики, в центре которой находится позитивный потенциал человека (как индивида и в качестве члена различных человеческих общностей). Цель — научно-психологическое исследование оптимального функционирования человека, поиск факторов, которые способствовали бы благополучному существованию и расцвету индивидов и сообществ.

    Позитивная психология возникла в конце 1990-х главным образом по инициативе американского психолога Мартина Селигмана и его коллег Дж.Вейланта, Э. Динера, М. Чиксентмихали и др., хотя идеи позитивности в психологии и психотерапии обсуждались и ранее.

    Селигман и его последователи полагают, что парадигма современной психологии должна быть изменена: от негативности — к позитивности, от концепции болезни — к концепции здоровья. Объектом исследований и практики должны стать сильные стороны человека, его созидательный потенциал, здоровое функционирование отдельного человека и человеческого сообщества. Позитивная психология стремится обратить внимание психологов на то, что люди делают хорошо, понять и использовать в психологической практике адаптивные и творческие элементы психики и поведения человека, объяснить в терминах психологии, «почему несмотря на все трудности, которые окружают их во внешнем мире, большинство людей живут осмысленной жизнью, которой можно гордиться» (Sheldon, King 2001, p. 216).

    Психология сейчас занимается преимущественно тем, что плохо в жизни человека и в отношениях между людьми. Она как бы «забыла» о сильных сторонах, концентрируясь на человеческих слабостях, ориентируется преимущественно на то, чего человеку «не хватает». Чрезмерное внимание уделяется таким явлениям как «болезни», «дистрессы» и т.д. В современной клинической психологии до сих пор господствует т. н. ДСМ (DSM) — 800-страничная классификация человеческих несчастий, используемая в диагностических целях. В результате, например, нам известно многое из психологии предрассудков, насилия, но мы ничего не знаем о психологии щедрости, героизма и т.д.

    Согласно Селигману, современная психология по сути дела «стала виктимологией (от лат. victima — жертва)». Человек рассматривается в ней как принципиально-пассивное существо со сниженной личной ответственностью и т.н. «выученной беспомощностью», когда он утверждается в мысли, что всегда будет жертвой других людей или обстоятельств.

    Усилия психологов традиционно направлены на то, чтобы повысить самооценку людей. В частности, считается, что низкая самооценка ведет к депрессии, подростковой беременности, суицидам, насилию, злоупотреблениям алкоголем и наркотиками, а повышение самооценки может оказаться лекарством от всех этих недугов. Однако, например, террористы-самоубийцы, руководители преступных организаций и дети-насильники как раз обладают высокой самооценкой.

    Движение за высокую самооценку сейчас очень популярно в первую очередь в США, среди педагогов, психотерапевтов, родителей (в большой мере это результат работы психологов гуманистической ориентации, которые утверждают, что люди всегда должны себя чувствовать хорошо). Селигман с этим не согласен и считает, что самооценка выполняет функцию прибора, показывающего состояние системы человеческой психики. Вот и получается: когда у тебя все хорошо в жизни — самооценка высокая, когда возникают трудности — самооценка понижается, что, в частности, приводит к депрессии.

    Депрессия сейчас активно молодеет, хотя целая индустрия развлечений работает для подрастающего поколения. Тридцать лет назад средний возраст людей, страдающих от депрессии, был 29,5, сейчас — 14,5, депрессия стала заболеванием подростков. Лекарства не всегда могут помочь в ее преодолении, и если, полагают позитивные психологии, мы и должны учить чему-то наших детей, так это реалистичному оптимизму, который основывается на личной ответственности людей и на том, что они делают хорошо.

    Выделяются три основных раздела позитивной психологии:

    1) субъективное ощущение счастья (позитивные эмоции — наслаждение, удовлетворение жизнью, чувство близости, конструктивные мысли о себе и своем будущем — оптимизм, уверенность в себе, наполненность энергией, «жизненной силой»);

    2) высшие индивидуально-психологические человеческие качества (мудрость, любовь, духовность, честность, смелость, доброта, творчество, чувство реальности, поиски смысла, прощение и сочувствие, юмор, щедрость, альтруизм, эмпатия и т.д. (можно сказать, что позитивная психология занимается тем, что в истории гуманитарного знания называлось «добродетелями»));

    3) позитивные социальные институты (демократия, здоровая семья, свободные средства массовой информации, здоровая среда на рабочем месте, здоровые локальные социальные сообщества).

    Согласно позитивной психологии, человеческое счастье не является результатом «работы генов» или «работы судьбы» — человек может жить счастливо, используя присущие ему и составляющие его качественную специфику сильные качества. Только поняв и адекватно используя их, можно действительно помочь человеку достичь удовлетворения жизнью, реализовать все возможности, которые нам дарит судьба, больше реально сделать в частной жизни (например для своей семьи), в своей профессиональной деятельности, для общества (локального сообщества и человечества в целом). Высшие человеческие качества составляют также необходимый ресурс для преодоления негативных психических состояний (напр., депрессии).

    В концепции «потока» (flow), введеной М. Чиксентмихали, говорится о том, что для каждого человека существует виды деятельности, позволяющие ему делать именно то, что ему хочется. Время как-бы останавливается, и человек лишь мечтает о том, чтобы эта деятельность никогда не кончалась. Когда же он делает то, что ему не хочется и у него часто все плохо получается, — тогда, можно сказать, что он находится «вне потока». Например, как горнолыжник, который вместо того, чтобы наслаждаться видом гор, думает, что вот-вот упадет, и озадачен тем, как себя вести, чтобы этого не случилось.

    Рядом исследователей в позитивной психологии (Э.Динер, Д. Канеман) изучается субъективное (психологическое) благополучие (well-being).

    Является ли материальное благополучие и его преумножение достаточным в психологическом смысле? Будет ли человек более счастливым, став обладателем еще бóльшего количества денег, домов и машин. Результаты исследования американского социального психолога Д. Майерса показали, что, в то время как средний доход американцев с 1960 по 1990 возрос в два раза, процент людей, которые считают себя счастливыми, значительно снизился. Хотя многие люди субъективно связывают счастье с деньгами и материальным благополучием, самые несчастливые (по психологическим критериям) американские подростки живут именно в богатых семьях.

    Ранее психологи предполагали, что, если человеку удастся избавиться от негативных эмоций, их место автоматически займут позитивные. Но если у человека, например, есть работа и достаточно денег, то перестанет ли он беспокоиться по тем или иным поводам и автоматически перейдет к счастливому существованию? Для того чтобы стать оптимистом, недостаточно лишь перестать быть пессимистом.

    Фундаментальные установки позитивной психологии по отношению к психологического консультированию и психотерапии заключаются в том, чтобы выявить сильные стороны человека. Давайте представим себе, вслед за Селигманом, официантку, которая пришла на психотерапевтический прием с рядом «запросов», и в конце-концов вы понимаете, что главная проблема в том, что она, по сути дела, ненавидит свою работу. Вы тщательно анализируете — в чем состоят ее сильные качества. Например, таковым является общение с другими людьми, и, допустим, она с вашей помощью сможет переопределить свою профессиональную деятельность: вместо того, чтобы думать о ней как о необходимости таскать тяжелые подносы (что собственно она и ненавидит), станет воспринимать ее как психологическую работу с целью сделать клиентов (посетителей ресторана) более счастливыми. Несомненно, она хорошо с этим справится, так как обладает для этого отличными способностями.

    Как и научная психология, психотерапия до сих пор тоже работала с человеческими слабостями (и это довольно тяжело, как для клиентов, так и для психотерапевтов), но должна бы также опираться на сильные стороны человека. Если вы взаимодействуйте с людьми на основе того, что они делают хорошо, они будут рады об этом говорить — это не только техника установления контакта с клиентом, а самостоятельная терапевтическая стратегия и, можно предположить, что если человек посвятит жизнь развитию своих позитивных качеств, его недостатки и проблемы уйдут сами по себе либо приобретут для него не столь болезненную значимость.

    Позитивная психология представляет собой не самостоятельный раздел современной психологии, а скорее движение, тесно связанное со всем многообразием современных психологических исследований и практик. Причем работа осуществляется сразу на нескольких уровнях: биологическом, личностном, уровне взаимодействия между людьми, институциональном, культурном и глобальном (Селигман, Чикчесмихаи, 2000). В основном в позитивной психологии проводятся эмпирические исследования и их тематика очень разнообразна. Что такое счастливое Рождество? Какие высшие человеческие качества являются позитивной альтернативой жадности? Как позитивные эмоции могут предохранить людей от депрессии и ощущения одиночества? Как влияет настроение человека на функционирование его иммунной системы? Какова специфика моделей позитивного личностного развития? Такие острые социальные проблемы как глобализация, современная экономическая и политическая жизнь также находятся в центре внимания исследователей в области позитивной психологии.

    Позитивная психология в настоящее время — динамичная, бурно-развивающаяся дисциплина, в которой борются (и, одновременно дополняют друг друга) научно-психологическая и гуманистическо-психологическая тенденции.

    Уже в научной психологии начала 20 в. были попытки синтеза различных направлений и подходов в сторону концепции позитивности.

    Например, классический бихевиоризм, который возник как реакция на недостатки интроспективного метода Вундта и на успехи в изучении психологии животных и с самого начала утверждавший, что в человеке можно все изменить в позитивную сторону, испытал критику со стороны своих более молодых последователей в плане учета действительной сложности человеческого поведения и психики.

    С точки зрения классического психоанализа человек по природе негативен (бессознательная часть человеческой психики препятствует человеку в поисках счастья — в этом плане можно утверждать, что Фрейд развивал «негативную психологию»), а неофрейдистские направления подчеркивают позитивную природу человека.

    Как классический психоанализ, так и классический бихевиоризм исходили из предположения, что люди находятся под влиянием таких основополагающих мотивационных факторов как агрессия, эгоизм и стремление к простым удовольствиям — с этой точки зрения любые социальные взаимодействия у людей возможны только посредством контроля своих эмоций. Следствием таких предположений является социал-дарвинистская идея «выживания наиболее приспособленных» (сам Дарвин эти идею отнюдь не разделял!) — противоположная точка зрения нашла свое подтверждение в недавних психологических исследованиях (Buss, 2000), согласно которым социализация и умение жить в группах представляют собой адаптивные черты.

    В позитивной психологии позитивные эмоции, равно как и негативные — часть человеческой природы, эволюционно обусловлены. Поэтому мы не можем полностью избавиться от негативных эмоций, просто нужно обеспечить в человеческой жизни больше места позитивным. Например, фобии с эволюционной точки зрения представляют собой психологические механизмы, позволяющие избегать потенциально-опасных ситуаций. Есть вполне преодолимые фобии, но, если, например, у вас агарофобия (боязнь открытых пространств и общественных мест) — то психотерапия может вам как-то помочь, но не сделает так, чтобы вам действительно нравилось гулять по большим супермаркетам и присутствовать на рок-концертах на открытом воздухе.

    Гуманистическая психология возникла как учение, противопоставившее себя позитивизму, сциентистскому движению в психологии, как в «форме бихевиоризма», так и в «форме психоанализа». При этом гуманистическая психология испытала сильное влияние контркультуры, проявившееся в стремлении самореализоваться, не связывая себя обязательствами перед другими людьми, в вере в способность человека к самосовершенствованию, в недоверии к экономическим и политическим способам улучшения существования человека, в важности самораскрытия личности «здесь и сейчас», гедонизме, иррациональности и оккультизме.

    В самом понятии «гуманистическая психология» содержится противопоставление научной психологии, отдается предпочтение личностному опыту, смысловой сфере человека, соприкосновению человека с литературой, искусством — гуманистическая психология вышла из терапевтической практики, ориентированной на личностный рост, самоактуализацию, развитие человеческого потенциала.

    В гуманистической психологии имеется множество собственно позитивно-психологических моментов (взять хотя бы идею, идущую еще от древних греков и развитую позднее Ж. Ж. Руссо, что человек по своей природе добр). Гуманистическая психология как и позитивная психология, обращает внимание скорее не на патологию, а на здоровье и благополучие. Но есть и существенные различия между двумя направлениями.

    Некоторые историки позитивной психологии указывают на следующую последовательность «революционных вызовов»: гуманистическая психология — вызов психоанализу и бихевиоризму, позитивная психология — вызов гуманистической в направлении большей научности.

    В движении участвуют исследователи, представляющие самые разные разделы психологического знания и практики (в том числе и постмодернистской ориентации) и их объединяет позитивный взгляд на человека, его природу, развитие, деятельность, отношение к миру, себе и другим.

    Итак, можно утверждать, что позитивная психология, являясь индикатором интеграционных тенденций в современной психологической науке и практике и стремясь повысить значимость и ценность психологической науки в глазах общества, появилась в контексте не только определенных историко-научных, но и конкретных историко-культурных обстоятельств.

    Для дальнейшего развития позитивной психологии необходимо более глубокое определение позитивности как собственно-психологического понятия. В этом отношении существенную помощь могут оказать теоретические наработки отечественных психологов, например, культурно-историческая психология Л. С. Выготского. В частности, в этом ключе необходимо переосмыслить наследие Огюста Конта, понимая, что тот использовал «позитивность» не только как собственно-научный принцип, но и как своеобразный нравственный идеал, а также труды о «позитивном мышлении» Нормана Винсента Пила (Shapiro, 2004).

    Позитивная психология все более набирает вес в современном психологическом сообществе и, несмотря на свою молодость, сейчас довольно популярна среди исследователей, практиков, преподавателей, особенно молодых.

    Первая рабочая встреча по позитивной психологии состоялась в городке Акумаль (Мексика) в январе 1999. Развивается программа последипломной подготовки специалистов по позитивной психологии, выпускаются книги, развертываются разнообразные программы и Интернет-ресурсы, налаживаются рабочие контакты между исследователями во многих частях мира. Институт Гэллапа с 2002 стал местом проведения ежегодных международных конференций по позитивной психологии, в которых принимают участие до 400-500 психологов. Расширяет свою деятельность и Европейская Ассоциация Позитивной Психологии.

  2. Педагогическая Психология

    Комментарии к записи Педагогическая Психология отключены

    Педагогическая психология или психология образования — раздел психологии, изучающий методы человеческого обучения, эффективность выполнения ими образовательных задач, эффективность педагогических мер, психологические аспекты преподавания и т. д. По предмету и методу тесно примыкает к социальной психологии, с одной стороны, и когнитивной психологии, с другой.

    Предмет педагогики
    Наука, изучающая закономерности передачи старшим поколением и активного усвоения младшими поколениями социального опыта, необходимого для жизни и труда, называется педагогикой.

    Основными категориями педагогики являются: развитие, воспитание, образование, обучение.Развитие человека — это процесс становления его личности под влиянием внешних и внутренних, управляемых и неуправляемых социальных и природных факторов. Воспитание в широком смысле представляет собой целенаправленный процесс формирования интеллекта, физических и духовных сил личности, подготовки ее к жизни, активному участию в трудовой деятельности.

    Воспитание в узком смысле слова — систематическое и целенаправленное воздействие воспитателя на воспитуемых с целью формирования у них желаемого отношения к людям и явлениям окружающего мира. Образование — процесс и результат усвоения определенной системы знаний и обеспечение на этой основе соответствующего уровня развития личности. Образование получают, в основном, в процессе обучения и воспитания в учебных заведениях под руководством педагогов. Однако все возрастающую роль играет и самообразование, то есть приобретение системы знаний самостоятельно.

    Обучение — это целенаправленный процесс двусторонней деятельности педагога и учащихся по передаче и усвоению знаний. Деятельность преподавателя при этом называется преподаванием, а деятельность учащихся — учением. Поэтому обучение можно определить и так: обучение — это преподавание и учение, взятые в единстве. В свете вышеизложенного педагогика предстает как наука о воспитании (имеется в виду «воспитание» в широком смысле); это наука, изучающая закономерности воспитания, образования и обучения (здесь «воспитание» употребляется в узком смысле).

    Предмет педагогики — процесс направленного развития и формирования человеческой личности в условиях ее обучения, образования, воспитания.

  3. Психология Творчества

    Комментарии к записи Психология Творчества отключены

    Психология творчества — раздел психологии, изучающий процесс научных открытий, изобретений, создания произведений искусств.

    Термин «творчество» указывает и на деятельность личности и на созданные ею ценности, которые из фактов ее персональной судьбы становятся фактами культуры.
    Основой в психологии творчества выступает отношение между продуктом творчества и его процессом. Продукт принадлежит культуре, процесс — личности.

    В силу этого возникает основная коллизия психологии творчества — художественного, технического, научного: соотношение изучения творческой личности, ее духовного потенциала, внутреннего мира и поведения с предметным бытием культуры. Запечатленность психической организации человека в формах этого бытия неоднородна. Соответственно и возможность расшифровать по ним своеобразие этой организации оценивается различно. Одно дело — плоды научного и технического творчества, другое — художественного. При обращении к продуктам художественного творчества предполагается, будто из самой их ткани можно извлечь психологическую информацию. Личностное начало здесь просвечивает повсеместно. «Знаки» искусства сами собой подают весть и о движениях человеческого сердца, воссозданных художником, и о его глубоко личностном отношении к ним.

    В психологии творчества, продукт творчества — это «текст», который может быть психологически осмыслен только при условии выхода за его пределы к «затекстовой» жизни автора. Уровень познанности механизмов и процессов творчества зависит от общих объяснительных схем и исследовательских программ психологии.

    Методологической основой психологии творчества является принцип историзма. Особый раздел психологии творчества образует изучение творческой деятельности детей.

    К специфической проблематике психологии творчества относится изучение роли воображения, мышления, интуиции, вдохновения, надситуативной активности, индивидуально-психологических особенностей, проявляющихся в процессе творчества (способности, талант, гениальность и пр.), влияний, оказываемых на личность ее вхождением в творческий коллектив, факторов, способных стимулировать творческую активность (групповая дискуссия, мозговая атака, некоторые психофармакологические средства и т. д.).

  4. Прикладная Психология

    Комментарии к записи Прикладная Психология отключены

    Прикладная психология — ориентированная на специалистов-психологов направленная на практику психология. Для прикладной психологии обязательна опора на научную базу и язык научных статей.

    Под прикладной психологией понимаются все отрасли академической психологии, которые стремятся применить принципы, открытия и теории психологии на практике в смежных областях, таких как образование (педагогика), промышленность (эргономика), маркетинг, опрос общественного мнения, спорт (психология спорта), кадровая служба (психодиагностика) и т. п. и/или обнаружить базовые принципы, которые могут быть применены таким образом.

    Прикладная и практическая психология

    Практическая психология, в отличие от психологии прикладной, ориентирована на широкий контингент образованного населения и их запросы — как личностного характера, так и делового. Практическая психология опирается не только на научную базу, но и на оправдавшие себя в практике рабочие метафоры, не имеющие научной основы.

    Например, метафора Родитель — Взрослый — Ребенок, введенная в практическую психологию Эриком Берном, показала свою огромную пользу в психологическом консультировании и психотерапевтической работе. Однако научной основы у данной метафоры нет, по крайней мере, пока..

    Прикладная психология — разделы и отрасли психологии, ориентированные на решение разнообразных практических проблем. К таким разделам относятся педагогическая, экономическая, инженерная психология, психология труда, спорта, управления, авиационная и космическая, военная, медицинская психология, психология чтения и библиотечной работы, творчества, юридическая, психология семьи и быта и др.

    В экспериментальной психологии исследователь никогда не задается вопросом, даст ли его работа полезный для практики результат. Он может заниматься любой проблемой, если это ведет к увеличению знаний о психической реальности, о том, как индивид ощущает, воспринимает, чувствует, мыслит и действует, и хотя результаты эксперимента могут найти полезное применение, для теоретической психологии это не очень важно. Задачи же, встающие перед прикладной психологией — это постоянный поиск решений практических проблем, возникающих в повседневной жизни людей. Различия между фундаментальной и прикладной психологией могут быть показаны на примерах. В первом случае психолог исследует, как приобретаются новые навыки, почему объемный предмет воспринимается как объемный, хотя его отображение на сетчатке глаза является плоским, или как разные люди оценивают промежутки времени. Анализ этих явлений дает психологу возможность систематизировать факты человеческого поведения. Практический же психолог решает другие проблемы: какими качествами должен обладать водитель такси и как их выявлять, какой длины должна быть строка печатного текста, чтобы читатель меньше утомлялся, какой должна быть панель управления самолета, чтобы показания приборов легко читались и т.п. Практический психолог может проводить исследования на фабрике, выясняя причины текучести кадров, может быть консультантом по профессиональной ориентации в школе, может давать рекомендации военным по приспособлению прицелов к особенностям человеческого зрения.

    Прикладная психология использует модели и методы, разработанные теоретической психологией, например, закономерности научения могут быть использованы при написании руководства для продавцов. С другой стороны, прикладная психология получает собственные данные, разрабатывает собственные методы и развивает новые направления в психологии (например, коучинг как один из методов консультирования и активизации потенциала человека, возникший ок. 20 лет назад и разработанный американскими психологами Т. Леонардом и Д.Уитмором).

    Прикладная психология — общий термин, используемый для обозначения всех тех отраслей психологии, которые стремятся применить принципы, открытия и теории психологии на практике в смежных областях, таких как образование (педагогика), промышленность (эргономика), маркетинг, опрос общественного мнения, спорт (психология спорта), кадровая служба (психодиагностика) и т. п. и/или обнаружить базовые принципы, которые могут быть применены таким образом.

    Термин «практическая психология» не является синонимом термина «прикладная психология».

  5. Психология Масс

    Комментарии к записи Психология Масс отключены

    Психология масс (психология толпы) — особенности поведения и мышления большой группы людей, имеющих общность взглядов и чувств.

    Психологию масс Московичи конкретизирует в целой системе идей, среди которых особенно существенны следующие:

    1. Психологически толпа — это не скопление людей в одном месте, а человеческая совокупность, обладающая психической общностью.
    2. Индивид существует сознательно, а масса, толпа — неосознанно, поскольку сознание индивидуально, а бессознательное — коллективно.
    3. Толпы консервативны, несмотря на их революционный образ действий. Они кончают реставрацией того, что вначале низвергали, ибо для них, как и для всех находящихся в состоянии гипноза, прошлое гораздо более значимо, чем настоящее.
    4. Массы, толпы нуждаются в поддержке вождя, который их пленяет своим гипнотизирующим авторитетом, а не доводами рассудка и не подчинением силе. Пропаганда (или коммуникация) имеют иррациональную основу. Благодаря этому преодолеваются препятствия, стоящие на пути к действию. Поскольку в большинстве случаев наши действия являются следствием убеждений, то критический ум, отсутствие убежденности и страсти мешают действиям. Такие помехи можно устранить с помощью гипнотического, пропагандистского внушения, а потому пропаганда, адресованная массам, должна использовать энергичный и образный язык аллегорий с простыми и повелительными формулировками.
    5. В целях управления массами (партией, классом, нацией и т. п.) политика должна опираться на какую-то высшую идею (революции, Родины и т. п.), которую внедряют и взращивают в сознании людей. В результате такого внушения она превращается в коллективные образы и действия.

    Эти идеи в психологии масс выражают определенные представления о человеческой природе — скрытые, пока мы в одиночестве, и заявляющие о себе, когда мы собираемся вместе. Иначе говоря, фундаментальный факт психологии масс состоит в следующем: «Взятый в отдельности, каждый из нас в конечном счете разумен; взятые же вместе, в толпе, во время политического митинга, даже в кругу друзей, мы все готовы на самые последние сумасбродства». Более того, толпа, масса понимается как социальное животное, сорвавшееся с цепи, как неукротимая и слепая сила, которая в состоянии преодолеть любые препятствия, сдвинуть горы или уничтожить творения столетий. В толпе стираются различия между людьми, и люди выплескивают в нередко жестоких действиях свои страсти и грезы — от низменных до героических и романтических, от исступленного восторга до мученичества. Такие массы играют особенно большую роль именно в XX столетии (в результате индустриализации, урбанизации и т. д.).

    Психология масс (толп) основана прежде всего на резком противопоставлении индивида вне толпы ему же, находящемуся в составе толпы. Лишь во втором случае существует коллективность (коллективная душа, по терминологии Лебона) или даже социальность.

    В своей «Психологии толпы» Лебон писал: «Главной характерной чертой нашей эпохи служит именно замена сознательной деятельности индивидов бессознательной деятельностью толпы». Последняя почти исключительно управляется бессознательным, то есть, согласно Лебону, ее действия подчиняются влиянию скорее спинного, чем головного мозга.

    В психологии масс толпа понимается очень широко. Это не только стихийное, неорганизованное скопление людей, но и структурированное, в той или иной степени организованное объединение индивидов. Лебон предложил следующую классификацию толп, исходной точкой которой служит «простое скопище» людей:

    Толпа разнородная в психологии масс:

    а) анонимная (уличная и др.);

    б) неанонимная (суд присяжных, парламентские собрания и т. п.).

    Толпа однородная в психологии масс:

    а) секты (политические, религиозные и др.);

    б) касты (военные, рабочие, духовенство и т. д.);

    в) классы (буржуазия, крестьянство и т. д.).

    Согласно Тарду, помимо толп анархических, аморфных, естественных и т. д., существуют еще толпы организованные, дисциплинированные, искусственные (например, политические партии, государственные структуры, организации типа церкви, армии и т. п.).

    Анализируя эти и другие «превращенные» формы толпы, Московичи вслед за Тардом особо отмечает еще одну и, может быть, наиболее существенную трансформацию толпы… в публику. Если изначально толпа есть скопление людей в одном замкнутом пространстве в одно и то же время, то публика — это рассеянная толпа. Благодаря средствам массовой коммуникации нет необходимости организовывать собрания людей, которые бы информировали друг друга. Эти средства проникают в каждый дом и превращают каждого человека в члена новой массы. Миллионы таких людей составляют часть толпы нового типа. Оставаясь каждый у себя дома, читатели газет, радиослушатели, телезрители, пользователи электронных сетей существуют все вместе как специфическая общность людей, как особая разновидность толпы.

  6. Психология Эмоций

    Комментарии к записи Психология Эмоций отключены

    Психология эмоций — область психологии, занимающаяся исследованием, как отдельных эмоциональных состояний, так и индивидуальных особенностей эмоциональной жизни человека.

    В современной психологии эмоций нет четкого определения объекта исследования, т. е. полного описания того, что входит в по пятне «эмоциональное явление».

    В «эмоциональную сферу» человека, в объект исследования психологии эмоций, входят различные типы эмоциональных явлений, такие, как «эмоциональный тон ощущений», эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества.

    Не менее важным вопросом психологии эмоций является вопрос классификации эмоциональных явлений. Основные эмоциональные состояния, которые испытывает человек, делятся на собственно эмоции, чувства и аффекты. Эмоции и чувства предвосхищают процесс, направленный на удовлетворение потребности, имеют идеаторный характер и находятся как бы в начале его. Эмоции и чувства выражают смысл ситуации для человека с точки зрения актуальной в данный момент потребности, значение для ее удовлетворения предстоящего действия или деятельности. Эмоции могут вызываться как реальными, так и воображаемыми ситуациями. Они, как и чувства, воспринимаются человеком в качестве его собственных внутренних переживаний, передаются другим людям, сопереживаются. Эмоции относительно слабо проявляются во внешнем поведении, иногда извне вообще незаметны для постороннего лица, если человек умеет хорошо скрывать свои чувства. Они, сопровождая тот или иной поведенческий акт, даже не всегда осознаются, хотя всякое поведение, как мы выяснили, связано с эмоциями, поскольку направлено на удовлетворение потребности. Эмоциональный опыт человека обычно гораздо шире, чем опыт его индивидуальных переживаний. Чувства человека, напротив, внешне весьма заметны.

    Каждый из типов эмоциональных явлений характеризуется своими закономерностями формирования, функционирования и распада. Психология эмоций в своих исследованиях учитывает и цельный для человеческой психики фактор — фактор социального опыта, культурно-исторической детерминации всех человеческих психических явлений, включая и эмоции.

    Психология эмоций также исследует, что собой представляют механизмы реализации эмоций, т. е. их психофизиологические закономерности, которые обеспечивают их осуществление.

    С особенностями переживаемых эмоциональных состояний связаны не столько сопровождающие их органические изменения, сколько возникающие при этом ощущения.

    У человека в динамике эмоциональных процессов и состояний не меньшую роль, чем органические и физические воздействия, играют когнитивно-психологические факторы (когнитивные означает относящиеся к знаниям). В связи с этим психологией эмоций разрабатываются новые концепции, объясняющие эмоции у человека динамическими особенностями когнитивных процессов.

  7. Психолингви́стика

    Комментарии к записи Психолингви́стика отключены

    Психолингви́стика — дисциплина, которая находится на стыке психологии и лингвистики. Изучает взаимоотношение языка, мышления и сознания. Возникла в 1950-х гг.
    История психолингвистики

    У психолингвистики три основных теоретических источника. Первый — психологическое направление в языкознании. Языковеды прошлых веков писали о том, что язык — это деятельность духа и отражает культуру народа. При этом они отмечали, что язык содержит в себе не только физический, но и психический компонент и тем самым принадлежит индивидууму. Являясь условием общения и регулируя деятельность человека, язык ограничивает познание мира и делает невозможным полное понимание другого человека.
    Второй источник психолингвистики — работы американских дескриптивистов, которые полагали, что владение языком основано на способности производить правильные предложения.
    Третьим источником психолингвистики являются работы психологов, занимавшихся вопросами языка и речи. В работах Л. С. Выготского организация процесса производства речи трактуется как последовательность фаз деятельности (мотивация — мысль — внутреннее слово — реализация). В концепции Л. В. Щербы постулируется наличие языкового материала (текстов), языковой системы (словарей и грамматики) и языковой деятельности (как говорения и понимания речи). Отечественная психолингвистика сформировалась прежде всего как теория речевой деятельности.

    Разделы психолингвистики

    Психолингвистика занимается
    • описанием речевых сообщений на основе изучения механизмов порождения и восприятия речи,
    • изучением функций речевой деятельности в обществе,
    • исследованием связи между речевыми сообщениями и свойствами участников коммуникации (превращение намерений говорящего в сообщения, интерпретация их слушающим),
    • анализом языкового развития в связи с развитием личности.

  8. Психология Рекламы

    Комментарии к записи Психология Рекламы отключены

    Психология рекламы — занимается оценкой нужд или ожиданий потребителей, создавая спрос на подлежащий сбыту продукт. Реклама сегодня является сильнейшим методом воздействия на человеческое сознание, человеческую психику.

    На сегодняшний день психология и реклама это тесно связанные и почти не разделимые понятия. Главная задача рекламодателя и цель психологии рекламы — это побудить потребителя приобрести рекламируемый товар, изделие, воспользоваться услугой. На это направлены все мыслимые и немыслимые усилия создателей рекламы. Суть психологии рекламы состоит в воздействии на потребителя, используя при этом все известные психологические феномены и закономерности.

    Каким же требованиям должна удовлетворять реклама? В первую очередь, естественно, привлечь внимание потребителя, затем она должна заинтересовать потенциального клиента, обязательно быть воспринятой, то есть запомниться. Кроме того, вызвать доверие, возбудить желание приобрести товар или воспользоваться услугой. Ну, и наконец, все перечисленное должно привести (или не привести) к конечной цели рекламы — покупке товара. Если на должном профессиональном уровне соблюсти эти требования, то проблем с реализацией продукции не должно быть.

    Согласно психологии рекламы — любая реклама должна служить источником положительных эмоций, быть исполненной радости, сверкать улыбками, приносить эмоциональное раскрепощение. Для реализации этих задач в психологии рекламы выработан богатый арсенал приемов и средств. Например, одно из ведущих правил таково: не столько предлагать публике хороший товар, сколько внушить с его помощью хорошее настроение. Как мы знаем, при положительных эмоциях внимание благосклонно и позволяет людям легче расставаться с деньгами.

    Любая реклама обязательно содержит речевое обращение, в котором заложена суть рекламируемого. Это обращение выполняется или непосредственным персонажем рекламного сюжета или закадровым голосом. Одно из наблюдений психологии рекламы то, что в рекламных целях лучше всего действует мужской голос, если более конкретно, то баритон, особенно низкий, «бархатный». Тенор же, как правило, почему-то вызывает удивление. Нередко в телевизионной рекламе можно услышать за кадром знакомые голоса популярных телевизионных дикторов или артистов. В психологическом плане такое решение ошибочно, так как телезрители привыкли к определенным дикторским амплуа и, слыша знакомый голос, пытаются угадать, кому он принадлежит, отвлекаясь от сущности самой рекламы.

    Многие создатели рекламы убеждены, что реклама должна вестись прямо, открыто и непосредственно. Если иметь в виду рекламные объявления, то тут с ними можно согласиться. Но совсем другое дело, когда речь идет о планировании долговременной рекламной компании. В этом случае скрытые рекламные акции просто необходимы. Хотя бы для того, чтобы в открытую не навязываться потребителю, вызывая иногда раздражение, или заставать его своей информацией в тот момент, когда он этого менее всего ожидает. Существует достаточное количество методов подачи скрытой рекламной информации. Сюда можно отнести следующие: реклама товаров в телесериалах и «мыльных операх», всевозможные телешоу и радиоигры, хиты и шлягеры, содержащие указание на определенный товар, подарки знаменитостям на конкурсах и юбилеях, скандалы в жизни популярных людей, в мультфильмах и тому подобные.

    Реклама настроена, прежде всего, на коммерческий успех, дает ложные (в большинстве своем) образы мужчин и женщин, заставляя доверчивую аудиторию принимать этот стереотип поведения как единственно верный и ведущий к успеху, несмотря на то, что он может оказаться полностью безнравственным, не действенным на практике, и, более того, в реальности приводящим лишь к социальным конфликтам и противоречиям.

  9. Политическая Психология

    Комментарии к записи Политическая Психология отключены

    Политическая психология [греч. politika — искусство управлять] — один из новейших разделов психологической науки.

    Политическая психология возникла на стыке ряда «поведенческих» дисциплин, среди которых особую роль сыграли психология и социология, с политологией. Правда, до последнего времени психологи и социологи не очень интересовались самой политикой как объектом изучения. Причиной такого дистанцирования от политики в нашей стране был страх перед официальной политической машиной. Ситуация в политологии складывалась несколько иначе.

    Политическая психология достаточно давно признана как перспективная область исследования. В отечественной политологии, несмотря на идеологические табу, первые разработки появились еще в годы хрущевской оттепели, хотя лишь в годы перестройки произошло официальное признание политической психологии как составной части политической науки. Фундаментальные и систематические теоретические разработки по психологии политики начались в 60-е годы в США под влиянием «поведенческого движения». Тогда при Американской психиатрической ассоциации была создана группа для изучения проблем международной политики, которая в 1970 году переросла в Институт психиатрии и внешней политики. В 1968 году в Американской ассоциации политических наук возник исследовательский комитет по политической психологии, а в 1979 году на его основе было организовано Общество политических психологов, уже получившее статус международного (International Society of Political Psychology или сокращенно ISPP). Это общество сразу начало издание своего журнала «Political Psychology».

    В настоящее время публикации по проблематике политической психологии появляются во всех престижных изданиях по политологии и психологии. В ISPP сейчас более 1000 членов практически со всех континентов. Ежегодно оно проводит свои собрания, посвященные наиболее актуальным теоретическим проблемам.

    Хотя политическая психология получила действительно международное признание, однако большая часть исследователей живет и работает все же в США и Канаде. Назовем имена таких крупных ученых, как М. Херманн, Р. Сигел, Д. Сирс, С. Реншон, Ф. Гринстайн, А. Джордж, Р. Такер, Дж. Пост, Б. Глэд, Р. Кристи и десятки их коллег практически во всех североамериканских университетах. В Европе существуют свои давние традиции анализа явлений П. п. Успешно работают в области П. п. в Германии (А. Ашкенази, П. Шмидт, Г. Ледерер, Г. Майер, Х.-Д. Клингеманн, Г. Мозер и др.), Франции (А. Першерон, А. Дорна, С. Московичи), Великобритании (Х. Хаст, М. Биллиг, А. Сэмюэль), а также в Финляндии, Голландии, Чехии, Испании, Польше и других странах.

    Следует отметить, что интерес к политической психологии наблюдается и таких регионах, где раньше и политическая наука, и психология не имели развитых традиций, либо традиционные школы находились в отрыве от современной методологии. Так, в последние десятилетия исследования в этой области проводятся в Латинской Америке, в Африке, в Азиатско-тихоокеанском регионе, в частности, в таких странах, как Китай, Индия, Пакистан, не говоря уже об Австралии и Новой Зеландии, где ведется огромная исследовательская работа, издаются десятки монографий. Хотя единичные книги и статьи появлялись и ранее, отсчет современного этапа развития П. п. очевидно следует вести с издания в 1973 году коллективной монографии под редакцией Джин Кнутсон, в которой подведены итоги развития этой науки и выделены важнейшие направления для дальнейшего исследования.

    Другой крупной вехой было появление монографии под редакцией М. Херманн в 1986 году. Эта книга дает представление о тех изменениях, которые произошли в политической психологии. М. Херманн выделила следующие позиции. Во-первых, большинство исследователей пришло к убеждению, что фокус изучения должен быть сосредоточен на взаимодействии политических и психологических феноменов. Во-вторых, объектом исследования должны стать наиболее значимые политические проблемы, к которым привлечено внимание общественности. В-третьих, следует уделять значительно большее внимание политическому и социальному контексту анализируемых психологических явлений. В-четвертых, необходимо изучать не только результат тех или иных психологических воздействий на политику, но и пытаться понять процесс формирования тех или иных политических убеждений. И, наконец, в-пятых, современные политические психологи стали гораздо более терпимыми в отношении методов сбора данных и исследовательских процедур, полагая, что методологический плюрализм — неизбежное явление на нынешнем этапе развития теории.

    О состоянии науки во многом можно судить о том, кому и как широко она преподается. Так в 90-е годы в 78 университетах США и Канады читалось более 100 курсов политической психологии. Лекции и семинары по политической психологии. слушало более 2300 студентов только на младших курсах. Преподавание ведется как для студентов-политологов, так и для психологов (хотя и в меньшей степени). Другим параметром развития науки является ее прикладное использование. Так, политические психологи активно привлекаются для поиска решений в конфликтных ситуациях. Известна эффективная роль политических психологов во время Карибского кризиса, при заключении Кэмп-дэвидской сделки между Израилем и Египтом. Специалисты по политической коммуникации в разных странах Европы и Америки внесли свой вклад в подготовку политических лидеров к парламентским и президентским выборам.

    Современная российская политической психологии также имеет замечательных предшественников. До сих пор представляют не только историческую ценность концепции целого ряда русских мыслителей того периода. Так, в «Очерках по истории русской культуры» П. Милюков прослеживает развитие российской политической культуры, в частности особенности русского политического сознания в его «идеологической» форме на протяжении всей русской истории. В свой русский период П. Сорокин размышлял над проблемой социального равенства, свободы и прав человека. Пережив ужасы гражданской войны он попытался их осмыслить не только как социолог, но и как тонкий психолог. В начале века выходят пять томиков «Психиатрических эскизов из истории» П. И. Ковалевского. Позже, уже в 20-е годы вышла книга Г. Чулкова о русских императорах, где даны блестящие психологические портреты русских правителей.

    Отдельная страница истории политической психологии связана с психоанализом. Это направление стало необычайно быстро распространяться в России особенно после революции 1917 года. Психоанализ оказался тесно связанным с реальной политикой. Можно без всякого преувеличения сказать, что не будь среди увлеченных идеями психоанализа Троцкого, Каменева, Радека, судьба этой психологической школы в России была бы иной.

    Еще предстоит осмыслить влияние марксизма на политическую психологию. Но очевидно это можно будет сделать существенно позже. Сейчас ясно лишь, что тот вариант марксизма, который развивался в Советском Союзе, не слишком способствовал проявлению интереса к этой проблематике. В нашем обществоведении преобладали тенденции, которые подчеркивали определяющую роль масс в политическом процессе и, одновременно, недооценивали значение личностного фактора, при этом трактовка масс была весьма упрощенной. Они понимались как некая безликая сумма индивидов, приводимая в движение волей политического авангарда. Такие методологические посылки делали ненужным учет психологического фактора. Добавим к этому, что реального знания о политическом сознании и поведении отдельных представителей этой массы не было в силу отсутствия обратной связи между правящей элитой и населением.

    Первый этап возникновения серии работ, касающихся проблематики политической психологии относится к началу — середине 60-х годов. Работы Б. Ф. Поршнева, Ю. Н. Давыдова, В. Д. Парыгина, Ю. Ф. Замошкина и других социологов, историков и психологов ввели в научный оборот проблематику политической деятельности в ее человеческом измерении. В эти годы происходит первое знакомство с трудами западных ученых и их критическое переосмысление в советском контексте. В 70-е-80-е годы эта проблематика перемещается, в рамки страноведения.В этот период были опубликованы исследования специалистов по развивающимся странам (Б. Ерасова, Б. Старостина, М. Чешкова, Г. Мирского и др.), американистов (Ю. Замошкина, В. Гантмана, Э. Баталова), европеистов (А. Галкина, Г. Дилигенского, И. Бунина, В. Иерусалимского). Второй период общественного интереса к психологическим аспектам политики начался в середине 80-х с началом процесса демократизации и гласности, получившем название «перестройки». Первыми на запрос реальной политической практики откликнулись те ученые, которые уже имели определенный исследовательский опыт и интерес к политико-психологической проблематике: В. Агеев, А. Асмолов, Э. Баталов, Л. Гозман, Г. Дилигенский, Е. Егорова-Гантман, И. Кон, Д. Ольшанский, А. Петровский, С. Рощин, Ю. Шерковин и другие известные политологи, психологи, социологи. За ними последовали их ученики, исследователи более молодого поколения.

    В 90-е годы сама политика дала новый мощный толчок к развитию политической психологии. Начал формироваться социальный заказ на исследования по электоральному поведению, восприятию образов власти и политиков, лидерству, психологическим факторам становления многопартийности, политической социализации и многим другим. Сейчас в стране работают десятки исследователей, ведущих как фундаментальные, так и прикладные исследования, занимающихся одновременно аналитической и консультативной работой. Особенно востребованы специалисты в этой области в период выборов. Созданы специальные научные подразделения в области политической психологии в Москве и Санкт-Петербурге. Курсы лекций читаются во многих отечественных университетах. Вышли первые учебные пособия по политической психологии . В 1993 году образовалась Российская ассоциация политических психологов, которая является коллективным членом ISPP.

  10. Прикладная Психолингвистика

    Комментарии к записи Прикладная Психолингвистика отключены

    В своём прикладном аспекте психолингвистика может быть связана практически со всеми прикладными областями психологии: с педагогической и медицинской психологией, патопсихологией, нейропсихологией, психиатрией и коррекционной педагогикой (дефектологией), инженерной, космической и военной психологией, психологией труда, судебной и юридической психологией, наконец, с политической психологией и психологией массовой коммуникации, психологией рекламы и пропаганды. В сущности, именно эти прикладные дисциплины и возникающие перед ними задачи лингвистического характера служат в настоящее время стимулами к развитию психолингвистики как самостоятельной научной области.

remove adware from browser