info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793
Притча Очём плачут ведьмы

Сказки, притчиВ этой части города парадные мундиры дворцовой гвардии были явлением необычным. Поэтому из темноты подвалов и трущоб, из узких окошек покосившихся домов, из пыльных переулков на солдат с опаской, но и с любопытством глазели те из жителей окраин, что посмелее. Впрочем, то, что они увидели, было уже настолько необыкновенно, что некоторые и вовсе забыли про осторожность и не скрываясь таращили глаза. Потому что посреди чёткого гвардейского строя на нетерпеливом породистом коне гарцевал сам Принц-правитель. А уж его на окраине города не видели никогда. То есть не только его лично, но и никого из его предшественников. В глухих и невнятных легендах окраинных трущоб на эту тему не говорилось ни слова.

Бывалый нищий, в молодости промышлявший в богатых кварталах мелким воровством, а теперь отошедший от дел и пробавлявшийся более респектабельным и безопасным ремеслом — попрошайничеством — обернулся к своему юному ученику-подмастерью, во все глаза глядевшего на невиданное, и пробурчал, силясь справиться с неприличным его возрасту потрясённым выражением лица:

— Не иначе, к Колдуну направился. Что ещё ему тут делать.

В лице молодого подмастерья произошла разительная перемена. Теперь оно было полно снисходительности и затаённого злорадства:

— Это зря. Ничего он у Колдуна не допросится.

Старый попрошайка усмехнулся печально. Он хорошо понял причину сдержанного торжества ученика: невезучим этого мира всегда приятно видеть или хотя бы предвкушать унижение везучего, это как бы уравнивает их перед судьбой. Ничего не ответив, нищий развернулся и пошёл прочь от узкой улочки, где проехал Принц. Ему было досадно, что недобрый порыв ученика был созвучен и его первой мысли: ничего Принц у Колдуна не допросится. Уж это знали все в здешних трущобах: Колдун отказывает всегда. Всегда! Исключений не бывает. Колдуну ни до кого нет дела.- А почему Колдун всегда отказывает? — как бы угадав мысли старого учителя, спросил подмастерье. — Ведь ему же ничего не стоит. Его и просят-то о пустяках. А он, говорят, колдун очень сильный. Почему ж он отказывает?

— Подрастёшь, поймёшь, — огрызнулся старый нищий, но, не в силах сдержать желание показать свою осведомлённость глупой молодости, продолжил, — там какая-то путаница. Вроде бы Колдун не всем отказывает, а только тем, кто просит для себя.

— Так это одно и тоже, — тут же перебил ученик, — для кого ж ещё просить?

— Я же говорю, путаница, — досадливо отмахнулся старик и уже больше ничего не стал говорить. А молодой ещё долго вполголоса возмущался нечестностью Колдуна: надо же, придумал условие, которое обесценивает любое чудо, даже пустячное. Кому ж оно нужно, если не для себя? А может, договориться с приятелем, что попрошайничает через улицу, и попросить друг для друга? Хотя вряд ли, раз уж он сразу догадался, то и другие, наверное, уже пробовали. Если бы получилось, все бы так делали. Только, видно, и Колдун не дурак, умеет разобраться, что к чему.

За последним поворотом, за которым открывался дом Колдуна, отряд охраны Принца-правителя замедлил шаг. Среди скособоченных и бедных хижин и лачуг городской черни дом Колдуна выделялся добротностью и одновременно мрачным запустением. Он был велик, но не в высоту, а вдаль. Неухоженность его бросалась в глаза во всём: от полуобвалившихся стен ограды и обшарпанных колонн у входа до плотно закрытых невесть когда ставнями и заросших паутиной окон.

Войдя в проваленные внутрь ворота и подойдя к дверям, отряд остановился в замешательстве. Никто не вышел навстречу, не было вообще заметно, чтобы обитатели (обитатель?) дома, если они были, заметили прибытие — не кого-нибудь, а правителя города!

Принц-правитель был молод и, по общему признанию горожан, чрезвычайно везуч. Оба эти качества не прибавили ему терпения. И хотя злым человеком он не был, нетерпение иногда заставляло его поступать опрометчиво. Впрочем, жилось при нём спокойно, и о городе своём он как мог заботился. В этом, как и во всём, ему везло. И за это ему прощали всплески неразумности. Уж совсем злые языки говаривали, что ему не давала покоя слава его предшественника, прежнего правителя. Ко всей доброте и удачливости тот ещё был мудр, да и (так говорили злые языки) размаха у него было побольше. Прежний правитель был бездетен, но, хотя нынешний Принц не был его сыном, он пользовался всеми привилегиями наследника. А однажды (так говорят, но тему эту никогда не обсуждали громко) правитель объявил, что оставляет город Принцу, и ушёл. Говорили, что он устал, что всегда мечтал посетить далёкие земли, что он был при смерти, и слух об уходе просто пущен, чтобы избежать смуты. А были и такие, кто говорил, что прежний правитель ушёл после размолвки с нынешним Принцем. Тогда тот был ещё моложе и упрямей. И ещё он был горд и беспокоился, что все славные дела будут сделаны, а ему, Принцу, так и придётся остаться в глазах горожан бледной тенью по-настоящему великого Правителя. И правитель ушёл, — рассказывали шёпотом, — потому что любил своего приёмыша и хотел ему счастья. А Принц, — тут обладатели злых языков щурили глаз, мол, сами делайте выводы, добрые горожане, — Принц его удерживать не стал. И сделался правителем.

Много ли было правды во всех этих домыслах — неизвестно. Но нетерпелив Принц был. Поэтому, не дождавшись Колдуна у дверей, он велел вызвать его из дома. И солдаты принялись колотить в дверь.- Что тебе нужно? — мягко окликнул вдруг Принца сзади невысокий взъерошенный человек. Одет он был беспорядочно, да и по всему было видно, что за внешностью своей человек особенно не следил.

— А, ты здесь, Карло, — в тон ему ответил Принц и, бросив поводья подбежавшим от двери гвардейцам, соскочил с коня. — Можно мне войти?

— Я больше привык к имени Колдун, — пожал плечами неряшливо одетый человек и кивнул, — конечно, заходи.

Дверь дома растворилась сама, и Колдун вошёл внутрь. Принц следовал за ним. Но перед носом попытавшегося зайти следом гвардейца дверь резко захлопнулась, и на неё вновь посыпались удары встревоженной охраны.

Принц вздрогнул от звука резко захлопнувшейся двери, но, улыбнувшись, пошёл дальше. Колдун и вовсе не отреагировал.

В доме повсюду царило то же запустение, что и снаружи. Многочисленные лестницы скрипели и кое-где обвалились. Большинство углов было скрыто в тени. В глубине комнат часто виднелась паутина. Привычной дорогой Колдун вывел гостя наверх, в относительно чистую комнату, куда сквозь большое окно проникал всё же солнечный свет. Вздохнув, Колдун опустился в скрипучее кресло и махнул рукой Принцу на соседнее: садись, мол. Принц осторожно смахнул пыль и, подобрав плащ, опустился в кресло. Он не был тяжёл, но кресло всё-таки заметно накренилось.- Не бойся, оно выдержит, — усмехнулся Колдун, не глядя на Принца.

— Я не боюсь, Карло, — Принц тоже усмехнулся, но смотрел он на Колдуна. Тот отвёл глаза от окна и посмотрел на Принца выжидательно.

— Как ты живёшь, Карло?

— Неплохо, как видишь.

— Но и не слишком хорошо, — Принц смотрел на Колдуна осторожно, как бы не зная, чего ждать.

— Не слишком хорошо, не слишком плохо… Это называется нормально. Так ведь?

— Да, — Принц улыбнулся, — это называется нормально.

— Всё ли нормально у тебя, Принц? — слово «нормально» прозвучало у Колдуна немного грустно. Или просто предзакатная тень пробежала по лицу.

— Нет, — глаза Принца теперь тоже глядели грустно, но голос был скорее насмешливый, — ты обманул меня, Карло.

— Я? — удивился Колдун. Но удивился скорее вежливо, чем искренне. — В чём?

— Ты обещал, что я буду счастлив.

— И что же? Говорят, тебе всегда везёт.

— Да, но это не счастье.

— Ох, — глаза Колдуна и вовсе затуманились, а лицо вдруг будто окунулось в темноту, так что даже вечернее солнце с трудом рассеяло эту тень, — какого же счастья тебе не хватает?

— Я не знаю, Карло, — теперь голос принца звучал устало. — Я не знаю, но у меня его нет.

— Тебя любят люди, Принц?

— Да, любят.

— Тебе удаются твои замыслы?

— Ты знаешь, что да, Карло.

— У тебя есть развлечения?

— Даже слишком много.

— Ты богат?

— Конечно, — Принц улыбнулся грустно и резко вскинул голову. — Но мне не хватает счастья. А ты обещал мне, что я буду счастлив. Я жду, что ты исполнишь обещание.
Колдун поднял глаза на принца, и в глазах этих плыла, клубилась и уходила вглубь тоска.

— Чего ты хочешь, Принц?

— Если бы я знал точно, — Принц пожал плечами. — Я хочу быть счастлив, но не знаю, как.

— Но ведь ты был счастлив ещё недавно, — в голосе Колдуна послышались просительные нотки, да и звучать он стал гораздо тише.

— Да, мне так казалось. Но с каждым днём в моей жизни счастья всё меньше. У меня всё есть, но это не то. Как будто радость жизни, да и сама жизнь уходит из меня. Да нет, я здоров. Просто всё становится как-то пусто. Верни мне счастье, Карло, или дай новое.

Колдун тяжело вздохнул, поднялся из кресла и подошёл к окну. Закатные отблески краснымиволнами заиграли на складках его одежды и расцветили волосы. Наконец, будто решившись на что-то, Колдун отвернулся от окна и поднял глаза на Принца.

— Послушай, Принц, — Колдун замолчал, как будто с трудом подбирая слова, потом вздохнул и продолжил, — я… не могу.

Колдун замолчал и опустил голову.

— Нет, подожди, — Принц даже мотнул головой, отгоняя странные слова, — как это… «не могу»? Да ведь… Да как же — ты ведь можешь всё, ты же мог раньше, как это «не могу»? Ты просто не хочешь. Не хочешь? Так и скажи. Я пойду к другому колдуну. Ты этого хочешь? Ты больше не хочешь мне помогать? — голос Принца едва не срывался.

— Послушай, — голос Колдуна звучал глухо, но твёрдо, как если бы он на что-то решился, — никакой колдун тебе не поможет. Счастье нельзя наколдовать. Нет такой магии.

— Эй, Карло, — Принц улыбнулся криво, недоверчиво, — ну зачем ты так? Ведь столько лет ты отлично даже мог наколдовать мне счастье. И магия такая была. Что же теперь нет для меня такой магии?

Казалось, слова Принца ранили Колдуна, на обычно суровом его лице отражалась боль.

— Да, Принц, всё так. Счастье было. Но колдовства не было. Это было моё счастье.

— Как это — твоё? — Принц смотрел озадаченно, но неприязненное выражение ушло с его лица.

— Счастье нельзя наколдовать, Принц. Но можно подарить. Я подарил тебе своё счастье. И пока я мог быть счастлив, счастлив был ты. Видно, моё счастье кончается, раз тебе стало его не хватать.

— Но, как же? Твоё счастье? — Принц переваривал известие и, похоже, решил просто не поверить. Он был хорошим человеком, этот Принц, и показаться себе вором чужого счастья ему никак не хотелось. — Да ладно, брось ты, Карло. Скажи просто, что не можешь, и не выдумывай оправданий. Есть и без тебя колдуны.

— Хорошо, — Колдун устало опустил глаза, — будь по-твоему. Не могу. Ступай, ищи своё счастье.

remove adware from browser