info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Психологическое консультирование. Справочник практического психолога

Автор: СОЛОВЬЕВА С.

ВВЕДЕНИЕ

Несмотря на то что уженаписано достаточно много монографий, пособий, учебников, практикумовпо психологическому консультированию, все же единого представления отом, что это такое, не существует. Разные авторы, ориентированные наразличные теории личности, представления о норме и патологии,здоровье и болезни, дают определение этой дисциплины с опорой насоответствующий понятийно концептуальный аппарат, используяпринятые в рамках соответствующей психологической школы термины.
В самом общем видебольшинство ученых и практиков согласны в том, что психологическоеконсультирование – это оказание психологической помощи клиентув направлении его личностного развития и роста. При этом вбольшинстве случаев консультирование связано с помощью клиенту вразрешении тех или иных психологических проблем.
В психологическомконсультировании существуют некоторые границы, в рамках которыхсоблюдаются интересы клиента. За этими границами – интересыобщества, которые, также как и интересы клиента, реализуетконсультант в своей профессиональной деятельности, поскольку егозадача – помочь человеку найти свое место в социальной среде.
Психологическоеконсультирование требует от профессионального консультанта не толькознаний о человеческой природе, механизмах ее формирования и опроцессах межличностного взаимодействия, не только умений и навыков вприменении разнообразных методов психологического воздействия наклиента, но и личного мужества и определенного жизненного опыта.
Консультант, который,как и любой человек, имеет собственные психологические проблемы,пытается их решать, периодически терпит неудачи, постоянно работаетнад собой. Консультант может быть успешен только тогда, когда в этойвнутренней психологической работе он идет впереди клиента, когда унего есть своя жизненная философия, на которую может оперетьсячеловек, утративший душевное равновесие.
В предлагаемой книгеизложены представления, концепции и методы многих известныхпсихологов по консультированию. Дается определение психологическойпомощи, психологическому консультированию, психотерапии,психологической коррекции. Формулируются основные цели и задачипсихологического консультирования. Поскольку основной цельюпсихологической помощи в самом общем виде является рост и развитиеличности в ее продвижении на пути к счастью и благополучию,излагаются представления о счастье, о качестве жизни, о здоровье иболезни, о норме и патологии, существующие в разных психологических ипсихотерапевтических школах. Определяются те основные ориентиры,которые помогают консультанту стимулировать клиента в направленииболее эффективного существования и более счастливой жизни.
Также в нашей работеизлагаются философия и методология психологического консультирования,которые могут помочь ответить на вопросы: как относиться кстрадающему человеку, какую позицию по отношению к нему должен занятьконсультант, должен ли он поучать и воспитывать, или сочувствовать исопереживать, должен ли он разделять боль и страдания клиента илидистанцироваться от них, чтобы сохранить трезвость мысли.
Многие психотерапевты,психологи, философы по своему формулируют позицию, которуюдолжен занять психолог, психотерапевт, консультант по отношению кклиенту: «Относись к другому так, как ты хочешь, чтобыотносились к тебе», «Самый главный для тебя человек –тот, который сейчас рядом с тобой», «Человек, с которымты общаешься, должен чувствовать себя в безопасности» и т. д.и т. п. Тем не менее, по видимому, важно сформулировать,пусть в самом общем виде, те принципы, из которых должен исходитьконсультант, оказывая психологическую помощь клиенту. В книгеделается попытка сформулировать философскую позицию по отношению кклиенту, которую занимает эффективный консультант.
Анализ методологическихпринципов, на которые опирается та или иная школа психологии,показывает некоторое сходство в интерпретации человеческой природы:все существующие направления психологии признают влияние напсихологическую проблематику человека как социальных воздействий, таки природных биологических факторов (в отечественной науке –биопсихосоциальный подход); все психологические теории признают вкачестве основополагающего принцип детерминизма – принципвсеобщей обусловленности явлений. Во многих психологических школахакцентируется роль детской психической травмы, стиля воспитания вродительской семье в возникновении у клиентов последующихсоциально психологических и психосоматических проблем;признается формирование и апробация тех или иных характеристик исвойств личности в процессе общения и деятельности. Это сходствометодологических позиций различных психологических школ даетоснование для развития интегративного подхода в психологическомконсультировании.
В настоящей работеделается акцент на когни тивно поведенческом направлении впсихотерапии и психологической коррекции, техники и методы которогоактивно применяются в современном консультировании.
ГЛАВА 1 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ – ВПСИХОАНАЛИЗЕ, БИХЕВИОРИЗМЕ, КОГНИТИВНОЙ ТЕРАПИИ ИЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Общение людей друг сдругом предполагает их взаимное психологическое воздействие. Этовоздействие может быть как случайным, стихийным, незапланированным,так и осознанным, целенаправленным. В зависимости от последствий дляличности оно бывает позитивным или негативным, иногда амбивалентным.В любом случае, расставаясь с собеседником, партнером по общению, мыуходим, в чем то изменив друг друга. В общем случае воздействиена другого человека психологическими средствами называетсяпсихологической интервенцией. Наряду с понятием интервенциииспользуются такие термины, как вмешательство или психологическаяпомощь . Понятие «психологическая помощь»подчеркивает позитивный характер интервенции.
Можно выделить тригруппы методов психологической интервенции, примыкающие к большимприкладным сферам психологии: психологии труда и организационнойпсихологии, клинической психологии и педагогической психологии.Иногда они пересекаются и взаимодействуют друг с другом.
В психологии труда иорганизационной психологии в последние десятилетия предложеномножество методов интервенции, широко используемых практическимипсихологами, например, метод «дискуссионного тренинга»,или так называемый «партиципативный производственныйменеджмент» – концепция управления, основанная на строгоопределенных принципах действия, являющихся предметомэкспериментальной оценки. Другие методы возникли для улучшениясоциальных и коммуникативных способностей или повышения креативности(Перре М., Бауманн У., 2002).
Психологияменеджмента, психологический консалтинг, психология корпоративногопроизводства – за время своего существования эта дисциплинаполучила немало названий, но цель ее осталась прежней: сделать трудлюдей более эффективным. Сегодня, как отмечает Л. Тобиас (2003), впсихологии менеджмента четко просматриваются два течения:организационно индустриальное и клинически консультативное.Первое делает упор на изучение крупных коллективов, психологическихаспектов социальных процессов и широко используется при планированииширокомасштабной кадровой стратегии. Второе специализируется наработе с конкретными личностями, что делает его особенно эффективнымпри индивидуальном подборе служащих. Это направление примыкает кклиническому психологическому консультированию.
Приверженцыорганизационно индустриально го подхода изучают групповыепроцессы, иерархии социальных структур и, как правило, применяютстратегию оценки объекта исследования по многим шкалам. «Клиницисты»в основном фокусируются на индивидах, теориях личности и оценкеиндивидуальных характеристик. Практики индустриально организационногоподхода выявляют проблемы в психологическом климате коллектива,обобщают данные статистических исследований, выводят столбцыдиаграмм. «Клиницисты» работают с проблемамируководителей, воспроизводящих в своем стиле лидерства свою семейнуюисторию, или сотрудников, не достигающих уровня своих возможностей, атакже выясняют соответствие поставленных задач сильным и слабымсторонам конкретного работника. Зачастую они используют методывоздействия, заимствованные из клинического психологическогоконсультирования.
В педагогическойпсихологии применяют, в частности, учебные методы, например,научение, направленное на достижение цели, которое вырабатываетпринципы действия, необходимого для организации оптимальныхиндивидуальных условий научения, или программы развития мышления удетей (Пере М., Бауман У., 2002). К этой группе методовпсихолого педагогической интервенции можно от нестиобсуждение консультантом с клиентом вопросов обучения и воспитаниядетей, научения чему либо и повышения педагогическойквалификации взрослых людей, педагогического руководства, управлениядетскими и взрослыми группами и коллективами. Кпсихолого педагогическому консультированию относятся вопросысовершенствования программ, методов и средств обучения,психологическое обоснование педагогических инноваций и ряд других(Тобиас Л.,2003).
Наиболее широкий спектрметодов интервенции – методы клинико психологическойинтервенции, которые часто отождествляются с понятием психологическойпомощи.
Как правило, впсихологической помощи и поддержке нуждаются больные люди. Обращаяськ врачу, пациент, более или менее осознанно, ищет и психологической,эмоциональной помощи. Больной не просто хочет избавиться от боли,страдания и страха, он хочет научиться правильно жить, стать болеесчастливым. Поэтому одной из важных задач психологии в современноймедицине и здравоохранении является организация психологическогосопровождения пациента на всех этапах лечебно диагностического иреабилитационного процессов. Психолог участвует в психологическойподготовке больного к госпитализации, обследованию, прохождениюиногда болезненных диагностических процедур, в подготовке к операции,оказывает психологическую помощь на этапе выздоровления, мобилизуяадаптивные и компенсаторные возможности больного к преодолениюгоспитализма, зависимости от врачей и лечебного учреждения, помогаяактивно включаться в самостоятельную жизнь. Психолог оказывает помощьумирающим больным, не только обеспечивая эмоциональную поддержку, нои помогая проанализировать и осознать итоги прожитой жизни, подводясвоеобразный психологический баланс, который должен бытьположительным, помогая пациенту уйти из жизни, не теряя достоинства,с уважением к себе и к пройденному пути.
Следует учитывать, чтоодной из причин возникновения и развития болезни могут статьразнообразные психологические воздействия. В соответствии ссовременной парадигмой биопсихосоциальной природы заболевания,сформулированной в рамках холистического подхода в медицине, вэтиопатогенезе любого заболевания, как соматического, так инервно психического, определенную роль играютсоциально психологические факторы. Учетсоциально психологических и психологических факторовпредполагает использование возможностей психологической помощибольным в системе их комплексного лечения и реабилитации. Разрешениепсихологических конфликтов, устранение эмоционального напряжения,эмоционально негативных психических состояний, нормализациянастроения способствуют и нормализации соматического состояниябольного.
В психологическойпомощи нуждаются не только больные, но и здоровые люди. У каждогочеловека есть сильные и слабые стороны, обусловленные егоиндивидуально психологическими особенностями. Одни жизненныеситуации человек, в силу наличия у него определенных психологическихчерт, разрешает легко и просто, а некоторые жизненные обстоятельствапредставляют для него проблему – его личность не обладает илине в полной мере обладает всеми необходимыми для выхода из труднойситуации качествами. Как правило, для каждого типа личностиспецифичны свои собственные трудные жизненные обстоятельства. Ониимеют тенденцию повторяться снова и снова, пока личность не сумеетмобилизовать свои резервные защитные и компенсаторные свойства и ненаучится справляться с ними. Это требует определенной психологическойработы, перестройки тех или иные психологических свойств сформированием одних качеств и нивелированием других. В подобныхслучаях практически здоровый человек может периодически нуждаться впомощи психолога, психотерапевта или консультанта.
Психологическая помощьзаключается в предоставление информации о разнообразныхпсихологических феноменах: психических процессах, психическихсостояниях и психических свойствах, о структуре и функциях тех илииных подсистем целостной личности, о связях междуиндивидуально психологическими свойствами личности и теми илииными способами эмоционального реагирования и детерминируемыми имиформами поведения, о связях между психологическими явлениями исимптомами. К психологической помощи относится также и оказаниеэмоциональной поддержки, эмпатическое вчувствование в мир переживанийпациента, эмоциональное сопровождение клиента на пути освоения импсихологических знаний и реализации этих знаний в непосредственномповедении, общении и деятельности. Наконец, психологическая помощьвключает в себя отработку наиболее конструктивных паттерновповедения, замена неконструктивных образцов поведения на болееконструктивные, эффективные формы поведения и деятельности. Такимобразом, психологическая помощь оказывается клиенту на всех уровняхего функционирования – когнитивном, эмоциональном,поведенческом, – совпадающих с уровневостью организациичеловека.
Психологическая помощьреализуется в виде психотерапии, психологической коррекции ипсихологического консультирования.
1.1. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Любая формапсихологической помощи, чтобы быть эффективной, должна опираться наопределенные теоретические представления о личности, особенностях ееформирования и развития, специ фике ее адаптации и дезадаптации,ценностях и целях. В психологии существуют три основные теоретическиенаправления, по своему интерпретирующие личность, каждое сосвоей собственной концепцией здоровья и болезни, психологическойпомощи в достижении значимых целей – психодинамическоенаправление, поведенческое направление (бихевиоризм) игуманистическое, или экзистенциально гуманистическоенаправление. Помимо этих трех ведущих направлений психологическойпомощи, в последнее время активно развивается когнитивнаяпсихология , послужившая основой создания когнитивнойпсихотерапии. Приемы и техники когнитивной терапии активноиспользуются в современном психологическом консультировании. Каждоеиз этих теоретических направлений в психологии послужило основой длясоздания соответствующих технологий психотерапии, психологическогоконсультирования и психологической коррекции.
1.1.1.Психодинамическое направление
Динамическоенаправление в психологии, психотерапии и психологическомконсультировании включает в себя разнообразные версии психоанализа –от классического психоанализа З. Фрейда до современныхпсихоаналитических направлений: французского структурализма илизападноевропейской школы объектных отношений. Общим во взглядахпредставителей этого подхода являются представления о бессознательныхпсихических процессах как базовых психологических образованиях,определяющих роли этих бессознательных процессов в функционированиипсихики человека. Само понятие «психодинамический»предполагает исследование психической жизни человека с точки зренияее психодинамики, с точки зрения взаимодействия, борьбы, конфликтовэлементов, составляющих психическую жизнь человека. Специалисты,придерживающиеся психодинамических взглядов, представляют личностькак организованную систему сил и контрсил.
В качестве основныхдетерминант функционирования, развития и роста личностирассматриваются бессознательные психические процессы. Содержаниебессознательного составляют инстинктивные побуждения, биологическиевлечения и потребности, которые при неодобрении их личностьювытесняются в бессознательное. Вытесняются преимущественно тевлечения и потребности, которые, вступая в противоречие спредставлениями личности о себе и об окружающем мире, выступают вкачестве угрозы личностному благополучию, равновесию и комфорту.Психодинамические теоретики могут расходиться во взглядах на то,какие силы в структуре личности важнее, но все они, как правило,включают в число важнейших сил и побуждений индивидов необходимостьзащиты от психологически болезненных желаний, мыслей, чувств ипереживаний. В частности, одним из главных способов такой защитыявляется отвержение болезненных аспектов собственного «Я»и недопущение этих аспектов к осознанию.
Фрейд выделял двеосновные группы инстинктов: инстинкты жизни (Эрос), направленные насамосохранение, на поддержание жизненно важных процессов (голод,жажда, секс) и инстинкты смерти (Танатос) – разрушительныесилы, направленные либо вовне, на окружающий мир, либо вовнутрь, насамого человека (агрессия в виде садизма или мазохизма, гомицидов илисуицидов). Энергия инстинктов жизни в психоанализе обозначаетсяпонятием либидо, энергия инстинктов смерти специального понятия неимеет. По мнению Фрейда, из всех инстинктов жизни наиболее значимымидля развития личности являются сексуальные инстинкты. Поэтомутермином «либидо» обозначают преимущественно энергиюсексуальных инстинктов.
Исследуя организациюличности, Фрейд создал две модели функционирования психического:топографическую модель, исследующую психическое на разных уровнях егофункционирования, и структурную модель, изучающую психические явленияв виде основных компонентов, или структур. Более известна структурнаямодель. В соответствии с топографической моделью, в психической жизничеловека выделяются три уровня: сознание; предсознательное, котороелегко может быть осознано; бессознательное, которое самостоятельноосознано быть не может. Бессознательное отделено от сознательного ипредсознательного особой психической инстанцией – цензурой. Онавыполняет две функции: вытесняет в область бессознательногонеприемлемые и осуждаемые личностью собственные чувства, мысли ижелания; и оказывает сопротивление активному бессознательному,стремящемуся прорваться в сознание. Бессознательное проявляется вповедении и психической деятельности человека окольными путями –в обмолвках, описках, ошибках памяти, сновидениях, симптомахневротических расстройств. Так, по мнению Фрейда, скрытое значениекашля связано с чувством потери, одиночества, непривлекательности.Идея о том, что очевидное поведение содержит скрытый смысл,подразумевает существование своего рода «кода», с помощьюкоторого необходимо расшифровывать очевидное поведение, если мысобираемся помочь клиенту скорректировать его действия. Недостаточнолечить саму симптоматику – воздействие на очевидное поведениебесполезно, если не затрагивать его скрытого значения. Чтобы можнобыло влиять на это скрытое значение, клиент должен его осознать –в этом и состоит конечная цель фрейдовского психоанализа.
Бессознательноевключает в себя инстинктивные импульсы, переживания, вытесненныевоспоминания и представления. Осознание бессознательного становитсявозможным преимущественно в процессе психотерапии. Терапия должнавключать в себя повторное переживание чувств и воздействий,сопутствующих скрытому механизму. Например, для пациентки было бынедостаточно понять умом, что в основе ее симптома лежит конфликтиз за одиночества и непривлекательности. Она должна вновьиспытать эти чувства, чтобы осознать скрытый механизм своихпереживаний.
В соответствии соструктурной моделью психического, личность человека включает в себятри инстанции, или три структуры: Ид (Оно), Эго (Я) и Супер Эго(Сверх Я). Структура Ид является источником психической энергии,действует преимущественно в сфере бессознательного и включает в себябазальные инстинкты, первичные потребности и импульсы. Ид, подобномаленькому ребенку, функционирует по принципу удовольствия, постояннотребуя немедленной разрядки напряжения с удовлетворением всех желанийи стремлений. Ид не принимает во внимание социальных норм, правил,требований, ограничений, предписаний и запретов. Эго – разумная(взрослая) часть личности человека, которая направляет и контролируетинстинкты. Эго функционирует на всех трех уровнях сознания, являясьпосредником между Ид и внешним миром. Эго, принимая во вниманиетребования Ид, а также ограничения и предписания внешнего мира,требования конкретной ситуации, принимает решения в соответствии спринципом реальности. Супер Эго – моральный аспектличности, вмещающий в себя социальные нормы, правила, предписания,требования и запреты. Супер Эго также функционирует на всех трехуровнях сознания. Оно формируется в процессе социализации личности,ее воспитания, образования и обучения. Формирование Супер Эгопроисходит в виде интернализации (ассимиляции, усвоения) социальныхнорм, требований, предписаний. Эта структура личности действует всоответствии с морально этическим принципом.
Таким образом, поФрейду, личность каждого человека пребывает в хроническом конфликте:Ид стремится к немедленной разрядке напряжения, Супер Эгопрепятствует немедленному удовлетворению желаний Ид, стремясьподавить эти желания как социально неприемлемые, а Эго способствуетудовлетворению желаний Ид с учетом требований реальности. Еслидавление инстинков на структуру Эго слишком велико, возникаеттревога, от которой личность защищается, формируя механизмыпсихологической защиты. Защитные механизмы – это определенныеприемы переработки поступающей в психику информации, предохраняющиеее от чрезмерного напряжения и тревоги. Они неосознаваемы, пассивны исвязаны с искажением реальности. В отличие от копинг механизмов– осознанных приемов переработки психотравмирующих событий,активных и конструктивных, – механизмы психологическойзащиты неконструктивны, т.к. могут приводить к психическим нарушениям– неврозам.
С точки зрения Фрейданеврозы обусловлены невротическим конфликтом, то есть бессознательнымконфликтом между побуждениями Ид, которые стремятся к разрядке, изащитными функциями Эго, предотвращающими непосредственную разрядкувлечений или их доступ к осознанию. Симптом при этом рассматриваетсякак осуществление компромисса между подавляемым желанием итребованиями подавляющего фактора. Супер Эго заставляет Эгочувствать себя виноватым даже за символическую и искаженную разрядку,которая проявляется как симптом невроза. Таким образом, вформировании невротического симптома участвуют все части психическогоаппарата.
Фрейд рассматривалневротический конфликт как «переживания, возникающие врезультате столкновения по крайней мере двух несовместимых тенденций,действующих одновременно как мотивы, определяющие чувства иповедение» (Карвасарс кий Б. Д., 2000). С точки зренияФрейда, невроз – это конфликт между бессознательным исознанием. «С самого начала мы замечаем, что человек заболеваетиз за конфликта, возникающего между требованиями инстинкта ивнутреннего сопротивления, которое возникает внутри против этогоинстинкта» (Карвасарский Б. Д., 2000). Таким образом, невроз –следствие конфликта между сознательным и бессознательным, котороеобразуют вытесненные под влиянием моральных норм, правил, запретов,требований биологические потребности и влечения, прежде всего,сексуальные и агрессивные. Современные психоаналитики любоезаболевание, как нервно психическое, так и соматическое,интерпретируют как следствие подавленных, вытесненных психологическихконфликтов. Психосоматическое направление в медицине, возникшее наоснове психоаналитических представлений, подобным образоминтерпретирует разнообразные соматические страдания человека.
Взгляды Фрейда напсихопатологию в самом общем виде выглядят следующим образом:определенный конфликтный материал исключается из сознания, так какявляется слишком болезненным. Однако из за своей эмоциональнойзаряженности он сохраняет активность в структуре личности, проявляясьв виде явных поведенческих симптомов. Полное осознание с разрешениемсебе сознательно пережить эмоции приводит к смягчению или редукциисимтоматики.
В соответствии стеоретическими представлениями психоаналитиков о происхожденииболезней была разработана и технология психотерапии, в основе которойлежат представления о переносе (трансфере), контрпереносе(антитрансфере), сопротивлении и катарсисе. В качестве основноготерапевтического механизма выступает феномен катарсиса, которыйпозволяет снизить уровень психического напряжения и тревоги путемотреагирования (например, проговаривания, вербализации)психологических проблем и конфликтов, вытесненных в бессознательное иизвлеченных оттуда в процессе психоаналитического исследованияметодом свободных ассоциаций, путем интерпретации сновидений, или такназываемой «психопатологии обыденной жизни», т. е.очиток, описок, оговорок, «случайных» действий и т. д. Входе психоанализа психоаналитик, исследуя свободные ассоциации илисновидения своего пациента, путем интерпретации добиваетсявозникновения инсайта, то есть внезапного понимания, «схватывания»ситуации клиентом, вследствие чего происходит перевод вытесненных вбессознательное переживаний на уровень сознания. Пациент внезапнопонимает значение и смысл своего симптома, истинное содержание своихпереживаний. Это понимание влечет за собой отреагирование (плач,крик, невербальное выражение эмоций и т. д.). Отреагирование(катарсис) вытесненных переживаний и осознание содержания и смысласимптома ведут к излечению от него.
Исходя из того, чтоневроз понимается как результат конфликта между бессознательным исознанием, основная задача психотерапии в рамках психоанализазаключается в том, чтобы сделать бессознательное сознательным, или,иначе говоря, осознать бессознательное. Целью психоанализа являетсяпроникновение в скрытые идеи, влияющие на поведение, и их отчетливоеосознание. Фрейд сравнивает психоаналитическое лечение с ситуацией,когда нерадивый студент во время лекции всячески мешаетпреподавателю, отпускает замечания, гримасничает, отвлекает всех отлекции. Преподаватель выгоняет студента за дверь, но тот все равнопостоянно заглядывает в аудиторию, привлекая к себе внимание, имешает таким образом преподавателю. Чтобы студент не проник ваудиторию, у дверей сажают двух других студентов, препятствующихвходу в зал. Эти двое символизируют собой цензуру, не допускающуюбессознательное в сферу сознания. Мы так же выталкиваембессознательное за дверь, но оно оттуда продолжает всяческинапоминать нам о себе, беспокоить и мешать нормальной деятельности.Разрешить ситуацию с недисциплинированным студентом можно, толькопригласив его в аудиторию и попытавшись разобраться, чего же он хочетна самом деле. Точно также, преодолевая сопротивление пациента, нужновытащить бессознательное на свет и выяснить у него, чего же оно хочетот нас.
Конечная цель терапиипо Фрейду – облегчить клиенту возможность любить и работать.Фрейд не считал, что терапия имеет цель сделать человека счастливым.На самом деле он рассматривал терапию как «удалениеневротического страдания вместе с обычными несчастьями» (ФрейдЗ., 1918). Одно из главных достижений психотерапии – повышениеспособности индивида выносить амбивалентность и конфликты, то есть«жить с неудобствами». В том, что среди целей терапии напервое место следует выдвинуть здоровое функционирование, а несчастье, с Фрейдом согласны и многие представители других направленийв психологии и психотерапии.
В самом общем видетерапевтический процесс предполагает выполнение следующих действий:
• установлениеаналитической связи между терапевтом и пациентом;
• формированиетрансферных и контртрансферных взаимоотношений и их анализ;
• выявлениеподавляемого «цензурой» содержания бессознательногометодом свободных ассоциаций, толкованием сновидений, анализомсимволического содержания невротических симптомов.
Одной из наиболеепопулярных версий психодинамического направления является теорияобъектных отношений, по своему интерпретирующая личность,проблемы нормы и патологии, здоровья и болезни, по своемуконструирующая технологию психологического вмешательства. Центральноеместо в формировании теории объектных отношений принадлежит Д. В.Винникот, В. Р. Д. Фейрберн, О. Кернберг, М. Малер и Дж. Мастерсон. Всоответствии с представлениями этих авторов, личность – явлениеуникальное; она содержит свою уникальность уже при рождении.Ответственность родителей заключается не в том, чтобы сформироватьхарактер, снабдить его условностями или вписать в рамки определенногообразца, а так поддержать этот характер, чтобы его скрытаяуникальность могла проявить себя и обеспечить полноценное развитиеиндивида.
Фрейд видел развитие вэлементах регулирования и выражения сексуальности и агрессивности, атеория объектных отношений сфокусирована на развитии отдельной,дифференцированной, интегрированной и цельной личности. Управлениесексуальностью и агрессивностью – важный источник развитияличности, но важны также и чувство голода, и потребность в близости,внимании, компетентности, власти. Полноценно развитая личностьуникальна, креативна, гибка и саморегулируема. Она правдива передсобой, и ее поведение скорее вытекает из собственных планов и схем, ане из некоего экстернализованного образа того, как это должно быть(«ложное Я»). Наиболее значимый фактор в развитииистинного «Я» – отношения с другими людьми,особенно с матерью. Отношения с другими людьми видятсяпсихоаналитиками как субкатегория отношений с объектами вообще.Поэтому, хотя теоретики объектных отношений более всего интересуютсяотношениями с людьми, они называют их «объектными отношениями».
Развитие личности –это сепарация от других людей (от значимых «объектов») ииндивидуация, формирующая чувство собственной уникальности. Так,согласно М. Малер, в первый месяц жизни ребенок находится на стадиинормального аутизма. На этой стадии внимание ребенка к окружающемумиру поверхностно, он больше занят своими внутренними ощущениями.Младенца в этот период можно описать как нарциссичного. У него нетинтереса к внешнему миру, фактически у него нет еще и концепциивнешнего мира. Внешние объекты, например, мать, не воспринимаются имкак внешние, и их присутствие может туманно ощущаться каксопровождение удовлетворения потребностей. Младенец можетчувствовать, что только его желания достаточно для того, чтобыпоявилась мать и удовлетворила его потребность.
Со второго или третьегомесяца жизни ребенок начинает более внимательно относиться к миру. Наэтой стадии, известной как нормальный симбиоз, ребенок не в состоянииделать различия между собственными усилиями добиться удовлетворениясвоих потребностей и реакцией матери на его потребности. Теперьребенок может уже осознавать внешние импульсы, особенно те, которыесвязаны с матерью, но он не воспринимает мать как внешний объект, какотдельного человека. В результате ребенок ощущает себя слившимся сматерью, то есть ребенок и мать представляют собой единое целое иимеют общую границу с окружающим миром. Например, когда мать кормитребенка, он воспринимает руку матери и бутылочку как часть своегособственного тела, кормящего себя. Таким образом, если матьнемедленно не удовлетворяет голод ребенка, он воспринимает своесобственное «Я» как наносящее боль и приводящее кфрустрации.
Примерно вчетырехмесячном возрасте начинается настоящий процесссепарации индивидуации. Первая фаза этого процесса(приблизительно от 4 го до 10 го месяца) связана сразвитием у ребенка чувства телесного отделения от матери. Через своюдеятельность ребенок начинает осознавать, что он и мать физическиразделены. Это осознание провоцирует беспокойство, и ребенокпериодически проверяет, здесь ли мать, стремясь удостовериться в ееприсутствии. С 10 го месяца наступает фаза тренировки, длящаясядо 14 го месяца, в ходе которой приобретаются моторные навыки,способствующие дальнейшему отделению от матери. Когда ребенокначинает ходить, у него появляется чувство всемогущества. Чтобы втечение этих фаз развитие было успешным, ребенок должен испытать«достаточно хороший материнский уход» (Винникот Д. В.,1965). «Хорошая мать» положительно стимулирует иподдерживает процесс развития ребенка. Чрезмерно защищающая матьберет ребенка на руки не тогда, когда нужно утешить ребенка, а тогда,когда нужно утешиться ей самой. Такое поведение матери может подавитьинициативу ребенка и его продвижение к самостоятельности. Онотормозит развитие у ребенка чувства себя как отделенного от материиндивида. Отвергающая мать, которая соблюдает дистанцию между собой иребенком, также приносит вред, так как она не обеспечивает надежноготыла. Ребенку нужны как поддержка матери, так и некоторая свободаисследований. Отвергающая, соблюдающая дистанцию мать предоставляетему свободу, но не обеспечивает поддержки. Ее ребенок никогда несможет успешно отделить себя и индивидуализироваться, потому что онвсегда будет тосковать по единению с матерью.
Следующая стадиясепарации индивидуации – фаза возобновления связей –длится с 14 го по 24 й месяц жизни. Теоретики объектныхотношений предполагают, что различные виды психопатологии, включаяпограничное расстройство личности и пищевые нарушения, например,булимия, берут свое начало на этой стадии развития. Во времявозобновления связей ребенок начинает лучше осознавать своюотделенность от матери. Его радостное чувство всемогущества исчезаетпо мере осознания им своей отделенности. Он начинает чувствовать себяслабым, маленьким и беспомощным. На этом этапе ребенок долженсмириться с фактом своего отделения от матери. В качестве конкретногопримера разделения можно рассмотреть ситуацию, когда ребенок,чувствуя себя слабым и беспомощным, обращается к матери. Если мать неспособна должным образом отреагировать на его потребности, ребенокостается беспомощным, но не может позволить себе рассердиться намать. Поэтому он «отщепляет» от себя ту свою часть,которая нуждается в поддержке. Он должен также отделить от себя свойгнев на мать, потому что сердиться на нее слишком опасно. Лучшечувствовать себя «плохим», чем слабым, нуждающимся вподдержке и сердитым на мать. В дальнейшей жизни этот человек будетиметь проблемы в межличностных отношениях. Он сразу станетчувствовать себя «плохим», как только кто то незахочет удовлетворить его потребности.
Достижениеэмоционального постоянства при восприятии объекта и целостноепредставление о нем происходит во время последней фазы процессасепарации индивидуации. Эта фаза – консолидацияиндивидуальности – наступает в 2–3 года. Человек, успешнопрошедший эту фазу, может сохранить самоуважение, даже если емучто то не удается, продолжать любить и ценить других людей, дажеесли они не оправдывают его ожиданий, сохранять образ «хорошегоЯ», не нуждаясь в том, чтобы постоянно ублажать других. Этотчеловек будет способен продолжать развивать свое истинное «Я»,то есть отделять собственные намерения, восприятия и цели отнамерений, восприятий и целей других людей.
При нарушениях вразвитии на протяжении процесса сепарации индивидуации можетсформироваться личность, неспособная сформировать устойчивыедлительные отношения, постоянно переходящая от сильной любви ипривязанности к глубокому разочарованию. У нее может не произойтиустановление стабильной, связной идентификации, что повлечет за собойнепостоянное выполнение профессиональных обязанностей, частую сменуработы и неспособность удержаться на одном месте и следоватьнамеченной карьере. В результате человек начнет проявлятьимпульсивность. Из за отсутствия стабильного внутреннего «Я»он будет нуждаться в постоянной эмоциональной стимуляции извне, чтобычувствовать себя живым и вовлеченным в события. Поэтому он начнетзаниматься беспорядочным или случайным сексом, употреблять наркотики,играть в азартные игры. Так как он не научился эмоциональномупостоянству, его реакции будут сильны, но преходящи. Он будет частоподвержен сильному, но кратковременному чувству враждебности. Если онне полностью создал у себя чувство «Я» как отдельногообъекта, если он чувствует себя соединенным с матерью, то будетпостоянно искать «экстаз» от испытанного слияния. Дляэтого он начнет искать немедленных, интенсивных встреч с людьми(беспорядочный или случайный секс), в которых сможет времено пережитьэто чувство слияния. Но позже, когда останется один, он почувствуетдепрессию, пустоту и ощутит себя покинутым. Индивид, демонстрирующиймодель импульсивного поведения, гнев, депрессию, непереносимостьодиночества и проблемы идентичности, соответствует критериямпограничного расстройства личности по DSM IV. В соответствии стеорией объектных отношений, психопатология – это результатнарушенных образов «Я» относительно других людей ирезультат отрицательного детского опыта. Есть данные, подтверждающиепредставление теории объектных отношений о том, что индивид сдиагнозом «пограничное расстройство личности» имеет менеесложные и менее развитые внутренние образы людей, чем «нормальные»индивиды, и эти менее сложные и менее развитые образы связаны спатогенным опытом, таким как пренебрежение и насилие. Пограничныеличности не могут установить здоровую идентичность. Таким образом, помнению теоретиков объектных отношений, личность, прежде всего,межличностна, то есть она состоит из стойких моделей отношений кдругим. Если у нас были достаточно «хорошие матери», томы перенесем во взрослую жизнь эффективные прототипы взаимоотношенийс другими, если же родительское воспитание было дисфункциональным, томы понесем в дальнейшую жизнь ошибочные модели реакций. Такимобразом, по теории объектных отношений, истинные взаимоотношения сматерью играют важную роль в развитии личности.
В теории объектныхотношений психотерапевтический подход имеет некоторые отличительныеот классического психоанализа черты. Во первых, большое значениепридается эмпатии психотерапевта. Представители теории объектныхотношений придерживаются мнения, что именно недостаток эмпатии вдетстве – одна из причин проблем взрослого клиента.Следовательно, важно, чтобы психотерапевт обеспечил эмпатию как одиниз способов помочь клиенту «вместить» в себя сильныенеуправляемые эмоции и аффекты и интегрировать их в личность. Эмпатиясама по себе важное средство терапевтических изменений. Во вторых,большинство психотерапевтов данного направления тоже ценятпроникновение в детские корни взрослых проблем, но в меньшей степени,чем классический психоанализ. Психотерапевту полезно выяснить, какимобразом взрослые проблемы связаны с неадекватным подходом родителей кребенку в детстве. Ценится сам по себе корригирующий опытвзаимоотношений на сеансе психотерапии (коррективный эмоциональныйопыт) по принципу «здесь и сейчас». Мастерсон называетпсихотерапию «экспериментом по индивидуализации».Изменения достигаются путем эмпирического повторного переживанияранних дестких конфликтов во время терапии.
Посредством повторногопереживания в индивиде раскрепощается процесс созревания, чтобы онсмог выработать более дифференцированное и согласованное «Я».По мнению Когута, когда патологический детский опыт вновьпереживается и перерабатывается во время терапии, психотерапевт можетобеспечить пациенту эмпатические условия, которых тому не хватало вдетстве. В этих обстоятельствах «сращение психологическойструктуры, которое оптимально должно было произойти в нормальныйпериод развития, сейчас происходит с запозданием впсихотерапевтической среде» (Когут, 1985). Гантрип пишет о том,что можно достичь личностного роста благодаря качествувзаимоотношений во время психотерапии: «Я думаю о психотерапиине как о некой методике, а только как о предоставлении возможностиискреннего, надежного, понимающего, уважающего, заботливого личногоотношения, при котором человеческое существо, чье истинное «Я»было раздавлено манипулированием тех, кто хотел лишь, чтобы он не былим помехой, могло начать, наконец, ощущать свои собственные истинныечувства, думать своими собственными спонтанными мыслями иобнаруживать себя настоящего реально существующим» (Гантрип Д.С., 1973). И наконец, для психотерапевтов объектных отношенийключевой является работа с проективной идентификацией клиента.Проективная идентификация – это защитный механизм, с помощьюкоторого пациент проецирует нежелательные аспекты свого Эго надругого человека и затем пытается контролировать эти нежелательныеаспекты через взаимодействие с этим человеком. Предположим, что выбессознательно испытываете неловкость от своих сексуальных желаний.Вы можете тогда спроецировать их на другого человека, а затемрассматривать его как вашего сексуального обольстителя. Теперь ничегоне мешает вам испытывать сексуальность, так как другой человек ведетсебя сексуально по отношению к вам. При проективной идентификациииндивид бессознательно манипулирует другим человеком, фактическизаставляя его выполнять бессознательную проекцию. Так, индивид можетдействовать сексуально бессознательно, чтобы заставить другогочеловека проявлять сексуальность по отношению к нему. Или, например,заключенный в тюрьме, почувствовав себя одиноко на Рождество, вызвалк себе жену, чтобы «развеселить ее». Другими словами, онспроецировал свое одиночество на жену, а затем попыталсяконтролировать свои чувства, предпринимая действия по отношению кней.
Таким образом,проективная идентификация создает особый вид отношений переноса, вкоторых клиент подсознательно пытается манипулировать терапевтом,вовлекая его в чувства и действия тем способом, в котором клиентподсознательно нуждается. Важная часть терапии объектных отношений –заставить клиента осознать, как он подсознательно «обустраивает»определенный тип межличностного поведения. В конечном счете, цельпсихотерапии – развитие личности. Для теории объектныхотношений оно включает в себя отделение «Я» от матери иформирование дифференцированного и интегрированного представления осебе и о других. По Мастерсон, это проявляется в увеличенииавтономности клиента, в его способности взять ответственность засебя, а также управлять своей жизнью в конструктивной манере. Крометого, это должно привести к возможности творчества, близких отношенийи гибкости, пластичности, вариативности поведения и эмоциональногореагирования. По Когуту, цель терапии – развитие внутреннесогласованной личности, которая обладает реальными амбициями иустремлениями, может быть творческой, способной к близким отношениям,и гибкой, создавать собственные суждения и защищать свое достоинство.
Таковы основныепринципы психодинамического (психоаналитического) направления впсихологии, психотерапии, психологической коррекции и психологическомконсультировании. Психоанализ при оказании психологической помощиприменяется при наличии разнообразных симптомов психическогонеблагополучия: при депрессиях, тревожных и агрессивныхрасстройствах, психосоматических заболеваниях. Он используетсяпреимущественно в индивидуальной форме, но может применяться также ипри групповой работе (групп анализ). В настоящее времяклассический психоанализ используется редко; применяютсяпремущественно современные варианты психоанализа, разрабатываемые взападноевропейских странах.
1.1.2. Поведенческоенаправление
Второе направление впсихологии, послужившее теоретической основой для созданияспецифической психотерапевтической технологии, а также практикипсихологической коррекции и психологического консультирования –поведенческое направление, или бихевиоризм.
В противоположностьдинамическим концепциям личности сторонники поведенческого подходарассматривают поведение пациента не как знак, символически выражающийреально существующие проблемы клиента, а как реальность, которуюможно верифицировать, идентифицировать и измерить. Основыповеденческой терапии лежат в теории научения, а теоретическиепредпосылки методик поведенческой терапии начинаются, подобно теориинаучения, с философского убеждения, что методы работы споведенческими проблемами человека должны основываться на научномподходе. Другая предпосылка поведенческого направления состоит в том,что все поведение предопределено, и переменные, обуславливающие его,можно обнаружить и измерить.
В поведении испытуемогово время исследования нет ничего случайного. Все особенностиповедения, как вербального, так и невербального (в мимике, позе,походке, в жестах, манере сидеть, манере стоять), а также особенностиобщения и деятельности отражают некоторые глубинные психологическиеструктуры, подлежащие исследованию. И наоборот: весь внутреннийпсихологический мир больного – его переживания, страхи,страсти, комплексы, страдания, индивидуальные способы реагирования настресс, методы психологической самозащиты, характеристикисовладающего поведения – в той или иной степени, более илименее ярко проявляется во внешнем поведении.
Поведенческоенаправление в психотерапии основано на психологии бихевиоризма ииспользует принципы научения для изменения когнитивных, эмоциональныхи поведенческих структур. Основоположником бихевиоризма считается Д.Б. Уотсон, который впервые ввел этот термин и опубликовал его первуюпрограмму. Значительное влияние на формирование бихевиоризма оказалитакже эксперименты Э. Торндайка, а также труды И. П. Павлова и В. М.Бехтерева. Методологическими предпосылками бихевиоризма явилисьпринципы философии позитивизма, в соответствии с которыми наукадолжна описывать только позитивные, то есть реально существующиефеномены, доступные непосредственному наблюдению. Бихевиоризм вомногом развивался в качестве альтернативы интроспективной психологиии исключил из области своего рассмотрения все психологическиефеномены, не подлежащие строгому научному исследованию, фиксации иизмерению.
С точки зренияпредставителей бихевиоризма, психология должна была стать наукой оповедении, поскольку поведение является той единственнойпсихологической реальностью, которая доступна непосредственномунаблюдению, и обладает параметрами, которые можно непосредственноизмерить, и на которые можно непосредственно воздействовать.Ортодоксальный бихевиоризм по сути дела отождествляет психику иповедение. Поведение понимается как совокупность реакций организма навоздействия внешней среды, на набор фиксируемых стимулов. Человекрассматривается как носитель определенных форм поведения,формирующихся по принципу «стимул–реакция». Жесткаясхема «стимул–реакция» рассматривается в качествеосновной единицы поведения. Все внутренние психологические звенья,все психологические феномены, опосредующие ответные реакции человека,сторонниками ортодоксального бихевиоризма, по сути, игнорировалиськак непосредственно не наблюдаемые. Однако с развитием бихевиоризмобращается и к опосредующим процессам.
В необихевиоризмепоявляется понятие промежуточных переменных – процессов,опосредующих влияние внешних раздражителей на поведение человека.Усложнение традиционной бихевиористской схемы «стимул–реакция»за счет введения промежуточных переменных знаменует переход к новомуэтапу развития. Основная формула бихевиоризма трансформируется вформулу «стимул–промежуточные переменные–реакция».Промежуточные переменные – это те психологические образования,которые опосредуют реакции организма на те или иные стимулы. Подпромежуточными переменными понимают совокупность познавательных ипобудительных факторов, действующих между стимулом и ответнымповедением. В качестве промежуточных переменных рассматриваютсявнимание, представления, склонности, мотивы, установки, отношения, идаже сознание. Изучение промежуточных переменных является одной изосновных задач психологии поведения.
Центральнойпроблематикой бихевиоризма является проблема приобретенияиндивидуального опыта, или проблема научения как процессаприобретения различных умений и навыков. Научение – это процесси результат приобретения индивидуального опыта, знаний, умений инавыков. Научение является систематической модификацией поведения приповторении одинаковой ситуации. Научение выступает в качествеосновного методического принципа и главной задачи поведенческойпсихотерапии.
Поведенческаяпсихотерапия, по сути своей, представляет собой клиническоеиспользование теорий научения, сформировавшихся в рамкахбихевиоризма. Центральное место в этих теориях занимают процессыклассического и оперантного обусловливания. В соответствии с этимвыделяют два типа поведения: респондентное поведение(основанное на классическом обусловливании) и оперантное поведение(основанное на оперантном обусловливании).
Респондентное поведение– это поведение, возникающее в ответ на какой либораздражитель. Организм автоматически реагирует на определенныевозбудители: колено судорожно дергается, когда бьют по коленномусухожилию; при повышении внешней температуры тело начинает потеть;зрачок сужается при ярком свете. И. П. Павлов выяснил, чтоопределенные рефлекторные процессы могут быть обусловлены. В своемклассическом эксперименте он вызывал у собаки слюноотделение,совмещая звонок колокольчика с подачей пищи. В естественных условияхслюноотделение у собаки начинается только при виде или запахе пищи.После того как Павлов совместил подачу еды и звонок колокольчика,слюноотделение у собаки начиналось при этом звуковом сигнале и безналичия какой либо еды. Подобное изменение в поведении появилосьсразу же после нескольких таких сеансов.
Поведение животногобыло обусловлено раздражителем, который раньше не вызывал никакойреакции. Точно так же, как и у собаки Павлова, наше слюноотделениеможет быть вызвано входом в ресторан или звуком обеденного гонга.Респондентное поведение достаточно просто изучать и демонстрировать.Рекламодатели, связывающие привлекательного человека на экране или наплакате с определенным товаром, пытаются всего навсегосформировать у зрителя ассоциацию и вызвать четко запланированнуюреакцию. Они рассчитывают, что в результате подобного сопоставленияпотребители будут позитивнее реагировать на этот товар.
Теория оперантного, илиинструментального обусловливания связана с именами Э. Торндайка и Б.Ф. Скиннера. Скиннер – один из виднейших представителейбихевиоризма – показал, что воздействие окружающей средыопределяет поведение человека. Он обосновал понятиеинструментального, или оперантного поведения. Оперантное поведение –это поведение, возникающее спонтанно. Оперантное поведениеусиливается или ослабляется теми событиями, которые за ним следуют. Вто время как респондентное поведение определяется предыдущимисобытиями, оперантное поведение зависит от своих последствий.Обусловливание какого либо действия зависит от того, чтопроисходит после прекращения этого действия. Скиннер считает, чтопрактически любое естественное возникающее поведение человека илиживотного можно вызвать искусственно, добиться, чтобы оно появлялосьчаще и более выраженно, а также по разному его направлять.Например, отец пытается научить свою дочь плавать. Дочь обожаеткупаться, но боится намочить голову и опасается выдыхать воздух подводой. Отец обещает дать девочке конфету, если она окунет лицо. Затемотец соглашается дать конфету только после того, как девочка намочитвсю голову. Когда дочь идет и на это, отец ставит условие: сделатьпод водой выдох. Шаг за шагом девочка будет менять свое поведение подвлиянием грядущего вознаграждения и в результате научится плавать.
Оперантноеобусловливание – это процесс формирования и поддержания частноймодели поведения вытекающими из этой же модели последствиями. Врасчет берется не только то, что предшествовало поведению, но восновном то, что за ним последует. В случае с отцом и дочерью отецобусловливал поведение девочки тем, что давал сладости послеопределенных действий с ее стороны. Конфеты использовались дляобеспечения определенного поведения ребенка в воде. «Если заопределенным поведением следуют определенные последствия, то оченьвысока вероятность того, что это поведение появится вновь, авытекающие из него одни и те же последствия можно назватьподкреплениями» (Скиннер Б. Ф., 1971).
Введение промежуточныхпеременных в традиционную формулу бихевиоризма «стимул–реакция»привело к появлению нового понятия – социального научения.Социальное научение основано на представлениях, согласно которымчеловек обучается новому поведению не только на основаниисобственного прямого опыта (как при классическом и оперантномобусловливании), но и на основании опыта других, на основаниинаблюдения за другими людьми, то есть за счет процессовмоделирования. Научение по моделям предполагает научение посредствомнаблюдения и имитации социальных моделей поведения. Это направлениесвязано с именем канадско американского психолога А. Бандуры.
Практически нерассматривая роль биологических факторов в формировании личности,Бандура постулировал, что человек – это продукт научения, входе которого он способен усваивать разнообразные поведенческиепаттерны. В многочисленных экспериментах Бандуры было показано, чтолюди будут подражать почти всем, включая героев мультфильмов и кино,но при этом предпочтут имитировать добрых, воспитанных, великодушныхсубъектов, которые занимают высокое положение и обладают властью, ане аморальных представителей низших слоев. Вероятно также, что онибудут скорее подражать тем, кто был удостоен какой либо наградыза свое поведение, чем тем, кто был за него наказан.
Помимо пластичностисознания, которая позволяет менять стили поведения, важнейшимчеловеческим качеством является мышление, позволяющее использоватьсимволические структуры, например, язык, познавать явленияокружающего мира и осмыслять поведение, хотя бы частично определяя,какие события окружающей среды будут восприняты, получат оценку истанут основой для действия.
Однако действияиндивида не определяются исключительно внутренними побуждениями,такими как инстинкты, потребности или намерения, или же, как считалСкиннер, только внешними по отношению к человеку силами. Неокружающая среда сама по себе определяет нашу деятельность, а нашевосприятие явлений окружающей среды есть один из факторов, влияющихна поведение. В данных границах люди могут выбрать такую манеруповедения, которая повысит вероятность предсказуемого ответа отокружающей среды. Поведение – не только функция, но инезависимая переменная, оказывающая влияние и на среду, и наличность. Бандура сформулировал тройственную модель реципрокногодетерминизма, согласно которой поведение человека есть результатвзаимодействия личностных факторов, включая мышление и познавательныеспособности, явлений окружающей среды и действий самого человека.
Бихевиористы отличалисьсамым решительным образом от предыдущих теоретиков психотерапии своейуверенностью в том, что аномальное поведение в своей основе сходно собычным, и что именно аномальный симптом представляет собойрасстройство. Одни и те же законы применимы к любому поведению –как обычному, так и аномальному. Просто аномальное поведениепредставляет собой нормальный, закономерный ответ на аномальныеусловия обучения. Аномальное поведение можно изменить, сделав этиусловия обучения другими. По существу, в основе бихевиоризма лежиточень оптимистичная теория.
Согласно представлениямбихевиоризма, здоровье и болезнь являются результатом того, чемучеловек научился и чему не научился, а личность – это опыт,который человек приобрел в течение жизни. Невроз при этом нерассматривается как самостоятельная нозологическая единица, посколькув бихевиоризме, по сути, отсутствует нозологический подход. В центревнимания оказывается не столько болезнь, сколько симптом, которыйпонимается как поведение, точнее, как нарушение поведения.Невротический симптом (невротическое поведение) рассматривается какнеадаптивное или патологическое поведение, возникшее в результатенеправильного научения. Аномальному поведению, дурным привычкам идругим нежелательным поступкам научаются точно так же, как инормальному или желательному поведению. Так, Дж. Вольпе определяетневротическое поведение как привычку неадаптивного поведения уфизиологически нормального организма. Г. Айзенк и Д. Рахманрассматривают невротическое поведение как усвоенные образцыповедения, являющиеся в силу каких либо причин неадаптивными.
С точки зрениябихевиоризма адаптация является основной целью поведения, поэтомуповедение, не обеспечивающее адаптацию, является патологическим.Нарушения поведения в рамках поведенческого направления являютсяприобретенными, представляют собой усвоенную неправильную реакцию,которая не обеспечивает необходимый уровень адаптации. Этанеадаптивная реакция формируется в процессе «неправильного»научения. Примером такого неправильного научения может бытьвзаимодействие родителей с ребенком, на которого родители обращаютвнимание, берут на руки только тогда, когда он что то делает нетак, например, капризничает; или ребенок, испытывающий явныйнедостаток внешних проявлений любви, внимания, тепла и заботы,получает это в избытке, когда заболевает. Таким образом, потребностьребенка во внимании в полной мере удовлетворяется только тогда, когдаон «плохо» себя ведет. Иными словами, «плохое»,неадаптивное поведение подкрепляется положительно (удовлетворяетсязначимая потребность).
В соответствии с этимипредставлениями о норме и патологии, о здоровье и болезни основнаяцель клинико психологических вмешательств в рамкахповеденческого подхода заключается в том, чтобы переучить, заменитьнеадаптивные формы поведения на адаптивные, «правильные»,эталонные, нормативные, а задача поведенческой психотерапии кактерапевтической системы – в редукции или устранении симптома. Вцелом поведенческая психотерапия (модификация поведения) направленана замену страха, тревоги, беспокойства релаксацией до редукции илиполного устранения симптоматики, что достигается в процессе наученияза счет применения определенных техник. Научение в рамкахповеденческой психотерапии проводится на базе рассмотренных ранеетеорий научения, сформулированных бихевиоризмом.
В поведенческойпсихотерапии научение осуществляется непосредственно, являясьцеленаправленным, систематическим, осознаваемым как психотерапевтом,так и пациентом процессом. Психотерапевт поведенческого направлениярассматривает все проблемы как педагогические по своей природе ипоэтому решить их можно путем прямого обучения новым поведенческимреакциям. Пациент должен научиться альтернативным формам поведения итренировать их. Если задачи психотерапии состоят в обучении, то рольи позиция психотерапевта должны соответствовать роли и позицииучителя или технического инструктора, а отношения между пациентом ипсихотерапевтом носят обучающий характер. Психотерапевт совместно спациентом составляет программу лечения с четким формулированием цели,разъяснением задач, механизмов, этапов лечебного процесса,определением того, что будет делать психотерапевт, и что –пациент. После каждого психотерапевтического сеанса пациент получаетконкретные задания, а психотерапевт контролирует их выполнение.
Основная функцияпсихотерапевта состоит в организации эффективного процесса научения.Поведенческое направление в психотерапии, психологической коррекции ипсихологическом консультировании применяется очень широко. Наибольшеераспространение в настоящее время получили когнитивные техники всоответствии с теоретическими представлениями А. Бека и А. Эллиса.Поведенческие техники используются как для коррекции дезадаптивныхэмоциональных переживаний, таких как тревога, страх, депрессия,злость, так и для коррекции нарушений поведения, в частности, приантисоциальных расстройствах личности.
Были разработаныразличные формы бихевиоральной терапии для лечения отдельныхпсихологических расстройств, а также для изменения вредных,нежелательных привычек, выработки новых навыков. В соответствии срекомендациями Американской ассоциации бихевиоральных терапевтов,«бихевиоральная терапия включает в себя, главным образом,применение принципов, полученных из исследований по экспериментальнойи социальной психологии, нацеленных на облегчение страданий иповышение функциональных возможностей человека. Бихевиоральнаятерапия делает акцент на систематической оценке эффективностиприменения этих принципов. Бихевиоральная терапия включает в себяизменение окружающей обстановки и социальное взаимодействие, а ненепосредственное изменение соматических процессов биологическимиметодами. Цель ее, главным образом, образовательная. Данные методикипомогают улучшить самоконтроль. При проведении бихевиоральной терапиизаключается контракт, в котором определяются взаимно согласованныецели и методы. Ответственные профессионалы, используя поведенческиеподходы, руководствуются общепринятыми принципами».
Все методыбихевиоральной терапии делают акцент на важности взаимоотношениймежду терапевтом и клиентом. Терапия должна начинаться с беседы междуними, во время которой оцениваются сущность проблемы клиента и еедоступность для бихевиоральной терапии. Первичная беседа можетвключать в себя некоторые бихевиоральные методики оценки, например,опросники или наблюдение. Предполагается, что доверие и пониманиемежду терапевтом и клиентом крайне важны для успешности как первичнойбеседы, так и всего лечения. Если терапевт обязан закреплятьповеденческие изменения, то терапевтические взаимоотношения должныстимулировать их. Бихевиоральные терапевты понимают важность природывзаимоотношений терапевт–клиент и роль сопереживания терапевтав улучшении этих взаимоотношений.
В первую очередьсобирается подробный анамнез проблем клиента: когда и как ониначались; их частота и взаимосвязь; что является внешним стимулом,вызывающим эти проблемы; как клиент пытался их разрешить донастоящего времени. Терапевт старается выяснить, чего именно клиентнадеется достичь при лечении. Терапевт также пытается облечь эти целив бихевиоральные термины: какие типы поведенческих изменений должныбудут увидеть клиент и терапевт для того, чтобы понять, что терапиябыла успешной и цели ее достигнуты.
Когда суть проблемы ицели лечения определены, терапевт подробно объясняет клиентутерапевтические процедуры и их рациональное обоснование. Врач можетссылаться на исследовательские работы, демонстрирующие эффективностьданного метода у других клиентов, имеющих сходные проблемы. Клиентможет согласиться на терапию, только полностью осознав ее стадии. Вэтом процессе терапевт является в значительной степени наставником иконсультантом, а клиент – равноправным партнером.
Одной из наиболее частоприменяющихся в бихевиоральной терапии методик являетсясистематическая десенсибилизация, основанная на классическомобусловливании новой реакции, которая несовместима со страхом илитревогой. Главная идея заключается в том, что человек не можетрасслабляться и одновременно испытывать страх. С клиентом работают всостоянии глубокой мышечной релаксации, несовместимой со страхом.Помимо этого, клиент и терапевт создают иерархию состояний тревоги.Эта иерархия включает в себя предметы, события или ситуации,вызывающие страх или тревогу – от наименее до наиболеепугающих. Например, иерархия состояний тревоги в связи со страхомперед змеями может выглядеть следующим образом: змея в соседнемрайоне, змея в соседней комнате, змея в комнате клиента, но вбезопасной клетке, змея на полу, змея, прикасающаяся к клиенту. Затемэта иерархия и релаксация объединяются для создания систематическойдесенсибилизации. Клиент десенсибилизируется, то есть делается менеечувствительным к тому, что он ранее считал пугающим.
Имплозивная терапия –другой метод поведенческой терапии – представляет собой какпродолжение десенсибилизационной терапии, так и прямое практическоеприложение академических исследований по угашению. Почему бы вместотого чтобы обусловливать новую реакцию, просто массированно непогасить страх за один прием? Люди, вынужденные оставаться в пугающейситуации, спустя некоторое время должны будут перестать бояться.Физиологически невозможно находиться в состоянии страха более 20–30минут, и, если человек сможет остаться в пугающей ситуации вместотого, чтобы убежать немедленно прочь, то, в соответствии сисследованиями по научению, страх должен угаснуть. Имплозиязаставляет клиента в воображении живо и ярко представлять себе всеаспекты того, что вызывает страх, до тех пор, пока не наступитрасслабление. Вариант in vivo удерживает клиента в реальной пугающейситуации, пока страх не угаснет, а релаксация его не заменит. В обоихслучаях постоянное присутствие поддерживающего, вызывающего довериетерапевта является крайне важным.
Аверсивная терапиявключает в себя использование безусловного аверсивного (неприятного)стимула для классического обусловливания реакции страха илиотвращения на предыдущий стимул, чтобы сформировать реакцию избеганиялибо подавить негативное или нежелательное оперантное поведение.Наиболее часто в качестве аверсивного стимула используетсяэлектрошок, хотя применяются и препараты, вызывающие рвоту. Например,электрошок совмещается с приемом алкоголя, чтобы снизить потреблениеспиртного. Посредством павловского обусловливания ранее приятныйстимул – употребление спиртного – должен статьаверсивным, и человек впоследствии избегал принимать алкоголь.
Аверсивная терапияиспользуется для лечения вредных привычек – переедания, куренияили обкусывания ногтей.
Большое вниманиеповеденческая терапия уделяет выработке социально одобрямых,желательных форм поведения, таких, например, как уверенное поведение.
1.1.3. Когнитивныйподход в психотерапии, психологической коррекции, психологическомконсультировании
В настоящее времябольшую популярность и распространение получили когнитивные подходы,сформировавшиеся как логическое продолжение идей необихевиоризма, гдев качестве промежуточных переменных рассматриваются когнитивныепроцессы. Сторонники этих подходов исходят из того, что междуситуацией и эмоцией (стимулом и реакцией) находятся когнитивныепеременные, когнитивные процессы, например, мысль, суждение илиустановка. В качестве примера таких подходов можно привести взглядыА. Бека и А. Эллиса.
Когнитивная терапияБека
Когнитивная терапиябыла предложена А. Беком в 60 х годах ХХ века в первую очередьдля лечения больных с депрессиями. В последующем показания для ееприменения были расширены, и она стала использоваться для лечениябольных с фобиями, с навязчивыми расстройствами, психосоматическимизаболеваниями, пограничными расстройствами, а также для оказанияпомощи клиентам с психологическими проблемами, не имеющимиклинической симптоматики.
Когнитивная терапия неразделяет взглядов трех основных психотерапевтических школ:психоанализа, считающего источником расстройств бессознательное;поведенческой терапии, которая придает значение лишь очевидномуповедению; традиционной нейропсихиатрии, в которой причинамиэмоциональных расстройств служат физиологические или химическиенарушения. Когнитивная терапия основана на достаточно очевидной идеео том, что представления и слова людей о себе, своих установках,убеждениях и идеалах информативны и значимы.
По мере развития людинакапливают обширный багаж информации, концепций и шаблонов длясовладания со своими психологическими проблемами. Эти знания находятприменение в процессе наблюдения, выдвижения и проверки гипотез,вынесения суждений – своего рода практической научной работы.Исходя из своего культурного наследия, образования и опыта, людиучатся использовать инструментарий здравого смысла: формировать ипроверять истинность предчувствий, выявлять различия, рассуждать,чтобы разрешать конфликты и судить о том, насколько реалистичнойявляется их реакция на различные ситуации (Паттерсон С., Уоткинс Э.,2003).
Здравый смысл, однако,не дает объяснений эмоциональным расстройствам. Так, мысли и поступкистрадающих депрессией пациентов противоречат основному принципучеловеческой природы – инстинкту выживания. Мышление такихпациентов находится под контролем ошибочных представлений о себе иокружающем мире. Бек указывает, что предложенная им «формулировкапсихологических проблем в терминах неверных посылок и склонности кискаженным воображаемым переживаниям сильно отличается отобщепринятых формулировок психологических расстройств» (Бек А.,1976). Когнитивная терапия не нуждается в концепции бессознательного.Психологические проблемы «могут стать результатом обычныхпроцессов, таких, как неправильное научение, вынесение неверныхсуждений на основе неполной или ошибочной информации, неумениепровести четкую границу между вымыслом и реальностью. Кроме того,мышление может быть нереалистичным, поскольку оно основано наошибочных посылках; поведение может быть направлено во вред себе,поскольку основывается на неразумных установках» (Бек А.,1976).
Когнитивная терапия –это активный, директивный, ограниченный во времени, структурированныйподход, используемый при лечении различных психиатрическихрасстройств (например, депрессии, тревоги, фобий, болевых ощущений идр.). В его основе лежит теоретическая посылка, согласно которойэмоции и поведение человека в значительной степени детерминированытем, как он структурирует мир. Представления человека (вербальные илиобразные «события», присутствующие в его сознании)определяются его установками и умопостроениями (схемами),сформированными на основе прошлого опыта. Например, в мышлениичеловека, интерпретирующего любое событие в терминах собственнойкомпетентности или адекватности, может доминировать такая схема:«Пока я не достигну во всем совершенства, я – неудачник».Эта схема определяет его реакцию на самые разные ситуации, даже те,которые никак не связаны с его компетентностью (Бек А., Раш А., ШоБ., Эмери Г., 2003).
Когнитивная терапияисходит из следующих общетеоретических положений:
• Восприятие ипереживание в целом представляют собой активные процессы,задействующие как объективные, так и интроспективные данные.
• Представления иидеи являются результатом синтеза внутренних и внешних стимулов.
• Продуктыкогнитивной активности человека (мысли и образы) позволяютпредсказать, как он оценит ту или иную ситуацию.
• Мысли и образыобразуют «поток сознания», или феноменальное поле,отражающее представления человека о самом себе, мире, своем прошлом ибудущем.
• Деформациясодержания базовых когнитивных структур вызывает негативные измененияв эмоциональном состоянии и поведении человека.
• Психологическаятерапия может помочь пациенту осознать когнитивные искажения.
• Путемкорректировки этих искаженных дисфункциональных конструктов можнодобиться улучшения состояния пациента (Бек А., Раш А., Шо Б., ЭмериГ., 2003).
Таким образом,эмоциональные и поведенческие реакции не являются прямыми илиавтоматическими ответами на внешние стимулы. Напротив, стимулыобрабатываются и интерпретируются внутренней когнитивной системой.Значительные расхождения между внутренней системой и внешнимистимулами могут привести к психологическим расстройствам. Впромежутке между внешним событием и определенной реакцией на неговозникают соответствующие мысли. Возникающие у пациентов мысли частоотражают негативное отношение к прошлому, настоящему или будущему.Хотя пациенты обычно не сознают или игнорируют эти мысли и, какследствие, не сообщают о них, можно научить их выявлять такие мыслиеще до возникновения эмоций.
Эти мысли получилиназвание «автоматических». Автоматические мыслиспецифичны и дискретны, возникают в укороченном виде, не являютсяследствием размышлений или рассуждений, относительно автономны инепроизвольны; при этом пациент считает их вполне обоснованными, дажеесли они представляются окружающим нелепыми или противоречаточевидным фактам (Паттерсон С., Уоткинс Э., 2003).
Таким образом, притеоретическом обосновании предложенной им терапии Бек исходил изположения о том, что эмоции и поведение человека определяютсяприсущим каждому специфическим способом истолкования внешнего мира.Проблемы пациента вытекают главным образом из неких искаженийреальности, основанных на ошибочных предпосылках и допущениях.Объективный мир при восприятии его человеком преломляется черезкогнитивные модели или схемы. Эти схемы подобны фильтрам или«концептуальным очкам», которые определенным образомотбирают поступающую информацию. При значительном искажениидействительности этими фильтрами у индивида возникают эмоциональныепроблемы, а впоследствии и клиническая симптоматика. Поэтому задачатерапевта – сконцентрировать внимание клиента на том, как имосуществляется процесс отбора и интерпретации информации, после чегоему предлагается проверить обоснованность сделанных выводов и, призаключении об их ошибочности, заменить их на более адекватные(Федоров А. П., 2002). Терапевт помогает пациенту отыскать искаженияв мышлении и научиться альтернативным, более реалистическим способамформулирования своего опыта.
Когнитивный подход кэмоциональным расстройствам изменяет взгляд человека на самого себя исвои проблемы. Отказавшись от представлений о себе как о беспомощномпорождении биохимических реакций, слепых импульсов или автоматическихрефлексов, человек получает возможность увидеть в себе существо,склонное не только рождать ошибочные идеи, но и способное отучитьсяот них или их исправить. Только определив и исправив ошибки мышления,человек сможет создать для себя жизнь с более высоким уровнемсамоосуществления.
Главная концепциякогнитивной терапии состоит в том, что решающим фактором длявыживания организма является переработка информации. Мы не смогли бывыжить, если бы у нас не было функционального аппарата для приемаинформации из окружающей среды, синтезирования ее и планированиядействий на основе этого синтеза (Александров А. А., 2004).
Терапевтическиетехники, используемые в рамках данного подхода, основаны накогнитивной модели психопатологии. При различных психопатологическихсостояниях (тревога, депрессия, мания, параноидальное состояние,обсессивно компульсивный невроз и т. д.) на переработкуинформации оказывает влияние систематическое предубеждение. Этопредубеждение специфично для различных психопатологическихрасстройств. Другими словами, мышление пациентов тенденциозно. Так,депрессивный пациент из информации, предоставляемой окружающейсредой, выборочно синтезирует темы потери или поражения, в то времякак у тревожного пациента превалирует тема опасности.
Этим когнитивнымсдвигам способствуют специфические позиции, которые располагают людейв определенных жизненных ситуациях тенденциозно интерпретировать свойопыт. Например, человек, для которого мысль о возможной внезапнойсмерти имеет особое значение, может, пережив угрожающий жизни эпизод,начать интерпретировать нормальные телесные ощущения как сигналынаступающей смерти, и тогда у него разовьются приступы тревоги(Александров А. А., 2004).
Когнитивный сдвиг можнопредставить как компьютерную программу, замечает Александров. Каждоерасстройство имеет свою специфическую программу. Программа диктуетвид вводимой информации, определяет способ ее переработки ирезультирующее поведение. При тревожных расстройствах, например,активируется программа «выживания»: индивид из потокаинформации выбирает «сигналы опасности» и игнорирует«сигналы безопасности». В результате он будет чрезмернореагировать на относительно незначительные стимулы как на сильнуюугрозу и будет отвечать избеганием.
Активированнаяпрограмма ответственна за когнитивный сдвиг в переработке информации.Нормальная программа правильно отобранных и правильноинтерпретированных данных заменяется «тревожной программой»,«депрессивной программой», «панической программой»и т. д. В таких случаях индивид испытывает симптомы депрессии,тревоги или паники.
А. Бек выделилнесколько наиболее часто представленных у депрессивных больных типовлогических ошибок, а также указал на возможные для каждого типаальтернативные заключения, с которых может начаться когнитивноепереформирование этих ложных выводов.
Сверхгенерализация(сверхобобщение) – это выводы, сделанные на основе одногонаблюдения, единственного случая. Примером такой сверхгенерализацииможет быть вывод о том, что человек никогда не добьется успеха,поскольку первая попытка оказалась неудачной. Альтернативой являетсярассуждение на тему: «Действительно ли другие возможныеситуации будут похожи на первую попытку?»
Селективное внимание(избирательность) – обращение внимания на особые детали событияи игнорирование всего контекста, извлечение из памяти только плохихпереживаний и неудач. Пример: чувство отвержения, возникающее упациента, когда друг бросился к подошедшему автобусу, а не поговорилс ним. Альтернатива: обращение внимания на весь контекст ситуации,воскрешение в памяти других примеров успехов и удач.
Персонификация –ошибочное приписывание себе значения события. При персонификации «Я»это центр, исходя из которого понимается значение происходящего.Пример: мысли о том, что люди смеялись над пациентом, когда он вошел,хотя они смеялись совсем по другому поводу. Альтернатива: изучениедругих возможных причин.
Дихотомическоемышление – полярное мышление в черно белом свете: всехорошо или плохо, чудесно или ужасно. При этом, говоря о себе,пациент обычно выбирает негативную категорию. Пример: убеждение, чтоклиент остался нищим после утраты небольшой суммы денег, как будтовсе будущее заключено в этой сумме (в этом кошельке). Альтернатива:демонстрация того, что события обычно занимают промежуточныеположения между такими полюсами.
Излишняяответственность – ощущение личной ответственности за всеплохое, что произошло. Пример: убеждение, что в неудачной судьбесвоей дочери (алкоголизация, потеря работы) повинен сам пациент.Альтернатива: выявление других возможных причин произошедшего,опровергающих тезис, что все может быть отнесено на счет клиента.
«Катастрофирование » – заключение типа «всегдаслучается самое плохое». Альтернатива: оценить вероятностьнеприятного события. Вспомнить примеры, когда это происходило.
Чтобы лучше понятьдепрессивные нарушения мышления, отмечают А. Бек и соавторы (Бек А.,Раш А., Шо Б., Эмери Г., 2003), полезно рассмотреть их с точки зренияиспользуемых индивидом способов структурирования реальности. Еслиразделить эти способы на «примитивные» и «зрелые»,становится очевидно, что в депрессии человек структурирует опытсравнительно примитивными способами. Его суждения о неприятныхсобытиях носят глобальный характер. Значения и смыслы, представленныев потоке его сознания, имеют исключительно негативную окраску, оникатегоричны и оценочны по содержанию, что рождает крайнеотрицательную эмоциональную реакцию. В противоположность этомупримитивному типу мышления, зрелое мышление без труда интегрируетжизненные ситуации в многомерную структуру (а не в какую то однукатегорию) и оценивает их скорее в количественных, нежеликачественных терминах, соотнося их друг с другом, а не с абсолютнымистандартами. Примитивное мышление редуцирует сложность, многообразиеи изменчивость человеческого опыта, сводя его к нескольким самымобщим категориям.
С точки зрения А. Бека,психологические нарушения, связанные с аберрациями мышления(нарушениями на когнитивной стадии переработки информации,включающими обозначение, селекцию, интеграцию, интерпретацию),предшествуют этапу нейрофизиологических расстройств. Искаженныекогниции являются причиной ложных представлений и самосигналов и,следовательно, неадекватных эмоциональных реакций. Поэтому цельюкогнитивной психотерапии является исправление неадекватных когниций.Техники когнитивной терапии позволяют выявить, проанализировать искорректировать ошибочные концептуализации и дисфункциональныеубеждения (схемы) пациента. Пациент научается решать проблемы инаходить выходы из ситуаций, которые прежде казались емунепреодолимыми, переосмысляя их и корректируя свое мышление.Когнитивный терапевт помогает пациенту мыслить и действовать болеереалистично и адаптивно, и тем самым устраняет беспокоящие егосимптомы.
Стратегии и техникикогнитивной терапии предназначены для дезактивации дезадаптивныхпрограмм, для сдвига аппарата переработки информации (когнитивногоаппарата) к нейтральному положению. У каждого человека в когнитивномфункционировании имеется свое слабое место, так называемая«когнитивная уязвимость», которая располагает его кпсихологическому стрессу. Эти «уязвимости» относятся кструктуре личности.
Личность формируется«схемами», или когнитивными структурами, которыепредставляют собой базальные убеждения (позиции). Эти схемы начинаютформироваться в детстве на основе личного опыта и идентификации созначимыми другими. Люди формируют концепции о себе, о других, о том,как функционирует мир. Эти концепции подкрепляются дальнейшим опытомнаучения, и, в свою очередь, влияют на формирование других убеждений,ценностей и позиций (Александров А. А., 2004). Схемы могут бытьадаптивными или дисфункциональными. Это устойчивые когнитивныеструктуры, активизирующиеся специфическими стимулами, стрессорами илиобстоятельствами.
У пациентов спограничными личностными расстройствами имеются так называемые ранниенегативные схемы, ранние негативные ядерные убеждения. Например: «сомной происходит что то неладное», «люди должныподдерживать меня и не должны критиковать, не соглашаться со мной илинеправильно меня понимать». При наличии таких убеждений легковозникают эмоциональные расстройства.
Другое частое убеждениебыло названо Беком «условным предположением». Такиепредположения, или позиции, начинаются с «если». Дваусловных предположения, часто отмечаемые у пациентов, склонных кдепрессии: «если я не добьюсь успеха во всем, что я делаю,никто не будет уважать меня» и «если человек не любитменя, значит, я недостоин любви». Такие люди могутфункционировать относительно хорошо до тех пор, пока не испытаютсерию поражений или отвержений. После чего они начинают считать, чтоих никто не уважает или что они недостойны любви.
Особенность когнитивнойтерапии, отличающая ее от таких традиционных видов терапии, какпсихоанализ и клиент центрированная терапия, заключается вактивной позиции терапевта и его постоянном стремлении ксотрудничеству с пациентом. Терапевт строит лечение так, чтобыпобудить пациента к участию и сотрудничеству. Депрессивный пациентприходит к терапевту растерянным, рассеянным и погруженным в своимысли. Поэтому терапевт должен сначала помочь ему организоватьмышление и поведение, без этого невозможно научить пациентасправляться с требованиями повседневной жизни. В силу наличествующихна данной стадии симптомов пациент нередко уклоняется отсотрудничества, и терапевту приходится проявлять находчивость иизобретательность, чтобы побудить пациента к активному участию вразличных терапевтических операциях. Классические психоаналитическиетехники и приемы, например, техника свободных ассоциаций,предполагающая минимум активности со стороны терапевта, неприменимыпри работе с депрессивными пациентами, так как пациент еще большепогружается в трясину своих негативных мыслей и идей.
В отличие отпсихоаналитической терапии, содержание когнитивной терапииопределяется проблемами «здесь и сейчас». Когнитивныйтерапевт не придает большого значения детским воспоминаниям пациента,если только они не помогают прояснить текущие наблюдения. Главное длянего исследовать, что думает и что чувствует пациент во время сессиии в перерывах между ними. Он не занимается интерпретациейбессознательного. Когнитивный терапевт, активно взаимодействуя исотрудничая с пациентом, исследует его психологические переживания,намечает план действий для пациента и дает ему домашние задания.
От поведенческойкогнитивную терапию отличает большее внимание к внутреннему(психическому) опыту, мыслям, чувствам, желаниям, фантазиям иустановкам пациента. В целом стратегия когнитивной терапии,отличающая ее от всех иных терапевтических направлений и школ,заключается в эмпирическом исследовании «машинальных»мыслей, выводов и предположений пациента. Формулируядисфункциональные убеждения и представления пациента о самом себе,собственном опыте и собственном будущем в виде гипотез, когнитивныйтерапевт затем предлагает пациенту с помощью определенных процедурпроверить достоверность этих гипотез. Практически любой внутреннийопыт может стать отправной точкой эксперимента по проверке негативныхпредставлений или убеждений пациента. Так, если пациент считает, чтоокружающие отворачиваются от него с отвращением, терапевт помогаетему выработать систему критериев для оценки человеческих реакций изатем побуждает объективно оценить жесты и мимику людей. Если пациентубежден в своей неспособности выполнить простейшие гигиеническиепроцедуры, терапевт может привлечь его к составлению специальнойформы, в которой пациент в последующем будет отмечать, насколькохорошо или плохо он выполняет эти процедуры (Бек А., Раш А., Шо Б.,Эмери Г., 2003).
Таким образом,когнитивная психотерапия Бека предполагает, что проблемы у человекавытекают главным образом из специфических искажений реальности,основанных на ошибочных предпосылках и допущениях. Эти неправильныепредставления возникают в результате неправильного научения впроцессе познавательного, или когнитивного, развития личности.Поэтому задачей психотерапевта или психолога, оказывающего клиентупсихологическую помощь, является помощь в нахождении искажений вмышлении клиента и обучение альтернативным, более реалистичнымспособам формулирования жизненного опыта.
Рационально эмоциональнаятерапия Эллиса
Рационально эмоциональная(рационально эмотивная) терапия (РЭТ) была создана А. Эллисом в1955 г. Первоначальный ее вариант назывался рациональной терапией, нов 1961 г. она была переименована в РЭТ, поскольку этот термин лучшеотражает сущность данного направления. В 1993 г. Эллис сталиспользовать новое название своего метода –рационально эмоционально поведенческая терапия (РЭПТ).Термин «поведенческая» был введен, чтобы подчеркнуть тобольшое значение, которое это направление придает работе с актуальнымповедением клиента.
В соответствии стеорией рационально эмоциональной терапии, люди наиболеесчастливы тогда, когда ставят перед собой важные жизненные цели изадачи и активно стараются их осуществить. Кроме того, утверждается,что при постановке и достижении этих целей и задач человек должениметь в виду тот факт, что он живет в обществе: отстаивая своиинтересы, необходимо учитывать и интересы окружающих людей. Этапозиция противопоставляется философии эгоизма, когда желания другихне уважаются и не берутся в расчет. Опираясь на положение о том, чтолюди склонны руководствоваться целями, рациональное в РЭТ означаетто, что помогает людям в достижении их основных целей и задач, тогдакак иррациональное – это то, что препятствует их осуществлению.Таким образом, рациональность не является абсолютным понятием, она посамой своей сути относительна (Эллис А., Драйден У., 2002).
РЭТ рациональна инаучна, но использует рациональность и науку для того, чтобы помогатьлюдям жить и быть счастливыми. Она гедонистична, но приветствует несиюминутный, а долгосрочный гедонизм, когда люди могут получитьудовольствие от настоящего момента и от будущего на максимуме свободыи дисциплины. Она предполагает, что, вероятно, ничегосверхчеловеческого не существует и набожная вера в сверхчеловеческиесилы обычно приводит к зависимости и росту эмоциональнойстабильности. Она также утверждает, что нет людей «низшегосорта» или достойных проклятия, каким бы неприемлемым иантисоциальным ни было их поведение. Особое значение РЭТ придает волеи выбору во всех человеческих делах, принимая при этом вероятностьтого, что некоторые поступки людей частично определяютсябиологическими, социальными и другими факторами.
Показания к проведениюрационально эмоциональной терапии. РЭТ показана при лечениизаболеваний, в этиологии которых психологические факторы являютсяопределяющими. Это, прежде всего, невротические расстройства. Онапоказана и при других заболеваниях, которые осложнены невротическимиреакциями. А. Александров выделяет следующие категории пациентов,которым может быть показана рационально эмоциональная терапия:
• пациенты сплохой приспособляемостью, умеренной тревожностью, а также ссупружескими проблемами;
• сексуальныенарушения;
• неврозы;
• расстройствахарактера;
• прогульщикишколы, дети правонарушители и взрослые преступники;
• синдромпограничного расстройства личности;
• психотическиепациенты, включая больных с галлюцинациями, когда они в контакте среальностью;
• индивиды слегкими формами умственной отсталости;
• пациенты спсихосоматическими проблемами.
Понятно, что РЭТ неоказывает прямого воздействия на соматическую или неврологическуюсимптоматику, имеющуюся у больного, однако она помогает пациентуизменить отношение и преодолеть невротические реакции на болезнь,усиливает его желание бороться с заболеванием (Федоров А. П., 2002).
Как отмечает Б. Д.Карвасарский, рационально эмоциональная терапия показана преждевсего пациентам, способным к интроспекции, анализу своих мыслей. Онапредполагает активное участие пациента на всех этапах психотерапии,установление с ним отношений, близких к партнерским. Этому помогаетсовместное обсуждение возможных целей психотерапии, проблем, которыехотел бы разрешить пациент (обычно это симптомы соматического планаили хронического эмоционального дискомфорта). Начало работы включаетинформирование пациента о философии рационально эмоциональнойтерапии, утверждающей, что эмоциональные проблемы вызывают не самисобытия, а их оценка.
Теоретическая основарационально эмоциональной терапии. Если поведенческаяпсихотерапия ставит задачу достигнуть изменения поведения,воздействуя на внешнее окружение человека, цельюрационально эмоциональной терапии является изменение эмоций,воздействуя на содержание мыслей. Возможность таких измененийоснована на связи мыслей и эмоций. С точки зрения РЭТ когницииявляются главным фактором, определяющим эмоциональное состояние. Внорме мышление включает чувства и в некоторой степени стимулируетсяими, а чувства включают когниции. Как индивид интерпретирует событие,такую эмоцию в результате он и получает в данной ситуации. Не внешниесобытия и люди вызывают у нас негативные чувства, а наши мысли поповоду этих событий и людей. Воздействие на мысли является болеекоротким путем достижения изменения наших эмоций и, следовательно,поведения. Поэтому рационально эмоциональная терапия, поопределению Эллиса, это «когнитивно аффективнаябихевиоральная теория и практика психотерапии».
Суть концепции Эллисавыражается традиционной формулой А–В–С, где А –activating event – возбуждающее событие; В – beliefsystem – система убеждений; С – emotional consequence –эмоциональное последствие. Когда сильное эмоциональное последствие(С) следует за важным возбуждающим событием (А), тогда можетпоказаться, что А вызывает С, но на самом деле это не так. На самомделе эмоциональное последствие возникает под влиянием В –системы убеждений человека. Когда возникает нежелательноеэмоциональное последствие, такое, как сильная тревога, его корниможно найти в том, что Эллис называет иррациональными убеждениямичеловека. Если эти убеждения эффективно опровергать, приводитьрациональные доводы и показывать их несостоятельность наповеденческом уровне, то тревога исчезает (Александров А. А., 1997).
Эллис различает дватипа когниций: дескриптивные и оценочные. Дескриптивные когнициисодержат информацию о реальности, информацию о том, что человеквоспринял из окружающего мира. Оценочные когниции являются отношениемк этой реальности. Дескриптивные когниции соединены с оценочнымикогнициями связями разной степени жесткости. С точки зрениярационально эмоциональной терапии не объективные события сами посебе вызывают у нас позитивные или негативные эмоции, а нашевнутреннее восприятие их, оценка. Мы чувствуем то, что думаем поповоду воспринятого.
С точки зрения РЭТпатологические нарушения эмоций основаны на аберрации мыслительныхпроцессов, когнитивных ошибках. Для обозначения различных категорийкогнитивных ошибок Эллис предложил использовать термин«иррациональные суждения». К таким ошибкам он относилпреувеличение, упрощение, необоснованные предположения, ошибочныевыводы, абсолютизацию.
Рациональные ииррациональные идеи. Рациональные идеи – это оценочныекогниции, имеющие личную значимость и являющиеся предпочтительными(т. е. неабсолютными) по своей природе. Они выражаются в формежеланий, стремлений, предпочтений, предрасположенности. Людииспытывают чувства удовлетворения и наслаждения, когда получают то,чего хотят, и отрицательные эмоции (грусть, озабоченность, сожаление,раздражение), когда этого не получают. Негативные чувства (силакоторых зависит от важности желаемого) считаются здоровой реакцией нанегативные события и не препятствуют достижению намеченных илипостановке новых целей и задач. Таким образом, эти идеи являютсярациональными по двум причинам. Во первых, они гибки, и,во вторых, они не мешают претворению в жизнь основных целей изадач.
Иррациональные идеиотличаются от рациональных по двум признакам. Во первых, ониобычно абсолютизированы (или догматизированы) и выражаются в формежестких «должен», «обязан», «надо».Во вторых, они ведут к негативным эмоциям, которые серьезнопрепятствуют осуществлению целей (например, к депрессии, тревоге,вине, гневу). Здоровые идеи лежат в основе здорового поведения, в товремя как нездоровые идеи – в основе дисфункционального, такогокак уход, привычка откладывать важные дела на потом, алкоголизм,злоупотребление различными веществами (Эллис А., Драйден У., 2002).
Возникновениеиррациональных суждений (установок) связано с прошлым пациента, когдаребенок воспринимал их, не имея еще навыка проводить критическийанализ на когнитивном уровне и не имея возможности опровергнуть их наповеденческом уровне. Он еще не сталкивался с ситуациями, которыемогли бы их опровергнуть, или получал определенные подкрепления отсоциального окружения. Люди с легкостью придумывают абсолютныетребования к себе, к другим и к миру в целом. Человек выдвигает такиетребования, и если они не удовлетворяются в прошлом, настоящем илибудущем, то человек начинает себя третировать. Самоуничижениевключает в себя процесс общей негативной оценки своего «Я»и порицание собственного «Я» как плохого и недостойного.По Эллису существуют 4 основные группы таких установок, чаще всегосоздающих проблемы у пациентов:
Установкидолженствования – отражают иррациональное убеждение в том,что есть универсальные долженствования, которые должныреализовываться всегда независимо от того, что на самом делепроисходит в окружающем мире. Такие установки могут быть обращены ксебе, к людям, к ситуациям. Например, утверждение, что «мирдолжен быть справедливым» или «люди должны бытьчестными», часто выявляются в подростковом возрасте.
Катастрофическиеустановки – часто отражают иррациональное убеждение, что вмире есть катастрофические события, оцениваемые так вне любой системыотсчета. Этот тип установок приводит к катастрофизации, т.е.к чрезмерному преувеличению негативных последствий событий.Катастрофические установки проявляются в высказываниях пациентов ввиде оценок, выраженных в крайней степени (типа: «ужасно»,«невыносимо», «потрясающе» и т. д.).Например: «Ужасно, когда события развиваются непредсказуемымобразом», «Невыносимо, что он так обращается со мной».
Установкаобязательной реализации своих потребностей – отражаетиррациональное убеждение, что человек, чтобы существовать и бытьсчастливым, должен обязательно осуществлять свои желания, обладатьопределенными качествами и вещами. Наличие такого рода установокприводит к тому, что наши желания разрастаются до уровнянеобоснованных императивных требований, которые в результате вызываютпротиводействие и конфликты, что приводит к негативным эмоциям.Например: «Я должен быть полностью компетентным в этой области,иначе я ничтожество».
Оценочная установка– состоит в том, что людей, а не отдельные фрагменты ихповедения, свойства и т.д., можно оценивать глобально. При такойустановке оценка какого либо ограниченного аспекта характерачеловека отождествляется с оценкой всего человека. Например: «Когдалюди ведут себя плохо, они должны быть осуждены», «Оннегодяй, поскольку вел себя недостойно».
В связи с тем, что РЭТсвязывает патологические эмоциональные реакции с иррациональнымисуждениями (установками), самый быстрый способ изменения состояниядистресса – изменение ошибочных когниций. Рациональной издоровой альтернативой самоуничижению является безусловноесамопринятие, которое включает в себя отказ давать собственному «Я»однозначную оценку (это невыполнимая задача, поскольку человек –существо сложное и развивающееся, да и вредная, так как это обычномешает достижению человеком своих главных целей) и признание своейподверженности ошибкам. Самопринятие и высокая толерантность кфрустрации – вот два главных элементарационально эмоционального образа психологически здоровогочеловека.
Сформировавшись,иррациональные установки функционируют как автономные,самовоспроизводящиеся структуры. Механизмы, которые поддерживаютиррациональные установки, наличествуют в настоящем времени. ПоэтомуРЭТ концентрируется не на анализе прошлых причин, приведших кформированию той или иной иррациональной установки, а на анализенастоящего. РЭТ выясняет, как индивид сохраняет свои симптомы,придерживаясь определенных иррациональных когниций, за счет чего онне отказывается от них и не подвергает их коррекции.
Иррациональные когницииможно изменять. Но для этого необходимо сначала их идентифицировать,что требует настойчивого наблюдения и самоанализа, использования вэтом процессе определенных методов. Только реконструкция ошибочныхкогниций приводит к изменению эмоционального реагирования. В процессеРЭТ человек приобретает способность управлять своими иррациональнымикогнициями по собственному усмотрению, в противоположность начальномуэтапу терапии, когда иррациональные установки управляют поведениемчеловека.
У нормальноразвивающегося человека имеется рациональная система установок,которую можно определить как систему гибких эмоционально когнитивныхсвязей. Эта система носит вероятностный характер, выражает скореепожелание, предпочтение определенного развития событий. Рациональнойсхеме установок соответствует умеренная сила эмоций. Хотя иногда онии могут носить интенсивный характер, однако не захватывают индивиданадолго, поэтому не блокируют его деятельность, не мешают достижениюцелей. При возникновении трудностей индивид легко осознаетрациональные установки, которые не соответствуют требованиямситуации, и корректирует их.
Напротив, с точкизрения Эллиса, иррациональные установки – это жесткиеэмоционально когнитивные связи. Они выступают в видепредписания, требования, обязательного приказа, не имеющегоисключений. Как говорил Эллис, они носят абсолютистский характер.Поэтому обычно иррациональные установки не соответствуют реальности –как по силе, так и по качеству предписания. При отсутствии осознанияиррациональных установок они приводят к длительным неразрешаемымситуациям, эмоциям, затрудняют деятельность индивида, мешаютдостижению целей. Иррациональные установки включают выраженныйкомпонент оценочной когниции, запрограммированного отношения ксобытию.
Рационально эмотивнуютерапию, отмечает А. Александров, не интересует генезисиррациональных установок, ее интересует, что подкрепляет их внастоящем. Эллис утверждает, что осознание связи эмоциональногорасстройства с событиями раннего детства (по Эллису – инсайт№1) не имеет терапевтического значения, поскольку пациенты редкоосвобождаются от своих симптомов и сохраняют тенденцию к образованиюновых. Согласно теории РЭТ, инсайт №1 вводит в заблуждение: суть не ввозбуждающих событиях (А) жизни людей, которые якобы вызываютэмоциональные последствия (С), а в том, что люди интерпретируют этисобытия нереалистично, и поэтому у них складываются иррациональныеубеждения (В) о них. Настоящая причина расстройств, стало быть,кроется в самих людях, а не в том, что случается с ними, хотяжизненный опыт, безусловно, оказывает некоторое влияние на то, чтоони думают и чувствуют. В рационально эмотивной терапии инсайт№1 должным образом подчеркивается, но пациенту помогают увидеть егоэмоциональные проблемы с точки зрения его собственных убеждений, а нес точки зрения прошлых или настоящих возбуждающих событий. Терапевтдобивается дополнительного осознания – инсайтов № 2 и №3.
Эллис поясняет этоследующим примером. Пациент испытывает тревогу во времятерапевтического сеанса. Терапевт может сосредоточиться навозбуждающих событиях в жизни пациента, которые, по видимому,вызывают тревогу. Например, пациенту можно показать, что матьпостоянно указывала ему на недостатки, что он всегда боялся, чтоучителя будут ругать его за плохой ответ на уроке, что он боитсяразговаривать с авторитетными лицами, которые могут не одобрить его ит. д. Следовательно, из за всех его прежних и настоящих страховв ситуациях А 1, А 2, А 3…А n, он сейчасиспытывает тревогу во время беседы с терапевтом. В результате такогоанализа пациент может сказать себе: «Да, теперь я понимаю, чтоиспытываю тревогу тогда, когда сталкиваюсь с авторитетными фигурами.Неудивительно, что я тревожен даже с собственным терапевтом!»После этого пациент может почувствовать себя значительно лучше ивременно избавится от тревоги.
Однако, отмечает Эллис,было бы значительно лучше, если бы терапевт показал пациенту, что тотиспытывал тревогу в детстве и продолжает испытывать ее сейчас привстречах с различными авторитетными фигурами не потому, что ониавторитетны или имеют какую то власть над ним, а потому, что онвсегда был убежден в том, что его должны одобрять, и ужасно, если какая нибудь авторитетная фигура не одобрит его, и онбудет уязвлен, если его будут критиковать.
При таком подходетревожный пациент склонится к двум реакциям: во первых, онперейдет от «А» к рассмотрению «В» –своей иррациональной системы убеждений, во вторых, он начнетактивно разубеждать себя в своих иррациональных установках,вызывающих тревогу. И когда в следующий раз он столкнется скакой нибудь авторитетной фигурой, то будет менее предан этимнаносящим ущерб его личности («самопоражающим»)убеждениям.
Следовательно, инсайт№2 состоит в понимании того, что хотя эмоциональное расстройствовозникло в прошлом, пациент испытывает его сейчас , потому чтоон имеет догматические, иррациональные, эмпирические, необоснованныеубеждения. Он обладает, как говорит Эллис, магическим мышлением. Егоиррациональные убеждения сохраняются не потому, что он когда тов прошлом был «обусловлен», то есть эти убеждениязакрепились у него по механизму условной связи и теперь сохраняютсяавтоматически. Нет! Он активно подкрепляет их в настоящем,«здесь и сейчас». И если пациент не приметполной ответственности за сохранение своих иррациональных убеждений,то не избавится от них (Александров А. А., 1997).
Инсайт №3 заключается восознании того, что только посредством тяжелой работы и практикиможно исправить эти иррациональные убеждения. Пациенты осознают, чтодля освобождения от иррациональных убеждений недостаточно инсайтов №1и №2 – необходимы многократное переосмысление этих убеждений имногократно повторяющиеся действия, направленные на их погашение.
Итак, основной догматрационально эмотивной терапии состоит в том, что эмоциональныенарушения вызываются иррациональными убеждениями. Эти убежденияиррациональны, потому что пациенты не принимают мир таким, какой онесть. Они обладают магическим мышлением: настаивают на том, что еслив мире нечто существует, то оно должно быть другим, отличнымот того, что есть. Их мысли обычно принимают следующую формуутверждения: «Если я хочу чего то, то это не простожелание или предпочтение, чтобы так было, – так должнобыть, и если это не так, то это ужасно!»
Так, женщина свыраженными эмоциональными расстройствами, которую отвергвозлюбленный, не просто рассматривает это событие как нежелательное, а считает, что это ужасно , что она не может этогоперенести, что ее не должны отвергать, что ее никогдане полюбит ни один желанный партнер, что она недостойный человек, раз возлюбленный отверг ее, и поэтому она заслуживает осуждения. Такие скрытые гипотезы бессмысленны и лишены эмпирическихоснований. Они могут быть опровергнуты любым исследователем.Рационально эмотивный терапевт уподобляется ученому, которыйобнаруживает и отвергает абсурдные идеи (Александров А. А., 1997).
Основную цельэмоционально рациональной психотерапии, считает Александров,можно сформулировать как «отказ от требований». Вкакой то степени, отмечает автор, невротическая личностьявляется инфантильной. Нормальные дети в процессе созреваниястановятся более разумными, они все меньше настаивают на том, чтобыих желания немедленно удовлетворялись. Рациональный терапевт пытаетсяпобудить пациентов до минимума ограничивать свои требования истремиться к максимуму терпимости. Рационально эмотивная терапиянацелена на радикальное редуцирование долженствования, перфекционизма(стремления к совершенству), грандиозности и нетерпимости упациентов.
Таким образом, всоответствии с представлениями основоположника рационально эмотивнойтерапии Эллиса, расстройства в эмоциональной сфере являютсярезультатом нарушений в когнитивной сфере. Нарушения в когнитивнойсфере Эллис назвал иррациональными установками. Когда возникаетнежелательное эмоциональное последствие, например, сильная тревога,то корни его можно найти в иррациональных убеждениях человека. Еслиэти убеждения эффективно опровергать, приводить рациональные доводы ипоказывать их несостоятельность на поведенческом уровне, то тревогаисчезает. Эллис идентифицировал базовые иррациональные идеи, которые,по его мнению, лежат в основе большинства эмоциональных расстройств.
Идеи Эллисапоследовательно развиваются в работах его ученика Г. Кассинова. Сточки зрения когнитивного вмешательства, отмечает Кассинов, основнойпроблемой, с которой терапевт помогает справиться своему клиенту,является склонность к сверхзапросам и сверхтребованиям. Пациент снарушениями эмоциональной сферы всегда требует от окружающихследующее:
• чтобы все, чтобы он ни делал, считали хорошим, и чтобы все, что бы он ни пожелалдостигнуть, ему удавалось бы;
• чтобы его любилите люди, от которых он желает получить любовь;
• чтобы другиелюди обращались с ним хорошо;
• чтобы всявселенная вращалась вокруг него и чтобы мир, в котором он живет, былудобен для жизни и никогда не причинял никаких огорчений и не был быисточником конфликтов (Кассинов Г.,1995).
Таким образом, пациентыс эмоциональными расстройствами не принимают реальность такой, какаяона есть, – они настойчиво требуют, чтобы реальностьизменилась в соответствии с их требованиями и представлениями о ней.С точки зрения Эллиса, иррациональные установки – это жесткиеэмоционально когнитивные связи, которые имеют характерпредписания, требования, приказа и поэтому не соответствуютреальности. Отсутствие реализации иррациональных установок приводит кдлительным неадекватным ситуации эмоциям, таким как депрессия илитревога.
Психологическая работас такими клиентами требует их отказа от предъявления требований,диктатов и ультиматумов окружающим, заменив требования запросами,пожеланиями и предпочтениями. Основной задачей является отучениепациентов от драматизации своих неудач, от проявлений паники и отпредъявления обществу завышенных требований. Реалистичноориентированные методы лечения стараются приучить клиента к тому,чтобы он добивался одобрения путем достижения реальных успехов вреальном мире.
Когда пациент принимаетреальность, ему становится лучше. Вслед за коррекцией иррациональныхустановок клиентов осуществляется освоение адекватных моделейповедения при помощи закрепления усвоенных навыков системойпоощрений, а также путем моделирования ситуаций, требующих владениясоответствующими навыками поведения. У нормально функционирующегочеловека имеется рациональная система установок, которая представляетсобой систему гибких эмоционально когнитивных связей, котораяносит вероятностный характер. Рациональной системе установоксоответствует умеренная сила эмоций. Итак: рационально эмотивнаятерапия стремится к радикальному редуцированию долженствования,перфекционизма, грандиозности и нетерпимости у пациентов.
1.1.4. Гуманистическоенаправление
Наряду с термином«гуманистическое» это направление также часто называют«экзистенциально гуманистическим», или «опытным».Причина в том, что в это направление включают самые разнообразныепсихологические школы и подходы, объединенные общим пониманием целейпсихологического воздействия. Во всех этих подходах личностнаяинтеграция, восстановление целостности, «самости» иединства человеческой личности рассматриваются как основная цельпсихологического воздействия, которая может быть достигнута за счетпереживания, осознания, принятия и интеграции нового жизненногоопыта.
Гуманистическаяпсихология, которую часто называют «третьей силой» впсихологии (после психоанализа и бихевиоризма), основана на философииевропейского экзистенциализма и феноменологическом подходе.Экзистенциализм привнес в гуманистическую психологию интерес кпроявлениям человеческого бытия и становлению человека, феноменологияопределила описательный подход к человеку без предварительныхтеоретических построений, логических конструкций – интерес ксубъективной реальности, к субъективному опыту, опытунепосредственного переживания. Гуманистическая психологияпровозгласила свой подход к проблеме человека. Она рассматриваетличность как уникальное, целостное образование, понять которое засчет анализа отдельных его проявлений и составляющих элементовневозможно. Целостный подход к человеку как уникальной личностиявляется фундаментальным положением гуманистической психологии.Основными мотивами, движущими силами и детерминантами личностногоразвития являются специфически человеческие свойства: стремление кразвитию и осуществлению своих потенциальных возможностей, стремлениек самореализации, самоактуализации, самовыражению, раскрытию смысласобственного существования. Личность рассматривается как постоянноразвивающаяся, стремящаяся к своему «полному функционированию».Для здоровой личности движущей силой поведения и его целью являетсясамоактуализация, которая рассматривается как «гуманоиднаяпотребность, биологически присущая человеку как виду».
Основными принципамигуманистической психологии являются признание целостного характераприроды человека, роли сознательного опыта, свободы воли,спонтанности и творческих возможностей человека, способности к росту.В рамках гуманистического подхода в качестве основной человеческойпотребности, детерминанты поведения и развития человеческой личностирассматривается потребность в самоактуализации, стремление к развитиюи осуществлению своих потенциальных возможностей, к осуществлениюопределенных жизненных целей. Важным условием для успешной реализацииэтой потребности выступает наличие адекватного и целостного образа«Я», отражающего истинные переживания и потребности,свойства и стремления человека. Такая «Я концепция»формируется в процессе принятия и осознания всего многообразия своегособственного опыта, чему способствуют определенные условия воспитанияи социализации индивида.
К ключевым понятиямгуманистического направления относятся такие теоретическиеконструкции, как самоактуализация, опыт, конгруэнтность,аутентичность . Одним из важнейших понятий в гуманистическойпсихологии является самоактуализация. Самоактуализация понимается какпроцесс, сущность которого состоит в наиболее полном развитии,раскрытии и реализации способностей и возможностей человека,актуализации его личностного потенциала. Самоактуализация –стремление человека к возможно более полному выявлению и развитиюсвоих личностных возможностей. «Самоактуализация – этостремление живого существа к росту, развитию, самостоятельности,самовыражению, активизации всех возможностей своего организма»(Роджерс К. Р., 1961). Самоактуализация помогает человеку стать тем,кем он может стать и, следовательно, жить осмысленной, полной исовершенной жизнью. Роджерс понимал самоактуализацию как процессреализации человеком своего потенциала с целью стать полноценнофункционирующей личностью. Автор считал, что стремление к полнойсамореализации является врожденным для каждого человека. «Полноефункционирование» при этом заключается в следующих основныхчертах: открытости по отношению к опыту, стремлении в каждыйотдельный момент жить полной жизнью, способности прислушиваться ксобственной интуиции и к собственным потребностям, чувству свободы,высокому уровню творчества, чувству юмора.
В концепции Роджерсаважное место занимает понятие опыта. Опыт – способ познаниядействительности, основанный на ее непосредственном, чувственномпрактическом освоении. Опыт понимается Роджерсом как личный мирпереживаний человека, как совокупность внешнего и внутреннего опыта,как то, что человек переживает, проживает, принимает и интегрирует всобственную психическую структуру. Опыт включает все, чтопотенциально доступно сознанию и происходит в организме и сорганизмом в любой данный момент. Основополагающим во всех трудахРоджерса является утверждение, что человек, наблюдая и оценивая свойсобственный опыт, познает самого себя.
Еще одно важное понятиегуманистической психологии – понятие конгруэнтности, илисоответствия. Конгруэнтность означает точное соответствие междуопытом, коммуникацией и осознанием. Высокая степень конгруэнтностиподразумевает, что коммуникация, опыт и осознание этого опыта болееили менее адекватны друг другу. Наблюдения самого человека и любогодругого стороннего наблюдателя будут совпадать, когда человекобладает высокой степенью соответствия. Например, маленькие детипроявляют высокую степень соответствия. Они выражают свои чувства стакой готовностью и так полно, что опыт, коммуникация и осознание дляних почти одно и то же. Соответствие хорошо иллюстрируется такимположением дзен буддистов: «Когда я голоден, я ем; когда яустаю, я сажусь отдыхать; когда я хочу спать, я ложусь и засыпаю».
Неконгруэнтностьпроявляется в несовпадениях между осознанием, опытом и коммуникацией.Например, люди проявляют несоответствие, когда выглядят сердитыми(сжимают кулаки, повышают голос, начинают ругаться), однако, даже поддавлением продолжают настаивать на том, что они совершенно спокойны.У людей, которые говорят, что чудесно проводят время, а на самом делескучают, также проявляется неконгруэнтность. Неконгруэнтность –это неспособность точно воспринимать реальность, неспособность илинежелание точно сообщать свои чувства другому. Когда несоответствиепроявляется в виде несовпадения между осознанием и коммуникацией, точеловек не выражает своих подлинных чувств или переживаний. Человек,который проявляет этот вид несоответствия, может казаться окружающимлживым, неаутентичным и бесчестным. Подобное поведение частообсуждается на сеансах групповой терапии или групповых сессиях.Тренеры и терапевты при этом разъясняют, что недостаток социальногосоответствия и видимое нежелание общаться в действительностисвидетельствуют не о злом характере, а о пониженном самоконтроле ивосприятии человеком самого себя. Из за страха или с трудомпреодолеваемой застарелой привычки к скрытности люди теряютспособность выражать свои настоящие эмоции. Субъективнонеконгруэнтность проявляется в ощущении напряжения и тревоги. Таковыосновные понятия в концепции Роджерса.
Психическое заболевание(невроз) в рамках гуманистического направления рассматривается какрезультат невозможности самоактуализации, как результат отчуждениячеловека от самого себя и от мира. Как пишет по этому поводу один изкрупнейших представителей гуманистического направления А. Маслоу,«патология есть человеческое уничижение, потеря илинедостижение актуализации человеческих способностей и возможностей.Идеал полного здоровья – это человек сознательный, осознающийреальность в каждый момент, человек живой, немедленный и спонтанный».Роджерс также рассматривает невозможность самоактуализации,блокирование этой потребности как источник возможных психическихнарушений. В. Франкл считает, что современный невротический пациентстрадает не от подавления сексуального влечения и не от чувствасобственной неполноценности, а от экзистенциальной фрустрации,которая возникает в результате переживания человеком чувствабессмысленности собственного существования. Согласно Франклу, воля ксмыслу является основной человеческой потребностью, а невозможностьудовлетворения этой потребности ведет к духовному неврозу.
Таким образом, в рамкахгуманистического (экзистенциально гуманистического), «опытного»подхода психические нарушения (в частности, невротическиерасстройства) являются результатом невозможности самоактуализации,отчуждения человека от самого себя и от мира, невозможности раскрытьсмысл собственного существования. Опытный подход объединяетпредставления о целях психотерапии как личностной интеграции,восстановления целостности и единства человеческой личности, чтоможет быть достигнуто за счет переживания и осознания, принятия иинтеграции в собственную психическую структуру нового опыта,полученного в ходе психологического вмешательства. Пациент можетполучить новый уникальный опыт, способствующий личностной интеграции,различными путями: этому опыту могут способствовать другие люди,непосредственное обращение к различным аспектам собственного «Я»и соединение с высшим духовным началом.
Клиент центрированнаятерапия Роджерса
Одной из наиболеезначимых теоретических концепций в психологии и психотерапиигуманистического направления является клиент центрированнаятерапия К. Роджерса. Основополагающий принцип клиент центрированнойтерапии заключается в уважении к человеку и всемерном поощренииприсущего ему стремления к личностному совершенствованию. Он основанна двух предпосылках. Первая состоит в том, что возможносуществование множественных личностных реальностей. И никому не даносудить, что чья то реальность менее верна или более искажена(менее адекватна), чем реальность другого человека. Втораяпредпосылка состоит в том, что если другие уважают личность индивидаи проявляют к ней базовое доверие, то процесс его саморазвития пойдетв позитивном, жизнеутверждающем направлении.
Роджерс настаивал натом, что имеются множественные реальности. Поверить в то, что человекутратил реальность или живет в искаженной реальности, значит поверитьв то, что существует некий единственно правильный взгляд на нее.Роджерс полагал, что реальность относительна и воспринимается каждымчеловеком со своей точки зрения, а потому не существует способов,которые помогли бы любому человеку определить, какой взгляд нареальность является «правильным», если правильный взгляддействительно существует. Роджерс утверждал, что личность, которуювысоко ценят и которой доверяют, естественно выберет позитивныесоциальные ценности. Он верил в это, так как полагал, что существуетвнутренний процесс, называемый процессом актуализации, которыйпротекает в положительном, просоциальном направлении присуществовании надлежащих условий для межличностного общения.
Роджерс считал, чтопринятие людей и доверие к ним способствуют их личностному росту, иони начинают уже больше заботиться о других, а не просто особственной актуализации. При этом для Роджерса принимать реальностьдругого человека или доверять чувствам не означает соглашаться илиодобрять. Он имеет в виду безоценочное принятие того, что человекдействительно переживает. Можно уважать и принимать реальностьпереживаний другого человека, не поддерживая и не поощряя при этомопределенных поступков, которые тот мог бы совершить исходя из своеговосприятия реальности. Главная установка клиент центированнойтерапии – принимать и уважать переживания клиента. Это означаетпризнание возможности существования различных путей восприятияреальности. Принятие не требует ни одобрения картины мира илидействий клиента, ни согласия с ними.
Роджерс считал, чтополноценно функционирующие личности ориентируются на движение.Ориентироваться на движение – значит рассматривать жизнь какпроцесс становления и сосредоточиваться на действиях. Природачеловека характеризуется способностью к изменениям, то естьполноценно функционирующая личность постоянно открыта для переоценкиценностей, целей и взглядов на жизнь. Ориентация на движениепредполагает также сосредоточение внимания на действиях, нежели на ихрезультатах. Чрезмерная сосредоточенность на результате можетпривести к излишней озабоченности самооценкой. Такая чрезмернаяозабоченность сильно отвлекает внимание от процесса деятельности имешает людям направлять всю их энергию на осуществление задуманного.Сосредотачиваясь на том, насколько они преуспевают, люди могутувеличить свои шансы на неудачу. С точки зрения Роджерса, люди должнысосредоточиться на том, что они сделали «неправильно» недля того, чтобы оценить себя, а лишь затем, чтобы понять, какулучшить то, что они делают. Люди, чрезмерно переживающие зарезультаты своих действий, вероятно, обеспокоены тем, хорошими илиплохими людьми они являются. По мнению Роджерса, иметь фиксированнуюпозитивную «Я» концепцию не лучше, чем иметьфиксированную негативную «Я» концепцию. У полноценнофункционирующих личностей совсем не бывает никаких жесткихфиксированных убеждений относительно себя, и в этом смысле они могутвовсе не думать о своих «Я». Если вас никогда не волнуетвопрос, являются ли ваши успехи или неудачи мерилом того, хороший вычеловек или плохой, и если вы сосредоточиваете внимание на выполнениесвоей задачи в данный момент, то вы заинтересованы в извлеченииуроков из успеха или провала, а не в оценке себя в терминах«хороший плохой».
В соответствии спредставлениями Роджерса, человек не должен принимать на верусуждения авторитетов только лишь потому, что они – авторитеты.Люди должны всегда ответственно подходить к тому, что слышат, иоценивать любую идею независимо от ее происхождения, чтобы понять,имеет ли она смысл для них. Принятие идеи только потому, что онавысказана преподавателем, родителем или врачом, может привести кконфликту между перенятой у кого то системой ценностей ичувствами человека по отношению к ней. Полноценно функционирующиеиндивиды автономны, способны к самоуправлению и конгруэнтны, то естьих поведение определяется выбранной системой ценностей, котораянаходится в согласии (конгруэнтна) с их ощущениями и опытом.Оптимальное функционирование непременно предполагает внимательное иуважительное отношение к уникальности и правам всех людей.Становление личности эффективно в контексте постоянного диалога,взаимодействия с другими людьми, внимательного и уважительного к нимотношения.
Цельклиент центрированной терапии состоит в том, чтобы помочьклиентам суметь осознать чувства и прислушаться к своему опытупереживания. Для психолога, применяющего клиент центрированныйподход, «вхождение в контакт с чувствами» означаетпопытку уловить, какой смысл вкладывает клиент в переживание своегоопыта. Для каждого человека верным является то, что он знает изопыта. Роджерс полагал, что опыт чувств оказывает на людей большеевлияние, чем интеллект. Самое главное, считает автор, –слушать свои переживания. Хотя они могут быть неточными с точкизрения объективности, они соответствуют моему внутреннему восприятиюситуации. Более того, это может быть правильно, потому что, возможно,мне удалось «почуять нутром» ключевые моменты ситуации,еще не осознанные умом. Именно опытом переживаний человек проверяетсвои личностные конструкты, чтобы увидеть, имеют ли они смысл. ХотяРоджерс и не настаивал на том, что опыт переживаний человека всегдаверен, он полагал, что диалог между концептуальным уровнем иэмпирическим уровнем необходим. Интеграция этих двух различныхуровней дает возможность человеку принять наилучшее для него решение.Для разрешения конфликта нужно прислушиваться к опыту и старатьсяуловить скрытый в нем смысл.
С точки зренияклиент центрированного подхода психопатология проявляется, когдачеловек не проверяет свои личностные конструкты, не вслушивается всвои переживания и в результате оказывается неспособным к творческомуросту и внутреннему изменению. Когда индивиды функционируютоптимально и сталкиваются с проблемой, неудачей или личнымпрепятствием, они способны прислушаться к своим переживаниям, ищут,что в данной ситуации является для них новым или иным по сравнению сих старыми конструктами и используют эту информацию для творческогообучения и развития. Действуя дисфункционально, человек не способенприслушиваться к своему опыту и, следовательно, не в состоянииопределить, что изменилось или ново для него в сложившейся ситуации,то есть не может творчески подойти к поиску новых путей разрешенияжизненных проблем. В конечном счете, все формы психопатологии –тревога, депрессия, алкоголизм, ригидное поведение – являютсярезультатом несоответствия между умственным представлением о том, чтодолжно быть, и тем, что дано в непосредственных переживаниях. Еслидетям слишком часто говорят, что опыт их переживаний неверный илиплохой, то дети начинают не доверять ему и даже отрицать его. Онибудут направляться другими людьми и зависеть от авторитетов. Онивоспримут правила и взгляды на будущее в ригидной манере и утратятспособность к спонтанному творческому подходу и эффективномусамоуправлению и развитию. И если жизнь поставит перед ними сложныепроблемы, они будут не способны положиться на свои собственныересурсы для внутреннего изменения и роста, а вместо этого будутиспытывать разнообразные эмоциональные расстройства.
Процесс психотерапии поРоджерсу – это восстановление способности индивида использоватьвсе свои возможности, чтобы творчески и разумно справляться сжизненными проблемами. Это осуществляется, прежде всего, черезпроцесс самопринятия. Если клиенты смогут выработать безоценочноепринятие себя, то они смогут научиться настраиваться на восприятиесмысла своих переживаний. По мере того как это происходит, они болеевнимательно проверяют свои конструкты опытным путем и становятсяменее структурно связанными и более гибкими и автономными. ДляРоджерса жизнь есть непрерывный процесс роста, в котором мирпериодически бросает вызов людям, чтобы они развивали исовершенствовали свои навыки, оказываясь в новых ситуациях.«Самоактуализирующиеся» люди не совершенны, не всегдасчастливы, они даже не всегда находятся в согласии с собой. Скорее,это люди, принимающие тот факт, что жизнь будет периодически бросатьим вызовы, и они готовы, если такое случится, пересмотреть своиличностные конструкты. Они осознают, что не во всем достигнутсовершенства, у них будут и несчастливые времена. Но поскольку онирассматривают жизнь как процесс, а не как некое фиксированноесостояние блаженства, то и стараются извлечь уроки из своих ошибок иучатся проживать нелегкие времена, чтобы продолжать движение вперед.
Цель процессаклиент центрированной терапии Роджерса состоит в том, чтобывысвободить и укрепить творческий потенциал клиента. Клиенты при этомнаходят такие новые творческие решения жизненных проблем, какие ниврач, ни они сами не могли бы предсказать заранее. Психологи,работающие в области клиент центрированной терапии, полагают,что люди, преодолевающие жизненные трудности, при надлежащихтерапевтических условиях могут выработать новый, более цельный,творческий синтетический подход, который поможет им найти новые путирешения проблемы. Поэтому представители клиент центрированногонаправления не претендуют на знание того, какие решения для ихклиентов являются правильными. Скорее, они верят в созданиеоптимальных условий, при которых начинают работать творческиеспособности самих клиентов. Процесс психотерапии включает в себя дваэлемента. Сначала клиенты учатся слушать и принимать своипереживания. Делая это, они становятся более гибкими исамоуправляемыми и начинают проверять опытом свои конструкты. Далеепринятие всего внутреннего опыта мобилизует собственные способностиклиента к саморазвитию и самовосстановлению, что позволяет ему найтиновые творческие решения жизненных проблем и выработать более широкиеи организованные способы справляться с жизненными ситуациями.
Так, в соответствии спредставлениями Роджерса, приобретение нового опыта, сопровождающеесяконструктивным изменением и повышением эффективности вфункционировании личности, происходит, если:
• клиентиспытывает психические страдания и неудовлетворенность;
• клиент вступаетв контакт с терапевтом;
• терапевтсохраняет конгруэнтность во взаимоотношениях с клиентом;
• терапевтсохраняет безусловное позитивное отношение к клиенту;
• терапевтэмпатически понимает опыт клиента и передает клиенту свое понимание;
• клиент хотя бы вмалой степени воспринимает безусловное позитивное отношение иэмпатическое понимание.
При наличии всех этихусловий происходят позитивные терапевтические изменения.
Роджерс высказалпредположение, что взаимоотношения между клиентом и психотерапевтомсами по себе являются терапевтическими. Определенные личностныекачества, по его мнению, важнее профессиональных знаний, полученных впроцессе обучения теориям и методикам. Психотерапевты, обладающиеэтими качествами, могут работать эффективно, в отличие от тех, ктоподобных качеств лишен. Эти профессионально значимые психологическиекачества психотерапевта или психолога, оказывающего клиентампрофессиональную помощь, обычно сводятся к трем основным качествам:недирективная доброжелательность, эмпатическое понимание иподлинность (конгруэнтность). Недирективную доброжелательностьназывают также «неподавляющая теплота» или «безусловноепозитивное отношение», принятие, уважение, забота или даженесобственническая любовь. Терапевт, по мнению Роджерса, долженпроявлять позитивное заботливое отношение, признавать ценностьклиента. Эта забота не должна быть директивной. Терапевт должен непросто проявлять недирективное внимание, но относиться к клиентам суважением, как к автономным личностям, равноценным личностипсихотерапевта. Заботливое отношение является терапевтическим, таккак оно способствует установлению доверия и стимулирует общение.Клиенты становятся более расположенными к раскрытию и активномусотрудничеству, проявляют больше настойчивости и упорства, когда оничувствуют проявление внимания.
Недирективное отношениесоотносится с идеей принятия. Директивная забота есть попыткауправлять другим человеком. Недирективность терапии означаетпризнание автономии клиентов, принятие их выбора без навязывания имсвоей воли. Принятие при этом не означает одобрение. Принятие – это полное безоценочное признание: клиента слушают ипринимают все сказанное им без одобрения или порицания.Недирективность вносит свой вклад в эффективность терапевтическогопроцесса, поскольку большинство людей не склонны к тому, чтобы имиуправляли или судили их поступки. Ощущения давления и осуждения могутвызвать у клиента чувство протеста или нарушить его ощущениебезопасности. Уважение к индивидуальности и автономии клиентов идетрука об руку с недирективным принятием. Уважительное отношениепсихотерапевта укрепляет веру клиентов в себя и в то, что ониспособны принимать самостоятельные решения. Уважение предполагаеттакже доверие к клиенту. Такое отношение психотерапевта должноповысить доверие клиентов к себе и к врачу и ослабить сопротивление.При этом повышается степень открытости клиента в общении спсихотерапевтом.
Эмпатическое понимание предполагает способность войти в мир клиента и видетьвещи в его системе координат. Чтобы проявить подлинную эмпатию, нужнообладать децентрацией. Децентрация – это способность выйти запределы собственного мира и с помощью воображения понять взгляды ичувства другого человека, посмотреть на все с его точки зрения.Подлинная эмпатия заключается не в том, чтобы представлять себя наместе клиента, а в том, чтобы попытаться представить себе, что ончувствует, то есть что чувствовали бы вы, если бы были на его месте.Для достижения эмпатии в терапевтическом процессе обычно требуетсянекоторое время. Эмпатия достигается быстрее, если психотерапевтготов воздержаться от суждений и от собственной интерпретации слов ипоступков. Эмпатия и доброжелательность способствуют установлениюдоверия. Ощущение того, что тебя понимают, часто само по себеявляется терапевтическим. Просто знание того, что кто то ещеможет понять твои чувства, помогает ощутить себя менее одиноким иболее «нормальным». Эмпатия сосредотачивает вниманиеклиентов на их внутреннем опыте. По сути, с помощью эмпатии клиентыучатся слушать свой собственный опыт с тем, чтобы постараться уловитьего значение.
Подлинность – третье важное качество, которым должен обладатьпсихотерапевт. С этим качеством ассоциируются конгруэнтность,честность, аутентичность, искренность, способность к самораскрытию.Подлинные люди конгруэнтны. Их внешние действия согласуются снекоторыми гранями их внутренних мыслей и чувств. То, что они говоряти делают, есть точное отражение того, что они в настоящее времядумают и чувствуют. В этом смысле их можно назвать честными иаутентичными. Хотя психотерапевт и должен всегда быть подлинным, емуне нужно злоупотреблять самораскрытием – его необходимоприменять избирательно и разумно. На деле самораскрытие может бытьприменено, когда оно имеет отношение к конкретному терапевтическомупроцессу и способствует его эффективному развитию. Самораскрытиепсихотерапевта должно способствовать внутреннему росту клиента и непоходить на откровения случайного попутчика. Психотерапевт долженвключать обратную связь так, чтобы стимулировать рост клиента.Подлинность является терапевтической в сочетании с теплотой иэмпатией, потому что это помогает установить истинно позитивные,ориентированные на внутренний рост клиента взаимоотношения, в которыхклиенты могут учиться доверять себе и слушать себя. Психотерапевтможет выступать в качестве своеобразной модели поведения для клиента.С помощью самораскрытия психотерапевт может передать клиенту идею отом, что человек вовсе не должен быть совершенным. Благодаряподлинности и избирательному самораскрытию психотерапевтдемонстрирует доверие к клиенту. Самораскрытие может предоставитьклиенту немедленную обратную связь: он видит, какое влияние оказываетего поведение. Избирательное самораскрытие помогает проявить эмпатию.Если психотерапевт применяет самораскрытие в экспериментальных целях,это дает психотерапевту и клиенту возможность вместе исследовать, чтопроисходит в их отношениях, и прояснить, как они воспринимают другдруга.
Таким образом, теорияРоджерса, центрированная на личности, придерживатся следующих общихположений: во первых, это убеждение, что в каждом человекезаложен потенциал для творческого жизнеутверждающего роста и,во вторых, это уверенность в том, что наличие трехтерапевтических качеств – теплоты, эмпатии и подлинности –является важнейшим условием, соблюдение которого обеспечиваетблагоприятную атмосферу для внутреннего роста клиентов. В рамках этихположений развился целый ряд разнообразных подходов к терапии ипсихологическому консультированию.
Таков путь, всоответствии с представлениями гуманистического направления впсихотерапии и психологической коррекции, излечения от психическихнарушений, в частности, от невроза. Экзистенциально гуманистическиеподходы являются уникальными, поскольку уделяют внимание человеку вцелом, оперируя терминами, которые люди используют для описания ипереживания собственной жизни. Экзистенциально гуманистическимитерапевтами люди понимаются как индивиды, которые строят планы иимеют цели, желания, потребности, мысли, переживания, взаимоотношенияи будущее. По существу, экзистенциально гуманистические подходыосновное внимание уделяют креативности человека. В рамках этогоподхода впервые возникло представление о том, что человек вопределенной степени является конструктором своего собственного мира.На основании такого вывода были сформулированы понятия о личномвыборе и индивидуальной ответственности человека за собственнуюжизнь. Экзистенциально гуманистические терапевты одними изпервых стали акцентировать роль и значение индивидуального смысла,создания и модификации смысла как основного элемента психотерапии.Наконец, данное направление одним из первых приняло системный взглядна личность.
1.2. ПОНЯТИЕ ПСИХОТЕРАПИИ, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙКОРРЕКЦИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Исторически первойформой психологической помощи страдающим людям стала психотерапия,послужившая основой и отправной точкой для и психологическойкоррекции, и психологического консультирования. Тесная взаимосвязьпсихотерапии, психологической коррекции и консультирования дала поводряду авторов отождествлять эти понятия. Однако все же в настоящеевремя доминирует представление о том, что эти три видапсихологической помощи различаются между собой как по содержанию, таки по формальной, процедурной стороне психологического воздействия.
1.2.1. Психотерапия
Как определение, так исодержание понятия «психотерапия» до сих пор являетсяпредметом многочисленных дискуссий. Психотерапия как современнаянаучная дисциплина, отмечает, в частности, Б. Д. Карвасарский, должнаиметь свою теорию и методологию, собственный категориальный аппарат итерминологию, одним словом, все то, что характеризует самостоятельнуюнаучную дисциплину. Однако разнообразие направлений и течений, школ иконкретных методов психотерапии, основанных на различныхтеоретических подходах, приводит к тому, что в настоящее время несуществует даже единого определения психотерапии. В литературе ихнасчитывается около четырехсот. Одни из них четко относятпсихотерапию к медицине, другие акцентируют внимание напсихологических аспектах. Отечественная традиция состоит в том, чтопсихотерапия определяется, прежде всего, как метод лечения, то естьвходит в компетенцию медицины. Зарубежные определения психотерапии вбольшей степени подчеркивают ее психологические аспекты.
В качестве примерамедицинского подхода к пониманию психотерапии Карвасарский приводитследующее ее определение, которое, по мнению автора, обязательновключает такие понятия, как лечебное воздействие, больной, здоровьеили болезнь. Психотерапия – это:
• система лечебныхвоздействий на психику и через психику – на организм человека;
• специфическаяэффективная форма воздействия на психику человека в целях обеспеченияи сохранения его здоровья;
• процесслечебного воздействия на психику больного или группы больных,объединяющий лечение и воспитание.
В качестве определений,в большей степени фиксирующих психологические подходы и включающихтакие понятия, как межличностное взаимодействие, психологическиесредства, психологические проблемы и конфликты, отношения, установки,эмоции, поведение, Карвасарский приводит следующие определения:
• особый видмежличностного взаимодействия, при котором пациентам оказываетсяпрофессиональная помощь психологическими средствами при решениивозникающих у них проблем и затруднений психологического характера;
• средство,использующее вербальные методики и межличностные взаимоотношения сцелью помочь человеку в модификации отношений и поведения, которыеинтеллектуально, социально или эмоционально являются негативными;
• длительноемежличностное взаимодействие между двумя или более людьми, один изкоторых специализировался по коррекции человеческих взаимоотношений;
•персонализованная техника, которая представляет собой нечто среднеемежду техникой планируемых изменений отношений, чувств и поведениячеловека, и познавательным процессом, который, в отличие от любогодругого, ставит человека лицом к лицу с его внутренними конфликтами ипротиворечиями.
По мнениюКарвасарского, в какой то мере объединяет эти два подхода, хотяи является довольно общим, определение С. Кратохвила: «Психотерапияпредставляет собой целенаправленное упорядочение нарушеннойдеятельности организма психологическими средствами».
А. В. Петровский и М.Г. Ярошевский дают такое определение психотерапии: «Психотерапия– комплексное лечебное вербальное и невербальное воздействие наэмоции, суждения, самосознание человека при многих психических,нервных и психосоматических расстройствах». Авторы условноразличают клинически ориентированную психотерапию, направленнуюпреимущественно на смягчение или ликвидацию имеющейся симптоматики, иличностно ориентированную психотерапию, ставящую задачей содействиепациенту в изменении его отношений к социальному окружению исобственной личности.
В определениях, которыеусловно можно назвать медицинскими, психотерапия рассматривается какформа воздействия на психику (и через психику на организм), то естьподчеркивается объект воздействия. Психологический же подходакцентирует внимание не столько на объекте или предмете, сколько насредствах воздействия.
В отличие отпсихологической коррекции, направленной на гармонизацию личности иповышение эффективности ее функционирования, в отличие отпсихологического консультирования, ориентированного на решениеактуальных психологических проблем клиента, психотерапия в узкомпонимании этого термина основной своей задачей ставит купированиепсихопатологических и патопсихологических симптомов. Купированиеболезненной симптоматики влечет за собой и повышение возможностейличности в решении ее психологических проблем, и создает условияличностного развития и роста, обуславливающего, в свою очередь,повышение эффективности функционирования личности как винтрапсихологическом плане, так и в межличностном отношении.
1.2.2.Психотерапевтическое вмешательство
Психотерапевтическоевмешательство, или психотерапевтическая интервенция – видпсихотерапевтического воздействия, который характеризуетсяопределенными целями и соответствующим этим целям выбором средстввоздействия, т. е. методов (Карвасарский Б. Д., 2000). Термин«психотерапевтическое вмешательство» может обозначатьконкретный психотерапевтический прием, например, разъяснение,уточнение, стимуляция, вербализация, интерпретация, конфронтация,научение, тренинг, советы и пр., а также более общую стратегиюповедения психотерапевта, которая тесным образом связана стеоретической ориентацией (прежде всего, с пониманием природы тогоили иного расстройства и целями и задачами психотерапии).
Психология и медицинаприменяют различные виды вмешательств (интервенций). Перре и Бауманнподразделяют все виды интервенций, используемых в медицине, на четырегруппы: медикаментозные (фармакотерапия), хирургические, физикальные(физиотерапия) и психологические (психотерапия). Психологическиеинтервенции, или клинико психологические интервенции исоставляют сущность психотерапевтического вмешательства. С точкизрения указанных авторов, клинико психологические интервенциихарактеризуются:
• выбором средств(методов);
• функциями(развитие, профилактика, лечение, реабилитация);
• целевойориентацией процесса на достижение изменений;
• теоретическойбазой (теоретическая психология):
• эмпирическойпроверкой;
•профессиональными действиями.
Рассмотрим основныехарактеристики клинико психологических интервенций.
Методыклинико психологических интервенций – это психологическиесредства, которые выбирает психотерапевт. Они могут быть вербальнымиили невербальными, ориентированными в большей степени либо накогнитивные, либо на эмоциональные, либо на поведенческие аспекты, иреализуются в контексте взаимоотношений и взаимодействий междупациентом или пациентами (теми, кто нуждается в помощи) ипсихотерапевтом (тем, кто эту помощь оказывает). Типичнымипсихологическими средствами являются беседа, тренировка (упражнения)или межличностные взаимоотношения как фактор влияния и воздействия.
Функцииклинико психологических интервенций состоят в профилактике,лечении, реабилитации и развитии. Клинико психологическиеинтервенции, выполняющие функцию лечения (терапии) и частичнореабилитации, являются по своей сути психотерапевтическимиинтервенциями.
Психологическиевмешательства, не являющиеся собственно психотерапевтическими, играютважную роль также в профилактике и реабилитации. Ведущая рольклинико психологических вмешательств в психопрофилактике,профилактике нервно психических и психосоматических заболеванийочевидна. Она состоит в выявлении контингентов риска и в разработкесоответствующих профилактических мероприятий, работе с лицами,имеющими разнообразные трудности и проблемы психологическогохарактера, кризисными личностными и травматическими стрессовымиситуациями, с лицами, характеризующимися прогностическинеблагоприятными личностными особенностями (низкой самооценкой,высоким уровнем тревоги, ригидностью, повышенной чувствительностью кстрессу, низкой фрустрационной толерантностью), повышающими рисквозникновения нервно психических и психосоматическихрасстройств.
Наряду с собственнопсихопрофилактикой, клинико психологические вмешательства играютважную роль и в профилактике других соматических заболеваний.Профилактические мероприятия, как правило, требуют от человека болеечеткого, чем обычно, контроля за своим физическим и психическимсостоянием, соблюдения определенного режима труда и отдыха, отказа отвредных привычек, частичного изменения привычных стереотиповповедения, поддержания того, что называется здоровым образом жизни.Часто требуется регулярное применение фармакологических средств,проведение определенных лечебно профилактических процедур. Всеэто может быть реализовано человеком при определеннойорганизованности, понимании необходимости выполнения всего комплексапрофилактических мероприятий, а, главное, активной вовлеченности вэтот процесс и наличии высокой и адекватной мотивации к такого родаповедению.
Формирование мотивациии активной вовлеченности человека в профилактику с учетом еголичностных особенностей и предрасположенности к тому или иномузаболеванию также предполагает клинико психологическиевмешательства.
В современном пониманииреабилитация как система государственных, социально экономических,медицинских, психологических, профессиональных, педагогических идругих мероприятий направлена на предупреждение развитияпатологических процессов, приводящих к временной или стойкой утратетрудоспособности. Кроме того, реабилитация способствует эффективномуи раннему возвращение больных и инвалидов в общество, к трудовойдеятельности. Все это диктует необходимость широкого использованияклинико психологических воздействий в реабилитационной практике.Клинико психологические вмешательства в целях реабилитации,прежде всего, направлены на восстановление личностного и социальногостатуса больного.
При нервно психическихзаболеваниях, характеризующихся достаточно выраженными личностныминарушениями в системе отношений пациента, в сфере межличностногофункционирования, клинико психологические вмешательства играютчрезвычайно важную роль, выполняя, по сути дела, функцию психотерапии(лечения). При тяжелых хронических болезнях возникает множествопроблем психологического и социально психологического характера,требующих использования клинико психологического вмешательства:реакция личности на болезнь, неадекватное отношение к болезни(недооценка или переоценка своего заболевания, чрезмернаяэмоциональная реакция, пассивность, формирование необоснованноширокого ограничительного поведения), которое может оказыватьсущественное влияние на процесс лечения и реабилитации в целом.
Психологические исоциально психологические последствия хронического заболеванияменяют привычный образ жизни человека. Это может приводить кизменению его социального статуса, снижению работоспособности,проблемам в семейной и профессиональной сферах, частичнойневозможности удовлетворения значимых потребностей, неверию всобственные силы, неуверенности в себе, отрицанию существующихвозможностей и собственных ресурсов, сужению интересов и кругаобщения, дефициту жизненных перспектив. Так же, как и в профилактикеи лечении, успешность реабилитационных мероприятий во многом зависитот активности самого пациента и наличия адекватной мотивации. Кроме«личностного» блока клинико психологическиевмешательства играют важную роль в реабилитации пациентов снарушениями психических функций (памяти, внимания, моторики, речи).
Развитиерассматривается как одна из самостоятельных функцийклинико психологических вмешательств далеко не всеми авторами ипонимается ими по разному. Это связано с тем, что психотерапия,психопрофилактика, реабилитация, наряду с собственными прямымифункциями (лечебной, профилактической, реабилитационной),способствуют также личностному развитию и гармонизации за счетсовершенствования самопонимания и самосознания, переработки ипреодоления внутриличностных и межличностных конфликтов, развитияновых, более адекватных способов эмоционального и поведенческогореагирования, более точного понимания других людей и межличностноговзаимодействия в целом. В ряде психотерапевтических систем (например,в клиент центрированной психотерапии Роджерса) личностный рост,развитие личности выступают как одна из важнейших задач психотерапии.
Таким образом, с однойстороны, функция развития для клинико психологическихинтервенций (психологических интервенций в клинике) являетсявторичной, дополнительной. С другой стороны, психологическоеконсультирование в клинике (например, консультирование пациентов ссоматическими и нервно органическими заболеваниями, непроходящими собственно психотерапевтического лечения, а обратившимисяза помощью в связи с личными проблемами, прямо не связанными с ихзаболеванием) способствует новому видению человеком самого себя исвоих проблем и конфликтов, эмоциональных проблем и особенностейповедения. В дальнейшем это может привести к определенным изменениямв когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах и способствоватьразвитию личности.
Целиклинико психологических интервенций ориентированы надостижение определенных изменений. Клинико психологическиеинтервенции могут быть направлены как на более общие, отдаленныецели, так и на конкретные, более близкие цели. Однако всегдапсихологические средства воздействия должны четко соответствоватьцелям воздействия.
Теоретическаяобоснованность клинико психоло гических интервенцийсостоит в ее взаимосвязи с определенными теориями научной психологии.Большое значение имеет формирование адекватных представлений опсихологических основах психотерапии. Любое психологическоевмешательство основывается на знаниях о норме и патологии .Научно обоснованная психотерапевтическая система также имеет в своейоснове два предшествующих звена, раскрывающих содержание понятий«норма» и «патология». Концепция нормы –это представления о здоровой личности, то есть психологическаяконцепция, которая определяет основные детерминанты развития ифункционирования личности человека. Концепция патологии – этопонимание возникновения личностных нарушений (в частности,происхождения невротических расстройств), рассматриваемое в рамкахсоответствующих представлений о норме.
Цели и задачипсихотерапии, механизмы ее лечебного действия, стадии, тактики истратегии психотерапевта, конкретные техники и т. д. обычнорассматриваются на модели невротических расстройств, посколькупсихогенный характер этих нарушений обусловливает необходимостьиспользования психотерапии в качестве основного метода лечения, чтопредполагает ее реализацию в виде наиболее полной, глубокой ицелостной модели.
Эмпирическаяпроверка клинико психологических интервенций связана сизучением их эффективности, они должны всегда осуществлятьсяпрофессионалами. Ответ на вопрос об эффективности того или иногометода психотерапии или психотерапевтического подхода дают несамоотчеты отдельных пациентов, а научные исследования, проведенныена репрезентативной выборке и соответствующие определеннымтребованиям (четкое определение метода психотерапии, гомогенностьматериала, случайная выборка, наличие независимых экспертов,разделение функций психотерапевта и исследователя, сопоставлениенепосредственных и отдаленных результатов лечения, репрезентативнаявыборка в катамнезе, наличие контрольных групп и пр.).
Профессиональныедействия – еще одна характеристика клинико психологическихинтервенций. Они должны обязательно осуществляться в профессиональныхрамках подготовленными в области клинической психологии ипсихотерапии врачами, психологами и социальными работниками.
Перре и Бауманнподчеркивают, что три последние характеристики (теоретическаяобоснованность, эмпирическая проверка и профессиональные действия)являются существенными для разграничения клинико психологическихинтервенций и иных существующих в настоящее время воздействий,которые базируются либо на обыденной психологии, либо не имеют всвоей основе никаких теорий, а также не подвергаются эмпирическойпроверке.
Сходных взглядовпридерживаются С. Шмидхен и Р. Бастин. Они выделяют три целиклинико психологической интервенции в соответствии с различнымифазами развития психических расстройств: профилактика, терапия иреабилитация. Клинико психологическая интервенция,осуществляемая в целях терапии и реабилитации, являетсяпсихотерапевтической интервенцией и соответствует терминупсихотерапия. Исходя из понимания психотерапевтического вмешательствакак общей стратегии поведения психотерапевта, непосредственносвязанной с теоретической ориентацией, можно выделить три основныхтипа: психоаналитический, поведенческий и опытный (гуманистический).Каждый из них характеризуется собственной концепцией здоровья иболезни, терапевтическими целями, плоскостью вмешательства исоответствующими приемами и средствами.
1.2.3. Психологическаякоррекция
Психологическаякоррекция представляет собой направленное психологическое воздействиедля полноценного развития и функционирования индивида. Задачейпсихологической коррекции является выработка и овладение навыкамиоптимальной для индивида и эффективной для сохранения здоровьяпсихической деятельности, способствующей личностному росту иадаптации человека в обществе (Менделевич В. Д., 1998).
Термин «психологическаякоррекция» получил распространение в начале 70 х годов ХХвека. В этот период психологи стали активно работать в областипсихотерапии, прежде всего, групповой. Длительные дискуссии о том,может ли психолог заниматься лечебной (психотерапевтической) работой,носили, преимущественно, теоретический характер. На практикепсихологи не только хотели, могли и успешно реализовывали этувозможность, но и были в то время за счет базового психологическогообразования более подготовлены к такого рода деятельности, во всякомслучае, к работе в качестве групповых психотерапевтов. Но посколькупсихотерапия является лечебной практикой, а ею по закону можетзаниматься только врач, имеющий высшее медицинское образование, тораспространение термина «психологическая коррекция» вопределенной мере было направлено на преодоление этой ситуации: врачзанимается психотерапией, а психолог – психологическойкоррекцией. Однако вопрос о соотношении понятия «психотерапия»и «психологическая коррекция» остается открытым исегодня. Существуют две основные точки зрения на эту проблему.
По одной из нихпризнается полная идентичность понятий «психологическаякоррекция» и «психотерапия». Однако при этом неучитывается, что психологическая коррекция, как направленноепсихологическое воздействие, реализуется не только в медицине (можноуказать две основные области ее применения: психопрофилактика исобственно лечение – психотерапия), но и в других сферахчеловеческой практики, например, в педагогике. Даже обычное,обыденное человеческое общение может содержать в большей или меньшейстепени целенаправленно используемую психологическую коррекцию.
Другая точка зренияоснована на том, что психологическая коррекция преимущественнопризвана решать задачи психопрофилактики на всех ее этапах, в томчисле при осуществлении вторичной и третичной профилактики.
Однако такое жесткоеограничение сферы применения в медицине психологической коррекциипредставляется в определенной степени искусственным. Во первых,если подобные представления кажутся вполне убедительными в отношениисоматических заболеваний, то в области неврозов, например, полностьюразвести понятия «психологическая коррекция» и«психотерапия», «лечение» и «профилактика»не удается. Ведь невроз – заболевание динамическое, при которомне всегда можно отделить состояние предболезни от собственно болезни,а сам процесс лечения в значительной степени включает в себя ивторичную профилактику.
Во вторых, внастоящее время в системе восстановительного лечения различныхзаболеваний все шире реализуется комплексный подход, учитывающийналичие в этиопатогенезе биологического, психологического исоциального факторов, каждый из которых нуждается в соответствующихего природе лечебных или корригирующих воздействиях. Еслипсихологический фактор при том или ином заболевании выступает какодин из этиологических, то его коррекция в значительной степенисовпадает с содержанием психотерапии (одного из компонентов лечебногопроцесса). Определить общую схему соотношения психологическойкоррекции и психотерапии вне конкретной нозологии практическиневозможно. Значение психологического фактора в этиопатогенезе тогоили иного заболевания определяет направленность психологическойкоррекции на решение собственно лечебных (психотерапевтических) задачи позволяет рассматривать методы психологической коррекции как методыпсихотерапии. Таким образом, задачи психологической коррекции могутсущественно варьировать от направленности на вторичную и третичнуюпрофилактику основного заболевания и первичную профилактикувозникающих последствий вторичных невротических расстройств присоматической патологии до практически полной идентичности задачампсихотерапии при неврозах.
Об обоснованностииспользования понятия «психологическая коррекция» нарядус понятием «психологическое вмешательство» ответитьоднозначно довольно трудно. Их сопоставление обнаруживает очевидноесходство. Психологическая коррекция, так же как и психологическоевмешательство, понимается как целенаправленное психологическоевоздействие. Они реализуются в различных областях человеческойпрактики и осуществляются психологическими средствами.Психологическая коррекция в медицине может быть направлена на решениезадач профилактики, лечения (психотерапия) и реабилитации.Психологические вмешательства в медицине (клинико психологическиевмешательства) также выполняют функции профилактики, лечения иреабилитации. И психологическая коррекция, и психологическоевмешательство, используемые с целью лечения, выполняютпсихотерапевтическую функцию. Очевидно, что по существу эти понятиясовпадают. Возможно, наиболее точным и адекватным был бы термин«психологическое вмешательство с целью психологическойкоррекции», однако это слишком громоздко. В отечественнойлитературе более распространенным является термин «психологическаякоррекция», а в зарубежной – «психологическоевмешательство».
1.2.4. Психологическоеконсультирование
Профессиональноепсихологическое консультирование зародилось в 40–50 е годыХХ века, преимущественно благодаря специфическому социальномузапросу, обусловленному психологическим просвещениемпсихотерапевтами, главным образом, психодинамических направлений, и сопорой на опыт психотерапевтической практики (преимущественноклиент центрированной психотерапии Роджерса). В последние годы,по мнению Карвасарского, наблюдается стирание границ междупсихологическим консультированием и психотерапией. В то же время этидве области практики помогающих профессий сохраняют относительнуюнезависимость и специфичность. Так, по мнению Р. Кочюнаса, областьконсультирования охватывает преимущественно ситуационные проблемы,решаемые на уровне сознания и возникающие у клинически здоровыхиндивидов, в то время как область психотерапии включает в себя,прежде всего, глубокий анализ проблем с ориентацией набессознательные процессы, структурную перестройку всей личностичеловека. Психолог, осуществляя экспертный анализ и оценку проблемыклиента, строит на их основе рекомендации, советы, указания,адресованные консультируемому. В ряде случаев он используетспециально подобранные или разработанные им самим тренинговые икоррекционные программы. Психологическое консультирование применяетсяв самых разных областях деятельности: в бизнесе, образовании,социальной работе, при подборе кадров, в работе разного родапсихологических служб.
Психологическоеконсультирование – прикладная отрасль современной психологии. Всистеме психологической науки ее задачей является разработкатеоретических основ и прикладных программ оказания психологическойпомощи психически и соматически здоровым людям в ситуациях, когда онисталкиваются со своими психологическими проблемами. Разрабатываютсяэти теоретические основы и программы, с одной стороны, на основеанализа современного состояния психологического знания, достижений вобластях эмпирических и теоретических исследований. С другой стороны,источником теоретических основ и программ является анализпрактических наработок специалистов, систематически оказывающихпсихологическое (психокоррекционное, психотерапевтическое)воздействие в рамках самых различных форм оказания психологическойпомощи (Елизаров А.Н.,1996).
Под психологическимконсультированием понимается профессиональная психологическая помощьпациенту в поиске решения проблемной ситуации. В качестве пациентовмогут выступать здоровые или больные люди, страдающие самымиразнообразными как соматическими, так и нервно психическимизаболеваниями. Эти лица становятся пациентами для консультанта, еслиони предъявляют проблемы экзистенциального кризиса, межличностныхконфликтов, семейных затруднений или профессионального выбора. Влюбом случае, как отмечает Карвасарский (1998), пациентвоспринимается консультантом как дееспособный субъект, ответственныйза решение своей проблемы. В этом и заключается основное отличиепсихологического консультирования от психотерапии.
Психологическимконсультированием, по мнению другого автора, называется особаяобласть практической психологии, связанная с оказанием со стороныспециалиста психолога непосредственной психологической помощинуждающимся в ней людям в виде советов и рекомендаций (Немов Р. С.,1999). Психологическое консультирование – сложившаяся практикаоказания действенной психологической помощи людям, основанная наубежденности в том, что каждый физически и психически здоровыйчеловек в состоянии справиться почти со всеми возникающими в егожизни психологическими проблемами. Клиент, однако, далеко не всегдаопределенно и точно знает, в чем состоит суть его проблемы и как еелучше всего решать, опираясь на собственные силы, возможности ижизненный опыт. В этом ему должен оказать помощь профессиональноподготовленный психолог консультант. Это и есть основная задачапсихологического консультирования, считает Немов.
Психологическоеконсультирование, как отмечает большинство современных авторов,включает в себя диагностику и коррекцию.
Значимостьпсихологической диагностики и психологической коррекции как двухосновных составляющих психологического консультировании отмечается, вчастности, в определении Менделевича. Под психологическимконсультированием, по его мнению, подразумевается анализ психическогосостояния клиента или пациента с использованием различных методовпсихологической диагностики (интервьюирования,экспериментально психологического исследования) спредоставлением ему объективных данных и научных интерпретаций ихрезультатов, которые должны способствовать разрешению стоящих передчеловеком психологических проблем, формированию новых представлений оразличных подходах к их решению, вариантах их предотвращения иметодах психологической защиты и компенсации, а также повышению егопсихологической культуры и личностному росту (Менделевич В. Д.,1998). Таким образом, считает автор, консультирование охватывает,во первых, диагностический процесс и способствует выявлениюнормального или аномального развития человека, наличия или отсутствияпсихопатологической симптоматики; во вторых, процессинформирования индивида о структуре его психической деятельности ииндивидуально психологических особенностях, благоприятных ипотенциально патогенных жизненных ситуациях; в третьих, процессобучения навыкам психологической защиты, аутотренинга и иных способовнормализации собственного эмоционального состояния (Менделевич В. Д.,1998).
В качестве пациентовмогут выступать здоровые люди, предъявляющие проблемыэкзистенциального кризиса, межличностных конфликтов, семейныхзатруднений или профессионального выбора. От так называемой«дружеской беседы» психологическое консультирование вэтом случае отличается нейтральной позицией консультанта. Широкийкруг проблем, которые невозможно охарактеризовать клиническимитерминами и нельзя решать в рамках традиционной психиатрии, проблем,связанных с трудностями формирования, развития и приспособленияличности, дисгармонией межличностных взаимоотношений, социальнымидевиациями, возрастными кризисами, составляет в этой связи предметпсихологического консультирования, выделившегося из клиническойпсихологии и психотерапии.
Существующеемногообразие определений психологического консультирования содержитвсе же пять основных положений, позволяющих очертить предмет этойдисциплины.
Консультированиепомогает человеку выбирать и действовать по собственному усмотрению,обучаться новому поведению, способствует развитию личности.
В консультированииакцентируется ответственность клиента, т. е. признается, чтонезависимый, ответственный индивид способен в соответствующихобстоятельствах принимать самостоятельные решения, а консультантсоздает условия, которые поощряют волевое поведение клиента.
Основойконсультирования является «консультативное взаимодействие»между клиентом и консультантом, базирующееся на философии«клиент центрированной» терапии. Главных принциповэтой философии три: каждая личность обладает безусловной ценностью изаслуживает уважения как таковая; каждая личность в состоянии бытьответственной за себя; каждая личность имеет право выбирать ценностии цели, принимать самостоятельные решения.
Таким образом, впроцессе консультирования, в отличие, например, от психотерапии,консультант принимает клиента как уникального, автономного индивида,за которым признается и уважается право свободного выбора,самоопределения, право жить собственной жизнью. Любое внушение илидавление мешает клиенту принять ответственность на себя и правильно,в соответствии с собственными ценностями и целями, потребностями истремлениями, решать свои проблемы. В широком смысле, вконсультировании принимается тезис о том, что эффективное сегодняшнеесуществование и положительное отношение есть цель психологическойпомощи. Отдельные теории подчеркивают значение для кардинальных целейоказания психологической помощи таких ключевых психологическихтерминов, как самоактуализация (Маслоу), самоэффективность (Бандура),«окейность» (Берн, Харрис).
Существует точказрения, по которой психологическое консультирование проводится и вотношении соматических или психических больных. Хотяпсихологи консультанты могут работать с лицами, имеющимикакие либо психические расстройства, предполагается, что приконсультировании по личностным проблемам, проводимом с отдельнымиклиентами или с группами клиентов, в центре внимания находятсятекущие проблемы и личностный рост, адаптация и вопросывзаимоотношений, ситуационные кризисы и кризисы развития нормальнофункционирующих людей. При этом имеется в виду, что при наличиикакого либо психического расстройства личность, страдающая такимрасстройством, может параллельно испытывать определенныепсихологические трудности, иметь определенные психологическиепроблемы, которые могут быть связаны или не связаны с сопутствующимпсихическим заболеванием. Консультирование адресуется непатопсихологической или психопатологической симптоматике, а личности,которая может иметь эту симптоматику. Цель консультирования в этомслучае состоит в том, чтобы помочь людям пройти через различныежизненные трудности, предупредить развитие серьезных расстройств,улучшить функционирование личности, повысить удовлетворенностьжизнью.
При этомпсихологическое воздействие, не затрагивая непосредственнопатологический процесс, направлено на изменение психологическихустановок, отношения к заболеванию. По мнению А. Н. Елизарова,спецификой психологического консультирования является акцент надиалогичность, на циркуляцию информации, на информационный обменмежду психологом консультантом и теми людьми, в интересахкоторых применяется психологическое консультирование. Автор полагает,что термин «психологическое консультирование» болееприменим к ситуациям диалога, откровенного обсуждения,субъект субъектного общения. А термин «психологическаякоррекция» более подходит к ситуациям спланированноговоздействия, когда специалист, оказывающий воздействие, не полностьюоткрыт клиенту, их общение не носит характер откровенного диалога,отношения имеют оттенок субъект объектности. Елизаров считаеттакже, что психологическое консультирование в большей степениориентированно на урегулирование отношений клиента с другими людьми,а психокоррекция – на решение внутренних проблем клиента.
Основные отличияпсихологического консультирования от психокоррекции и психотерапии,отражающие сущность указанного метода оказания психологическойпомощи, заключаются в следующем:
• Более широкаясфера применения по сравнению с клинической практикой,преимущественная обращенность к проблемам психически здоровых людей.Психологическое консультирование, в частности, стало широкоиспользоваться в образовании, менеджменте и промышленности, длярешения индивидуальных и семейных проблем.
• Ориентация наболее широкое использование данных, полученных в эмпирическихисследованиях, организованных по экспериментальному плану, сиспользованием для анализа результатов методов математическойстатистики.
• Работапреимущественно с ситуационными проблемами, решаемыми на уровнесознания, в отличие от ориентации на глубинный анализ проблем иработу с бессознательным в психотерапии.
• Большаясубъект субъектность, диалогичность общенияпсихолога консультанта и клиента. Подразумевается, что клиент –здоровый человек, которому можно делегировать больше ответственностиза свою жизнь.
• Ориентация наздоровые стороны личности клиента, отказ от концепции болезни впроцессе работы с ним, признание прав клиента на большуювариативность поведенческих реакций и психических состояний какздоровых, а не болезненных явлений.
• Ориентация набольшую активность и самостоятельность клиента в процессе работы сним, пробуждение внутренних ресурсов человека.
• Допустимость впсихологическом консультировании более широкого спектра разнообразныхпрофессиональных моделей деятельности психолога консультанта,чем в психотерапии (Елизаров А. Н.,1996).
Таким образом, в самомобщем виде можно выделить следующие специфические чертыпсихологического консультирования, отличающие его от психотерапии.Консультирование ориентировано преимущественно на клинически здоровуюличность. В качестве консультируемых выступают лица, имеющие вповседневной жизни психологические трудности и проблемы, жалобыневротического характера, а также лица, чувствующие себя хорошо,однако, ставящие перед собой цель дальнейшего развития личности.Консультирование ориентировано на здоровые стороны личностинезависимо от степени нарушения; эта ориентация основана на убеждениив том, что человек может изменяться, выбирать удовлетворяющую егожизнь, находить способы использования своих задатков, даже если ониневелики из за неадекватных установок и чувств, замедленногосозревания, культурной депривации, недостатка финансов, болезни,инвалидности, преклонного возраста. Консультирование чащеориентируется на настоящее и будущее клиентов, чем на их прошлое.Консультирование обычно ориентируется на краткосрочную помощь и напроблемы, возникающие во взаимоотношениях личности и среды. Вконсультировании акцентируется ценностное участие консультанта, хотяи отклоняется навязывание клиентам его ценностей. И наконец,консультирование направлено на изменение поведения и развитиеличности клиента.
Процедурные отличияпсихологического консультирования от психотерапии заключаются вследующем:
• Отличия,связанные с характером жалобы клиента. В психологическомконсультировании клиент жалуется на трудности в межличностныхотношениях или осуществлении какой либо деятельности. Впсихотерапии клиент жалуется на невозможность контролировать себя.
• Отличия,связанные с процессом диагностики. В психологическомконсультировании диагностика преимущественно направлена на событиянастоящего и недалекого прошлого, особое внимание уделяетсяконкретному поведению, межличностным отношениям. В значительной частипсихотерапевтических подходов диагностика преимущественно направленана события далекого детства и юности (вероятное время полученияпсихологической травмы). Существенное внимание уделяется анализубессознательного – исследуются сны, ассоциации.
• Отличия,связанные с процессом оказания воздействия. Основойпсихологического консультирования является, в первую очередь,изменение установок клиента на других людей и на различные формывзаимоотношений с ними. Следующим этапом работы является изменениеповедения клиента. В большей части психотерапевтических подходовсущественное внимание уделяется взаимоотношениям между клиентом ипсихотерапевтом, анализ которых в терминах переноса и контрпереносаявляется одним из важнейших средств углубления и расширениявозможностей воздействия. В консультировании же это может выступатьдаже как нежелательное побочное явление, затрудняющее работу. Подпереносом здесь понимается склонность клиента переносить(проецировать) на специалиста, оказывающего воздействие, своиотношения со значимыми людьми, основные проблемы и конфликты. Подконтрпереносом понимается склонность специалиста, оказывающеговоздействие, проецировать свои отношения со значимыми людьми,основные внутренние проблемы и конфликты на отношения с клиентом.
• Отличия,связанные со сроками работы. Психологическое консультированиечаще всего является краткосрочным и редко превышает 5–6 встречс клиентом. Психотерапия зачастую ориентирована на десятки, а то исотни встреч в течение ряда лет.
• Отличия,связанные с типом клиентов. Клиентом в психологическомконсультировании может быть практически любой человек. Большинствонаправлений психотерапии ориентировано на невротиков с высокимуровнем развития склонности к самонаблюдению и самоанализу, способныхоплачивать часто дорогой и длительный курс лечения, обладающих дляэтого мотивацией и достаточным количеством времени.
• Отличия втребованиях к уровню подготовки специалиста, оказывающеговоздействие. Психологу консультанту необходимпсихологический диплом (удостоверяет его знание достижений научнойпсихологии) и некоторая дополнительная специальная подготовка вобласти теории и практики психологического консультирования, котораяможет быть не особенно длительной. Практическая подготовка будущегопсихолога консультанта подразумевает наблюдение за работойопытного психолога консультанта (лучше нескольких) исамостоятельный опыт работы под наблюдением опытногопсихолога консультанта с последующим анализом деятельности.Психотерапевт не столь привязан к психологическому диплому (многиепсихотерапевты вырастали из медицинской среды или из сфер, гораздоболее далеких от психологии). Ему необходимо получить документ,удостоверяющий его право работать в рамках того направленияпсихотерапии, которое он избрал. В отличие от психолога консультантапсихотерапевту в большинстве направлений необходим длительныйсобственный опыт психотерапии (для того, чтобы понять, что ощущаетклиент во время работы с ним, разбираться в особенностях своегоконтрпереноса) и длительный период самостоятельной работы поднаблюдением опытного руководителя (Алешина Ю. Е., 1994).
1.2.5. Интеграция вконсультировании и психотерапии
Одновременно сразветвлением и дифференциацией различных психологических теорий иметодик психологического воздействия начинает активизироваться ипротивоположный процесс – движение к интеграции вконсультировании и психотерапии, к синтезу психологического знания.По мнению Дж. Тодд и А. К. Богарта (2001), теоретически существуюттри основных подхода к интеграции.
Первый – принципобщих факторов – заключается в поиске общих черт, имеющихсяпрактически во всех психотерапевтических подходах. В соответствии сэтим принципом могут быть выделены общие психологические факторы,определяющие успешность воздействия в рамках самых разных направленийпсихотерапии, психологической коррекции, психологическогоконсультирования. Так, предполагается, что все виды терапии внушаютклиенту надежду, сообщают ему информацию, формируют у него навыкиэффективного общения, а все хорошие психотерапевты обладают теплотойи эмпатией.
В. А. Ташлыков,например, упоминает общие неспецифические факторы психотерапии,выделению которых способствовали: поиск общих базовых процессов длявсех направлений психотерапии; растущее признание того, что различныеметоды могут иметь больше сходства, чем различий; констатацияпримерно равной эффективности лечения в отдаленном периоде независимоот форм психотерапии; акцент на существенную роль взаимоотношенийпсихотерапевт клиент при любых методах психотерапии.
Известно, чтонаибольший вклад в результаты психотерапии вносится факторомличностных качеств пациента (в частности, мотивация к изменению), навтором месте находятся личностные параметры психотерапевта и лишь натретьем – использование определенных психотерапевтическихметодов.
В психоанализе наиболееэффективными факторами воздействия являются инсайт относительноэмоционального интрапсихического конфликта, превращающийбессознательное в осознаваемое, коррективный эмоциональный опыт,приобретаемый в результате переработки переносных/контр переносныхотношений, выявление их происхождения в раннем детском периоде жизнипациента. При этом некоторые авторы психоаналитики все жесчитают, что основными лечебными факторами в психоанализе являются:безусловное положительное принятие и уважение больного как уникальнойличности, а также искусное движение контроля или манипулирования вотношении пациента, под влиянием которого он может успешнееизбавиться от своих прежних патологических стереотипов, или непрямоепредложение альтернативных, новых способов переживания и поведения.
В гуманистическоймодели решающим фактором действенности психотерапии может бытьпризнана эмпатическая коммуникация психотерапевт пациент. Вданной модели эмпатическая реакция психотерапевта в соответствующиймомент переработки материала является основным лечебным средством.Существенным при этом является создание условий для развития процессапозитивных изменений личности пациента. Наиболее типичным выражениемэтих условий является триада Роджерса (безусловное принятие пациента;эмпатия; конгруэнтность переживаний и поведения психотерапевта).Психотерапевт в этом случае считает, что если создать соответствующиеблагоприятные условия, то пациент естественным образом сам будетизменяться, развиваться как личность в нужном направлении, чтоповлечет за собой и редукцию невротической симптоматики.
Понятие эмпатии,основное и характерное для психотерапии гуманистической ориентации,получило признание и в психоаналитической психотерапии, гдедлительное время сохранялось представление о необходимости сохраненияпозиции эмоционального нейтралитета, личной анонимности аналитика, атакже в поведенческой психотерапии, признавшей факт важностиэмоциональной взаимосвязи психотерапевта и пациента.
Психотерапевт любогонаправления в той или иной мере использует некоторые общие феноменыпсихотерапевтического процесса при взаимоотношениях с пациентом. Вначале терапии, по мнению Ташлыкова, обычно проявляется действиеплацебо эффекта, связанного с ожиданием больным пользы отлечения, надеждой на понимание и желание психотерапевта ему помочь,удовлетворением эмоциональных потребностей в контакте.
Создавая атмосферубезопасности и эмоциональной поддержки в общении с пациентом,психотерапевт стимулирует появление у него личностного механизмаидентификации, способствующего снижению неуверенности, повышениюсамооценки посредством неосознаваемого процесса заимствования отпсихотерапевта сил, оптимизма и способности к совладанию струдностями.
Психотерапевт,независимо от его теоретической ориентации, обычно просвещаетпациента относительно сути болезни, психотерапии и его участия в ней,понимания себя и других, новых подходов к решению проблем, а такжеболее конструктивного образа жизни, более широкой и гибкой философиижизни, что является общим неспецифическим фактором психотерапии.
Независимо от формыпсихотерапии используются лечебные воздействия, направленные наизменения в познавательной сфере личности пациента – убеждение,внушение, конфронтация, прояснение (кларификация) и интерпретациямалоосознаваемого содержания переживаний; в эмоциональной сфере– катарсис, эмоциональная поддержка, эмпатия; в поведенческойсфере – коррективный эмоциональный опыт.
В рамках интегративногодвижения все большее число исследователей и практиков психотерапииобосновывает целесообразность объединения прежде теоретически малосовместимых принципов «там и тогда» и «здесь итеперь». Первый из них является фактором психодинамическойтерапии, акцентирующим ценность анализа прошлой жизненной историипациента, возвращения к первичным ситуациям и переживаниям,положившим начало формированию нарушений. Принцип «здесь итеперь» гештальт терапии определяет сосредоточениевнимания на настоящем моменте, актуальных особенностях восприятия,переживания и поведения пациента. При этом переработка прошлогоматериала жизненной истории больного происходит также в условияхконтролируемого актуального его переживания. Глубина иконструктивность осознания пациентом психологических причин имеханизмов имеющихся расстройств может успешнее осуществляться приоптимальном сочетании в психотерапевтической работе принципов «тами тогда» (преимущественно когнитивное понимание) и «здесьи теперь» (эмоциональный аспект осознания).
Общим факторомразличных направлений психотерапии, психологической коррекции,психологического консультирования, прежде всего, таких противостоящихв прошлом друг другу, как психодинамическое и поведенческое,становится принцип учета в психологической работе внутренней(интрапсихические механизмы) и внешней (психо социальныефакторы) детерминации функционирования личности. В этом случае, взависимости от характера терапевтической ситуации и лечебных задач,психотерапевт имеет возможность смещать акценты в переработкевнутриличностных или межличностных факторов. Общими факторами дляразличных направлений психотерапии являются также современнаяориентация на групповые методы работы, интенсификацию икраткосрочность, учет единства тела и психики, что неизбежноспособствует развитию интегративных подходов.
При проведении любойличностно ориентированной психотерапии, по мнению Ташлыкова,выявляется определенная последовательность, этапностьпсихотерапевтического процесса:
• установлениеоптимального контакта, вовлечение пациента в сотрудничество,повышение мотивации к психотерапии;
• прояснение(понимание психотерапевтом и осознание пациентом) причин и механизмовпатологических стереотипов переживания и поведения и, тем самым,определение психотерапевтических «мишеней»;
• достижениеизменений функционирования личности пациента в когнитивной,эмоциональной и поведенческой сферах с последующей редукциейсимптоматики; реконструкция системы отношений личности происходит споследовательной заменой дезадаптивных стереотипов на новые, болееконструктивные способы переживания и поведения, их принятие изакрепление;
• окончание курсапсихотерапии (успешное преодоление проблемы возможной зависимости отпсихотерапевта).
При анализеэффективности разных форм групповой психотерапии, по мнению автора,можно выделить ряд общих лечебных факторов, объединяемых всоответствующие классы. Познавательный класс факторов включаетсамопознание (новые знания о себе с помощью обратной связи иинтерпретаций), научение на опыте других (приобретение чего тоценного для себя посредством наблюдения за другими членами группы ипсихотерапевтом), руководство (получение информации или советов отдругих), универсальность (видение сходства проблем и чувств). Кклассу эмоциональных факторов относятся принятие (чувствобезусловного положительного принятия группой), катарсис(эмоциональное отреагирование по поводу жизненных событий илиотносительно других членов группы), внушение надежды (вера вэффективность групповой психотерапии, видение перспективвыздоровления). Факторы поведенческого класса составляютсамораскрытие (раскрытие личной информации перед группой), научение впроцессе межличностных действий (усилия пациента по установлениюконструктивных и адаптивных взаимоотношений), альтруизм (познаниепациентом своей ценности через оказание помощи другим членам группы).
Второй подход кинтеграции психотерапии – методический эклектизм –включает в себя прагматический отбор из всех направлений, примеромчего может служить «мультимодальная терапия» А. Лазаруса.Лазарус предпринял попытку разработать систематическую, пусть и неоснованную на теории, эклектическую психотерапию (Лазарус А., 1967).Вначале он предложил для обращения термин «техническийэклектизм» для обозначения «процедур, заимствованных изразличных источников, без необходимости придерживаться породивших ихтеорий». Лазарус начинал свою деятельность как поведенческийпсихотерапевт и в течение нескольких лет работал под руководством Дж.Вольпе. Он отказался от поведенческой терапии и стал ее критиком,когда в процессе проспективного наблюдения за своими пациентамиобнаружил, что у многих из них достигнутые улучшения оказалисьнестойкими. Однако Лазарус не стал полностью отказываться от всехповеденческих техник. Одновременно с ними он стал применять некоторыетехники когнитивной терапии. Вначале этот подход называлсямультимодальной поведенческой терапией, но позднее слово«поведенческой» было исключено. Мультимодальная терапияЛазаруса использует в своей практике множество техник, включаясоздание мысленных образов и фантазирование, гештальт упражненияи клиент центрированную рефлексию. Лазарус создал акроним BASICI.D. для обозначения многомерности своего подхода: поведение, аффект,ощущения, воображение, познание, межличностные отношения,биологическое функционирование или лекарства. Оценивание пациентапроводилось по всем этим направлениям, затем с каждым из направленийв порядке значимости осуществлялась психологическая работа.
Третий подход –теоретическая интеграция – заключается в комбинированиитеорий. Примером в данном случае является попытка Дж. Долларда и Н.Миллера (1950) преобразования психоанализа в рамках теории научения.Некоторые теоретики интеграции пытаются решить трудную задачуразработки новой, всеобъемлющей теории, которая смогла бы объединитьи заменить собой все другие психотерапевтические теории (Тодд Дж.,Богарт А. К., 2001).
По нашему мнению,возможен и четвертый вариант: интеграция может быть осуществлена наоснове сходства методологических принципов , лежащих в основесамых разных психотерапевтических технологий.
Методологическойосновой проведения экспериментально психологических исследованийв консультировании могут служить методологические принципы, которыеотносятся к наиболее фундаментальным, наиболее общим принципамисследования, принципам, заимствованным психологической наукой наэтапе ее превращения в самостоятельную научную дисциплину изфилософии. Это принцип детерминизма, принцип единства сознания идеятельности, принцип формирования сознания в деятельности, развитияпсихического в процессе непосредственного процесса общения идеятельности, принцип моделирования, системный подход, используемыйпри описании сложных объектов, к числу которых, бесспорно, относитсяи психическая деятельность человека.
Если эти принципыпринимаются в качестве фундаментальной основы для исследований, то вкачестве предпосылок проведения эксперимента выступают несколькоосновных положений.
В поведении клиента нетничего случайного (принцип детерминизма); все то, что мы можемнаблюдать в особенностях поведения, как вербального, так иневербального (в мимике, позе, походке, жестах, манере сидеть, манерестоять), в особенностях общения и деятельности – все отражаетнекоторые глубинные психологические структуры, подлежащиеисследованию. Напротив, весь внутренний психологический мир клиента –его переживания, страхи, страсти, комплексы, страдания,индивидуальные способы реагирования на стресс, методы психологическойзащиты, характеристики совладающего поведения, – все это втой или иной степени проявляется во внешнем поведении.
Существует некотораявероятностная связь между тем, что клиент делает (особенностиповедения, общения, деятельности) и теми глубинными психическимиструктурами, которые детерминируют характеристики внешних проявлений(принцип единства сознания и деятельности). Выявляя характерныепаттерны деятельности, мы обнаруживаем более или менее устойчивые иболее или менее длительные психологические структуры, входящие вличность на правах психического состояния или психической черты.Наличие этой вероятностной связи зафиксировано, в частности, в техопределениях исследуемых психологических феноменов, которые мынаходим в словарях, учебниках, энциклопедиях. Так, тревожность каксвойство личности, как относительно устойчивая, относительнонеизменная в течение всей жизни личностная черта, определяетсятрадиционно как склонность к возникновению эмоции тревоги (черезэмоциональную реакцию, эмоциональное состояние). Агрессивность каксвойство личности определяется как склонность к агрессивномуповедению, как навык нападения, как склонность к применению силы вмежличностных отношениях (через поведение). Свойства личности иформируются, и проявляются в деятельности, в социальномфункционировании человека.
Интерпретациярезультатов исследования клиента в процессе наблюдения за ним, впроцессе общения с ним является, по сути дела, построением модели егопсихики. Мы не просто перечисляем полученные в результатеисследования данные, но устанавливаем между ними определенныевзаимосвязи, выявляем некоторую целостную структуру, формирующуюболее общий контекст, в рамках которого только и может быть понятоданное психологическое качество, свойство, данная характеристика. Мыпытаемся выявить психологические механизмы возникновения того илииного свойства, основные этапы и формы его проявления. При этом помере накопления данных конструируемая модель непрерывнокорректируется в зависимости от все новых и новых выявляемых фактов;она постоянно уточняется, проверяется, углубляется.
Существует наиболееобщий и фундаментальный системообразующий фактор, который придаетнеповторимое своеобразие всем характеристикам психическойдеятельности человека, всем его качествам и свойствам. Фактор, подвлиянием которого целостная психическая деятельность приобретаетновую модальность, новое качество. Фактор, который должен учитыватьсяна этапах планирования, проведения, интерпретации полученныхрезультатов, организации коррекционного взаимодействия. Этимсистемообразующим фактором является болезнь, если мы имеем дело спациентом, или психологическое затруднение, если к нам за помощьюобращается практически здоровый клиент. Болезнь или психологическаяпроблема оказывают модулирующее воздействие на все характеристикипсихической деятельности, на все психические феномены, выступая поотношению к ним некоторым «фоном», или «фундаментом»,некоторым более общим контекстом, в рамках которого все установленныефакты приобретают новое значение.
В любом случаепсихологическое консультирование все больше тяготеет к интеграции, ксинтезу как теоретических положений, так и основанных на нихпрактических методах психологического воздействия на клиента. Вконсультировании используются как теоретические принципыэкзистенциально гуманистического направления в психологии, вчастности, изложенные в теории Роджерса, так и теоретическиеположения когнитивизма, как, например, концепции Эллиса и Бека.Применяются как практические техники поведенческого направления,разработанные, например, Вольпе, так и техникирационально эмоциональной терапии Эллиса или когнитивной терапииБека.
Гуманистический подход,лежащий в основе современного консультирования, означает, во первых,изучение личности как единого целого, в отличие от анализа отдельныхчерт характера и поступков, чтобы помочь клиенту жить счастливой,инициативной, творческой жизнью, обеспечивающей самореализацию исамоактуализацию личности. Во вторых, в этическом планегуманистический подход означает установление своеобразного кодексаправил, по которым следует жить, отличающихся преимущественныминтересом к делам и проблемам человека, нежели к неживой природе илик низшим животным. Это также признание того, что человек есть всеголишь человек, то есть его знания ограничены, ему свойственноошибаться; он ни в коем случае не недочеловек, но и не сверхчеловек.
В консультированиииспользуются поведенческие методы психотерапии, в частности, длятренировки так называемого ассертивного или самоутверждающегоповедения. Основными целями такого тренинга являются часто научениеспонтанному выражению возникающих эмоций, воздержанию от неискреннегосогласия с окружающими, принятию похвалы окружающих, умениюотказывать в просьбе или требовании, умению выражать свои желания инамерения, умению активно вступать в разговор и заканчивать его посвоему желанию. В ряде программ ассертивного тренинга предлагаетсяосвоение ступенчато возрастающих по своей сложности стереотиповсоциального поведения: на ранних этапах обучения – с полностьюрасписанными ролями, на последующих – с неизвестным исходомкоммуникации, что предполагает максимальное включение освоенных ранеенавыков. В результате происходит формирование желательного поведенияс помощью положительного подкрепления или его отнятия при появлениинежелательных форм поведения. Важным элементом при этом являются такназываемые домашние задания, предоставляющие возможностьиспользования полученных навыков в реальной жизненной среде.
В консультированиииспользуются также приемы и техники когнитивной терапии Бека,основной заслугой которого является привлечение внимания к тому, чтокогнитивные нарушения определяются не дефицитом отдельныхразрозненных когнитивных функций, а содержанием их устойчивоговзаимовлияния друг на друга. В ответ на действие социальныхстрессоров формируются индивидуально типические когнитивныереакции на них – мысли, – которые при повторныхдействиях стрессоров автоматизируются, ложась в основу устойчивыхкогнитивных структур – дисфункциональных схем, искажающих такиесущественные функции, как самооценка, социальная перцепция и др.и отрицательно воздействующих на эмоциональное реагирование (ВидВ. Д., 1993). В рамках когнитивной модели клиент обучается навыкусвоевременного распознавания действия стрессоров, индикаторомкоторого служит возникающая негативная эмоция. В дневникедисфункциональных мыслей клиенту предлагается фиксироватьавтоматическую мысль, предшествовавшую возникшей эмоции. Дальнейшимэтапом является анализ содержания автоматических мыслей в ихсоотнесении с ситуацией действительности, цель которого –выявить типичные когнитивные ошибки, искажающие восприятие реальностиили ее оценку, и дать рациональный нормативный ответ. Восстановлениеобъективного видения действительности, как правило, сопровождаетсяположительными изменениями эмоционального состояния, что предлагаетсяфиксировать клиенту в так называемом графике субъективногодискомфорта. Дискомфорт измеряется в условных единицах от 0 до 100 ификсируется графически для каждого эпизода в трех точках: до действиястрессора, на максимуме выраженности негативной эмоции вследствиедействия стрессора и после нахождения рационального ответа. Такойграфик позволяет клиенту увидеть, что дискомфорт имеет связь ссоциальными стрессорами и очерчен во времени, то есть доступенконтролю извне. Освоение клиентом навыка идентификации стрессора,генерируемых им автоматических мыслей и заключенных в них когнитивныхошибках рассматривается как существенный успех в формировании болееадекватной картины мира, позволяющей клиенту адаптироваться кактуальной жизненной ситуации.
В наименьшей степенипсихологическое консультирование использует теорию и практикупсихоанализа. Как отмечают психологи когнитивного направления,психоанализ содержит в себе немало вредных для роста и развитияличности методов и подходов, поскольку он, во первых, не придаетзначения самоконтролю клиента за своим поведением и, во вторых,приучает клиента возлагать всю вину за свои беды и проблемы надругих, главным образом, на своих родителей (Кассинов Г., 1995). Ночто еще хуже, отмечает автор, психоаналитики пытаются заставитьпациентов вспомнить все свое прошлое, даже очень далекое, домельчайших подробностей. Так, сорокалетний клиент должен вспомнить,как родители подготавливали его к жизни в обществе, когда ему былоеще только пять лет. Все исследования, пишет по этому поводуКассинов, с очевидностью говорят о том, что пациенты не помнят и немогут помнить все, что с ними было в столь раннем возрасте. Поэтомуони конструируют эти события по подсказкам психотерапевта. Никакойпользы от такой информации, разумеется, нет.
В наибольшей степенисовременное психологическое консультирование ориентировано напринципы гуманизма, подчеркивая значение свободы личности, ее правона выбор, ее ответственность за сделанный выбор. В центре вниманиянаходятся такие конструкты, как рост и развитие личности, еесамореализация, зрелость, креативность. В процессе консультированияобеспечиваются условия для актуализации и активизации личностныхрезервов и ресурсов. Самоактуализация и самореализация наиболее полнопроявляются в консультировании при условиях подлинности,эмпатичности, искренности консультанта, следующего в своей позициифилософии экзистенциализма и гуманизма. При этом акцентируютсяинтеллектуальные, когнитивные конструкты клиента, рассматриваются егоубеждения, взгляды, установки, которые проверяются и корректируютсяобъективной логикой событий.
ГЛАВА 2 ТЕОРИЯ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Консультирование, вотличие от психотерапии, которая основывается на определенной системетеоретических представлений о личности, как правило, опирается наинтегративную модель психологического вмешательства. Однако все жеосновной теоретической базой психологического консультированияявляется экзистенциально гуманистическое направление впсихологии и в психотерапии в сочетании с теоретическими положениями,а также техниками, приемами, методами воздействия когнитивизма ибихевиоризма.
Прежде всего,консультирование с начала своего зарождения было ориентировано напредставления К. Роджерса. Наибольшее значение для теории и практикиконсультирования имеют три основные принципа гуманистическойфилософии, выделенные Рожджером: а) каждая личность обладаетбезусловной ценностью и заслуживает уважения как таковая; б) каждаяличность в состоянии быть ответственной за себя; в) каждая личностьимеет право выбирать ценности и цели и принимать самостоятельныерешения.
Именно эти принципылежат в основе теоретико методологического и философскогообоснования психологического консультирования. На основе принциповгуманистической ориентации может быть сформулирована философия иметодология консультирования.
Во вторых,ориентация современного консультирования во многом определяетсявзглядами представителя когнитивистского направления в психологии и впсихотерапии – А. Эллиса. Позиция Эллиса разрабатывается вработах его ученика Г. Кассинова, который в серии своих статейсформулировал теоретико методологические основырационально эмоционально поведенческой терапии. Какотмечает Кассинов (1995), рационально эмоционально поведенческаятерапия включает в себя принципы конструктивизма, полагающего, чтосубъективная реальность клиента в известной степени создается им имодифицируется в процессе развития, отражая логику созреванияличности. Конструктивизм, согласно Дж. Хеймеер и У. Лиддон (1993),часто противопоставляется объективизму (иначе – логическомупозитивизму). Объективизм верит в абсолютную истину, существующуюнезависимо от нашего сознания, т.е. неизменную объективнуюреальность, существующую саму по себе. В отличие от объективистов,конструктивисты полагают, что первичным источником знания являетсяспособность человека к творческой, обладающей богатым воображением,мысли (способность к конструированию «воображаемойреальности»). Объективисты обосновывают правильность нашегосознания тем, что оно отражает объективную реальность.Конструктивисты, напротив, полагают, что все наши знания в своейоснове ложны (ошибочны); они определяют ценность того или иногознания по степени его сиюминутной полезности и жизнеспособности.
В процессеконсультирования мы опираемся не на абсолютную истину, правила изаконы жизни, которых, вообще говоря, не существует, а на внутреннийпсихологический мир клиента с его собственной системой координат, сего индивидуальными ценностями и целями, правилами и законами. Насинтересует, насколько эта внутренняя психологическая реальностьпомогает клиенту жить и адаптироваться к жизни, к собственнойличности, к межличностным взаимоотношениям, насколько она помогаетпродуктивно работать, ставить цели, добиваться успеха, а такженасколько она помогает сохранять здоровье и душевное равновесие.Отсутствие симптома, отсутствие психологического напряжения идискомфорта – критерий эффективности, и, следовательно,истинности системы.
Возвращаясь к позициикогнитивистов, отметим, что философия конструктивизма диктуетсоответствующий метод познания мира, свою гносеологию. По Р.Весслеру,конструктивизм, как и дзен буддизм, стоит на той позиции, чтолюди конструируют каждый сам для себя свою собственную частнуюреальность, и что объективная реальность непознаваема (если онавообще существует). Рационалисты полагают, что люди более или менееточно воспринимают объективную реальность. Конструктивизм утверждает,что личностное видение реальности не может быть проверенообъективными критериями, поскольку их просто не существует. Вместоних в консультировании применим критерий полезности: является лиличностное видение мира полезным для того, чтобы жить в этом мире,или нет. Таким образом, позиция конструктивизма имеет сходство стеориями психологии, о которых говорят, что их нельзя оценивать по ихистинности или правильности, но исключительно лишь по их полезности ввозможности предсказать те или иные явления психики и управлять ими.
В своих работах Эллис,Бек и другие когнитивисты ссылаются на философов стоиков, в томчисле на Эпиктета, который сказал: «Вред людям приносят непроисходящие с ними события, а их собственные взгляды, оценки имнения по поводу этих событий». Изменяя картину мира клиента впроцессе консультирования, мы меняем значимость событий виндивидуальном жизненном мире, и таким образом меняем отношениеклиента к этим событиям и связанные с ними переживания.
2.1. ФИЛОСОФИЯ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Сталкиваясь с клиентомв рамках профессиональных отношений, консультант занимаетопределенную позицию, в которой выражается его мировоззрение, егофилософская и жизненная ориентация. Отношения в консультировании –особая разновидность межличностных отношений, когда один изсобеседников раскрывает свой внутренний психологический мир,наполненный самыми интимными переживаниями, а другой пытаетсявосстановить равновесие и гармонию в этом мире. Как разговаривать счеловеком, который страдает? Какую позицию занять по отношению ксобеседнику, раскрывающему перед вами интимные стороны своей личнойжизни? С каких философских или мировоззренческих позиций относиться ккатастрофам чужого психологического мира?
Чтобы правильноответить на эти вопросы, необходимо обобщить имеющиеся в психологии ив психотерапии представления о том, каковы ожидания клиента вотношении консультанта (к какому консультанту хочет обращаться запомощью клиент), то есть каким критериям должен удовлетворятьэффективный психотерапевт, эффективный консультант. Эти представленияпозволят нам сформулировать философию консультирования человека,оказывающего психологическую помощь.
2.1.1. Безусловное ибезоценочное принятие клиента
Первым принципом,который принят и в современной психотерапии, и в консультировании,является идущий от Роджерса принцип безусловного и безоценочногопринятия клиента, то есть такого отношения, когда мы принимаем какданность психологическую природу другого человека, не пытаясьвыставлять ей оценки, хвалить или поощрять, принимаем и ценим за неесаму. Наиболее ярко такое безусловное и безоценочное отношениепроявляется в любви.
В жизни наиболее частомы сталкиваемся с обусловленной любовью, когда нас любят за те нашизнания, умения, навыки, которые необходимы партнеру, которые для негополезны – нас любят за умение варить борщ, говоритьпо английски, водить машину, зарабатывать деньги, доставлятьудовольствие в самых разных сферах жизни. Принцип обусловленной любвиимеет под собой прочные рациональные основания: «Я тебя люблю.Ты молодой, красивый, умный. У тебя высокий интеллект, ты красивопоешь и играешь на скрипке. У тебя много денег, квартира, машина,дача, яхта на Багамских островах. Ты даришь мне бриллианты и шубы.Поэтому я тебя люблю». Может быть, не в такой очевидной форме,но сам принцип обусловленной, рациональной любви встречается оченьчасто и является глубинной, скрытой основой самых разныхвзаимоотношений в жизни.
Однако такая любовьприносит лишь поверхностное удовлетворение. На самом деле в глубинедуши человеку хочется совсем иных отношений. Нам хочется, чтобы наслюбили без всяких условий и оговорок, нам хочется, чтобы нас любилине за наши деньги, связи, возможности, а за нас самих, какие мы есть.Мы ищем любви безусловной, не имеющей под собой никаких рациональныхмотивов: «Я тебя люблю. Ты старый, больной, ты еле передвигаешьноги. Ты некрасив и глуп. У тебя нет денег, нет машины, нет ничего.Но я тебя люблю». «За что?» «За тебя самого.За твою бессмертную душу. За твой уникальный психологический мир, занеповторимую человеческую природу». Каждому хочется, чтобы еголюбили за него самого, а не за его связи, деньги, влияние и власть.Мы ищем безусловной любви.
Конечно, реальныеотношения людей очень сложны и основаны на разных видах привязанностии любви, но в критических ситуациях всплывают истинные мотивы нашихвзаимоотношений, когда становится ясно, что конкретно больше всегоценит и любит в нас партнер. Как правило, за помощью к консультантуобращаются люди, не имеющие в жизни достаточной эмоциональной,психологической поддержки, с дефицитом именно этой, безусловнойлюбви. Бессознательно клиенты ищут отношения искреннего,бескорыстного, теплого и принимающего. Поэтому продуктивные отношенияв психологическом консультировании возможны только на основебезусловного принимающего отношения, основанного на уважении кчеловеческой природе.
Отношение к клиентудолжно быть не только безусловным, но также и безоценочным. Часто вжизни, упрощая ситуацию, мы говорим об окружающих нас людях:«хороший», «плохой», «добрый»,«злой», «правильный», «неправильный»,высказывая суждения оценочного характера. Однако, если остановиться изадуматься над теми словами, которые мы машинально произносим, томожно обнаружить, что, произнося подобные слова, мы не совсем правы.Человеческая природа – это, по видимому, самое сложное,что существует в мире. Она состоит из многих элементов, которыеиногда согласуются друг с другом, иногда нет, иногда конфликтуютмежду собой, а иногда вступают в непримиримые противоречия, заставляячеловека страдать от внутренних конфликтов. В зависимости от ситуациимы поворачиваемся к миру то одной, то другой своей стороной,обнаруживая то одни, то другие черты, по разному ведем в себя взависимости от ситуации, от нашего настроения и самочувствия, оттого, что за человек перед нами. Опыт прожитой жизни убеждает нас втом, что нет однозначно плохих людей, как нет однозначно хороших –каждый человек сочетает в себе самые разные качества, которые могутбыть оценены то как положительные, то как отрицательные. Вслед за К.Юнгом мы можем сказать: «Чем выше человек, тем длиннее у неготень». Все уравновешено: сколько достоинств, столько инедостатков. По видимому, достоинства и недостатки – этопроявления одних и тех же качеств, имеющих разные полюса.
Кроме того, остаетсяоткрытым вопрос о том, какие качества следует оценивать как хорошие,а какие – как плохие. Настойчивость в одной ситуации выглядиткак целеустремленность, а в другой – как агрессия и насилие.Непосредственность может быть оценена то как естественность ипростота, то как развязность и бестактность. В зависимости отконкретного контекста человеческие черты приобретают разные значениеи смысл.
В целом же оценочноемышление обычно приводит к негативным социальным последствиям,поскольку тенденция судить о человеке в черно белых категорияхдобра и зла толкает нас на поиск виноватых и расправу с ними. Каксделать так, чтобы жизнь была хорошей и счастливой? С позицииоценочного мышления для этого надо собрать вместе всех плохих людей иуничтожить, отправив в лепрозорий, изолятор, концлагерь. Как толькоподобные представления оказываются в центре сознания, на их основевозникает соответствующее мировоззрение, на основе которого легкоформируется тоталитарный режим, ориентированный на уничтожениеинакомыслящих, то есть тех групп людей, которые не соответствуютпринятому оценочному критерию «хороший», и на этомосновании подлежащих уничтожению.
Клиент, которыйобращается за помощью к консультанту, как правило, переживает труднуюжизненную ситуацию, не имеющую ясного однозначного смысла. Этуситуацию обычно можно трактовать по разному, придавая ей подчаспрямо противоположное значение. В этих условиях оценочные категорииобычно оказываются непригодными. Если бы существовало однозначноепонимание истины, добра и справедливости, всегда верное во всехситуациях, потребность в консультировании просто бы не возникла.Поэтому, как правило, консультанту приходится отказаться отприменения оценочных категорий.
Однако, принимаяподобную позицию безусловного и безоценочного отношения к клиенту, мыне всегда на практике можем ей соответствовать, поскольку невозможноотказаться от собственного травматического опыта переживания.Например, осваивая профессию консультанта, можно для начала задатьсебе вопрос: «Буду ли я консультировать насильника и убийцу,если он, отсидев в тюрьме, вышел на свободу, имеет психологическиепроблемы и пришел получить консультацию? Буду ли я безусловно ибезоценочно относиться к человеку, который в моей системе понятийоднозначно оценивается как «плохой»? Этот вопрос каждый,желающий стать консультантом, задает себе, поскольку на практикеприходится иметь дело с разными людьми, которые могут вызывать разныечувства: одни могут быть приятны или неприятны, другие могут дажевызывать отвращение. В целом в литературе по психологическомуконсультированию наиболее часто встречается представление о том, чтовсе же бывают случаи, когда консультант может отказаться оказыватьпсихологическую помощь человеку, к которому испытывает неприязнь.Поэтому общее правило «безусловное и безоценочное отношение кклиенту», как и любое правило, имеет исключение. Если впроцессе консультирования у консультанта возникла резкая неприязнь кклиенту, которую он не может преодолеть, то он может прервать процессконсультирования, порекомендовав другого консультанта.
2.1.2. Дозированнаяэмпатия
Второй принцип,принятый сегодня в консультировании, – эмпатическоеотношение к клиенту, принцип, в явном виде опять такисформулированный Роджерсом. Под эмпатией понимается способность ксочувствию, соучастию, состраданию, сопереживанию, то естьспособность к эмоциональной вовлеченности, эмоциональной включенностив переживания клиента. Без адекватной эмоциональной подстройки кпсихологической проблематике клиента невозможна точная оценказначимости этой проблематики в уникальном психологическом миредругого человека, невозможно эффективное вмешательство в этот мир,невозможна конструктивная психологическая помощь. Однако вопрос отом, в какой степени следует проявлять эмпатическую вовлеченность вклиента, требует размышлений. В профессиональной литературе«эмпатичность» часто превращается в качество, которымпсихолог должен обладать независимо от обстоятельств, подобно цветуволос. На деле, способность к эмпатии (как сопереживанию испособности «вчувствоваться» в клиента) у одного и тогоже консультанта различна в каждой конкретной ситуации, с каждымконкретным клиентом. Она зависит от многих обстоятельств: начиная отсобственного настроения консультанта, заканчивая выразительнымисредствами клиента.
Очевидно, чтоэмоциональная вовлеченность консультанта в психологическуюпроблематику клиента не должна быть чрезмерной. Если мы будемпереживать проблемы клиента как свои собственные, страдать вместе сним, испытывая ту же самую интенсивную душевную боль, то неизбежноутратим объективность и чувство реальности, потеряем способностьсмотреть со стороны на жизненную ситуацию клиента. Чрезмернаяаффективная загруженность дезорганизует когнитивные процессы, снижаетэффективность интеллектуальной деятельности консультанта.
Существуют лишь двевозможные позиции по отношению к жизненной ситуации клиента: позицияизнутри, эмоционально загруженная с неизбежными искажениями мышления,иллюзиями, мифами и фантомами, и позиция со стороны, позициянаблюдателя с сохранением более или менее объективного взгляда напроисходящие события. Консультант, чтобы быть полезным клиенту, неможет занимать его позицию, он может занять лишь позицию стороннегонаблюдателя, эксперта, которая характеризуется умеренной степеньюэмоциональной вовлеченности и, следовательно, сохранностьюинтеллектуального потенциала, способностью к более или менееобъективной оценке событий.
Таким образом,отношение консультанта к клиенту должно характеризоваться соучастием(участием в его психологических проблемах), в меньшей степени –сочувствием (совместным чувствованием), и в еще меньшей степени –сопереживанием (совместным переживанием). Сострадание (совместноестрадание) возможно лишь в исключительных случаях. Конечно,консультант должен уметь «настраиваться на волну»клиента. Однако означает ли это, что он должен переживать то же, чтои собеседник? Как об этом пишет в своих статьях по психологическомуконсультированию Д. Г. Трунов, в погоне за эмпатией, которую теперьуже стоит называть «псевдоэмпатией», консультант забываето не менее важном принципе – искренности, ведь «переживать»несуществующие чувства означает вводить в заблуждение и себя, иклиента. Иногда эффективнее и экономичнее может быть искреннеезаявление типа: «Да, действительно, мне трудно понять, что выиспытываете. Даже если у меня или знакомых были похожие ситуации, всеже это были другие люди и другие обстоятельства… Могли бы выподробнее рассказать то, что происходит с вами?» Услышав такуюфразу, клиент поймет, что его не пытаются измерить чужими мерками ипринимают уникальность его переживаний. Искренняя и правильновыраженная обратная связь полезнее, чем, по выражению Ф. Перлза,«пластиковые чувства».
Такая открытость состороны консультанта, по мнению Д. Г. Трунова, имеет своепсихотерапевтическое значение. Обратная связь, предоставляемаясобеседником, необходима любому человеку. Она имеет экзистенциальнуюфункцию («Я услышан другим») и функцию коммуникативную(«Я знаю, как другой человек ко мне относится»). Тем неменее, в обычной жизни чаще всего люди лишены этой информации илиимеют дело с «некачественной» обратной связью,неспособной выполнять эти функции. Это всякого рода оценочные идирективные утверждения («ты высказывания»).Отношения, складывающиеся между клиентом и консультантом –частный случай взаимоотношений клиента с другими людьми, которые,скорее всего, точно также «стараются щадить» его (а можетпросто «не опускаются до его уровня») и не рассказываютему о своих негативных впечатлениях. В лучшем случае ониограничиваются директивными указаниями или уходят от контакта, необъясняя причин и предоставляя клиенту самостоятельно восполнить этотпробел (своими многочисленными проекциями). Правильно выраженныечувства консультанта помогут клиенту пролить свет на волнующие еговопросы: «Как ко мне относятся люди?», «Почему онитак ко мне относятся?», то есть понять механизм, скрывающийсяза «непонятными» действиями окружающих.
Таким образом, в целомпозиция консультанта по отношению к клиенту должна характеризоватьсядозированной эмпатией. В каждый конкретный момент консультированияпсихолог определяет ту меру эмпатической вовлеченности в проблематикуклиента, которая реально необходима. Существует определеннаяпсихологическая дистанция между клиентом и консультантом, которуюнельзя переходить, чтобы сохранить нужную меру объективности, а такжене потерять профессионального отношения к клиенту.
Вторая причинанеобходимости дозировать эмпатию во взаимоотношениях с клиентом –возможность «эмоционального сгорания» психолога.
«Эмоциональноесгорание» расценивается как своеобразная форма профессиональнойдеформации лиц помогающих профессий вследствие чрезмернойэмоциональной вовлеченности в переживания другого человека.«Эмоционально сгорающие» психологи, отождествляя себя склиентом, переживают его боль как свою собственную, испытывают те жеинтенсивные переживания неуверенности, тревоги, отчаяния, что иклиент. Пытаясь защититься от чрезмерного эмоционального напряжения,«сгорающие» консультанты начинают дистанцироваться,отстраняться от клиента, теряя с ним эмоциональную связь.Дистанцированность с проблемами клиента приводит консультанта кформализму. Формальное и даже бездушное отношение к проблемам клиентаснижает профессионализм консультанта, сводя к нулю эффективность егопсихологического вмешательства.
«Эмоциональноесгорание» консультанта является как бы следствием«эмоциональной вовлеченности в негативные переживания клиента».Это удобное объяснение, так как оно самое простое. В его основе лежитметафора «заражения», то есть идея «непосредственногоперехода» эмоций клиента к консультанту. Но это прямолинейноеобъяснение уводит нас в сторону от более сложных и тонких процессов,происходящих в консультанте при встрече с клиентом, находящимся вкризисной ситуации. Даже поверхностный анализ «негативныхпереживаний» консультанта в этом случае обнаруживает, что ониявляются внешним выражением различных менее осознаваемых состоянийсамого консультанта. Примером может служить страх консультантапредстать перед клиентом (и перед самим собой) беспомощным инекомпетентным. Более глубокий анализ переживаний консультантаприводит Т. Крон: «…не испытываем ли мы тревогу засохранность собственных схем и аксиом и не стараемся ли их защитить?Не пытаемся ли мы отдалиться от «опасного» для наших схемопыта клиента?»
Большое количестворазнообразных ситуаций, схем и представлений о жизни, с которымивстречается консультант, должны приводить к осознанию консультантомсвоей собственной субъективной реальности. По мере приобретенияпрофессионального опыта это ощущение не уменьшается, а, напротив,растет. А вместе с ним растет сознавание своей относительнойкомпетентности и даже полной некомпетентности («я знаю, чтоничего не знаю») и крайней ответственности за судьбу клиента.Вероятно, только отдельные психологи могут комфортно переносить этичувства, поэтому параллельно идут процессы, защищающие человека от«многообразия опыта» и «хаоса бытия», то естьобобщение и систематизация своего собственного опыта, типологизацияклиентов, создание своих и использование чужих схем работы с разнымипроблемами, поиск критериев эффективности своей работы и т. д. Такиесимптомы «сгорания», как формальный подход к клиенту,попытки «втиснуть» его индивидуальную ситуацию впривычную наработанную схему – лишь другая сторонавышеназванных явно позитивных процессов. Если все клиенты кажутсяодинаковыми («У всех одно и то же») – значит ихслишком много, чтобы относиться к ним индивидуально.
Таким образом, каждыйконсультант неизбежно приходит к необходимости сохранениясобственного эмоционального равновесия. Душевное благополучиеконсультанта – залог его профессиональной эффективности.Психолог, помогая клиенту, всегда работает собой, используя своетело, свою психику как важнейший инструмент работы, инструмент,который необходимо содержать в порядке. Эффективный консультант нетолько помогает клиентам, но помогает, прежде всего, себе, используяразнообразные приемы психической саморегуляции, работая над собой,над своим душевным благополучием, вырабатывая собственную философскуюконцепцию жизни, на которую может опереться не только клиент, но,прежде всего, сам консультант. Постоянная работа над собой требуетопределенного времени и сил.
Некоторые консультантывыстраивают взаимоотношения с клиентом как своеобразную шахматнуюпартию, сохраняя определенную степень дистанцированности иотстраненности. Иногда такая тактика является очень эффективной,помогая определенным клиентам в определенных ситуациях. Однако бываютситуации, требующие значительной степени эмоционального соучастияконсультанта. Мера эмоциональной вовлеченности определяетсяконсультантом исходя из особенностей личности клиента, из сложившейсяситуации, из психологических особенностей самого консультанта. Лишьон сам может ответить на вопрос: «До какой степени включаться впроблемы клиента, допустимо ли, например, заплакать вместе склиентом?». Отвечая положительно на этот вопрос, консультант влюбом случае должен понимать, что и почему он делает, сохраняяконтроль, как над своими чувствами, так и над ситуацией в целом.
2.1.3. Жизненный опыт,жизненная философия и работа над собой
Для наведения порядка впсихологическом мире другого человека необходимо, прежде всего, иметьего в собственном психологическом мире. Для консультанта как ни длякого другого важна собственная жизненная позиция, собственнаяфилософия, система ценностей и представлений о важнейших жизненныхкатегориях: о добре и зле, справедливости и наказании, порядке изаконе. Жизненная философия консультанта неизбежно должна опиратьсяна собственный жизненный опыт, опыт переживания и разрешения трудныхжизненных ситуаций. Конечно, нет необходимости болеть самомунеизлечимыми болезнями, чтобы поддержать умирающего от рака пациента;не нужно самому страдать алкоголизмом, наркоманией или гемблингом,чтобы оказывать психологическую помощь аддиктивной личности.Невозможно самому испытать все возможные жизненные неурядицы,конфликты и проблемы.
Однако определенныйжизненный опыт консультант все же должен иметь. Собственный жизненныйопыт – основной источник и стимул познания и изменения, инаибольшей обучающей ценностью обладают трудные жизненные ситуации,которые заставляют испытывать страдание и душевную боль. Когда намхорошо, мы особенно не задумываемся о жизни, мы просто живем,радуемся, не пытаясь понимать и анализировать логику событий.Человеку не нужно понимать причины позитивных жизненных перемен; онпринимает их как нечто само собой разумеющееся, как данность; он неищет скрытого смысла, подоплеки или подтекста, он живет «наповерхности» событий.
Мы начинаемзадумываться о смысле происходящего тогда, когда нам плохо, когдажизнь заставляет нас страдать. Именно в трудных жизненных ситуацияхчеловек пытается понять, что происходит, анализируя события,устанавливая между ними причинно следственные связи и пытаясьпрогнозировать их дальнейшее развитие. Когда близкий человек от насуходит, мы ищем причины этого, подвергая анализу и собственнуюличность, и ситуацию, и отношения с этим значимым другим. Такпоявляются представления о человеческой природе, о межличностныхотношениях, об их формировании и развитии. В этом смысле всежитейские неприятности должны рассматриваться как бесценный жизненныйопыт, который заставляет думать, искать информацию, искать поддержку,резервы и ресурсы, активизировать творческий потенциал дляпреодоления трудностей.
Эффективныйконсультант, чтобы понимать своих клиентов, должен обладать опытомпереживания в собственной жизни основных наиболее фундаментальныхжизненных ситуаций: ситуации потери (смерти, развода, разрываотношений); ситуации угрозы (конфликта, противостояния,противоборства); ситуации неопределенности с дефицитом информации иневозможностью принять решение. Ситуация потери обучает нассправляться с депрессией, преодолевать печаль и боль утраты; ситуацияугрозы – совладать с собственной враждебностью, негодованием,гневом; ситуация неопределенности обучает преодолевать страх. Такимобразом, в процессе переживания ситуаций утраты, угрозы инеопределенности человек получает контроль над так называемой«негативной аффективностью», т.е. тремя наиболеенегативными эмоциями, которые больше всего мешают нам жить ичувствовать себя комфортно – тревогой, печалью и враждебностью.
В литературе существуетмножество разнообразных классификаций эмоций; однако практически всеавторы в качестве наиболее фундаментальных выделяют четыре: радость,печаль, гнев и страх. Из четырех фундаментальных эмоций однанаправлена в будущее – тревога; одна обслуживает прошлое –депрессия (печаль); две связаны с настоящим: гнев и радость. Гнев –отрицание настоящего, радость – его принятие. Таким образом,три основные негативные эмоции – печаль, тревога и гнев(враждебность), связанные с прошлым, будущим и настоящим, –формируют целостную жизненную перспективу человека. Овладев основныминегативными переживаниями, мы научаемся в целом более эффективносправляться с жизнью.
Переживание эмоцийпечали, гнева и страха, совладание с болью утраты, с собственнойагрессией и тревогой помогают консультанту формировать практическую,а не только теоретическую жизненную позицию, философию жизни, вкоторую вписываются такие события, как смерть, страдание, боль.Выработка жизненной философии служит той психологической опорой, вкоторой нуждаются страдающие клиенты. Обращаясь за помощью, пациентне просто хочет помощи в решении жизненных трудностей, онбессознательно ждет от консультанта большего: он хочет научитьсяправильно жить и быть счастливым.
Выработка жизненнойфилософии предполагает не просто обучение психологическому совладаниюс трудностями, но и формирование резервов и ресурсов. Важнейшимпсихологическим ресурсом, необходимым для консультанта, являетсятерпимость, способность принимать другого человека целиком, со всемиего сильными и слабыми сторонами. В обыденной жизни со временем мывсе постепенно обучаемся умению принимать недостатки другогочеловека, например, супруга или собственного ребенка. Можно научитьсяжить рядом с другим человеком, снисходительно относясь к егонедостатком, прощая ему мелкие просчеты и недочеты, не фиксируясь намелочах, незначительных деталях совместной жизни. Это возможно, есливсе время помнить о главном – почему в свое время был выбрандля совместной жизни именно этот человек, кем конкретно он был выбран(«Он был выбран мной, и, поскольку я уважаю себя и собственныйвыбор, я уважаю и того человека, который был выбран мной»).Однако, обучаясь со временем терпимо относиться к психологическойприроде других людей, мы часто не проявляем подобной же терпимости вотношении собственной психологической природы. Это становитсяочевидным, если попросить самого себя ответить на вопрос: «Можешьли ты позволить себе быть слабым, зависимым, трусливым? Можешь ли тыразрешить себе быть глупым, некомпетентным, непрофессиональным?»И если вы на этот вопрос себе отвечаете: «Нет, я не могупозволить себе быть глупым, слабым, некомпетентным», то у васесть счастливая возможность поразмыслить над своими собственнымипроблемами, прежде чем заниматься консультированием других людей.Если мы можем прощать слабости и недочеты другому человеку, принимаяего таким, каков он есть, со всеми его достоинствами и недостатками,то почему мы не можем сделать то же в отношении самого себя? Почемуименно к себе мы предъявляем такие нереально высокие требования,которым в принципе никто и никогда соответствовать не может?
Если же на поставленныйсамому себе вопрос вы отвечаете: «Да, могу себе иногдапозволить быть слабым, некомпетентным, несовершенным», то вамудалось преодолеть собственный перфекционизм, обретя правильный,принимающий взгляд как на окружающих людей, так и на самого себя.Если вы в состоянии принимать недостатки и несовершенствачеловеческой природы в себе самом, то тогда и только тогда выдействительно можете принимать их и в других людях. Подобноепринятие, или терпимость в основе своей имеет уважение к человеческойприроде как в себе самом, так и в других людях. Как правило,жизненная философия эффективного консультанта основана на у важениик человеческой природе в себе и в других людях.
Особенно важны хорошиеотношения консультанта с самим собой: уважение к себе, доверие ксебе, к своим взглядам, суждениям, убеждениям, ценностям и целям.Эффективный консультант должен не только доверять себе, уважать себя,но он должен относиться к себе с симпатией и любовью. Только человек,находящийся в гармонии с собственной природой, может позволить себевторгаться в интимный психологический мир другого, по отношению ккоторому он является своеобразным эталоном. Да, конечно, консультант,как и каждый человек, имеет психологические проблемы, но, в отличиеот своих клиентов, он их своевременно и эффективно разрешает; егопсихологические проблемы не препятствуют его личностному развитию иросту, а, напротив, способствуют этому. Имея опыт решения собственныхпроблем, консультант более эффективен в решении чужих; опыт решениячужих проблем помогает, в свою очередь, быть более эффективным врешении собственных.
Однако, понимая ипринимая человеческую природу в себе и в других, не следует забывать,что эта человеческая природа может продуцировать неправильныесуждения («иррациональные идеи»), подлежащие искоренению,неправильные переживания, которые надо лечить и неправильныепоступки, которые надо исправлять.
В частности, подобнаяправильная жизненная философия, необходимая для консультанта,проявляется в его повседневной жизни в процедуре применениянаказаний.
Когда мы воспитываемдругих людей (например, собственных или чужих детей, руководимподчиненными), мы применяем два основных метода воздействия:поощрение и наказание. Поощрения могут быть моральными,психологическими, эмоциональными (похвала, комплимент, эмоциональнаяподдержка) или материальными (награда, подарок). Наказания могут бытьфизическими или психологическими, среди последних самым эффективнымсчитается «лишение любви». Применяя наказания, важно дляих эффективности соблюдать пять основных правил.
Наказание должноследовать сразу за проступком, или непосредственно за тем, как онобнаружен. Это правило особенно важно при воспитании животных ималеньких детей. Если мы наказываем ребенка через неделю или черезмесяц после совершения проступка, то наказание воспринимается какагрессия и неизбежно вызывает также агрессивную реакцию, что приводитв дальнейшем к нарушениям поведения и социальной адаптации.
«Нормавозмездия», которая определяет соответствие тяжести наказаниятяжести проступка. Определяется правовыми нормами, закрепленными вуголовном праве, морально этическими нормами, зафиксированными вобщественном мнении, и внутригрупповыми нормами, характерными дляданной малой социальной группы (правилами поведения в конкретнойсемье, студенческой группе, рабочем коллективе).
Наказание должно бытьоднократным; нельзя постоянно наказывать за один и тот же проступок,например, нельзя ребенку говорить: «Ты разбил чашку. А вчера,помнишь, ты расколотил любимую бабушкину вазочку. А в прошлом месяцеты разбил мою тарелку. Сколько же так будет продолжаться?»Осуществляя подобное психологическое воздействие, мы проводимсвоеобразное «негативное программирование», закладывая вребенка бессознательную идею о том, что он – человек, которыйвсегда разбивал, разбивает, и, следовательно, будет разбивать посуду.Ошибка, когда женщина говорит мужу: «Ты сегодня опять позднопришел домой!» Ошибка заключается в слове «опять».Тем самым жена непроизвольно внушает мужу: «Ты всегда приходилпоздно, ты приходишь поздно, и, следовательно, будешь поздноприходить домой». Вследствие такого воздействия муж постояннобудет опаздывать.
Наказанию подлежитпроступок, но не личность. Нельзя, например, говорить ребенку: «Тылжец!», надо сказать: «Ты солгал!»; нельзяговорить: «Ты вор!»; надо сказать: «Ты украл».Недопустимо, когда жена говорит мужу: «Ты не мужчина!»,правильно было бы сказать: «Ты поступил не как мужчина!»Нельзя зачеркивать личность, отсекая пути к исправлению. Нельзяставить клеймо на всю жизнь, закрывая возможности развития и роста.Важно дать наказываемому надежду, что неправильное поведение –явление временное, преходящее, и, возможно, вообще случайное, несвойственное его природе в целом.
Наказание не должноносить характера личной мести, только характер возмездия занесоблюдение социального контракта. Важно, чтобы каждый человекпонимал: вступая в социальные взаимоотношения, он в неявной формезаключает с обществом своеобразный контракт, договариваясь платитьдолги, выполнять обещания, правильно умножать два на два и переходитьдорогу на зеленый свет. За выполнение контракта общество егоподдерживает и поощряет; за несоблюдение контракта – наказываети осуждает. Поэтому мы наказываем спокойно, чрезмерно эмоционально невовлекаясь, но лишь применяя соответствующие заранее установленные иоговоренные меры воздействия (лишаем возможности разговаривать потелефону, не даем выходить в Интернет, не платим за мобильный телефони т. п.).
Если при оказаниипсихолого педагогического воздействия на другого человекасоблюдать последовательно и неуклонно все пять приведенных правил, тотогда наказание, которое само по себе является актом агрессии, тем неменее не будет вызывать ответной агрессии в другом человеке, но,напротив, будет способствовать его социализации и успешной адаптациив обществе.
Другим важным элементомжизненной философии эффективного консультанта является так называемоепозитивное мышление , наполненное ожиданиями и установками нато, что события будут развиваться в благоприятном направлении.
Как известно,существуют два основных мотива поведения людей: мотив достиженияуспеха и мотив избегания неудач. Наиболее конструктивной считаетсямотивация достижения успеха. Человек, ориентированный на достижениеуспеха, стремящийся к нему, имеет больше шансов добиться желаемого.Тот же, кто в жизни стремится лишь не потерпеть неудачу, к успеху нестремится и, следовательно, имеет гораздо меньше шансов на победу.
Мотивация достиженияуспеха, характеризующая более зрелую и более эффективную личность,сочетается с позитивными ожиданиями, с установками на благополучныйисход событий. Поскольку человек ведет себя в соответствии со своимиожиданиями и установками, он «притягивает» к себе именноте события, на которые настроен. Стремление к успеху, установка науспех, ожидание удачного исхода и формируют позитивное мышление.Теоретически рассуждая, мы можем прийти к выводу, что позитивноемышление в значительной степени искажает реальность (события могутразвиваться различным образом), и, следовательно, является мифом.Однако тот, кто живет и действует в соответствии с этим мифом, вреальности более успешен. На практике важно не то, насколько картинамира точно и объективно отражает реальность, а то, насколько онапомогает выживать и быть успешным.
Если же субъект трезвооценивает реальность, справедливо полагая, что в значительной частислучаев он может потерпеть неудачу, то именно это с ним и происходит(«самореализующееся пророчество»). Не случайноспособность трезво видеть реальность сочетается с высоким интеллектоми повышенным уровнем депрессии. Феномен «депрессивногореализма» известен, в частности, в кросс культурнойпсихологии, посвященной изучению российского менталитета.
Другим «продуктивныммифом» в жизненной философии эффективного консультанта являетсяиллюзия контроля за происходящими событиями. Американские психологисчитают, что потребность во власти и контроле свойственна каждомучеловеку – мы все стремимся контролировать окружающий нас мир:машины, детей, животных, супругов, подчиненных, друзей, родственникови просто знакомых. Разумеется, на практике человек, как правило, внезначительной степени может контролировать окружающий его мир,однако, тот, кто живет в соответствии с иллюзией о том, что всевокруг находится под его контролем, предсказуемо и прогнозируемо, вжизни более эффективен.
Важным элементомфилософии консультанта следует, по видимому, считать его умениевоспринимать и интерпретировать ситуации с разных точек зрения, сразных позиций, умение в каждом человеке и в каждом событии найти ихорошее, и плохое. Понимание относительности всех вещей,относительной ценности всех людей и всех отношений придаетконсультанту гибкость, пластичность, необходимую для обращения сосложной человеческой природой. Такой философский взгляд на вещипредполагает некоторую отстраненность, дистанцированность,способность смотреть на вещи с разных точек зрения, перемещая их всоответствии со стратегическими и сиюминутными целями и задачамиконсультирования.
И наконец, имеетзначение и такая черта консультанта, как открытость новому опыту,новым людям, отсутствие страха и готовность к экспериментам.Философия консультанта предполагает понимание необходимостипостоянной работы над собой, собственного личностного развития ироста. Погружаясь в психологические проблемы другого человека,приходится сталкиваться с самыми разными событиями, правильная оценкакоторых требует определенного образования, широты взглядов, знаний,умений, навыков. Необходимо ориентироваться в текущих политическихсобытиях, в экономике и социальных отношениях, во всех крупныхпроисшествиях, явлениях как социальной жизни страны, так и тойсоциальной группы, к которой принадлежит клиент. Жизнь как велосипед:надо крутить педали, или упадешь.
2.1.4. Клиническоеконсультирование
Разумеется, существуютпсихические расстройства, при которых эффективность психологическоговмешательства ограничена. Среди них такие эмоциональные нарушения,как депрессия с безысходностью и чувством вины, фобическиерасстройства с паническими атаками; существуют перцептивныенарушения, например, у детей с ограниченными способностями кобучению, а также у больных шизофренией, которым кажется, чтотелевизор говорит лично с ними; существует умственная отсталость,когда больной практически не способен чему либо учиться;существуют поведенческие аномалии, такие как сильные и периодическиповторяющиеся компульсивные побуждения.
Основным впсихологическом консультировании является преодоление тех проблем изчисла эмоциональных расстройств, в случае которых клиенту можнопомочь, так же как и при нарушениях адаптации к окружающей жизни,путем выработки самых разных подходов и технических приемов вотношениях с внешней, не зависящей от клиента реальности. Очевидно,что ряд расстройств психики наилучшим образом поддаетсямедикаментозной терапии, например, при шизофрении, а другие видырасстройств, такие как посттравматическое стрессовое расстройство,удается лечить методами коррекции поведения.
Однако в любом случаемы используем все доступные способы улучшить самочувствие клиента. Насамом фундаментальном уровне мы всегда помогает нашим клиентамадаптироваться к их индивидуальным условиям жизни, обучая их наиболееэффективному подходу к не зависящим от них внешним условиям, прививаяим умение видеть жизнь в их субъективном мире в самом благоприятномсвете. Даже при тяжелых психических расстройствах, при которыхпоказана медикаментозная терапия, психологи и психотерапветыиспользуют все возможные способы психологического воздействия. Воснове подобного подхода лежит представление о том, что психическибольной – это не только больной, но, прежде всего, человек сосвоими уникальными психологическими чертами и индивидуальнымипсихологическими проблемами, человек, который, как и все люди,нуждается в психологической помощи.
Примером реализацииподобного подхода является, например, психоаналитическая психотерапияшизофрении, которую разрабатывает В. Д. Вид, или когнитивная терапияпри лечении эндогенной депрессии в модификации Бека.
В настоящее времянеуклонно увеличивается количество клиентов, которые имеютодновременно и соматические, и психиатрические, и психологическиепроблемы, часто неразрывно связанные друг с другом. На прием кконсультанту может прийти больной шизофренией, у которого возниклипсихологические сложности во взаимоотношениях с сыном подростком.В этом случае психологу важно не только владеть теорией и навыкамипсихологического консультирования, но необходимо понимать, с однойстороны, психологические особенности подросткового возраста, и, сдругой стороны, иметь представление о шизофрении, ее клиническихпроявлениях, особенностях течения как в период обострения, так и времиссии. За помощью к психологу может обратиться больная эндогеннойдепрессией, которая лечится у врача психиатра антидепрессантами,по поводу психологических трудностей адаптации на новом месте работы.В этом случае консультанту нужно ориентироваться в психиатрии и вфармакологии: как именно влияют антидепрессанты на психическуюдеятельность и каким образом депрессия может отражаться на социальныхотношениях. В консультацию может обратиться пациент, страдающийишемической болезнью сердца, который проходит лечение уврача терапевта, принимая, в частности, бэта блокаторы, поповоду психологических проблем во взаимоотношениях с женой. Тутконсультанту важно знать, что эти препараты, как правило, снижаютпотенцию у мужчин, создавая проблемы в сексуальных взаимоотношениях.
Все большее количествопроблем, предъявляемых нашими клиентами, носит комплексный характер,что вполне объяснимо: с возрастом нарастает количество соматическихзаболеваний, частота приема разнообразных медикаментозных средств,увеличивается вероятность психических нарушений на фонеатеросклероза, инфекций, интоксикаций, черепно мозговых травм ит.д. Поэтому сейчас можно говорить уже о формировании клиническогоконсультирования, ориентированного на психологические проблемыклиентов в комплексе с клиническими аспектами психофизиологическогофункционирования обращающихся за помощью людей.
2.2. МЕТОДОЛОГИЯ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Помимо общефилософскойпозиции, формирующей профессиональный взгляд на природу человека илогику человеческих проблем, консультирование опирается наопределенную методологию, то есть систему методологических принципов,в соответствии с которыми строятся профессиональные взаимоотношенияконсультанта и клиента. Методология консультирования, как правило,раскрывается в работах психологов гуманистического направления,экзистенциалистов, таких, как Р. Мэй. Фундаментальным принципом наукив целом и психологического консультирования в частности являетсяпринцип детерминизма – всеобщей обусловленности явлений.
2.2.1. Принципдетерминизма применительно к природе человека
Принцип детерминизма вконсультировании предполагает наличие причинно следственныхсвязей между переживаниями, представлениями и поведением клиента.Работая с пациентом, мы исходим из ожиданий того, что внутреннийпсихологический мир клиента отражается в его поведении, в конкретныхдействиях и поступках, и что поведение клиента детерминировановнутренними психологическими процессами. Однако всегда ли это так?
Ограниченностьприменения принципа детерминизма раскрывает Р. Мэй в своей известноймонографии «Искусство консультирования». Без сомнения,отмечает автор, система причинно следственных связей вполнеприемлема в отношении определенных аспектов умственной деятельности.Но было бы заблуждением, считает Мэй, на основании ограниченной сферыприменения этой системы делать обобщенный вывод, что принципыпричинности и детерминизма исчерпывают объяснение личности в целом.Например, Фрейд с его идеей об инстинктах сексуальности иагрессивности как основах психики и поведения людей, соблазнилсяготовой и весьма четкой систематизацией, разработанной естественныминауками. Ее то он и использовал в качестве прокрустова ложа,куда постарался втиснуть человеческую личность, пишет Мэй. Этозаблуждение проистекает из непонимания того, что любой научный методимеет свои ограничения. Признавая, что объективная наука помогает намв значительной мере познать отдельные фазы и явления умственнойдеятельности человека, было бы непростительной ошибкой воображать,считает автор, что можно свести к причинно следственныммеханистическим принципам понимание человеческого разума во всех еготворческих, часто непредсказуемых, подчас неуловимых проявлениях. Витоге, фрейдовская, по выражению Ранка, «естественно научнаяпсихология» пошла по ложному пути признания абсолютнойдетерминированности личности.
По мнению Мэя,признание полной детерминированности снимает всякую ответственностьза свое поведение с самого человека. Так вор вправе заявить: »Яблокоукрал не я, а мой голод». А как же быть, спрашивает автор, стакими присущими индивидууму свойствами, как целеустремленность,свобода, осознанность решений?
«Между прочим, –пишет по этому поводу Мэй, – согласно одному из основныхпостулатов психотерапии, пациент должен рано или поздно научитьсяотвечать за свои поступки. Вот почему детерминированность, котораяснимает с личности всякую ответственность, в конечном счете простомешает душевному выздоровлению. Причинно следственнаяпредопределенность годится только для весьма ограниченной областиневрозов, вызванных комплексом подавления. Освободившись откомплекса, пациент принимает на себя ответственность за творческоесозидание собственного будущего.
Как говорит опыт,страдающие неврозами пациенты чаще всего придерживаютсяпредопределенности в отношении к жизни. Они всегда ищут, на кого быпереложить вину за собственные трудности – на родителей, нанесчастливое детство, на коллег. Для них все сгодится, «лишь бытолько я был не виноват» – вот их лейтмотив. Объяснитьэто легко: стоит такому пациенту взять ответственность на себя, какему придется предпринять какие то шаги, чтобы справиться сосвоим неврозом. Безусловно, в любой произошедшей с человеком беденаличествует бессчетное количество предопределяющих факторов, но воснове основ личностной автономии лежит момент собственнойответственности и возможность творческого развития. Вот что важно»(Мэй Р., 1994).
2.2.2. Уважение свободыличности
Свобода –основной принцип, обязательное условие существования личности. Именносвобода отличает человеческое существо от животного, потому чточеловек обладает способностью разорвать прочную цепь стимулов иреакций на них, которым подчиняются животные. Здоровый разум можетсдерживать различные импульсы, поддерживая их в состояниинеразрешенного равновесия, пока не будет принято окончательноерешение в пользу одного из импульсов. Это наличие творческихвозможностей, равнозначное свободе, является главным свойством,определяющим личность (Мэй Р., 1994).
Свобода личностиспособна возрастать. Чем здоровее душевно становится человек, темсвободнее он или она творят себя из жизненного материала и тембольший потенциал приобретает в них свобода. Таким образом, помогаяклиенту преодолеть личностную проблему, консультант помогает емустать более свободным.
Свобода, по мнениюМэя, – первая составляющая понятия личности и первыйпринцип психологического консультирования. Задача консультанта –подвести клиента к принятию ответственности за свои поступки и законечный итог своей жизни. Надо объяснить ему сложный механизмпринятия решений, когда следует учитывать весь предыдущий жизненныйопыт и воздействие всех факторов подсознания, что, в итоге, позволитклиенту осознать и научиться использовать предоставляемые емусвободой возможности.
2.2.3. Принципиндивидуальности
Разумеется, пишет Мэй,в основе психотерапии лежит принцип индивидуальности. Объясняя свойметод, О. Ранк писал: «Одним словом, главная его цель –саморазвитие; т.е. индивидуум должен развить себя в то, что он естьна самом деле».
Самая опасная ошибка,которую допускают профессиональные консультанты – стремлениевтиснуть своего клиента в одну из известных категорий, как правило, вту, к которой принадлежит сам консультант. Допустим, консультант,который в годы учебы не вступал в студенческое общество, считает, чтоэтого не следует делать и его подопечному. Или профессор, которыйперед выпускными экзаменами сам работал, как вол, непременнопорекомендует второкурснику забыть о всяких развлечениях и засесть заучебники. Примеры, конечно, упрощенные, но идея ясна: всегдасуществует опасность, что консультант будет взирать на клиента сосвоей колокольни, т. е. руководствуясь своими взглядами,нравственными установками и своей личностной моделью, перенося всеэто на своего клиента и, тем самым, вторгаясь в его личностнуюавтономию (Мэй Р., 1994).
Таким образом,распространенный совет «будь самим собой» имеет весьмасерьезное обоснование. Но от такого совета мало проку, если человекне знает, каков он на самом деле. Часто в человеке одновременносталкиваются самые противоречивые «самости». Поэтомусовет быть самим собой может только усугубить путаницу в его уме.Сначала человек должен отыскать свое настоящее «Я», апомочь ему в этом следует консультанту. Как отмечает Мэй: «Задачаконсультанта – помочь клиенту обрести свое истинное „Я”и найти в себе мужество стать этим „Я”.
2.2.4. Целостностьподхода
В процессе обыденнойжизни мы воспринимаем себя лишь в определенном отношении кокружающему миру. Мы переживаем свое состояние в контексте сложной иобширной сети взаимосвязей.
Предъявляемые клиентомпсихологические проблемы, как правило, тесно связаны с проблемамисоциально психологическими, которые возникают в процессеобщения, когда индивид вступает во взаимоотношения с социумом. Мычасто имеем дело не только с внутриличностными конфликтами ипроблемами, но и с межличностными конфликтами и проблемами.Неспособность ладить с окружающими – главная черта невротика,считает Мэй. Его отличает подозрительность, общество кажется емувраждебным, а по жизненному пути он движется, словно в броневике.«Один мой собеседник, – пишет автор, –недавно рассказал мне, что весь свой отпуск пытался улизнуть отродственников, добавив невзначай: «Я никогда никому недоверяю». Это, казалось бы, рядовое замечание на самом делепризнак невротического отношения к обществу. Такой индивидуум обреченна одиночество, он сам выбирает для себя столь же изолированную инеудобную позицию, как строчащий в одиночку пулеметчик, засевший навершине горы».
На первый взгляд,вполне возможна некая нестыковка между индивидуальностью и социальнойинтегрированностью. Чтобы ладить с соседями, человеку приходитсяподавлять некоторые внешние проявления своей индивидуальности.Возникает впечатление, что мы все время балансируем на гранисобственных, эгоистических и социальных, альтруистических интересов.Делая выбор в пользу реализации собственных ценностей и целей,человек игнорирует интересы окружающих, свободно проявляя себя в миреи рискуя получить клеймо психопата. Делая выбор в пользу социальных,общественных интересов, индивид начинает ущемлять интересысобственные, подавляя и ограничивая свободное проявление собственнойиндивидуальности. Такую зажатую, скованную рамками социальныхзапретов, предписаний, ограничений личность мы называемневротической.
Но если взглянуть напроблему глубже, окажется, что нет никакой несовместимости междуиндивидуальностью человека и его существованием в обществе. Благодаряколлективному подсознанию, мы уже внутри самих себя образуем единоецелое с другими людьми. Верно, однако, и то, что наличиеэгоцентрической стихии в каждом человеке осложняет ему полное иоткрытое вхождение в человеческое сообщество. Эгоцентрическая стихияразрушительно действует на целостность самой личности. В практическомплане для консультанта это значит, что чем более социальноинтегрированным становится его клиент, тем больше у него возможностейреализовать свою неповторимую индивидуальность.
В отношении социальнойинтегрированности, этой третьей составляющей личности, по мнению Мэя,можно сделать следующий вывод: « Задача консультанта –помочь клиенту с готовностью принять на себя социальнуюответственность, вдохнуть в него мужество, которое поможет клиентуосвободиться от неотступного чувства неполноценности, и направить егостремления в социально полезное русло».
Целостность подхода сучетом социальных отношений особенно важна в организационномконсультировании. С методологической точки зрения деятельностьпсихолога или менеджера по работе с персоналом в организации должнабазироваться на психосоциальном подходе. Цель этого подхода в том,чтобы поддерживать равновесие между психической жизнью человека имежсистемными отношениями, влияющими на его жизнедеятельность, в томчисле на эффективность и производительность труда. Припсихосоциальном подходе возможности человека рассматриваютсяоптимистически, высоко оцениваются потенциал личности и ееспособность к росту и развитию при наличии соответствующих условий,ресурсов и помощи. Суть помощи состоит в возможности формированияэффективного участия в решении психологических, межличностных исоциальных проблем «личности в ситуации». Психосоциальныйподход направлен на снижение уровня стресса и устранение внутреннегоили внешнего конфликта в проблемной ситуации посредством длительныхподдерживающих, обучающих и развивающих отношений. Необходимостьинтегративного психосоциального подхода обусловлена тем, чтосотрудники даже с очень хорошими производственными показателями могутхарактеризоваться социальной дезадаптацией, социально психологическойдевиантностью, психологическим дискомфортом или психотравмой,связанными с различного рода причинами. Например, с потерей близких,хроническим заболеванием, проблемами в семье или с детьми, конфликтомс сослуживцами, ухудшившимися материально бытовыми условиями,или сочетанием этих факторов. Проблемы порождаются неудовлетвореннымипотребностями и желаниями, и люди сами могут решить большинствопроблем или хотя бы уменьшить их остроту. Но иногда принятие решенийблокируется состоянием психики клиента, его окружением илиотсутствием средств и ресурсов. Консультант не склоненпессимистически рассматривать своих клиентов как жертв патологии илиобстоятельств, и верит в их способность преодолеть возникшиепроблемы. Консультант должен помочь клиенту осознать свои проблемы иоблегчить их решение.
Как метко заметил Л.Тобиас, деятельность психолога консультанта в организациинаправлена на разрешение ее общих проблем с помощью решения проблемчастных лиц, и девиз консультативной работы может быть сформулировантак: «Хорошие работники и процветающая фирма».Социально экономическая ситуация в России в ближайшем будущем,считает автор, скорее всего, кардинально не улучшится, и,следовательно, многие люди будут находиться под давлением стрессовыхфакторов разного рода. Очевидно, что наличие в организациипрофессионального психолога консультанта могло бы позволитьоказывать помощь сотрудникам и, таким образом, опосредованноспособствовать процветанию организации в целом. В то же время нестоит отчаиваться, если по тем или иным причинампсихолога консультанта в организации нет. При достаточном уровнемотивации и личностно психологичесокой зрелости функциюпсихолога консультанта может принять на себя и менеджер поработе с персоналом.
2.3. ЦЕЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

В самом общем видеконечная цель психологического консультирования определяется тем,каким человеком нам видится клиент в результате нашего воздействия.Однако конкретизация этой общей цели представляется достаточносложной. Как отмечает в своих работах Кочюнас, вопрос определенияцелей консультирования не является простым, поскольку зависит как отпотребностей клиентов, обращающихся за психологической помощью, так итеоретической ориентации самого консультанта. Однако, прежде чемознакомиться с многообразием целей консультирования, сформулируемнесколько универсальных целей, которые в большей или меньшей степениупоминаются теоретиками разных школ (Джордж Р., Христиании Т., 1990):
1. Способствоватьизменению поведения , чтобы клиент мог жить продуктивнее,испытывать удовлетворенность жизнью, несмотря на некоторые неизбежныесоциальные ограничения; Развивать навыки преодоления трудностей пристолкновении с новыми жизненными обстоятельствами и новымисоциальными требованиями, предписаниями, ограничениями.
2. Обеспечитьэффективное принятие жизненно важных решений . Существуетмножество дел, которым можно научиться во время консультирования:самостоятельные поступки, распределение времени и энергии, оценкапоследствий риска, исследование поля ценностей, в котором происходитпринятие решений, оценка свойств своей личности, преодолениеэмоциональных стрессов, понимание влияния установок на принятиерешений и т. п. Все эти навыки способствуют более эффективномупланированию и организации жизненной перспективы, помогаютформированию умения принимать решения и брать на себя ответственностьза принятые решения
3. Развивать умениезавязывать и поддерживать межличностные отношения . Общение слюдьми занимает значительную часть жизни и у многих вызываеттрудности из за низкого уровня их самоуважения или недостаточныхсоциальных навыков. Будь то семейные конфликты взрослых или проблемывзаимоотношения детей, следует улучшать качество жизни клиентовпосредством обучения лучшему построению межличностных отношений.Удовлетворенность социальными взаимоотношениями, обеспечиваяпсихологический комфорт, повышает качество жизни человека в целом.
4. Облегчитьреализацию и повышение потенциала личности . По мнению Д. Блошер(1966), в консультировании необходимо стремиться к максимальнойсвободе клиента (учитывая естественные социальные ограничения), атакже к развитию способности клиента контролировать свое окружение исобственные реакции, провоцируемые окружением. Р. Mэй (1967)указывает, что при работе с детьми консультант должен добиватьсяизменения их ближайшего окружения в целях повышения эффективностипомощи. Более эффективное функционирование личности вовзаимоотношениях с другими и с самой собой обеспечиваетсяактуализацией и активизацией психологических резервов и ресурсов.
Р. Кочюнас, полагая,что конкретные цели психологического консультирования во многомопределяются принадлежностью к той теоретической школе, в рамкахкоторой консультирование проводится, тем не менее считает возможнымвыделить пять универсальных целей, которые в большей или меньшейстепени упоминаются теоретиками разных школ:
• Способствоватьизменению поведения, чтобы клиент мог жить продуктивнее, испытыватьудовлетворенность жизнью, несмотря на некоторые неизбежные социальныеограничения.
• Развивать навыкипреодоления трудностей при столкновении с новыми жизненнымиобстоятельствами и требованиями.
• Обеспечитьэффективное принятие жизненно важных решений.
• Развивать умениезавязывать и поддерживать межличностные отношения.
• Облегчитьрационализацию и повышение потенциала личности.
В консультировании, помнению Кочюнаса, необходимо стремиться к максимальной свободеклиента, а также к развитию способности клиента контролировать своеокружение и собственные реакции, провоцируемые окружением. Основнойцелью психологического консультирования в представлении В. Д.Менделевича является формирование личностной позиции, специфическогомировоззрения и взгляда на жизнь, принципиальные и непринципиальныестороны человеческого существования, формирование иерархии ценностей.Большинство авторов выделяют в качестве общей цели психологическогоконсультирования осуществление личностного развития и роста. Однакоконкретные изменения на пути роста и развития личностирассматриваются авторами в зависимости от их общей теоретическойориентации.
Несмотря на некоторуюобщность целей психологического консультирования, основныепсихологические школы все таки значительно расходятся в ихпонимании применительно к конкретной психологической проблематикеклиента, к их конкретным жизненным ситуациям.
Психоаналитическоенаправление . Основной целью консультирования в психоанализеявляется перевод вытесненного в бессознательное материала в сферусознания. Промежуточными целями, позволяющими приблизиться к решениюглавной задачи, являются: помощь клиенту в воспроизведении раннеготравматического опыта и в анализе вытесненных в бессознательноеконфликтов; реконструкция базисной личности с ее позитивнымтворческим потенциалом.
Адлерианскоенаправление . В качестве основной цели консультирования ставитсятрансформация целей жизни клиента, оказание возможной помощи вформировании социально значимых целей и коррекции ошибочной мотивациипосредством обретения чувства равенства с другими людьми.
Терапия поведения. В поведенческой терапии в качестве основной цели рассматриваетсяисправление неадекватного поведения и обучение более эффективному,более реалистичному поведению при решении жизненных проблем.
Рационально эмотивнаятерапия Эллиса . Постулируется устранение «саморазрушающего»подхода клиента к жизни с формированием толерантного и рациональногоподходов. В рамках рационально эмотивной терапии предполагаетсяосвоение клиентом научного метода при решении поведенческих иэмоциональных проблем.
Ориентированная наклиента терапия Роджерса . В клиент центрированной терапии вкачестве основной цели консультирования рассматривается созданиеблагоприятного «психологического климата»консультирования, адекватным задачам самоисследования и распознаванияфакторов, препятствующих свободному росту и развитию личности. Приэтом поощряется открытость клиента опыту, уверенность в себе испонтанность.
Экзистенциальнаятерапия . Консультирование в рамках экзистенциального направленияпредполагает оказание помощи клиенту в осознании собственной свободыи собственных возможностей. Осуществляется побуждение клиента кпринятию ответственности за все, что с ним происходит.Идентифицируются блокирующие свободу психологические факторы.
Поскольку мы исходим изтого, что наиболее эффективным в консультировании являетсяинтегративный подход с преимущественным значением гуманистическойпсихологии, в особенности когнитивной психологии, остановимсяподробнее на целях психологического консультирования в когнитивизме.
2.3.1. Основные цели изадачи психологического консультирования в рамках когнитивногонаправления
Целями когнитивнойтерапии являются исправление ошибочной переработки информации ипомощь пациентам в модификации убеждений, которые поддерживаютнеадаптивное поведение и эмоции. Когнитивная терапия вначале нацеленана снятие симптома, включая проблемное поведение и логическиеискажения, но ее конечной целью является устранение систематическихпредубеждений в мышлении. Чтобы достигнуть этих целей, пациент в ходекогнитивной терапии должен научиться: а) идентифицировать имодифицировать свои дисфункциональные мысли и поведение и б)распознавать и корректировать когнитивные паттерны, которые приводятк дисфункциональному мышлению и поведению. Важно научить пациенталогическому подходу к проблемам и вооружить его различными техниками,которые помогут ему справиться с этими проблемами. Иными словами,задача когнитивной терапии – помочь пациенту выработатьопределенные умения, а не просто нейтрализовать его страдания.Пациент научается:
• реалистическиоценивать значимые для него события и ситуации;
• обращатьвнимание на разные аспекты ситуаций;
• продуцироватьальтернативные объяснения;
• проверять своидезадаптивные допущения и гипотезы путем изменения поведения иапробации более адаптивных способов взаимодействия с окружающиммиром.
Долгосрочная целькогнитивной терапии – облегчение процесса психологическогосозревания, что предполагает оттачивание приобретенных умений ивыработку более объективного отношения к действительности. Крометого, она включает в себя оттачивание навыков межличностного общенияи усвоение более эффективных методов приспособления к сложным иразнообразным ситуациям.
Когнитивная терапиярассматривает убеждения пациента как гипотезы, которые можнопроверить с помощью поведенческого эксперимента. Когнитивный терапевтне говорит пациенту, что его убеждения иррациональны или неправильныили что ему необходимо принять убеждения терапевта. Вместо этоготерапевт задает вопросы для извлечения информации о значении, функциии последствиях убеждений пациента, а затем пациент решает, отвергать,модифицировать или сохранять ему свои убеждения, предварительноосознав их эмоциональные и поведенческие последствия.
Когнитивная терапияпредназначена для того, чтобы научить пациентов:
• контролироватьдисфункциональные (иррациональные) автоматические мысли;
• осознавать связимежду когнициями, аффектами и поведением;
• изучатьаргументы за и против дисфункциональных автоматических мыслей;
• заменятьдисфункциональные автоматические мысли на более реалистическиеинтерпретации;
• идентифицироватьи изменять убеждения, которые предрасполагают к искажению опыта(Александров А. А., 2004).
2.3.2. Цели и задачипсихологического консультирования в рамкахрационально эмоционально поведенческого направленияпсихологического воздействия
Цели и задачипсихологического консультирования врационально эмоционально поведенческой терапии излождены вработах Г. Кассинова. Как отмечает Кассинов, для большинствасовременных клиентов основной проблемой, с которой необходимо помочьим справиться, является склонность к сверхзапросам исверхтребованиям. Клиент, как правило, требует от окружающих:
• чтобы все, чтобы он ни делал, считали хорошим, и чтобы все, чего бы он ни пожелалдостигнуть, ему бы удавалось;
• чтобы его любилите люди, от которых он желает получить любовь, требует любви;
• чтобы другиелюди обращались с ним хорошо (честно и по доброму);
• чтобы всяВселенная вращалась вокруг него и чтобы мир, в котором он живет, былудобен для жизни, никогда не причинял никаких огорчений и не был быисточником конфликтов.
Автор подчеркивает, чтосовременный клиент не просто желает всего этого, но он в тоне, нетерпящем возражений, проявляя крайнюю нетерпимость и нетерпеливость,а также догматизм, прямо таки требует от всех окружающих, чтобыони обеспечили ему достижение желаемых целей. «Итак, –пишет Кассинов, – вырисовывается следующая модель. Унормальных людей есть всевозможные планы, цели и желания. Частонекоторые из этих целей, желаний, планов исполняются, но мы почтиникогда не достигаем намеченного. Для нормальных людей в этом нетничего необычного или трагического: они воспринимают это как норму.Однако если люди страдают эмоциональными расстройствами… тоони не принимают реальности такой, какова она есть. Они, напротив,требуют, чтобы реальность стала иной, и что изменение реальности так,как того требует клиент, и есть настоящий рецепт от аффективныхрасстройств. Нравится нам это или нет, но реальность часто оченьсурова. Конечно, реальность бывает разной – в разное время и вразных странах. Известно, как трудно сейчас жить в России… Нонезависимо от того, тяжело жить здесь или легко, у людей, живущихздесь, нет другого выбора, кроме как принять реальность такой, каковаона есть. Как только они начинают требовать, чтобы реальность быладругой, иной, чем она есть сейчас, у них возникают эмоциональныерасстройства».
Психологи, которыеследуют традициям когнитивизма, утверждают: если бы люди моглиотказаться от предъявления требований, диктатов и ультиматумовокружающим, заменив их пожеланиями, запросами и предпочтениями, тоэмоциональные нарушения исчезли бы вовсе!
Мы осваиваем целый рядправильных моделей нашего поведения при помощи закрепления усвоенныхнавыков системой поощрений, а также путем моделирования ситуаций,требующих владения соответствующими навыками поведения. Но было быошибкой полностью полагаться на психоанализ: не следует думать, чтонашим плохим поведением мы обязаны только нашим родителям. «Совсемплохо вы поступите, – пишет Г. Кассинов, – есливы убедите ваших клиентов винить их родителей во всех их бедах и внеумении себя правильно вести с окружающими». Автор поясняетсвою мысль: «Похоже, все мы рождаемся с очень сильнойтенденцией оставаться „трехлетними детьми” всю нашужизнь. Это приводит к тому, что мы „автоматически”превращаем наши желания в требования. Кроме того, уделяйте большевнимания принципу „здесь и сейчас”. Это значит: если дажеродители и виноваты в том, что привили пациенту в детстве плохиемодели поведения, спросите его, почему же он, уже зная, что так вестисебя плохо и вредно для самого пациента, все же продолжаетпо прежнему так вести себя и сейчас?»
Ясно, пишет далееавтор, что нормальный, обычный больной, страдающий неврозом инарушениями в эмоциональной сфере, это человек, остающийся трехлетнимребенком всю свою жизнь. Он все время ноет и плачет из за того,что не получил от жизни то, чего он хотел иметь. И, что особенноважно, он упорно не желает взрослеть. Причем теоретически такойклиент мог бы повзрослеть, если бы захотел, но он сопротивляетсяэтому, как только может. Отчасти это можно объяснить генетикой ибиологией, то есть наследственностью пациента, но в значительнойстепени это объясняется тем фактом, что существует немалозакрепляющих это поведение факторов в форме сочувствия со стороныокружающих, когда клиент ведет себя как трехлетний ребенок в течениевсей своей жизни.
Проблема состоит в том,что надо отучать клиентов от драматизации своих неудач, проявленийпаники и предъявлений обществу завышенных требований. Как известно,все способы психотерапии стремятся так или иначе справиться с этимипроявлениями «диктаторского поведения» пациента поотношению к окружающим. Но большинство этих методов носит скореепаллиативный, нежели радикально излечивающий характер. Ксожалению, большинство психотерапевтов «заигрывают» спациентом. Они все прощают ему. Они понимают, что он –заказчик, и уступают всем требованиям клиента. Даже в учебниках попсихологии они обосновывают эту линию, доказывая, что клиентнуждается в хороших межличностных отношениях, любви, успехе и т.п. Насамом деле он в этом не нуждается . Он просто хочет иметьвсе это. К сожалению, мы часто путаем желания клиента с егопотребностями и нуждами, а это – не одно и то же.
Таким образом,подчеркивает автор, психотерапевты часто любят своих клиентов иодобрительно к ним относятся. Самое потрясающее во всех этих методахпсихотерапии, основанных на близких, почти родственных отношенияхмежду психотерапевтом и клиентом, говорит Кассинов, состоит в том,что эти методы дают клиентам «прекрасные» образцыэкзистенциальной манеры общения. Клиент чувствует себя в этихусловиях великолепно: ведь психотерапевт понял его, больного, и сталтаким же, как он, трехлетним ребенком, уверенным в том, что клиентунужны его любовь и успех. Это явление наблюдается во всех формах такназываемой «поддерживающей психотерапии», в которыхклиент демонстрирует то, как он нуждается (а на самом деле как сильноон хочет) в поддержке и одобрении, а консультант показывает ему накаждом сеансе, какой тот замечательный человек. Однако болеереалистично ориентированные методы лечения стараются приучить клиентак тому, чтобы он добивался одобрения путем достижения реальныхуспехов в реальном мире. Например, они учат клиентов умениюутверждать себя в этом мире, прививают им коммерческие и иные навыки.Конечно, все эти методы носят паллиативный характер. Ведь клиент ипосле консультирования может по прежнему продолжать думать, чтоему нужны любовь и успех.
Формулируя целипсихологического воздействия, Кассинов проводит четкую грань междутем эффектом воздействия, когда клиент начинает чувствовать себялучше (это, чаще всего, лишь временно решает его проблемы, отодвигаетих на некоторое время), и тем, когда клиенту становится лучше (чтоносит куда более перманентный, продолжительный характер). Клиентустало лучше – это значит, что он «перестал верить вовсякую чепуху и начал следовать логико эмпирическому методувосприятия жизни и видеть жизнь такой, какая она есть». Первымделом надо отказаться от драматизации ситуации, в которой мыоказались, перестать нагонять ужас на себя и окружающих, перестатьжаловаться на жизнь, а также пытаться что либо диктовать илитребовать от других. Надо принять реальность такой, какова она есть.Надо попытаться изменить к лучшему то, что можно изменить, но приэтом не пытаться командовать всеми вокруг себя. Надо постаратьсяразобраться в себе и найти истинную причину своего эмоциональногорасстройства.
Таким образом,рационально эмоционально по веденческая психотерапия,прежде всего, стремится привести клиента к пониманию следующих двухосновных положений: первое – в этом мире нет никаких ужасов икошмаров и никто никому ничего не должен, и второе – сами посебе те или иные события не могут вызвать эмоциональное расстройствои такие негативные реакции, как раздражение, гнев или депрессию; отсамого человека зависит, выведут ли его из состояния душевногоравновесия те или иные события.
Цели, которыепреследует психологическое воздействие в рамках когнитивнойпсихологии, по мнению Кассинова, делятся на основные (первичные) идополнительные (вторичные).
Основные(первичные) цели у клиента должны быть сведены к минимуму:
• чувство тревоги,безотчетного страха;
• чувствораздражения, гнева и враждебности;
• состояниедепрессии;
• чувство вины.
Дополнительные(вторичные) цели:
• Интерес ксамому себе . Эмоционально здоровый человек заботится в первуюочередь о самом себе. В отличие от мазохистов альтруистов,индивид не жертвует собой во имя интересов других людей. При этом мывсегда отчетливо осознаем, что проявляем внимание к окружающим изаботу о людях, создавая такой мир, который нужен нам самим, такой, вкотором уважаются все права и свободы любого человека.
• Управлениесамим собой . Эмоционально здоровый человек берет на себяответственность за свою жизнь. При этом каждый должен в большинствеслучаев самостоятельно, не обращаясь ни к кому за помощью, решатьсвои проблемы. Хотя мы очень часто предпочитаем сотрудничество, мы насамом деле в нем не нуждаемся.
• Терпимость кчужому мнению . Эмоционально здоровый человек признает за другимиправо ошибаться. Нормальный человек мирится с тем, что все людинесовершенны; он принимает как должное неизбежные ошибки, которые всесовершают в жизни, не обвиняя людей и не наказывая их.
• Признаниеизменчивости бытия . Эмоционально здоровый человек признает то,что мы живем в мире неопределенности, вероятности и случайности;уверенными в чем либо мы можем быть лишь очень редко. Онполагает, что это делает жизнь скорее увлекательной, захватывающеинтересной, нежели ужасной.
• Психикаэмоционально здорового человека открыта миру и восприимчива кпеременам. Он способен воспользоваться благоприятной возможностьюили счастливым случаем, как только они представятся. Он терпимоотносится к разным людям, вещам и взглядам.
• Научноемышление . Эмоционально здоровый человек отличается объективным,рациональным и научным мышлением. Он применяет законы логики как ксебе, так и к окружающим. Известно, что люди отличаются от животныхтем, что умеют думать, и даже думать о том, что они умеют думать.Поэтому мы можем контролировать наши эмоции сознанием, мышлением.
• Вовлеченностьв тот или иной вид деятельности. Эмоционально здоровый человеквсегда увлечен чем нибудь вне самого себя. Он предпочитаеттворческую работу или работу с людьми. Эти интересы и увлечениянаполняют жизнь смыслом, целью и радостью.
• Умениерисковать . Эмоционально здоровый человек умеет рисковать, но небезрассудно. Он всячески стремится преодолеть рутину жизни, найтидело по душе, даже если оно сопряжено с риском.
• Самопризнаниесебя как личности . Эмоционально уравновешенный человекжизнелюбив. Он не дает оценки ни самому себе в целом, ни своимдостоинствам, ни своему значению для окружающих, ни своим внешнимуспехам или достижениям. Он принимает или отвергает только те илииные формы своего поведения, но не себя как личность в целом(Кассинов Г., 1995).
2.3.3. Цели и задачипсихологического консультирования в отечественной психологии
В «Психотерапевтическойэнциклопедии» под редакцией Б. Д. Карвасарского целипсихологического консультирования в самом общем виде сформулированыследующим образом:
• эмоциональнаяподдержка и внимание к переживаниям пациента;
• расширениесознания и повышение психологической компетентности;
• изменениеотношения к проблеме (от «тупика» к «выборурешения»);
• повышениекризисной и стрессовой толерантности;
• развитиереалистичности и плюралистичности мировоззрения;
• повышениеответственности пациента и выработка готовности к творческомуосвоению мира.
Эти наиболее общие целипо разному конкретизируются различными авторами. В этой связи А.Н. Елизаров отмечает, что цели и задачи психологическогоконсультирования в отечественной науке можно определять по разному,в зависимости от того теоретико методологического подхода кпсихологическому консультированию, в рамках которого тот или инойавтор предпочитает работать.
Ю. Е. Алешина (1994)основную цель психологического консультирования определяет какоказание психологической помощи, то есть исходит из того, чторазговор с психологом должен помочь человеку в решении его проблем иналаживании взаимоотношений с окружающими. Применительно к этой целивыдвигаются следующие задачи:
• Выслушиваниеклиента , в результате чего должно расшириться его представлениео себе и собственной ситуации, возникнуть пища для размышлений.
• Облегчениеэмоционального состояния клиента , то есть предполагается, чтоблагодаря работе психолога консультанта клиенту должно статьлегче.
• Принятиеклиентом ответственности за происходящее с ним . Имеется в виду,что в ходе консультации фокус жалобы клиента должен быть переведен нанего самого, человек должен ощутить свою ответственность и вину запроисходящее, только в этом случае он будет действительно старатьсяизмениться и изменить ситуацию. В противном случае он будет лишьожидать помощи и изменений со стороны окружающих. Программа минимум– показать клиенту, что он сам, хотя бы отчасти, способствуеттому, что его проблемы и отношения с людьми носят такой сложный инегативный характер.
• Помощьпсихолога в определении того, что именно и как можно изменить вситуации.
Взглянув на приведенныйвыше перечень задач, нетрудно заметить, что вторая и третья задачипротивоположны друг другу. Если мы захотим облегчить эмоциональноесостояние клиента, то невольно начнем говорить о том, что он невиноват в том, что так случилось, что нельзя приписывать себе такмного ответственности за происходящее: не все от нас зависит, всемлюдям свойственно ошибаться. И, наоборот, если мы захотим побуждатьклиента к принятию ответственности за все, что с ним происходит, тозаметим, что это неминуемо приводит одновременно и к ухудшению егоэмоционального состояния. Психолог консультант вынужденбалансировать между двумя полюсами, задаваемыми этими задачами. Вкаждом конкретном случае он должен самостоятельно решать, какая изэтих задач более актуальна. Бывают ситуации, когда темуответственности и вины с клиентом обсуждать вообще не следует,например, если клиент перенес серьезную утрату. Здесь необходимоскорректировать неадекватные представления, снять груз вины,ответственности.
Рассмотрим, какрешается вопрос о целях и задачах психологического консультирования вдругих подходах к консультированию, выработанных в рамках современнойотечественной психологической школы.
Г. С. Абрамова (2001)определяет целью психологического консультирования формированиекультурно продуктивной личности клиента для того, чтобы человекобладал чувством перспективы, действовал осознанно, был способнымразрабатывать различные стратегии поведения и анализировать ситуациюс различных точек зрения. В связи с этим главную задачупсихолога консультанта Абрамова видит в том, чтобы создать длянормального, психически здорового клиента условия, в которых онначнет создавать осознанные нешаблонные способы действия, которыепозволят ему действовать в соответствии с возможностями его культуры.
На близких позицияхнаходится Р. Кочюнас. С его точки зрения целью психологическогоконсультирования является появление у клиента черт зрелой личности.Первоочередное условие здесь – появление черт такой зрелойличности у самого психолога консультанта. Эти черты авторподробно описывает (Кочюнас Р. А. Б., 1999). Во многом появлениеэтих черт у консультанта Кочюнас связывает с разнообразием его стиляличной и профессиональной жизни.
Н. Н. Обозов (1993)цель психолога в консультировании видел в том, чтобы прояснятьклиенту причины и следствия жизненных ситуаций. Задачей здесь будетдоведение до клиента имеющей отношение к его проблемампсихологической информации. Эта задача порождает еще одну: изучениеиндивидуально психологических особенностей клиента, чтобыправильно доводить до него эту информацию, учитывать, что и в какойформе человек готов принять. В связи с этим Обозов заложил основытипологии клиентов, наметил адекватные способы поведенияпсихологов консультантов по отношению к разным типам клиентов.
Т. А. Флоренская (1994)свой подход к психологическому консультированию назвала духовноориентированным. В качестве основной задачи, стоящей передпсихологом консультантом, она называет помощь клиенту восознании реальности своего «духовного Я». В соответствиис этим в структуре личности Флоренская выделяет два образования:
• «Эмпирическоеобыденное Я» – средоточие прижизненно приобретенныхличностью качеств.
• «ДуховноеЯ» – некий врожденный голос совести, интуиции человека,средоточие нравственной и творческой интуиции, подсказывающеечеловеку, что и каким образом необходимо делать, что нравственно,эстетично, а что нет.
С точки зренияФлоренской, высшие проявления любви, готовность к самопожертвованию,способность преодоления инстинкта самосохранения ради высшего смысла– проявления «духовного Я» человека.
«Духовное Я»может не осознаваться или смутно осознаваться, но, даже будучинеосознанным, оно может руководить человеком, если его установки непротиворечат голосу его «духовного Я». Формойсосуществования «духовного Я» и «эмпирическогообыденного Я» является внутренний диалог. «Духовное Я»и «эмпирическое обыденное Я» нередко вступают в конфликт,следствием чего может быть вытеснение «духовного Я» изсознания, отказ от желания прислушиваться к его голосу. Симптомытакого вытеснения – томящие человека неудовлетворенность,бессмысленность существования, часто даже нежелание жить.
Флоренская описалаусловия, при которых личность может возвратиться к осознаниюреальности своего «духовного Я», начать жить всоответствии с его требованиями. В результате участливоговыслушивания клиента он сам может вернуться на позиции своего«духовного Я». Если этого не происходит, психолог можетпоступить следующим образом. Уловив в рассказе клиента внутреннийдиалог, психолог консультант встает в этом диалоге напредполагаемую позицию «духовного Я» клиента, такимобразом пробуждая и подтверждая его собственное духовное знание.Важным условием работы здесь является «позиция вненаходимости»– психолог не должен опускаться до доводов «эмпирическогообыденного Я» клиента, становиться на предлагаемую ими позицию.
А. Ф. Копьев (1991,1992) свой подход к консультированию назвал диалогическим. Цельюработы с клиентом в рамках этого подхода, как это видно из работКопьева, является достижение высших степеней диалогического общения,когда можно зафиксировать момент самообнаружения личности вмаксимально искреннем обсуждении значимых личностных проблем клиента.Обсуждение становится при этом исследовательским полем, позволяющимприкоснуться к наиболее глубинным и интимным закономерностямвнутренней жизни и межличностного общения.
Первой задачей на путик этому является достижение «диалогического прорыва», тоесть момента, когда происходит преодоление болезненнойсамозамкнутости личности в отношении существенных сторон бытия.Признаками самозамкнутости являются страх самораскрытия, дискомфортот ощущения того, что придется перейти к общению более глубокому,более личностному, возможно измениться в процессе этого общения.Человек боится динамики как внутри своей личности, так и вне ее, онпочти потерял пластичность. Он держится за свою усвоенную в процессежизни ригидность и боится ее потерять. Психолог же, будучи готов кдиалогу, побуждает к нему клиента. Состояние самозамкнутости уклиента должно смениться состоянием диалогической интенции –готовности серьезно и с полной самоотдачей обсуждать и решать своипроблемы с консультантом здесь и сейчас,. Состояния закрытости,самозамкнутости являются состояниями блокады диалогической интенции.Примером такой блокады может быть и повышенная разговорчивость,многоречивость.
С. А. Капустин (1993)основную цель психологического консультирования видит в разрушенииполярности оценочной позиции. Оценочная позиция – пристрастноеотношение человека к своей жизни, задающее ее целевую направленность,субъективную значимость реализации для самого человека тех или иныхжизненных целей. Полярность оценочной позиции означает, что человекпризнает для себя реализацию только каких то одних жизненныхтребований и обесценивает реализацию противоположных. Полярностьоценочной позиции чаще всего бывает навязана человеку его социальнымокружением, она не является результатом его свободногосамоопределения. При этом человек отказывается от свободногосамоопределения в жизни, сознательно отвергает оппозиционные поотношению к оценочной позиции требования жизни.
П. П. Горностай и С. В.Васьковская (1995) определяют свой подход к психологическомуконсультированию как проблемный. Цель работы психолога консультантаони видят в решении клиентом своих психологических проблем. Акцентздесь делается на слове «проблемы». Проблемы ставятся вцентр работы и рассматриваются не как помеха, а как движущие силыразвития личности клиента. Человек, имеющий психологическиетрудности, преимущественно концентрирует свои усилия в плоскостиэмоционально насыщенных образов и переживаний. Он ощущает дискомфорти стремится от него избавиться. Он зачастую далек от мысли, что в егостолкновении с проблемой, возможно имеется положительный для негосмысл. Задача психолога состоит в том, чтобы помочь клиенту найтиэтот смысл. В результате преодоления проблем человек обогащает свойопыт, гармонизирует свою жизнь.
Заметим, что этипсихологи являются авторами и еще одного интересного пособия, толькофамилии их на обложке этого пособия поменялись местами: ВаськовскаяС. В., Горностай П. П. (1996). В этом пособии изложены примерыпсихологического консультирования применительно к значительномуколичеству консультативных ситуаций, приведены различные вариантыработы для каждой ситуации в зависимости от результатов диагностики.
Б. М. Мастеров (1998)свой подход к психологическому консультированию называетреконструктивным. Первоочередной задачей психолога консультантав рамках этого подхода является реконструкция в ситуации «здесьи теперь» фрагмента субъективной картины мира клиента, имеющейотношение к его проблеме. Следующей задачей психолога консультантаявляется обращение внимания клиента на те аспекты его субъективнойкартины мира и опыта, которые он ранее не замечал, не анализировал,не рассматривал. Это помогает клиенту получить новый опыт вреконструированной реальности, что в рамках данного подхода можноопределить как цель консультирования.
Б. М. Мастеров выделили описал базовые элементы субъективной картины мира, позволяющиеоблегчить и систематизировать процесс вычленения в тексте клиентаглубинных категорий. Это, прежде всего, пространство, время и оценка.Выделены миры: чувств и эмоциональных состояний, телесных ощущений,правил, норм и долженствований, отношений, образов; физический,эстетический, психологический, символический и другие миры.
А. В. Юпитов (1995)применительно к особенностям психологического консультирования в вузевыдвинул интересную цель психологического консультирования:воздействие на сферу ценностно смысловых ориентаций личности,опосредование текущих инструментальных действий в разных ситуациях вопоре на ведущие ценности личности и коррекция текущего поведения всоответствии с этими ценностями. Например, стоит ли ссориться с пустьдаже некомпетентным преподавателем, если это закроет дорогу к дипломуи к последующей деятельности, которая имеет для тебя большой смысл.Продвижение по направлению к этой цели выдвигает задачу изученияценностно смысловых ориентаций личности на диагностическом этапеконсультирования.
В. Ю. Меновщиков (1998)цель психологического консультирования определяет как адаптацию кжизни за счет активации жизненных ресурсов. Психологическоеконсультирование он определяет как решение задачи, ориентированной намышление. Люди редко воспринимают свои затруднения как задачу,ориентированную на мышление. В этом, возможно, заключается их ошибка.Потребность в мышлении преимущественно возникает, когда в ходе жизниперед человеком встает новая цель, новые обстоятельства и условиядеятельности, для достижения которых старые средства и способыдеятельности недостаточны. С помощью умственной деятельности, берущейначало в проблемной ситуации, индивиду удается создать новые способы,средства достижения целей и удовлетворения потребностей. Именно впроблемных ситуациях возникает потребность в консультировании. Такойподход к психологическому консультированию выдвигает задачу овладенияспециальными знаниями по психологии мышления, навыками активизациимышления. Этапы психологического консультирования в рамках этогоподхода совпадают с этапами мыслительного процесса (Елизаров А. Н.,1996).
По мнению Немова(1999), в этих и других подобных случаях психологическоеконсультирование в целом решает следующие основные задачи:
• Уточнение(прояснение) проблемы, с которой столкнулся клиент.
• Информированиеклиента о сути возникшей у него проблемы, о реальной степени еесерьезности. (Проблемное информирование клиента.)
• Изучениепсихологом консультантом личности клиента с целью выяснениятого, сможет ли клиент самостоятельно справиться с возникшей у негопроблемой.
• Четкоеформулирование советов и рекомендаций клиенту по поводу того, какнаилучшим образом решить его проблему.
• Оказание текущейпомощи клиенту в виде дополнительных практических советов,предлагаемых в то время, когда он уже приступил к решению своейпроблемы.
• Обучение клиентатому, как лучше всего предупредить возникновение в будущеманалогичных проблем (задача психопрофилактики).
• Передачапсихологом консультантом клиенту элементарных, жизненнонеобходимых психологических знаний и умений, освоение и правильноеупотребление которых возможно самим клиентом без специальнойпсихологической подготовки. (Психолого просветительскоеинформирование клиента.)
Рассмотрев приведенныев отечественной литературе всевозможные цели психологическогоконсультирования, мы можем испытывать некоторую растерянность. Имеетли смысл говорить о каких то универсальных целяхконсультирования, когда мы можем помогать клиенту и в стремлении ксвободе, и в преодолении эмоциональных стрессов, и в обученииадаптивному поведению, и в поиске полноценного самовыражения?Возможен следующий ответ на этот вопрос: цели психологическогоконсультирования составляют континуум, на одном полюсе которого –общие, глобальные, перспективные цели, а на другом –специфические, конкретные, краткосрочные цели. Цели консультированияне обязательно находятся в противоречии – просто в школах,ориентированных на перестройку личности, акцентируются перспективныецели, а в школах, ориентированных на изменение поведения, большеезначение придается конкретным целям.
В конечном счете целиконсультанта и клиента соприкасаются, хотя каждый консультант имеет ввиду свою систему общих целей, соответствующую его теоретическойориентации, а каждый клиент – свои индивидуальные цели,приведшие его к специалисту. Очень часто формулирование ипереформулирование целей происходят в процессе взаимодействииконсультанта с клиентом при консультировании. Реализация целейконсультанта зависит от потребностей и ожиданий клиента. Чтобыуспешно сочетать свои общие задачи и конкретные цели клиента,необходимо с самого начала задать клиенту вопросы: «Что Выожидаете от нашего общения?», «Каковы ваши желания?»и т. п. Клиенты, как правило, имеют только самое общее представлениео том, что такое консультирование и что ожидать от консультанта.Когда клиент не владеет никакой информацией о консультировании, он неспособен должным образом сформулировать цели. Если мы информируемклиента о продолжительности бесед и вообще о том, что обычнопроисходит во время консультативных встреч, ему легче понятьвозможности и ограничения консультирования. Большинство клиентовприходит на психологическое консультирование, надеясь, чтоконсультант сразу окажет какую то помощь. В этой ситуацииконсультант должен помнить главную цель консультирования –помочь клиенту понять, что именно он сам должен решать, действовать,изменяться, актуализировать свои способности.
2.4. ОРИЕНТИРЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Когда мы сталкиваемся спсихологическими проблемами людей, которые просят о помощи в решенииэтих проблем, мы всегда должны иметь перед собой некоторые ориентиры,которые задают желательные направления психологических измененийклиента в определенную сторону. Невозможно оказывать целенаправленноепсихологическое воздействие на другого человека, не имея передглазами эталонов, образцов, на которые мы предполагаем равняться,ориентируя своего клиента в определенную сторону изменений.
Консультант отдает себеотчет в том, что он не Господь Бог, чтобы решать, каким должен бытьчеловек, а каким не должен, что правильно в жизни, а что нет, какоеповедение следует поощрять, а за какое наказывать. Консультанториентируется на определенные установленные в данное время в даннойстране в данной науке нормы, ценности, цели. В частности, надоминирующие представления о личности, о здоровье и болезни, норме ипатологии, адаптации и дезадаптации, о том, что такое гармоничнаяличность, что такое счастье, что такое зрелость, продуктивность,эффективность в социальных взаимоотношениях. Таким образом, каждыйконсультант имеет перед собой некую систему ориентиров для техпсихологических изменений, которые он хочет произвести в клиенте.
Разумеется, многое вэтой системе ориентиров субъективно, пристрастно, обусловленожизненным опытом и переживаниями самого консультанта, егопредставлениями о жизни, о добре и зле, справедливости и возмездии,индивидуальными особенностями его личности. Однако при этом все жесуществует та теоретическая база, та точка опоры, котораясформирована доминирующими в данное время в данном местепредставлениями. Эти представления, с одной стороны, носяттеоретический характер, но с другой стороны обусловлены конкретнымикультурно историческими, социально политическими,философско мировоззренческими условиями существования.
Среди таких ориентиров,прежде всего, необходимо назвать общетеоретические представления оличности человека.
2.4.1. Теории личностии практика консультирования
Важность теории впсихологическом консультировании, как и в других областяхпсихологической практики, трудно переоценить. Можно сказать, чтопопытка квалифицированно помочь другому человеку в разрешении егопроблем без опоры на систему теоретических воззрений подобна полетубез ориентиров. Такой «летчик» в консультировании нетолько не эффективен, но иногда и опасен. В психологическомконсультировании роль карты выполняет теория личности, открывающаяширокую перспективу понимания проблем клиента и указывающаяэффективные методы их разрешения. Теория помогает консультантуформулировать динамичные гипотезы, разъясняющие клиенту проблемы, ипозволяет чувствовать себя в безопасности при столкновении схаотичным, дезорганизованным внутренним миром некоторых клиентов. Л.М. Брамер и Э. Л. Шостром (1982) подчеркивают, что консультант, неусвоивший теоретические основы своей профессии, не ознакомившийся сисследованиями, выполненными в данной области, не сможет ничегосделать для клиента, кроме применения частной техники.
Каждая теория выполняетчетыре основные функции: обобщает накопленную информацию; делаетболее понятными сложные явления; предсказывает последствия разныхобстоятельств; способствует поиску новых фактов (Джордж Р.,Христиании Т., 1990).
Этими функциямиобладает любая теория, лежащая в основе консультативной практики.Теория помогает консультанту обобщить опыт работы с самыми разнымиклиентами, понять природу большинства их проблем и формы проявленияконфликтов, способствует эффективному применению конкретных методов.Благодаря теоретической подготовке в своей практической работеконсультант может выдвигать гипотезы и предвидеть результатыконсультирования.
Каждый консультант наоснове практики «конструирует» собственную теорию,которая чаще всего опирается на уже известные теоретическиепарадигмы, или ориентации (психоаналитическую,поведенческо когнитивную, экзистенциально гуманистическую).Например, К. Роджерс описывал личность в терминах самости: какорганизованную, долговременную, субъективно воспринимаемую сущность,составляющую самую сердцевину наших переживаний. Г. Олпорт определялличность как то, что индивидуум представляет собой на самом деле –внутреннее «нечто», детерминирующее характервзаимодействия человека с миром. В понимании Э. Эриксона индивидуум втечение жизни проходит через ряд психосоциальных кризисов и еголичность предстает как функция результатов кризиса. Дж. Келлирассматривал личность как присущий каждому индивидууму уникальныйспособ осознания жизненного опыта. По мнению Р. Кеттела ядроличностной структуры образуется 16 ю исходными чертами. А.Бандура рассматривал личность в виде сложного паттерна непрерывноговзаимовлияния индивидуума, поведения и ситуации.
Большинство определенийличности содержат следующие общие положения:
• Подчеркиваетсязначение индивидуальности, или индивидуальных различий. В личностипредставлены особые качества, благодаря которым данный человекотличается от остальных людей. Кроме того, понять, какиеспецифические качества или их комбинация дифференцирует одну личностьот другой, можно только путем изучения индивидуальных различий.
• Личностьпредстает в виде некоей гипотетической структуры или организации.Поведение индивидуума, доступное непосредственному наблюдению, покрайней мере, частично рассматривается как организованное илиинтегрированное личностью. Другими словами, личность –абстракция, основанная на выводах, полученных в результате наблюденияза поведением человека.
• Подчеркиваетсяважность рассмотрения личности в соотношении с жизненной историейиндивидуума или перспективами развития. Личность характеризуется вэволюционном процессе в качестве субъекта влияния внутренних ивнешних факторов, включая генетическую и биологическуюпредрасположенность, социальный опыт и меняющиеся обстоятельстваокружающей среды.
• Личностьпредставлена теми характеристиками, которые отвечают за устойчивыеформы поведения. Личность как таковая относительно неизменна ипостоянна во времени и меняющихся ситуациях; она обеспечивает чувствонепрерывности во времени и в окружающей обстановке.
• С накоплениемопыта постоянно происходит корректировка, расширение, укреплениетеоретической базы. От чего зависит выбор той или иной теоретическойориентации? Прежде всего, его определяет точка зрения консультанта наприроду человека. От нее зависит характер ответов на принципиальныевопросы: что есть человек, какие врожденные тенденции емусвойственны, свободен ли выбор человека при любых обстоятельствах илиже определяется наследственностью и событиями прошлого, существуют липредпосылки изменения человека и как он может изменяться? Ответы наэти вопросы определяют, как консультант понимает структуру личности,детерминацию поведения, генезис патологии, перспективу нормальногоразвития.
Как видно из табл. 1,главные принципы основных школ психологического консультирования ипсихотерапии существенно отличаются (Джордж Р., Христиании Т., 1990).
Таблица 1Теоретические принципы современных психологических направлений

Каждыйконсультант волен выбрать ту или иную концепцию как основу практики взависимости от особенностей своей личности, мировоззрения,теоретико психологических симпатий. Одновременно подчеркнемнеправильность утверждений об истинности постулатов какой либоединственной психотерапевтической школы вопреки другим школам.Результаты многочисленных исследований показывают, что в практикеконсультирования при ориентации на любое направление можно добитьсясходной эффективности. Решающее значение имеет не столько саматеория, сколько зрелость личности консультанта и его профессиональнаяподготовка, подразумевающая высокую интеграцию теоретических познанийи практических навыков.
Внастоящее время в мире распространяется эклектичное консультирование,представляющее собой попытку интеграции лучших сторон различных школ.Конечно, имеется в виду не набор разных теоретических принципов,воззрений или накопление методов и методик, доказавших практическуюэффективность независимо от контекста возможного применения.Эклектичное консультирование опирается на системную интеграциюнескольких теоретических подходов в стремлении найти единое начало ипроверить, как новая система работает на практике. Можно сказать, чтосоздание эклектического подхода в консультировании – итог всейпрофессиональной деятельности консультанта. Большинство специалистов,продолжительное время работающих в области психологическогоконсультирования и психотерапии, создают собственную теоретическуюсистему, обычно эклектичную, наиболее соответствующую личности имировоззрению каждого из них.
Другимважным ориентиром профессиональной деятельности консультанта являетсясистема представлений о норме и патологии, здоровье и болезни. Вчастности, особое значение имеет то, как консультант представляетсебе психологически зрелую и психически здоровую личность.
2.4.2.Психическое здоровье
В рядуприоритетных ценностей человека первостепенное значение безоговорочноотводится здоровью.
Психологияздоровья – новое направление в современной психологии, ещеотносительно мало разработанное, без четко сформулированногопонятийно концептуального аппарата, системы представлений,методов исследования. Существуют лишь единичные публикации по этойпроблеме, содержащие в себе авторские концепции, пока не являющиесяобщепризнанными.
Психологияздоровья возникла на стыке психологии и валеологии, т.е. науки оздоровье. Объектом психологии здоровья является здоровая личность.Цель психологии здоровья выходит за пределы только сохраненияздоровья – здоровье рассматривается в качестве оптимальнойпредпосылки самоосуществления человека. Начало формирования этогонового направления в науке связано с именем М. Ягоды, который в 1958году сформулировал шесть критериев психического здоровья:
•позитивная установка по отношению к собственной личности;
•духовный рост и самореализация;
•интегрированная личность;
•автономия, самодостаточность;
•адекватность восприятия реальности;
•компетентность в преодолении требований окружающего мира (Перре М.,Бауманн У., 2002).
В1977–1980 годах А. Ангьял предложил био психосоциальнуюмодель, в рамках которой болезнь и здоровье рассматривались вследующей взаимосвязи: человек – сложная многозначная система;лечение должно быть целостным; отношения между человеком и внешниммиром активны; человек способен к самоконтрою, самореализации исамоуправлению. Несовершенство в реализации этих функций, по мнениюавтора, благоприятствует развитию стресса, усугубляет его переживаниеи, в конечном счете, ведет к возникновению различного родазаболеваний. Поэтому здоровье людей в очень большой, если не вопределяющей степени, зависит от них самих. Соответственно и факторыриска различных заболеваний также находятся в самом человеке.
По мнениюН. Е. Водопьяновой и Н. В Ходыревой (1991), психология здоровьявключает в себя теорию и практику предупреждения различныхпсихических и психосоматических заболеваний; мероприятия по коррекциииндивидуального развития и адаптации к условиям (требованиям)социальной жизни; создание условий для реализации потенциальныхвозможностей человека, его удовлетворенности жизнью и оказанияпсихологической помощи при завершении жизненного пути. Иными словами,по мнению авторов, психология здоровья представляет собоймеждисциплинарную область психологических знаний о причинахзаболеваний, факторах, благоприятных для здоровья, и условияхразвития индивидуальности на протяжении всего жизненного путичеловека. В. А. Ананьев (1998) рассматривает психологию здоровья какнауку о психологических причинах здоровья, методах и средствах егосохранения, укрепления и развития. Психология здоровья включает всебя практику поддержания здоровья человека от его зачатия до смерти.Ее объектом, по мнению автора, с известной долей условности является«здоровая», а не «больная» личность. Г. С.Никифоров (2002) определяет психологию здоровья как науку опсихологическом обеспечении здоровья человека на всем протяжении егожизненного пути.
П. И.Калью (1988) рассмотрел 79 определений здоровья человека,сформулированных в разное время в различных странах мирапредставителями разных научных дисциплин. Несомненное теоретическое ипрактическое значение имеет выделение наиболее типичных, чаще всеговстречающихся признаков, сущностных элементов определения здоровья:
•Нормальная функция организма в целом, его органов, гистологических,клеточных и генетических структур; нормальное протеканиефизиологических и биохимических процессов, способствующихиндивидуальному выживанию и воспроизводству.
•Динамическое равновесие организма и его функций с окружающей средой.
•Способность к полноценному выполнению основных социальных функций,участие в социальной деятельности и общественно полезном труде.
•Способность организма приспосабливаться к постоянно меняющимсяусловиям существования, способность поддерживать постоянствовнутренней среды организма, обеспечивая нормальную и разностороннююжизнедеятельность, сохранение живого начала в организме.
•Отсутствие болезней, болезненных состояний, болезненных изменений, тоесть оптимальное функционирование организма при отсутствии признаковзаболевания или какого либо нарушения.
•Полное физическое, духовное, умственное и социальное благополучие,гармоничное развитие физических и духовных сил, принцип единстваорганизма, саморегуляции и уравновешенного взаимодействия всех егоорганов.
Последнийпризнак созвучен с определением здоровья, приведенном в преамбулеУстава Всемирной организации здравоохранения в 1948 г.: «Здоровье– это такое состояние человека, которому свойственно не толькоотсутствие болезней или физических дефектов, но и полное физическое,душевное и социальное благополучие». С тех пор прошло немаловремени, но эту формулировку не обходит стороной ни один изспециалистов, занимающихся проблемой здоровья человека.
В рамкахнового направления психологии здоровья предпринимаются попыткисконструировать модель здоровой личности, образец здоровья, накоторый можно ориентироваться, осуществляя психологическоевоздействие в процессе консультирования. Наука о личности –персонология – дополняется наукой о здоровье личности, котораясопоставляется с такими понятиями, как здоровье индивида и здоровьеиндивидуальности.
Термин«здоровье индивида» подразумевает, прежде всего,биологическое определение здоровья и опирается на понятие индивида –человека как биологического существа; понятие «здоровьеличности» обозначает социальное определение здоровья и имеет всвоей основе определение личности человека как существа социального.Наиболее общее понятие – «здоровье индивидуальности»– подразумевает био психо социальное определениездоровья, интегрирующее в себе все уровни существования человека.
Понятиепсихического здоровья
В самомобщем виде в рамках психологии здоровья принимается понятиепсихологического здоровья как наиболее общий термин, который в рядеслучаев отождествляется с понятием психического здоровья.Психологическое или психическое здоровье понимается по разному вразных школах и направлениях психологической науки.
Какотмечает в своей монографии «Психология здоровья» Г. С.Никифоров (2002), наиболее важным критерием психического здоровьяявляется психическое равновесие. Как отмечает автор, с помощью этогокритерия можно судить о характере функционирования психической сферычеловека с различных сторон (познавательной, эмоциональной, волевой).Этот критерий органично связан с двумя другими: гармоничностьюорганизации психики и ее адаптивными возможностями. Здоровый человек– это гармоничный человек. Соответственно, аномалии в развитииличности наиболее ярко заявляют о себе в проявлениях ее дисгармонии,утрате равновесия с социальным окружением, то есть в нарушениипроцессов социальной адаптации.
О. Н.Кузнецов и В. Н. Лебедев (1994), анализируя представления Ф. М.Достоевского о психическом здоровье, называют некоторые признаки,которые могут рассматриваться в качестве критериев психическогоздоровья. К их числу авторы относят: способность адекватноговосприятия окружающей среды и осознанного совершения поступков,целеустремленность, работоспособность, активность, полноценностьсемейной жизни. Перечень критериев психического здоровья представлени в работе Н. Д. Лакосиной, Г. К. Ушакова (1976). Авторы относят кним: причинную обусловленность психических явлений, их необходимость,упорядоченность; соответствующую возрасту человека зрелость чувств;постоянство места обитания; максимальное приближение субъективныхобразов к отражаемым объектам действительности; гармонию междуотражением обстоятельств действительности и отношением человека кним; соответствие реакций (как физических, так и психических) силе ичастоте внешних раздражителей; критический подход к обстоятельствамжизни; способность самоуправления поведением в соответствии снормами; адекватность реакций на общественные обстоятельства(социальную среду); чувство ответственности за потомство и близкихчленов семьи; постоянство и идентичность переживаний в однотипныхобстоятельствах; способность изменять способ поведения в зависимостиот смены жизненных ситуаций; самоутверждение в коллективе без ущербадля остальных его членов; способность планировать и осуществлять свойжизненный путь. Согласно И. Н. Гурвичу (1995), выделяются следующиекритерии позитивного психического здоровья: аттитюды к «Я»;рост, развитие и самоактуализация личности; интеграция личности;автономия; адекватность восприятия реальности; мастерство икомпетентность в отношении окружения.
В разныхзарубежных психологических школах, в различных психологическихконцепциях также существуют свои представления о здоровье и болезни.Детальный анализ этих представлений показывает, что во многом ониявляются сходными, отмечая одни и те же важные для эффективногофункционирования психологические черты.
Представленияо здоровье и болезни в классическом психоанализе
Фрейдполагал, что функционирование зрелой личности характеризуется, преждевсего, способностью продуктивно работать и поддерживатьудовлетворительные межличностные отношения. Способность работатьпредполагает способность ставить перед собой долговременныеотдаленные цели и достигать их, а также справляться с тревогой такимобразом, чтобы это не отражалось негативно на поведении. Сходнымобразом, акцент на удовлетворительные социальные отношенияпредполагает способность наслаждаться широким спектром эмоций безчувства угрозы, а также привносить созидательные элементы вудовлетворение сексуальных и агрессивных побуждений.
Фрейд былубежден в том, что человеческое поведение регулируется стремлениемуменьшать возбуждение, вызываемое неприятными напряжениями на уровнеорганизма. Инстинкты Ид постоянно требуют внешнего выражения, и людиорганизуют свое поведение таким образом, чтобы снизить уровень этогонапряжения, сформированного энергией инстинктов. Таким образом,индивидуумы, вместо того чтобы стремиться к напряжению иливозбуждению, испытывают желание найти состояние, свободное отвсякого напряжения. Данный взгляд Фрейда на мотивацию определенновыражает своеобразную гомеостатическую позицию. С точки зренияпсиходинамической теории, человек в основе своей предстаетпобуждаемым Ид «удовлетворителем инстинктов», никогда неищущим условий, которые могли бы нарушить гомеостатический баланс.
Рольпсихотерапевта, по мнению Фрейда, заключается в воскрешении в памяти,возвращении в осознание и реинтеграции бессознательных содержанийтаким образом, чтобы жизнь пациента могла приносить ему большееудовлетворение: «Под лечением мы подразумеваем облегчениесуществующих невротических расстройств пациента».
По А.Адлеру все, что делают люди, имеет целью преодоление ощущениясвоей неполноценности и упрочение чувства превосходства. В ответна чувство неполноценности у индивидуума может появитьсягиперкомпенсация, и таким образом развивается комплекс превосходства.Гиперкомпенсация представляет собой преувеличение здоровогостремления преодолевать постоянное чувство неполноценности. Чувствонеполноценности является источником всех устремлений человека ксаморазвитию, росту и компетентности . В последние годы жизниАдлер пришел к выводу о том, что стремление к превосходству являетсяфундаментальным законом человеческой жизни. Он считал, что стремлениек превосходству является врожденным . Это великое стремлениевперед и вверх по своей природе универсально: оно является общим длявсех, в норме и в патологии. Хорошо приспосабливающиеся люди (сразвитым социальным интересом) проявляют свое стремление кпревосходству в позитивном направлении так, чтобы оно соотносилось сблагополучием других людей. Адлер описывал людей живущими в согласиис внешним миром, но постоянно стремящимися его улучшить. В этой связиформируется стиль жизни – комплекс поведенческой активности,направленной на преодоление неполноценности. Согласно Адлеру,выраженность социального интереса оказывается удобнымкритерием оценки психического здоровья индивидуума. Нормальныездоровые люди по настоящему беспокоятся о других; их стремлениек превосходству социально позитивно и включает в себя стремление кблагополучию всех людей. Они знают, что их собственная жизнь непредставляет абсолютной ценности, пока они не посвятят ее своимсовременникам и даже тем, кто еще не родился.
У плохоприспособленных (больных) людей социальный интерес выраженнедостаточно. Они эгоцентричны, борются за личное превосходство, уних нет социальных целей.
Авторвводит оригинальное понятие творческого «Я». Адлерутверждал, что стиль жизни формируется под влиянием творческихспособностей личности. Каждый человек может свободно создавать свойсобственный стиль жизни. Сами люди ответственны за то, кем онистановятся и как они себя ведут. Эта творческая сила отвечает за цельжизни человека, определяет метод достижения данной цели испособствует развитию социального интереса. Она делает каждогочеловека свободным.
Конструктивноестремление к превосходству плюс сильный социальный интерес икооперация – вот основные черты здоровой личности. Сущностьпсихологического роста состоит в движении от эгоцентрической целидостижения личного превосходства к позиции конструктивноговоздействия на окружающую среду и на развитие общества.
По К. Юнгуиндивидуумы мотивированы интрапсихическими силами и образами,происхождение которых уходит вглубь истории эволюции. Это врожденноебессознательное (коллективное бессознательное состоит из архетипов –первичных моделей) содержит имеющий глубокие корни духовный материал,который и объясняет присущее всему человечеству стремление ктворческому самовыражению и физическому совершенству. Юнгпридавал большое значение такой жизненной цели индивида, как«обретение самости», являющейся результатом стремленияразличных компонентов личности к единству. Эта тема стремления кинтеграции, гармонии и целостности в дальнейшем повторялась вэкзистенциальной и гуманистической теориях личности. Согласно Юнгу,конечная жизненная цель – полная реализация «Я», тоесть становление единого, неповторимого и целостного индивида.Развитие каждого человека в этом направлении уникально, онопродолжается на протяжении всей жизни и включает в себя процесс,получивший название индивидуации.
Индивидуация– процесс интеграции многих противодействующих внутриличностныхсил и тенденций. В конечном выражении индивидуация предполагаетсознательную реализацию человеком своей уникальной психическойреальности, полное развитие и выражение всех элементов личности.
Итогосуществления индивидуации Юнг называл самореализацией . Онсчитал, что эта конечная стадия развития личности доступна толькоспособным и высокообразованным людям, имеющим к тому же достаточныйдля этого досуг. Из за этих ограничений самореализациянедоступна подавляющему большинству людей.
Процессиндивидуации, понимаемый Юнгом как «путь к себе», имеетцелью осознание человеком некоего центра внутри психического бытия,позволяющего не связывать более свое счастье, а иногда и жизнь свнешними посредниками, будь то люди, идеи, обстоятельства. Его можнорассматривать как основной механизм здоровья личности: излечениеявляется процессом идентификации человека с целостной личностью, ссамостью.
Представления оздоровье и болезни в гуманистическом психоанализе
Э. Фромм в своихпредставлениях о природе человека стремился расширить горизонтыпсихоаналитической теории, подчеркивая роль социологических,политических, экономических, религиозных и антропологических факторовв формировании личности. После проведенного им исторического анализасуществования человека с конца Средневековья по современное авторувремя Фромм сделал вывод, что неотъемлемой чертой человеческогосуществования в наше время является одиночество, изоляция иотчужденность. Значительная степень автономии и свободы выбора,которыми наслаждаются люди, живущие в современном западном обществе,были достигнуты ценой утраты чувства полной безопасности и появленияощущения личной незначимости. Люди борются за свою свободу иавтономию, но сама эта борьба вызывает чувство отчуждения от природыи общества. Люди нуждаются в том, чтобы обладать властью над своейжизнью и иметь право выбора, но им также необходимо чувствовать себяобъединенными и связанными с другими людьми.
Как люди преодолеваютчувства одиночества, собственной незначимости и отчужденности,сопутствующие свободе? Фромм описал несколько стратегий,используемых, чтобы «убежать от свободы». Первая из них –авторитаризм (в виде садизма или мазохизма); вторая –деструктивность. Наконец, люди могут избавиться от одиночества иотчужденности путем абсолютного подчинения себя социальным нормам,регулирующим поведение (своеобразная конформность автомата).
Согласно Фромму, впротивовес трем перечисленным механизмам бегства от свободы,существует также опыт позитивной свободы , благодаря которомуможно избавиться от чувства одиночества и отстраненности. Фроммсчитал, что люди могут быть автономными и уникальными, не теряя приэтом ощущения единения с другими людьми и обществом. Он называл видсвободы, при которой человек чувствует себя частью мира и в то жевремя не зависит от него, позитивной свободой. Достижение позитивнойсвободы требует от людей спонтанной активности в жизни. Фроммотмечает, что спонтанную активность мы наблюдаем у детей, которыеобычно действуют в соответствии со своей внутренней природой, а несогласно социальным нормам и запретам. Любовь и труд –ключевые компоненты, с помощью которых осуществляется развитиепозитивной свободы посредством проявления спонтанной активности.Благодаря любви и труду люди вновь объединяются с другими, не жертвуяпри этом своим ощущением индивидуальности или целостности.
Продуктивный характерпредставляет собой, с точки зрения Фромма, конечную цель в развитиичеловека. Этот тип – независимый, честный, спокойный, любящий,творческий и совершающий социально полезные поступки. Силапродуктивной любви дает возможность людям горячо любить все живое наземле. Продуктивный труд благодаря творческому самовыражениюобеспечивает возможность производства предметов, необходимых дляжизни. По существу, продуктивная ориентация в гуманистической теорииФромма – это идеальное состояние человека.
Факторами,способствующими «благой жизни», являются максимальнаяоткрытость и непредвзятое отношение к миру и к самому себе. Мирпознается через реальное, эмоциональное переживание и творческоевзаимодействие с миром и с самим собой. Процесс познания связан сриском пересмотра собственного «Я». Согласно Фромму, этоозначает преодоление «жадного самосохранения», оставлениеиллюзии неразрушимого и обособленного Эго. Благо понимается какполное единение с миром. Целью при этом является не обладание вещами,деньгами, властью и другими ресурсами, а соответствие собственнойпсихологической природе. Главное для каждого человека – бытьсамим собой. Насколько человек не чужд самому себе, настолько никто иничто ему не чужды. Насколько человек отчужден от себя самого,настолько его восприятие мира ложно.
Таким образом,факторами, определяющими здоровье личности в гуманистическомпсихоанализе, являются максимальная открытость миру и самому себе,возможность воспринимать все происходящее не как проблему, а какнепрерывный процесс познания.
В соответствии спредставлениями К. Хорни, носящими во многом клинический характер,основная мотивация поведения людей – уменьшение чувстватревоги, вызванного социальными влияниями в детстве. Хорниутверждала, что социальные отношения между ребенком и родителямиявляются решающим фактором в развитии личности. Согласно Хорни, вдетстве основными являются потребности в удовлетворении ибезопасности. Если поведение родителей не способствует удовлетворениюпотребности ребенка в безопасности, это приводит к базальнойвраждебности, а та, в свою очередь, ведет к базальной тревоге.Базальная тревога – ощущение беспомощности во враждебном мире –основа для невроза. Основной задачей психотерапевта, психологаявляется помощь в преодолении базальной тревоги.
По мнению Хорни, каждыйчеловек обладает собственным личностным потенциалом развития,конструктивная реализация которого позволяет индивиду достигать цели,добиваться успехов и постепенно становиться тем, кем он может и хочетстать. Воспитание без любви, заботы и уважения к индивидуальностиребенка блокирует здоровое стремление к самоактуализации и замещаетего на стремление к безопасности, основной невротической потребности.Достигается это за счет одного из трех типов защитных реакций:беспомощности, агрессивности и отгороженности. Защитный механизмбеспомощности выражается в слишком сильном стремлении соглашаться сжеланиями других. Защитный механизм враждебности основан наубеждении, что в жизни выживает сильнейший. Прибегающий к такомуспособу защиты человек отрицает теплые, непосредственные отношениямежду людьми, предпочитая манипулировать ими. Защитный механизм уходавыражается в отказе от интимных, дружеских и просто бытовых контактовс друзьями, в то время как здоровый человек предпочитает свободнообщаться, используя различные стратегии поведения в зависимости отобстоятельств.
Другой вариантневротического реагирования, сформированный при игнорированиипотребностей и личности ребенка, заключается в созданиеидеализированного образа самого себя, что заставляет человека ставитьперед собой практически неразрешимые цели и задачи, предопределяющиенеизбежное поражение. Эффективность психологического воздействияХорни рассматривает как возможность для пациента осознать иреализовать себя подлинно.
Таким образом, здоровыйчеловек в рамках психоаналитической традиции – это человек,осознающий детерминированность своего поведения, ставящий целиразвития своей личности, способный испытывать и выражать своюсолидарность с другими людьми.
Представления оздоровье и болезни в Эго психологии
С позиции Э. Эриксона,именно Эго составляет основу поведения и функционирования человека.Он рассматривал Эго как автономную структуру личности, основнымнаправлением развития которой является социальная адаптация. Вотличие от психоанализа, Эго психология описывает людей какболее рациональных и поэтому принимающих осознанные решения исознательно решающих жизненные проблемы. Уделяя особое вниманиеадаптивным функциям Эго, Эриксон считал, что человек в процессесвоего развития, взаимодействуя с окружением, становится все более иболее компетентным. Эриксон видел свою задачу в том, чтобы привлечьвнимание к способности человека преодолевать жизненные трудностипсихосоциального характера. Его теория ставит во главу угла качестваЭго, то есть его достоинства, раскрывающиеся в различные периодыразвития. Каждый личностный и социальный кризис представляет собойсвоего рода вызов, приводящий индивидуума к личностному росту ипреодолению жизненных препятствий. Знание того, как человексправлялся с каждой из значимых жизненных проблем или какнеадекватное разрешение ранних проблем лишило его возможностисправляться с дальнейшими проблемами, составляет, по мнению Эриксона,единственный ключ к пониманию его жизни.
Центральным дляэриксоновой теории развития Эго является положение о том, что человекв течение жизни проходит через несколько универсальных для всегочеловечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется всоответствии с эпигенетическим принципом созревания. Под этим Эриксонпонимает следующее:
• личностьразвивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешенготовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста,расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социальноговзаимодействия;
• обществоустроено так, что развитие социальных возможностей человекапринимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранениюэтой тенденции, а также поддерживать как надлежащий темп, так иправильную последовательность развития.
Стадии развитияявляются результатом эпигенетически развертывающегося «планаличности», который наследуется генетически. Каждая стадияжизненного цикла наступает в определенное для нее время («критическийпериод»). Полноценно функционирующая личность формируетсятолько путем прохождения в своем развитии последовательно всехстадий. Каждая из восьми фаз жизненного цикла человекахарактеризуется специфичной именно для данной фазы эволюционнойзадачей, проблемой в социальном развитии, которая в свое времяпредъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение.Характерные для индивидуума модели поведения обусловлены тем, какимобразом в конце концов разрешается каждая из этих задач, или какпреодолевается кризис. В теории Эриксона конфликты играют жизненноважную роль, потому что рост и расширение сферы межличностныхотношений связаны с растущей уязвимостью функций Эго на каждойстадии. В то же время он отмечает, что кризис означает «неугрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетическийисточник как силы, так и недостаточной адаптации» (Эриксон Э.,1968).
Каждый психосоциальныйкризис, если рассматривать его с точки зрения оценки, содержит ипозитивный, и негативный компоненты. Если конфликт разрешенудовлетворительно (то есть на предыдущей стадии Эго обогатилосьновыми положительными качествами), то теперь Эго вбирает в себя новыйпозитивный компонент (например, базальное доверие и автономию), и этогарантирует здоровое развитие личности в дальнейшем. Напротив, есликонфликт остается неразрешенным или получает неудовлетворительноеразрешение, развивающемуся Эго тем самым наносится вред, и в неговстраивается негативный компонент (например, базальное недоверие,стыд и сомнение). Задача состоит в том, чтобы человек адекватноразрешал каждый кризис, и тогда у него будет возможность подойти кследующей стадии развития более адаптивной и зрелой личностью.
Представления оздоровье и болезни в диспозициональном направлении. Теория черт
В соответствии спредставлениями Г. Олпорта, личность включает в себя «определяющиетенденции», при появлении соответствующих стимулов дающиеимпульс поступкам, в которых проявляется истинная природаиндивидуума. Наиболее валидной «единицей анализа»человека Олпорт считал «черту». Черта – этопредрасположенность вести себя определенным образом в широкомдиапазоне ситуаций. Каждый человек имеет внутри себя «обобщенныестремления к действию». Например, если он по природе своейробок, то будет оставаться спокойным и сдержанным во многих различныхситуациях: сидя в классе, за едой в кафе, выполняя задания вобщежитии, делая с друзьями покупки. Если, с другой стороны, человекв основном дружелюбен, он будет скорее разговорчивым и общительным втех же самых ситуациях. Теория Олпорта утверждает, что поведениечеловека относительно стабильно с течением времени и в разнообразныхситуациях. Обеспечивая сходство ответов на многочисленные стимулы,черты личности придают значительное постоянство поведению. Черталичности – то, что обуславливает постоянные, устойчивые,типичные особенности нашего поведения в разнообразных равнозначныхситуациях.
Олпорт подчеркивает,что черты личности отнюдь не пребывают в дремлющем состоянии вожидании внешних стимулов. В реальности люди активно выискиваютсоциальные ситуации, способствующие проявлению их способностей.Человек, обладающий выраженной предрасположенностью к общению, нетолько является прекрасным собеседником, когда находится в компании,но и проявляет инициативу в поиске контактов, когда оказывается водиночестве. Ситуации, в которых личность оказывается чаще всего, –это, как правило, те ситуации, в которые она активно стремитсяпопасть.
Ни одна черта неявляется островом. Не существует резкой границы, отделяющей однучерту от другой. Личность представляет собой некий наборперекрывающих друг друга черт, лишь относительно независимых друг отдруга.
Ни один персонолог, и,в особенности, Олпорт не считает, что личность – лишь набордиспозиций. Понятие личности включает в себя единство, структуру иинтеграцию всех аспектов индивидуальности, придающих ей своеобразие. Существует некий принцип, организующий установки, оценки, мотивы,ощущения и склонности в единое целое. Согласно Олпорту, для решенияпроблемы познания и описания природы личности необходимы конструктытакого уровня обобщенности, как Эго или стиль жизни. Олпорт вводитновый термин «проприум». Проприум – позитивное,творческое, стремящееся к росту и развивающееся свойство человеческойприроды. Это качество «осознаваемое как наиболее важное ицентральное» (Олпорт Г., 1968). Это не что иное как самость. Проприум – некая организующая и объединяющая сила,предназначенная для формирования уникальности человеческой жизни.
Олпорт выделил семьаспектов «самости»: ощущение своего тела; ощущениесамоидентичности, чувство самоуважения; расширение границ самости;образ себя; рациональное управление самим собой; проприативноестремление ( постановка перспективных целей, настойчивость впоиске путей разрешения намеченных задач, ощущение того, что жизньимеет смысл ). Кроме семи первых аспектов проприума, Олпортпредложил еще один: познание самого себя. Он утверждал, что этотаспект стоит над всеми остальными и синтезирует их. На заключительнойстадии своего развития проприум соотносится с уникальной способностьючеловека к самопознанию и самосознанию.
В противоположностьповторяющимся действиям, характеризующим устойчивую автономию,собственная функциональная автономия относится к приобретенныминтересам человека, его ценностям, установкам и намерениям. Этоглавная система мотивации, которая обеспечивает постоянство встремлении человека соответствовать внутреннему образу себя и кдостижению более высокого уровня зрелости и личностного роста.Собственная автономия предполагает также, что люди не нуждаются впостоянном вознаграждении за то, что они не прекращают своих усилий.Собственная функциональная автономия является, таким образом, шагомвперед по сравнению с простым поддержанием существования человека.Она представляет собой стремление к целям и ценностям, восприятиемира через эти цели и ценности, а также чувство ответственности засвою жизнь.
Олпорт считал, чтопсихологически зрелый человек характеризуется шестью чертами:
• имеет широкиеграницы «Я» (широкий ролевой репертуар);
• способен ктеплым, сердечным социальным отношениям (любовь к семье и друзьям исочувствие к другим);
• демонстрируетэмоциональную неозабоченность и самопринятие (имеет положительноепредставление о самом себе и может справляться со своимиэмоциональными состояниями);
• демонстрируетреалистичное восприятие, опыт и притязания (видит вещи такими, какиеони есть). «Единственный способ продлить жизнь – этоиметь перед собой задачу, которую непременно надо выполнить», –пишет в этой связи нейрохирург Г. Кушинг;
• демонстрируетспособность к самопознанию и чувство юмора;
• обладает цельнойжизненной философией.
Представления оздоровье и болезни в гештальт терапии Ф. Перлза
Согласно представлениямгештальт терапии, здоровый человек находится в равновесии ссамим собой и окружающим миром. Для сохранения гармонии нужно лишьдоверяться «мудрости тела», прислушиваться к потребностяморганизма и не мешать их реализации, т.е. быть самим собой иосуществлять свое «Я».
Невозможностьпользоваться имеющимся потенциалом объясняется стремлением человека ксовершенству. Это стремление подменяет собой требование к глубине,которая могла бы стать естественным способом контакта с миром, еслибы мы не были столь равнодушны к нему. Человек ищет замены миру вокружающих его стимуляторах: представлениях, фантазиях,воспоминаниях, блокируя настоящее. Больным является человек,хронически препятствующий удовлетворению собственных потребностей иследующий ценностям, навязанным извне, поскольку это приводит кнарушению процесса самореализации личности.
Гештальт терапияопирается на три основные понятия: осознанность, ответственность иактуальность. Все три механизма заимствованы из самого переживания,которое может быть только актуальным, т.е. конкретным и происходящимздесь и сейчас; ответственным, поскольку мы делаем то, что считаемнужным и важным; осознанным, потому что мы знаем, что именно мыделаем и переживаем вне зависимости от того, как мы себя обманываем,притворяясь, что искренни с самим собой. Процесс отчуждения отреальности связан с неверием в позитивность результата.
В рамкахгештальт терапии на пути к раскрытию истинной индивидуальностипациент проходит через пять уровней, которые Перлз называет уровняминевроза.
Первый уровень –уровень фальшивых отношений, уровень игр и ролей. Живя согласноожиданиям других людей, человек не способен удовлетворить собственныепотребности и реализовать собственные цели. Отказываясь от самогосебя, больной стремится быть кем то другим.
Второй уровень –фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций.Когда пациент представляет себе, какие последствия могут возникнуть,если он начнет вести себя искренне, его охватывает чувство страха.Человек боится быть самим собой.
Третий уровень –тупик, когда клиент не знает, что ему делать и в каком направлениидвигаться. Он тяжело переживает утрату поддержки извне, но еще неготов к тому, чтобы использовать собственные ресурсы, собственнуювнутреннюю точку опоры.
Четвертый уровень– имплозия, то есть состояние внутреннего отчаяния, смятения,отвращения к самому себе, обусловленное полным осознанием того, чточеловек ограничил и подавил собственную природу. На этом уровневозможно переживание страха смерти.
Пятый уровень –эксплозия, т.е. взрыв. Достижение клиентом этого уровня означаетобретение им способности к переживанию и выражению своих истинныхэмоций.
Таким образом,достижение самого себя возможно через страдание и отказ от себя«защищенного» ради рождения себя «настоящего».Отношения с другими людьми описываются в так называемой молитвегештальтиста: «Я делаю свое, а ты делаешь свое. Я живу в этоммире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям, а ты не длятого, чтобы соответствовать моим. Ты – это ты, а я – этоя. Если нам случится найти друг друга – это прекрасно, а еслинет – то этому нельзя помочь».
Представления опсихическом здоровье в рамках бихевиоризма
Б. Скиннеррассматривает психологический рост как минимизацию дурных условий ивозрастание благотворного контроля над средой. Поощрение(положительное подкрепление), по мнению бихевиористов, способствуетпсихологическому росту, наказание (отрицательное подкрепление) –препятствует. В бихевиоризме личность – сумма паттерновповедения, следовательно, собственно личности в смысле некоейизолированной самости нет места в научном анализе поведения.Концепция здоровья целиком строится на устранении специфическихсимптомов и снижении уровня тревоги.
Психическое здоровье втерминах теории социального научения
А. Бандура, например,уделяет особое внимание понятиям, отражающим нашу способностьудовлетворять требованиям жизни. В его понимании самоэффективность,или осознание собственной способности выбирать именно те видыповедения, которые необходимы для достижения цели, является важнейшейособенностью приспособления. Более того, Бандура утверждает, чтолюди, считающие себя сильными личностями, ставят перед собой болеетрудные задачи, затрачивают больше усилий, и в результате могут бытьболее успешными в достижении своих целей.
Представления опсихическом здоровье в рамках когнитивизма
У здорового, нормальнофункционирующего человека имеется, как утверждается в когнитивнойпсихотерапии, рациональная система установок, которую можноопределить как систему гибких эмоционально когнитивных связей(схем). Эта система носит вероятностный характер, выражает скореепожелание, предпочтение определенного развития событий. Рациональнойсистеме установок соответствует умеренная сила эмоций. И хотя поройэмоции могут носить интенсивный характер, они не захватывают индивиданадолго и потому не блокируют его деятельность, не мешают достижениюцелей.
Расстройства вэмоциональной сфере, ряд психопатологических симптомов представляютсобой результат нарушений в когнитивной сфере: сверхгенерализация,ложные выводы, жесткие установки. Эти нарушения в когнитивной сфереА. Эллис называет иррациональными установками. Человек,пересмотревший свои иррациональные установки, характеризуетсяадекватностью эмоционального реагирования в плане частоты,интенсивности и длительности эмоциональных проявлений (Федоров А. П.,1997).
Представления опсихическом здоровье в гуманистической психологии
Цель гуманистическойпсихотерапии заключается в создании условий для личностного роста.Быть конгруэнтным, то есть быть самим собой, а не таким, какимчеловек хотел бы казаться, – это и есть признак душевногоздоровья (Роджерс К., 1994). Становление человеческого в человекеопределяется «безоценочным позитивным принятием себя идругого», «эмпатическим пониманием» и «конгруэнтнымсамовыражением». У каждого человека существует основнаяпотребность – потребность в самоактуализации. Психотерапия жепредназначена для того, чтобы помогать человеку накапливатьадекватный эмоциональный опыт, эффективно ориентироваться в себе и вокружающих людях. В соответствии с представлениями Роджерса,полноценно функционирующая личность – это синоним оптимальнойпсихологической адаптации, психологической зрелости, конгруэнтности,открытости опыту.
По А. Маслоу, длянормального личностного роста требуется сдвиг относительнойзначимости потребностей от наиболее примитивных (физиологические ипотребности безопасности) к наиболее возвышенным или наиболеечеловеческим (в истине и красоте).
Маслоу вводит понятиесамоактуализации. Для самоактуализирующихся людей характерно «полноеиспользование талантов, возможностей, способностей и т.д. Такие людиреализуют себя и делают все возможное, на что способны. Эти люди вполной мере реализуют свои возможности» (Маслоу А., 1956).Проводя отбор группы людей, как ныне здравствующих, так и умерших,которых можно было бы отнести к самоактуализирующимся, Маслоупопытался найти у них общие качества, которые отличали бы их отобычных людей. В результате он выделил четырнадцать таких качеств:
• Более точноевосприятие реальности и более комфортное с ней взаимодействие.
• Принятие себя,других, природы.
• Спонтанность;отсутствие жесткой конформности.
•Сосредоточенность на проблеме – сознание долга, чувствоответственности.
• Отстраненность,потребность в уединении.
• Автономия,независимость от культуры и окружения.
• Свежестьвосприятия.
• Мистическиепереживания, необъятные чувства («пик переживания»).
• Эмпатия,симпатия ко всем людям, сопереживание им.
• Глубокиемежличностные отношения с другими.
• Демократичность,уважение к другим.
• Умение видетьсредства и цели.
• Философское,неагрессивное чувство юмора.
• Креативность.
Понятиесамоактуализации, введенное Маслоу, в определенном смысле совпадает спредставлением о смысле жизни в гуманистической психологии ифилософии экзистенциализма. Смыслом жизни не может быть какой либоконкретный результат. Смысл жизни скорее заключается в самомпроцессе, в определенном векторе, к которому устремляется человек всвоей ментальной жизни. Поэтому самоактуализация как цельпсихотерапии и психологического консультирования состоит не только вустранении патологии и достижении некоторого условного уровняпсихического здоровья, или нормальности. Целью является сам процесс,а не статическое состояние, которого надо достичь раз и навсегда;адекватной целью должен быть идеал, к которому необходимо стремиться,к которому можно подходить как угодно близко, но достичь егоневозможно.
Cамоактуализация какцель не ограничена психотерапией, психологической коррекцией,психологическим консультированием. Это цель жизни всех людей, которыев той или иной степени не удовлетворены собой, несчастливы, неполностью реализуют свои способности, не в полной мере актуализируютсвой потенциал. Вследствие этого самоактуализация должна быть цельюобщества и всех его институтов: системы образования, брака и семьи,политической, социальной и экономической систем. Самоактуализацияпредставляет собой базовую мотивацию всех людей, это универсальнаяцель не только психотерапии, но и всей жизни. Ни психолог, ни клиетцель не выбирают. Цель уже дана, она присуща человеку как живомуорганизму. Сама природа организма заключается в склонности кактуализации, к которой Роджерс относил тенденцию к росту, развитию,реализации своего потенциала, стремление стать тем, кем можешь стать,то есть самоактуализироваться (Паттерсон С., Уоткинс Э., 2003).
Если самоактуализация –конечная цель, то все обычные цели, которые ставят перед собойпсихологи и психотерапевты, оказывающие психологическую помощь,являются целями промежуточными. К промежуточным целямпсихологического воздействия относят уменьшение симптоматики,снижение тревоги, избавление от душевной боли и страдания, устранениевраждебности и злости, а также редукция неадаптивных (плохих)привычек и приобретение адаптивных привычек. Промежуточными целямимогут быть хорошие супружеские и семейные отношения, успехи впрофессиональной деятельности, развитие способностей и успехи вобучении и т. д.
Некоторые промежуточныецели формулирует Парлофф (Парлофф М. Б., 1967), выделяя, в частности,процесс самоисследования, который может быть описан в виде несколькихпоследовательных и взаимосвязанных стадий.
Самораскрытие .Прежде чем приступить к самоисследованию, клиенты должны раскрыться,выразить свои чувства, в особенности, негативные переживания, которыечаще всего скрываются не только от окружающих, но и от самого себя,сформулировать свои негативные мысли, представления о проблемах инеудачах. Клиенты обращаются за помощью прежде всего в связи сосвоими «проблемами», которые необходимо помочь им четкосформулировать, прежде чем приступать к их разрешению. Самораскрытиепоэтому предполагает честность, открытость, искренность клиента, чтотребует проявления мужества с его стороны.
Самоанализ .Заключается в работе клиентов с выявленным в процессеконсультирования материалом, в исследовании своих истинныхособенностей. Этот процесс имеет свою динамику, протекая иногдаслишком медленно, иногда болезненно для клиента. В процессесамоанализа автор предлагает обратить внимание на сопротивление,представление о котором сформулировано и развито в рамкахпсихоанализа, то есть на нежелание работать с некоторыми неприятнымичувствами, мыслями, мотивами, с отрицательными проявлениямисобственной психологической природы.
Самооткрытие .По мнению автора, самоисследование, или самоанализ, подводит клиентак самооткрытию, осознанию своих истинных психологических черт исвойств.
Самопринятие .Вместе с самооткрытием приходит самопонимание, а следом за ним –самопринятие. Клиенты осознают безуспешность своих попытоксамоактуализироваться, они видят расхождение между своим реальным иидеальным «Я». Они работают по преодолению этогорасхождения, в результате чего формируются более реалистичныепредставления о себе, создается «Я концепция», болееконгруэнтная реальному жизненному опыту. Клиенты обретают способностьпринимать себя такими, какие они есть, а также прикладывать усилиядля приближения к идеалу.
Таким образом,различные авторы, относящиеся к разным теоретическим ориентациям,фактически во многом сходным образом представляют себе здоровую,уравновешенную, полноценную личность, эффективно функционирующую всоциуме. Говорят ли они об индивидуации, самореализации,самоэффективности или используют какие то другие термины, какправило, подразумевается способность быть эффективным в общении и впрофессиональной деятельности, умение строить близкие взаимоотношенияс людьми, формирующие психологически комфортную для самого человека«экологическую нишу». За фасадом этих способностей поумолчанию или в явном виде предполагается наличие определенныхориентиров в виде системы ценностей, представлений, идеалов,формирующих некоторую философию жизни, включающую в себя вопрос о еесмысле. Практически все авторы говорят о целостности,интегрированности здоровой личности, об ее относительной автономии,которая не противоречит способности вступать в близкие отношения слюдьми, развивать и поддерживать эти отношения.
Г. С. Никифоров вмонографии «Психология здоровья» (2002) приводит переченьнаиболее часто упоминаемых в литературе критериев здоровья,распределив их в соответствии с формами проявления психическихявлений (в виде психических процессов, психических состояний,психических свойств). Приведем их в заключение рассуждений опсихическом здоровье, принятом в разных психологических школахмировой науки.
Из психическихпроцессов , по мнению автора, наиболее часто упоминаютсямаксимальное приближение субъективных образов к отражаемым объектамдействительнсоти (адекватность психического отражения); адекватноевосприятие самого себя; способность концентрации внимания напредмете; удержание информации в памяти; способность к логическойобработке информации; критичность мышления; креативность (способностьк творчеству, умение пользоваться интеллектом); дисциплина ума(управление мыслительным потоком).
В число психическихсостояний, отмечает Никифоров, обычно включают эмоциональнуюустойчивость (самообладание); зрелость чувств соответственновозрасту; совладание с негативными эмоциями; свободное, естественноепроявление чувств и эмоций; способность радоваться; сохранностьпривычного самочувствия.
Свойства личности– это оптимизм, сосредоточенность (отсутствие суетливости),уравновешенность, нравственность (честность, совестливость),адекватный уровень притязаний, чувство долга, уверенность в себе,необидчивость, не склонность к лени, независимость,непосредственность (естественность), чувство юмора,доброжелательность, самоуважение, адекватная самооценка,самоконтроль, воля, энергичность, активность, целеустремленность.
Среди критериевпсихического здоровья, отмечает автор, особое значение придаетсястепени интегрированности личности, гармоничности,консолидированности, уравновешенности, а также духовности (доброте,справедливости), ориентации на саморазвитие, обогащение своейличности.
Никифоров формулируетпредставление о социальном здоровье . Его характеризуютследующие свойства личности: адекватное восприятие социальнойдействительности, интерес к окружающему миру, адаптация (равновесие)к физической и общественной средам, направленность на общественнополезное дело, культура потребления, альтруизм, эмпатия,ответственность перед другими, бескорыстие, демократизм в поведении.
Соответственновыделяются наиболее характерные признаки психического нездоровья,которые также могут быть упорядочены на основании той же самойлогики.
В сфере психическихпроцессов признаками нездоровья чаще всего являются неадекватноевосприятие самого себя, своего «Я»; нелогичность;снижение когнитивной активности; хаотичность (неорганизованность) икатегоричность (стереотипность) мышления; повышенная внушаемость;некритичность мышления.
К психическимсостояниям, характеризующим нездоровье, обычно относят чувственнуютупость, беспричинную злость; враждебность; ослабление как высших,так и низших инстинктивных чувств; повышенную тревожность.
По мнению автора, ксвойствам личности нездорового человека можно отнести зависимость отвредных привычек; уход от ответственности за себя; утрату веры всебя, в свои возможности; пассивность («духовное нездоровье»).В целом, отмечает Никифоров, нездоровая личность достаточнодезинтегрирована, ей присущи утрата интересов, любви к близким,пассивная жизненная позиция. В плане самоуправления она отличаетсянеадекватностью самооценки, ослабленным (вплоть до утраты) или,напротив, неоправданно гипертрофированным самоконтролем; ослаблениемволи. Ее социальное неблагополучие проявляется в неадекватномвосприятии (отражении) окружающего мира; дезадаптивном поведении,конфликтности, враждебности, эгоцентризме, стремлении к власти,вещизме.
По нашему мнению,представленные в литературе ориентиры психического здоровья следуетрассматриваеть лишь как некоторые достаточно абстрактные конструкции,которые, возможно, имеют больше теоретическое значение. На практикеже, когда мы сталкиваемся со сложным психологическим миромпереживаний, представлений, страданий, комплексов, пережитых инепережитых психических травм, составляющих индивидуальный жизненныйопыт человека, бывает достаточно трудно установить в этом мире тотпорядок, который соответствует нашим общетеоретическимпредставлениям. Как правило, мы довольствуемся все же восстановлениемнекоторого неустойчивого равновесия между неоднозначными, иногдавнутренне противоречивыми тенденциями человека, предоставляя емусамому определять, каким должен быть его внутренний психологическиймир, допуская лишь некоторые коррективы в соответствии с самымиобщими социальными предписаниями, ограничениями, запретами.
Представления оздоровье и болезни могут быть дополнены еще одной системой ориентировпсихологического консультирования – представлениями о норме ипатологии. Понятия нормы и патологии, хотя и носят клиническийхарактер (а возможно, именно поэтому), все же позволяют консультанту,оказывающему психологическую помощь клиентам, выстраивать адекватноенаправление желаемых изменений в личности клиента, в его психическомстатусе, в котором подчас содержатся патологические черты.
2.4.3. Норма ипатология
Одной из наиболеезначимых теоретических и практических проблем современной психологииявляется диагностическая. Чтобы заниматься психотерапией,психологическим консультированием или психологической коррекцией,необходимо иметь некоторые ориентиры: что считать нормальным, а что –патологическим, от каких личностных черт необходимо клиентаизбавлять, а какие – усиливать, формировать и развивать.Категории нормы и патологии, здоровья и болезни выступают основнымивекторами, задающими систему восприятия и критерии оценки состоянияклиента в процессе консультирования.
Диагностический этап –необходимое звено, предшествующее любой психологической интервенции.Прежде чем оказывать воздействие на человека, необходимо определитьнаправление этого воздействия, опираясь на сильные стороны егопсихической организации. Диагностика предполагает квалификациюнаблюдаемых у клиента психологических особенностей в терминахпсихологических (нормативных) или патопсихологических (болезненных)феноменов. Поэтому проблема здоровья и болезни, нормы и патологиистановится центральной в диагностическом процессе.
Существуют три основныхподхода к определению нормы.
Статистическийподход . Категория нормы используется в качествебазового критерия сравнения текущего (актуального) и постоянного(обычного) состояния людей. С понятием нормы в нашем сознании тесносвязано состояние здоровья. Отклонение же от нормы рассматриваетсякак патология и болезнь. Слово «болезнь» в обыденномязыке используется для характеристики таких состояний, которые некажутся нам «нормальными», «такими, как это обычнобывает», и поэтому требуют особого объяснения. В этом смысленорма – некоторое среднестатистическое состояние, наиболеечасто встречающееся в популяции. Например, большинство людей небоятся оказаться в замкнутом пространстве и вступают вгетеросексуальные контакты, следовательно, отсутствие таких страхов иотсутствие гомосексуальных контактов статистически нормально. Приприменении среднестатистического подхода в категорию патологиипопадают не только слабоумные, но и гениальные, одаренные,талантливые личности, которых в популяции также мало. Кпатологическим будут неизбежно отнесены все случаи необычного,нестандартного, редко встречающегося поведения. Так, женщина, котораядва раза в день чистит зубы своей кошке, будет считаться ненормальнойтолько на том основании, что подавляющее большинство людей так непоступает. Таким образом, статистический подход отсекает чертыличности и формы поведения, за которыми может скрываться яркаяиндивидуальность, оригинальность, необычность, квалифицируя этуоригинальность в терминах психического расстройства. Поэтому данныйподход применяется крайне редко и в ограниченном числе случаев.Однако содержательное, а не интуитивное определение клинической нормыкак теоретического конструкта представляет собой сложную задачу.
Идеологическийподход . Нормой можно считать некоторый идеальныйобразец состояния человека, к которому должны в той или иной мерестремиться все люди, и к которому психолог должен вести своегоклиента в процессе консультирования. Проблема нормы норматива,как отмечают Н. В. Репина, Д. В. Воронцов и И. И. Юматова (2003),связана с проблемой выбора нормативной группы – людей, чьяжизнедеятельность выступает в качестве стандарта, по которомуизмеряется эффективность уровня функционирования организма иличности. В зависимости от того, кого наделенные властью специалисты(психиатры или психологи) включают в нормативную группу,устанавливаются различные границы нормы. В число норм нормативоввключаются не только идеальные нормы, но также функциональные нормы,социальные нормы и индивидуальные нормы.
Функциональные нормыоценивают состояния человека с точки зрения их последствий (вредноили полезно), либо возможности достижения определенной цели(способствует или не способствует это состояние реализации связанныхс целью задач). Социальные нормы контролируют поведение человека,заставляя его соответствовать некоторому желаемому (предписываемомусо стороны окружения) или установленному властью образцу.Индивидуальная норма предполагает сравнение состояния человека не сдругими людьми, а с состоянием, в котором человек обычно пребывалраньше и которое соответствует его личным (а не предписываемымобществом) целевым установкам, жизненным ценностям, возможностям иобстоятельствам жизни. Другими словами, индивидуальная норма естьидеальное с точки зрения индивида, а не доминирующей социальнойгруппы или ближайшего окружения, состояние, учитывающееработоспособность и возможности самореализации конкретного человека.Для оценки нормальности (соответствия норме) психологическогосостояния личности психологом или психиатром могут применяться любыеиз этих норм. Поэтому процесс оценки психологического состояния(статуса) индивида очень часто приобретает скрытый политический,подверженный идеологическому влиянию характер, поскольку в конечномсчете критерием оценки оказывается система ценностей, доминирующая вобществе или в сознании отдельно взятой группы людей (Репина Н. В.,Воронцов Д. В., Юматова И. И., 2003). Применение идеологическогоподхода к определению нормы также носит частный, ограниченныйхарактер.
Феноменологическийподход . Этот подход в настоящее время доминирует впсихологии и психиатрии. В книге «Клиническая и медицинскаяпсихология» В. Д. Менделевич (1998) приводит несколькоосновополагающих принципов разграничения психологических ипсихопатологических феноменов, базирующихся на феноменологическомподходе к оценке нормы и патологии. В качестве первого принципа авторцитирует принцип К. Шнайдера, который говорит о том, что «всвязи с возможностью полного феноменологического сходства психическойболезнью (психопатологическим симптомом) признается лишь то, чтоможет быть таковой доказано». Для этого необходимо, наряду скритерием доказанности (достоверности) ввести еще один критерий изобласти логики – критерий вероятности, считает Менделевич.Доказательство, согласно принципу Шнайдера, базируется на «двухлогиках»: оценке логики поведения и объяснения этого поведенияиспытуемым и логике доказательства. Еще одним принципом, которомуследует научная диагностика, является принцип «презумпциипсихической нормальности». В соответствии с ним человекизначально является для всех психически здоровым, пока не доказанопротивное. Никто не вправе требовать от него подтверждения этогоочевидного факта.
Феноменологическийподход в диагностике использует принципы понимающей, а не объясняющейпсихологии. За одним и тем же переживанием могут скрываться какпсихологически понятный феномен признак, так ипсихопатологический симптом. С этой точки зрения не существуетоднозначно патологических психических переживаний. Каждое из нихможно отнести как к нормальным, так и к анормальным. Поскольку мыникогда не в состоянии непосредственно воспринимать чужое психическоетаким же образом, как и физическое, речь может идти, по мнению К.Ясперса, лишь о представлении, в чувствовании и понимании, достижимыхпосредством перечисления ряда внешних признаков психическогосостояния и условий, при которых оно возникает, чувственногонаглядного сравнения и символизации. Именно поэтому Ясперс отводилтакую роль самоописаниям больных, а также развернутым историямболезни, где необходимо давать отчет о каждом психическом феномене, окаждом переживании, не ограничиваясь общим впечатлением и отдельными,специально отобранными деталями.
Использованиефеноменологического метода в диагностическом процессе, по Ю. С.Савенко, должно включать восемь применяемых последовательнопринципов:
• Рассмотрениесамого себя как тонкого инструмента, органа постижения истины.Убеждение в необходимости для этого чистой души.
• Особая установкасознания и всего существа: благоговейное отношение к Истине иПрироде, трепетное – к предмету постижения.
• Боязнь не то,что навязать, даже привнести что то инородное от себя, замутнитьпредмет изображения, исказить его. Важно не доказать свое, невытянуть, не навязать, не выстроить, а, забыв себя, отрешившись отвсех пристрастий, войти в предмет изображения, раствориться в нем,уподобиться ему, и, таким образом, не построить, а обнаружить,т. е. адекватно понять, постичь. Этому служит… «очищение»от всех теорий и гипотез, от всех пристрастий и предубеждений, отвсех данных науки, «сколь бы очевидными они ни были».Временная «приостановка веры в существование» всех этихсодержаний, отключение от них высвобождает феномены из контекстанашей онаученной картины мира, а затем и повседневного образа жизни,«сохраняя при этом их содержание в возможно большей полноте ичистоте».
• «Феноменологияначинается в молчании», внутренней тишине, забвении всего, неотносящегося к данному акту постижения, отключении от круговертисобственных забот.
• Полноесосредоточение внимания на предмете, точнее, на его «горизонте»,т. е. не только моменте непосредственного восприятия, но всех «до»и «после», всех скрытых, потенциальных, ожидаемыхсторонах предмета, т. е. на предмете, взятом во всем его смысловомполе.
• Процедура«свободной вариации в воображении», в которой совершаетсясовершенно произвольная модификация предмета рассмотрения в различныхаспектах посредством мысленного помещения его в разнообразныеположения, ситуации, лишения или добавления различных характеристик,установления необычных связей, взаимодействия с другими предметами ит. д. Задача – уловить в этой игре возможностей инвариантностьварьируемых признаков. Этим достигается усмотрение сущности в видеконституирования феномена в сознании в ходе постепенной«кристаллизации» его формы. Это и есть «категориальноесозерцание».
• По словамГуссерля, «лишь тот, кто испытал подлинное изумление ибеспомощность перед лицом феноменов, пытаясь найти слова для ихописания, знает, что действительно значит феноменологическое видение.Поспешное описание до надежного усмотрения описываемого предметаможно назвать одной из главных опасностей феноменологии». Всвязи с частой уникальностью описываемого используется описание черезотрицание, описание через сравнение (метафоры, аналогии), описаниечерез цитирование и передачу целостных картин поведения.
• Истолкованиескрытых смыслов, герменевтика (Менделевич В. Д., 1998). Клиент,обращаясь к консультанту за психологической помощью, хочет не просторешить какую либо психологическую проблему, избавиться отсимптома, от страдания и душевной боли, а хочет большего –объяснения, как правильно жить, чтобы стать счастливым. Существуетнекоторое общее для всех клиентов желаемое направление изменений –стремление к счастью, которое должен учитывать психолог, работающий счеловеческими проблемами.
2.4.4. Что такоесчастье?
Создается впечатление,что люди интуитивно понимают, что такое счастье. Они имеют довольночеткое представление о его связи с позитивными эмоциями иудовлетворенностью жизнью, или субъективным благополучием.
Счастье – единыйфактор человеческого опыта, однако оно состоит из трех отчастинезависимых факторов: удовлетворенности жизнью, наличиемположительных эмоций и отсутствием отрицательных эмоций, считает М.Аргайл.
В структуре счастьявыявляются как когнитивные (познавательные), так и эмоциональныекомпоненты, причем показатели счастья больше коррелируют сэмоциональными компонентами. Так, основным показателем счастьятрадиционно считается эмоция радости. Люди испытывают самыеразнообразные отрицательные эмоции (гнев, тревогу, депрессию и т.д.),но только одну положительную – эмоцию радости. При этом еслирадость – эмоциональная сторона счастья, то удовлетворенность –его когнитивная сторона. Большинство современных исследованийпоказывают наличие трех основных элементов, составляющих счастье:удовлетворенность, положительные эмоции и отрицательные эмоции. Всеони тесно взаимосвязаны друг с другом.
Положительные иотрицательные эмоции относительно независимы друг от друга. Котрицательным эмоциям относятся, прежде всего, тревога и депрессия.Тревога – направленная в будущее эмоция, связанная с ожиданиемвозможных неудач. Депрессия – скорбь об утраченном объекте –связана с переживанием прошлого.
В отличие от тревоги,направленной в будущее, и депрессии, связанной с прошлым, эмоциярадости соответствует настоящему времени. Исследования позитивногонастроения и положительных эмоций выявили, что они включают в себячувства удовольствия, ощущение легкости и уверенности в себе. Вработе К. Изарда (1977) показано, что данные эмоции складываются изочень высокого уровня радости, достаточно высокого уровняувлеченности и меньшего уровня эмоции удивления.
Существует еще однаразновидность радости – радость, которую испытывают люди,занимающиеся экстремальными видами спорта, искатели острых ощущений,жаждущие сильных переживаний; хотя у некоторых людей положительныеэмоции возникают при удачном приземлении благодаря чувству облегченияили возбуждению (Цукерман М., 1979).
Позитивноеэмоциональное состояние, противоположное радости возбуждению,ощущение расслабленности, которое люди испытывают, например, когдасмотрят телевизор.
Выделяют также чувствоглубокой радости, порождаемое, например, мощной музыкой, близкимиотношениями с другими людьми или удовольствием от общения с природой.Уотерман выявил в этой связи такие переживания, как «чувство,что живешь по настоящему» и «чувство, что ты можешьбыть самим собой» (Уотерман А., 1993). Маслоу говорит о такназываемых «пиковых переживаниях», для которыххарактерны: поглощенность, концентрация внимания; осознание силы;большая радость, ценность и смысл; непосредственность, легкость;интеграция и идентичность.
Наиболее частымипричинами радости являются: общение с друзьями, успех в жизни,физическое удовольствие (еда, напитки, сексуальные отношения).Частота общения с друзьями и частота сексуальных отношений сильносвязаны со счастьем. Для продуцирования позитивных эмоциональныхсостояний наиболее часто используются физические упражнения, музыка идостижение успеха в выполняемой деятельности.
В качестве основныхпричин счастливого состояния традиционно указываются три: оптимизм,наличие цели в жизни, высокая и стабильная самооценка. Эти трипоказателя можно считать основными элементами позитивного мышления.
Психологическоеблагополучие, в соответствии с проведенными исследованиями счастья,состоит из: принятия себя; позитивных отношений с другими;независимости; контроля над обстоятельствами; наличия цели в жизни;личностного роста. Важным компонентом субъективного благополучияявляется отсутствие дистресса, депрессии и тревоги.
Аргайл, подведя итогиразличных экспериментов, составил список самых распространенныхисточников радости: прием пищи, межличностные взаимосвязи исексуальные отношения, физические упражнения и занятия спортом,алкоголь и другие наркотики, успех и социальное одобрение, применениеумений, музыка и другие виды искусства, а также религия, погода иокружающая природа, отдых и релаксация. Кроме того, указывает Аргайл,радостное событие часто содержит не один из указанных факторов, анесколько. Так, танцы предполагают наличие музыки, физическойактивности и социального взаимодействия с друзьями. Игра в команде –физические упражнения, успех, сотрудничество и, разумеется, победу.
По мнению Аргайла,способность чувствовать себя счастливым является врожденнойхарактеристикой человека. Подобно тому, как существуют люди, по своейприроде склонные к депрессии и отчаянию, точно так же есть люди,склонные к счастью. Можно предположить, что эта склонность к счастьюопределяется специфической структурой личности, характеризующейсясоотношением черт личности. В эту структуру входятэкстраверсия интроверсия, нейротизм, тревожность, самооценка.Имеет значение также контроль и наличие цели в жизни.
Счастье довольно сильнокоррелирует с такой личностной чертой, как экстраверсия.Экстраверсия интроверсия – характеристикаиндивидуально психологических различий человека, крайние полюсыкоторой соответствуют преимущественной направленности личности либона мир внешних объектов (экстраверсия), либо на явления егособственного субъективного мира (интроверсия). Экстравертированныйтип личности характеризуется обращенностью на окружающий мир, объектыкоторого, подобно магниту, притягивают к себе интересы, жизненнуюэнергию субъекта, что в известном смысле ведет к отчужденностисубъекта от себя самого, к принижению личностной значимости явленийего субъективного мира. Экстравертам свойственны импульсивность,инициативность, гибкость поведения, общительность, социальнаяадаптированность. Для интровертированного типа личности характерныфиксация интересов на явлениях собственного внутреннего мира, которымон придает высшую ценность, замкнутость, социальная пассивность,склонность к самоанализу, затруднение социальной адаптации(Петровский А. В., Ярошевский М. Г., 1998).
Экстравертированностьсопряжена с более выраженным переживанием счастья. Считается, чтосчастье экстравертов объясняется предпочтением, которое те оказываютприятным социальным ситуациям. Можно сказать, считает Аргайл, чтоэкстраверсия – причина счастья. Ларсен и Кетелаар (1991)установили, что экстраверты сильнее интровертов реагируют наположительные стимулы – сочетание экставерсии с приятнымиситуациями вызывает значительные позитивные эмоции
Следует учитывать такжеи то, что каждый человек в силу специфики собственной уникальнойпсихологической структуры предпочитает находиться в определенныхситуациях, предрасполагающих к переживанию счастья или несчастья.Каждый из нас тяготеет к переживанию определенных эмоций, копределенному стилю восприятия и оценки происходящих событий. Так,интроверты предпочитают одиночество, связанное с дефицитом социальнойподдержки, и часто бывают склонны близость других людейинтерпретировать как нападение и агрессию, что провоцируетпереживание негативных эмоций. Экстраверты больше времени посвящаютзанятиям, связанным с общением, что обеспечивает им эмоциональныйконтакт и социальную поддержку, за которыми следуют приятныепереживания. Продолжительные благоприятные взаимоотношения усиливаютэкстраверсию, а это, в свою очередь, усиливает благополучие.
Те, у кого высокуровень тревожности, имеются какие либо невротические черты либослабо развитые социальные навыки, избегают социальных ситуаций,присутствия большого количества людей. Они так организуют своюсоциальную жизнь, что рискуют оказаться в ситуации эмоциональнойдепривации, провоцирующей переживание неудовлетворенности, депрессиии печали. Индивиды с плохо развитыми социальными навыками избегаютбольшинства ситуаций, от которых другие люди получают удовольствие.
Отвечая на вопрос отом, почему экстраверты счастливее интровертов, Грей (1982),предположил, что благодаря специфике их мозговой структуры первыеболее чутко реагируют на вознаграждения, а значит, и счастливее.Невротики же более чутки к наказанию, а потому несчастны. Методысоздания позитивного эмоционального настроя воздействуют сильнееименно на экстравертов. По Аргайлу, счастье экстравертов обусловленотакже их высокой способностью испытывать радость от дружескогообщения. Они получают от такого рода социального взаимодействияудовольствие, поскольку обладают превосходно развитыми социальныминавыками. Хиди с коллегами (1985), проведя лонгитюдное исследование,определили: экстраверсия предрасполагает, особенно молодых людей, ктому, чтобы искать благоприятные жизненные события, в частности, всферах труда и досуга. Это стремление реализуется решением воссоздатьдля себя такое событие или же изменением сложившихся обстоятельств,что способствует большему благополучию, а также усилениюэкстраверсии. По результатам лонгитюдного исследования Аргайл и Лу(1990) установили, что экстраверсия предсказывает проявление счастьяна 5 месяцев вперед, однако данная связь опосредована иным свойством– ассертивностью (уверенным стилем поведения), т. е. умениемоказывать влияние на других, оставаясь при этом с ними в хорошихотношениях. Обследования людей, страдающих от депрессии(несчастных), показывают, что ими оказываются одинокие, ведущиеуединенный образ жизни и с трудом общающиеся с другими люди, то естьте, кому недостает социальных навыков.
Еще однопсихологическое свойство, определяющее способность человекачувствовать себя счастливым, – нейротизм. Нейротизм –нервно психическая неустойчивость, неуравновешенность,эмоциональная лабильность (подвижность эмоциональных процессов).Качество, противоположное нейротизму, – стабильность,уравновешенность, сбалансированность нервно психическихпроцессов. Высокая эмоциональная стабильность является защитнымфактором во взаимодействии со стрессорами; нарушение поведения подвлиянием стрессоров легче наступает при малой выраженности этогофактора. Нейротизм характеризуется сильной отрицательнойкорреляционной связью с ощущением счастья. Из всех компонентовблагополучия нейротизм сильнее всего коррелирует с негативнымиэмоциями (Costa and McCrar, 1980). Отсутствие таких негативныхэмоциональных состояний, как тревога и депрессия, – одноиз главных компонентов счастья, или субъективного благополучия,обуславливающего высокое качество жизни.
Людям с выраженнымнейротизмом свойственна не только психологическая неустойчивость,изменчивость, подвижность, но также и тревожность, т. е. склонностьвоспринимать широкий круг ситуаций в качестве угрожающих, а такжесклонность к депрессивному реагированию, связанному спролонгированным переживанием потерь. Тревожность – повышеннаячувствительность к угрозе, под воздействием которой прогнозируетсянеуспех. Депрессивность – склонность к повторному переживаниюнеудач, формирующая негативную жизненную перспективу. Нейротизмоказывает специфическое воздействие как на эмоциональный фон,придающий определенную окраску всем происходящим событиям, так и накогнитивные процессы, связанные с восприятием этих событий, ихинтерпретацией и приданием им смысла.
Многие ученые считают,что со счастьем связана самооценка. Самооценка – оценкаличностью самой себя, своих возможностей, качеств и места средилюдей. Относясь к ядру личности, самооценка является важнымрегулятором ее поведения. От самооценки зависят взаимоотношениячеловека с окружающими, его критичность, требовательность к себе,отношение к успехам и неудачам. Тем самым самооценка влияет наэффективность деятельности человека и дальнейшее развитие еголичности. Самооценка тесно связана с уровнем притязаний человека,т.е. степенью трудности целей, которые он ставит перед собой. Люди снизкой самооценкой в значительной степени подвержены стрессу, так какплохо думают о себе, не доверяют своему мнению и сомневаются вправильности своих действий. Устойчивая и высокая самооценка –показатель психологического благополучия личности, степени ееудовлетворенности собой и своей жизнью в целом. Человек с высокойсамооценкой, при всех обстоятельствах сохраняющий уважение к себе,более устойчив к неудачам, чем человек с чувством внутреннейущербности. Высокая самооценка и уважение к себе –неисчерпаемый резервуар поисковой активности. Особенно наглядно этопроявляется в творчестве. В процессе любого творчества,художественного или научного, отдельные неудачи неизбежны. Человек свысокой самооценкой извлекает из этих неудач уроки и ищет другиепути. Он ориентирован на задачу, а не на подтверждение своихвозможностей. Для человека с низкой самооценкой любая неудачаоборачивается личностным крахом, он, прежде всего, оценивает самогосебя и, выставив себе отрицательную оценку, приходит в отчаянье.
Установлено, чтоудовлетворенность человека самим собой связана с общейудовлетворенностью сильнее, чем какой либо другой аспектличности. Самооценка чаще, чем прочие когнитивные переменные,рассматривается в качестве компонента благополучия. В исследованияхсчастья было показано, что для переживания субъективного благополучиячеловека самооценка должна быть чуть завышенной. Если же онаадекватна, т.е. соответствует способностям личности, то речь идет отак называемом депрессивном реализме, характерном, в частности, дляроссийского менталитета.
Важным компонентом,располагающим к переживанию счастья, является контроль .Термин «интернальный» (внутренний) контроль был введенРоттером (1966), который полагал, что индивиды обладают «обобщеннымиожиданиями» относительно того, находятся ли события в их власти(интернальный локус контроля) или же они зависят от других людей,судьбы или простого везения (экстернальный локус контроля). Во многихнаучных работах установлена высокая степень корреляции междувыраженностью внутреннего контроля и субъективного благополучия. Этахарактеристика близка к понятию сознательности, посколькуобязательность, установка на достижение цели, старательность,самодисциплина и осмотрительность выражают стремление контролироватьсобытия.
Интерналы отличаютсявысоким уровнем саморегуляции, позволяющим им контролироватьнегативные эмоции, импульсивные действия и блокироватьдезинтегрирующее влияние на сознание психотравмирующих воздействий.Для экстерналов же характерен низкий уровень саморегуляции. Главнаяхарактеристика экстерналов, по мнению Анцыферовой, –отрицание личной ответственности, которая является общим знаменателемвсех внешних атрибуций. Интерналы с их чувством личнойответственности и верой в свою способность справляться с негативнымисобытиями преуспевают и в профессиональной деятельности.
Интерналы, иликонструктивно преобразующие, активные типы личности, воспринимаюттрудную проблему в совокупности ее положительных и отрицательныхсторон, в ее связях с другими событиями. Неопределенность условийпобуждает их к поиску новой информации. Психологи выделили особуючерту совладающих личностей – сенситивность, представляющуюсобой повышенную чувствительность к незаметным особенностям ситуаций,к отдаленным ассоциациям, помогающим справиться с трудностями.Уверенные в своих способностях контролировать негативные события, онивоспринимают мир как источник «вызовов», как возможностьиспытать свои силы. Неудачи не обескураживают интерналов, не снижаютих самооценки, а используются в качестве полезной информации,свидетельствующей о необходимости изменить направление поисковрешения. Стрессоустойчивость позволяет им сохранять здоровье даже вочень суровых условиях (Анцыферова Л. И., 1994).
Большинствоисследователей согласны с тем, что внутренний (интернальный) контрольявляется фактором счастья. Это, по мнению Аргайла, являетсяпротивоположностью теории «выученной беспомощности»(беспомощности, усвоенной в результате нескольких безуспешныхпопыток), позволяющей объяснить особый взгляд на вещи, присущийстрадающим от депрессии людям. Депрессивные субъекты понимают, что немогут достичь желаемых целей или предотвратить наступлениенежелательных событий, и причина этого скрыта в них самих. Страдающимот депрессии свойственен вполне определенный способ «приписывать»неблагоприятные события: они думают, будто сами явились причинойпроисшествий, и такое положение вещей сохранится в будущем.Установлено, что для счастливых людей характерны сходные, нопозитивные реакции на радостные события: они убеждены, будто самивызвали их и подобное повторится в дальнейшем и в других сферах(Аргайл и др., 1989). «Контрольные ожидания» коррелируютс позитивным отношением к жизни и с самооценкой. Такая характеристикачеловека, как вера в собственные силы, сильно связана с общейудовлетворенностью жизнью, и противостоит депрессии.
Некоторые авторы вкачестве важной составляющей счастья рассматривают оптимизм .Для большинства людей, отмечает Аргайл, характерно позитивноеотношение к миру, однако у одних оно более выражено, чем у других.Оптимизм определяется как обобщенное ожидание того, что будущиесобытия окажутся позитивными. Оптимистически настроенным людямсвойственно так называемое позитивное мышление, которое включает всебя: преобладание размышлений позитивного содержания; приписываниесвоим личным заслугам благоприятных, а не плохих событий; обладаниепрекрасным чувством юмора, что позволяет человеку видеть комическуюсторону вещей, воспринимая неблагоприятные события иронически.Оптимизм сильно влияет на состояние физического и психическогоздоровья, в частности, на состояние иммунной системы. Оптимистыиспытывают меньше стрессов и им не свойственен такой способ борьбы струдными жизненными обстоятельствами, как избегание.
Многие авторы полагают,что взгляд на жизнь складывается из двух достаточно автономныхфакторов – оптимизма и пессимизма. Оба коррелируют с инымиаспектами благополучия, причем пессимизм сильнее (отрицательнымобразом). Отсутствие пессимизма и наличие оптимистического взгляда нажизнь – важные составляющие счастья.
Тесно связана сощущением счастья и такая психологическая характеристика человека,как наличие цели в жизни . Ощущение осмысленности жизнивозникает у человека, когда у него появляются долгосрочные планы илицели. В этой связи можно обратиться к опыту В. Франкла, который,выжив сам в концентрационном лагере, помог выжить другим и на основеэтого опыта создал собственную психотерапевтическую технологию, такназываемую «логотерапию», основанную на придании смыславсем происходящим событиям, какими бы жестокими и бессмысленными онини казались. Франкл помогал другим находить цель, которая, придаваясмысл происходящему, спасала от гибели. Это могла быть забота оближнем, написание книги или выполнение иного задания. Ощущениеосмысленности, давая иллюзию контроля над происходящими событиями,стабилизирует картину мира, в котором появляется закон и порядок.Можно сказать, что люди становятся более счастливыми, когда ощущают,что их жизнь имеет смысл.
Кантор и Сандерсон(1999) утверждают, что для психологического благополучия важноучаствовать в занятиях, имеющих высокую ценность, и действовать внаправлении личных целей. Участие в таких занятиях повышает уровеньблагополучия в нескольких аспектах:
• формируетощущение личного участия в деятельности и своей цели, посколькувыполняются ценные и требующие приложения усилий задачи (ощущение,которое отсутствует у людей, страдающих от депрессии);
• придаетповседневной жизни структурированность и осмысленность;
• помогаетсправляться с ежедневными проблемами и несчастьями (восстанавливаетволю к жизни);
• укрепляетсоциальные связи и способствует более активному участию в социальнойжизни.
Ощущение счастьякоррелирует с фактором эффективности деятельности, который включает всебя отсутствие трудностей, стресса или дефицита времени, а такжеположительные результаты и контроль.
ГЛАВА 3 ПРАКТИКА КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

3.1. ПРИНЦИПЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Во многих профессияхсуществуют свои обязательные для специалистов принципы и требования.Так, в ряде стран мира существуют этические кодексы психолога,определяющие деятельность профессионала (Ethical Principles ofPsychologists, 1981). Для тех, кто непосредственно работает с людьмив сфере психологического воздействия, эти нормы еще жестче и строже,еще больше требований и ограничений накладывают они напсихолога практика (Speciality Guidelines for the Delivery ofServices by Counseling Psychologists, 1981). Далеко не всегдасуществуют однозначные и простые ответы на этические и моральныепроблемы, возникающие в психологической практике. Об этическихпринципах психологического консультирования и психотерапии написанытома, в которых подробно обсуждаются сложные ситуации. Например, какследует вести себя консультанту, если в ходе приема он узнает, чтоего клиент замышляет асоциальный поступок, если он видит следы побоеви насилия на теле у ребенка, если родители хотят узнать что то освоем скрытном ребенке подростке и т. д. Несоблюдениепрофессиональных принципов и требований в некоторых странах(например, в США) может привести к тому, что психолог лишаетсядиплома, права на практику и предложение своих профессиональных услуги т. д.
Конечно же, в нашейстране ожидать, что несоблюдение профессиональных принципов итребований будет строго наказываться, пока не приходится. Для этогопросто нет необходимых условий: организованного профессиональногосообщества, юридически узаконенных лицензий и разрешений на практику,унифицированной системы подготовки и т. д. Но тем не менее,определенные принципы поведения психолога консультантасуществуют, и следование им не только обеспечивает этичностьпрофессиональной деятельности, но и является залогом успешностипсихологического воздействия. Остановимся подробнее на некоторыхэтических требованиях, следование которым, с нашей точки зрения,является особенно важным (Бодалев А. А., Столин В. В, 1987; Столин В.В., 1982).
Доброжелательное ибезоценочное отношение к клиенту . Это требование направлено нато, чтобы клиент чувствовал себя спокойно и комфортно во времяприема. Доброжелательное отношение подразумевает не просто следованиеобщепринятым нормам поведения, но и умение внимательно слушать,оказывать необходимую психологическую поддержку, не осуждать, астараться понять и помочь каждому, кто обращается за помощью.
Ориентация на нормыи ценности клиента . Этот принцип подразумевает, что психолог вовремя своей работы должен ориентироваться не на социально принятыенормы и правила, а на те жизненные принципы и идеалы, присущиеклиенту. Эффективное воздействие возможно лишь при опоре на системуценностей самого клиента, критическое же отношение консультанта можетпривести к тому, что пришедший на прием человек замкнется, не сможетбыть искренним и открытым, а, следовательно, и возможностиконсультативного воздействия окажутся практически нереализуемыми.Принимая же ценности клиента, уважая их и отдавая им должное,консультант сможет воздействовать на них в том случае, если ониявляются препятствием на пути нормального функционирования человека.
Запрет давать советы. Клиентам нельзя давать советы. Основания для этого достаточношироки и многообразны. Прежде всего, каков бы ни был жизненный ипрофессиональный опыт психолога, дать гарантированный совет другомуневозможно – жизнь каждого уникальна и непредсказуема. К томуже советуя, консультант полностью берет на себя ответственность запроисходящее, что не способствует развитию личности консультируемогои его адекватного отношения к действительности. В такой ситуациипсихолог ставит себя в позицию «гуру», что реально вредитконсультированию, приводит к тому, что у клиента, вместо активногостремления разобраться в своей жизни и изменить ее, формируетсяпассивное и поверхностное отношение к происходящему. При этом любыенеудачи в реализации совета обычно приписываются консультанту какдавшему совет авторитету, что, естественно, мешает пониманию клиентомсвоей роли в происходящих с ним событиях.
Анонимность –важнейшее условие психологического консультирования. Любаяинформация, сообщенная клиентом психологу, не может быть передана безего согласия ни в какие общественные или государственные организации,частным лицам, в том числе родственникам или друзьям. Из этогоправила существуют исключения (о которых клиент всегдапредупреждается заранее), специально оговоренные законом во многихстранах. В нашей стране таким исключением, пожалуй, можно считатьситуацию, когда психолог узнает во время приема о серьезной угрозедля чьей либо жизни. Но, конечно же, даже в этой ситуации егодействия должны быть максимально осторожными и соотноситься синтересами клиента.
Разграничение личныхи профессиональных отношений . Существует немало очень опытных ипрофессиональных консультантов, которые попадали в ловушку, переходяс клиентами на дружеские отношения или пытаясь оказыватьпрофессиональную помощь своим друзьям и ближайшим родственникам. Этотпуть таит в себе немало опасностей и не только потому, что, какизвестно, в своем отечестве пророка нет и любые рекомендации иоткровения с близкими легко обесцениваются, но и по многим другимпричинам; о некоторых из них будет сказано ниже.
В психотерапиисуществуют два важнейших понятия, имеющих огромное значение дляработы с пациентами:
• «перенос»– склонность клиента переносить и проецировать напсихотерапевта и отношения с ним свои отношения со значимыми людьми,основные проблемы и конфликты;
• «контрперенос»– склонность психотерапевта проецировать свои отношения созначимыми людьми и основные внутренние проблемы и конфликты наотношения с пациентом.
Эти понятия, введенныев психоанализ Фрейдом, на сегодняшний день широко используются врамках самых разных направлений психотерапии. Они означают, что любыечеловеческие отношения и даже специфические отношения, складывающиесяв рамках психотерапии, находятся под влиянием внутренних личныхпотребностей и желаний человека, которые он чаще всего не осознает.Более того, даже профессионал психотерапевт часто оказывается«обезоружен» контрпереносом. Именно для того, чтобыпонимать, управлять и уметь использовать в целях анализа свойконтрперенос, как, впрочем, и ряд других личных и межличностныхфеноменов, для начинающего психотерапевта существует обязательноетребование прохождения своего собственного анализа и долгой работы ссупервизором.
В той или иной степениэти феномены действуют и в процессе консультирования. Но трудноожидать, что человек, не получивший специальной и углубленнойподготовки, сможет успешно работать с этими сложнейшими явлениями.Для консультанта достаточно понимать, что сохранение его авторитетадля клиента во многом связано с тем, что последний мало знает о немкак о человеке, у него нет оснований ни восхищаться психологом, ниосуждать его как личность. Установление тесных личных отношений междуконсультантом и клиентом приводит к тому, что они, как близкие люди,начинают удовлетворять те или иные потребности и желания друг друга,и консультант уже не может сохранять объективную и отстраненнуюпозицию, необходимую для эффективного разрешения проблем клиента.
Десятилетие назад взарубежной практической психологии активно дискутировались ианализировались различные последствия вступления клиента иконсультанта (психотерапевта и пациента) в личные, в том числесексуальные отношения, а также возможные влияния этого фактора напроцесс терапии. Различных точек зрения было множество. Но общийвывод, к которому привели эти дискуссии, один: по возможности личныхотношений лучше избегать, а если что то подобное все жеслучилось, следует быть максимально осторожным, стараться действоватьпрежде всего в интересах клиента и как можно скорее прервать процессконсультирования или психотерапии (Дальберг С.С., 1973).
3.1.1. Включенностьклиента в процесс консультирования
Чтобы процессконсультирования был эффективным, клиент во время приема долженчувствовать себя максимально включенным в беседу, ярко и эмоциональнопереживать все, что обсуждается с консультантом. Для обеспечениятакой включенности психолог должен следить за тем, чтобы развитиеразговора выглядело для клиента логичным и понятным, а также чтобычеловек не просто «внимал» специалисту, а ему былодействительно интересно. Ведь только в том случае, если понятно иинтересно все, что обсуждается, можно активно искать пути разрешениясвоей ситуации, переживать и анализировать ее.
Бывает, что во времяприема клиент вдруг теряет интерес к обсуждаемой теме, устает,внутренне не соглашается, но не хочет говорить об этом. В этойситуации не стоит «нагнетать атмосферу», настаивать,пытаться выяснить все до конца. Лучше, если психолог сменит тему,пошутит и таким образом разрядит обстановку, сохранив за счет этоговключенность и интерес клиента к процессу консультирования иобеспечив продуктивность психологического воздействия (Алешина Ю.Е.,1994).
3.1.2. Условияпроведения консультирования
Есть ряд специальныхтребований, предъявляемых к ситуации, к обстановке, в которойпроводится психологическое консультирование. Оптимальными внешнимиусловиями проведения психологического консультирования являютсяследующие:
• Наличиеотдельного, изолированного, тихого помещения, куда не доносятсяпосторонние, отвлекающие внимание консультанта и клиента звуки, куданет доступа посторонним лицам во время проведения консультации.
• Удобноеразмещение в этом помещении консультанта и клиента, лучше всего рядомдруг с другом или напротив друг друга под небольшим углом, нарасстоянии от 60–70 см до 100–110 см. При этом междуконсультантом и клиентом не должно находится ничего, кроме небольшогописьменного столика.
• Организация ипроведение консультации в такое время, когда клиент никуда не спешити не находится в плохом физическом состоянии или настроении.
• Клиент во времябеседы с психологом консультантом должен иметь возможностьотвести взор, повернуться вполоборота или боком кпсихологу консультанту.
• Желательно,чтобы время начала и окончания консультации заранее было четкооговорено.
• В помещении, гдепроводится консультация, могут находиться часы, но они не должнырасполагаться непосредственно между консультантом и клиентом. Лучшевсего, если часы будут висеть на стене напротив консультанта заклиентом или сбоку, не попадая на глаза клиенту во времяконсультации.
• В помещении недолжно быть никаких посторонних предметов, которые отвлекали бывнимание клиента, настораживали его или настраивали отрицательно. Вравной мере это касается всего, что может происходить в помещении вовремя проведения консультации.
• Рекомендуется,напротив, чтобы то, что находится в помещении или происходит в нем,успокаивало клиента, создавало у него хорошее, комфортное настроение.
• На определенныхэтапах психологического консультирования допускается звучание впомещении негромкой, приятной музыки (Немов Р. С., 1999).
3.1.3. Общие задачипсихологического консультирования
Разными авторамивыделяются различные задачи и цели психологического консультирования,формулируются разные принципы и этапы. Однако любой консультативныйпроцесс предполагает решение некоторых общих задач, среди которыхможно выделить создание доверительной атмосферы, снятиепсихологического напряжения, нивелирование негативных эмоциональныхпереживаний клиента, отреагирование, осознание и прояснение проблем,выдвижение и анализ возможных способов разрешения проблемнойситуации, выбор из нескольких альтернатив и принятие решения,составление плана действий и программирование, эмоциональнаяподдержка. В зависимости от ситуации консультант больше времени ивнимания уделяет решению той или иной конкретной задачи. Рассмотримболее подробно содержание перечисленных общих задач психологическогоконсультирования.
Созданиедоверительной атмосферы и снятие напряжения . Пациент, какправило, обращается за психологической помощью, находясь в состоянииаффективной загруженности. Прежде чем попасть на прием кконсультанту, он уже попробовал, и не один раз, самостоятельно решитьсвою проблему, исчерпал все свои возможности. Потерпев неудачу,клиент испытывает фрустрацию – состояние, когда на путидостижения значимой цели (решения проблемы) он встречаетнепреодолимое препятствие (сопротивление окружающих, недостаточностьсобственных психологических ресурсов). Переживание фрустрациисопряжено с ростом психологической напряженности, переживаниемнеудовлетворенности, разочарования, неудовольствия, обиды, печали идругих негативных эмоций. Это свое эмоциональное состояние клиент ипредъявляет консультанту, часто в качестве психологической проблемы,требующей решения. Поэтому консультант должен быть готов решитьзадачу оптимизации эмоционального состояния клиента. Как правило,эмпатическое и партнерское отношение к клиенту возвращает емууверенность в се6е. Психологическое принятие пациента стабилизируетего картину мира и самооценку, позволяя нормализовать взаимоотношенияс самим собой. Принятие как личности клиента, так и его переживанийпозволяет ему пережить коррективный эмоциональный опыт, нормализующийсостояние. В качестве примера можно привести случай со студентом –пассивным гомосексуалистом, который регулярно посещает консультанта,чтобы почувствовать уважительное принимающее отношение к себе на фонесокурсников, которые его отвергают, снижая самооценку и провоцируядепрессивные переживания.
Отреагирование .Пациенту всегда важно высказаться. Не только, чтобы снизить уровеньнапряжения, выговориться, расслабиться, но и для того, чтобыпочувствовать в ответной реакции консультанта принятие егопереживаний. Пациенту важно уметь обеспечить катарсис, то естьосвобождение от негативных переживаний путем их проговаривания,отреагирования. Проговаривание проблемы, снижая уровень эмоциональнойнапряженности, освобождает когнитивные, интеллектуальные ресурсы, ииногда, освободившись от парализующего гнета аффекта, клиент самначинает лучше понимать свою проблему и возможные пути ее решения.Снижение аффективной загруженности, как правило, сопровождаетсяактивизацией познавательных ресурсов клиента. Примером может служитьклиентка, которая всю жизнь жила под давлением матери и мужа иобратилась за помощью к психологу с просьбой помочь ей наладить своюличную жизнь, Юля, которая долго рассказывала о своей жизни с больнойэпилепсией мамой и деспотом мужем, сама себя прерывает: «Явсе поняла. Спасибо» – и уходит.
Прояснение .Важной задачей является прояснение проблемы, проговариваниеподробностей и деталей. В ряде случаев клиент воспринимает своипсихологические трудности в самом общем виде. Иногда он видитпроблему под определенным углом зрения и не замечает, что в другомракурсе рассмотрения она выглядит иначе. Поэтому консультант долженуметь «отзеркаливать» проблематику клиента, подставлятьему своеобразное зеркало, в котором по новому, в болееконструктивном аспекте отражаются все психологические нюансыактуальной ситуации. Понимание – первый шаг к изменению. Вкачестве примера может служить обращение Любы, которая встречается сженатым мужчиной и просит помочь ей сделать так, чтобы тот развелся иженился на ней. Консультант попросил ее нарисовать на двух листахбумаги жизненные миры – свой и любимого мужчины. На листебумаги, отражающем мир самой клиентки, любимый мужчина занималпрактически все пространство; на листе бумаги, отражающем жизненныймир мужчины, образ Любы занимал всего пять процентов пространства.Взглянув на свои рисунки, клиентка осознала собственную ситуацию,поняв бесперспективность своих требований, что позволилопрорабатывать ее проблематику уже на другом, более конструктивномуровне.
Прояснениепсихологической проблематики клиента предполагает ответ на вопрос отом, в какой степени следует разрушать его психологические защиты,его иллюзии и фантазии, смягчающие восприятие реальности. Каждыйчеловек в определенном смысле живет в своем собственном мире,субъективном и пристрастном, наполненном разнообразными иллюзиями имифами. Этот мир позволяет ему чувствовать себя более комфортно.Искажая реальность, эти иллюзии и фантазии повышают уровеньсубъективизма, подчас мешая увидеть актуальную жизненную ситуациютакой, какая она есть. Психологи и психотерапевты по разномуработают с иллюзиями своих клиентов. Например, Стоквис считает, чтопсихологическое воздействие не должно быть травматичным для клиента,что психотерапия – не хирургическая операция, и поэтому неследует разрушать иллюзии и защиты, с которыми клиенту легче жить.Напротив, Роджерс считает необходимым такую защиту разрушать,полагая, что всегда лучше иметь дело с реальностью, какой бы она нибыла, что трезвый взгляд на вещи является условием личностногоразвития и роста клиента. Некоторые психотерапевты предлагаютразрушать только те иллюзии, которые в данный момент мешаютправильному восприятию актуальной проблемы, оставляя клиенту те, безкоторых он не сможет комфортно существовать в реальном мире. Поэтомукаждый консультант, как и каждый психотерапевт, при работе с клиентомсам определяет ту меру конфронтации с проблемами, которую клиентможет вынести. Прояснение, таким образом, проводится консультантом сучетом адаптивных и компенсаторных возможностей клиента, его резервови ресурсов.
Выдвижение и анализвариантов решения . Пристрастность и субъективизм клиента вотношении собственных проблем часто мешают ему увидеть наиболееправильный выход из сложившейся ситуации. Помощь консультантазаключается и в стимуляции логического мышления клиента. Консультантможет, например, организовать своеобразный «мозговой штурм»,побуждая клиента к выдвижению любых приходящих ему в голову идей,которые в дальнейшем подвергаются тщательному анализу в планевозможных последствий, положительных или отрицательных аспектовразвития событий. Можно, в частности, попросить клиента на листебумаги написать все возможные варианты и все возможные позитивные инегативные последствия того или иного решения. Позитивные инегативные последствия тщательно взвешиваются, подводится баланс,который помогает клиенту чисто логически вычислить наиболее верноерешение в сложившейся ситуации.
Выбор и принятиерешения . Несмотря на то что клиент понимает все положительные иотрицательные стороны того или иного решения, ему бывает трудносделать свой выбор. Каждый консультант в своей работе сталкивается сважным вопросом: как помочь клиенту принять решение? Прежде всего, вподобной ситуации рекомендуется оказать клиенту эмоциональнуюподдержку, подбодрить его, вселить уверенность в его способностисделать правильный выбор. Консультант ни при каких обстоятельствах неможет делать выбор за клиента; клиент должен сделать его сам. Дляэтого хорошо использовать возможности воображения. Можно предложитьклиенту представить развитие событий при разных вариантах решения,например: «Если бы Вы точно знали, что муж не вернется, Вамбыло бы легче?» Часто важными вопросами, на которые долженответить консультант, являются такие. Почему клиент не хочетпринимать решение? От необходимости решения какой проблемы избавляетего данная ситуация (данный симптом)? Какие скрытые потребностиклиента удовлетворяет его проблема? Всегда важно помнить :если бы клиент хотел решить свою проблему, он бы ее решилсам ! Наша задача – как раз найти то, что егоостанавливает, и что ему мешает осуществить свои планы, принятьрешение – выздороветь, выйти замуж или развестись и т.д. Когдаэти скрытые, неосознаваемые или заблокированные причины и потребностибудут найдены и осознаны, тогда клиент сам начнет делать то, о чемпервоначально просил у вас помощи. Найдя скрытую «условнуювыгоду» сложившейся ситуации, которая не позволяет клиентупринять решение, консультант может перейти на другой, более глубокийуровень анализа проблем.
Психологическоевоздействие . Большинство авторов считает психологическоевоздействие неотъемлемой частью процесса консультирования. Этовоздействие фактически основано на использовании разнообразных техники приемов психотерапии, или психологической коррекции в рамках разныхнаправлений в психотерапии – психодинамического,поведенческого, когнитивного или экзистенциально гуманистического.Выбор психотерапевтических техник во многом определяетсятеоретико методологической ориентацией консультанта, но зависиттакже и от конкретного случая, от психологических особенностейличности клиента, от его актуальной жизненной ситуации. Достаточночасто в консультировании используются психотерапевтические техники,заимствованные из когнитивного направления, например, Сократовскийдиалог:

– Все людидостойны уважения?
– Да.
– Вы человек?
– Да.
– Вы достойныуважения?
– Да.
Для повышениясамооценки депрессивного клиента несколько раз заставляем его простосказать: «Да». Согласившись с каким либо очевиднымвысказыванием, клиент затем и в менее очевидных случаях с большейстепенью вероятности скажет «да».
Составление плана ипрограммирование . Клиенту недостаточно просто принять решение поурегулированию его проблемы; это решение необходимо сделать реальными конкретным, что практически всегда требует составления плана,учитывающего все условия той или иной ситуации. Задачей консультантав этом случае будет помощь и поддержка клиента при разработке имжизненной программы. Во многом эта процедура соответствует тактикепсихотерапевта в рамках когнитивной терапии депрессии, изложеннойБеком. В качестве примера можно привести подобную работу с ужеупоминавшейся клиенткой Любой, которой нужно было помочь снизитьпредставленность образа любимого, но не любящего мужчины в еежизненном мире, что возможно за счет усиления представленностиобразов других людей, например, родных, близких, друзей. Былавыработана тактика жизни, организованной с участием близких,вытесняющих собой нежелательный образ. Переключение с него на другихлюдей способствовало в последующем и организации жизни, в большейстепени наполненной собственными интересами. При этом, как и советуюткогнитивные терапевты, происходит тренировка в процессе перехода отрешения легких задач к более сложным. Постепенное увеличениетрудности решаемой задачи сопровождалось подкреплением,вознаграждением и самовознаграждением.
Контрольные встречидля профилактики рецидива . Консультант всегда должен помнить отом, что у клиента после возвращения к привычному стилю жизни, кпривычным взаимоотношениям с окружающими возможны возвраты к прошломус периодическим ухудшением состояния, обострением индивидуальнойпсихологической проблематики. Поэтому клиент, как правило, ещенекоторое время нуждается во встречах с консультантом, который нетолько предоставляет ему психологическую поддержку, но и обеспечиваетобратную связь в отношении предпринятых для урегулирования проблемдействий. Психологические изменения клиента – результатдлительных усилий, связанных с целенаправленными волевыми действиями,с постоянной работой над собой и над отношениями со значимыми людьми.Эти усилия не всегда приводят к успеху. Есть ситуации и проблемы,решить которые только путем психологических преобразованийневозможно, да и вопрос о том, может ли измениться данный конкретныйчеловек, все же остается открытым. Если клиент обладает необходимымипсихологическими резервами и ресурсами, в частности,интеллектуальными и волевыми, если он сам внутренне готов кизменениям, «созрел» для них, то профессиональная помощьи поддержка консультанта может стимулировать изменения его личности.Однако, если ресурсов недостаточно, если клиент внутренне не готов, аего жизненная ситуация слишком сложна и запутана, возможно, чтоизменения вследствие консультирования не будут значительными.Наконец, не все ситуации могут быть разрешены, не все отношенияналажены: существуют такие взаимоотношения и такие жизненныеобстоятельства, которые не могут продолжаться ни при какихобстоятельствах. Разумеется, отдавая себе отчет в ограниченныхвозможностях психологического воздействия, мы тем не менее продолжаемприкладывать все возможные усилия для оптимизации состояния исамочувствия клиента, и делаем это до тех пор, пока клиент продолжаетпосещать консультанта.
3.2. МОДЕЛИ КОНСУЛЬТАТИВНОГО ИНТЕРВЬЮ

3.2.1. Пятишаговаямодель консультативного интервью А. Е. и М. Б. Айви
Психологическоеконсультирование – динамический процесс, который имеетсобственные психологические закономерности и механизмы развития,включает в себя определенные фазы, или этапы межличностноговзаимодействия в ходе консультативного интервью. А. Е. и М. Б.Айви предлагают пятишаговую универсальную модель построенияконсультативного интервью, которая может быть модифицирована взависимости от конкретных целей и задач психологического воздействия,от специфики межличностного процесса, индивидуально психологическихособенностей консультируемого и консультанта, а, в случае, когдаконсультируемым является психически или соматически больной, также иот его нозологической принадлежности.
Первый этап– установление психологического контакта с клиентом ,авторы называют этот этап «взаимопонимание/структурирование».Основной задачей консультанта на этом этапе является формированиепсихологически комфортной доверительной атмосферы межличностноговзаимодействия, располагающей к сотрудничеству и интимности.Атмосфера принятия и доверия создает у клиента ощущение безопасности,которое является необходимым условием эффективного партнерскогосотрудничества и взаимопонимания. Начало межличностноговзаимодействия «психолог клиент» требует создания уклиента некоторой рациональной основы для последующеговзаимодействия, что предполагает объяснение консультантомвозможностей консультативного процесса в решении психологическихпроблем клиента. Так проводится дополнительная мотивация клиента кпсихологическим изменениям. Клиенту предварительно разъясняют целиконсультирования, его структуру и психологические механизмы. Онполучает также определенную информацию о возможностях консультанта,его квалификации и профессиональном опыте. Решение такого рода задачтребует определенного предварительного структурирования первого этапаконсультирования.
По мнению А. Е. и М.Б. Айви, «клиент не сможет творчески функционировать, еслипсихолог или терапевт не создаст атмосферу душевного тепла иподдержки». Поэтому в самом начале беседы «максимальноевнимание следует уделять развитию взаимопонимания с клиентом. Важноуслышать не то, что готов услышать консультант, что соответствует егоустановкам и ожиданиям, а то, что хочет сказать клиент. Консультантдолжен уметь различать реальность и собственные проекции, а такжепроекции консультируемого». Установление психологическогоконтакта психолога и клиента на первом этапе консультирования можетпроисходить очень быстро, уже в течение первой встречи, а можетпотребовать определенного времени, и психолог в течение несколькихподобных встреч завоевывает доверие клиента.
Второй этапконсультирования , названный авторами «выделениепроблемы», заключается в первичном сборе информации ,касающейся всей возможной психологической проблематики клиента. Укаждого человека, как правило, существуют одновременно несколькосамых разнообразных психологических трудностей, конфликтов и проблем,требующих разрешения. Среди них могут быть как незначительныезатруднения, которые клиент вполне может решить самостоятельно, так иболее серьезные психологические проблемы, затрагивающие наиболееслабые, уязвимые стороны личности клиента, которые самостоятельно,без профессиональной помощи консультанта, он на данном этапезатрудняется разрешить. Задача психолога в данной фазеконсультативного процесса заключается в выделении наиболее значимых,ключевых психологических проблем клиента. Такие проблемы, какправило, тесно спаяны с его личностной структурой, с наиболеефундаментальными и постоянными личностными свойствами, вследствиеактуализации которых, в большинстве случаев и возникает собственно тапроблема, которая в данный момент является наиболее актуальной. Этупроблему и должен выделить консультант. Авторы пятишаговой моделиполагают, что на данном этапе психолог решает три основные задачи:
• выслушиваетизложение проблем клиентом;
• помогает клиентуясно и четко сформулировать наиболее актуальную проблему, которая,собственно, и является причиной обращения за профессиональнойпомощью;
• помогаетопределить конкретную задачу взаимодействия психолога и клиента.
Второй этап можетзанимать несколько встреч, в течение которых рассматриваются ианализируются самые разные переживания клиента, связанные ссоответствующими психологическими проблемами, среди которых клиентможет затрудняться выбрать наиболее актуальную. Поэтому психолог наданном этапе не должен поддаться искушению сформулировать самомуцентральную проблему клиента. Эта проблема может не быть очевидной,не лежать на поверхности, требуя определенной психологической работыпо ее идентификации.
Третий этапконсультирования , обозначаемый А. Е. и М. Б.Айви как «определение желаемого результата», требуетисследования психологического мира клиента , его доминирующихпсихологических свойств, сильных и слабых сторон его личности,ценностей и жизненных целей. Понимание психологической уникальностиклиента, его индивидуально неповторимого своеобразия позволяетопределить психологические ориентиры клиента, тот идеал, к которомуон более или менее осознанно стремится. Этот идеал может бытьнеопределенным, нечетким и не вполне осознаваемым. Подобнаянеосознаваемость и нечеткость идеала предполагает психологическуюпроработку системы жизненных представлений клиента, вербализацию егонамерений, взглядов и оценок. Таким образом, процесс психологическогоконсультирования предоставляет клиенту определенные возможности вплане личностного роста и развития, осуществляя разработку не вполнеструктурированных и не вполне осознанных представлений, вытекающих изних желаний и намерений, ценностей и целей. «На данном этапеважно определить идеал клиента, – отмечают А. Е. и М.Б. Айви. – Каким бы он хотел стать? Что произойдет, когдапроблемы будут решены?»
Поиск ответов наподобные вопросы предполагает также разработку жизненных перспектив ,построение определенных планов, выделение как дальних, так и ближнихцелей жизни клиента, которые должны быть им полностью осознаны ивербализованы. В ряде случаев четкое проговаривание цели, осознанноевыстраивание жизненной перспективы делает для клиента ненужной всюпоследующую работу. Осознание может быть первым шагом к изменению.Когда клиент отдает себе отчет в том, что с ним происходит, полностьюконтролируя свои намерения и желания, он, как правило, оказывается всостоянии самостоятельно разрешить все психологические трудности. Вэтом случае психологическая помощь может заключаться лишь в оказанииклиенту эмоциональной поддержки и стимуляции его творческихспособностей, адаптивных и компенсаторных возможностей его личности.
Четвертый этап психологического консультирования определяется авторами как «выработка альтернативных решений ». На этом этапепроисходит формирование диапазона всевозможных решений актуальнойпсихологической проблемы клиента, включая и те варианты, которые непредставляются клиенту в данный момент предпочтительными. Обращаясьза психологической помощью к консультанту, клиент находится взатруднении, в своеобразном «тупике», из которого нетвыхода. Первостепенная задача консультанта – помочь клиентувыйти из этого тупика, преодолеть ригидность восприятия и мышления,выступающую в форме алгоритма, жесткой заданной схемы, от которойклиент не может отступить. Процесс консультирования позволяетпреодолеть эту психологическую косность, расширить как ролевойрепертуар, предполагающий освоение самого широкого диапазонасоциальных ролей с целью выработки наиболее адекватного,конструктивного и эффективного в данной ситуации поведения, так идиапазон психологической приемлемости клиента. Консультированиепомогает сделать установки и поведение клиента более гибкими,пластичными, вариативными, чтобы он мог быть эффективным в постоянноменяющихся и усложняющихся обстоятельствах текущей жизненнойситуации.
Проведенные в последниегоды исследования немецких авторов показали, что сегодня всовременном среднестатистическом европейском городе быть эффективнымозначает для человека иметь в личностном репертуаре 600 самыхразнообразных алгоритмов реагирования, образцов поведения, которые, взависимости от конкретной складывающейся в данный момент временижизненной ситуации, он мог бы актуализировать в разрешении текущихпроблем. Поведение эффективного человека в современных условиях жизнидолжно быть очень пластичным, разнообразным, вариативным. Фактическипроцесс социально психологической адаптации заключается впостоянном освоении все новых и новых образцов поведения, алгоритмовреагирования, обучении разнообразным формам переживания и совладаниясо стрессом. Расширение ролевого репертуара – одна из задачэффективного психологического консультирования.
Решение подобных задачпредполагает наличие творческого подхода к преодолению трудностей ипроблем, который становится возможным только после исследованияличности клиента на предыдущих этапах консультирования. В ходе работыпроисходит дальнейшее личностное развитие клиента, сохраняютсяусловия для личностной динамики и роста. Этот этап консультирования,как правило, является самым продолжительным.
Чтобы найденное решениепсихологической проблемы клиента оказало на него реальное позитивноевоздействие, заставляя предпринимать определенные действия, активноизменяющие всю жизненную ситуацию, для того, чтобы найденное решениеприняло облик реальности, стало действительным, необходимо, чтобыклиент увидел найденное решение в ряду всех возможных вариантовповедения. Только рассмотрев весь диапазон возможных решений, он всостоянии оценить и выбрать наиболее правильное. Поэтому важносоздать для пациента такие условия, когда он сам взвешивает иоценивает все альтернативы, прогнозирует развитие событий при выборетой или иной со всеми негативными и позитивными последствиями, и,оценив все варианты, сам выбирает, проговаривает и осознает наиболееконструктивный из них. Этот наиболее разумный вариант не простодолжен стать самостоятельной «находкой» клиента, но ондолжен быть осознан, вербализован и включен в планы и намеренияклиента, став реальной частью его жизненного мира. Только такоерешение проблемы может привести к действительным и конструктивнымизменениям жизни клиента.
Процессконсультирования, требующий активного участия творческого потенциалаличности клиента, предполагает определенную степень его внутреннейпсихологической свободы, раскрепощенности. Поэтому часто консультант,чтобы стимулировать расслабление, раскрепощение клиента, должен самуметь расслабляться, создавая тем самым теплую непринужденнуюдоверительную атмосферу с элементами душевности и мягкого юмора.Снять чрезмерное напряжение и зажатость, высвободить скованныйтворческий потенциал – одна из задач консультирования, безрешения которой конечная цель не может быть достигнута.
Авторы концепции «пятишагов» предлагают следующим образом обеспечивать актуализациютворческих способностей клиента: «Один способ – этопросто суммирование его проблем, как вы их поняли, повторитьформулировку желаемого результата, а затем противопоставить реальносуществующей ситуации идеальное будущее. Усиление контраста междуреально существующей и идеальной ситуациями, данное в вашейестественной живой манере, помогает структурированию проблемы иоблегчает творческое реагирование. Вы скоро обнаружите, что все, вчем нуждается клиент, это чтобы его внимательно выслушали ивербализовали его ощущения. Как только вы четко выявите разницу междутем, что есть, и тем, что должно быть, клиент сам начнет предлагатьвозможные выходы из положения».
Итак, четвертый этаппсихологического консультирования наиболее важен для дальнейшегороста и развития клиента. Цель этого этапа – свернуть клиента спути его любимых стереотипов поведения, которые только накапливалипроблемы, направить его к более гибкому и творческому реагированию.Новые стратегии могут исходить как от самого клиента, так и оттворческого «Я» консультанта, которое облегчает клиентувыработку альтернативных вариантов и линий поведения. Здесь можетпригодиться знание теорий, например, когнитивной илипсиходинамической модели.
Последний, пятыйэтап психологического консультирования, называемый А.Е. и М. Б. Айви «обобщение», заключается в переходеот обучения к действию , от приобретения и ассимиляции всобственную структуру необходимых знаний к реальному действию поизменению. «Вы можете проделать огромную работу по сборуфактов, – пишут А. Е. и М. Б. Айви, –определению целей, выработке и сортировке альтернатив, но, если несделаны выводы относительно изменения поведения, ваши усилия могутбыть напрасны». Наиболее часто используемый на практикепоказатель эффективности консультирования заключается в оценке того,насколько консультирование реально изменило поведение клиента и егожизненную ситуацию.
Консультант долженуделить особое внимание выводам, чтобы быть уверенным, чтодостижения, полученные в ходе консультирования, не будут утрачены.Для этого важно, включив приобретенные в ходе работы и логическивыверенные и обоснованные в процессе совместного анализа с клиентомзнания и выводы его психологической проблематики в структуру егоактуального психологического существования, стимулировать,активизировать, мотивировать самостоятельную активность клиента.Задача консультанта на данном этапе заключается в «запуске»программы изменений, намеченных вместе с клиентом. Таким пусковымтолчком, активизирующим программу изменений, может быть простоепланирование следующего, пусть самого незначительного шага внаправлении желаемых изменений. Клиент должен быть готовпоследовательно осуществлять движение к намеченной цели, совершаямаленькие шаги, делая незначительные поступки, которые, суммируясь,создают вектор движения к желаемой цели, намеченной в ходеконсультирования. На данном этапе консультант вместе с клиентомразрабатывает программу промежуточных целей, этих маленьких шагов,расписывая их по дням, часам и минутам, которая неизменно приведетего к большим переменам.
Такова в самом общемвиде ключевая модель принятия решений и общая структурапсихологического консультирования, которая может быть изменена искорректирована в зависимости от конкретных обстоятельств, условий,факторов, влияющих на процесс психологического консультирования.Отдельные этапы, или фазы консультирования, могут быть свернуты,редуцированы, либо, напротив, акцентированы и развернуты, либо вообщепропущены. Могут быть введены частные задачи консультирования,связанные со спецификой индивидуально психологических свойствконсультируемого. Использование различных теорий и концептуальныхподходов меняет акценты на определенных этапах данной модели.
Пятишаговая метамодельпсихологического консультирования может применяться в рамкахпсиходинамической, бихевиоральной, роджерианской и других теорий иконцепций.
В соответствии сконкретными целями и задачами психологического консультирования, взависимости от теоретико методологических позиций консультанта,психологических особенностей клиента и специфики предъявляемойпроблемы модель консультирования приобретает свои специфическиеособенности.
3.2.2. Основные этапыпроведения психологического консультирования по Р. С. Немову
Р. С. Немов (1999)выделяет следующие этапы проведения психологическогоконсультирования.
Подготовительныйэтап . На этом этапе психолог консультантзнакомится с клиентом по предварительной записи, имеющейся о нем врегистрационном журнале, а также по той информации о клиенте, которуюможно получить от третьих лиц, например, от работника психологическойконсультации, который принимал заявку от клиента на проведениеконсультации. На данном этапе работы психолог консультант, крометого, сам готовится к проведению консультации, выполняя практическивсе то, о чем шла речь в предыдущем разделе данной главы. Времяработы психолога консультанта на этом этапе составляет обычно20–30 минут.
Настроечный этап. На данном этапе психолог консультант лично встречаетклиента, знакомится с ним и настраивается на совместную работу. То жесамое со своей стороны делает клиент. В среднем, если все остальноеуже подготовлено для проведения консультации, этот этап по времениможет занимать 5–7 минут.
Диагностическийэтап . На этом этапе психолог консультантвыслушивает исповедь клиента и на основе ее анализа проясняет,уточняет проблему. Основное содержание этапа составляет рассказклиента о себе и о своей проблеме (исповедь), а такжепсиходиагностика клиента, если возникает необходимость ее проведениядля уточнения проблемы клиента и поиска оптимального ее решения.Достаточно точно установить время, необходимое для проведения данногоэтапа психологического консультирования, не представляется возможным– многое зависит от специфики проблемы клиента и егоиндивидуальных особенностей. Практически это как минимум один час,исключая время, необходимое для проведения психологическоготестирования. Иногда данный этап психологического консультированияможет занимать от 4 до 6–8 часов.
Рекомендательныйэтап . Психолог консультант, собрав на предыдущихэтапах необходимую информацию о клиенте и его проблеме, на данномэтапе вместе с клиентом вырабатывает практические рекомендации порешению его проблемы. Эти рекомендации уточняются, проясняются,конкретизируются во всех существенных деталях. Среднее время, обычнозатрачиваемое на прохождение этого этапа, составляет от 40 минут доодного часа.
Контрольный этап. Здесь психолог консультант и клиент договариваются друг сдругом о том, как будет контролироваться и оцениваться практическаяреализация клиентом полученных советов и рекомендаций. Одновременнорешается вопрос о том, как, где и когда психолог консультант иклиент в дальнейшем смогут обсуждать дополнительные вопросы, которыемогут возникнуть в процессе выполнения выработанных рекомендаций. Вконце этапа, если в этом возникнет необходимость,психолог консультант и клиент могут договориться друг с другом оместе и времени следующей встречи. В среднем работа на завершающемэтапе психологического консультирования занимает 20–30 минут.
Если суммироватьсказанное выше, можно установить, что на прохождение всех пяти этаповпсихологического консультирования в среднем может понадобиться (безвремени, отводимого на психологическое тестирование) от 2–3 до10–12 часов.
3.2.3. Четыре этапаконсультирования по А. Н. Елизарову
По мнению А. Н.Елизарова, который дает более подробное и развернутое описаниепроцесса психологического консультирования, процесс консультативнойбеседы можно условно разделить на четыре этапа:
Этап 1. Знакомство склиентом и начало беседы . Длительность этапа 5–10 минутпри средней продолжительности одной консультативной беседы от 45минут до 1 часа 10 минут. На протяжении этого этапапсихолог консультант выполняет следующие действия.
Можно встать навстречуклиенту или встретить его в дверях кабинета, что будет восприниматьсяклиентом как демонстрация доброжелательности и заинтересованности.
Желательно подбадриватьклиента словами типа: «Проходите, пожалуйста, усаживайтесьпоудобнее».
После первых минутконтакта с клиентом рекомендуется предоставить ему паузу в 45–60секунд, чтобы тот мог собраться с мыслями и оглядеться.
После паузы желательноначать собственно знакомство. Можно сказать клиенту: «Давайтепознакомимся. Как мне Вас называть?» После этого необходимосамому представиться клиенту. Представляться лучше всего так, какпредставился клиент. Можно обсудить, удобно ли будет клиенту, еслиего будут называть таким образом.
Как пишет Кочюнас(1999), клиент должен принять решение о своем вступлении в процессконсультирования вполне осознанно. Поэтому до начала процессаконсультирования психолог консультант обязан предоставитьклиенту максимум информации о процессе консультирования – обосновных целях консультирования, о своей квалификации, об оплате законсультирование, о приблизительной продолжительностиконсультирования, о целесооб разности консультирования в даннойситуации, о риске временного ухудшения состояния клиента в процессеконсультирования, о границах конфиденциальности. Часть этойинформации предоставляется по запросу клиента, чтобы не испугатьклиента до начала консультирования потоком информации. Но некоторыевопросы, например, вопрос об оплате, психологу консультантуцелесообразно поднять самому. Не следует вселять в клиента надежду напомощь, которую психолог не в силах оказать. Результатом этой частибеседы должно стать осознанное решение клиента о вступлении в процессконсультирования. Это обычно хорошо видно как на вербальном, так и наневербальном уровнях.
Следует заранеесогласовать с клиентом возможности аудио– и видеозаписи,наблюдения через зеркало одностороннего видения, присутствие наконсультации других лиц (стажеров, студентов). Без согласия клиентаэто исключается.
Важно не позволятьклиенту использовать консультанта в своих целях, далеких отконсультирования. Не следует соглашаться звонить куда либо попросьбе клиента, писать письма, приглашать на консультацию, то естьне делать ничего такого, что можно было бы обозначить каквмешательство психолога консультанта, пусть и по просьбеклиента, в частную жизнь других людей.
После выполненияперечисленных выше пунктов можно переходить к расспросу клиента, чтобудет обозначать начало второго этапа психологическогоконсультирования. Важно иметь заранее заготовленную фразу, котораяпозволяла бы осуществлять этот переход, чтобы не растерятьсянеожиданно под впечатлениями первого знакомства с клиентом, непопасть в ситуацию, когда не знаешь с чего начать. Пример такойстандартной фразы: «Что Вас привело ко мне?».Произнесение этой фразы знаменует начало следующего этапапсихологического консультирования.
Этап 2. Расспросыклиента, формирование и проверка консультативных гипотез .Длительность этапа – 25–35 минут при среднейпродолжительности консультативной беседы от 45 минут до 1 часа 10минут. Данный этап можно условно разбить на два подэтапа: первый –формирование консультативных гипотез и второй – проверкаконсультативных гипотез.
На первом подэтапевторого этапа деятельность психолога консультанта состоит вследующем.
Эмпатическоеслушание . Обычно, когда говорят об эмпатии в психологии, имеют ввиду способность чутко воспринимать внутренний мир другого человекасо всеми его смысловыми и эмоциональными нюансами. Развитие эмпатиитрадиционно связывается с развертыванием процесса воображения вовремя общения (Шабалина, 1998). Способность к эмпатии формируется помере развития опытности консультанта. От начинающего консультантадостаточно хотя бы просто желать и внешне демонстрировать своежелание чутко воспринимать внутренний мир другого человека. Этомусоответствует активный отклик консультанта на рассказ клиента, частоепроизнесение слов типа: «Конечно», «Угу»,«Да да».
Принятие концепцииклиента на этапе расспроса . Мы не должны вступать в споры склиентом на этом этапе, обличать, уличать его, чтобы не вызватьответную защитную реакцию.
Структурированиебеседы . Первый прием: задавая какой либо вопрос, меняя темуобсуждения, консультанту следует объяснять клиенту, почему он этоделает, чем это вызвано, чтобы для клиента сохранялась хотя быкакая то видимость логики всех переходов в разговоре. Например:«Вы много говорите об отце, но, поскольку мы имеем дело ссемейной ситуацией, мне бы хотелось, чтобы Вы сказали несколько слови о своей матери». Второй прием: краткое комментирование того,что говорит клиент, регулярное подведение итогов сказанного. Этопомогает клиенту быть более последовательным и лаконичным в своейречи, не повторять одно и то же по несколько раз. Кроме того, клиентполучает возможность прислушаться к себе, понять себя. Например:«Значит, с Вашей точки зрения, большую роль в этом конфликтеиграют Ваши бывшие коллеги по работе». Клиент получает стимулеще раз проверить себя, обдумать, действительно ли это так.
Осмысление того, чтоговорит клиент. Осмысление имеет целью формулирование одной илинеско льких консультативных гипотез. Гипотеза –предположительное суждение о закономерной (причинной) связи явлений.В экспериментальной психологии принято выделять две составляющиегипотезы – зависимую переменную (испытывающую влияние) инезависимую переменную (оказывающую влияние на зависимую переменную).Зависимая переменная, казалось бы, всегда отчетливо представлена впсихологическом консультировании: это трудности, с которымистолкнулся клиент, и события, которые его волнуют, приведшие его впсихологическую консультацию. Однако психологу консультантунеобходимо выявить суть этих затруднений, сформулировав их какпсихологическую проблему. В данном случае мы понимаем словосочетание«психологическая проблема» так, как понимает смысл этогопонятия А. Ф. Ануфриев (1995). Формулировка психологической проблемызаключается в переводе запроса клиента на психологический язык наоснове изучения всей информации о клиенте и его ситуации. Например, вситуации, когда женщина жалуется консультанту на то, что ее дочьсемнадцати лет «совсем отбилась от рук», психологическаяпроблема может быть сформулирована как девиантное (отклоняющееся отобщепринятых норм социализации) поведение дочери этой женщины.Оформленный в виде психологической проблемы запрос клиента и будетвыступать в качестве зависимой переменной будущей консультативнойгипотезы.
После этогопсихологу консультанту необходимо найти независимую переменную –то, что определяет нежелательные для клиента события. Для этого ониспользует весь свой багаж психологического знания, например, одевиантном поведении. Каждая гипотеза – это попыткаконсультанта понять ситуацию клиента. Она предполагает варианты болееконструктивных позиций в ситуации, вероятные способы переориентацииклиента в его отношении к своим проблемам. Чем больше гипотезвозникает у консультанта при столкновении с ситуацией, тем более онпрофессионально оснащен, тем легче ему работать. Вербально выраженнаяконсультантом гипотеза является интерпретацией. Вот примерконсультативной гипотезы: «В основе девиантного поведения юношилежат неурегулированные супружеские отношения его родителей».Такое случается, когда мать, испытывая досаду на отца, но не имеявозможности ему это открыто высказать, с раннего детства приписываетребенку негативные черты, чтобы конфликтовать с ним вместо отца.Юноша просто демонстрирует своим девиантным поведением то, что отнего ждут в семье, спасая таким образом родителей от откровенногоразговора и развода. Те, кто выберут специализацию «Психологическоеконсультирование», еще будут подробно изучать эти вопросы вкурсе «Психология семьи и семейное консультирование».Пока же просто остановимся на том, что девиантное поведение юношиздесь есть переменная зависимая (испытывающая влияние), анеурегулированные супружеские отношения его родителей –переменная независимая (оказывающая влияние). Данная гипотеза впроцессе проверки может и не подтвердиться. Тогда можно проверитьальтернативную ей гипотезу: «В основе девиантного поведенияюноши лежит активное функционирование источников десоциализации в тойсреде, в которой он живет». Под девиантным поведением здесьпонимается поведение, отклоняющееся от заданного социальныминормативами – отказ работать, учиться, хулиганские выходки итак далее.
На первом подэтапевторого этапа психолог консультант старается заниматьпреимущественно пассивную позицию, побуждая клиента к активному идовольно спонтанному (самопроизвольному, без участия воли психолога иклиента) рассказу. Одновременно консультант старается осмыслитьситуацию и сформулировать консультативные гипотезы. Когда у негоформируется несколько подобных гипотез, возникает естественноежелание занять более активную позицию – начать задаватьконкретные вопросы, направленные на проверку консультативных гипотез,или предпринять какие либо другие действия для их проверки.Этому, как правило, соответствует и желание клиента услышать что либоот консультанта – к этому моменту он уже высказал все, что моги хотел. Переход психолога консультанта из пассивного состоянияв активное, связанное с проверкой возникших у него консультативныхгипотез, знаменует переход консультативной беседы ко второму подэтапувторого этапа.
На втором подэтапевторого этапа психолог консультант занимается проверкой своихконсультативных гипотез. Для этого он может избрать два алгоритма:
• Начать задаватьклиенту вопросы, направленные на уточнение возникших у консультантаидей.
• Изложить своюгипотезу (интерпретацию) клиенту и спросить его, что он по этомуповоду думает. Клиент редко сразу же принимает гипотезу и соглашаетсяс ней. Обычно завязывается диалог, в результате которого гипотезакорректируется, обрастает множеством значимых и характерных дляданной ситуации фактов и переживаний, то есть максимальноиндивидуализируется.
Но и в том, и в другомслучаях для того, чтобы гипотеза консультанта подтвердилась или былаопровергнута, необходимо обсудить две три конкретные ситуации,которые должны быть:
• тесно связаны ссодержанием основных жалоб клиента;
• типичны дляжизни клиента;
• по возможностиразвернутыми, описывающими негативные, позитивные и нейтральныехарактеристики отношений.
Работа с конкретнымиситуациями важна потому, что чем более подробно говорит человек, темменьше в его рассказе отпечатков субъективности, односторонности, тембольше возможностей для консультанта понять те аспекты реальности,которые не замечаются рассказчиком.
На всем протяжениивторого этапа консультативной беседы необходимо стимулировать клиентана описание собственных чувств и чувств других людей. Чувства глубжеотражают действительность, больше говорят о плохо осознаваемых, частоскрытых для самого клиента желаниях и конфликтах, лежащих в основепроблем.
После того, какпсихолог консультант проверит свои гипотезы и, возможно, найдетпричину, лежащую в основе проблемы клиента, логично перейти коказанию воздействия. Переход к оказанию воздействия знаменует собойначало следующего, третьего этапа консультативной беседы.
Этап 3. Оказаниевоздействия . Продолжительность данного этапа – 5–10минут при средней продолжительности консультативной беседы от 45минут до 1 часа 10 минут. Данный этап также можно условно разделитьна два подэтапа: первый – коррекция установок клиента и второй– коррекция поведения клиента.
На первом подэтапетретьего этапа психолог консультант занимается коррекциейустановок клиента.
Задачапсихолога консультанта на этом подэтапе будет выполнена, если всознании клиента будет выстроена следующая цепочка событий.
Чувство или переживаниеклиента, длительно существующее или периодически возникающее в связис логикой развития отношений, толкающее его на то, чтобы добиватьсядостижения своих целей и удовлетворения своих потребностей (в любви,власти, понимании, ощущении ценности прожитой жизни и так далее),неадекватные средства, избираемые для реализации этих целей,приводящие к сложности во взаимоотношениях – негативная реакцияпартнера, часто усугубляющая проблемы клиента.
Например, женщина хочетпомочь своей дочери найти достойное место в жизни. Она волнуетсяиз за того, что судьба дочери может сложиться печально. Онахочет, чтобы дочь больше времени проводила дома, более осмысленноотносилась к своей жизни, начала серьезно учиться, оставила компаниюдрузей с девиантным поведением. Таковы чувства этой женщины,потребности, цели. Возможно, она их не осознает или не вполнеосознает. Подчас ей хочется просто отомстить дочери за своистрадания, и она забывает про более глубокую эмоциональную подоплекусвоего поведения и своих страданий, забывает про свои цели. Она поройпросто увлечена процессом «домашней войны». Бывает, чтородители в такой ситуации настолько взволнованы и напряжены, чтопостоянно, на протяжении нескольких лет совершают одни и те жеповторяющиеся действия, которые не только не приводят к желаемымрезультатам, а, наоборот, ведут процесс социализации ребенка вобратном направлении. Родители плохо осознают свои цели, смысл своихдействий, их последствия для себя и окружающих. Первым этапом помощиэтим людям будет реконструкция в их сознании элементов представленнойвыше цепочки. Первым элементом цепочки представлений, которую мыдолжны воссоздать в сознании клиентки в данном случае, будут ееэмоции, ее тревога, ее цели и потребности. Мы должны помочь осознать,что ее действия вызваны тревогой за судьбу дочери, что целью являетсянормальная судьба дочери – ее здоровье, образование, успешнаясоциализация в обществе, высокий уровень развития ее личности,нормальная семья в будущем и так далее. Это будет первый элементцепочки.
Перейдем теперь ковторому элементу цепочки – средствам, которые она использует,чтобы помочь своей дочери. Каждый вечер эта женщина разыскивает своюдочь по ночным клубам, со скандалом привозит ее домой, где скандалпродолжается. Если дочь дома, ее мать каждые 15 минут заглядывает вкомнату дочери: что она там делает? Регулярные проверки карманов,обзванивание подруг, попытки не выпускать дочь из дому, которые ещени разу не увенчались успехом. Мать водила дочь к экстрасенсу,пыталась поставить на учет в милиции. Желательно собрать максимальнополный список средств, с помощью которых эта женщина пытается илипыталась спасать своего ребенка. Собрать это необходимо, преждевсего, чтобы родитель осознал, что он делает на протяжении последнихнескольких месяцев или нескольких лет. То есть, вслед за целями илежащими в основе их эмоциональными переживаниями, клиенту необходимоосознать и свои реальные действия, соотнести их со своими целями. Этиреальные действия и будут вторым элементом цепочки.
И наконец, третийэлемент выстраиваемой цепочки – результаты. Добилась ли мать запоследние несколько лет желаемого? Улучшилось ли поведение дочери?Нет, оно даже ухудшилось. Так много активности, но эта активность нетолько не привела к желаемому, но наоборот, еще более отдалила его.Дочь отреагировала на активность матери усилением девиантногоповедения, что только усугубило проблемы нашего клиента. До прихода вконсультацию мать могла этого не осознавать, она находилась в пленутекущих задач: что сделать, чтобы дочь сегодня вечером не ушла издома; где ее реальнее сегодня ночью найти, откуда взять денег натакси, наконец, найти дочь, чтобы высказать ей всю свою обиду, аглавное – как плохо теперь сложится ее, дочери, жизнь. Мыставим клиента перед этим фактом, показываем: вот что он хочет,желает, вот что он делает, а вот – реальный результат!
Зачем мы делаем это?Зачем мы выстраиваем в его сознании эту цепочку событий? Дляизменения установок клиента на неэффективное поведение, для осознанияего неэффективности, для начала поиска более эффективного поведенияприменительно к своей ситуации. В этом и состоит суть коррекцииустановок клиента.
Чтобы успешновыстраивать в сознании клиента разобранную выше цепочку событий,психолог консультант может использовать разные средства, приемы.Вот некоторые из них:
• Акцентуированиепротиворечий в рассказе клиента, то есть подчеркивание их, делание ихзаметными, осознаваемыми, анализируемыми.
•Переформулирование и переструктурирование окружающей клиентареальности при помощи комментариев – интерпретация ситуацииклиента на основе личного опыта или теоретических знаний.
• Постановкаклиента в рефлексивную позицию, то есть предложение клиентупосмотреть на происходящее с позиции других участников ситуации иоценить их глазами собственное поведение.
• Открытаяконфронтация с клиентом и его деструктивными действиями, если ничтоиное не в силах пробить его многочисленные психологические защиты, аего поведение наносит вред окружающим.
• Помещениеклиента в такую ситуацию, которая помогла бы ему получить новыйзначимый опыт, призванный изменить его деструктивные поведенческиеустановки. Домашнее задание, которое позволило бы клиенту осознатьдеструктивность своих действий.
• Пересказ клиентуосновных реалий его рассказа, частые резюме (повторения в сжатом видеосновных фактов, фигурирующих в рассказе клиента, и чувств, с нимисвязанных). Цель: создать условия, чтобы клиент сам задумался надсвоей ситуацией, погрузился в нее глубже и сам смог сделатьнеобходимые выводы.
• Анализэмоциональной подоплеки происходящего, интерпретация и обсуждениереалий эмоциональной жизни клиента.
• Самораскрытиепсихолога консультанта, которое предполагает сообщение клиенту освоих чувствах по поводу его затруднений, рассказ о своем собственномили известном ему личностно значимом опыте преодоления подобныхпроблем.
Таким образом,результатом работы психолога консультанта на первом подэтапетретьего этапа психологического консультирования будет в той или инойстепени выраженное непринятие прежнего поведения в проблемныхситуациях, установка на поиск новых, более конструктивных, отвечающихреалиям возникшей ситуации способов поведения. Переход к собственнокоррекции поведения знаменует собой начало второго подэтапа третьегоэтапа консультативной беседы.
На втором подэтапетретьего этапа психолог консультант проводит коррекцию поведенияклиента.
В этот периодпсихолог консультант должен помочь клиенту сформулироватьвозможные альтернативы его привычному поведению, а затем, внимательноанализируя и критически оценивая их, выбрать тот вариант, который дляклиента является наиболее подходящим. Ю. Алешина (1993) подчеркивает,что результатом работы на этом подэтапе должен стать детальноразработанный план позитивного реагирования клиента.
Можно направить клиентана то, чтобы он сам смог найти конструктивные альтернативы своемуповедению, наблюдая за действиями друзей, близких, анализируяпроизведения культуры, искусства. Мы в свое время опубликовалиматериал, в котором излагали свой опыт использования анализа романаИ. С. Тургенева «Отцы и дети» в психологическомконсультировании родителей для профилактики деструктивныхродительско юношеских конфликтов (Елизаров А. Н., 1996).Психолог консультант должен стремиться к тому, чтобы клиентнашел альтернативы своему поведению именно сам, чтобы это были именноего решения, чтобы они органично вырастали из его жизненного опыта.Но в некоторых случаях психологу консультанту допустимопредложить клиенту возможные поведенческие альтернативы.
Разработка планаконкретного позитивного реагирования клиента предполагает, что впсихологической консультации психолог и клиент детально спланируют,где и когда, в каком месте, в какое время и в какой форме новоеконструктивное поведение будет иметь место. Будут обсуждены всеподводные камни, возможные препятствия на пути этого поведения. Иначепозитивное поведение может быть отложено на очень далекое время, а тои вообще не состояться.
Этап 4. Завершениеконсультативной беседы . Продолжительность этапа – 5–10минут при средней продолжительности консультативной беседы от 45минут до 1 часа 10 минут. Обычно на этом этапе психолог консультантвыполняет следующие действия.
Подведение итоговбеседы (краткое обобщение всего происшедшего за время приема).То, что повторено в конце беседы, запоминается лучше.
Обсуждение вопросовдальнейших отношений клиента с консультантом или другими необходимымиспециалистами. Дается адрес других специалистов (например, нарколога)и время приема. Формулируется, какие задачи будут решаться в ходепоследующих встреч и сколько конкретно встреч может для этогопонадобиться. Лучше предварительно договориться о следующей встрече,чем оставить этот вопрос неопределенным (желательно, чтобы место ивремя приема были постоянными). Решается вопрос о переадресовкеклиента другому консультанту, если есть основания полагать, что онбудет более компетентным в данной ситуации, или еслипсихолог консультант вынужден куда то уехать в ближайшеевремя. Обсуждается вопрос домашних заданий клиенту.
Прощаниеконсультанта с клиентом. Клиента следует проводить хотя бы додвери, сказать ему несколько теплых слов на прощание. Желательнонесколько раз назвать клиента по имени. Нежелательно, чтобы вслед заодним клиентом сразу же входил следующий. Это может оттолкнуть тех,кому нужны доверительные отношения. Консультант должен быть готовпризнать возможные ограничения своей компетенции, не вступать визлишние споры.
С. А. Капустин (1993)полагает, что после хорошей работы с психологом консультантомклиент оказывается в ситуации противоречивости и неопределенностивыбора – начать решать проблему или жить как раньше. И то, идругое болезненно. Это связано с тем, что есть серьезныеобстоятельства, препятствующие воле и желанию клиента начать решатьсвои проблемы:
• клиенту нужноотречься от всего, что давало ему ощущение определенной осмысленностиего существования: прежней целевой направленности, прежних идеалов,образа жизни;
• начиная решатьсвои проблемы объективно, клиент вынужден признать свою вину за те,может быть, очень трагичные события и конфликты, которые произошли сним и близкими ему людьми, лишиться прежнего самоуважения;
• приступая крешению своих проблем, клиент берет на себя груз ответственности заих решение, вынужден тратить на это усилия, время.
Эта ситуацияпротиворечивости, неопределенности выбора длится от нескольких секунддо нескольких дней и говорит о том, что удалось расширитьпредставление клиента о себе и собственной ситуации, создать базу дляизменений. Это состояние сильного душевного потрясения, что можетвыглядеть внешне как растерянность, вина, агрессия, раскаяние,уязвленное самолюбие, отчаяние, надежда, порой сбивчивая речь.Одновременно это и состояние задумчивости, размышления над проблемой.Зачастую состояние сильного душевного потрясения приводит квнутренней конфронтации с консультантом, проявлением чего могут бытьпопытки его дискредитировать.
По мнению Капустина,достижение состояния неопределенности выбора само по себе являетсяпоказателем качества работы психолога консультанта. Клиенту даншанс. В консультации или дома он со временем может выработатьреалистичное, соответствующее его личностным ресурсам решение.Психолог здесь ограничен наличием или отсутствием встречнойактивности клиента. Исход консультирования, в конечном счете, зависитот воли и желания клиента.
Следует отметить, чтовсе таки, несмотря на весомость приведенных выше аргументов,большинство психологов консультантов предпочитают, чтобы клиентуходил от них со светлым и радостным выражением лица. На это инаправлена их активность на заключительном этапе консультативнойбеседы.
3.2.4. Этапыкогнитивной терапии
Очень частонеотъемлемой составной частью психологического консультированиястановится психологическое воздействие, осуществляемое в рамкахкогнитивного направления в психотерапии. В процессе консультированияотдельные встречи могут целиком проводиться в рамках когнитивнойтерапии, и в этом случае также могут быть выделены отдельные этапы,или фазы психотерапевтической работы.
Терапевтическийальянс. Процесс терапии начинается с того, что терапевт пытаетсяпобудить пациента к сотрудничеству, то есть сформировать альянс спациентом. В определенном смысле терапевт и клиент являют собой«команду». Исходная точка для их сотрудничества –общий интерес к мыслям, чувствам, желаниям и поведению пациента.Вместе они пытаются определить, что и как думает пациент, на чемоснованы его мысли, какие выгоды извлекает пациент и что он теряет врезультате своего мышления. Уникальный вклад пациента заключается втом, что он предоставляет исходные данные для исследования –сообщает терапевту о своих мыслях, чувствах и желаниях. Задачатерапевта – направлять пациента, подсказывая ему, какие данныенеобходимы и как их можно использовать в терапевтических целях.
Обоснованиекогнитивного подхода. Обоснование основного принципа когнитивнойпсихотерапии – первая задача начального этапа терапии. Терапевтпредставляет пациенту план терапии и обосновывает ее применение.После этого он объясняет пациенту, что такое «автоматическиемысли» и какая связь существует между мыслями и чувствами.
Бек приводит такойпример (Бек А. и др., 2003): «Чувства человека зависят оттого, как он истолковывает события. Приведу вам пример. Недавно однамоя пациентка, успешно завершившая лечение, рассказала мне о мыслях,посещавших ее в начале терапии, когда она сидела в приемной, ожидаявстречи со мной. Она ревностно следила за тем, во сколько я начинаюсессию. Если я опаздывал хотя бы на несколько минут, она думала: «Онне хочет видеть меня» и эта мысль расстраивала ее. Если яначинал сессию чуть раньше назначенного времени, она говорила себе:«Должно быть, мои дела совсем плохи, если он готов потратить наменя лишнее время», и ее охватывала тревога. В тех случаях,когда я начинал сессию строго по расписанию, у нее возникала мысль:«У него тут настоящий конвейер. Я для него всего навсегоочередной пациент». И она чувствовала раздражение. Как видите,в какое бы время я ни начинал сессию, она истолковывала этоисключительно негативным образом, и эти негативные интерпретациивызывали у нее отрицательные эмоции. Пациентка сумела понятьвзаимосвязь между своими мыслями и чувствами. Научившисьидентифицировать свои мысли и сообщать о них, она осознала ихиррациональность. Теперь, когда у нее возникали подобные мысли, онамогла самостоятельно корректировать их, и это привело к исчезновениюотрицательных эмоций».
В процессе терапиитерапевт постоянно обращает внимание пациента на то, как мысльсвязана с чувством. Если пациент заявляет: «Я чувствую себяужасно», когнитивный терапевт спросит: «О чем Вы сейчасдумаете?» Если пациент записывает в своем дневнике, что,выполняя то или иное домашнее задание, он чувствовал себя«угнетенным» или «подавленным», терапевтпросит его рассказать, какие мысли предшествовали этим неприятнымчувствам. Можно также спросить пациента, что означает для него этодомашнее задание.
Распознаваниенегативных мыслей. Таким образом, сначала пациенту объясняютмеханизмы действия когнитивной терапии, после чего учат распознавать,отслеживать и записывать свои негативные мысли. Пациент, побуждаемыйи ведомый терапевтом, научается распознавать и регистрировать своиавтоматические негативные интерпретации.
Посколькуавтоматические мысли оказывают влияние на наши чувства и действия, атакже в связи с тем, что они могут оказаться источником проблем,психотерапевтам необходимо научить своих клиентов выявлениюавтоматических мыслей. Прежде всего, надо рассказать пациентам о том,что между событием и их реакцией на него возникает мысль. Как толькопациенты усвоят эту концепцию, можно научить их выявлять этивклинивающиеся мысли, например: «Что произошло после того, каквы потеряли ключи от машины, и до возникновения у вас чувства гнева?Какие мысли возникли у вас в промежутке между этими двумя событиями?»Таким образом, научившись идентифицировать свои проблемныеавтоматические мысли, пациенты подходят к выявлению алогичногомышления (например, восприятие катастроф; утверждения типа «следует»)и искажений реальности.
Затем терапевт ипациент приступают к анализу этих данных, чтобы выявить конкретныепаттерны автоматического мышления. Какого рода события обычновызывают у пациента негативные мысли? Насколько уверен пациент в том,что эти мысли точно описывают реальное событие? Какие логическиеошибки совершает пациент, делая выводы о самом себе, своем будущем иокружающем мире? Может быть, он придает чрезмерное значениеотрицательным фактам и игнорирует позитивные? Каково содержание егомыслей и представлений, не прослеживаются ли там повторяющиеся темы(может быть, пациент постоянно оценивает свою компетентность илиреакцию других людей на свои поступки)?
Вторая важная задачаэтого этапа – сведение проблем (идентификация проблем, имеющихв основе одни и те же причины, и их группировка). Эта задачаотносится как к симптомам (соматическим, психопатологическим), так ик эмоциональным проблемам. При этом достигается укрупнение мишенейпсихотерапевтического воздействия. Другим вариантом сведения проблемявляется классификация первого звена в цепи симптомов, который изапускает всю цепь, что иногда приводит к выходу на болееперспективный уровень работы.
После этапа обученияпациента идентифицировать свои неадаптивные когниции следует этаписследования ложных когниций, во время которого клиент обучаетсярассматривать их объективно. Процесс объективного рассмотрения мыслейназывается отдалением; больной рассматривает свои неадаптивныекогниции, автоматические мысли как обособленные от реальностипсихологические явления. Отдаление повышает способность пациентапроводить разграничение между мнением, которое надо обосновать («ясчитаю»), и неопровержимым фактом («я знаю»),развивает умение осуществлять дифференциацию между внешним миром исвоим отношением к нему. Прием обоснования, доказательства реальностисвоих автоматических мыслей больным психотерапевту облегчаетдистанцирование от них пациента, формирует у него навык видеть в нихгипотезы, а не факты. В процессе отдаления пациенту становится болееясным путь искажения восприятия событием.
В некоторых случаях,когда пациент испытывает особенно большие затруднения в разграничениифакта и своего мнения о нем, полезен прием рассказа о себе в третьемлице. И тогда пациент, имеющий неадаптивную когницию («Яникогда не смогу наладить отношения с сокурсниками»), описываетситуацию, в которой у него появляется эта когниция, в третьем лице.«И вот он приходит в аудиторию, где начали собираться студенты.И думает: «Я никогда не смогу наладить с ними отношения».Садится обособленно на крайнее место, очень сосредоточеннораскладывает свои тетради и погружается в них, и т. д.»(Федоров А. П., 2002).
Анализ негативныхмыслей. Следующий этап – идентификация, осознание,вербализация неадаптивных когниций, искажающих восприятие реальности.Пациент совместно с терапевтом анализирует записанные мысли ипереживания, чтобы установить степень их логичности, обоснованности иадаптивности и наметить позитивные паттерны поведения взаменпатологических. Терапевт и пациент совместно определяют, в какой меревыводы и заключения пациента соответствуют наблюдениям и заключениямдругих, незаинтересованных лиц, то есть осуществляют проверкуреальностью. Так анализируются, например, склонность пациента братьна себя ответственность за любые негативные результаты инеспособность признавать собственные достижения. Терапевт задаетвопросы с тем, чтобы установить, не придает ли пациентидиосинкразического значения определенным событиям.
Зачастую этиидиосинкразические депрессивные образования имеют стереотипныйхарактер и содержат повторяющиеся темы, такие как: «Я ни к чемуне способен» или «Моя жизнь не удалась». Выявив этитемы, терапевт тактично подводит пациента к их осознанию. Вместе онипытаются определить, из каких базовых предпосылок исходит пациент(например: «Пока я не достигну во всем совершенства, я –неудачник»). Так пациент научается идентифицировать своибазовые установки и проверять их обоснованность. Терапиясфокусирована на конкретных «симптомах мишенях»,например, на суицидальных импульсах. Терапевт устанавливает и затемподвергает логической и эмпирической проверке мысли и убеждения,питающие эти симптомы (например: «Моя жизнь бессмысленна»,«Я не в силах что либо изменить»).
Для этого может бытьиспользовано несколько приемов, например, экспериментальный метод.В этом случае пациент получает подробные представления о некоторыхположениях когнитивной психотерапии с обращением особого внимания нанеобходимость проведения различий между объективной реальностью(сенсорный уровень обработки информации) и воспринятой реальностью.Уровень субъективного восприятия зависит от когнитивных процессов исвязан с интерпретацией – обработкой сигналов сенсорногоуровня. На этом уровне могут быть значительные искажения из засбоев, ошибок в протекании когнитивных процессов, из заавтоматически включающихся в этот процесс оценочных когниций.Экспериментальный метод предполагает погружение пациента в значимыепроблемные ситуации, в том числе по принципу «здесь и теперь»,возможно, в присутствии психотерапевта. Обращение внимания пациентана параллельно текущий поток мыслей в такой ситуации, вербализацияэтих мыслей обучают пациента методике последовательного анализасвоего восприятия объекта или события (Федоров А. П., 2002).Автоматические мысли проверяются с помощью прямого доказательства илилогического анализа. Доказательство можно получить из прошлых илинастоящих обстоятельств, но оно должно быть очень близко фактам.Доказательства могут быть также получены из результатов поведенческихэкспериментов. Такие эксперименты дают возможность пациентуопровергнуть прежнее убеждение. Например, если человек убежден в том,что не может вступить в контакты с другими людьми, то он можетпопытаться заговорить с малознакомыми ему людьми. Эмпирическаяприрода поведенческих экспериментов дает возможность пациентаммыслить более объективно.
Распознаваниенеадаптивной когниции может быть облегчено с помощью приемаколлекционирования автоматических мыслей . Термин«неадаптивная когниция» применяется к любой мысли,вызывающей неадекватные или болезненные эмоции, затрудняющей решениекакой либо проблемы. Пациенту предлагается сосредоточиться намыслях или образах, вызывающих дискомфорт в проблемной ситуации илисходных с ней. Неадаптивные когниции, как правило, носят характер«автоматических мыслей», они возникают без какого либопредварительного рассуждения, рефлекторно, и для пациента всегдаимеют характер вполне обоснованных, не подвергаемых сомнениюубеждений. Они непроизвольны, не привлекают его внимания, хотя инаправляют его поступки. Сфокусировавшись на них, пациент можетраспознать и зафиксировать их. Обычно вне значимой, проблемнойситуации эти мысли осознаются с трудом, например, у лиц, страдающихфобиями. Неоднократное приближение или погружение в ситуациюпозволяют сначала осознать, осуществить «коллекционирование»их, а впоследствии вместо сокращенного, как в телеграмме, варианта,представить его в более развернутом виде (Федоров А. П., 2002).
Метод «заполненияпустот» используется, когда уровень испытываемых эмоций илисимптомов носит умеренный характер, и когниции, сопровождающие их,недостаточно оформлены, нечетки. В этом случае используется схемаанализа, предложенная Эллисом, и названная им схемой А В С.Пациент обучается наблюдать за последовательностью внешних событий(А) и реакцией на них (С). Последовательность становится ясной, еслипациент заполняет пустоту в своем сознании, которая явится связующимзвеном (В) между А и С. Это мысли или образы, возникшие в этомпромежутке и делающие понятной связь между А и С.
Например, один пациентописал такую последовательность событий: А – встреча со старымдругом, С – печаль. Далее пациент сумел постепенно восстановитьсобытия и вспомнить мысли, которые возникли в промежутке. Встреча состарым другом вызвала такую цепочку мыслей (В): «Если япоздороваюсь с ним, он, возможно, меня не вспомнит… Прошлостолько времени, у нас нет ничего общего… Он может осадитьменя… Встреча не будет похожа на былое». Эти мысливызвали чувство печали. Метод заполнения пустот может оказать большуюпомощь пациентам, расстройство у которых выражается в чрезмерномчувстве стыда, тревоги, гнева или печали в межличностных ситуациях.Например, один студент избегал общественных собраний из занеобъяснимого чувства стыда, тревоги и печали. После обученияраспознаванию и записи своих когниций, он сообщил, что в социальныхситуациях у него возникают такие мысли: «Никто не захочет сомной разговаривать… Все думают, что я выгляжу жалким… Япросто не приспособлен к обществу». После этих мыслей у негопоявилась униженность, чувства тревоги и печали, возникло сильноежелание убежать (Александров А. А., 2004).
Исследование мыслейпациента может вести к когнитивному изменению. Беседа может открытьлогическую непоследовательность, противоречивость и другие ошибки вмышлении. Идентификация и категоризация когнитивных искажений сами посебе полезны, так как пациенты обнаруживают ошибки, которые они затеммогут исправлять.
Один из мощныхкомпонентов обучающей модели психотерапии состоит в том, что пациентпостепенно перенимает от терапевта многие терапевтические техники. Вкакой то момент он вдруг обнаруживает, что начинает играть рольтерапевта по отношению к самому себе, подвергая сомнению собственныеумозаключения или прогнозы.
Когнитивные техникииспользуются также для идентификации и исследования неадаптивныхпредположений (убеждений), которые обычно намного менее доступныпациентам, чем автоматические мысли. Лишь некоторые пациенты способнысформулировать свои убеждения, большинство же испытывает затруднение.Убеждения служат темами для автоматических мыслей. Терапевт можетпредложить пациенту извлечь правила, лежащие в основе егоавтоматических мыслей. Терапевт может также составить гипотезу наосновании этих данных и представить свои предположения пациенту дляподтверждения. Пациенты имеют право не соглашаться с терапевтом инаходить более точные формулировки своих убеждений.
Если предположение(убеждение) идентифицировано, то оно открыто для модификации. Этоможно сделать несколькими способами:
• спросить упациента, является ли убеждение разумным;
• попроситьпациента привести доводы «за» и «против»сохранения этого убеждения;
• предоставитьдоказательство, факты, противоречащие этому убеждению, то естьопровергнуть его.
Коррекцияавтоматических мыслей включает декатастрофизацию, реатрибуцию,переформулирование и децентрализацию.
Декатастрофизация.Катастрофизация – это преувеличение последствий негативныхсобытий. Большинство проблем у пациентов возникает в контекстемежличностных отношений. Наиболее распространенным предубеждениемтревожных людей является следующее: «Ужасно, если кто тобудет плохого мнения обо мне». Пациенты обычно больше всегобоятся низкой оценки со стороны сверстников, соучеников, сотрудниковили друзей. Однако многие пациенты еще больше боятся перспективыпоказаться смешным незнакомым людям. Они с тревогой предчувствуютреакции со стороны продавцов в магазине, официантов, таксистов,пассажиров автобуса или прохожих на улице.
Человека может страшитьситуация, когда он окажется, по его мнению, уязвимым перед критикойдругих людей. Он чувствителен к ситуациям, в которых способенпроявить некую «слабость» или «промах». Ончасто боится неодобрения за то, что непохож на других. У пациентасуществует смутное представление о том, что отрицание или критикакаким то образом наносят ущерб его «Я».
Декатастрофизация, или,как ее еще называют, техника «что если», предназначенадля исследования действительных, фактических событий и последствий,которые в представлении пациента наносят ему психологический ущерб ивызывают чувство тревоги. Эта техника помогает пациентамподготовиться к последствиям, сопряженным со страхом. Она полезна дляуменьшения избегания (Александров А. А., 2004).
Бек приводит следующийпример использования декатастрофизации у студента, который становилсязаторможенным в различных ситуациях, требующих отстаивания своего«Я». Он боялся спросить дорогу у незнакомого человека,проверить кассовый дубликат своего счета, отказаться от чьей либопросьбы, попросить кого либо об одолжении, выступить передаудиторией.

Пациент: «Мненужно завтра выступить перед своей группой, и я перепуган до смерти».
Терапевт: «Чегоже вы боитесь?»
Пациент: «Мнекажется, я буду выглядеть дураком».
Терапевт: «Предположим,вы действительно будете выглядеть дураком. Что в этом плохого?»
Пациент: «Я этогоне переживу».
Терапевт: «Нопослушайте, предположим, они будут смеяться над вами. Неужели вы отэтого умрете?»
Пациент: «Конечно,нет».
Терапевт: «Предположим,они решат, что вы – наихудший из всех существовавших ораторов.Разрушит ли это вашу будущую карьеру?»
Пациент: «Нет. Нонеплохо быть хорошим оратором».
Терапевт: «Конечно,неплохо. Но если вы потерпите неудачу, неужели родители или женаотрекутся от вас?»
Пациент: «Нет.Они отнесутся с сочувствием».
Терапевт: «Такчто же в этом самое ужасное?»
Пациент: «Я будуплохо чувствовать себя».
Терапевт: «Идолго вы будете себя плохо чувствовать?»
Пациент: «Деньили два».
Терапевт: «Азатем?»
Пациент: «Затемвсе придет в порядок».
Терапевт: «Итак,вы боитесь, что на карту поставлена ваша судьба».
Пациент: «Верно.У меня такое чувство, что на карту поставлено все мое будущее».
Терапевт: «Итак,где то по дороге ваше мышление дает сбой… и вы склоннырассматривать любую неудачу, словно это конец света… Вам нужнона самом деле обозначить свои неудачи как неуспехи в достижении цели,а не как страшное бедствие. Вам нужно начать оспаривать свои ложныепосылки».
На следующем сеансе,после того, как пациент произнес речь, которая, как он ипредчувствовал, оказалась несколько расстроенной вследствие егострахов, были рассмотрены его представления о неудаче.
Терапевт: «Как высебя сейчас чувствуете?»
Пациент: «Ячувствую себя лучше, но был разбит в течение нескольких дней».
Терапевт: «Что вытеперь думаете о своем мнении, что нескладная речь – этокатастрофа?»
Пациент: «Конечно,это не катастрофа. Это неприятно, но я переживу».
Далее была проведенаработа с пациентом по изменению его представления о неудаче каккатастрофе. Перед следующим выступлением через неделю у него былогораздо меньше тревожных предчувствий, и во время выступления онощущал меньший дискомфорт. На очередном сеансе пациент полностьюсогласился с тем, что придавал слишком большое значение реакциямсвоих товарищей. Произошел следующий диалог.

Пациент: «Вовремя последнего выступления я чувствовал себя гораздо лучше. Мнекажется, это дело опыта».
Терапевт: «Возникли у вас хоть какой то проблеск осознания того, что чаще всегоне так уж важно, что люди думают о вас?»
Пациент: «Если ясобираюсь стать врачом, мне необходимо производить хорошеевпечатление на своих пациентов».
Терапевт: «Плохойвы врач или хороший, зависит от того, насколько хорошо выдиагностируете и лечите своих пациентов, а не от того, насколькоуспешно вы выступаете перед публикой».
Пациент: «Ладно,я знаю, что с пациентами у меня все в порядке, и мне кажется, чтоименно это главное».
Заключительная частьбыла посвящена рассмотрению тех неадаптивных убеждений пациента,которые вызывали дискомфорт в других ситуациях. Пациент сообщил оновой позиции, к которой пришел: «Я теперь вижу, насколькосмешно тревожиться по поводу реакции совершенно незнакомых людей. Яникогда их больше не увижу. Поэтому, какая разница, что они обо мнеподумают?»
Реатрибуция .Это техника, которая проверяет правильность автоматических мыслей иубеждений, рассматривая альтернативные причины событий. Реатрибуцияособенно полезна в тех случаях, когда пациенты воспринимают себя какпричину событий (явление персонализации) или, при отсутствиидоказательств, приписывают причину события другому человеку иликакому то единственному фактору. Техники реатрибуциипредполагают проверку реальности и исследование всех факторов,которые повлияли на возникновение ситуации.
Переформулирование. Эта техника предназначена для мобилизации человека, которыйсчитает, что проблема не контролируема им. Например, одинокомучеловеку, который думает: «Никто не обращает на меня внимание»,рекомендуется по новому сформулировать проблему: «Мненужно протянуть руку другим людям, чтобы обо мне позаботились».При формулировании проблемы по новому необходимо предусмотреть,чтобы она получила более конкретное и специфичное звучание; крометого, она должна быть обозначена с точки зрения поведения пациента.
Децентрализация. При различных психологических расстройствах – тревоге,депрессии, параноидных состояниях – главное искажение мышленияпроистекает из склонности пациента персонифицировать события, которыене имеют к нему отношения. Метод освобождения пациента от свойствавидеть в себе точку сосредоточения всех событий называетсядецентрализацией. Для проверки искаженных убеждений пациентовпредлагаются поведенческие эксперименты. Например, один студент,который предпочитал молчать на занятиях, считал, что его товарищипостоянно наблюдают за ним и замечают его тревогу. Ему былопредложено понаблюдать за ними вместо того, чтобы сосредоточиватьсяна своем дискомфорте. Когда он увидел, что одни студентыконспектируют, другие слушают профессора, а третьи мечтают, то пришелк выводу, что его товарищи озабочены другими делами.
Идентификация икоррекция дисфункциональных убеждений. Эти убеждения менеедоступны для анализа, чем автоматические мысли. Об убежденияхпациентов можно судить по темам их автоматических мыслей.Дополнительным источником для формирования гипотез, связанных субеждениями, являются поведение пациентов, стратегии преодоления имитрудностей, личные истории. Пациентам часто трудно сформулироватьсвои убеждения без помощи терапевта, поэтому терапевт представляетгипотезы пациентам для проверки. Для коррекции убеждений терапевтможет:
Задавать пациентамвопросы с целью побуждения их исследовать свои убеждения. Например:«Является ли данное убеждение разумным?», «Какиепреимущества и неудобства связаны с сохранением данного убеждения?».
Организовывать«когнитивный эксперимент», в ходе которого пациентыпроверяют истинность своих суждений. Например, пациентка Бека из заопасения обнаружить, что не может доверять своему мужу, постоянноискала у него недостатки, в результате чего их отношения становилисьвсе более отчужденными. Ее основным убеждением было: «Я ни вкоем случае не могу позволить себе оказаться уязвимой». Бекпредложил ей трехмесячный эксперимент, чтобы проверить гипотезу:«Если я полностью посвящу себя налаживанию отношений с мужем,буду искать положительное вместо отрицательного, я стану чувствоватьсебя в большей безопасности». В результате пациенткаобнаружила, что она стала более уверенной и стала меньше думать оразводе с мужем.
Использовать образы,чтобы помочь пациентам вновь пережить случившиеся в прошлом события итаким образом реструктурировать свой опыт и сформированные на егооснове убеждения.
Использовать детскийопыт пациентов с расстройствами личности для пересмотра их убеждений,сформированных в рассматриваемый период, в процессе ролевой игры сосменой ролей.
Помогать пациентамзаново формировать убеждения, заменять дисфункциональные убеждения наболее конструктивные (Александров А. А., 2004).
Следующий этап условнополучил название «изменения правил регуляции поведения».Согласно когнитивной психотерапии, люди для регуляции своей жизни иповедения других используют правила (предписания, формулы). Этасистема правил в значительной степени предопределяет обозначение,истолкование и оценку событий. Правила регуляции поведения, которыеносят абсолютистский характер, влекут за собой регуляцию поведения,не учитывающую реальной ситуации и поэтому создающую проблемы дляиндивида. Согласно представлениям Бека, для того, чтобы у пациента небыло таких проблем, ему необходимо модифицировать правила, сделать ихменее генерализованными, менее персонифицированными, более гибкими,учитывающими реальность. Содержание правил регуляции поведенияцентрируется вокруг двух основных параметров: опасности–безопасностии боли–удовольствия. Ось опасность–безопасность включаетсобытия, связанные с физическим, психологическим или психосоциальнымриском. Хорошо адаптированный человек обладает достаточно гибкимнабором точных правил, позволяющим соотносить их с ситуацией,интерпретировать и оценивать имеющуюся степень риска. В ситуацияхфизического риска показатели последнего могут быть достаточноверифицированы по одной или нескольким характеристикам. В ситуацияхпсихологической или психосоциальной угрозы верификация такихпоказателей затруднена. Например, человек, руководствующийсяправилом: «Будет ужасно, если я окажусь не на высоте»,испытывает трудности в общении из за неясного определенияпонятия «быть не на высоте», и с этой неопределенностьюсвязана его оценка эффективности взаимодействия с партнером (ФедоровА. П., 2002).
Свои предположения особственной неудаче пациент проецирует на восприятие его другими. Всеприемы изменения правил, имеющих отношение к осиопасность–безопасность, сводятся к восстановлению у пациентаконтакта с избегаемой ситуацией, реальному тестированию ее. Такойконтакт может быть восстановлен при погружении в проблемную ситуациюв воображении или на уровне реального действия с четкой вербализациейновых правил регуляции, позволяющих испытывать умеренный уровеньэмоций. Восстановление контакта с ситуацией может проводитьсяпостепенно, малыми шагами, по типу систематической десенситизации илибольшим прыжком по типу имплозии и наводнения.
Правила, центрированныевокруг оси боль удовольствие, приводят к гипертрофированномупреследованию определенных целей в ущерб другим. Например, человек,следующий правилу: «Я никогда не стану счастливым, если не будузнаменитым», обрекает себя на игнорирование других сфер своихотношений в угоду рабскому следованию этому правилу. После выяснениятаких позиций врач помогает пациенту осознать ущербность подобныхправил, их саморазрушающий характер, объясняет, что больной был бысчастливее и меньше страдал, если бы руководствовался болеереалистичными правилами. Задача психотерапевта – помочьпациенту самому найти их. Создающими проблемы являются правила,относящиеся к долженствованию («тирания долженствования»по К. Хорни).
Перемена отношения кправилам саморегуляции, обучение видеть в мыслях гипотезы, а нефакты, проверка их истинности, замена их новыми, более гибкимиправилами – следующие этапы когнитивной психотерапии. Вначалежелательно использовать навыки продуктивного решения проблемпациентом в других сферах, а затем уже генерализовать эти навыки впроблемную сферу. Возможен вариант работы, при котором пациентупомогают сформировать несколько новых, альтернативных правил,которыми он бы руководствовался при столкновении с проблемнойситуацией.
В большинстве случаевпереструктурирование правил саморегуляции в когнитивной психотерапииБека осуществляется прежде всего на когнитивном уровне.
Выделение этапов работыс пациентом допускает применение нескольких приемов, в том числе издругих систем психотерапии, если они направлены на достижение той жецели. Например, специально для повышения настроения при работе сдепрессивными больными Бек часто использовал две техники.
Техника учетапроявлений активности. При ее выполнении пациенту предлагаетсязаписывать все дела, как большие, так и малые, совершенные в течениедня, час за часом. Фиксация завершенных дел обычно осуществляется вконце дня.
Терапия мастерства иудовольствия. Цель данного приема – получение чувстваудовольствия и чувства достижения день за днем. Для этого пациент наспециальной странице (бланке) в конце дня записывает каждоезавершенное действие и отмечает по шкале от 0 до 10 баллов степенидостижения и удовольствия. Подобная фиксация позволяет восстановитьпробелы в восприятии окружающего мира, способствует разрушениюиррациональных установок типа: «У меня ничего не получится»,«Меня ничто не радует», «Я ничего не стою».
Когнитивнаяпсихотерапия Бека относится к инсайт ориентированным видампсихотерапии. В рамках когнитивной психотерапии инсайтрассматривается как процесс установления связи между жизненнымисобытиями и психологическими реакциями. Он направлен на раскрытиезначения, которое индивид придает внешнему окружению и внутреннимощущениям.
Когнитивнаяпсихотерапия, как и другие виды реконструктивной психотерапии,стремится достичь изменений в личности, чтобы пациент соответствовалтребованиям окружения и находился в большей гармонии с собственнымипотребностями. Основное переструктурирование осуществляется за счетзамены неадаптивных когниций. Когнитивная психотерапия использует то,что вытекает из сознательного жизненного опыта, и не отыскиваетскрытого символического значения в высказываниях пациента.
3.3. ТЕХНОЛОГИЯ ВЕДЕНИЯ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЫ

Рассмотрим теперьнекоторые принципы организации диалога с клиентом в рамкахпсихологического консультирования, изложенные некогда Ю. Е. Алешиной(1993).
Ограничение речиконсультанта в диалоге . Присутствие консультантадолжно углублять понимание клиентом собственных проблем,способствовать принятию необходимых решений. Для этого клиентунеобходимо помогать меньше внимания обращать на то, что рядомнаходится собеседник, меньше заботиться о том, как именно собеседникотносится к рассказу и насколько сам рассказ социально желателен.Отсюда необходимо, чтобы речь психолога консультанта былакраткой, немногословной и точной. Если клиент сам говорит по делу,нужно стараться по возможности ничем его не перебивать. Паузы ввысказываниях клиента, не превышающие 1–2 минут, вполнеестественны и означают, что человек работает, активно осмысливаетсвою жизнь.
Приближениеразговорной речи консультанта к языку клиента . Дляэтого рекомендуется: освобождать речь от слов и выражений, которыемогут быть неправильно поняты и истолкованы клиентом; максимальноиспользовать те слова и обороты, которые использует клиент; следитьза тем, какую репрезентативную систему использует клиент дляорганизации своего перцептивного опыта (аудиальную, визуальную иликинестетическую), использовать слова и выражения, соответствующие егорепрезентативной системе. О репрезентативных системах и подстройке кклиенту с учетом доминирующей у него репрезентативной системырекомендуем ознакомиться по книге Р. Бэндлера и Д. Гриндера (1994)или по другим известным изданиям этих авторов.
Анализ эмоциональныхпереживаний клиента в связи с излагаемыми им событиями ипоступками. Это необходимо, чтобы клиент лучше понял, чтодействительно с ним происходит. Для этого используются техники работына уровне чувств:
• Предложениеклиенту нескольких возможных альтернатив ответа относительновариантов чувств, которые клиент испытывает. Обычно предлагаются2–3 альтернативы. Цель формулирования альтернатив – непоиск правильного ответа, а стимулирование клиента, демонстрацияобразцов, отталкиваясь от которых легче описать свои чувства.
• Акцентированиеэмоциональных переживаний клиента через проявление пристальноговнимания к эмоционально окрашенным словам и выражениям. Знакамиэмоций в речи являются наречия, прилагательные, глаголы, обозначающиеотношение к чему либо, а также качество действия. Консультантвычленяет в речи клиента эмоционально значимые слова и выражения исмотрит, что стоит за ними. Например, если клиент говорит, что обычномолчит и не отвечает, когда супруга кричит на него, консультант можетспросить его, отчего он молчит. Далее в речи клиента опятьвычленяются эмоционально значимые слова и опять психолог вместе склиентом пытаются сделать явным то, что стоит за ними. Это помогаетопуститься на уровень глубинных, личностно значимых переживаний.
• Использованиепарадоксальных вопросов. Цель вопросов – поставить подсомнение то, что клиент считает абсолютно очевидным или само собойразумеющимся. Общеизвестные истины типа «грубить нехорошо»,«родители всегда знают лучше, что нужно ребенку» обычнослужат надежным прикрытием для истинных чувств и переживаний клиента.Когда мы ставим их под сомнение, то заставляем клиента задуматься отом, что скрывается для него лично за подобного рода выражениями.Типичная формулировка парадоксального вопроса начинается словами: «Апочему бы и не…?». Например: «А почему бы Вамдействительно не сказать, раз Вы так думаете?»
• Уточняющие иуглубляющие формулировки. Цель таких формулировок –постепенно переводить рассказ клиента с поверхностного уровня к болееглубоким уровням переживаний. Пример такой формулировки: «Тоесть Вы хотели бы, чтобы Ваша свекровь поняла, какая Вы хорошая,чтобы она оценила Вас, наконец, по достоинству». При работе суточняющими и углубляющими формулировками главное – не выходитьза пределы очевидного. Каждый шаг должен логично следовать изпредыдущего.
• Использованиеинтерпретаций. Речь идет о том, чтобы проинтерпретироватьповедение клиента в связи с теми или иными базовыми человеческойприроде эмоциями. Алешина (1993) предлагает пользоваться двумерноймоделью пространства человеческих проявлений, где одна из координатявляется осью любви, а другая – осью власти. Согласнораспространенным на Западе взглядам большая часть человеческогоповедения определяется этими базовыми эмоциями, потребностями, с нимисвязанными. Поэтому данная модель может служить удобным пособием дляпостроения интерпретаций. Например, психолог спрашивает клиентку,почему она молчит, когда свекровь кричит на нее. Клиентка отвечает:«Не могу же я унижаться!» Интерпретация психолога: «Тоесть Ваше молчание в отношениях со свекровью – попытка неунижаться, а, так или иначе, возвыситься над ней».
•Перефразирование. То, что было негативным основанием длябеспокойства и переживаний, должно стать причиной положительныхэмоций, способных если не полностью снять негативные переживания, то,по крайней мере, существенно уменьшить их значимость и интенсивность.
Обеспечение контактас клиентом во время беседы осуществляется через:
• Вербальный(словесный) контак т – через подбадривание, похвалу,выражение поддержки, частое упоминание имени клиента, выражениесловами согласия и одобрения, «ага реакцию».
• Невербальный(несловесный) контакт – через контакт глаз, выражение лица,позу, тон и громкость голоса, использование паузы. Относительноконтакта глаз следует сказать, что не следует навязыватьвзгляд в глаза клиенту, но, тем не менее, необходимо смотреть наклиента, а не в сторону. Выражение лица должно являть собойдоброжелательное внимание. Надо стараться не выдавать своирастерянность и смятение. Выражение спокойствия и уверенности на лицепрофессионала, оказывающего психологическое воздействие, уже само посебе приносит терапевтический эффект. Поза консультанта недолжна быть напряженной (сидит на краешке стула, руки с напряжениемсжимают ручки кресла, непривычность и неестественность позы) илизакрытой (традиционно закрытость позы связывают со скрещенными рукамиили ногами). Поза консультанта влияет на позу клиента. Если клиентслишком закрыт или напряжен, консультант может попробовать косвенноповлиять на него, расслабившись и заняв подчеркнуто более удобнуюпозу. После соответствующей смены позы клиента у него изменится иэмоциональное состояние. Тон голоса должен бытьдоброжелательным, соответствовать тому, что говорится. Громкостьголоса можно регулировать в зависимости от стоящих передконсультантом задач. Приглушенный голос в большей мере способствуетвозникновению у собеседника ощущения доверительности, интимности.Консультант может несколько охладить возбужденного клиента, начавговорить медленнее и тише. Клиент постарается автоматическиподладиться, нормализовав, таким образом, свое состояние. Наличиепауз в беседе создает ощущение неторопливости, продуманностипроисходящего. Пауза подчеркивает значительность сказанного,необходимость осмыслить это и понять. С точки зрения Ю. Алешиной(1993) консультанту следует выдерживать паузу практически послелюбого высказывания клиента, кроме тех, которые непосредственносодержат вопрос. Пауза дает возможность добавить к тому, что сказано,поправить, уточнить. С помощью паузы можно избежать ситуации, когдаклиент и консультант начинают бороться друг с другом за правовставить слово, что то сказать. Начинающимпсихологам консультантам рекомендуется поэкспериментировать стем, что значит пауза для них, наблюдая за секундной стрелкой часов,своим состоянием и состоянием клиента во время пауз.
3.4. ПРОЦЕДУРЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

В процессе проведенияпсихологического консультирования на разных его этапах консультантиспользует, по мнению Р. Немова (1999), различные техническиепроцедуры. Под процедурами психологического консультирования авторпонимает группы объединенных по целевому назначению приемов веденияпсихологического консультирования, с помощью которых решается одна изчастных задач консультирования. От продуманности процедурпсихологического консультирования, считает Немов, непосредственнозависит его результат.
На первом этапепсихологического консультирования, как правило, не выделяются и неприменяются никакие специальные процедуры.
На втором этапеприменяются процедуры встречи с клиентом , общего,эмоционально положительного настроя клиента на проведениеконсультации, снятия психологических барьеров общенияпсихолога консультанта с клиентом.
Процедура встречиклиента включает в себя специальные действия,совершаемые консультантом во время встречи клиента, включая егоприветствие, проводы на место, где он должен будет находиться вовремя проведения консультации. К этой процедуре относится также выборсамим психологом консультантом своего места расположения поотношению к клиенту во время начала разговора с ним, приемыустановления психологического контакта консультанта с клиентом,первые слова, которые произносит консультант, начиная свой разговор склиентом. В следующей главе мы подробнее, с соответствующимипримерами рассмотрим указанные приемы.
Данная процедуравключает в себя и другие конкретные приемы и действия, при помощикоторых психолог консультант с самого начала консультациистарается произвести на клиента наиболее благоприятное впечатление исоздать у него обеспечивающее успех консультации настроение.
Большинство клиентов,которые обращаются в психологическую консультацию, имеетпсихологические барьеры и комплексы, которые препятствуют нормальномуобщению с людьми, в том числе и с психологом консультантом.Особенно сильно отрицательное действие подобных барьеров и комплексовпроявляется в незнакомой обстановке, например при первой встречепсихолога консультанта с клиентом, в ожидании непростогоразговора клиента с незнакомым человеком о своих, глубоко личныхпроблемах.
Процедура снятияпсихологических барьеров используется длянейтрализации возможного отрицательного действия комплексов и снятияпсихологических барьеров. При применении этой процедурыпсихолог консультант с помощью специальных действий и приемовуспокаивает клиента, создает для него ситуацию психологическойбезопасности, раскрепощает его, вселяет в него уверенность, вызываетдоверие к себе.
Общийэмоционально положительный настрой клиента на предстоящуюконсультацию обеспечивается не только при помощи описанной вышепроцедуры (она, в основном, только преднастраивает клиента,успокаивает его), но также посредством применения особой процедуры,преследующей указанную цель. В рамках данной процедуры можно, вчастности, применять специальные приемы, поднимающие настроение уклиента, вызывающие у него позитивные эмоциональные переживания.
На третьем этапепсихологического консультирования активно работает процедура такназываемого эмпатического слушания , а также процедурыактивизации мышления и памяти клиента, процедуры подкрепления,прояснения мысли клиента и психодиагностические процедуры (их мырассмотрим далее, в пятой главе).
Процедураэмпатического слушания включает в себя двавзаимосвязанных момента: эмпатию и слушание, которые в данном случаевзаимно друг друга дополняют. Слушание заключается в том, что,отрешившись на время от собственных мыслей и переживаний,психолог консультант полностью сосредоточивает свое внимание наклиенте, на том, что он говорит. Задача эмпатического слушаниязаключается в достаточно глубоком, эмоциональном понимании клиента,которое позволило бы психологу консультанту лично воспринять идо конца понять все, о чем ему говорит клиент, а также приобрестиспособность думать и переживать происходящее так же, как егопереживает сам клиент (эмпатический момент слушания).
Во время эмпатическогослушания клиента консультант психологически отождествляет себя склиентом, но одновременно, оставаясь в своей роли, продолжает думать,анализировать, размышлять над тем, что ему говорит клиент. В процессетаких особого рода размышлений психолог консультант, вживаясь вобраз клиента, переживая и чувствуя то, что он говорит,психологически оценивает и пытается понять не себя в образе клиента,а клиента в его собственном образе. Это и есть то, что называетсяэмпатическим слушанием. Оно представляет собой основную процедурувторого этапа психологического консультирования.
Процедураактивизации мышления и памяти клиента . Системаприемов, в результате применения которой активизируются, становясьболее продуктивными, когнитивные процессы клиента (в частности егопамять и мышление), связанные с обсуждаемой проблемой, с поиском ееоптимального практического решения. Клиент в результате примененияданной процедуры начинает точнее и полнее вспоминать события, факты,имеющие отношение к его проблеме, открывает для самого себя ивнимательно слушающего его психолога консультанта то, что раньшебыло скрыто от сознания.
К процедуре активизациимышления могут быть отнесены такие приемы, как подтверждениеслушающим (в данном случае психологом консультантом) точкизрения говорящего (клиента), выражение определенного, чаще всегоположительного, отношения к тому, о чем он сообщает, оказание клиентупрактической помощи при возникновении у него затруднений в правильномоформлении высказывания. Сюда же можно отнести заполнениепсихологом консультантом неоправданных, вводящих взамешательство самого клиента пауз в его речи для обеспечения еесвязности и снятия психологических барьеров, постановка передклиентом наводящих вопросов, напоминающих ему о том, что следуетговорить дальше, стимулирующих память и мышление клиента.
Процедураподкрепления . Заключается в том, что, слушая клиента,психолог консультант время от времени (чаще всего тогда, когдасам клиент ищет поддержку со стороны консультанта) словами, жестами,мимикой, пантомимикой и другими доступными экстра– ипаралингвистическими средствами выражает согласие с тем, что говоритклиент, одобряет, поддерживает его.
Процедурапрояснения мысли клиента . Состоит в том, чтоконсультант в процессе выслушивания исповеди клиента время от временивступает в диалог с ним (когда мысль клиента ему не совсем понятнаили неточно выражена самим клиентом), проясняет вслух для себя мысльклиента или помогает ему более точно ее сформулировать. Необходимостьиспользования этой процедуры чаще всего возникает тогда, когдаочевидно, что сам клиент не вполне доволен тем, что и как он говоритпсихологу консультанту.
На четвертом этапепроведения психологического консультирования могут использоватьсяследующие процедуры: убеждение, разъяснение, поиск взаимоприемлемогорешения, уточнение деталей, конкретизация. Все они связаны сдоведением до сознания клиента тех советов и практическихрекомендаций, которые вместе с ним вырабатывает психолог консультант.Цель соответствующих процедур в том, чтобы добиться максимальнополного и глубокого понимания клиентом тех выводов и решений, ккоторым приходит психолог консультант, а также и в том, чтобымотивировать клиента на выполнение этих решений.
Убеждение – это процедура, основанная на логически безупречноаргументированном доказательстве клиенту правильности того, что ему врезультате длительной работы с ним предлагает психолог консультант.Убеждение включает в себя аргументы, факты и логику доказательства,понятную, доступную и достаточно убедительную для клиента.
Разъяснение – это процедура, включающая в себя развернутое, конкретноеизложение, объяснение клиенту тех мыслей, которые в связи с егопроблемой возникают у психолога консультанта. Здесьпсихолог консультант сознательно ведет диалог с клиентом так,чтобы стимулировать разнообразные вопросы к себе с его стороны и датьна эти вопросы обстоятельные ответы. Предлагая эти ответы,психолог консультант одновременно внимательно наблюдает заклиентом и ищет с его стороны очевидные подтверждения того, чтоклиенту понятно то, что ему говорят.
Процедура поискавзаимоприемлемого решения . Нередко в процессепроведения психологического консультирования возникает ситуация,когда клиента не устраивают предложения консультанта. В этом случаенеобходимо искать иное, более приемлемое для клиента решение егопроблемы.
Данная процедуравключает в себя такие приемы, как предложение альтернативныхвариантов решения, оставление за клиентом права окончательного выборатого решения, которое его устраивает, уточнение, прояснение деталейтого, что не устраивает клиента в предлагаемом решении, предложениеклиенту самому высказаться по поводу возможного решения его проблемы.
Процедурауточнения деталей . Связана с разъяснением клиентумелких, но существенных подробностей, связанных с выполнениемсовместно выработанных психологом консультантом и клиентомпрактических рекомендаций. Чтобы убедиться, что клиент не толькоправильно понял его, но и хорошо знает, что делать, как воплощать вжизнь полученные рекомендации, психолог консультант задаетклиенту вопросы и на основе его ответов определяет правильностьпонимания клиентом того, что они обсуждают. Если что то впонимании клиента не вполне устраивает консультанта, он предлагаетклиенту дополнительное разъяснение своих мыслей, причем стараетсясделать это максимально конкретно и практически ориентированно.
На пятом ,заключительном этапе психологического консультированияприменяются те же процедуры, которые использовались на четвертомэтапе. Однако на этот раз они касаются оценок ожидаемой эффективностипрактического выполнения клиентом советов, полученных отконсультанта. Здесь специальной является процедура укрепления уклиента уверенности в том, что его проблема обязательно будет решена,а также готовности сразу же после завершения консультации приступитьк практическому решению своей проблемы. На данном этапе также могутприменяться приемы убеждения, внушения, эмоционально положительногостимулирования и ряд других (Немов Р. С., 1999).
В психологическомконсультировании могут быть вполне успешно использованы и техникикогнитивной терапии. Бек формулирует три основные стратегиикогнитивной терапии: эмпиризм сотрудничества, сократовский диалог инаправляемое открытие.
Эмпиризмсотрудничества заключается в том, что терапевт ипациент сотрудничают в исследовании фактов, которые подкрепляют илиопровергают когниции пациента. Интерпретации или предположениярассматриваются здесь, как при научном исследовании, в качествегипотез, нуждающихся в проверке.
Эмпирическиедоказательства используются для определения того,служат ли данные когниции какой либо полезной цели. Исходныеумозаключения подвергаются логическому анализу. Мышление, основанноена предубеждениях, станет очевидным для пациента, когда он осознаетальтернативные источники информации. Этот процесс являетсяпартнерским между пациентом и терапевтом.
Сократовскийдиалог . Беседа является главным терапевтическиминструментом в когнитивной терапии, при этом широко используетсясократовский диалог. Терапевт тщательно составляет вопросы дляобеспечения нового научения. Цели этих вопросов сводятся кследующему:
• прояснить илиопределить проблему;
• помочь пациентуидентифицировать мысли, образы, предположения;
• изучить значениесобытий для пациента;
• оценитьпоследствия поддержания неадаптивных мыслей и поведения.
Сущность сократовскогодиалога состоит в том, что пациент приходит к логическим заключениямна основе вопросов, которые ставит терапевт. Вопросы используются,чтобы «поймать» пациента в ловушку, подвести его кнеизбежному выводу. Они ставятся так, чтобы пациент мог посмотреть насвои предположения объективно, не прибегая к защите (Александров А.А., 2004).
Сократовский диалог –убеждение посредством диалектики. Это своеобразный метод рассуждения,который можно представить себе в виде интеллектуальной борьбы, в ходекоторой корригируются непоследовательные, противоречивые ибездоказательные суждения больного. Психотерапевт постепенно, шаг зашагом подводит пациента к необходимому и запланированному выводу. Воснове этого процесса лежит логическая аргументация, составляющаясуть методики. Во время беседы психотерапевт так задает вопросыпациенту, чтобы тот давал лишь положительные ответы, на основе чегопациент подводится к принятию суждения, которое в начале беседы непринималось, было непонятным или неизвестным (Карвасарский Б. Д.,1998).
Направляемоеоткрытие . Посредством направляемого открытия пациентмодифицирует неадаптивные убеждения и предположения. Терапевт служит«проводником»: он проясняет проблемное поведение илогические ошибки, создавая новый опыт посредством поведенческихэкспериментов. Этот опыт ведет к приобретению новых умений ивзглядов. С помощью когнитивных и поведенческих методов пациентоткрывает адаптивные способы мышления и поведения. Пациент научаетсяисправлять ошибочную когнитивную переработку информации так, что вконце концов становится независимым от терапевта. Направляемоеоткрытие подразумевает, что терапевт не призывает пациента принятьновый набор убеждений; терапевт поощряет пациента использоватьинформацию, факты и возможности для формирования реалистическоговзгляда (Александров А. А., 2004).
3.5. ПСИХОДИАГНОСТИКА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМКОНСУЛЬТИРОВАНИИ

Один сеанспсихологического консультирования проходит в форме личной беседыпсихолога с клиентом, длящейся в среднем от нескольких десятков минутдо полутора, двух и более часов. В ходе этой беседы клиентрассказывает психологу о себе, о своей проблеме. Психолог, в своюочередь, внимательно выслушивает клиента, стараясь вникнуть в сутьего проблемы, разобраться в ней, прояснить ее как для себя, так и длясамого клиента. Во время консультации оценивается личность клиента, ис учетом его индивидуальных особенностей клиенту даются научнообоснованные, аргументированные рекомендации по поводу того, каклучше всего практически решить его проблему (Немов Р. С., 1999).
Психологическоеконсультирование, таким образом, опирается в первую очередь напсиходиагностический процесс, позволяющий в строгих научных терминахквалифицировать психическое состояние клиента, динамику развитияэтого состояния и те индивидуально психологические факторы,которые принимают участие в формировании дезадаптирующих негативныхпсихических состояний, нарушающих психологический гомеостаз клиента.
Одни авторы, вчастности, Немов (1999), полагают, что в психологическомконсультировании в начале работы с клиентом психодиагностика должнабыть сведена к минимуму и, в основном, опираться на результатынепосредственного наблюдения консультанта за поведением клиента,когда консультант общается с ним в психологической консультации.Психодиагностика включает в себя анализ и обобщение данных,непосредственно получаемых от клиента без применения специальныхпсихологических тестов.
Другие исследователиуделяют психодиагностике столь же значительное внимание, как исобственно психологическому воздействию. В частности, Н. Н. Обозов(1993) за исходную точку работы с клиентом берет личностноетестирование. Начинать работу с трудностями в общении у клиента емулегче с анализа особенностей его характера, темперамента.Психологическая диагностика позволяет консультанту не только выявитьуязвимые стороны личности клиента, его слабые места, но и определитьсильные стороны, на которые можно опираться в процессепсихологической работы – психологические ресурсы и резервы,адаптивные и компенсаторные возможности личности. В процессепсихологического консультирования происходит обучение клиентанаиболее эффективному использованию его психологических ресурсов,навыков психологической защиты и копинговому поведению, овладениеразнообразными приемами и методами психической саморегуляции.
3.5.1. Психодиагностикапсихического состояния клиента по его невербальному поведению
Параметрыневербального поведения, используемые в психодиагностике . Вдеятельности консультанта можно выделить ряд специфическихдиагностических ситуаций, когда умение «читать»невербальное сообщение по позе, мимике, жестам клиента являетсяпрофессионально значимым качеством, позволяющим проводить болееточную диагностику.
Порой психологсталкивается с симуляцией . Если пациент по каким токорыстным соображениям симулирует психическое заболевание, имитируя,например, симптомы шизофрении, и при этом в свободной непринужденнойпозе, в кресле или на стуле, сопровождает плавную и естественную,хорошо модулированную, с широким диапазоном интонаций речь множествомэкспрессивных жестов, демонстрирует разнообразные мимическиекомплексы, ярко отражающие страх, гнев, печаль, другие эмоции, топсихолог с сомнением отнесется к тому, что будет говорить егособеседник. Постоянно наблюдая в психиатрической клинике больныхшизофренией, психолог имеет определенное, иногда не вполнеосознаваемое представление о том, как выглядит поведение такогобольного. Он ожидает увидеть скованные, симметричные, напряженныепозы с «деревянными» выгнутыми спинами, почти полноеотсутствие жестов, бледное маскообразное, амимичное лицо, либо,напротив, множество нелепых, странных, неестественных жестов,вычурность и необычность позы, плохо скоординированные мимическиереакции. Все поведение в целом производит впечатлениедисгармоничности и рассогласованности. Сравнивая сложившийся за времяпрофессиональной деятельности образ больного шизофренией ссимулятивным поведением, консультант отмечает явное несоответствие.
Также, хотя и менееярко, обстоит дело в клинике внутренних болезней. Для пациентовразличной нозологической принадлежности характерны так называемые«вынужденные позы», например, «поза астматика»,когда больной сидит, ухватившись руками за подлокотники кресла или закраешек стула, слегка подавшись всем телом вперед и опустив голову –в такой позе ему легче дышать. Имея дело со «своими»пациентами, психолог видит, что вербальное сообщение (то, на чтобольные жалуются, предъявляемые ими симптомы) соответствуетневербальному поведению (тому, как они себя ведут, стоят, сидят,дышат). Если такого соответствия нет, речь может идти о симуляции.
В противоположностьсимуляции, при диссимуляции , когда пациент сознательноскрывает симптомы своего заболевания, умение «читать»невербальное сообщение собеседника профессионально значимо дляпсихолога, оно позволяет осуществлять более точную диагностику.Анализ невербального поведения позволит выделить характерныемимические реакции на боль, сдержанные жесты, статичные позы –признаки, свидетельствующие о наличии «охранительного»стиля поведения: минимум движений позволяет ограничивать воздействиеболевых раздражителей.
Умение ориентироватьсяв невербальных реакциях партнера по общению важно, когда пациентомявляется больной с мутизмом (отсутствием речи). Мутизмвстречается при различных заболеваниях, например, при истерии,шизофрении. Консультант сталкивается с этим симптомом чаще всего пристихийных бедствиях – землетрясении, наводнении, пожаре, упациентов в состоянии шока, у лиц в ситуации угрозы для жизни,ставших свидетелями гибели родных и близких. Вступая в контакт стакими пациентами, психолог оценивает наличие и тяжесть поражений,степень срочности оказания медицинской и психологической помощи,ориентируясь не только на видимые признаки повреждений, а также наневербальные характеристики поведения больных.
Наличие невербальныхкоммуникативных навыков психологу необходимо при языковом барьере, когда консультант и пациент говорят на разных языках и не понимаютдруг друга. В этой ситуации они дополняют вербальную коммуникациюневербальной с помощью жестов, мимических реакций, интонаций голоса.
Развитиякоммуникативных навыков требует и ситуация экспресс диагностики, когда за возможно меньший промежуток времени психолог долженобследовать большое количество пациентов. Подобная ситуацияскладывается во время стихийных бедствий и социальных катаклизмов(война, революция, массовая миграция беженцев). В минимальный отрезоквремени психолог должен оценить наличие и тяжесть поражений,очередность оказания медицинской и психологической помощи. С этойцелью он использует не только вербальную коммуникацию (расспросбольного), но и невербальную, обращая внимание на мимические реакции,жесты, позы, возможные ограничения в движениях, связанные с травмойили с поражением внутренних органов.
Навыки невербальноговзаимодействия могут быть полезны и при профессиональном общениипсихолога с маленькими детьми. Ребенок, не обладая развитыми навыкамиинтроспекции, часто испытывает затруднения при описании характераболи, не может определить, какая она – колющая, режущая,давящая, распирающая. Маленькие дети часто затрудняются вустановлении причинно следственной связи между событиями –им трудно определить, связана ли боль с приемом пищи, с физическимиили эмоциональными нагрузками и т. д. Наблюдение за поведениемребенка может помочь психологу получить необходимую дополнительнуюинформацию.
Невербальное поведениеоценивается по следующим основным параметрам: собственно невербальноеповедение (межличностная дистанция, взаимное расположениесобеседников, позы, жесты, мимика и взгляд) и паралингвистическиекомпоненты общения (вздохи, стоны, зевота, покашливание) – всезвуки, которые произносит человек, но не речь, а также такиехарактеристики речи, как громкость голоса, ее темп и ритм, паузы).
Межличностнаядистанция . У каждого человека существует свое жизненноепространство – зона, которую он охраняет от вторженияокружающих. В процессе общения собеседники регулируют этумежличностную дистанцию. Размеры жизненного пространства определяютсятремя факторами: особенностями личности субъекта, характеристикамиего актуального психического состояния, а также плотностью населенияв той местности, где он воспитывался. Люди, детство которых проходилов большом столичном городе с высокой плотностью населения, привыкаютнаходиться в условиях скученности, в толпе, не чувствуя при этомособого дискомфорта. Их жизненное пространство меньше, чем у жителеймаленьких провинциальных городов с низкой плотностью населения,которые привыкли располагаться на большом расстоянии друг от друга.Переезжая жить в столицу, житель маленького городка первое времяиспытывает острый дискомфорт, связанный с нарушением привычных длянего границ общения. Исследования физиологов показали, что близкоеприсутствие рядом другого человека повышает уровень катехоламинов, иэто субъективно отражается в сознании в виде беспредметной тревогилибо состояния психического напряжения.
Жизненное пространство,или психологическое поле, в котором человек чувствует себя комфортно,определяется, как отмечено выше, также особенностями его личности исостояния. При выраженной интроверсии размеры жизненного пространствабольше. Наибольшее жизненное пространство у самых выраженныхинтровертов – больных шизофренией. Наименьшее – у больныхв маниакальном состоянии, расторможенных, бесцеремонно нарушающихчужие «границы». Психическое состояние также влияет намежличностную дистанцию: человек с высоким жизненным тонусом,повышенным настроением сокращает дистанцию с другими людьми, а всостоянии уныния, печали или в астении межличностная дистанцияувеличивается. При межличностном взаимодействии двух собеседниковрасстояние между ними определяется размерами жизненного пространствакаждого из них. Для межличностной дистанции характерны двепсихологические закономерности. Первая указывает на связьпсихологической, эмоциональной и физической близости: чем болееблизкие, теплые, эмоциональные отношения между людьми, тем расстояниемежду ними меньше. Сокращение психологической дистанции, установлениеэмоциональной близости между партнерами по общению сопровождаетсясокращением физического расстояния между ними. Иными словами, чемболее холодные, формальные, официальные отношения между людьми, темрасстояние между ними больше. Вторая закономерность, определяющаямежличностную дистанцию, подчеркивает различие в социальном статусеобщающихся: чем выше социальный статус собеседника, тем расстояниебольше. Мы держимся дальше от людей, занимающих высокое положение вобществе, создавая для них большее жизненное пространство. Выделяютчетыре межличностные дистанции.
От 0 до 45 см –интимная , встречается во взаимоотношениях близкихлюдей: мужа и жены, матери и ребенка, близких друзей и родственников.Вторжение чужого человека в интимную зону (как это нередко бывает сблизорукими людьми) вызывает раздражение и чувство протеста. Тот, чьежизненное пространство нарушено, отодвигается, увеличивая интимнуюзону. Присутствие в интимной зоне близкого нам лица не тольковозможно, но и желательно, особенно в ситуациях опасных илипотенциально конфликтных. Во взаимоотношениях врач–больной ипсихолог клиент пациент обычно в интимную зону не допускается.Отношения с больным – отношения официальные, регламентированныесоциальными нормами и распределением ролей. Исключение может бытьсделано лишь в тех случаях, когда возникает угроза жизни пациента –общение с умирающим, с онкологическим больным при сообщении емудиагноза и прогноза заболевания, с депрессивным пациентом, имеющимсуицидальные тенденции. Интимная дистанция может быть использована ив том случае, когда решается вопрос об операции, особенно, еслисуществует вероятность летального исхода.
Дистанция от 45до 120 см называется личной дистанцией . Она характеризует так называемое партнерское общение, т. е.общение людей равного социального статуса, связанных общейдеятельностью. Личная дистанция может использоваться при проведениипсихотерапии и психологического консультирования.
Расстояние от 120до 400 см – социальная дистанция – эторасстояние, на котором осуществляется официальное, формальноевзаимодействие двух лиц. В специальных исследованиях было показано,что если пациенту дать возможность самому выбирать дистанцию общенияво время первой встречи с консультантом, то он расположится нарасстоянии 200 см. Именно на этой дистанции клиент чувствует себякомфортно во взаимоотношениях с психологом, с которым нет покапсихологического контакта и доверительных профессиональных отношений.Впоследствии, по мере установления контакта, формирования и развитиявзаимоотношений, эта дистанция может сокращаться. Скорость еесокращения свидетельствует об определенных психологическихособенностях пациента, а также о профессиональном умении психологаустанавливать психологический контакт и вызывать доверие клиента.Пациенты, которые слишком быстро сокращают дистанцию, становясьназойливыми, бестактными, бесцеремонными, вторгаясь постоянно вжизненное пространство консультанта, часто отличаются инфантилизмом,повышенной зависимостью от окружающих, потребностью в эмоциональнойподдержке. Обычно они имеют психологические трудности, сложныевзаимоотношения и переживания, в которые стремятся вовлечь ипсихолога, чтобы переложить на него ответственность за решение своихжизненных проблем. В профессиональном общении для консультанта важноосознание и поддержание границ своей компетентности, и поэтому он недолжен активно вторгаться в жизнь своих клиентов. Степень его участияопределяется необходимостью оказания профессиональной помощи. Приэтом психолог учитывает психологические особенности пациентов, ихиндивидуальные реакции на терапию, возможные страхи при осложнениях –все то, что связано с лечебно диагностическом процессом.
Расстояние от 4до 7,5 м называется публичной дистанцией ихарактеризует формальные взаимоотношения одновременно несколькихлюдей. Например, на таком расстоянии проводятся собрания, совещания.При этом мимические реакции сглаживаются, мелкие движения становятсяменее заметны, повышается громкость голоса, слова подбираются итщательно выговариваются.
Взаимноерасположение собеседников . В ходе взаимодействияпартнеры по общению различным образом располагаются по отношению другк другу. Взаимное расположение – то, как собеседники стоят илисидят, – также помогает «прочитать»психологический подтекст их взаимоотношений. Выделяют несколькоосновных позиций.
Позиция лицом клицу, напротив друг друга. Эта позиция содержит в себе элементконфронтации; она встречается при конфликтах, в ситуации обостренияотношений. Например, при знакомстве с новым, неизвестным лицом, кнему разворачиваются всем телом, лицом к лицу встречая потенциальнуюопасность, которую несет в себе каждый незнакомый человек. Втерапевтической ситуации следует избегать этой позиции.
Позиция рядом, бок обок – позиция сотрудничества при отсутствии напряжения,враждебности между партнерами, которых связывает взаимное доверие.Эта позиция характеризует партнерское общение, предполагает наличиепсихологического контакта, отношения сотрудничества, связанного сдостижением общих целей.
Общение через стол– практически всегда означает отношения власти; отношенияруководитель–подчиненный, с ролевым распределением, свыполнением нормативных запретов и предписаний, регламентирующихобщение, его структуру и время взаимодействия. Подобныевзаимоотношения практически исключают доверительность и затрудняютпсихологический контакт. Поэтому в кабинете, где консультант ведетприем, стул для клиента ставится не напротив, через стол, а сбоку отстола, что с самого начала создает более эффективные условия длявзаимодействия.
При поддержаниивербального контакта с пациентом следует учитывать следующуюзакономерность: когда психолог в процессе разговора откидываетсяназад, сидя в кресле или на стуле, то у пациента может возникнутьпредставление о том, что собеседнику стало скучно, либо он несогласен, не верит тому, что говорит клиент. Если же, напротив,психолог слушает, чуть чуть подавшись в сторону пациента,склонив голову к правому плечу и изредка, в такт его словам, киваетголовой, клиент будет убежден в заинтересованности и соучастиипсихолога в переживаниях, которые раскрывает ему пациент.
Поза . Важноезначение в оценке состояния собеседника, партнера по взаимодействиюимеет поза – то, как он стоит, сидит. Существуют несколькоклассификаций поз, принятых в современной литературе. Позы делятся наестественные и неестественные. Естественная поза – свободная,непринужденная – характеризует психологический комфорт,отсутствие напряжения и располагает к общению. Напротив, позанеестественная – необычная, странная, нелепая – к общениюне располагает, она свидетельствует о напряжении, психологическомдискомфорте. Неестественные, вычурные, напряженные позы характерныдля больных шизофренией, это обращает на себя внимание окружающих,которые их стараются избегать. Позы делятся на симметричные иасимметричные. Симметричная поза нивелирует индивидуальные различияи, как униформа, делает людей несколько похожими друг на друга.Симметричная поза – элемент формального общения, онапредполагает официальное, регламентированное взаимодействие. Еепредпочитают люди замкнутые, скрытные, сдержанные, с высокимконтролем, отличающиеся осторожностью во взаимоотношениях,недоверчивостью, подозрительности, не предполагающей близости исотрудничества, и поэтому доверия не вызывает. Поза асимметричная,напротив, свидетельствует об индивидуальных особенностях, открытостидля общения, готовности к сотрудничеству. Позы бывают закрытыми иоткрытыми. Закрытая поза указывает на нежелание общаться, избеганиевзаимоотношений с окружающими. К отличительным особенностям закрытойпозы относятся скрещенные на груди руки (поза Наполеона), скрещенныеноги (нога на ногу); кисти рук в карманах, спрятанные за спину;корпус тела и голова, развернутые в сторону от партнера; взгляд,направленный в пол, в окно, в историю болезни – куда угодно,только не в глаза собеседнику. Закрытая поза не располагает кобщению. Открытая поза свидетельствует о готовности к контактам, кмежличностному взаимодействию. Открытая поза характеризуетсяпротивоположными отличительными признаками: корпус тела и головаповернуты в сторону собеседника, прямой взгляд в лицо и др. В работепсихолога консультанта, в его профессиональном общении склиентами лучше всего использовать естественные, асимметричные,открытые позы, располагающие к общению, не вызывающие напряжения илинедоверия, создающие лучшие условия для взаимодействия. Особенноважным это бывает в самом начале общения, при установлениипсихологического контакта с пациентом.
Жесты . Жестомназывается движение руки, в котором обычно участвуют также плечи иголова. Все разнообразные жесты условно делятся на две группы:коммуникативные и экспрессивные. Коммуникативные жесты имеютопределенное содержание, понятное окружающим, Они используются в речивместе со словами, а иногда вместо слов, помогая общению. Мы пожимаемплечами в ответ на вопрос: «Как дела?», вопросительноподнимаем брови, не расслышав слов собеседника, согласно киваемголовой вместо того, чтобы сказать «Да». Существуютжесты, принятые в определенных профессиональных группах, например, успортсменов или у автомобилистов. Помимо жестов корпоративных,профессиональных, выделяются также жесты национальные иинтернациональные. К национальным относятся жесты, принятые вкакой либо одной стране («о\’кей» в американскойкультуре), к интернациональным – понятные в разных странах(прощальный взмах рукой, рукопожатие при встрече). К экспрессивнымотносятся жесты, не имеющие определенного, понятного для всехсодержания. Они выражают эмоциональное состояние человека, оченьиндивидуальны, рано формируются в онтогенезе и относительно неизменныв течение всей жизни. Яркость, выразительность экспрессивнойжестикуляции определяется особенностями темперамента, актуальнымсостоянием, а также уровнем образования. Образованные люди с широкимсловарным запасом, точно зная значение используемых ими слов, ненуждаются в том, чтобы подкреплять их невербально. Лица же сневысоким уровнем образования, ограниченным словарным запасом,испытывающие трудности при подборе слов с определенным значением,часто помогают себе в этом, сопровождая речь жестами. Активная,чрезмерно интенсивная жестикуляция у пациентов встречаетсяпреимущественно в состоянии тревоги, а также при маниакальномвозбуждении и вызывает ответную реакцию беспокойства. Депрессивноесостояние связано с преобладанием однообразных статичных поз, скупыхжестов, с мимикой скорби и печали.
Мимика . Этокоординированные движения мышц лица, которые отражают эмоции,настроения, чувства. Наиболее информативной, передающей те или иныепереживания в характерных мимических комплексах является мимиканижней части лица – линия рта, крылья носа, носогубная складкаот крыльев носа к уголкам губ, подбородок. Самая информативная детальв лице человека – линия рта. При хорошем самочувствии и высокомжизненном тонусе линия рта прямая. Опущенные вниз уголки губсоответствуют состоянию печали, депрессии, либо усталости. Чрезмернаяулыбчивость с постоянно приподнятыми уголками губ, как правило,означает повышенную зависимость от окружающих со стремлением снискатьих одобрение и поддержку, в основе которой лежит неуверенность всебе. Еще одна выразительная деталь в нижней части лица –носогубная складка или, как ее еще называют, «складкаинтенсивности», выраженность которой указывает на интенсивностьпереживаемых эмоций. О людях с выраженной носогубной складкойговорят: страстный человек. В верхней части лица обращает на себявнимание лобная мышца, на которой могут появиться горизонтальные,вертикальные и диагональные морщины. Горизонтальные линии на мышцелба выражают мимику удивления. Мимический комплекс эмоции удивления вцелом, помимо горизонтальных морщин лба, включает в себя приподнятыеброви, широко раскрытые глаза и полуоткрытый рот (лицо дебила илималенького ребенка). Вертикальные линии лба отражают обычно такиеэмоции, как гнев, злость. Мимический комплекс эмоции гнева в целомвключает в себя вертикальные морщинки лба, нахмуренные (насупленные)брови, прищуренные глаза с обозначенным в уголках глаз веером морщин,сжатая линия рта. Экман считает, что по преобладанию определенныхкомплексов в мимике лица можно определить принадлежность к«поведенческому типу А», предрасполагающему кзаболеваниям сердечно сосудистой системы (гипертоническойболезни, ишемической болезни сердца). Тип «А», по егомнению, отличается постоянно нахмуренным лицом, напряжением лицевыхмышц, сжатой линией рта, обилием гримас.
Взгляд (контактглазами). Важный элемент невербального общения. Именно взгляд в глазапозволяет почувствовать психологический контакт с собеседником.Некоторые люди избегают смотреть в глаза окружающим, не фиксируютвзглядом лицо собеседника. Бегающий взгляд, как правило, являетсяпризнаком дискомфорта в ситуации общения, свидетельствует обамбивалентной установке в отношении окружающих. Оптимальнаяпродолжительность взгляда – 3 сек. Обычно этого бываетдостаточно, чтобы почувствовать психологический контакт с партнером,не вызывая у него раздражения. Взгляд, который длится от 3 до 10 сек,называется пристальным и вызывает у собеседника напряжение идискомфорт. Взгляд, продолжительностью более 10 сек выражает либоконфронтацию и агрессивный вызов, либо сексуальную провокацию вовзаимоотношениях мужчины и женщины. Частота взглядов такжеразличается в зависимости от психологического состояния иособенностей личности. Люди спокойные, с высокой самооценкой,удовлетворенные собой и своей жизненной ситуацией при межличностномвзаимодействии смотрят в глаза собеседнику чаще, чем неуверенные всебе, эмоционально неустойчивые, неудовлетворенные люди. В целом вситуации группового взаимодействия индивид чаще смотрит на того, скем у него близкие отношения, кем он восхищается. В группе чаще всегосмотрят на лидера. В процессе вербального контакта говорящий чащесмотрит на слушающего, чем слушающий на говорящего. Существует связьмежду частотой взглядов и частотой наказаний. Родители чащенаказывают детей, избегающих смотреть им в глаза, и реже детей,которые часто и подолгу смотрят им в глаза. Руководитель склонен чащенаказывать подчиненных, избегающих его взгляда, и реже тех, ктопостоянно ловит его взгляд. Частота взглядов связана с ощущениемконтроля, возникающего у руководителей и старших.
Паралингвистическиекомпоненты общения . Вербальная коммуникация сочетается сиспользованием таких паралингвистических проявлений, какпокашливание, стоны, вздохи, зевота и др. Разнообразные звуки,издаваемые человеком в процессе общения и не являющиеся речью, тем неменее несут в себе определенную смысловую нагрузку, выражаясостояние, настроение собеседника, его отношение к передаваемомусообщению. Среди параметров паралингвистической коммуникации выделяютчетыре значимых признака: громкость речи, ее темп, ритм, а такжепауза. Громкость речи сама по себе является способом психологическоговоздействия. Но легче говорить громко, если при этом мы одновременноповышаем частоту речи. Сочетание громкости и частоты речивоспринимается как признак конфликтных взаимоотношений и вызываетответную агрессивную реакцию. Сказанное на фоне громкой речи ещеболее громким голосом также вызывает в ответ агрессию. То, что нафоне громкой речи сказано более тихим голосом, вызывает ответнуюреакцию внимания. Важна и эмоциональная значимость раздражителя:молодая кормящая мать может крепко спать под звуки громкой музыки, ноона просыпается от малейших звуков, издаваемых ее ребенком. Если жеплачет не ее ребенок, то, скорее всего, она не проснется.
В зависимости отпсихического состояния речь может быть быстрой или медленной.Ускоренная речь встречается обычно в трех случаях: человек говоритбыстро, если он встревожен и взволнован; если он говорит о личныхтрудностях и если он пытается уговорить или убедить собеседника. Упациентов ускоренная речь – чаще всего признак тревоги, номожет встречаться и при маниакальном возбуждении, пациент так быстропроизносит отдельные фразы, что проглатывает окончания, не успеваязакончить фразу. Замедленная речь может свидетельствовать обусталости, унынии и печали. Наблюдается она и у лиц с чертамивысокомерия и снобизма, навязывающих окружающим неудобный для нихмедленный темп речи. Медленная речь характерна для депрессивных иастенизированных пациентов. Когда человек говорит на трудную для себятему, он начинает заикаться, запинаться, неправильно строитпредложения, в речи появляются лишние слова «вот»,«значит», «так сказать», «стало быть»,«как говорится» и т. п. Чем больше в речи запинок,подобных слов, тем меньше степень доверия к полученной информации именее компетентным кажется говорящий. Напротив, чем правильнее,организованнее речь, тем больше степень доверия к полученнойинформации и более компетентным кажется говорящий. Паузы частоиспользуются в речи, когда хотят подчеркнуть значение сказанных слов.Пауза придает большую весомость произнесенным фразам. Однако слишкомдолгая пауза вызывает напряжение, и чем дольше она продолжается, темуровень напряжения выше. Паузы сознательно используют психотерапевтыпри работе с группой больных. Они помогают не только повышатьгрупповое напряжение, но и провоцировать эмоциональную разрядку сотреагированием и последующей релаксацией.
ГЛАВА 4 КЛИЕНТ И КОНСУЛЬТАНТ

4.1. КЛИЕНТ

Консультанту приходитсяиметь дело с самыми разными клиентами, каждый из которыххарактеризуется не только какими либоиндивидуально психологическими особенностями, но и своимсобственным субъективным и пристрастным способом оценки иинтерпретации психологических проблем, уровнем и глубиной понимания,проникновения в проблему, а также своими установками и ожиданиями вотношении возможностей консультирования, собственными представлениямио том, какую конкретно помощь следует ожидать от профессиональногопсихолога.
«Человек сулицы», обращающийся к психологу за помощью, особенно в нашейстране, где далеко не каждый в принципе представляет себе, что такоепсихология, не всегда понимает, какого именно плана помощь ему нужнаи в какой форме она может быть оказана. Часто ожидания клиентовнеадекватны, не соответствуют реальности и логике взаимоотношений(например, как это нередко бывает, клиент начинает требовать сделатьтак, чтобы кто то кого то полюбил или разлюбил в результатевоздействия психолога и т. д.). В связи с этим часто первое, чтоприходится делать с клиентом, – объяснять, в чем он можетожидать психологической помощи и какой. С этой точки зренияпсихологическое консультирование, будучи более ориентированным надостижение конкретной цели и менее обязывающим типом воздействия,часто служит своеобразной ступенькой, первым шагом к более длительнойи глубокой психотерапевтической работе.
Бывает, что, придя кконсультанту по поводу какой либо частной психологическойпроблемы, человек впервые задумывается о собственной роли в своихжизненных неудачах и начинает понимать, что для того, чтобы емудействительно помогли, одной или даже нескольких встреч с психологомнедостаточно. Клиент может прийти к пониманию того, что необходимадлительная и упорная работа над собой, связанная с перестройкойсистемы установок и ожиданий, привычных способов разрешения жизненныхситуаций, типичных эмоциональных реакций, что необходимо кардинальноепреобразование собственного психологического мира. Из этого неследует, что он сразу же обратится за более серьезной помощью –это может случиться не скоро или не случится никогда, но даже простоезнание о том, что помощь в принципе ему может быть оказана, бываеточень важным. Такая взаимосвязь консультирования и психотерапии –основа широких и многогранных возможностей практической психологии,гарантия того, что каждый обращающийся может найти для себя то, чтоявляется наиболее подходящим для него в данный момент.
4.1.1. Кто, когда изачем обращается к психологу консультанту
Чаще всего кпсихологу консультанту обращаются люди, представляющие собой такназываемый средний слой населения и находящиеся по состоянию ихфизического и психологического здоровья в зоне повышенного риска вплане пограничных нервно психических расстройств. Под зонойповышенного риска понимаются жизненные ситуации, оказавшись в которыхлюди, склонные к нервным, психическим, а также физическимзаболеваниям, действительно рискуют заболеть. Другие, физически ипсихологически сильные, достаточно здоровые люди выходят из подобныхжизненных ситуаций, испытывая лишь чувство усталости или дискомфорта.
В психологическуюконсультацию обычно обращаются не очень хорошо приспособленные кжизни и не слишком занятые на своей работе люди, так как дляполучения обстоятельной консультации психолога необходимо время.Среди тех, кто реально и чаще всего обращается за помощью кпсихологу консультанту, немало жизненных неудачников, и именноповторяющиеся неудачи, психологические конфликты и проблемы вынуждаютэтих людей, чувствующих себя в целом физически здоровыми, искатьпомощи со стороны психолога. Среди клиентов психологическихконсультаций встречается немало людей, имеющих те или иныеэмоциональные отклонения, которые в свою очередь являются следствиеммногократных жизненных разочарований и фрустрации.
Когда же эти и другиелюди активно начинают искать помощь у психолога? Это, как правило,происходит не сразу при возникновении у них проблем, а в самыетяжелые периоды их жизни. Человек приходит к психологу консультантутогда, когда не знает, как поступить, или когда исчерпаны возможностисамостоятельно справиться со своей проблемой. За консультативнойпомощью к психологу человек может обратиться, когда находится всостоянии, близком к возникновению душевного расстройства, когда емукажется, что с ним или с близкими для него людьми происходит что тоужасное, чреватое неприятными последствиями. В целом люди обращаютсяза помощью, когда чувствуют, что сами со своей жизнью не справляются.
Что же ищут люди упсихолога консультанта? Зачем они обращаются к нему? На этивопросы можно ответить следующим образом. Некоторые клиенты в общемзнают, как решать свою проблему, и ищут у психолога консультанталишь эмоциональной поддержки. Другие не знают, как справиться спроблемой, и идут к психологу за советом. Третьи не вполне уверены всебе или не знают, что конкретно выбрать из имеющихся у нихвозможностей для решения своей проблемы. Их необходимо убедить инаправить их активность в нужное русло. Четвертым – это вбольшинстве своем одинокие люди – просто надо с кем топоговорить по душам. У них обычно нет серьезных психологическихпроблем, но время от времени они остро нуждаются во внимательном идоброжелательном собеседнике. Среди клиентов психологическойконсультации встречаются и такие, кого к психологу консультантуприводит праздное любопытство или желание просто бросить ему вызов.Некоторые искренне хотят узнать, кто такой психолог консультанти чем он занимается, другие заранее убеждены, что он занимаетсянесерьезным делом, и пытаются это ему доказать, поставивпсихолога консультанта в неловкое положение. Иногда человека впсихологическую консультацию приводят одновременно несколько мотивов:клиенты одновременно нуждаются в эмоциональной поддержке, хотятпроверить и подтвердить правильность своего решения либо поискатьвместе с психологом другие возможные варианты выхода из ситуации; приэтом практически всегда присутствует и интерес к работе консультанта,и желание общаться.
Профессиональнаяпозиция психолога консультанта такова, что он должен приниматьвсех без исключения клиентов, внимательно, доброжелательно ипо человечески относиться к ним независимо от того, кто они,зачем пришли к нему, как настроены и какие цели преследуют. Это нетолько связано с необходимостью профессиональному психологу сохранитьсвой авторитет и лицо, но также с тем, что он так же, как и врач, понормам своей профессиональной этики обязан оказывать помощь всем, кток нему обращается и кто в этом нуждается, в том числе и тем, кто вовремя консультации ведет себя не вполне этично. Сам факт, что человекобращается за психологической помощью, означает, что он в нейнуждается, пусть не в такой, на которую он претендует, и помощь этуему необходимо оказать.
4.1.2. «Трудные»клиенты
Каждый клиент по своемутруден для консультанта. Пациенты имеют разные профессиональный,материальный и социальный статусы, отличаются семейным положением,жизненным опытом, своими психологическими трудностями, возможно,комплексами, страданиями, скрытыми проблемами. Каждый по своемуреагирует на психологические проблемы, трудные жизненные ситуации.Пациенты с высоким социальным статусом и привычкой к чрезмерномуконтролю поведения, стремясь «сохранить лицо», несообщают психологу до конца свои переживания, сомнения и страхи,опасаясь выглядеть «слабыми» или даже «симулянтами».Лица с высоким интеллектуальным потенциалом в контекстевзаимоотношений с консультантом часто подчеркивают свою значимость,пускаются в длительные рассуждения по любому поводу, что может мешатьсоставить точную картину актуальной жизненной ситуации клиента. К«трудным» относятся интровертированные клиенты, замкнутыена своем внутреннем психологическом мире, трудно вступающие вконтакт, отвечающие односложно и лаконично, опуская важные дляконсультанта подробности и детали, которые обнаруживаются лишь придлительном и тщательном целенаправленном расспросе. Пожилые люди снарушениями психической деятельности на фоне прогрессирующегоатеросклероза со снижением памяти, нарушением концентрации внимания,с интеллектуальным снижением или с неадекватными эмоциями, несоответствующими физическому состоянию (например, пациенты всостоянии эйфории при наличии тяжелого соматического заболевания), –такие клиенты также бывают трудными на определенных этапах процессапсихологического консультирования. Наиболее сложными клиентами,общение с которыми требует больше всего времени и терпения, являютсядепрессивные пациенты с высоким риском суицидального поведения, атакже лица с тревожно мнительной акцентуацией характера.
Тревожно мнительныеклиенты . Эти пациенты постоянно заняты обдумыванием трудностей,проблем, которые могут встретиться в будущем. Они озабоченывозможными осложнениями актуальной жизненной ситуации,неблагоприятного развития событий, возможных последствий тех или иныхдействий. Постоянно во всем сомневаются и буквально преследуют своимисомнениями и колебаниями своего консультанта, по малейшему поводуобращаются за дополнительными разъяснениями. Прежде чем принятькакое либо решение, тревожно мнительные клиенты тщательноизучают, взвешивают и анализируют все возможные положительные иотрицательные последствия, но даже после многократного обдумывания ипроговаривания всех деталей актуальной жизненной ситуации и всехвозможных вариантов поведения у пациентов остаются сомнения, которымиони делятся с окружающими. Если быстрого эффекта, ожидаемого отпроцесса психологического консультирования, не наступает, то своимистрахами, сомнениями и колебаниями клиенты буквально преследуютпсихолога. Они постоянно и во всем сомневаются, обращаются все сновыми проблемам. Часто и после окончания процесса консультированияони без достаточных оснований продолжают посещать консультанта,требуя к себе постоянного внимания. Тревожно мнительнаяакцентуация характера у таких клиентов является прогностическинеблагоприятной, поскольку на фоне хронической тревоги возможноформирование и пограничной нервно психической патологии, ипсихосоматических нарушений, и нарушений поведения в виде, например,аддиктивного поведения.
Депрессивные клиенты. Депрессия в психологии описывается как утрата жизненнойперспективы. Планы и программы, надежды и мечты о будущем придаютсмысл настоящему. Сегодняшний день важен и осмыслен потому, что онявляется шагом на пути достижения поставленной цели. Когда человектеряет перспективу, цели и задачи будущей жизни, то и настоящееначинает казаться ему лишенным смысла. «Депрессивная блокада»может приводить к мыслям о суициде. Не случайно поэтомуврач психиатр, решая вопрос о выписке депрессивного пациента,задает ему вопрос: «Каковы Ваши планы на будущее?» Еслибольной на этот вопрос ответить не может, то это часто означает, чтодепрессивное состояние еще сохраняется. Тяжелое соматическоезаболевание, психическая травма, стрессы, хронические конфликты вбольшинстве случаев сопровождаются формированием депрессивныхпереживаний – будущее кажется безнадежным и бесперспективным. Удепрессивного клиента, потерявшего надежду на благополучный исход,возможны суицидальные тенденции. Случается, что, закончив какую либоважную работу, достигнув значимой цели, к которой пришлось идтимногие годы, отказывая себе в удовольствиях и отдыхе, добившись,наконец, успеха, человек вдруг обнаруживает у себя растерянность ипустоту, отсутствие каких либо целей и дальнейших перспектив.Вместо чувства гордости и торжества он переживает опустошенность ибезразличие ко всему. Вместе с разочарованием может прийти исоматическая болезнь. В этом смысле инфаркт миокарда, например,называют иногда «болезнью достижения». Однакодепрессивное состояние с суицидальной настроенностью может развитьсяи при иных ситуациях, делая жизнь бессмысленной и лишеннойперспектив. Любая утрата, касающаяся наиболее значимых для человекаценностей, – потеря отношений, имущества, социальногостатуса, привязанности – может спровоцировать депрессивноесостояние. В подобных случаях перед психологом встает вопрос овозможности прогнозировать суицидальное поведение депрессивныхклиентов. Шведские авторы описывают так называемый «пресуицидальныйсиндром», т. е. ряд признаков в поведении, настроении,самочувствии пациентов, позволяющих с определенной степеньюдостоверности прогнозировать у них суицидальные действия.
4.1.3. Клиентсопротивляется
Консультанту частоприходится сталкиваться с реакцией сопротивления у клиента, когдатот, обычно не вполне осознавая это, препятствует психологу в егожелании понять психологическую проблематику клиента, проанализироватьее и помочь разрешить. Причин такого поведения, когда клиентфактически уклоняется от предлагаемой помощи, может быть много: страхперед изменениями и необходимостью меняться самому, нежеланиепонимать и принимать свои негативные черты, избегание интенсивнойинтеллектуальной деятельности, требующей значительных психологическихусилий; склонность к манипуляциям в межличностных отношениях.Проявления поведения сопротивления также многообразны –молчание или бурные сцены со слезами, поверхностность со стремлениемразвлекаться, рассказывать анекдоты, сплетничать о посторонних людях;игнорирование психологической помощи, отказ от посещенияконсультации, агрессия, сексуальная провокация и многие другие формыповедения, направленные на то, чтобы отвлечь консультанта отпсихологической проблематики клиента.
А. Ф. Копьев описалнесколько типичных и не всегда распознаваемых начинающими психологамиформ блокады диалогической интенции:
• Психологическаяинтоксикация. Выглядит как совершенно непродуктивный,рассуждательный интерес к психологии и психотерапии. Осознание иподача себя в понятиях тех или иных психологических концепцийстановится эффективным средством избежать ответственности за своюжизнь, вывести свое поведение из зоны действия нравственныхкатегорий. Сродни обыденному объяснению: «Среда заела».Подлинные обстоятельства жизни, поступки, мысли, чувства оказываютсяболее или менее зашумленными психологическим диагнозом. Человекотказался от своей воли. Обращение к психологу выполняет защитнуюфункцию – позволяет клиенту ничего не менять, снимая с негоответственность за нелепости и неустройства его жизни, но при этомотражает подспудную неудовлетворенность и тревогу человека за то, чтопроисходит в его судьбе.
• Эстетизацияличностных проблем . Человек воспринимает свои проблемы, невзгодыи комплексы как эстетическую ценность, как нечто, что сообщает еголичности значительность и глубину. Это связано и с повсеместнымраспространением кино и телевидения – «фабрики грез».В результате, одержимый другим, двойником, человек не может жить длясебя. Клиенты говорят об «этапах большого пути»,сообщают, что «это – материал для романа». Человекстановится как бы невменяемым, в стороне от себя самого.
•Манипуляция пристрастие. Клиент фиксирован на манипуляциидругими людьми, его жизнь – активный поиск путей для достиженияпоставленных целей в отношении тех или иных людей из своегоокружения. Желанная цель настолько захватывает клиента, что ставитего как бы вне этики. В психологе такой клиент ищет инструктора,который бы научил его совершенным техникам манипулирования. В основетакого поведения, как правило, лежит глубокая разочарованность,отчаяние. Клиент не верит, что люди способны принять и полюбить еготаким, какой он есть на самом деле, поэтому прибегает к манипуляции.
В качестве одного изспособов работы с ситуациями блокады диалогической интенции Копьевпредлагает использовать молчание. Консультант должен сохранять«душевную автономию» и не включаться в предлагаемуюклиентом игру. Принципиальный дефицит значимых реакций психолога поотношению к высказываниям и реакциям клиента, которые носятискусственный, игровой характер, создает между ними как бы «свободноепространство», побуждающее клиента к самораскрытию исамоопределению.
4.1.4. Проблема доступак клиенту
Один из ключевыхвопросов консультирования – насколько оно действительнопомогает клиенту в решении его психологических проблем. Можем ли мыизменить другого человека, сделать его добрее, умнее, терпимее; можемли мы научить его жить иначе, иначе реагировать на жизненныенеурядицы и невзгоды? Действительно ли наши клиенты способны кизменениям, действительно ли они могут принять предлагаемуюпсихологическую помощь и воспользоваться ею?
Как отмечают Дж. Тодд иА. К. Богарт (2001), все направления психотерапии и психологическогоконсультирования сталкиваются с проблемой, которую авторы называютпроблемой доступа. Она состоит в том, что на самом делепсихологических изменений достичь крайне трудно. Несмотря на то, чтоклиенты активно высказывают желание измениться, и даже предпринимаютради этого героические усилия, они все же постоянно обнаруживают, чток изменениям не готовы. «Оказывается, – отмечаютТодд и Богарт, – что эти усилия не имеют глубинногодоступа и не становятся частью индивидуальной системы мыслей, эмоцийи мотиваций личности. Можно понять проблему доступа, представив себеличность состоящей, по крайней мере, из двух частей: той, котораяхочет измениться, и той, которая препятствует переменам. Задачапсихотерапевта состоит в том, чтобы обратиться к первой части,стремящейся к изменениям, достучаться до нее и помочь ей, обойдявторую часть, противящуюся этому».
Действительно, какправило, теории личности, лежащие в основе различных направленийпсихотерапии и психологического консультирования, делят личность начасти и дают им различные названия, например, «Ид», «Эго»и «Супер Эго» в психоанализе, или «познание»,«эмоция» и «поведение» в теориипознания научения. Теории психотерапии различаются в зависимостиот того, какие части личности они считают способствующими илипрепятствующими изменениям. Например, с точки зрения психоанализасознательная часть личности желает перемен и конфликтует сбессознательной частью, которая этим переменам противится. В другихтеориях, например, в клиент центрированной терапии,подчеркивается, что проблемой является как раз сознательная частьличности, между тем как игнорируемые, или бессознательные эмоциичеловека могут помочь переменам.
Тодд и Богарт полагают,что все психотерапевтические методики служат попыткам обойти ту частьличности или ситуацию, которая сопротивляется переменам, и получитьдоступ к той части личности, которая им благоприятствует. Например,психоаналитическую методику свободных ассоциаций можно трактовать,как попытку проникнуть внутрь сопротивляющегося бессознательного исделать его содержание сознательным. Использование эмпатии вклиент центрированной терапии можно понять, как стремлениесосредоточиться на игнорируемой эмоциональной стороне личности,избегая обессиливающих «если бы» и сознательнойсамокритики индивида. Гипноз можно рассматривать как технику,сбивающую с толку логическое мышление для того, чтобы внушениенапрямую воздействовало на другие части личности (Тодд Дж., Богарт А.К., 2001).
Каковы бы ни былитеоретические пристрастия консультанта, каких бы теорий личности онне придерживался в своей работе с клиентами, в любом случае онпонимает, что все люди разные, все живут в своем собственномпристрастном и субъективном психологическом мире, ориентируясь насобственную систему ценностей, пристрастий, убеждений и установок.Говоря, может быть, на одном и том же языке, люди вкладывают впроизносимые слова разное содержание. Поэтому индивидуальная работа склиентом всегда требует чего то большего, чем умения применятьпсихотерапевтические техники, эмпатию и аутентичность; она во многомопирается на интуицию консультанта, на его жизненный опыт, на егоспособность постигать внутренний мир другого человека.
4.2. КОНСУЛЬТАНТ

Многие авторы, которыезанимаются психотерапией, психологической коррекцией илипсихологическим консультированием, пишут о том, что главныйпсихотерапевтический фактор при работе с клиентом – личностьтерапевта, личность консультанта, его психологические особенности. Ипсихотерапевт, и консультант, и любой, кто оказывает психологическоевоздействие, в конечном счете, работает собой, используя себя, своизнания, свои переживания, свою психику как инструмент работы.Личность консультанта сама по себе может оказаться важнее, чемуровень профессионализма. Это касается прежде всего критическихжизненных ситуаций, предполагающих общение с кризисными клиентами.Поэтому не случайно в психологической литературе много вниманияуделяется вопросу о том, какими психологическими качествами долженобладать эффективный консультант, каким человеком должен быть хорошийтерапевт.
4.2.1. Общиетребования, предъявляемые к психологическому консультированию и кпсихологу консультанту
Система общих,профессиональных и морально этических требований, предъявляемыхк психологическому консультированию и к практической работепсихолога консультанта, лучше всего отражена в существующихкодексах профессиональной этики практических психологов. Многиеположения этих кодексов непосредственно применимы к работепсихолога консультанта. Напомним об этих положениях, включив вих формулировки вместо слова «психолог» словосочетание«психолог консультант».
• Профессиональнаядеятельность психолога консультанта характеризуется его особойответственностью перед клиентом за те рекомендации, которые он емупредлагает.
• Практическаядеятельность психолога консультанта должна опираться насоответствующие морально этические и юридические основы.
• Деятельностьпсихолога консультанта направлена на достижение исключительногуманных целей, предполагающих снятие каких бы то ни было ограниченийна пути интеллектуального и персонального (личностного) развитияклиента.
• Свою работупсихолог консультант строит на основе безусловного уважениядостоинства и неприкосновенности личности клиента.Психолог консультант уважает основополагающие человеческиеправа, определяемые всеобщей Декларацией прав человека.
• В работе склиентами психолог консультант руководствуется принципамичестности и открытости (искренности). Вместе с тем он должен бытьосмотрителен в советах и рекомендациях клиенту.
•Психолог консультант обязан ставить в известность коллег, членовсвоих профессиональных объединений о замечаемых им нарушениях правклиента, о случаях негуманного отношения к клиентам.
•Психолог консультант имеет право оказывать лишь такие услугиклиентам, для которых он имеет необходимое образование, квалификацию,знания и умения.
В своей работепсихолог консультант должен применять только апробированныеметодики, отвечающие современным общенаучным стандартам.
• Обязательнойсоставной частью работы психолога консультанта являетсяпостоянное поддержание на высоком уровне своих профессиональныхзнаний и умений.
• В случаевынужденного применения психологических методик и рекомендаций, непрошедших достаточной апробации, не полностью отвечающих научнымтребованиям, психолог консультант должен об этом предупреждатьсвоих клиентов и быть весьма осторожным в своих выводах.
•Психолог консультант не имеет права разглашать или передаватьтретьим лицам данные о своих клиентах или о результатахконсультирования.
•Психолог консультант обязан препятствовать использованию методовпсихологического консультирования и психологического воздействия налюдей некомпетентными лицами, профессионально не подготовленнымилюдьми, а также предупреждать об этом тех, кто пользуется услугамитаких «специалистов».
•Психолог консультант не имеет права передавать некомпетентнымлицам методы психологической работы с клиентами.
•Психологу консультанту следует соблюдать осторожность, чтобы невызывать необоснованных надежд и ожиданий со стороны клиента, недавать ему обещаний, советов и рекомендаций, которые нельзя будетвыполнить.
•Психолог консультант несет личную ответственность за хранение втайне информации, касающейся клиентов.
• Соблюдение всехэтих правил или этических норм является обязательным в практическойработе психолога консультанта.
Есть, кроме того, рядсущественных отличий хорошего, профессионально подготовленногопсихолога консультанта от плохого. Эти отличия касаются того,как психолог консультант ведет себя по отношению к клиенту вразных ситуациях психологического консультирования, как он выходит иззатруднительных положений, которые нередко возникают в процессепроведения психологического консультирования. Представленная нижетаблица включает в себя перечисление в сравнении десяти особенностейповедения хорошего и плохого психолога консультанта.
Таблица 2Сравнительные особенности поведения во время консультации хорошего иплохого психолога консультанта

Вдополнение к сказанному остановимся на качествах, которымипсихолог консультант должен обладать и которые он долженпроявлять в общении с клиентами.
Способностьк эмпатии, сопереживанию, сочувствию . Под этойспособностью понимается умение глубоко психологически проникать вовнутренний мир другого человека – клиента, понимать его, видетьпроисходящее с его позиций, воспринимать мир его глазами, приниматькак допустимую и правильную его точку зрения.
Открытость. Пытаясь понять клиента, проникнуть в его внутренний мир,психолог консультант откровенно сообщает ему о своих чувствах,вызывая с его стороны эмпатическую реакцию и тем самым делая егооткрытым для себя.
Выражениеличной заботы о клиенте с помощью сопереживания,сочувствия ему, а также жестов, мимики, пантомимики.
Доброжелательность. Доброе, эмоционально положительное отношение к клиенту, личнаязаинтересованность и участие в решении его проблем.
Безоценочноеотношение к клиенту , в том числе к соблюдению с егостороны тех моральных, этических норм, которых он в своем поведениипридерживается, даже если это поведение самому консультанту ненравится.
Отказот нравоучений , навязывания клиенту своих советов.
Довериек клиенту , вера в его способность и возможностьсамостоятельно справиться со своей проблемой.
Готовностьи стремление консультанта не столько избавить клиента от своихпереживаний, сколько направить его переживания в конструктивноерусло.
Умениедержать оптимальную психологическую дистанцию между собой и клиентом.
Умениевселять в клиента уверенность и решимость переделать себя. (Мей Р.Искусство психологического консультирования.)
Эмпатия– основное межличностное качество, которым, по мнениюбольшинства авторов, должен обладать психолог консультант.Главным в этом качестве является готовность, желание и способностьчеловека психологически чувствовать и понимать другого, смотреть намир его глазами, на время забывая о своем восприятии мира, особственной точке зрения. Это качество психолог консультантпроявляет на всем протяжении процесса консультирования и, благодаряему, оказывается способным лучше и глубже понимать клиента,эффективнее ему помогать.
Открытостькак свойство личности имеет несколько различных проявлений.Во первых, это готовность психолога консультанта бытьоткрытым как личность для клиента (правда, не настолько, чтобы роликонсультанта и клиента поменялись между собой и клиент, узнав опроблемах консультанта, стал сопереживать и сочувствовать ему).Подмена ролей обычно происходит тогда, когда психолог консультантначинает рассказывать клиенту о своих проблемах, вызывая у последнегожелание помочь консультанту.
Мераоткрытости должна определяться ощущениями клиента: если он считаетпсихолога консультанта открытым человеком и не испытывает боязниоткрыться перед ним, значит консультант достаточно открыт клиенту.
Во вторых,открытость – это стремление психолога консультанта вличном общении с клиентом оставаться самим собой, естественнопроявляя не только свои достоинства, но, возможно, и недостатки.Будучи вполне открытым человеком, психолог консультантдемонстрирует клиенту свои недостатки не для того, чтобы эпатироватьили шокировать его, не для сочувствия с его стороны, а чтобыпоказать, что консультант – обыкновенный живой человек,который, как и все люди, имеет недостатки и не старается в процессеконсультирования играть не свойственную ему в жизни роль.
В третьих,открытость проявляется в том, что консультант показывает клиентуготовность обсуждать с ним любые вопросы. Эмпатия сопутствуетоткрытости, одно без другого существовать практически не может.
Личнаязабота психолога консультанта о клиенте выражается вдействиях и словах консультанта, демонстрирующих искреннююзаинтересованность, заботу. Такая забота, однако, также не должнабыть чрезмерной. Психологу консультанту в общении с клиентом нерекомендуется быть слишком эмоциональным человеком, чтобы неоказывать возбуждающего влияния на психологическое состояние клиента.
Доброжелательность– тоже важное психологическое качество консультанта. Хотяданное качество коррелирует практически со всеми перечисленными вышекачествами личности, однако, оно имеет и свои индивидуальныепроявления. К ним, в частности, относится умениепсихолога консультанта в любых ситуациях, что бы ни случилось, икак бы ни вел себя клиент, сохранять ровный и, безусловно,доброжелательный стиль общения с ним.
Особоеместо в практике психологического консультирования занимает такназываемое безоценочное отношение психолога консультантак клиенту. Поясним, что под этим имеется в виду. Прежде всего этостремление психолога консультанта в общении с клиентом избегатьпрямой оценки его действий и личности. Что бы клиент ни говорил осебе, какие бы внутренние чувства ни испытывал по отношению к немупсихолог консультант, одобряя или не одобряя про себя егопоступки, консультанту следует воздерживаться от оценок поступковклиента. Главная его задача состоит в максимально глубоком пониманииклиента, его проблемы и в том, чтобы помочь эту проблему решить.
Отказот нравоучений и навязывания клиенту своего мнения со стороныконсультанта, в основном, относится к моменту исповеди клиента,оценивания его проблемы и выработки рекомендаций, как данную проблемурешить. Консультирование – это процесс, в котором обе стороны –психолог консультант и клиент – как личности равны. Данноеравенство является фактическим и распространяется на все безисключения этапы консультирования. Если психолог консультантправ, а клиент ошибается, то консультанту следует продолжить егоубеждать и прекратить это делать лишь тогда, когда клиент начнетоказывать явное, труднопреодолимое сопротивление усилиям психолога.Далее консультанту следует предоставить клиенту возможность поступитьтак, как он сам считает нужным.
Довериек клиенту – главное, на чем строится гуманистическиориентированное психологическое консультирование. Довериеконсультанта к клиенту предполагает веру в то, что клиент вполнесамостоятельно сможет решить свою проблему, если ему помочь осознатьее и вместе с ним найти способ ее решения. Доверие также означаетготовность психолога консультанта разделить мнение клиента ипринять его, отказавшись от своего собственного, если, конечно,клиент прав.
Особоговнимания заслуживает восьмое качество, определенное Меем какстремление психолога консультанта не избавить клиента отпереживаний, а направить их в конструктивное русло. Переживание– верный признак небезразличного отношения клиента к своейпроблеме и к самому себе. Если у клиента нет правильного пониманиясвоей проблемы или способа ее решения, то переживания могут игратьдеструктивную роль. Эмоциональная энергия переживаний необходима дляправильного выбора и реализации решения проблемы. Следовательно,задача психолога консультанта состоит в том, чтобы сохранить, абыть может и усилить эту энергию, направив ее в правильное,конструктивное русло.
Умениевыбирать и сохранять оптимальную психологическую дистанцию в общениис клиентом надо понимать следующим образом. Консультант должен такобщаться с клиентом, чтобы сохранять доверие и открытость. Вместе стем отношения психолога консультанта с клиентом не должныпревращаться в слишком близкие, интимные. При этом у клиента недолжно возникать ощущение, что консультант психологически топриближается, то удаляется от него. Стратегия консультанта встремлении психологически сблизиться с клиентом следующая:консультант постепенно, незаметно для клиента должен становиться всеболее близким для него человеком, однако, как толькопсихолог консультант почувствует, что следующий шаг сближенияможет привести к интимности во взаимоотношениях, следует немедленноостановиться и далее держаться от клиента на той дистанции, которая кданному моменту образовалась.
Умениевселить в клиента уверенность и решимость справиться со своейпроблемой – особое качество, которое зависит от способностипсихолога консультанта убеждать, внушать, поддерживать человека.Для этого необходимо научиться умело и разумно пользоватьсясоответствующими вербальными и невербальными средствами воздействияна клиента.
Впроведенном Кочюнасом обзоре зарубежной специальной литературы инормативных документов также перечисляются разнообразные желательныеличностные характеристики консультанта: проявление глубокого интересак людям и терпение в общении с ними; чувствительность к установкам иповедению других людей; эмоциональная стабильность и объективность;доверие к людям и способность вызывать их доверие; уважение ценностейи прав людей; проницательность; отсутствие предубеждений;самопонимание; сознание профессионального долга; эмпатия,внимательность и чуткость (но не высокая сенситивность), умениевыслушать, теплота и сердечность (но не сентиментальность);объективность (неотождествление себя с клиентами), высокий социальныйинтеллект, внутренний локус контроля, гибкость и отсутствиесобственных серьезных проблем.
Винтегративную модель личности эффективного консультанта должнывходить также аутентичность, открытость собственному опыту, развитиесамопознания, сила личности и идентичность, толерантность кнеопределенности, принятие личной ответственности, постановкареалистичных целей.
В целомможно утверждать, что эффективный консультант, а можно сказать, иконсультирующий менеджер по персоналу прежде всего – личностнои социально зрелый человек. Так, в перечень требований к подготовкеконсультантов Британской ассоциации консультирования входят:
•самоосознание, зрелость и