info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Руководство по аутопсихотерапии (история, теория, практика)

Автор: ВОРОБЕЙЧИК Я

ПРЕДИСЛОВИЕ

Каждый период истории человечества имеет свои особенности, накладывающие отпечаток на образ жизни людей, их психологию и защитно-адаптационные резервы организма. Человек современной эпохи значительно отличается от своих предшественников ментальностью, интересами, потребностями и нервно-психическим здоровьем.

Вторая половина ХХ столетия, а по прогнозам футурологов и ХХI век войдут в историю цивилизации как период чрезмерно бурных темпов научно-технического прогресса, приведшего не только к величайшим достижениям в области науки и техники, но и к колоссальному росту психогенных болезней и функциональных нервно-психических нарушений на стрессогенной основе. Это потребовало значительного увеличения контингента специалистов, оказывающих психотерапевтическую помощь – врачей, психологов и социологов, имеющих специальную подготовку по проведению лечебной или профилактически -ориентированной психотерапии.

Однако, темпы их подготовки значительно отстают от все возрастающей потребности населения в психотерапии, особенно в странах, где люди испытывают повышенные психоэмоциональные нагрузки из-за стрессовых условий жизни. Разрешение этой весьма сложной проблемы во многом зависит, как показывают специальные исследования, от осведомленности населения в вопросах аутопсихотерапии, применяемой в целях профилактики нервно-психических расстройств и поддержания результатов психотерапевтического лечения.

Повышение уровня знаний людей по психотерапевтической помощи себе и близким, по самовоспитанию и воспитанию с учетом требований педагогической психотерапии осуществляется двумя путями: посредством изучения научно-популярной литературы, посвященной проблемам аутопсихотерапии, и в процессе обучения на специализированных курсах, проводимых квалифицированными психотерапевтами.

По аутопсихотерапии существует огромное количество публикаций . Вместе с тем, среди них отсутствуют учебно-справочные пособия, соответствующие требованиям, предъявляемым к печатным трудам типа “Руководство”, в которых излагаемый материал должен быть систематизирован и классифицирован, содержать всестороннюю научно обоснованную информацию о рассматриваемом предмете и иметь учебную направленность.

Основным побудительным мотивом для нашей попытки осуществить подготовку »Руководство по аутопсихотерпии» являлась острая потребность в преодолении больших трудностей, испытываемых нами при проведении занятий со слушателями курсов — “Самопрофилактика стресса и психогенных болезней», «Домашний психотерапевт: задачи и функции» — вследствие отсутствия систематизированного труда по аутопсихотерапии.

Для обобщения материала по самопсихотерапии, анализа его научной обоснованности и изложения возникла первоочередная необходимость разработать классификацию психотерапевтических приемов, которые занимают доминирующее место в аутопсихотерапии и являются первой, базисной ступенью в овладении умением оказывать психотерапевтическую помощь себе и родным (вторая – включает упражнения, а третья — методы). Существенной преградой явилось и отсутствие в литературе гипотезы (концепции) о теоретической основе аутопсихотерапии, описания истории ее развития и крайняя недостаточность информации по аспектам педагогической психотерапии..

Аутопсихотерапия – это область психотерапии, состоящая из научно обоснованных приемов, упражнений и методов, применяемых для самокоррекции поведения, эмоционального состояния и мышления с целью повышения эффективности гетеропсихотерапии и самопрофилактики психогенных болезней, развития дезадаптивного поведения и негативных последствий стресса.

Аутопсихотерапия, как и гетеропсихотерапия, имеет медико-педагогическую направленность, что нашло отражение во многих вариантах классификации психотерапии, созданных, исходя из ее задач (например, по Л. Волбергу психотерапевтические методы разделяются на поддерживающие, переучивающие и реконструктивные) и воззрения на ее суть, сформулированного М.М. Кабановым, учеником и последователем В.Н. Мясищева, следующим образом: “Психотерапия является пограничной зоной, в которой сочетаются лечение и, в известном смысле, воспитание человека”.

Соответственно описанным взглядам на аутопсихотерапию в книге рассматривается ее два аспекта – медицинский и педагогический (педагого-психотерапевтический).

При этом аутопсихотерапия охарактеризована нами как отдельная ветвь психотерапии, имеющая четыре отличительные особенности, свойственные самостоятельным областям психотерапии – наличие собственной истории и теоретической базы, своих средств психотерапевтического воздействия и показаний для их применения.

Наше представление об исключительно актуальном значении популяризации знаний по аутопсихотерапии полностью совпадает с мнением, которого придерживаются видные психотерапевты, авторы научно-популярных книг: А. Адлер, Э. Берн, Д. Бернс, Н. Пезешкиан, Ф. Перлз, А. Эллис, Э. Фромм, Э. Шострам, М. Эриксон, М. Япко; В.А. Абабков, М.Е. Бурно, М.И. Буянов, В.Д. Вид, В.И. Гарбузов, А.И. Захаров, В.Завьялов, С.А.Игумнов, В.Е.Каган, В.Т. Кондрашенко, В.Л. Леви, В.В. Макаров, М.М.Решетников, М.Э. Телешевская и др. (многие из них адресованы и психотерапевтам).

При подготовке “Руководства” автор опирался на данные литературы, посвященной проблемам аутопсихотерапии, и собственного опыта многолетней работы психотерапевтом, психофизиологом и преподавателем на курсах психогигиенического профиля.

Среди рекомендованных средств аутопсихотерапии есть и предложенные автором вариант метода самогипноза, основанный на принципах аутотренинга, и модифицированная техника психогимнастики лица, ряд упражнений и приемов, применяемых для психотерапевтического самовоздействия и медиаторной помощи.

В книге подробно описана методика подготовки «индивидуального психотерапевтического комплекса” (ИПК), разработанная автором на основе принципов интегративной психотерапии и представления сторонников ведущих направлений научной психотерапии о необходимости обучения пациентов умению быть активным участником лечебно –реабилитационного процесса и стать “психотерапевтом для самого себя». Методика ИПК, как показывает наша практика, позволяет лицам, имеющим показания для психотерапии, самостоятельно проводить индивидуализированный подбор психотерапевтических приемов с учетом личностных качеств, исходя из общепризнанного положения: каждый человек уникален вследствие разных у людей генотипов, особенностей нервной системы, методов воспитания и опыта жизни.

Глава “Профилактическая учебно-воспитательная психагогика” написана школьным учителем истории И.Б. Пономаревой, глава “Гуманистически-ориентированная музыко-вокальная аутопсихотерапия” — преподавателем по классу вокала Н.М. Колесниковым и врачом М.Я. Минкович. При участии И.Б. Пономаревой подготовлена подглава, где освещаются вопросы истории народно-житейской психотерапии, а врача Г.Я. Воробейчик, сочетающей практическую деятельность по неврологии с научной работой, глава “Медиаторная помощь при органических заболеваниях центральной нервной системы”.

Материал книги изложен преимущественно в научно-популярной форме в соответствии с ее ведущей задачей: помочь психотерапевтам в подготовке учебного курса, ориентированного на обучение больных и медиаторов средствам лечебно-поддерживающей аутопсихотерапии,а практически здоровых лиц –профилактической(для самоукрепления психического здоровья, предупреждения развития дистресса и психогенных эаболеваний; повышения творческого потенциала, трудовой и учебной активности)..

Автор надеется, что “Руководство по аутопсихотерапии” будет способствовать и реализации задачи по поднятию уровня психотерапевтической грамотности населения, включенной в состав приоритетных участниками 3-го Всемирного конгресса по психотерапии (Вена, 2002 год),. .

Нами осознается, что книга может потребовать доработки и, прежде всего потому, что “Руководство по аутопсихотерапии” –это первая попытка в мировой практике систематизированного описания аутопсихотерапии и рассмотрения ее как самостоятельной области научной психотерапии( по даннным авторитетных библиографических источников и Medlinks GB,RU,US.).

Считаю своим приятным долгом искренне поблагодарить всех, кто содействовал подготовке монографии к изданию — авторов двух глав книги (врача Минкович М.Я. и педагогов ПономаревуИ..Б.,КолесниковаН.М.), главного редактора Маргариту Алексеевну Раскину, доцента, к.п.н. Татьяну Михайловну Козину и моего коллегу доцента Евгения Антоновича Поклитара, соавтора ряда общих работ по психотерапии.

Автор будет признателен всем за отзывы и пожелания, направленные на совершенствование структуры и содержания книги.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Общие вопросы аутопсихотерапии
ГЛАВА I

ИСТОРИЯ АУТОПСИХОТЕРАПИИ
(КРАТКИЙ ОЧЕРК)
Исторические корни аутопсихотерапии уходят вглубь веков, к незапа­мятным временам. Зародившаяся на заре человечества, она прошла большой и сложный путь — от “народно-эмпирической психотерапии”, основанной на многовековом опыте ус­пешного применения средств психотерапевтической самопомощи и анти­стрессового воспитания, до формирования “научно обоснованной аутопсихотерапии”, являю­щейся ветвью современной психотерапии.

История развития аутопсихотерапии тесно связана с вехами возникновения и становле­ния гетеропсихотерапии, особенно с ее направлениями, разрабатывающими средства аутопсихотерапии — приемы, упражнения и методы, предна­значен­ные как для поддержания лечения, проводимого психотерапевтом, так и для предупреждения болезней и нарушений деятельности центральной нервной системы, возникающих на психогенной основе.

Значительный вклад в формирование профилактического раздела аутопсихотерапии внесла педагогическая психотерапия, главной задачей которой является совершенствование системы воспитания и обучения с учетом требований превентивной психотерапии – психогигиены (сохранение и укрепление психического здоровья) и психопрофилактики (предупреждение психических болезней).

Аутопсихотерапия на современном этапе развития, как и многие другие области медицины и педагогики, имеет две формы: традиционную (научно обоснованную, официальную) и нетрадиционную (народно-эмпирическую, альтернативную). В каждой из них есть свои направления, сформировавшиеся в разные исторические периоды, что нашло отражение в хронологическом порядке изложения материала.

Народно-эмпирическая аутопсихотерапия
Это область аутопсихотерапии, представленная народно-психотерапевтическими средствами, которые:

— предложены преимущественно для коррекции эмоционального со­стояния на основе опыта их успешного применения без научно — обоснованной концепции (гипотезы), объясняющей пути их целебного воздействия;

— выводы об их эффективности сделаны на основе оценки субъектив­ных данных, иначе говоря, лицами их применявшими или рекомендовавшими;

— среди средств аутопсихотерапии большое место занимают приемы, оказывающие ле­чебно-профилактическое воздействие вследствие участия в психотерапев­тическом процессе не только суггестивного механизма, но и психофизиологи­ческих меха­низмов, запрограммированных природой (мышечно-эмоциональный, легочно-эмо­циональный, сенсорно-эмоциональный и др. — подробнее в 2.3).

Народно-эмпирическая аутопсихотерапия состоит из трех направлений: народно-житейской, на­родно-медицинской и альтернативной.
1.1.1. Народно-житейская аутопсихотерапия. Ее источником является передававшийся из поколения в поколение народный опыт о средствах психотерапии: по помощи себе и своим близким, антистрессовому воспитанию и умению противостоять психическим травмам. При этом арсеналы средств аутопсихотерапии разных народов нередко значительно отличаются, так как напрямую зависят от уровня культуры и медицинской помощи, мировоззре­ния, системы ценностей и других социально-психологических факторов. Народная психотерапия пре­терпевала значительные изменения в процессе истории человеческого общества, условно разделяемой на пять периодов:
1) Первобытное общество. Доисторического человека на каждом шагу подстерегали опасности, связанные с выживанием. Экстремальные условия быта побуждали к поиску лечебных средств не только при ранениях и болезнях, но и при психотравмах, вызванных тяжелыми переживания­ми из-за потери близких, безысходности возникавших ситуаций. Кос­венными доказательствами того, что у первобытных людей существовали средст­ва психоте­рапевтической само- и взаимопомощи могут служить результаты исследований особенностей быта людей, сохранивших образ жизни далеких пред­ков (отдаленные от цивилизации районы Африки, Азии, Америки.)
В этих племенах весьма часто применялись приемы самовну­шения, основанные на слепой вере в целительное влияние ритуальных обря­дов, их маги­ческое действие. При их исполнении изгонялись “злые духи”, что приводило к са­моуспокоению, а подчас и к исчезновению психоневротических проявлений. Слу­чаи исцеления от функциональных недугов укреп­ляли веру людей в чу­додейственную силу ритуальных обрядов. Прием “эмоциональной разрядки”, основанный на ис­поведуемом ритуале, применялся в период возникновения в жизни пле­мени несчастий, вызванных нару­шением табу одним из соплеменников. Все члены племени исповедовались, а нарушивший табу при­знавался в совершении греха. Это действие приводило к разрешению стрессовой ситуации, спаду эмоциональ­ного напряжения у “виновника” и его соплеменников.
Для поднятия боевого духа перед началом сражения исполнялись обрядовые танцы, оказывающие мобилизующее воздействие благодаря достижению “телесно-эмо­ционального эффекта”.

Социально-психологические исследования народов, находящихся на ступени родоплеменных отношений также показали, что у них были распространены игры, способствующие антистрессовому воспитанию. При их проведении имити­ро­вались опасные ситуации, возникавшие во время охоты или сражения.

2) Древний мир. Сведения о народной психотерапии в этот период развития человечества весьма скудные, возможно судить лишь о ее особенностях у народов, живших в странах, где зародились очаги цивилизации.

Исходя из сохранившихся письменных документов, можно считать, что одним из ее главных источников служили: “Сказки, мифы, басни, притчи и пр., которые наряду с художественной ценностью, являлись средствами народной педагогики и народной психотерапии, ими люди пользовались, чтобы помочь себе, когда еще не было научной психотерапии ” (Пезешкян Н. Восточные истории и психотерапия. — М., 1992 — С..20) .

Средиземноморье. Античные греки и римляне придавали ог­ром­ное значение слову как могущественному средству воздействия на человека и его психику. Убедительным доказательством этому служит “Похвала Елене”, на­писан­ная греческим философом Горгием Леонтийским (106-43 до н.э.). В ней со­дер­жатся следующие высказывания: “Слово есть великий властелин, который, обла­дая весьма малым и совершенно незаметным телом, совершает чудесней­шие дела, ибо оно может и страх изгнать, и печаль уничтожить, и радость вселить и со­страдание пробудить”.

Исцеляющая сила слова широко использовалась в народной психотерапии. Леген­дарный народный мудрец Эзоп, живший в VI веке до н.э., создал свыше 500 басен. Многие из них имеют и психотерапевтическую направленность — учат лю­дей пре­одолевать страх, бороться с пагубными привычками, правильно оценивать свое поведение и поступки. К примеру, в басне “Человек и ли­са” гово­рится об опасном неумении гасить гнев: “Один человек лютой ненавистью возне­навидел лису за то, что она портила его посевы. И, когда поймал ее, то в гневе при­нял решение: казнить ее страшной казнью — привязать к ее хвосту пак­лю, полить маслом и поджечь. Но злой рок погнал лису прямо на поле хозяина, и пришлось ему горько плакать, что ни единого зерна не осталось”.

Знаменитый психотерапевт М. Эриксон в своей практике широко использовал басню Эзопа “Борей и Солнце”, цель которой — побудить людей верить в силу разума. Борей и Солнце спорили, кто сильней. Победить должен был тот, кто заставит человека раздеться в дороге. Борей подул, и человек запахнул на себе одежду. Он дул сильнее, но человек замерзал и еще плотнее кутался в свои одежды. Борей устал и уступил человека Солнцу. Солнце стало сначала слегка пригревать, человек принялся снимать с себя все лишнее. Тогда Солнце припекло сильнее: человек не выдержал жары, разделся и побежал купаться в ближайшую реку. Таким образом, басня показывает преимущество рационального подхода к решению жизненных проблем.

Народами древней Греции и Рима созданы многочисленные мифы-сказания о легендарных героях, богах и происхождении явлений природы. Среди них и мифы, побуждающие людей к повышению своих психо­физиче­ских возможностей. Мифы об Антее, Геракле, Зевсе и других древних ге­роях ис­пользуют и в современной психотерапии. Так, для представления процес­са “за­рядки организма” жизненной энергией, психотерапевты рекомендуют паци­ентам представить образ Антея — древнегреческого великана, который был непо­бедим, пока соприкасался с матерью-землей. Мифы сочиняли, в основном, бро­дячие певцы и поэты — аэды и исполняли их под аккомпанемент струнного инст­румента кифары. За более чем 800 лет до н.э. один из древнегреческих аэдов – Гомер, опи­сывая в поэме “Илиада” вмешательство богов в жизнь людей, учил со­временников преодолевать трудности, сложные ситуации, правильно общаться друг с другом. Творчество аэдов, переходя из поколения в поколение, обогащалось новыми поэтическими произведениями, народными историями, шутками и анекдотами. Любопытно, что многие из анекдотов, обладающие психотерапевтическим, за счет юмора, воздействием, вошли в состав древне­греческого сбор­ника “Филогелос” (“Любитель смешного”), изданного АН СССР. В нем содержится ряд анекдотов, которые рассказывают и в современном обществе. Например, к врачу пришел больной с просьбой помочь ему избавиться от неприят­ных ощущений, воз­никающих после пробуждения. Пациент пожаловался врачу: “Когда я проснусь, то еще полчаса у меня темно в глазах. Что делать?”. Врач от­ветил: “Проблема эта легко решается… просыпайтесь на полчаса позже”. Болтливый цирюльник спросил шута: “Как Вас постричь?” — “Молча!” — ответил тот.

Кельты (галлы). Кельтские племена обитали на обширной территории Западной Европы до покорения ее римлянами и германцами в начале нашей эры. У кельтов был высокий уровень культуры, своя письменность. Свидетельствуют об этом не их исторические документы, а книга римского императора и полковод­ца Гая Юлия Цезаря, его “Записки о галльской войне”. Манускрипты и священные кни­ги жрецов-друидов, которые были безжалостно уничтожены религиозными фанатиками, боровшимися с язычеством и идолопоклонством. Кельты обожествляли при­роду во всех ее проявлениях и свято верили в возможность передачи энергии от деревьев к людям. Для повышения жизненного тонуса, преодоления недугов они обхватывали ствол дерева и образно представляли процесс вхождения в орга­низм целебных сил при­роды. В наше время применяется модифицированный ва­риант “кельтского приема” — его рекомендуют и активно используют натуропаты.

Многие латинские пословицы, появившиеся в Римской империи, не утратили своего психотерапевтического действия и в современном мире. Например, “Пока дышу, надеюсь” (Dum spiro, spero), “В здоровом теле — здоровый дух” (Mens sana in corpore sano), “О вкусах не спорят” (De gustibus non disputandum), “Человеку свой­ственно ошибаться” (Errare humanum est), “Мудрец всегда счастлив” (Sapiens simper beatus est), ”Слова волнуют, примеры увлекают” (Verba movent, exеmpla trahunt), “Здоровье – наивысшее благо” (Valetudo bonum optimum).

Восточно-азиатские страны. В древние времена успешно развивалась народная психотерапия в Китае, Индии и Тибете. До нас дошли пись­менные источники, свидетельствующие о широком применении аутопсихотерапии еще за 4 тысячи лет до нашей эры.

Китайская народная психотерапия. Преимущественно ориентировалась на применение психофизических приемов, улучшающих эмоциональное состояние и повышающих жизненный тонус. Сохранились документы, в кото­рых рассказывается о возникновении иглотерапии и точечного самомассажа, при­меняемого с ауто- психотерапевтической целью.

Около 50 столетий назад в Китае правил император Фу Си, человек весь­ма образованный и умный. У одного из его слуг сильно болела голова, и ничто не по­могало снять боль. Но однажды, работая в поле, человек ударил себя камнем по ноге, и головную боль сняло как рукой. Узнав об этом, и другие подданные им­пера­тора стали бить себя камнем по ноге при головной боли. Весть об этом дош­ла и до Фу Си, который также был подвержен приступам головных болей. Убе­дившись на собственном опыте в эффективности такого способа лечения, он ре­комендовал ис­пользовать его при болях другой локализации. В последствии им­ператор предло­жил использовать вместо камней специальные иголки, изготов­ленные из кремня или кварца. Позже его последователи рекомендовали применение точечного самомассажа, получившего широкое распространение в народе.Приблизительно в тот же исторический период зародилась методика ды­ха­тельной гимнастики — цингунляофа, вариант китайской психофизической гимна­стики, основанной на имитации релаксационных движений животных.

Индо-тибетская народная психотерапия. Ее многовековая история, прежде всего, связана с учением йогов и является по своей сути системой самовоспитания духа, тела и разума. В основе ее лежат релаксационные и мобилизующие прие­мы, вы­работанные народной практикой на протяжении тысячелетий. В пользу мнения о том, что жрецы — создатели системы йогов использовали народный опыт, свиде­тельствуют фольклорные источники и историко-этнографические ис­следования особенностей индо-тибетской медицины и педагогики. Многие позы, входящие в систему хатха-йоги, были разработаны на основе наблюдений за по­ведением жи­вотных и птиц в моменты их отдыха, максимального расслабления мышц или мо­билизации сил. Все это нашло отражение в названиях — поза льва, кобры, вороны, рыбы, кузнечика и др.

В Индии и других восточно-азиатских стра­нах с незапамят­ных времен существует пословица, свидетельствующая об уме­нии людей само­стоятельно регулировать эмоциональные состояния путем изме­нения ритма и темпа дыхания: “Душа (прана) — основа бумажного змея, а легкие — веревка, управляющая его полетом”.

Следует согласиться с мнением В.Т. Кондрашенко и Д.И. Донского, авторами учебного пособия “Общая психотерапия” (Минск, 1997 г.), которые полагают, что первоисточником медитативных техник, в том числе и системы йогов, были не религиозные культуры, а народный опыт по психотерапевтическому самовоздействию.

Бесценным наследием великой индийской культуры является “Махабхарата” — огромное собрание легенд и эпических сказаний, сюжеты которой, главным образом, имеют фольклорное содержание. Некоторые места этого грандиозного произведения, состоящего из 18 книг, поражают своим психотерапевтическим подходом. К примеру, “Кто себя победил, тот сам себе союзник, кто же собой не владеет, тот, враждуя, себе враждебен”.

Страны ближнего Востока. Письменные сведения об особенностях аутоп­сихотерапии у народов, проживавших в очагах зарождения древних ци­ви­лизаций, весьма скудные.

В Библии и других священных древнееврейских книгах, аккумулирующих народную мудрость, описаны многочисленные притчи царя Соломона. В них со­держится огромное количество мудрейших советов, которые не утратили актуаль­ность и в наше время, так как они учат преодолению жизненных невзгод и психотравмирующих проблем, ук­реплению духа и антистрессовому воспитанию. Например, “Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость” (Пр. 15.1), “Кто ожесточает сердце, тот попадает в беду (Пр. 28, 14), “Кроткое сердце – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей его” (Пр. 14, 30), “Отойди от человека глупого, у которого ты не замечаешь разумных уст” (Пр. 10, 7) и др.

У евреев еще в глубокой древности, как и у многих других народов, было принято рассказывать о своих тяжелых душевных переживаниях священнослужителю или мудрому человеку, вы­полнявших функции психотерапевта, и выслушивать их рекомендации о путях преодо­ления психотравмирующей ситуации. Советы часто сопровождались библейскими историями и притчами, усиливавшими их значимость. В результате эмоцио­нальной разрядки состояние улучшалось, совершенствовалось умение противостоять психо­травмирующим событиям, повышать стрессоустойчивость. Эта форма психо­ло­гической помощи применяется и в наше время, особенно широко в странах Востока, являясь “эффективной рацио­нальной и катарсической народной психотерапией” (А. Атанасов). В древнем мире использовалась и целебная сила музыки, в Библии упоми­нается о том, что будущий царь Израиля Давид игрой на музыкальном инструмен­те снимал эпилептические припадки у страдавшего ими царя Саула.

Древнеегипетские папирусы содержат подробные данные о технике гипно­тизации, применявшейся жрецами. Ведущее место в методике погружения в гип­нотическое состояние занимает прием, основанный на фиксации взгляда на бле­стящем предмете, который используется в ряде вариантов самогипноза и в современной технике гипноза. Древний Еги­пет является родиной ароматерапии, применяемой для улучшения эмоционально­го состояния. Душистые вещества, ароматические благовония часто использова­лись египтянами одновременно с гидротерапией или массажем с втиранием эфир­ных масел. Сохранились манускрипты с описанием методики физических уп­ражне­ний, которые расцениваются учеными как физиологически и психологически обос­нованные. Ряд этих упражнений вошел в состав психофизической гимнасти­ки, ко­торая применяется с аутопсихотерапевтической целью и способствует опти­миза­ции деятельности нервной системы.

Древние ассирийцы, проживавшие в Месопотамии, широко использовали в своей лечебной практике пассы, бесконтактный массаж. Легенда гласит, что нау­чила ассирийцев биоэнергетическим воздействиям богиня Бау, обладавшая экст­расенсорным даром.

Знаменитый древнегреческий историк Геродот, живший за 400 лет до нашей эры, описал интересный народно-психологический способ лечения, который он на­блюдал в Месопотамии. Больного выносили на рыночную площадь, многие лю­ди подходили к нему и давали советы, как победить недуг на основании собствен­ного опыта или наблюдений за теми людьми, которые исцелились от аналогично­го не­дуга.

3) Средние века. В этот период особенности развития цивилизации в разных странах на­ложили отпечаток и на народную психотерапию.

В арабских странах Х-ХII века были периодом расцвета культуры, благотворно повлиявшей и на развитие народной психотерапии. Знаменитые писатели и поэты, творившие в эту блестящую эпоху — Саади, Рази, Низами, Хафиз, Омар Хайям и другие, творчески переработали многие фольклорные произведения пси­хотерапевтического содержания (притчи, житейские истории, сказки), придав им более увлекательную, интересную форму.

К примеру, Низами в одном из своих четверостиший описал известный совет “народ­ной психотерапии” по преодолению чувства обиды, для восстановления душевного равновесия:

“Сердце бедное в тревоге, чем взволновано оно?
Оскорбленья и обиды испытать ему дано.

Убиваешься напрасно, друг, не надо тосковать, —

Все проходит в бренном мире, вечно жить не суждено”.

В замечательном памятнике арабского фольклора “Тысяча и одна ночь” содержится много сказок, повествующих о способах психотерапевтической помо­щи, применяемых в народной психотерапии. Рассказы о том, как умная Шахерезада ис­целяла психически больного властелина, служили одновременно источником на­родного по­знания путей самоулучшения эмоционального состояния, психотерапевтической помощи себе и другим.
Европейские страны. На особенности формирования народной психоте­рапии в восточно-европейских странах, прежде всего Руси, значительное влияние оказало монголо-татарское иго, тормозившее экономическое и культурное развитие народа на про­тяжении двух с половиной столетий. Из средств народной психотерапии более всего были распространены формы психотерапевтического самовоздействия с по­мощью заклинаний и заговоров — словесных форм, имеющих, по суеверным пред­ставлениям, магическую силу.

Заговоры применялись, прежде всего, с лечебной целью. Так, при зубной боли следовало произнести: “У Адамовых детей ни зубы, ни губы не болели, ни кости не мозжевали, отныне до веку веков не будут болеть. Аминь”. Повторялись заклинания 3-5 раз в течение дня и сопровождались круговыми движениями у ще­ки, где болел зуб.

Использовали заговоры и в качестве психологического оружия, имевшего двойное назначение — для защиты от вредоносного влияния “дурного глаза” (сглаза) и для наведения на врага порчи, чтобы вызвать у него болезнь, не­счастье и истощение физических возможностей.

Для поднятия боевого духа воинов часто применялись заговоры-обереги, пре­дохранявшие на войне “против супостата, от мечей и стрел”.

Широкое использование заговоров для гетеро-аутосуггестивного воздействия во многом определялось терпимым отношением православной церкви к народным традициям, связанным с проявлением язычества.

“Русское православие – не только благополучно соседствовало с язычеством, но и старалось до поры не замечать, как прекрасно уживались языческие поверья с верой во Христа. Погибли великие языческие мифы, но сохранились обряды и приметы, без которых немыслимо было сосуществование с природой. Сохранились даже празднества и ритуалы, удачно совместившиеся с христианством” (Д. Жуков, Л. Пушкарев. Русские писатели XVII века.- М. 1972 — С.18).

В суровую эпоху монголо-татарского владычества родились и былины — песни о богатырях, защитниках родины. Совершаемые ими подвиги вселяли веру о возможности победы над врагом. Особой популярностью пользовались былины о трех богатырях — Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче.

Устное народное творчество, оказывающее психотерапевтическое воздей­ствие, несли в народ сказители-гусляры и бандуристы, певцы-музыканты, зачас­тую талантливые самородки, наделенные поэтическим даром.

В Западноевропейских странах католического вероиспове­дания практически не использовались заговоры и заклинания в связи с нетерпи­мым отношением церкви к проявлениям язычества. В эпоху инквизиции (XIII — XVII в.в.) особенно суровые меры наказания применялись к лицам, подозреваемым в использовании языческих средств, колдовства. На кострах было сожжено около полумиллиона человек, преимущественно женщин, по обвинению их в колдовстве, связи с дьяволом.

Для предупреждения и преодоления бо­лезней, несчастных случаев, кризисных ситуаций народы западноевропейских стран в основном пользовались молитвами, содер­жащимися в религиозных книгах. Однако, многие скрыто продол­жали но­сить талисманы, зачастую с драгоценными камнями, имеющими опреде­ленное предназначение: сердолик — для отведения злых духов, удачи в делах; изумруд — для отведения черных мыслей, спасения от тоски, избавления от дур­ных снов и др.

Народная психотерапия в восточных и западных странах Европы имела и ряд об­щих, сходных черт психотерапевтического самовоздействия. Улучшению эмоционально-го состояния и предотвращению отрицательных по­следствий психотравмирующих переживаний спо­собст­вовали:

Праздничные народные торжества с веселыми жизнеутверждающими пес­нями и танцами. Выдающийся писатель-историк Н.М. Карамзин, основываясь на результатах изучения средневековых летописей, отмечает: “…любя народные торжества, языческие славяне устраивали различные праздники…” (История госу­дарства Российского.- М. 1988. С.59). Так в старые, дохристианские времена, согласно летописям, сла­вяне весело праздновали Русальную неделю и Семик.

В эти весенние праздники девушки и молодые люди шли в лес, выбирали стройную, кудрявую березку “завивали” ее, то есть: обвивали ствол лентами, а ветви украшали цветами и разноцветными бусами. Потом девушки собирали в ле­су цветы и плели венки. За этой работой они пели Семицкие песни, воспевая сла­вян­ское божество Дидо-Ладо — покровителя любви и браков. Сплетя венки, девушки надевали их на голову себе и молодым людям, и все сади­лись пировать под “завитую” березу. После пированья молодежь становилась в круг, окружала березку и води­ла хороводы до поздней ночи под пение хороводных песен, встречая весну.

Исследования чешского психотерапевта М. Гауснера, создавшего вместе с З. Кочовой метод “этнопсихотерапии”, показывают, что народные праздники, воспевающие природу и труд, имеют ду­ховное и психотерапевтическое значение, благотворно влияют на эмоциональное состояние. В христианских странах и сейчас распространены торжес-тва, оказывающие выраженное психотерапевтическое воздей­ствие на их участников благодаря возможности раскрепоститься, доверительному общению, реализации творческого потенциала, непосредственному выражению чувств, эмоциональной разрядке (Рождество, Масленица, Пасха и др.). Во многих западноевропейских странах еще со времен средневековья проводятся карнавальные торжества.

Пословицы и поговорки. Можно лишь строить предположения о времени их появ­ления, как и других фольклорных форм. Н.М. Карамзин, П.И. Рыбников, М.М. Кова­левский и другие историки-фольклористы полагают, что многие народ­ные изрече­ния с поучительным, назидательным смыслом возникли на Руси во времена та­таро-монгольского владычества. То есть, в ситуации, когда люди особенно нуждались в моральной, душевной взаимоподдержке и укреплении духа. Возможно предполо­жить, что и у народов западноевропейских стран большое ко­личество пословиц и поговорок сложилось в мрачный период средневековья, ин­квизиции и опустошаю­щих эпидемий. Многие из них дошли до наших дней и часто применяются в виде советов, рекомендаций. Так людям, перенесшим тяжелую психическую травму и остающимися наедине со своими переживаниями, дается совет: “Выскажешься — станет легче на душе”, ибо “Разделенное горе — половина горя”. Тем, кто неадек­ватно, пессимистически оценивает возникшую ситуацию, на­поминают, что “Нет худа без добра”, “После дождя — ясная погода”, а лицам склонным к вспышкам ярости и раздражительности — “Кто гнев одолевает, тот силен бывает”, “Пустая бочка пуще гремит” и т.д.

В период средневековья появилось и много народных изречений, посло­виц и поговорок психотерапевтического содержания, направленных на самовоспи­тание личностных качеств, необходимых для преодоления страхов, необоснован­ных тре­вог, трудностей. К примеру: “Не так страшен черт, как его малюют”, “Вол­ков бо­яться — в лес не ходить”, “Куй железо пока горячо” и др.

Для формирования умения предупреждать пессимистический настрой, обусловлен­ный трудностями преодоления жизненных преград и стрессовых си­туаций, еще с детских лет давались наставления в виде пословиц: “Терпение и труд все перетрут”, “Без труда нет плода”, “Без ученья нет уменья” и др. Следует от­метить, что пословицы и поговорки, являясь отражением народной мудрости и ду­ха народа, при сходном содержании имеют неодинаковые образные выражения у раз­ных народов. Это связано с различными традициями и обычаями, условиями жизни и культуры.

Шуточные народные зрелища. В средневековье пользовались большой по­пулярностью и любовью “народные психотерапевты”. Знаменитый английский врач А. Синденгейн, живший в XVI веке, утверждал, что “прибытие в город паяца для здоровья людей было важнее, чем 10 мулов, нагруженных лекарствами”.

В европейских странах было широко распространено творчество бродячих музыкантов-певцов, в репертуаре которых преобладали шуточные, веселые, за­бавные песни: скоморохи — в славянских странах, шпильманы — в Германии, бар­ды — в Англии, Ирландии.

Неизменным успехом у славян пользовалась кукольная комедия “Петрушка”. Впервые ее начали показывать в начале XVII века на ярмарках и торговых площадях, где скапливалось много людей. Петрушка – главный персонаж кукольного представления, был наделен чертами веселого, находчивого и жизнерадостного народного героя, защищающего слабых и несчастных.

Комедийная фольклорная пьеса содержала комические эпизоды, народную музыку, пляски, песни.

Шуточно-народные зрелища вызывали веселое настроение, улучшали эмоциональный фон. Кроме того, прибаутки “народного смехопсихотерапевта”, особенно с рифмованными поговорками, зачастую использовались для целебного воздействия на близких, проявляющих пессимистический настрой, неверие в свои возможности.

Народные сказки. В средневековый период появились и стали широко распространенными сказки о колдунах, леших, чертях, домовых, русалках и других существах языческого представления. Наряду с увлекательными волшебными и мифическими сказками были широко популярны и поучительные, вызывающие у детей желание подражать их героям, отличавшимся находчивостью, смелостью, рассудительностью, дружелюбием, силой воли и многими другими положительными личностными качествами.

Во многих из них представлен ценнейший опыт общения и разрешения трудных задач, которые ставит жизнь.

В популяризацию народных средств психотерапевтической помощи и антистрессового воспитания внесли вклад и выдающиеся деятели культуры эпохи Возрождения. К примеру, Даниэль Дефо (1660 — 1731 гг.) образно и детально описал прием оптимистического сравнения, основанный на сопоставлении плюсов и минусов в возникшей психотравмирующей ситуации в приключенческом романе “Робинзон Крузо”, который вошел в состав арсенала современной аутопсихотерапии (см. 4.1.1).

Великий драматург и поэт Вильям Шекспир в своих произведениях, неоднократно ставя своих героев в сложные психотравмирующие ситуации (связанные с необходимостью разрешения трудных проблем), дает советы по поведению в них.

Так, в пьесе “Генрих IV” он блестяще охарактеризовал суть телесно-эмоциональных приемов (“мышечный” и “легочный”), рекомендуемых народной психотерапией для мобилизации психических резервов, поднятия боевого духа.

Король дает воинам перед сражением наказ:

Когда ж нагрянет ураган войны,

Должны вы подражать повадке тигра.

Кровь разожгите, напрягите мышцы,

Свой нрав прикройте бешенства личиной!

Глазам предайте разъяренный блеск,

Сцепите зубы и раздуйте ноздри;

Дыханье придержите, словно лук,

Дух напрягите. — Рыцари, вперед!

Огромное влияние на развитие учения о психотерапевтической самопомощи и путях самовоспитания гармоничной личности оказал Мишель Монтень (1533 — 1592 гг.) — выдающийся философ, педагог и психолог. Многие его советы по совершенствованию личностных качеств и преодолению отрицательных черт характера (гнева, завышенного самомнения, лживости и других) заимствованы из народной психотерапии и педагогики. Мудрость народа он ценил высоко и был убежден, что “нравы и речи простых крестьян более отвечают предписаниям истинной философии, чем нравы и речи наших присяжных философов”. Его знаменитое произведение “Опыты” служило многим поколениям настольной книгой. Им зачитывались Пушкин и Герцен, Вольтер и Бальзак, Лев Толстой и многие другие. Г. Селье, преклоняясь перед Монтенем, избрал девизом для своей монографии “Стресс без дистресса” его знаменитый афоризм: “Кто никуда не плывет — для тех не бывает и попутного ветра”.

М. Лафонтен (1621-1695 гг.) создал много поучительных басен, навеянных народным творчеством и имеющих большое воспитательное значение, в частности, обучающих умению справляться со стрессом и снимать его отрицательные последствия.

4) Новое время. В XVI — XIX вв. развитие народной психотерапии имело определенные особенности.

Во-первых, европейская народная психотерапия пополнилась средствами аутопсихотерапии народов Индии, Тибета и Китая. Этнографические исследования народной медицины в Индии и Тибете, проводившиеся в основном в XVIII столетии, значительно расширили представления о возможностях саморегуляции деятельности организма при помощи приемов, составляющих основу системы йогов. Усиливали стремления овладеть тайнами индо-тибетской аутопсихотерапии и эстрадные выступления йогов-факиров, демонстрировавших “чудеса” самоуправления функциями организма, погружения в гипнотическое, трансовое состояние.

В середине XVIII века были опубликованы первые руководства по применению йоготерапевтических упражнений. В историческом плане интересно, что приемы самогипнотизации, предложенные Д. Брэдом, основоположником научной теории гипноза, оказались аналогичны древнеиндийским приемам. В монографии “Магия, колдовство, животный магнетизм и электробиология”, опубликованной в 1852 г., Брэд пишет: “Факиры и йоги вызывают у себя экстатический транс около 2400 лет с помощью приема, совершенно аналогичного тому, который я рекомендовал своим пациентам для самогипнотизации”. В XVIII веке в Европе стали известны также китайские методики иглотерапии и точечного самомассажа.

Во-вторых, значительно увеличились возможности населения знакомиться с литературой о народной психотерапии и народной педагогике. Этому способствовал ряд факторов:

— резко увеличился контингент людей, умеющих читать, вследствие совершенствования системы образования и создания широкой сети школ – церковно-приходских и светских;

— благодаря изобретению печатных машин (1810 г.), книги стали более доступными;

— сформировалась фольклористика как самостоятельная наука, в результате чего многие произведения, относящиеся к “народной психотерапии и педагогике” стали известны широкому кругу читателей;

— бесценный вклад в распространение знаний о народном творчестве, формированию любви народа к нему внесли выдающиеся писатели и поэты XVII — ХVIII века. Множество сказок Г.Х. Андерсена, братьев Гримм, басни Крылова и ряда других знаменитых литераторов вошли в золотой фонд аутобиблиотерапии (см. 6.2.1).

5) новейшая история (XX век). В минувшем столетии произошли существенные изменения в структуре народной психотерапии, появились новые эффективные ее формы:

— В 30-х годах была организована первая группа поддержки — общество анонимных алкоголиков. Инициаторами ее создания были биржевой маклер У. Вилсон и хирург Р. Смит, безрезультатно прошедшие курсы лечения в десятках наркологических учреждений. Благодаря обществу, они отказались от употребления алкоголя, стали трезвенниками до конца жизни. По данным 1988 г. в рядах общества состояло свыше 1,7 млн. человек, их группы созданы почти во всех странах мира. В настоящее время существуют многочисленные группы, основанные на принципе взаимопомощи — человек, который успешно преодолел трудную ситуацию, болезнь, горестное событие эффективнее может помочь другому человеку со сходной проблемой. Существуют группы азартных игроков, наркоманов, онкологических больных, страдающих депрессией, одиноких, людей с эмоциональными расстройствами и т.п.

— Появились новые варианты хобби-терапии, обусловленные достижениями научно-технического прогресса. К примеру, массовый характер приобрела вояжеротерапия — туристические поездки и путешествия. К этому привели колоссальные успехи в развитии отраслей промышленности, изготавливающих средства передвижения: самолеты, автомобили, поезда, что позволило снизить стоимость проезда, повысить комфортность и безопасность, расширить круг сервисных услуг.

— Огромные успехи в области видеотехники создали стимулирующие предпосылки для самообучения и проведения в домашних условиях аэробики и других видов психофизической гимнастики.

— Во многих городах цивилизованного мира возникли клубы по интересам, имеющие преимущественно народно-психотерапевтическую направленность. В них созданы благоприятные условия для удовлетворения духовных, творческих и интеллектуальных потребностей. Такие клубы имеют особенно важное значение в психотерапевтическом плане для тех, кто испытывает потребность в дружеских контактах, болезненно переживает неблагоприятные условия труда и быта, не может реализовать в жизни свои творческие или духовные интересы. Появились усовершенствованные варианты клубов по интересам. Так, в Одессе в восьмидесятые годы был организован общекурортный кабинет “Эстетотерапии и увлекательной трудотерапии”, который имел дополнительные преимущества. Его коллектив, в отличие от клубов по интересам, общается не только между собой, но и с большой группой людей, посещающих кабинет для ознакомления с произведениями народных умельцев, и, что чрезвычайно важно, для получения консультаций по технологии их изготовления. Встреча посетителей с членами клуба, в прошлом страдавших различными недугами, заряжает их оптимизмом, верой в исцеление, в то, что с помощью “терапии творческим самовыражением” победят болезни, повысят психофизиологические резервы организма.

— Немаловажный вклад в формирование положительной установки к применению народно-психотерапевтических приемов с использованием примеров из мифов, притчей и сказок, внесли ученые, изучающие их особенности – В. Богораз, Э. Базарон, А. Гуревич, Е. Еланская, А. Кондратьев, А. Петров, Д. Гордон, Б. Семичов, К. Леви-Строс, Н. Пезешкян, М. Элиаде и др.

Стимулирующее влияние на повышение уровня знаний психотерапевтов о народной психотерапии оказало включение в программу многих учебно-практических центров психотерапевтического профиля и кафедр последипломного образования занятий, освещающих вопросы народной психотерапии. Так, в институте психотерапии и клинической психологии (г. Москва) ежегодно проводится цикл “Сказкотерапия”, подготовлена серия видеокассет для заочного обучения.

В июне 2002 года состоялся Всемирный конгресс психотерапевтов (Вена). Среди его участников были психотерапевты стран Азии и Африки, которые в своих докладах подчеркнули, что им приходится уделять большое внимание совершенствованию знаний по народной психотерапии вследствие того, что большинство населения предпочитает лечиться методиками народной психотерапии.

Народный юмор как источник смехотерапии и стимулятор веселого, радостного настроения получил со второй половины ХХ века небывалое распространение.

Анекдоты — квинтэссенция народной мудрости стали чуть ли не обязательными элементами общения в компаниях, собирающихся для веселого времяпрепровождения. Анекдоты и смешные истории намного чаще, чем в былые времена, рассказывают друг другу для взаимной поддержки и поднятия настроения больные, находящиеся длительное время в лечебных учреждениях. Одной из ведущих причин широкого распространения анекдотов является их массовая публикация — издаются многочисленные сборники, анекдоты печатаются почти во всех газетах и популярных журналах, в том числе и медицинского профиля под девизом: “Смех – залог здоровья”, “Доктор смех”, “Смехотерапия” и др.

Народный юмор занимает доминирующее место в программах фестивалей фольклорного творчества, которые приобрели большой размах в последние десятилетия. В Канаде и США, где население преимущественно состоит их иммигрантов, проводятся многочисленные народные празднества, организованные разными национальными общинами – итальянскими, шотландскими, ирландскими, русскими (духоборы, казаки), еврейскими, украинскими и т. д.

В других станах, состоящих преимущественно из коренного населения, народные фестивали имеют национальную окраску.

— В ХХ веке повысился интерес врачей и психологов, специализировавшихся в области психотерапии, к изучению и применению средств народной психотерапии. Огромная заслуга в этом выдающихся психотерапевтов З. Фрейда, Э. Берна, Э. Фромма и М. Эриксона, широко применявших в своей повседневной практике метафоры из фольклорных источников.

1.1.2. Народно-медицинская (знахарская) аутопсихотерапия — направление эмпирической аутопсихотерапии, которая характеризуется тем, что рекомендации по психотерапевтической самопомощи больным дают знахари-психоцелители (шептуны-заклинатели, шаманы, маги, “народные стрессотерапевты”) с целью поддержания результатов их лечения.

В относительно редких случаях психоцелители обучают пациентов, а подчас и их родных, умению использовать психотерапевтические упражнения, если овладение ими представляет определенную сложность.

Приемы аутопсихотерапии суггестивного содержания рекомендуют пациентам, помимо психоцелителей, и лекари-травники. Любопытно, что еще в Древнем Египте, согласно папирусу Эберса (XVI в. до н. э.), травники рекомендовали произносить заклинания при приеме лекарственных трав для повышения эффективности их целебного воздействия. Психотерапевтические элементы суггестивного характера используют в своей практической деятельности и другие знахари — костоправы, кровопускатели и хилеры.

В свое время знахари приносили людям немало пользы. В древние времена и в период средневековья, а в ряде стран и позже, знахарство было целесообразным и прогрессивным явлением в связи с отсутствием врачей или их чрезмерно малого количества. К примеру, в России только в 60-е годы XVIII века был открыт первый медицинский факультет при Московском университете, который выпускал всего 15 врачей на всю многомиллионную страну.

В настоящее время знахарство широко распространено лишь в тех странах, где ощущается острая нехватка врачей или население сохранило традиционную веру в нечистую силу и лекарей — целителей. Так, в Свазиленде, небольшом королевстве на юге Африки, на одного дипломированного врача приходится почти сто знахарей. Большинство жителей Эфиопии обращаются за помощью к знахарям, ибо на 42 миллиона человек имеется лишь около 400 врачей.

Особенность терапевтической помощи, оказываемой целителями, в значительной степени зависит от быта, обычаев, традиций и уровня культуры населения. Статистика свидетельствует, что и в промышленно развитых странах есть немало людей, которые обращаются за медицинской помощью к знахарям. Одна из главных причин — вера в рекламу, необоснованные обещания о достижении чудо-результатов. В литературе описано огромное количество случаев, когда больные становились жертвами рекламы знахарей. Поверив в их целительную силу, в частности в возможность излечиться от рака, больные с опозданием обращались к квалифицированному специалисту, запуская свое заболевание.

Знахари, занимающиеся психотерапевтической практикой, в отличие от врачей, не несут ответственности за неоправданную саморекламу.

К лекарям-самоучкам относятся:

заклинатели-шептуны. В основном они распространены в славянских странах, применяют заговоры — словесные выражения, обладающие, по суеверным представлениям, материальной силой для исцеления от дурных влияний. Чаще всего их используют от сглаза и проклятий, приведших к болезням, нервно-психическим расстройствам и нарушениям жизнедеятельности организма.

Существует огромное количество заговоров, их содержание зависит от первопричин недуга и характера его проявлений. После завершения сеанса психоисцеления, заклинатель-шептун нередко дает “домашнее задание”: многократно повторять определенные словесные формулы для закрепления результатов лечения. В последние годы издаются книги, написанные знахарями, для самостоятельного овладения заговорами от различных заболеваний, болезненных пристрастий, неприятностей. Так, Н. Степанова, сибирская целительница, в 1997 году опубликовала четырехтомное руководство — самоучитель по применению магических заклинаний, способных уберечь от болезней и патологических влечений.

Народные стрессотерапевты, оказывающие психоцелительное воздействие на больных путем создания ситуации, вызывающей испуг. В настоящее время они встречаются в деревнях Белоруссии и некоторых других регионах бывшего Советского Союза.

Широко используют стрессогенный фактор для лечения больных колдуны — индейцы, живущие в Мексике. По данным Кастанеды, ими применяются подобные приемы также для коррекции поведения “трудных детей”. Знахари, как правило, предварительно встречаются с их родителями и инструктируют о способах психологической подготовки ребенка к “сеансу испуга”.

Научная психотерапия признает возможность достижения лечебного эффекта вследствие воздействия стрессотерапии, если для этого имеются показания. Известный психотерапевт А.М. Свядощ описал большое количество случаев исцеления больных с функциональными расстройствами, возникшими в результате тяжелой психотравмы (параличи, потеря зрения и слуха) у лиц с истерией или резким истощением нервной системы, с помощью разработанной им методики стрессотерапии. Стрессогенный фактор входит и в состав метода “нападения врасплох”, который предложил немецкий психотерапевт Кауфман и метода лечения алкоголизма путем “кодирования” по А.Р. Довженко.

В историческом плане известно, что еще в Древней Элладе знали о возможности целительного воздействия внезапных чрезвычайных раздражителей, вызывающих испуг. Сохранилась запись на стене храма Асклепия, бога-целителя: “Девочка немая, бегая вокруг храма, увидела змею, вползавшую на дерево в роще; в ужасе стала звать она отца и мать и ушла отсюда здоровой”.

Наблюдения врачей, в том числе и наши собственные, за больными прошедшими сеанс “испуготерапевтического лечения”, проводимого знахарями, свидетельствуют об опасности ее применения лицами, не имеющими медицинского образования. Нередко отмечаются отрицательные последствия у больных, которым стрессотерапия противопоказана.

Шаманы. Духовно-религиозные целители, практикующие в регионах, в которых население верит в злых духов — источников болезни и в их изгнание, как в путь к выздоровлению. В представлении многих коренных жителей северных районов России, индейцев Америки, аборигенов Австралии, шаманы обладают сверхъестественными способностями, являются посредниками между больным и Богом.

Как показали исследования Б.С. Семичова (1975 г.), сибирские шаманы широко используют наряду с суггестивными приемами и элементы групповой психотерапии при проведении камлания (ритуала, приводящего в экстатическое состояние, сопровождающееся пением и ударами в бубен). В лечебном сеансе участвуют родные больного и другие члены сообщества, что значительно повышает эффективность психотерапевтического воздействия шамана на больного.Особый интерес, с точки зрения аутопсихотерапии, представляет прием “исцеление через посвящение”, позволяющий пациенту обнаружить в себе “дар целителя”.

Психоцелительной практикой, основанной на магическом воздействии, занимаются и “белые колдуны”. Но в отличие от шаманов, они не выполняют функции священнослужения, не используют бубен для погружения пациента в трансовое состояние, а их методика не содержит психотерапевтические приемы для поддержания результатов лечения.

1.1.3. Альтернативная аутопсихотерапия — направление эмпирической аутопсихотерапии, основу которого составляют приемы и упражнения самопомощи, входящие в состав альтернативной, нетрадиционной психотерапии. Поскольку специалисты альтернативной медицины относятся к нетрадиционной медицине, то они, как и народные целители, не несут юридической ответственности за рекламирование преимуществ их методов лечения и своих уникальных способностей даже при условии, что их информация противоречит истине и реальным фактам.

В отличие от знахарей — психоцелителей специалисты по альтернативной медицине имеют сертификат, свидетельствующий о наличии у них необходимых для практической деятельности знаний (нередко это подпись руководителя платных курсов, продолжавшихся 1-4 недели). При этом они обучают приемам, предназначенным для самопрофилактики или самолечения не только своих пациентов, но и всех желающих их применять, как правило, на коммерческой основе.

Среди альтернативных психотерапевтов встречаются и врачи, в комплекс их лечения входят и средства официальной медицины.

Специалистов по альтернативной медицине условно можно разделить на две группы.

Первая состоит из альтернативных целителей, применяющих методы лечения, механизм действия которых объясняется непризнанными официальной медициной гипотезами. Отсутствуют и научно-обоснованные доказательства об эффективности их средств, которые должны быть проверены в клинических условиях путем специальных исследований. В ее состав входят:

Биоэнерготерапевты (экстрасенсы и мастера Рейки). В последние десятилетия в постсоветских странах отмечается резкий рост контингента людей, обращающихся за медицинской помощью к биоэнерготерапевтам. Это обусловлено повышением “магического настроя” населения, связанного с уровнем внушаемости людей, верой в возможность чудодейственного исцеления.

Теоретической основой лечения, проводимого экстрасенсами, является представление о том, что некоторые люди способны исцелять больных передачей им своей жизненной энергии путем бесконтактного массажа.

Современная наука не располагает объективными данными в пользу того, что целебное воздействие экстрасенсов, отмечаемое у ряда больных, определяется не суггестивным механизмом, а передачей биоэнергии. Некоторые из психотерапевтов, в том числе и мы, предполагаем, что даже в гипотетическом случае выявления биоэнергетических возможностей некоторых экстрасенсов, потребуются дополнительные исследования для их признания официальной медициной. Необходимо будет изучить, а впоследствии учитывать “фактор несовместимости” биополя экстрасенса и биополя пациента, как это проводится перед переливанием крови, для предупреждения возможных осложнений.

Биоэнергетическое лечение и обучение технике экстрасенсорного самовоздействия, практикуют и мастера метода Рейки, весьма распространенного в наше время. В методе Рейки, что в переводе с японского означает “универсальная жизненная энергия”, большое место занимают приемы, ориентированные на самоисцеление. Согласно их теоретическим представлениям, человек может самостоятельно зарядить свою “батарею жизни” с помощью космической энергии. Для этого он должен овладеть умением правильного наложения ладоней на рекомендуемые области головы, лица, тела в зависимости от локализации недуга. Перед началом сеанса, следует произнести фразу “Я обращаюсь к Рейки (Богу, Высшим силам, Космосу) и прошу прийти ко мне и лечить через мои руки” и т.д.

Рефлексотерапевты (иглотерапевты и специалисты по японскому и китайскому точечному самомассажу). Теоретической базой иглотерапии служит гипотеза, согласно которой у человека имеется 695 биологически активных точек, при воздействии на которые можно улучшить деятельность внутренних органов и систем организма, связанных с ними. Активные точки сконцентрированы в 14 меридианах, а также на поверхности ушных раковин и подошвах стоп.

Многовековой опыт применения иглотерапии свидетельствует об ее эффективности, в основном, при функциональных заболеваниях внутренних органов и нервной системы. Вместе с тем, несмотря на многочисленные исследования, до настоящего времени не раскрыты пути достижения импульсами внутренних органов при воздействии на биологические точки. Возможно предположить, что эффективность иглотерапии определяет и ряд других факторов: аттенционнотерапевтическое воздействие — переключение внимания от очага боли в зону, куда введена игла, неспецифическая реакция организма на введение игл и суггестивный психотерапевтический эффект за счет выраженной положительной установки больного к рефлексотерапии.

Шиацу, как и Китайский точечный массаж, проводится путем надавливания пальцем, но не в местах расположения биологически активных точек, а там, где имеются “беспокоящие части тела, что способствует мобилизации естественных защитных сил организма (Токиро Намикоши. Шиацу.- М., 1978 г.- С 8).

Вторая группа включает специалистов по альтернативной психотерапии, которые в состав своих методик включают некоторые приемы и упражнения, признаваемые официальной медициной как научно обоснованные.

Йоготерапевты — специалисты, обучающие системе йогов. Из приемов йогической терапии наиболее приемлемой, с медицинской точки зрения, является “шава-васана” — поза полного расслабления. Специальные исследования показали, что у больных гипертонической болезнью значительно снижается артериальное давление и улучшается самочувствие, если они в течение 3-4 недель ежедневно ею занимаются. Положительную оценку получили и приемы “пранаяма”, основанные на сознательной регуляции дыхания с целью снижения психоэмоционального напряжения, улучшения деятельности организма.

Ароматерапевты. Диапазон применения ароматических веществ для воздействия на психоэмоциональное состояние, нервный аппарат и другие системы организма весьма широк из-за разнообразия их влияния на его деятельность. При самообучении, или обучении под руководством ароматерапевта, необходимо учитывать, что возможны аллергические реакции, вследствие индивидуальных особенностей восприятия определенных запахов.

Пневмотерапевты — альтернативные специалисты, обучающие пациентов различным вариантам “целебного дыхания”.

В странах бывшего Советского Союза популярна методика дыхания по К. Бутейко и М. Стрельниковой. Согласно гипотезы Бутейко, причиной заболеваний, в том числе и психических, является глубокое дыхание, ведущее к дефициту СО2 (углекислого газа). В результате этого затрудняется переход кислорода из крови в клетки головного мозга и других органов. В соответствии со своим воззрением Бутейко предложил технику “поверхностно-целебного дыхания”.

Противоположной точки зрения придерживается Стрельникова, рекомендующая применять дозированное глубокое дыхание. Оба автора приводят данные, свидетельствующие об эффективности их методов, что позволяет сделать предположение о ведущей роли суггестивного фактора в достижении положительных результатов. В последнее время для саморегуляции дыхания выпускают специальные аппараты и тренажеры.

Альтернативные арттерапевты. В отличие от арттерапевтов, работающих в лечебных учреждениях, они не имеют специального образования по музыкотерапии, вокалотерапии и другим видам “лечения средствами искусства”. Поэтому альтернативные арттерапевты работают преимущественно в организациях культурно-просветительского характера, при этом нередко как волонтеры на общественных началах.

Научно обоснованная аутопсихотерапия
Научно-обоснованная аутопсихотерапия — область современной психотерапии, в состав которой входят средства самокоррекции поведения, эмоционального состояния и мышления. Она отличается от альтернативной аутопсихотерапии по следующим критериям:

— эффективность ее доказана целевыми клиническими наблюдениями и специальными исследованиями;

— механизм их целебного воздействия имеет научно-теоретическую основу;

— рекомендации по целесообразности их применения с учетом медицинских показаний исходят от врачей или клинических психологов, имеющих психотерапевтическую подготовку;

— доминирующее место в ее арсенале занимают средства аутопсихотерапии, предложенные ведущими направлениями научной гетеропсихотерапии.

Научно-обоснованная аутопсихотерапия возникла позже основной, главной ветви психотерапии – гетеропсихотерапии, фундамент которой заложили в ХVIII веке А. Месмер и Д. Брейд, впервые попытавшиеся теоретически объяснить суть гипнотерапии (основной же вклад в создание научной психотерапии сделал З. Фрейд).

Зарождение научной аутопсихотерапии связано с именем Куэ, разработавшего и теоретически обосновавшего в начале ХХ века с помощью Бодуэна метод “сознательного активного самовнушения”, в основу которого было положено представление о том, что поведением человека управляют воображение и подсознательные влечения (см. 6.1).

Несмотря на теоретическую слабость исходных позиций Куэ и Бодуэна и недостаточность ряда положений, метод активного самовнушения сыграл огромную роль в развитии научной аутопсихотерапии. В.Е. Рожнов, как и многие другие психотерапевты, изучающие историю развития научной психотерапии, пришли к общему выводу, что метод Куэ “следует признать поворотным моментом в разделении психотерапевтических методик гетерогенных, когда лечебное воздействие исходит от врача, и аутогенных, при которых источником психических влияний лечебного воздействия становится больной” (Руководство по психотерапии, 1985 г — С. 21).

Существенный вклад Куэ внес в распространение идеи о необходимости активного участия больного в лечебном процессе. Вместе с тем следует признать в контексте рассмотрения истории зарождения научно обоснованной аутопсихотерапии и следующие факты. Еще в начале ХХ века М. Бехтерев, выдающийся русский психиатр и психотерапевт, разработал метод мотивированного самовнушения, предназначавшийся для поддержания результатов лечения больных алкоголизмом, прошедших курс психотерапии. Больным давалось “домашнее задание” — повторять или писать несколько раз в течение дня мотивированные словесные формулы самовнушения, рекомендованные психотерапевтом.

Есть основание предполагать, что разработке метода активного самовнушения способствовало ознакомление Куэ с учением Канта о роли воображения в преодолении болезней (1790 г.) и религиозно-психотерапевтическим методом, предложенным Мэри Беккер-Эдди и получившим широкое распространение во второй половине ХIХ века в Северной Америке. Стефан Цвейг, знаменитый писатель и историк, в своей книге “Врачевание и Психика” высказывает обоснованное мнение о том, что “Мери Беккер по существу предвосхитила учение Куэ о самовнушении”. В настоящее время метод активного самовнушения по Куэ применяется весьма редко, в основном используются рекомендованные им словесные формулы в составе аутосуггестивных методов и приемов.

В последние десятилетия значительно расширился арсенал аутопсихотерапии. Практически всеми современными школами психотерапии разработаны средства аутопсихотерапии, преимущественно применяемые для поддержания результатов гетеропсихотерапии. При этом особенно большой вклад в ее формирование внесли бихевиоральное, гуманистическое, когнитивное и психофизиологическое направления.

Немаловажная роль в становлении современной аутопсихотерапии принадлежит и сторонникам психоаналитического направления и, прежде всего, его основателю З. Фрейду, впервые включившему в состав научной психотерапии средства народной психотерапии – приемы аутопсихотерапии, рекомендуемые для отреагирования психотравмирующих переживаний, эмоциональной разрядки (см 4.3.6).

1.2.1. Бихевиоральное направление аутопсихотерапии (от английского behavior – поведение). Это направление включает в себя приемы и упражнения аутопсихотерапии, повышающие самоконтроль за поведением и способствующие самопреодолению его неадекватных проявлений, которые могут быть применены как с профилактической целью – для предупреждения необоснованных конфликтов, повышения антистрессовых возможностей, уверенности в себе, так и с целью закрепления результатов поведенческой терапии при фобиях, патологическом влечении к наркотикам, других форм неадекватного поведения.

Теоретические основы поведенческой психотерапии разработаны американскими психологами в начале ХХ века. Основоположником бихевиорального направления психологии является Уотсон, опубликовавший в 1913 г. статью “Психология с точки зрения бихевиориста”, в которой утверждал, что поведение человека определяется средой и укладывается в схему S-R: каждой ситуации (или стимулу – S) соответствует определенное поведение (или реакция – R).

В 30-х годах формула поведения Уотсона была видоизменена Толменом, который, основываясь на экспериментальных исследованиях, включил в нее “промежуточную переменную”. Ее суть заключается в том, что на формирование поведения оказывает влияние способность индивида трансформировать стимул, зависящая от наследственности, приобретенного опыта, физиологического состояния и активности.

Почти одновременно с разработкой законов поведения изучались и принципы научения – процесса приобретения знаний, умений и навыков, необходимых для формирования адаптивного поведения. Э. Торндайк сформулировал основные положения теории научения методом проб и ошибок. Ведущее место в ней занимает закон эффекта. Согласно этому закону процесс научения осуществляется путем отбора из всех поведенческих действий тех, которые приводят к желательному результату.

Огромный вклад в развитие бихевиоральной теории поведения внес выдающийся психолог-психотерапевт Б. Скиннер. Он разработал принцип формирования оперантного поведения, исходя из результатов экспериментальных исследований, доказавших зависимость поведения от последствий, к которым оно может привести. Заслуга Скиннера и в создании теоретических основ метода программированного обучения, получившего широкое распространение в цивилизованных странах.

В 70-х годах А. Бандура и его сотрудники предложили новую теорию научения – когнитивно-социальную, согласно которой научение осуществляется посредством наблюдений и имитации модели, выбранной в качестве ориентира для подражания с целью модификации поведения.

Практический аспект. Начало разработок методов поведенческой психотерапии, включающих в себя приемы и упражнения, применяемые с аутопсихотерапевтической целью, связано с именами Д. Вольпе и Э. Сэлтера. В 50-е годы, опираясь на учение И.П. Павлова об условных рефлексах, Вольпе создал метод “систематической десенсибилизации”, применяемый при чрезмерной тревожности, а Сэлтер – упражнения по формированию уверенности у лиц, испытывающих чувство неполноценности, неверия в свои возможности.

Большой вклад в разработку аутопсихотерапевтических средств поведенческой психотерапии внесли школы, созданные основоположниками бихевиорального направления Б. Скиннером и А. Бандурой. На основе их концепции в 50-70-х годах был предложен ряд психотерапевтических приемов и упражнений, ориентированных на формирование адаптивного поведения (путем поощрения за достижение положительных результатов в преодолении неадекватных поведенческих реакций и моделирования адаптивного поведения с помощью имитационных и ролевых приемов). Впоследствии были предложены поведенческие приемы антистрессовой направленности, разработанные группой психологов-психотерапевтов, создателей концепции о копинг-механизмах, участвующих в процессе преодоления отрицательных последствий дистресса (Р. Лазарус, В. Мейнхенбаум, Ф. Канфер и др.). В арсенал средств поведенческой аутопсихотерапии вошли и приемы, предложенные в 70-е годы основателями нейролингвистического программирования Р. Бендлером и Д. Гринднером.

1.2.2. Гуманистическое направление аутопсихотерапии. В состав средств аутопсихотерапии входят преимущественно приемы, способствующие самореализации личностного потенциала, удовлетворению духовных потребностей (творческих, познавательных, эстетических) и повышению уровня самоуважения и собственного достоинства.

Гуманистическое направление, как самостоятельная ветвь психологии и психотерапии, сформировалось в 60-е годы ХХ века и получило свое название вследствие того, что в его основе лежит оптимистический взгляд на природу человека, его огромные потенциальные возможности реализовать свои способности, самостоятельно решить жизненные проблемы. Согласно гуманистической теории, каждый человек уникален, способен предопределять свое становление и развитие, ответственен за свои действия и решения, зависящие от самого человека, а не от окружающей среды.

Особенно большое влияние на формирование гуманистической психотерапии оказали А. Маслоу, создавший иерархическую модель мотиваций и К. Роджерс, разработавший теорию самореализации личности, положенную в основу “недирективной психотерапии”. Существенный вклад в дальнейшее развитие гуманистической психотерапии внесли В. Франкл, предложивший метод логотерапии, основной задачей которой является формирование гармонически развитой личности.

Немаловажное значение в разработке практических основ гуманистически-ориентированной аутопсихотерапии имеют труды большой группы психотерапевтов, в том числе из бывшего Советского Союза, по арттерапии, библиотерапии, терапии творческим самовыражением, музыкотерапии и эстетотерапии (А.Е. Алексейчик, М.Е. Бурно, В.Ю. Завьялов, Е.А. Поклитар, А.В. Свешников и др.)

1.2.3. Когнитивное направление аутопсихотерапии (когнитивный – от английского глагола “знать”). Отличительная особенность его в том, что используемые в нем приемы и методы аутопсихотерапии формируют умение логически оценивать стрессогенную ситуацию с проявлением адекватно-оптимистического отношения к своим возможностям успешно ее преодолеть, разрешить.

Основу когнитивного направления составляют три метода – рациональная психотерапия, когнитивно-эмоциональная психотерапия (по Беку) и рационально-эмотивная (по Эллису).

Рациональная психотерапия. Принципы ее применения как самостоятельного метода психотерапии разработал П. Дюбуа в начале ХХ века.При ее создании он исходил из представления о том, что причиной невроза являются алогичные, ошибочные суждения больного о проблемах, вызывающих у него психотравмирующие переживания, а поэтому лечение должно заключаться в коррекции мышления невротика и в обучении его умению логически мыслить.

Дюбуа считал, что “психотерапия должна представлять собой перевоспитание и что следует прибегать к тем же приемам, что и при воспитании, т.е. нужно развивать и укреплять ум больного, научить его правильно смотреть на себя и окружающий мир”.

Теоретической основой и практической базой для разработки П. Дюбуа рациональной психотерапии служило учение о логике — рациональных суждениях и умозаключениях, а также методика проведения логически обоснованного диалога.

Основные положения логики — законы мышления, требования к логическому, правильному мышлению и логическим операциям, участвующим в процессе мышления — были впервые сформулированы философами античного мира (Аристотелем, Платоном, Сократом и другими). Дальнейшее развитие учение о логике получило в трудах Декарта, Спинозы, Канта и многих других выдающихся философов.

Второй источник рациональной психотерапии — методика “рационального диалога”, предложенная древнегреческим философом Сократом. Ее суть в том, чтобы подвести собеседника к необходимости самому признать ошибочность своих суждений, алогичность умозаключений и согласиться с обоснованной критической оценкой его взглядов и воззрений. Методика Сократа выдержала многовековое испытание временем, и в настоящий период ее рекомендуют применять в психотерапевтической практике как в виде диалога, так и “самодиалога”.

Заслуга П. Дюбуа не только в том, что он воскресил “сократовский диалог”, доказав эффективность его психотерапевтического воздействия, но и усовершенствовал его, исходя из лечебно-профилактических задач рациональной психотерапии.

В последующем для повышения эффективности рациональной психотерапии был предложен ряд дополнительных приемов: “дидактики” (А. Кронфельд, И.С. Консторум), “обучения законам логики” (Д.В. Панков), “эмоционально-стрессового воздействия” (В.Е. Рожнов), “мобилизующей критики и самокритики” (Я.Н. Воробейчик), исходя из представления, что коррекция ошибочных взглядов достигается в процессе аргументированной дискуссии врача с больным или путем самодиалога, имеющих критико-мобилизующую направленность.

Ряд приемов рациональной психотерапии был адаптирован психотерапевтами с целью их применения для психагогического воздействия и антистрессового воспитания (см. 7.1.1.).

Когнитивная психотерапия включает два основных метода, принципы применения которых были определены крупнейшими американскими психотерапевтами — А. Беком и А. Эллисом в 60-х годах XX века.

Общим для этих методов является то, что в отличие от рациональной психотерапии, они базируются не только на законах логики и технике проведения “сократовского диалога”, но и на принципах когнитивной психологии, сформированных еще в 30-40-х годах прошлого века Пиаже, Толменом и Брунером. Как отдельное направление когнитивная психология окончательно утвердилась в 60-е годы, когда Нейсер опубликовал свой труд “Когнитивная психология”.

Основные положения когнитивной психологии, изучающей способы оптимизации мыслительных процессов и переработки информации:

— человек — активное, а не пассивное создание природы, находящееся под контролем внешней среды (в отличие от бихевиоризма);

— характер реакций на возникшую ситуацию, в первую очередь, зависит от ее интерпретации, следовательно, психотравмирующие переживания при стрессе зависят, прежде всего, от отношения к его источнику;

— самопознание ошибок мышления, порождающих необоснованные психотравмирующие переживания, является необходимым условием для преодоления депрессивных и других эмоциональных расстройств.

Метод эмоционально-когнитивной аутопсихотерапии имеет несколько вариантов, разработанных учениками и последователями А. Бека, изучавшего свыше 30 лет ошибки мышления больных и пути их коррекции. Наиболее широкое распространение и признание получил аутопсихотерапевтический метод когнитивной психотерапии, предложенный А. Бернсом. Его книга “Новая терапия настроения” (“Хорошее самочувствие”), описывающая метод эмоциональной саморегуляции, издана многомиллионным тиражом и является настольным пособием, прежде всего, для лиц, страдающих депрессией. В 1999 году вышло ее новое издание с предисловием, написанным А. Беком. Основоположник когнитивной психотерапии характеризует ее как: “Чрезвычайно полезное руководство для людей, страдающих депрессией”.

Рационально-эмоциональная терапия разработана А. Эллисом, предложившим не только гетеропсихотерапевтический, но и аутопсихотерапевтический вариант. Основная причина, побудившая его создать и описать в популярной форме – “огромная потребность людей в книге, основанной не на утопических концепциях, а на позициях научно-исследовательского мышления и реальных взглядов на жизнь”.

К группе аутопсихотерапевтических средств, применяемых для формирования оптимистической направленности мышления, примыкают и “логико-установочные” приемы, предназначенность которых – корректировать необоснованную установку к психотравмирующим факторам и способствовать формированию уверенности и готовности к их преодолению.

Причины возникновения неправильных установок, вызывающих неадекватные проявления поведения и эмоциональные нарушения, объясняют когнитивные теории мотивации, предложенные психологами и нейрофизиологами в 70-е годы (Боллес, Деси, Ньютен, П.В. Симонов).

Наиболее обоснованные представления (с точки зрения аутопсихотерапии) о процессе формирования “патогенных установок”, способствующих развитию невроза и других психоневротических расстройств, содержатся в информационной теории, разработанной нейрофизиологом П.В.Симоновым. Согласно его концепции, основанной на экспериментальных исследованиях и клинических наблюдениях, одной из основных причин возникновения невроза и эмоционального стресса является отсутствие необходимой информации для правильной, обоснованной оценки травмирующей проблемы и поиска путей ее решения.

Усугубляют развитие негативных последствий “информационного дефицита” (термин П.В. Симонова) низкие уровни:

— потребностей в достижении цели, стимулирующих процесс мобилизации воли, психофизиологических резервов организма;

— поисковой активности в нахождении выхода из создавшейся фрустрирующей, тупиковой ситуации;

— мотивации к возможностям найти оптимальный вариант рационального решения сложной психотравмирующей проблемы.

1.2.4. Психофизиологическое направление. Отличительная особенность – основу его составляют средства аутопсихотерапии, оптимизирующие эмоциональное состояние путем активизации психофизиологических механизмов.

Приемы, упражнения и методы аутопсихотерапии, ориентированные на самоулучшение эмоционального состояния, применяются значительно чаще, чем когнитивно-рациональные, гуманистически-ориентированные и бихевиоральные, поведенческие. Это, прежде всего, определяется тем, что их психотерапевтическое воздействие осуществляется через большее количество механизмов саморегуляции деятельности центральной нервной системы – мышечно-эмоциональный, легочно-эмоциональный, сенсорно-эмоциональный, межэмоциональный, психоэнергорегули-рующий и психоэмоциональный. Важное значение имеет и сравнительно более простая техника овладения ими, чем средствами аутопсихотерапии, применяемыми для оптимизации когнитивной и поведенческой сфер личности. Теоретическая база разработана большой группой ученых, изучающих механизмы саморегуляции психоэмоциональной сферы.

Нейрофизиологическими исследованиями доказана возможность улучшения эмоционального состояния путем целенаправленного изменения тонуса мышц (И.М. Сеченов, Н.Е. Введенский, И.С. Беритов; И. Тасаки, У. Джейкобсон и другие), процесса дыхания (Б.Ф. Вериго, А.А. Крауклис, И.С. Бреслав, А.И. Ротбак, В.В. Козлов; Д. Холден, Я. Пристли, Р. Фрид, Б. Уэст), межэмоциональных отношений (И.И. Павлов, А.А. Ухтомский, А.Р. Лурия, Н.Т. Костюк, Н.П. Бехтерева; Ч. Шеррингтон, К. Прибрам и другие) и психоэмоциональных связей (П.К. Анохин, П.И. Зинченко, Г.И. Косицкий, М.Л. Линецкий, А.Р. Лурия, В.С. Файбышевский, Д.Н. Узнадзе, В. Вундт, Ф. Лазарус, Д. Олдс, В. Пенфельд и другие).

Важная роль в формировании теоретической основы психофизиологического направления аутопсихотерапии принадлежит также У. Джеймсу и Г. Ланге, выдвинувшим независимо друг от друга психофизиологическую теорию эмоций в конце XIX века. Согласно их взглядам, эмоциональное состояние зависит от степени напряженности мышц, особенно мимических, и мышечного слоя кровеносных сосудов. По Джеймсу “мы печальны потому, что плачем; боимся потому, что дрожим, радуемся потому, что смеемся”.

Практическая база психофизиологического направления стала создаваться еще в древние времена, прежде всего в странах Востока, где в IV веке до нашей эры применялась система Хатха-йога, имеющая психофизиологическую основу.

Многие психотерапевтические приемы саморегуляции эмоциональной сферы, достигаемой путем активизации сенсорного, межэмоционального и психоэнергетического механизмов, заимствованы из народной психотерапии. Включены народно-психотерапевтические приемы в арсенал современной аутопсихотерапии, так как в их целебном воздействии суггестивный фактор имеет второстепенное значение.

Психофизиологическое направление аутопсихотерапии (как научно-обоснованное) сформировалось в 30-е годы. Теоретические и практические ее аспекты разработали основоположники аутопсихотерапии – И. Шульц и Г. Джекобсон, создатели психофизиологических методов саморегуляции деятельности центральной нервной системы, применяемых и в настоящее время (см. 6.1).

История возникновения второй ветви аутопсихотерапии – педагоготерапевтической – рассматривается в главе 7, посвященной ее трем направлениям: психагогическому, психопедагогическому и медиаторному.

В контексте рассмотрения истории развития АП определенный интерес представляет книга, изданная в 2003 г. “50 Self–Help Classics”, автор Tom Butler-Bowdon. В ней содержится краткая характеристика классических работ по психотерапевтической самопомощи пятидесяти авторов,многие из которых — основоположники современной психотерапии (Ассаджиоли, Берн, Маслоу, Эллис, Фромм и др.).

ГЛАВА 2

СТРЕСС И АНТИСТРЕССОВАЯ ЗАЩИТА

Проблема стресса – одна из актуальнейших в современной науке, прежде всего медицины, психологии и социологии. В последние десятилетия произошел чрезвычайно быстрый рост болезней, патологических влечений к наркотикам и алкоголю, умственных переутомлений и несчастных случаев на стрессовой основе. Огромные успехи в области видео-информационной технологии привели к появлению колоссального количества взрослых и подростков, страдающих компьютерной болезнью и порождающей их психоэмоциональные расстройства в виде синдрома “информационной усталости”, игромании, интернетонаркомании и виртуального восприятия действительности.

Доказано, что длительный интенсивный стресс является причиной возникновения почти 70 % болезней сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и других систем организма или провоцирующим фактором их развития, если они протекают латентно, что чаще всего наблюдается при злокачественных новообразованиях.

По данным американских ученых, 75 % посещений врачей вызваны нарушениями деятельности организма, обусловленными стрессом. Согласно данным правительства США, ущерб, наносимый американской промышленности, ежегодно исчисляется суммой в 150 миллиардов долларов (стоимость медицинского обслуживания, убытки от снижения производительности труда, прогулов и несчастных случаев).

Стремительное возрастание вредоносных последствий стресса в высокоразвитых странах связано с тем, что современный человек по сравнению со своими предшественниками:

— испытывает гораздо большие психоэмоциональные нагрузки. Значительное увеличение их определяется, с одной стороны, бурными темпами научно-технического прогресса, приведшими к резкому перемещению центра нагрузки с мышечной системы на нервный аппарат, а с другой — возрастанием во много раз стрессорных факторов, вызывающих тревоги, страхи, опасения (из-за ухудшения экологической, криминальной, социальной и экономической ситуации во многих странах);

— обладает меньшей стрессоустойчивостью. Снижение сопротивляемости стрессорным воздействиям обусловлено ухудшением системы антистрессового воспитания детей (см. 7.1) и тем, что многие люди, испытывающие эмоциональный стресс на работе, нерационально используют досуг (в свободное от домашних дел время смотрят телепередачи, не отрываясь от экрана или монитора компьютера, что приводит к дополнительным нагрузкам на психоэмоциональную сферу из-за повышенного напряжения зрения, слухового аппарата и длительного отсутствия физических нагрузок). Большую роль в снижении стрессоустойчивости играет и “эволюционный фактор”: скорость процессов совершенствования защитно-адаптационных механизмов, созданных природой, значительно отстает от темпов повышения стрессовых нагрузок на человека. Имеются данные, что антистрессовые механизмы функционируют так же, как 200-300 лет назад;

— переживает стрессовые ситуации намного болезненнее. Стрессореактивность людей, острота и тяжесть их реакций на стресс-факторы стала намного сильнее в связи со значительным повышением ценностной оценки жизни и здоровья, возрастанием уровня притязаний к условиям комфортности быта, труда и межличностным отношениям;

— пессимистичнее настроен к будущему, что усугубляет негативное воздействие стресс-факторов. В последние десятилетия XX века основной причиной пессимистического настроя людей является отсутствие ближайшей перспективы улучшения социально-экономического положения во многих регионах мира, в том числе и в странах бывшего Союза (так, в России, по данным головного центра психического здоровья, свыше 30 % людей страдают депрессией).

Чудовищные преступления террористов 11 сентября 2001 года в США и 24-25 октября 2002 года в Москве породили у многих людей цивилизованного мира пессимистическое мироощущение, предрасполагающее к развитию хронического стресса, из-за необоснованной убежденности в неизбежности апокалипсиса – гибели человечества вследствие отсутствия эффективных средств борьбы с террористами, способными применять оружие массового уничтожения (ядерное, биологическое, химическое и другое).

2.1. Учение о стрессе

Впервые понятие “стресс” (по англ. stress — напряжение, давление) ввел канадский ученый Ганс Селье. Более полувека назад он создал концепцию, получившую всемирное признание. На основе многочисленных экспериментальных исследований Селье установил, что под воздействием разного рода раздражителей — стрессоров (холод, переутомление, страх, разочарование, унижение и др.) возникает стереотипная, однозначная реакция, названная им “общий адаптационный синдром”. Этот синдром и лежит в основе стресса — состояния напряженности организма, проявляющееся в активизации его защитно-адаптационных механизмов в ответ на воздействие чрезмерного стрессора (по силе, частоте или продолжительности влияния).

Общий адаптационный синдром имеет три фазы, соответствующие стадиям развития стрессового состояния:

*тревоги — мобилизации антистрессовых сил благодаря повышению секреции гормонов надпочечника — кортикоидов и адреналина;

-*сопротивления — приспособления к трудной ситуации путем повышения стрессорезистентности организма в результате усиления выработки гормонов и включения физиологических механизмов в антистрессовый процесс;

*истощения – потери способности организма противодействовать стрессорному воздействию в связи с резким уменьшением или исчезновением антистрессовых резервов .Таким образом, динамика развития стресса, перехода от одной фазы к другой определяется уровнем возможностей организма противодействовать стрессорному воздействию, который зависит как от интенсивности и продолжительности влияния стрессора, так и от резервных защитных сил организма и умения противостоять стрессорам.

В настоящее время наибольшее признание получила классификация стрессоров, согласно которой различают физиологические стрессоры (вызывающие чрезмерные нагрузки на организм из-за больших физических усилий, высокой или низкой температуры, сильного шума и других) и психологические, среди которых доминирующее место занимают эмоциональные стрессоры – психологические факторы, приводящие к развитию стрессового состояния в результате того, что они порождают аффективные переживания.

Эмоциональные стрессоры, точнее психоэмоциональные, имеют наиболее широкое распространение и, чаще всего, являются причиной стрессообусловленной патологии. В зависимости от характера порождаемых эмоций, согласно концепции Г. Селье, психологические стрессоры разделяются на две группы:

Первая. Дистрессоры – стрессоры, вызывающие выраженные отрицательные эмоции. Вследствие разного влияния на организм их делят на две группы:

1. Вредоносные дистрессоры – болезнетворные (патогенные, деструктивные) эмоциональные стрессоры. Сила их отрицательного воздействия на организм превышает его антистрессовые возможности, что ведет к развитию второй, а порой и третьей фазы стрессового состояния.

При этом Г. Селье, как и другие авторы, подчеркивает, что эмоциональные стрессоры, ведущие к развитию дистрессового состояния у современного человека, для наших далеких предков зачастую не являлись вредоносными. И не только потому, что они вызывали естественную защитную реакцию, переводившую организм на “военное положение” в период опасности, мобилизуя его психофизиологические резервы.

Первобытный человек не испытывал выраженное отрицательное влияние чрезмерного стресса благодаря тому, что использовал в психотравмирующей ситуации мощное антистрессовое средство — включал “мышечно-эмоциональный механизм”. Он, к примеру, при оскорблении или унижении набрасывался на обидчика, вступая с ним в схватку, или убегал от него, в случае если тот оказывался сильнее. Под влиянием больших физических усилий изменялся путь движения адреналина (“стрессогенный гормон”) – направлялся он от сердечно-сосудистой системы к мышечной, вследствие чего нейтрализовывалось его вредоносное воздействие.

Современный же человек не может нарушать этические нормы поведения, принятого в цивилизованном обществе и уподобляться дикарю. В результате этого неотреагированные отрицательные эмоции нередко приводят к развитию дистрессового состояния (при низком уровне стрессоустойчивости или неумении использовать средства психотерапевтической самопомощи).

Дистрессоры условно подразделяются на внешние и внутренние. К первым относятся стрессогенные факторы, находящиеся во внешней среде, вне организма человека. Чаще всего источником негативно-эмоциональных переживаний, ведущих к дистрессу, являются трагические события, напряженные межличностные отношения, трудноразрешимые жизненные проблемы, фрустрационные ситуации.

К внутренним дистрессорным факторам относятся болезни внутренних органов, вызывающие страдания из-за неблагополучного течения заболевания (болей, дискомфортного состояния) или постоянных переживаний вследствие опасения возможности развития неприятных ситуации, например, при недержании мочи, кала. Американские специалисты по проблемам стресса, в частности Роберт Эллиот (руководитель института Медицины стресса), включают в состав внутренних стрессоров также и внутриличностные конфликты. М. Япко (1992) — известный американский психотерапевт, считает, что “стресс — общая черта всех депрессий”. В.А.Бодров (1995 г.), ссылаясь на “общепринятые классификации психологического стресса” относит к внутренним дистрессорам нереализованные притязания и потребности, бесцельность существования и ряд других внутриличностных и личностных психотравмирующих факторов.

Негативный, деструктивный стресс могут порождать и “малые дистрессоры пролонгированного действия” — каждодневные мелкие неприятности, постоянные придирки и упреки, хроническая неудовлетворенность жизнью и др.

Дистрессоры особенно вредны, если они множественные или когда психотравмирующие ситуации не чередуются с приятными событиями.

2. Мобилизующие дистрессоры. Оказывая кратковременное воздействие на организм, они вызывают развитие “оптимального уровня стресса” (Г. Селье). В отличие от вредоносных дистрессоров, при их воздействии формируется лишь начальная фаза стресса, когда происходит процесс мобилизации антистрессовых резервов организма. Об их положительном эмоциональном воздействии свидетельствуют, прежде всего, данные медико-педагогических наблюдений за детьми, воспитанными в разных условиях по уровню стрессовых нагрузок (см. 7.1).

В семьях, где детей чрезмерно опекают, воспитывают в тепличных условиях — оберегают от стрессов и не учат умению преодолевать жизненные трудности — чаще всего вырастают личности с низким уровнем стрессоустойчивости.

Обоснованность представления о влиянии типа воспитания на стрессоустойчивость подтверждают и экспериментальные исследования. Показателен в этом отношении следующий пример. Одна группа крыс содержалась в максимально комфортных условиях, вторая — в условиях кратковременного стресса, а третья подвергалась чрезмерному стрессированию. Наибольшая продолжительность жизни оказалась во второй группе.

Исследования деятельности головного мозга на молекулярном уровне, проведенные Ф.З. Меерсоном, показали, что при кратковременном дистрессе возрастает количество эндорфина и антиоксидантов (следует признать, что целебное действие антиоксидантов впервые доказала группа российских ученых, изучавших этиопатогенез онкологических заболеваний под руководством акад. АН СССР Н.М. Эмануэль — биохимик Д.Г. Кнорре, клиницист В.А. Барсель и др.).

Вторая. Эустрессоры – эмоциональные стрессоры, вызывающие положительные эмоции.

К ним относятся стрессоры, оказывающие благотворное воздействие на деятельность организма в результате того, что они вызывают сильные, но кратковременные положительные эмоции (ликование, бурную радость, душевный порыв) или умеренные положительные эмоции в течение длительного времени (высокий уровень удовлетворенности жизнью — трудом, бытом и т.д.).

Эмоциональные эустрессоры также, как и дистрессоры, вызывают стрессовое состояние. Но процесс его развития завершается, как правило, в первой стадии, когда мобилизуются и активизируются защитные механизмы организма и происходят физиологические изменения, положительно влияющие на деятельность организма. Чаще всего отмечаются эустрессорные состояния при достижении больших успехов, продолжительном преодолении трудных преград, разрешении сложных жизненных проблем, успешной самореализации жизненного потенциала.

действующие положительные эмоции, вызывающие эустресс, наблюдаются в основном у людей, относящих себя к “довольным жизнью, счастливым”.

Чрезмерное эустрессовое воздействие подчас может привести к печальным последствиям. Выдающийся древнегреческий поэт-драматург Софокл, пьесы которого показывают и в современном театре, скончался от радости, когда его под аплодисменты толпы венчали лавровым венком. Отец П. Бомарше умер от смеха во время чтения сыном пьесы “Севильский цирюльник”. В литературе описаны случаи смерти болельщиков от бурной радости, когда их любимая команда побеждала, и родителей, когда они внезапно получали сообщение о том, что их дети, объявленные мертвыми, живы.

Таким образом, согласно концепции Г. Селье и его последователей, стресс является не только причиной возникновения многочисленных недугов, снижения трудоспособности, ухудшения межличностных отношений и несчастных случаев. Стресс может быть и позитивным, благотворно влияющим на организм, если психологические стрессоры вызывают положительные эмоции или слабые негативные эмоции в течение кратковременного периода.

При этом последствия отрицательных стрессорных воздействий зависят не только от их интенсивности (силы, длительности, частоты) и значимости для индивида, но и от уровня стрессоустойчивости, его защитно-адаптационных возможностей и умения мобилизовать резервы “антистрессовой защиты” с помощью средств аутопсихотерапии, психотерапевтической самопомощи и педагогической психотерапии.

2.2. Представление об антистрессовой системе как теоретической основе аутопсихотерапии

Общеизвестно, что у людей разный уровень стрессоустойчивости — способности адекватно реагировать на психотравмирующие факторы и преодолевать их негативные последствия.

Многочисленные исследования, проведенные психологами, психофизиологами, психотерапевтами, педагогами и другими специалистами, убедительно доказали зависимость стрессоустойчивости как от врожденных особенностей центральной нервной системы, так и от системы воспитания и самовоспитания антистрессовых поведенческих навыков и умения оптимизировать психоэмоциональное состояние с помощью средств аутопсихотерапии — психотерапевтической самопомощи и педагогической психотерапии.

Выявлены и изучены не только факторы, влияющие на стрессоустойчивость, но и защитные механизмы, участвующие в преодолении вредных последствий эмоционального стресса, психотравмирующих ситуаций и трудноразрешимых проблем. Созданы и концепции, объясняющие процесс противодействия стрессу, осуществляемого адаптационно-защитными механизмами, функционирующими на трех уровнях — бессознания, подсознания и сознания. Вместе с тем, в литературе (по данным Medline) отсутствует теория об антистрессовой системе, рассматривающей механизмы, противодействующие развитию эмоци­онального стресса во взаимосвязи как звенья единой, общей системы.

Закономерно возникает вопрос: неужели “мудрый организм” (У. Кеннон), создавший множество защитно-адаптационных систем в ходе эволюции, борьбы человека за свое существование, не сумел сформировать и антистрессовую систему?

Не вызывает сомнения, что знание ответа на этот вопрос имеет важное теоретическое и практическое значение. В частности, из-за его отсутствия мы столкнулись со сложными проблемами, возникшими при подготовке учебной программы, условно названной “Что должен знать каждый о средствах психотерапевтической самопомощи и педагогической психотерапии?” Нам удалось преодолеть возникшие трудности лишь после разработки рабочего варианта гипотезы антистрессовой системы, позволившей на научной основе объяснить суть лечебно-профилактического действия средств ауто-психотерапии и создать их классификацию, положенную в основу разделения программы на темы, соответствующие основным механизмам саморегуляции.

В настоящей главе (2.2.) представлен значительно доработанный, усовершен­ствованный вариант гипотезы, в котором, на наш взгляд, достаточно подробно рассматриваются механизмы сознательно регулируемой подсистемы и кратко — механизмы неуправляемых подсистем антистрессовой системы (в связи с тем, что они всесторонне изложены в литературе).

Для лучшего восприятия сути гипотезы, ее структура построена в виде доказательств соответствия особенностей механизмов антистрессовой системы критериям понятия “биологическая система”.

Первый критерий — биологическая система должна состоять из подсистем, звеньев, решающих общую задачу. Согласно нашей гипотезе, основанной на анализе многочисленных данных литературы по проблеме противодействия эмоциональному стрессу, процесс преодоления отрицательных, вредоносных последствий эмоционального стресса происходит с помощью защитных механизмов, входящих в состав трех подсистем (табл. 1):
Таблица 1а: АНТИСТРЕССОВАЯ СИСТЕМА
(АСС — защитно-адаптационная система, состоящая из
3х подсистем, противодействующих возникновению и развитию психологического стресса)
ПОДСИСТЕМЫ
Биохимическая – бессознательная

Инстинктивная, неуправляемая —подсознательная

УПРАВЛЯЕМАЯ —

сознательно

регулируемая

Механизмы подсистем, участвующих в антистрессовом процессе

Биохимические

механизмы (гормональный и др.)

I. Механизмы “психологической защиты”.

1. Механизмы, снижающие уровень тревоги.

2. Механизмы, повышающие самооценку, самоуважение.

1. Механизмы, регулирующие эмоциональную сферу.

1. Мышечно-эмоциональный механизм.

2. Легочно-эмоциональный механизм.

3. Сенсорно-эмоциональный механизм.

4. Психоэмоциональный механизм.

5. Межэмоциональный механизм.

6. Психоэнергетический механизм.

II. Механизмы “физиологической защиты”.

1. Мышечно-сосудистый механизм.

2. Легочный (дыхательный) механизм.

II. Механизмы, регулирующие когнитивную (мыслительную) сферу.

1. Логико-коррекционный механизм.

2. Рационально-установочный механизм.

3. Позитивно-оценочный механизм.

III. Механизмы, регулирующие поведенческую сферу.

1. Условно-рефлекторный механизм.

2. Оперативно-когнитивный механизм. 3. Рефлексивный механизм.

Схематическое (моделированное) представление
об антистрессовой системе.
Использованное сокращение АСС – антистрессовая система.
1. Бессознательная (гормонально-биохимическая) подсистема. Ганс Селье, проведя большое количество исследований, пришел к выводу о функционировании в организме “природного защитного механизма”. Этот адаптационный механизм он назвал “гомеостатической защитой” вследствие того, что его главная функция — преодолевать стрессогенные воздействия путем восстановления гомеостаза.

Антистрессовый процесс осуществляется благодаря защитному гормональному механизму, состоящему из двух видов кортикоидов — синтоксического, помогающего организму сосуществовать с дистрессом, и катотоксического, способствующего нейтрализации стресса (“Стресс без дистресса”, 1999 — С. 34-37).

В последние годы расширилось представление об антистрессовых механизмах, функционирующих на уровне бессознательного. Доказано, что в антистрессовом процессе принимают участие, помимо гормонального механизма, и ряд и ряд других биохимических механизмов (к примеру , В.И. Кресюн, исследуя биоэнергетику головного мозга при хроническом стрессе, выявил увеличение адениловых нуклидов и фосфатов на этапе усиленного сопротивления эмоционально-стрессовым воздействиям).

2. Подсознательная (инстинктивная) подсистема. В ее состав входят два вида защиты психоэмоциональной сферы от патогенных переживаний, возникающих при чрезмерном стрессе, психотравмирующих ситуациях и трудноразрешимых проблемах:

а) психологическая защита. Впервые ввел термин “психологическая защита” и описал ряд ее механизмов З. Фрейд, изучавший поведение больных истерией. Исследование механизмов психологической защиты продолжила его дочь Анна Фрейд, описавшая десять ее видов (регрессия, сублимация, вытеснение, проекция и другие). В последующем были выявлены новые механизмы, ограждающие сознание от психотравмирующих переживаний. Проведенные исследования показали, что источником переживаний, побуждающих человека использовать средства психологической защиты могут быть не только внутриличностные конфликты, но и стрессогенные ситуации и проблемы.

Представление об участии психологической защиты в антистрессовом процессе нашло отражение в концепции о копинг-механизмах — управляемых механизмах, противодействующих эмоциональному стрессу (А. Лазарус, Д. Мейхенбаум и Ф. Конфер, Г. Коттон и другие). Обоснованность ее подтверждают многочисленные наблюдения врачей и психологов за лицами, испытывающими тяжелые психотравмирующие переживания стрессогенного генеза. Многие из них неосознанно прибегают к способам психологической защиты путем снижения значимости источника тягостных переживаний, уменьшения чувства вины или неудачи, нахождения косвенных доказательств для оправдания своего ошибочного мнения, поведения. В пользу представления о том, что подсознательные механизмы принимают участие в процессе противодействия стрессу, говорят и экспериментальные данные, доказывающие наличие “общих закономерностей механизмов эмоционального напряжения и невротических расстройств” (Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства, 1997 — С. 103).

Общепризнанной классификации механизма психологической защиты в настоящее время не имеется. Психологи, например, зачастую в своей практической деятельности разделяют их по ожидаемым результатам на успешные (конструктивные) механизмы и неуспешные. Сотрудники отделения неврозов Санкт-Петербургского психоневрологического научно-исследовательского института выделяют четыре группы психологической защиты, способствующие пониманию больными истоков их внутреннего конфликта. В соответствии с задачами аутопсихотерапии, вытекающими из представления об антистрессовой системе, на наш взгляд, имеет преимущество классификация, разделяющая механизмы психологической защиты на две группы — на механизмы, снижающие уровень тревоги, и механизмы, повышающие самооценку, самоуважение (по Г. Гжегеловской).

б) физиологическая защита имеет ряд особенностей, отличающих ее от психологической защиты. Подсознательные механизмы физиологической защиты (мышечно-сосудистый и легочный):

— активизируются при остром стрессе, внезапном возникновении опасной для жизни ситуации, ограждая от стрессоров преимущественно эмоциональную сферу;

— тесно связаны с вегетативной нервной системой, ее симпатическим отделом;

— имеют физиологическую основу и анатомическую структуру;

— участвуют в мобилизации как психофизиологических, так и энергетических резервов организма.

Основной вклад в теоретическое обоснование физиологической защиты принадлежит У. Кеннону, концепцию которого высоко оценил Г. Селье, отметивший, что она создала предпосылку для разработки теории стресса.

3. Сознательно регулируемая подсистема. Ее основа — “управляемая психологофизиологическая защита (подсистема)”, механизмы которой осознанно включаются в антистрессовый процесс с целью ограждения эмоциональной сферы и когнитивно-поведенческой сферы от патогенного воздействия патологических стрессоров.

В состав сознательно регулируемой подсистемы входят психологические и физиологические защитные механизмы. Ее правомерно также называть “аутопсихотерапевтической” вследствие того, что активизация механизмов сознательно регулируемой подсистемы осуществляется с помощью психотерапевтических приемов, “рычагов”, применяемых самостоятельно или в составе упражнений и методов (см. 4.1).

Теоретическое представление о сущности сознательно регулируемой подсистемы, ее механизмах и путях их активизации подготовила большая группа ученых, изучавших закономерности центральной нервной системы и системы отношений личности. Ими были раскрыты и изучены механизмы, регулирующие деятельность головного мозга и сфер личности — эмоциональной, когнитивной и поведенческой.

Проведенные исследования создали предпосылки для теоретического обоснования сущности лечебного воздействия средств “научной психотерапии”, в том числе и аутопсихотерапии, применяемой для поддержания гетеропсихотерапии и самопрофилактики функциональных нарушений и болезней психогенного (стрессового) происхождения.

Экспериментальные исследования нейрофизиологов и психологов доказали, что возможна саморегуляция, а, следовательно, и психотерапевтическая коррекция (совладение, оптимизация):

1) Эмоциональной сферы. Ее самооптимизация проводится с помощью шести управляемых механизмов:

— мышечно-эмоционального (путем регуляции тонуса скелетных мышц и мышечного слоя кровеносных сосудов);

— легочно-эмоционального (путем изменения глубины и частоты дыхательных актов);

— сенсорно-эмоционального (путем воздействия на анализаторы целебной силы музыки, запаха, цвета и света);

— межэмоционального (путем реализации доминантного принципа “эустресс против дистресса” — благодаря дружеским контактам, общению с духовной культурой и природой, развлекательной и спортивной хобби-терапии – а также принципа “стресс против стресса”).

— психоэмоционального (путем изменения направленности внимания, воображения и воспоминаний).

— психоэнергетического (путем оптимизации уровня эмоциональной напряженности, энергетического потенциала головного мозга).

Следует отметить, что механизмы эмоциональной саморегуляции сформировались в процессе эволюции, определившей особенности их включения в антистрессовый процесс. При этой форме саморегуляции используются, в основном, средства народной психотерапии или их модификации, разработанные психотерапевтами с учетом психологии современного человека;

2) Психической сферы (когнитивно-поведенческой). Ее саморегуляция достигается с помощью психологических механизмов, которые, в отличие от механизмов, регулирующих эмоциональную сферу, являются не врожденными, а приобретенными — создаются и совершенствуются в процессе антистрессового воспитания (самовоспитания) и обучения преодолевать дистрессы, конфликты и жизненные проблемы.

Управляемые механизмы психической сферы условно разделяют на две группы:

Поведенческие механизмы. В соответствии с основными видами научения (приобретения навыков, умений и знаний) формируются и психологические механизмы, участвующие в самокоррекции поведения:

а) реактивный — путем выработки поведенческих навыков на условно-рефлекторной основе (И.П. Павлов, В.М. Бехтерев, П.К. Анохин и другие);

б) оператно-когнитивный — путем овладения умением проводить самоанализ “проб и ошибок” (Б. Скиннер, Э. Торндайк) и оценивать трудноразрешимые проблемы, ситуации с учетом прошлого опыта и возможных последствий (Э. Томлен);

в) социально-когнитивный (рефлексивный) – путем моделирования поведения людей, выбранных в качестве образца для подражания (А. Бандура) с учетом личностных особенностей, определяемых путем самонаблюдений и методик психодиагностики (В.М. Блехер, Л.Ф. Бурлачук, А.С. Кочарян, А.Е. Личко, С.С. Степанов; Р. Кэттел, С. Розенцвейг, Г. Роршах, М. Люшер и другие).

Когнитивные механизмы — механизмы, способствующие формированию логико-позитивной, оптимистической направленности мышления. К ним относятся:

а) логико-коррекционный механизм — механизм, оказывающий психотерапев-тическое воздействие благодаря овладению умением использовать законы логики при умозаключениях об источнике психотравмирующих переживаний (П. Дюбуа), выявлять и устранять ошибочные мысли, вызывающие необоснованные тревоги, депрессивный настрой (А. Бек, А. Эллис);

б) установочно-коррекционный механизм — механизм, способствующий формиро-ванию рационально-оптимистической установки к возможностям успешного преодоления психотравмирующих переживаний благодаря логико-обоснованному осмысливанию стрессогенной проблемы с позитивной установкой к возможностям ее разрешения (П.В. Симонов, К.В. Судаков, Ф.И. Фурдай, В.С. Ротенберг; Ф. Деси, Д. Ньюттен и другие);

в) позитивно-оценочный механизм – механизм, способствующий формированию оптимистической направленности мышления путем повышения уровня самооценки и мотивации к самоактуализации личностного потенциала (А. Маслоу, К. Роджерс и другие). Весомым подтверждением обоснованности выводов физиологов и психологов о возможности саморегуляции центральной нервной системы с помощью когнитивно-поведенческих (приобретенных) механизмов является то, что они составляют теорети-ческую основу современных направлений психотерапии – бихевиорального, когнитив-ного, гуманистического и других.

Следует отметить, что ряд психотерапевтических приемов и упражнений, вошедших в арсенал научно обоснованной аутопсихотерапии, предложены психотерапевтами бывшего Советского Союза и были разработаны на базе концепций: эмоционально-стрессовой (В.Е. Рожнов), духовно-терапевтической (М.Е. Бурно), психопрофилак-тической (И.З. Вельвовский, К.И. Платонов, К.И. Мировский, А.Т. Филатов, С.И. Табачников), патогенетической (В.Н. Мясищев), а также личностно-ориентированной (Б.Д. Карвасарский, Г.Л. Инсурина, В.А. Ташлыков), базирующейся на представлении, что “процесс психотерапии основан на сбалансированном использовании когнитивных, эмоциональных и поведенческих механизмов” (Психотерапевтическая энциклопедия. — под ред. Б.Д. Карвасарского, 1998, С.232).

Второй критерий. Звенья в биологической системе должны быть взаимосвязаны на синергической основе. Анализ характера связей между тремя подсистемами приводит к выводу, что их механизмы взаимодействуют, помогают друг другу в реализации общих антистрессовых задач.

На сознательно-управляемые механизмы мобилизующее влияние оказывают (при возникновении угрожающей стрессовой ситуации):

— бессознательные механизмы. Г. Селье интерпретировал их действие следующим образом: “Биохимические исследования синтоксических и катотоксических гормонов показали важность выбора между уступкой и отпором. Гормоны на химическом языке отдают приказ мирно сосуществовать или вступать с ними в бой”. (Селье Г. Стресс без дистресса, 1992.- С.92);

— подсознательные механизмы, суть которых согласно концепции У. Кеннона состоит в том, что в острой стрессовой ситуации происходит резкое увеличение количества адреналина — гормона “борьбы и бегства”, способствующего рациональному выбору тактики поведения в ситуации, угрожающей жизни.

Следует отметить широкое применение модифицированных способов “физиологи-ческой защиты” — осознанного использования мышечно-эмоционального и легочно-эмоционального механизмов. Ряд способов “психологической и физиологической защиты” используется в виде адаптированных вариантов с целью активизации управляемых механизмов в стрессовой ситуации. Например, психотерапевты советуют индивидам, тяжело переживающим последствия чрезмерного стресса, применять психотерапевтические приемы, основанные на “сублимационном принципе” — усиленно заниматься интересной для человека деятельностью, отвлекающей его от тягостных дум, болезненных переживаний.

В свою очередь, сознательно регулируемые механизмы оказывают на основе общебиологического закона “обратной связи” стимулирующее воздействие на неуправляемые антистрессовые механизмы. Об этом свидетельствуют, в частности, следующие факты. Физическая нагрузка, вызывающая “мышечную радость” (И.П. Павлов), способствует противодействию отрицательному влиянию стрессоров — увеличивается выработка эндорфина, входящего в состав антистрессовых защитников организма. К.И. Платонов ,его сотрудники и последователи убедительно доказали, что, в зависимости от содержания суггестии, проводимой в гипнотическом состоянии, происходят положительные или отрицательные изменения обменных процессов (в том числе участвующих в развитии стресса). Так, при внушении больным гипертонической болезнью, погруженным в глубокий гипноз, образных представлений об успешном преодолении источников психотравмирующих переживаний происходит улучшение почечного кровообращения, в результате уменьшается выработка ренина, усиливающего стрессовое состояние (Я. Воробейчик).

Подобные симбиотические отношения между адаптационными механизмами имеются и в других защитных системах организма. Особенно много общего у антистрессовой системы с терморегуляционной, состоящей из трех взаимосвязанных подсистем – биохимической, физической и психоэмоциональной.

Влияет ли эволюционный процесс (онтогенез) на характер связи между подсистемами? Имеются основания предполагать, что они изменяются вследствие разновременного формирования механизмов АСС. Из врожденных природных механизмов раньше всех включаются в антистрессовый процесс гормональный и биохимический механизмы, функционирующие на уровне бессознательного. Можно полагать, что активизация этого механизма происходит в первые минуты рождения ребенка (отделение от матери — тяжелый стресс для ребенка, согласно гипотезы А. Янова).

Нельзя исключить, что гормонально-биохимический механизм может активизиро-ваться и в эмбриональном периоде, если у беременной возникает чрезмерной силы эмоциональный стресс.

Приблизительно в возрасте 4-6 месяцев, когда у ребенка появляется страх в ситуациях, угрожающих жизни, активизируются и механизмы физиологической защиты, прежде всего гормональный, а в последующем и телесно-эмоциональный. Психологи-ческая защита участвует в преодолении последствий эмоционального стресса значительно позже, т.к. среди причин, вызывающих эмоциональные переживания, одно из приоритетных мест занимают морально-нравственные проблемы, возникающие в возрасте 4-8 лет. Из врожденных защитных механизмов, созданных эволюционным путем, позже всех могут участвовать в антистрессовом процессе психофизиологические механизмы вследствие того, что их активизация происходит не импульсивно, а осознанно.

Когнитивно-поведенческие механизмы могут включаться в процесс противостояния стрессорам лишь тогда, когда у человека сформировалось логическое мышление, необходимое для овладения средствами аутопсихотерапии, участвующими в их создании и активизации.

Возможно сходная этапность развития антистрессовых механизмов существует и в филогенезе.

Третий критерий — биологические системы, выполняющие сходные функции, должны взаимодействовать. В настоящее время не вызывает сомнения то, что использование сознательно регулируемых механизмов для улучшения психоэмоцио-нального состояния ведет к активизации иммунно-защитных механизмов.

Оптимистический настрой, жизнерадостное настроение благотворно влияют на иммунные возможности человека, а хронический стресс их угнетает, вызывая болезни, в возникновении которых ведущую роль играют нарушения иммунологического гомеостаза (психосоматические, иммунно-аллергические, онкологические и др.).

Имеются данные и об обратных взаимоотношениях — повышение иммунно-защитных сил организма улучшает сопротивляемость эмоционально-стрессорным воздействиям (В. Квиташ).

Большой группе сотрудников научно-исследовательского института геронтологии АМН Украины удалось доказать, что в организме функционирует не только механизм старения, но и антистарения. Результаты исследований, проведенных под руководством В. Фролькиса, подтвердили обоснованность выдвинутой им еще в 70-е годы адапта-ционно-регуляторной теории возрастного старения, придающей огромное значение эмоциональному стрессу, его влиянию на продолжительность жизни. Из этой концепции закономерно вытекает представление, что имеются симбиотические отношения между механизмами антистарения и антистрессовыми, учитывая их общую целевую направленность.

Можно предположить, что со временем понятие “иммунитет” расширится – в состав иммунной системы будет включен и “антистрессовый иммунитет” (по термину К.В. Судакова) наряду с “антиинфекционным иммунитетом”.

Четвертый критерий — теоретические положения о биологической системе должны стимулировать решение практических задач. Представление о сущности антистрессовой системы даже в виде гипотезы, как показал наш опыт, способствует:

— улучшению обучения средствам аутопсихотерапии благодаря возможности разделения материала на конкретные темы (с учетом их классификации) и объяснения механизмов их лечебно-профилактического воздействия;

— ускорению процесса самоовладения приемами, упражнениями и методами в результате повышения уровня понимания путей их оптимизаци и деятельности центральной нервной системы и образному представлению сущности этого процесса (с помощью модели антистрессовой системы и зрительно-информационных схем);

— повышению эффективности аутопсихотерапии в связи с возможностью самоподготовки “индивидуального психотерапевтического комплекса” с учетом не только медицинских показаний, но и индивидуальных личностных особенностей;

— разработке модификаций аутопсихотерапевтических средств, ориентируясь при их совершенствовании на научно-обоснованную информацию о путях самокоррекции эмоциональной и когнитивно-поведенческой сфер.

Основные выводы:

— показатели, характеризующие особенности антистрессовых механизмов, как звеньев общей системы, соответствуют критериям понятия “биологическая система”;

— имеются основания полагать, что в ходе эволюции (борьбы человека за свое существование) сформировалась антистрессовая система, состоящая из трех взаимосвязанных подсистем: бессознательной, подсознательной, сознательной, участвующих в процессе восстановления гомеостаза, нарушаемого дистрессорами;

— представление о сознательно управляемых механизмах антистрессовой системы, корректирующих эмоциональное состояние, психическую (мыслительную) деятельность и поведение, может служить теоретической основой аутопсихотерапии.

ГЛАВА 3

ПОКАЗАНИЯ К АУТОПСИХОТЕРАПИИ
Обоснованное применение средств психотерапевтической самопомощи и педагоги-ческой психотерапии — одно из главных условий для эффективности аутопсихотерапии. По сравнению с гетеропсихотерапией, аутопсихотерапия имеет более широкий круг показаний. Это определяется тем, что приемы, упражнения и методы аутопсихотерапии используется не только с лечебной, но и превентивной целью.

Показания к применению средств аутопсихотерапии разделяются на две группы: лечебно-поддерживающие и профилактические. Разграничение их носит условный характер, так как многие средства, входящие в состав профилактически-ориентированной аутопсихотерапии, применяются и с лечебной целью для предупреждения рецидивов психогенных болезней после проведенного лечения.

3.1. Показания к применению
профилактической аутопсихотерапии
Овладение средствами аутопсихотерапии, применяемыми для профилактики психогенных расстройств и дистрессовых состояний, необходимо всем людям, взрослым и детям, здоровым и больным. И это понятно, так как никто не гарантирован от того, что ему не предстоит перенести тяжелые психотравмирующие ситуации. Ведь человек не может жить под стеклянным колпаком, ограждающим его от вредоносных последствий стресса. Поэтому практически каждый индивидуум нуждается в улучшении нервно-психического здоровья и повышении антистрессовых резервов организма.

Но особенно велика потребность в овладении средствами профилактической аутопсихотерапии у лиц, входящих в группу повышенного риска,-предрасположенных к развитию психогенных нарушений из-за психотравмирующих условий жизни и труда, низкой стрессоустойчивости и вредных привычек, отрицательно влияющих на деятельность центральной нервной системы.

К основным факторам, способствующим развитию психогенных болезней, функциональных нарушений деятельности организма и снижению трудоспособности относятся:

1. Психологический дистресс — деструктивный стресс (вредоносный, патогенный), развивающийся вследствие чрезмерных переживаний, источником которых являются значимые для человека психотравмирующие проблемы — события, ситуации, конфликты.

При развитии дистресса происходят не только физиолого-биохимические изменения, нарушающие гомеостаз (подробно описаны в гл. 2), но и возникают функциональные, обратимые нарушения деятельности центральной нервной системы. Клиническими проявлениями их являются жалобы на ухудшение эмоционального состояния, функции внутренних органов и поведенческих реакций.

Признаки, свидетельствующие о стрессовом состоянии, могут быть кратковременными или длительными, умеренно выраженными или интенсивными, единичными или комплексными, возникать в периоды ожидания психотравмирующего события, его развития или завершения.

При стрессе чаще всего наблюдаются следующие симптомы:

а) эмоциональные — ухудшение настроения, тревожность, раздражительность, нарушение сна, внимания и памяти, снижение уровня активности и умственной работоспособности;

б) психосоматические — нарушение функций сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, дыхательного аппарата и других внутренних органов;

в) поведенческие — склонность к межличностным конфликтам, агрессивность, вспыльчивость, обидчивость, нетерпимость, потеря чувства юмора, а нередко — злоупотребление алкоголем и курением, резкое изменение аппетита (повышение или ухудшение).

Стресс порождают психотравмирующие переживания, возникающие в период ожидания стрессовых событий, их развития и после их окончания.

Для самодиагностики стресса разработаны тесты, дающие ориентировочное представление о его тяжести. Одной из распространенных методик оценки уровня развития стрессового состояния является тестирование, предложенное американскими психологами Холмсом и Рэйем (на основе 5000 обследованных).

Психотравмирующие события, в соответствии со степенью их отрицательного влияния на психоэмоциональное состояние, оцениваются по шкале от 0 до 100 баллов в ранжированном порядке.

События, пережитые в течение последних 12 месяцев:

Смерть партнера (мужа, жены) ………………………………………………..100

Развод………………………………………………………………………………………73

Разлад в супружеской жизни (разрыв)………………………………………..65

Тюремное заключение……………………………………………………………….63

Смерть близкого члена семьи…………………………………………………….63

Серьезная травма или заболевание…………………………………………….53

Брак…………………………………………………………………………………………..50

Потеря работы………………………………………………………………………….47

Примирение и другие перемены в семейной жизни…………………….45

Выход на пенсию……………………………………………………………………….45

Изменение в состоянии члена семьи…………………………………………..44

Беременность…………………………………………………………………………..40

Сексуальные проблемы……………………………………………………………..39

Появление нового члена семьи………………………………………………….39

Перемена места работы……………………………………………………………..39

Смерть близкого друга………………………………………………………………37

Изменение в финансовом состоянии…………………………………………..37

Перевод на другую работу…………………………………………………………36

Серьезные разногласия с партнером…………………………………………..35

Крупный долг……………………………………………………………………………31

Приближение срока уплаты долга…………………………………………….30

Перемена в ответственности по месту работы…………………………….29

Уход сына или дочери из родного дома………………………………………29

Конфликты с тестем (свекром), тещей (свекровью)……………………..29

Исключительный личный поступок или достижение………………….27

Поступление в школу или ее окончание……………………………………..26

Перемена в условиях жизни……………………………………………………….25

Смена привычек……………………………………………………………………….24

Проблемы и конфликты с начальством………………………………………23

Изменение рабочего времени и условий работы…………………………20

Смена жилья…………………………………………………………………………….20

Перемена школы……………………………………………………………………….20

Смена отдыха……………………………………………………………………………19

Перемена в общественной деятельности…………………………………….18

Мелкий долг…………………………………………………………………………….17

Перемены, связанные со сном и режимом дня……………………………..16

Перемены в семье………………………………………………………………………15

Перемены в привычном образе питания…………………………………….15

Отпуск………………………………………………………………………………………13

Праздник…………………………………………………………………………………12

Проступок (штраф за проезд без билета и т.п.) …………………………..11

Общий показатель степени тяжести суммируется.

По мнению разработчиков теста, человек, набравший более 300 баллов в течение одного года, оказывается перед опасностью довольно серьезной реакции, то есть депрессии, психосоматических заболеваний (инфаркт, астма, аллергия и т.д.). Тесту, который предложили Холмс и Рэй, присущ серьезный недостаток, как и другим, ориентированным на оценку стрессового состояния по уровню стрессовых нагрузок.

Вывод тяжести стресса лишь на основе воздействия стресс-факторов противоречит клиническим и житейским наблюдениям и, также, основополагающему положению концепции стресса о зависимости его развития от способности человека противодействовать вредоносному влиянию психологических стрессоров (см. 2.2.)

В связи с этим закономерно стремление многих авторов, изучающих проблему диагностики уровня тяжести стресса, разрабатывать тесты, определяющие степень стрессоустойчивости. В Америке, как и в ряде других стран, весьма популярен тест, созданный С. Коухеном при участии Г. Виллиансона. Его основные преимущества: удачно подобраны вопросы по содержанию и доступности ответа на них, оценка результатов проводится по пятибалльной системе и имеется нормативная таблица “среднего уровня подверженности стрессу разных возрастных групп.”

Для самодиагностики уровня стрессоустойчивости требуется дать ответы на вопросы теста о “самоощущениях, которые относятся к последнему месяцу”.

I. Насколько часто неожиданные неприятности выводят вас из равновесия?

Никогда – 0. Почти никогда – 1. Иногда – 2. Довольно часто – 3. Очень часто — 4.

II. Насколько часто вам кажется, что самые важные вещи в вашей жизни выходят из-под вашего контроля?

Никогда – 0. Почти никогда – 1. Иногда – 2. Довольно часто – 3. Очень часто — 4.

III. Как часто вы чувствуете себя “нервозным”, подавленным?

Никогда – 0. Почти никогда – 1. Иногда – 2. Довольно часто – 3. Очень часто — 4.

IV. Как часто вы чувствуете уверенность в своей способности справиться со своими личными проблемами?

Никогда — 4. Почти никогда-3. Иногда-2. Довольно часто-1. Очень часто — 0.

V. Насколько часто вам кажется, что все идет так, как вы хотите?

Никогда — 4. Почти никогда-3. Иногда-2. Довольно часто-1. Очень часто — 0.

VI. Как часто вы в силах контролировать раздражение?

Никогда — 4. Почти никогда-3. Иногда-2. Довольно часто-1. Очень часто — 0.

VII. Насколько часто у вас возникает чувство, что вам не справиться с тем, что от вас требуют?

Никогда — 0. Почти никогда -1. Иногда -2. Довольно часто -3. Очень часто — 4.

VIII. Часто ли вы чувствуете, что вам сопутствует успех?

Никогда — 4. Почти никогда -3.Иногда-2. Довольно часто -1. Очень часто — 0.

IX. Как часто вы злитесь по поводу вещей, которые вы не можете контролировать?

Никогда — 0. Почти никогда — 1.Иногда — 2. Довольно часто — 3. Очень часто — 4.

Х. Часто ли вы думаете, что накопилось столько трудностей, что их невозможно преодолеть?

Никогда — 0. Почти никогда — 1. Иногда — 2. Довольно часто — 3. Очень часто — 4.

Самооценка уровня стрессоустойчивости проводится путем суммирования результатов тестирования и сравнения их с данными, которые имеются в шкале, содержащей нормативные показания “средней” (удовлетворительной) СУ разных возрастных групп:

14,2 (от 18 до 29 лет);

13,0 (от 30 до 44 лет);

12,6 (от 45 до 54 лет).

Описанный тест, несмотря на явные преимущества по сравнению с другими тестами по определению СУ, к сожалению, не позволяет корректировать “общий показатель тяжести стресса”, если стрессоустойчивость высокая, очень высокая или, наоборот, низкая и очень низкая. В связи с чем мы попытались (в исследованиях принимал участие А.Н. Берг) выявить средние возрастные показатели стрессоустойчивости и при других оценочных вариантах пятибалльной системы:

Оценка

Стрессоустойчивости

Возраст

от 18 до 29

от 30 до 44

от 45 до 54

от 55 до 64

Отлично

0,5

2,0

1,8

1,3

Хорошо

6,8

6,0

5,7

5,2

Удовлетворительно

(по Коухену)

14,2

13,0

12,6

11,9

Плохо

24,2

23,3

22,6

21,9

Очень плохо

34,2

33,0

32,3

31,8

При оценке результатов исследования с учетом возрастных показателей СУ следует учитывать, что указанные данные являются предварительными — не могут рассматриваться как статистически достоверные из-за малого количества проведенных исследований.

Тем не менее, мы сочли возможным включить их в описание техники определения тяжести стресса вследствие того, что ориентация на них позволяет приблизительно оценить ее не только тогда, когда уровень СУ удовлетворительный, средний (по Коухену), но и в других случаях. Одним из вариантов корректирования данных о тяжести стресса с учетом уровня стрессоустойчивости может быть способ, используемый при количественной оценке различия между показателями, определяемыми по пятибалльной системе: оценивается различие отлично – хорошо — удовлетворительно — плохо — очень плохо в 20 %.

Для лучшего представления о технике расчетов приведем следующий пример. У двоих обследованных оказался высокий уровень риска подверженности к развитию стрессообусловленных болезней — 280 баллов. При этом у А. был низкий (плохой) уровень стрессоустойчивости, а у Б. — высокий (хороший). В соответствии с описанной выше техникой расчетов, проводимых для коррекции показателя тяжести стресса с учетом данных о стрессоустойчивости: у А. фактический уровень тяжести стрессового состояния был оценен в количестве 335 баллов, а у Б.- 225 баллов.

Следует отметить, что нередко, особенно при проведении научных исследований, возникает необходимость в информации, характеризующей разный уровень тяжести стресса (по степени риска возникновения стрессогенных болезней). Возможно, по нашему мнению, ориентируясь на результаты исследований Холмса и Рейха (300 баллов очень высокий уровень риска), а также Хартли и других авторов (150 баллов — низкий уровень риска) градуировать тяжесть стресса следующим образом:

300 баллов — очень высокий риск развития стрессовых болезней;

250 баллов — высокий риск;

200 баллов — повышенный риск;

150 баллов — низкий уровень риска.

2. Черты характера, предрасполагающие к возникновению психогенных болезней.

Характер представляет собой совокупность устойчивых черт личности человека, определяющих его поведение — отношение к окружающим, к себе, к труду и к своему здоровью.

Основу характера составляет темперамент, но решающую роль в его формировании играют не врожденные, а приобретенные (под влиянием среды, воспитания и самовоспитания) психологические свойства личности.

Свойства характера развиваются и воспитываются на протяжении всей жизни человека. При совершенно одинаковых обстоятельствах, например при наступлении инвалидности вследствие тяжелого заболевания, у разных людей наблюдаются разнонаправленные изменения характера. Одни, озлобляясь, замыкаются, опускаются на более низкий моральный уровень, другие — наоборот, становятся отзывчивее, мягче, у них повышается уровень активности и расширяется диапазон интересов. Это различие зависит от того, какой выход находит человек, оказавшийся в сложной ситуации и от сфор-мировавшейся у него жизненной установки на будущее, зависящей в немалой степени от родных, близких, воспитателей и педагогов.

Ярким примером, подтверждающим возможность изменения черт характера благодаря самовоспитанию, является биография А.П. Чехова. Своей жене, известной актрисе О.Л. Книппер-Чеховой, он писал: “Ты пишешь, что завидуешь моему характеру. Должен сказать тебе, что от природы характер у меня резкий, я вспыльчивый и пр. и пр. Но я привык сдерживать себя, ибо распускать себя порядочному человеку не подобает…”

Нередко улучшение эмоциональных черт характера оказывает облагораживающее влияние на внешность, облик.

Интересен психологический анализ личности А.П. Чехова по двум фотографиям, снятым с временным промежутком в 10 лет, проделанный скульптором С.Т. Коненковым.

Он писал: “Я поразился тому, как непохож Чехов-студент на Чехова-врача и начинающего писателя, и насколько лицо молодого Чехова грубее возвышенно-прекрасного облика Антона Павловича в период творческой зрелости”. И далее: “За десять лет грубоватое бурсацкое лицо Антоши Чехова превратилось в нечто настолько прекрасное, что любой взыскательный художник долго будет раздумывать, прежде чем решится в живописном или скульптурном портрете поведать людям об этом умнейшем и добрейшем человеке”.

В специальной литературе описано свыше 300 черт характера. Особенно большая заслуга в изучении особенностей характеров, их описании и классификации принадлежит Э. Кречмеру, К. Юнгу, К. Леонгарду; П. Б. Ганнушкину, М.Е.Бурно, А.Е.Личко..

Современная наука о характере (характерология) считает, что нет абсолютно плохих или идеальных характеров. Каждый из характеров имеет свои преимущества в плане реализации профессиональных, социальных, творческих и других интересов, если избранный путь для их осуществления соответствует реальным возможностям человека, обусловленных его индивидуальными особенностями. К примеру, среди людей с повышенной тревожностью, выраженными чертами дефензивного характера, много выдающихся личностей — Ч. Дарвин, А. Чехов, П. Чайковский, Б. Пастернак, Г. Маркес… Мнение знаменитых клиницистов С. Боткина, М. Мудрова, Н. Петрова, С. Юдина, Ф. Яновского и других – не может быть хорошим врачом самонадеянный человек, относящийся с пренебрежением к взгляду других и лишенный черт тревожности — подтверждают социально-психологические исследования, проведенные во многих странах мира. Однако «чрезмерно выраженная дефензивность нередко является благодатной почвой для произрастания психогенных расстройств” (М.Е. Бурно).

У человека есть лишь некоторые черты характера, требующие самокоррекции для предотвращения их отрицательного влияния на межличностные отношения и состояние здоровья. Исходя из задач превентивной психотерапии (психогигиены и психопрофилактики), к ним относятся черты характера, предрасполагающие к возникновению психогенных болезней функционального происхождения. Они нередко наблюдаются у больных неврозом и, как правило, у лиц, страдающих психопатией — аномалией характера, сформировавшейся не только в результате дефектов воспитания, но и неполноценности нервной системы. Следует отметить, что у психопатизированных личностей резко снижена способность регулировать свое поведение и правильно оценивать свои поступки (“критическим взглядом со стороны”) и отрицательные черты характера, что нарушает их социальную адаптацию — обуславливает их склонность к неадекватным реакциям, конфликтам, ссорам.

Диагностика психопатии нередко представляет определенную сложность, прежде всего из-за отсутствия четких границ между психопатией и акцентуацией характера, являющейся крайней нормой психически здоровых людей.

Для самодиагностики особенностей характера применяются разнообразные тесты, дающие ориентировочное представление о индивидуальной особенности суъекта.

При оценке результатов тестирования необходимо учитывать следующее положение.

Неблагоприятные черты характера приводят к развитию психогенно-обусловленных заболеваний в основном у тех, кто неправильно или нерационально использует положительные особенности своего характера. Так, агрессивному типу людей свойственен повышенный уровень биоэнергии, стимулирующий активность человека. Индивиды, использующие свое энергетическое преимущество для достижения профессиональных, творческих или спортивных успехов (вызывающих чувство удовлетворенности, радости), одновременно добиваются и снижения риска возникновения психогенных болезней. И, наоборот, агрессивные люди, использующие свой повышенный энергетический потенциал для подавления и унижения достоинства окружающих, неизбежно приходят к конфликтным ситуациям, повышают и свой шанс стать жертвой многих болезней.

Дефензивные личности, осознающие, что они нисколько не хуже других, не страдают “комплексом неполноценности”, порождающим психотравмирующие переживания, способствующие возникновению невроза и других психогенных болезней.

К основным чертам характера, предрасполагающим к психогенным болезням, относятся:

1 Высокотревожные черты характера:

а) тревожно-депрессивные. Для их поведения характерны повышенная тревожность, обусловленная установкой на неблагоприятное развитие событий, легкая ранимость и значительное падение жизненного тонуса при возникновении психотравмирующих ситуаций и проблем. В основе их поведения, чаще всего, лежит заниженный уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям и высокие, нередко чрезмерные моральные требования к себе и окружающим. В связи с этим, с одной стороны, им присуще чувство повышенной ответственности, долга, соблюдения дисциплины, благодаря чему их высоко ценят на работе. С другой стороны, тревожно-депрессивным личностям свойственно драматизировать события, переоценивать их значимость и последствия. Снижению их стрессоустойчивости также способствуют и склонность к пессимистичному взгляду на окружающий мир, болезненному восприятию критики, чрезмерной обидчивости, необоснованным переживаниям.

б) тревожно-застенчивые. Доминирующая черта характера — испытывание больших трудностей в общении, особенно с ранее незнакомыми людьми, вследствие боязни возникновения неприятной для них ситуации, вызывающей чувство смущения и вегетативные расстройства (покраснение лица, потение ладоней и другие дискомфортные явления). Предрасполагают к неадекватной реакции при межличностных контактах и их повышенная озабоченность, беспокойство по поводу отношения к ним окружающих, возможность осуждения их поведения.

Чрезмерная стеснительность и стыдливость способствуют развитию замкнутого образа жизни, формированию чувства одиночества, что усложняет реализацию проблем, связанных с личной жизнью и трудоустройством. В слабо выраженной форме застенчивость свойственна большинству практически здоровых людей, испытавших в определенный период жизни робость, стеснительность.

Застенчивость у детей, особенно до 5-7 лет, встречается весьма часто. Еще в первой половине ХХ века, многие родители относили себя к счастливым, если ребенок, образно говоря, был виден, но не слышен.

Специально проведенные педагого-психологические исследования показали, что застенчивость может сохраняться на всю жизнь и влиять на формирование личностных особенностей.

В системе коррекции тревожно-застенчивых черт характера ведущее место занимают педагого-психотерапевтические средства, ориентированные на повышение уровня коммуникабельности, самоуважения и самореализации возможностей ребенка (см. 7.1.).

в) тревожно-ипохондрические. Отличительная особенность — необоснованно повышенное внимание к своему здоровью и чрезмерная озабоченность по поводу его даже самых незначительных нарушений. Такие личности склонны приписывать себе различные заболевания или преувеличивать тяжесть симптомов существующего у них недуга, не представляющего угрозы для жизни и трудоспособности. Поскольку они убеждены, что страдают серьезным недугом, то часто посещают врачей с целью подтверждения наличия у них заболевания, а нередко требуют “особого лечения”.

Согласно данным специальных исследований, “в настоящее время не вызывает сомнений, что не менее 30 % (а по мнению большинства авторов, не менее 50 %) больных обращающихся с соматическими жалобами в поликлиники, составляют, по существу, практически здоровые люди, нуждающиеся лишь в коррекции эмоционального состояния. Значительную роль в их клинической картине играют невротические черты” (Тополянский В.Д., Струковская М.В., Психосоматические расстройства.- М.: Медицина, 1986.- С. 6 ).

2) Агрессивно-конфликтные черты характера. Особенностью лиц с выражены-ми агрессивными чертами является их активно-наступательный стиль поведения, предрасполагающий к конфликтным ситуациям. Способствует формированию агрессив-но-конфликтного поведения эгоцентризм, переоценка своих личностных качеств, при низком уровне способностей управлять своими эмоциями. Их поведение напоминает скорпиона, который ужалив других, жалит и себя.

Питательной средой взрывчатых личностей является тенденция к вспыльчивости по незначительному поводу, придирчивость и нетерпимость к критическим замечаниям. Нередко в основе проявления агрессивности лежит прием психологической защиты “перенос”, применяемый для компенсации своих недостатков — доказать свое превосходство путем унижения достоинства человека, который служит невыгодным ориентиром для сравнения.

У детей агрессивность может проявляться в разных формах в зависимости от возраста и особенностей нервной системы. Чаще всего она носит временный характер, является естественной, но может быть одним из симптомов невроза. Родителям следует помнить, что за выраженной агрессивностью зачастую скрывается отчаяние ребенка, ищущего понимания и любви. Повышенная настороженность родителей необходима в тех случаях, когда ребенок радуется, издеваясь над детьми-малолетками или получает удовольствие от проявления жестокости к домашним животным.

3) Перфекционно-негативные черты характера. Главной линией поведения людей, проявляющих перфекционизм, является стремление достичь больших жизненных успехов, престижного положения в обществе благодаря чрезмерно интенсивной трудовой деятельности.

Среди перфекционистов большой удельный вес составляют лица, входящие в группу повышенного риска. К ним, прежде всего, относится крайний тип трудоголиков, для которых работа является главным, подчас единственным источником радости. Они предпочитают труд отдыху, во время отпуска тоскуют по работе. Если они осознают, что продвижение по службе или их зарплата не соответствуют затраченным усилиям, они переживают сильнейший стресс, чаще всего с депрессивными проявлениями. Эта группа “трудоголиков” постоянно испытывают состояние тревоги и умственного напряжения, способствующие возникновению невротических и психосоматических расстройств (болезней).

Перфекционно-негативные черты характера наблюдаются и у подавляющего большинства людей типа “А”, склонных всегда спешить и заниматься одновременно многими делами. Выделение их в отдельную группу обусловлено тем, что они предрасположены к сердечным заболеваниям психогенного происхождения (стенокардия, инфаркт, гипертоническая болезнь и др.).

По данным работ американских ученых Фридмана и Роземана, посвященных поведению людей типа А, основная причина возникновения у них сердечных болезней — склонность к переоценке реальных возможностей, психофизиологических резервов и уровня стрессоустойчивости, что приводит к пренебрежительному отношению к правилам соблюдения рационального режима труда и к рекомендациям по аутопсихотерапии.

3. Низкий уровень удовлетворенности условиями жизни (труда, быта, отдыха, межличностных отношений). Эмоционально-негативные переживания, обусловленные неудовлетворенностью жизнью в течение продолжительного времени, являются весьма частым источником возникновения хронического стресса и его отрицательных последствий.

Причины, приводящие к состоянию неудовлетворенности, могут быть как объективными, обусловленными неблагоприятными социально-экономическими усло-виями жизни, так и субъективными — из-за неадекватной самооценки в связи с высоким уровнем притязаний или пессимистической установкой к проблемам жизни.

В основе неудовлетворенности жизнью лежит невозможность или трудность в реализации значимых для индивида потребностей, побуждающих его к активности. Диапазон потребностей человека в значительной степени предопределяется его социальным положением, уровнем культуры, воспитанием и самовоспитанием.

Различают материальные потребности (в средствах существования — пище, одежде, жилище и др.) и нематериальные — духовные, психические, зависящие от их целевого назначения.

Наиболее приемлемо разделение потребностей, исходя из задач аутопсихотерапии, на 3 группы — эмоциональные, социальные (поведенческие) и когнитивные. Их разграничение носит условный характер вследствие тесной связи между тремя сферами личности:

— социально-духовные потребности — это потребности занимать престижное место в обществе, пользоваться признанием окружающих и их уважением. Особенно важное значение имеет для человека как социального существа удовлетворение потребностей в общении и взаимодействии с другими людьми:

— эмоционально-духовные потребности весьма разнообразны, так как круг духовно-эмоциональных интересов у людей весьма широк. К ним, прежде всего, относятся потребности быть любимым и любящим, получать радость от общения с природой, иметь возможность проявлять свою индивидуальность, выражать свои эмоции и чувства, не оставаться наедине со своими переживаниями, т.е.- испытывать душевно-комфортное состояние;

— когнитивно-духовные потребности — потребности человека в познании своего внутреннего мира и смысла существования, в освоении новых знаний и повышении уровня культуры, кругозора. Высшей формой проявления когнитивных потребностей является стремление человека к самоактуализации — раскрытию своих творческих возможностей путем реализации творческого потенциала и таланта, природных задатков и приобретенных способностей, знаний.

4. Работа, вызывающая чрезмерную напряженность психоэмоциональной сферы.

Контингент людей, испытывающих психоэмоциональные перегрузки, обусловлен-ные особенностями трудовой деятельности, в последние десятилетия значительно расширился. Это связано с резким увеличением информации, которую необходимо переработать в условиях растущего дефицита времени, повышением уровня ответственности за результаты труда, возросшим темпом работы и усложнением межличностных отношений.

В группу лиц, выполняющих умственно-напряженную работу, входят программисты, бизнесмены, руководители организаций и предприятий, авиадиспетчеры, летчики, водители городского транспорта, медицинский персонал, работающий в экстремальных условиях и представители ряда других профессий.

Повышают риск развития психогенных болезней и нервно-психических расстройств стрессогенные условия труда: напряженные производственные отношения, высокий уровень шума, плохая организация работы, неудовлетворенность содержанием труда.

Негативно влияет на нервную систему и нерациональное использование регламентированных перерывов, предназначенных для снятия эмоциональной перенап-ряженности и нейтрализации дистресса. У студентов наблюдаются перегрузки деятельности, как правило, в тех случаях, когда нарушаются психогигиенические условия самообучения.

5. Низкий уровень активности — способности к мобилизации психофизио-логических резервов для достижения цели.

Средства аутопсихотерапии, в основном, применяются при трех видах снижения активности:

* саногенной — по преодолению болезни, предупреждению ее развития или возникновения рецидивов;

*поисковой — для нахождения путей разрешения психотравмирующей проблемы и преодоления тупиковой (фрустрационной) ситуации;

*трудовой — для повышения умственной работоспособности, при разрешении трудноразрешимых задач, связанных с творческим или учебным процессом.

6. Вредные привычки. Усугубляют влияние на деятельность нервной системы — курение, злоупотребление алкоголем, склонность к перееданию, увлечение азартными играми и другие вредные привычки, широко и всесторонне рассмотренные в обширной литературе, посвященной здоровому образу жизни и педагогической психотерапии (см. 7).

3.2. Показания к применению
лечебно-поддерживающей аутопсихотерапии
Средства психотерапевтической самопомощи, входящие в группу “лечебно-поддер-живающих”, применяются для повышения эффективности лечения, проводимого специалистом (врачом или клиническим психологом).

Применяются они в процессе лечения и после его завершения для закрепления результатов психотерапии при заболеваниях, где показана психотерапия как вид лечения.

К ним относятся неврозы, психосоматические болезни и расстройства, неврозо-подобные заболевания, психогенные сексуальные нарушения и болезненные пристрастия к алкоголю и наркотическим веществам, посттравматические стрессовые расстройства.

Общеизвестно положение, что “хорошо информированный пациент — лучший помощник врача”. Высокая оценка осведомленности больного, прежде всего, определяется тем, что обоснованное представление пациента о клинических проявлениях болезни способствует своевременному обращению за медицинской помощью. А вовремя назначенная терапия — одно из важнейших условий успешного лечения.

В Канаде, США и ряде других стран придают столь большое значение информированности людей о клинике болезней, особенно начальных стадиях их развития, что бесплатно, за счет государственных средств, каждая семья обеспечена большим (более 500 листов) научно-популярным медицинским справочником, содержащим описания основных симптомов многочисленных болезней.

Настольной книгой для многих людей является монография крупного американского терапевта А. Розенфельда “Симптомы болезней” (в русском переводе издана в 1998 г.).

Во многих публикациях, адресованных массовому читателю, имеются и ценные практически советы по повышению роли больного в процессе лечения и созданию его партнерских отношений с врачом.

Специально проведенные исследования показали, что отрицательные моменты в познании клиники болезни (преимущественно наблюдаемые у лиц с повышенной внушаемостью) значительно уступают положительным, способствующим своевремен-ному обращению за медицинской помощью.

Особенно важное значение имеет уровень информированности больного для успешной психотерапии. Помимо общих факторов, способствующих повышению эффективности лечения, благодаря научно обоснованному представлению больного о своем заболевании, имеются и дополнительные предпосылки для достижения положительных результатов при психотерапии. Так, при когнитивной психотерапии необходимым условием для эффективного лечения является самопознание больным, страдающим депрессией, ошибок логического мышления, формирующих у него пессимистический настрой. Успешность овладения аутогенной тренировкой и самогипнозом в значительной степени зависит от научно-обоснованного представления о путях включения мышечно-эмоционального и легочно-эмоционального механизмов в процессе саморегуляции деятельности центральной нервной системы.

При проведении комплексной психотерапии больных, нуждающихся также в применении медикаментов (в частности, при неврозоподобных нарушениях, обусловленных болезнями органического происхождения), достигается повышение их эффективности в результате образного представления о целебном воздействии лекарства.

Знание клиники болезни, особенно ее начальных симптомов, имеет важное значение и для “домашних психотерапевтов” — медиаторов, участвующих в процессе лечения родного, близкого человека (см. 7.3.).

Краткая характеристика болезней, имеющих показания для аутопсихотерапии (описание их ориентировано на читателей, не имеющих медицинского образования).

1. Неврозы. До настоящего времени отсутствует общепринятый взгляд на понятие “невроз”, механизмы его развития и классификацию клинических проявлений, несмотря на то, что учению о неврозе уже более 150 лет. Подавляющее большинство практических врачей бывшего Советского Союза и многих европейских стран, ориентирующихеся на классификацию ВОЗ (МКБ-10) и учебные пособия по психиатрии, придерживается взгляда, что неврозы — это группа психогенных болезней, характеризующаяся функциональными (обратимыми) расстройствами нервно-психической деятельности, развившимися в результате воздействия психотравмирующих факторов, негативное влияние которых в этот период человек не способен разрешить, преодолеть (подробно в гл. 7.3.2).

У детей неврозы возникают преимущественно в 6-7 лет, когда ребенок начинает проявлять осознанное отношение к себе и окружающим. Ведущим психотравмирующим фактором являются семейные конфликтные ситуации, вызывающие у ребенка эмоциональные переживания, с которыми он не может справиться. Способствуют возникновению невроза дефекты воспитания, снижающие сопротивляемость организма психотравмам (чрезмерная опека, запугивание, унижение достоинства, подавление желаний к самовыражению), и недооценка принципов педагогической психотерапии.

Невроз имеет широкое распространение. Так, по данным ВОЗ, опубликованным в 1980 году, за предшествующие 65 лет заболеваемость неврозом возросла в 24 раза.

Неврозу свойственны многочисленные клинические проявления, не имеющие единой классификации и общепринятых терминов.

Психиатры, психотерапевты и другие специалисты, работающие в европейских странах, при установлении диагноза невроза ориентируются на классификацию, предложенную ВОЗ (МКБ-10). Врачи и клинические психологи США, Канады и других американских стран придерживаются терминологии неврозов, по классификации DSМ-IV.

Для предупреждения возможных отрицательных последствий из-за неправильной интерпретации причин разных названий сходных диагнозов нами приводятся термины, имеющиеся в американской классификации (указаны в скобках).

При этом следует учитывать, что многие семейные врачи при выявлении у пациента невротических расстройств не уточняют их разновидность, а ограничиваются постановкой диагноза “тревожное состояние” (anxiety disorder) или “аффективные расстройства”.

Основные формы неврозов следующие:

1) Невроз страха (панические расстройства). Ведущий симптом — появление немотивированного страха, не зависящего от какой-либо ситуации или каких-либо представлений. Чаще всего возникает безотчетный страх внезапно, и интенсивность его колеблется между легким чувством тревоги и паническими приступами. В соответствии с широким диапазоном оттенков страха (опасения, боязнь, испуг, ужас, паника) наблюдаются его разные варианты.

Страх вначале может быть спровоцирован сильным испугом конкретного содержания, а в дальнейшем повторяться в виде приступов боязни, испуга без определенной причины. Продолжительность неврозов страха чаще всего от 1 до 6 месяцев, но иногда болезнь принимает затяжное течение и может длиться годами.

Клинические проявления панической атаки весьма разнообразны — сильное сердцебиение, обильный пот, чувство нехватки воздуха, страх смерти, боязнь утратить контроль над собой и т.п. Приступы паники обычно длятся минуты, реже — часы. Среди тех, кто страдает неврозом страха, преобладают лица с тревожно — мнительным характером.

У детей причины страха в значительной степени зависят от возраста. Страхи до 3-х лет обычно свойственны всем детям, в определенной степени они желательны, поскольку ничего не боящийся ребенок может совершить опасный поступок.

В возрасте 4-6 лет страхи, как проявление невроза, чаще всего являются проявлением стрессогенной реакции, возникающей в ответ на “воспитательное запугивание”, применяемое родителями для коррекции поведения ребенка, или в результате семейных ссор, драк.

У детей 6-8 лет преобладают страхи темноты, одиночества, разлуки с родными. Стрессогенные страхи, в отличие от страхов невроза, возникают эпизодически и не мешают в повседневной жизни. При проявлении страха в виде “панических расстройств” обязательно требуется консультация специалиста для своевременного лечения.

2) Невроз навязчивости (обсессивно-компульсивные расстройства). Основной симптом — возникновение непроизвольного навязчивого состояния, нелепость которого больной сознает, понимает его абсурдность, критически к нему относится, борется с ним, но преодолеть не может.

Чаще всего встречаются навязчивые страхи — фобии, которые в отличие от страхов при “неврозе страха”, не связаны с определенной ситуацией и не возникают при ее отсутствии.

Фобии весьма разнообразны — наблюдаются навязчивые страхи покраснения (эрейтрофобия), открытого пространства (агорафобия), закрытого помещения (клаустрофобия), высоты (акрофобия), загрязнения (мизофобия), острых предметов (оксифобия), заболевания раком (канцерофобия), психическими болезнями (лисофобия), болезнями сердца (кардиофобия).

Обсессии — навязчивые мысли, выражающиеся в виде сомнений, опасений. При сомнениях навязчивого характера у больного обычно возникает мучительная неуверен-ность в своих действиях, его преследуют мысли о том, правильно ли он принял решение в возникшей ситуации. Навязчивые сомнения иногда могут заставлять больного часами проверять правильность выполненного действия.

Навязчивые действия чаще всего встречаются не в изолированном виде, а сочетаются с фобиями и обсессиями, но иногда они могут иметь и самостоятельное значение. Например, наблюдаются навязчивые стремления пересчитать без всякой необходимости проезжающие автомобили, прохожих на улице, окна, попадающие в поле зрения и т.д. К этим расстройствам относятся навязчивые действия, совершаемые против желания. Больной постоянно проверяет, хорошо ли сидит головной убор, для чего производит движение рукой, как бы отбрасывая мешающие волосы.

К компульсивным расстройствам относятся и навязчивые ритуалы, выполнение которых сопровождается чувством облегчения (например, передвижение только по определенным маршрутам, езда в транспорте только в головном вагоне и т.д.). ).

У детей чаще всего встречается невроз навязчивых движений, обычно в возрасте 3-7 лет, и выражается в тиках — многократно повторяемых двигательных актах (учащенное мигание, наморщивание лба, облизывание или кусание губ, подпрыгивание, движение головой и т.д.). С возрастом отмечается тенденция к постепенному исчезновению проявлений невроза навязчивости.

3) Истерический невроз (конверсионное расстройство). Характерная особенность для этого вида невроза — крайнее разнообразие клинических проявлений, выраженная эмоциональная неустойчивость с легкой полярностью настроения: по незначительному поводу быстро меняется настроение от плохого до чрезмерно радостного.

Истерические явления, как правило, возникают в ответ на жизненные трудности, нередко они являются бессознательной попыткой разрешить их путем “ухода в болезнь”. Возможны самые разнообразные нарушения (судороги, припадки, задержка мочи, запоры, слепота, немота и др.), напоминающие клиническую картину различных болезней, что послужило основанием называть истерию “великой симулянткой”, “хамелеоном, постоянно меняющим окраску”.

Истерические симптомы нередко для больного являются желательными, дающими определенные выгоды — уход из тяжелой для него ситуации или возникшего конфликта. При неблагоприятных для больного обстоятельствах проявление болезни увеличивается. В поведении истериков обращает на себя внимание демонстративность, стремление привлечь к себе внимание, повышенная эмотивность и склонность к конфликтам.

У детей, особенно младшего возраста, преобладают проявления истерии в виде припадков. Ребенок с громким криком, плачем падает на пол, беспорядочно бьется руками, ногами, головой об пол, выгибается дугой. Приступ заканчивается спустя 15-30 секунд с глубоким вздохом, после чего нередко возобновляется плач. Истерические приступы чаще всего возникают в связи с обидой, при недовольстве из-за отказа выполнить его требования или угрозы наказания. Обычно они возникают у детей, которых неправильно воспитывают по типу “кумир в семье”.

Сравнительно редко в детском возрасте встречаются истерические параличи, мутизм (временное отсутствие речи), амавроз (слепота), локальные нарушения чувствительности (по типу чулка, пояса и т.д.).

4) Депрессивный невроз (невротическая депрессия). Основные симптомы: сниженное, угнетенное настроение, ухудшение интереса к жизненным проблемам, низкая активность и немотированная усталость. Больным с депрессивными проявлениями невроза свойственны жалобы- «Скука на душе», «Нет тяги к делу», «Одолевают мрачные мысли».. Нередко депрессивное состояние сочетается с функциональными нарушениями деятельности внутренних органов, расстройством сна, раздражительностью, резким изменением аппетита и снижением уровня самооценки своих возможностей и способностей. В мышлении человека, подверженного депрессии, преобладают негативные оценки всего, что с ним происходит. Депрессия является одним их наиболее распространенных недугов, согласно данным ВОЗ ею страдает свыше 120 млн. людей в мире. Помимо стресса и невроза, причиной возникновения депрессии могут быть и психические заболевания, при лечении которых основную роль играет медикаментозная терапия (маниакально-депрессивный психоз, реактивное состояние, церебральный атеросклероз и др.). Хроническая депрессия нередко развивается и как следствие тяжелых заболеваний с пессимистическим прогнозом. Следует отметить, что зачастую установить границу между психотическими и непсихотическими расстройствами при депрессии чрезвычайно трудно. В связи с этим многие видные психиатры (Ю. Алекандровский, В.Вид, И.Гурович, В.Краснов, Н.Незнанов, А.Смулевич, А.Тиганов, В.Семке, Г.Ротштейн, В.Ястребов;Н.Марута, А.Напреенко, О.Сыропятов; Р. Евстигнеев, О.Скугаревский и др.) в своих публикациях, адресованных массовому читателю, подчеркивают, что нередко выявление истинной причины депрессии является весьма сложной проблемой, которую может решить лишь психиатр. Своевременному обращению за медицинской помощью лиц, находящихся в депрессивном состоянии, способствует использование специальных тестов по самодиагностике тяжести стресса и определению степени потребности в консультации врача. Одним из широко применяемых тестов является способ самодиагностики, предложенный франко-американской группой специалистов.

1. Ответьте “да” или “нет” на два следующих вопроса:

— В течение прошлого месяца был ли у вас двухнедельный период (или более), когда вы чувствовали себя в подавленном настроении почти каждый день?

— В течение прошлого месяца потеряли ли вы большую часть интересов, любимые привычки?

2. Вы ответили двумя “нет” на оба вопроса? Нет проблем, дальше не стоит читать тест. Вы ответили “да” на один из вопросов? Ответьте “да” или “нет” на один из семи нижеприведенных вопросов:

— У вас заметно изменился аппетит? Вы непроизвольно потолстели или похудели на 5 кг?

— Чувствовали ли вы себя каждый день взволнованными, нетерпеливыми, была ли постоянная необходимость двигаться, были ли вы не в состоянии спокойно сидеть?

— Чувствовали ли вы себя все время усталыми, лишенными энергии?

— Чувствовали ли вы себя бездарными, виноватыми?

— Вам трудно было сосредоточится или собраться с мыслями?

— У Вас возникали мысли, что лучше было бы, если бы вы умерли, думали ли вы сделать себе больно?

В том случае, если вы ответили утвердительно хотя бы на три вышеприведенных вопроса, вам необходимо проконсультироваться с врачом.

У детей невротическая депрессия чаще всего возникает из-за неблагополучной семейной ситуации, связанной с разводом родителей, длительной разлукой с ними, болезнью или смертью близкого человека и др. Развитию депрессии способствует также воспитание ребенка по типу “Золушки” и врожденные особенности нервной системы, свойственные людям с меланхолическим темпераментом.

В период полового созревания преобладают среди психотравмирующих факторов у подростков представления о своей непривлекательности, низком уровне способностей или наличии физического дефекта, плохие отношения со сверстниками. Эквивалентами депрессивного состояния, особенно часто у подростков, могут быть агрессивность, озлобленность, немотивированное антисоциальное поведение, конфликты в школе и семье, суицидальные тенденции. В связи с тем, что у детей значительно чаще, чем у взрослых бывают атипичные проявления депрессии, своевременная консультация специалиста имеет особенно важное значение.

Вместе с тем, угнетенное настроение в течение непродолжительного времени необходимо оценивать (как у детей, так и взрослых) на основе физиологического “закона маятника” — после сильного радостного возбуждения, ведущего к большой затрате энергии временно возникает падение жизненного тонуса, ухудшение настроения.

5) Неврастенический невроз, неврастения, доподлинно “нервная слабость” характеризуется тем, что на первый план при этом заболевании выступают признаки ослабления нервной деятельности.

В американской классификации нет диагноза заболеваний, которые можно было бы отнести к “неврастении”. Это определяется тем, что причиной ее возникновения являются не конфликты или стрессовые ситуации, а переутомление в результате умственного перенапряжения. В европейской классификации неврастения рассматривается как “астенический синдром ”.

Неврастения имеет много синонимов — вегетативная дистония, вегетативный невроз, психо-вегетативный синдром, церебрастения, нейроциркуляторная дистония и др.

В клинической картине преобладают жалобы на повышенную утомляемость, ухудшение памяти и внимания, низкую работоспособность, частые головные боли, эмоциональную неустойчивость, раздражительность, вспыльчивость и др.

Следует отметить неправомерность мнения, что повышенная умственная нагрузка обязательно приводит к отрицательным последствиям, к истощению нервной системы. Неврастения развивается преимущественно в случаях несоблюдения психогигиенических условий труда и отдыха.

У детей неврастения в выраженной форме встречается в школьном возрасте, чаще всего в подростковом (10-15 лет). Основные проявления неврастении — утомляемость, которая усиливается к концу дня или недели, вялость, пассивность, сочетаемая с повышенной раздражительностью, несдержанностью.

Для детей младшего школьного возраста характерны выраженная эмоциональная неустойчивость, двигательное беспокойство со склонностью к суетливости. Нередко у детей, страдающих неврастенией, имеются расстройства сна, сновидения с ночными страхами.

Помимо описанных форм неврозов, согласно современным международным классификациям болезней, в их группу входят энурез, анорексия и ряд других заболеваний психогенного характера.

2. Неврозоподобные состояния — нервно-психические расстройства, клинические проявления которых внешне напоминают невроз, а в действительности являются симптомами органических заболеваний. Главным отличием неврозоподобных состояний от невроза является отсутствие связи их возникновения с конкретными психотравмирующими ситуациями, конфликтами и стрессами.

В рамках неврозоподобных расстройств наблюдаются практически все симптомы, возникающие при неврозе. Необходимо помнить, что применение средств аутопсихотерапии при неврозоподобных симптомах возможно лишь с разрешения лечащего врача, так как устранение их может затруднить диагностику тяжести течения болезни и обоснованное назначение медикаментов. Особенно важно соблюдать это условие лицам, страдающим органическими болезнями центральной нервной системы.

У детей чаще всего встречается “страх смерти” неврозоподобного происхождения из-за внезапного обострения основного заболевания. Появляется он во время приступов бронхиальной астмы и тяжелой формы ангины из-за нарушения дыхания. Боязнь смертельного исхода отмечается также при разных вегето-сосудистых нарушениях (гипоталамический криз), вызывающих обильное потоотделение, покраснение кожи, нередко и неудержимые позывы к мочеиспусканию.

3. Психосоматическая патология — психосоматические расстройства и болезни. Общим для них являются жалобы на нарушение функций организма, в возникновении которых ведущая роль принадлежит психогенным (нервно-психическим) факторам. Главное отличие между ними определяется характером изменений внутренних органов — при психосоматических заболеваниях имеются не функциональные, а морфологические нарушения. Кроме того, при психосоматических болезнях имеется закономерное сочетание симптомов (синдрома), характерная клиника и течение болезни.

Психосоматические расстройства и болезни очень широко распространены. Так, по данным крупного американского терапевта Бернарда Лауна, автора книги “Утраченное искусство врачевания” (1998 г.), они имеются у 80 % пациентов, обращающихся к интернисту.

А. Психосоматические расстройства условно подразделяются на три подгруппы, исходя из разных психогенных причин их возникновения:

1) соматизированная депрессия. Называется она также скрытой, замаскированной или стертой депрессией вследствие того, что основными ее клиническими проявлениями являются нарушения деятельности внутренних органов, а не нервно-психическое расстройство. Соматические нарушения при скрытой депрессии очень разнообразны Ее клиническая картина может имитировать огромное количество заболеваний. Чаще всего больные жалуются на нарушения деятельности сердца (болевые, неприятные ощущения в левой половине грудной клетки, аритмию, чувство сердечной слабости и пр.), дыхания (расстройство дыхательного ритма, возникновение одышки, чувство нехватки воздуха, ощущение “какой-то преграды в груди” …) и пищеварения (плохой аппетит, склонность к тошноте, рвоте, “урчанию” в животе, выраженному метеоризму …).

Соматизированная депрессия может проявляться расстройством сна, головными болями, падением работоспособности, постоянным чувством усталости, импотенцией, кожными нарушениями и др.

Диагностика соматизированной депрессии нередко представляет трудность, особенно сложно ее распознать, когда больной неправильно оценивает свое эмоциональное состояние, будучи убежденным в отсутствии связи нарушений деятельности внутренних органов с психологическими причинами. В этих случаях семейный врач (участковый терапевт), как правило, направляет пациента на консультацию к психиатру.

К сожалению, многие больные, страдающие соматическими расстройствами на психогенной основе, проявляют негативное отношение к рекомендации врача общего профиля о необходимости посещения психиатра для уточнения диагноза, возможно, и для назначения антидепрессивного курса лечения.

Такое отношение к психиатру обусловлено тем, что у многих людей сложилось ошибочное представление о контингенте больных, которым он оказывает помощь. В США, как и в других странах, подавляющее большинство людей не считает предосудительным обращаться к психиатру, советоваться с ним не только по поводу состояния своего здоровья, но и для оптимального решения психологических проблем.

2) психосоматические расстройства, обусловленные страхом. Первопричиной их развития чаще всего является неадекватная реакция в виде испуга на кратковременное ухудшение деятельности внутренних органов. Такая реакция наблюдаются чаще у лиц с повышенной тревожностью или внушаемостью, склонных к формированию фиксированной реакции тревоги, физиологической основой которой является “память о болезни и психотравме” (см. 4.3.6.)

Психосоматические расстройства, обусловленные страхом, могут развиваться вследствие некритического отношения к необоснованной психотравмирующей информации, нередко содержащейся в околомедицинской литературе, предсказаниях астрологов и гадалок, в заключениях о результатах обследования здоровья, проведенного лицами, применяющими медико-альтернативные методики диагностики болезней (на основе иридодиагностики, дерматоглифики, экстрасенсорной оценки), чаще теми, кто не имеет врачебного образования.

Кроме того, в странах, образовавшихся после распада Советского Союза, где в газетах публикуются долгосрочные прогнозы о “неблагоприятных днях” (во многих случаях ошибочные из-за невозможности их предсказания на данном этапе развития науки), у многих людей возникают, как показывают наблюдения врачей, неосознанный страх и нарушения деятельности организма в период приближения этих “неблагоприятных дней”

Так, в кардиологическом отделении одной из палат московской больницы врачи столкнулись с тем, что практически у всех пациентов, вне зависимости от тяжести их заболевания, в одни и те же дни, как по команде, резко повышалось кровяное давление. Медики обнаружили у одного их больных газетную статью с долгосрочным прогнозом критических дней. Скачки давления по времени строго соответствовали этим числам. После того как вырезку из газеты отобрали, ситуация нормализовалась — давление у пациентов изменялось, но уже не синхронно, а в разнобой и далеко не у всех.

3) психосоматические расстройства стрессогенного происхождения. Развива-ются под воздействием стресса, чаще всего психоэмоционального (см. 2.1.). Физиологи-ческий стресс с психосоматическими расстройствами возникает преимущественно у лиц со сниженным уровнем адаптации к резким изменениям атмосферного давления, температуры и влажности воздуха, скорости ветра и других метеорологических факторов.

Психосоматические расстройства нередко наблюдаются и в случаях, когда нарушается привычный ритм жизни, чаще всего во время путешествий, командировок и при возникновении экстремальных ситуаций.

Нарушение функций внутренних органов может быть и под воздействием “комбинированного стресса” — из-за возникновения необоснованных психотравмирующих переживаний, тревожных мыслей по поводу соматических нарушений, имеющих физиологическую природу.

Б. Психосоматические болезни. Для них характерны, помимо общих признаков, свойственных болезням органического происхождения, следующие особенности:

— обуславливают их происхождение психотравмирующие факторы, которые могут быть кратковременными (тяжелая острая психотравма), длительными (конфликтная ситуация на работе, в семье) или хроническими (наличие неразрешенных проблем);

— один и тот же психический фактор вызывает различные реакции и болезни у разных людей вследствие их различной предрасположенности к определенным заболеваниям, зависящей не только от наследственности, образа жизни и внешней среды, но и индивидуально-психологических особенностей;

— рецидивы болезни или ухудшение ее течения преимущественно возникают в результате воздействия значимых для больного стресс-факторов.

К основным психосоматическим болезням (известных в быту, как болезни, возникшие на нервной почве) относятся: бронхиальная астма, сенная лихорадка, , гипертоническая болезнь (первичная), стенокардия, неспецифи-ческий язвенный колит, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки (многие авторы в их состав включают функциональные сексуальные расстройства – нарушения половых функций, имеющих психогенную основу).

4. Болезненные пристрастия, патологические влечения. Эта группа заболеваний, характеризующаяся непреодолимым влечением к употреблению алкогольных напитков (алкоголизм) и наркотических веществ (наркомания). В последнее время к этой группе относят никотинизм, игроманию (болезненное пристрастие к азартным играм) и интернетоманию.

При их лечении ведущую роль играет гетеропсихотерапия, проводимая врачом, и “народная психотерапия”, осуществляемая в ассоциациях взаимопомощи, которые создаются на добровольных началах больными, желающими избавиться от пагубных влечений. Средства АП применяются в основном для поддержания результатов лечения и описаны в главе 7 “Педагогическая психотерапия” (7.1, 7.3 и 7.4).

5. Посттравматические стрессовые расстройства. Проявляются глубокими и длительными нарушениями эмоционального и психического (когнитивно-поведенческого) состояния, возникающими после чрезвычайно тяжелого психотравмирующего события (стихийного бедствия, катастрофы, террористического акта, ядерной аварии и других чрезвычайных ситуаций). Нередко посттравматическое стрессовое расстройство развивается после физического или сексуального насилия, вооруженного нападения, пожара и других опасных для жизни ситуаций.

Психологическая основа посттравматического стрессового расстройства — ужас от пережитого и страх от того, что в любой момент это может произойти снова.

Основными признаками посттравматического стрессового расстройства являются:

— частые или эпизодически возникающие воспоминания о психической травме, сопровождающиеся чувством тревоги и страха;

— нарушение сна, частые кошмарные сновидения;

— постоянный душевный дискомфорт, тревожно-депрессивный настрой;

— ухудшение памяти, неспособность концентрировать внимание;

— снижение контроля за эмоциональным состоянием (вспыльчивость, раздражи-тельность).

Симптомы посттравматического стрессового расстройства исчезают через 1-3 месяца, но иногда не исчезают многие годы. Продолжительность их в значительной степени зависит от того, как человек “перерабатывает” трагедию, которая случилась с ним, его близкими или на его глазах. Так, даже через 20 лет после войны во Вьетнаме, Американская ассоциация психического здоровья обнаружила стрессовые расстройства в полном или частичном объеме у 829 тысяч из 3140 тысяч ветеранов.

Таблица № 1
Показания к применению профилактически-ориентированных средств аутопсихотерапии

Показания

Рекомендуемые приёмы

1

Психологический стресс, обусловивший:

— плохое (угнетённое) настроение

— тревожное состояние

— нарушение сна

— раздражительность, вспыльчивость

— психосоматические расстройства (нарушение деятельности внутренних органов и др.)

2

Черты характера, предрасполагающие

к развитию психогенных болезней (расстройств):

— высокотревожные:

— тревожно-депрессивные

— тревожно-застенчивые

— тревожно-ипохондрические

— агрессивно-конфликтные

— перфекционно-негативные

3

Низкий уровень активности:

— трудовой

— саногенной

— поисковой

4

Выраженная неудовлетворённость жизнью из-за плохой реализации духовных потребностей:

— эмоциональных

— социально-психологических

— когнитивных

5

Чрезмерные психоэмоциональные нагрузки (профессиональные, учебные, бытовые)

6

Вредные привычки:

— курение

— увлечение алкоголем

— переедание

— гиподинамия

Таблица № 2
Показания к применению лечебно-поддерживающих средств аутопсихотерапии

Показания

Рекомендуемые приёмы

1

Неврозы:

— страха

— навязчивости

— истерический

— депрессивный

— неврастения

2

Неврозоподобные состояния (невротические расстройства, обусловленные органическими болезнями)

3

Психосоматическая патология.

Психосоматические расстройства, обусловленные:

— скрытой депрессией

— страхом, испугом

— стрессом

Психосоматические болезни:

— гипертоническая болезнь

— стенокардия

— бронхиальная астма

— неспецифический язвенный колит

— прочие

4

Функциональные половые расстройства

5

Посттравматические стрессовые расстройства

6

Болезни, характеризующиеся патологическим влечением:

— алкоголизм

— наркомания

— игромания

— интернетомания

— булимия

Для ускорения процесса овладения знаниями по применению психотерапевтических приемов при различных показаниях следует в ходе чтения материала заполнить пустые графы в таблицах № 1 и № 2 — записывать в них номера профилактически-ориентиро-ванных и лечебно-поддерживающих приемов (указаны перед описанием приемов). При этом рекомендуется подчеркивать номера приемов являющиеся приоритетными, исходя из собственных показаний для их применения, индивидуально-психологических особенностей и конкретных условий для их использования. Выполнение этого условия существенно облегчает в последующем подготовку индивидуального психотерапевти-ческого комплекса, описанного в главе 4.4.

При оформлении двух указанных учебно-подготовительных таблиц, следует учитывать многие приемы, входящие в состав профилактически-ориентированных средств АП, имеют и лечебно-поддерживающие показания; при описании приемов указаны лишь основные показания; использование приемов с лечебной целью необходимо согласовывать с лечащим специалистом.

Не менее важное значение для успешного овладения аутопсихотерапией имеет позитивно-обоснованное отношение к ней, зависящее от установки к психотерапии, понимания ее сути и задач. Практика психотерапевтов, к сожалению, показывает, что имеется большое количество людей, в том числе и с высшим образованием, у которых превратное представление о психотерапии. Многие из них ошибочно считают, что психотерапия –это вид лечения, основанный на суггестивном воздействии, а поэтому показана лишь людям с повышенной внушаемостью.

Для иллюстрации приведем характерный пример, являющийся, на наш взгляд, и поучительным.

Больной С. 48 лет, военнослужащий в отставке, поступил в санаторий с диагнозом: неврастения, затяжная форма с выраженным тревожно-ипохондрическим синдромом.

Лечащий невропатолог, подтвердив диагноз поликлинического врача, включил в состав лечебного комплекса психотерапию, учитывая ее приоритетную роль в терапии невроза. При этом известил психотерапевта, что С. проявляет негативное отношение к психотерапевтическому лечению, оценивая его ошибочно как “метод внушения”. Во время первой беседы, направленной преимущественно на выявление причин возникновения невроза и факторов, отрицательно влияющих на его течение, больной неожиданно высказал парадоксальное мнение: “Если бы я выступил с лекцией перед молодежью по вопросам укрепления здоровья, то настоятельно призвал бы ее не заниматься спортом”.

Его крайне отрицательная оценка спорта вызвала недоумение не только потому, что она противоречила общеизвестному взгляду на его целебное значение. Из истории болезни и бесед с больным было известно, что он в недалеком прошлом был летчиком, успешно участвовал в спортивных соревнованиях.

На наш вопрос о причине, побудившей его отрицательно оценивать спорт, он ответил: “Я убежден, что мое активное занятие спортом, явилось причиной моей болезни, потери трудоспособности”. После дополнительных исследований, в том числе и клинико-психологических, мы пришли к твердому убеждению, которое выразили в следующей форме: “Причина возникновения заболевания у Вас связана не со спортивными занятиями, а с неправильной, односторонней тренировкой организма. В результате недооценки Вами важности тренировки не только мышечного аппарата, но и ЦНС, Вы стали богатырем по физическому развитию и одновременно слабым человеком по показателям силы нервной системы, управляющей деятельностью организма. Для восстановления здоровья, улучшения психоэмоционального состояния и укрепления нервной системы, Вы, в первую очередь, нуждаетесь в прохождении курса психотерапии и в овладении знаниями по аутопсихотерапии для поддержания результатов лечения”.

Проведенное санаторное лечение, в комплексе которого главное место занимала психотерапия (познавательно-рациональная, аутотренинг, установочно-коррекционная терапия и др.), привело к значительному улучшению его состояния здоровья.

В корне изменился и его взгляд на психотерапию, ее значимость и сущность. Спустя полгода С. поступил на курсы “Самопрофилактики психогенных болезней и стресса”, побудил и супругу пройти курс обучения по программе “Домашний психотерапевт — задачи и функции”. Катамнез через два года — практически здоров, к врачам не обращается.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Медицинский аспект практической

аутопсихотерапии

Основные положения. В арсенале аутопсихотерапии имеются лечебно-профилактические средства научно обоснованной аутопсихотерапии, рекомендуемые:

— для поддержания результатов лечения, проводимого врачом или клиническим психологом;

— для самопрофилактики, ориентированной на предупреждение развития патологии психогенного происхождения (по МКБ-10 — невротические расстройства, связанные со стрессом, реакции на тяжелый стресс, “затяжной дистресс”, посттравматические стрессовые расстройства, соматоформные расстройства, неврастения), а также вредных привычек, “неблагоприятных” черт характера и психоэмоциональных перегрузок, отрицательно влияющих на деятельность центральной нервной системы.

Аутопсихотерапевтические средства разделяются на приемы, упражнения и методы. Основной критерий для их разграничения — уровень сложности структуры, определяющий степень трудности овладения ими. Образно говоря, приемы — это кирпичи, используемые для изготовления блоков (упражнений) и строительства здания (метода) по двум проектам — с помощью блоков и путем применения лишь кирпичей. Различие между средствами аутопсихотерапии схематически можно представить и следующим образом: приемы — электроны, упражнения — атомы, а метод — молекула.

В литературе, посвященной проблемам аутопсихотерапии, проводится грань не только между тремя видами средств аутопсихотерапии, но и между понятиями “метод” и “методика”.

Термин “методика” применяется для обозначения способа обучения методам аутопсихотерапии. Например, для овладения низшей ступенью аутогенной тренировки по И. Шульцу (состоит из 6 упражнений, а каждое из них из 5 психотерапевтических приемов), предложено множество методик обучения, основанных на разных психопедагогических принципах интенсификации процесса усвоения учебного материала.

При описании рекомендаций по овладению приемами и упражнениями, нами, как и другими авторами, применяются термины “техника” или “процедура”.

ГЛАВА 4

ПРИЕМЫ АУТОПСИХОТЕРАПИИ

Краткая характеристика.

Приемы аутопсихотерапии используются как самостоятельно, так и в составе упражнений и методов.

Для психотерапевтической самопомощи психотерапевтические приемы применяя-ются значительно чаще, чем упражнения и методы, несмотря на то, что уступают им по эффективности психотерапевтического воздействия.

Широкое их распространение в практике аутопсихотерапии определяется тем, что психотерапевтические приемы:

— имеют приоритетное значение в экстремальных условиях, когда возникает потребность в неотложной помощи себе или близкому, родному;

— овладение ими путем самообучения намного проще и быстрее, чем упражнениями и методами;

— в системе психотерапевтической самопомощи большое место занимают приемы “народно-житейской психотерапии”, весьма популярной среди населения (многие люди, к сожалению, необоснованно считают, что они эффективнее, чем средства аутопсихоте-рапии официальной научной психотерапии);

— психотерапевтические приемы имеют преимущество перед упражнениями и методами в отношении возможностей их применения не только с учетом медицинских показаний, но и индивидуально-психологических особенностей и конкретных условий для их выполнения.

Классификация. Все психотерапевтические приемы разделяются на три вида в соответствии с основными путями саморегуляции деятельности центральной нервной системы: на психотерапевтические приемы, которые формируют позитивную направленность мышления, улучшают эмоциональное состояние и корректируют неадекватные поведенческие реакции.

Разграничение приемов аутопсихотерапии на три вида носит, в определенной степени, условный характер, вследствие тесной взаимосвязи трех сфер личности — когнитивной (мыслительной), поведенческой и эмоциональной.

Оптимистическая направленность мышления улучшает эмоциональное состояние, что в свою очередь способствует коррекции поведенческих актов. И, наоборот, улучшение настроения (например, в результате релаксации, дружеских контактов, слушания жизнерадостной музыки и др.) стимулирует развитие позитивной направленности мышления и способствует успешному преодолению негативных проявлений поведения.

Характер взаимоотношений трех сфер личности и путей саморегуляции деятельности центральной нервной системы обусловил особенности использования психотерапевтических приемов — один и тот же прием может применяться при разных показаниях к аутопсихотерапии.

Эта особенность психотерапевтических приемов нашла свое отражение в учебно-информационных таблицах, предназначенных для повышения эффективности самообучения с учетом лечебно-поддерживающих и профилактических показаний (см. табл. № 1 и № 2).

4.1. Приемы саморегуляции когнитивной

(мыслительной) сферы

В состав приемов, участвующих в формировании позитивной направленности мышления входят три группы. Объединяет их общее целевое назначение: предупреждать или преодолевать психогенные болезни и функциональные нарушения, обусловленные негативным мышлением, характеризующимся тенденцией к необоснованной пессимистической оценке окружающего мира и своих возможностей, ожидаемой или возникшей психотравмирующей проблемы — ситуации, события, конфликта.

(Примеры, приводимые в книге для иллюстрации техники применения средств аутопсихотерапии без указания фамилии автора, взяты из собственной врачебной и педагогической практики — по обучению пациентов и здоровых людей приемам аутопсихотерапии).

Многочисленные клинические наблюдения и экспериментальные исследования доказали, что у лиц с позитивным стилем мышления значительно реже наблюдаются болезни психогенного происхождения, болезненные пристрастия и низкий уровень активности (деловой, творческой), чем у индивидов с негативной направленностью мышления. Это обусловлено тем, что позитивное отношение к жизненным трудностям и к своим возможностям в их преодолении благотворно влияет на деятельность организма. Оптимистический настрой способствует повышению резервов антистрессовой системы и иммунного аппарата, улучшает адаптационно-защитные возможности человека.

Убедительным подтверждением взгляда на важную роль позитивного мышления для состояния здоровья являются результаты исследований, проведенных в Гарвардском университете США.

В течение 32 лет под наблюдением находилось 2280 мужчин. Итогом многочисленных психологических и медицинских исследований стало заключение: “пессимисты страдали от серьезных нарушений сердечно-сосудистой системы в 4,5 раза чаще, чем лица, проявлявшие оптимистическую установку к жизненным проблемам”.

Умение проявлять оптимизм и мобилизовывать антистрессовые резервы при возникновении психотравмирующих ситуаций — главное условие успешной саморегуляции деятельности организма, улучшения его функций.

Склонность к позитивной направленности мышления является ценным психотерапевтическим фактором в случае, если оптимизм человека является обоснованным, реалистичным. Что же касается оптимистического настроя, порожденного тенденцией оценивать стрессовые ситуации “сквозь розовые очки”, основанного на видении лишь положительных сторон в действительности, то нередко он обуславливает неподготовленность к преодолению тяжелых психотравмирующих проблем, драмати-ческих ситуаций и событий.

Многочисленные наблюдения свидетельствуют, что проявление бездумного, легкомысленного отношения к ожидаемым тяжелым психотравмирующим событиям таит в себе серьезную опасность — предрасполагает к возникновению срыва нервной системы, острой психотравмы.

Психотерапевтически обоснованному позитивному мышлению свойственен “конструктивный оптимизм” — оптимизм, базирующийся не только на принципе “несмотря ни на что, все будет хорошо”, но и на принципе “веря в победу, готовься и к обороне”.

Формирование умения логически оценивать психотравмирующую ситуацию (проблему, событие) с оптимистической установкой к возможностям ее преодоления является также одной из приоритетных задач и педагогической психотерапии (см. гл. 7).

При применении приемов, ориентированных на саморегуляцию когнитивной сферы, как правило, проводится психотерапевтически обоснованный самодиалог — аутодискуссия, основанная на логико-оптимистических рассуждениях.

Особенно важное значение имеет “психотерапевтическая аутокоммуникация” при использовании приемов сравнения, дедукции и индукции, когнитивно-эмоциональных и позитивно-установочных приемов.

При самодиалоге происходит общение человека с самим собой с помощью внутренней речи, нередко сочетаемой с образными представлениями. Суждения в процессе аутокоммуникации могут выражаться мысленно, вслух или письменно.

Приемы саморегуляции когнитивной сферы, исходя из путей ее саморегуляции, объединены в три группы.

4.1.1. Логико-корректирующиее (рациональные) приемы.

Краткая характеристика. Группа состоит из приемов, стимулирующих формирование оптимистического настроя благодаря тому, что при рассуждениях применяется логико-позитивная аргументация, основанная на принципах рациональной психотерапии.

Теоретическим базисом этих приемов является учение о логике и правилах проведения диалога, формирующее конструктивное умозаключение, а практической основой — метод рациональной психотерапии (см. гл. 1.2.4).

Рациональные приемы психотерапевтической самопомощи подразделяются на 5 групп — в зависимости от того, какая из логических операций мышления (сравнение, дедукция, индукция, самоанализ или самоубеждение) преобладает в процессе формирования логико-позитивного умозаключения.

4.1.1.1. Приемы сравнения.

Особенности: способствуют формированию оптимистической направленности мышления благодаря применению “логико-позитивного сравнения” — сравнительного анализа, приводящего к выводу оптимистического содержания

Первая подгруппа состоит из приемов, психотерапевтическое воздействие которых основано на «рационально-вертикальном сравнении», ориентированном на позитивном сопоставлении собственных личных проблем.

№ 1. Прием, активизирующий желание избавиться от вредной привычки.

Принцип применения

Сравниваются фотографии в разные периоды жизни, наглядно показывающие негативные последствия нездорового образа жизни: переедания, гиподинамии, курения, злоупотребления алкоголем и др.

Для усиления мотивации к преодолению вредной привычки, ухудшающей внешний вид, следует поместить фотокарточки на видном месте и при этом, глядя на них, периодически произносить целенаправленные формулы самоубеждения, описанные в 4.1.1.5.

№2. Прием, противодействующий развитию стресса после тяжелой психической травмы (краха надежд, крупных неприятностей, резкого ухудшения материального положения и др.).

Принцип применения

Проводится сравнение ситуации, являющейся источником психотравмирующих переживаний с ситуацией, которая могла бы возникнуть с более тяжелыми, опасными последствиями. Для повышения эффективности рекомендуется проводить оценку сравнения с формулами самоубеждения. К примеру, “хорошо, что так завершилось — ведь могло быть намного хуже” или “грех жаловаться, слава богу, что такой финал”…

Пример — описан российскими поэтами В.Дыховичным и М.Слободским (оценка тяжелой пихотравмирующей ситуации в сравнительном аспекте).

Когда в июле хлещет дождь

С утра и до утра,

Японец говорит: “Ну, что ж,

Спасибо, не жара!”

В июле в пыльный жар дневной

Японца душит смех,

“Ну, что ж, он говорит, что зной,

Спасибо, что не снег!..”
Когда гремит тайфуна гром,

Он говорит: “Привет!

Спасибо, что при всем при том

Землетрясений нет!”

Когда ж бросает землю в дрожь,

Вулкан дымит, гудя,

Опять он говорит:

“Ну, что ж, спасибо, без дождя!”

На сложном жизненном пути,

Что каждому знаком,

Блажен умеющий найти

Хорошее в плохом!

№ 3. Прием, стимулирующий преодоление пессимистического настроя и тревожного состояния стрессогенного происхождения.

Принцип применения

Сравнение двух психотравмирующих ситуаций — настоящей с прошлой, завершившейся благоприятным исходом.

ТПИП Л., инвалид войны ІІ группы. Направлен на лечение в психотерапевтический кабинет по поводу психогенной депрессии. Основная его жалоба — подавленное настроение и пессимистическая установка к возможности успешного решения бытовых трудностей.

После завершения психотерапевтического лечения больному рекомендовалось для поддержания результатов терапии применять комплекс антидепрессивных приемов, среди которых доминирующее место должны занимать приемы, основанные на оптимистическом сравнении. Больной, следуя совету психотерапевта, разработал свой “персональный вариант”, оказывавший на него эффективное воздействие.

Его суть — в период жизненных невзгод он преднамеренно сравнивал настоящую ситуацию с пережитыми тяжелыми испытаниями во время Сталинградской битвы и при этом произносил словесные формулы в форме самоприказа: “Мобилизоваться! Повысить силу духа! Настроиться на оптимистическую волну! -.Я могу …,,Я сумею…!”.

Описанный прием рекомендуется, прежде всего, людям, изведавшим ужасы войны и стихйных бедствий , драматические события и тяжелые болезни.

Вторая подгруппа включает психотерапевтические приемы, основанные на “рационально-горизонтальном” сравнении.

Для психотерапевтического самовоздействия применяются сходные приемы и при социально-когнитивном научении (см. гл. 4.2.3.). Но ориентиры, выбираемые для сравнения при использовании логико-рациональных приемов, не служат примером для подражания с целью самосовершенствования личностных качеств. Они применяются лишь для формирования оптимистического настроя, позитивной направленности мышления.

№ 4 . Прием, повышающий уровень активности, работоспособности (пример — при склонности к низкой самооценке своих возможностей.).

ТПИП. техника применения, иллюстрируемая примером

Г., 35 лет, научный сотрудник, направлен к психотерапевту на консультацию по поводу депрессии неясной этиологии.

Ознакомление с его историей жизни и болезни показало следующее. Г., как студенту — отличнику, проявляющему склонность к научной деятельности, ректорат политехни-ческого института рекомендовал поступление в аспирантуру. Однако, трудные бытовые условия (двое детей) побудили его отказаться от лестного, желаемого для него предложения. Г. получил направление на завод, где он весьма успешно выполнял функции инженера. В течение 8 лет работы на заводе он достиг высокого положения, стал ведущим специалистом. В 34-летнем возрасте Г. решил реализовать свою давнишнюю мечту — поступил в аспирантуру.

Спустя полгода у него появились начальные симптомы депрессии. Назначенное врачом медикаментозное лечение лишь незначительно улучшило его психоэмоциональное состояние.

Анализ предполагаемых причин депрессивного состояния показал, что ведущее значение в его происхождении имеют психотравмирующие переживания, обусловленные потерей веры в свои возможности из-за неправильно выбранного эталона для оценки своих способностей: Г. сравнивал себя с высокоталантливым сотрудником, недавно закончившим институт. Психотерапевт дал ему совет (основанный на данных характеристик коллег по институту) сравнивать себя с Б., успешно защитившим диссертацию, несмотря на значительно более низкий уровень способностей и трудолюбия.

Изменение ориентира для сравнения оказало на Г. благотворное воздействие. Полностью исчезли явления депрессии. Он досрочно подготовил диссертацию и блестяще её защитил.

№ 5. Прием, способствующий преодолению хронической неудовлетворенности жизнью, пессимистического настроя.

ТПИП. Житель России, ветеран труда, в своем письме, адресованном канадским друзьям, пишет: “У нас с женой мизерная пенсия, с трудом ее хватает для удовлетворения минимальных жизненных потребностей. Но мы не падаем духом и, как в былые времена, сохраняем оптимистический настрой. В трудную минуту, когда одолевают мрачные мысли, вспоминаем мудрый совет народного философа-психотерапевта: “Если хочешь быть счастливым, сравнивай свою жизнь не с теми, кто живет лучше тебя, а с теми, кому хуже, труднее”. Для этого мы сравниваем наши социально-экономические условия жизни с жизнью пенсионеров, живущих в Молдавии, Таджикистане, Грузии, Украине и других постсоветских странах, где пенсия значительно ниже, да и хуже бытовые условия. Более того, мы умудряемся один раз в год посылать скромную посылку подруге жены, врачу-пенсионеру, больной и одинокой женщине, забытой сотрудниками городской больницы, где она проработала свыше 40 лет и пользовалась заслуженным авторитетом (2001 г.).

№ 6. Антистрессовый прием, помогающий преодолеть тяжелые последствия горя и других психотравм.

Рекомендуемый прием входит в арсенал народной психотерапии и, как правило, его применяют не по собственной инициативе, а по совету родных, близких — “домашних психотерапевтов” (см. 7.3).

ТПИП (описан в одной из притч древнего Востока).

К Будде приходит убитая горем женщина и просит его вернуть к жизни умершего сына, на что Будда отвечает: “Хорошо, я сделаю то, о чем ты просишь, и оживлю твоего сына, но для этого ты должна выполнить одно мое поруче­ние”. “Конечно же, о великий, любое поручение!” — восклицает воодушевленная женщина. “Ты должна принести мне горчичное зерно из дома, где никто никогда не умирал”. Она стала ходить из дома в дом, ее внимательно выслушивали, но в какой бы дом она ни заходила, ответ хозяев оказывался почти одинаковым: “Ты можешь взять хоть горсть горчичных зерен, хоть мешок, но у нас есть умершие родные и близкие люди”. И богатые усадьбы, и жалкие лачуги знали, что такое смерть. И когда не осталось ни одного дома, который бы не посетила эта женщина, она вновь пришла к Будде и на его вопрос: “Где же твое горчичное зерно?” припала к его ногам и сказала: “Ты уже свершил чудо”.

4.1.1.2. Приемы индукции (от лат inductio — наведение).

Общая особенность. Психотерапевтическое воздействие индукционных приемов определяется тем, что при их применении производятся позитивно-логические рассуждения, основанные на принципе индукции: от частных случаев — к общему выводу, от единичных утверждений (фактов) — к общим положениям (умозаключению).

№ 7. Прием, применяемый при возникновении чрезвычайно сложной стрессовой ситуации, чреватой тяжелыми опасными последствиями.

ТПИП. Робинзон Крузо, оказавшись на необитаемом острове среди смертельных опасностей, не пал духом благодаря тому, что направленность его мышления носила позитивный характер при оценке параметров фрустрационной, тупиковой ситуации. Его оптимистический вывод, что положение не столь бедственное, как в начале показалось, что есть возможность выжить, преодолеть трудности, был основан на следующих индуктивно-позитивных рассуждениях.

Робинзон Крузо (согласно описанию Д. Дефо) разделил страницу пополам и написал слева “худо”, а справа “хорошо”.

Худо

Хорошо

Я заброшен на унылый необитаемый остров, и у меня нет никакой надежды спастись.

Я удален от всего чело­вечества; я пустынник, изгнанный навсегда из ми­ра людей.

У меня мало одежды, и скоро мне нечем будет прикрыть наготу

Я не могу защитить себя, если на меня напа­дут злые люди или дикие звери.

Мне не с кем перемол­виться словом, некому обо­дрить и утешить меня.

1. Но я остался в живых, хотя мог бы утонуть,

2. Но я не умер с голоду; не погиб в этой пустыне

3.Но климат здесь жаркий, и можно обойтись без одежды

4. Но здесь нет ни людей, ни зверей. И я могу считать себя счастливым, что меня не выбросило на берег Африки, где столько свирепых хищников.

5. Но я успел запастись всем необходимым для жизни и обеспечить себе пропитание до конца своих дней.

Эти размышления оказали ему большую поддержку. Он увидел, что ему не следует унывать и отчаиваться, так как в самых тяжелых горестях можно и должно найти утешение.

При изложении сути психотерапевтического приема, описанного Д. Дефо, следует отметить, что психотерапевты Америки и многих других стран весьма часто рекомендуют его своим пациентам, проявляющим пессимизм, называя его приемом “Робинзона Крузо”.

№ 8. Прием, способствующий повышению саногенной активности.

Принцип техники.

Между двумя противоположными желаниями “хочу” и “надо” проводится дискуссия, нацеленная на позитивное умозаключение: я могу и сумею — преодолеть влечение к курению, алкоголю, сладостям, перееданию; правильно соблюдать советы врача, вести активный образ жизни, корректировать агрессивно-конфликтные черты характера, склонность к проявлению лени и др.

Этот прием имеет две разновидности.

Первая – в случаях возникновения борьбы между полярными желаниями проводится самодискуссия, основанная на принципах “сократовского диалога ” (См. 1.2.4.).

Приводятся аргументы, побуждающие согласиться с правотой “надо” — разума, рационального отношения к здоровью, а не с желаниями “хочу”, основанными на иррациональных, зачастую инстинктивных, побуждениях. К примеру, человек, стремящийся преодолеть вредную привычку — злоупотребление сладкой (жирной, соленой) пищей, может привести в качестве аргументов пословицы, созданные народной мудростью, или крылатые выражения: “Правильное питание — залог здоровья”, “Кто жаден до еды, доведет себя до беды”, “Излишняя сладость пуще горечи”, “От умеренной еды — сила, а от обильной — могила” и др.

Вторая разновидность позитивно-индукционного приема применяется в случаях, когда “хочу” все же одержало победу над “надо”. В отличие от первого варианта, проводится самодискуссия не только с учетом требований диалога по Сократу, но и основных условий проведения “мобилизующей самокритики-критики», а также «стимулирующего поощрения» при достижении успеха, положительных результатов (см. 7.1).

Критическая самооценка поступка как “неразумного, безвольного, безответственного” должна быть такой, чтобы порицания, осуждения оказали стимулирующее воздействие на желание преодолеть влечение к недозволенной пище, курению и др.

Например, рекомендуется строить самокритику допущенной ошибки по следующей схеме:

“Да, я проявил(а) безволие — мне стыдно, совестно, зазорно.

Тем не менее, я вправе гордиться своими успехами (положительными сдвигами),

т.к. у меня повысился уровень сопротивляемости инстинктивному влечению:

— случаи злоупотребления вредной едой наблюдаются все реже и реже;

— я осознал(а) преимущество воздержания от недозволенной пищи;

— укрепилась вера в возможность победы над своим недугом;

— сформировалась логично обоснованная оценка перспектив преодоления вредной привычки…

№ 9. Приемы, повышающие эффективность самопрофилактики возникновения и развития невроза.

В аутопсихотерапевтической практике применяются два его варианта.

Первый — позитивно-рациональный диалог, основанный на представлении гештальптерапии о происхождении невроза.

Принцип его применения соответствует концепции Ф. Перлза и его последователей, согласно которой ведущая причина невротических расстройств — неспособность человека принять ответственность за свое “Я”. Для повышения чувства ответственности за свои решения, поступки и для поднятия уровня самосознания рекомендуется лицам, предрасположенным к неврозу, произносить молитвенноподобный текст:

Я — это я. Ты — это ты.

Я живу в этом мире не ради твоего удовольствия.

И ты живешь не ради моего.

Я делаю свое дело, ты — свое.

И если случится так, что наши интересы совпадут, то нам будет хорошо.

Второй вариант позитивно-рационального диалога, основанного на психоаналити-ческом представлении о происхождении невроза.

Принцип применения. Самодиалог проводится в соответствии с концепцией, что причина невроза — внутренний конфликт, порожденный противоречивыми желаниями, мотивами (см. 3.2). При этом в процессе аутокоммуникации оцениваются не только положительные и отрицательные стороны противоречивых желаний. Принимается также решение, направленное на преодоление конфликта. С этой целью определяется значимость противоположных желаний по трехбалльной системе, которые чаще всего оцениваются следующим образом: 3 балла — “желание очень важное”, 2 балла — “важное”, 1 балл — “незначительное, несущественное желание”.

ТПИП. Л., 59 лет, житель Молдавии. Обратился за психотерапевтической помощью вследствие того, что появились выраженные невротические расстройства на почве душевных переживаний, возникших после получения официального приглашения от родственников жены переехать в США. Для принятия решения по чрезвычайно сложной проблеме, породившей амбивалентные мотивы (эмигрировать или нет), Л. было рекомендовано разделить основные мотивы, влияющие на его желание, на две части — положительные и отрицательные, а в последующем оценить их значимость. Следуя совету психотерапевта, Л. составил оценочную таблицу следующим образом:

Положительные моменты переезда

Значимость (в баллах)

Отрицательные моменты эмиграции

Значимость

(в баллах)

1.Значительное улучшение материальных условий.

5

1.Отсутствие перспективы овладения языком.

4

2.Выше уровень медицинской помощи.

4

2.Потеря друзей, связей с родственниками.

4

3.Спокойнее обстановка, меньше криминальных случаев и нарушений общественного порядка.

4

3. Чужая, непривычная ментальность и культура.

4

4.Непрестижное положение в обществе.

3

5.Отсутствие возможности для самореализации духовно-творческого потенциала.

3

ИТОГО

13 баллов

18 баллов

Вывод (умозаключение на основе рассуждений, оценки значимости фактов): предпочтительнее остаться в родном городе, несмотря на тяжелые социально-экономические условия, чем мигрировать в Америку.

Подчас возникают конфликтные ситуации, для нахождения выхода из которых требуется дополнительный анализ. Чаще всего потребность в нем появляется в случаях возникновения конфликта на нравственной основе, когда, согласно учению З. Фрейда, происходит конфликт между двумя компонентами психики: ОНО (средоточие инстинктов, которое руководствуется принципом “хочу удовольствия”) со сверх-Я, выполняющего функции морального цензора, контролирующего исполнение нравственных правил поведения, долга и совести.

Пример.

С., 38 лет, автомеханик. Обратился за психотерапевтической помощью самостоятельно, без направления. Основные жалобы — бессонница, подавленное настроение, дискомфортное состояние. В процессе сбора анамнестических данных он рассказал: “Будучи в санатории, я влюбился в женщину намного моложе, красивее и сексуальнее моей жены. Несмотря на то, что она была дважды замужем и воспитывала двух детей, у меня возникло неодолимое желание связать свою жизнь с ней. Однако, когда возвратился домой, меня начали мучить сомнения, породившие душевные страдания вследствие трудности принятия решения: сохранить семью ради любимого ребенка и продолжать жить с супругой, которую разлюбил, но по-прежнему уважаю и ценю ее человеческие качества или уйти к женщине, очаровавшей меня?”

Нами было рекомендовано С. перед началом лечения оценить положительные и отрицательные стороны двух ситуаций с учетом перспектив их развития. Проведенный индукционный диалог помог С. принять обоснованное решение, что сыграло ведущую роль в достижении высоких результатов психотерапевтического лечения.

4.1.1.3. Приемы дедукции (от лат. deducto)

Общая особенность. Психотерапевтическое воздействие указанных приемов обусловлено тем, что при их применении проводятся логико-позитивные рассуждения, основанные на принципах дедукции — от общего к частному, от общих суждений к логическому умозаключению.

№ 10. Прием, способствующий преодолению страха, возникшего вследствие опасной для жизни ситуации.

Принцип применения психотерапевтического приема состоит в том, что отправной точкой для рассуждения является дедуктивный вывод о тяжести стрессовых событий при условии, что произойдет “наихудшее их развитие”.

ТПИП. Дейл Карнеги, блестящий популяризатор знаний по АП, исходя из собственного опыта, что “99 % страхов — ложные, не развиваются”, рекомендует начинать рассуждения с ответа на вопрос «Каковы шансы, по закону больших чисел, что событие, вызывающее беспокойство, когда-либо произойдет?». Мнение Карнеги о преимуществе использования дедуктивного приема рассуждения подтвердили своими рассказами многие слушатели курсов. Так, бывший моряк, участник войны, поведал ему, что он был очень напуган, когда узнал о направлении служить на танкере, перевозившим горючее. Он, как и другие моряки, был убежден, что корабль взорвется от попадания первой же немецкой торпеды, а поэтому нет шансов остаться в живых. Для избавления членов команды от страха командование предоставило им статистические данные о потерях ВМФ США. Оказалось, что из каждых 100 танкеров, в которые попали торпеды, 60 остаются на плаву, из 40 % затонувших, только 5 % погрузились под воду меньше, чем за 10 минут. Это означало, что у экипажа было время покинуть корабль. В результате изменилась оценка ситуации — проводилась она путем дедуктивного умозаключения, основанного на законе больших чисел, что привело к резкому улучшению эмоционального состояния моряков, уменьшению страха.

№ 11. Прием, повышающий уровень уверенности и стимулирующий творческую активность.

Принцип применения.

Формируется позитивная самооценка, основанная на дедуктивном выводе.

ТПИП. Л., известный шахматист, в течение длительного времени не мог в соревнованиях добиться результатов, соответствующих его потенциальным возможностям (по заключению тренера). Причиной его неудовлетворительных выступлений, по мнению Л., подтвержденному нашими наблюдениями, была его неадекватная реакция на стресс-факторы, вызывавшие у него, в свою очередь, апатию, падение творческой активности.

Для предотвращения отрицательных последствий стресса нами рекомендовалось Л. применять дедуктивный прием в виде монолога. Несколько раз в дни соревнований и, обязательно, за двадцать минут до начала игры произносить словесные формулы следующего содержания:

— я предпочитаю выиграть. У меня для победы есть благоприятные предпосылки;

— тренер и психотерапевт убеждены в наличии у меня значительных резервов;

— но, если случится проиграть, я буду спокойно реагировать, памятуя, что неудача имеет и положительные стороны: на ошибках учатся, правильный вывод — стимул для совершенствования игры.

Мой девиз: “Не бывает худа без добра” или “Жизнь — как решение задачи. Из неудачи сумей ты извлечь Корень удачи” (Н. Доризо).

Спустя относительно короткое время Л. было присвоено звание “Международный гроссмейстер”.

4.1.1.4. Приемы, основанные на самоанализе.

Общая особенность. Применяются для самопознания собственных причин происхождения психотравмирующих переживаний, неадекватных поступков, ухудшения эмоционального состояния с психотерапевтической целью.

Самоаналитические приемы подразделяются на две подгруппы, в соответствии с показаниями для их применения.

А. Приемы, применяемые с профилактической целью.

№ 12. Прием, способствующий преодолению аффективных реакций — взрывов гнева и раздражительности.

ТПИП. В учебном пособии, рекомендованном для бизнесменов “Курс для высшего управленческого персонала”, пер. с англ., под ред. В.И. Терещенко), содержится совет: “Обратите внимание на то, когда Вы выходите из себя, внезапно раздражаетесь … составьте список доводов, по которым Вы выходите из себя … обдумайте их, и Вы увидите, что в большинстве случаев Вы лишь потворствовали своей вредной привычке”.

№ 13. Прием самоулучшения настроения.

Принцип применения — проводится “обратная развертка” событий, которые предшествовали ухудшению эмоционального состояния.

Пример. А..И. Куприн, автор повести “Поединок”, пишет о том, что поручик Ромашов (герой произведения),перебирая впечатления недавнего прошлого в обратном порядке, добивался выравнивания эмоционального состояния, приходя, как правило, к выводу о необоснованности своих тревог и волнений.

№ 14. Приемы, предупреждающие возникновение “стресса рухнувших надежд”.

Г. Селье, придавая исключительно большое значение самоанализу как средству предупреждения дисстресса, советует больным и здоровым тщательно изучить самого себя и найти тот уровень стресса, при котором он чувствует себя комфортно, чтобы не возник «стресс рухнувших надежд»

Техника применения.

Для самопознания своих способностей и индивидуально-психологических особенностей, влияющих на выбор профессии, спутника жизни и ряда других личностных проблем рекомендуется:

— применение тестов. Имеется большое количество бланковых тестов, позволяющих относительно объективно оценить свои способности и психофизиологические возможности, недостатки и преимущества. Особенно ценной является информация, дающая возможность сравнить самооценку с оценкой окружающих. При этом желательно, чтобы тестирование проводилось лицами (близкими, друзьями, сотрудниками), сочетающими доброжелательность с объективностью. Сопоставление своего мнения и мнения окружающих помогает человеку составить более обоснованное представление о своих положительных и отрицательных личностных качествах;

— изучение научно-популярной литературы и художественных произведений, где описываются особенности характера, темперамента, способностей и таланта, где содержатся советы по выбору профессии и специальности с учетом личностных качеств, по профилактике межличностной несовместимости и искусству общения и др. (см. 6.2.1.2);

— ведение дневника. Самоанализ, основанный на данных дневниковой записи, помогает критически оценить себя, взвесить свои слабые и сильные стороны, увидеть свое зеркальное отображение и составить личную программу по самоусовершенствованию. Дневниковые записи имеют важное значение и для реализации ряда других задач аутопсихотерапии (см. № 28, № 127);

— проведение самодиалога, направленного на обоснованную самооценку своих психофизиологических возможностей, способностей и знаний для реализации замыслов и планов. С целью выявления уровня соответствия притязаний реальным возможностям рекомендуются разнообразные варианты проведения аутокоммуникационного диалога. Заслуживает положительную оценку аутокоммуникационный прием, предложенный известным российским психотерапевтом В.И. Гарбузовым.

ТПИП. На лоне природы или в спокойной домашней обстановке проводится самодиалог. Перед началом рекомендуется составить список вопросов, ответы на которые дают возможность судить о личностных особенностях (характер, способности, стрессоустойчивость, установка к жизненным проблемам) и об их соответствии обоснованности желаний и жизненных планов.

В круг вопросов, задаваемых себе, включаются следующие:

Какой мой уровень интеллекта?

Какой мой характер, что ведущее в нем?

Удачлив я или нет?

Проявляю ли завистливость, ненависть к людям, агрессивность?

Реальны ли мои жизненные планы, и как я должен усовершенствовать себя? При этом для достижения желаемых результатов от аутодиалога необходимо “говорить правду и только правду о себе, как если бы рука лежала на Библии” (В.И. Гарбузов). Самодиалог, как и данные дневника, можно записывать на аудиокассету.

№ 15. Прием самопознания, побуждающий лиц, злоупотребляющих алкоголем, признать необходимость лечения и объективно оценить опасные последствия увлечения алкоголем.

В Америке и ряде других стран широко распространен тест, разработанный под руководством Р. Селинджера, стимулирующий желание выпивающего человека своевременно обратиться за терапевтической помощью.

В его составе следующие вопросы:

1

ТЕРЯЕТЕ ЛИ ВЫ РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ ИЗ-ЗА ПЬЯНСТВА?
да

нет

2

Стала ли из-за пьянства несчастной ваша семейная жизнь?

да

нет

3

Пьёте ли вы потому, что застенчивы с людьми?

да

нет

4

Повлияло ли пьянство на вашу репутацию?

да

нет

5

Были ли у вас финансовые затруднения из-за пьян­ства?

да

нет

6

Стало ли вам в результате пьянства безразлично благополучие семьи?

да

нет

7

Скатились ли вниз по социальной лестнице из-за пьянства?

да

нет

8

Снизились ли ваши амбиции (честолюбие) в резуль­тате пьянства?

да

нет

9

Появилась ли у вас в результате пьянства бессон­ница?

да

нет

10

Мучит ли вас похмелье по утрам?

да

нет

11

Снизилась ли эффективность вашей деятельности в результате пьянства?

да

нет

12

Испортило ли пьянство отношение к вам на службе?

да

нет

13

Пьёте ли вы, чтобы избавиться от беспокойства или избежать работы?

да

нет

14

Пьёте ли вы в одиночку?

да

нет

15

Была ли у вас полная потеря памяти в результате пьянства?

да

нет

16

Лечились ли вы у врача от алкоголизма?

да

нет

17

Пьёте ли вы для самоутверждения?

да

нет

18

Лечились ли вы в больнице (госпитале) от алкого­лизма?

да

нет

19

Чувствуете ли вы угрызения совести после выпив­ки?

да

нет

20

Появляется ли ежедневно у вас неудержимое стремление выпить в определенное время?

да

нет

Оценка результатов тестирования:

утвердительный ответ на один вопрос — “возможно, что алкоголик”, на два — “сформировавшийся алкоголик”, на три — “хронический алкоголик”.

№ 16. Прием самопознавательного диалога, ориентированного на предупреждение повторного возникновения стрессовой ситуации.

Принцип применения.

Д. Скотт (Англия), специалист по психологии управления, рекомендует для профилактики возникновения аналогичной или сходной стрессовой ситуации проводить самодиалог, отвечая на следующие вопросы: что послужило причиной развития стрессовой ситуации? Чему может научить случившееся? Как поступить в будущем, чтобы избежать ее повторения?

Приемы самопознания, применяемые с целью профилактики, используются, помимо логико-коррекционной аутопсихотерапии, и при психотерапевтической самопомощи, основанной на принципах когнитивной, самоактуализационной и установочно-коррекционной психотерапии.

Закономерно возникает вопрос: следует ли включить в арсенал аутопсихотерапии психоаналитические приемы самопознания? Нами не разделяется мнение некоторых психотерапевтов (в частности К. Дантеса, автора книги “Психоанализ без врача”), дающие положительный ответ на этот вопрос. Для овладения психоаналитическими приемами необходима помощь психотерапевта, имеющего психоаналитическую подготовку.

4.1.1.5. Приемы самоубеждения.

Общие особенности. В группу включены приемы, стимулирующие позитивную направленность мышления благодаря применению словесных формул, адресованных сознанию, разуму.

В процессе самоубеждения ведущую роль играет логическое мышление в связи с тем, что применяются словесные формулы, содержащие аргументацию, доказательства, доводы (в отличие от самовнушения). По образному выражению В.М. Бехтерева, самоубеждение входит в сознание через парадный вход, а самовнушение — через черный, минуя интеллект. Приемы самоубеждения широко распространены в практике аутопсихотерапии.

Принцип применения.

В приемах самоубеждения (составленных самостоятельно или с помощью психотерапевта) имеется “логическая фраза”, содержащая доводы в пользу обоснованности высказываемых желаний, стремлений к достижению цели. В ней нередко используются крылатые выражения, афоризмы и поговорки, созданные народной мудростью. Целесообразно, особенно на первых этапах применения формул самоубеждения, чтобы “логической фразе” предшествовали слова, применяемые при обосновании совета, рекомендации: “так как”, “поэтому”, “потому”, “ибо”, “вследствие” и т.п. Для лучшего понимания принципа подготовки формул самоубеждения приведем для сравнения с ними фразы самовнушения, произносимые для предотвращения гнева.

Психотерапевты рекомендуют пациентам, склонным к аффективным реакциям в напряженной ситуации, произносить для самовнушения следующие фразы: “Я невозмутим, уравновешен”, “Я спокоен, сдержан”, “Я управляю своими эмоциями”, а для самоубеждения — “Я спокоен и сдержан, ибо гнев, как бумеранг, возвращается обратно, ухудшает здоровье (взаимоотношения, работоспособность и т.д.)”, “Я владею собой, так как гнев — проявление безволия, источник конфликта (ухудшения семейных отношений, неприятностей по работе, снижения творческой активности и т.д.)”.

Психологические наблюдения свидетельствуют о том, что приемам самоубеждения отдают предпочтение люди с преобладанием аналитического мышления, проявляющие скептическое отношение к необоснованной информации.

После формирования навыка, автоматизма в произношении словесных формул, можно применять сокращенный вариант — произносить лишь “ключевые слова”. Например, для преодоления гнева произносить: “Спокойно, бумеранг, вредно (опасно, стыдно и т.п.)”. Для достижения желаемого эффекта следует мысленно проговаривать слова, чтобы их интонация соответствовала содержанию. С целью самоуспокоения — мягко, спокойно, для поднятия жизненного тонуса — уверенно, утвердительно, а для преодоления гнева или страха в экстремальных ситуациях — властно, повелительно.

Каждый человек, как свидетельствует опыт психотерапевтов, может овладеть умением составлять словесные формулы, поняв принципы их подготовки.

Приемы самоубеждения(ориентировочные варианты)

№17 – общие показания: психологический дистресс, обусловивший психоэмоцио-нальные или психосоматические нарушения.

17-1. Показание — депрессивный настрой (например, возникший вследствие несбыв-шихся планов, замыслов):

“Я добьюсь своей цели, так как у меня есть необходимые предпосылки для ее достижения (знания, опыт и т.д.)”,

“Я обладаю комплексом положительных качеств.”,

“Нет худа без добра (лучше овладею знаниями, глубже пойму суть проблемы…)”,

“Я уверен в себе, в своих возможностях”.

Мой девиз: “Неудача — урок на будущее”, “Не надо печалиться — вся жизнь впереди” или английская пословица “Когда дело доходит до худшего, оно начинает меняться к лучшему”.

17-2. Показание — опасение неудачи, тревожное ожидание неприятностей (перед выступлением, участием в соревнованиях, встречей с начальником и т.д.):

“Я верю в свои возможности, ибо хорошо подготовлен”,

“Мои волнения необоснованны”— “у страха глаза велики”,

“Я спокоен, настроен на оптимистическую волну”,

“Я спокоен, так как убежден, что человек делает больше ошибок, когда встревожен, нервничает”.

Мой девиз: “Я справлюсь!”

17-3. Показание — повышенная тревога из-за возникновения сложной, труднораз-решимой проблемы:

“Я верю в свои возможности найти оптимальное решение (выход из создавшейся ситуации)”,

“Мне посильно разрешение возникшей проблемы” — “нет безвыходных ситуаций”,

“Мой оптимизм имеет реальную основу…”,

“Я достигну цели…”.

Мой девиз: “Кто ищет, тот находит” или “Кто никуда не плывет, для того не бывает попутного ветра” (Монтень).

17-4. Показание — аффективное состояние, сильное возбуждение:

“Я могу владеть собой”,

“Несдержанность — проявление безволия, бескультурья”,

“Ярость (эмоциональный взрыв) — источник бестактной цепной реакции, конфликта”,

“Я осознаю, что гнев, как бумеранг, возвращается обратно и вредит здоровью (престижу, взаимоотношениям и т.д.)”.

Мой девиз: “Сдержанность — оружие сильных (мудрых, волевых и т.д.)”, или “Агрессия порождает контрагрессию”.

17-5. Показание — нарушение сна:

“Я равнодушен ко сну — у меня нет желания поскорее заснуть”

“Я знаю: стремление ускорить сон возбуждает мозг, задерживает наступление сонного состояния”,

“Я уверен в мудрости организма — сон наступает тогда, когда в этом будет необходимость”,

“Я отдыхаю душевно и физически, наслаждаюсь отдыхом…”.

Мой девиз: “Спокойное отношение ко сну — лучшее снотворное лекарство” или “Сон подобен голубю — кто за ним гоняется, тому его не поймать” (Дюбуа).

17-6. Показание — психосоматические расстройства:

“Мои представления о тяжести нарушений желудка (кишечника, желчного пузыря и т.п.) безосновательны”,

“У меня функциональные (обратимые), а не органические нарушения”, “Первопричина — в расстройстве деятельности нервной системы из-за неправильной реакции на психотравмирующие факторы (стрессы)”,

“Тревога, опасения, страхи — питательная среда для ухудшения здоровья”, “Овладение аутопсихотерапией — путь к исцелению, необходимое условие для поддержания результатов лечения”,

“Я спокоен и уверен в успехе”.

Мой девиз: “Оптимистический настрой и повышение антистрессовых возможностей — лучшие лекарства”.

№ 18. Показание — функциональные сексуальные расстройства (пример — по причине боязни последствий онанизма):

“Мои сексуальные расстройства — мнимые, суггестивные (внушенные)”, “Я — полноценный мужчина”,

“Мои тревоги необоснованны, беспочвенны (“из 100 здоровых мужчин 99 % проходят через мастурбацию”, так записано в справочнике по сексологии).

“У меня нет преград для интимной жизни”, “Я верю в успех, я достоин любви и уважения”.

Мой девиз: “Все будет хорошо”.

№ 19. Показание — склонность к перееданию.

“Злоупотребление едой вредно, опасно для здоровья”,

“Я осознаю, что “гастрономические радости” приведут к расплате — ухудшится работа организма и внешний вид”

“Толстеть — преждевременно стареть и болеть”,

“Умение управлять собой (воздерживаться от употребления недозволенной пищи) — источник гордости и самоуважения”.

Мой девиз: “Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить” (Гиппократ) или “Рациональное питание — источник здоровья”.

(Возможный вариант формулы самоубеждения для ребенка: сладость — гадость, соль — моль).

№ 20 . Показание — курение, желание избавиться от него:

“Никотин — яд, причина многих болезней (рак легких, гастрит, эндартериит, бронхит и др.)”,

“Курение — проявление безволия, свобода от папирос приносит радость”,

“Я не раб вредной привычки”,

“Я хочу и могу преодолеть тяготение к сигаретам”, “Я осознаю необходимость избавиться от влечения к сигаретам”.

Мой девиз: “Я волевой — я не враг своему здоровью”, “Курить — здоровью вредить”.

При применении приемов самоубеждения следует помнить, что их эффективность повышается, если словесные формулы:

а) сочетаются с образными представлениями, соответствующими их содержанию.

Так, при гипертонической болезни образно представлять картину сохранения душевного равновесия при произношении фразы: “Я спокоен, адекватно реагирую на психотравмирующие факторы …” и уменьшение тонуса сосудов, улучшение деятельнос-ти сердца при проговаривании слов “Мое давление нормализуется”.

Тем, кто стремится преодолеть вредную привычку переедания или употребления недозволенной пищи, рекомендуется одновременно с произношением фраз, побуждающих проявлять разумный подход к еде, образно представлять “процесс вредных последствий, возникающих из-за нарушения пищевого режима”.

б) текст самоубеждения составлен не только с учетом медицинских показаний и индивидуальных особенностей, но и причины, лежащей в основе возникновения нервно-психических расстройств, обострения психосоматической болезни, появления влечения к алкоголю, запретной пище и т. д.

Например, при ухудшении течения гипертонической болезни из-за неадекватной реакции на конкретный стресс-фактор, склонности к перееданию вследствие выбора неправильного пути преодоления стресса, нарушении сна из-за необоснованного страха его негативных последствий и т. д.

в) регулярно произносятся словесные формулы, содержащиеся в приемах самоубеждения. Систематическое и осознанное их проговаривание ведет к формированию обоснованной уверенности в возможности достижения цели, а со временем и к твердой, непоколебимой убежденности — Веры, способной “творить чудеса”, “двигать горами”, “быть генератором жизненной энергии” как на рациональной, так и иррациональной основе.

У истинно религиозных людей приоритетное значение в системе психотерапевтической самопомощи имеют не рациональные, а иррациональные самоубеждения, основанные на незыблемой вере в Бога. Религиозный человек, совершая молитву, обращение к Богу, обретает надежду и уверенность в том, что он охраняем Всевышним. Молитва для верующего является источником оптимизма, душевного равновесия и укрепления духа — иррационального самоу-беждения, формирующего позитивную направленность мышления.

Социологические исследования свидетельствуют о том, что среди глубоко верующих значительно больше людей (по сравнению с нерелигиозными), относящих себя к категории счастливых и не испытывающих одиночества, отчужденности.

Peale, автор книги “Сила позитивного мышления”, считает, что “для человека глубоко религиозного главным средством и, одновременно, важнейшим условием является молитва и непоколебимая вера в поддержку высших сил”.

Помимо молитв, произносимых каждодневно, верующими применяются и специальные, предназначенные для преодоления болезней и стрессовых ситуаций..

4.1.2 . Установочно-корректирующие приемы.

Краткая характеристика. В состав группы входят приемы, стимулирующие развитие оптимистической направленности мышления благодаря преобразованию негативной установки к возможностям преодоления стрессогенных факторов в позитивную, психотерапевтически обоснованную установку. Она, в отличие от социально-психологической установки, определяет не только отношение человека к факторам внешней среды, его мнение и убеждение о них, но также и “умение преодолевать жизненные трудности, находить выход из затруднительного положения” (Свядощ А.М. Неврозы,- М.: Медицина, 1982.- С.20). Сходного взгляда придерживается и B.Gorman, автор монографии, посвященной установочной психотерапии,-“Attitude therapy for stress disorder”, 1986).

Нельзя не отметить, что еще в 1970 году И.З. Вельвовский и Я.М. Мушер, выступая на общекурортной конференции, в своем совместном докладе, посвященном улучшению системы психотерапии в здравницах, включили в ее состав “установочную психотерапию”. Но, согласно их мнению, ее основу составляют — психотерапевтически обоснованные беседы, проводимые с целью формирования у санаторных больных позитивной установки к медперсоналу и курортным видам лечения (в соответствии с методическими разработками ее авторов).

Теоретическую базу установочно-коррекционной аутопсихотерапии создали концепции о когнитивных путях мотивации (см. 1.2.). Приемы, входящие в ее арсенал, в основном применяются тогда, когда имеется у пациента негативная установка, порождающая психотравмирующие переживания. Чаще всего она возникает вследствие ошибочных представлений о прогнозе и тяжести болезни, о своих возможностях преодолеть фрустрационную ситуацию и успешно разрешить сложную стрессогенную проблему.

Классификация. В соответствии с основными показаниями для применения психотерапевтических приемов, участвующих в корректировании негативных установок, они разделяются на три подгруппы: установочно-информационные, установочно-волевые, установочно-рациональные (проблемо-разрешающие) приемы.

4.1.2.1. Установочно-информационные приемы.

Эти приемы реализуются двумя способами.

Во-первых, с помощью использования научно-популярной литературы, содержащей психотерапевтические советы.

№ 21. Показания — психосоматические болезни и функциональные расстройства внутренних органов.

Пример. Больная Л-ва, 37 лет, страдающая гипертонической болезнью I ст., неизменно (после конфликтов в быту) отмечала ухудшение состояния — повышение кровяного давления и головные боли. По нашему совету больная ознакомилась с брошюрой академика А.Л. Мясникова “Сто вопросов и ответов”, в которой автор приводит убедительные примеры обострения гипертонической болезни в результате непра­вильной реакции на психотравмирующие факторы, в частности, оскорбительные слова. Осознав, благодаря полученной информации, причину обострения своей болезни,она изменила свое отношение к высказываниям соседей. При возникновении конфликтной ситуации больная Л. многократно твердила про себя логически обоснованные фразы, составленные ею с нашей помощью. “Вы не достойны, что бы я из-за Вас болела!”, “Я не доставлю Вам радости видеть мои слезы и страдания!”, “Я умная глухая — не слышу унизительных слов, способных причинить мне душевную боль!”.

№ 22 . Показания — функциональные сексуальные расстройства, дезинформа-ционной этиологии.

Пример. М., 32 лет, после окончания нашей лекции на тему “Что должен знать каждый о психотерапевтической помощи и педагогической психотерапии” прислал нам письмо следующего содержания: “Воспитывался я в семье с патриархальными нравами. Мои родители, будучи сектантами, придерживались старорелигиозных взглядов: “Онанизм — грех, приводит к половому бессилию”. Однажды отец, застав меня в 15-летнем возрасте, когда я мастурбировал, сильно избил меня. Во время порки он неоднократно произносил фразу, застрявшую у меня в голове: “Ты будешь бобылем без жены и детей …” Несмотря на его угрозы, я не мог преодолеть влечение к онанизму. В возрасте 20 лет у меня была неудачная попытка полового сближения со сверстницей, что убедило меня в правомерности утверждения отца. К сексопатологу обращаться я боялся из-за страха, что о моем визите узнают знакомые, друзья … Случайно я прочитал в журнале “Здоровье” статью, посвященную половым проблемам, где содержался совет, адресованный молодым о необходимости повышения сексуальной культуры. Мне посчастливилось найти в местной библиотеке книги, оказавшие на меня чудодейственное воздействие, так как они побудили меня поверить в то, что я — полноценный мужчина. В настоящее время я женат, отношения с супругой прекрасные, у нас двое детей. Решился написать Вам письмо, так как считаю, что Вы, как и другие психотерапевты, должны больше внимания уделять в лекциях лечебной, целительной роли книг для победы над недугами”.

№ 23. Показание — последствия дистресса из-за психотравмирующих переживаний (депрессия, психосоматические расстройства, неадекватные поведенческие реакции и др.).

Пример. Среди писем-отзывов на брошюру “Самопомощь при стрессах” (Воробейчик Я.Н. и Поклитар Е.А.) было письмо следующего содержания: “Я — мать десятилетнего сына. Живу в деревне, работаю уборщицей в школе. В браке состою 11 лет. Мой муж добрый, душевно-щедрый человек, всегда проявлял ко мне внимание и заботу, вел трезвый образ жизни, помогал мне вести домашнее хозяйство. Так было до осени прошлого года, когда муж (он слесарь автопарка) под влиянием товарищей по работе пристрастился к алкоголю, домой стал приходить поздно, на мои упреки реагировал бранью. Такое поведение мужа стало для меня труднопереносимым. У меня появились признаки расстройства нервной системы — я стала раздражительной, пропал сон, появились головные боли, сердцебиение. Обращаться за помощью к врачам не стала, понимая, что никакой врач не устранит причину моего невроза, а, следовательно, и сам недуг. Поделилась своей бедой с библиотекарем, моей знакомой. Она порекомендовала мне познакомиться с книгой “Самопомощь при стрессах”. Я читала её внимательно, с карандашом в руках. Выписывала из нее все, что имело ко мне отношение. Затем эту книгу прочитал мой муж. Советы, которые мы нашли в ней , добросовестно выполняли — ведь оба хотели сохранить семью. Ваша книга помогла мужу найти силы для отказа от алкоголя, изменить свой образ жизни, а мне справиться со своим недугом…”

Во-вторых, применяются познавательно-информационные приемы, формирующие, на основе результатов психологического тестирования, “психотерапевтические установ-ки”.

№ 24. Показание — постстрессовая реакция (из-за переоценки последствий стресса).

ТПИП. П., 38 лет, кассир. Обратилась к участковому врачу поликлиники по поводу “депрессии, возникшей после ссоры с начальницей”. Терапевт после всестороннего обследования пришел к выводу, что для восстановления ее эмоционального состояния достаточно ограничиться психотерапевтической помощью и приемом “малых” транквилизаторов. Однако, пациентка с мнением врача не согласилась, мотивируя тем, что она твердо убеждена: “У меня тяжелая депрессия, мне может помочь лишь сильное антидепрессивное лекарство, назначенное Вами моей подруге”. Для разубеждения П., изменения ее установки к лечению и оценки тяжести эмоциональных нарушений, врач предложил ей определить степень депрессии с помощью теста, предложенного ВОЗ, где содержатся и рекомендации о случаях, когда необходимо обращаться к психиатру (см. 3. 2.).

Проведенный тест не только изменил ее точку зрения на тяжесть “депрессии”, но и оказал на нее благотворное воздействие, снизил ее эмоциональную напряженность.

4.1.2.2. Установочно-волевые приемы.

С помощью этой подгруппы установочно-коррекционных приемов формируется психотерапевтически обоснованная установка к источнику сильного стресса путем мобилизации психофизиологических резервов, активизации механизмов антистрессовой системы.

№ 25 Показание — острая психотравма, вызвавшая тяжелое стрессовое состояние.

ТПИП. В сельскую больницу был доставлен мужчина 32-х лет. Его сопровождали родственники, рассказавшие, что застали больного на чердаке дома за изготовлением собственного надгробья. На встревоженные рас­спросы больной поведал, что дни его жизни сочтены и надо готовиться к смерти. Но почему? Оказалось, что не­давно у больного возникли перебои в деятельности сердца. По этому поводу он обратился на прием к врачу, установив­шему диагноз функционального расстройства сердечной деятельности. Однако, больной отнесся к заключению спе­циалиста скептически. Назначенные лекарства не прини­мал. Решил, по совету приятеля, обратиться к знахарке. При­ятель утверждал, что она вылечила его друга от такой же болезни. Вместе поехали к нему, чтобы узнать адрес “целительницы”. Но, по дороге узнали, что неделю назад больной, лечившийся у бабки, внезапно скончался. Эта весть настолько повлияла на нашего клиента, что он ре­шил — болезнь смертельна. После углубленного обследования первоначальный диагноз был подтвержден. Больно­му было назначено лечение, в котором ведущее место занимала психотерапия (направленная на правильное от­ношение больного к своему заболеванию, и его прогнозу). На заключительном этапе психотерапии врач рекомендо­вал больному применять прием самопомощи — при возникновении сердечного приступа произносить словесную формулу: “Спокойно, спокойно, все будет хорошо”, а при необходимости — дополнять ее словами с учетом направленности психотерапии. Вскоре больной нашел эти слова, придавшие приему самоуспокоения активный, наступательный характер с волевым акцентом: “Волнения напрасны… приступы не опасны… болезнь отступает… Георгий (имя больного) наступает”. Через короткий период времени у больного исчез страх, снизился уровень психо-эмоционального напряжения и, как следствие этого, улучшился ритм сердца.

№ 25-1. Показание — вредные привычки, болезненные пристрастия.

Принцип применения. Известный нарколог В. А. Рязанцев (г. Николаев) предписывает лицам, страдающим влечением к алкоголизму, с негодованием многократно повторять формулу: “Я беспощадно подавляю, уничтожаю, ненавистную мне сейчас прошлую потребность в алкоголизме. У меня сильная воля и твердый характер, у меня никаких нет сомнений, что я полностью преодолею тягу к спиртному”.

Близкую по содержанию формулу рекомендует психотерапевт П. Цай (г. Харьков) лицам, проявляющим слабость воли — желание вновь закурить после антиникотиновой терапии: “Беспощадно подавить, уничтожить потребность закурить! Не сомневаться, преодолею! Закрепиться! Ни шагу назад!”

№ 26. Показание — потребность преодолеть желания, несовместимые с моральными принципами человека.

Следует учитывать, что этот установочно-коррекционный прием возможно применять в форме самоприказа лишь в тех редких случаях, когда другие приемы (самоубеждения, самоанализа, дедукции) не оказывают должного воздействия и имеется у человека твердая убежденность в обоснованности принятого решения.

Применяются они в виде словесных формул, составленных самостоятельно или в виде стихотворного варианта.

Пример. В. Шефнер, известный российский поэт, в стихотворении “Умей” образно описал суть установочно-коррекционного приема самоубеждения, применяемого в форме самоприказа для преодоления желаний, противоречащих представлениям о морально-этических нормах.

Умей, умей себе приказывать,

Муштруй себя, а не вынянчивай.

Умей, умей себе отказывать

В успехах верных, но обманчивых…

Умей отказываться начисто,

Не убоясь и одиночества,

От неподсудного ловкачества,

От сахарина легких почестей…

№ 27. Прием усиления “поисковой активности.”

Показание — тяжелая фрустрационная (тупиковая) ситуация, чреватая опасными последствиями для жизни.

ТПИП. В известном рассказе Джека Лондона “Воля к жизни” с большой достовер-ностью показаны неисчерпаемые резервы человека, проявляющего в экстремальных условиях поисковую ак­тивность и целеустремленность.

Изнемогая от усталости и голода в снежной холодной пустыне, человек перед ли­цом, казалось бы, неминуемой гибели не пал духом. Что­бы выжить, он постоянно ставил перед собой определен­ные задачи: убить перепелку, добраться до очередного хол­ма, проползти несколько метров.

Выполняя эти частые задачи, он обретал уверенность в своих силах и, в конце концов, выиграл в борьбе за жизнь. Волевые усилия, поисковая активность героя способствовали преодолению смертельной опасности, выходу, казалось бы, из безысходного положения.

4.1.2.3. Установочно-рациональные (проблеморазрешающие) приемы.

Назначение этих приемов — формировать позитивную установку к возможностям разрешения психотравмирующей проблемы. Нацеленные на трансформацию стрессовой проблемы, они используются во многих методах гетеропсихотерапии. Большинство из них, чаще всего в модифицированной форме, вошли в состав интегративного метода “Кристаллизация проблемы”, разработанного В.В. Макаровым, видным психотерапевтом России.

В аутопсихотерапевтической практике применяются приемы дезактуализации проблемы, в основном с профилактической целью.

Условно они подразделяются на две разновидности с учетом основных их задач:

1. Приемы, способствующие дезактуализации психотравмирующих пережи-ваний, обусловленных необоснованными переживаниями из-за неправильной оценки тяжести болезни, результатов ее лечения и ее прогноза, т.е. трудностью разрешения “медицинских проблем”.

№ 28. Приемы игнорирования негативных компонентов стрессовой проблемы.

Показание — необоснованные психотравмирующие переживания (из-за неправиль-ной оценки тяжести болезни, прогнозов ее, результатов лечения и др.);

а) прием, основанный на ведении “Дневника выздоровления”. Производится запись в дневник или на кассету происходящих положительных изменений, даже незначительных сдвигов в течении болезни. Кроме того, включаются в дневниковую запись ответы на три вопроса:

“Какие причины позитивных сдвигов?”

“Что способствовало этому?”

“Какие проблемы надо решить для достижения положительных результатов и их закрепления?”.

б) прием “позитивно-фокусированного самоубеждения”.

Осуществляется путем использования таких формул как:

“С каждым днем улучшается состояние моего здоровья”,

“Я отмечаю положительные изменения”,

“У меня есть основания проявлять оптимизм”,

“Я уверен в успехе (выздоровление, повышение трудоспособности, в стойком улучшение настроения и др.”).

Мой девиз “Радуйся каждому шагу (успеху) на пути к цели”.

№ 29. Проблемно-разрешающий прием ролевого самодиалога.

Показание — психотравмирующие проблемы.

В отличие от диалога по Сократу, проводимого с целью достижения рационально-позитивного ответа, его главная задача — создать благоприятные предпосылки для осознания причины возникновения проблемы и путей ее разрешения в процессе аутокоммуникации, общения с проблемой. С этой целью применяется позитивно-индукционный самодиалог (см.№8),основанный на принципах мобилизующей критики (см. 7.1..2.).

№ 30. Прием — представление психотравмирующей проблемы в юмористическом свете.

Показание — необоснованные страхи скоропостижно умереть, попасть под движущийся транспорт и др.

Принцип применения — представить ситуацию, вызывающую страх, в комическом виде.

Желательно, для усиления юмористической оценки своего поведения схематически нарисовать картину, вызывающую шутливое восприятие неадекватной реакции с долей самокритики, например, “Юмористическое представление моего поведения со стороны”

Целесообразно также для повышения психотерапевтического воздействия придумать смешной текст, лучше в стихотворной форме, и периодически его произносить, образно представляя нарисованную картину комического содержания.

2. Приемы, способствующие дезактуализации переживаний, обусловленных “социально-психологическими проблемами”.

№ 31. Прием ”отделения второстепенных компонентов проблемы от главных” предложен выдающимся американским ученым и государственным деятелем Б. Франклином (прием назван его именем).

Суть приема в том, что аргументы “за” и “против” принятия решения разделяются на две части. В течение 3-4 дней список дополняется новыми доводами, размещаемыми в двух колонках. В дальнейшем вычеркиваются одинаковые по значимости аргументы. К примеру: “Если два с одной стороны равняются трем с другой, то вычеркиваются 5 пунктов. В результате остаются аргументы, являющиеся главными для принятия решения”.

№ 32. Прием “упрощение задач проблемы”.

Рекомендуется бизнесменам и тем, кто хочет по-деловому решать сложные проблемы, используя умение сужать круг задач, “прессовать проблему”. Например, Д. Карнеги считал возможным при решении трудной проблемы ограничиться поиском ответа на три вопроса: в чем заключается проблема, чем она вызвана, и каковы возможности ее решения?

Упрощается сложность решения проблемы, если разделить ее на составляющие, разбить крупные дела на части или использовать при ее решении дедуктивный прием умозаключения, применяемый при “мобилизующей критике и самокритике” (см. 7.1).

Весьма часто для преодоления стрессовой проблемы также применяются приемы проигрывания проблемы в воображении (4.3.1.), “оценки проблемы со стороны” (4.2.3), “мобилизации психоэнергетических резервов” (4.3.6.) и др.

4.1.3. Личностно-активизирующие (реализующие) приемы.

Краткая характеристика. Третья группа приемов, участвующих в формировании позитивно-конструктивного мышления, состоит из психотерапевтических приемов, способствующих самоактуализации личности — максимальному развитию личностного потенциала, в основе которого лежит мотивация к удовлетворению высших потребностей человека, стремление его к реализации духовных интересов.

Теоретическую базу для разработки аутопсихотерапевтических средств, стимулирующих самоактуализацию личности, создали К. Роджерс, А. Маслоу и В. Франкл, авторы концепции, положенной в основу гуманистической психотерапии (см. 1.2.).

Проблеме самоактуализации личности посвящено огромное количество публикаций, рассматривающих ее как одну из ведущих проблем современной психотерапии в связи с тем, что “наиболее сильным в человеке является мотив к самоактуализации” (Л.С. Железняк, И.Б. Карвасарская).

Классификация. Приемы разделены на три подгруппы, исходя из их преимущественного участия в реализации духовных интересов человека, его потребностей в самоуважении, проявления творческого самовыражения, любви и дружбы, поиску и нахождению смысла жизни.

4.1.3.1. Приемы, повышающие самоуважение, собственное достоинство.

Общая особенность. В Канаде, США и многих других странах цивилизованного мира широко популяризуются приемы по повышению уровня самоуважения, осознания собственной ценности как личности. Это определяется тем, что заниженная самооценка отрицательно влияет не только на психоэмоциональное состояние, предрасполагая к развитию психогенных болезней, но и на профессиональные успехи и межличностные отношения. Для повышения уровня собственного достоинства рекомендуется множество приемов. Значительное место среди них занимают приемы самопоощрения, которые играют ведущую роль при оператном научении, и ряд этико-психотерапевтических приемов, применяемых для профилактики формирования заниженной самооценки (см. 4.2.2. и 7.1.).

Помимо приемов самоуважения, используемых в процессе научения и антистрессового воспитания, психотерапевты советуют лицам, нуждающимся в повышении чувства собственного достоинства, применять следующие приемы:

№ 33. Прием, стимулирующий “положительную обратную связь”.

Принцип техники — создается ситуация, которая побуждает окружающих высказать мнение, характеризующееся положительной оценкой.

Например, родным или друзьям задается вопрос: “За что Вы меня цените (любите, уважаете)?”

Возможно при наличии благоприятных предпосылок для общения с начальником (боссом) спросить у него: “Что Вам особенно нравится в моей работе, деятельности?”

№ 34. Прием, фокусированный на положительных личностных качествах.

Принцип техники — составляется список достоинств, привлекательных черт характера, способностей и достижений.

Рекомендуется их регулярно перечитывать, особенно часто тогда, когда появляется пессимистический настрой, возникает чувство недовольства собой.

№ 35. Прием улучшения самоимиджа.

Принцип применения. Осуществляется корректировка образа, имиджа, направленная на повышение чувства собственного достоинства. Прежде всего, это достигается путем улучшения осанки и походки, придающих внешнему облику черты уверенного человека (см. 4.3.). Весьма важное значение имеет правильный подбор одежды, обуви и прически. При этом социальные психологи рекомендуют лицам, стремящимся к карьерному росту, одеваться так, как будто их служебное положение на ранг выше, чем в реальности.

№ 36. Мнемо-оценочный прием.

Принцип применения. Вспоминаются события, дающие основания для проявления чувства гордости за свои достижения, успехи детей и родных. С целью активизации воспоминаний рекомендуется:

— перечитывание писем друзей и поздравлений по случаю знаменательных дат, характеристик, отзывов и другой информации, содержащей похвальную оценку;

— просмотр альбома, составленного из фотографий, отражающих события, вызывающие подъем настроения, чувство собственного достоинства;

— размещение на видном месте фотографий, стимулирующих повышение уровня самоуважения, возникновение положительных эмоций.

№ 37. Приемы самоутверждения — самоубеждения, ориентированные на повышение самоуважения. Для их реализации составляются словесные формулы в соответствии с общими принципами подготовки формул самоубеждения (с учетом конкретных причин, побуждающих совершенствовать личностные качества), при произношении которых желательно образно представлять уважающим себя и окружающих.

Примеры словесных формул, рекомендуемых для подготовки собственного варианта:

“ Я вправе улучшить представление о себе, о своих достоинствах”,

“Для повышения самоуважения у меня есть необходимые благоприятные предпосылки (хорошие личностные качества, достижения, чувства …)”,

“Я горжусь своими успехами и тем, что меня ценят, уважают”,

“Я хочу и могу занять достойное место среди других людей”,

“Я осознаю, что повышение собственного достоинства является необходимым условием для реализации жизненных планов и улучшения здоровья”.

Мой девиз “Кто уважает себя, того уважают другие”. “Повышение собственного достоинства — основа для достижения успехов …”

4.1.3.2. Приемы, способствующие творческому самовыражению

(подготовлены секретарем Одесского центра Терапии творческим самовыражением М.А..Раскиной)

Общая особенность. Приемы самопомощи творческим самовыражением разрабо-таны М.Е. Бурно, одним из ведущих психотерпевтов России, автором метода «Терапия творческим самовыражением» (ТТС), работающим «в поле терапии духовной культурой».

ТТС предназначена, прежде всего, людям с переживанием своей неполноценности, сказывающейся душевной и физической инертностью, застенчивостью, нерешитель-ностью, тревожной мнительностью, депрессивной ранимостью, склонностью к сомнениям, неуверенностью в себе и т.д. Все эти черты характера М.Е. Бурно обозначает понятием «дефензивность». Дефензивный человек обычно теряется в жизни, не видит в ней смысла, мечтает о какой-то душевной, духовной поддержке. Он также адаптировал, разработанные им приёмы ТТС, применительно к здоровым людям с душевными трудностями и предложил вместо термина «терапия» («лечение») пользоваться более широким – «помощь» («самопомощь»).

Следует отметить, что приемы ТТС целебно влияют как на эмоциональную сферу, так и на когнитивно-поведенческую. Это определяется тем, что психотерапевтическая самопомощь творческим самовыражением вызывает не только чувство радости, наслаждения, но и духовное обогащение личности, ее осознанное отношение к творчеству. Реализация творчески познавательных интересов приводит к удовлетворению высшей потребности человека в самовыражении своего “Я”, своей индивидуальности, уникальности.

Классификация: Приемы ТТС, используемые для психотерапевтической самопомо-щи, разделены М. Бурно на 9 групп. Наиболее широкое распространение в аутопсихо-терапевтической практике получили следующие приемы:

38-1. Самопомощь созданием собственных творческих произведений.

Этот приём способствует высвечиванию личностного склада человека, оживлению его индивидуальности. Создание творческих произведений – это не только писание стихов, рассказов, рисование картин, сочинение музыки. Это вообще все занятия, в процессе которых человек создаёт что-либо более или менее законченное, с ясным отпечатком своей индивидуальности – приготовление кушанья, пошив одежды, вязание варежек. Предметом творчества может быть камень, найденный в горах, сухой корень, еловая шишка, перо птицы и др.

38-1а. Творческий прием художественным вязанием (М. Раскина). Особенность – входит в состав приемов ТТС в связи с тем, что в его целебном воздействии ведущую роль играет креативный механизм, определяющий процесс самореализации творческого потенциала. Суть приема заключается в том, что выбор узоров и подбор цвета ниток для вязания проводятся с учетом особенностей своего характера (для его самопознания проводились занятия, посвященные изучению наиболее распространенных характеров, описанных в трудах М.Бурно).

Целесообразность овладения творческим вязание по методике, разработанной нами при консультативной помощи Е. Поклитара и Я. Воробейчика, подтверждена нашим опытом обучения большого контингента людей искусству вязания с учетом требований ТТС. Среди них преобладала группа людей, которым врачи, преимущественно психотерапевты и психиатры, рекомендовали пройти курс обучения художественному вязанию для психотерапевтической самопомощи и повышения эффективности, проводимого им лечения.

Благотворное влияние творческого художественного вязания на психоэмоциональ-ное состояние наблюдалось нами и у группы эмигрантов-пенсионеров, испытывавших стрессовое состояние с компонентом ностальгии. Обучение их проводилось в период нашего одногодичного пребывания в США, на базе культурного центра «Круг друзей» ( г. Балтимор).

Наше мнение о целебной роли творческого вязания полностью совпадает с ее оценкой известным социальным психологом и журналистом Р.Ларичевой, являющейся единомышленником М. Бурно. Она считает, что «вязание и раскрепощает, и успокаивает, и тренирует структуры мозга. Это очень похоже на писательство – ты наедине со спицами и пряжей и можешь вывязать целый мир».

38-2. Самопомощь творческим общением с литературой, искусством и наукой.

Этот вид самопомощи заключается в том, чтобы человек читал такие книги, смотрел такие спектакли, слушал такую музыку, погружался в такие науки, которые помогали бы ему познать самого себя, уяснить свои душевные особенности и трудности, подсказали бы ему как жить.

Любое произведение искусства и науки помогает в поисках своего дела, смысла жизни, помогает разобраться в сложном душевном конфликте, вдохновляет на добрые дела лишь в том случае, если существует духовное созвучие автора с читателем.

Многим людям с расстройством настроения помогает повеселеть, ожить весёлая, чувственно-сангвинистическая жизнелюбивая сила картин Кустодиева, романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», «Кола Брюньона» Роллана, произведений Дюма-отца, Гашека, Ильфа и Петрова, музыка Россини, Штрауса, Кальмана.

38- 3. Самопомощь творческим общением с природой.

В процессе общения с природой у депрессивного человека доминирует положительное эмоциональное состояние благодаря прочувствованному душевному созвучию, родством с ней. Пробуждает в человеке положительное эмоциональное состояние не только непосредственное соприкосновение с природой, но и просмотр в уютной обстановке слайдов и фотографий с изображением видов природы, цветов, животных, камней. Благотворное влияние на настроение оказывает выращивание цветов, воспитание собак, уход за домашней птицей. М.Е. Бурно пишет: «Когда вглядываешься, не спеша, в облака и деревья, бабочек и ворон, кормишь собаку или кошку…, происходит как бы «собирание», высвечивание, подчёркивание духовной индивидуальности, благодаря чему избавляешься от тягостного расстройства настроения, крепче, вдохновеннее привязываешься к жизни».

Разным, по своему складу, людям с душевными трудностями помогают сблизиться с природой, душевно проникнуться ею разные художники природы. Одним созвучнее Кольцов, Аксаков, Солоухин, Астафьев, из живописи – Левитан, Саврасов; другим – Тютчев, Торо, Серая Сова, Швейцер, а из живописи – Сарьян, Крымов, Нестеров.

Всего важнее учиться воспринимать природу по-своему, т.е. творчески.

38-4. Самопомощь творческим коллекционированием.

Творческое коллекционирование – это значит собирать только созвучное душе коллекционера. Собирать можно марки или открытки, монеты или значки городов.

М.Е. Бурно приводит собственное наблюдение.

С., 46 лет, с тяжким депрессивным чувством угасания своей индивидуальности, ощущением «роботности» (как будто бы он – не он), пришёл к выводу, что, приобретя известные ему марки и рассматривая их в альбоме при усилении тяжкого ощущения «роботности», испытывает душевное смягчение, возвращение к самому себе.

38-5. Самопомощь проникновенно-творческим погружением в прошлое.

Творчески погружаться в прошлое – это значит глубже, яснее видеть себя теперешнего в своих детских переживаниях, в фотографиях, в прошлом своего родного города или деревни, страны, человечества, в народных сказках своей родины и т.п.

Уточняя, благодаря такому погружению в прошлое, свою духовную индивидуаль-ность, человек осознаёт – ощущает свою «неслучайность», глубинные связи с ушедшими близкими, историей своей страны и человечества, Вселенной. И это, в конечном счёте, способствует формированию определённых мировоззренческих и поведенческих установок, побуждающих к творческому поиску своего жизненного пути, своего возвышенного самопонимания, своего достойного места среди людей, своего смысла жизни.

Приём самопомощи проникновенно-творческим погружением в прошлое стал одним из основных инструментов экологизации — гуманизации межличностных отношений, который использует нами (Е.А. Поклитар) в рамках семинара «Характерологическая экология человека»

38-6. Самопомощь творческими путешествиями. М. Бурно характеризует этот вид самопомоши следующим образом «Творческое путешествие – это путешествие ради серьёзного познания себя, своего отношения к новым местам и людям (то есть путешествие, прежде всего, в себя самого). Хорошо уехать далеко, где совсем другая природа, где никогда не был, но возможно получить не меньший целебный эффект от творческого путешествия в соседний городок на электричке или даже на соседнюю улицу пешком. Важно только подготовиться ко всякому такому путешествию чтением, записыванием в книжку из справочников, энциклопедий, географических книг и т.д. о местах, куда едешь или идешь, чтобы выказать и к главному, и к некоторым подробностям свое отношение со знанием дела, записать это свое отношение- переживание в ту же книжку, выразить в фотоснимках, рисунках. Чтение книг В.К.Арсеньева, Н.К.Рериха, В.М.Пескова поучительно располагает к этому» — М.Е.Бурно, Сила слабых, М., 1999,с.239.

Все представленные приемы самопомощи творческим самовыражением, основанные на духовной осознанности человека своей общественной пользы, является источником светлого мироощущения, состояния духа, творческого вдохновения личности, в которой живут любовь и смысл.

4.1.3.3. Приемы, способствующие реализации смысла жизни.

Общие особенности. Стимулируют поиск смысла существования, высшей потребности человека или его поддержание, активизацию в тяжелых кризисно-фрустрационных ситуациях.

Главной практической и теоретической базой приемов, способствующих реализации смысла жизни, является метод логотерапии (от греч. logos — смысл), разработанный В. Франклом, выдающимся австрийским психотерапевтом-психологом. В основе логотера-пии лежат следующие положения:

— поиск и реализация смысла своей жизни присущи всем людям;

— в жизни нет ситуаций, лишенных смысла, его всегда можно найти и осуществить;

— человек может вынести любое “как жить”, если он знает, “зачем жить” (Ницше);

— у человека возрастает воля к жизни, если он видит смысл своего существования;

— каждый человек имеет, чаще всего, несколько жизненных целей, реализация их является смыслом его бытия (например, самореализация творческих возможностей, воспитание детей в соответствии со своими представлениями об идеале, достижении престижного положения в обществе и т. д.);

— в нахождении и отыскании смысла жизни помогает человеку совесть, задача которой открыть человеку, “что ему надо” и принять нравственно-обоснованное решение о смысле своего бытия, существования;

— на разных этапах жизни может измениться приоритетность целей, значимость их реализации для решения жизненных проблем.

Основные показания разработаны исходя из научно-обоснованных исследований, доказавших то, что потеря смысла жизни является одной из главных причин возникновения и развития неврозов, алкоголизма, наркомании, депрессии стрессогенного происхождения и суицидных поступков.

Классификация. Логотерапевтические приемы, используемые с аутопсихотерапевти-ческой целью, условно подразделяются на две подгруппы.

А. Приемы, помогающие человеку реализовать свою жизненную цель при возникновении тяжелой психотравмирующей ситуации.

№ 39. Прием “дистанцирования от страданий” (В. Франкл).

ТПИП. Виктор Франкл, психолог-психотерапевт с мировым именем, оказавшись в нацистском концлагере, поддерживал свой жизненный тонус с помощью аутопсихоте-рапевтического приема, основанного на логотерапевтическом воздействии. “Моя ситуация, — вспоминает В. Франкл в работе, посвященной психотерапии в концлагере, представлялась мне безотрадной и безнадежной”. Тогда я представил себе, что я стою на кафедре в большом, красивом, теплом и светлом конференц-зале, соби­раюсь выступить перед заинтересованными слушателями с докладом под названием “Психотерапия в концентра­ционном лагере” и рассказываю как раз о том, что я в дан­ный момент переживаю. С помощью этого приема мне удалось как-то подняться над ситуацией, над настоящим и над страданиями и увидеть их так, как будто они уже в прошлом, а я сам, со всеми моими страданиями, пред­ставляю собой объект научно-психологического исследо­вания, которое я же и предпринимаю”,

№ 40. Логотерапевтический прием мобилизации психофизиологических резервов организма при тяжелых заболеваниях.

ТПИП. Известный французский писатель Жан Ришар Блок в начале Великой Отечественной войны был эвакуирован из Москвы в Казань в безнадежном состоянии с тяжелым двусторонним воспалением легких. Позднее Блок рассказывал: “Я беспрерывно напрягал свою волю и твердил себе: “Нет! Я не умру, я не хочу умереть до по­беды! Нет! Я непременно должен выздороветь! Нет! Я ни за что не соглашусь умереть вдали от Франции! Вот так я и пересилил смерть”.

Б. Приемы, способствующие нахождению нового смысла существования, реализации дополнительно появившихся жизненных задач.

№ 41. Показания — горестные переживания, обусловленные уходом из жизни дорогого и любимого человека.

Для предотвращения опасных последствий глубокой печали и тоски, траурные ритуалы предусматривают не только достойное почтение памяти умершего, но и психотерапевтическую помощь скорбящим.

Законы религии, традиции и обычаи антистрессового характера тесно переплетаются с приемами “утешительно-мобилизующей психотерапии”, созданной народной мудростью. Среди них большое место занимают психотерапевтически обоснованные советы, имеющие логотерапевтическую основу. Выполнение их оказывает психотера-певтическое воздействие на скорбящего в результате того, что уменьшаются горестные переживания при исполнении нравственного долга перед ушедшим близким и любимым человеком.

Чаще всего это выражается в реализации его завещаний, например, заботиться о своем здоровье, чтобы помогать детям или не быть им в тягость, ухаживать за могилами родных, завершить неоконченные им добрые дела и т.д.

Для повышения эффективности психотерапевтической самопомощи рекомендуются и приемы аутопсихотерапии .

№ 42. Логотерапевтический прием, основанный на “принципах рационального самоубеждения”.

Примерный вариант: “Переживаниями (страданиями) положение не исправишь, только вред себе и родным нанесешь”,

“Надо примириться с тем, что не зависит от тебя”,

“Слезами горю не поможешь (нельзя изменить то, что произошло)”,

“Я могу настроиться на оптимистическую волну, преодолеть хандру (во имя…)”.

Мой девиз: “Скорбеть по утраченному — бесполезно” (В. Шекспир). “Надо с достоинством пережить то, что не можешь изменить” (Сенека).

Разумеется, советы человеку, испытывающему острую тоску и печаль, не могут быть стандартными. Они должны учитывать индивидуальные особенности и значимость понесенной им потери.

Следует признать, что нередки случаи, когда выше описанные советы скорбящему не достигают цели. Чаще всего это наблюдается, если смерть родного человека была внезапной или преждевременной. Особенно в тех случаях, когда умерший был единственным стержнем, опорой в жизни, и с его уходом произошло крушение всех жизненных замыслов и планов, наступило тяжелое одиночество.

Опыт психотерапевтов показывает, что в этих трагических ситуациях наиболее целесообразно посоветовать скорбящему сочетать логотерапевтические приемы с приема-ми психотерапевтической самопомощи, способствующими самореализации личностного потенциала.

№ 43. Логотерапевтический прием, “основанный на принципах ТТС”.

ТПИП. Ш., врач одесской медсанчасти. Когда ему было 65 лет, на него обрушилось страшное горе, несчастье. В течение полутора лет похоронил жену, младшего брата и сестру, а через год скоропостижно скончался единственный безгранично любимый им сын.

Будучи дежурным хирургом в районной больнице во время того, как он оперировал больную по поводу заворота кишок, внезапно почувствовал сильную боль в области сердца. Но, несмотря на плохое самочувствие, продолжал операцию, которая затянулась на 3,5 часа. Женщину 83-летнего возраста он спас от смерти. Вскоре после окончания операции резко ухудшилось его состояние, возникла острая сосудистая недостаточность (коллапс), обусловленная обширным инфарктом миокарда. Трагическая смерть сына, глубокая скорбь и печаль о нем привели к развитию у Ш. тяжелого депрессивного состояния, сопровождавшегося серьезными нарушениями функций внутренних органов.

Советы друзей и родственников о необходимости продолжать борьбу за жизнь (ради маленькой внучки, нуждающейся в любви и помощи дедушки, для сохранения светлой памяти о сыне и родных) он категорически отвергал, мотивируя бессмысленностью дальнейшего существования.

В этот трагический период его жизни нежданно пришло письмо из Академии наук (Москва), в котором содержалась просьба написать статью о жизни и деятельности его брата, всемирно известного ученого-астрофизика.

Лишь после повторного напоминания он приступил к написанию воспоминаний. Сразу же после их завершения он стал писать мемуары для “семейного архива” — о горячо любимом сыне, родных, друзьях.

Обретение нового смысла жизни помогло доктору Ш. преодолеть последствия тяжелой психотравмы и многие недуги. Умер он в весьма преклонном возрасте.

№ 44. Логотерапевтические приемы, основанные на ”изменении приоритетности жизненных задач”.

Показание — тяжелая хроническая болезнь, вызывающая пессимистический настрой к будущему.

ТПИП. В противотуберкулезном стационаре лечились двое юношей 17 — летнего возраста по поводу туберкулеза легких идентичной формы специфического процесса.

Медикаментозное лечение проводилось по общей схеме антибактериальной терапии, поэтому имелись основания прогнозировать сходные результаты лечения. Вместе с тем, только у одного болезнь протекала благоприятно, лечение было высокоэффективным. Анализ причин различия в результатах терапии показал, что главную роль сыграл психологический фактор. У больных были неодинаковыми установки к реализации смысла жизни. Оба юноши мечтали поступить в военное училище, стать летчиками. Болезнь нарушила эти планы. Виктор примирился с нереальностью своего желания, замысла. Он принял решение осуществить свою вторую мечту — поступить в лесотехническое учебное заведение, пойти по стопам своего старшего брата, лесничего.

По-другому отреагировал Анатолий на невозможность стать летчиком. У него развилось подавленное настроение из-за неправильной установки к возможностям реализации смысла жизни. Способствовали его формированию два “фактора риска”: склонность к полярной оценке жизненных ситуаций по принципу “все или ничего” и узкий круг духовных интересов, породивших ошибочное представление о путях самоактуализации личностного потенциала (без учета реальных возможностей).

№ 44-1. Показание — хронический алкоголизм и другие болезненные пристрастия.

Установлено, что потеря смысла жизни является одной из ведущих причин патологического влечения к спиртному. Имеются данные, свидетельствующие, что свыше 80 % алкоголиков испытывают выраженное ощущение утраты смысла жизни.

Убедительным подтверждением взгляда на значимость формирования смысла существования для лиц, страдающих алкоголизмом, является высокая эффективность метода лечебно-профилактического воздействия, применяемого в сообществе анонимных алкоголиков. Основной компонент такого содействия — дружеская помощь новому члену коллектива в нахождении смысла жизни (см. 7.3.).

В пользу обоснованности мнения о зависимости эффективности терапии (профилактики) алкоголизма от наличия у потаторов конструктивно-позитивной установки к смыслу жизни свидетельствуют и многочисленные клинические наблюдения, в том числе и наши, выполненные над двумя группами алкоголиков. Первая группа проходила лечение в московском антиалкогольном центре, а вторая — реабилитацию на базе одесского “кабинета эстетотерапии и увлекательной трудотерапии”. Значительно лучшие результаты наблюдались нами (Воробейчик Я.Н, Зайцева Л.Н.) у тех, кто с помощью творческого самовыражения не только реализовывал свой творческий потенциал, но и находил новый смысл жизни.

В группу приемов, способствующих самоактуализации личности, входят и психотерапевтические приемы, направленные на повышение чувства любви к себе, являющегося высшей духовной потребностью человека. Применяются они, как правило, не самостоятельно, а в комплексе с приемами, повышающими уровень самоуважения в случаях, когда имеется потребность в применении дополнительных усилий для повышения чувства собственного достоинства.

В аутопсихотерапевтической практике преимущественно используются приемы, стимулирующие чувство любви к себе в виде формул самоубеждения (самоутверждения) в сочетании с образными представлениями, соответствующими их содержанию.

При их составлении нами, как и многими другими психотерапевтами, рекомендуется ориентироваться на представление Г. Селье, согласно которого любовь к себе должна носить альтруистический характер, основываясь на принципе “Заслужи любовь ближнего” (См. 7.1.). При этом в число “ближних” людей следует включать, по убеждению Г. Селье, не только родных, но и тех, кто близок в духовном и интеллектуальном отношении.

№ 45. Прием “когнитивного самоутверждения”:

“Я осознаю необходимость повышения чувства любви к себе (на альтруистической основе)”,

“Я хочу и могу совершенствовать себя: больше проявлять любовь к себе, сохраняя при этом свою неповторимость, уникальность”,

“Усиление любви к себе помогает мне преодолевать чувства нелюбви к другим: ненависть, озлобленность, чрезмерную агрессивность (источники стрессового состояния, ухудшения здоровья”).

Мои девизы:

“Я горжусь тем, что люблю себя и других людей”,

“Любовь (к себе и близким) — лучшее целебное лекарство”, “Заслужи любовь ближнего” (Г. Селье).

Следует отметить, что в последнее десятилетие опубликован ряд работ, свидетельствующих о стремлении их авторов разработать метод психотерапии, состоящий из комплекса приемов, повышающих уровень самоуважения, собственного достоинства и любви к себе. К примеру, монография “Self-esteem therapy”, Steffenhagen R A .1992.

4.2. Приемы саморегуляции

поведенческой сферы

Основные положения. Главная задача приемов, используемых в самокоррекции поведенческих реакций — формирование адаптивного (адекватного, контролируемого, антистрессового) поведения. Ведущим его показателем является формирование умения адекватно реагировать на стрессогенные факторы и предупреждать возникновение необоснованных конфликтов.

Доминирующую роль в процессе преодоления неадекватных реакций (ярости, “взрывов гнева”, раздражительности, повышенной тревоги, постоянных волнений и др.) играет навык самоконтроля за собственным поведением.

Особенно важное значение имеет формирование и совершенствование адаптивного поведения для лиц с агрессивно-конфликтными, высокотревожными и перфекционно-негативными чертами характера, а также для тех, кто проявляет склонность к навязчивым влечениям и подвержен импульсивным порывам (см. 3.1 и 3.2).

Теоретической основой поведенческой психотерапии служит концепция бихевиоризма, рассматривающая невротические расстройства как результат неправильного научения, приводящего к неадаптивному поведению (см.1.2.). Недооценка принципов научения, нацеленного на формирование контролируемого, антистрессового поведения, является одной из основных причин формирования черт характера, предрасполагающих к развитию психогенных и психо-соматических заболеваний.

Классификация. Соответственно трем типам научения (приобретение знаний, умений и навыков, формирующих и совершенствующих поведение на основе индивидуального опыта — эмпирического и научного), поведенческие приемы разделяются на три группы.

4.2.1. Психотерапевтические приемы условно-рефлекторного (реактивного) научения.

Краткая характеристика. Основополагающий вклад в создание теории реактивного научения внес И.П. Павлов. Его учение об условных рефлексах явилось фундаментом для разработки психотерапевтических упражнений и приемов, корректирующих неадекватные поведенческие реакции. Их саногенное воздействие направлено на погашение патогенных рефлексов, вызывающих страх, фобию, тревогу или влечение к курению, алкоголю.

Приемы, используемые для условно-рефлекторной аутопсихотерапии, имеют три разновидности.

4.2.1.1. Десенситивные приемы (приемы “функциональной тренировки”).

Принцип применения. Осуществляется постепенное привыкание (приучение) к пугающему объекту путем поэтапного увеличения стрессовых нагрузок — ступенчатое приближение к источнику страха.

А. В детской практике.

№ 46. Показание — боязнь домашней собаки.

Особенность приема:

1 этап — родители приучают ребенка гладить игрушечную собаку;

2 — создают условия, чтобы ребенок мог погладить щенка;

3 — приводят ребенка к детям, которые не боятся собаки, радуются встрече с ней.

Кроме того, дезактуализации переживаний, обусловленных страхом перед собакой, способствует чтение ребенку рассказов, где описывается она как лучший друг человека.

№ 47. Показание — ночной страх (из-за пребывания в помещении без родителей).

Особенность приема:

1 этап — мать (отец) ложится в постель ребенка, спит вместе с ним;

2 — возле его кровати ставится кушетка, где спит мать (отец), и постепенно она отодвигается от постели ребенка;

3 — (при отсутствии эффекта) — постель придвигается к двери, открытой в другую комнату.

После достижения желаемого эффекта кровать постепенно отодвигается на прежнее место, и прикрывается дверь.

№ 48. Показание — страх маски.

Особенность приема описал Жан Жак Руссо в своем произведении педагогической направленности “Эмиль, или о воспитании масками”: “все дети боятся… масок. Я начну с того, что покажу Эмилю маску с приятными чертами лица, затем кто-нибудь у него на глазах наденет ее на лицо: я начну хохотать, засмеются и все — и ребенок вместе с другими. Мало-помалу я приучу его к маскам с менее приятными чертами и, наконец, к фигурам отвратительным. Если я хорошо выдержал градацию, то он не только не испугается последней маски, но будет смеяться над ней, как над первой.”

Б. Приемы функциональной тренировки для взрослых и подростков.

№ 49. Показание — страх перед публичным выступлением.

Особенность. Лицам, испытывающим боязнь перед выступлением, рекомендуются проводить самотренировочные занятия, основанные на принципах игровой терапии. Техника их применения, иллюстрированная наглядным примером, описана в главе 4.2.3.1 (прием№65).

№ 50. Показание — страх нахождения в закрытом пространстве (например, в лифте).

Техника применения:

1 этап — в течение дня несколько раз постоять вблизи от лифта и постепенно приближаться к нему;

2 — быстро войти в лифт и тотчас выйти из него (воспользоваться моментом, когда нет желающих пользоваться лифтом);

3 — постепенно увеличивать время пребывания в кабине лифта;

4 — осуществляется поэтапный подъем на лифте: сначала до 2 этажа, а в последующем до 3-го и выше.

Следует указать, что прием “ступенчатого привыкания” при фобии (навязчивое состояние в виде непреодолимой боязни действий и поступков) применяется лишь с целью поддержания результатов лечения, проводимого врачом или клиническим психологом.

№ 51. Показание — выраженное чувство застенчивости, стыдливости, робости.

ТПИП. А. Эллис, один из основоположников когнитивно-поведенческой психотерапии, в своих трудах неоднократно упоминает, что до 19 лет был очень робким, панически боялся знакомиться с женщинами из-за страха, что они не придут к нему на свидание. Для его преодоления он разработал модификацию “приема функциональной тренировки” на основе принятого им решения: “В течение месяца посидеть на одной и той же скамейке с сотней женщин, с каждой из них поговорить в течение 1 минуты и назначить им свидание, не обращая внимания на дискомфортное состояние. Результаты: почти все женщины пришли на свидание, и у меня полностью исчезло чувство выраженной застенчивости, стыдливости”. Разумеется, практический интерес представляет лишь принцип функциональной тренировки, описанный А. Эллисом.

№ 52. Показание — неадекватная психосоматическая реакция, возникающая в конкретной ситуации (тошнота, рвота, частые мочеиспускания и др.).

ТПИП. У девушки, поступившей по призванию в медицинский институт, каждый раз во время занятий по анатомии возникала тошнота и рвота. Она тщетно пыталась преодолеть эту слабость. Окружающие стали убеждать ее оставить медицинский институт и поступить в другой. Тогда студентка в свободное от занятий время начала ходить “для тренировки” в секционный зал, где находились трупы, постепенно удлиняя время пребывания в нем. Тренируясь, таким образом, несколько месяцев, она заставила себя привыкнуть к необычной обстановке, преодолеть тошноту и рвоту (из клинического опыта М.И. Телешевской).

4.2.1.2. Десенсибилизирующие приемы.

Принцип техники. Проводится поэтапное ослабление воздействия источника психотравмирующих переживаний путем мысленного представления его в состоянии релаксации, т.е. нервно-мышечного расслабления. Саногенный эффект достигается в результате преодоления патогенных условных рефлексов на основе физиологического закона “реципрокного торможения”. Его суть: мышечная релаксация тормозит действие психотравмирующих раздражителей, вызывающих страх или фобию.

Теоретические и практические аспекты метода психотерапии, основанного на достижении десенсибилизирующего эффекта, разработал известный психотерапевт Дж. Вольпе (см. 1.2).

№ 53. Лечебно-тренировочное упражнение — прием закрепления результатов антифобической психотерапии по методу “систематической десенсибилизации” (по Вольпе).

ТПИП. П., 19 лет, слесарь, обратился к нам за психотерапевтической помощью по поводу тревожного состояния, возникшего в связи с боязнью поездки по железной дороге из Москвы в Рим, планируемой через месяц (по причине эмиграции в Америку).

При опросе выяснилось, что фобические явления возникли три года назад после получения письма с трагической вестью о гибели родственника в железнодорожной катастрофе. С этого времени П. никуда не ездил, за медицинской помощью не обращался.

Проблему лечения усложняла напряженная ситуация, обусловленная необходимостью подготовки к отъезду в течение короткого срока. Антифобическое лечение проводилось в соответствии с основными принципами десенсибилизации страха по методу Вольпе.

На первом этапе пациент, находясь в состоянии релаксации, образно представлял сцену поведения своего друга в поезде (служившего для него примером для подражания), который адекватно реагировал в ситуациях, когда “внезапно останавливался поезд”, “делал резкие повороты” и др. Для усиления эффекта воображаемой поездки включался магнитофон с записью звуков движущегося поезда.

На втором этапе (через неделю) П. представлял себя адекватно реагирующим в экстремальных ситуациях, возникаемых при движении поезда.

В силу сложившихся обстоятельств, обусловленных проблемой эмиграции, П. в последующем проводил занятия самостоятельно, согласно нашим рекомендациям. Во время их проведения в состоянии релаксации он мысленно произносил формулы самоубеждения: “Я спокоен, уверен в успехе, т.к. я полностью владею собой, управляю эмоциями, умею нейтрализовать чувство страха”.

Третий этап — пребывание в реальных условиях.

Во время поездки (согласно полученному нами благодарственному письму из Нью-Йорка) пациент периодически проводил десенсибилизирующие сеансы “поведенческой аутопсихотерапии”.

Достижению положительных результатов способствовало и то, что он широко использовал приемы “отвлечения внимания” — слушал магнитофонную запись любимых музыкальных произведений, читал детективные романы, рисовал.

№ 54. Десенсибилизирующий прием “повышения антистрессового иммунитета” (по Д. Мейхенбауму).

Принцип применения базируется на научно-обоснованном представлении, что между двумя ведущими защитно-адаптационными системами — иммунной (антиинфекционной) и антистрессовой — имеются симбиотические отношения, определяемые их общей задачей: преодолевать воздействие вредоносных факторов и восстанавливать нарушенный ими гомеостаз (см. 2.3).

Д. Мейхенбаум, опираясь на данные о сходной направленности функционирования защитных механизмов двух адаптационных систем, разработал технику применения “прививки против стресса”.

Ее суть — использование малых, постепенно увеличивающихся доз стрессового воздействия, которые повышают уровень антистрессового иммунитета (по похожему принципу, применяемому для усиления сопротивляемости организма к воздействию патогенных микробов с помощью прививок, вакцинации, а также для профилактики анафилактического шока — путем применения “малых доз” по Безредка).

С этой целью пациентам рекомендуется в состоянии релаксации представлять психотравмирующие ситуации в соответствии с основными условиями десенсибилизации — постепенно усиливать их стрессогеное воздействие (по продолжительности, силе и частоте), а при появлении дискомфорта отдавать самоприказ “стоп”.

В течение сеанса можно несколько раз мысленно воссоздавать картину ситуации, вызывающую стресс, и произносить мобилизующие формулы (“Я справлюсь!”, “Я достигну цели!”), а в период отдыха — вспоминать события, порождающие положительные эмоции.

Для активизации процесса воображения возможно применять приемы “нейролигвистического программирования”, способствующие повышению имаго-суггестивного воздействия (4.3.1.1).

Описанный прием повышения антистрессового иммунитета входит в состав метода “прививка против стресса”, и, как правило, применяется лишь для поддержания результатов лечения, проводимого психотерапевтом. Самостоятельно использовать его можно при стрессах “легкой степени” по рекомендации лечащего специалиста.

4.2.1.3. Парадоксально-интенционные приемы.

Особенность. Применяются для погашения патогенных условно-рефлекторных механизмов, обуславливающих тревожно-фобические состояния. Рекомендуется сознательно многократно повторять действия (навязчивые движения, фобии, страхи), от которых человек хочет избавиться. При необходимости мысленно провоцировать их возникновение путем негативного самовнушения.

Для объяснения нейрофизиологического механизма их психотерапевтического воздействия предложен ряд гипотез. Наиболее обоснованной, на наш взгляд, является гипотеза, опирающаяся на основополагающее положение теории научения: ведущую роль в выработке новых условно-рефлекторных связей при реактивном научении играет нейрофизиологический процесс иррадиации (в англоязычной литературе применяется термин-синоним “генерализация”).

№ 55. Прием “парадоксальной интенции” (от лат. intentio – намерение).

Разработан В. Франклом и входит в состав “неспецифической лого-терапии”, применяется как для поддержания результатов лечения, так и самостоятельно. Необходимым условием успешного его применения является понимание смысла использования психологического механизма его психотерапевтического воздействия:

— фобия возникает не только тогда, когда имеется реальная или воображаемая опасность, но и в связи с боязнью возникновения страха (преимущественно из-за опасения отрицательной оценки неадекватного поведения окружающих, как проявление слабой воли, неумения владеть собой, трусливости или в связи с боязнью ожидания неприятных событий);

— человек, страдающий фобией, должен делать то, чего он боится, искать те ситуации, в которых он обычно испытывает страх.

ТПИП. В. Франкл в пользу обоснованности своей точки зрения на возможность применения приема “парадоксальной интенции” самостоятельно (при условии понимания ее смысла) приводит множество примеров его успешного использования при различных психогенных болезнях, в клинической картине которых преобладает фобия.

В своем фундаментальном труде “Человек в поисках смысла” (М., 1990 г., пер. с немецкого) он подчеркивает: “Удивительно, как часто и успешно применяют парадоксальную интенцию к самим себе обыкновенные люди. Перед нами лежит письмо женщины, 14 лет страдавшей тяжелой агрофобией и безуспешно лечившаяся разными методами психотерапии. Больная писала, что все эти годы каждый день был для нее адом… После прочтения моей книги она сказала себе: “Покажу — ка я теперь всем людям на улице как замечательно у меня получается впадать в панику и лишаться сил”. И вдруг она ощутила спокойствие. Она продолжила свой путь к магазину, но когда подошла к кассе — ее начала бить дрожь. Тогда она сказала себе: “Ну, сейчас я покажу кассиру, как я могу потеть”. Только на обратном пути она заметила, как она спокойна. Через несколько недель она настолько овладела способностью преодолевать агрофобию с помощью парадоксальной интенции, что подчас даже не могла поверить, что когда-то была больна”.

Опыт многих психотерапевтов, в том числе и наш, свидетельствует о целесообразности применения приема “парадоксальной интенции” с аутопсихотера-певтической целью при нарушении сна, кошмарных сновидениях, сексуальных расстройствах и тревожно-фобических явлениях психогенного происхождения.

ТПИП. Психотерапевт высшей категории Д. Бершадский (Сочи) описал принцип применения парадоксально-интенционного приема в стихотворной форме в виде рекомендации пациентам, страдающим агорафобией и другими разновидностями навязчивого страха.

Как поступить, чтоб страх свой победить?

К нему ты отношенье должен изменить:

Иди умышленно опасности навстречу,

Не размышляй о том, как будешь ты идти,

А думай, как быстрее в страх войти.

Старайся вызвать сам сердцебиенье,

Потливость, дрожь, головокруженье.

Стремись все это ощутить в ходьбе

И вскоре ты не сможешь вызвать страх в себе.

Так поступай с боязнью темноты и высоты.

Со всем,чего навязчиво боишься ты.

А. Городницкий — широко известный поэт-бард и видный ученый –основываясь, очевидно, на своем личном опыте преодоления страха, дает оригинальный психотерапевтически обоснованный совет:

Когда судьба поставлена на карту

И темнота сгущается, грозя,

Припомним изречение Декарта:

Предмета страха избегать нельзя.

Ведь, убежав, уносишь страх с собою.

Не лучше ли без ноши, налегке,

Навстречу нежелательному бою

Идти вперед со шпагою в руке?

Испуг свой кушаком стяни потуже.

Назад не поворачивай коней.

Быть может, то, что породило ужас,

Лишь воздух и движение теней?

Когда душа от страха и от боли

Сжимается на суше и в морях,

Проявим любознательность и волю,

Преодолев незнание и страх!

№ 56. Прием “отрицательного самовнушения”.

Предложил М.Д. Танцюра. Принцип его применения близок к приему “парадоксальной интенции”.

Согласно рекомендации автора:

1) при бессоннице — стараться не засыпать, внушая себе: “Я не хочу спать. Я буду активным и бодрым. Я специально не буду спать”;

2) при страхе глотания в связи с эзофагоспазмом (первичным, функциональным) держать пищу во рту, стараясь ее не глотать, и внушать себе, что она остановится в пищеводе;

3) при навязчивых движениях — 3-4 раза в день по несколько минут сознательно повторять движения, соответствующие болезненному симптому, вызывая мысленные представления о нем.

В англоязычной литературе по аутопсихотерапии встречаются рекомендации пациентам, испытывающим выраженное чувство тревоги, сильное беспокойство, самостоятельно проводить сеансы “интенсификации тревожного состояния” (ежедневно по 20-30 минут в течение месяца).

На наш взгляд, максимальная активизация тревог, волнений возможна лишь при условии контроля, осуществляемого психотерапевтом, лечащим специалистом, учитывая возможность отрицательных последствий от сильных стрессо-эмоциональных переживаний.

4.2.2. Приемы оператного научения (от лат. operatio – действие).

Краткая характеристика. В состав второй подгруппы приемов, используемых для научения, входят приемы, стимулирующие процесс формирования адаптивного поведения путем самопоощрения за достигнутые успехи и “мобилизующего самопорицания” за проявление негативных поведенческих реакций (например, при стремлении преодолеть влечение к курению, недозволенной пище и т.д.).

Теоретическую базу и практические рекомендации в основном разработал Скиннер. На основе экспериментальных исследований он пришел к выводу, что возможно сформировать новый стереотип поведения, выработать желаемый условный рефлекс не только классическим путем (по методике И.П. Павлова), но и оператным, влияя на результаты поведения (см. 2.3).

Классификация. Исходит из представления об “оператном обуславливании”, согласно которому существует две основные формы подкрепления желаемых результатов поведения.

4.2.2.1. Приемы позитивного подкрепления.

№ 57. Прием самостимулирования “оператной системы мотивации”.

ТПИП. О., научный сотрудник института, 43 лет. Несмотря на перегруженность на работе, заключил договор с издательством о переводе с испанского языка книги весьма большого объема. Основным побудительным мотивом для выполнения в свободное от работы время напряженного труда было желание скопить деньги для реализации давнишней мечты — купить туристическую путевку для поездки по странам Азии.

Для самостимулирования творческой активности он принял решение: за ежедневный перевод трех страниц откладывать 90 рублей, а в случае невыполнения нормы забирать соответствующую сумму денег из “фонда для путешествия”.

Сходную систему “оператной мотивации” рекомендуется применять и тем, кто стремится преодолеть вредные привычки (курение, переедание, злоупотребление алкоголем) или неадекватные проявления поведения — склонность к вспыльчивости, раздражительности, ярости и др.

№ 58. Прием “накопления жетонов”.

Принцип применения: за получение положительных результатов (успехов, достижений) проводится самопоощрение в виде жетонов, которые в последующем обмениваются на определенные льготы, привилегии.

Чаще всего этот прием используется для коррекции неадекватного поведения детей. При накоплении определенного количества жетонов за достигнутые успехи ребенку предоставляется возможность осуществить свое желание. Например, купить коньки, занимательную игру, пойти в кино, театр.

В. Франкл считает целесообразным применять жетонную систему и при патологии, когда лечебный эффект достигается благодаря “парадоксальной интенции”.

Принцип применения комбинированного приема психотерапевтического воздействия В. Франкл иллюстрирует примером исцеления ребенка, страдавшего недержанием мочи.

Мальчик 9-ти лет систематически, каждую ночь, мочился в постель. Родители избивали сына, стыдили его, уговаривали, но все было безуспешно, становилось только хуже и хуже. Человек, к которому они обратились за советом, сказал мальчику, что за каждую ночь, когда он намочит постель, получит по 5 центов. Мальчик немедленно пообещал сводить его в кино и пригласить на “чашку шоколада”, так как был убежден, что он скоро разбогатеет. К моменту следующей встречи мальчик заработал всего лишь 10 центов. Он сказал, что делал все возможное, чтобы мочиться в постель каждую ночь и заработать таким образом как можно больше денег, однако, к сожалению, ничего не получилось. Он просто не мог понять этого, ведь прежде с этим у него “все ладилось”.

№ 59 . Прием самовознаграждения.

Принцип применения — проводить награждения себя за любые, даже незначи-тельные успехи, приближающие к достижению цели (преодолеть влечение к курению, похудеть благодаря повышению физических нагрузок, повысить коммуникабельность и др.).

Желательно, чтобы самопоощрению предшествовал договор с собой, где были бы указаны конкретные условия награждения. Виды наград весьма разнообразны, зависят они, главным образом, от самооценки значимости успехов, соответствия их духовным интересам и уровня материальных возможностей для самопоощрения. Например, купить желаемую вещь, сходить в театр или филармонию, поехать в гости к другу, приобрести туристическую путевку или ювелирное украшение, устроить день отдыха на лоне природы и т.д.

Оператный прием поощрения в форме награждения “за достигнутые успехи” могут эффективно применять и медиаторы для стимулирования желания родного человека преодолеть болезненные пристрастия, вредные привычки, неблагоприятные черты характера (см. 7.3).

№ 60. Прием поощрительного самоодобрения.

Принцип применения. В отличие от приема самовознаграждения, поощрение проводится путем вербального психотерапевтического самовоздействия, основанного на похвальной самооценке успехов, достижений. Возможно его применение в трех вариантах.

Первый — высказывается лестное мнение о себе при достижении успеха, завершения одной из частей задачи. Выбор комплимента в свой адрес определяется индивидуально-психологическими особенностями, установкой к путям самоодобрения. Целесообразно сочетать похвальные слова с жестом поздравления.

В литературе, посвященной биографии А. С. Пушкина, описывается его любимый прием самопоощрения — после успешного выполнения творческой работы он неизменно похлопывал себя по плечу, произнося: “Ай да Пушкин! Молодец!”

Весьма часто применяют подобный самопоощрительный прием спортсмены для достижения успехов во время тренировок или в период соревнований.

Второй — прием самоубеждения, составленный из словесных формул самопохвального содержания.

Например, при достижении даже незначительного успеха в преодолении вредной привычки, рекомендуется включать в прием следующие фразы:

“Я горжусь проявленной волей, своими успехами, так как …”,

“Я заслуживаю высокой самооценки, одобрения окружающих”,

“Я достоин похвалы”, “ Я молодчина”.

Третий — похвальное письмо себе.

Можно записать “послание к себе” на магнитофонную кассету, периодически его прослушивать и время от времени включать в текст дополнительные доводы в пользу того, что имеется основание для появления гордости, самовосхваления.

Рекомендуется его применение, главным образом, тем, у кого резко занижена самооценка личностных качеств, что чаще всего наблюдается у лиц с тревожно-застенчивым характером (см. 3.1.).

4.2.2.2. Приемы негативного подкрепления.

Особенность. Согласно концепции Скиннера, являющейся теоретической основой поведенческой психотерапии, понятия “наказание” и “негативное подкрепление” не являются синонимами, равнозначными терминами. Разница между ними заключается в том, что при “негативном подкреплении” увеличивалась вероятность повторения поведенческого акта, т. к. в отличие от “наказания” не возникают отрицательные эмоции, подавляющие желание достичь поставленной цели.

Для аутопсихотерапевтического воздействия путем негативного подкрепления используются два варианта приема оператного научения.

№ 61. Невербальный прием, ориентированный на негативное подкрепление.

Техника применения: за несоблюдение режима питания, употребление алкоголя, проявление необоснованного гнева, ярости, выражение своего недовольства в грубых, оскорбительных словах и т.д. соответственно заключенному с собой договору за нарушение его условий урезаются льготы, привилегии.

Чаще всего применяется невербальная форма негативного подкрепления в системе формирования у детей адекватного поведения с помощью приемов педагогической психотерапии (см. 7.1).

№ 62. Вербальный прием, ориентированный на негативное подкрепление.

Техника его применения основана на принципах “мобилизующей критики (самокритики)”.

Отличительная ее особенность — самопорицание за допущенные ошибки (пробелы) оказывает стимулирующее воздействие на желание поскорее их исправить и не повторять. Достигается это в результате того, что самокритическая оценка поведения является перспективной, позитивной, конструктивной, направленной на ошибки, а не личностные качества.

Применение приема “мобилизующей критики” имеет особенно важное значение для реализации задач по педагогической психотерапии, что определило подробное описание техники его применения в главе 7.1., где приводятся и данные экспериментальных исследований, подтверждающих обоснованность ее использования для формирования адаптивного поведения.

Пример, иллюстрирующий принцип процедуры “мобилизующей самокритики” для преодоления вредных привычек, рассмотрен в главе 4.1.1., посвященной использованию индуктивных приемов путем самодиалога.

4.2.3. Приемы социально-психологического научения

Краткая характеристика. Теоретическую платформу, в основном, разработал А. Бандура, опираясь при ее создании на многочисленные исследования большой группы ученых, изучавших вопросы педагогической и социальной психологии, а также педагогической психотерапии (см. 3.3. и 7.1.)

Основные положения социально-психологического научения:

— поведение человека формируется не только под влиянием прошлого опыта, вытесненного в подсознание (психоаналитическая концепция), его ориентации на самореализацию личностного потенциала (гуманистическая концепция) и применения “оператной системы самомотивации” (концепция по Скиннеру), но и под воздействием социальной среды, взаимодействия индивида с другими людьми;

— научение путем положительного и негативного подкрепления происходит и в фазе “приобретения стереотипа поведения” (по Скиннеру — только в “фазе исполнения”, на основе самооценки результатов поведения);

— в процессе моделирования адаптивного стереотипа ведущую роль играют процессы наблюдения и имитации моделей, выбранных в качестве эталонов (их поведения в реальной жизни или отраженного в фильмах, книгах).

Классификация. Психотерапевтические приемы, участвующие в социальном научении, подразделяются на две подгруппы.

4.2.3.1. Ролевые приемы. К ним относятся психотерапевтические приемы , спосособствующие самомоделированию желаемого поведения путем обменно-ролевой самооценки своего поведения или благодаря проигрыванию ауторолевых игр, имеющих психотерапевтическую основу (в отличие от ролевых упражнений овладение ими осуществляется самостоятельно, без помощи психотерапевта),

Ролевые приемы разделены на две группы, исходя из принципиальных различий в технике их выполнения.

4.2.3.1.1. Обменно-ролевые (экстраспективные) приемы

Особенность. В их состав входят приемы АП, участвующие в самокоррекции поведения, исходя из результатов самонаблюдений за его проявлениями (реакциями) путем “обмена ролей” на основе оценки своего поведения как бы со стороны.

Умение обоснованно оценивать свое поведение “посторонним взглядом” имеет исключительно важное значение для совершенствования поведения и преодоления его неадекватных проявлений. Общепризнанно представление, что в формировании цивилизованных взаимоотношений решающую роль сыграла ориентация людей на соблюдение заповеди: “Люби ближнего своего, как самого себя” (относись к другому так, как бы ты хотел, чтобы он относился к тебе).

Известный американский психолог-писатель Оуэн Янг считает, что “Человек, который может поставить себя на место другого, понять его образ мыслей, может не беспокоиться за свое будущее”.

Обменно-ролевые приемы играют важную роль и в системе психотерапевтической самопомощи,применяемой для успешного решения проблем,отрицательно влияющих на психоэмоциональное состояние ,поведенческие реакции и межличностные отношения.

№ 63. Прием преодоления тревожного состояния, обусловленного дистрессовой ситуацией..

ТПИП. Маршал К.К. Рокоссовский в книге “Солдатский долг” пишет о том, что в первые дни войны, в конце июня, группа наших войск вела тяже­лые оборонительные бои в районе Ярцева. Командующего обеспокои­ло, почему наша пехота, находясь в обороне, почти не ведет ружейно­го огня по наступающему противнику. “Решил, — вспоминает К.К. Ро­коссовский, — лично проверить систему обороны переднего края на одном из наиболее ответственных участков… Добравшись до одной из яче­ек (по принятой тогда системе каждый солдат находился в отдельном окопчике — Я.В.), я сменил сидевшего там солдата и остался один. Сознание, что где-то слева и справа тоже сидят красноармейцы, у меня сохранилось, но я их не видел и не слышал. Командир отделения не видел меня, как и всех своих подчиненных. А бой продолжался. Рва­лись снаряды и мины, свистели пули и осколки. Иногда сбрасывали бом­бы самолеты. Я, старый солдат, участвовавший во многих боях, и то, сознаюсь откровенно, чувствовал себя в этом гнезде очень плохо. Меня все время не покидало желание выбежать и заглянуть, сидят ли мои товарищи в своих гнездах или уже покинули их, и я остался один. Если уж ощущение тревоги не покидало меня, то каким же оно было у человека, который, может быть, впервые в бою!”

Проведенный К. Рокоссовским обменно-ролевой анализ ситуации оказал не только положительное воздействие на его эмоциональное состояние, благодаря выявлению истинной причины неадекватного поведения солдат. Написанная им докладная в Комитет Обороны привела к изданию приказа об изменении системы обороны — вместо ячеек стали сооружаться траншеи и окопы, в результате чего резко уменьшились потери и поднялся боевой дух солдат.

№ 64. Прием нейтрализации импульсивной реакции.

ТПИП. Лауреат Нобелевской премии Б. Пастернак в 1942 г. был эвакуирован в город Чистополь, где поселился в доме, хозяин которого, как выяснилось в скором времени, часто заводил патефон, слушая популярные песни. Громкая музыка затрудняла напряженную творческую деятельность писателя, который работал в то время над переводом “Ромео и Джульетты”. Однажды, не выдержав пытки патефоном, Пастернак в грубой форме выразил свое возмщение его поведением .Но, возвратившись в свою комнатушку, он проанализировал свой поступок. Вообразив себя на месте человека, для которого музыка была единственной радостью ( в связи с гибелью сына на фронте,одиночеством и изнурительной работой на военном заводе) поэт пришел к выводу о несправедливости своих укоров. После такого логического анализа, основанного на оценки ситуации посторонним взглядом, Борис Пастернак продолжал успешно работать над переводом бессмертного произведения В. Шекспира-громкая патефонная музыка ему больше не мешала, она перестала быть источником снижения его творческой активности

№65. Прием, стимулирующий потребность в избавлении от патологического влечения — алкоголизма, наркомании…

ТПИП — формирование взгляда со стороны с помощью видеозаписи.

А. 53 лет, слушатель курсов по антистрессовой самопсихотерапии в своем домашнем задании на тему “Что побудило меня поступить на курсы” написал следующее: “Основная причина, приведшая меня к выводу о важности приобретения знаний по психотерапии — семейная ситуация, требующая выполнения функций “домашнего психотерапевта” для сына, страдающего алкоголизмом. В том, что от знаний психотерапевтических приемов во многом зависит успешное решение проблемы помощи алкоголику, я убедился на своем горьком опыте. Мой сын, 23 лет, в течение последних двух лет систематически употреблял водку в весьма больших дозах, а в пьяном состоянии терял контроль над собой: дебоширил, оскорблял нас, а нередко и дрался. Многочисленные попытки убедить его в том, что он нуждается в специальном лечении, были безуспешными. К счастью, мне попалась газетная статья “Эффективный способ борьбы с наркоманией в Мексике”, подсказавшая путь, как изменить отношение сына к антиалкогольной терапии.

В ней рассказывалось, что наркоманов, нарушающих общественный порядок, доставляют в полицейский участок, где делают видеосъемки их неконтролируемого поведения. А после выхода из наркотического состояния показывают им заснятые кадры их аморального поведения, унижающего достоинство человека. В результате, как показывает опыт мексиканских специалистов, многие из наркоманов, ранее категорически отказывавшиеся от лечения, соглашались пройти курс терапии в стационарных условиях.

Прочитанная статья побудила меня скрыто заснять поведение сына в пьяном состоянии и записать его брань на кассету. В последующем, когда он был трезвым и в хорошем настроении, я показал ему заснятые кадры. Не скрою, что я скептически относился к возможностям достижения положительных результатов. Во время того, как мой сын смотрел видеосъемку и слушал произносимые им оскорбительные слова в наш адрес, он неоднократно повторял фразу: “Неужто я дошел до такого позорного, скотского состояния?”

В итоге он согласился пройти курс антиалкогольного лечения, кардинально изменивший его отношение к употреблению спиртных напитков”

Экстраспективные приемы аутопсихотерапии рекомендуются применять и самостоятельно для преодоления вредных привычек, способствующих возникновению патологической зависимости. К примеру, лицам с ожирением ,обусловленным чрезмерным употреблением пищи, рекомендуется выработать у себя навык критической оценки своего отношения к еде и внешнему виду благодаря систематическому использованию обменно-ролевых приемов. Применение их имеет важное значение и для профилактики развития акцентуированных черт характера, к формированию которых предраспологает низкий уровень способности смотреть на себя со стороны, оценивать свое поведение путем ролевого обмена.

№ 66. Приемы, способствующие коррекции стиля поведения.

№66-1. Зеркально-коррекционный прием

Принцип применения. Встать возле зеркала и выразить мимикой лица разные эмоциональные состояния – негативные (озлобление, недовольство, гнев, подавленность..) и позитивные (радость, бодрость, душевное благополучие, спокойствие…), оценивая их критическим взглядом со стороны. По такому же принципу с целью формирования оптимальных навыков поведения проводится самокритическая оценка осанки, позы, жестов, к примеру, при общении с начальником (боссом) и коллегами.

№ 66-2. Прием повышения поисковой и творческой активности в стрессовой ситуации.

ТПИП Т. Рузвельт, президент Америки, в своих воспоминаниях пишет о том, что в его кабинете висел портрет Авраама Линкольна. В трудную минуту, когда возникала острая необходимость принятия решения по очень сложным и ответственным проблемам, он мысленно советовался с ним. Применяя обменно-ролевой прием, он стремился представить себе, как бы поступил великий государственный деятель, президент Линкольн, находясь на его месте.

.№ 66-3. Прием повышения умения предупреждать возникновение конфликтных ситуаций.

Принцип применения состоит в том, что необходимо мысленно представлять себя на месте другого и задавать себе вопросы, ответы на которые помогают правильно оценить ситуацию (проблему, обстановку) и не допустить неадекватные поведенческие реакции. Чаще всего формулируется вопрос: “Если бы я был на месте В., то, как бы я реагировал….?”

Стимулирующее влияние на адекватную, объективную оценку своего поведения “глазами другого человека” могут также оказать научно-популярные книги и литературные произведения психотерапевтического содержания.

В качестве примера приведем стихотворение Э.А. Асадова, инвалида Великой Отечественной войны І группы, потерявшего зрение после тяжелого черепно-мозгового ранения.

Ах, как все относительно в мире этом!

Вот студент огорченно глядит в окно.

На душе у студента темным-темно;

“Запорол” на экзаменах два предмета…

Ну, а кто-то сказал бы ему сейчас:

— Эх, чудила, вот мне бы твои печали!…

Только те, кого в мире уж больше нет,

Если б дали им слово сейчас, сказали:

— От каких вы там стонете Ваших бед ?

Вы же дышите, видите белый свет,

Нам бы все ваши горести и печали!

Есть один только вечный пустой предел…

Если каждый ценил бы все то, что имел,

Как бы Вы превосходно на свете жили!

4.2.3.1.2. Имаго-ролевые приемы. Особенность. В отличие от обменно-ролевых приемов они осуществляют самокоррекцию неадекватного поведения путем игровой самопсихотерапии, ориентированной на исполнение желаемой роли – мысленно или при проведении аутотренировочных занятий. В овладении имаго-ролевыми приемами прежде всего нуждаются те, чьи особенности характера предрасполагают к возникновению психотравмирующих переживаний или к необоснованному развитию межличностных конфликтов. Большая потребность в них есть и у лиц, специальность которых относится к «стрессовым профессиям» и у тех, кто нуждается в повышении саногенной активности.

Применяются они самостоятельно или для поддержания результатов игровой терапии, проводимой психотерапевтом.

Классификация. Разделяется на две группы, исходя из разных путей применения игровой самопсихотерапии.

Первая — включает ауторолевые игры, основы которых составляют имаго-ролевые приемы. Общими условиями при исполнении всех ролевых игр являются:

*Постепенное удлинение их продолжительности (к примеру, сначала 1,5 часа, затем -2 часа и т.д.) с установкой на формирование планируемого типа поведения.

*Выражение лица, интонации голоса, позы и жесты изменяются в зависимости от особенностей компонентов исполняемой роли.

*Во время игры, а при необходимости и в межигровой период произносятся слова самоубеждения в виде девиза для ускорения процесса вживания в исполняемую роль.

* При подражании личности, избранной для ориентира (модели, эталона) следует руководствоваться следующим положением: нет абсолютно идеальных людей, а поэтому возможно подражать лишь отдельным элементам их поведения, сохраняя при этом свою индивидуальность.

О. Арнольд, известный психотерапевт, психолог, имеющая богатый опыт применения игровой терапии, считает, что «играя себя таким, каким бы мы хотели себя видеть, мы действительно становимся лучше, не замечая, как внешние свойства входят внутрь и становятся неотъемлемыми внутренними качествами» (Искусство быть счастли-вой, М,2000,стр.393)

Высокая оценка значимости ролевых игр содержится в трудах ведущих психотерапевтов по проблемам игровой психотерапии – М. Буянова, А. Захарова, С. Игумнова, Ю. Шевченко.

Ролевые игры, рекомендуемые для психотерапевтической самопомощи, имеют три разновидности в связи с разными показаниями для их применения.

1.Ауторолевые игры, способствующие коррекции черт характера, отрицательно влияющих на состояние здоровья, межличностные отношения и профессиональную деятельность ( см.1.1).

№67-1. Показания — агрессивно-конфликтные черты характера.

Основные условия игры — «Я – дружелюбный». Исполняется роль благожелатель-ного человека, проявляющего внимательность, приветливость и симпатию к близким и окружающим. При этом он стремится подчеркнуть их достоинства, говорит им приятные слова и комплименты, выражает радость по поводу их даже незначительных успехов.

Проигрываемая роль находит отражение в тоне разговора, интонации голоса, мимике и жестах, свидетельствуя об отсутствии предрасположенности к придирчивости, раздражительности, вспыльчивости. Возможно включение (как и при других показаниях для ауторолевых игр) «подражательного компонента» — ориентацию на поведение человека, выбранного в качестве модели.

№ 67-2. Показания — тревожно-депрессивные черты характера.

Рекомендуется игра — «Я — оптимист».

Основные условия. В игровой сценарий входят 3 компонента:

*проявление позитивной направленности мышления. Это выражается в том, что играющий концентрирует свое внимание на светлых сторонах жизни. К примеру, при рассуждении о стрессовой ситуации подчеркивает ее положительные моменты и преимущества, подражая Робинзону Крузо.

*создание имиджа оптимистически настроенного человека. Стимулирует формиро-вание этого образа – улыбающееся лицо, твердая походка, расправленные плечи, уверенный тон разговора и поза человека, верящего в свой успех.

*поведенческие реакции, соответствующие представлению о человеке, адекватно реагирующего на стресс-факторы (по внешним проявлениям поведения, свидетельствую-щие о сохранении душевного равновесия и оптимистической установки к возможностям преодоления отрицательных последствий стресса).

№67-3.. Показание — перфекционно-негативные черты характера.

Рекомендуется ролевая игра — «Я — уравновешенный, неторопливый».

Основные условия. С учетом особенностей характера людей, проявляющих перфекционизм, прежде всего типу А, следует проигрывать роль, основанную на принципе «медленно, но верно». Так, лицам, относящимся к административному персоналу, рекомендуется играть роль образцового руководителя коллектива, которому присущи, помимо глубоких знаний особенности своей работы, спокойный тон разговора, сдержанность при возникновении конфликтной ситуации, обдуманные и неспешные решения, умение излагать в оптимальном темпе свои соображения и предложения.

В послерабочие часы — стремиться вживаться в образ человека, которому свойственно ходить, разговаривать и есть не спеша, неторопливо, а также не делать одновременно несколько дел (к примеру, во время еды читать газету или разговаривать по телефону).

2. Ауторолевые игры — игры, предназначенные для самостоятельной подготовки к ситуации, вызывающую повышенную тревогу из-за ожидания психотравмирующих переживаний.

Особенность. Общим для них является техника проведения ролевых игр, ориентированных на дезактуализацию переживаний благодаря постепенному адаптирова-нию к ожидаемой стрессовой ситуации — путем обыгрывания роли в условиях, приближающихся к реальным, или в процессе мысленной репетиции планируемого поведения.

№68-1. Показание — стрессовое состояние, обусловленное страхом ожидания стрессогенного события.

ТПИП. Ролевая игра «Я — уверенный..» (пример — перед защитой диссертации).

П., аспирант университета, 26 лет, испытывал непреодолимый страх перед выступлением на предстоящей ему защите диссертации. Для преодоления чувства боязни молодому человеку был дан совет: несколько раз в пустой аудитории, где будет происходить защита, исполнять желаемую роль докладчика, спокойно произносящего с трибуны текст запланированного выступления. Через некоторое время, когда у него исчезло чувство душевного дискомфорта, мы рекомендовали ему на следующее «выступление» пригласить несколько хорошо знакомых ему лиц. После трех самотренировочных ролевых игр аспирант чувствовал себя на трибуне перед аудиторией вполне уверенно. Защита диссертации прошла успешно. П.. в спокойном тоне сделал сообщение о своей работе, а в последующем адекватно вел себя, отвечая аргументиро-ванно на множество сложных вопросов оппонентов (нередко с оттенком недоброжела-тельности).

3. Ауторолевые игры, рекомендуемые с лечебно-поддерживающей целью — врачом или психологом.

№68-2. Показание — потребность в повышении саногенной активности (с помощью ролевой игры «Я – победитель недуга»).

ТПИП. А. Маресьев, летчик, Герой Советского Союза. Во время воздушного боя его самолет был сбит. В течение 18 суток, будучи тяжело раненным, он добирался по занятой врагом территории до своих войск. После ампутации ног освоил протезы, продолжал летать и участвовать в боевых операциях, сбил еще 7 фашистских самолетов. Главную роль в его возвращении в строй сыграли проводимые им многократные имаго-тренировочные упражнения с ауторолевыми приемами, во время которых А. Мересьев проигрывал картину управления самолетом при наличии протезов ног (согласно рекомендации психолога-психотерапевта).

По подобной технике самостоятельно проводится ауторолевая игра, имеющая профилактическую направленность – «Я победитель стрессов».

Следует отметить, что в практике детских и подростковых психотерапевтов широко распространены «домашние задания» — по самостоятельному выполнению детьми ролевых игр для закрепления результатов игровой терапии, проводимой в лечебном учреждении.

Наряду с ауторолевыми играми, широко применяется и диаролевые (игры, проводимые с партнером), весьма подробно описанные в литературе, в частности, в указанных нами в списке книг — О. Арнольда, С.Игумнова, Ю.Шевченко,Н.Цзена и Ю.Пахомова…

Ориентиром для самостоятельной разработки их сценария может служить вариант игры, рекомендуемый нами для избавления подростка от склонности к злоупотреблению алкогольными напитками.

ТПИП. Мать (отец) берет на себя роль сверстника или старшего школьника, подстрекающего попробовать спиртное (наркотик). Старается его «уговорить», используя примерно такие выражения: «Ну, давай же, пробуй!, «Возьми хоть немножко!», «Да ты просто боишься!»,»Ты ведь уже взрослый», «Так все делают, пробуй!», «Это – такой кайф, пробуй», «Сам потом будешь просить, так понравится!». При этом дается возможность подростку продумать контрдоводы для отклонения провоцирующих предложений.

Игра продолжается до тех пор, пока юноша не станет делать это уверенно, в такой форме, которую он сможет оперативно применять в реальной ситуации.

Примерными аргументами для отказа могут быть такие: «Я – волевой, а не безвольное существо», «Я навсегда решил покончить с выпивкой, т.к. знаю: чем это закончится… я хочу серьезно заняться спортом…, продолжить добрые отношения с девушкой, которая мне нравится… стать высококвалифицированным специалистом, что несовместимо с употреблением алкоголя (как и другие, приводимые выше причины)».

Вторая группа. Включает имаго-ролевые приемы, нацеленные на достижение психотерапевтического эффекта не путем игровой самопсихотерапии, а воображения себя в облике своего идеала — представляя себя таким, каким хочется быть. Применяются они, как правило, без проведения самотренировочных игровых занятий, вместе с другими психотерапевтическими приемами, имеющими общую с ними целевую направленность, но отличающиеся от них по механизму психологического воздействия.

Главным образом, рекомендуется использование их при психоэмоциональном стрессе, вредных привычках и страхах. Обоснованно применение их и при нарушении сна, возникновении конфликта, потребности в повышении чувства уверенности и самоуважения.

При применении имагоролевых приемов возможно подражание не только людям, выбранных моделями. Так, людям с агрессивно – конфликтными чертами характера, для погашения взрыва ярости рекомендуется вообразить себя паровым котлом, взрыв которого возможно предупредить, открыв предохранительный клапан (представить, что используется сходный путь нейтрализации отрицательных эмоций, вызвавших ярость, без ущерба для себя и других).

При проявлении пессимистического настроя к будущему обоснован совет — вообразить себя игрушкой Ванькой-Встанькой (Неваляшкой), который всегда поднимается после падения. Тем, кто вынужден реагировать на оскорбления без ответной реакции, представить себя громоотводом, а при необходимости поднять жизненный тонус — вообразить себя Антеем, получавшим поддержку, подпитку для восстановления утраченных сил от соприкосновения с матерью — Землей.

4.2.3.2. Имитационные приемы.

Особенности. Способствуют повышению эффективности социального научения, направленного на формирование адаптивного поведения путем подражания модели поведения человека, выбранного в качестве образца (идеала, примера, ориентира).

Общие принципы применения имитационных приемов:

1. Рекомендации по подражанию моделям ориентируют людей, нуждающихся в совершенствовании своего поведения, не на путь отождествления себя с личностью, выбранной в качестве модели (для “идентификации” как механизма психологической защиты, по учению З. Фрейда). Они нацелены на подражание лишь отдельным чертам поведения модели — для улучшения межличностных отношений, мобилизации антистрессовых резервов организма, преодоления неадекватных проявлений поведения, вредных привычек и др.

2. При выборе моделей для подражания их поведению необходимо отдавать предпочтение личностям:

— достижения которых являются “по плечу”, т. е. соответствуют возможностям добиться подобных результатов;

— успешно преодолевших аналогичную или сходную психотравмирующую проблему;

— ориентация на них вызывает положительные эмоции, оказывает стимулирующее воздействие (способствует этому подражание модели близкой по профессии, возрасту, хобби, интересам).

Выбор личности в качестве модели для подражания проводится двумя путями.

Первый — ориентация на поведение знаменитых людей, служащих эталоном, примером. При имитации определенных черт их поведения следует выполнять, помимо вышеописанных условий, и дополнительное, которое Ф. Замбардо (1996), крупный американский психотерапевт, сформулировал в следующей форме: “Идеалам нужно подражать, но нельзя использовать их достижения, как планку собственного успеха”(с.172)

№ 69-1. Показания — тяжелая хроническая болезнь.

Пример. Норман Казинс, американский писатель, в своей автобиографической книге “Анатомия недуга глазами больного” описал историю своего выздоровления от тяжелейшей формы коллогенеза (анкилозирующего спондилоартрита) психотерапевтичес-кими средствами. Врачи были настроены весьма пессимистично и объявили ему, что болезнь практически неизлечима. Лишь один врач сказал, что есть чрезвычайно редкие случаи выздоровления “один шанс из пятисот”. И тогда Казинс решил, что он, если хочет преодолеть недуг, не имеет права пребывать в роли пассивного наблюдателя и должен мобилизовать резервы своего духа. Размышления его привели к выводу: если отрицательные эмоции, обусловленные негативной направленностью мышления, являются причиной ухудшения деятельности организма, то логично ожидать, что положительные эмоции будут стимулом к выздоровлению. Казинс переехал из больницы в номер гостиницы, где проводил сеансы аутопсихотерапии (для стимулирования положительных эмоций он смотрел кинокомедии, предпочтительно с участием Чарли Чаплина и читал “сокровища американского юмора”).

Постепенно к нему стала возвращаться подвижность суставов, нормализовались показатели СОЭ и через несколько месяцев он настолько поправился, что смог вернуться к работе, возобновить занятие верховой ездой, играть в теннис и гольф.

“Какие выводы я делаю из своего опыта? – пишет Казинс. — Я научился тому, что никогда не следует недооценивать способность человеческого духа и тела восстанавливаться, даже когда надежды как будто нет”.

№ 69-2. Показание — инвалидность со значительной потерей трудоспособности.

Примеры. Зина Туснолобова, медсестра, Герой Советского Союза, награждена Международным Комитетом Красного Креста медалью им. Флоренс Найтингейл “За выдающиеся заслуги”.

В 1943 году Зина, совершившая много боевых подвигов, спасая раненных, была тяжело ранена сама, ей ампутировали ноги и правую руку. Будучи тяжелым инвалидом, она и в послевоенные годы совершила мужественный самоотверженный подвиг — родила двух детей, несмотря на крайне плохое состояние здоровья. Более того, воспитание сыновей она успешно сочетала с напряженной трудовой деятельностью (руководила городской организацией Красного Креста г. Полоцка, Белоруссия).

Ольга Скороходова, ученый-дефектолог, слепоглухонемая. При отсутствии возможности слышать, видеть и говорить она окончила университет, защитила диссертацию и создала ряд научных и литературных произведений. Ее книга “Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир” имеет не только научную, но и психотерапевтическую направленность, ценность. Подтверждением этому являются многочисленные благодарственные письма от читателей. Например, девушка, болевшая в детстве тяжелым полиомиелитом, написала ей: “Дорогая Ольга Ивановна! … Когда мне бывает очень тяжело, то я беру Вашу книгу, читаю, смотрю на Ваше фото и хочу быть такой же стойкой, как Вы… и грустные мысли покидают меня”.

Жизненный путь О. Скороходовой во многом совпадает с биографией американской писательницы-ученого Элен Келлер. Полностью лишенная слуха и зрения, она написала много книг и научных работ по дефектологии, получивших мировое признание. Ее труды оказали большое влияние на совершенствование системы обучения и воспитания детей с физическими и умственными недостатками.

№ 70. Показание — депрессивный настрой, обусловленный потерей зрения.

Примером для слепых людей, проявляющих пессимистическое отношение к своим возможностям реализовать духовно-интеллектуальный потенциал, может служить Василий Яковлевич Ерошенко — слепой поэт, драматург, педагог, путешественник.

Василий родился в поселке Обуховка. Ослеп в 4-х летнем возрасте. Окончил музыкальное училище. В юности овладел международным языком эсперанто (его создателю, Людвигу Заменгофу, поставлен памятник в Одессе, во дворе дома № 3 по улице Дерибасовской). Благодаря этому, а в последствии и изученным многими другим языкам, Василий Ерошенко самостоятельно, без помощи сопровождающего, совершил путешествия по многим странам Европы и Азии.

Учился в университетах Сорбонны и Геттингена. Его друзьями были Рабиндранат Тагор и крупный китайский поэт Лу-Синь, он встречался с Альбертом Эйнштейном и Бертраном Расселом. Преподавал русский язык в университетах Китая и Японии.

В 30-е годы возвратился на родину, но вскоре был репрессирован — его выслали на Чукотку, а в последующем — на крайний юг страны, в г. Кушку, где он возглавил колонию слепых детей арестованных “врагов народа”.

Умер Василий Ерошенко в возрасте 63-х лет (в 1953 г.). Его последние книги и рукописи были уничтожены. Известный журналист Александр Харьковский, написавший много работ, посвященных жизни Василия Ерошенко, полагает, что его бесценные труды были уничтожены сотрудниками КГБ.

В 50-х годах в Японии были изданы его литературные произведения в трех томах, впоследствии они переведены на многие языки мира.

В конце 90-х годов с успехом прошла на сцене одного из Нью-йоркских театров пьеса о жизни Ерошенко “Зрение слепого”. Роли исполняли украинские, русские, американские и японские артисты.

Среди причин, приводящих к инвалидности, большое место занимают органические заболевания центральной нервной системы. Примеры поведения людей, которые, несмотря на тяжелый недуг, нарушивший важные жизненные функции их организма, продолжали вести активный образ жизни, проявляли стойкость, терпение и волю, описаны в главе 7.3.3, учитывая особенно важную роль “домашних психотерапевтов” в формировании у тяжелобольных адаптивного поведения.

№ 71. Показания — вредные привычки, болезненные пристрастия.

В цивилизованных странах с высоким уровнем жизни проблема борьбы с избыточной массой тела, предрасполагающей к развитию многих болезней и снижению трудоспособности, имеет исключительно актуальное значение из-за большого контингента людей, нуждающихся в похудении. Например, в США почти 35 % людей с излишним весом (особенно много их среди афроамериканского населения).

Одним из эффективных путей повышения мотивации к похудению — ориентация на тех, чей пример достоин подражания.

Социально-психологические исследования свидетельствуют, что особенно выражен-ное мотивационное воздействие оказывают знаменитые артисты, выступления которых часто показывают по телевидению (в том числе по российским и украинским каналам).

Телезрители воочию убеждаются в достоверности информации о том, как их любимые артисты добились успеха.

Примеры.

Роберт Де Ниро, неоднократный обладатель “Оскара”, удостоенный почетной грамоты от американской организации “соблюдающих фигуру” (за избавление от лишних 30 кг), заявил: “Теперь я уверен, что соблюдение диеты зависит только от силы воли и настойчивости… Я убежден, что человек может и должен быть хозяином своего тела”.

Опра Унфри, суперзвезда телешоу, выступая перед огромной телеаудиторией радостно продемонстрировала “самый дорогой подарок”, который она преподнесла себе к юбилейному дню рождения — похудела за 8 месяцев на 25 кг (благодаря соблюдению диеты и регулярному выполнению физических упражнений).

Выдающаяся русская актриса Е.Н. Гоголева в дни своего 80-летия (1980 г.) на вопрос корреспондента журнала “Здоровье”, в чем секрет ее активного долголетия и прекрасного внешнего вида, ответила: “Все очень просто. Я всегда любила то, что полезно, и не любила того, что вредно”.

Многие знаменитые люди в Америке принимают активное участие в формировании у алкоголиков мотивации к лечению — по телевидению они рассказывают о том, как победили “зеленого змия” (например, звезда мирового экрана Элизабет Тейлор, жена экс-президента Америки Бетти Форд и многие др.).

№ 72 Показания — депрессивный настрой, обусловленный дезинформационным представлением о старости.

Нередко люди, достигшие преклонного возраста, необоснованно считают, что старость — это неизбежное ухудшение умственной деятельности, нарушение психических процессов, деградация личности. Пересмотру их необоснованного пессимистического взгляда на будущее способствуют разнообразные приемы аутопсихотерапии. Среди них особенно важную роль играют информационно-позитивные приемы, оказывающие психотерапевтическое самовоздействие в результате ознакомления с литературой о выдающихся деятелях науки и культуры, сохранивших творческую активность в преклонном возрасте. Описано огромное количество примеров творческого долголетия, убедительно отвергающих ошибочное представление о фатальности развития серьезных нарушений интеллекта в преклонном возрасте.

Например, продолжали интенсивную творческую работу выдающиеся личности с мировыми именами: Бернард Шоу в 93 года написал пьесу “Вымышленные басни”; Иоганну Вольфгангу Гете шел 81 год, когда он завершил работу над трагедией “Фауст”; свое итоговое философско-поэтическое произведение “Хаджи Мурат” Лев Николаевич Толстой опубликовал в 80 лет; Иван Петрович Павлов до 87 лет писал глубокие научные труды; Джузеппе Верди в 79 лет закончил одну из своих лучших опер — “Фальстаф”; Пабло Пикассо, Илья Репин, Марк Шагал создавали свои замечательные картины и после 80-ти лет; Конрад Аденауэр до 86 лет успешно выполнял обязанности канцлера ФРГ.

Среди знаменитых деятелей культуры и науки современной эпохи, сохранивших творческую активность и за 80 лет, есть много и наших соотечественников. Например:

писатели — В.А. Каверин, В.П. Катаев, Л.Н. Леонов, Д.С. Лихачев, С.И. Липкин, А.И. Солженицын, Л. Разгон, В.Б. Шкловский, М.С. Шагинян и др.;

артисты, режиссеры ,дирижеры — Е.Н. Гоголева, М.А. Глузский, В.М. Зельдин, Ю.П. Любимов, М.В. Миронова, Е.А. Мравинский, И.А. Моисеев, С.В. Образцов, С.Н. Плотников, Р.Я. Плятт, Ф.Г. Раневская, Б.А. Покровский, М.О. Рейзин, Н.И. Сац , Е.В. Самойлов, Л.О. Утесов, А.А. Яблочкина и др.

ученые — И.М. Виноградов, В.Л. Гинзбург, М.Н. Дубинин, Н.Ф. Гамалея, В.Ф. Зеленин, Н.Д. Зелинский, П.Л. Капица, В.Н. Мясищев, Е.О. Патон, Б.Е. Патон, Б.В. Петровский, Н.Н.Семенов, В.П. Филатов, Ф.Г. Углов, В.А. Энгельгардт, Ю.Б. Харитон и др.

Опыт психотерапевтов показывает, что на многих людей пожилого возраста оказывает особенно выраженное психотерапевтическое воздействие ознакомление с биографиями:

— Морозова Николая Александровича — ученого-энциклопедиста, революционера-народника. За участие в подготовке убийства Александра II он был приговорен к вечной каторге. 15 лет провел в одиночной камере Шлиссельбургской крепости. В период заточения и после освобождения написал огромное количество научных трудов по химии, математике, астрономии, истории и литературные произведения, в том числе “Повесть моей жизни”. Умер в 1946 году в 92-летнем возрасте.

— Арнольда Ильича Гессена — писателя, написавшего первую книгу в возрасте 84-х лет, после чего издавшего еще 4 романа исторического жанра. Умер в 99 лет.

— Игнатия Горациевича Шиллера — микробиолога, одного из основоположников антибиотикотерапии. Еще в 1914 году, работая вместе с И.И. Мечниковым в институте Пастера, разработал теорию насильственного антагонизма. До 1965 года возглавлял бактериологическую лабораторию Одесского НИИ туберкулеза, а в период вспышки холеры на юге Украины в 1970 году был ведущем консультантом эпидемиологической службы МЗ УССР. Умер в 1971 году.

— Николая Михайловича Амосова — знаменитого кардиохирурга и замечательного писателя. Он долгое время продолжал активную творческую деятельность, несмотря на тяжелое заболевание сердца. Встретил свое 89-летие в расцвете творческих сил за подготовкой к изданию своей новой книги, посвященной проблеме преодоления старости.

В 1995 году с 21 по 23 февраля в Киеве проходил международный конгресс геронтологов. В его резолюции нашло отражение мнение подавляющего большинства участников съезда: активный творческий труд — один из ведущих факторов продления жизни, долголетия.

Согласно международным нормам, к пожилому возрасту относятся люди от 61 года до 75 лет, старческому — от 76 до 90 лет, а старше — к долгожителям. Знаменитый психолог — психиатр Эрик Берн считает, что «старость начинается с 85 лет» (Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных.- СПб, 1992.- С. 75).

В цивилизованных странах мира отмечается значительное повышение возрастного уровня творческой активности у лиц преклонных лет, что отразилось и на рекомендациях по этикету взаимоотношений.

Недавно в США вышло новое издание справочника, посвященного правилам корректного поведения. В нем, в отличие от предыдущих изданий, нет термина “старик” (“старуха”). Предлагается называть тех, кто старше 76 лет “третьим возрастом”. При необходимости, узнать возраст пожилого человека, рекомендуется спросить “Как молоды Вы?” (“How young are You?” вместо “How old are You?”).

Второй путь — ориентация на поведение людей из круга друзей, близких или знакомых, выбранных эталоном для подражания.

По сравнению с первым путем, основанным на подражании знаменитым личностям, он имеет преимущество в плане лучших возможностей для конкретизации образа “эталонной личности”. Но для людей, проживающих в малонаселенной местности, он имеет и свой существенный недостаток: труднее найти пример для подражания, особенно при наличии редко встречающейся болезни, и сложно быть “анонимным”, когда в этом есть необходимость.

№ 73. В последние десятилетия в Америке, как и во многих других странах цивилизованного мира, широкое распространение получили группы взаимопомощи. В них созданы исключительно благоприятные условия для межличностных контактов лиц, имеющих общие психотерапевтические проблемы и болезни.

Высокая эффективность “сообщества анонимных алкоголиков” (см. 7.4.) явилась стимулом для возникновения многочисленных групп взаимопомощи разнообразного профиля. Например, для наркоманов, азартных игроков, “толстяков”, для лиц, испытывающих психотравмирующие переживания вследствие тяжелых болезней (онкологических, органических заболеваний центральной нервной системы и др.) и для тех, кто страдает от одиночества и трудностей разрешения других социально-психологических проблем.

Хорошие лечебно-профилактические результаты, достигаемые в группах взаимоподдержки, определяют комплекс психотерапевтических факторов. В сообществах создается благоприятный психологический климат, основанный на доброжелательных отношениях, общности интересов, стремлении оказать друг другу помощь в разрешении совместных проблем.

Не менее важный фактор — в группах взаимопомощи всегда имеются личности, являющиеся примером для подражания благодаря тому, что они проявляют оптимистический настрой, бодрость духа, стойкость и терпение в преодолении недуга или являются “бывшими больными”, а теперь практически здоровыми людьми.

ТПИП. В., 65 лет, инвалид II группы. После радикальной операции по поводу злокачественного новообразования кишечника у нее резко ухудшилось эмоциональное состояние, появились суицидальные мысли, желания. Антидепрессивные препараты не оказывали должного эффекта. Спустя 4 месяца после оперативного вмешательства В., по совету лечащего врача и настоянию мужа, стала посещать собрания группы взаимоподдержки онкологических больных. Общение с оптимистически настроенными членами коллектива оказало на нее благотворное влияние. Через 2 месяца практически исчезли депрессивные явления.

Особенно большую роль в преодолении пессимистического настроя и мобилизации психологических резервов сыграло знакомство, переросшее в дружбу с Т., которая при более тяжелом состоянии здоровья (перенесла операцию по поводу злокачественной опухоли III-IV ст.), проявляла бодрость духа и веру в успех лечения. Ее поведение служило примером для подражания и по другой причине. Т., будучи одинокой (без мужа и детей) и неимущей, относила себя к счастливым людям, благодарила судьбу за каждый прожитый день.

В последнее время во многих странах цивилизованного мира созданы группы взаимоподдержки, состоящие не только из тех, кто нуждается в психотерапевтической помощи, но также из их родственников, выполняющих функции “домашних психотерапевтов”, медиаторов (см. 7.3.).

4. 3. Приемы саморегуляции

эмоциональной сферы

Основные положения. В их состав входят психотерапевтические приемы, активизирующие 6 механизмов саморегуляции эмоциональной сферы, созданных природой в процессе эволюции, борьбы человека за существование: мышечноэмо-циональный, легочно-эмоциональный, психоэмоциональный, межэмоциональный, психоэнергетический и сенсорноэмоциональный (см. 2.2.).

В результате целенаправленной активизации психофизиологических механизмов возникают положительные эмоции, благотворно влияющие на деятельность организма. О возможности саморегуляции эмоционального состояния говорят не только специальные исследования, но и повседневные эмпирические наблюдения.

Разное эмоциональное состояние вызывают воспоминания о радостных или грустных периодах (событиях) жизни, концентрация внимания на стрессовой или нейтральной ситуации, воображение себя счастливым или несчастным, жизнерадостная улыбка или скорбь на лице, твердая или неуверенная походка, мажорная или минорная музыка, высказанные или неотреагированные переживания, травмирующие психику.

Основные показания. Приемы, ориентированные на улучшение эмоционального состояния, применяют для восстановления нарушенного душевного равновесия, предупреждения негативных последствий эмоционального стресса, коррекции “неблагоприятных” черт характера, повышения активности или снижения эмоциональной напряженности.

Классификация. Подразделяются на шесть групп, исходя из разных путей психотерапевтического самовоздействия на эмоциональную сферу.

4.3.1. Психоэмоциональные приемы.

Особенности. В подгруппу объединены приемы, оптимизирующие эмоциональное состояние в результате того, что они активизируют аттенционный, мнемонический и имажинативный механизмы аутопсихотерапии. В состав приемов аутопсихотерапии, улучшающих эмоциональное состояние путем изменения направленности психических процессов (внимания, памяти и воображения), не входят приемы, основанные на “коррекции мышления”. Это обусловлено тем, что при их применении включаются в процесс улучшения эмоционального состояния не врожденные, а приобретенные механизмы, оказывающие косвенное, непрямое воздействие на эмоциональную сферу (в результате формирования оптимистической направленности мышления, создания позитивных установок к возможностям разрешения психотравмирующих проблем и повышения самооценки).

Психоэмоциональные приемы подразделяются на три подгруппы в зависимости от того, какой психический процесс является доминирующим при их реализации с целью улучшения эмоционального состояния.

4.3.1.1. Имажинативные приемы (от англ. Imagination — воображение).

Краткая характеристика. Психотерапевтическое воздействие определяется тем, что при применении имажинативных приемов формируется воображение желаемого психофизиологического состояния или поведения, вызывающее положительные эмоции.

В основе воображения — психического процесса, с помощью которого моделируются образы, основанные на самооценке человека и его представлении об окружающем мире — лежит самовнушение, вербальное и невербальное (преимущественно визуальное, зрительное).

Воображение обладает огромной силой психологического воздействия, оно может стать источником положительных и отрицательных эмоций, причиной нарушения деятельности организма и возникновения патологических расстройств, или, наоборот, чудо-спасительным лечебным средством.

Куэ и Бодуэн, основоположники метода “активного самовнушения”, рассматривают психотерапевтически обоснованное воображение как наиболее эффективный путь воздействия на подсознание для мобилизации резервных возможностей человека (см. 6.1.).

Многочисленные исследования терапевтического действия лекарств с помощью “плацебо” (индифферентных средств) показали, что эффективность многих медикаментов на 30-50 % зависит от веры больного в их целебное влияние.

Воображение способно вызвать не только выраженные субъективные, но и объективные изменения, особенно у людей, обладающих высоким уровнем мысленного моделирования ситуации. Так, биографы Г. Флобера сообщают, что, описывая сцену отравления Эммы Бовари, писатель сам заболел, “отравленный” своим воображением — некоторое время ощущал вкус мышьяка и признаки расстройства желудка. М.Ф. Андреева, близкий друг А.М. Горького, рассказывала, что однажды она услышала в кабинете, где Алексей Максимович работал над повестью “Городок окурков”, звук от падения чего-то тяжелого. Войдя в кабинет, она увидела писателя лежащим в глубоком обмороке. Придя в себя М. Горький поведал, что описывая эпизод встречи Марфы с ревнивым мужем, нанесшим ей удар ножом, он сам почувствовал боль и, не выдержав испытываемого ощущения, потерял сознание. Сила воображения писателя была настолько велика, что на теле, в области живота, куда пришелся воображаемый удар, несколько дней держалась красная полоса.

Классификация. Имажинативные приемы разделяются на две подгруппы, исходя из основных путей их психотерапевтического самовоздействия.

4.3.1.1.1. Имаго-вербальные приемы (приемы самовнушения).

В отличие от приемов самоубеждения (см. 4.1.1.) в них отсутствует “логико-обоснованная фраза, усиливаемая девизом” и меньше словесных, часто повторяемых формул. Кроме того, высказываемые самопожелания в процессе сеанса самовнушения ориентированы, как правило, на будущее (а при составлении формул самоубеждения делается акцент на возникновение положительных изменений в течении болезни, формирование адаптивного поведения, преодоление влечения к алкоголю и т. д.).

При самовнушении, как и при самоубеждении, интонация проговариваемых словесных формул соответствует их содержанию — спокойная, мягкая, утвердительная, властная и т.п.

Приемы самовнушения имеют две разновидности.

Первая — классический вариант, основанный на немотивированном самовнушении (по Куэ-Бодуэну).

№74. Принцип применения. Произносятся словесные формулы без волевых усилий, автоматически. Повторяются они до 20-25 раз в полусонном состоянии — утром при пробуждении и вечером при засыпании (см. 6.1.).

В настоящее время метод Куэ в “чистом” виде практически не применяется. Для самовнушения произносятся словесные формулы и в бодрствующем состоянии 2-3 раза в день. Нередко они сочетаются с другими приемами психо-терапевтического самовоздействия.

№74-1. Показание — пессимистический настрой:

“Я бодр, я жизнерадостен

Я оптимистически смотрю в будущее

Я с каждым днем чувствую себя все лучше и лучше”.

№74-2. Показание — тревожное состояние:

“Я спокоен, я уравновешен..

Я оптимистически настроен

Я с каждым днем все лучше и лучше”.

№74-3. Показание — склонность к аффективным реакциям

(вспыльчивость, ярость и др.):

“Я сдержан и невозмутим

Я совершенно спокоен

Я хладнокровен и хорошо владею собой”.

№74-4. Показание — нарушение сна:

“Мне приятно, хорошо

Я чувствую безмятежный покой

Я медленно и постепенно погружаюсь в сонное состояние”.

№74-5. Показание — склонность к перееданию:

“Я безразличен к еде

Я управляю своим аппетитом

Воздержание мне доставляет удовольствие

С каждым днем я добиваюсь все большего и большего успеха”.

№ 74-6. Показание — психосоматические расстройства:

“Мое сердце (желудок, печень и т.д.) функционируют нормально

Мои неприятные ощущения в области сердца (желудка, печени и т.д.) исчезли

Мой организм работает в оптимальном режиме

С каждым днем мне становится все лучше и лучше”.

Вторая разновидность — приемы “мотивированного самовнушения”.

Впервые были предложены В.М. Бехтеревым в 1911 году. Значительный вклад в их популяризацию и разработку вариантов приемов мотивированного самовнушения внес его ученик и последователь — Н.В. Иванов, известный российский психотерапевт.

Принцип техники. Применяются аутосуггестивные формулы, содержащие “мотивационную фразу”, ориентированную на повышение уровня мотивации к преодолению болезни, вредных привычек, стресса и т.д. Кроме того, в отличие от немотивированного самовнушения, формулы произносятся с волевым акцентом и преимущественно в бодрствующем состоянии.

Применяются они в основном для закрепления результатов лечения, проводимого психотерапевтом.

№75-1. Прием изменения отношения к болезни.

Например, В.М. Бехтерев рекомендовал пациентке, проходившей курс психотерапии по поводу кардиофобии, произносить: “Отныне меня не должны беспокоить боли и никакие неприятные мысли. Если они будут приходить, буду относиться к ним равнодушно”.

Н.В. Иванов описывал варианты формул психотерапевтического самовоздействия, которые были самостоятельно составлены его пациентами с учетом условий подготовки к “мотивированному самовнушению”:

“Возьми себя в руки, тебя поддержать некому, ты не имеешь права болеть”. “Я всю жизнь нервная, но нужно, несмотря на это, продолжать работать”.

№75-2. Прием повышения уровня противодействия болезни, пагубной привычке.

Например, тем, кто лечился по поводу алкоголизма, М.Е. Бурно рекомендует применять следующие формулы “мотивированного самовнушения”: “Я избавился от ужаса пьянства и не разрушу достигнутого. Никто не сможет меня заставить выпить. Я в любой момент смогу отказаться от спиртного”, а В.Т. Кондрашенко и Д.И. Донской— “Мое решение победить тягу к спиртному (наркотикам) окончательное. Какой бы предлог не выставляли друзья и как бы меня не уговаривали, в любом случае я смогу не поддаться уговорам, не изменю своего решения”.

№75-3. Прием коррекции необоснованных установок к возможностям решения психотравмирующих проблем.

Например, артистка эстрады успешно преодолела боязнь потерпеть неудачу, произнося перед началом выступления: “Петь в зале не страшно, а приятно” (Н.В. Иванов).

№76. Приемы, повышающие самоценку.

Психотерапевты зачастую советуют лицам, склонным к заниженной самооценке своих реальных возможностей (чаще всего из-за дефензивных черт характера), включать в формулы самовнушения слова, стимулирующие проявление активности, уверенности — “несмотря”, “вопреки”, “наперекор”, “зато” и др.

К примеру, рекомендуется применять мотивационные формулы самовнушения следующего содержания: “Вопреки пессимистическим прогнозам из-за ожидаемых трудностей, я достигну цели”,

“Наперекор желаниям бывших друзей побудить меня к нарушению режима трезвости, я буду проявлять стойкость — негативное отношение к спиртному”, “Несмотря на психотравмирующую ситуацию, я сумею мобилизовать свои резервные возможности”,

“У меня намного хуже материальное положение, чем у С., но зато моя жена значительно лучше его супруги”,

“Я потерял работу, но зато (однако) я могу наконец-то немного отдохнуть, использовать свободное время для усовершенствования знаний, необходимых для реализации моей мечты — сдать экзамены на желаемую должность (поменять специальность, поступить в университет и т.д.)”.

При целевой подготовке формул мотивированного самовнушения следует учитывать: в отличие от формул самоубеждения в их состав не включаются слова, требующие логического обоснования, аргументации — “поэтому”, “так как”, “по причине”, “вследствие” и т.д. В ситуациях, когда возникает особая потребность в преодолении тяжелого стресса, вредных привычек и коррекции чрезмерно выраженных неблагополучных черт характера возможно применять и комбинированный вариант вербального психотерапевтического самовоздействия.

4.3.1.1.2. Имаго-зрительные приемы (визуально-психотерапевтические приемы)
Особенности. Эти приемы применяются как самостоятельно, так и в составе многих методов гетеропсихотерапии.

Психотерапевтическая самопомощь, основанная на визуализации желаемого образа, проводится чаще всего с целью поддержания результатов лечения, проводимого врачом, применяющего психотерапию в комплексе лечения.

Общий принцип их применения заключается в формировании психотерапев-тической обоснованной мысленной картины в состоянии, чаще всего, релаксации, содержание которой зависит, прежде всего, от задачи, реализуемой с помощью образного воображения.

Применяются имаго-зрительные приемы для повышения эффективности проводимого лечения в трех направлениях:

Во-первых, мысленно пациенты представляют картину активизации защитно-адаптационных механизмов, участвующих в преодолении болезни и в процессе выздоровления.

Крупные американские ученые К. Саймонтон (онколог) и С. Саймонтон (клинический психолог) — авторы книги “Возвращение к здоровью”, изданной на многих языках мира, — разработали эффективную методику обучения онкологических больных визуализации лечебного образа на основе своего многолетнего опыта успешной терапии пациентов, болеющих раком.

В составе предлагаемого ими упражнения (см. 5.1.4.) доминирующее место занимает прием АП воображения картины: опухоль атакуют защитные силы организма в виде лейкоцитов (белых шариков), которые уничтожают раковые клетки и выводят их из организма.

Во-вторых, визуализируется механизм целебного воздействия применяемых лечебных средств.

№77-1. К. и С. Саймонтон рекомендуют онкологическим больным зрительно представлять процесс разрушения раковых клеток, осуществляемый радиоактивными лучами и химиотерапевтическими препаратами.

№77-2. При приеме медикаментов представлять механизм их целебного воздействия (как правило, он кратко описан в аннотации к лекарствам).

К примеру, при приеме гормональных препаратов воображать как они оптимизируют функцию эндокринной железы, вырабатывающей недостаточное или избыточное количество гормонов; при приеме антибиотиков — процесс уничтожения микроорганизмов и т.д.

Многие ведущие физиотерапевты и специалисты по лечебной физкультуре бывшего СССР (В.Н. Мошков, А.Н. Обросов, А.А. Унанов, А.Е. Штеренгерц, П.С. Цирфис и др.) в своих руководствах описывают приемы опосредованного психотерапевтического воздействия имаго-суггестивных путей при проведении физиотерапевтических процедур, массажа и лечебно-профилактического комплекса физических упражнений.

№77-3. Психотерапевты весьма часто рекомендуют пациентам, проявляющим неадекватную реакцию на стресс-факторы, образно представлять процесс их нейтрализации при применении психотерапевтических средств. Согласно нашему опыту, лучшие результаты достигаются, если для активизации мысленного образа используется модель, отражающая процесс преодоления стресса с помощью антистрессовых механизмов (см. рис. 1).

В-третьих, мысленно вообразить себя победителем над недугом, что значительно проще и эффективнее при овладении приемами “ролевого аутотренинга”.

№78. Показание — инвалидность, обусловленная нарушением движений конеч-ностей.

Валентин Дикуль, выдающийся артист цирка, еще в 45-летнем возрасте поднимал груз свыше тонны. В молодые годы с ним произошел несчастный случай. Во время исполнения сложного акробатического номера на трапеции он упал с большой высоты. В результате возникли многочисленные переломы позвоночника с нарушением функций спинного мозга, что привело к параличу нижних конечностей. Прогноз был крайне пессимистичный, без надежды на восстановление функций ног.

Но В. Дикуль не пал духом, систематически проводил, помимо лечебной физкультуры, и «мысленные тренировки»: образно представлял, как головной мозг генерирует биотоки, которые направляются к ногам и постепенно восстанавливают их активность.

После ухода из цирка он организовал и возглавил лечебно-реабилитационный центр, пользующийся всемирной известностью. В комплексном лечении больных с тяжелыми последствиями физических травм, приведших к параличу конечностей, важное место занимает аутопсихотерапия.

№ 79. Прием “создания мысленного убежища” (по Мольцу).

Показание — психоэмоциональный стресс.

Принцип применения. Образно представляется отдых в тихой обители, где созданы идеальные условия для защиты от стрессовых воздействий.

Пример. Гарри Трумэн, президент США в 1945-53 гг., отвечая на вопрос корреспондента “Каким образом ему удается сохранить душевное равновесие при чрезмерных психоэмоциональных нагрузках?” — рассказал о том, что он создал в голове “антистрессовое убежище”, куда он периодически мысленно удаляется для отдыха и восстановления душевных сил.

№ 80. Прием, основанный на использовании “чудо-зонтика”.

Принцип применения. Образно представляется, как раскрывается “магический зонтик”, преграждающий путь стрессорам, их вредоносному влиянию на головной мозг.

№ 81. Прием применения “волшебного зеркала”.

Принцип применения. Образно представляется картина, как включается “волшебное зеркало”, отражающее атаки стрессоров во время возникновения психотравмирующей ситуации.

2. Приемы “нейтрализации отрицательных последствий стресса”.

№ 82. Имаго-легочный прием.

Принцип применения. Мысленно представляется, что с каждым выдохом организм освобождается от вредных веществ, образовавшихся во время сражения защитников организма с психологическими стрессорами.

№ 82-1. Визуальный прием “антистрессовой защиты”.

Принцип применения. Образно представляется процесс победоносной борьбы со стрессорами антистрессовых сил.

Источником для формирования желаемой картины, образа, является модель антистрессовой системы, состоящей из трех подсистем — гормонально-биохимической, психолого-физиологической и сознательно-управляемой (см. 2.2.).

Для повышения эффективности описанных визуальных приемов, используемых для преодоления стресса и нейтрализации психотравмирующих переживаний, рекомендуется их сочетать с вербально-суггестивными приемами.

№ 83. Визуально-нейролингвистический прием. Чаще всего применяется в составе упражнения “взмах” (6.1.).

Принцип применения. Мысленно представляется картина, отображающая личную стрессовую ситуацию. В процессе “просмотра” изменяются ее параметры: постепенно уменьшается величина, интенсивность и яркость образа, вплоть до его исчезновения. При видении картины стрессовой ситуации в цветном изображении рекомендуется заменять цвета, вызывающие возбуждение, успокаивающими, к которым относятся голубой, зеленый и их оттенки.

4.3.1.2. Аттенционные приемы (от англ. “attention” — внимание).

Краткая характеристика. При их применении улучшается эмоциональное состояние благодаря целевой коррекции “внимания” — психического процесса, стимулирующего избирательную направленность психической деятельности на восприятие определенных объектов и явлений.

С психофизиологической точки зрения в основе внимания лежит процесс формирования доминанты, господствующего очага возбуждения в головном мозге.

Процесс саморегуляции эмоционального состояния при применении аттенционных приемов достигается в результате переключения внимания от психотравмирующих стресс-факторов (проблем, событий, ситуаций) на нейтральные или вызывающие положительные эмоции. При этом лучший психотерапевтический эффект возникает, если объект концентрации внимания вызывает интерес, зависящий в значительной степени от особенностей воспитания, кругозора, традиций и увлечений.

Классификация. Приемы разделяются в зависимости от источника, используемого для переключения внимания на две подгруппы.

1. Аттенционно-психогенные приемы.

Особенность — при их применении не требуется физических действий для переключения внимания с психотерапевтической целью.

№84. Общие показания — тревожное состояние, пессимистический настрой, эмоциональный стресс.

Варианты ТПИП

№84-1 Выдающийся русский поэт Валерий Брюсов образно описал аттенционно-позитивное влияние моря на эмоциональное состояние:

Когда душе встречалось горе,

ИЛЬ БЕСПРЕДЕЛЬНАЯ ПЕЧАЛЬ,

Все успокаивало море,

И моря ласковая даль.

№84-2 Поль Гоген, знаменитый французский художник, живя длительное время на островах Океании, рассказал о приеме самоуспокоения, к которому прибегали местные жители. “Я понимаю, — писал он в письме другу, почему туземцы могут часами созерцать небо. Я чувствую, как это успокаивает и меня — в минуту трудных испытаний вызывает необыкновенный покой”.

№ 84-3 Анатолий Карпов в филиппинском городе Багио в 1978 году в матче за звание чемпиона мира по шах­матам встретился с гроссмейстером Виктором Корчным. Особое напряжение в спортивной борьбе наступило при беспрецедентной ситуации — счете 5:5. Первый же следую­щий выигрыш приносил одному из претендентов титул чемпиона. Шахматисты оказались в состоянии предельного эмо­ционального напряжения.

Необходима была психологическая разрядка. Это хорошо понимал присутствовав-ший на матче председатель Всесоюзной федерации шахматистов летчик-космонавт СССР Б.И. Севастьянов. Зная, что Анатолий Карпов страстный болельщик баскетбола, он предложил ему съездить перед решающей встречей за шахматной доской в Манилу, где в то время одновре­менно с шахматным чемпионатом происходили междуна­родные состязания по баскетболу. Поездка дала ожидае­мый результат: переключение внимания на баскетбольную игру сняло эмоциональную напряженность шахматиста. Творческая активность чемпиона была восстановлена, и это принесло ему победу.

№85 Общие показания. Потребность в противоболевой самопомощи, основанной на переключении внимания. Используется с этой целью аттенционный прием с аутосуггес-тивным для повышения эффективности анальгезирующих лекарств и снижения риска привыкания к ним, главным образом, при болях функционального происхождения (возможно их применение по рекомендации врача или по согласованию с ним).

В основном достигается изменение направленности внимания с помощью занятий, вызывающих повышенный интерес:

— общеизвестны факты о возможности уменьшения интенсивности болей путем чтения увлекательной книги, слушания любимой музыки (в частности, ее противоболевое воздействие нередко используется в зубоврачебных кабинетах), игры в шахматы, бильярд и т.д;

— в книгах, посвященных биографиям выдающихся личностей, содержатся описания их приемов по преодолению болей благодаря ТТС.

Так, Генрих Гейне забывал о преследующей его мучительной боли, когда сочинял стихи. Философ Иммануил Кант и физик Блез Паскаль успешно справлялись с сильными болями, углубляясь в решение научных проблем.

Известный кинорежиссер и актер Евгений Матвеев во время одной из съемок упал с лошади и получил тяжелую травму позвоночника, два года он был прикован к постели. “Врачи предсказывали мне полную неподвижность, — вспоминает он, — но я с этим смириться не мог и не хотел. Тем не менее, делать ничего не мог, не мог даже читать и писать, постоянно испытывая сильные боли. Смотрел в белый потолок, и он сделался моим экраном — я ставил на нем свои будущие картины. Вопреки прогнозам, я стал выздоравливать”.

Общие показания — нарушения сна.

№86 Аттенционно-образный прием.

Принцип применения. Мысленно представить себя медленно идущим по слабо освещенной дорожке или коридору. Постепенно образ становится все более и более расплывчатым. Его исчезновение, как правило, совпадает с погружением в сонное состояние.

№87 Аттенционно-мнемонический прием.

Принцип применения. В памяти воссоздаются приятные события из далекого прошлого. При этом желательно их образно представлять в определенной последовательности, что способствует выработке условно-рефлекторного процесса погружения в дремотно-сонное состояние.

Возможно, ускорить процесс засыпания, согласно данным ряда авторов, путем прослушивания фонограмм с речью на иностранном языке или записи однообразных звуков, возникающих при моросящем дожде.

2. Аттенционно-физиогенные приемы.

Особенность — изменение направленности внимания достигается в результате применения определенных физических усилий.

Общие показания — склонность к несдержанности, вспыльчивости (вследствие особенностей темперамента, характера или невротических нарушений).

№88 Прием “стратегической паузы”.

И.П. Павлов, лауреат Нобелевской премии, будучи холериком, предотвращал взрывы ярости в период накала страстей, применяя элементарный прием: снимал очки и протирал стекла.

Возможно для достижения “стратегической паузы” с целью предупреждения гнева выпить глоток воды или сделать глубокий вдох.

№89 Тактильно-аттенционный прием.

Тококуро Намаши, основоположник метода “Шиацу”, рекомендует применять народно-психотерапевтический прием, следуя примеру поведения японских купцов, которые “понимая, что вспыльчивость всегда вредна, чтобы ее предупредить, потирают руки, особенно при обслуживании докучливых покупателей”.

№90 Аттенционно-мышечный прием.

Рекомендуется для нейтрализации вспышки ярости, гнева сжимать и разжимать в ладони кистевой эспандер или другой предмет, когда появляются первые признаки неадекватной реакции.

№91 Аттенционно-сенсорный прием.

Многие жители стран, где распространена католическая и мусульманская религия, для самоуспокоения перебирают четки (отполированные бусы, нанизанные на нитку), а китайцы — перекатывают грецкие орехи на ладони.

Сходного эффекта успокоения, основанного на переключении внимания, можно добиться, покручивая колпачок шариковой ручки, а еще лучше — путем вязания свитера, плетения кружев и других хобби — терапевтических занятий.

№92 Аттенционно-дыхательный прием.

Принцип применения. Для самоуспокоения, например, при возникновении предстартовой лихорадки, многие спортсмены добиваются положительных результатов, применяя аттенционный прием: сосредотачивают внимание на кончике носа, на струе выдыхаемого воздуха.

№93 Аттенционно-суггестивный прием.

ТПИП. Скарлет, героиня экранизированного американского романа “Унесенные ветром” (М. Митчелл), для самоуспокоения применяла прием отключения внимания от психотравмирующей ситуации путем самовнушения: “Я не буду волноваться сегодня. Я буду думать об этом завтра. Завтра будет новый день”.

Разумеется, прием, формирующий “отсроченную затяжную реакцию”, возможно применять лишь тогда, когда обстоятельства позволяют отреагировать спустя сутки.

№94 Аттенционно-терапевтический прием.

Принцип применения. Отключение от источника фобической реакции или дискомфортных явлений достигается в результате того, что используется »целебно-отвлекающий прием».

Пример. Мильтон Эриксон, всемирно известный американский гипнотерапевт, описал случай, как он помог пассажиру самолета, сидевшему рядом с ним, избавиться от “аэрофобии”. Он порекомендовал ему применить “простое, но очень эффективное средство” — сильно сдавливать мизинец руки до ощущения боли, когда появляется чувство страха.

Аттенционный прием, согласно совету М. Эриксона, с большим успехом применяли и многие его пациенты, страдавшие бородавками, неприятными ощущениями функционального происхождения в области живота (“урчание”, “вздутие живота” и т.п.) и в других частях организма.

Вполне понятно, что блестящие результаты, достигаемые пациентами Эриксона с помощью аттенционных приемов, в немалой степени зависели от суггестивного фактора, его высокого авторитета.

Нельзя не отметить, что в народной медицине нередко используется прием переключения внимания с целью уменьшения болей и неприятных ощущений. Например, при болях в области левого плечевого сустава рекомендуется носить браслет (часы) на правом запястье, либо вызвать чувство жжения крапивой в области правого плечевого сустава.

Представляет теоретический интерес прием отвлечения внимания от зубной боли, применяемый молоканами Дальнего Востока. В народно-медицинской литературе рассказывается о том, что многие из них для ослабления боли накладывают тугую повязку на запястье, под которую подкладывают размятый зубок чеснока.

Имеются основания полагать, что один из основных факторов, обуславливающий уменьшение болей при рефлексотерапии – переключение внимания от болезненной зоны к области, куда вводится игла, о чем, в частности, свидетельствует история зарождения иглотерапии (см.1.1.).

4.3.1.3. Мемориционные приемы (от англ. “memory” — память)

Краткая характеристика. Отличительная особенность третьей подгруппы психо-эмоциональных приемов — улучшение эмоционального состояния путем целенаправлен-ной активизации памяти, преимущественно “эмоциональной”.

С помощью мемориционных приемов мобилизуются резервы эмоциональной памяти, оказывающие психотерапевтическое воздействие. При их применении воспроизводятся в памяти события и ситуации, воспоминания о которых вызывают положительные эмоции, оптимистический настрой.

Человеку свойственно запоминать не только увиденное и услышанное, свои мысли и движения, но и эмоционально насыщенные жизненные события, свои душевные страдания и радостные переживания.

Сущность эмоциональной памяти очень хорошо описал К.С. Станиславский, выдающийся режиссер нашей эпохи, создатель творческой системы совершенствования актерского искусства, элементы которой применяются и в “игровой психотерапии”.

В его рекомендациях, адресованных молодым артистам, содержится характеристика сути эмоциональной памяти: “Раз вы способны бледнеть, краснеть при одном воспомина-нии об испытанном, раз вы боитесь думать о давно пережитом несчастье, — у вас есть память на чувствование, или эмоциональная память”.

К.Н. Батюшков, известный русский поэт восемнадцатого столетия, охарактеризовал особенность эмоциональной памяти:

О, память сердца, ты сильней

Рассудка памяти печальной.

Эмоциональная память тесно связана с другими видами долговременной памяти — зрительной, слуховой, двигательной, сенсорной и словесно-логической.

Классификация. Мемориционные приемы подразделяются на три подгруппы, исходя из разных путей активизации эмоциональной памяти с психотерапевтической целью.

Приемы, активизирующие эмоциональную память “визуальным путем”.

№95 Показание — потребность в улучшении настроения, в поднятии жизненного тонуса.

Варианты ТПИП

— Летчик — космонавт В. Лебедев в своем дневнике пишет, что нередко в трудных условиях космического полета, глядя на фотографию сына, вспоминал радостные часы общения с ним, тем самым приобретая заряд бодрости и энергии.

— Улучшению психоэмоционального состояния служат и фотографии родных мест, различные рисунки, связанные с приятными воспоминаниями. Писатель В. Каверин рассказывал, как знакомый ему тяжело больной художник черпал духовные силы для преодоления болезни в созерцании живописного пейзажа природы, где прошло его безмятежно радостное детство.

— В последние десятилетия ряд фирм выпускают часы, предназначенные для улучшения эмоционального состояния. На их циферблатах воспроизведен объемный портрет женщины или мужчины. Глядя на забавно меняющееся выражение лица, человек в ответ невольно улыбается, что приводит к улучшению настроения. Лучше воздействует, как показывает опыт психотерапевтов, не абстрактный, а конкретный образ. Под стеклом на браслете для часов можно поместить маленькую фотокарточку близкого человека, вызывающего положительные эмоции, радостные воспоминания.

№96 Показание — склонность к несдержанности, проявление вспыльчивости.

ТПИП. М., 38 лет, слушатель курсов “самопрофилактики стресса”, в своей итоговой работе рассказал о приеме, используемом им для предотвращения “взрывов гнева”, проявления несдержанности:

“Под влиянием рекомендованной литературы по психотерапевтической самопомощи, где был описан прием царя Соломона (в трудную минуту жизни он восстанавливал нарушенное душевное равновесие с помощью кольца со словами “Все проходит, все изменяется”), я создал свой вариант для своевременного погашения “вспышек ярости”. На свадебном кольце я выгравировал две буквы “М.С.” (“Миша — спокойно”) — напоминание мне о необходимости проявлять сдержанность. В период, когда я чувствую, что нарастает волна гнева, я автоматически переключаю внимание на магические слова, побуждающие меня вспомнить о моем обещании жене и детям”.

Сходный прием успешно применяла Н., 27 лет, получившая от сотрудников прозвище “возмутитель спокойствия”. По рекомендации психотерапевта, она на своем письменном столе поместила зашифрованную записку-памятку — “Н.Б.С.” (“Нина, будь сдержанной”).

Приемы, активизирующие эмоциональную память “сенсорным путем” (эмоционально — сенсорные приемы).

№97 Показание — падение активности, жизнедеятельности.

Принцип применения, иллюстрируемый примерами.

И.П. Павлов в преклонном возрасте, когда он был тяжелобольным, с целью мобилизации защитных сил организма опускал руки в ледяную воду. Ощущение холода воскрешало в его эмоциональной памяти чувство бодрости и душевного подъема, испытываемые им в пору далекой юности, когда он увлекался зимним купанием в проруби.

В случаях, когда применение холода вызывает негативную реакцию, можно применить визуально-суггестивное самовоздействие, т.е. представить себя под холодным душем и произнести словесные формулы, подтверждающие его целебное влияние на деятельность организма, иммунные и антистрессовые резервы организма.

№97-1 Показание — эмоциональная напряженность, обусловленная стрессом.

Для достижения релаксационного состояния применяется прием “сенсорной репродукции” — вспоминаются ощущения, связанные с глубоким расслаблением мышц во время отдыха на лоне природы, или при принятии теплой ванны. Мнемосенсорный прием применяется и в составе аутогенной тренировки, предложенной группой ленинградских психотерапевтов (А.Т. Беляев, В.С. Лобзин, М.М. Решетников и др.).

№97-2 Показание — хронический стресс, тяжелые психотравмирующие условия жизни.

ТПИП. Писательница Р.Зернова, находясь, как политическая заключенная в ГУЛаге, описала применяемый ею прием для предупреждения отрицательных последствий тяжелого стресса: «В те годы у меня сложилась привычка: перед сном вспоминать, что сегодня было хорошего. Оказывается каждый день что-нибудь хорошее да происходило -письмо пришло, или кто-то сказал доброе слово, или на работу не выгнали…».

№97-3 Показание — пессимистический настрой, подавленное настроение.

Для активизации эмоционально-моторной памяти рекомендуются жизнеутверждаю-щие, задорные танцы, вызывающие радостные воспоминания (с учетом состояния здоровья), а для стимулирования эмоционально-слуховой памяти — пение или прослушивание записей любимых мелодий, песен оптимистического содержания.

4.3.2. Мышечно-эмоциональные приемы
Краткая характеристика. Из всех физиологических систем организма, участвующих в саморегуляции эмоционального состояния, мышечный аппарат наиболее тесно связан с эмоциональной сферой, что нашло отражение в многочисленных терминах, применяемых в медицине: “нервно-мышечная система”, “нейромоторный аппарат”, “миорелаксирую-щие транквилизаторы” и т.д. При этом, подобно тому, как лекарства по разному влияют на функции организма в зависимости от дозы, так и снижение напряженности мышц ведет к успокоению, а повышение — к подъему эмоционального тонуса, мобилизации резервных возможностей организма.

Теоретическая база создана в основном трудами Джеймса-Ланге и Джекобсона (см.1.2.).

Немаловажную роль в стимулировании научно-обоснованного взгляда на взаимообратную связь между мышечным аппаратом и эмоциональной сферой сыграли экспериментальные исследования великого русского физиолога И.М. Сеченова. Еще в 1863 году он писал в своем фундаментальном труде “Рефлексы головного мозга”:

“Все бесконечное многообразие мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к Родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы, пишет их на бумаге — везде окончательным фактом является мышечное движение”.

Классификация. Мышечно-эмоциональные приемы разделяются на две основные группы вследствие того, что их оптимизирующее воздействие на эмоциональное состояние достигается в результате изменения тонуса двух видов мышц — поперечно-полосатых (лица, туловища, конечностей) и гладких мышц сосудов. В свою очередь каждая группа приемов подразделяется по характеру влияния на эмоциональную сферу — на ауторелаксационные и аутотонизирующие психотерапевтические приемы.

4.3.2.1. Приемы саморегуляции тонуса поперечно-полосатых мышц (лица и туловища)
I. Ауторелаксационные приемы.

Особенность — в их составе приемы, снижающие повышенную напряженность психоэмоциональной сферы, благодаря расслаблению мышц лица и туловища.

А. Приемы, снижающие напряженность мышц лица.

Общие особенности. По сравнению с другими психотерапевтическими приемами, они чаще всего применяются для самоулучшения настроения и предотвращения отрицательных последствий стресса. Их широкое использование определяется не только тем, что техника их применения исключительно проста и соответствует природным задаткам человека. Ауторелаксационные приемы обладают высокой эффективностью вследствие того, что мышцы лица, имеющие весьма малый удельный вес в мышечной системе, занимают основное место в коре больших полушарий головного мозга, регулирующих психоэмоциональное состояние.

Приемы, способствующие релаксации мышц лица, имеют две разновидности.

1) Приемы, вызывающие релаксацию мимических мышц лица.

№98 Психофизический прием, используемый для расслабления мышц лица путем самостимуляции улыбки для достижения “смайлотерапевтического эффекта” (от англ. “smile” — улыбка).

Показания — профилактические: для формирования оптимистической настройки, улучшения настроения и межличностных отношений.

Народно-житейская психотерапия рекомендует: ложиться спать и просыпаться с улыбкой, а при плохом настроении — перед зеркалом несколько раз улыбнуться, подмигнуть себе и придать лицу радостное выражение.

В случаях, когда возникает чувство огорчения, душевная боль, к примеру, немецкий психолог В. Биренкибим советует уединиться на короткий период и заставить уголки губ приподняться и удерживать их в этом положении 10-20 секунд. По ее данным, за столь малый срок искусственная улыбка всегда перерастает в естественную, настоящую. А.А. Пыльцин, известный специалист по психопедагогике, рекомендует: проснувшись утром изобразить широкую улыбку, зафиксировать ее на 1-2 минуты и при этом вспомнить приятные или забавные моменты, происшедшие за последние дни.

№99 Когнитивно-рациональный прием.

Показание – лечебно-поддерживающее.

Применяется для повышения эффективности лечения депрессии, проводимого антидепрессивными препаратами и гетеропсихотерапией.

При угнетенном настроении у подавляющего большинства лиц, страдающих депрессией, резко снижен уровень мотивации к применению смайлотерапии. В силу этой причины рекомендуется лицам, страдающим депрессией, оказывать на себя психотерапевтическое воздействие с помощью приема “когнитивного самоубеждения”.

Ориентировочный текст: “Я осознаю важность (или необходимость) применения “смайлотерапии” для повышения эффективности моего антистрессового лечения”,

“Я верю в то, что улыбка помогает: улучшить настроение, настроиться на оптимистическую волну, повысить резервы организма (иммунные и антистрессовые), преодолеть житейские невзгоды, улучшить взаимоотношения, разрешить конфликтную ситуацию, сохранить молодость и здоровье”,

“Я могу улучшить эмоциональное состояние, свое настроение” или “Я достигну поставленной цели победить недуг”.

Мой девиз:“Улыбка — универсальное целебное средство” или “Улыбка — эликсир молодости, источник здоровья и жизненных успехов”, “Улыбка – средство, отталкивающее неприятные эмоции, улыбка — выражение доброжелательного отношения к людям”.

Примеры, подтверждающие обоснованность самостимулирующего эффекта улыбки.

— Еще в 30-е годы один из крупных американских бизнесменов обратился к психологам с просьбой помочь ему увеличить товарооборот. Свою необычную просьбу он мотивировал тем, что экономисты исчерпали свои возможности. Психологи посоветовали продавщицам улыбаться независимо от настроения. Количество покупателей моментально увеличилось. Но, главное, резко снизилась заболеваемость продавщиц.

— В.И. Терещенко, крупный экономист, реэмигрировавший из США на родину в 60-е годы, в своей брошюре, посвященной организации управления в Америке, неоднократно подчеркивал, что психологические факторы имеют не менее важное значение для производительности труда, чем инженерно-технические. Среди них особое внимание уделяется в США роли улыбки. Русский ученый, видный организатор промышленности И.В. Парамонов, комментируя его публикацию, пишет: “Впервые я узнал о “смайл” в 1930 году во время пребывания в США. Но тогда я считал это ханжеством, насильственной “японской улыбкой”, гримасой и продолжал оставаться при этом мнении до прочтения книги В.И. Терещенко. Теперь, по его рекомендации, я проделал эксперимент над собой и убедился, что, действительно, под влиянием улыбки, которую заставляю себя делать, настроение меняется через 5-10 минут. По моему совету делали тоже самое мои знакомые и у них получался один и тот же результат”.

— “Ах, какое великолепное лекарство — улыбка!”. Так назвал свой короткий рассказ-быль известный мастер эстрады народный артист СССР Леонид Утесов. “Был со мной такой случай, — пишет он. Я зашел в магазин и обратился к продавщице с вопросом. Она, не глядя на меня, что-то невнятно промы­чала. Я не расслышал и переспросил. Лицо ее исказилось, и она выкрикнула “Вы глухой, что ли?” Я оторопел и об­ратился к другой продавщице с тем же вопросом. Она обер­нулась ко мне, и я увидел ласковые, хорошие глаза. В них были и внимание и доброта, а главное — улыбка. Она го­ворила со мной так, как будто мы уже давно знакомы, и ее очень заботило, чтобы моя покупка была удачной.

— Скажите, милая девушка, почему ваша подруга та­кая раздражительная, она завидует вашей молодости? — Что вы, я ей в мамаши гожусь! — Сколько вам лет? — Мне? Тридцать девять, а ей девятнадцать.

И я понял: улыбка молодит человека, а злоба его ста­рит. Но, мои дорогие продавщицы, не подумайте, что со­вет улыбаться касается только вас. Он касается лиц всех профессий, мужчин и женщин”.

2) Приемы, ориентированные преимущественно на снижение напряженности жевательных мышц.

Основные показания — неадекватные реакции на стресс-факторы, выражающиеся в повышении напряженности мышц лица в виде так называемых “мышечных зажимов”. В результате их возникновения посылаются патогенные импульсы возбуждения в головной мозг, приводящие к ухудшению деятельности психоэмоциональной сферы.

Резкое повышение тонуса лицевых мышц в стрессовой ситуации преимущественно наблюдается у лиц с агрессивно-конфликтными чертами характера из-за их склонности при проявлении чувства недовольства “играть желваками”, сжимать зубы, выставлять вперед нижнюю челюсть. В стрессовой ситуации отмечается значительное усиление напряженности мышц лица также у лиц с вредной привычкой — постоянно хмурить брови, морщить лоб.

Согласно данным специалистов по кинезиологии, повышенная напряженность мышц лица — одна из частых причин не только ухудшения эмоционального состояния, но и хронических болей головы и шеи.

№100 Прием накладывания “маски релаксации”.

Принцип применения. Мягко опустить веки, мысленный взор направить на кончик носа, язык мягко прижать к корням верхних зубов изнутри, нижнюю челюсть расслабить до легкого отвисания и чуть выпятить ее вперед (как при произнесении буквы “к”).

№100-1 Психофизиологические приемы, основанные на “релаксационной гимнастике мышц лица и их самомассаже”.

Чаще всего применяются не самостоятельно, а в составе аутопсихотерапевтического метода — “психогимнастика лица” (см. 6.4.).

Лицам, предрасположенным к чрезмерному повышению тонуса челюстных мышц в стрессогенной ситуации, возможно использовать для его уменьшения жевательную резинку. Ее положительное влияние на эмоциональное состояние определяется также тем, что она способствует отключению внимания от источника отрицательных эмоций, переживаний.

Б. Приемы, снижающие напряженность мышц туловища.

Основные показания – потребность в уменьшении эмоционально-аффективного напряжения и предупреждении развития утомления.

1) Статико-релаксационные приемы.

Снижение повышенного тонуса мышц туловища достигается с помощью одной из трех поз, используемых и при аутогенной тренировке.

№101-1 “Поза кучера” — сидя на стуле, слегка опустить голову на грудь, ноги слегка расслабить и согнуть под тупым углом, носки чуть раздвинуть, руки положить на колени так, чтобы они не касались друг друга. Описанная поза, следует отметить, рождена многовековым опытом извозчиков, вынужденных при долгом ожидании седока дремать, сидя на козлах своего экипажа.

№101-2 Поза, полулежа в кресле — спина и затылок мягко опираются на спинку кресла, руки лежат на подлокотниках или на передней поверхности бедер, ноги немного расставлены. Лучшие результаты достигаются при отдыхе в кресле, сконструированном с учетом “линии Аккерблома” — шведского ученого, автора книги “Человек тысячу лет неправильно сидел”. Он, на основе электромиографических исследований, предложил изгиб спинки кресла, позволяющий максимально расслабить мышцы спины (в настоящее время почти все мебельные фабрики изготовляют подобные кресла).

№101-3 Пассивная поза, в положении лежа — голова покоится на низкой подушке, руки свободно лежат вдоль туловища ладонями вниз, несколько согнутые в локтевых суставах.

Помимо описанных релаксационных поз, применяется ”видовая поза” — для поддержания результатов телесно-ориентированной терапии, проводимой групповым методом психотерапевтом. При ее применении достигается более глубокое расслабление всех скелетных мышц, благодаря “выключению мыслей и чувств из своего сознания”.

2) Динамо-релаксационные приемы АП.

№102 Прием “чередования разных темпов движения”.

Показания — тип “А” с выраженными негативно-перфекционными чертами характера (см. 3.2.).

Принцип применения. Быстрый темп движений сменяется замедленным, резкие движения — плавными. Например, на протяжении 20-25 минут периодически чередуются быстрые и резкие движения, выполняемые в течение 2-3 минут (путем имитирования “суетливости и нервозности”), с медленными и плавными, продолжающимися 3-5 минут. Таким же образом читается текст в разном темпе.

№102-1 Прием выполнения плавных движений в замедленном темпе при разных эмоциональных состояниях (см. № 102 — показания).

Принцип применения. Не спеша сжимаются и разжимаются пальцы, и медленно переводится взгляд с одного предмета на другой. Замедленный темп сохраняется, несмотря на возникновение ситуации (образно она представляется), вызывающей гнев, раздражительность, недовольство и другие отрицательные эмоции. Например, при стоянии в очереди или возникновении “пробки” на дороге вследствие нарушения движения транспорта.

№103 Прием “маятникового расслабления мышц” (прием “сбрасывания мышечных зажимов тела” по В.Л. Леви).

Показание – повышенная напряженность мышц, обусловленная умственными или физическими перегрузками (при тревожном состоянии перед началом спортивных соревнований, сдачей экзаменов и др.).

Принцип применения. Попеременное сгибание и разгибание суставов пальцев, кистей, локтей, ног и т.д. (во время ходьбы или в любой позе). При этом расслабляются руки, как пустые рукава, и проводятся “маятниковые покачивания” туловища.

2. Приемы, повышающие тонус поперечно-полосатой (скелетной) мускулатуры.

Показание – потребность в поднятии уровня активности и эмоционального тонуса.

1) Статико-тонизирующие приемы.

Особенность. Занимают большое место в системе йогов. В частности, применяются с целью возбуждения нервной системы (в результате повышения напряженности мышц и рефлекторного улучшения мозгового кровообращения) — позы “льва”, “рыбы”, “змеи”, “кукушки”, “цапли”, “лука” и ряд других.

№104 Ориентировочный пример.

Поза “цапля”. Завести стопу одной ноги на колено другой; руки сомкнуть в “замок”, поднять вверх; закрыть глаза. Продолжительность — 15-20 секунд (то же на другой ноге).

2) Динамо-тонизирующие приемы.

№105-1 Прием улучшения настроения “тонизирующей походкой”.

Для ее достижения рекомендуется: стройная, уверенная походка в повышенном темпе с твердым шагом, высоко поднятой головой и с расправленными плечами, что придает положению тела гордую осанку.

Примеры. Зависимость эмоционального состояния от тонуса мышц блестяще описана В. Шекспиром в трагедии “Генрих IV” в наставлениях короля воинам перед боем (см. 1.1.1.). Убедительно показана и в кинокомедии “Служебный роман”, где секретарь (Л. Ахеджакова) учит свою директрису (А. Фрейндлих) женской походке.

№105-2 Прием повышения тонуса “размашистыми ритмичными движениями”. Применяется он в составе и “Вводной гимнастики” и “Аэробики”, названной так в связи с тем, что в ней преобладают упражнения с размашистыми движениями рук и ног, требующие значительного притока кислорода к мышцам (в отличие от изометрических, статико-тонизирующих упражнений).

В группу психотерапевтических приемов, основанных на мышечно-эмоциональном механизме, входят также ряд приемов, используемых в упражнениях, ориентированных на коррекцию эмоционального состояния (см.5.2.).

4.3.2.2. Приемы саморегуляции тонуса гладких мышц

Краткая характеристика. В основе их психотерапевтического воздействия, как и других мышечно-эмоциональных приемов, лежит закон обратной взаимосвязи.

О существовании зависимости эмоционального состояния от тонуса сосудов свидетельствуют многие факты. Так, Гай Юлий Цезарь пополнял свое ближайшее окружение только теми воинами, у которых во время сражения не бледнела, а краснела кожа. Еще в античные времена было известно, что у лиц, испытывающих чувство сильного страха в опасной стрессовой ситуации, “бледнеет кожа”, “холодеют руки”, “сжимается сердце” (точнее сокращаются коронарные сосуды).

Великий драматург В. Шекспир, произведения которого отличаются тончайшим психологизмом, вкладывал в уста в одного из героев своей комедии “Много шума из ничего” такие слова: “Я наблюдал за ней, и я заметил, как краска ей в лицо кидается, как часто ангельской белизной невинный стыд сменял в лице румянец”.

Научное объяснение механизма взаимообратной связи сосудистой системы и эмоций дано создателем теории стресса Г. Селье. Экспериментальным путем он доказал, что одним из физиологических проявлений эмоционального стресса является спазматическое сокра­щение сосудов. И напротив — их расслабление сопровож­дается снижением уровня эмоционального напряжения, успокоением.

Результаты его исследований подтверждают и инструментальные данные, характеризующие изменения слизистой оболочки желудка при различных эмоциональных состояниях. Над больными, перенесшими ожог пищевода, проводились наблюдения состояния кровеносных сосудов желудка при возникновении страха и других эмоций (с помощью гастроскопа, введенного через фистулу желудка). Отмечалось, что при испуге значительно изменяется сосудистый рисунок, напоминая эрозивный гастрит, т.е. результаты фиброскопического исследования зависят и от психологической подготовки больных, их эмоционального состояния.

Классификация. Сосудисто-эмоциональные приемы по характеру воздействия на эмоциональное состояние путем изменения тонуса мышечного слоя сосудов подразделяются на две подгруппы.

1. Сосудисто-релаксационные приемы.

Показание: повышенная эмоциональная напряженность, вызывающая бессонницу, тревожное состояние и другие негативные последствия дистресса.

№106 Образно-суггестивный прием

Принцип применения. Представляется процесс “приятного воздействия тепла”, сопровождающийся соответствующего содержания словесными формулами самовнушения.

Применяется как самостоятельно, так и в составе метода аутотренинга “при включении” сосудисто-эмоционального механизма.

Например, И. Шульц рекомендует представлять на руке (ноге) легкое пуховое одеяло или воздействие теплой струи воздуха от обогревателя и при этом произносить формулы: “Моя рука (нога, живот) приятно теплая”.

В.Л. Леви (Россия) предлагает применять развернутую формулу самовнушения: “Пальцы приятно теплеют, ладонь разогревается все сильней, кисть наполняется мягким теплом, пальцы становятся совсем теплыми, вдоль пальцев струится тепло, в руках усиливается блаженная теплота”.

Ю.Л. Покровский, разработавший “ступенчатый вариант аутогенной тренировки”, обоснованно считает, что для активизации сюжетного воображения тепла, тяжести следует применять слайды с природой соответствующего содержания.

Многими авторами, в том числе и нами, рекомендуется образно представлять, как солнечные лучи приятно согревают руки, ноги и живот и при этом мысленно проговаривать формулы, повышающие восприятие тепла — “Я ощущаю приятное тепло…, я чувствую …., я достиг желаемого эффекта”.

№107 Психофизические приемы — приемы, оказывающие прямое воздействие на терморецепторы кожи.

Принцип применения. Для снижения мышечного тонуса, достигаемого путем расширения кровеносных сосудов, применяются ванны или душ, имеющие умеренно теплую температуру — 36-38ºС. При этом для повышения релаксационного эффекта в ванну добавляются ароматические кристаллы, эфирные масла или экстракты, обладающие седативным эффектом. Например, производные лаванды или герани. Наилучшие результаты достигаются, если при приеме ванны прослушивается музыка, снижающая эмоциональную напряженность.

При нарушении сна возможно ограничиться применением теплой ножной ванны.

2. Сосудисто-тонизирующие приемы.

Показания — пониженный жизненный тонус, астеническое состояние, депрессивный настрой, низкая работоспособность.

№108 Образно-суггестивный прием.

К.И. Мировский, известный украинский психотерапевт, рекомендует для самомобилизации, в частности, при завершении сеанса аутотренинга, произносить: “Плечи и спину обдает легкое познабливание. Будто приятный освежающий душ. Все мышцы становятся упругими. По телу пробегают “мурашки”. Я — как сжатая пружина. Весь напряжен. Встать! Толчок!”.

А.С. Ромен (Россия) советует представить себя под холодным душем или во время погружения в прохладную воду, воображая при этом, что происходит прилив сил, энергии. При этом рекомендуется произносить: “Тело бодрое, сильное, самочувствие хорошее”.

№109 Психофизический прием.

Для тонизирующего воздействия на эмоциональную сферу через терморецепторы кожи применяются прохладные ванны или душ (температура воды 30-31ºС).

Целесообразно их сочетать с самомассажем под душем или с добавлением в ванну ароматических веществ (апельсинового или мятного масла), оказывающих тонизирующее воздействие на психоэмоциональную сферу.

Для активизации работоспособности, особенно в тех случаях, когда необходимо трудиться в ночное время, рекомендуется применение холодных ножных ванн.

4.3.3. Легочно-эмоциональные приемы
Краткая характеристика. Их теоретической базой служат психофизиологические исследования, раскрывшие механизм взаимосвязи эмоциональной сферы с легочной системой, и доказавшие обоснованность рекомендации народной психотерапии по саморегуляции эмоционального состояния путем изменения ритма, интенсивности и частоты дыхания (см. 1.2.).

Практически все древние оздоровительные системы Востока (индийская, тибетская, китайская, вьетнамская) включают в себя лечебно-профилактические дыхательные упражнения. Особенно большое место они занимают в системе Хатха-йоги.

О зависимости эмоционального состояния от типа дыхания свидетельствуют и житейские наблюдения над людьми, находящимися в состоянии дистресса. При испуге человек “замирает от страха”, под воздействием стресса у него возникает стесненное, тревожное дыхание. В случае неадекватной реакции на психо-травмирующий фактор (чаще всего, при низкой стрессоустойчивости) может возникнуть психогенная одышка как проявление невроза или психосоматической патологии.

При эмоциональной разрядке возникает “вздох облегчения”, характеризующийся тем, что выдох продолжительнее вдоха. И, наоборот, при плаче, являющимся одним из индикаторов дистресса, вдох преобладает над выдохом.

Любопытно происхождение слова “отдых”. По-видимому, еще в далекие времена люди отмечали зависимость трудоспособности, активности и эмоционального состояния от характера дыхания.

Классификация. Легочно-эмоциональные приемы разделяются по особенностям воздействия на психоэмоциональное состояние на две подгруппы.

4.3.3.1. Легочно- релаксационные приемы

Принцип применения. Для достижения эффекта самоуспокоения, улучшения настроения в дыхательном акте выдох должен преобладать над вдохом (по продолжительности). При удлиненном выдохе происходит расслабление мышц грудной клетки и раздражение ветвей блуждающего нерва, иннервирующего легкие. В результате чего в головной мозг поступают парасимпатические импульсы, снижающие эмоциональную напряженность.

№110-1 Для психотерапевтической самопомощи при стрессе, приведшем к чрезмерному возбуждению, повышенной эмоциональной напряженности, рекомендуется во время ходьбы или сидя в кресле переходить на успокаивающий тип дыхания. Дышать таким образом, чтобы вдох был в два раза короче выдоха.

Например, при вдохе, продолжительностью три секунды, делать выдох в течение шести секунд, после чего соблюдать двухсекундную паузу.

Наш опыт показывает, что многим людям лучше помогает для перехода на успокаивающий тип дыхания не подсчет длительности дыхательных актов, а произношение слов с разным количеством букв во время вдоха и выдоха. Процедура счета оказывает на них монотонное воздействие и вызывает повышенную концентрацию внимания, чтобы “не сбиться со счета”.

Для самоуспокоения рекомендуется во время ходьбы произносить: “Мне (на вдохе 3 буквы) — хорошо (на выдохе 6 букв) — уже (в период паузы 3 буквы)”.

Возможно паузу удлинять, если в этом есть необходимость по состоянию здоровья, из-за ухудшения процесса дыхания, нарушения его ритма.

Переход на успокаивающий тип дыхания нередко необходим и для преодоления тревоги, возникшей перед выполнением функций в стрессовой ситуации.

№110-2 В спортивной литературе описан “прием Алексеева”, названный в честь выдающегося тяжелоатлета, установившего 69 мировых рекордов.

Перед подъемом штанги он неизменно применял ауторелаксационный легочно-эмоциональный прием — совершал несколько дыхательных актов по принципу “выдох в два раза продолжительнее вдоха”.

Согласно нашим наблюдениям и опроса пациентов, лучшие результаты достигаются, когда произносимые слова не только постепенно удлиняют выдох, но и стимулируют возникновение положительных эмоций.

Например: “Мне — легко (5 букв)”, “Мне — хорошо (6 букв)”, “Мне — приятно (7 букв)”.

4.3.3.2. Легочно-тонизирующие приемы

№111 Принцип применения. В отличие от релаксационного приема, для мобилизирующего психотерапевтического самовоздействия рекомендуется удлинять вдох, чтобы он был приблизительно в два раза длиннее выдоха, и делать паузу вслед за вдохом.

Активизирующее влияние вдоха определяется тем, что он стимулирует симпатико-адреналовую систему, повышающую уровень эмоциональной напряженности. Как и при применении релаксационных приемов, возможно подсчитывать продолжительность дыхательных актов или произносить слова с разным количеством букв, отдавая предпочтение тем, которые способствуют рождению положительных эмоций.

Например: “отдохнул — я”, “успокоился — я”, “взбодрился — я”, “мобилизовался — я”.

С целью повышения эффективности саморегуляции эмоционального состояния, благодаря целевой оптимизации процесса дыхания, желательно:

— сочетать применение легочно-эмоциональных приемов с соответствующими образными представлениями. Так, И. Шульц советует для усиления релаксационного эффекта дыхания представить себя “при плавании в легких волнах в расслабленном положении на спине”; Х. Линдеман — “во время прогулки в сосновом лесу после весенней грозы”.

— для повышения культуры дыхания следует проводить “дыхательную гимнастику”, применяя специальные легочно-эмоциональные упражнения (см. № 14.).

При их выполнении следует учитывать возможность возникновения гипервенти-ляции — состояния, при котором развивается головокружение, возникает чувство сдавления за грудиной, тревога, а, подчас, и потеря сознания из-за вдыхания избыточного количества воздуха. Г.С. Лобзин, М.М.Решетников и другие ведущие специалисты по аутотренингу полагают, что основная причина возникновения гипервентиляции — это элементарное несоблюдение паузы после выдоха во время “дыхательной гимнастики”.

4.3.4. Сенсорно-эмоциональные приемы

Краткая характеристика. В состав группы входят приемы, улучшающие эмоциональное состояние в результате использования целебной силы звуков, аромата, цвета и света через “сенсорно-эмоциональный механизм”.

В аутопсихотерапевтической практике они играют, как правило, вспомогательную роль — способствуют повышению эффективности психотерапевтического воздействия психоэмоциональных, мышечно-эмоциональных, легочно-эмоциональных и психоэнер-гетических приемов.

Научно-теоретическая база “сенсорно-эмоциональной терапии” слабо разработана, несмотря на многовековое применение ее средств, для улучшения психоэмоционального состояния.

Основным источником рекомендаций по их использованию являются житейские и клинические наблюдения, свидетельствующие об их положительном воздействии на психоэмоциональную сферу. Имеются основания полагать, что они улучшают эмоциональное состояние в результате непосредственного воздействия на анализаторы и в связи с тем, что они стимулируют возникновение приятных воспоминаний и позитивных образов, что способствует повышению уровня личностной самооценки и улучшению психологических установок к стрессовым проблемам.

Для повышения их эффективности рекомендуется при применении сенсорных приемов образно представлять картину их целебного воздействия. При этом желательно и мысленно проговаривать словесные формулы аутосуггестивного содержания.

Классификация. В зависимости от того, через какие органы чувств оказывается сенсорно-эмоциональное воздействие, они разделяются на четыре профилактически-ориетированных приема.

4.3.4.1. Аромопрофилактический прием

№112 Особенность. Воздействует на эмоциональную сферу путем возбуждения рецепторов обонятельной сенсорной системы, расположенных в области носовых ходов (основой многих запахов являются феромоны, структура молекул которых близка к половым гормонам).

Пахучие вещества, улучшающие эмоциональное состояние, оказывают “ароматотерапевтический эффект” в результате применения:

— духов, одеколонов, косметического мыла, пудры;

— эссенций, добавляемых в ванны;

— специальных жидкостей, предназначенных для ароматизации воздуха, белья и других предметов.

При выборе ароматических веществ, помимо показаний к ауто-психотерапии, учитываются индивидуальные особенности, зависящие от традиций, привыкания к определенным запахам и реакции организма при их вдыхании.

Показания. При потребности в снижении эмоциональной напряженности (для самоуспокоения, уменьшения тревоги и улучшения настроения), согласно рекомендациям специалистов по ароматерапии, следует вдыхать запах лаванды, ромашки, валерианы, жасмина, дягиля, герани, корицы или апельсина.

Для повышения трудовой активности и умственной работоспособности, рекомендуется вдыхание запахов ландыша, мяты, гвоздики, лаврового листа, мускатного ореха, шалфея, розового масла или рябины.

4.3.4.2. Цветопрофилактический прием

№113 Особенность. Характер влияния цвета на эмоциональное состояние зависит от комплекса факторов. Из физических параметров наиболее важное значение имеет длина волны. Красный цвет, обладающий наиболее длинной волной, действует на человека возбуждающе; оранжевый — бодряще, желтый стимулирует активность; зеленый, находящийся в средней части спектра, — тонизирует. Голубой оказывает успокаивающее действие, а синий — несколько подавляет; фиолетовый, находящийся в зоне коротких световых волн, действует угнетающе.

Большое влияние на восприятие цвета оказывают и его ассоциативные свойства. Красный цвет инстинктивно напоминает об огне и крови. Голубой и синий ассоциируются с воздухом, небом, морем. Зеленый цвет создает приподнятое весеннее настроение — это цвет молодой травы, первых листиков на деревьях.

Немаловажное значение при выборе цветовой композиции имеют и модные сочетания цветов, отношение к которым основано на внушении.

Цвет, как аутопсихотерапевтический фактор, рекомендуется лишь с профилакти-ческой целью (в средние века цвет широко использовали для лечения различных заболеваний в, так называемых, “цветовых банях”):

— людям, страдающим гипертонической болезнью или относящимся к типу “А”, а также агрессивно конфликтным, желательно, чтобы в интерьере, создаваемом в “уголке отдыха” их квартиры, дома, преобладали холодные цвета — голубой, светло-синий и т.д.;

— при гипотонической болезни и астено-депрессивном состоянии рекомендуется преобладание в интерьере теплых цветов: коричневый, желтый, оранжевый и т.д.;

— для тех, кто выполняет напряженную умственную работу, предпочтителен интерьер, в котором доминирующее место занимают оттенки голубого цвета, а при монотонном труде — интерьер с цветами, стимулирующими активность, работоспособ-ность (зеленый, коричневый и их оттенки).

4.3.4.3. Светопрофилактический прием

№114 Особенность. Применяется с профилактической целью:

— для предупреждения возникновения депрессии, обусловленной дефицитом светового воздействия. При склонности к развитию “сезонной депрессии”, наблюдаемой преимущественно у людей, живущих в северных регионах мира, в осенне-зимний период рекомендуется сочетать терапию, проводимую с помощью приборов, генерирующих яркий свет, с имажинативным приемом — образно представлять благотворное воздействие света на деятельность центральной нервной системы.

— для поддержания высокой работоспособности и предупреждения развития преждевременного утомления. Свето-эмоциональные занимают важное место в комплексе приемов, рекомендуемых для профилактики отрицательных последствий умственного переутомления и “информационного стресса” (возникают из-за превышения уровня информационных нагрузок возможностей человека с ними справляться).

Психофизиологическими исследованиями доказано, что за счет оптимизации величины освещенности повышается эффективность умственного труда на 15-18 %, а, следовательно, снижается риск развития “информационного стресса”.

Идеальный вариант организации освещенности — плавное изменение ее уровня в зависимости от особенностей динамики психофизиологических процессов в трех фазах работоспособности (“врабатывания, вхождения в работу”, “достижения максимальной работоспособности” и “развития утомления”).

Большую роль в улучшении воздействия света на психоэмоциональное состояние и умственную активность играет также рациональная организация рабочего места с учетом закономерностей психических процессов, рассматриваемых в главе 7.2., посвященной психотерапевтическому аспекту психопедагогики.

В последнее десятилетие проблема рационального использования света, как фактора повышения производительности труда, улучшения эмоционального состояния и предупреждения “информационного стресса”, приобрела весьма актуальное значение не только на предприятиях и в учреждениях. Огромные достижения в области коммуникации привели к значительному увеличению контингента людей, выполняющих трудовые функции в домашних условиях, благодаря персональным компьютерам и Интернету.

4.3.4.4. Звукопрофилактический прием.

№115 Особенность. В отличие от других сенсорно-эмоциональных приемов на их основе разработан метод музыкотерапии, применяемый и с профилактической целью для психотерапевтической самопомощи (см. 6.4.).

Рекомендуется для самоулучшения эмоционального состояния прослушивание магнитофонной записи звуков природы — леса, моря, степи, щебетания птиц и др., рождающих положительные эмоции.

Согласно исследованиям сотрудников Института проблем эволюции и экологии (г. Москва), звуки леса оказывают эффективное целебное воздействие на больных гипертонической болезнью.

В системе йогов широко применяются с психотерапевтической целью мантры – звукокомплексы, вызывающие разный физиологический эффект (“ОМ-МА-МЭ-НИ” и др.).

Видный американский психотерапевт H. Benson предложил звукопрофилак-тический (терапевтический) прием, лишенный мистического подхода к выбору звуков для произношения.

Техника применения: с закрытыми глазами глубоко дышать через нос и на каждом вдохе произносить английское слово один (уан –one) сначала громко, а затем все тише и тише. При этом рекомендуется образно представлять благотворное воздействие произносимых звуков на психоэмоциональную сферу. Продолжительность сеанса — 20 мин. Результаты, по данным Бенсона и его последователей, сходные с теми, которые наблюдаются у занимающихся по методу “трансцендентальная медитация”

4.3.4.5. Сенсорно-комбинированный прием

Особенность. Благодаря тому, что при его применении используется комплекс сенсорно-эмоциональных приемов, оказывающих положительное воздействие на психоэмоциональное состояние, значительно ускоряется процесс восстановления работоспособности, снятия эмоционального напряжения и улучшения настроения.

Возможно их комплексное применение в индивидуальных и коллективных уголках отдыха, в кабинетах психогигиенического и психотерапевтического профиля. При даче рекомендаций по их созданию психотерапевту следует ориентироваться на информацию об организации “комнаты (кабинета) психологической разгрузки”, где комплексно применяются взаимопотенцирующие сенсорно-эмоциональные приемы, исходя из психофизиологических закономерностей деятельности ЦНС.

Подробное ее описание содержится в “Психотерапевтической энциклопедии” (1998 г. — общая редакция Б.Д. Карвасарского) и в книге “Основы психогигиены” (1989 г. — Я.Н. Воробейчик, Е.А. Поклитар). В них всесторонне рассматривается проект комнаты психологической разгрузки, впервые созданной в стране на Одесском заводе “Стройгидравлика” на основе наших методических рекомендаций, составленных с участием Э.М. Псядло (при их подготовке учитывались результаты анкетного опроса рабочих, проведенного с целью выявления их эстетических потребностей и мотивов отдыха, научно обоснованные данные о благотворном влиянии цвета, света, музыки и других психофизиологических факторов, а также опыт психотерапевтов по оформлению кабинетов и проведению коллективных сеансов АТ).

4.3.5. Межэмоциональные приемы

Краткая характеристика. В группу объединены приемы, оптимизирующие эмоциональное состояние путем целенаправленного воздействия на механизмы связи между эмоциями, имеющими конфронтационные отношения. О возможности достижения целебных результатов при применении межэмоционального принципа (“клин клином вышибают”) свидетельствуют, в частности, известные житейские наблюдения: гнев способствует преодолению страха, а радость нейтрализует чувства тоски и грусти.

Теоретическая основа. Механизм целебного действи межэмоциональных приемов объясняют:

— доминантная теория А.А. Ухтомского, согласно которой господствующий очаг возбуждения, возникаемый в ЦНС подавляет слабый;

— учение Г. Селье о стрессе, двух его разновидностей — эустресса и дистресса, источником развития которых являются сильные переживания, вызывающие положительные или отрицательные эмоции и полярные гормонально-биохимические изменения в организме;

— концепции о путях самоактуализации личности (К. Роджерс, А. Маслоу, В. Франкл и др. (1.2.).

Классификация. Приемы объединены в две группы с учетом их разных путей оптимизации эмоционального состояния.

4.3.5.1. Эустрессовые приемы

Общая особенность — улучшают психоэмоциональное состояние благодаря тому, что с их помощью осуществляется психотерапевтический процесс “эустресс против дистресса”. Иными словами, в результате возникновения сильных положительных эмоций уменьшаются или исчезают психотравмирующие переживания. Эустрессовые приемы, оптимизирующие эмоциональное состояние конфронтационным путем, разделяются на две подгруппы: духовно-терапевтические и хоббитерапевтические.

4.3.5.1.1. Духовно-терапевтические (профилактические) приемы

Особенность — улучшают психоэмоциональное состояние, в связи с тем, что способствуют реализации духовных потребностей: социально-психологических, когнитивных и эмоциональных (см. 3.1). Применяются с профилактической целью и для поддержания гуманистически-ориентированных методов психотерапии. В соответствии с принятой в литературе классификацией духовных потребностей, приемы аутопсихоте-рапии подразделяются на три вида.

№116 Духовно-когнитивные приемы — приемы психотерапевтической самопомощи, применяемые для реализации творческих и познавательных потребностей.

Наиболее широкое распространение в аутопсихотерапии получили приемы “творческого самовыражения”, оказывающие оптимизирующее воздействие на психоэмоциональную сферу в результате того, что при их использовании развивается эустрессовое состояние (под влиянием радостных переживаний, возникающих при реализации творческого потенциала, высокой удовлетворенности результатами труда).

Приемы “творческого самовыражения”, разработанные М.Бурно, вкратце описанные в подглаве 4.1.3.2., применяются и в практике педагогической психотерапии, основной задачей которой является воспитание гармонически развитой личности с учетом требований превентивной психотерапии (см. 7.1.1.).

Духовно-когнитивные приемы, ориентированные на удовлетворение потребности в самопознании своего внутреннего мира и окружающей среды, занимают большое место и в методе “библиотерапии”, в его аутопсихотерапевтическом варианте (см. 6.2.2.).

№117 Духовно-эмоциональные приемы — приемы аутопсихотерапии, улучшающие эмоциональное состояние благодаря общению с природой, рождающему чувство радости, преклонение перед ее красотой и величием. Человек, будучи частицей Космоса, испытывает потребность в тесной связи с природой, в ощущении глубинного родства с ней.

Благотворное воздействие природы определяет комплекс психотерапевтических факторов (ситуаций).

Варианты ТПИП.

1. Общение с природой, оказывающей как седативное, так и мобилизующее воздействие на человека.

Особенно велика сила целебного влияния природы, когда в психотерапевтический процесс общения с ней включается “креативный механизм” (по М.Е. Бурно) в результате проявления к ней творческо-познавательного интереса.

Восприятие красоты природы и умение применять для психотерапевтической самопомощи ее целебную силу с помощью “натуро-психотерапевтических приемов” во многом зависит от уровня экологического воспитания.

Рекомендации о путях его улучшения разрабатываются многими прикладными дисциплинами, отраслями науки. В частности, одной из задач педагогической психотерапии является совершенствование психагогического воспитания, тесно связанного с экологическим (см. 7.1).

О большом значении повышения уровня эколого-психотерапевтической культуры для расширения возможностей по самоулучшению эмоционального состояния свидетельствует богатый опыт по воспитанию любви к красоте природы, накопленный в Японии, Китае и ряде других стран.

Так, в Китае одним из главных праздников является “День Луны”. В период восьмого полнолуния, а во многих семьях и ежемесячно, взрослые и дети весь вечер любуются творением Космоса. В Японии полагают, что тот, кто не воспринимает красоту Природы, не может пользоваться доверием, так как у него “сердце из камня”.

Исключительно большую роль в стимулировании желания лучше познать природу и использовать ее целебные возможности для улучшения эмоционального состояния и здоровья играют художественные произведения о природе.

В частности, нами отмечалось благотворное влияние на эмоциональное состояние многих пациентов, посещавших общекурортный кабинет эстетотерапии в Одессе, стихотворения П. Татьяничевой “Учитесь радоваться жизни”, ставшего гимном любительского объединения “Человек и Природа” (руководитель Л.Н. Зайцева).

Изведав горечь укоризны,

Обид, ошибок, мелких драм,

Учитесь радоваться жизни,

Ее обыденным дарам!

Рассвету, взлету журавленка,

Речушке, моющей пески,

Улыбке малого ребенка,

Пожатью дружеской руки,

Работе, сделанной как надо,

Дороге, чтобы вдаль влекла,

Летучей ласке снегопада,

Добру домашнего тепла,

Спешите радоваться жизни,

Ее обыденным дарам!

Природа, являющаяся неисчерпаемым источником вдохновения, способна также побудить человека к философским размышлением оптимистического содержания. Так, маршал Г.К. Жуков в своих воспоминаниях пишет о том, что в период тягостных психотравмирующих переживаний (из-за незаслуженных оскорблений и унижений руководством страны в 50-ые годы) пребывание в лесу возле речки помогало преодолевать стресс — отвлекало от грустных мыслей и побуждало к жизнеутверждающиму умозаключению, что “все со временем войдет в справедливое русло”.

2. Общение с домашними животными и птицами, основанное на проявлении любви к ним.

Целебное воздействие “анималотерапии” определяется, помимо описанных общих факторов, свойственных всем средствам натуропсихотерапии, и рядом дополнительных. Ведущую роль в улучшении настроения при общении с домашней собакой или с кошкой играют позитивно-сопереживающие отношения, взаимное чувство любви и исключительная преданность четвероногого друга.

Собака чувствует настроение хозяина и по-разному ведет себя в зависимости от его эмоционального состояния. Более того, зачастую собака (или кошка) не только проявляет чувство сопереживания, но и старается улучшить настроение хозяина, смягчить его стресс, вызывая у него улыбку, смех или потребность сменить “гнев на ласку”.

В пользу взгляда на способность домашнего животного к сопереживанию говорят общеизвестные факты об их исключительной преданности.

Любимое домашнее животное благотворно влияет на психическое здоровье в связи с тем, что общение с ним способствует:

— коррекции неблагоприятных для здоровья и общения черт характера, наблюдаемых у агрессивно-конфликтных личностей и высокотревожных людей;

— повышению чувства уверенности в своей безопасности во время прогулки и при нахождении в доме без других членов семьи;

— формированию доброжелательного отношения к людям;

— преодолению гиподинамии и получению большого удовольствия от игры с любимым животным и прогулок с ним.

Специально проведенное медицинское обследование лиц, имеющих домашних животных, показало, что любимые питомцы благотворно влияют на душевное состояние своих хозяев, продлевают жизнь, повышают иммунные возможности, снижают риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний и нервно-психических расстройств.

Институт психического здоровья (США), как и многие другие научно-методические центры, ориентируясь на научно обоснованные данные о целебном их влиянии, включил в состав рекомендаций по предотвращению стресса общение с домашними животными.

К сожалению, психотерапевтическая самопомощь, основанная на общении с собакой, кошкой, морскими свинками, хомяками и другими домашними животными, во многих случаях не может быть осуществлена по объективным причинам: не позволяет состояние здоровья, в частности из-за склонности к аллергии; стесненные жилищные условия; трудное материальное положение; запрет правления кооперативного дома или домовладельца (весьма частое явление в Америке) и ряд других. В последнее десятилетие получила широкое распространение дельфинотерапия детей, страдающих тяжелыми нервно-психическими заболеваниями. Она успешно применяется во многих странах цивилизованного мира, в том числе и в Украине. Так, в Севастополе, Евпатории и Одессе созданы прекрасные дельфинарии, пользующиеся мировой славой.

Гибель любимого домашнего животного, как правило, вызывает тяжелое стрессо-эмоциональное переживания. Для их преодоления рекомендуются разнообразные приемы АП. Особенно эффективное психотерапевтическое воздействие оказывает народно-психотерапевтический эустрессовый прием.

Брэгг П., знаменитый американский специалист по проблемам здорового образа жизни и популяризации медицинских знаний, в книге “Большая нервная сила” прекрасно описал его суть: “Моя мать была мудрой и благородной женщиной, и свою философию она передала мне, она научила меня мысленным заменам. Моим постоянным товарищем был небольшой пес по кличке Вилбур, которого я очень любил. Его убили. Я пришел к матери со своим горем. Когда я рыдал у нее на руках, она рассказала мне, как победить боль потери мысленной заменой. Вместо того, чтобы плакать над собакой, она посоветовала мне изменить направление мыслей и думать о тех счастливых временах, когда у меня был Вилбур, вспоминать, как он охотился на кроликов, оставлявших его в дураках. После того, как я представил себе все это, я начал смеяться сквозь слезы… и рассказывать матери о других его проделках. С тех пор, когда бы я не думал о собаке, я автоматически заменяю чувство потери счастьем воспоминания. Под руководством матери я применял эту здоровую замену мыслей к другим детским печалям. Это стало духовной привычкой, которая спасла меня от многих нервных срывов в течение долгих лет жизни”.

№118 Духовно-социальные приемы АП — приемы, способствующие удовлетворению потребности в межличностных общениях, вызывающих улучшение эмоционального состояния.

Особенно выраженное положительное воздействие на психоэмоциональную сферу оказывает общение, если оно основано на дружбе — межличностных отношениях, характеризующихся общностью интересов, духовной близостью и взаимной привязанностью.

У людей, лишенных друзей, весьма часто развивается дистрессовое состояние на почве психотравмирующих переживаний, нередко приводящих к возникновению заболеваний психосоматического происхождения.

Так, исследования, проводимые в течение девяти лет в США (в медицинском центре университета Северной Каролины), показали, что одинокие люди умирают от инфаркта и инсульта втрое чаще, чем те, кто имеет близкого друга или состоит в браке.

Одиночество, особенно порожденное духовной изолированностью, нередко вызывает ощущение неполноценности, которое усугубляет стрессовое состояние и приводит к развитию неблагоприятных черт характера (мнительности, недоверия, замкнутости, проявлению излишней осторожности при общении и др.).

Проблема одиночества приобрела исключительную актуальность в современном обществе. Например, в Германии за десятилетний период (1982-1992 годы) число одиноких людей увеличилось в четыре раза, каждый третий немец разводится.

Рекомендации о путях решения проблемы одиночества разрабатывают специалисты разного профиля, так как дефицит общения отрицательно влияет не только на состояние здоровья, но и на социальную и деловую активность, трудоспособность, психологические установки на будущее и т.д.

Основное показание для психотерапевтической самопомощи при испытываемом чувстве одиночества — низкий уровень мотивации к общению из-за высоко тревожно-застенчивых черт характера, депрессивного настроя, обусловленного потерей родного человека, друга, или вследствие слабого развития коммуникативных навыков.

Для проявления интереса к общению рекомендуются:

1. Прием “когнитивного самоубеждения”, направленный на усиление аффилиации — стремления человека быть в обществе других людей и найти среди них друзей.

Ориентировочные формулы для самостимуляции желания найти друзей или улучшить дружеские связи: “Я осознаю необходимость преодоления одиночества”, “Я верю в то, что дружба является источником: улучшения эмоционального состояния (радости, оптимистического настроя), повышения антистрессовых возможностей и защитных сил организма, мобилизации деловых и творческих резервов, продления жизни и уменьшения риска возникновения инфаркта, инсульта и других болезней”, “Я хочу и могу достичь цели”…

Мои девизы:

“Мне доступна роскошь человеческого общения” (А. Сент-Экзюпери), “И в раю тошно жить одинокому” (народная пословица), “Дружеское общение — целебное средство”.

2. Приемы ролевого аутотренинга — приемы “вхождения в образ общительного, легкоконтактного человека”, применяемые самостоятельно или в составе упражнения №18, и прием “мобилизующей аутодискуссии”, направленный на уменьшение эмоциональной напряженности при общении (см. 7.1.2.).

В состав системы психотерапевтической самопомощи, применяемой для преодоления одиночества, входят, помимо аутопсихотерапевтических приемов, и “средства социально-психологической помощи”.

Особенно велика роль групп взаимной помощи “одиноких людей”, создаваемых в соответствии с принципами организации сообщества анонимных алкоголиков (см. 7.3.).

Прекрасные результаты по предупреждению возникновения “синдрома одино-чества” или углубления его развития наблюдаются у многих людей, посещающих “клубы по интересам”. В последнее десятилетие они получили широкое распространение во многих городах цивилизованного мира, в том числе в постсоветских государствах и в странах, где большой удельный вес составляют эмигранты, нередко страдающие от “стресса одиночества”.

К примеру, в Нью-Йорке, по инициативе Е.Л. Лебедевой, ветерана Великой Отечественной войны, создан клуб любителей книги (КЛК), пользующийся большой популярностью среди иммигрантов, особенно тех, кто испытывает дефицит интеллектуального общения. Врач-психотерапевт А.Л. Мелимовка, оказывающий постоянную консультативную помощь членам клуба, отмечает благотворное влияние творческого самовыражения и дружеских отношений на их душевное здоровье, психофизиологические резервы организма и на преодоление последствий “эмиграционного стресса”. В своем поздравлении коллективу Клуба любителей книги с десятилетним юбилеем он пишет:

Мы столько вместе пережили,

Объединенные судьбой,

Мы мост из наших душ сложили

Между Нью-Йорком и Москвой…

Я помню, как мы начинали

Наш иммигрантский островок,

И помню, как в глазах печальных

Надежды вспыхнул огонек…

В Монреале ежегодно проводится общеканадский русскоязычный фестиваль, в котором принимают активное участие и многие иммигранты из США. Его девиз, как и Клуба любителей книги: “Друзья, прекрасен наш союз”! (А.С. Пушкин).

4.3.5.1.2. Хоббитерапевтические приемы

Особенность. При их применении развивается эустрессовое состояние в результате того, что при реализации интересов, связанных с увлечением, рождаются положительные эмоции, благотворно влияющие на психоэмоциональное состояние (при условии, что хобби не наносит вред здоровью и не ухудшает семейные отношения из-за отрицательного влияния на выполнение домашних обязанностей).

Хоббитерапия состоит из огромного количества увлечений, условно разделяемых исходя из задач аутопсихотерапии, на три подгруппы.

№119 Умственно-активизирующая хоббитерапия.

Варианты.

1. Создание семейного альбома или домашнего архива с описанием истории рода, семьи. Составление их имеет важное психотерапевтическое значение, прежде всего для тех, кто посвящает свое свободное время поиску генеалогических связей, нахождению семейных реликвий и их систематизации. Не менее важна их роль для нравственного воспитания подрастающего поколения, для формирования у них интереса к прошлому семьи и развитию чувства собственного достоинства, уважения к людям.

“Если человек не смотрит, хотя бы изредка, на старые фотографии своих родителей, — говорил академик Дмитрий Лихачев, — не ценит память о них — значит, он их не любил или не любит. А человек “беспамятный” — это, прежде всего, человек неблагодарный, бессовестный”.

Высоко оценивает их значимость известный психиатр – психолог Б.Г. Херсонский (г. Одесса), автор поэтического произведения “Семейный архив”.

2. Коллекционирование. Поиск, нахождение и систематизация почтовых марок, значков, открыток, картин, музыкальных записей, минералов, насекомых и др.

3. Разгадывание кроссвордов, ребусов, участие в телевикторинах. Для лиц пожилого возраста эти увлечения являются, по сути, “гимнастикой нервной системы, головного мозга”. Имеются данные, что у любителей кроссвордов значительно реже наблюдаются возрастные нарушения функции центральной нервной системы.

4. Игры в шахматы, шашки, бинго, раскладывание пасьянса и др., положительно влияющие на деятельность ЦНС.

В конце 20-го века массовый характер приобрело увлечение Интернетом. Всесторонние медико-психологические исследования показали, что он, с одной стороны, может обладать психотерапевтическим воздействием, улучшать психоэмоциональное состояние и мыслительную деятельность, а, с другой — способен вызвать болезненное пристрастие, патологическое состояние — “интернетоманию”, если при работе с ним не соблюдаются психогигиенические условия. Недавно дополнительно проведенные исследования о влиянии Интернета на человека показали, что около 6 % его пользовате-лей страдают “виртуальной наркоманией”.

№ 120 Психофизическая хоббитерапия

Вторая подгруппа включает в себя оздоровительно-физические увлечения, в их состав входят разнообразные спортивные занятия, благотворно влияющие на физическое здоровье и психоэмоциональное состояние.

В последнее время многие люди обоснованно (при отсутствии медицинских противопоказаний) увлекаются быстрой ходьбой, “бегом ради здоровья” трусцой, туризмом, вояжетерапией (путешествиями), а также бадминтоном, настольным теннисом, гольфом и другими спортивными играми, не требующими больших физических усилий, доступными и лицам пожилого возраста.

№121 Аттенционно-релаксационная хоббитерапия. К ней, прежде всего, относится рыбалка, которая справедливо считается прекрасным антистрессовым увлечением. Во время ловли рыбы человек отвлекается от повседневных забот, наслаждается тишиной и чистым воздухом, погружается в умиротворенную атмосферу, в результате чего снижается напряженность нервной системы, улучшается психологический настрой.

Благотворное воздействие на психоэмоциональное состояние оказывает и ряд других увлечений, относящихся к релаксационно-отвлекающей хоббитерапии. К примеру, игра «скребл», упрощенный вариант, которой не предусматривает ни выигрыш, ни проигрыш.

Заслуживает высокой оценки игра в китайские «шары здоровья». При ее проведении подбрасывание, сжимание и вращение полых металлических шаров сочетается со слушанием тихого мелодичного звона колокольчиков, находящихся внутри них. В последние годы для снятия стресса нередко используются и релаксационные компъютерные игры.

4.3.5.2. Дистрессо-позитивные приемы

Особенность. Применение их основано на реализации второго конфронтационно-лечебного принципа “стресс против стресса”. Их целебное воздействие достигается вследствие того, что “позитивный дистрессор” уменьшает или гасит вредоносное влияние на организм “негативного дистрессора”, вызывающего длительные психотравмирующие переживания. Стрессогенные приемы используются психотерапевтами при лечении алкоголизма (по методу А.Р. Довженко), истерии (по А.С. Свядощу, К. Венсону) и ряда других заболеваний.

В аутопсихотерапевтической практике применяются, в основном, 4 дистрессо-позитивных приема.

№122-1 Прием “гнев побеждает страх”. Его применение основывается на представлении об их несовместимости, невозможности одновременного проявления страха и гнева.

Принцип применения. Образно представляется ситуация, порождающая страх, а затем — оскорбительное поведение человека, вызывающее чувство возмущения, переходящее в гнев. При необходимости активизации выражения сильного гнева, подавляющего страх, применяется “ролевой аутотренинг” (упражнение № 18).

№122-2 Прием “страх против страха”.

Принцип применения. В основе его лежит положение: страх ожидаемый тяжелее страха пережитого. Отсюда, страх ослабевает или исчезает, если возникнет сходная устрашающая ситуация с благополучным исходом.

Антифобический прием эмоционально-стрессовой психотерапии применяется в исключительных случаях, когда другие средства оказываются неэффективными. На наш взгляд, недопустимо его применять самостоятельно, как это рекомендуют некоторые американские специалисты. Согласно их данным, происходит преодоление страха, если человек, страдающий фобией, прыгает в воду с большой высоты, совершает впервые в жизни парашютный прыжок и т.д.

Для реализации стрессотерапевтического приема необходимо не только разрешение лечащего специалиста, но и помощь медицинского работника или домашнего психотерапевта, обладающего необходимыми знаниями по медиаторной психотерапии в кризисной ситуации.

ТПИП. У медсестры 23 лет, после того как на ее глазах произошла автокатастрофа, возник неодолимый страх перед ездой на автомобиле. Лечение результатов не дало, в связи с чем врач порекомендовал ее друзь­ям создать ситуацию, вызывающую гиперболизацию страха. Была разыграна такая сцена. За нашей пациенткой-медсестрой “неожиданно” при­ехал муж ее лучшей подруги, шофер высокого класса, с запиской, со­держащей просьбу немедленно приехать для оказания экстренной ме­дицинской помощи (продолжительность езды 10 мин.). По дороге шофер разыграл аварийную ситуацию. В результате сильного испуга был преодолен страх езды в автомашине.

№123 Прием нейтрализации стрессо-эмоциональных переживаний, обусловленных обидой, оскорблением.

Народно-житейская психотерапия рекомендует в этих случаях, к примеру, при разрыве отношений с любимым в прошлом человеком, образно представлять его в неприглядном виде и вспоминать конфликтные ситуации, вызывавшие чувства презрения или ненависти к нему. При этом желательно произносить слова, соответствующие негативным чувствам в виде формул самоубеждения, способствующим созданию оптимистической установки.

№124 Прием повышения стрессоустойчивости. Для улучшения возможностей противодействовать вредоносному влиянию стресса рекомендуется применение “стрессодозированного приема” повышения антистрессового иммунитета по Д. Мейхенбауму (№ 55), имеющего сходные черты с техникой профилактики анафилактического шока.

4.3.6. Психоэнергорегулирующие приемы (приемы, оптимизирующие уровень эмоциональной напряженности).

Краткая характеристика. В состав шестой группы приемов, участвующих преимущественно в саморегуляции эмоциональной сферы, входят приемы, применяемые для нормализации уровня эмоциональной (точнее, психоэмоциональной) напряженности, психоэнергетического потенциала.

Теоретической базой и практической основой этих приемов являются:

1) Учение З. Фрейда и его последователей, согласно которому организм представляет собой своего рода аппарат, заряженный энергией, вырабатываемой подсознательной сферой, а разрядка его при чрезмерно высоком уровне приводит к восстановлению психического равновесия (гомеостаза, энергетического баланса).

Эрик Берн, выдающийся американский психиатр-психоаналитик, сравнивает энергетическую функцию подсознания с фабрикой, где имеется много генераторов, вырабатывающих энергию для машин, которые выпускают готовую продукцию — “мысли”. При этом он полагает, что энергетический механизм, находящийся в подсознании, не только снижает уровень эмоциональной напряженности, а, при необходимости, и повышает его.

Биоэнергию он разделяет на два вида, тесно связанные между собой — на психическую и телесную. Одним из главных аргументов в пользу необходимости их разделения является существенное различие в психотерапевтических средствах, применяемых для оптимизации уровня энергетического потенциала головного мозга и тела.

2) Гипотеза о биоэнергии. В ее разработке основополагающая роль принадлежит В. Райху и его ученику В. Лоуэну.

Главные ее положения:

— у человека есть биоэнергия, участвующая во всех жизненных процессах и определяющая характер человека и его нервно-психическое состояние;

— “закрепощенность тела”, “мышечная зажатость”, тревожное дыхание (“удушье в узких местах”) препятствуют свободной циркуляции энергии, поддерживающей оптимальный уровень жизненного тонуса;

— внешними показателями уровня биоэнергии является степень напряженности мышечной и дыхательной систем, тесно связанных с психоэмоциональным аппаратом (о его состоянии можно судить по позе, походке, мимике и жестам);

— для достижения терапевтического эффекта при лечении нервно-психических нарушений необходимо учитывать энергетический уровень. Например, при лечении депрессии применять приемы, способствующие увеличению энергетического уровня, а при истерии — снижению путем “освобождения энергетических каналов”.

Следует отметить, что в отличие от альтернативных биоэнерготерапевтов (см. 1.3.), гипотеза Райха — Лоуэна отрицает возможность коррекции астрального и ментального тела человека, воздействия черной и белой магии, передачу энергии экстрасенсорным путем, в частности, осуществления энергетической зарядки с помощью талисманов, воды и т.п.

В практике аутопсихотерапии применяются разнообразные приемы телесно-ориентированной психотерапии, основной теоретической базой которой служит биоэнергетическая концепция.

3) Нейрофизиологические исследования, доказавшие возможность самоуправления биотоками, вырабатываемыми организмом (Э. и А. Грин и др.).

Результаты их исследований послужили толчком к созданию лечебно-реабилитационной аппаратуры по саморегуляции мышечного напряжения, артериального давления, процессов формирования навыков движения после инсультов, а также по созданию протезов с биоэлектрическим управлением.

Успехи в области изучения биологический обратной связи (БОС) и практика их применения оказали стимулирующее влияние и на разработку аутопсихотерапевтических приемов и упражнений, ориентированных на “энергоподзарядочное воздействие”.

4.3.6.1. Эмоционально-разрядочные приемы

Особенность. Приемы используются для снятия избыточной эмоциональной напряженности путем отреагирования психотравмирующих переживаний, достижения аффективной разрядки. Мнение о необходимости предупре­ждения отрицательных последствий “невысказанных чувств” нашло отражение в многочисленных пословицах. “Разделенное горе — половина горя”, “Выскажись — ста­нет легче на душе”, “Сердце громче стонет, если человек молчит”, “Сказал — облегчил тем душу” и др.

Проблема психотерапевтической самопомощи при неотреагированных пережива-ниях приобрела особую актуальность во второй половине ХХ века, в эпоху научно-технического прогресса. Это обусловлено тем, что в условиях повышенных нагрузок на нервную систему люди испытывают дефицит времени для общения, “излияния души” зачастую в связи с необхо­димостью сдерживать себя, подавлять эмоции и выполнять работу с малыми физическими нагрузками. Вследствие чего создаются предпосылки для возникновения неотреагиро­ванных эмоций, подавления переживаний, что приводит к ухудшению деятельности централь­ной нервной системы.

Согласно современным взглядам, неотреагированные переживания играют важную роль в генезе неврозов, пси­хических расстройств и психосоматических заболеваний. Обоснованность этой точки зрения подтверждают многочисленные клинические наблюдения, эпидемиологические исследования людей, сохранивших первобытный уклад жизни (у них практически не наблюдаются так называе­мые болезни цивилизации) и специальные эксперименты. В частности, нами проводились клинико-физиологические исследования для выявления значимости неотреагированных эмоций. Практически здо­ровым лицам в состоянии гипноза, в сомнамбулической фа­зе, внушались ситуации конфликтного содержания в виде эмоциогенных сновидений (для предупреждения следовых реакций, по В.М. Бехтереву). В результате были получены статистически достоверные данные об отрицательном влия­нии неотреагированных переживаний на сердечно-сосуди­стую систему и почечный кровоток.

О значимости неотреагированных эмоций в генезе пси­хогенных заболеваний свидетельствуют и успешные резуль­таты лечения психотерапевтическими методами, применя­емыми с целью достижения эмоциональной разрядки. Для отреагирования психотравмирующих переживаний приме­няются коллективно-групповая психотерапия с элементами психодрамы, разговорная психотерапия, гипнокатарсис и наркокатарсис.

Для разрядки чрезмерной эмоциональной напряженности рекомендуются психотерапевтические приемы аутопсихотерапии, условно разделяемые на две подгруппы.

А. Приемы, вызывающие отреагирование эмоционально-негативных переживаний вербальным (словесным) путем.

№125 Разговорно-разрядочный прием.

Принцип применения основан на доверительном “излиянии чувств” — высказывании о своих тягостных переживаниях и мыслях доброжелательному человеку. Таким собеседником, помимо родных и друзей, может быть даже совершенно незнакомый попутчик в поезде, самолете, автобусе, сопалатник в больнице или санатории.

Потребность человека “излить душу” с тончайшим психологизмом показана А.П. Чеховым в рассказе “Тоска”. Переживая смерть сына, кучер Иона хочет поделиться горем о невосполнимой утрате со своими седоками. Но, не встречая внимания с их стороны, он вынужден найти утешение в том, что рассказывает лошади о постигшем его горе.

Эффективность приема нейтрализации неотреагированных эмоций путем излияния своей обиды, глубокой печали, скорби в значительной степени зависит от проявления внимания, сочувствия того, с кем делится человек своими переживаниями, кому он “раскрывает душу”.

В настоящее время в крупных городах создаются т.н. “Кризисные центры”, “Службы доверия”, назначение ко­торых оказывать людям срочную психотерапевтическую по­мощь. По телефону любой человек, терзающийся мучи­тельными душевными переживаниями, сомнениями, рас­каянием в совершенной ошибке, может высказать опытно­му психотерапевту свои мысли и чувства, получить науч­но-обоснованный совет как преодолеть тягостное состоя­ние, найти выход из создавшейся критической ситуации. Верующим в подобных случаях помогает обряд исповеди.

№126 Письменно-разрядочный прием.

Принцип применения — выражаются чувства, связанные с неотреагированными эмоциями путем переписки с близкими людьми или написанием письма, адресованного человеку, вызвавшему стрессоэмоциональные переживания.

Варианты ТПИП.

№126-1 Однажды помощника президента США Авраама Линкольна возмутило поведение одного известного политика. “Напишите ему письмо, — посоветовал Линкольн. — Пишите все, что Вы думаете, ничего не смягчая … и дайте мне прочитать”. Читая письмо, пронизанное чувством возмущения и гнева, Линкольн восторгался, хохотал, приговаривал: “Ловко Вы его отделали…” и т.д. Закончив, сказал автору: “Вы доставили мне безумное удовольствие, а теперь разорвите его на мелкие части и начнем все сначала”. Наступила эмоциональная разрядка, приведшая к исчезновению гнева. Было написано второе письмо без оскорбительных выражений, с акцентом на логико-обоснованные доводы, что обусловило достижение желаемых результатов.

№126-2 В журнале “Знание — сила” описан любопытный факт. Известный психолог Нильс Лафсен из Хельсинки нашел весьма оригинальный способ избавления от отрицательных эмоций. Он предложил страждущим направлять ему письма с подробным описанием своих проблем. Вскоре после этого произошел любопытный эпизод, подтвердивший действенность предложенного метода. Давний оппонент доктора Лафсена на одном из заседаний научного общества психологов г. Хельсинки сообщил членам общества, что убедился в высокой эффективности методики Лафсена. Узнав о ней из объявления в печати, разгневанный коллега письменно обвинил автора в шарлатанстве. Но после своей гневной исповеди, сразу успокоился, тем самым, подтвердив на собственном примере правильность новой методики. Статья, в которой рассказывается о методе Нильса Лафсена, носит интригующее название — “Письма вместо седуксена”.

№126-3 Выражение аффективных переживаний в дневнике. Его преимущества состоят в том, что на страницах дневника можно выразить затаенные мысли, думы о тягостных пере­живаниях интимного содержания. Особую роль дневник, как источник эмоциональной разрядки, играет для одиноких людей и тех, кому из-за исключительных обстоятельств не с кем поделиться своими горестями, переживаниями. Вместе с тем нужно помнить, что ведение дневника требу­ет организованности, настойчивости, самодисциплины.

Проще достичь психоэмоциональной разгрузки с помощью временного ведения записей (самоотчетов) о переживаниях в период психотравмирующей ситуации или выразить свои мысли и чувства о стрессогенной ситуации путем их записи на магнитофонную ленту, кассеты.

№126-4 Вербально–письменный прием, ориентированный на разрешение длительного, затяжного конфликта. Написание письма может не только улучшить психоэмоциональное состояние, но и сыграть исключительно большую роль в восстановлении прерванных отношений с родным человеком, другом или коллегой из-за субъективных причин или непроизвольно допущенной ошибки.

Особенно важное значение этот прием имеет в тех случаях, когда разговор с глазу на глаз сопровождается оскорблениями, ссылкой на старые обиды и постоянно прерывается человеком, считающим себя обиженным или униженным без достаточных оснований. В этой ситуации выражение своих мыслей через письмо имеет огромное преимущество по сравнению с непосредственным контактом.

Написание письма дает возможность тщательно обдумать свои соображения, несколько раз исправлять свой текст до тех пор, пока он не будет полностью отражать чувства и мысли. Кроме того, человек, которому направлено письмо, имеет в запасе время, необходимое для продуманного ответа.

Опыт психотерапевтов, в том числе и наш, свидетельствует о том, что при застарелых семейных конфликтах, чрезвычайно трудно поддающихся коррекции,- «звуковое письмо», записанное на кассете, намного эффективнее обычного письма, так как позволяет лучше выразить свои чувства и думы с помощью голоса, его тембра и интонации.

Письмо может иметь и профилактическое значение для предупреждения ожидаемого конфликта при общении с человеком, отличающегося придирчивостью или, наоборот, повышенной ранимостью.

Б. Приемы отреагирования эмоционально-стрессовых переживаний невербальным путем.

Общая особенность. Применяются для эмоциональной разгрузки “несловесным путем” — достигается отреагирование психотравмирующих переживаний в результате больших физических нагрузок, смеха или плача.

№127 Эмоционально-разрядочный прием, основанный на “смехотерапевтическом эффекте”.

В отличие от других невербальных приемов в механизме их целебного воздействия принимает участие и вербальный, приемы которого выполняют функции «стимуляторов смеха».

1- невербальный (мышечно-эмоциональный) механизм.

Особенность. Старая истина – «Смех — лучшее лекарство» — подтверждена исследованиями многих ученых. Убедительно доказано, что под влиянием смеха происходят выраженные положительные изменения в деятельности организма — повышаются антистрессовые резервы, укрепляется иммунная система (увеличивается выработка эндорфина — “гормона счастья”, повышается количество Т-лимфоцитов, “убийц микробов”, уменьшается продукция гормона кортизола, отрицательно влияющего на стрессоустойчивость), улучшается деятельность сердечно-сосудистой системы и аппарата дыхания.

Актуальность проблемы исследования механизмов целебного воздействия смеха и способов его стимуляции обусловило рождение специальной отрасли науки — гелонтологии (от греч. “гелос” — смех). Ежегодно в Штутгарте (Германия), проходит международный конгресс гелонтологов.

В использовании смеха как лечебного фактора исключительно важную роль сыграла автобиографическая книга Нормана Казинса, написанная на основе его успешного опыта лечения тяжелого коллагенового заболевания методом “смехотерапии” (см. № 69).

Открытые терапевтические свойства смеха побудили создание комнат юмора в лечебных учреждениях, а также — «групп смеха» во многих уголках мира, где для стимулирования смеха применяются преимущественно невербальные приемы, основанные на рефлексе подражания, вызывающим «цепную реакцию смеха». В уставах смехотерапевтических групп приводятся пословицы и крылатые выражения о целебной силе смеха, к примеру “Смех — залог здоровья”, “От гнева стареют, а от смеха молодеют”, “Юмор — спасательный круг на волнах жизни”, “Смех — здоровье души” и т.д. Имеются и цитаты из трудов выдающихся личностей. “Мир — это зеркало, в котором каждый видит собственный облик. Хмурься перед ним, и оно покажет тебе рожу угрюмую, улыбайся ему, смейся перед ним — и ты встретишь в нем веселого товарища” (Уильям Теккерей). “Смех есть радость, а посему сам по себе он благо” (Б. Спиноза), «Смех — самое доступное и эффективное лекарство» Б.Рассел и др.

2.Вербальный (психолого-словесный) механизм. Его активизация достигается применением юморотерапевтических приемов ПС, используемых для саморегуляции эмоциональной сферы с целью:

1) формирования оптимистического настроения — путем нахождения юмо-ристичекого компонента в сложной проблеме, вызывающей депрессивный настрой или стрессовое состояние. Для этого широко применяются смехопобуждающие приемы, используемые и в народной психотерапии:

*книготерапевтический прием – чтение литературы юмористического характера. Вследствие зависимости восприятия юмора от индивидуальных особенностей большое преимущество, как правило, имеют сборники с разнообразными юмористическими произведениями. Положительным примером может служить кн. «Одесский юмор», 2004г., где содержатся смехотерапевтические рассказы, анекдоты, песни, скетчи, репризы, пародии и др. юморески.

*видеотерапевтический прием- просмотр фильмов и спектаклей комического жанра, цирковых представлений с клоунадой, эстрадно-развлекательных программ, выступления команд КВН…

*вокалотерапевтический прием – исполнение или прослушивание шуточных песен и других музыкально-поэтических произведений комедийной направленности, участие в маскарадных вечерах, карнавалах и «дне смеха».

Кроме того, для создания оптимистического настроя психотерапевты рекомендуют применение двух дополнительных приемов.

№127-1 Мнемо-юмористический прием.

Принцип применения. Для того, чтобы вызвать смех, рекомендуется вспомнить комическую историю, забавный анекдот или смешной случай из жизни с благополучным исходом.

ТПИП. Ю.Нагибин в автобиографическом рассказе «Война с черного хода», описал свой любимый способ, помогавший ему успешно справляться со стрессом: «Самое лучшее — вспомнить что-нибудь смешное про самого себя или про окружающих и, утрируя, рассказать в уме кому-нибудь из близких, понимающих юмор…».

№127-2 Юморо-стимулирующий прием самоубеждения.

Принцип применения — в соответствии с условиями подготовки формул самоубеждения составляется текст с учетом медицинских показаний и индивидуальных особенностей (см№1).

К примеру, при депрессивном состоянии, характеризующимся низким уровнем восприятия юмора и желания смеяться, возможен следующий вариант:

*Я осознаю целебную роль смеха…..

*Я верю в свои возможности юмористически оценивать трудные жизненные проблемы.

* Я могу сформировать положительную установку к шутке (уместной), смеху. *Мои девизы: «смех – отличное противоядие при пессимистическом настрое и стрессе» , «смех-генератор положительных эмоций и жизненной энергии».

2)достижения эмоциональной разрядки — при чрезмерной эмоциональной напряженности, возникающей при проявлении гнева, озлобленности, ненависти и других аффектах.

Психофизиологический механизм эмоциональной разрядки, достигаемой, как правило, при сильном хохоте, гомерическом смехе, недостаточно ясен. Возможно предположить, что его положительный эффект возникает в результате быстрого выброса эндорфинов, глубочайшего расслабления мышц и выраженной конфронтации двух эмоциональных несовместимых реакций: гнева и смеха.

№127-3 Прием “юмористической оценки своего поведения со стороны”.

ТПИП. На Кола Брюньона, героя книги Ромена Роллана, искусного резчика по дереву, обрушились беды: он переболел чумой, сожгли его дом, погибла мастерская. Одно было у него утешение, что в замке герцога уцелели его работы. Но, придя туда, он увидел, что все плоды его трудов изрезаны, изломаны и прострелены. Кола Брюньон обезумел от горя: “Я стонал, я глухо сипел… Наконец, несколько ругательств вырвалось-таки наружу… Еще немного и я бы задохнулся… Десять минут кряду, не переводя духа, я поминал всех богов и изливал свою ненависть…”. Но вот наступает поворот в чувствах: “…Вдруг мысль о том, как все это смешно: и мои бедные безносые боги…, и я сам, старый дурак, даром тратящий слюну на стон и на монолог, который слышит только потолок, — вдруг мысль о том, как все это смешно, пронеслась у меня в голове… как ракета так, что сразу позабыв и гнев, и горе, я рассмеялся… и вышел вон”. В результате произошла реакция, превратившая горе и гнев в повод для смеха.

№128 Прием эмоциональной разрядки, основанный на “катартическом эффекте плача”.

Особенность. При горе, глубокой скорби, стрессо-эмоциональных переживаниях, обусловленных обидой, оскорблениями, плач является одним из наиболее эффективных приемов эмоционального отреагирования.

Плач по силе его эмоционального воздействия относят к “психокатартическим средствам”, характеризующимся тем, что вызывают аффективную реакцию, приводящую к интенсивной разрядке эмоционального напряжения, отреагированию психотравмирую-щих переживаний.

Целебное воздействие катарсиса (от греч. “katharsis” — очищение) было известно еще в древней Греции. Созданный в античные времена “Театр потрясений” существует и по сей день. В нем показывают пьесы трагедийного содержания, вызывающие у зрителей сильные эмоциональные переживания, плач, нередко завершающийся катарсисом, очищением духа (по Аристотелю) при виде страданий героев, их мук и горя.

Антистрессовое значение плача определяет не только эмоциональная разрядка. Исследования американского биохимика Уильяма Фрея показали, что в отличие от “рефлекторных слез”, возникаемых при чистке лука, кашле и других внешних раздражителей, “эмоциональные слезы” содержат стрессообусловленные вещества.

Плач — это средство защиты от стресса, созданное природой. Подавление слез, когда тяжело на душе от горя и обид, является опасным накапливанием “невыплаканных” вредных веществ, образование которых вызвано сильным стрессом, и “неотреагированные” отрицательные эмоции предрасполагают к возникновению психогенных и психосоматических болезней.

“Если слезы не появляются на глазах, то плачет сердце”, — гласит народная мудрость. Не правы мужчины, заглушающие естественную реакцию организма усилием своей воли из-за ошибочного мнения, что стыдно в тяжелейшую минуту жизни плакать сильной личности.

Мудрый народно-психотерапевтический совет “поплачь — станет легче на душе” нашел свое воплощение во многих художественных произведениях выдающихся писателей и поэтов.

Так, И.С. Тургенев выразил его словами: “Слезы, что гроза — после них человек всегда тише”. А Виктор Гюго в одном из своих стихотворений написал:

“Ведь плакать сладостно, когда томит забота,

Когда несчастье жестко угнетает.

Слеза всегда смывает что-то

И утешение несет …”.

Иоганн Вольфганг Гете советовал представителям сильного пола помнить: “Мужчина, который не плачет, может казаться героем. Но когда он тоскует и у него плохо на душе, Господь велит ему плакать”.

Не вызывает сомнений, что плач оказывает антистрессовое воздействие, уменьшает эмоциональную напряженность. Однако, если человек выработал в себе привычку плакать при любом душевном напряжении, или он на протяжении длительного времени выражает свое горе слезами, то может наступить противоположный эффект — ухудшиться эмоциональное состояние. Известно, что плач, как правило, сопровождается определенной мимикой — лицо приобретает маску скорби и печали. И если закрепляется этот мышечный стереотип, человек рискует, согласно закону взаимообратной связи в системе “мышцы — эмоции”, постоянно быть в напряженном состоянии, проявлять склонность к пессимистической оценке окружающей среды.

№129 Прием эмоциональной разрядки, основанный “на погашении гнева, озлобленности путем интенсивных мышечных усилий”.

Особенность. Механизм его целебного воздействия, по мнению известного физиолога Г.И. Косицкого, связан с тем, что большие физические нагрузки изменяют направленность “гормона тревоги (адреналина)” — от сердечно-сосудистой системы и психоэмоциональной сферы к мышечному аппарату, являются как бы отдушиной для выхода накопившихся отрицательных эмоций. Для разрядки эмоциональной напряженности рекомендуются различные варианты сильных физических нагрузок, которые, образно говоря, трансформируют гнев и злобу в мышечную энергию.

Варианты ТПИП.

1. Лев Николаевич Толстой в романе “Анна Каренина” описал один из способов эмоциональной разрядки: “… В прошлом году, приехав однажды на покос и рассердившись на приказчика, Левин употребил свое средство успокоения — взял у мужика косу и стал косить …”

2. Нам довелось наблюдать пациента, крестьянина, вызывавшего своим поведением недоумение односельчан. В ответ на незаслуженные упреки сварливой жены он бежал в сени, хватал топор, и, вооруженный этим орудием бросался… ко­лоть поленья. Разрубив с десяток, он по образному выражению жены, “превращался из тигра в котенка”. Тяжелая работа дровосека была для него прекрасным громоотводом.

Для психоэмоциональной разрядки обоснованно рекомендуется, “чем бить в сердцах посуду, лучше наносить удары по подушке собственными кулаками, выбивалкой или клюшкой, произнося при этом слова, выражающие чувство гнева по адресу человека, который обидел или унизил достоинство”.

В Японии на многих предприятиях созданы “Комнаты эмоциональной разрядки”, где предоставляется возможность для отреагирования эмоциональных переживаний (гнева, озлобленности, ненависти) избивать манекены начальников.

4.3.6.2. Эмоционально-подзарядочные приемы

Краткая характеристика. В эту подгруппу входят приемы, повышающие уровень психоэнергии с целью достижения оптимального эмоционального напряжения, сниженного под воздействием стрессо-негативных факторов и психотравмирующих переживаний.

Особенность. Теоретической их основой служат гипотезы о биоэнергии, точнее о психоэнергии, и путях ее увеличения, разработанные Берне, Райхом, Лоуэном, а также учение о “биологической обратной связи” (см. 4.1.).

Обоснованность их подтверждают, помимо клинико-экспериментальных исследований, и житейские наблюдения за поведением людей в экстремальных условиях. Описаны многочисленные случаи, когда в ситуациях, опасных для своей жизни или жизни ребенка, при проявлении ненависти к врагу или огромной потребности решить чрезвычайно сложную проблему у людей резко поднимается уровень жизненной энергии, мобилизуются психофизиологические резервы организма.

Примеры. Во время пожара, спасая нажитое за всю свою жизнь имущество, сухонькая старушка со второго этажа горящего дома вынесла громадный сундук. После пожара двое молодых ребят с трудом сумели его водворить на прежнее место.

Женщина среднего физического развития, спасая своего ребенка, подняла машину, под которой он оказался.

Известен случай, когда пожилой человек, спасаясь от погони бандитов, перепрыгнул через двухметровый забор, хотя спортсменом и в молодые годы не был.

В литературе приводятся многочисленные факты о чудесах, совершенных людьми творческого труда в кризисной ситуации благодаря мобилизации резервных возможностей психоэнергетических ресурсов. Так, например, в период Великой Отечественной Войны инженеры и конструкторы нередко решали очень сложные технические задачи в десятки раз быстрее, чем в мирное время.

Н.И. Кибальчич, приговоренный к повешению за участие в покушении на царя, в течение сверхкороткого времени до казни создал блестящий проект реактивного летательного аппарата.

Классификация. Эмоционально-подзарядочные приемы подразделяются на две подгруппы в соответствии с тем, что они реализуют разные задачи по повышению уровня психоэнергии.

1. Профилактически- ориентированные подзарядочные приемы.

№130 Имаго-суггестивный прием.

Показание — низкий уровень активности (деловой, творческой, саногенной, учебной), потребность в ее повышении.

Принцип применения. На основе познания сути биоэнергетических гипотез (Берна, Райха, Лоуэна) образно представляется процесс подпитывания головного мозга психоэнергией, усиливаемый аутосуггестивным воздействием.

П. Вайнцвайг, известный канадский психолог по проблеме активизации творческой энергии и деловых способностей, рекомендует произносить несколько раз в течение дня:

“Каждый день я становлюсь все лучше и лучше, меня ждет большой-большой успех”, “Я чувствую себя уверенным, счастливым, полным радости и оптимизма”,

“Я здоров и силен как духовно, так и физически”,

“Я способен добиться всего, чего только захочу”,

“Я обладаю прекрасной памятью”,

“Я нравлюсь людям, и люди любят меня”, “Я смогу осуществить свою мечту, и я ее осуществляю”,

“Я полностью контролирую свои мысли, чувства и действия”

Для повышения эффективности воздействия суггестий на уровень психоэнергии желательно сочетать формулы самовнушения с энерго-зарядочным приемом “ролевого аутотренинга” — представлять себя Антеем, который был непобедим, пока соприкасался с матерью-Землей, подпитывая себя ее энергией.

№131 Имаго-волевой прием.

Показание — экстремальная ситуация, требующая срочной мобилизации психофизиологических резервов, экстренного повышения энергетического потенциала (например, при предстартовой апатии, послестрессовой астении, при пессимистическом настрое).

Принцип применения — для кратковременного и быстрого повышения энергетических ресурсов образно представляется субъект (или объект), вызывающий чувство гнева, ненависти, озлобленности или другие негативные стенические эмоции.

Пример. Юрий Власов, выдающийся тяжелоатлет, неоднократный чемпион мира, проиграл состязание по подъему штанги не менее знаменитому тяжелоатлету Леониду Жаботинскому во время Олимпийских игр, проходивших в Токио. По убеждению Юрия Власова, это произошло вследствие психологической причины — он не мог реализовать свой любимый прием (имаго-волевой), так как не в состоянии был представить Леонида, к которому проявлял дружеские чувства, в образе своего врага.

№132 Подзарядочно-физический прием.

Показание — потребность в повышении трудовой активности и психоэнергетичес-кого потенциала. Варианты.

1. Физкультурно-подзарядочный прием — входит в состав утренней зарядки и вводной гимнастики, проводимой перед началом рабочего дня, как правило, в сопровождении функциональной музыки стимулирующего характера.

2. Термомобилизирующий прием — используется в виде “холодового удара” или контрастного душа не только для активизации психофизиологических ресурсов, но и закаливания организма.

Примеры.

А.В. Суворов в утренние часы регулярно совершал обливания холодной водой из ведра, которая по мнению его биографов, сыграла ведущую роль в преодолению склонности к простудным заболеваниям, а главное – в достижении высокого уровня активности, бодрости духа и тела, что позволило ему в возрасте 69 лет совершить вместе с молодыми воинами переход через Альпы.

Ф.Г. Углов, академик АМН (включен в книгу рекордов Гинесса — 2002 г., как единственный в мире хирург, продолжающий оперировать больных в возрасте 98 лет), на основе собственного опыта рекомендует каждодневное применение холодных водных процедур, если нет медицинских противопоказаний.

Последователи метода П.К. Иванова считают, что холодовой удар оказывает не столько охлаждающее, сколько мобилизующщее действие.

Следует признать, исходя из принципов тренировки организма, преимущество контрастного душа — чередование горячей и холодной воды.

№133 Подзарядочно-библиотерапевтический прием.

Особенность. Практика психотерапевтов свидетельствует о том, что многие люди эмпирическим путем находят для себя оптимальный вариант психоэнергетического приема, основанного на использовании отрывков литературных произведений, обладающих психотерапевтическим воздействием.

К примеру, нами наблюдались пациенты, применявшие для мобилизации психофизиологических резервов в период падения жизненного тонуса библиотерапевти-ческий прием, содержащий строки стихотворений любимых поэтов:

Пошли мне бури и ненастья,

Даруй мучительные дни,

Но от преступного бесстрастья

И от покоя сохрани! (И.С. Аксаков).

Гром победы раздавайся! (Г.Р. Державин).

Вперед! Без страха и сомнений

На подвиг доблестный, друзья! (А.Н. Плещеев).

Умей принудить сердце, нервы, тело

Тебе служить, когда в твоей груди

Уже давно все пусто, все сгорело

И только Воля говорит — Иди! (Д. Киплинг).

Евгений Евтушенко, находясь в госпитале (ноябрь 2002 г.), написал замечательное стихотворение “Два капитана”, посвященное памяти В. Каверина. В нем есть слова девиза мобилизующего воздействия, очевидно, помогавшие поэту активизировать резервные силы организма, ускорить победу над недугом:

Звенел в моих висках

девиз, как будто святцы:

“ Бороться и искать,

Найти и не сдаваться!”

2. Лечебно-поддерживающие приемы.

Особенность — применяются для закрепления результатов лечения, проводимого с целью “погашения доминаты болезни” и создания вместо нее ”лечебной, саногенной доминанты”.

Для реализации этой задачи применяется главным образом метод “кодирования”, используемый в последнее время не только при лечении потаторов (по методике А.Р. Довженко, которую значительно усовершенствовал Г.И. Григорьев).

Многие психотерапевты успешно применяют кодирование при лечении пациентов, желающих избавиться от избыточного веса, курения и других вредных привычек, а также страдающих болезнями, в этиопатогенезе которых предполагается, что важная или ведущая роль принадлежит “патогенной доминанте” — застойному очагу возбуждения, сформированному в головном мозгу.

При кодировании применяется комплекс психотерапевтических приемов, подробно описанных в методических пособиях для психотерапевтов и наркологов, так как представляет практический интерес лишь для специалистов.

Исключением является “рационально-познавательный прием”, используемый для усиления у пациентов мотивации к сотрудничеству с врачом, благодаря формированию у них убеждения, что:

во-первых, возможно образование патогенной доминанты.

Аргументами для понимания пациентами этого представления являются:

1) клинические наблюдения врачей, свидетельствующие о том, что сильные боли, гиперестезия и др. дискомфортные явления могут быть и после успешного медикаментозного или хирургического лечения, т.е. при отсутствии органических причин для жалоб (для иллюстрации можно с определенными оговорками привести пример, связанный с поведением многих больных после ампутации конечности — жалуются на мучительные боли в области отсутствующей части руки, ноги).

Специалисты по психосоматической медицине, в частности, В.Тополянский и М. Струковская, считают, что одна из частых причин жалоб больных с психосомотическими расстройствами — сохранение “памяти о болезни и психотравмах”, активизация которой вызывает физические страдания и душевные переживания.

В медицинской литературе описано большое количество наблюдений над больными, свидетельствующие о влиянии на клиническую картину следовых реакций в головном мозге (при фактическом отсутствии патогенных факторов).

К примеру, в печатных работах психиатров (Ю. Александровский, П. Ганнушкин, В. Гиляровский; Я. Фрумкин и С. Лившиц – авторов монографии “Следовые влияния в психопатологии”); терапевтов (В. Василенко, Б. Вотчал, Л. Гольдман, А. Мясников, Н. Стражеско); неврологов(Н.Верещагин,Д.Вайсфельд,И.Галина,С.Д.авиденков,Ю.Курако, И.Шогам )и многих психотерапевтов (И. Вельвовский, М. Лебединский, К. Платонов и др.).

Среди наркологов распространено мнение, что в основе психофизиологического механизма трансформации вредной привычки “злоупотребления спиртными напитками” в алкоголизм, опасную болезнь, лежит процесс формирования патогенной доминанты.

2) нейрофизиологические исследования. Обоснованность представления клиницистов, что субъективные проявления болезни может обусловить “патогенная доминанта”, подтверждают исследования физиологов, доказавших возможность образования в головном мозге:

следовых условных рефлексов (И.П. Павлов и его последователи);

господствующего очага возбуждения, подавляющего слабый очаг (А.А. Ухтомский, Г.Н. Крыжановский);

зафиксированного ”опыта болезни” в долговременной памяти (П.К. Анохин);

устойчивого патологического состояния в результате формирования в долговременной памяти патологической матрицы — запечатленного следа перенесенной болезни или стрессовой ситуации, сопровождающихся психотравмирующими переживаниями (Н.П. Бехтерева и сотрудники ее лаборатории).

во-вторых, возможно психотерапевтическим путем погашение “патогенной доминанты” и образование “саногенной доминанты”.

Свидетельствуют о возможности выполнения этой задачи научные работы, содержащие информацию об относительно высоких результатах лечения больных алкоголизмом с помощью кодирования — формирования у потаторов “доминанты трезвости” (по Г. Григорьеву) после погашения “доминанты влечения к алкоголю” (по А. Довженко).

Опубликованы и работы с катамнестическими данными, подтверждающими эффективность метода кодирования при табачной зависимости и алиментарном ожирении. Вместе с тем, отсутствуют публикации с оценкой результатов кодирования пациентов с психоневрологическими расстройствами — психогенной гиперестезии, болями и дискомфортным состоянием, возникаемыми в связи с сохранением “памяти о болезни и психотравмах”.

Предполагаемая причина: опыт психотерапевтов, в том числе и наш, показывает, что у подавляющего большинства больных с психосоматическими нарушениями, обусловленными памятью о болезни, возможно добиться положительных результатов лечения и без применения метода кодирования.

Проведение лечебно-разъяснительных бесед, основанных на принципах рациональной и когнитивной психотерапии, а подчас только ознакомление пациентов с научно-популярной информацией по этой проблеме, оказывает на многих больных выраженное положительное воздействие. Вследствие осознания пациентами, что их жалобы имеют не органическую, а функциональную природу, происходит процесс нейтрализации страхов и тревог, являющихся главным источником подпитывания “доминанты болезни”. А это закономерно приводит к улучшению самочувствия, постепенному угасанию жалоб.

Важная роль в достижении успешной терапии принадлежит родным пациентов, медиаторам (см.7.3.). К сожалению, нередки случаи, когда родные больного, недопонимая суть их жалоб, проявляют чрезмерную тревожность или, наоборот, оценивают их как проявление повышенной внушаемости или агравации, что отрицательно влияет на процесс выздоровления.

В-третьих, возможно поддержание пациентами результатов кодирования – осуществление подзарядки “саногенной доминанты” с учетом рекомендации психотерапевта.

Для формирования позитивной установки пациентов к возможностям реализовать эту задачу проводятся беседы соответствующего содержания, в частности, психотерапевты ссылаются на гипотезу Райха-Лоуэна, согласно которой человек может “корректировать свою биоэнергию”. Пациентов знакомят и с научно-популярной информацией по этой проблеме. Так, нами составлен следующий текст:

“Человек является частицей микрокосмоса, носителем биоэнергии. Деятельность его организма подчиняется общим законам природы. Жизненный тонус человека поддерживается биотоками, которые генерируются при работе органов, систем организма. При­мер: электрокардиограмма — запись биотоков работы серд­ца, по ней судят о сердечной деятельности, болезнях. Прекращение выработки биотоков (возникает прямая линия ЭКГ) — признак клинической смерти. И это понятно, ибо живой организм — генератор биотоков. По характеру биотоков оценивается состояние и деятельность головного мозга, мышц, желудка и др. органов (энцефалограмма, миограмма, гастрограмма и т. п.).

В последнее время биотоки используются не только для диаг­ностики болезней, но и для лечебных целей. Яркий пример — био­управляемые протезы, удивительное достижение современной науки.

К примеру, в газетах и по телевидению рассказывалось о судьбе 23-лет­него мастера телеателье, попавшего в автокатастрофу, в связи с чем ему ампутировали верхние конечности (предплечья). Биопро­тезы свершили чудо — он вновь возвратился к работе, требующей выполнения тонких движений. Каким образом? Идея И.Н. Сече­нова о том, что “мысль о движении — начало движения”, нашла дальнейшее свое развитие в трудах ученых, работающих в области нейрофизиологии, связи высшей нервной деятельности с мышеч­ным аппаратом. Доказано, что на характер биотоков влияет со­держание мыслей, связанных с определенными действиями. Ис­кусственная рука выполняет правильные движения лишь при ус­ловии совпадения “мыслей с желаниями”. Так, если протезированный хочет взять ручку, но в этом промежутке времени у него возникло другое желание (к примеру, толкнуть рукой мяч), то рука сделает неточное движение, приближающееся к выполнению последнего желания, мысленного приказа.

Из приведенного случая и объяснения принципа работы ис­кусственной руки вытекает логический вывод: головной мозг вы­рабатывает качественно разные биотоки в зависимости от содержания мыслей и желаний, положительных или отрицательных дум, настройки на оптимистическую или пессимистическую волну. Но есть и другое существенное отличие головного мозга от других источников орга­низма, вырабатывающих биоэнергию. Биотоками головного мозга возможно управлять и в отношении их направления, т. е. посылать их по желаемому пути в различные участки организма. Это дости­гается благодаря тому, что в распоряжении головного мозга име­ется переносная (передвижная) система, проводящая биотоки — это наши руки, пальцы”.

Среди пациентов, проходящих лечение методом кодирования, имеется немало лиц, придающих необоснованно высокую оценку возможностям альтернативной терапии. С целью усиления их мотивационной установки к методу кодирования, признанного официальной психотерапией и Минздравом, целесообразно их ознакомление с мнением ряда известных специалистов по экстрасенсорике по поводу возможности людей оказывать “биоэнергетическое самовоздействие”.

Например, Д. Давиташвили (Джуна) полагает, что каждый человек способен овладеть “профилактической методикой бесконтактного самомассажа” (“Слушаю свои руки” М., 1988, С.164). Р. Миллер и Ж. Харпер, американские специалисты по экстрасенсорному лечению в послесловии своей книги “Практическая психоэнергетика” (1994 г.) подчеркивают, что ее цель “научить любого человека управлять своей психоэнергией… Мы все — экстрасенсы”.

№134 Тактильно-подзарядочный прием, используемый для усиления процесса выработки психоэнергии.

Техника применения: проводится “психоэнергетический самомассаж” в области лба в сочетании с образным представлением процесса генерирования биотоков, являющимся физиологической основой биоэнергии.

Место проведения самомассажа, его продолжительность и частоту определяет лечащий психотерапевт, который учитывает при создании “саногенной доминанты” этиопатогенез болезни и роль в ее развитии определенных участков головного мозга, регулирующих деятельность внутренних органов, систем организма.

№135 Имажинативно-подзарядочный прием, применяемый для целевого направления биотоков (психоэнергии) к области головного мозга, где психотерапевт сформировал “доминанту здоровья” (или “доминанту трезвости” при лечении алкоголизма).

Сочетается мысленное представление со словесными формулами самоубеждения, рекомендуемыми психотерапевтом. Для достижения лечебно-поддерживающего эффекта важно соблюдать принцип — “мысли должны соответствовать желаниям, произносимым словам”, как это требуется при управлении биоэлектрическим протезом.

Описанные психоэнергетические приемы чаще всего используются не отдельно, а в составе упражнения №8, применяемого для “подзарядки саногенной доминанты” (см. 6.1.).

Для погашения “доминанты болезни”, по-видимому, могут применяться и другие адаптированные методики психотерапевтического воздействия и самовоздействия. Так, М.Е. Сандомирский считает возможным использовать с этой целью методы телесно-ориентированной психотерапии, потому что “Существование застойных очагов в мозге приводит к определенным трофическим изменениям в области их телесной проекции, особенно в мышцах. Воздействуя на эти телесные проекции, можно по цепочкам обратной связи (афферентным проводящим путям) воздействовать и на мозговые очаги”. (“Защита от стресса”- М., 2001.- С. 40).

4.4. Индивидуальный пcиxoтеpапевтический комплекс (ИПК)
Краткая характеристика. ИПК –целенаправленный комплес психотерапевтических приемов, создаваемый самостоятельно с учетом показаний к аутопсихотерапии, личностных особенностей и реальных возможностей для его выполнения.

Лица, имеющие подготовку в области АП, прежде всего “домашние психотерапевты”, могут разрабатывать ИПК не только для себя, но и для родных и близких, нуждающихся в психотерапевтической помощи профилактической направленности (при наличии лечебных показаний для применения психотерапевтических приемов необходимо согласовать ИПК с психотерапевтом, лечащим специалистом).

Основной источник, используемый для составления ИПК — информация о психотерапевтических приемах, содержащаяся в таблицах № 1 и № 2, рекомендуемых в соответствии с различными показаниями для аутопсихотерапии (с отметкой номеров приемов, выбранных для составления индивидуального психотерапевтического комплекса).
Второй дополнительный информационный источник для подготовки ИПК — таблица № 3, составленная для облегчения поиска и отбора психотерапевтических приемов соответственно конкретным показаниям к их применению. В ней показана классификация приемов, которые разделены на три группы и двенадцать подгрупп, исходя из их приоритетного воздействия на коррекцию эмоционального состояния, направленность мышления и поведение (в таблице указаны номера 135 научно обоснованных приемов без их вариантов).

Ориентация на сведения, имеющиеся в таблице № 3, создает благоприятные предпосылки и для творческого подхода к разработке ИПК. Это определяется тем, что ее информация позволяет лучше представить:

— систему психотерапевтической самопомощи и место в ней отобранных ПП;

— связь их с другими приемами, выполняющими близкие функции, задачи;

— основной путь психотерапевтического воздействия приемов, выраженный в их названиях;

— диапазон личных возможностей для разработки (создания) индивидуального психотерапевтического комплекса.

Техника подготовки состоит из двух этапов:

На первом этапе составляется список отобранных приемов,имеющих приоритетное значение для реализации цели их применения, исходя из конкретных возможностей для их использования и индивидуальных особенностей(техника отбора психотерапевтических приемов имеет сходство с принципом »шведского стола»- еда с накрытого стола берется по выбору).;

На втором этапе проводится контрольная проверка целесообразности объединения приемов с последующей его коррекцией (если в этом возникает необходимость), направленной на подготовку “оптимального ИПК”.

Разумеется, закономерен вопрос, как поступить в тех случаях, когда для применения ИПК имеется не одно, а несколько показаний. Опыт составления ИПК лицами,занимавшимися на курсах по самопрофилактике стресса, показывает, что лучшие результаты достигаются, если последовательно решаются профилактические или лечебно-поддерживающие проблемы, связанные с применением аутопсихотерапии.

В числе занимавшихся на курсах были лица, имевшие намерения овладеть знаниями по аутопсихотерапии для решения как личных проблем, так и проблем своих детей, родных и близких.

Всем им предлагалось к заключительному занятию-семинару подготовить работу, отвечающую на вопрос: какой ИПК Вы планируете разработать?

Для упрощения подготовки задания и конкретизации рекомендаций, содержащихся в ИПК, было предложено излагать материал в следующей последовательности:

— сформулировать показание (профилактическое или лечебно-поддерживающее);

— высказать кратко свое мнение о причине, обусловившей потребность в применении АП;

— описать основные психотерапевтические приемы ИПК, начиная изложение материала с фразы: “Я порекомендую (или подготовлю) ИПК…, состоящий из следующих приемов…”;

— упомянуть название дополнительных или резервных приемов, не имеющих первоочередного значения (на данном этапе) для решения стрессо-травмирующих проблем и преодоления недугов путем оказания психотерапевтической помощи себе или родному, близкому человеку.

Таблица № 3.
Психотерапевтические приемы саморегуляции мышления,
поведения и эмоционального состояния (трех сфер личности).
ПРИЁМЫ, СТИМУЛИРУЮЩИЕ ОПТИМИСТИЧЕСКУЮ НАПРАВЛЕННОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Логико-

корректирующие

Установочно-корректирующие

Личностно-

реализационные

1. Приёмы сравнения (1-6)

2. Приёмы индукции (7-9)

3. Приёмы дедукции (10-11)

4. Приёмы самоанализа (12-16)

5. Приёмы самоубеждения (17-20)

1. Установочно-информационные (21-24)

2. Установочно-волевые (25-27)

3. Установочно-рациональные, проблемо-разрешающие (28-32)

1. Повышающие самоуважение (33-37)

2. Способствующие творческому самовыражению (38)

3. Способствующие реализации смысла жизни (39-45)

II. ПРИЁМЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ФОРМИРОВАНИЮ АДЕКВАТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
Приёмы реактивного научения

Приёмы оператного

научения

Приёмы социально-психологического научения

1. Десенситивные (46-52)

2. Десенсибилизирующие (53-54)

3. Парадоксально-интенционные (55-56)

1. Приёмы позитивного подкрепления (57-60)

2. Приёмы негативного подкрепления (61-62)

Ролевые (обменно-ролевые и

имаго-ролвые -63-67)

2. Имитационные (68-73)

III. ПРИЁМЫ, УЛУЧАЮЩИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ
Психоэмо-циональные

Мышечноэмо-циональные

Лёгочноэмо-циональные

Сенсорноэмо-циональные

Межэмоцио-нальные

Психоэнерго-регулирующие

1. Имажина-тивные (74-83)

2. Аттецион-ные (84-94)

3. Меморици-онные (95-97)

Приёмы саморегуляции мышечного тонуса

1. Поперечно-полосатых мышц (98-105)

2. Гладких мышц сосудов

(106-109)

1. Релаксаци-онные (110-3)

2. Тонизирую-щие (111-2)

1. Ароматопро-филактический

(112)

2. Цветопрофи-лактический

(113)

3. Светопрофи-лактический

(114)

4. Звукоприфи-лактический

(115)

5. Сенсорно-комбинирован-ный (116)

1. Эустрессо-вые (117-20)

2. Дистрессо-позитивные

(121-124)

1. Эмоциональ-норазрядочные

(125-129)

2. Эмоциональ-ноподзарядоч-ные (130-135)

Примеры, характеризующие особенности техники подготовки ИПК.

В качестве ориентировочных примеров (вариантов), иллюстрирующих приципы составления ИПК, могут служить описанные ниже работы, выполненные слушателями курсов “самопрофилактика стресса”.

Первый вариант.

Показание — склонность к проявлению гнева в стрессовой ситуации.

Основная причина — низкий уровень умения управлять эмоциями, владеть собой.

Проект ИПК.

Я планирую разработать ИПК, состоящий из группы приемов, которую разделю на две части.

Первую подгруппу приемов буду применять в период, когда нарастает гнев, “взрывоопасная реакция”. Для преодоления вспышки ярости в состав первой части ИПК включу:

1) Аттенционный прием — для переключения внимания от стрессогенного источника к нейтральному создам “стратегическую паузу” (выпью глоток воды, протру стекла очков) и направлю взгляд к браслету, где выгравирую знак, напоминающий о необходимости проявления сдержанности;

2) Легочно-эмоциональный прием — перейду на успокаивающий тип дыхания после глубокого вдоха, кратковременной задержки дыхания (продолжительность выдоха будет почти в два раза длиннее вдоха);

3) Суггестивный или логико-активизирующий прием — мысленно произнесу слова самовнушения (“Я хладнокровен, я сдержан, я спокоен”) или девиза приема самоубеждения: ”Выражение гнева при порицании или споре — проявление низкой культуры и безволия”;

4) Установочно-коррекционные прием — произнесу слова в виде самоприказа: “Успокойся, позорно, стоп!” (при условии, что не достигну успеха с помощью третьего приема);

5) Эмоционально-разрядочный прием — найду повод для того, чтобы покинуть служебное помещение и в быстром темпе подняться с третьего этажа на двенадцатый (при возникновении взрывоопасной ситуации у себя дома — выйду в спальню и буду колотить постель, подушки).

Вторую подгруппу приемов, входящих в ИПК буду использовать в домашних условиях, пребывая в спокойном состоянии.

С целью формирования навыка проявлять сдержанность в стрессовой ситуации буду применять:

1) Имажинативный прием — образно представлять себя в неприглядном виде, когда проявляю гнев, озлобленность;

2) Обменно-ролевой прием — поставлю себя на место жены или руководителя отдела и приложу усилия, чтобы понять причину, вызвавшую их недовольство, упреки, порицания

.3)Имаго-ролевой прием –играть роль спокойного и уравновешенног человека;

4) Позитивно-индукционный прием — проведу самодиалог, в процессе которого буду себя критиковать с учетом требований мобилизующей самокритики;

5) Прием сравнительно-ролевого аутотренинга — буду исполнять попеременно перед зеркалом роли “озлобленного, гневного человека” и “спокойного, сдержанного” и сравнивать различия в мимике, гримасах, жестах;

6) Прием оператного научения — разработаю и буду применять на практике систему поощрений и наказаний себя за поведение в стрессовой ситуации.

Дополнительные или резервные приемы.

Уделю особое внимание познавательно-информационному приему — постараюсь проявить волю, чтобы прочитать рекомендованные научно-популярные книги, в которых рассматриваются отрицательные стороны несдержанности эмоций: “Гнев, как бумеранг, возвращается обратно и подобен скорпиону, который сам себя жалит”; “озлобленность, раздражительность — одна из основных причин ухудшения деятельности организма, возникновения психосоматических нарушений и болезней”; “гнев — источник бестактной цепной реакции ухудшения семейных и служебных отношений”.

При необходимости буду применять и другие приемы: мышечно-релаксационный, ароматопрофилактический, сосудисто-эмоциональный, хоббитерапевтический и мемориционный с ориентацией на приятные воспоминания о моем положительном поведении в crpeccoвoй обстановке, ситуации (при разрешении психотравмирующих проблем, споре, критических замечаниях и т.д.).

Второй вариант.

Показание — депрессивный настрой стрессового происхождения.

Основная причина — увольнение с работы, породившее психотравмирующие переживания, усугубляемые заниженной самооценкой личностных качеств и склонностью к алогичной оценке фактов.

Проект ИПК.

В состав индивидуального психотерапевтического комплекса, предназначенного для моей племянницы, включу следующие приемы:

1) Рациональные приемы, основанные на оптимистических сравнениях, преимущественно “вертикальных” — на сопоставлении настоящей ситуации с прошлой, завершившейся благополучным исходом (нашла лучшую работу) и той, которая могла бы возникнуть у нее, как у ее подруги (в отличие от нее, за месяц до увольнения предупредили, дали хорошую компенсацию и отличную характеристику).

2) Суггестивный прием — применять мотивированное самовнушение приблизительно такого содержания: “Я потеряла работу, но зато теперь у меня будет больше времени уделить внимание ребенку, подготовиться к сдаче экзаменов для поступления в университет (на заочное отделение), приобрести более престижную специальность…”

3) Когнитивно-позитивный прием. Для его применения помогу ей проанализировать особенности своего мышления, исходя из теории А. Белла о 12 ошибках мышления, приводящих к ухудшению эмоционального состояния (на основе их популярного описания). Кроме того, ознакомлю ее с вариантами приема самокоррекции мышления, предложенного Бернсом. Я убеждена, что моей племяннице свойственна полярная оценка фактов, склонность к персонализации и умозаключению делать общий вывод из единичного случая (как в сказке “Маленький цыпленок и лисица”).

4) Меморационный прием –перед сном вспоминать,что сегодня было хорошее,вызывало положительные эмоции;

5) Имаго-ролевой прием- подражать Робинзону Крузо при оценкн последствий психотравмирующей ситации или проблемы;

6) Приемы, способствующие повышению самоуважения. Из большого количества приемов, рекомендуемых психотерапевтами для повышения чувства собственного достоинства, посоветую ей в первую очередь:

— прием фокусирования на положительных качествах (составить список своих привлекательных черт характера и внешнего вида, достижений интеллектуальных и духовных преимуществ и регулярно их перечитывать);

— прием улучшения самоимиджа (откорректировать осанку, походку и мимику лица с целью придания себе облика уверенного человека, отрепетировать рациональную технику разговора по телефону с работодателями и поведения во время интервью и межличностного общения);

— прием позитивно-оценочного самоубеждения. Порекомендую ей для подготовки собственного варианта ориентироваться на следующие словесные формулы: “Я в праве улучшить представления о себе, так как для этого у меня есть все необходимые предпосылки, положительные качества”, “Я горжусь своими жизненными успехами”.

Мои девизы: “Повышение собственного достоинства — основа для достижения успехов”, “Долой пессимизм, да здравствует оптимистический настрой”, “Кто ищет, тот находит”.

Дополнительные или резервные приемы ИПК:

— мобилизующие приемы, имеющие арттерапевтическую или библиотерапевтическую основу;

— приемы, способствующие творческому самовыражению;

— мышечно-эмоциональные и ароматопрофилактические, оказывающие тонизирующее воздействие;

— мемориционные, активизирующие радостные воспоминания;

— хоббитерапевтические и имитационные.

Третий вариант.

Показание – склонность к чрезмерной реакции в стрессовых ситуациях (повышенная эмоциональная напряженность, “нервы на пределе”).

Основная предполагаемая причина — ответственная и опасная для жизни работа, характеризующаяся повышенными психоэмоциональными нагрузками на нервную систему; дополнительная причина — напряженные семейные отношения (частые конфликты, споры, ссоры).

Проект ИПК.

В состав индивидуального психотерапевтического комплекса, предназначенного для моего близкого друга, включу следующие приемы:

1. Аттенционный прием — концентрирование внимания на сильном источнике положительных эмоций. Например, использовать прием, к которому прибегает майор милиции В., бесстрашная волевая женщина, сыгравшая главную роль в задержании особо опасных преступников — садистов (в Москве — бандита, получившего кличку “Джек-Потрошитель”, а в Смоленской области — Стороженко, убившего 28 женщин). На вопрос корреспондента о ее способе самоуспокоения после рискованных операций последовал ответ: “Лучшее антистрессовое лекарство для меня — фотокарточка дочки, с которой я никогда не расстаюсь, а когда нервы взвинчены, я преодолеваю стресс, разговаривая с ней”.

2. Суггестивный прием — произносить многократно словесные формулы: “Я спокоен и уравновешен. С каждым выдохом со струей воздуха покидают меня вредные вещества, вызвавшие развитие стресса”, “Моя нервная система успокоилась”, “Нарушенное душевное равновесие восстановилось”, “Мне хорошо и легко”…

3. Мышечно-релаксационные приемы:

а) смайлотерапевтический прием — порекомендую прием В. Биренкибим, суть которого заключается в том, чтобы искусственная улыбка перерастала в естественную;

б) прием наложения “маски релаксации”, предназначенной для того, чтобы снижалась напряженность лицевых мышц;

в) позарелаксационный прием — для снижения тонуса скелетной мускулатуры, лучше всего пребывать после стресса в “позе кучера” или “полулежа в кресле”;

г) сосудисто-релаксационный прием — принять теплый душ или ванну, желательно с ароматическими веществами, вызывающими “эффект самоуспокоения”.

4. Музыкотерапевтический прием — слушать любимые музыкальные произведения, записанные мною на “антистрессовую кассету”(входит в состав средств аутопсихотерапии, применяемых в экстремальных ситуациях или для неотложной самопомощи при возникновении стрессового состояния);

5. Эмоционально-разрядочные приемы:

а) рассказать о своих душевных переживаниях родному или близкому человеку, а если обстоятельства не позволяют, записать их в дневник или на кассету;

б) просмотреть комического содержания видеофильм или прочитать юмористическое произведение, вызывающее смех.

Резервные или дополнительные приемы ИПК:

Имаго-ролевой, ароматотерапевтический, хоббитерапевтический, духовно-эмоциональный (общение с природой, любимым животным), психофизический, основанный на применении мышечно-релаксационных упражнений.

Четвертый вариант.

Показание: низкий уровень саногенной активности — стремления помогать врачам в достижении успешных результатов лечения, быть соучастником терапевтического процесса.

Основная причина — ошибочное дезинформационное представление о прогнозе болезни и роли пациента в повышении эффективности лечения.

Проект ИПК.

Включу в состав индивидуального психотерапевтического комплекса, предназначенного для жены брата (перенесла радикальную операцию по поводу рака молочной железы III стадии), следующие приемы:

1. Установочно-коррекционные приемы, необходимые для формирования у нее обоснованного представления, что “рак — это диагноз, а не приговор”. Планирую с помощью брата:

а) побудить ее прочесть книги, обладающие психотерапевтическим (библиотерапевтическим) воздействием на онкологических больных. В первую очередь — “Путь к выздоровлению” (Карл и Стефани Саймонтон), “Анатомия болезни с точки зрения пациента” (Н. Казинс), “Учитесь управлять собой” (М.Э. Телешевская), “Раковый корпус” (А.И. Солженицын) и другие;

б) познакомить с оптимистически настроенными людьми с аналогичным диагнозом, которые входят в группу взаимопомощи и взаимоподдержки, организованной на базе онкологического диспансера или являются членами “клуба бывших больных”;

2. Визуально-терапевтический прием — 2-3 раза в день образно представлять картину повышения иммунно-защитных сил организма, целебное воздействие химиотерапевтических препаратов (повышение активности лейкоцитов и увеличение количества антител — защитников организма; процесс нейтрализации свободных радикалов, подавление лекарствами возможных “очагов сопротивления” благодаря успешной противораковой терапии).

3. Логико-активизирющий прием — проводить утром и вечером сеансы самоубеждения, произнося слова: “Я верю в окончательную победу над болезнью, так как операция прошла успешно, химиотерапия оказалась эффективной, и я активно помогаю врачам в их борьбе за мое здоровье… ”, “Я вправе настраиваться на оптимистическую волну”, “Моя уверенность в победе над недугом имеет реальную основу…”.

Мои девизы: “Я справлюсь, я достигну победы”, “Я испытываю благоговение перед жизнью” (А. Швейцер).

4. Суггестивный прием — в течение дня произносить 5-8 раз формулы самовнушения, состоящие из следующих фраз: “C каждым днем состояние моего здоровья улучшается”, “Я отмечаю с каждым днем увеличение положительных результатов лечения”, “Я верю в свое выздоровление”.

5. Духовно-когнитивные приемы — применять приемы, способствующие творческому самовыражению. Например, порекомендую: написать автобиографические рассказы, следуя мудрому совету английской писательницы Джейн Остин: “Моя философия — думай о прошлом только тогда, когда воспоминания тебе приятны”; заниматься художественным вышиванием, фотографированием и т.д.

6. Логико-терапевтический прием — прием “дистанционирования от страданий” (В. Франкл). Образно представлять себя выступающей перед онкологическими больными, испытывающими необоснованный стресс из-за переоценки прогноза болезни, с докладом “Как я помогла врачам победить канцер”.

Резервные или дополнительные приемы:

Прием “дедукционного диалога”, предложенный Д. Карнеги; имитационный прием, основанный на подражании поведению тех, кто достоин быть положительным примером; антифобические приемы (десенситивный прием “дозированного преодоления тревоги” и др.).

Пятый вариант.

Показание — плохая стрессоустойчивость, обуславливающая у моей подруги частые нарушения деятельности организма и психогенные болезни на “нервной почве”.

Психологическая причина — низкий уровень мотивации к укреплению нервно-психического здоровья и повышению антистрессовых резервов организма путем овладения средствами аутопсихотерапии.

Проект ИПК.

Планирую ознакомить подругу с информацией, подтверждающей целесообразность и обоснованность применения входящих в состав ИПK психотерапевтических приемов, соответствующих индивидуальным психологическим особенностям. При этом учту, что она негативно относится к медицинским рекомендациям, публикуемым в популярных изданиях, если их описание не содержит данные об экспериментальных исследованиях, подтверждающих их эффективность и обоснованность применения. Аня не признает общеизвестное положение, что в публикациях, адресованных широкому кругу читателей, не обязательно должны приводиться результаты исследований и теоретическое обоснование медицинских рекомендаций, в частности по аутопсихотерапии (думаю, что ее скептицизм обусловлен тем, что у нее чрезмерно выражено критико-аналитическое мышление; влияет и особенность ее работы — научный сотрудник, физик-математик).

Помочь соседке по дому, моей сверстнице попросил наш общий участковый врач, когда узнал о том, что я занимаюсь на курсах для “домашних психотерапевтов”. Доктор, будучи уверенным в зависимости болезней ее внутренних органов и кожи от психогенных причин и неумения адекватно реагировать на стрессогенные воздействия, направил ее к психотерапевту. Но она категорически отказалась его посетить, ориентируясь на ошибочное обывательское мнение — “психотерапевты-психиатры лечат лишь больных с психическими заболеваниями”.

Мое общение с ней убедило меня в том, что она является носительницей большой группы “факторов риска”, предрасполагающих к психосоматическим болезням и расстройствам: видит окружающий мир через “темные очки”, болезненно реагирует на критические замечания, очень редко улыбается и практически не смеется, не имеет близких друзей, замкнутая, ведет малоподвижный образ жизни.

Полагаю, что для реализации моего плана по изменению ее отношения к психотерапии, проводимой врачом и самостоятельно, у меня есть благоприятные предпосылки. На протяжении последних пяти лет я активно собираю научно-популярные книги и статьи, публикуемые в журналах и газетах для создания в домашней библиотеке раздела психотерапевтического содержания.

Стимулирующую роль в комплектовании психотерапевтической литературы сыграла исключительно ценная книга академика П.В. Симонова “Болезнь неведения”, в которой приводятся убедительные аргументы и множество фактов в пользу огромной целительной силы “литературотерапии”.

Соответственно многим показаниям считаю, что для подруги надо будет создать несколько ИПК.

В первую очередь предложу индивидуальный психотерапевтический комплекс (и информацию, подтверждающую его обоснованность), в состав которого включу следующие приемы:

1. Логико-корpeкционныe приемы, способствующие формированию оптимистической направленности мышления и адекватно-позитивной оценки проблем, вызывающих стрессовое состояние. Для стимулирования желания овладеть психотерапевтическими приемами, участвующими в саморегуляции когнитивной сферы (мышления), ознакомлю ее со следующими фактами, исследованиями:

— в клинике Мейо (США, штат Миннесота) на протяжении 30 лет велись наблюдения за кардиологическими больными (со сходным диагнозом и тяжестью заболевания), которых разделили на 3 группы: оптимистов, пессимистов и смешанную группу. К концу срока наблюдения смертность среди пессимистов была на 20 % выше, чем у оптимистически настроенных пациентов;

— доказана большая роль стресса в возникновении не только психосоматических заболеваний, но и болезней инфекционного происхождения. Иммунологи в содружестве с микробиологами пяти американских университетов, проводившие исследования под руководством Д. Коухена, пришли к выводу: стресс отрицательно влияет на синтез в организме цитокинов — белков, управляющих иммунной системой;

— исследования, проведенные в Калифорнийском университете под руководством С. Сегерстрома, показали, что у оптимистов во время стрессовых ситуаций происходят намного лучшие изменения иммунной системы, чем у пессимистов (показателем служили данные о количестве клеток-киллеров, разновидности Т-лимфоцитов, у обеих групп под воздействием стрессов приблизительно одинаковой силы).

2. Мышечно-релаксационные приемы, снижающие эмоциональную напряженность в результате уменьшения тонуса мышц лица и туловища. Предоставлю подруге информацию со следующими экспериментальными данными:

— доктор Ли Берк (США) демонстрировал большой группе пациентов видеокассеты юмористического содержания, в результате чего почти у 70 % людей, смотревших фильмы, увеличились показатели гамма-интерферона — белковых антител, уничтожающих вирусы и бактерии;

— психотерапевт-нейрофизиолог Джейкобсон убедительно доказал зависимость уровня эмоциональной напряженности от степени тонуса мышц тела. Он выявил нервно-мышечную закономерность на основе электромиографических исследований, т.е. опытным путем;

— группа психотерапевтов из Санкт-Петербурга, сочетающих практическую работу с научной деятельностью (А.Г. Беляев, Г.С. Лобзин и другие), установили с помощью энцефалографических исследований, что релаксация мышц сопровождается снижением эмоциональной напряженности, а у больных с психоневротическими расстройствами — улучшением психического здоровья.

3. Эустрессовые приемы, способствующие удовлетворению духовно-социальных потребностей человека в межличностных контактах. С целью формирования мотивации к общению приведу примеры, имеющие экспериментальную основу:

— в Швеции проводили исследования большой группы мужчин 50-летнего возраста, лишенных близких друзей или семьи. Уровень заболеваемости у них оказался в среднем в 3 раза выше, чем в контрольной группе, состоящей из лиц, имеющих социально-психологическую поддержку, не испытывающих чувства одиночества;

— в США на протяжении 10 лет систематически обследовалась большая группа больных, перенесших тяжелый инфаркт миокарда. Проведенные исследования показали, что одинокие люди в 3 раза чаще умирают от инфаркта, по сравнению с больными, состоящими в браке или имеющими близких друзей.

— английские специалисты по социальной психологии считают, что “социально-психологическая поддержка — решающий фактор в преодолении стресса” (Рейс, Розенфельд и др.).

4. Установочно-коррекционные приемы аутопсихотерапии — приемы, используемые для изменения ошибочных представлений, отрицательно влияющих на состояние здоровья, в частности, из-за неправильной оценки тяжести своей болезни, ее происхождения и способов лечения.

Для коррекции необоснованной реакции на рекомендацию участкового терапевта пройти курс лечения у психотерапевта, я познакомлю ее с литературными источниками, имеющимися в моей домашней библиотеке (разумеется, при условии, что их положительно оценит наш врач).

Беседы с подругой убедили меня в том, что у нее искаженное представление о функциях психотерапевта и возможных причинах развития заболеваний внутренних органов.

Прежде всего, дам ей почитать книгу выдающегося американского психиатра-психотерапевта Эрика Берна “Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных”, адресованную широкому кругу читателей. Посоветую ей особое внимание обратить на суждение автора о том, что обратиться к психиатру — значит обратиться к врачу, специализирующемуся в изучении человеческих эмоций, так как “психиатр может помочь человеку стать счастливее, лучше работать и лучше справляться с самим собой, окружающими людьми и обстоятельствами”. При этом подчеркну, что не обязательно психотерапевт должен быть психиатром. Среди них есть много клинических психологов, терапевтов и других врачей, имеющих подготовку в области специальной и общей психотерапии.

Для подтверждения воззрения, что психиатр лечит не только психически больных, но и лиц, страдающих заболеваниями внутренних органов “на нервной почве”, покажу ей научно-популярный учебник по психиатрии, автором которого является известный английский психиатр — М.Т. Хэзлем. В этой книге есть большая глава “Психосоматические расстройства”, а в предисловии учебного пособия для будущих врачей указывается, что автор “сделал попытку просветить людей, представив материал в форме, приемлемой для простых смертных”.

Познакомлю ее и с данными ВОЗ — от 30 до 40 % пациентов, обращающихся к врачам-интернистам, нуждаются и в психотерапевтической помощи (осущестляемой специалистом или самостотоятельно при показаниях для АП). Расскажу, что подобного мнения о распространении психосоматических расстройств и болезней придерживаются известные специалисты по психосоматике В.Д. Тополянский и М.Е. Струковская (Москва).

Сошлюсь и на книгу известного российского психиатра А.И. Белкина “Психологические этюды”, в которой он рассказывает об отсутствии боязни у американцев обращаться к психиатру и наличии у многих богатых людей ”семейного психотерапевта” И, наконец, дам соседке, опекаемой мною, целебную книгу М.М. Зощенко “Повесть о разуме”.

5. Эмоционально-разрядочные приемы, рекомендуемые для отреагирования психотравмирующих переживаний.

С целью доказательства важности избавления от тягостных мыслей и дум, познакомлю подругу с литературой, свидетельствующей об огромном значении эмоционально-разрядочных приемов. В ней будут не только народно-психотерапевтические советы в виде изречений (например, “Сердце стонет, если человек молчит”), но и клинические наблюдения за людьми, преодолевающими “стресс одиночества” благодаря ведению дневника, записи своих переживаний на аудиокассету или написанию писем. Расскажу ей об оригинальных экспериментальных исследованиях, доказавших особую важность применения приемов эмоциональной разрядки лицами, страдающими психосоматическими болезнями и предрасположенных к их развитию. Источником информации будет конспект лекции, посвященной положительному влиянию процесса отреагирования психотравмирующих переживаний на деятельность организма, в частности на артериальное давление и почечный кровоток.

Резервные психотерапевтические приемы для подготовки дополнительных ИПК.

Учитывая широкий круг показаний у А. по применению указанных приемов, включу в разрабатываемые варианты ИПК: приемы, способствующие творческому самовыражению, хоббитерапевтическому воздействию, позитивной имитации поведения, оптимистической оценке стрессовых ситуаций в процессе дедуктивного и индуктивного диалогов, повышению жизненного тонуса (психоэнергетического потенциала) и уровня самоуважения.

Помимо вариантов индивидуальных психотерапевтических комплексов, приведенных в качестве примеров, нашими слушателями был предложен также и ряд ИПК, в которых преобладала педагогико-психотерапевтическая направленность (см.7.1.1.).

ГЛАВА 5

УПРАЖНЕНИЯ АУТОПСИХОТЕРАПИИ
Краткая характеристика.

Упражнения — это лечебно-профилактические средства аутопсихотерапии, занимающие центральную область в трехкомпонентной системе психотерапевтической самопомощи (по уровню сложности структуры и овладению техникой их применения см. 4, общие сведения).

Упражнения применяются самостоятельно и в составе методов аутопсихотерапии.

Как и индивидуальный психотерапевтический комплекс, упражнения представляют собой синтезированное средство АП, и чаще всего, состоят из 2-4 взаимосвязанных психотерапевтических приемов.

В отличие от ИПК, аутопсихотерапевтические упражнения:

— разрабатывают психотерапевты в соответствии с научно-обоснованными представлениями о возможностях их психотерапевтического самовоздействия и предлагают их применять на основе полученных данных об их эффективности;

— сведения об их особенностях, структуре и технике освоения авторы описывают в профессиональных или научно-популярных изданиях;

— упражнения чаще всего применяются не с профилактической целью, а для поддержания результатов гетеропсихотерапии;

— для овладения умением их применять зачастую необходимо несколько самотренировочных занятий;

— инструкции по применению упражнений аутопсихотерапии не предусматривают их коррекцию с учетом индивидуально-психологических особенностей;

— выполняются упражнения преимущественно в течение короткого периода и чаще в виде сеанса (в силу ограниченного объема книги описано чрезвычайно малое количество упражнений, отдано предпочтение тем, которые не только характеризуют особенности современных направлений психотерапии, но и подтверждена целесообразность их применения практикой наших пациентов и слушателей курсов АП).

Классификация.

Разделение упражнений соответственно принципам систематизации психотерапевтических приемов на 3 группы не представляется возможным вследствие того, что упражнения, в основном, оказывают сочетанное психотерапевтическое воздействие.

Все описанные упражнения мы условно подразделили на две группы — на когнитивно-поведенческие и эмоционально-поведенческие.

При их дифференциации мы исходили из представления подавляющего большинства психотерапевтов, что конечная цель лечебно-поддерживающей аутопсихотерапии — устранение или уменьшение неадекватных проявлений поведения с помощью когнитивных и эмоциональных средств психотерапевтического самовоздействия.

В литературе описано огромное количество аутопсихотерапевтических упражне-ний,создан-ных психотерапевтами. .К примеру только визуальных -«свыше тысячи в англоязычных .публикациях»(Э. Голизек ). Нам представляется, что количество упражнений АП значительно больше, так как имеется немало средств аутопсихотерапевтического воздействия, являющихся по структуре и выполняемых ими задач упражнениями. Однако, авторы этих средств называют их “методиками” (очевидно, из намерения подчеркнуть оригинальность своих рекомендаций по технике обучения, либо обратить внимание коллег на то, что они не претендуют на отнесение их варианта аутопсихотерапии к “методам”).

5.1. Когнитивно-поведенческие упражнения
1) Упражнение для преодоления тревоги (по гештальт-терапевтической технике с элементами транзакционного анализа).

Если Вы часто испытываете тревогу, спросите себя:

— А не уничтожаю ли я настоящее, концентрируясь на будущем?

— Я тревожусь из-за того, что преувеличиваю проблему или оттягиваю ее решение?

— Могу ли я что-нибудь сделать сейчас, чтобы перестать тревожиться, подвести итог в отчете, составить список, вернуть книгу, позвать этого человека, подготовиться к экзамену, назначить свидание, набросать план, закончить уборку?

Далее попробуйте испытать переживание в “настоящем”. Трудно испытывать тревогу, когда Вы находитесь “здесь и теперь”.

Обратите сначала все свое внимание на окружающий мир:

— сосредоточьтесь на Ваших органах чувств. Начните осознавать окружающие Вас цвета, звуки, запахи;

— опишите в письменной форме, что Вы ощущаете. Начните Ваше описание с фразы: “Здесь и теперь я осознаю…”;

Затем сосредоточьте все свое внимание на Вашем внутреннем мире.

— сосредоточьтесь на Вашем теле. Начните осознавать Ваше дыхание, сердцебиение, кожу, мускулы и т.д.;

— снова опишите свои ощущения, начиная с фразы: “Здесь и теперь я осознаю…”;

— выполняйте это упражнение в течение нескольких минут, а затем спросите себя:

— Я использовал одни ощущения и не использовал другие?

— Когда я сосредотачивался на своем теле, я оставил без внимания определенные его части?

Если Вы обнаружите, что использовали не все свои ощущения или не осознали некоторые части Вашего тела, повторите упражнение, уделяя особое внимание тому, что Вы пропустили.

Каждый раз, когда Вы начинаете чувствовать тревогу, выполняйте это упражнение пребывания в настоящем (по М. Джеймс и Д. Джонгвард).

2) Упражнение для преодоления страха (причина — иррациональные представления).

— Посмейтесь над своей паникой, а одновременно и над страхом перед страхом (подумайте: разве не смешно, что Вы требуете одобрения поступков, которые в этом не нуждаются?).

— Расскажите кому-нибудь о своих “постыдных чувствах” и покажите, как Вы расстраиваетесь из-за своих эмоциональных нарушений при страхе.

— Выявите свои иррациональные представления о должном, которые являются первопричиной паники, страха (например: “Я не должен показывать другим, что я встревожен”).

— Замените необоснованные представления о должном на разумные, рациональные.

— Продолжайте наблюдать за собой, признавайтесь себе, что Вы тревожитесь из-за мелочей; находите свои иррациональные представления о должном и их активно оспаривайте, преодолевайте (по А. Эллису, основоположнику рационально-эмотивной психотерапии).

3) Упражнения для повышения творческой (поисковой) активности (при возникновении сложной проблемы — на основе принципа “мозгового штурма”).

Первая стадия — генерация идей. Без обдумывания записать на бумаге мысли, связанные с вариантами возможного решения проблемы, быстро фиксировать возникновение мысли для исключения тормозящего страха, боязни отрицательного, неудачи, влияния контрольных механизмов сознания.

Вторая стадия — критико-аналитическая самооценка идей.

По пятибалльной системе оцениваются идеи; к примеру, 5 баллов — разумный, реальный вариант, а 1 балл – непригодный, нецелесообразный.

Третья стадия — отбор оптимального варианта, а при необходимости — его комбинирование с другими вариантами (по Д. Скотт).

4) Упражнение для снятия стресса (путем “выбрасывания из головы” по комбинированной технике).

— Прислушайтесь к себе, что Вы ощущаете: “прошибание” или “напряженное ожидание”. Локализуйте чувство собственного физического напряжения.

— Почувствуйте себя напряженным. Спросите себя: “Ради чего я напрягаюсь?”

— Спросите себя: “Что я требую? Что, по моему мнению, я должен иметь, чтобы чувствовать себя лучше?”

— Преувеличьте на время ощущение “прошибания” или “напряженного ожидания” так, чтобы Вы почувствовали, что это пустая трата энергии. Заметьте, что напрягаться — это тяжелая работа. Или понаблюдайте за напряжением в течение двух минут, не пытаясь что-либо изменить.

— Спросите себя: “Напряжение хорошо или плохо для меня? Или: напряжение сопровождается каким-либо действием? Очень ли я хочу освободиться от него?”

— Осознайте, что требование создает ощущение отчаянья.

— Дайте себе возможность войти в состояние равновесия. Представьте, что Ваши мышцы превратились во что-то мягкое типа глины, воска, ваты, поролона или мыльной пены.

— Ясно и осознанно сделайте выбор: “выбросить все из головы”. Или: сделайте что-то конструктивное вместо того, чтобы напрягаться.

— Замените требование на предпочтение (по К. Шрайнеру).

5) Упражнение “взмах” для разрешения стрессовой проблемы (по нейролингвистической технике).

— Представьте, закрыв глаза, диапроектор, в рамки которого вставлены два слайда: на первом изображена нежелательная ситуация (или негативная проблема) в мрачном цвете, с нечеткими контурами, а на втором — желаемая приятная ситуация (проблема) в виде более крупной картины, написанной яркими, светлыми красками, вызывающая положительные эмоции, радостные чувства.

— Молниеносно, “одним взмахом”, сменяйте визуально-негативный образ, когда он появляется, на положительный, желаемый (как бы сдвинув рамки со слайдами в диапроекторе).

— Повторяйте упражнение несколько раз с целью закрепления положительных результатов по вытеснению проблемного негативного образа (по Р. Бендлеру).

6) Упражнения -на основе техники психосинтеза, разработанной Ассаджиоли..

6-1 Упражнение «Самокоррекции поведения путем самоанализа» (по Д.Рейуортер)

Сконцентрируйте внимание на своем теле.

— Отметьте все испытываемые вами физические ощущения. Отметьте, например, что вы чувствуете, когда касаетесь стула, на котором сидите, как ваши ноги упираются в пол, в каком положении находятся ваши руки.

— Определите области, в которых вы испытываете напряжение или дискомфорт, но не делайте ничего для снятия этих ощущений.

— Понаблюдайте за своим дыханием.

Когда вы почувствуете, что достаточно сосредоточились на теле, переходите к следующему шагу. По методике психосинтеза для этого надо внушить себе: “У меня есть тело, но я — это не тело”.

Теперь сосредоточьтесь на своих чувствах. Ваша цель — оставаться посторонним наблюдателем самого себя, поэтому, осознав свои чувства, вам следует безучастно наблюдать за ними, а не погружаться в их переживание.

— Спросите себя, какие из этих чувств вы испытываете в жизни чаще всего. Каковы положительные и отрицательные стороны этих чувств? Когда будете готовы двигаться дальше, скажите себе: “У меня есть чувства, но я — это не чувства”.

Переключите внимание на свои желания.

— Перечислите главные устремления, движущие вами в Жизни, относясь к ним так же нейтрально, как раньше к чувствам. Вместо того чтобы думать о значении для вас каждого из них, просто рассмотрите их поочередно, а когда будете готовы, о»пять скажите себе: “У меня есть желания, но я — это не желания”.

Теперь пора перейти к мыслям.

— Наблюдайте за тем, как одна мысль приходит, вам в голову, а потом уступает место другой. Не переживайте по поводу того, что вы что-то делаете неправильно. Даже если вы думаете о том, что у вас нет никаких мыслей, то это уже мысль — за ней и наблюдайте. В заключение упражнения скажите себе: “У меня есть мысли, но я — это не мысли” (по Д. Рейнуотер).

6-2 УПРАЖНЕНИЕ «КТО -Я?»( ПО Т.ЙОУМЕНС).

Выберите место, где вам никто не помешает. Возьмите лист бумаги, вверху поставьте дату и напишите: «Кто я?». Ниже запишите свой ответ на этот вопрос: ответ должен быть как можно более открытым и честным. Затем, делая периодические паузы, продолжайте мысленно задавать себе этот вопрос и записывать ответы.

Сядьте и расслабьтесь. Закройте глаза. Попробуйте не думать ни о чем. Снова задайте себе вопрос: «Кто я?» и попытайтесь уловить на него ответ в форме мысленного образа. Не думайте и не рассуждайте об этом, позвольте образу самому возникнуть в сознании. Затем откройте глаза и как можно подробнее опишите этот образ; укажите также, какие чувства у вас в связи с ним возникли и какое он для вас имеет значение.

Встаньте так, чтобы у вас было какое-то пространство для движения. Закройте глаза и опять спросите себя: «Кто я?» На этот раз ищите ответ в движении своего тела. Доверьтесь его мудрости, и пусть движение само развивается до тех пор, пока вы не почувствуете, что оно завершилось

7) Упражнение экстренной психологической самопомощи (“Мысленный диалог с зеркалом”).

Уединитесь на 10-15 минут.

— Примите удобную позу, закройте глаза, постарайтесь зрительно представить себя со стороны — как бы свое собственное отражение в зеркале. (Важно заметить, как переживаемые вами в данный момент неприятные эмоции отражаются в вашем мысленном представлении себя — образе <Я> — на выражении лица и других чертах внешнего облика).

— Перенесите внимание на телесные ощущения и отыщите среди них те проявления физического дискомфорта, которые связаны с переживаемым дискомфортом эмоциональным.

— Мысленно обращаясь к воображаемому отражению в зеркале как к собеседнику — примерно так же, как дети общаются со своими игрушками, — произнесите про себя те недосказанные в реальной жизни слова, которые на самом деле вы хотели бы услышать в свой адрес. Это может быть признание вашей правоты, похвалы в ваш адрес, утешения или комплименты — словом, все то, что подскажет вам интуиция, — которые должны по вашему искреннему убеждению вас успокоить, приободрить, остановить навязчивые сожаления и самообвинения и восстановить ваше достоинство; вложите в них столько чувств, столько эмоционального напора, как если бы вы хотели донести ваши слова до реального собеседника; мысленный образ <Я> — ваш воображаемый собеседник — послужит чутким индикатором, его “ответная реакция” покажет, дошли ли ваши слова до цели.

— Вновь переключите внимание на телесные ощущения, связанные с эмоциями. (Если зрительный образ отреагировал на ваш мысленный диалог, то физиологические проявления отрицательных эмоций также начнут стихать).

Повторите эту последовательность действий несколько раз, до тех пор, пока не исчезнут все проявления эмоционального телесного дискомфорта (по М.Е. Сандомирскому).

8) Упражнение для “подзарядки саногенной доминанты” (лечебно-поддерживающее упражнение, применяемое после “кодирования”).

— Расслабьтесь, сидя на стуле в тихом укромном месте с закрытыми глазами.

— Образно представьте себе созданную психотерапевтом “доминанту здоровья, выздоровления” — психоэнергетический источник, генерирующий целебные биотоки (желательно, с помощью врача эту “доминанту” изобразить, нарисовать).

— Совершайте точечный самомассаж в области лба, указанной психотерапевтом. Представляйте при этом процесс выработки биотоков, направляемых к “целебной доминанте” для ее подзарядки, повышения психоэнергетического потенциала.

— Сопровождайте психоэнергетический самомассаж целенаправленными формулами самоубеждения (проговаривать их лучше шепотом). Например, после “кодирования” по поводу алкоголизма, рекомендуется произносить:

“Я — Человек, божественное создание Природы, а не раб бутылки — оружия сатаны.

Я — настоящий мужчина, а не безвольное существо.

Пусть накажет меня судьба, если я совершу грех: нарушу клятву (расписку).

Я горжусь проявленной волей закодироваться и поддерживать (при необходимости) ее целебное, антиалкогольное воздействие.

Я вновь достоин уважения и любви….

Я (имя) — молодец, я управляю собой”.

Мои девизы:

“Я — разумный Человек, а не враг своему здоровью и счастью”,

“Никто меня не собьет с пути трезвости” или

“Я чувствую свое превосходство над теми, кто продолжает пить”,

“У меня произошло духовное пробуждение”.

Выбор словесных формул, так же как и место проведения психоэнергетического самомассажа на лбу, его частоту и продолжительность, определяет лечащий психотерапевт — см. 4.2.5. (по Я.Н. Воробейчику).

5.2. Эмоционально-поведенческие
упражнения
9) Упражнение для повышения защитно-адаптационных резервов организма и преодоления недугов.

— Подумайте о любом недомогании или боли, от которой вы в настоящий момент страдаете. Мысленно вообразите себе их в том виде, который более всего соответствовал бы вашим представлениям.

— Представьте себе, как получаемое вами лечение либо уничтожает источник этой боли или недомогания, либо усиливает способность вашего организма самому справиться с ним.

— Представьте себе, как естественные защитные механизмы и процессы устраняют источник боли или недомогания.

— Представьте себя здоровым, свободным от боли и болезни.

— Постарайтесь вообразить, как вы успешно добиваетесь поставленных жизненных целей.

— Мысленно похвалите себя за то, что сами способствуете своему выздоровлению. Представьте себе, что вы занимаетесь релаксацией и визуализацией три раза в день, сохраняя внимание и сосредоточенность на протяжении всего упражнения.

— Теперь почувствуйте, что мышцы ваших век стали легче.

— Будьте готовы к тому, чтобы открыть глаза и вновь оказаться в комнате.

— Откройте глаза. Вы можете снова вернуться к своим обычным делам (по К. Саймонтону, на основе принципов имажинативной АП).

10) Упражнение для преодоления обиды.

— Сядьте поудобнее. Закройте глаза. Ступни ног поставьте на пол.

— Если вы чувствуете, что напряжены или Вам трудно сосредоточиться, воспользуйтесь методикой расслабления.

— Мысленно представьте себе человека, к которому вы испытываете неприязнь.

— Представьте, что с этим человеком происходит что-то хорошее, например, он добивается внимания, любви или получает много денег. Пусть с ним случится что-то, что он сам бы рассматривал как благо.

— Постарайтесь осознать свою собственную реакцию на это. Если Вам трудно представить, что с этим человеком происходит что-то хорошее — это вполне естественно. Постепенно, по мере того, как вы будете повторять данное упражнение, вам будет легче и легче это сделать.

— Подумайте о той роли, которую, возможно, вы сыграли в этой стрессовой ситуации. Попробуйте по-иному увидеть все события и поведение того человека. Представьте себе, как эта ситуация может выглядеть с его точки зрения.

— Обратите внимание, что чем больше вы расслаблены, тем меньше чувство вашей обиды. Обещайте себе, что вы постараетесь сохранить в себе новое понимание той ситуации.

— Теперь вы можете открыть глаза и вернуться к обычным делам (по Э. Фоксу на основе имажинативной АП).

11) Упражнение для уменьшения тревоги (волнения из-за ожидания стрессовой ситуации).

— Расслабьтесь (отдохните) на 20 минут.

— Представьте ожидаемую ситуацию, не останавливаясь на деталях.

— Образно вспомните комфортную зону, где Вы чувствуете себя раскованно (например, пляж, лес, прогулку по полю).

— Произносите самоутверждающие фразы. Например: “Я знаю, что могу это сделать. Мне будет хорошо. Я собираюсь получить удовольствие”. Повторять их надо многократно, а при появлении чувства тревоги представлять детально свою “комфортную зону” (по Ф. Замбардо).

12) Упражнение — “антистрессовая релаксация”.

— Расположитесь поудобнее в тихом, слабо освещенном помещении.

— Закрыв глаза, дышите медленно и глубоко. Сделайте вдох и примерно на 10 секунд задержите дыхание. Выдыхайте не торопясь, следите за расслаблением и медленно говорите себе: “Вдох и выдох, как прилив и отлив”. Повторите эту процедуру 5-6 раз. Затем отдохните около 20 секунд.

— Волевым усилием сокращайте отдельные мышцы или их группы. Сокращение удерживайте до 10 секунд, потом расслабьте мышцы. Таким образом, пройдитесь по всему телу. Повторите данную процедуру трижды, расслабьтесь, отрешитесь от всего, ни о чем не думайте.

— Попробуйте как можно конкретнее представить себе ощущение расслабленности, пронизывающее от пальцев ног, через икры, бедра, туловище до головы. Повторяйте про себя: “Я успокаиваюсь, мне приятно, меня ничто не тревожит”.

— Представьте себе, что ощущение расслабленности проникает во все части вашего тела. Вы чувствуете, как напряжение покидает вас. Чувствуете, что расслабленны ваши плечи, шея, лицевые мускулы (рот может быть приоткрыт). Лежите спокойно, как тряпичная кукла. Наслаждайтесь испытываемым ощущением около 30 секунд.

— Считайте до 10, мысленно говоря себе, что с каждой последующей цифрой ваши мышцы все более расслабляются. Теперь ваша единственная забота — насладиться состоянием расслабленности.

— Наступает “пробуждение”. Сосчитайте до 20. Говорите себе: “Когда я досчитаю до 20, мои глаза откроются, я буду чувствовать себя бодрым. Неприятное напряжение в конечностях исчезнет”.

Это упражнение рекомендуется выполнять 2-3 раза в неделю. Поначалу оно занимает около четверти часа, но при достаточном овладении им релаксация достигается быстрее (Рекомендовано ВОЗ — Всемирной Организацией Здравоохранения).

13) Упражнение для улучшения настроения (путем позитивных воспоминаний).

— Вспомните какую-нибудь ситуацию, когда Вы достигли большого успеха (например, из семейной жизни, работы, спорта и др.)

— Закройте глаза и вызовите воспоминания в виде картинки в памяти настолько точно, чтобы Вы знали, когда это произошло, где происходило, и кто при этом присутствовал.

— Вспомните о своих словах, которые Вы сказали в той ситуации, и что Вы делали в тот момент.

— Проанализируйте свои воспоминания, отвечая на вопросы: “Что Вы чувствовали, какое чувство было преобладающим, как хорошо Вы могли видеть свои действия?” (по Х. Вайсбах и У. Макс).

14) Упражнение — легочно-релаксационная гимнастика.

Первый этап — постепенное удлинение выдоха до тех пор, пока он не станет вдвое длиннее вдоха; пауза после выдоха равна половине вдоха:

4-4-2; 4-5-2; 4-6-2; 4-7-2; 4-8-2.

Второй этап — несколько удлиняются фазы дыхания, при этом удлинять дыхание более чем до счета 10 не следует, иначе оно может быть затруднительным, особенно для пожилых людей и больных:

5-9-2; 5-10-2

Третий этап — постепенно удлиняется вдох до тех пор, пока он по продолжительности не сравняется с выдохом, пропорционально удлиняется и пауза:

6-10-3; 7-10-3; 8-10-4; 9-10-4; 10-10-5;

Четвертый этап — продолжительность дыхания постепенно возвращается к исходной:

9-10-4; 8-9-4; 7-8-3; 6-7-3-; 5-6-2; 4-5-2; 4-4-2

Каждый счет равен примерно секунде. Паузу после выдоха необходимо тщательно соблюдать во избежание нежелательных явлений гипервентиляции. Все упражнение состоит из 19 дыхательных циклов. Его длительность — 5 — 5,5 минут (по Г.Т. Беляеву, В.С. Лобзину и др.).

15) Упражнение для релаксации.

— Медленно выдохните весь воздух, повторите это четыре или пять раз.

— Затем спокойно вдохните, готовясь выдохнуть без усилий. Вы можете почувствовать поток воздуха в горле, во рту, в голове? Дайте воздуху выйти изо рта и почувствуйте его поток руками. Вы держите грудную клетку расширенной, даже когда не вдыхаете воздух? Вы втягиваете свой живот, когда вдыхаете? Вы можете чувствовать, как спокойно вдыхаемый Вами воздух идет через нос, по трахее вниз, к тазу? Вы можете почувствовать, как заполняется воздухом и расширяется нижняя часть области ребер и грудная клетка.

— Обратите внимание, не напряжено ли Ваше горло, лицевые мышцы, свободно ли дышит Ваш нос (особое внимание уделите тому, не зажата ли Ваша диафрагма).

— Сосредоточьтесь на напряженных участках тела и предоставьте себе возможность их освобождения (по Ф. Перлзу).

16) Упражнение для активизации биоэнергии (“кольцо Лоуэна”).

— Расставить ноги примерно на 25 см и слегка повернуть носки внутрь.

— Согнуться в талии вперед и подогнуть колени.

— Коснуться пальцами пола и перенести вес тела на пальцы ног.

— Медленно выпрямить колени, дыша глубоко через нос.

— Удержать позу около минуты с момента появления дрожи — естественной реакция тела на напряжение (показатель повышения энергии).

— По окончании — очень медленно выпрямиться (по В. Лоуэну).

17) Упражнение для восстановления энергии (“раздувание мехов”).

— Встаньте прямо, положив ладони на верхнюю часть живота.

— Вдохните через нос, чувствуя, как поднимаются стенки живота.

— Сделайте сильный выдох, сжимая ладонями живот. Это выгонит воздух из легких через нос.

— Расслабьтесь медленно, наполняя легкие воздухом. Повторите.

— Делайте короткие прерывистые вдохи-выдохи на протяжении 30- 60 секунд.

— Если почувствуете головокружение, прекратите. Представьте себе, что ваши легкие, как меха, раздувают огонь, делая его сильнее и жарче.

— После этого вернитесь к нормальному дыханию.

Упражнения противопоказаны беременным женщинам, а также страдающим повышенным артериальным давлением, глаукомой, частыми кровотечениями из носа (по Р. Балленстейн).

18) Упражнения по ролевому аутотренингу.

В практике АП широко распространены три его разновидности:

18-1.

Упражнения, основанные на принципах гештальт-терапии (по Ф. Перлзу).

Пример — “Упражнение для преодоления или предупреждения развития межличностного конфликта”.

— Сядьте напротив пустого стула и вообразите, что на нем сидит человек, с которым у Вас напряженные отношения, трудно найти общий язык.

— Выскажите ему откровенно Ваше мнение о нем, о его неадекватном (неприличном, агрессивном, манипулятивном) поведении, мешающем с ним контактировать, положительно его оценивать.

— Пересядьте на пустой стул и вообразите себя “в его шкуре”, войдите в его роль и продолжайте от его имени диалог, основанный на контраргументах.

— Проанализируйте результаты дискуссии (лучше всего ее записать на магнитофон) с установкой на возможность улучшения отношений (по Ш.Дэйноу).

По сходной схеме рекомендуется ролевая дискуссия при внутриличностном конфликте между “хочу” и “надо” (см. приемы № 7-9).

18-2.

Упражнения, основанные на принципах транзакционного анализа (представления о трехкомпонентной структуре личности — Родитель, Взрослый, Ребенок, трех состояний <Я>, определяющих поведение человека — по Э. Берну).

Пример — упражнение “Для разрешения психотравмирующей проблемы”.

Первый этап.

— Напишите, что каждый из Ваших родителей сказал бы по поводу этой проблемы или сделал с ней.

— Вспомните что-либо в своем поведении, что Вы заимствовали у родителей и их утверждения, которым Вы следуете или боритесь с ними.

— Запишите то, что они считали необходимым или избегали.

Второй этап.

— Напишите мнение Вашего ребенка по этой проблеме (его чувства, установки и т.д.).

— Вспомните, что доставляло Вам радость в детстве и что Вы с удовольствием делаете до сих пор.

— Не играете ли Вы какую-нибудь игру в связи с этой проблемой, не исполняете ли манипулятивные роли?

Третий этап — оценка Взрослым мнений Родителей и Ребенка в процессе самодиалога, поиск ответов на вопросы:

— Какие установки Родителей мешают или помогают решению проблем?

— Какие чувства Ребенка помогают или мешают решать проблему?

— Какое решение было бы приятно Вашему Родителю и Ребенку и будет ли оно конструктивным?

Четвертый этап — принятие решения.

При его подготовке используются, помимо выводов из транзакционного анализа, результаты “мозговой атаки” (упражнение № 3) и рекомендации по применению проблемо-разрешающих приемов (№ 28-33).

Пятый этап — заключение контракта с собой по исполнению принятого решения (по М. Джеймс и Д. Джойтвард, с учетом рекомендаций Д. Скотт и В.В. Макарова по ТА).

18-3.

Упражнения, основанные на принципах игровой терапии (по Я. Морено, К. Роджерсу, Э. Берну и др.) — аутопсихотерапевтический вариант “индивидуальной имаготерапии”, предложенный И.Е. Вольпертом.

Пример — “Упражнение для нормализации сна”.

— Я образно представляю себя актером, играющим роль человека, погружаемого в глубокий сон.

— Я отдыхаю душевно и физически, как бы парю в пространстве…

— Я погружаюсь все глубже и глубже в дремотное состояние… (по К.И.Мировскому).

Аутопсихотерапевтический вариант имаготерапии рекомендуется при многих показаниях для АП — для повышения уверенности, уровня самоуважения, коррекции неблагоприятных черт характера и т.п

В детской практике чаще всего проводится игровая терапия с участием домашнего психотерапевта. В виде тренировочных занятий применяются ролевые игры и в народно-житейской психотерапии (см.1.1).

ГЛАВА 6

Методы Аутопсихотерапии
Краткая характеристика. К методам аутопсихотерапии относятся средства самопсихотерапии, являющиеся наиболее сложными в системе психотерапевтической самопомощи: по структуре и технике применения, так как они состоят из нескольких упражнений или группы взаимосвязанных приемов психотерапевтического самовоздей-ствия (см. 4.).

В отличие от упражнений, методы аутопсихотерапии:

— имеют огромное число как модификаций, преимущественно “базовых методов”, так и методик обучения (самообучения) технике их применения;

— значительно шире круг показаний для их применения с лечебной и профилактической целью. Так, методы аутотренинга, самогипноза и самовнушения рекомендуются практически всем, кто нуждается в психотерапевтической помощи;

— применяются они значительно чаще, чем упражнения совместно с гетеропсихотерапевтическими методами;

— для овладения ими, чаще всего, недостаточно проведения самотренировочных занятий, необходимо прохождение курса обучения под руководством психотерапевта или его консультации;

— количество их неизмеримо меньше, чем упражнений, при этом для многих из них характерны научно-теоретическая новизна или оригинальность методики обучения.

Классификация. Методы аутопсихотерапии, исходя из разных задач их применения, разделяются на две основные группы — на методы “базисной аутопсихотерапии” и методы “поддерживающей аутопсихотерапии”.

6.1. Методы “базисной аутопсихотерапии”
Общая особенность. В их состав входят методы, созданные для самостоятельного решения пациентами медико-психологических проблем (в отличие от поддерживающих методов АП). Подразделяются они на две группы: на классические методы и дополнительные (производные), образованные на их основе.

6.1.1. Классические методы аутопсихотерапии — это методы, сыгравшие основополагающую роль в возникновении и развитии аутопсихотерапии как отдельной самостоятельной области психотерапии (см. 1.2.). Их характеризует новизна теоретической базы и оригинальность техники их использования. Общепризнанно, что “классическими методами” являются методы, созданные Куэ, Джекобсоном и Шульцем.

6.1.1.1. Метод сознательного (произвольного) самовнушения по Куэ.

Общие положения. Основателем современной аутопсихотерапии по праву считается Эмиль Куэ. Он впервые в истории психотерапии разработал метод аутопсихотерапии с научно-теоретической базой и психологически обоснованную методику обучения технике его применения в результате глубокого и всестороннего изучения природы самовнушения (см. 1.2.).

Предложенный Куэ метод зиждется на следующих теоретических положениях (в разработке их принимал участие и Бодуэн):

— нет внушения, есть только самовнушение;

— воображение (“оружие без сознания”) в борьбе с волей (“оружие сознания”) неизменно одерживает победу;

— в случаях согласованности действий воли и воображения, эти психологические феномены не слагаются, а усиливают друг друга;

— ведущей причиной многих болезней является искаженное воображение, сформировавшееся из-за неправильной оценки своего здоровья;

— силой воображения можно научиться управлять.

Техника применения. В методе Куэ главную роль играет прием вербального самовнушения, который в настоящее время зачастую применяется самостоятельно или в составе комплексной психотерапии, а нередко, и в комбинированной, когда средства аутопсихотерапии сочетаются с другими видами лечения (физиотерапией, лечебной физкультурой и др.).

Курс лечения по методу сознательного самовнушения продолжается в среднем 6-8 недель. Словесные формулы повторяются преимущественно в просоночном состоянии, утром и вечером на протяжении 3-4 минут.

Составляются лечебные формулы психотерапевтического самовоз-действия с помощью психотерапевта с учетом генезиса болезни и ее течения.

При использовании метода Куэ применяется ряд дополнительных приемов, повышающих эффективность самовнушения:

*аттенционный прием, направленный на отвлечение внимания. Реализуется путем многократного повторения формул до 20 раз (Куэ рекомендует использовать шнур с двадцатью узелками, которые перебираются как четки);

*имаго-суггестивный прием — на основе опыта Фарадея, убедительно подтверждающего представление о возможности целевого влияния мысли на непроизвольные функции организма. К нитке, длиной 70-80 см, привязывается небольшой груз, который удерживается испытуемым в вытянутой руке. Мысленно он представляет себе, что груз раскачивается вперед-назад или по часовой стрелке — в результате груз движется в задуманном направлении;

*установочно-коррекционный прием, основанный на познании информации о целебной силе самовнушения. Психотерапевт рассказывает или предоставляет возможность пациенту ознакомиться с литературой, где описываются случаи самоисцеления или преодоления тяжелых психотравмирующих переживаний благодаря аутосуггестивному воздействию, сознательному применению силы самовнушения.

Помимо описанных приемов, Куэ советовал использовать и прием невербального самовнушения: вообразить себя доской, сохранив подвижность мышц в голеностопных суставах и внушать себе падение назад или вперед.

Метод Куэ, как и другие аутопсихотерапевтические методы, имеют разнообразные модификации и методики обучения умению произвольно осуществлять самовнушение. Например, психотерапевты стран бывшего Советского Союза нередко применяют в своей практической деятельности (особенно часто при лечении больных алкоголизмом) модифицированный вариант сознательного самовнушения, предложенный В.М. Бехтеревым (см. 4.2.1.1.).

Для обучения методу сознательного самовнушения наибольшее распространение получила методика “активное самовнушение”, предложенная А.С. Роменом. На первом этапе занимающиеся обучаются умению произвольно вызывать у себя релаксацию с помощью формул самовнушения и образных представлений, а на втором — реализовывать целенаправленные самовнушения с учетом соответствующих показаний.

Заслуживает положительной оценки и методика обучения самовнушением больных гипертонической боленью,резработанная И.К. Шхвацабая. Пациентов с невротическими расстройствами обучают в ситуациях, вызывающих у них эмоциональное напряжение, одновременно с самовнушением воспроизводить в течение 1-2 минут “образ релаксации” (ощущения, возникающие при аутогенной тренировке), вспоминая или представляя при этом “фигуру релаксации” (визуальный символ в виде симметричного геометрического предмета).

6.1.1.2. Метод “прогрессирующей мышечной релаксации” по Джекобсону.

Основные положения. Теоретические и практические аспекты метода аутопсихотерапии, оказывающего психотерапевтическое воздействие в результате глубокого и последовательного расслабления поперечно-полосатых мышц тела, разработаны известным американским психотерапевтом-нейрофизиологом Джекобсоном (см. 2.2.).

На основе изучения с помощью электромиографии тонуса мышц при различных эмоциональных состояниях, он пришел к следующим выводам:

— эмоциональная напряженность приводит к повышению тонуса поперечно-полосатых мышц;

— определенному типу эмоционального реагирования соответствует напряжение определенной группы мышц (депрессивное состояние закономерно сопровождается напряжением дыхательной мускулатуры; страх — повышением тонуса мышц артикуляции и фонации);

— дифференцированная релаксация мышц может быть использована как лечебно-профилактический метод для преодоления состояния эмоциональной напряженности, вызванной тревогами, страхами или умственными перегрузками.

Принцип техники. Курс лечения сводится к выработке у пациентов способности к последовательному и произвольному расслаблению мышц. На первом этапе достигается выработка умения улавливать разницу между напряжением и расслаблением мышц; на втором этапе пациенты осваивают технику “дифференцированной релаксации”; на третьем — происходит овладение навыком путем самонаблюдения выявлять, какие группы мышц более сильно напрягаются при различных отрицательных эмоциях и посредством локальной релаксации уменьшать их тонус с целью снижения эмоциональной напряженности.

Курс лечения — от нескольких месяцев до года.

Классический метод Джекобсона имеет разнообразные модификации. Направлены они, преимущественно, на сокращение курса психотерапии благодаря сочетанию глубокого расслабления мышц с визуализацией желаемого образа (Карл Саймонтон), с легочно-эмоциональной релаксацией (Михаил Фукс), с сомато-сенсорными упражнениями (К.И. Мировский),с психомышечной т ренировкой(А.В. Алексеев) и др.

К.И. Мировский разработал на основе метода Джекобсона эффективную методику обучения технике глубокой релаксации, состоящую из пяти занятий, при проведении которых используется релакс-фантом, сконструированный автором и другие наглядные пособия.

6.1.1.3. Метод аутогенной тренировки по И. Шульцу.

Основные положения. Метод аутогенной тренировки (АТ) создан на рубеже 20-30-х годов XX века крупным немецким психотерапевтом-психиатором Иоганном Шульцем. В состав разработанного им метода входят, помимо приемов, предложенных Куэ для самовнушения и Джекобсоном для глубокой релаксации, также два упражнения аутопсихотерапии, применяемые для включения в процесс саморегуляции эмоционального состояния “сосудистого” и “легочного” (дыхательного) механизмов.

Аутотренинг, по своей структуре является синтетическим методом, состоящим из комплекса взаимосвязанных приемов психотерапевтического самовоздействия, при отборе которых И. Шульц исходил из положения, что приемы самооптимизации нервно-психического состояния должны:

— способствовать погружению в аутогенное (полудремотное, переходное от бодрости к сонливости, сну) состояние, вызывая ощущение тяжести, тепла, глубокого расслабления, душевного комфорта;

— активизировать воспоминания, связанные с приятными ощущениями, пережитыми в прошлом;

— вызывать, при необходимости, не только успокоение, но и повышение психоэмоционального тонуса;

— сопровождаться формулами самовнушения с образными представлениями.

Принцип техники. Классический метод, предложенный И. Шульцем, имеет две ступени. Вторая (высшая) ступень практически не применяется для реализации задач аутопсихотерапии.

Низшая ступень АТ состоит, согласно классическому варианту по Шульцу, из 6 стандартных упражнений — “тяжесть”, “тепло”, “сердце”, “дыхание”, “живот”, “лоб”.

Применяются они после подготовительного этапа, проводимого для вызывания ощущения “Я совершенно спокоен” (для достижения легкой степени расслабления, начальных проявлений нервно-мышечной релаксации).

Занятия по овладению АТ, имеющие лечебную направленность, проводятся под руководством психотерапевта в группах, чаще всего два раза в неделю на протяжении 6-ти месяцев.

Сеансы АТ выполняются пациентами в одной из трех “релаксационных поз” (см. 4.2.2.1.).

В настоящее время классический метод АТ практически не применяется, а используются его различные варианты.

Наибольший вклад в разработку модификаций метода АТ внесли Мюллер-Хегеман, Клейнзорге и Клумбиес, М.С. Лебединский и Т.Л. Бортник, А.М. Свядощ и А.Е. Ромен, К.И. Мировский и А.Н. Шогам, Г.С. Беляев, В.С. Лобзин, М.М. Решетников и другие.

В практике АП используется множество методик обучения аутогенной тренировке для разных категорий больных и профессиональных групп:

— больных, проходящих курс лечения в здравницах (Я. Бараш, И. Перекрестов, Ю. Покровский, Н. Тыщук, П. Цай, Г. Шполянский и другие);

— спортсменов (А. Алексеев, О. Арнольди, Л. Гиссен, А. Морозов, К. Мировский, А. Филатов и другие);

— работников физического и умственного труда (В. Баранов, Г. Беляев, Я. Воробейчик, С. Табачников, Н. Лайша и другие);

— учащихся и студентов (Л. Гримак, Е. Поклитар, Ю. Щербатых, А. Штеренгерц и другие);

— моряков (В. Волянский и А. Лобенко, А. Репин, Г. Рожковский и другие).

На необходимость и важность разработок адаптированных вариантов методик обучения АТ указывают множество наблюдений, в том числе и наших, основанных на весьма большом опыте проведения занятий по АТ с разными категориями людей — больными и здоровыми, взрослыми и подростками, работниками физического и умственного труда.

Так, при обучении рабочих промышленных предприятий психогигиеническому варианту АТ, мы пришли к выводу о необходимости внесения в методику занятий ряда изменений, обусловленных психофизиологическими особенностями их труда.

Для многих рабочих неприемлемо упражнение “тяжесть” для расслабления мышц, т.к. у них возникают неприятные воспоминания, связанные с выполнением чрезмерно тяжелых работ. С целью расслабления, им рекомендуется представить себя “отдыхаю­щими на лужайке после тяжелого похода”, “плавающими брассом в теплой воде” или “падающей птицей с полностью расслабленными мышцами”. Для усиления эффекта ре­лаксации мысленно или шепотом необходимо повторять в утвер­дительной форме слова, свидетельствующие о достижении желаемого состояния.

Для работающих в условиях высокой температуры не­обходимо с осторожностью назначать упражнения “тепло”. Нежелательно представлять потепление верхних конечно­стей при погружении руки в горячую воду. Этой категории рабочих лучше представлять состояние тепла “при укутывании руки теплым пуховым платком”. Работающим преимущественно в позе “стоя” или “согнувшись” показаны уп­ражнения для снижения напряжения мышц спины.

При обучении АТ следует учитывать топические особенности физических нагрузок: в словесных формулах, предназначенных для релаксации, должен быть сделан акцент на группы мышц, принимающих наиболее активное участие в трудовом процессе.

В связи с тем, что рабочие сразу же после сеанса при­ступают к выполнению своих трудовых функций, к концу АТ нужно повысить их физический и психический тонус, работоспособность. Спортсменам в систему АТ включают словес­ную формулу “тело напряжено как пружина”. У рабочих, особенно станочников, такое сравнение легко может выз­вать неприятные воспоминания, связанные с экстремаль­ными условиями. Рекомендуется представлять себя “после освежающего душа” и одновременно произносить словес­ные формулы, применяемые при мобилизующем типе ды­хания (“отдохнул — я, успокоился — я, взбодрился — я, мобилизовался — я”). Для быстрейшего восстановления работоспособности после сеанса АТ необходим 1,5-2 — ми­нутный комплекс физических упражнений или самомассаж

При проведении занятий по АТ с лицами, имеющими лечебные показания, следует учитывать, что АТ входит в состав “комплексной психотерапии”, методы которой должны взаимодействовать на синергической основе. По этой причине недостаточно ориентироваться во время разъяснительной беседы (перед началом практической части занятия) лишь на реализацию задачи по объяснению пациентам сути АТ.

Беседа должна строится таким образом, чтобы она способствовала повышению эффективности и других методов психотерапии, входящих в “лечебный комплекс”, прежде всего рациональной психотерапии.

Благоприятные условия для этого создаются, если сущность АТ разъясняется на основе представления о психофизиологическом процессе погружения в аутогенное состояние, характеризующееся тем, что последовательно “включаются” четыре механизма (суггестивный, мышечный, сосудистый и легочной) с помощью комплекса психотерапевтических приемов (см. 6.1.2.1.).

При таком подходе к беседе, посвященной сути АТ, имеются широкие возможности для применения косвенного, непрямого варианта рациональной психотерапии, который в сочетании с суггестивным воздействием является во многих случаях более эффективным, чем прямой вариант (В.М. Бехтерев, С.С. Либих и другие).

С этой целью чаще всего используются приемы “анонимного обсуждения”, “психотерапического зеркала”, направленные на нейтрализацию ошибочных представлений пациентов о своем недуге (его этиологии, патогенезе, степени тяжести), являющихся одной из наиболее частых причин психотравмирующих переживаний и хронизации течения болезни. Анамнестические же данные, полученные при обследовании больных (до включения их в группу занимающихся), позволяют во время коллективной беседы о механизмах АТ индивидуализировть психотерапевтическое воздействие на пациентов.

Для реализации этой задачи нами рекомендуется использовать принцип “ТПИП” — иллюстрировать технику применения психотерапевтических приемов, включающих механизмы АТ, конкретными примерами, имеющими целевую направленность (см. главу 4). Наш многолетний опыт проведения занятий с пациентами по АТ с последующим сеансом погружения в аутогенное состояние позволяет утверждать: эффективность метода АТ, следовательно, и перспектива его применения в психотерапевтической практике в основном зависит от методики обучения пациентов АП — от варианта проведения занятий в сочетании с рациональной психотерапией или только для объяснения обучающимся принципов аутогенной тренировки, техники ее применения.

На наш взгляд, АТ является как базисно-релаксационным методом психотерапии, так и, образно говоря, прекрасным щитом для применения непрямым (окольно-рикошетным) путем главного оружия психотерапевта – рациональной, точнее рационально-познавательной психотерапии.

6.1.2. Производно-базисные методы аутопсихотерапии.

Особенность. В отличие от классических методов, созданных основоположниками аутопсихотерапии, их теоретическая база не отличается новизной, и многие их приемы заимствованы из методов и методик обучения, предложенных Куэ, Джекобсоном и Шульцем.

Тем не менее, они относятся к “базисной АП”, т.к. их эффективность общепризнана ассоциацией психотерапевтов и на их основе разработаны многочисленные модификации.

6.1.2.1. Методы аутогипноза.

Основные положения. Метод аутогипноза, вызывающий целебно-трансовое, глубоко-релаксационное состояние (“когда человек углубляется в свой внутренний мир, отвлекаясь от окружающей среды”, по М. Эриксону), применяется для закрепления результатов гипносуггестивного лечения, проводимого психотерапевтом, а также для реализации комплекса психопрофилактических задач, решаемых с помощью методов базовой