info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793
Николай Иванович Козлов. Успех — это инструмент

Мечтаете стать красивым, успешным и счастливым? Общайтесь с великими и богатыми финансово, душевно и информационно! Это интервью с Николаем Ивановичем Козловым — для вас!

Хотите заглянуть в тайную комнату гуру тренингов, основателя центра практической психологии «Синтон», пообщаться с живой легендой — отцом современных бизнес тренеров и российских психологов, который написал около 8 тыс. статей!

Основоположник отечественного тренингового мира утверждает: «я не понимаю, что я древний! Мои цели — не деньги! Мой тренинг — как песня, как свидание, все на радости и удовольствии!»

Павел: Здравствуйте, уважаемые друзья! Меня зовут Павел Вербняк, и сейчас мы находимся в тренинговом центре «Синтон» с его основателем и руководителем Николаем Ивановичем Козловым.

Николай Иванович: Добрый день!

Павел: Добрый день, Николай Иванович! Спасибо большое за Ваше время! Я думаю, вы знаете этого человека. Это профессор психологии, автор десятков книг и интересный собеседник. Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, почему и как Вы стали психологом?

Николай Иванович (смеется): У Вас есть время слушать?

Павел (смеется): В паре слов! Я знаю, что Вы просто горите этой темой, поступили в университет…

Николай Иванович: Когда я еще был в школе, мне наврали, что на факультете психологии делают гармонически развитых людей. Это абсолютная неправда. Я тогда поверил, плюс меня взяли на «слабо» — говорили, что в МГУ честным образом не поступишь без блата. Мне показалась интересной задача, я поступил. Я учился в МГУ на «отлично». Исключительное уважение МГУ, притом, что учеба там была никакая. Различаю: учебный процесс — никакой, но потрясающие люди, профессура — уважаемые, мудрые, красивые, развитые люди. И приобщение к культуре для тех, кто хочет приобщиться, в МГУ происходило и происходит. Никаким гармонически развитым человеком меня оттуда не выпустили, я сбегал с лекций, чтобы учить себя самому, раз нас на лекциях ничему дивному, практичному не учили. Но это был очень хороший старт. У меня была задача максимально быстро решить вопрос, как сделать счастливым себя и все остальное человечество. То есть задачи были вот такие простые и масштабные. Возможно, эту задачу я как ставил перед собой, так и до сих пор держу.

Павел: На сегодняшний день Вы самый старый, мне кажется, такой опытный…

Николай Иванович: Да, старейший, старейший психолог России.

Павел: И авторитетный. Наверняка, были какие-то сложности и поражения, когда, может быть, хотелось даже опустить руки. Какие были такие ситуации, Николай Иванович, если были, и как к ним лучше относиться?

Николай Иванович: Сложностей была куча просто, очень много, желания опустить руки не было никогда! Может быть, эта особенность фамильная: я помню свою маму, если возникала какая-нибудь трудность, она спокойна, но внутри взрывает мотор, повышается мощность для того, чтобы двигаться вперед. Это — единственная реакция на трудности. Разговор о трудностях — это отдельная колоссальная тема, может быть, большая часть развития «Синтона», связанная с отказом от романтических идеалов. Может быть, потому, что я вырос в очень счастливой и красивой семье порядочных людей, у меня всегда было представление, почему же все люди не живут доброй, красивой, счастливой, порядочной, человечной жизнью? И была мысль очень простая: давайте все соберемся, умные и красивые люди, если нам советское правительство вдруг не помогает — ну ладно, может, не мешает, мы просто свою жизнь быстро простроим, будем жить только в любви, радости, счастье. Кто же нам помешает жить счастливо, почему, собственно, и не сделать? Собрал, сказал, заинтересовал. Давайте жить счастливо! Народ взревел: «Давайте!» Взяли гитары, включили музыку, кто-то побежал за пивом и решили жить счастливо. Я смотрю на них, говорю: «Ребята, я немножко не про пиво, я немножко не про свободный секс во все стороны — вдруг есть в жизни что-то еще». Народ озадачился, возникли трения. То есть счастливыми люди быть хотели, а что-то для этого делать и быть кем-то, кроме как паразитами и детьми, люди были не сильно склонны. Возникли идеологические разногласия, я им отдал весь дом, и помещение, и все — я не хотел с людьми ссориться. Сделал себе новый «Синтон» — «Синтон Плюс», ушел. Через год они развалились, вернулись ко мне.

Павел: Это в новом как раз «Синтон Плюс» мы находимся, да?

Николай Иванович: История «Синтона» — это такая колоссальная, огромная история, столько было смен, поворотов. Потом хорошо начали люди не только развлекаться, а еще и учиться, и заниматься, и заботиться…

Вначале люди понимали, счастье — если я сейчас счастливый, то на этом все завершилось. Да ничего подобного! Сейчас тебе хорошо, а что будет завтра? Ты хотя бы о себе всерьез подумал, о своем будущем? А дальше: хорошо, ты счастливый. А почему ты такой бедный, а почему ты нищий, а что ты в жизни можешь сделать? И — ты пустышка, ты мелочевка, ты никто? А ты в жизни что-то собираешься делать, в конце концов, для людей? А для этого ты что умеешь и ты что в жизни значишь?

Пошли наезды на «Синтон» со стороны коммерческих организаций — ребят, а без денег вы ничего не сделаете! Это была отдельная волна, отдельно были наезды, что если «Синтон» живет так дружно, «Синтон» — это секта; сюда же — наезды в связи со свободомыслием. Мне уже тридцать лет подряд не могут простить книжку «Философские сказки». Если я — человек скорее с естественнонаучным складом мышления, никаким образом не религиозный, я — исследователь, мне интересно — как научная деятельность — из чего и как складывается человеческая жизнь и культура. Мне «пришили» секту, что до сих пор тиражируется.

Но тем не менее, чем я горжусь, что «Синтон» как был, так и есть, по-моему, единственный тренинговый центр на территории Российской Федерации, где работает много ведущих с разными направлениями, программами; им здесь комфортно, они ценят атмосферу «Синтона», здесь дружный рабочий коллектив, здесь люди не занимаются склоками, люди ведут себя порядочно, люди уважают друг друга. Это касается и тренерского состава, и очень приличный контингент, достойный — те, кто приходит на тренинги. Разумные, светлые люди приходят, приводят сюда своих детей.

Отсюда люди уходят с хорошим здоровьем, с крепким бизнесом, с доброй, счастливой семьей. Куча детей — счастливых, светлых, радостных — на всех тусовках синтоновских бывает. Вот сейчас последняя перед глазами радость у нас — летние тренинги «Синтона», и в этом году привезли туда огромный батут. И когда я вижу: тут идут тренинги, а вот тут — бегают дети…

Во-первых, это такое счастье для детей: вот тут костер, вода, лужи, они бегают, они могут все попробовать, они могут даже дрова порубить, взрослые здесь всегда помогут! Я представляю, какое это счастье! А потом они прыгают на батуте,— это смешное ощущение — как консервные банки! И там человек 15 детей, и такое ощущение, что они прыгают целый день с утра до вечера без остановки. Совершенно феерическое впечатление, и детям это просто роскошно. И когда удается сделать жизнь, когда эта жизнь — деловая, энергичная, разумная, здесь нет пьянок, здесь нет тех, кто бестолковит, сквернословит, занимается фигней; когда люди думают о себе, о других, о будущем — вот это та жизнь, которая меня, почему-то, всегда привлекала.

Павел: Вы затронули вопрос, что всегда стремились к счастью и к гармонично развитой личности. Николай Иванович, а это одно и то же — счастье и успех? И что для Вас успех и считаете ли Вы себя успешным человеком сейчас?

Николай Иванович: Это четыре абсолютно разные вещи. Гармонически развитая личность — одно, внутренняя гармония, Павел,— другое, счастье — это третье, успех — это четвертое. С чего начнем и что важнее?

Павел: Что для Вас успех, Николай Иванович?

Николай Иванович: Это инструмент. Мне сам по себе социальный успех абсолютно неинтересен, это только показатель того, что ты движешься к своим целям и ценностям. Слово «успех» — скорее, от слова «успеть»: если ты быстрее других успел и взял тебе причитающееся — ты успешный, ты с чем-то. Если все взяли, а ты без всего — кто ты такой? Лузер, и ты не успешный. Наверное, успешным быть нужно. Другое дело, если ты успешный вор — это одна ситуация, успешно себя хотя бы накормил — другая ситуация, если ты что-то сделал для людей и тебя люди благодарят — это немного третья успешность. Это просто инструмент, это естественно быть успешным, как с утра надо быть умытым. Но спрашивать «А ты умыт сегодня или нет?» — это не вопрос, и ценно ли это, быть умытым. Что ты делаешь после того, как ты успешный?

Павел: А вот интересно также, Вы сказали о целях и ценностях. Николай Иванович, пользуетесь ли Вы какими-то методиками постановки целей?

Николай Иванович: Постановки целей или определения ценностей?

Павел: Думаю, это пересекается…

Николай Иванович: Большинство нормальных людей (Россия здесь не исключение, к сожалению,— никак не выделяется) живут вообще без всяких целей. Большинство людей живут в режиме «человек-организм», в режиме удовлетворения потребностей. Когда человек живет своими потребностями, т. е. своим телом, в котором они возникают — он живет от неудовлетворенных потребностей к тому, чтобы их удовлетворить, но у него нет внешних целей, которые привлекают его как таковые, у него нет ценностей, к которым он стремится. Только когда у человека появляются разум и воля, когда у него тем более есть какие-либо понятные ему ценности, он знает, куда и зачем он живет,— он может ставить цели. У него есть цели на день, на неделю, на месяц, на год. Это совершенно другой тип личности, но сколько этих людей в России? Десяти процентов точно нет. Пять процентов — дай бог.

Павел: Да, было исследование, Николай Иванович, только три процента имеет конкретные, может быть, даже уже записанные цели.

Николай Иванович: Это было исследование, по-моему, в 1902-ом или 1903-ем году,— сто лет назад. Думаю, что все-таки развитие культуры, психологии дает свои плоды. Не зря сейчас работают — втолковывают, впихивают… Другое дело, что сейчас человек может иметь все цели записанные. Раньше-то, если человек цели записал,— это у него в кишках, в позвоночнике сидело, это было его кровное. А сейчас его учат, что нужно писать. Ну записал он эти цели, положит он бумажку в надежде, пусть еще рассказывают, что если цели записать, они потом сами по себе реализуются.

Павел: А что вообще дают тренинги, Николай Иванович, у Вас целый центр в Москве, в Санкт-Петербурге, Вы проводите тренинги, Вы великолепный тренер, что они вообще дают людям и стоит ли посещать такого рода мероприятия? Многие считают, это секта, как Вы сказали…

Николай Иванович: Павел, так отвечать нельзя. Во-первых, тренинг — настолько тренингу рознь, и вообще, что называют тренингом? Когда говорят: «Я пойду, прочитаю тренинг» — этот человек берет листочек, что-то читает и изредка спрашивает аудиторию. Аудитория что-то отвечает, тем более, иногда это проходит в режиме вебинара, и это называют тренингом. Это близко к тренингу не лежит. Тренинги — настолько разнообразные, это огромный мир!

Тренинги психотерапевтические лечат проблемных людей, помогают избавиться от проблем. Огромное число женских тренингов занимают время общения женщин, которым некуда время девать. Есть тренинги для молодежи, бизнесменов, тренинги продаж, личностного развития руководителя, есть тренинги вообще не психологические, хоть там и учат печатать на клавиатуре, хоть общаться с ксероксом — это все тоже тренинги. Тренинг — это форма работы, а что с помощью этого инструмента люди делают — развлекаются, деньги зарабатывают, втюхивают вредные вещи в голову или полезные вещи — это только инструментарий. На некоторые тренинги я своих клиентов близко не подпущу, потому что к ним хорошо отношусь, а тренинги бывают вредны. В частности потому, что я сам руководитель организации и результативность тренингов я проверяю на своих же сотрудниках, и лучших сотрудников воспитал лично я — штучный товар, скажем так. Для меня тренинг — это то, что либо дает результаты для жизни, здоровья, успешности, смысла жизни, либо это развлекаловка, причем бывает достаточно спорная.

Мне важно смотреть на реальные жизненные результаты. Павел, может быть, для наших слушателей подскажу самый простой критерий эффективности тренинга. Если ко мне Павел, мой сотрудник, придет и скажет: «Николай Иванович, я слышал, тренер в таком-то центре ведет тренинг. Николай Иванович, отпустите меня на тренинг в рабочее время и за счет компании?» Я скажу: «С удовольствием, только скажи, под какую задачу ты пойдешь на этот тренинг и что ты мне предъявишь, чтобы я понял, что ты не зря ходил туда?» Обязательна строгая бизнес-задача!

Павел: То есть должна быть цель.

Николай Иванович: Если ты после этого не только хорошо продашь, а станешь более командным человеком, востребованным в коллективе, наладишь свою личную жизнь, будешь здоровым человеком, счастливым, бодрым, энергичным, я буду смотреть на тебя ближайшее десятилетие и радоваться благодаря тому, что ты на пару дней пошел на тренинг,— я буду считать это потрясающе классным вложением в тебя. Но мне нужно видеть реальные результаты, и чтобы и другие люди их видели. На такие тренинги ходить нужно, там есть настоящие результаты.

Павел: У Вас большая счастливая семья, я знаю, как Вы воспитываете своих детей и по осанке, и по обучению в школе. Важна ли именно гармония в семье и как она влияет на карьеру, бизнес?

Николай Иванович: Естественно, важна, но важно, насколько человек это понимает. На мой взгляд, любой душевно здоровый человек понимает, что семья — это естественно, только я здесь уточню с точки зрения бизнес-контекста. На гуманитарные темы говорить сложно, пока не перейдешь на язык бизнеса, за это я его очень уважаю. Наблюдения долгих лет (30 лет стажа позволили наблюдать не одну семью): мужчина без семьи — существо очень хрупкое, ломается при любой передряге. Семья — мощнейшая охранительная структура, которая делает человека прочнее. Я имею в виду хорошую семью. Плохая семья — взрывоопасная ситуация, никому ее не пожелаю. Но если человек благополучно живет без семьи, я ему посоветую быстрее сделать хорошую семью, потому что если он будет не один, а с хорошей женщиной и детьми, в которых ему хочется вкладываться, потому что это его продолжение,— он будет меньше болеть, он обязан быть здоровым, он будет объяснять своим детям вещи, которые он сам иногда забывает. Когда он три раза объяснит, до него самого это дойдет.

Павел: За великим мужчиной стоит всегда великая женщина, как гласит древнекитайская мудрость.

Николай Иванович: Это действительно так, поэтому у всех ведущих «Синтона» хорошие семьи, мы искренне рады, что это продолжается и у тех, кто ходит к нам на тренинги. Самое главное, что когда это не удача, а закономерная вещь,— семьи можно уверенно строить! Сколько устраивают бизнес-тренингов? Сотни.

Люди приезжают серьезные, озадаченные; только проходит бизнес-тренинг — догадайтесь, какие самые популярные вопросы? Да, семья и дети. Но сколько мы не пытались запускать тренинги о семьях — приличные люди не приходят. Уважаемые приличные люди! Хотя бы ради этого приезжайте на наши бизнес-тренинги, после тренинга вы получите самую важную и актуальную информацию! Насколько я интересуюсь бизнесом — для меня это предельно интересная часть жизни, также и строительство семейных отношений!

Когда я вижу, что распадаются семьи, мои коллеги утверждают, что институт семьи распадается, и нет перспектив, мы весело улыбаемся: «Ребята, вы о чем, это не сложно!» Это спокойно, на всю жизнь, счастье, любовь. Нет сомнения, что у тебя в семье будет — как всегда: красиво, светло, радостно, по-человечески! А дети какие будут? Счастливые, никуда не денутся, без кризисов! То, что психологи пишут, кризисы неизбежны, все сложно… Привет этим психологам, у них, наверное, так. Есть другие варианты, все делается у умных людей, которые построили свою жизнь.

Павел: Это конкретные шаги?

Николай Иванович: Абсолютно конкретные вещи!

Павел: Вы так много успеваете, у Вас гармоничные отношения в семье, преуспеваете в бизнесе, Вы здоровы. Как Вы все успеваете, чем руководствуетесь?

Николай Иванович: Я делаю все то, что пишут авторы во всех разумных книжках. Самая простая вещь — спать ложиться надо сегодня, до полуночи. Никакого алкоголя, ночных клубов. Разве жизнь некуда девать, надо сжечь лишние минуты жизни? Это делают лишь те люди, которым незачем жить! Самая крепкая основа для здорового образа жизни — когда есть, ради чего жить.

Есть обязательства перед женой, когда я делал ей предложение, я обещал, что буду рядом, красивый, здоровый, что она будет при деньгах. Так ты как мужчина выполняй свои обязательства! А что, я детей своих не люблю? Если я не буду соблюдать режим дня, разве они будут слышать мои нравоучения? А если мои сотрудники увидят, что я все время болею, хожу сутулый, серый, прочий, несчастный,— что я потом им буду говорить на тему «друзья, Вы на любимой работе, пожалуйста, занимайтесь делом, а не фигней, не страдайте, не сплетничайте, не тоскуйте»? У тебя есть обязанность перед смыслами, которые ты обозначил — смыслов по семье, по бизнесу!

У меня куча проектов, которые висят на мне! Университет практической психологии — хочется сделать хоть один университет в России, раз я критикую при всем уважении МГУ за неорганизованность учебного процесса. «А что критиковать-то, ты сделай!» — сказал я себе: «Так, чтобы был учебный процесс, за который не только не стыдно, а которым ты бы гордился. Чтобы люди говорили, что это, оказывается, возможно, что можно сделать вузы, которые будут красивые, и содержательные, и дельные. Чтобы каждый день там была осмысленная радость». Хорошо, объявил — делай. И что, я могу теперь увильнуть? Я могу это не делать? А совесть-то есть?

Павел: Мне нравится очень исследование, это книга Виктора Тарла. Он пишет как раз о том, что человек нуждается всегда в смысле жизни. В концлагере он исследование проводил, что все погибают, а он знает, для чего живет.

Николай Иванович: Это правда.

Павел: Вы интересно сказали по поводу вопроса, который задаете. Это характеристика преуспевающих людей, они всегда спрашивают: «А как я могу использовать время наиболее эффективно прямо сейчас?» Вы сейчас сказали, могу ли я пойти в клуб, или общаться впустую с кем-то, или сделать что-то полезное.

Николай Иванович, последний вопрос, который хотел бы Вам задать. Вы делаете очень много полезного, а есть ли у Вас какая-то (я думаю, есть) большая цель, и как бы Вы хотели, чтобы Вас запомнили через поколение, или с чем бы ассоциировали в психологии, или еще что-то?

Николай Иванович: Как бы ответить? … Дело в том, что современная психология катится в большую яму. Направление этого склона имеет два вектора. И если я хотя бы удержу психологию, а, может быть, и выправлю, чтобы психология была здоровой, полезной, а не вредительством, я буду считать это своим достижением перед Россией, перед культурой России. Потому что то, что происходит на психологическом рынке, мягко скажем, меня тревожит. Поэтому, если не углубляться в эту тему, задача, в частности, «Психологоса» — Энциклопедии практической психологии — чтобы сайт, который за последние четыре года стал крупнейшим сайтом психологической тематики в рунете, привлекал молодежь, студентов, разумных людей — тех, кто чем-то интересуется.

Чтобы они встречали здесь статьи, где без мистики, без эзотерики, без тяжелой болезненной психотерапии есть информация, как жизнь можно строить разумным образом, с уважением к себе, к другим, ставя цели, а не только надеясь на высшие силы. Без странных вещей, которые так или иначе иногда транслируются.

Психология должна быть светлой, простой, разумной, практичной вещью, которая так же необходима, как утром умыться, почистить зубы, сделать завтрак и пойти на работу.

Павел: Спасибо большое, Николай Иванович. Буквально пару слов, идей еще людям, которые хотят достичь больше, чем большинство, преуспеть в жизни.

Николай Иванович: Приходить в «Синтон», поговорить со мной. Дело в том, что я так люблю разговаривать, и когда я встречаю умных людей — пустите меня к умному человеку! Разрешите мне посмотреть на него! И для меня самая громадная радость — когда люди приходят после тренинга потом, через месяц, через полгода и рассказывают о своих успехах.

И еще: как приятно, что вот уже пятнадцать лет, как я нащупал и разработал один из самых простых и совершенных методов развития себя. Система пошагового развития, вместо сложных, неясных вещей общемотивационного плана человек может развивать себя с помощью около сорока упражнений — предельно простых, доступных любому человеку даже со средним образованием, не обязательно с высшим. Начинаешь их делать — самостоятельно, лучше в небольшой группе (пять-семь человек).

Как Бенджамин Франклин в свое время сделал систему нравственного самосовершенствования? Завел себе тетрадочку, у него там было двенадцать или четырнадцать листов, и он каждый день по этим упражнениям ставил себе оценочки, галочки, «делал — не делал». Он сделал себе кружок этого нравственного самосовершенствования в штате Пенсильвания, и они по пятницам собирались — интересно называлось у них унта, такое сборище, и они занимались нравственным самосовершенствованием. Благодаря именно этому Бенджамин Франклин стал — у него было всего два класса образования — первым иностранным членом Российской Академии наук и человеком, который внес в развитие Соединенных штатов столько, что трудно назвать кого-то, кто внес больше. Это колоссальное влияние.

Так вот, так же спокойно можно делать упражнения, собираться в группе единомышленников, и уже через девять месяцев твоя жизнь меняется на всю ближайшую жизнь. И ты живешь по этим простым вещам: позитив, конструктив, ответственность; ты здоровый, энергичный человек с большими целями по жизни, у тебя все всегда складывается, и у тебя не будет всего того, что описывается как депрессия, проблемы. Мы не будем заниматься этим, мы занимаемся красивой, светлой жизнью, идем. Мы знаем, сколько нам еще прожить, знаем, сколько мы успеем сделать, и делаем это с радостью.

Павел: Спасибо большое, Николай Иванович, за время, за интервью!

Николай Иванович: Кому интересно — приходите, интересуйтесь в «Синтон», университет практической психологии. Наверное, мы с Павлом эту тему еще будем развивать.

Павел: Да, с удовольствием, Николай Иванович! Спасибо Вам!

Николай Иванович: Спасибо!

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser