info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Плерома

Автор: ПОПОВ М.

Плерома – от греч. рleroma «полнота». Термин христианской мистики, означающий множественное единство духовных сущностей, образующих вместе некоторую упорядоченную «целокупность». В доктринах гностицизма внутри Плеромы зоны группируются по «сизигиям», т.е. как бы брачными парам, по очереди порождающим друг друга.

ПРОЛОГ

…И я должен признаться себе, что положение ужасно. Только теперь я осознал это полностью. Я мечтаю избегнуть того, к чему стремился. Достижение поставленной цели, которая теперь так близка, представляется мне с некоторых пор ужасающей катастрофой. Но готов ли я прямо сейчас, резко и однозначно расстаться с прежним планом? Даже в этом я не уверен. И это главная мука.

Мне доверили грандиозные секреты. У меня кружилась голова, когда я думал, к какому великому делу причастен. Какие люди полагались на меня! И вдруг скажу – нет! Меня назовут слюнтяем, подонком, ничтожеством. Этого я боюсь? Не очень. Мучительно сомнение, с которым смотрю я на то, что ставлю на место прежней, отвергаемой цели. Что есть эта новая жизнь, о которой мне против воли мечтается?! Не ничтожная ли иллюзия? А если не так? Если проснулся!? Спал тяжким, черным сном и вдруг открыл глаза. Какого же размера будет ошибка, откажись я от этого просветления?!!

И вот я медлю. Это главная моя работа. Выбор ничтожества. Надежда, что ситуация разрешится сама собой. Или пройдет точку возврата, и тогда мои мучения потеряют смысл и рассеются сами собой. Да, надо признать, что ни на какие судьбоносные шаги я не способен. Выбрать одно – значит зарезать другое.

Сам поражен этим своим сползанием с вершины в болото. Был обреченный рыцарь, стал счастливая тварь. Временно счастливая. Ведь почти наверняка все! все! все! пойдет в тартарары после того, как великий контур замкнется. Раньше я был на девяносто девять и девять десятых процента уверен, что это будет окончательный конец, и радовался этому, а теперь, надеюсь только на эту единственную сотую процента, надеюсь на ошибку в расчетах».

23 часа 59 минут

никакой день Плеромы

никакой месяц Плеромы

никакой год Плеромы

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Когда Вадим учился в первом и во втором классе, он очень боялся дней 7-е ноября и 9-е мая. Из-за военных парадов. Он сидел перед телевизором, сжав кулаки и подогнув пальцы ног. И смотрел на экран, настороженно прищурившись. Мучительно долго тянулись колонны танков, гаубиц и огромных, как киты, ракет; издевательски беспечным, подпрыгивающим шагом продвигались по кремлевской брусчатке батальонные коробки морской пехоты, десантников и – что было видеть тяжелее всего – пограничников. И это длилось, длилось… А Вадим ждал, ждал, что вот сейчас идиотски бодрый голос диктора запнется, потеряется на несколько секунд в недрах эфира, а потом трагически сообщит: «Только что, без объявления войны, американские (или китайские) войска нанесли…» Маленький Вадим был убежден, что в праздничных парадах участвуют все наличные силы Советской Армии и границы Родины остаются на время этого представления незащищенными. И позже, когда он уже точно знал, что опасение – это чистейшая глупость, неприятные ощущения, связанные с военными парадами, у него сохранялись в закоулках сознания.

Был еще случай: классная руководительница 5-го «А» Алла Михайловна повела своих детишек в кино, на фильм с Чарли Чаплиным. Алла Михайловна была молодой выпускницей областного педагогического института, ей хотелось просветить районную детвору и приобщить к великому искусству. Она еще не вышла замуж, у нее не было огорода, и поэтому оставались силы для таких порывов. Вадим с огромным трудом досидел до конца сеанса, и как только всех вывели на улицу, его вырвало. Алла Михайловна бросилась ему на помощь. Она тут же заявила, что мальчика отравили в школьном буфете. Мальчик не возражал против этой версии, хотя точно знал, что стошнило его из-за Чаплина. Признаться же в этом не было никакой возможности, потому что он видел, как Аллу Михайловну восхищает этот неприятный человечек, как она восторженно светится при взгляде на экран. В результате его неосознанной влюбленности в классную деву пострадала (правда несильно) заведующая школьным буфетом, мать одного из близких друзей Вадима.

Можно рассказать еще один случай. В городе Калинове, что является географическим центром этого повествования, в то время не было зданий выше четырех этажей. И четырехэтажных всего два: райком партии и общежитие медучилища. Это потом, много позже на Отшибе возвели пару панельных небоскребов. А служил Вадим в Заполярье, на норвежской границе, где и двухэтажное здание редкость. Поэтому, оказавшись проездом по дороге домой в высотке МГУ в гостях у своего школьного друга Толи Бажина, он сделал вот что. Пока друг спал, напившись портвейна, Вадим лег животом на подоконник открытого окна, долго смотрел вниз, а потом достал из чемодана большой, не меньше чем на кило, пакет с армейскими фотографиями, изрезал их самым причудливым образом и выбросил в окно с двадцатого этажа. При этом, он вполне отдавал себе отчет, что это не было выпадом против Советской Армии. Служилось ему неплохо, расстался он с сослуживцами по-хорошему, а дембельский альбом не завел из простой лени. И своеобразным символическим актом ему эта выходка тогда не казалась. Мол, кончаю один этап жизни, начинаю другой. Нет. Просто он хотел что-то сообщить миру таким заковыристым способом, но что именно, отчетливо сформулировать бы не смог. Глупость, конечно, мелкая и жалкая глупость. Ночным ветром орду резаных уродцев снесло куда-то в сторону, так что результат оказался даже ничтожнее замысла. Вадим просто слегка намусорил у подножия столпа отечественной научной школы. Впрочем, хватит о странностях этого юноши. Тем более что и сообщать-то больше нечего. Во всем остальном он и не выделялся особенно.

Портрет его набросать довольно трудно. Среднего роста, среднего телосложения. Сухая голова, глубоко утопленные, близко к переносице сидящие глаза. Жесткие, бесцветные волосы стрехой торчат надо лбом. Когда окликают, оглядывается немного затравленно. Голос тусклый. Когда он произносит пространную фразу, видно, что это стоит ему определенного усилия. Чуть-чуть косолапит. Часто морщит нос, но не потому, что принюхивается. Такая у него реакция на неожиданную мысль.

В общем, никому бы и в голову не пришло ждать от этого паренька экстраординарного поступка. Или хотя бы заметной выходки. Подробный разбор этой личности будет сделан не потому, что она интересна, а потому, что так надо. И хватит оправданий.

Начать рассказ об этом субъекте надо с того, что родиться он должен был во вполне нормальной семье, но она сделалась не вполне нормальной в самый момент его появления на свет. Родительница его, молодая славная Домохозяйка Алевтина Сергеевна, умерла при родах. Отец, Александр Александрович, инженер-педагог, чуть было не повредился умом с горя, ибо очень сильно любил жену, но не повредился, да и ведь что-то нужно было делать с народившимися близнецами. Мальчиком и девочкой. Он справился. Запрятал подальше альбомы с фотографиями любимой и покойной женщины, чтобы не обжигать сердца при каждом взгляде на них, и стал жить так, будто он исконный холостяк, а дети, то есть Вадим и Маринка завелись сами собой. Да, подкрадывались к его холостяцкой избушке бойкие соседки и дальние родственницы. Среди тех туманов, где неуверенно плавают первые воспоминания нашего мальчика, мелькали барыни в бигудях и атласных халатах. Но потом все наладилось – они исчезли вместе с монументальными чаепитиями вприкуску, оставив в кухонном буфете заварочные чайники и чашки в красных маках, такие огромные и такие неподвижные, будто это были предметы обихода скифских баб.

Дети были благодарны отцу за то, что он оградил их от чужой, удушающей заботы. Работал он в политехникуме, где читал технологию металлов, то есть занимался чем-то предельно непонятным и мучительно неинтересным на взгляд сына. Чувствуя его отношение к своей работе, преподаватель решил овладеть мальчишеским воображением, и показал ему, семилетнему, один фокус. Зажег газовую плиту дома на кухне и положил на сковороду кусок обычной на вид проволоки. Под воздействием температуры проволока начала шевелиться, ежиться, дергаться, пока не свернулась в копченую пружину. «У металла есть память», – торжественно объявил отец. Но сын нисколько не восхитился, наоборот, стал жалеть его – это что же: ему каждый день приходится выступать перед студентами с этим корявым номером?! Отец тогда, видимо, решил, что мальчик просто недостаточно вырос для того, чтобы увлечься миром технических чудес. Решил подождать, пока он самостоятельно определится с увлечением. Вадиму было позволено перебиваться с тройки на четверку в школе и предаваться бессистемному чтению, вперемежку с вечным футболом, как бы раз навсегда заведенным на задворках «княжеского» дома. Так именовали старинную обшарпанную усадьбу, вместившую некогда политехникум со всем его хозяйством.

Мальчик жалел «старика». Во-первых, потому что он и вправду был старик – к немалому возрасту добавилась едкая печеночная хворь, лишившая его главного мужского наслаждения; во-вторых, потому что над ним посмеивались его студенты – несколько раз Вадим слышал из-за кустов возле волейбольной площадки их фразочки и передразнивания в его адрес. С возрастом он, правда, понял, что отцу доставалось не больше, чем другим преподавателям, его, скорей, даже любили за малохольную увлеченность своим делом, («наша сила в наших плавках», «моя домна, моя крепость» – шутил он), но тогда Вадим страдал. Страдал от не идеальности отца. От того, что он слишком проигрывает в сравнении с другими отцами. И громогласный гигант отец Тольки Бажина, и очкастый, мускулистый «папка» Валерика Тихоненко казались ему куда справнее.

Главное горе заключалось в том, что семья постепенно делалась еще ненормальнее, чем была. У Маринки обнаружилась болезнь костного мозга, она стала быстро увядать, почти перестала расти, и только регулярные переливания крови поддерживали ее существование. Вадим оберегал Маринку, бурно защищал, если кто-нибудь в школе хотя бы ненароком ее обижал, но, странным образом, считал ее болезнь именно отцовским несчастьем, а не своим. Она заметно отстала от некрупного брата по росту и весу, под умными, грустными глазами у нее были вечно огромные тени. Никогда не жаловалась, а в те дни, когда ей надо было отправляться на переливание, в ней появлялась особая приветливость и даже ласковость, да такая нестерпимая, что братик старался незаметно улетучиться из дому. У него как будто вся кожа горела от ее мягкой и тихой приязни и примиренности с происходящим. Она каждый раз как будто прощалась навсегда. Нет, он ее все-таки любил, и даже сильно, но и вместе с тем, приступы этой моральной брезгливости тоже были в нем. Училась она великолепно, и не потому что ее жалели учителя и читала куда больше брата. Она была первооткрыватель на этих путях. Вся наивная фантастика, мальчиковый набор: «Человек-амфибия», «Плутония» попали к нему из ее бледных тоненьких пальцев. И положение это продолжалось до самой ее смерти. Дело в том, что Вадим закрыл себе прямые пути к книжному знанию одним, безусловно варварским поступком. Натолкнулся как-то он на дальнем стеллаже районной библиотеки на старинную книгу некоего товарища Костенко, посвященную Цусимскому сражению, написана она была нудным, протокольным языком, но зато там были фотографии кораблей. «Орел», «Бородино», весь первый броненосный отряд, и второй тоже: «Ослябя», «Наварин»; и японские «Асахи», «Кассуга», «Сикисима» и т.п. Фотографии он эти повыдергивал перед тем, как сдавать книжку. Он просто (бредил на тот момент броненосцами и крейсерами. Лепил их из пластилина и спичек, устраивал сражения на (волнистом от старости кожаном диване. Все бы сошло, (если бы однажды на уроке истории, посвященном Октябрьской революции он не вылез с сообщением, что (крейсер «Аврора» – это корабль-трус, он сбежал с поля морского боя вместе со «Светланой» и «Жемчугом». Учитель истории, старый партизан Майборода, с внезапной, не характерной для него ласковостью попросил, чтобы ученик «раскрыл источник информации». Ученик уперся, сообразив, что источник-то им попорчен. Тогда учитель вдруг преобразился, закричал, что «этот болтун» поет «с чужого голоса», что тут попахивает «политикой», И «отец такого опасного болтуна собирается в партию!» В общем, дохнуло такой жутью, что Вадим тут же «раскололся». Политическое обвинение ему шить не стали, но репутация книжного вредителя к нему прилипла намертво. Ни в районной, ни в школьной библиотеке появляться было нельзя. Почему-то все библиотекари в Калинове состояли в родстве. Приходилось просить Маринку. И она охотно снабжала брата чтением, только потом, после ее смерти он догадался, что работала она не наугад и не для отмазки. В ее действиях была программа. Она его воспитывала, видимо ощущая свое явное, и не только интеллектуальное превосходство надо братом. Она считала, что несет за него ответственность, как за растущее домашнее животное. Упорно настаивала на том, что она «старшая сестра», хоть и появилась на свет на десять минут позже. Он не спорил, ему было стыдно за эти «десять минут», ему казалось, что именно тогда он присвоил себе весь запас будущего, что полагался им на двоих. Сестра была Вадиму отчасти учительницей, отчасти матерью. Все книги, что она ему приносила, были подобраны таким образом, чтобы в них или практически вообще не было женщин как действующей силы – «Остров сокровищ», романы Жюль-Верна – или такие, в которых отношения между мужчинами и женщинами носят предельно платонический характер – «Овод», «Айвенго» и т.п.; сама же она читала книги немного другие, хотя и тоже библиотечные. Вадим как-то спросил, почему так?

– А, – махнула она рукой, – тебе не понравится.

Он не поверил, и в момент ее очередного переливания порылся на ее полке. Попробовал на вкус два фолианта, «Рукопись, найденная в Сарагосе» и «Мельмот-скиталец», и понял, что старшая сестрица его не обманывала.

Отец тоже пытался по-своему образовывать Вадима.

Еще при жизни мамы быт семейства четко разделился на две территории. В жилых помещениях все светилось тихим мещанским уютом. Половички, салфеточки, занавесочки, стерильная кухня, даже цветы в вазах. Все, что было связано со специальностью и увлечениями отца, было выметено в сарай возле дома. Называлось это место «гараж», хотя машины у отца не было. Лаборатория, мастерская, электрифицированная келья. Там были горы интересного мусора, маленький токарный станок, пара верстаков, стеклянные колбы, змеевики, электрическая печь, стопки журнала «Техника молодежи» И страшные справочники, заполненные бесчисленными насекомыми формулами, как будто в каждом был засушенный муравейник. Отец проводил там все свободное время и оттуда вносил на общую территорию куски оригинального и неожиданного знания. Ему казалось, что он всякий раз буквально поражает своих детей и оставляет глубокие интеллектуальные раны в их воображении. Он был уверен – они отлично осознают, что именно благодаря ему держатся в лидирующей группе эрудитов, если не всего человечества, то хотя бы города.

Этих примеров из истории науки и техники он высыпал перед близнецами горы, но у Вадима почему-то очень мало осталось в памяти. Главная, магистральная, линия Александра Александровича заключалась в упорном утверждении той мысли, что наука бессмертна, всесильна, и любые попытки принизить ее, мол, она выдохлась, настоящего счастья человеку не дала, а один лишь парниковый эффект – глупость, ренегатство и тому подобное. Он считал, что эйфория 60-ых, когда богами были физики-ядерщики, была не заблуждением и не модой, а временным просветлением сознания всего человечества. Он считал, что современные теоретические умы все также рвутся в глубины материи и вот-вот выцарапают из ее лап новые и яркие секреты. Пусть в обществе, в толпе, как известно, матери косности и глупости, возникла некая моральная усталость, оттого что результаты работы «всех этих синхрофазотронов» слишком задерживаются. Да, говорил он, я понимаю, что сам я всего лишь ничтожный служка этого великого храма науки, но искренний и верящий до конца.

Вадим с Маринкой переглядывались, и оба понимали, что оба жалеют отца.

Однако некоторые моменты Вадим запомнил отчетливо, и в деталях. Однажды отец влетел на «мамину» территорию хохоча, как сумасшедший. Выяснилось, что он наткнулся на презабавный парадокс. Касался он любимой его темы – борьбы с суевериями. Это был главнейший его личный враг, тут он по страстности мог быть сравнен с Дидро. Отец выяснил, что борьба эта может принимать парадоксальные формы. В тот раз он натолкнулся на такое сообщение: Карл Великий запрещал крестьянам устанавливать на своих полях шесты с металлическими громоотводами, потому что считал СУЕВЕРИЕМ мнение, что таким образом можно защититься от молнии.

Другой раз он сел за вечерний чай с такой грустной улыбкой, что дети не могли не поинтересоваться – в чем дело? И услышали целую лекцию про Огюста Конта. Этот, «якобы последовательный позитивист» однажды во время спора привел пример знания, которое никогда не будет обретено. Конт считал, таковым, например, состав атмосферы отдаленных планет. Раз нельзя до этих планет добраться, значит и нельзя узнать, чем там дышат. «И это всего за несколько лет до открытия спектрального анализа!» – горько грустил Александр Александрович. Он как бы в сотый раз напоминал детям, что поступательное, победное движение научной мысли ни за что не остановить. Всякий предел, положенный для нее искусственно, будет сметен.

«Не надо бояться знаний, надо идти вслед за мыслью, куда бы она тебя ни вела!»

Сам он изо всех сил старался соответствовать этой заповеди. Однажды позвал к себе сына и дочь и, мрачно глядя в пол, сообщил, что, оказывается, отныне научно обоснованы положения такого грязного, отвратного явления, как расизм.

Дети, конечно, ничего не поняли, и нисколько не огорчились.

Дело было в том, что некто сравнительно исследовал кровь белого человека и негра и установил, что у них эритроциты разной формы.

– Да-а? – хором, но вяло спросили дети.

– Да, у белых эритроциты круглые, а у черных в виде полумесяца.

Начитанная Маринка ту же пошутила, что такие эритроциты больше подошли бы мусульманам. Отец глянул на нее недовольно и грустно, мол, не надо с этим шутить. Тут Вадим вспомнил, что вопрос крови в семье – вопрос особый, интересно, чего это сестрица хорохорится? Вечером она показала брату книгу, которую как раз читала, – «Свет в августе». «Ну и что?» – спросил брат. «Вместо того чтобы писать целый роман, героя достаточно было отправить в поликлинику на анализ», – сказала она, Вадим ее не понял, но нисколько не был этим смущен.

Еще, в общем-то, невнимательному Вадиму, запомнился фокус с глобусом. Зашла в просвещенном семействе речь о том, что «человек», это, конечно, звучит гордо, ну а что такое есть «человечество»? Можно ли хоть с какой-нибудь стороны пощупать это понятие. Вадим глубокомысленно предположил, что человечество – «оно огромное».

Александр Александрович загадочно усмехнулся.

– Вот смотрите, – он снял с подоконника старый выцветший глобус, край его был забрызган каплями дождя, залетевшими в форточку. – Человечество – это ведь даже не капля в сравнении с этим шаром.

Близнецы пожали плечами, ожидая дальнейших пояснений.

– Если его собрать все вместе, его даже разглядеть нельзя будет на поверхности планеты. Ваше «огромное» человечество.

Понятней не стало. Что значит собрать вместе? Отец произвел короткий наглядный расчет.

– Возьмем квадратный километр. Тысяча на тысячу метров, это будет миллион, да? На каждом квадратном метре легко умещается четыре человека, как в лифте, к примеру. То есть на квадратном километре можно плечом к плечу поставить четыре миллиона человек. Теперь сделаем квадратный километр кубическим и разобьем на пятьсот этажей, по два метра в каждом. Те, у кого рост больше двух метров временно пригнут головы. Четыре миллиона умножим на пятьсот, что получится – два миллиарда. Нынче на планете проживает что-то около шести миллиардов человек – это всего три кубических километра. Параллелепипед длиной три километра, шириной и высотой всего километр. А теперь вспомните, что окружность Земли сорок ТЫСЯЧ километров. То есть надо на линии экватора отметить отрезок примерно в одну тринадцатитысячную, вот каков он будет, размер человеческого общежития. Вы сможете на этом глобусе показать мне одну тринадцатитысячную его окружности? Это раз в десять меньше, чем отметина проклятой мухи, что нагадила вот тут, у озера Чад.

Вид у отца был торжествующий, хотя слушатели и не поняли, в чем был смысл его торжества.

– И оно, я имею в виду человечество, еще умудряется голодать, обладая такой латифундией!

Тут вдруг вмешалась Марина.

– Хорошо, – сказала она, причем так, словно вкладывала в слова смысл, который только она имела право вкладывать, – а мертвецы?

– Что мертвецы? – живо откликнулся преподаватель технологии металлов.

– Сколько миллиардов и миллиардов их умерло за миллионы лет. Да вся земля просто пропитана трупами, папа.

Александр Александрович отрицательно покачала головой.

– Заблуждение, огромное заблуждение. Если к живым прибавить мертвых, размеры человечества не сильно увеличатся.

– Что значит заблуждение!? – возмутилась Маринка, явно считая своим долгом выступать от имени мертвецов до конца.

– Объясню. Человек, да, возник на планете, пусть даже два миллиона лет назад, но сколько его было? Все новые данные утверждают – несколько десятков тысяч где-то в районе африканских озер, Танганьика и прочее. Кроме того, это были полуживотные, без настоящей памяти, страха смерти и воображения в современном смысле. То есть мы отметаем неандертальцев и принимаем во внимание только кроманьонского человека.

– Почему? – с каким-то непонятным вызовом спросила Маринка.

– Да, дочь, и на неандертальских стоянках находят обработанные камни и кости, и все это носит узко утилитарный характер. И только у кроманьонцев мы встречаем то, что сейчас назвали бы искусством. Рисунки на стенах пещер, к примеру. Только начав воображать и мечтать, древний человек стал вполне равен нам. До этого он был ближе к животному, хотя и с каменным топором. В подтверждение своей мысли я напомню вам об обезьянах, которые умеют использовать камни и палки как инструменты, и даже бобров с их деревянными плотинами.

– К чему ты все это говоришь, папа?

– А к тому. Если предположить, что первые «культурные» люди появились на планете каких-нибудь сорок тысяч лет назад и жили всего лет в среднем по тридцать, до нашего времени сменилось чуть более тысячи поколений.

– Пусть так

– А если так, то это значит, что ко времени возникновения первых царств-государств, а это произошло каких-нибудь пять тысяч лет назад, умерло едва ли тридцать-сорок миллионов человек. В состоянии относительно устойчивого роста человечество живет всего четыре-пять тысяч лет. И рост этот очень медленный. Еще в эпоху крестовых походов население земли вряд ли превышало сто миллионов человек. Во времена Наполеона людей было полмиллиарда.

– Ты хочешь сказать, папа, что умерло за всю историю примерно столько, сколько живет сейчас? – наконец сообразил Вадим, о чем идет речь.

Преподаватель технологии металлов самодовольно и немного удивленно улыбнулся. Он не ждал, что первым признает его идею сын.

– Скажу вам больше, дети мои, самые простые расчеты показывают, что ежели средняя продолжительность жизни человека перевалит за сто лет, а это вполне реально уже сейчас, то очень скоро живущих станет намного больше, чем умерших. Продолжительность жизни в сто сорок лет сделает смерть сравнительно редким явлением на планете и достоянием в основном прошлых веков. И вообще, коллеги, если мы стремимся хоть к какой-то строгости мышления, давайте спокойно признаем: факт смертности человека вообще доказан, только для тех, кто уже умер.

Маринка тихо развернулась и вышла из комнаты.

Отец потер щеки. Вид у него сделался смущенный. Он, кажется, только теперь осознал, что выступал не перед собранием своих собратьев по продвинутой техникумовской науке.

– Я ее, кажется, обидел.

Вадиму эта «папина теория» показалась если и не галиматьей, то просто неудачной шуткой. Но он не склонен был смеяться над родителем. Александр Александрович, в отличие от других преподавателей, был лишен простых способов впасть в самозабвенье, без чего жизнь человеческая с одной тупой повседневностью есть просто ад. Проклятая печень! И вот приходилось ему очаровываться и опьяняться околонаучными фантазминами, всяким мыслительным мусором, фантиками фактов.

Городок Калинов представлял собою типичный среднерусский райцентр: мощенная булыжником центральная площадь, окруженная приземистыми каменными домами, колокольня заброшенного собора, универмаг, автовокзал, ворота городского парка – две белых кирпичных колонны с потрескавшимися гипсовыми урнами наверху. Парк сползал к реке с тихим названием и кротким нравом. Имелось два как бы пригорода. Один на севере, за оврагом, назывался Отшиб, второй лежал на юге и был присоединен к городу мощенной булыжником тополевой аллеей. Река Сомь плавно огибала эту сложную конструкцию, прикасаясь правым боком ко всем трем главным элементам.

Александр Александрович и его дети жили на юге, в двухэтажном четырехквартирном бревенчатом доме с оштукатуренным нижним этажом; дом стоял на краю территории, представлявшей собою аппетитную смесь загородного княжеского имения и советского среднетехнического училища. В изогнутом подковой барском доме располагался основной учебный корпус, в каретных сараях мастерские, во флигелях за строем старых лип свистели шпиндели учебных токарно-винторезных станков, в пруду, заросшем до состояния зеленой скатерти, торчали горлышки бутылок. Бузина повсюду вытесняла сирень, чаша фонтана настолько заполнилась землей, что стала напоминать лобное место. Но в целом было уютно, тихо, только иногда взревывал в мастерских внезапно запущенный студентом трактор – получи зачет.

Нависая над брегом реки Сомь, громада политехникума, одновременно нависала и над беспутной судьбой неуклонно взрослеющего Вадима. И к восьмому классу «линия» его не определилась, были большие сомнения насчет институтского будущего, и настало время задуматься, а не отдать ли парня в более реальное образование.

Может создаться впечатление, что Барковы представляли собою отгородившуюся от всего света диковатую семейку на манер отечественных Хогбенов: чумовой старик-прохфессор, девочка-вампир, и троечник-футболист с редкими невнятными выходками. На самом деле все было проще. Отец был не только хороший преподаватель, но и общественник; высадил в городском парке туевую аллею со своими юными технологами, вел кружок юных доменщиков, а в 86-ом, когда, в общем-то, было уже и не нужно, вступил в партию, несмотря на недовольное шипение Майбороды. Маринка была звездой районной больницы, главврач лично носил ее на руках к капельнице; скуластый рыжий парень, прибывший по распределению после института, он звал ее «моя кровиночка». Подружки любили с нею «делиться» и «шушукаться» по поводу мальчиков. Она была очень удобным объектом для этого, особенно «после операции», когда ей и языком-то было трудно шевельнуть. Все понимает, и явно не соперница, и не разболтает ничего. Нечестно только, что за это редчайшее качество подружки наградили ее прозвищем – «могила».

У Вадима было полно приятелей, его многие считали «неплохим пацаном». Ближе всего он сошелся с Толькой Бажиным и Валерой Тихоненко, первый был сыном завгара, а второй – бухгалтера все из того же политехникума. Они жили в том же доме, что и Барковы, только на втором, деревянном этаже. Бажин – медлительный, основательный и вдумчивый толстяк, Тихоненко, в опровержение фамилии – егоза, враль и везун. Учились все трое в одном классе, проводили вместе много времени, и не раз плотно дрались «толпой» с «овражскими». Вадиму обычно рвали рубаху или штаны, Бажину квасили физиономию, Валерка даже свои очки умудрялся сохранить в целости. Юный Барков считал этих пацанов ближайшими своими друзьями, и близкими настолько, что мог поделиться с ними чем угодно, даже странноватыми «мыслями», что забредают в любую мальчишескую голову. Он считал, что и у них нет от него тайн. Возможно, так оно и было. Сохранялось такое положение до одного случая, смутившего его неустойчивые, еще детские чувства.

Он, наверно, мог бы изложить им сам факт, но значительно важнее факта было то, что произошло в душе, что он испытал в связи с ним. Договорились они как-то о встрече у танцплощадки, что в глубине районного парка, зычное место рандеву этой троицы. Чтобы не торчать жаре, Вадим скрылся в пустой фанерной будке для ‘продажи билетов и уселся там на полу. Июльский парк был напоен солнцем под завязку, и звуки не смели забредать в него. Возилась какая-то утомленная техника за оградой на площади. Истома, тишина, муравьиная колонна движется одновременно вверх и вниз по стене, кажется, слышишь как шуршат лапки. И вдруг на фоне этого раскаленного, пустынного эфира шум приближающихся шагов. Вадим затаился, уверенный, что это или толстяк, или очкарик. Им его не видно. Когда подойдут поближе, он выскочит Чингачгуком и пугнет.

Приближаются как минимум двое. Подходят, подходят, еще чуть-чуть и… Раздался голос Аллы Михайловны, и обращалась она – Вадим сразу его узнал по голосу – к Чехову. «Не надо меня так прижимать!» Будка качнулась и заскрипела.

Жила неподалеку от центра в собственном доме пара братьев, здоровых круглолицых парней с огромными залысинами и мощными усами скобой. Оба недавно вернулись из армии, и их побаивалась вся округа. Так вот это один из них прижал классную руководительницу Вадима к стене фанерного, потрескивающего укрытия и стал хрипло нашептывать ей слова, понимать смысл которых воображение школьника отказывалось. Он не мог представить себе, что мужчина может говорить женщине такое. И даже слыша, не верил. И все это происходило в каких-то сантиметрах от него. Классная руководительница лишь недовольно вздыхала, отлепляя пальцы Чехова от талии, и сдавленным голосом сообщала, что он ее «совсем задушил», и что сейчас их кто-нибудь увидит. Усатый агрессор угрожающе промурлыкал, что придет к ней сегодня ночью, а она с оскорбительным смехом отвечала, что хозяйка на него спустит собак. Он говорил, что хочет, чтобы они виделись как можно чаще, а она, опять со смешком, говорила, что желала бы видеть настоящего Васю Чехова, каким он ей представлялся до сегодняшнего дня. То есть, не хамом, а таким сильным-благородным. В конце концов он стал упрашивать, канючить, но Алла Михайловна вырвалась, качнув незакрепленную в земле будку и ушла. Чехов жалобно, но грязно выругался, сплюнул вглубь Вадимова укрытия, попал в муравьиную колонну и побрел в обратном направлении. А Вадим остался сидеть в будке до краев наполненной мучительным стыдом, и не понять было, что в нем его собственное, что чеховское. Какой, оказывается, позор сулит приближение к женщине. Даже такому гиганту, как усатый дембель, да еще имеющему громадного брата. Поведение Аллы Михайловны показалось ему вполне адекватным, единственно возможным. Что еще делать женщине, когда ей предлагают ТАКОЕ.

Через пару дней наша часть городка была взбудоражена слухом о ночной попытке Чехова забраться «к учителке». Он был настолько жестоко покусан обещанными собаками, что молва почти что осуждала Аллу Михайловну, Вадим едва мог поверить в эту историю. Чтобы после такого оскорбительного отказа… И сделал для себя окончательный вывод – если женщина говорит «нет», она говорит именно «нет».

Кстати, историю про ночную атаку на честь классной рассказывали Вадиму Бажин с Тихоненкой, причем рассказывали с видом знатоков такого рода дел. «В конце концов, он ее… она же этого сама хочет», таково было их общее мнение. В результате, авторитет этого сального знания мужских сообществ, резко упал в авторитете в глазах их друга. Барков продолжал скалить зубы в компании, когда речь заходила «об этом», но твердо знал, что жить надо своим умом. Как бы ни было тяжело. А что будет тяжело, он не сомневался. Ведь абсолютно все одноклассницы непрерывно и однозначно демонстрировали, что с мальчиками они общаются только по той причине, что их свела вместе такая неотменимая неприятность, как школа. Кто-то там кого-то «зажимал» в углу или хватал за выступы на груди, но ответный визг так резал по нервам, что Вадим всегда спешил ретироваться на край ситуации. Тем более что подобное поведение рекомендовали ему абсолютно все книги, получаемые от умненькой сестрички.

Однако не могла же его хотя бы однажды не занять такая простая мысль – а откуда берутся все эти бесконечные семьи, живущие повсюду и вокруг. Хотя бы в их бревенчатом амбаре их не менее семи, по две и более в некоторых квартирах. Наконец, как бы они с бесконечно Умирающей Маринкой появились на свет, когда бы не воссоединение их папы и мамы. Он всерьез ломал голову над этим вопросом. Может быть, какой-нибудь приказ, была у него мысль. Где-то в инстанциях, в четырехэтажном райкоме принимается решение, приходит повестка из ЗАГСа, и дальше намеченной паре приходится жить вместе, каково бы ни было мнение женской стороны на этот счет. Да, вначале праздник, ленты, белое платье. Но это, скорее прикрытие истинной сути события. Но суть иногда прорывается, ведь недаром даже на свадьбе кричат «горько». Судя по количеству скандалов, драк, что царили в семействах, что были доступны для наблюдения, союзы эти ни в коем случае не могли возникнуть путем добровольного согласия. Взять хотя бы семейства его ближайших друзей, семейства Бажиных и Тихоненок. Довольно регулярно его будили дикие крики, доносившиеся со второго этажа, и во дворе бегали белые ночные рубашки, и за ними по пятам носился густой мужской мат с топором.

Но полной ясности все равно не было. Но она пришла, вместе с новым слухом из дома, где квартировала Алла Михайловна. Первый брат еще залечивал собачьи укусы, зато взялся за дело второй брат. Он ворвался темной ночью в чистую, как ладанка, комнату учительницы русского языка и совершил нечто невообразимое, что описывалось длинным, гнусно-змеиным словом «изнасилование».

Школа гудела и даже как бы плавилась от слухов, когда Вадим пришел туда, много он услышал всякого, но больше всего его поразили слова замечательного физика Ивана Михайловича Бертеля, сказанные у дверей учительской.

– Изнасилована? Чеховым? – процедил он, одновременно прищуриваясь. – А я всегда считал ее тургеневской девушкой.

Вадиму казалось, что теперь прежняя жизнь станет невозможна ни для него, ни для школы, ни для города, но быстро, хотя и в стороне от глаз общественности, устроилось. Неприступная насмешница пошла с первым, искусанным братом в ЗАГС. И школьнику Баркову стало ясно, что мужчина может соединиться с женщиной не только по приказу, но и через ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Эта взаимозаменяемость братьев не произвела на него поражающего впечатления, хотя как раз именно о ней больше все судачили в Калинове. Вадим слушал эти разговоры и недоумевал. Получалось, что само изнасилование в представлении горожан является хоть и преступлением, но лежащим все же в русле более-менее приемлемых проявлений естества. То же, что теперь продолжало соединять братьев, казалось непонятным и жутким.

Все думали, что эта троица каким-нибудь образом разорвется или, в крайнем случае, освободит город от своего присутствия. Однако никто никуда не уехал, и город принужден был жить со всем этим в себе.

Когда Вадиму исполнилось пятнадцать лет, произошло сразу несколько событий. Умерла Маринка, а сам он поступил в техникум. И то и другое было неизбежно, и то и другое было отвратительно. С возраста примерно лет в двенадцать несчастная девочка как бы отправилась в обратный путь по жизненной дороге. Она не только не росла, но наоборот – усыхала, воспоминание о ее тогдашнем поведении у Вадима всегда впоследствии вызывало трепет. Ровная приязнь к окружающим, подсвеченная усталостью. Это не была банальная покорность судьбе, не депрессия, не мрачноватый домашний театр, когда гибнущий человек живет в атмосфере подразумеваемых аплодисментов. Она просто «знала». Да, и достаточно об этом. Трудно сказать еще хотя бы слово, так чтобы совсем без преувеличения, натяжки или ужимки.

Дня через четыре после похорон у Барковых появился неожиданный гость. Тот самый рыжий врач из районной больницы, что занимался регулярными переливаниями и проявил себя со столь хорошей стороны по отношению к Маринке. Отца не было дома, он лежал в больнице с сердечным приступом, визитер, естественно, знал об этом. Вел он себя неуверенно. Мялся, ему было неловко. Еще бы, что может быть страннее врача, явившегося в дом к больному, которого он отправил на кладбище. Что ты еще не доделал, дорогой? Но вместе с тем, в нем чувствовалась решимость довести до конца затеянное предприятие. Оказалось, что дело в книжках. Комната Вадима и Маринки была перегорожена двумя платяными шкафами. На женской половине стоял стол, вечно заваленный разнокалиберными томами. Когда готовились к поминкам, со стола их спихнули в картонную коробку и брат вытащил их в «гараж». Разобрать их руки у него пока не дошли.

– Дело в том, что значительную часть… думаю так, что значительную часть этих книг Марина получила от меня. Я понимаю, что сейчас не совсем время, что…

Он говорил так неуверенно, преодолевая какое-то совершенно непонятное Вадиму внутреннее сопротивление, что и его состояние исказилось. Отчего он повел себя странно. Вот, пожалуйста, забормотал он, это ее полка, это ее стол. Доктор провел пальцем по потрепанным корешкам учебников.

– И… все?

Надо еще учитывать, что это был год, когда Вадим более всего стыдился нелепой чудаковатости своего отца. А «гараж» являл собою ее в концентрированном виде, пустить чужого человека в это логово детских забав седого человека было немыслимо. И он уверенно, и даже бодро заявил, хотя подоплекой этой бодрости была сдерживаемая истерика:

– Все!

Врач мальчику не поверил, но ушел. Ушел и продолжал жить, считая его, должно быть, довольно опасным, лживым типчиком.

Позднее Вадим разобрал Маринкин ящик. Тайком, в сумерках притащив его в дом и дождавшись, пока отец уляжется спать. Сразу понял, почему доктор дергается. Книги были необычные. Не все даже, собственно, книги. Переплетенные тома машинописи или мутноватых черно-белых фотографий. Несколько вокабул дореволюционного происхождения. «Жизнь после смерти» – лекции Моуди, «Книги мертвых», тибетская и египетская, «Разоблаченная Изида» г-жи Блаватской, выдранные из журнала «Москва» сочинения Валентина Сидорова, «Семь дней в Гималаях» и что-то еще. «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

Это что же – туповато топталась мысль паренька – предсмертная сестра была участница какого-то заговора? После наезда Майбороды в нем выработался некий «политический» инстинкт. А во главе заговора стоял всем известный в районе рыжий доктор? Вадиму это было ясно, как простая гамма. Это заигрывание со смертью не могло не быть в противоречии с общим светлым, несмотря на отдельные изнасилования, устройством советской жизни. Ну хороша Маринка! Всегда была первой, если нужно было толкнуть речужку на комсомольском собрании. Кодекс строителя коммунизма у нее отскакивал от крошащихся зубов, а сама! Воображение брата и бурлило, и изнывало от недостатка пищи. Слишком скудные следы оставила покойница на берегу этого мира, прежде чем скользнуть «туда».

В общем, вопросов и сомнений в связи с этой историей осталось множество. Поделиться ими с отцом Вадим не имел возможности, потому что после впадения в неотвратимый политехникум стал считать его врагом. Насколько Маринка была обречена умереть, настолько брат ее был обречен изучать технологию металлов.

Весь первый семестр Вадим бунтовал – сбегал с занятий, хамил преподавателям, но потом все сгладилось. Открытые манифестации были противны его скрытному характеру. Кроме того, он осознал, что реальной альтернативой политехникуму в Калинове является лишь медучилище. Визжащие толпы белых халатов – он однажды наблюдал из-за забора их линейку. Женщина вообще – существо, представлявшееся ему нафаршированным опасностями, облаченное же в медицинскую форму, – просто облучало прохладным ужасом. Стоило отцу ехидно поинтересоваться у него, не хочет ли он, может быть, перейти в медики, как Вадим свернул свою фронду. Сидел тихонько на лекциях, отмалчивался на зачетах, и ему ставили удовлетворительно, ибо он все же был сынком преподавателя, да еще и отпрыском «несчастного» семейства. Отец махнул на него рукой, Вадим махнул рукой на то, как он к нему относится.

Политехникум и медучилище располагались на противоположных окраинах города, и между ними испокон веку существовало напряжение определенного свойства. Механики с юга, медсестры с севера проникали вечерами на танцплощадку, чтобы под «эти глаза напротив» намертво сойтись в танце. Вадима, как неправильно заряженную частицу, выбрасывало из этого поля во тьму внешнюю, за ограду ярко освещенной танцплощадки, где он постепенно осознавал, что его детские выводы об исконной враждебности всего женского всему мужскому, пожалуй что, не совсем верны. Как бы не наоборот. Платья липнут к панталонам. В душе юноши происходили сражения прежних убеждений, надо признать весьма въевшихся, с новейшими наблюдениями. Он попробовал поискать убежище от волнующих видов праздника летней плоти в глубинах тайного знания. Книжки, оставшиеся от сестры, одурманили его на одно лето, и он даже гордился тем, что находится вне кишения «человеческой икры». Ощущение это снимало стыд его условного, троечного существования в политехникуме. Даже не умея обратать их дурацкие логарифмы, он чувствовал себя выше этих обычных людишек. Откуда-то черпалась совершенно железобетонная уверенность, что он себя еще покажет. Как? Где? Не важно. Но несмотря ни на какую литературу, его сползание в сияющую яму танцплощадки происходило. По чуть-чуть, почти незаметно, но неуклонно.

И вот Вадим уже не вне, но внутри. Одуревает от звуков зазывной музычки, порханья платьев и хриплого хихиканья. И вот она, его первая талия – в глаза он так и не решился посмотреть. И все бы, надо думать, пошло обычным порядком, когда бы не повестка из военкомата. Все, кому исполнилось семнадцать, получали такие, военное ведомство желало загодя ознакомиться с состоянием «призывного материала».

Вадим прошел комиссию, если так можно выразиться, с блеском: ни плоскостопия, ни дальтонизма, даже стоматологу нечего было делать у него во рту. Всю жизнь он священнодейственным образом чистил зубы, что дало свой результат.

Но обнаружился один неожиданный изъян. Настолько неожиданный, что к обнаружившему его врачу подошли и другие, составился непреднамеренный консилиум. Диагноз был однозначный – фимоз.

– Ты что, – спросил у Вадима длинный дядька с землистым, прыщавым, искривленным лицом, – никогда онанизмом не занимался?

Допризывник отрицательно помотал головой, оглушительно краснея. Ему было стыдно не перед прыщавым доктором, не перед толстой медсестрой с базедовой шеей, он стеснялся рыжего доктора, стоявшего чуть в сторонке. Он почему-то казался Вадиму не совсем посторонним переживаемому им медицинскому стыду.

– А почему? – искренне заинтересовался прыщавый.

– Мне сказали, что… отвалится, – сказал Вадим и тут же болезненно понял, что сказал это зря.

– Кто?

– Не скажу.

Прыщавый хмыкнул, медсестра тоже издала неприятный для его самолюбия звук. Рыжий только дернул скулой.

Выше уже говорилось, что брат и сестра Барковы спали в одной комнате, и однажды, выскользнув бесшумно из-за искусственной стены, Маринка застала брата, скажем так, в сомнительном положении. Это не был акт подлинного рукоблудия, скорее исследовательские действия, спровоцированные вчерашней мальчишеской болтовней по дороге из школы. Но он ощутил себя пойманным на чем-то не просто гадком, но и преступном. Маринка стала для него в чем-то Майбородой. В тот самый момент умненькая сестричка ничего не сказала. Через три дня ее уложили в больницу на очередное переливание, и брат поймал себя на странных мыслях – хорошо бы Маринку продержали «там» подольше, чтобы она позабыла обо всем. А еще великолепнее, чтобы она осталась в больнице навсегда при этом своем рыжем докторе, раз уж он так с ней носится. Вадиму было трудно себе представить, как они тут будут в этой комнате жить втроем: брат, сестра, и знанье сестры о стыде брата.

Дня через три после своего возвращения, когда нервное ожиданье Вадима спало (может быть, забыла?), она вдруг сказала, тихо, как бы и не совсем в его сторону, что, по мнению доктора Сергея Николаевича (рыжего), у мальчиков, которые занимаются неправильными разными делами, вот то самое место может взять однажды и отвалиться. У Вадима хватило сил сделать вид, что к нему это не относится, хотя внутри у него ныли-переливались разные чувства. Он ненавидел умненькую сестричку за то, что она продала его, с такой укромной ошибкой совершенно чужому человеку, но, вместе с тем, был, как ни странно, и благодарен, что она позаботилась о нем как старшая родственница, взяла на себя труд посоветоваться со специалистом по поводу открывшегося у него стыдного изъяна. Вадим не представлял себе, как бы сам это сделал.

Надо ли говорить, что после этой брошенной вскользь реплики, продвижение Вадима по путям нормального подросткового онанизма было закрыто. Со временем он стал догадываться, что никакого советывания с Сергеем Николаевичем не было и в помине, Маринка специально дождалась своего возвращения из больницы, чтобы к своему педагогическому авторитету присовокупить еще и врачебный.

Итак, важная, въедливая комиссия признает парня неполноценным? На секунду ему показалось, что за перенесенный стыд он получит награду – «белый билет».

Тут рыжий, унылый этот Сергей Николаевич сказал, продолжая дергать скулой.

– Вы знаете, это мелочь, пустяковая операция, я бы советовал вам не откладывать ее. Рано или поздно все равно придется делать.

В тот момент Вадим считал его отчасти виноватым в своем дурацком положении и ему казалось, что он продолжает действовать против него.

– А если я откажусь, меня возьмут в армию?

– Конечно, – усмехнулся прыщавый. – Это ведь не открытая форма туберкулеза.

Вадим был убежден, что все три медика, участвовавших в установлении нездоровой девственности его полового органа, едва сняв свои не слишком белые халаты, кинутся оповещать город об увиденном. Поэтому он прямо на следующий день явился в больницу и потребовал немедленного обрезания. То ли его решимость произвела должное впечатление, то ли в хирургии не было на этот момент плановых операций, но уже через день он попал на стол. Наркоз дали местный, но, видимо, изрядный, потому что сознание затуманилось. И вот сквозь этот полутуман Вадим стал свидетелем удивительного зрелища. Хирурги, видимо, для того чтобы упростить себе задачу, при помощи особых уколов сделали так, что оперируемый орган вознесся вертикально, при этом неестественно увеличившись в размерах. Известно, что лекари в большинстве своем – редкие циники и любят ляпнуть что-нибудь этакое в самый неподходящий момент, например, над вспоротым животом, в этот же раз у них был вполне законный повод для острословия. Волны веселья гуляли вокруг операционного стола, и Вадим, ввиду действия наркоза, очень был доволен тем, что является столь безусловным центром внимания, и даже сам пытался что-то промолвить. Особенно весело ему стало в тот момент, когда операционная вдруг начала быстро наполняться все новыми белыми фигурами. Это были практикантки из медучилища. Хотя все они несли на своих болтливых пастях марлевые повязки, их отношение к зрелищу выдавали голоса. Общее мнение курса можно было бы выразить в одной фразе: «Вот это да!» Вадим чувствовал себя героем и на столе, и потом во время путешествия на каталке в палату, и в первый час лежания на койке. Потом обезболивание стало проходить, появилась боль в том самом месте и стала понемногу нарастать. Вадима предупреждали, что «немного поболит», но не объяснили, сколько это «немного». Болело все сильнее и сильнее, он стал постанывать. Соседи по палате, тоже отлично осведомленные о веселом характере его операции, пытались его успокоить. «Ну, теперь все девки твои!» Наконец стало нестерпимо, Вадим начал ерзать, выгибаться мостом и… вдруг все прошло. Но тут же он почувствовал, что ему мокро, он лежит в луже. Осторожно подняв одеяло, Вадим обнаружил, что ему ничего не кажется – действительно лужа. Темная. Пожалуй, что лужа крови. Страха он не испытывал, но, вместе с тем, понимал, что это ненормально. «Ну что ты там хочешь рассмотреть, забинтовано же, небось, все», – сказал сосед. «Посмотрите, пожалуйста, что-то я не пойму», – попросил его Вадим совершенно спокойным голосом. Сосед, кряхтя, встал, и, увидев то, что видел прооперированный, закричал «э-э-э» и засвистел шлепанцами по коридору. «Сестра, сестра!!!» – услышал Вадим, теряя сознание и удивляясь, при чем здесь Маринка?

В атмосфере общего развлечения забыли зашить один довольно важный сосуд. Пришлось оперировать по второму разу. Теперь без наркоза, потому что не было времени, большая кровопотеря. Специальные ремешки, которыми больных пристегивают к столу, дабы не дергались, Вадим порвал с коротким щелчком. Тогда руки ему прикрутили бинтовыми жгутами. Было так больно, что ничего больше не запомнилось, кроме самого факта боли.

Через три дня он уже был дома.

И почти сразу понял, что не знает, как ему выйти на улицу. Достаточно было представить себе операционную и толпу медичек, давящихся хихиканьем, как его начинало мутить и валять по диванам, со своего на Маринкин и обратно. Он проторчал у себя в комнате целую неделю, под видом выздоравливающего. Отец подолгу сидел у его постели, стараясь по-своему развлечь. Рассказывал, что на Западе появилась совершенно сумасшедшая идея о «конце науки». Мол, надо признать, что современная наука исчерпала себя, сточила свои методы, как старые зубы, доцарапалась до самого дна и потолка мира и должна быть объявлена закончившейся. И в этом нет ничего удивительного, ведь считаем же мы закончившейся древнегреческую науку. Во всем этом ласковом отеческом бреде Вадима задевало только одно слово «конец». Он лежал с закрытыми глазами и мысленно составлял карту города, закрашивая черной краской районы, где ему никогда нельзя будет появиться. Весь север, например. Места свирепствования амазонок в белых одежках, их ухмылки колют больнее и глубже стрел. Танцплощадка – это вообще нечто вроде камеры пыток на свежем воздухе.

Собрав все моральные силы в кулак, стараясь не глядеть по сторонам, он заставил себя сходить за хлебом в продмаг, что был в сотне шагов от дома. Слава Богу, ему не грозила опасность встретиться с Бажиным или Тихоненкой, они учились в институтах далеко от Калинова, и таким образом старый сад вокруг дома поступил в полное угрюмое распоряжение Вадима. Он подолгу сидел на поваленном дереве, вдыхая гнилостный, волнующий аромат черемухи, мечтая о новой, окончательной повестке из военкомата и о странно обострившемся чувстве родства с сестрой. Он ведь чуть было и впрямь не присоединился к ней, и все по причине особого поведения своей крови. Если из Маринки она всю жизнь уходила по капельке, то из него рванула как из прорванной плотины. Они жили предельно разными жизнями, но финал мог оказаться по-родственному сходным.

Отца, видимо, пугало зрелище внезапного сыновнего затворничества. Он не обращал внимания на то, что Вадим почти совсем перестал посещать занятия в техникуме, и тот за это был отцу благодарен. Впрочем, что там диплом и так выпишут, а то, что младший Барков никогда не станет техником-технологом, было ясно уже давно. Отец не знал подлинной причины Вадимовой тоски и передумал на сей счет много всякого-разного, судя по попыткам «подъехать» к сыну. Началось, конечно, с классической «несчастной любви», а кончилось визитом невропатолога на дом. Вадима, конечно, задело то, что родной отец считает его ненормальным. Не хватало, чтобы ко всему тому, что о нем уже болтают в городе, начали болтать и это! Юноша сбежал через окно, не соображая даже, что этим бегством очень ухудшит мнение о состоянии своей психики. Он считал, что если ты не встретился с врачом по нервам, то, значит, и не можешь считаться нервным больным. Психбольницы в провинции боятся даже больше, чем суда, и лучше считаться вором, чем дураком. Это потом, от своих московских знакомых, он узнал, что отлежка в «психушке» – это не рваная рана на репутации, а нечто вроде той благородной плесени, что придает пикантность дорогому сыру.

Вечером того же дня отец нашел его на бревне в зарослях. Вадим был готов к любому скандалу, но отец сразил его сообщением, что невропатолог ничего не знает о факте его бегства. Ему сказано, что мальчика просто не оказалось дома. Тем самым, никакого визита как бы и не было.

– Извини Вадик, что я хотел его на тебя напустить. Просто уж и не знал, чего думать.

Вадим был благодарен отцу, но чувствовал, что в благодарность на его человечное отношение должен поделиться чем-то по-настоящему существенным, и врать тут нельзя.

– Ты мне все же объясни, сынок, что с тобой, чего ты хочешь?

– Я хочу в армию.

Отец довольно долго молчал, наверно взвешивая, насколько сынок издевается над ним. Нет, в свой ответ Вадим вложил как можно более искренности. Но это должно было особенно испугать. В самом деле – дичь, семнадцатилетний парень ходит угрюмый, бегает от людей, целыми днями сидит в заброшенном саду, и все почему? Мечтает об армии. Может быть, все-таки действительно имеет смысл послать за нервным доктором?

Вадиму было ужасно жаль отца в этот момент, и он стал что-то длинно и путано объяснять. Мол, опостылела мне калиновская жизнь, надо уехать, там все будет по-другому, стану другим человеком, и прочая чушь.

Александр Александрович вздохнул.

– Дай мне твои часы.

Это были Маринкины часы, специально ей купленные, чтобы она могла принимать лекарства по расписанию. Часы самые дешевые, под названием «юношеские», но с секундной стрелкой.

– Сколько она миллиметров длиной?

– Стрелка?

– Миллиметров десять. Как определить, какой путь она проходит за минуту. Ну это ты хоть смог усвоить за три года? Как вычисляется длина окружности?

– Пи эр, нет два пи эр.

– Да. То есть, примерно шесть и три десятых сантиметра. Округлим до шести. А в час?

– Триста шестьдесят сантиметров.

Отец кивнул.

– В сутки где-то семьдесят пять метров. За год, дай, прикину, что-то вроде двадцати восьми километров. За два, стало быть…

– Пятьдесят шесть, – сказал Вадим, хотя дал себе слово промолчать.

– Пятьдесят шесть. За два года стрелка пройдет пятьдесят шесть километров. До Козловска пятьдесят три километра. Чем жизнь в Калинове отличается от жизни в Козловске?

– Я не собираюсь после армии жить в Козловске.

Отец ничего не сказал, встал и молча ушел. Что он хотел этим сказать? Банальную мысль, что от себя не убежишь? И, конечно, в своей вычурной, «научной» форме.

Служить Вадиму Баркову выпало на заполярной заставе у норвежской границы. Там он окончательно убедился, что и седьмого ноября, и девятого мая рубежи родины находятся под неусыпной охраной. Его детский страх превратился в забавное воспоминание. «Женский» вопрос там сам собою отошел на второй план, потому что до ближайшей из тамошних дам, секундной стрелке пришлось бы тикать лет пять. С заставы, даже объявив в приказе отпуск, командиры никого в отпуск отправлять и не думали – слишком хлопотное предприятие. Равномерные тяготы пограничной службы сгладили остроту половой проблемы, может быть, в этом помогал и бром, который, по слухам, добавлялся в солдатский котел для обесцвечивания неизбежных сексуальных мечтаний вооруженной молодежи.

Совершенно в разрез с официальными усмотрениями на этот счет действовал старшина заставы прапорщик Сурин. Рябой коротышка с редкозубой отвратительной улыбкой, матерщинник и пошляк. Он входил в «кубрик» не иначе как с фразой типа: «лучше нет влагалища, чем очко товарища». И это еще самое невинное из высказываний. Удивительное дело – прапорщик учился заочно на филологическом факультете Горьковского университета. И ради него два раза в год снаряжали транспорт до большой земли, чтобы он мог посетить свою сессию. Вадима в мире занимали по-настоящему лишь две вещи. Какой будет его первая встреча с женщиной, и на каком языке прапорщик Сурин сдает свои филологические экзамены.

Да, пограничник Барков твердейшим образом решил, что при первой же возможности покончит со своим сексуальным отставанием. Чем более безженственными были окружающие заставу снега и скалы, тем смелее был он в своих размышлениях на этот счет. Вот только ступит на большую землю, схватит за руку первую же девицу и потащит в первую же… Теоретически с технологией дела он был знаком самым исчерпывающим образом. Никакой поворот интимной ситуации не должен был бы сбить его с толку или смутить.

Конечно же, в реальности все происходило гораздо более «обстоятельственно». По дембелю Вадима и тех, кто увольнялся вместе с ним, докинули вертолетом до Мурманска, вместе с ними отправился на очередное свидание со своею литературой и товарищ прапорщик. От Мурманска ехали в холодном, грязном плацкарте, вместе с двумя десятками подводников и моряков. Стоило вагону тронуться, как из саквояжей и чемоданов сами собой стали выползать бутылки с портвейном и банки с тушенкой. Через полчаса вагон гудел в прямом и переносном смысле, с трудом удерживаясь на рельсах. Прапорщик не стал отрываться от народа, опьянел настолько, что пошел делать замечание подводникам, горлопанившим в соседнем полукупе. Вернулся, разумеется, с расквашенной физиономией, упал маленькой, набитой невысказанными матюками головой на сложенные крестом руки и заплакал. «Вовку Сурина, прямо по морде!» Защищать его недоофицерскую честь никто и не подумал, потому что с противоположной стороны вагона прилетели звуки смеющихся женских голосов. От внезапно переполнившего волнения Вадим выпрямился и даже отставил в сторону стакан. Двое его сотоварищей погранцов, самых порицаемых по службе, но, видимо, самых ходких по жизни, тут же нырнули в направлении звуков. «Вовку Сурина, прямо по морде!» – продолжал пускать слюни обиды прапорщик. Он мешал Вадиму, тот изо всех сил прислушивался к тому, что происходит за соседней перегородкой. Оттуда некоторое время раздавался смешанный хохот и звон сдвигаемых стаканов, потом голоса сделались мягче и интимнее. Появилась простыня, отделившая зону веселья от остального вагона. И начало, судя по всему, происходить то самое! Барков яростно переглядывался с теми парнями, что остались в купе, и думал, о том, что если его глаза блестят так же, как у них, то выглядит он ужасающе.

Прошло минут с двадцать, и из-за «женской» перегородки выглянул деловар Куницын. Сыто зевая, сказал.

– Эй, Чех, Кузя, давайте на смену, а мы тут в тамбур покурить.

Вадим остался в купе один. Продолжая чутко и даже как-то теперь уж, обреченно прислушиваться. Было понятно, что следующая «очередь» его. Тут поднял голову Сурин, и, глядя на взволнованного солдатика мутными, нездешними глазами, попытался вытереть лицо тыльными сторонами ладоней, лицо у него было скользкое, будто облитое водой из бутылки.

За ближайшей стенкой что-то двигалось, сопело, взлетали тупые смешки.

Прапорщик вытер глаза тыльными сторонами ладоней и открыл рот:

– Пройдя меж пьяными… дыша духами и туманами, она садится у окна… Шиповник так благоухал, что чуть не превратился в слово.

Невидимые жуткие чудеса за стенкой продолжались. Вадим с ужасом наблюдал за работой щербатой прапорщицкой пасти.

– …Года проходят мимо, все в облике одном, предчувствую тебя… лежала раздвоивши груди, и тихо, как вода в сосуде, стояла жизнь ее во сне.

Появился Куницын, удовлетворенно покряхтывая, уселся рядом, хлебнул винца, рассказал, какими гигеническими приемами воспользовался в тамбуре во избежание венерических последствий.

– И к вздрагиваньям медленного хлада ты понемногу душу приучи, чтоб было здесь ей ничего не надо, когда оттуда ринутся лучи.

– О, Чех освободился, ну, пойдешь? – спросил Куницын.

С громадным трудом, отчего у него даже искривился рот, Вадим помотал головой.

– Брезгуешь, а зря, такие цыпахи.

Барков был благодарен ему за такую трактовку его решения.

– Но что есть красота, и почему ее обожествляют люди?

Тут надо пояснить, что, конечно, на самом деле филолог Сурин никаких стихов не читал. Он, наоборот, затеял настолько ядреную матерную атаку, что на фоне кошмара, творившегося за стенкой, дать ее просто «один к одному», это было бы все равно что писать черным по черному. Пришлось сработать от противного. Последнее его ругательство перед потерей прапорщиком сознания выглядело так.

– Я свеча, я сгорел на ветру, соберите мой воск поутру.

В Москве дембель решил притормозить свое стремление на родину. По официальной версии, для того, чтобы познакомиться с достопримечательностями столицы, Раз уж все равно в ней оказался, а на самом деле ввиду крепнущего страха – а вдруг, даже за эти два года позорная слава его в родном Калинове не полностью рассеялась. Заявился в общагу к Бажину, в ту самую комнату, из которой впоследствии выпустил рой фотографических уродов. Бажин не слишком ему обрадовался. Но сосед его отсутствовал, и жалеть для друга койку он не посмел. Очень быстро, после первых трех бутылок «Токая» от магазина «Балатон», Вадим почувствовал, до какой степени стали они разными людьми. И не удивительно – два года ехали по разным дорогам в разные стороны. Математический юмор Бажина и сбежавшихся на дармовую выпивку его дружков, был пограничнику непонятен. Его казарменные зарисовки и приколы ему самому показались настолько неубедительными в присутствии высоколобой братвы, что он даже не решился с ними выступить. Единственной точкой соприкосновения их, столь различных, миров была армейская байка про «от забора до обеда». Это сейчас она есть общее место, избитая острота, затертая шутка. А в те годы она только-только всплыла из тех глубин народа, где и рождаются анекдоты и поговорки. Молодые математики считали, что привезли ее с военных сборов, и носились с нею, как с ротной песней. Настоянный идиотизм армейских буден в одном флаконе с глубокой философской мыслью. По крайней мере, в таком духе высказался один из любителей дармового «Токая». Еще Вадим узнал по ходу разговора, что есть сейчас в университете молодой «гений» по фамилии то ли Черногоров, то ли Черноморов, всерьез решивший дать строго научное решение проблемы. Математики заразительно хохотали, массивный Бажин ухмылялся в редкие и длинные усы (зачем отрастил?). «Он говорит, что там пробка от бездонного источника энергии, почище термояда и гелия три». Армейский гость улыбался тоже, довольный тем, что хоть в этот момент не выпадает из компании.

У Бажина он провел четыре дня, всяческими способами пытаясь перевести разговор на Калиновскую тему, чтобы уяснить, как обстоят дела с его скандальной известностью. Вдруг в волнах слов мелькнет блестка полезной информации. Но тушу Бажина было не расшевелить. Калинов его интересовал мало, и тамошние слухи соответственно. Всеми своими интересами он был здесь, и мог часами рассказывать о Черногорове-Черноморове, нимало не заботясь, что гость ровным счетом ничего не понимает из его рассказов.

Тогда Вадим пошел на провокацию. Рассказал ему байку из арсенала прапорщика Сурина. Горьковский филолог утверждал, что одно время в Москве во всех магазинах в огромном количестве продавался сок тропического плода папайи. И однажды приехала к нам делегация из Южной Америки и попала в один такой магазин. Увидев, в каких количествах у нас запасен этот сок, женская часть делегации немедленно скрылась в гостинице и категорически отказывалась выходить из номеров вплоть до самого отъезда. А все дело в том, что сок папайи сильно снижает мужскую потенцию, и там у них в Южной Америке им специально поят солдат, чтобы они не насиловали женщин, оказавшись в населенном пункте. Увидев банки с соком в магазине, южноамериканки решили, что проблема ненормально повышенной потенции носит в СССР не узко армейский, а общенациональный характер.

История, конечно, глупая, Барков не рассчитывал поразить математическое воображение земляка, а лишь подтолкнуть на нужную ассоциативную тропку. Но гигант только хмыкнул, пососал ус, но не вспомнил ни об операции, которой подвергся друг, ни о разговорах на этот счет там, на малой родине.

На третий день явился в университетскую общагу Тихоненко, студент Плешки, джентльмен при бумажнике и трех новейших анекдотах. Сосуд самоуверенности. Едва пожав другу руку, он тут же поинтересовался.

– Ты че домой не катишь, дембель? Хотя, зачем тебе спешить, все твои медички уже училище закончили, и никто там про твою булаву ничего не знает.

Вот сволочь, подумал Вадим с благодарностью: и страх мой рассеял, и не предположил, что он у меня имелся.

– Поехали вместе! – восторженно предложил погранец. – Деньги у меня есть.

Валерик фыркнул:

– Домой? Мой юный друг, уж позволь мне так тебя называть с высот моего более разнообразного жизненного опыта, так вот деньги и у меня есть, и подозреваю, что больше, чем у тебя. Но меньше, чем мне необходимо. Домой я приеду только на собственном «мерседесе».

За те пятьдесят шесть километров, что они не виделись с отцом, Александр Александрович сделался еще суше, желчнее на вид, печень как бы горела тусклым, нездоровым пламенем у него внутри, в глазах блестела тихая, ни на кого конкретно не направленная приязнь. Он сообщил сыну осторожно, что может, если тот не против, договориться насчет места лаборанта в кабинете эстетики, и был очень обрадован тем, что Вадим согласился, не ломаясь. Отец, видимо, смирился с тем, что его сын никогда уже не разовьется в настоящего инженера. Кабинет техникумовской эстетики – это было максимум того, что он мог предложить сыну в мире, в котором что-то значил. Вадим был ему благодарен, но одновременно ему было все равно. Эстетика так эстетика. Перед ним пламенела особая цель, и до ее достижения, он ни на чем был не в силах задержаться вниманием.

Его начальница, толстая одышливая дама, Аида Борисовна Рыжова, скептически отнеслась к появлению лаборанта. Возможно была наслышана о его репутации истребителя книг. Она согласилась впустить в свой заповедник дешевых репродукций, ископаемых диафильмов и потертых альбомов, только из уважения к Александру Александровичу. К «материалам», считающимся ценными или хрупкими, она Вадима старалась не допускать, ему разрешалось только протирать пыль на фильмоскопе да гипсовой копии роденовского мыслителя. Промелькнув с влажной тряпицей по кабинету, лаборант отправлялся на поиски женщины, с которой можно было бы совокупиться.

Выяснилось постепенно, что на этих путях его поджидает огромное количество сложностей. Закипало лето, цвело то одно дерево, то другое, три вечера в неделю посреди сладострастной парковой полутьмы распускался яркий цветок танцплощадки, но Барков был не в силах шагнуть на этот помост. Ему казалось, что за ним ползут издевательские шепоты, и если он попробует танцевать, то запутается в них и рухнет на пыльные доски вместе наугад выбранной девицей. Лиц и фигур всех этих матерчатых бабочек, что занимали угол возле громадного черного усилителя, покуривали, глупо посмеивались, он не различал. Ему было все равно, каковы они на вид, все были одинаково отвратительны и желанны.

Вадим накручивал непонятные круги по сумеречным закоулкам парка, натыкался на почти порнографически обнимающиеся парочки, многозначительно, чуть ли не с отеческой интонацией хмыкал и уносился прочь. Он отчетливо и детально представлял себе механику этого главного человеческого дела и, вместе с тем, не менее отчетливо ощущал непроницаемую стену между собой и возможностью этим делом заняться, и это сочетание чувств приводило то в ярость, то в тоску.

Разумеется, по возвращении со службы он сделался не только лаборантом, но и женихом. Большинство браков случается с парнями нашего отечества именно в эти первые, самые рискованные месяцы свободы. Или сосредоточенно поджидает в своей норке та, что талдычила два года в письмах что «ждет», или внезапно выныривает прямо перед обалдевшим дембелем «красивая и смелая».

В кабинет Аиды Борисовны стала, в те часы, когда нет занятий, забредать ее дочка, третьекурсница Козловского пединститута. Уменьшенная копия мамаши. Пухлая, рыжая, с конским хвостом и тоном голоса, отдающим слегка в нос. Она ходила медленно между столами, водя острым пальцем по полировке, и, не глядя на лаборанта, рассказывала о своей насыщенной духовной жизни. Довольно долго он не мог понять, в чем тут дело. И даже пытался слушать, что именно такое она вещает. Особенно Эвелина Аидовна любила тему своего посещения спектакля «История лошади» в театре БДТ, что в Ленинграде. «О, это просто фантастика!» Вадим неоднократно видел по телевизору великого актера Лебедева, изображающего коня, но третьекурснице он соврал, что представления не имеет, о чем идет речь. Дело в том, что всякий раз, когда он наблюдал пожилого человека, увешанного ремнями и орущего дурным голосом, ему становилось невыносимо неловко. Не мог же он в этом признаться, да еще в кабинете эстетики, да еще дочери руководительницы кабинета. Его реакция была ненормальной, и он знал об этом. А еще мать и дочь Рыжовы страстно ценили театр на Таганке. Услышав это имя, Вадим обрадовался, потому что у него было с чем присоединиться к разговору. Он сказал, что обожает и сам этот удивительный театр и песню, сложенную о нем в народе. И даже попытался напеть: «Таганка, все ночи полные огня, Таганка, зачем сгубила ты меня?!» Девушка посмотрела на певца немного удивленно и поиграла родинкой в углу рта. Вадим понимал, что поет, конечно, неважно.

Несколько дней она не появлялась, но однажды явилась и, как обычно, не глядя в его сторону, сказала негромко, что они могли бы, «как-нибудь», пойти к ним. В гости то есть. «Погуляем с собачкой, послушаем пластинки», «а потом мама напоит нас чаем». В силу того что взгляд ее был направлен в сторону, Вадим мог как следует рассмотреть ее. Жестоко обтянутая зелеными вельветовыми джинсами не слишком ладная фигура, увесистая грудь в серой водолазке, маленькая рыжая бородавка в углу рта, отчего всегда есть ощущение, что она только что поела. Он пришел в такой ужас… Конечно же, Вадим понял, к чему клонит третьекурсница, она, что называется, выбрала его. Он сможет воспользоваться ее крупными прелестями, выпив известное количество чашек чаю и выполнив еще кое-какие условия. Но пограничник сильно забеспокоился, когда с оглушающей отчетливостью представил себе, что вместе с непривлекательной Эвелиной он присоединяет к себе и ее равную (по монументальности) опере мать. Да что мать, он и самозабвенного ржущего актера Лебедева увидел частью своей будущей жизни. Кабинет эстетики показался склепом.

Надо было что-то говорить, как-то отвечать на предложение. Уже было пора. И он сказал, что подумает.

– Подумаю? – Эвелина впервые посмотрела прямо на пограничника. Этот ответ, кажется, привел ее в серьезное замешательство. Может быть, возмутилась: этот необросший еще толком солдатик еще и думает! Или она почуяла, как глубоко он забрался своим мужским предчувствием под обертку ее вроде бы невинного предложения.

– Подумать, конечно, надо, – сказала она иронически выглядящую фразу, но без тени иронии в голосе и чуть-чуть виновато развела руками.

Конечно, Вадим отдавал себе отчет, что мадам Рыжова не будет слишком долго терпеть задумчивого бездельника на территории своего заповедника. Или чай, или – вон! Но ему было все равно. Тем более что забрезжил огонек в тумане безнадежности, обступившем его. Он обрел его случайно, в лаборантской курилке. Раньше он по глупости избегал посещать ее, опасаясь, что настоящие, полноценные лаборанты его раскусят, по каким-нибудь оговоркам заметят его поддельность, заподозрят в нем второе дно, и степень подозрительного внимания к нему в этом мире возрастет до непереносимой степени. Ничего страшного там не случилось, Вадимову задумчивость и неразговорчивость на технические темы, видимо, списали на характер кабинета, в котором он подвизался. Наоборот, он, пожалуй, вызвал симпатию тем, что не пытался никак подчеркивать свою эстетическую исключительность. Мгновенно согласился сбегать за водкой, когда уважаемые члены клуба во главе с дуайеном лаборантского сообщества Петровичем из кабинета электрооборудования, захотели выпить. Стал условно своим. И при нем не стеснялись говорить откровенно. Обсуждали «инженеров», то есть начальство. Очень в ходу были истории о том, как умный и хитрый лаборант обвел вокруг шпинделя трех преподавателей с самым высшим образованием. Александра Александровича не трогали, более того, уважали, хотя и держали отчасти за блаженного. Вадим и сам так считал, поэтому не считал нужным обижаться.

И вот однажды, краем уха он выхватил из шума общего разговора хвост полезной истории. Говорили о местных Калиновских шлюхах. Вадим осторожно, но решительно пересел поближе, но, при этом, отвернулся в сторону, чтобы никто не заметил его интереса. Пара молодых, но уже бывалых лаборантов делилась опытом и наблюдениями. На новичка обрушился целый вал информации. Главное, конечно, – общага медучилища. Семнадцатая комната на втором этаже, Люся и Света. Еще двадцать девятая в «сапожке», там Клава, но у нее «дурная» соседка, поэтому нужно искать хату на стороне. Билетная кассирша на автостанции Жанна! Не может быть! Вадим отлично помнил строгую женщину с монументальной халой на голове. Еще одна Света, продавщица в «Хозтоварах», но она живет далеко на Отшибе, и иногда вмешивается брат, помощник машиниста, если не в рейсе. Машка Куравлева, «но она все толстеет и толстеет». Томка по кличке «трамвай», почему «трамвай»? Потому что дешево и жестко, как в трамвае. Вадим жадно запоминал все, что говорилось, в мельчайших деталях и без всякого труда, и после этого случая стал без недоверия относиться к шпионским историям, когда агент заучивает наизусть текст целыми страницами, если не может его выкрасть или сфотографировать. Вадим запомнил даже имена и приметы Козловских, спортсменок, что приезжали месяц назад на межрайонные соревнования и попали в ловкие лапы наших лаборантов, хотя эти сведения были ему ни к чему.

Когда все прочие разошлись из курилки, он остался сидеть на своем месте, не в силах сдвинуться с места, до такой степени объелся полезными сведениями. Медленно, без нервов и спешки переваривал их, стараясь отделить ценное от плевелов. Конечно, медучилище, несмотря на самую большую концентрацию шансов именно там, придется отсечь. Он трезво отдавал себе отчет, что не сможет преодолеть оковы сформировавшегося комплекса, малейшего намека, случайного слова будет достаточно, чтобы обрушить его мужское намерение, окажись он в тех стенах. Машка Куравлева. Ее солдат знал, она училась четырьмя классами старше в его собственной третьей школе. Вадика Баркова, шпингалета, она наверняка не помнит. А вдруг помнит? Ну не будем шарахаться от призраков. Он сходил, посмотрел на Машку. Результат его совершенно не устроил. Он увидел ее во дворе пятиэтажки, где она проживала. Угрюмая статуя на двух мясных колоннах расхаживала вокруг чахлого цветника, толкая перед собою коляску с ребенком. По формам старшая сестра Эвелины, но главное – этот ребенок. Ребенок, это нечто более страшное, чем ленинградская человеколошадь. Ребенок превращал Куравлеву в особый вид существ, от которых Вадим не смел хотеть того, чего, собственно, так хотел. Это, разумеется, обнаруживает его глупость и неопытность, всякий ходок знает, что молодая мать – это идеальный эротический объект.

Заглянул он еще раз и на автовокзал, долго придумывал, как узнать имя сегодняшней кассирши, узнал – действительно Жанна. Она сменила прическу, но сделалась еще более недоступной на вид. Эту недоступность подчеркивали решетка и толстое стекло, что отгораживали ее от пассажиров. Конечно, бравость техникумовских лаборантов не вызывала у него сомнений, но все же как это им удалось склонить к веселому греху эту мрач новатую гражданку, да еще спрятавшуюся за таким препятствием.

Что ж, идем в «Хозтовары». Тут Вадим решил провести разведку боем. Максимально независимой походкой вошел в помещение магазина, окинул насмешливым взглядом полки с товаром – на самом деле, есть ли что-нибудь на свете нелепее, чем наша хозпродукция – и потребовал баночку сапожного клея.

– Чего?! – подняла на него глаза скучающая краса Светлана. Она была очень даже… она была просто симпатичная, и рядом с ней не стояло коляски с ребенком. За такой можно пойти в любую даль, хоть на Отшиб, и ждать хоть целую неделю, когда брат тронется в рейс.

– Чего тебе, какой клей?

– Какой клей?

– Вот я и спрашиваю, какой? Ты сказал сапожный клей.

– А, нет, нет, не клей! – и он забыл нужное слово.

Секунды две она смотрела ему в глаза, а потом тихо спросила:

– Может быть, крем?

– Может быть, – он постарался улыбнуться, чтобы перевести разговор в шуточную плоскость, но разговор остался в прежней плоскости.

– Одиннадцать копеек, – буркнула она.

Вадим вытащил из кармана мятый до неприличия рубль.

– У меня нет сдачи.

– Как?

– Так. Только что сдала кассу.

Вадим почувствовал, что наступил момент истины – или он что-нибудь придумает, или этот вариант для него потерян.

– Тогда без сдачи.

– Что без сдачи? – очень подозрительно прищурилась Света.

– Не надо сдачи, – сказал он, с ужасом понимая, что это заявление ничуть не воспринимается привлекательной продавщицей как широкий жест. А ведь отовсюду слышишь – женщины любят щедрых.

– Ах, какой мы шустрый, не надо нам вашего «без сдачи»! Сходи разменяй. В аптеку сходи, у них всегда целая тарелка мелочи.

Больше никаких конструктивных идей Вадиму в голову не пришло. На ватных ногах он вышел на привокзальную площадь. Он был в тоске и отчетливо понял, что если шансы на получение банки гуталина у него есть, то шансов на легкое любовное приключение – ноль. Много позже он узнал, причем случайно, что отказ продавца обслужить покупателя ввиду отсутствия сдачи есть скрытая форма вымогательства. Светлана, может быть, и не знала этой хитрой формулы, но, несомненно, увидела в нем не мужчину, а провокатора. Оскорбив в ней продавщицу, он потерял ее как женщину.

Тогда – «трамвай»!

Хватит этих вялых, инфантильных разведок, прочь чистоплюйскую разборчивость. Штурмуем «трамвай», и все! Как бы ни выглядела, пусть будет бочка, пусть будет щепка, плевать! Пусть семеро по лавкам скулят, пусть живет хоть… – вперед!

Вечерело.

Вадим стремительным шагом приближался к кафе «Елочка», там по полученной информации, «трамвай» работала официанткой. Длинное плоское одноэтажное здание с узкими окнами, горящим тусклым огнем провинциального разврата. Распахнув дверь и уже вступив в зал, Вадим вдруг подумал о том, что не знает, как «она» выглядит. Вдруг в кафе не одна официантка. Вслед за этим ему пришло в голову, что она на работе, и у нее не получится так сразу сорваться. Но сила его решимости была такова, что он отмел эти доводы как отговорки труса. Решил, значит, решил! Осмотрел зал. Среди плавающих облаков прокисшего табачного дыма и залитых пивом, замусоренных столов он увидел трех официанток. Но не смутился ни на секунду. Одна толстая старуха, лет сорока с огромным пятном на шее, вторая – мышка в черных очечках, а вот третья… в общем, третья, годилась. И вполне. Бедра, бюст, улыбающийся красный рот. Чего еще? Он, ничего не соображая, подошел – она стояла в углу у стола с чистой посудой и листала свой блокнот. Взял за руку. Попытался улыбнуться, не получилось, и, наверно, к лучшему.

– Пойдем со мной.

Она повернула к нему заинтриговано улыбающееся лицо, одновременно чуть откидываясь, чтобы лучше его рассмотреть. На языке у нее уже завязывалась какая-то обыкновенная пошлость, вроде «ух, ты какой быстрый», но она ее не произнесла. Все потому что Вадим не улыбался, и взгляд его был таким, что отбивал всякую охоту шутить.

– Мы закрываемся минут через двадцать. Мне надо деньги сдать.

– Я подожду.

Подойдя к буфету, Вадим шикарно купил бутылку шампанского и вышел в теплую ночь, не посмотрев в сторону избранницы, но отлично чувствуя, что она на него смотрит, и очень внимательно.

Сел на скамейку между двумя липами напротив входа, поставив бутылку рядом с собой. Закурил. С трудом, и сигаретная пачка, и зажигалка почему-то выпрыгивали из рук. Из стеклянных дверей кафе медленно и кособоко выбирались слегка обсчитанные, но довольные жизнью посетители. Проходя мимо него, они делали сложные жесты кривыми руками, многозначительно отрыгивали перегаром или просто щурились в его сторону. Ничего, снесу и это, думал Вадим, выпуская очередное облако дыма, словно пытаясь им заслониться от внимания пьяной общественности. Ничего, уже завтра ему будет на все это наплевать.

В очередной раз открылась дверь, и на ступеньках появилась его избранница, причем почему-то еще в фартуке. Подошла с особой такой улыбкой и обещающе поводя бедрами. Села рядом. Вадим молча выпустил облако дыма.

– Ты знаешь, извини, конечно, я эту газировку не пью, Давай я обменяю у Люськи на вермут. Хороший, белый.

Вадим кивнул, чтобы ничего не говорить, не выдать дрожью голоса своего состояния. Она взяла со скамьи шампанское.

– Я скоро.

Сделала пару шагов в сторону кафе и вдруг обернулась.

– Послушай, а ты и, правда, тот студент?

– Какой студент?! – собрав все силы, процедил Вадим.

Она помялась, хмыкнула и махнула рукой.

– Ладно, я сейчас.

Вадима неприятно поразило, до какой степени между ним и этой официанткой нет никакой дистанции. Да, в городе все всех знают, но чтобы так! Значит, войдя в пьяный зал, он вызвал немедленное и массовое обсуждение темы своего исполосованного неумелыми скальпелями пениса. Значит, с отъездом всех этих медичек легенда не угасла, а наоборот – разрослась, да еще, небось, и в оскорбительном для него направлении. И с чего это он решил, безумный, что городская шлюха – это лучший вариант для скрытного посвящения в мужчины! Наоборот! Завтра же весь город будет гундеть, про то, как показал себя «хрен этого студента». Даже если тварь не догадается, что это его первый раз, вой поднимется нестерпимый. Думая спрятать в «трамвае» свое жалобное уродство, он, наоборот, выставит его на всеобщий показ.

А если еще вдобавок и ничего не выйдет!?

Вадим встал и быстрым шагом, выплюнув потухшую сигарету, пошел в темноту, куда не дотягивается тусклый свет из окон «Елочки». Кто-то предупредительно расколотил фонари в этой части улицы, так что он сразу нырнул как бы на дно морское, ибо у него перегорел от обрушившегося волнения слух. Через некоторое время выяснилось, что он идет не в сторону дома и без какой либо вообще цели. В такой ситуации разумнее всего – остановиться.

Он так и сделал.

Тепло, тихо, за кронами лип тускло светятся решетчатые кубы застекленных веранд, хлопнула дверь, тявкнула собака. Небесный купол, к которому он невольно задрал голову в поисках высшей справедливости, срочно драпировался широкой серой тучей, как бы говоря – без меня. И он опять двинулся вперед, не представляя, зачем это делает. И скоро оказался на краю отлично знакомой площади. Автостанция, «Хозтовары» и так далее. Только теперь она была почему-то страшна, чужда и отвратительна ему. Вадиму захотелось что-нибудь заорать бессмысленное, но сзади послышалось нытье какой-то жизни. Это приближался последний вечерний ПАЗик, с рабочими второй смены на коксогазовом заводе. Ярко изнутри освещенный, как океанский лайнер, он обиженно покачался на рытвинах, встал и распахнул переднюю дверь. Трое работяг, весело переговариваясь, вывалились на остывающий булыжник и направились Прямиком на невидимого Вадима, надо понимать, в сторону «Елочки», быстрым шагом, явно, чтобы успеть до закрытия. Вслед за ними вышла из автобуса девушка в белом сарафане, и, не торопясь, пошла налево через площадь, с отвратительной беззаботностью помахивая сумочкой. Вадиму не хотелось сталкиваться с работягами, и, значит, надо было убраться с их дороги. Направо пути не было, там лежало ярко освещенное единственным фонарем пятно асфальта, и он стал сдвигаться влево, по периметру площади, оставаясь в тени лип. Получилось так, что они с белым сарафаном двигались к точке встречи где-то в районе книжного магазина и пивного ларька. Сарафан по прямой, Вадим по дуге. Поддерживая скорость перемещения, гарантирующую эту встречу, он спросил себя – а зачем тебе это? Что тебе от нее надо? Он бы притормозил под воздействием этого отрезвляющего вопроса, но тут ни с того, ни с сего подумал, что его бегство от «трамвая» – это наихудший выход из ситуации, в которую он сам себя загнал. То, что официантка не увидела в натуре, она так дофантазирует! А его исчезновение придаст этому фантазированию некую законность. Он не знал, как была связана эта омерзительная мысль со скоростью его передвижения, но как-то связана была. Он продолжал идти достаточно быстро. Но недостаточно скрытно. Перелетая от липы к липе, его тень, видимо, мельком и смутно, но все же прорисовывалась на штакетниках. Девушка в белом сарафане пошла быстрее. Теперь они уже никак не могли встретиться в намеченной прежде точке. Вадим прибавил шагу, но и девушка прибавила тоже. Еще несколько мгновений, и она канула в темном канале между магазином и ларьком. Но Вадим знал, что ей некуда деться. От того места, где она пропала из виду, начинается дорожка, что ведет меж дощатых заборов, меж уснувших садов к Отшибу, небольшому поселку, отделенному от города широким оврагом с родником на самом дне и небольшим мостиком, что воздвигнут над этим родником в незапамятные времена.

Оказавшись у этого поворота, Вадим на секунду замер, как бы раздумывая, и нырнул в узкий черный канал, высматривая в кромешной тьме призрак белого платья.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Лаборант-инспектор снял с лица устройство для быстрого чтения, похожее на телефонную трубку, положенную поперек переносицы, и несколько раз хмыкнул. Во все времена и у всех народов такое покашливание обозначает сдерживаемое неудовольствие.

– Вы опять решили воспользоваться третьим лицом, Иван Антонович! – неприязненно констатировал лаборант-инспектор.

– Что поделаешь, так у меня выходит убедительнее.

– Почему вы решили закончить именно на этом моменте?

– А потому, Зоил Зоилыч, что я не хотел, чтобы надо мной смеялись. Понавыдумывать тут можно было сорок бочек арестантов, только я вам скажу честно, предполагающейся и даже потребной тут финальной сцены я как-то не «увидел».

– Но вы же прекрасно знаете, что там произошло!

– Знать мало, а надо «увидеть», «ощутить», а у меня ничего, кроме содрогания и отвращения, не рождается. Это так же жутко и бессмысленно, как драка с крокодилом в ночной подворотне.

Лаборант-инспектор погладил «телефонную» трубку указательным пальцем по позвоночнику. Иван Антонович добавил:

– Да, кроме того, насколько я понимаю, это уже и номинально не только моя территория.

Произнося эту речь поставленным, породистым голосом, Иван Антонович сидел напротив официального представителя Лазарета, в расслабленной, почти развязной позе. Рослый, костистый старикан, с узким, носатым лицом. Время от времени он ерошил платиновый ежик, а нижняя губа подергивалась, требуя трубки.

Лаборант-инспектор сидел как второкурсник-отличник, было видно, что он одновременно боится позволить себе лишнее и не получить требуемое.

– Хорошо. А что же «она»?

Иван Платонович сделал широкий жест рукой, в стиле «танцуют все».

– С «ней» я решил вообще не связываться. Бумажки ваши можете забрать, – и протянул молодому человеку синий конверт. Тот осторожно взял его, извлек из него пластиковую пластинку и вставил в прорезь в боку быстрого «читателя».

– Там что-то не так? Я сейчас.

Дорогая Катя!

Вот и собралась написать тебе письмо. У нас теперь не так весело. Мы по-прежнему собираемся за водокачкой, где большое дерево, ты знаешь. Но кто-то порезал качели, и мы просто сидим на бревнах, что у стены. Это не так весело, когда качались и играли в «кто дальше прыгнет на песок». Мальчишки теперь все курят. Я решила, что курить не буду ни за что, все равно мама узнает. Только один раз попробовала. Ничего хорошего, только щипало язык. Мальчишки, особенно Женька, стали прям какие-то дураки, садятся на бревне поближе и обнимаются. Раньше мы сидели долго, они курили и плевались, а только потом начинали распускать руки, и я сразу уходила. А теперь темнеет быстро, и уходить сразу неудобно. Посижу немножко и тихонечко так ухожу, как будто мне надо, а как зашла за водокачку и – нет меня. Хватились, а поздно.

В школе новая химоза.

Твоя подруга Люба.

Катенька, ты меня еще не забыла?

Кроме тебя у меня нет другой подруги, и я это поняла. Мы поехали на соревнования в школу-интернат в Козловск. Сначала все было хорошо, линейка, цветы даже вручили нашей кобре Маргарите. Потом в столовой покормили, у них своя столовая, все берешь сам, обычное самообслуживание, но они называют это «шведский стол», «а семья у вас не шведская?» – спросила Метервелиха, она у нас ядро толкает, а иногда что-нибудь как сморозит. Да ты ее знаешь, у нее сестра в промкомбинате работает. Хохоту было. Это только потом я поняла, что смех этот не к добру. Соревнования прошли быстро, я заняла третье место из четырех у нас в эстафете. Поселили нашу всю команду и Метервелиху в одной комнате, пять коек, ужас, как они там живут целый год! Только мы себя в порядок начали приводить, а в коридоре уже гуд, и стук в дверь. Входят с «огнетушителями» штук шесть здешних пацанов. Прыщавые да наглые. Вино на стол, и ржать! Все-таки в интернатских всегда много дебильства. Целыми стаканами так в рот и льют. Потом самый прыщавый, ихний стайер Сева встал и кричит: «Темнота – друг молодежи!» и свет вырубил. И ко мне тут же присоседился тихий парень такой, щеки красные, а лба нет. Тоже толкатель. Думаю, дуй к своей Метервелихе. Вцепился – не вырвешься. Но вырвалась в коридор, а там ведь не сильно лучше. Интернатские тучами, кто курит, кто блюет. И толкач мой уже из комнаты обезьяной таким из комнаты выбирается. Но тут быстро мысль пришла. В соседней комнате физрук наш, Анатолий Савич, поселился. Я стучать. А что сказать, когда откроет? Ничего слава те говорить не пришлось, дверка приотворилась, и вижу, Саввич уже спит головой на столе. Я нырк внутрь и давай громко, так чтобы в коридоре слыхать было речь про спорт. А что, Анатолий Савич, если мне на метания перейти? И так, поверишь, два часа. А толкач мой под дверью сопит, а Сева как в туалет выбегает, каждый раз поет в замочную скважину: «Кто тут играет за «Динамо»? Представляешь, что пережить пришлось. Что у тебя новенького? А физрука утром забрали в больницу, он же старенький, с сердцем оказался. С наступающим тебя и всех благ.

Если еще меня помнишь, Люба.

Катя, миленькая, здравствуй!

Извини, что не писала, все соберусь написать, и все какие-нибудь неприятности. Провожали мы тут в армию Валика Шендакова. Народу – вся квартира, и еще из горлышка ребята пили на лестнице. Сначала салаты ели, тосты говорили. Мать плакала, а отец с медалями, хороший такой, на одной ноге. А с Валиком был еще парень, тоже в армию. Валика провожала Маринка-Набойка, ты ее, наверно, помнишь, у нее брата чуть не посадили за танцы, когда драка была. А у друга Валика как бы совсем на этот вечер нет никакой девушки. Он говорит, давай понарошку ты будешь. Я рядом с Набойкой сидела. Мне-то как бы что! Давай, говорю. Но только строго понарошку. Парень этот – Гена, все портвейну мне подливал, хотя я и не пила совсем почти, и все на Маринку хвалился. Говорил, вот настоящая боевая подруга, говорит, что ждать будет и дождется. А потом все перепились, конечно. Я выхожу из-за стола тихонько, и незаметно так к выходу, к выходу, а Гена этот за мной. Говорит, Маринка с Валиком уже нашли друг друга на диване, так что же мы теперь будем делать? На что намекает, понятно, и как мне быть? Пускаюсь на хитрость. Говорю, что «мне надо», а туалет у ихнего барака на улице. Хорошо, остался ждать. Я дверью хлопнула, а сама по дорожке прямо к дому, только зацепилась за тачку с битым стеклом. Ночь. Громко. Слышу – за мной погоня. Да не один почему-то. Думаю, не успеть, и в кусты. Пробегают мимо. Сижу. Слышу в той стороне где пробежали голоса. Потом идут обратно. Ругаются. Такие грязные личности оказались. И все трое недовольны, не только Гена. Оказалось, что на тропинке они отца моего встретили, как будто он встречать меня вышел специально. Представляешь, как непросто у нас жить девушке. Как ты? Ты пиши. У нас вернулся из больницы физрук, говорят, ему больше совсем нельзя пить.

Целую, Л.

Лаборант-инспектор снова снял с глаз устройство.

– Извините, Иван Платонович, но я не понимаю, в чем дело. Не будете же вы утверждать, что мало материала! Тут ведь еще какие-то записки, школьное сочинение, чуть ли не целиком, «Как я провела лето». Я…

– Да, успокойтесь, все нормально, всего хватает. Дело в другом – не мое. Вспомните, я ведь всегда от женщин отказывался. Или почти всегда. Вспомните!

– Я на этой должности всего месяц.

– Неважно, можно же проверить. Это ведь жуть с ружьем – «элементарный женский характер», врагу не пожелаешь. Женская душа для нашего брата, и отца, и друга навсегда останется потемками. Надо это признать.

Молодой инспектор несколько раз вздохнул, технично успокаивая нервную систему и стараясь не глядеть на отвисшую губу гостя.

– А что если я отдам «ее» Бандалетову?

Иван Антонович зевнул.

– Кому еще, собственно.

Молодой человек не ожидал такого поворота и попытался сделать шаг назад.

– Но вы отдаете себе отчет, что в таком случае вы теряете право суверенитета в данном деле.

– Отдаю. – Иван Антонович шумно захлопнул рот и начал заново его распахивать.

– Но тогда и гонорар ваш будет урезан.

– Согласен на половину.

Тут молодой человек получил возможность сатисфакции.

– Не-ет, вы получите четверть.

– Почему это, ведь половина работы сделана! Как минимум половина. Даже большая.

– Такие соавторские проекты заведомо оплачиваются половинного суммой. А половина от половины, это четверть.

Иван Антонович медленно закрыл рот и мрачно кивнул.

– Ну что ж.

Два дежурных эфеба играли в гинго, примитивные трехмерные шашки, когда под потолком аппаратного зала истерически замигали огни тревоги, как цветомузыка на допотопной дискотеке. Это могло означать только одно – линия периметра нарушена! Дело это было достаточно Редкое, но, вместе с тем, довольно обычное. Ни говоря друг другу ни слова, ангелы охранного отдела стремительно разъехались на колесных креслах к разным стенам зала, и замерли каждый перед своим экранным иконостасом. Через секунду оба удивленно присвистнули. Первый не мог определить, каким образом было преодолено нарушителями слоеное защитное поле охраняемого поселения, второй не в состоянии был понять, какие именно сектора находятся под ударом прорвавшейся стихии. Экраны стационарных мониторов дурачились в ответ на требования голосовых команд, рябили, пестрили, переливались.

– Надо переходить на ручное управление! – крикнул первый эфеб, и они одновременным нажатием педали выдвинули по обыкновенной электронной клавиатуре. И начали стремительно ощупывать ее ловкими пальцами, требовательно вглядываясь в свистопляску на экранах. Ручное управление компьютером было редким видом профессионального искусства, которому обучали только узких специалистов. Трудно было представить себе ситуацию в обыденной жизни, когда бы могло понадобиться такое экзотическое умение.

Борьба с взбесившейся техникой продолжалась с минуту, или полторы. Наконец ситуация начала возвращаться под контроль. Экраны один за другим стали проясняться.

– Не-ет, – протянул эфеб, отвечавший за непроницаемость периметра, – это не простой электронный подкоп. И на «дирижабль» не похоже. Быть этого не может, но, клянусь, такое впечатление, что нарушитель просто прошел по земле.

– Какой нарушитель! – потрясенно выдавил второй охранник.

– О чем ты?

– Двадцать четыре сектора! Да их там не меньше двух или трех сотен. Толпа.

– Да-а?

– Сам посмотри!

Первый подрулил ко второму. Глаза у него округлились, и челюсть чуть съехала на сторону. Вразумленная электроника показывала какие-то жуткие, доисторические видения.

По лесной тропинке несутся люди с палками, кусками арматуры, камнями. Лица оскалены, в стеклянных глаза истерические отсветы аварийных огней, врубившихся по всей территории охраняемого поселка.

Садовый стул врезается в середину застекленной веранды. Какого-то человека сталкивают в бассейн, вслед прыгают с полдюжины злобно орущих людей и начинают там избивать сброшенного, попадая и по нему, и друг по другу, вздымая фейерверки цветных брызг.

Распахивается дверь в полутемную комнату, там за столом, заваленным бумагами, сидит бородатый человек с огромной лысой головой и искоса поглядывает на тех, кто вламывается в его обиталище. Секундное молчание, потом чей-то истошный крик – «Он!» и к лысому бородачу тянутся десятки рук, хватают за бороду, за шиворот и тянут из комнаты вон. Он глухо ревет и неловко упирается.

Человек стоит на четвереньках, визжащая женщина сидит у него на спине, а видимый лишь по пояс снизу мужчина с разбегу бьет его ботинком в лицо, после каждого удара капли крови веером разлетаются в стороны.

Лежащее поперек ступенек крутой лестницы тело поливают из откупоренных квадратных бутылок алкоголем, потом откуда-то слева прилетает полыхающая зажигалка, тело вспыхивает и начинает, извиваясь, сползать вниз по лестнице.

– Это предательство, – говорит второй эфеб.

– Разумеется, – отвечает первый.

– Когда они уже прилетят?

– Минуты через три-четыре. Максимум.

– Н-да. Систему надо совершенствовать.

– Против предательства техника бессильна.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Он проснулся и сразу же подумал – сегодня! Обратный отсчет дней закончен. Осталось определить, сколько осталось до встречи часов. Главной встречи его новой жизни. Вадим приподнялся на локте, снял трубку с черного телефонного аппарата, стоявшего на тумбочке возле постели. Ему много раз предлагали заменить это допотопное устройство на современное светозвуковое табло, откликающееся на шелест шепота, но он упорно отстаивал право скрипеть диском этого раритета. Впрочем, этот каприз был настолько распространенным видом ностальгии, что, наверно, даже не дотягивал до того, чтобы считаться чертой характера. Например, у мамы на прикроватной тумбочке стоит почти столь же неудобная штуковина. Семейное. Набрав свой код и приложив трубку к уху, Вадим услышал сквозь треск антикварного эфира деловитый женский голос: «восемь часов девятнадцать минут».

Однако пора вставать.

Отбросив одеяло, Вадим нашарил подошвами шлепанцы и подошел к окну. Отдернул плотные шторы. За окном он обнаружил то, что обнаруживал всегда – ровно освещенные кроны яблоневого сада, наблюдаемые с высоты второго этажа, окна и крыши построек в просветах между кронами, тоже ровно освещенные. Когда-то, когда он делил эту комнату с сестрой, он мог надеяться, что, отдернув штору, обнаружит за окном какое-нибудь чудо погоды. Не теперь.

Вадим зажмурился – неужели сегодня!? И вдруг почувствовал, что в квартире что-то не так. Обернулся к дверям спальни. Никаких отчетливо различимых звуков из-за них не доносилось, но он понял – его ждут, все уже собрались! А он еще и зубы не почистил. Собрались, чтобы проводить его. Ничего удивительного, в такой день все родные должны быть рядом с… Вадим не придумал, каким словом назвать себя, официальное наименование ему не нравилось, и начал торопливо одеваться.

Когда он спустился в гостиную, все обернулись к нему, приветливо улыбаясь. Молодая красавица мама с заварочным чайником в руках и полотенцем через плечо; рослая, мускулистая сестрица в обтягивающих джинсах и спортивной майке – явно только что с корта; ее муж Сергей Николаевич, сухой, скуластый, в выгоревшей с годами рыжине; сутулая громадина Бажин, все сто сорок килограммов веса, квадратная нижняя челюсть, дымчатые квадраты очков, вечно потный лоб. Вадим улыбнулся.

– Всем доброе утро!

– Садись, сынок, будем завтракать.

Все стали шумно усаживаться, сдвигая старые «венские» стулья, звякая ножами и чашками. Мама налила Вадиму ароматного чаю. Сестра ловко спихнула с еще скворчащей сковородки несколько сырников на тарелку брату. Сергей Николаевич передал сметану. Бажин пододвинул сахарницу.

– Спасибо, – смутился Вадим, ему неловко было находиться в центре всеобщего внимания. – А где папа?

– Ну-у, – мирно махнула рукой мама.

– Да у себя он, как всегда, с «князюшкой», – пояснила сестра, подтверждая репутацию самого решительного человека в семье.

Вадим кивнул, стараясь скрыть легкое разочарование, и украсил каждый сырник на тарелке маленьким сметанным помпоном. Не без усилия приступил к еде. Аппетита, конечно, не было никакого, но не обижать же маму, да и всех остальных, кто собрался в это торжественное для него утро, чтобы подбодрить, поддержать. Сестра с мужем большую часть времени пропадали в командировках, а Бажин трудился хоть и на стационарной должности тут, в Калинове, но на довольно ответственной работе. Всем нужно было постараться, чтобы поспеть вот так вот, абсолютно вовремя. Вадим поднял глаза и обежал собравшихся благодарным взглядом и встретился с целой галереей приязненно поблескивающих глаз. Никто и не думал есть. И Вадим тоже перестал жевать, как бы из встречной вежливости. Мама сморгнула слезинку, сестричка подмигнула, Бажин поправил дымчатую завесу на лице. Даже Сергей Николаевич, явно ценивший его меньше прочих, считал нужным глядеть все же на зятя, а не на сырники.

Установилось молчание, называемое обычно неловким, что для данного случая было неверно. Вадим нисколько не боялся, что оно разродится какой-нибудь пафосной речью или фальшивой шуткой. Ему было просто любопытно – что дальше? И тут раздался звонок в дверь. Сидящие за столом удивленно переглядывались – кто бы это мог быть? Бажин даже снял на мгновение очки.

– Может, это папа? – неуверенно спросил Вадим.

– Какой там папа! Он что, стал бы звонить?! – вскочила с места Маринка, свирепым шагом направляясь в коридор.

– Ой, – раздался ее восторженный крик из прихожей, – Валерик!

В груди у «именинника» приятно похолодело. Неужели!

Через пару секунд Маринка ввела в гостиную, обнимая за плечи, невысокого, сухопарого, безапелляционно лысого старика. Оглядев собравшихся, он вдруг улыбнулся, собирая морщины в углах рта, и стал вылитый Валерик Гихоненко, только как будто сильно загримированный.

Вадим встал.

Остальные тоже стали подниматься. Забурлили вопросы. «Ты откуда, прямо из своей Сахары?», «Сто лет не виделись», «Как узнал-то?», «Башня, это ты ему насвистел?» «Слушайте, ну вот это друг-дружище». Быстро обежав стол, Вадим крепко обнял друга.

– Осторожнее ты, вьюнош! Не забывай, все-таки.

– Извини, извини, Валерик, ты не представляешь, как я и рад, и вообще, благодарен.

– Почему не представляю, – хмыкнул драгоценный гость. – Но носа, знаешь, не задирай. Я тут не только ради тебя, но и по делам одной инспекции. Попутно. Маринка, слушай, коровушка, не висни на мне, сломаешь дедушку. Что тут у вас, сырники?

Ирина Ивановна кинулась к плите. Но тут раздался голос рыжего доктора.

– У меня такое впечатление, что Вадиму пора.

Бывший гематолог обожал продемонстрировать свое сверхъестественное чувство времени. Зная, что этим многих раздражает, он, тем не менее, упускал все подходящие случаи воздержаться от демонстрации. Маринка тут же ткнула пальцем в пульт комнатного табло и сообщила:

– А вот и неправда, еще целых полминуты у нас в запасе.

Умница, подумал Вадим о сестре. И с мужа сбила избыток хронометрической спеси, и вместе с тем подтвердила несомненность его дара. Что такое тридцать секунд ошибки в ситуации с общим разговором и неожиданными гостями. Доктору бы в соревнованиях выступать с такими талантами, но он считает себя выше этого.

Что ж, сырники пришлось отставить. Вадим нежно поцеловал матушку, обнял сестрицу, похлопал ее по мощной спине. «Держись Вадька», – прошептала Марина. Пожал сухую, заостренную ладонь рыжего зятя, правым плечом принял всхлип матери и вышел во двор, как и полагается по традиции, в сопровождении ближайших друзей.

– Проведаем Сан Саныча, – предложил Валерик, и Вадим, хотя и был обижен на отца за его невнимание к себе, согласился. Негоже дуться на родителя в такой день.

Обогнув угол двухэтажного дома, в котором продолжала как и прежде проживать семья Барковых, троица друзей подошла к крытой толем сараюшке, как бы стеснительно хоронящейся за кустами-тополями. Двери «гаража» были распахнуты, изнутри слышались звуки старинной, еще военных времен песенки «На солнечной поляночке, дугою выгнув бровь, парнишка на тальяночке играет про любовь». Гнусавый, и одновременно дребезжащий голосок сдирала с толстой пластинки подпрыгивающая игла патефона. К отвратительному пению примешивался запах отвратительных испарений. Такое было впечатление, что двери гаража были пастью похмельного великана. Тем не менее, друзья приблизились вплотную к входу и даже заглянули внутрь. Под потолком горела слабая пыльная лампочка, скупо освещая склад разнообразного технического хлама. Велосипедные колеса, велосипедные насосы, верстаки, самовары с впаяными в них змеевиками; паяльники, дырявые тазы, грязные колбы, связки высоковольтных изоляторов, электрические утюги и электрические плитки. Три разнокалиберные бутыли с мутным и с прозрачным содержимым. Посреди этого великолепия лежали параллельно друг другу диван-кровать без деревянного каркаса и заднее сиденье автобуса. На диване устроился ничком уже упоминавшийся «князюшка» и храпел, на сиденье мостился бочком Александр Александрович, бывший преподаватель политехникума, и тоже притворялся спящим. Ему никто не поверил, все трое визитеров улыбались, кто ехидно, кто горько.

Последний раз взойкнув, остановилась пластинка, и Валерик, сказал:

– Сан Саныч, а у тебя эту штуку отберут. Ведь не положено.

Отец Вадима вдруг резко выпрямился и открыл глаза. Длинное худое лицо, ввалившиеся глаза без блеска, трехдневная небритость. Знакомая картина малого запойчика.

– А ты что, донесешь, мозгляк?! Иди, беги! Я нашел и своими руками починил.

Валерик усмехнулся. И внешним видом, и реально прожитым земным сроком он лет на десять превосходил Сан Саныча. В том, что этот похмельный самогонщик позволяет себе считать его «мозгляком», заключался один из самых распространенных психологических парадоксов нынешней жизни.

На звук препирающихся голосов пробудился «князюшка» – и страшно сопя и кряхтя, стал переворачивать объемистое тело лицом к гостям. Огромная с потными залысинами, заплывшими глазами, опухшим носом голова выпятила и без того пухлые губы и дружелюбно просвистела:

– Пьивессвуювас.

Кто-то мог бы принять одеяние «князюшки» за маскарад: атласные панталоны, шелковые чулки, камзол, крахмальные манжеты и т.п. Но здесь ко всему этому слишком привыкли, чтобы обращать внимание.

– Здравствуйте, любезнейший Василий Андреевич, – пропел Валерик, «князюшка» расплылся в умилительной улыбке, ему нравилось такое обращение, несмотря на всю его наигранность.

– Рат виеть асспада. Хгм, хгм, – прочистил он глотку. – По фужерчику первачку, у нас там, небось, уж и накапало?

– Благодарствуйте, Василий Андреевич, дела.

Вадим, вздохнув, посмотрел на отца.

– Сегодня, папа. Как раз вот иду.

Александр Александрович резко поморщился и махнул в его сторону злой, костлявой рукой и начал заново заводить патефон.

– Иди, иди. Благословляю. Пигмалион, твою мать!

Ничего не оставалось, как отправляться по своим делам, тем более что и невидимое время поджимало.

Попрощавшись с по-разному настроенными гаражными приятелями, три друга направились к выходу из сада. Пожилой, но бодрящийся Валерик, сорокалетний, увесистый и угрюмый Бажин и сосредоточенно нервный Вадим. Молодой человек лет двадцати пяти.

– И часто он так? – поинтересовался гость из Сахары.

– Отец-то? Да, считай, круглый год. Что ему сделается. Печенку чинят, когда надо. Похмелья не бывает. Работать ему не для чего, говорит. Принципиально не хочет. Представляешь, сколько себя помню, ни разу не спросил, который час.

Бажин мрачно хмыкнул.

– Правда-правда.

– Так и свихнуться можно, – заметил Валерик. – Может быть, этот «князюшка» его просвещает. Он что, действительно князь?

Вадим кивнул, поджимая губы.

– Действительно. Бобринский. Их теперь куча здесь живет. Поколений семь-восемь. Усадьбу-то, сам понимаешь, отреставрировали. И лошади, и телеги, в смысле кареты. Есть очень даже приличные люди. Косят, сами двор метут.

Словно для того, чтобы проиллюстрировать слова Вадима, из-за шеренги деревьев показалось длинное бело-желтое здание с закругленными вперед, как бы для объятия крыльями. Свежестью красок и блеском высоких окон строение радовало взгляд. Перед широким крыльцом на тщательно устроенной клумбе высился, грациозно разваливаясь на стороны, водяной венец фонтана.

Высокий человек в спортивном костюме возил граблями по розовому песку, окружающему клумбу.

– Это прадед нашего «князюшки», родной прадед. На дуэли в Париже был убит.

– Повезло, – выпятил нижнюю губу Валерик. – Тамошние кладбища, как швейцарские банки. Вишь, метет, и не думает гнушаться.

– Да что там, один из них, Бобринских, простым банщиком у Бажина работает, – сказал Вадим.

Бажин солидно кивнул.

Валерик повернулся к великану.

– Да, старик, а ты-то как?

Бажин снял очки и промокнул платком некрасиво слезящиеся глаза.

– От старика слышу.

Валерик громко захохотал.

– Смотри-ка, да ты совсем не то, что прежде. Бодр. Сменил жизненную философию?

Великан насупился и вернул очки на место, как бы закрывая занавес.

– Ты лучше о себе расскажи. Доходили слухи…

– Да, господа, да, – артистично поклонился Валерик, – прибыл я в родной город не только как твой дружка, Вадик, но и как лицо инспектирующее. Я теперь в надзоре.

– Правда? – глухо спросил Бажин, и рот его недоверчиво скривился, что было особенно заметно при неподвижных очках.

Валерик небрежным и одновременно уверенным движением извлек из жилетного кармана настоящий круглый хронометр, повертел в слюдяно поблескивающих пальцах и отбросил узорчатую крышку.

– Не желаете ли приложить ухо, господа сеньоры.

Вадим тут же приложил, и на его лице проявился полный живейший восторг. Было понятно, что это не муляж, что часы идут. Бажин тоже начал наклоняться, но, натянув какие-то внутренние стропы, остался в прежнем положении.

– Да-а, – протянул Вадим. Приятно, когда твои друзья достигают в жизни чего-то. – Это ведь не просто так, это ведь…

– Ты прав, Вадим, это не просто так. Раньше про меня сказали бы – генерал. Или депутат.

Бажин снова дернул ртом и шумно втянул воздух.

– Побегу я. И так уж… Ты, Вадик не обижайся. Там у меня запарка, извини за выражение. Новую технику монтируют. Душ, так сказать, Шарко.

Вадим улыбнулся и кивнул. Бажин пожал руку одному другу, другому, развернулся и зашагал в обратном направлении, с максимальной осторожностью переставляя колоннообразные ноги.

– Н-да, – сказал Валерик, – он все там же, то есть заведует мужским отделением?

– Бери выше, директор.

– Карьерист, – иронически хмыкнул Валерик. – Ну это ладно. А лишний вес, одышка, это зачем, умерщвление плоти? Это же убирается на раз-два.

Вадим пожал плечами.

– Я пытался с ним разговаривать… И жалею, что пытался.

– Интимное, слишком интимное. Тебе не кажется – он опять что-то задумал?

– Тебе так показалось?!

– Хотелось бы ошибиться.

Вадим вздохнул так, словно его назначили делать это вместо ушедшего Бажина.

– Тебе легко говорить, Валерик. Ты себя с ним не ровняй. Ты всегда везучий был.

– И это ты брось. Хотя бы по той простой причине, что дело сейчас не обо мне. Куда нам, кстати? Насколько я понимаю, Лазарет у вас теперь свой.

– Тут недалеко, прямо за речкой.

Они прошли метров сто пятьдесят по плавно петляющей и одновременно клонящейся куда-то вниз улице. «Даун-стрит» называл ее раньше Валерик, остря. Он выводил ассоциацию не столько от лондонской сестры, сколько от характера жителей улицы. Сплошь психов-даунов с которыми разговаривать имело смысл только с помощью кулаков. Теперь все встречные были приветливо улыбчивы и немногочисленны. Пока Вадим не узнал, в чем на самом деле дело, он считал, что улицы этой части родного Калинова стали значительно пустыннее, чем в прежние времена из-за того, что закрыли за ненадобностью многолюдный политехникум.

«Даун-стрит» заканчивалась так же внезапно, как и раньше, но не свалкой, а высокой и изящной каменной беседкой. Оказывается, именно такая имела место в Древние, еще дотехникумовские времена, и теперь вернувшимися князьями была восстановлена по старинным эскизам.

За Сомью покоилось грандиозно, обширно, но, вместе с тем, не нарушая своеобразной логики ландшафта, прямоугольное, сплошь стеклянное здание. Такое впечатление, что длинный, ровный берег над курчавящимися ивовыми берегами прямо-таки ждал, когда на него положат этот грандиозный прозрачный кирпич. Причем здание не только не выглядело архитектурным паразитом, более того – напоминало, если всмотреться, некий полезный механизм. Смутно различимые прозрачные лифты работали как замедленные поршни. В левой его стороне отчетливо просматривались пальмовые кроны, лианы. Какая-то шарманка с Африкой внутри. Почему-то именно такая возникла у Вадима ассоциация, при первом знакомстве с Лазаретом. На крышу здания бесшумно опускались два небольших безвинтовых геликоптера. Вадим и Валерик были уже на середине моста.

– Волнуешься? – спросил старший.

– Очень, – ответил младший. – Кроме того… самое смешное – очень бы не хотелось опоздать.

Люба открыла глаза и осмотрелась. Все по-прежнему. Квадратная комната с матово белыми стенами, одна стена, справа от кровати – прозрачная. За ней в полусотне метров хвойно-березовый лес, разрезанный тремя уходящими вглубь тропинками. На них несколько человеческих фигурок, гуляющих характерным больничным шагом. Судя по освещению, середина дня, взятого из середины августа. Но никакого прямого солнца. Не то чтобы пасмурно, все отчетливо, но без яркости.

В комнате, кроме кровати, стояла еще пара кожаных кресел и журнальный столик. На стенах несколько эстампов с изображениями архитектурных достопримечательностей. Из них всех Люба узнала только Эйфелеву башню. У изголовья кровати высилась никелированная тумба с множеством светящихся лампочек и подсвеченных табло. Из блестящего виска тумбы уходил под кровать толстый жгут из разноцветных и разных по толщине проводов. Девушке вначале, когда она не могла даже пошевелиться, казалось, что провода эти подсоединены прямо к ее спине. Она спросила об этом щекастого веселого врача, навещавшего ее каждые несколько часов. Он усмехнулся и сказал, что «в известном смысле, так оно и есть». Он интересовался мельчайшими деталями ее самочувствия, но на ее вопросы отвечать отказывался. Она все узнает, и «даже, в известном смысле, больше, чем ей захочется узнать». Но немного позже.

Навещавшие вчера родители тоже не развеяли тумана, в котором плавало сознание Любы. Они были так рады, что видят ее, что так и не вышли из состояния счастливой пришибленности до самого конца визита. Мама всплакнула, отец лишь изредка покряхтывал. «Ты давай, это, скорей выздоравливай» Им показывали дочку, когда она еще была без сознания, и они страх как боялись, что она не очнется. Или очнется «не такая!» Бывают ведь всякие случаи. Родители подтвердили версию, сообщенную Любе веселым врачом в первый день ее возвращения на белый свет. «Попала под автобус, страшные повреждения, долго была без сознания, теперь медленно идет на поправку».

Первым делом Люба, конечно, потребовала зеркало. Состояние лица, и вообще головы, ее отчасти успокоило. Не то что не уродка, даже и следов никаких. Так что же тогда значат эти «страшные повреждения»? Правда, тело свое она ощущала не вполне. Мысленно могла проследовать по его очертаниям, но не имела возможности отдать команду ни одному члену. Может быть, сломан позвоночник? Но тогда бы она вообще не чувствовала бы ног, как их сосед по подъезду «афганец» Жорка в инвалидной коляске. С другой стороны, Жорка этот великолепно владел своими руками. Люба отлично помнила, как он ущипнул ее пьяный за ногу, синяк на внутренней поверхности бедра, чуть выше колена, потом не проходил месяц. Она же теперь не способна даже мизинцами пошевелить. И ежедневный ее доктор и начальник его, появлявшийся изредка, продолжали отделываться общими фразами. Мол, идешь на поправку, и все будет хорошо.

В общем, Люба чем дальше, тем больше ощущала – что-то тут не так. И болезнь у нее непонятная, и обстановка вокруг болезни – палата, врачи, поведение родителей, самый свет за невообразимым окном – все не совсем нормально. Никогда бы она не поверила, если б ей рассказали, что у них в Калинове есть такая больница. Районную больницу своего города она знала слишком хорошо, сто раз навещала там валявшегося с инфарктом отца. Двухэтажное кирпичное здание, со сводчатыми потолками, запахом прокисших щей в коридорах, недовольными медсестрами и восьмиместными палатами. Что же с ней случилось? Где она?

– Я больше так не могу, – сказала Люба врачу. Он вздохнул, долго крутил ручки на электрической тумбе с проводами, потом вдруг сказал:

– Завтра.

– Что «завтра»?

– Завтра тобой займется человек, который введет тебя в курс дела. Полностью. В известном смысле.

Сегодня, подумала Люба и как всегда по утрам, попробовала пошевелиться. Самообман это или нет, но ей казалось, что с каждым пробуждением она чуточку лучше владеет телом. И правда ведь – научилась двигать бровями, ноздрями. Сгибать мизинцы.

Сегодня.

Кстати, а когда сегодня? Во сколько?

– Это не имеет значения, – сказал врач, улыбнулся и вышел.

Прошло совсем немного времени, «минут пять» – решила про себя больная, и открылась дверь, и в палату вошел молодой мужчина. Среднего роста, среднего сложения и довольно-таки усредненного внешнего вида. Темный костюм, белая рубашка, но без галстука, то есть надо понимать, что намерения серьезные, но не вполне официальные. «Жених» – мелькнула в голове Любы мысль, ей самой показавшаяся донельзя глупой. Хотя на провинциального жениха вошедший действительно был похож. Только без цветов. Увидев, что его видят, он мягко, или вернее сказать, осторожно улыбнулся, отчего у него заострился кончик носа и появились резкие морщины в углах рта. А взгляд как был, так и остался застывшим, оловянным.

– Здравствуйте, Люба, – сделал несколько шагов к кровати. – Мое лицо вам незнакомо, не пытайтесь меня узнать.

В обычной ситуации Люба пожала бы плечами, мол, пожалуйста, но сейчас ничего не сделала. И не сказала. Он сел. Не нагло, не закинув ногу на ногу, ладони на коленях. Опять улыбнулся, снова заострился нос, прорезались морщины.

– Знаете, мне поручена весьма ответственная миссия… и я волнуюсь. Очень.

– Не волнуйтесь, – сказала Люба, не зная, имеет ли она право так говорить.

Молодой человек повозил ладонями по коленям.

– Вы, наверно, уже обратили внимание, что оказались в не совсем обычной ситуации.

Люба вдруг сильно заволновалась – вот оно! – мелькнула неоформленная мысль.

– Вас, небось, уже начало раздражать то, что вам ничего не хотят толком объяснить, да?

– Да, – прошептала девушка.

– Поверьте, это делалось, вернее, не делалось ради вашего блага. Вы находились в таком физическом состоянии, что сообщение вам всей правды могло бы плохо отразиться на вашем состоянии. Теперь вам стало лучше, врачи говорят, что вы достаточно крепки, окрепли, чтобы вам сообщить все.

Любе показалось, что у нее шевелятся волосы. Это было новое ощущение, приятное и неприятное одновременно.

– Говорите!

– Да, пора уж. Дело в том, Люба, что вы умерли. Вы умерли, а теперь оживлены. Вам говорили, что вы попали в ужасную ситуацию, это, в общем, верно, но это только часть правды.

– Я попала под автобус.

Вадим зажмурился, потер пальцами виски, потом за ушами.

– Пусть будет автобус, в том смысле, что конечно – автобус, только тут главное, что вы не просто очень сильно пострадали, а полностью погибли. Вы меня понимаете?

После короткого молчания Люба спросила.

– Я попала в реанимацию?

Вадим коротко и отрицательно помотал головой.

– Вы попали в могилу.

Девушка спросила с каким-то даже смешком в голосе.

– И надолго?

– Надолго.

– И какой же теперь год на дворе? – в голосе девушки прибавилось юмора, но вместе с ним чувствовался и опасно крепнущий надрыв.

– Поверьте, это теперь не имеет особого значения. Собственно, почти никакого не имеет. Теперь все очень и очень изменилось, мы теперь по-другому смотрим на многие вещи, особенно на само время, и поэтому…

Люба изо всех сил скосила взгляд в сторону прозрачного окна, словно там стараясь почерпнуть какую-нибудь подмогу или объяснение. Там ее глазам представилась картина, отнюдь не годная врачевать ее чувства. Над зеленой поляной, что располагалась между больничным корпусом и лесом, завис большой прогулочный геликоптер в виде ладьи с загнутыми кверху носом и кормою. Из его дна протянулась к земле полупрозрачная труба, похожая на аккуратный укрощенный смерч, и было видно, как по нему скользят вниз, намного медленней, чем это могло бы быть под воздействием земного тяготения, человеческие фигурки. Весело размахивая руками, кажется, еще и хохоча.

– Это что, фантастика? – тяжелым голосом, в котором смешивалась брезгливость с истерикой, спросила больная.

Вадим явно затруднялся, что ответить.

– Скажите, что это такое?! Скажите, или я…

Непонятно откуда появился в палате веселый врач и начал с озабоченным видом крутить переключатели на тумбе рядом с кроватью. Голос пациентки почти сразу стал смягчаться, слабнуть, и вскоре она уже счастливо спала.

Врач повернулся к Вадиму.

– Вам помощь не нужна?

Вытирая платком абсолютно мокрое лицо, «жених» спросил:

– Я все испортил, да?

– Нет, что вы. Для первого разговора очень даже ничего. Ни комы, ни обморока. Так, эмоциональный всплеск.

Валерик ждал его на первом этаже в громадном холле со стеклянной стеной, за которой безучастно стоял идеальный лес. Старик сидел в кресле с раскрытой газетой в руках. Проходившие мимо работники центра и посетители поглядывали на него, кто с иронической усмешкой, мол, какой пижон! кто, просто выпучив глаза.

– Документ эпохи? – равнодушно спросил Вадим.

– Ни в коем случае, – бодрый старик шумно свернул газетный лист, – это мы там у себя «в Сахаре», как у вас принято обобщать, затеяли настоящий «боевой листок светской хроники». От желающих понежиться в наборном цеху или поиграть пером, отбоя нет. Кое где ведь и рыцарские турниры устраивают, потом лечи их, а особенно лошадок. А тут полная безобидность. Но это ладно, что ты? Надо сказать, сеанс не затянулся.

Вадим опустился в соседнее кресло, свесил голову набок, рассматривая свое смутное отражение в начищенном до блеска мраморе.

– Не думал, что будет «так» трудно.

– Ну, братец, тут уж я тебя даже и успокаивать не стану. Хочешь иметь чистую карму – терпи. Твой крест.

– Мог бы не напоминать.

– Мог бы, мог бы.

– И потом, как это у тебя в одной куче и карма и крест?

– Да наплюй. Скажи лучше, что она из себя представляет?

Вадим медленно вернулся в вертикальное положение.

– В деле о ней изложено не слишком-то и подробно. Собственноручных документов всего около десятка. Три письма, обрывки записок, квитанции… Кажется, из тихонь. Не красотка, не уродка. Никаких особых способностей, таких в наше время называли хорошистками. Домашняя девочка. Вязание, варение. Да, ты знаешь, я ее толком и не рассмотрел, все за собой присматривал. Сам представлял для себя наибольший интерес.

– Это ты зря, никакие эксцессы с твоей стороны…

– Лучше тебя знаю, что опасаться было нечего, позаботились, но воображению не прикажешь.

Помолчали. Валерик двигал по отдельности бровями вверх – вниз, как бы взвешивая полученную информацию.

– Сколько лет?

– Двадцать два.

– Девственница?

– Да ладно тебе, Валерик!

– Что значит – да ладно!? Это самый корневой вопросец, всю дальнейшую тактику надо строить в зависимости от того, пускала она кого-нибудь себе под юбку или нет. Двадцать два года, тихоня, вязание, если еще и это…

– Иногда мне кажется, ты просто старый пошляк!

– Значит, не скажешь?

– Не скажу, – устало ответил Вадим.

– Ну что ж, тебе, так сказать, карты в руки.

– Ты же знаешь, я в карты не играю.

– И зря, а я очень даже распробовал это удовольствие, у нас отличная сложилась группешка, перечислять не буду, кое о ком ты, возможно, даже и слышал. Старички, само собой. Такие, знаешь ли, случаются преферансные пятницы. И такой сочности разговор…

– Пикейные жилеты, – мрачно хмыкнул Вадим. – Или правильнее сказать пиковые?

– Каламбур! Не прошло и ста лет, а ты уже выучился. В преферансе начальная игра – шесть именно пик.

– Здравствуйте! – раздалось сзади. Незаметно подкравшиеся дамы. Как только этот с виду каменный пол умудряется всасывать все звуки? Что за подарок! Мадам Рыжова и мадмуазель Рыжова.

– Аида Борисовна! – запел Валерик. Вадим вскочил.

Чтобы не заставлять своего слишком престарелого ученика скрипеть суставами в приступе галантности, бывшая учительница обошла строй кресел и встала перед ними. Сопровождаемая дочерью. Впрочем, определить сходу, кто из этих двух бальзаковских особ мать, а кто дочь, мог бы только близкий родственник. Эвелина убрала бородавку с губы, и обе они сделали корректировки фигуры, допустимые законом о сохранении идентичности. Впрочем, дочь та, что «скучает обликом» и выглядит чуточку старше.

– Сидите, сидите Валера.

– Да уж, я уж, лучше так уж.

Рыжова старшая, хотя одновременно и младшая, спросила, строго глядя Вадиму в подбородок:

– Приступили?

Тот наклонил тяжелую голову.

– Что ж, желаю вам успеха. От всего сердца. Мы все будем послеживать за вашим делом.

– Да, да, и я тоже, – присовокупила дочь, и в голосе ее звучала целая гамма чувств. А ведь и в самом деле, подумал Вадим, невозможно определить, жалеет она, что сейчас не находится на месте Любы или радуется.

– Сегодня, насколько я понимаю, первый визит.

– Да, Аида Борисовна.

– Надеюсь, все пойдет как следует, а если все пойдет как следует, то очень скоро вам понадобится помощь по части, так сказать, художественного просвещения вашей подопечной.

Вадим едва заметно кивнул. Ему не хотелось вслух соглашаться с этим мнением в присутствии Аиды Борисовны.

– На этот счет прошу учесть, что лучший кабинет эстетической аккумуляции представляем здесь мы. Я и… – она твердой рукой взяла смущенную дочь за локоть.

– Он все понял Аида Борисовна, – прохрипел Валерик и перешел на кашель.

– Не дурачьтесь, Тихоненко, не надо. А вы, Вадим, запомните мои слова. У нас постоянные и новейшие поступления. Новый каталог Поликтета, и Лист как всегда одаривает. Такой бодрый дар. Да, да. До свидания.

Они удалились, солидно, но бесшумно ступая по зеркальному полу холла в сторону широкой стеклянной стены, за которой стоял невозмутимый полдень.

Вадим задумчиво смотрел вслед неприятной паре.

– Поверишь ли, она единственная, кто из всех сотрудников политехникума добилась, после возвращения, должности в Лазарете. И надо же, чтобы мы именно на нее нарвались сейчас.

Старик хмыкнул.

– Кстати, Валерик, почему она с тобой так, запанибрата, ты что, еще не представился руководству?

– Люблю власть, но не люблю козырять чинами. Понимаешь, я здесь отчасти инкогнито.

– Как знаешь.

– Знаю, Вадик, знаю.

Вадим сел обратно в кресло. Справа осталась стоять стена все того же полдня, слева по черно-серебристой стене ползли вверх-вниз прозрачные цилиндры лифтовых кабин. Было тихо. Только шуршала газета престарелого одноклассника, запихиваемая в карман пиджака.

Молодой человек потер виски.

– Ох, тошно мне, Валерик, ох тошно! Ей-Богу, легче «Ослябю» искать. Я думал, что самое трудное – это четыре безрезультатных погружения в день, даже немного заинтриговался, когда вызвали в Лазарет, думал… да, нет, лучше и не говорить, что я тогда думал.

– Полетели лучше к нашему теоретику в баню. Венички, пивка… Тебе надо отвлечься, Вадька.

– Не до бани мне сейчас.

– Брось, брось, не ты первый, не ты последний.

Иван Антонович Крафт шагал по тропинке со стороны Отшиба, где проживал в одной из панельных девятиэтажек, к главной городской площади. Он неторопливо переставлял иксообразные ноги в белых штанах, глаза его были презрительно прищурены, с нижней губы свисала черная трубка с настолько громадным ковшом, что, казалось, он своей тяжестью заставляет сутулиться всю фигуру пожилого джентльмена. С попадающимися навстречу пешеходами он вежливо, но несколько автоматически раскланивался, воображение его было занято каким-то своим делом. Он уже оставил за собою линию еловых посадок и теперь спускался по асфальтовой тропинке на дно Широкого оврага, отделяющего город от поселка. Взойдя на невысокий мостик, возведенный рядом с горловиной родника, зарождающего ручей, убегающий влево по дну распадка, он остановился и вынул трубку изо рта. Поглядел по сторонам, потом вниз.

«Это» произошло здесь.

Иван Антонович постоял некоторое время на мосту, глядя на родник, потом многозначительно вздохнул и поднял голову. Перед ним, на противоположном берегу оврага деревенели заборы городских усадеб. Сады: яблони и сливы, стеклянные кубы теплиц, голубятни – переселенцы в Новый Свет не спешили расставаться со своими привычками. Эта пригородная картина разрезалась узким переулком, поднимаясь по которому, можно было выбраться шагов через сто на мощенную булыжником городскую площадь Калинова. На ней, возле здания старинного автовокзала томилась целая коллекция старинных транспортных средств. Автомобили, пролетки… Иван Платонович подошел к серебристой «победе», открыл дверцу и, усевшись на заднее сиденье, скомандовал: «Козловск».

Водитель взбодренно поерзал плечами и гаркнул: «Айн момент!»

Через час с небольшим Иван Платонович уже нажимал клавишу рядом с калиткой в высоком каменном заборе.

– Кто сей? – спросил густой, значительный голос.

Иван Платонович поморщился и процедил:

– Посетитель. К Тихону Бандалетову. В рамках четвертой основной программы. Почтительно, – гость вздохнул в этом месте, – прошу принять.

– Нет отказа, – заявил тот же голос. Отворилась не калитка, а разъехались полностью мощные ворота, раздалось музыкальное приветствие – несколько тактов из «Оды к радости», и гость вошел.

Перед ним открылась отлично знакомая картина: бревенчатые двухэтажные хоромы, сад, огород, пасека. Иван Антонович бывал тут регулярно, и всегда с чувством тоскливой неприязни. Корил себя – отчего тебе так уж не милы старорусские виды? Но ничего поделать с собой не мог. Профанация, лубок, идейное очковтирательство.

Хозяин, как в прошлый, как и в позапрошлый раз, кушал чай в беседке, окруженной сиренями и жасминами и гудом населяющих цветочную толщу пчел. Между кустами мелькали сарафаны удаляющихся женщин семейства. Гражданин, востребованный в рамках четвертой программы, выступал один.

Иван Платонович приблизился к беседке. Жест толстой, как пирог, хозяйской ладони предложил ему садиться. Гость взял место на лавке. Тихон Савельевич был округл, щекаст, почти лыс, только над самыми ушами торчали пегие пряди. Добродушный выделитель чайного пота, и невозможно было представить, что когда-то это был кудрявый красавец с зычным голосом и чудовищно Деятельным половым аппаратом. Иван Антонович, в свою очередь, отложился в юношеской памяти этого водохлеба гибким, застенчивым ботаником, книгочеем и воображалой, с губой еще не поросшей курительной ерундой.

Это были старинные товарищи. В свое время (теперь у этого словосочетания было совсем другое значение, чем тогда) почти одновременно (и тут теперь новости) ринувшиеся из среднерусской провинции на завоевание столицы. Один из Козловска, другой из Калинова. В детстве между ними было пятьдесят километров, и они не подозревали о существовании друг друга. Пришлось по окончании школы проделать каждому км. по пятьсот, чтобы найти точку соприкосновения. Причем и в Москве знакомство их состоялось не сразу, хотя оба поступили в пединституты. Но Ваня в Ленинский, а Тиша в Крупский. И только на третьем курсе, когда у первого накопилась целая общая тетрадь абсурдистских юморесок, а у второго – канцелярская папка сказок о добрых животных, они сошлись в одном литобъединении, называвшемся «Радуга». И познакомились, и жарко подружились. Самый конец 70-ых годов 20-го века.

Усевшись друга напротив друга, старики вздохнули. Впрочем, у одного это выглядело как неудачная затяжка, у второго – как слишком торопливый глоток из чайного блюдца.

Говорить им было не о чем. Уже в первые годы их встречи в Новом Свете они выяснили отношения. Взвесили все до последней соринки из кармана общей памяти. Даже их взаимная неприязнь 80-ых, заменившая в зрелые годи их юношескую дружбу 70-ых, явившись вслед за ними сюда в Новый Свет, давно уж разрыхлилась, перебродила, оставив после себя лишь слегка подсвеченную неприязнью скуку. По крайней мере, оба вели себя так, как будто состояние их отношений было именно таково. Конечно, под поверхностью этого, обоими принятого стиля поведения, были преткновенные моменты, тлели угли профессиональной ревности, например, но они оба считали для себя хорошим тоном делать вид, что ничего этого нет.

А вначале, как уже было сказано, имела место довольно-таки горячая дружба. Они понравились друг другу сразу же, на первом заседании «Радуги». Этому было как минимум две причины. Оба были провинциалами, оба были новичками. Каждому из них надо было как-то противостоять самомнению москвичей и старожилов студии. Им показалось, что они могут друг на друга рассчитывать.

Занятия вел невероятно красноречивый, и одновременно застенчивый полукалмык-полумосквич, кандидат филологических наук. Он так самозабвенно любил литературу, что за него всем было немного неудобно. Он говорил, закатывая глаза, о «проклятых поэтах» и казался районным паренькам немножко жрецом, который их приобщит и введет. В тот круг мира, где доселе живы, пьют и пишут Бодлеры и Верлены. И кто бы мог тогда предположить, что эти детские упованья осуществятся самым натуральным манером. Но это никого не сделает счастливым.

Звали этого человека Изяслав Львович, плюс какая-то на редкость степная фамилия. Главная его, заветная мысль заключалась в том, что литература – это не развлечение, даже не служение. Он крепко верил в «онтологическую субстанциональность литературы», в ее способность «полагать само бытие». «По крайней мере, бытие ее героев». Словесность никому не служит, никого не она сама по себе есть некая форма жизни, находящаяся в не всегда понятных взаимоотношениях с жизнью обыкновенной. «Она и питается ею, но и порождает изменения в ней». В разные времена самые разные власти, диктаторы, тираны, короли и генсеки пытались превратить словесность в инструмент, полезный им, «и где они все?!, а литературные миры парят в неопределимых измереньях». «Нужно много истории, чтобы получилось немного литературы».

Молодых провинциалов пробирал холодок восторга и опасности. Им было лестно находиться в компании, где так запросто лепят про генсека, и волновало то, что их считают достойными заседать в сообществе продвинутых умов и передовых талантов, пусть и на самом краешке скамейки. Стать кандидатом в прекрасные лебеди, минуя стадию гадких утят, – это волнует.

Изяслав Львович вытирал лоб скомканным носовым платком, его прищуренные глаза влажно блестели. Студийные старожилы, уже начавшие помаленьку печататься в коллективных сборниках, так называемых «братских могилах», смотрели на него почти снисходительно, но в целом его любили за страстную преданность своему делу, готовность помочь, даже иногда и деньгами.

К Козловско-Калиновской паре пристал один белобрысый заводной парень с колючими, смеющимися глазами. Наверное потому, что тоже был новеньким в студии. Сразу после первого, установочного, заседания «Радуги» приятели, не сговариваясь, начали выворачивать карманы и вышло три бутылки портвейна и два беляша. Со всем этим вкусным добром и своими, сочащимися графоманией рукописями, устроились в детской песочнице, во дворе п-образного жилого дома где-то недалеко от «Динамо». Дождь то моросил, то переставал, падающие листья напрашивались в компанию, было холодно и хорошо. Москва казалась доброй и гостеприимной.

Впрочем, насчет графомании не совсем точно. И Иван и Тихон сразу поняли, что их «третий», Гарринча, после прочтения им первых же его «каверзных куплетов», птица особого рода. И, встретившись в Новом Свете, они однажды признались друг другу в том ощущении. И Ваня Крафт и Тиша Бандалетов были счастливы, что сочиняют не стихи, и им не надо сравнивать себя с новым другом. Гарринча – это была его кличка, которую он захватил, уходя из юношеского футбола. Почему именно Гарринча? спросили у него осторожно новые друзья. Осторожно, потому что парень довольно заметно хромал. Может, кличка издевательская. Злые школьные дети часто называют одноклассников-хромоножек то «Летучий голландец», то «Быстроногий олень». Он легко их убедил, что прозвище взято обосновано. Во-первых, был нападающим, как и великий бразилец. Во-вторых, он был лучшим в своем возрасте по всей Москве, и если бы не травма, еще неизвестно, кто был бы настоящий Гарринча. В-третьих, действительно, хромота. На ту же самую ногу, что и у оригинала. «Но ты же теперь не в футболе, в литературе тебе лучше бы зваться… ну Байроном» Поэт сказал, что кличка годится не только для спорта, но и для литературы. Например, у Пеле был титул «король футбола», а у Гарринчи – «радость народа». И Крафт с Бандалетовым однажды поняли, что их новый знакомец имеет полное право претендовать на этот титул, после того как он взял их на свой подпольный квартирный концерт. Два десятка гостей, там собравшихся послушать хромого поэта, получили «огромную радость», как выразилась хозяйка дома.

Одно осталось непонятным – зачем человеку, имеющему такой поэтический успех, таскаться в студию к прозаикам.

И вот эти трое сдружились. Что было особенно удивительно, потому что футболист был москвичом, не учился ни в одном из вышеназванных пединститутов и ненавидел общаги. Кажется, он вообще нигде не учился. Появлялся в «Радуге» не слишком часто, с бутылками, новыми стихами, и шрамами – то на лбу, то под коленкой. Охотно рассказывал о своей жизни, и про драки с жокеями в конюшнях ипподрома, и про работу охранником на даче какого-то члена Политбюро, и про другое в том же роде, но все равно оставалось впечатление, что человек он абсолютно закрытый.

Продолжал водить своих провинциальных друзей по разным плохо убранным, но интеллектуально стильным квартирам. Он там читал свои «Просодии» или «Камасутру для трупов», а потом начинался алкоголь, иногда не на один день. Друзьям разрешалось пользоваться свободными поклонницами «футболиста». Крафт почти всегда уклонялся от этой чести, Бандалетов почти всегда пользовался «шведской постелью». Не один раз Гарринча предлагал парням «грянуть втроем», но они попробовали всего лишь по разу. Публике Гарринчи был нужен только Гарринча, так они объясняли себе беспредельные провалы своего чтения.

Однажды даже зазвал их к себе домой, в небольшую шестикомнатную коммуналку неподалеку от ипподрома. Классическая Воронья слободка, такие в представлении Крафта, должны были остаться где-то в двадцатых одесских годах – чад, вонь, голые дети на полу в коридоре, велосипеды под потолком. Худые, испуганные мать и сестра. Семейный обед – остывший куриный суп в щербатых тарелках. Зачем он их туда привел, было непонятно. Объяснение могло подойти одно – он хотел им доказать, что где-то он все-таки живет, в каком то месте привинчен к реальности.

Если эту тройственную дружбу изобразить графически, например в виде треугольника, то одна из его сторон должна быть обозначена прерывистой линией.

Время тем временем шло, «Радуга» с калмыком-франкофилом осталась позади, на арену истории вышли 80-е, и Крафт и Бандалетов начали печататься. Первый чуть снизил уровень абсурда в своих рассказах, и их стали признавать за юмористические. Второй ввел в свои сказки реалии текущего дня, и они были тут же опознаны критикой как производственные повести.

Наступил такой момент, когда они предложили и Гарринче напечататься, мол, хватит этого андеграунда, пора взрослеть. Они были горды тем, что могут ему это предложить, опираясь на свои прорезавшиеся связишки в журналах. Он не то что бы отказался, он выпил полстакана водки, и, глядя на них сумасшедшими и веселыми глазами, объявил, что стихи его больше не интересуют.

– Да? – спросили они, может быть, даже с тайной надеждой, что это объявление об уходе из литературы. – А что же ты будешь делать? В футбол возвращаться поздно.

Он выпил еще полстакана и сказал, что начал писать роман века. И сразу после этого попрощался и ушел. Иван и Тихон еще долго сидели за столиком их любимого кафе. Им было нехорошо. Их дружба с тайным форвардом литературы зиждилась на том, что он царит в поэзии, оставляя им в кормление маленькие прозаические наделы. Что же будет теперь?

Сразу можно сказать, больше они его никогда не видели. И о романе его никогда не слышали. До них доходили только какие-то смутные слухи, переданные сквозь третьи зубы истории о его последних днях перед окончательным исчезновением. Одна история отправляла Гарринчу в пределы армяно-азербайджанского конфликта, а оттуда в сумгаитский инфекционный барак; другая заставляла его сплавляться на диких плотах по реке Чусовой в том месте, где по ней запрещено сплавляться даже профессиональным сплавщикам; третья лаконично утверждала – зарезан в такси в Бирюлево. Все три истории сходились в одном – при Гарринче до последнего оставалась некая планшетка из потертой кожи. Возможное содержимое еезанимало воображение друзей. Больше воображение

Крафта, чем Бандалетова, но и у второго порой воспалялась эта жила. Именно Тиша предложил другу посетить коммуналку у ипподрома и пообщаться с родственниками – не осталось ли от парня каких-нибудь бумаг. Это их дружеский долг – попытаться бумаги эти опубликовать. Сестра – мать уже скончалась – приняла их, напоила чаем и дала на просмотр канцелярскую тесемочную папочку с бумагами. Читать можно было только в ее присутствии, отдать «архив» она не могла, вдруг брат все же вернется, официально же его мертвым не признали, всего лишь считают пропавшим без вести.

Друзья просидели за столом у окошка часа два с лишним. Да, то, что им довелось исследовать, вполне можно было назвать мусором, не все даже было напечатано на машинке. Обрывки рассказов, куски похабной, невеселой поэмы, драматургические сценки, просто списки персонажей, заметки, афоризмы. Никакой это был не роман, просто свалка слов, но тление таланта в ней присутствовало. Это была чешуя, но чешуя золотой рыбки.

На прощание бледная сестрица опять начала извиняться зато, что не могла им «все это» отдать, ведь «он не умер же». На что не умевший шутить Бандалетов пошутил: «Гарринча бессмертен!»

– Сейчас, Люба, я попытаюсь обрисовать вам положение дел в нашем мире на настоящий момент. Я ничего от вас не скрою, ограничитель тут один – уровень моих собственных знаний, а я человек, не получивший ни глубокого, ни систематического образования. Короче говоря, что понял сам, то и изложу. Может возникнуть вопрос – почему меня назначили для этой роли? Отвечу так – и знаю, и не знаю. Это пока все, что я имею право и желаю по этому поводу сообщить. Теперь к делу.

Несколько десятков лет назад ученые обнаружили, вернее сказать открыли, новый, неисчерпаемый источник энергии. Насколько понял я, это произошло путем проникновения на новый уровень строения вещества. Вы, конечно, со школьной программы помните, что все состоит из атомов, атом состоит из электронов, протонов и нейтронов. Протоны и нейтроны составляют ядро, а электроны вращаются вокруг ядра по своим орбитам. В первой половине двадцатого века удалось это ядро расщепить, что привело к высвобождению огромной энергии. Помните атомные, водородные бомбы. Хиросима и все такое. Атомные электростанции, Чернобыль.

Вадим прервался и несколько раз глубоко вздохнул.

– Вы меня извините, Люба, но без этого никак нельзя. Ничего не будет понятно.

Круглые серые глаза смотрели на него, не мигая, и без всякого особого выражения.

– Но оказалось, это только начало. Ученые углубились еще дальше в структуру атома, открыли мельчайшие частицы, фотоны, мезоны, нейтрино… Возникла теория, что и это не конец. Что в структуре вещества есть еще более мелкие элементы, и если добраться до них, можно открыть совершенно неисчерпаемые запасы энергии. Это даже не термоядерная реакция… впрочем, мне это все равно, как, подозреваю, и вам. Одним словом, в какой-то момент случился прорыв. Удался немыслимый опыт. Гениальность, плюс стечение обстоятельств. Одним словом, произошла энергетическая революция, была вскрыта кладовая неисчерпаемых запасов. Энергии стало сколько угодно, и, так вышло, что доставалась она фактически задаром. В смысле, ничего не стоила. Причем, поступала она к нам не в форме страшных взрывов, а таким образом, что ее легко было усваивать и использовать. Причем это случилось сразу во многих местах, во многих странах. В Америке, в Европе, в России, в Индии, и почти одновременно. Пути распространения научных знаний к тому времени глобализировались. Все попытки засекретить открытие, поставить его только «себе» на пользу с самого начала были обречены. Во-первых, оно само, это открытие слишком повлияло на умы, сразу на тысячи умов, имевших прямое отношение к делу, а во-вторых, потому что появилась Плерома. Она появилась везде, от нее не было спасения ни на полюсе, ни на экваторе. Вы не хотите спросить, что такое Плерома?

В облике девушки появилась затравленность. Вадим говорил как-то слишком заученно, автоматически, как будто цитируя из невидимого конспекта, отчего сделался еще более чужим по отношению к ней, чем был до этого. Его легче было принять за отдаленного родственника электронной тумбы, что стояла рядом с кроватью, чем за существо, с которым у нее может быть что-то общее.

– Вы ведь смотрите в окно? – принужденно улыбнулся Вадим. – Доказано, что Плерома – прямой результат процесса вторжения в кварковую структуру вещества. Об этом предупреждали многие ученые. «Накваркали» пошутил один физик, они вообще очень любят пошутить. Природа явления, надо сказать, изучена весьма слабо. С обывательской, то есть нашей с вами точки зрения, это выглядит так: повсеместно на всей планете установилось единое время суток, более всего походящее на поддень в средних широтах, в конце лета. Приблизительно двадцать два градуса по Цельсию. На экваторе пожарче градусов на пять-шесть, на полюсе похолоднее. Ни солнца, ни луны, ни, тем более, звезд не видно никогда. Определение времени без применения специальных приборов невозможно. Колебания в состоянии погоды самые небольшие. Изредка дождик, изредка ветерок. Бывают, правда, землетрясения, но и их стало меньше, и разрушительность сильно снизилась. Попытки исследовать Плерому имеющимися средствами – спутники, зонды и тому подобное, ни к чему не привели, все это сложное оборудование просто пропало без всякого результата. Кануло в небесах, как в вате.

Вадим остановился, как бы пытаясь сориентироваться на складе сведений, которые ему предстояло выдать собеседнице. Он искал в ее облике какие-нибудь намеки на то, по какому именно пути было бы лучше повести речь, пытался определить, сколько из изложенного и в какой степени усвоено собеседницей. И ничего определить не мог. Такое впечатление, что его слова не оказывали никакого действия. Но у него не было никакого другого выхода, кроме как продолжать свою лекцию. Пусть будет – горох об стену.

– Да, важно заметить, что ныне все крупные физические эксперименты полностью запрещены, потому что никто из ученых не в состоянии даже приблизительно предсказать результат дальнейшего углубления в корни материи. Не исключено, еще один толчок, и мы самоуничтожимся. Поэтому вся фундаментальная наука заморожена. Совершенно, кстати, непонятно, как наша планета выглядит теперь снаружи, то есть из космоса. До каких пор простирается Плерома. Может быть, мы теперь просто некая туманность. Косвенным образом отсюда можно вывести объяснение того, почему земным ученым никогда раньше не удавалось отыскать в окружающем космосе никаких следов иной жизни. Некоторые большие умы пришли к выводу, что всякая цивилизация, достигнув определенного уровня познания, проникнув на кварковый уровень материи, оказывается в своей Плероме. Я понятно говорю?

Люба повернула голову и стала смотреть в окно. Сегодня она была заметно свободнее в своих движениях, чем в прошлый раз.

– Вы спрашивайте, я ведь не знаю что вам интересно.

Вадим выжидательно помолчал и снова вернулся к своему растрепанному конспекту.

– Самое главное в самом начале, в первые недели Плеромы, это было навести порядок. Вернее, сохранить. Ибо замаячила угроза глобального хаоса. Поднялся всеобщий крик про конец света, хотя света как такового было пре достаточно. Государства зашатались; государство – это полиция, транспорт и телевидение… Правительства пали, но их никто не спешил сменить, до такой степени странной была обстановка. Те, у кого были какие-то обязанности, по инерции продолжали их исполнять. Поднимались, конечно, какие-то эскадрильи, произошли кое-где вспышки мародерства… Но, поскольку никакого ощутимого врага не обнаруживалось, ночь, покровительница грабежей не наступала, разрушений, пожаров, эпидемий не было, как не было и простых отключений воды и электричества, всемирной панике питаться было собственно нечем. Ужас звенел в воздухе, но раздались и многочисленные успокаивающие голоса. Конечно – посыпались самоубийства, три больших всепланетных волны, сильно прибавилось работы психиатрам, но в целом цивилизация устояла.

В комнату вошла медицинская сестра и поставила на стол перед Вадимом кувшин с апельсиновым соком. Слушательнице сок не полагался, ее питала лечебная тумба рядом с кроватью. Отхлебнув из стакана, «лектор» продолжил.

– Дальше, собственно, не так уж интересно.

Люба перекатила голову по подушке и теперь смотрела на «жениха».

– Нет, если вы хотите, я остановлюсь подробнее. Постепенно все стало разъясняться. Самым неожиданным и поразительным в этой новой энергии оказалось, что она очень проста в использовании и удивительно универсальна по своим свойствам. Можно было чуть ли не сразу закрывать все электростанции и закупоривать все нефтевышки. Опять же, очень быстро до всех дошло, что теперь теряет смысл всякая вооруженная, военная сила, любая страна может стереть в порошок любую. То есть все одинаково сильны или одинаково слабы, что одно и то же. Сверхдержавы какое-то время пытались что-то диктовать, на чем-то настоять, но поскольку смысл такого понятия, как суверенитет, быстро утрачивался… Да, и главное – деньги. Поскольку еды и одежды сколько угодно, домов легко и быстро можно настроить каких угодно, то деньги совершенно теряют смысл.

– А откуда она берется? – неожиданно спросила Люба.

– Кто она?

– Еда.

– Еда? Вся еда из Сахары. Туда мгновенно доставили нужное количество воды, перегнали пару несоленых айсбергов из Антарктиды, и барханы заколосились. У моего одноклассника там где-то ферма. Он сейчас здесь, приехал меня… (Вадим сообразил, что словно «поддержать» прозвучит неловко и перепрыгнул через него). А в Сахаре все прямо как в наивных детгизовских книжках, читанных в детстве. Планетарный климат, как я уже говорил, сам собой стал выравниваться. В сибирской тундре бахчи, бананы. Изобилие, благодать. Нет нищеты, значит, минимум преступности…

– Все-таки, значит, убивают, – с совершенно неожиданным ехидным смешком произнесла Люба.

Помолчав, Вадим сказал:

– До этого еще дойдем. А сейчас надо закончить предысторию, ведь по сути-то история еще и не начиналась. Важно усвоить следующую вещь: оттого, что каждый может получить «мерседес», геликоптер и даже золотой унитаз, не наступает на Земле «золотой век».

– Хочу золотой унитаз.

– Люба, это настолько доступно, что даже не повод для шуток. В морской воде растворены миллиарды тонн золота, раньше просто было дорого его добывать. А поскольку теперь понятие «дорого» исчезло…

– Хочу золотой унитаз!

– Да Бог с ним, с унитазом, поверьте, что мы подходим…

– Унитаз! – девушка смотрела в потолок и сердито улыбалась.

– Люба, к самому, может, важному моменту, во всей моей… преамбуле. Слушайте теперь меня особенно внимательно, я, например, с первого раза не понял ничего, и только…

– А вы были на моем месте?

– Да. И не так чтобы очень давно.

Вадим на секунду замолчал и надавил пальцами левой руки на глазные яблоки. Он вспомнил инструкцию. Объект будет всячески сопротивляться контакту, это защитная реакция сознания, желание остаться на «своем берегу». Поверить «лектору» – это значит признать, что новый мир существует на самом деле. Это значит признать свою смерть. Страх «бывшей» смерти не намного слабее страха «будущей». Современная психология еще до конца не разобралась с этим феноменом. Сопротивление «воскрешенного» может происходить не только в виде молчания, демонстративного невнимания, но и виде капризов («золотой унитаз»), заваливания глупыми, ничтожными вопросами. «Воскрешенный» может издеваться, дурачиться, рыдать, демонстрировать ложное сотрудничество. «Лектор» должен быть терпелив, неутомим и внимателен, и трижды внимателен, чтобы не пропустить тот момент, когда меж ним и «воскрешенным» блеснет ниточка подлинного понимания. Осторожно потягивая за нее; можно вытащить на свет новой жизни всю упирающуюся психику.

– Да, я был на вашем месте. Я тоже погиб много лет назад. И тоже долго не мог поверить, когда мне об этом рассказали. Мне это казалось издевательством, мерзкой шуткой. Я видел вокруг себя бесчисленные доказательства того, что я не в прежнем мире, но всеми силами уклонялся от признания даже самому себе…

– Вас убили?

– Я погиб.

– На войне?

– Так же, как и вы, Люба, обстоятельств своей смерти я не знаю. Даже в этом отношении у меня нет перед вами никакого преимущества.

– Мне сказали, что я попала под автобус.

– Мне сказали, что я умер под наркозом во время операции. Аппендицит.

– «Они» что, врут?

– Что значит «они»? «Они» – это «мы». И потом, не в этом дело. Когда я говорю, что я «не знаю», как я умер, это значит всего лишь, что у меня нет в памяти переживания момента своей смерти. Это как с рождением на свет.

– Я точно знаю, что родился, хотя, разумеется, и не помню, как это происходило, не помню своих первых ужасов и рыданий, и мне приходится верить на слово тем, кто меня видел в младенческом возрасте, что я кому-то обмочил брюки, когда меня качали на коленке. Понимаете?

Люба молчала, глядя в потолок.

– Я, например, могу в точности в деталях знать, как вы умерли, а…

– Расскажите.

Вадим мучительно помотал головой.

– Я же сказал, «например». Я… я не шофер автобуса, под который вы попали, а то мог бы и рассказать. А вы, если бы были операционной сестрой во время моей неудачной операции, точно так же могли бы описать мне в деталях мои последние минуты. Но, оказывается, природа лишает нас переживания факта нашей смерти. Так же точно, как и факта нашего рождения. Есть, правда, феномены, утверждающие, что припоминают, как сосали грудь матери в двухмесячном возрасте, да и это не доказано. Так же точно сознание всех «воскресших» отодвинуто на довольно большое время не только от самого мига кончины, но даже и от ситуации, в которой это случилось. Я вот, повторюсь, знаю, что погиб на операционном столе от аппендицита, но я совершенно не припоминаю, что у меня когда-нибудь что-нибудь болело в правом боку. Я не помню, как меня везли в больницу. Понятно?

Люба по-прежнему смотрела в потолок, но Вадим почувствовал, что она теперь слушает со значительно большим доверием, чем про Плерому.

– А как же черный коридор и свет в конце него?

– Это побочная, и весьма сомнительная психическая продукция того великого превращения, которому мы с вами подверглись. Есть мнение, что свет в конце этого коридора, который прежде видели люди в состоянии клинической смерти, это и есть бледный свет Плеромы, наблюдаемый нами сейчас повсюду и всегда.

– Хорошо, – сказала лежащая и надолго замолчала.

Вадим тоже молчал, продолжить свою грубо информативную лекцию он не решался.

– Скажите…

– Да, Люба.

– А что, все, кто тут вокруг меня, в больнице, и вообще, там, в городе, они все были мертвые, а теперь… воскресли?

– Нет, конечно. Я бы даже сказал, хотя статистики точной не знаю, что «воскресших», скорее, меньшинство. По крайней мере, не больше половины. Многие люди живы еще с тех пор, то есть с появления Плеромы. Вот хотя бы мой друг Валера. Ему очень много лет, но сейчас вообще живут очень долго и умирают очень редко, только, если так можно сказать, по особому разрешению. Или при условии полной выработки организма. Это отдельная область, когда-нибудь, если захотите, мы об этом поговорим. А так, болезни фактически все побеждены, воспроизводство органов и телесных тканей широко налажено. Операционные средства фантастические. Молекулярные скальпели, генетические протезы. С получением новейших энергетических возможностей наука о строении человеческого тела сделала громадный шаг вперед. Процесс старения замедлен чрезвычайно. Не полностью, но именно чрезвычайно. На земле сейчас не менее девяти миллиардов жителей.

– Где же они все помещаются?

Вадим довольно улыбнулся, объект начал задавать стандартные вопросы.

– Это-то как раз ничуть не проблема. Освоены, сделаны пригодными для жизни, и даже комфортной жизни абсолютно все территории планеты. Пустыни, горные плато, солончаки там всякие, настелены искусственные материки на акватории морей. Поверьте, свободного места еще остается полно. Даже наш Калинов далеко не переполнен, хотя все кладбища разрыты и воскрешено Бог знает сколько поколений местных жителей.

– Я не понимаю.

– А чего тут понимать. Остались только те, кто работой связан с нашим городком. Или каким-нибудь переживанием. А так ведь властвует людьми тяга к теплым морям, путешествиям. Гавайи, Канары, тем более что теперь островов таких сотни и сотни. Искусственных, но ничуть не хуже природных. Чуть труднее в старых городах, которым по две, три тысячи лет, там ради «гостей из прошлого» приходится ломать голову. Но и тут нашли выход из положения, сейчас имеется четыре Рима, четверо Афин, пять или шесть Иерусалимов. Правда, Голгофа там у них всего одна. Честно говоря, не помню почему.

Вадим посмотрел на собеседницу, она пожала плечами, ей тоже нечего было сказать по поводу Голгофы.

– Н-да. Кстати, именно в Иерусалиме был воздвигнут первый Лазарет. Прежде было принято считать, что тамошнее кладбище ближе всего к воскресению, и, интересно, что жизнь подтвердила эти разговоры, – Вадим постарался улыбнуться, он хорошо помнил, что этот момент у его лекторов считался забавным. Люба никак не отреагировала.

– Так вот, если мы можем из одной клетки реконструировать всего человека, то что стоит воспроизвести сад Семирамиды. Произошло даже большое перепроизводство в этой сфере. По двум причинам. Во-первых, потому что надо было чем-то занять миллионы и миллионы рабочих рук. Ведь множество старых заводов встало, а человеку нужно трудиться не только для того, чтобы есть, но и чтобы не сойти с ума от безделья. Во-вторых, стройка подгонялась оптимистическими прогнозами по поводу темпов «воскрешения». В те годы казалось, что оживляемые предки рванут из земли плотными строями. Ой, простите, Люба, я ведь проскочил один очень важный момент. Придется вернуться на несколько шагов назад.

Тут, словно испугавшись слов Вадима, тихо заверещала тумба рядом с кроватью Любы. Глаза девушки закрылись, в комнату хлынули белые халаты.

А теперь Бандалетов в гостях у Крафта. Однокомнатная квартира-студия в девятом этаже панельного дома в Калинове на Отшибе. Налево-вниз из окон кабинета видны черные прямоугольники крыш старинных пятиэтажек, направо – светится редкий, чистый соснячок. Там всегда полно грибов и детского смеха. Интерьер жилища решен в сугубо темных тонах. Черное с золотом. Обиталище холостяка-затворника. Канделябры, багетная позолота, пианино, камин, стена книжных переплетов. Сильно, одолевая запах табака, пахнет кофе. Хозяин развалился в кресле, гость мучается на стуле. Он отдает визит. Как всегда молчат.

Вот так, «заказывая» время от времени друг друга в рамках четвертой основной программы, они зарабатывают свой хронометрический паек. Ситуация в их отношениях, в общем, патовая; не питая друг к другу симпатии, они не могут друг без друга обойтись. Надеяться на то, что их «закажет» кто-то третий, они уже давно перестали. Родственники не считаются в данном случае заказчиками, иначе бы у Тихона Савельича не было бы проблем.

Тогда, в 80-ые, после исчезновения Гарринчи, жизнь разделила их, и развела по разным становищам. И нетрудно догадаться, по каким именно. Иван Антонович вошел, и с энергией, в демократические ряды. Одно время подвизался в структурах «Мемориала», и имел на это моральное право. Родители его погибли в лагерях и залегли на страшных заметеленных магаданских кладбищах, откуда их было не добыть при всех возможностях современной науки. Литературное его положение было несколько двусмысленным. Его заковыристые тексты печатали в либеральных изданиях, но было не до конца ясно – за талант или за позицию. Он старался не отравлять свое существование размышлениями на эту тему. Женился. Сначала казалось, что очень удачно. На довольно известной актрисе. Ему перепадала довольно хлебная телевизионная работа. И опять было непонятно, то ли потому, что ловко крутит своим ироническим пером, то ли потому, что договаривается жена. Пройдя через тихий ужас развода, Иван Антонович вспомнил, что он Крафт, и принял предложение немецкого правительства о воссоединении с родиной предков. Выступления, лекции, с учетом моды на все русское, это в начале 90-х неплохо кормило. В конце 90-ых кормило уже хуже, но, обжившись в новой обстановке, Иван Антонович умел отыскать все новые источники пропитания. Никто особенно не интересовался его сочинениями, но само звание демократического русского публициста, все же можно было конвертировать в какую-то материальную пользу. Наконец настал момент, когда грянула Плерома. Самым неприятным при обретении себя в Новом Свете оказалось открытие, что в этом своем звании, то есть русского литератора, он востребован только в одном месте на планете, в давно им душевно брошенном городке Калинове. Нет, он мог бы оставаться в Дюссельдорфе, но в совершенно несообразном качестве. Иваном Антоновичем Крафтом – литератором он мог быть только в средней полосе России. Дополнительным ударом для немецкого выходца было открытие того Факта, что отныне ему придется делить поле своего заработка со знакомым, но чужим и неприятным теперь человеком Бандалетовым.

Тихона Савельевича новая судьба тоже стронула с насиненного в прошлой жизни места. И бросила обратно в Козловск. Как будто власть над судьбами получила неза мысловатая поговорка – где родился, там и пригодился между тем, в перестроечной Москве Бандалетов устроился отлично. От производственных повестей советского времени он перешел к изготовлению мощных романов из жизни дохристианской Руси, и преуспел. «Волколак на заре», «Дети волколака», «Не умывайся волчьей кровью». Тиражи, жены, дети. Тихон Савельевич толстел, лысел, писал, и вдруг, бац, Новый свет. И выяснилось, что его спорое текстогонство, не считается теперь полезной деятельностью. За нее не ориентируют во времени. Надо искать работу. Вступать в поисковую группу в какой-нибудь архив, изучать заумную электронику, забираться с некрофоном в курган, или склеп, а не хочешь – тупо лопай чай с сушками, не зная ни часа, ни дня, ни месяца. И тут оказалось, что его специфическим навыкам есть применение в родном старом Козловске. В межрайонном Лазарете предусмотрено местечко. Неприятность только в том, что соседнее уже занимает этот худой гаденыш Ваня Крафт.

Все сложное, разветвленное семейство объединилось на новой «фазенде», наварило варенья, нашило сарафанов, в память о прежних занятиях хозяина дома. Стали жить. Лазарет довольно регулярно снабжал заказами. Иногда даже для работы на пару, как в этом случае с делом Вадима Баркова. Как правило, это был стандартный «оживляж», когда связанные историей воскрешаемой личности разнокалиберные письменные документы приводятся как бы к одному смысловому и образному знаменателю. Это очень облегчает работу воскрес-бригад Лазарета, способствует ускорению процесса самоидентификации воскрешаемого. Как говорят, «делает личность четче». Это на первых этапах освоения метода воскресители работали бездумно, «гнали вал», чем больше поднятых из могильной пыли тел, тем лучше! Победа над миром тлена и распада! Это привело ко многим негативным моментам. Со временем волна безответственного энтузиазма улеглась, и был принят закон, чтобы воскрешались только те люди, которых можно сразу же наделить полноценной индивидуальностью.

Работа Ивана Антоновича и Тихона Савельевича была особенно востребована в тех случаях, когда количество собранной «бумаги» ничтожно. Скажем, полписьма, пара квитанций, расписанная рукой претендента на новую жизнь «пуля», подчеркивания и пометки в чужом тексте. Совершенно не было нужды в ней, когда от человека оставалось достаточно письменных автографов, допустим целая папка доносов или собрание сочинений. Говорят, что Маркс уже через какие-нибудь сутки после выезда из некрокамеры был свеж, как огурчик с грядки, хохотал, Шутил, интересовался судьбами мирового капитала, и это в те времена, почти исторические, когда аппаратура была Далека от идеала.

Да, работа была, но это не слишком радовало бывших Друзей. Обижало, что работа эта была для них только здесь, в Калинове и Козловске. Только здесь они признавались достаточными авторами. А ведь в столицах в это время воскрешались личности совсем другого уровня. И Иван Грозный, и Чайковский, и Распутин. На работы в этих проектах были выбраны совсем другие перья, и приходилось с этим мириться. Давая заработок, Лазарет одновременно и определял истинный уровень работника Тихон Савельевич старался показать, что это его не уязвляет. Говаривал, что, мол, и Чехову с Горьким надо кормиться. Это была глупая отговорка, ему было отлично известно, что гении заслуживают свое довольствие другим совсем другим трудом. И они с немилым соседом провинциальны не по отношению к классикам, а скорей всего по отношению к каким-то, может быть, даже своим прежним, московским знакомым по той же несчастной «Радуге», по затхлым «домам творчества». В Союзе Писателей было десять тысяч человек, и нужды Нового Света теперь равномерно распределили их по поверхности России. И Москва досталась урожденным москвичам. Поразительно, но проблема прописки устояла даже перед самою смертью.

Сепаратно, ни в коем случае не сообщая об этом соседу, они совершали попытки зацепиться за столичный заказ, но всякий раз с убийственной вежливостью были препровождаемы в свое районное состояние. Вот эта ненужность нигде больше и примиряла их до некоторой степени друг с другом. Тот факт, что твой визави неудачлив так же, как ты, немного его очеловечивает.

Была и еще одна тайная нить, накрепко их связавшая – Гарринча. Они мельком поговорили о нем при первой и второй встречах, да, мол, способный был парень, но шальной. А то, что он до сих пор не воскрешен, объясняется тем, что не найдено тело. И он ушел в подтекст их вянущего общения. Каждый сам, своим иждивением повел тайную кампанию по разысканию следов третьего друга. Довольно регулярно то Крафт, то Бандалетов убывали в поисковые путешествия, руководимые слабой, но страстной надеждой напасть на какие-то материальные следы «радости народа». На эти порывы тратились все почасовые запасы. На Тихоне Савельевиче была немалая семья, поэтому он был в этом отношении менее свободен. Одинокий, несчастный Крафт так и носился от Бирюлево до Чусовой с неизменным неуспехом.

Для чего он им был нужен? Во-первых, они, конечно, его любили, каждый по-своему, но искренне. Во-вторых, они на него надеялись. В том смысле, что такой талант, и, главное, коренной москвич, несомненно, будет востребован в столице и в столичных делах. А где он, там и я, думал каждый. Почему они искали его по отдельности? Конечно, они понимали, кто бы ни нашел Гарринчу, со временем должен будет им поделиться с соседом. Вместе с тем, было понятно, что победитель в этой гонке может рассчитывать на особый статус при фигуре воскрешенного таланта. Именно ему достанется работа по «оживляжу», а, стало быть, и возможность чуть-чуть подпрограммировать его под свой угол зрения. Разумеется, они понимали, что возможности тут минимальные, особой отсебятины контрольная программа не позволит, но несколько важных зерен заронить есть возможность.

Люба стояла на опушке леса, покачиваясь, задрав голову вверх, приоткрыв рот от удивления. Нормальная реакция. Вадим же, в свою очередь, рассматривал ее редкий случай, когда у мужчины есть возможность так свободно, долго и вблизи изучать женщину, которой он интересуется.

Что видела девушка, описать очень трудно. Конечно, она догадывалась, что вид из окна это лишь крохотная часть зримого знания о постигшем планету чуде, но чтобы такое! Всякий взгляд, направленный в Плерому, жил неуловимо двойной жизнью, он в одно и то же время и погружался глубоко-глубоко в прозрачность, содержащуюся в этом пространстве над головой, и постепенно увязал в невидимом сопротивлении зрению, которое в этом пространстве так же имелось. Плерома была и белая, и прозрачная, в ней все было, и вместе с тем она готова была принять все. Удивительнее всего было то, что физические, зрительные ощущения переходили на умозрительный уровень, и уже само сознание судило о себе как о способном к бесконечному распространению, и о как мягко, но определенно приземленном. Вряд ли девушка Люба в таких выражениях формулировала свои ощущения для себя, но ее глаза и ее рот открывались все шире.

– В определенные моменты, Люба, у вас будет возникать ощущение, что ваши глаза как бы чуть-чуть сужены, как у корейца, или казаха. Это очень многими отмеченная особенность Плеромы, но ее не надо бояться, оно нисколько не опасно, и быстро проходит.

Говоря это, Вадим смотрел на девушку и двигал нижней челюстью. Люба оказалась все же намного меньше, чем он себе представлял. Скорее коренастенькая, чем изящная. Чуть вывернутые в стороны икры ног, отсюда легкая, милая косолапость. Плотная, не до конца вылепленная талия, довольно заметная, но совершенно девичья, не разваливающаяся на половины грудь. Сдобная шея в нескольких молочных складках. Темно-русые волосы, очень просто собранные в хвост. Лица Вадиму видеть было не нужно, он и так успел рассмотреть его как следует. Слегка полноватые щеки, мило пухлые губы, и веки как бы с остатками сна. Тихоня, готовая раскапризничаться. Переходя от растерянности к раздражению Вадим, не обнаруживал в себе какого-то единого отношения к погруженной в ошеломление девушке. Принцип нравиться – не нравиться не срабатывал пока. В его случае какая-то определенность была желательна.

– Смотрите, Люба, смотрите. Насматривайтесь. Знаете, с Плеромой, как со звездами. Первое впечатление – потрясает, а потом лишь время от времени обращаешь внимание.

Она опустила немного пьяную голову.

– Что?

– Пойдемте в лес. Пойдемте, Люба. Это все настоящие березы и елки. Там в глубине даже ежики всякие бегают, фыркают, зайцы. Все приспособились. Даже среднерусские деревья научились существовать постоянно в вечнозеленой фазе. Почему-то только дубы и медведи хуже восприняли новые условия. Дубы почти не плодоносят. А медведь без спячки вырождается. Ну, там что-то придумали. Так же, как для китов. Сначала они в огромном ко личестве выбрасывались на берег. Теперь не так. Вот смотрите, Люба на ветке это кто?

– Вы что, совсем уж думаете, я… Это белка.

Вадим глубоко вздохнул, покивал.

– Тогда продолжим. Так сказать, обязательную программу. Напоминаю, что все мое образование – это без отличия законченный политехникум и два года тундры на Кольском полуострове, где самым умным человеком был один такой прапорщик. Будете жить дальше, Люба, многое изучите, и не исключено, сами приблизитесь к пониманию сути этого поразительного явления. Так вот, вместе с приходом нового вида энергии, открылась перед человечеством удивительная возможность в биологическом смысле. Не сразу, не через год, не через два, но открылась возможность возвращать к жизни человеческие существа при наличии хотя бы одной полностью сохранившейся клетки. Даже не живой. Мы с вами умерли в самом конце восьмидесятых годов двадцатого века, а уже через десять лет – еще до Плеромы – начались опыты по так называемому клонированию. Это само по себе выглядит как фантастика. Клонировать, как я это понял, значит взять клетку человека и вырастить из нее точную копию этого человека.

– Зачем?

– Масса всего полезного. Склад запасных органов, ну и еще что-то – я не успел вникнуть.

– А если он не захочет?

– В смысле?

– Если этот выращенный не захочет отдавать свой органы?

– Да, Люба, правильно, да, это этика, но до этого не дошло. Ни одного клона толком сделать не успели, так иго и насчет его души никаких проблем не успело возникнуть. Я веду к тому, что и до появления Плеромы наука далеко продвинулась в этом направлении, и новые возможности легли на широкие разработки. И речь пошла уже не о клонах, а о воскресении. То есть благоустройство планеты и климата оказались второстепенными «дачами. Совсем даже второстепенными, в сравнении с этим новым открытием. Здесь, Люба, готовьтесь, начинается сплошная философия.

Люба вздохнула.

– Скажите, Вадим, а мои папа и мама тоже умирали? Их я боюсь спросить, когда они приходят, и они со мной разговаривают осторожненько, словно я сейчас рассыплюсь.

– Да. Насколько я знаю, да. Так получилось, что их вернули раньше, ну вы понимаете. С моей семьей то же самое. Моя мама умерла, когда была совсем молодая, а отец умер стариком. Это очень важный момент: жизнь и здоровье вернуть можно, а вот молодость нет. Знаете, есть такая старинная фраза – «даже боги не могут сделать бывшее не бывшим». Никакая энергия, никакая наука… Одним словом, радуйтесь, что… попали под автобус в двадцать с чем-то лет.

– Вы как-то нехорошо улыбнулись сейчас, Вадим.

– Да? Извините, это так, своя мысль. Но на самом деле я ведь прав. Вашу новую, очень длинную, необыкновенно интересную, с бездной невиданных возможностей жизнь, вы начнете полной сил и свежих чувств.

«Лектор» помолчал, последняя фраза получилась гладкой, словно из рекламного проспекта, хвост ее неприятно поблескивал.

– Я вот за себя рад. Само собой разумеется, что в этой жизни надо суметь освоиться. Собственно, эти наши беседы и призваны приготовить вас хотя бы в какой-то степени, облегчить…

– Я понимаю.

– Вот и отлично, Люба, вот и отлично. На чем мы остановились?

– На философии.

– Да, да. Сразу после появления Плеромы тысячи, миллионы умников кинулись объяснять, что это такое. Папа Римский, все другие религии, кричали, что это начало страшного суда. Были написаны миллионы книг, где авторы пытались объяснить, что такое есть Плерома вокруг планеты, наказание или спасение, надолго ли она, может, навсегда, и что делать, если именно навсегда. Точек зрения остались тысячи, но возобладала, в общем-то, одна. Она утверждала, что Плерома есть несомненное доказательство того, что терпит поражение старый взгляд на предназначение человечества. Главной фигурой которого был наш русский ученый Циолковский.

Люба неожиданно остановилась.

– Он же тут неподалеку совсем жил. В Калуге, – ей явно было приятно показать, что она тоже как-то информирована. Вадим жадно кивнул, ему, в свою очереди было приятно, что его монолог отчасти превращается в диалог.

– Наш, можно сказать, земляк настаивал на широчайшем расселении человечества в будущем по планетам и звездам. Нет предела распространению человеческого гения. Человечество – житель не планеты, а всего космоса. Гордая и глупая мысль. Сформировалась даже такая точка зрения, что Земля вообще есть всего лишь «расходный материал» цивилизации. А какой-то модернизированный церковник заявил, что «конец света будет не на Земле». А тут вот такой облом. Оказывается, с этой планеты, с которой многие уже внутренне простились, вообще теперь нельзя улететь. Чья-то сильная рука взяла человечество за шиворот и ткнула носом в почву. Обратила прямо к отеческим гробам. Не надо, мол, спешить, прежде чем забираться в кабину сверхсовременного звездолета, надо навести порядок на сельском кладбище. Речь, конечно, не только о том, что надо поправить могилки и подкрасить оградки!

Из-за поворота тропинки навстречу Вадиму и Любе вышла еще одна пара гуляющих. Сухой, пожилой, старомодно одетый мужчина и худощавый, белобрысый паренек с ярко-голубым, нестерпимо искренним взглядом.

– А я его знаю, – сказала Люба, когда они, поздоровавшись, прошли мимо.

– Еще бы, это же Петр Никитович Майборода, наш учитель истории. Правда, ты же не училась в нашей школе?

– Нет, просто он у нас замещал одну четверть, не было учителя. А кто это с ним? – ответила Люба, и с этого момента они с Вадимом незаметно перешли на «ты».

– Да, скорей всего, вместе партизанили в Отечественную. Теперь вот он… Но я на чем-то остановился.

– На философии.

– Правильно. Да, планета как кладбище. В земле ведь зарыты не только тела, но если образно сказать, обиды надежды, могильная земля покрыла неразрешенные конфликты, предательства, любовь и ненависть. От веса этих неразложившихся страстей и страданий планета отяжелела, стала «духовным магнитом», как писал, опять-таки не помню какой священник. Она не может отпустить от себя в космические дали человечество, в глубинах души которого столько падали. Плерома – это защита вселенной от хищного человеческого роя. И рассеется она лишь тогда, когда человек наведет порядок в собственном доме, установит справедливость там, где была когда-то несправедливость, заместит предательство жертвенностью, месть прощением и так далее. «И все преступленья покроет любовь». Ты извини, я невольно цитирую какие-то обрывки речей, статей…

Вадим пнул еловую шишку, валявшуюся на идеально гладкой асфальтовой дорожке.

– У индусов, если я не ошибаюсь, это называется карма. То есть человечеству дана возможность очистить свою карму. Практически это выглядело как воскрешение из мертвых тех, кого можно воскресить, и определенная работа с ними. Скажем, оживленному Галилею, можно сказать, что он был прав – Земля действительно вертится, и это ему будет приятно. Хотя, нет, пример неудачный.

– Почему?

– Сейчас-то как раз и нельзя ничего определенного сказать насчет вращения Земли, когда вокруг такое молоко. Впрочем, наверное, есть приборы… собственно, конечно, до этого мы еще доберемся. Виляю мыслью. Да, Галилея я привел просто потому, что известный человек. С них, с известных, все и началось. И это понятно. Интереснее же побеседовать с живым Наполеоном, чем с какой-нибудь Мариванной, да? И потом, человечеству ужасно интересно знать, какой же на самом деле была его история. Что может быть убедительней живых свидетелей.

– И Сталина воскресили?

– Конечно. И Берию, и Гиммлера. И Джека-Потрошителя.

– А его зачем?

Вадим, закашлялся.

– Ну, как тебе сказать, тоже нужно. Разобраться надо. Вместе с жертвами его. Как-то компенсировать эту ситуацию. Я же тебе объяснял про неразложившееся зло. Впрочем, что я несу, его же не поймали, так что неизвестно, кто он был, этот Потрошитель. Да, вот так вот. Были и очень забавные случаи. Один мне очень запомнился. С воскрешением Вольтера. Оказывается, в официальной могиле ни одной подходящей молекулы не нашли. Уж не помню почему. Кажется, тело куда-то исчезло. С могилами великих это сплошь и рядом случается, у Тамерлана и Чингиз-Хана было по десять, наверно, могил, и все не то. Но, как выяснилось, Вольтер завещал свою библиотеку Екатерине Второй, царице, и там в некоторых книгах обнаружили буковки, вырезанные из бумаги и наклеенные поверх других буковок. Оказалось, что при помощи слюны. В этой засохшей слюне обнаружился отличный образец ДНК Вольтера. Что такое ДНК, ты знаешь?

– Нет.

– Я, по правде говоря, тоже не совсем.

Не сговариваясь, Люба и Вадим развернулись и пошли обратно. Завернули на небольшой холмик, поросший редкими молодыми березками. В мелких листочках лепетал аккуратный ветерок. Внизу лежал круглый пруд, окруженный тремя камышовыми компаниями. Посередине пруда сидел в резиновой лодке рыбак. Свистнула над головой птица.

– Ты любишь природу, Люба?

Она пожала плечами.

– Не знаю.

Постояли еще немного. Рыбацкая лодка едва заметно поворачивалась вокруг своей оси.

– Ну что, пошли?

– Пошли.

Уже на выходе из леса, когда стеклянный параллелепипед уже замаячил широкоформатным привидением меж стволов, Люба спросила:

– А где они все?

– Не понял.

– Эти, Галилей и все. У нас в Калинове есть кто-нибудь?

– Да особо великих я не знаю. Есть генерал-полковник, говорят, отличный мужик, только с детьми не повезло, ну это обычное дело. Купец первой гильдии есть, поставщик двора его величества, его редко видят, все молится. А, князья Бобринские, боковая какая-то ветвь от тех исторических Бобринских, ну, известных.

Люба отрицательно покачала головой, она не знала ни боковых, ни основных.

– Усадьбу-то ты знаешь, где раньше техникум был?

– А-а.

– Так вот это их домик.

– Им что, все вернули?

– И вернули, и реставрировали.

– А техникум?

– Да кому сейчас нужен политехникум. Нет работы для такого образования. Или очень мало. Сейчас все другие должности.

– Ну хорошо, а Наполеон где сейчас живет?

– Я точно не знаю, может, во Франции или еще где. Ты что, хочешь на Наполеона посмотреть?

– А можно?

– Почему бы нет. Ты должна посмотреть мир. Когда врачи разрешат, можем слетать. Знаешь что, ты составь список. Подумай и составь. Фамилий на десять-пятнадцать.

– Это что, специально для меня такая услуга?

Вадим замялся.

– Не скажу, насколько специально, но для тебя я очень постараюсь.

Люба отвернулась и стала смотреть в сторону.

– Главное, чтобы он был захоронен как следует. Тот, кого ты хочешь увидеть.

– Что это значит?

– Да ведь многие требовали в завещании кремации, да еще и пепел над морем развеять. Или спустить по Гангу. Тут уж никаких шансов на воскресение. Так что у японцев и индусов мало шансов на воскресение. И другие были религии странные. Были народы, которые своих покойников выбрасывали диким зверям на съедение. С египтянами хорошо, мумии хоть и старенькие, но зато сохранность, да если еще и надпись на гробе, саркофаге, как у них называется, так это же любо-дорого. Самое гиблое дело – безымянные кости.

– Почему?

Вадим вздохнул, потом еще раз, кажется, в его «лекции» не было четких пояснений на этот счет.

– Ты знаешь, я сам еще не вполне тут разобрался. Помимо этого самого ДНК, нужен еще какой-то минимум информации о человеке. Понимаешь?

– Нет.

– Ну, проще всего оживить человека, если есть кусок коры головного мозга, плюс написанная этим человеком, то есть трупом, вернее, когда он был еще живым, например, подробная автобиография. Если человек умер недавно, очень важно, чтобы о нем было кому рассказать. Мне один мой друг, Валерик, тот, что из Сахары, объяснял это в образной форме, объяснить?

Люба кивнула, хотя огня жадного любопытства в ее глазах не горело.

– Представь себе, что ты идешь по парку, задумалась о чем-то о своем и вдруг слышишь мелодию. Точно знаешь, что мелодия знакомая, очень знакомая, но ЧТО это за песня, еще не знаешь. В твоем сознании мелодия должна соединиться с каким-то воспоминанием, ассоциацией, хотя бы с парой слов из нее – вот это внезапное соединение и будет как бы воскрешением песни. Я сумбурно, конечно, изложил, грубовато…

– Я все поняла.

– Короче говоря, без логоса не обойтись.

– Без чего?

– В общем, главное должно быть сказано словами.

Она никак не могла привыкнуть к виду своих родителей. Они были намного старше тех, что она помнила. Отец теперь был почти нормальный, смуглый шестидесятилетний мужчина с седым чубом, чуть прищуренным правым глазом и замшевой каплей на правой щеке. Единственная отметина новых времен – шикарные новые зубы вместо склада мокрого металлолома, что раньше лязгал во рту. Мама – совсем старушка, но свежая, пунцово-губая, с ясным до идиотизма взглядом. Где она провела двадцать лет, пока отец оставался на месте? Ответ на этот вопрос Люба знала, но он ее не успокаивал. Как будто легкая тошнота появлялась в самой глубине души, при каждом их визите. Правда, постепенно она научилась как бы отлавливать ее и запихивать в нишу без названия. И «работать» с тем, что есть, то есть вести себя так, словно никакого этого громадного чуда-юда, о котором длинно и осторожно плел ей Вадим, и не существовало.

Странно, но говорить было особенно не о чем. Сначала мама, Ирина Марковна, когда-то мастер кондитерского цеха лучшей городской кулинарии, пыталась что-то рассказывать. Она ведь прожила и девяностые годы, и еще сколько-то лет в следующем веке. При ней развалился Советский Союз (эта новость поразила Любу не больше, чем известие о падении Трои), пришла «демократия», и прошла «демократия». Она очень хорошо помнила, как начались «белые ночи», как они «с девчонками» сидели в цеху «против мародеров», а по городу ездили машины с сиренами, большой митинг помнила у райисполкома. Крестный ход. Помнила драку «в телевизоре», кто-то прорывался в эфир «насчет фашизма». Не было света неделю, а потом появился. Подпольная торговля часами.

Отец только морщился и сухо сплевывал. Глобальное, всемирноисторическое событие виделось ему какой-то мелкой пакостью. Главное слово на его языке было «шпана». Им он обозначал все группы лиц, действующих в Новом Свете, будь то соседи по дому, пацанва, гоняющая на новейших летательных аппаратах под облаками родного Калинова или члены не вполне уясняемого обычным умом Всемирного Совета, стоящего ныне во главе прочно объединенной планеты. Он всегда был человек себе на уме, упорный в своих мнениях и выводах. Ирине Марковне приходилось по большей части помалкивать, в тех случаях, когда речь шла о временах, в которых онажила, а он нет. Так у него было свое мнение и о развале Союза, и пьянстве Ельцина, и о странном преемнике Путина, и это мнение он считал единственно верным.

Люба оживлялась лишь, когда заходила речь об одноклассниках и соседях. «Да, неужели?!» «Серьезно!?» «Так я про него и думала». «Вот дура-то!» Люба была тихоня и скромница, но на кончике языка у нее всегда висела капелька горчицы. Ей отчего-то было приятно, что классные принцессы Верка и Алевтинка чудовищно неудачно вышли замуж. Первая вечно ходила битая, а вторая была четырежды брошена. «Это при ее-то талии и глазках!» Многие поразъехались. Вася Громов сделал карьеру. В чем суть его должности, ни Ирина Марковна, ни моложавый сердитый муж ее объяснить не могли, но предлагали верить, что Вася этот взлетел очень близко к самым верхам. «Плоскостное администрирование в северной сети». Люба, не поняв ничего, ничуть не расстроилась. Вася Громов ей никогда не нравился. «А Грицяй спился». «Да?!» «Да, дочка, сначала в тюрьму, а потом водка». Грицяй этот был совершенно неприметной фигурой в их дворе, и чего это мама его вспомнила? Оказывается, он и сейчас живет все там же, «и теперь их трое». В новой их квартире, «ну, теперь у кого хочешь новые», поселился отец-Грицяй, и дед-Грицяй, все как один маленькие, чернявые, гундосые и пьяницы. И главное, все в одном возрасте. Лет под сорок, не больше. «Хоть к людям не лезут, соображают среди себя», – презрительно хмыкнул отец.

Во время одного такого информативно плотного разговора, образовалась пауза, Ирина Марковна скребла ногтем свой мягкий, в приятных морщинах лоб, Люба светила глазами в потолок – кого бы еще из знакомых припомнить, отец подергивал щекой, как бы стараясь стряхнуть бородавку. И вдруг спросил:

– И как тебе твой-то этот?

– Ты про что, папа?

– Ну ведь ходит к тебе, рассказывает. Парень.

– Вадим?

– Пусть Вадим. Как он? Куда клонит? Чего ему надо?

– Я понимаю так, что его назначили. Вежливый. Много рассказывает. Отвлеченно, правда. Плерома.

Матвей Иваныч длинно втянул в себя воздух.

– Значит, издалека заходит.

– Что значит, «заходит»?

– Да так я.

Люба посмотрела на отца внимательно, как на человека, который что-то знает.

– Ты что, с ним встречался раньше?

– В одном городе живем. Как-нибудь сталкивались.

– Ты не виляй папочка, встречался?

– Ты как с отцом… Ты давай, не надо так с отцом. И чего это тебе в голову пришло?

– Не знаю, что пришло. Может, ты что-нибудь знаешь о нем, а? Может, он алкаш, или вор раньше был. Может, у него СПИД был.

– Не было у него СПИДа. Я про другое. Я в том смысле, если ты с ним все хорошо…

– Что ты имеешь в виду?! Он мне как учитель.

Матвей Иваныч недовольно вздохнул.

– Уч-читель.

– Матвей, – пискнула жена.

Он отмахнулся.

– Да, знаю, я знаю. Ты вот что, дочка, – Матвей Иванович тяжело вздохнул, – ты бы пригласила его в гости. К нам. Домой.

– На чай, – прибавила Ирина Марковна из-за мужниного плеча.

Люба сделалась сосредоточенной. Так сидела довольно долго. Стрельнула взглядом в сторону предков.

– Это что – сватовство какое-то, да?

– Да причем это?! – сказали родители хором.

Люба хмыкнула.

– Ладно, папа, если ты так хочешь, приглашу.

Матвей Иванович тяжело поднялся, хмуро кивнул. И сказал фразу, вспоминая которую Люба очень остро ощущала, до какой степени не все она понимает в происходящем. И предстоящий, хотя даже еще и не назначенный визит, стал ее интриговать.

– Понимаешь, Любаш, надо. Ты уж поверь отцу, а ему нелегко теперь, нелегко, -этим переводом себя в положение третьего лица Матвей Иванович особенно впечатлил дочь.

– Та-ак, посмотрим, посмотрим. Номер один: принцесса Диана, номер два: Юра Шатунов, кто это? – Вадим оторвал взгляд от листка бумаги.

– «Ласковый май».

– А-а. Три: Алла Пугачева, четыре: Ленин, пять: Клара Лучко, шесть: Сергей Есенин, зачеркнуто, вместо Есенина – Пушкин, семь: майор Томин из «Следствие ведут знатоки», восемь: Марина Влади, девять: Фанфан-тюльпан, десять: Михаил Боярский, одиннадцать: Ванга, двенадцать: папа Римский. Какой именно?

– Там же написано – Римский.

– Их до черта, этих пап.

– Ну уж не надо, хотя бы то, что Римский папа всего один, даже я знаю.

Вадим внимательно рассматривал список, составленный Любой, Люба внимательно рассматривала среднегабаритный геликоптер, выделенный для сегодняшней прогулки над городом. Своим видом он напоминал обычное авто кабриолет, только без колес. Два ряда сидений, приборная доска, ветровое стекло, рулевое колесо.

– Так, – еще раз сказал Вадим, сворачивая листок бумаги, – понятно. Только одного я не пойму. Где Наполеон? Ты же хотела.

Люба задумчиво выпятила губы.

– Не знаю, не написала.

– Хорошо, и вот еще что – не исключено, что я ошибаюсь, но с принцессой мне кажется тут неувязка. В конце восьмидесятых о ней вряд ли было очень уж слышно у нас в Союзе.

– А мне мама про нее рассказала. Такая судьба! До слез! И Клара Лучко от нее. Мама сама хотела с ней встретиться, но почему-то тогда не получилось, когда ее оживляли, так она попросила, ты напиши, и возьми меня, если получится.

– Поня-ятно.

– Ну, едем?!

– Едем. Мне очень приятно, что ты такая бодрая, только предупреждаю – первый полет, это всегда большое переживание. Как только станет не по себе, сразу предупреди. Приземлиться мы сможем прямо сразу. Антигравитация.

Любе было настолько все равно, что она даже не переспросила.

– Пристегнись, – сказал Вадим, перебирая пальцами правой руки по короткой трехрядной клавиатуре посреди приборной доски. Под дном геликлоптера приятно заныло, в воздухе распахнутого салона стало вдруг электрически свежо, как после грозы.

– Все, стартовали.

Люба перевалилась головой через борт и хихикнула, происходящее воспринималось ею как какая-то шалость. Земля медленно удалялась. Подстриженный ежик травы, тропинка, вспученная древесными корнями, трубою вниз Уходящий ствол сосны. Вот они уже на уровне ее кроны, большая птица на всякий случай сваливается с ветки и скользит в сторону. Другие геликоптеры внизу стоят как попало, будто брошенные разбежавшимися детьми. И вот они уже выше леса и выше длинного стеклянного строения, вид которого сверху особенно непривычен. А люди у входа – меньше спичек.

Вадим вел машину настолько медленно и плавно, что спутница даже не чувствовала этого. Только бросив очередной взгляд вниз и увидев, что давешняя сосна находится от них уже метрах в двадцати, она поняла:

– Летим!

Не торопясь перевалив через хрустальный саркофаг центра, Вадим на некоторое время завис над речным руслом, ровным в этом месте, как канал. Ивовые облака почти наглухо укутывали с обоих берегов коричневатый поток. Пешеходный мост напоминал деталь алюминиевого конструктора, поставленную концами на берега. Направо от робкой реки лежала крохотная родина Вадима. Среди разреженных взглядом сверху садов-парков разлеглись строения княжеской усадьбы, обнаруживая неожиданное и даже гармоническое единство. Как будто древний архитектор предполагал, что будущие ценители его замысла смогут в прямом смысле слова витать в облаках.

– Ну что, куда? – спросил воздушный водитель.

– Туда.

Княжеская усадьба соединялась с основным телом города полукилометровой вымощенной булыжником тополиной аллеей, проложенной перпендикулярно аллее ивовой и вымощенной водою. По булыжнику тащился автобус, княжеские садовники ехали на работу. На геликоптере или скутере было бы куда быстрее, но очень многие граждане «Нового Света» не выносили этого «летательства». Переплетение внешней патриархальности с самой продвинутой технической начинкой – вещь обычная для всех небольших городов вроде Калинова. И таких пруд пруди на любом материке.

Тополевая колея врезалась в скопление двух-трехэтажных домов, застройки середины двадцатого века. С другой стороны из толпы разновысоких коробок в разных направлениях вытекали три асфальтовые улицы, машин было немного, в основном поливальные. Хотя было отлично известно, что нынешний пешеход не мусорит. Из какого бы века ни был вызван к нынешней жизни. Внизу пучок железнодорожных веток, одна загнулась вправо, и вот уж уперлась в серую окаменелость цемзавода, по второй дерзко наяривает дрезина. Надо понимать, путеиные егеря. Проверка шпало-рельсовых скреплений. Работа настолько же нужная в городе, как и поливка улиц. А мотороремонтный завод теперь галерея. Вадим слышал, что весьма даже приличная; есть работы, каких даже в самой Калуге не сыщешь. Площадь перед автовокзалом: тут тебе и книжный, тут тебе и хозяйственный, усмехнулся ироническим, невеселым смешком Вадим; налево от площади стадион с одной трибуной и какой-то беготней в центре поля. Спортивный образ жизни не то что бы возобладал в городе, но последователей имеет. По правому борту – парниковые дачные участки, примыкающие к вокзальной площади. Вот он и переулок, разрезающий их на два ломтя, дальше неглубокий овраг с родником и мостом, за оврагом – аккуратные еловые посадки. За посадками опять жилые кубики. Три гордые девятиэтажки, среди толпы пятиэтажных зданий.

– Ой, это мы к нам, что ли летим, на Отшиб?

Вадим довольно резко повернул баранку, так что девушку изрядно встряхнуло, пусть избавится от ненужной иллюзии.

– Нет, у нас просто ознакомительный облет.

– А я уж было подумала…

– Что, что?

Люба спокойно, но не без вкрадчивости проговорила:

– Папа и мама сказали, чтобы я пригласила тебя в гости. К нам.

– Папа и мама?

– Даже больше папа. Я им рассказывала про тебя, они же тоже приходят. Вот они и захотели. На чай. И я подумала, что мы сейчас прямо и прилетим. Такое совпадение.

– На чай?

Спросил Вадим изменившимся голосом. Можно было подумать, что невинное предложение девушки поставило его в затруднительное положение. Люба тихо удивлялась. Что-то тут нечисто с этим «чаем». Или только кажется?

Аппарат парил, описывая широкий полукруг. Звук полета напоминал тот, что появляется при проведении ладонью по гладкой ткани. Такое впечатление, что машина заразилась сомнениями пилота, стала притормаживать, готовясь совсем зависнуть.

Вадим с Любой были неодиноки под молочными небесами. Над пестрой картой города в разных направлениях с разной скоростью передвигалось еще с полдюжины летательных аппаратов разного размера.

– Да, – сказал Вадим, – движение не назовешь оживленным.

Люба пожала плечами, она не поняла, к чему ведет собеседник. В той, прежней жизни небо над Калиновым тоже не было запружено лайнерами. Меняет тему разговора? Нет, все-таки приглашение его явно испугало!

– И ведь всякий может воспользоваться леталкой в любой момент. Есть машины с автопилотами, но люди предпочитают пешком или на допотопном транспорте.

– На автобусе?

– Да. Иногда на автобусе, или потребуют какой-нибудь «порш», чтобы снять старинный комплекс. Или, наоборот, дилижанс, даже не соображая, что это такое. Правда, говорят, глобальная мода на кареты и каноэ прошла. А так вообще, мальчишки да врачи, вот основные клиенты такой замечательной, полезной штуки, как аэрослужба. Люди оказались по своей природе консервативнее, чем было принято о них думать. Цепляются за осколки прежней жизни. Причем, больше даже те, кто уже прошел через «процедуру». Что я говорю, в основном они. И это наблюдается в самых разных частях планеты. Нет народов более, если так можно сказать, современных и менее. Некоторые психологи считают все это протестной реакцией на произошедшее. То есть в некотором смысле можно считать, что человечество «не утвердило», внутренне не ратифицировало Плерому. Но, вместе с тем, когда нужно совершить действительно дальнее путешествие, все охотно прибегают к кабинам мгновенной транспортировки. Противоречив все-таки человек.

Люба молча слушала, сидя как отличница, положив ладони на колени, стараясь показать, что она благодарна за сообщаемые сведения. Стоило какой-нибудь фразе Вадима сделаться лекторской, блеснуть мертвенным лоском заученности, Люба опоминалась и мрачнела. Конечно, как же она могла забыть обо всем этом светлом кошмаре.

Люба начинала чувствовать какую-то неопределенную ответственность, как будто она часть серьезного и не до конца понятного мероприятия. Может быть, даже эксперимента. Правда, довольно часто она напрочь забывала про все это и, в общем, довольно быстро свыкалась со странностью окружающей обстановки.

Скорость полета сошла на нет, «шорох ткани» исчез.

Сейчас Вадим скажет еще что-нибудь важное, решила Люба.

– Знаешь что?

– Нет.

– Давай-ка мы сейчас завернем к одному моему приятелю. К однокласснику. Он очень интересный человек. Тебе, наверно, немного надоело слушать меня одного, а он пожил, много видел, много знает. Он из касты бессмертных, так называют тех, кто еще не умирал.

Девушка ничего не успела ответить, как спуск уже начался. Причем весьма крутой и стремительный. «Валерик, ты где?» – крикнул Вадим в приборную доску, где, надо понимать, было устройство для связи. «А-а, на рабочем месте? Тем лучше!»

Геликоптер смягчил кривую спуска, взял правее, прогладил воздух над уже неоднократно упоминавшейся площадью, бросил стремительную круглую тень на спины коров, что паслись на лугу, вклинившемся в пригородную застройку, уважительно обогнул собрание белых монастырских построек. Несмотря на это, с соборной колокольни донеслось биение меди, словно бы вызванное движением стремительного аппарата. «Церковь теперь отделена от времени», – прокричал Вадим. Они уже подлетали к нужному месту. Верстах в трех от Калинова, на берегу внезапного пруда, выступало из травянистого берега странное здание, – шар, сидящий по пояс в земле. Вокруг ни дорог, ни коров.

– Что это? – спросила Люба.

– Музей.

– Музей? Раньше ведь его не было, да?

Вадим даже не счел нужным отвечать, он вышагнул из приземлившегося геликоптера и быстро пошел к зданию. Оно было немаленьким – метров пятнадцать в высоту. По виду – из непрозрачного стекла, гладкое, лоснящееся. Люба, не без труда отстегнувшись, поспешила за ним, оставаться одной ей было в этом месте неприятно. Когда они приблизились к куполу, раздвинулись створки до этого никак не обозначенной двери. За ними угадывался пасмурный, просторный холл. В дверном проеме стоял человек в белом костюме. Старик в белом костюме. И улыбался, чуть прищурившись.

Они переходили из зала в зал. Приземистая девушка с русым хвостом и стройный старикан с драгоценной тростью. Она глазела по сторонам, он говорил. Залы располагались закругленной анфиладой и заполнены были экспонатами исключительно одного рода – хронометрами. Самыми разными: крошечными, старинными, напольными, непонятной конструкции, с огромными циферблатами, в виде трубы с глазком, где мелькали рыжие огоньки, брегетами на цепочке и еще, еще, еще всякими иными. Сверкало золото, тускло блестело драгоценное дерево, играли драгоценные камни, висели цепи, маятники, гири, прямо на каменном полу были расчерчены какие-то круги, разделенные бороздками и расписанные непонятными фигурками.

– Объединяет все эти механизмы только одно, – говорил Валерий Андреевич Тихоненко, по-хозяйски помахивая черной изящной тростью в сторону стендов, – все они неисправны.

Люба подошла поближе к одной из витрин, там стояла шеренга песочных измерителей времени. Некоторые из них содержали песочную массу в верхних емкостях, не просыпая ни песчинки в нижние. Если присмотреться, то начинаешь понимать, как это ненормально.

– Никакого секрета, просто переходные отверстия запаяны. На тот необыкновенный случай, если кто-нибудь захочет похитить этот прибор и использовать его в своих корыстных целях. То же самое можно сказать обо всех прочих приборах. В механических машинах нет важных шестеренок, в электронных устроен дефект схемы. Видите, все стрелки торчат в разные стороны, все маятники неподвижны. Так раньше у музейных ружей подпиливали боек, понятно?

– Нет.

– Что же тут непонятного?

– Да ничего, то есть все. Зачем это?

Валерий Андреевич чуть отставил худую ногу, перенес часть веса на изящно упертую в пол трость и поднял мефистофельскую бровь.

– Неужели мой юный друг за все эти дни так и не объяснил вам, в каком именно мире вас угораздило оказаться?

Люба чуть насупилась, ей казалось, что этот слишком хорошо одетый и слишком самоуверенный старик относится к ней не совсем всерьез.

– Вадим много мне рассказывал. Про Плерому.

– Ага, значит, главное вы все-таки знаете. У нас теперь глобальный, если хотите, коммунизм. Именно так, как обещали: каждому по потребностям, от каждого по способностям. Сначала все обрадовались, или, вернее так, сначала мы мирились с таким положением дел, но постепенно стала выясняться одна неприятная особенность нового порядка вещей. Оказалось, что удовлетворение потребностей и применение способностей в Новом Свете – вещи, никак не связанные. Далеко не у всех оказались в наличии хоть какие-то способности. Раньше они работали лишь для того, чтобы прокормиться. Теперь же смысл жизни для большинства граждан был потерян. Какой смысл каждое утро таскаться на завод или в контору, если еды, одежды, развлечений и так навалом.

Люба любопытно хлопала глазами.

– Эти заводы и конторы тем более легко было бросить, что они ведь не производили ничего полезного. По сути, это были те же Диснейленды для взрослых. Грязные, шумные развлечения. Настоящей, полезной работы осталось слишком уж мало: врачи, экскурсоводы, механики, обслуживающие новые энергетические установки, модельеры, стилисты, киношники, священники. На мир стала наползать великая депрессия. Самоубийства, алкоголизм… казалось, что человечество окончательно делится на две неравные части, на меньшую, и счастливую – людей творческого труда и огромную толпу сытых, несчастных, деградирующих трутней.

Старик говорил примерно о том же, о чем и Вадим, но речь его была в чем-то и совсем другой. Люба поняла в чем: он говорил как бы от себя, в то время как Вадим словно пересказывал выученный урок.

– Ведь разница между тем, кто выдумывает компьютерную игру и тем, кто в нее тупо играет, больше, чем между фараоном и рабом, что тащит очередной камень на фараонову пирамиду. Раб может взбунтоваться и убить фараона и занять его место. Юзер останется же юзером навсегда. Впрочем, что это я, – Валерий Андреевич быстро улыбнулся, на мгновение собрались пучки морщин в углах рта и глаз, отчего выражение его лица сделалось иронически хищным, – В ваше время компьютеров почти еще не было, а в наше время их уже почти нет. В привычном виде, по крайней мере. Неудачный пример.

Люба ничего и правда не поняла из последних слов, и незнакомого слова «юзер» даже не попыталась запомнить, но подумала, что этот «старик» не такой уж и старик, и человек в каком-то неуловимом смысле может быть даже опасный.

– Да уж, не будем разводить долгую преамбулу. Одним словом, подумали, подумали наши лучшие умы и решили, что надо заставить народ работать, иначе разболтается окончательно. А как? Надо ввести какую-нибудь заинтересованность. Чем можно заинтересовать? Тем, чего мало. Чего же мало, когда всего много? Времени. Времени мало. Строго говоря, в натуральном виде его вообще нет. Без хронометра обычный человек не может узнать, утро сейчас или полдень, ночь или вечер. Не может договориться заранее о встрече и прибыть вовремя туда, куда ему надо, просто принять решение – вставать ему с постели или нет. И вот было принято гениальное решение – изъять все виды хронометров у населения и ввести единую, централизованную систему распространения информации о точном времени. И главное, следите, дорогая, внимательно, точный этот сигнал можно было получить только в обмен на какое-то количество общественно полезного труда.

Хотя Люба и следила очень внимательно, но явно не до конца разобралась в сказанном. А старик продолжал наваливать гору сведений.

– Никакого противоречия. Мол, работы полезной не хватает, а общественно полезный труд подай. Для огромной части населения планеты главным в жизни стала работа по обустройству своего прошлого. Разыскание корней семейства, восстановление памяти об отдаленных предках, одним словом, наведение порядка на родовом погосте. Вы даже не представляете, какой это громадный, Разнообразный, утомительный и увлекательный труд. И уважаемый. Глубины старинного интернета, археологические раскопы, самые пыльные книгомогильники, сундуки со старыми фотоальбомами и коробки с письмами на чердаках заброшенных домов в заброшенных деревнях. Да, да, и такое случается. Какая ценность – любой дневник, куча магнитофонных бобин с записью криков на давней свадьбе! Почва ведь нашпигована неопознанными останками. Самые ухоженные кладбища древности превратились в скопища безымянных костей. Я уж не говорю про всевозможные братские могилы, расстрельные рвы, чумные овраги. Раньше ведь оживляли всех подряд, бездумно, в каком-то азарте. Я никогда бы не повез вас в интернаты для этих несчастных, здоровых с виду людей, не понимающих, кто они такие. Их мучают непонятные кошмары, они бродят по миру, как тени в поисках места, где их, может быть, осенит. С таким же успехом можно было бы возвращать к жизни динозавров. Ну да ладно, это я уже ухожу в частности.

Старик снова улыбнулся своей быстрой, хищной улыбкой.

– В качестве платы за этот труд во спасение своей души, как сказали бы церковники, человек и получает право на точную ориентировку во времени, протекающем сейчас. В доме каждого стоит такой приборчик, стоит нажать кнопку, и ты узнаешь, который нынче час, а с твоего электронного счета одновременно «списывается» энная сумма.

– Сумма чего?

– А? Количество доступов. Это такая «карточная система», знаете, как в блокаду раньше выдавали норму хлеба в зависимости от вида карточки.

Люба кивнула головой, про блокаду и про карточки, как дочь советского народа, она кое-что слыхала. Валерий Андреевич вдохновился.

– Так и здесь. Есть карточка домохозяйки, кормящей матери, чиновника, энерго-оператора, полицейского и так далее, все они имеют право от шести, это минимум, до сорока раз в сутки, узнавать, который теперь час и минута. Скажем, те же полицейские во время выполнения особого задания могут интересоваться вообще хоть сто раз, это понятно, да? Труднее с теми, кто трудится индивидуально, в архиве, на раскопе, или просто думает, куда направить острие поиска, но и тут придуманы свои эквиваленты. Работа «не покладая рук», «до изнеможения», «на износ» оплачивается по-разному. Особенно ценятся творческие озарения, двойной, тройной тариф, понятно, да?

Девушка задумчиво облизнула пухлые губы.

– А если эта… «карточка» кончится?

– Да, если вы долго ленились, бездельничали, вместо того чтобы заниматься делом, тогда, Люба, ваш прибор ничего вам не скажет. И посмотрев в окно, вы обнаружите все тот же до ужаса неизменный полдень. Уверяю вас, это очень неприятно.

– Можно спросить у кого-нибудь из знакомых. Позвонить по телефону.

Старик засмеялся в голос, обнаруживая великолепные зубы и ярко-розовый язык. Голова его при каждом приступе смеха благородно откидывалась назад.

– Все продумано, и в подробностях. Ни по каким электронным сетям такая информация не пройдет, так устроено. Никакого радио, точных сигналов, телевидения и прочей чепухи в том же роде, разумеется, тоже нет. Никто из знакомых вам ничего не подскажет, ибо это слишком уж не принято, а за нарушение положен штраф. Иногда тайком вас могут пожалеть, шепнуть… но это очень же унизительно. Хуже милостыни. Даже церковь свои колокола распускает не в какое-то конкретное время, а по скользящему графику, дабы напомнить о вечности, а не о моменте времени.

– А если у меня есть часы, сохранились от родителей?

– Все отловлено и изъято. Или почти все. К тому же, механические часы портятся, отстают, и выдаваемые ими сведения превращаются в чепуху. Батарейки садятся, новых взять негде. Часовщики-браконьеры все на учете, за ними такой надзор… Они как наркоторговцы в прежние времена. Да, да Любаша, не распахивайте глаза. Могу вам сообщить, что в Новом Свете до сих пор есть немало тихих противников существующего порядка. Какие-то умельцы все время стараются изготовить приборы, независимо измеряющие время. Целые семьи и группы семей селятся вокруг такого механизма где-нибудь в укромном месте и в произвольно выбранной точке безвременья начинают новую хронологию. Иногда такие сообщества устраиваются поблизости от природного феномена, например, регулярно бьющего гейзера и тому подобное, и отсчитывают время не в условных, а в натуральных единицах. «Давай встретимся с тобой после того, как горячая вода четырежды вырвется из земли!» Романтично, но идиотично. Главной надеждой «протестантов» был океанский прилив, но поскольку водная поверхность всюду перегорожена глобальными дамбами, новейшими островами, порядок работы дивной системы превратился в хаос. Тем не менее, мелкая повсеместная борьба за «свободное время» идет повсюду. Как правило, это люди маниакального склада, порядки, царящие в их семьях и «племенах», чудовищны. Поскольку их новодельная техника, как правило, ужасающе приблизительна, капризна, то режим жизни в этих сообществах подчинен варварскому и изуверскому ритму – или спят по три часа два раза в сутки, или едят по шесть раз в полтора дня и так далее. От этого болезни, психозы, какие-то новые дурацкие верования, которые хуже любых психозов. Есть психопаты, утверждающие, что у них внутри есть биологические часы. Иные и в самом деле могут иногда угадывать бегущую минуту. Даже соревнования такие устраиваются, эта игра по популярности уступает только футболу. Но возможности самых талантливых хронопойнтеров – такое неблагозвучное по-русски название – ограничены всего несколькими часами. Спортсмен проснулся, включил внутренний счетчик, и уже к обеду он уже Бог знает куда убрел по воображаемой временной траектории. Это у стайеров, значительнее интереснее спринтеры, рекорд, насколько я помню, 59, 45. То есть спортсмен отстал в ощущении истинной минуты всего на пятнадцать сотых секунды. Но, разумеется, даже такие сверхспособности бесполезны в противостоянии глобальной системе контроля мирового времени. В нескольких засекреченных Местах планеты, каких-нибудь Скалистых горах, или Гималаях, в глубоком подземелье стоят ангары с атомными хронометрами, от которых…

– А нельзя ли просто слушать свое сердце?

Валерий Андреевич послал собеседнице воздушный поцелуй.

– Вопрос очень хороший, и очень женский. Сердце сердце…

– Да, сердце! – с вызовом сказала Люба. – Можно считать удары.

– Можно. И некоторые свихивались на этом. Есть даже знаменитая скульптура на этот сюжет. «Пульс времени». Но дело в том, что у людей пульс неустойчив, меняется от эмоции до эмоции, да и у всех разный. Пойдя дальше по этому пути, мы могли бы, извините, довериться своему мочевому пузырю, или кишечнику, полагаясь на известную регулярность их позывов, но это…

– Вы их сажаете в тюрьму?

– Этих диверсантов и браконьеров? Бессмысленно! Мы стараемся их отговаривать, тихо переубеждать. Отнимаем, конечно, вредные самоделки. Если человек забирается в горы и начинает с лично собранной радиостанции передавать сигналы точного времени, его, конечно, наказывают. Но не сильно. А на городских хроноюродивых, ну тех, кто тратит свою «карточку» на то, чтобы через громкоговоритель оповестить соседей, мы вообще не обращаем внимания. Надо сказать, бунтовщики эти весьма изобретательны. Вот недавно, несколько дней назад я увидел у отца вашего друга Вадима старинный патефон. Формально, по закону я должен его изъять, ведь он прокручивает пластинку «На солнечной поляночке» каждый раз за одно и то же время. На основе этого механизма можно попробовать изготовить хронометр. Грубый, неопасный для всепроникающей централизованной системы…

– А вы из тех, простите, кто ловит?

Старик приосанился и сообщил каким-то новым, значительным голосом:

– Да, я офицер службы точного времени. Можно даже сказать, не офицер, а генерал. И здесь я нахожусь с инспекцией. Видите, всех служителей разогнал, никого в зале нет. Сидят, как миленькие, по кабинетам, корпят над отчетностью. Я не допущу ни одной конрабандной секунды.

– А я думала, вы на пенсии.

Валерик снисходительно кхекнул.

– Нет, я не на пенсии.

– А сколько вам лет?

Раздался еще более снисходительный звук.

– Это бестактный вопрос. У нас не принято говорить на эту тему.

– Простите.

– Это не мое личное кокетство. У нас в Новом Свете просто не существует понятие «год». Вы же помните, у нас обычному гражданину позволено узнать только время дня. Люди, занимающие серьезные руководящие посты, представляют себе, в какой части недели или месяца они находятся. То же и врачи-психиатры. Знание это, собственно, абстрактное. Крупных строительств сейчас почти нет. Почти все технологические процессы протекают фактически мгновенно. Право знать, какой сейчас год, – просто регалия, «орден почетного легиона» для людей в высших эшелонах власти. А уход на пенсию – вопрос самоощущения.

– У вас, значит, самоощущение хорошее? – осторожно осведомилась Люба.

Валерий Андреевич внезапно подпрыгнул и выполнил отчетливый батман.

– Вы еще хотите что-то спросить?

Собеседница кивнула, закусив верхнюю губу, она думала о том, насколько ей легче разговаривать с этим стариканом, чем со сверстником Вадимом.

– Вот я, например, вела дневник. Ну не я, а пусть моя подруга…

– Понимаю, понимаю. Сначала мы и за этими, тайными календарями охотились. Но потом выяснилось, что бояться тут нечего. Во-первых, не все их вели до Плеромы, во-вторых, когда отдельные умы начали соображать, что это способ контролировать время хотя бы в больших кусках, уже прошло слишком много времени от начала Плеромы, и людям было уже не сговориться, какой теперь день на дворе. Так что эти тонны исписанной бумаги – вещь совершенно неопасная для режима, хотя кое для кого утешительная лично.

– Вот сволочь, – очень тихо сказала Люба.

– Что, что?! – иронически улыбнулся генерал.

– Ничем ее не пронять.

Генерал опять улыбнулся, теперь уже философски.

– Ничем. Испробовано все. Остается одно – жить в предлагаемых обстоятельствах, тем более что обстоятельства, за исключением нескольких мелких деталей, вполне комфортны.

Вадим появился на застекленной галерее, что опоясывала на высоте нескольких метров шар музея остановленного времени. Он разыскивал парочку, убредшую куда-то от того места, где он их оставил. Не найдя их на этом месте, он почувствовал какое-то смутное неудовольствие. Смутное и странное, ибо, что могло быть естественнее, чем эта экскурсия. Надо же было чем-то занять даму, пока он наводил справки в связи со списком Любы. Античасовых дел мастер в своих закромах.

Кстати, со списком получилась какая-то ерунда. Он в радостном предвкушении связался с центральным распределителем, но там на него вылили ушат очень холодной воды. Нет, он прекрасно себе представлял, что попасть к знаменитостям можно только выстояв немалую очередь. Но это в ситуациях обычных, он же очень надеялся, что в его случае он имеет право на внеочередное обслуживание. Ведь ему прямо намекали в Лазарете, что после того, что он сделал с Любой в прежней жизни, ему положены в Новом Свете льготы. В реальности все было сложнее. Если майора Томина и Юру Шатунова ему хотя бы обещали, то про принцессу Диану посоветовали просто забыть.

Вадим растерянно выругался и посмотрел вниз. Валерик как раз галантно поклонился, видимо, в ответ на вопрос Любы, который Вадим, естественно, слышать не мог. Поклонился и продолжил свою речь. Вадим так хорошо был знаком с его манерой говорить, что находился в полном ощущении, что он слышит произносимые слова. Вадим давно уже поймал себя на мысли, что в своей роли лектора невольно копирует речь Валерика. И ему неприятно было это осознавать.

Может, попросить, пусть по-генеральски пособит со знаменитостями? Нет, сам, сам!

Валерик снова поклонился, вернее кавалерственно прогнулся вперед в ответ на новый заданный Любой вопрос. Как он любуется собой, даже смотреть противно. И на дорогушу Любу тоже. Вадим осознал это с неприятным удивлением. Сколько они уже переговорили, какие вагоны сведений вывалены, и что, произошло хоть на миллиметр между ними сближение? Фиг! Что она поняла – непонятно, и вообще, поняла ли хоть что-нибудь – неизвестно. К папе с мамой позвала, знакомиться, но судя по всему, это инициатива как раз папы и мамы, а не ее собственная. И, черт возьми, как все неудачно складывается! Когда охмуряешь женщину, надо на нее произвести какое-то впечатление, а он даже принцессы никакой добыть не может.

Да, приходится признать, в активе ничего, кроме этого кислого чая.

Там внизу происходило что-то невообразимое. Валерик показывал Любе свои ХОДЯЧИЕ часы, вальяжно болтая в воздухе цепочкой. Это была шутка запредельной силы. Это все равно что во время Ленинградской блокады зайти в гости с ведром салата «оливье». Хотя, может статься, он зря старается. Люба просто еще не в состоянии понять, каким бриллиантом он сейчас перед ее носом поигрывает, И, выходит, это хорошо, что она так медленно обучается. А вдруг бодрый старик успел за время его препирательств с распределителем достаточно просветить девушку на этот счет. И она отлично знает, что это самый сладкий вид довольствия, и прекрасно понимает весь смысл и шик этого отличия. За что же его так повысили?! Девушка хихикает, принимая одну задругой позы… кокетничает?! Да, да, да, он только пытается разглядеть в ней женщину и видит лишь нафаршированный полупереваренными сведениями гомункул с тривиальным русым хвостом, а она уже почуяла, поняла главную «фишку» Нового Света – вольный хронометраж! А он, Вадик, все тот же тормозливый, как говорили на Даун-Стрит, оболтус. Вадим зажмурился от обиды, вспоминая свое досмертное прошлое… А вдруг это просто опытный товарищ, видя состояние дел, решил подтолкнуть ситуацию. Но тогда мог бы хоть предупредить.

– …да хотя бы один наш общий друг. Он кончал с собой неоднократно. Раз от разу совершенствуя свой способ ухода из «Нового Света».

– А почему?

– Почему кончал или почему совершенствовал?

– Ну-у…

– Понятно. Наш Толян был в первой жизни довольно хорошим математиком, ученым, даже способным ученым, но, как бы это сказать, чуть-чуть не дотягивал до того уровня, где начинается настоящая талантливость. Воскреснув, он обнаружил, что людей с его уровнем умений легко заменяет вычислительная автоматика, а его идеи или устарели, или вообще были чушью. Теория струн, мембранная теория.

– Что?

– В том-то и дело, что ничего, ерундой все это оказалось при ближайшем рассмотрении. И Толян наш решил, что теперь смысла в его жизни нет. Первый раз он просто повесился у себя в сарайчике, совсем, кстати, рядом с тем сарайчиком, где теперь Вадимов папа гонит самогон. Оживили его легко и быстро. Накачали положительной химией, но через несколько лет он уже был умней. Уехал вроде как путешествовать, нашел место поглуше, при нынешнем размахе ландшафтного строительства это не проблема, сжег документы, одежду, забрался в темную, узкую, глубокую пещеру и там пустил себе пулю в лоб.

– Господи, – прошептала, кажется, в самом деле впечатленная Люба.

Вадим подошел и остановился радом, держа в пальцах листок бумаги с Любиными каракулями.

– Опять ничего не получилось. Вычислили, нашли, вдохнули все ту же жизнь. В третий раз он подготовился совсем хорошо. Добыл с полтонны взрывчатки и пустил на воздух здание с городским банком образцов крови, их специально стали собирать, чтобы лишить самых упорных самоубийц всякой надежды на осуществление их идиотского замысла. Что с собой ни делай, все равно тебя восстановят. Он даже поджег свой дом, чтобы растворить в огне все вещи, к которым он хотя бы раз прикасался. После этого он добрался до города Липецка, где имелась единственная в этой части материка действующая модель сталеплавильного цеха – специально для школьных экскурсий – и, заболтав, запудрив мозги, введя, короче, в заблуждение хранительницу музея, проник за ограждение и бросился в жерло конвертора или вагранки, точно не знаю, как сказать.

– Она была его любовницей? – строго спросила Люба.

Валерий Андреевич ловким движением выхватил из пальцев Вадима листок бумаги.

– Каким же образом он до сих пор жив? – опять подала голос девушка.

Рассказчик грустно и вместе с тем чуть ехидно улыбнулся.

– Все-таки кое-какие, прямо скажем, интимные следы пребывания нашего Толяна в этом музее остались. И не надо на меня так смотреть.

– Она его обманула, – под нос себе произнесла задумчиво Люба.

На секунду оторвав острый взгляд от бумажки, старик пояснил:

– Она предпочла стать предательницей, а не убийцей. Так что тут у тебя? – Последние слова были обращены к Вадиму.

Тот дернул щекой.

– Очереди, Валерик, очереди.

– С тех пор этот ваш Толя, наверное, не верит, что в мире есть настоящая любовь.

Мужчины переглянулись. Валерий Андреевич щелкнул сухими пальцами перед ее переносицей.

– Ты представляешь, – опять сказал Вадим, – повсюду страшные очередищи, как в Парке Горького за пивом помнишь?

Люба очнулась от своей глубокой задумчивости. История про самоубийцу явно произвела на нее грандиозное впечатление.

– Очереди? А как же, вы говорили…

– Та сфера, о которой пойдет речь, особая. Воскресшие звезды. Их участь, как правило, незавидна.

– Все хотят с ними встретиться?

– Да, Люба, но то же самое было и в прошлых их жизнях, и в этом нет никакой проблемы. Проблема в таких людях, как ты.

– Почему это?

– По существующему закону о воскрешении каждый возвращенный к жизни в период своей адаптации имеет право на встречу с некоторым количеством звезд первой величины по своему усмотрению. Психологами доказано, что это лучший способ примирить психику человека с новыми условиями существования. Звезды все время бунтуют, бастуют, пытаются снизить нормы выработки, но Высший Совет непреклонен. Позвездил в прошлой жизни, изволь отрабатывать в этой, и пожизненно. Четвертая основная программа, так это называется. Если тебя хотя бы один человек востребовал по этой части, не отвертишься. Обязан. Парадоксально, но лучше всего себя чувствуют умеренно популярные люди. Ведь то, что ты востребован, хорошо оплачивается, можешь узнавать, который теперь час, хоть каждую минуту.

– А-а, – сказала Люба, но по тону ее было не совсем понятно, что же именно она поняла из сказанного.

– Еще очень важным моментом этого закона является то, что звезд для встречи воскрешенный выбирает себе сам. Я, например, мог бы предложить тебе Гегеля, Платона или Эйнштейна, но тебе…

– А Иисус Христос?

– Погоди, погоди, погоди, во-первых, ты его и не внесла в список.

– Я просто постеснялась.

– Вот и стесняйся дальше.

– Но Христос же тоже звезда, суперзвезда.

Валерий Андреевич сделался серьезен, Вадим смотрел в сторону, якобы на какой-то экспонат.

– Давай, Люба, оставим эту тему. Христа лапать не будем. И всуе о нем…

– Я не собиралась лапать, – обиделась девушка.

– А многие как раз желают именно лапать. Для этого есть, допустим, Мерилин Монро.

Глаза Любы расширились.

– И можно?

Старик закрыл глаза, открыл рот и потряс головой.

– Слава Богу, ты не мужчина и я могу сказать тебе ужасающую правду. Есть «воскресшие», которые отказывается жить в «Новом Свете», если им не позволят хотя бы ущипнуть красавицу. И им позволяют. В виде страшного исключения. Она постоянно вся в синяках. Целыми сутками стоит на вентиляционной решетке, придатки вечно воспалены. Подлинная мученица нового времени. Святая! Какая там мать Тереза! Оказалось, что людей, желающих знать, кто на самом деле убил президента Кеннеди в четыреста раз меньше тех, кто мечтает переспать или хотя бы поболтать с Мерилин.

– А кто убил Кеннеди?

– Да не важно, никто этого надолго не запоминает, потому что это такая чепуха, и не в этом дело. А вот, скажем, Клеопатра… Так вот, поскольку на планете непрерывно работает несколько тысяч таких Лазаретов, как наш, к знаменитым людям стоят очереди.

– Как к Ленину в Мавзолей?

– Умница! Ленин обеспечен ходоками в новой жизни, ничуть не хуже, чем в прошлой или позапрошлой. И поверьте мне, частенько, Ох, частенько ему приходится отвечать на заковыристые вопросы. О чем бишь, а, так что принцесса Диана, указанная в твоем списке, практически недоступна.

– Ну я же не собираюсь ее щипать.

– Не в этом дело. К Диане вообще редко едут с сексуальными планами, скорей новозеландские бабульки с вышивками или наши хохлушки среднего возраста с баночкой вареньица. То же и у Марии Антуанетты, Эвиты Перон. Тут есть какая-то справедливость – женщины, пострадавшие при жизни, почитаемы теперь особо.

Люба понимающе кивнула.

– Хороша, а Юра Шатунов? Вы поймите правильно, мне только голос его очень нравится.

– Тогда лучше слушать записи. Юра этот, к его неудаче, входит, правда чуть ли не тысячным номером, в жуткий список, где собраны все эти писаные кинокрасавцы. Правда, с Алена Делона или, скажем, Шварценеггера сейчас взятки гладки, они препочтеннейшие старцы вроде меня, и поэтому азарт гостий при встрече ослабевает на глазах. А каково Александру Македонскому! У него двойная нагрузка, с одной стороны, дамы, мечтающие во что бы то ни стало от него зачать нового всемирного героя, с другой, отставные полковники, в основном перуанской и португальской армий почему-то, со своими соображениями относительно поведения его фаланги в битве при Гавгамеллах.

Люба сделала движение головой, которое можно было бы перевести: «во как!?»

– Певцы норовят вместо себя выставить голограмму с фонограммой, это придумали закадычные дружки Дель Монако с Элтоном Джоном и Синатрой, но пресечено. Тогда бы пришлось разрешить писателям отделываться от посетителей просто книжкой с автографом. Приходится работать живьем. Возле Пушкинского дома в Михайловском ночуют толпы графоманов и девственниц. Вот Шекспиру хорошо, он официально отказался от авторства своих пьес, умело разыгрывает из себя безграмотного актера, и интерес к нему все снижается и снижается. Больше всех разочаровывает при живой встрече Байрон. Увидев, что он толстый, белобрысый, да еще хромает, романтически настроенные дамы сами сильно сокращают время визита. И не надо думать, что этот вид воздаяния распространяется только на личности широко известные. Нет. Взять хотя бы нашего учителя истории Майбороду.

– Зачем? – неприязненно поинтересовалась Люба.

– Для примера. После его «воскрешения» и «воскрешения» его соратников по партизанскому отряду и сличения некоторых данных неопровержимо выяснилось, что наш яростный борец за Советскую власть в отдельно взятой школе – предатель-провокатор. Поскольку сдал он целый партизанский отряд, двести человек, то на него возложена обязанность объясниться, так сказать, с каждым. Выпить полной мерой чашу презрения к себе, ненависти и чего там вообще положено. Четырежды его казнили в Новом Свете по приговору партизанского трибунала, а сколько выбитых зубов, так и не счесть.

– Поняла, никуда я не попаду, и вы подсовываете мне этого предателя Майбороду.

Тут вставил слово Вадим.

– Отчасти ты правильно поняла, есть трудности. С Лениным, например.

– А Клара Лучко? – сурово спросила Люба, заметно раскрепостившаяся от беседы с хроногенералом.

– Там, дело такое, оказывается, недавно вскрыли одно кубанское казачье кладбище, да и цыган почему-то в последние недели очень много оживляют…

– Понятно, – сказала Люба, и в голосе ее звучало разочарование.

– Нет-нет, – Вадим почувствовал, что надо вступить разговор. – У меня есть кое-какие мысли. Мне обещали помочь, – сказав это, он выразительно поглядел на Валерика, но тот нисколько не смутился, может быть, он и в самом деле не считал, что этот разговор имеет к нему какое-то отношение.

– Кто обещал тебе помочь?

– Маринка. Сестра.

– Да-а? – с вальяжным интересом протянул Валерик.

Вадим мрачновато кивнул.

– Есть вариант, есть.

Геликоптер плавно опустился на крышу девятиэтажки, в которой находилась квартира Ивана Антоновича Крафта. Бандалетов некоторое время сидел, сосредотачиваясь, потом медленно выбрался из машины. Он никогда не пользовался старинными транспортными средствами, считая, несмотря на демонстративное свое почвеничество, все ностальгические пристрастья дурью. Спустившись на нужный этаж, Бандалетов нажал клавишу и сообщил, с какой целью он прибыл. Четвертая программа есть четвертая программа. Дверь отворилась, и Тихон Савельевич увидел перед собой то, что и ожидал увидеть: Ивана Антоновича, удивленного до состояния открытого рта. Он даже трубку держал приставленной мундштуком к щеке – промазал от неожиданности. И на самом деле удивляться было чему. Нарушился давным-давно заведенный порядок. Испокон веку повелось, что районные литераторы навещают друг друга строго по очереди. Ни разу за все эти несметные времена этот порядок не был нарушен, и даже трудно было представить себе причину, которая могла бы подтолкнуть кого-то из них к такому нарушению. Да, и мало того, что визит был повторный, он еще и отстоял всего на несколько дней от предыдущего, что усугубляло необычность ситуации, до некоторой степени просто пугающей. Отсюда и открытый рот.

Но Иван Антонович сумел взять себя в руки и сделал приглашающий жест. Четвертая программа есть четвертая программа. И Тихон Савельевич вновь оказался в столь знакомой и столь утомительной для него обстановке. Напыщенно холостяцкая берлога, кретинические картины, истерические статуэтки. Бандалетов знал цену этому анахоретскому хламу. А тогда зачем притащился? Этот вопрос задавал себе хозяин, отлично осведомленный о том, как относится Тихон Савельевич к стилю здешнего жилища. Неожиданный гость и вел себя не как всегда. Обычно он демонстративно воротил свой толстый нос от изящных вещиц, которыми была нашпигована квартира. Его раздражали распахнутые на письменном столе старинные фолианты, канделябры с оплывшими свечами, драгоценный яшмовый чернильный прибор, ножи для разрезания бумаг, и тому подобное. Он смотрел подчеркнуто в окно, неприязненно потягивая кофе. Теперь же все было по-иному. Бандалетов стрелял взглядом по всем углам, как бы рассчитывая нанизать на него побольше впечатлений. Выковырнуть новость. Он что-то вынюхивал. Он шпионил!

Ивана Антоновича аж пошатнуло от этой мысли. Он струдом кивнул гостю и усадил на то место, на которое всегда его усаживал, и налил теплого кофе из стоявшей тут лее кофеварки. А себе стал набивать медленно трубку, стараясь при этом решить задачу – чего ему надо?

Если вдуматься, им ведь и, правда, делить нечего. Единственное, что их хоть как-то объединяет, – оба хотят знать ответ на вопрос: на чью сторону встал бы Гарринча, доживи он до момента их разрыва. И где бы он сейчас проводил свое время, в деревянном поместье с баньками и капустными грядками или в этой норе из черного бархата, пропахшего трубочным табаком. Странно, ведь казалось бы, мертвы не только те партии, которым они служили, не существует страна, где подвизались партии, нет, по сути, и планеты, шестую часть суши которой покрывала страна, а те юношеские занозы не вынуты, и уколы до сих пор ноют.

Каждый их них по отдельности предпринял немалые усилия по розыску останков Гарринчи. Сразу после собственного воскрешения. Были самым детальным образом проверены все существовавшие версии. А после и версии невероятные. Подключены родственники, и бессмертные и воскрешенные. Гарринча исчез так надежно, что это приводило в отчаяние. Сначала. Потом, странным образом, фундаментальность его гибели стала источником спокойствия и душевного равновесия для обоих друзей. Если его нет и не может быть, это оставляет каждому право считать его своим союзником. Гарринча твой, пока не Доказано обратное.

Когда Иван Антонович, наконец, раскурил трубку, у него уже оформилась прочная уверенность, что с сегодняшнего дня ситуация в их отношениях с Бандалетовым кардинально изменилась. И нельзя сказать, к лучшему или к худшему. Он не взялся бы конкретно предугадывать, что именно произошло, но, вместе с тем, был глубоко убежден, что это связано с «радостью народа». Возможно, он уже не так прочно мертв, как это представлялось до сего момента. Где-то натянулась какая-то нитка, где-то отцепился какой-то крючок. И толстяк, учуяв это своей почвенной жилой, примчался на разведку – не известно ли что-нибудь калиновской немчуре! Если бы знал что-то твердо – сидел бы тихо.

Иван Антонович медленно, вдумчиво затянулся и посмотрел прямо в бледно-голубые глаза противника, и подумал – ну, теперь, кажется, начнется.

– Я не полукровка, а квартеронка, – сказала Марина, широко шагая крепкими ногами в красных резиновых сапогах, отодвигая левой рукой редкие кусты подлеска. Правой она придерживала на мощном плече устройство, напоминающее миноискатель. Оно называлось некрофон и служило для поиска погребенных тел. На поясе у Марины был широкий патронташ, набитый серебристыми сигарами. С глаз на лоб были сдвинуты огромные очки с квадратными черными стеклами. Вадим и Люба едва поспевали за ней. Они были одеты так же, как и она, в яркие, синие комбинезоны, но экипированы значительно беднее, и напоминали ассистентов Марины.

– Извини, Марин, – сказал Вадим. Это он только что неправильно обозначил сестренку.

– А что это значит? – спросила Люба, продираясь сквозь орешник.

– Кровный вопрос. В прежней жизни мне была выделена только четверть жизненной силы, и, стало быть, на три четверти я принадлежала миру несуществования. Это, конечно, не научный термин, для простоты так говорю.

– Понимаю, – сказала Люба.

В ответ Марина зычно гоготнула.

– Когда ситуация вывернулась наизнанку и я оказалась в «Новом Свете», у меня обнаружились особые свойства к ориентировке в мертвом мире. Понятно?

Люба не знала, что ответить, и сказала:

– Не знаю.

– Чего там непонятного, – Марины вышла на берег полноводного, беззвучного лесного ручья. – Я, понимаешь ли, чую останки, фрагменты, частицы, как вам будет угодно, не до конца мертвой жизни. В толще почвы, подмогильными плитами, за штукатуркой стен. Прибор, разумеется, помогает, но в нашем деле, как раньше в старательском, очень важен природный нос.

Марина вошла в ручей. На третьем шаге темная, быстрая вода была ей уже по грудь. Еще через пять шагов квартеронка уже выбиралась на противоположный берег. Обернувшись к мнущимся спутникам, она сообщила.

– За мной. Комбинезоны не промокают.

Когда шумно обтекающая команда воссоединилась, было сообщено:

– За этой рощицей уже и лагерь. За мной!

Вадим позволил трем-четырем березам затесаться между лидирующей Мариной и группой аутсайдеров, в которую кроме него входила и Люба, и задал вопрос, уже давно скопившийся под небом.

– О чем это ты так увлеченно беседовала с этим старым хрычом? Там в музее.

– А? – непонимающе переспросила девушка, хотя сразу и все поняла.

– Я спрашиваю…

– Ну ты же сам слышал, когда подошел.

– А когда еще не подошел?

– Да он и не хрыч, – дернула плечом Люба.

– Хрыч, хрыч, знаешь, сколько ему лет?!

– Он сказал, что и сам не знает. А ты что, знаешь?

– Для чего он хвастался… в смысле, что он хотел продемонстрировать этими…

– Он говорил, что «с Лермонтовым на дружеской ноге», и тот ему посвятил целую поэму.

– Какую еще поэму?

– Он сказал, что я могу и сама догадаться.

– Черт с ней, с поэмой, я про часы. У него часы в кармане, которые ходят.

– Ну и что?

– Ты что, не понимаешь, что это значит? – вкрадчиво понизил голос Вадим.

– А что это значит?

Идиотский разговор, подумал Вадим, отставая на полшага.

– Не отставать! – донеслось из-за маячивших впереди сытых белых стволов. Вадиму здешние березы еще с самого его первого выхода в «свет» напоминали голландских коров с подмытыми выменами.

– Ты вроде как расстроился.

– Да нет.

Открылась полянка, на ней лагерь. Четыре длинные палатки, стоящие крестом. В перекрестье костер с коптящимся казанком. Костром заняты две по очереди зевающие личности. Рядом, на перевернутом ведре сидел пожилой некрупный мужчина в черном комбинезоне, круглых очках и стругал невзрачную палочку перочинным ножичком.

– Это он, – шепнул Вадим Любе.

– Кто?

– Не узнаешь?!

Марина в этот момент подошла к сидящему и что-то пошептала ему на ухо. Он повернул маленькую сухую голову в сторону гостей и грустно улыбнулся.

– Неужели никогда не видела?! Ведь вся страна зачитывалась! Как раз в твое время.

Люба ответить не сумела, не успела. Черный мужчина перестал стругать, встал и сказал негромко:

– Подъем!

И вокруг как-то сразу образовалась множественная возня. Из палаток выпархивали юноши и девушки, расхватывали «миноискатели», полулежавшие шеренгой на «коновязи», что-то жуя на ходу, и, напевая неизвестные песни, топали вслед за черной фигурой, уже углублявшейся в подлесок.

Подлетела Марина.

– Чего стоите, дядя Боря ждать не будет!

– Опять идти?! – ужаснулась Люба. От геликоптерной станции на краю заповедного участка, где они приземлились два часа назад, до этого лагеря было километров восемь.

– А ты как хотела, экспедиция. ОН себе передышки не дает.

– Можно я… останусь. Суп сварю.

Марина посмотрела на Любу удивленно.

– А я помогу, – криво улыбнулся Вадим.

– Суп, так суп, – подвела итог могучая сестра, и, повернувшись, мощными прыжками понеслась в лес, на ходу налаживая свой разыскиватель мертвой жизни.

Вадим и Люба сели к костру. Вадим подбросил веток на угли. Потом встал и долил в пустой казанок воды из канистры, стоявшей тут же. Дым пополз из-под закопченного брюха сразу во все стороны. Глядя на спутника прищуренным глазом, Люба сказала:

– Конечно, сюрприз – это клево, но ты знаешь, а я так и не поняла, к кому вы меня привезли.

Вадим выпрямился, полез в карман комбинезона, вынул маленькую книжку и протянул спутнице.

Люба смотрела на него все так же прищуренно, терпеливо ожидая, когда кончится эта прелюдия, и все будет разъяснено впрямую.

– Держи. Это Стругацкий Борис Натанович.

Люба повертела в руках книжку.

– А это специальная программка, их специально составляют для гостей «звезды».

– Зачем?

– Ну как зачем. Надо же знать хотя бы основные факты, связанные с выбранным объектом. Из какого он века, из какого племени, чем на самом деле занимался в жизни. А то бывает, что у режиссера Форда или президента Форда спрашивают, как ему пришла в голову идея собирать автомобиль на конвейере. А уж как номера царей-королей путают, это просто дичь. Годами иногда люди ждут, а потом… Интерес очень часто сочетается с чудовищным невежеством. Здесь же список заведомо нежелательных вопросов. Например, у Ивана Грозного лучше не интересоваться, как он относится к картине, на которой он убивает своего сына. Как подраздел нежелательных вопросов, вопросы банальные. Не надо спрашивать Колумба, как ему показалась Америка при первой встрече.

– А я и не просила никакого Колумба, – сердито сказала Люба, ее раздражала не столько фигура первооткрывателя, сколько Вадимов голос, опять заскользивший по невидимой дорожке чужой гладкописи.

Почуяв отпор, молодой человек сбился. Честно говоря, эта девушка, явно не будучи семи пядей во лбу, все время ставила его в тупик своими реакциями. Он не ощущал превосходства, которое обязан был над нею ощущать.

– А что он тут делает, дядя Боря?

– В отпуске.

– Не понимаю.

– Так-то он вообще сидит где-то в Москве или в Питере в квартире, «целая прихожая литературоведов» и фанатов. «Публика хоть восторженная, но почему-то все равно неприятная». Так мне Маринка рассказывала. Вопросы, вопросы, все одно и то же, «кто придумал сюжет «Понедельника»?», с кого списан образ говорящего клопа?» Это мучительно, но куда деваться, он же обязан. А тут он отдыхает душой.

– Это что, мины искать, отдых?

Вадим поднял канистру с водой и обстоятельно напился.

– Маринка же тебе объясняла. Они ищут останки, то есть жизнь.

– Чью?

– А вот это правильный вопрос. Брата. Аркадия Натановича. В свое время его прах сожгли, вернее Аркадия Натановича сожгли, а прах развеяли по ветру, где-то в этих местах. Есть специальный акт. Так вот он, младший брат, пытается найти хоть какую-то частичку старшего брата. Ощущает какую-то неполноту. Им вообще друг без друга нельзя.

В глазах Любы мелькнуло пламя понимания.

– А-а, скучает?

– Ага. Но свободного времени у него мало, только – отпуск. Как и у всех звезд, четыре раза в году по нескольку сот часов. Он каждый раз стремится сюда. Только шансов, говорят, мало.

– Он знает?

– Думаю, знает, но, понимаешь ли, брат!

Люба покивала, глядя на закипающую воду.

– Ну что, какой будем суп варить?

Вадим не понял.

– Я спрашиваю, какой будем готовить суп? Я ведь обещала.

– А, да нет, не беспокойся, есть ведь линия доставки. В любой момент можно заказать, хоть что хочешь, хоть фрикасе. А костер тут горит скорее как декорация или романтика. А охотиться запрещено.

Девушка недоверчиво покосилась на спутника.

– А из чего же тогда сделана еда? Хотя, поняла. Энергия, да? Если могут вырастить из ничего целого человека, то котлету легче.

Вадим поощрительно кивнул – начала соображать детка!

– Но тогда получается, что блины, которые я ела у вас в гостях…

Вадим успокоительно поднял ладони.

– Мамины блины – настоящие. Мама любит готовить, побаловать нас. Потом, она и зарегистрирована как домохозяйка. Я нажимаю кнопку и получаю яичницу, она нажимает кнопку и получает яйца и сама жарит яичницу.

Довольно долго Люба выпячивала нижнюю губу, хмурила брови – отражение мыслительной работы на поверхности облика, думал Вадим и ошибался. Девушка не осмысливала проблему питания, а решалась на ответственный вопрос. Накануне состоялось знакомство Любы с родственниками лектора. Прежде чем идти в дом своей подопечной на чай, Вадим решил затащить в свой Дом на блины. В надежде прояснить для себя кое-какие моменты. Все напротив, только еще больше запуталось.

– Скажи, а почему твой отец так меня невзлюбил?

– Понимаешь, тут дело не в этом. Честно говоря, я и сам не вполне просекаю, что у него там внутри творится. У него сложное положение. С одной стороны, он может считать себя победителем.

– Над кем?

– Всю жизнь он молился на науку, считал, что только от нее будет счастье, надо только человечеству доверить свою судьбу ученым, и можно больше ни о чем не беспокоиться. Наука перевернет мир. Теперь мир перевернулся, как мы видим, перевернулся с помощью как раз науки; Александр Александрович может считать себя победителем, но пьет горькую. Он считает себя и победителем и виноватым. Поэтому и дергается, и изображает из себя шута, юродивого. Ты лично здесь не при чем. Он никого не заставляет быть свидетелями бури противоречий, что бушует в него внутри. Наоборот, прячется от всех у себя в конуре и квасит.

– Мудрено.

– Это мне рыжий объяснил. Маринкин муж. Он врач.

– Вот почему он, то есть врач, на меня «так» смотрел.

– Да, у них же как, – пока диагноз не поставит, не успокоится. Он вообще много о себе воображает, считает себя умней всех, и время якобы чувствует до секунды. По правде сказать, я его недолюбливаю. А он меня. Если бы не Маринка…

Люба встала, потянулась, разминая члены, прошлась по лагерю между палатками. Вадим наблюдал за ней немного настороженным взглядом. Она передвигалась походкой раздумывающей самки, поэтому на всякий случай надо мобилизоваться. Он отдавал себе отчет, что их отношения неуловимо и неуправляемо меняются. «Беззащитная идиотка», «перепуганная простушка», «сбитая с толку, внимающая каждому слову», эти оболочки давно сброшены. Но кокон еще не покинут. Процесс еще идет. Девушка лишь на пути к бабочке! «Эмблема-ментале», хранящаяся в микроскопическом хрусталике ее «дела»: сладкоежка-тихоня-хорошистка – стремительно теряла достоверность. Как теперь обозначить образ сегодняшней молодки в прорезиненном комбинезоне! Материал выпирал из схемы во все стороны. Блюдо, которое он был призван съесть, оказывается, еще следовало приготовить. Все сырое, как этот лес на берегу ручья. Не сладкоежка, а сыроежка! Немудреный каламбур на мгновение размагнитил нервное поле «жениха». Но оно тут же завилось снова: сейчас чего-нибудь выкинет, с тоской, но чем-то неуловимо подслащенной, подумал Вадим, глядя, как Люба заглядывает в палатку. Или вкинет.

– Послушай.

– Да, – громко сказал Вадим, вставая по стойке смирно.

– А когда они вернутся? Ну эти, минеры.

– Только к вечеру. Дядя Боря не хочет терять ни минуты. У него остались считанные часы.

– А ты можешь так, сходу, достать бутылку шампанского?

Вадим обрадовано бросился к переносному блоку линии доставки, который приметил, подходя к лагерю. Откинул крышку, застучал ногтями по клавишам. Люба в это время рассуждала. Как бы сама с собой.

– Значит, это не Сан Саныч придумал эти гости. Что же тогда такое? Что у нас получается?

Переждав прилив и отлив густого гудения в недрах ящика, Вадим откинул дверцу и вынул оттуда ивовую корзинку с бутылкой, булкой и жестянкой.

Люба выглянула из-за края палатки.

– Так ты, значит, сам меня привел в гости?

В деланном удивленье выпячивая губы, неся в вытянутых руках добычу, Вадим вышел к костру. Сел так, чтобы можно было не встречаться взглядами с давящейся смехом девицей. На какое-то время ее ироническое внимание было отвлечено подарком от линии доставки, и у «жениха» – лектора появилась секундочка для того, чтобы успеть удивиться катастрофической смене позиций в этом поединке. Когда это он умудрился оказаться под знаком насмешки? На каких словах, шагах это произошло? Нет времени для откручивания назад всей пленки, и, главное, нет пользы в этой процедуре, самка джинна просочилась сквозь неплотно пригнанную пробку, и ее не загнать назад.

– Тогда стреляй!

Вадим содрал фольгу с головастого горлышка, обреченно фиксируя прямолинейную эротичность этого действия, и свою особую, личную ассоциацию в этой связи. Пробка ударила в ворота палатки, пена выбросилась в котелок с кипящей водой, произошел ароматический взрыв. Люба, оказавшись на мгновение в пьяном облаке, хохотнула, окончательно сокрушая основы Вадимова самомнения. Вися сознанием в воздухе абсолютного сомнения, он вцепился в самый несущественный факт окружающей обстановки.

– Забыл фужеры.

– Из горла-а! – урезонила его Люба.

Он отпил, ругая себя за то, что не дал отпить ей первой. Потом глотнула Люба, три-четыре раза, всякий раз, громко екая небом. Каждым этим звуком она переворачивала душу Вадима, как кадушку, в которой не было ничего кроме глухой гулкости.

– Одно меня, понимаешь ли, цепляет.

– Да.

– Все время кажется, что мы все время на виду.

– Не понимаю.

– Как будто в каждой березе по кинокамере, и все снимается, понимаешь? Как на сцене.

– А-а, ты думаешь что… исключено! – Вадим яростно обрадовался возможности вернуть хоть часть авторитета. Опять они в рамках: он знает – она не знает.

– Ни за кем не подсматривают никогда! Совет следит! Приватность, это в смысле интимность, гарантируется законом. Можешь быть уверена – кроме этих деревьев нас никто сейчас не видит.

Люба расхохоталась совсем бесшабашно, даже пихнула собутыльника в плечо. Тихоня!

– Тогда все в порядке и путем!

– Конечно! – с едва заметной тоской в улыбке поддержал ее Вадим, своим видом он выражал жалкую надежду, что все обойдется, хотя и не отдавал себе четкого отчета в том, что его ожидает.

Люба еще несколько раз глотнула. И он громко икнул потому что после такой порции шампанского невозможно было не икнуть. Люба встала и, выпустив вниз бутылку, пошла к палатке. Непродуктивно и не в совсем правильном направлении работавшая головная лаборатория лектора выдала на-гора наблюдение – а девушка как будто бы сделалась старше или, правильнее подумать, взрослее.

Вадим схватил бутылку, она за пять секунд у огня успела накалиться почти как ситуация. Зажмурив правый глаз, Вадим остался обращен к миру ртом, в который втекала сладкая, тоскливая, горячая опасность. Левым глазом он впитывал жутковатое зрелище: Любашу в пленительной позе у входа в палатку, со смертельно откровенной улыбкой на устах и самостоятельно разметавшимся по плечам конским хвостом.

Оставалось только зажмуриться. И задуматься там, в темноте. Теплое шампанское текло по подбородку, быстро охлаждаясь. Но, дорогой, сказал себе Вадим вдруг – не то ли это самое, чего ты обязан был, и в меру умений и сил, добивался? Может, прямо сейчас, пусть неожиданно, пусть аляповато все и сладится?!

Он открыл глаза и не увидел Любы. Это означало, что она еще дальше прошла по дорожке, на которую ступила с первым глотком шампанского. Она уже в палатке. Конечно, в такой ситуации медлить было и нельзя, и глупо. Но Вадим все же выволок из загашника весы с исцарапанными чашками, чтобы взвесить смысл события. Неужто это он самый – акт искупления?! И ничего страшного, и ничего странного, что он имеет шанс грубо наложиться на простой постельный акт?

Выпив еще шампанского, и прилично выпив, Вадим удивился тому, что оно никак не кончится, как будто всепроникающая линия доставки влезла прямо в бутылку. Но не стал расследовать этого дела, а быстренько в два длинных шага достиг ворот в темный чертог и, зажмурившись на миг, поднял полотняные крыла. Унылый свет вечного дня не успел вдвинуть носок далее порога и сразу же был отсечен. В Новом Свете очень заботились о сохранении островков темноты, она была, наряду с самим временем, редким и трудно-добываемым продуктом. Экспедиционная палатка несчастного брата отличалась повышенной комфортностью – внутри было даже не темно, а черно. Вадим встал на четвереньки и присмотрелся – откуда блеснут два горящих страстью ока. Потом прислушался – где таится демон девичьего дыхания? Наконец, потянул носом воздух, надеясь по цепочке невидимых пузырьков шампанского духа определить нужное направление. Все способы подвели. Оставалось надеяться только на слова.

– Люба!

Нет ответа.

– Люба!

Ну и пусть нет ответа.

– Люба, я должен, просто обязан довольно много всего объяснить. Я очень волнуюсь, понимаю, ты тоже волнуешься. То, что сейчас произойдет, произойдет ведь не только сейчас, вернее, оно имеет отношение не только к этому моменту. Я не хочу, чтобы все было вот так, я хочу чтобы все было сказано, или почти все. Ты имеешь право знать. Имеешь, что бы мне ни говорили, иначе ничто не имеет смысла!

Господи, в ужасе подумал Вадим, что же я болтаю, как идиот! Надо же что-то и делать. Он сделал несколько собачьих шагов, продолжая обнюхивать воздух. Рванул молнию на комбинезоне, что было бы умнее сделать еще до нагромождения слов.

– Мы, Люба, встречались с тобой в прежней жизни! – выпалил Вадим и с ужасом ощутил сладостное полыханье в области паха. И сразу вслед за этим опустошение. Вот это да! В обессмыслившейся темноте поник головой, ему стало тоскливо и мокро. И если бы у него был хотя бы теоретический шанс умереть, он пожелал бы себе смерти.

Что же теперь говорить и делать?

– Не спи, не спи художник, не предавай сосну! – раздался снаружи отвратительно знакомый голос. Вадим взбеленился и тут же охолонул, соображая, что может это наглое вторжение обернуть себе а пользу.

– Извини Люба, я сейчас! – он страшно попятился назад, развернулся в «дверном проеме», одновременно принимая вертикальное положение. Вся дарвинская лестница была преодолена им за две секунды и два шага. Перешагивая почти потухший костер, он задел каблуком котелок, шампанское варево выплеснулось на угли, они зашипели, как душа неудачливого любовника.

– Пос-слуш-шай! – начал Вадим, выбегая на край лагеря, но не продолжил ни тираду, ни движение. На краю леса, обступавшего маленькую полянку, стоял Валерик, поддерживая под локоток улыбающуюся Любу. Вадим рефлекторно обернулся к палатке и замедленно улыбнулся. Возмущение по поводу вмешательства старого друга в его интимные планы перемешивалось с радостью от отмены факта несомненного его, Вадимова, мужского позора.

– Не делай удивленного лица. Это я должен удивляться тому, что здесь творится. Феерическая фемина блуждает по лесу, а ты бревном дрыхнешь в палатке.

Волна пошлости («фемина и т.д.), поднятая Валериком, потопила сложную нервную схему только что не произошедшего события. Вадим счел за лучшее не сопротивляться, расслабиться, осмотреться. Он догадался, что понимает в происходящем значительно меньше, чем ему хотелось бы. Люба, видимо, ускользнула в лес, когда он, зажмурившись, глотал пьяную газировку. Вадим тихо опустился на одно из перевернутых ведер, не убирая с физиономии недоуменного выражения. Проходя мимо него к другому ведру, Валерик наклонился и громко прошептал:

– Хорошо, если только дрыхнешь, а не дрочишь. Смотри, упустишь девочку.

Вадим вспыхнул. Люба находилась на таком расстоянии, что нельзя было с уверенностью сказать, слышала она гнусное высказывание друга или нет. И что делать, если слышала?!

Развязный старикашка откинул полы белого полотняного пиджака, уселся напротив смущенного юноши и покрутил головой, как стервятник, выискивая пишу длясвоей язвительности. Тут вступила Люба.

– Валерий Андреевич, я хочу вам пожаловаться на Вадима, – заговорила она с какой-то новой степенью раскрепощения, с неприятной свойскостью в тоне.

– Жалься, пожурю охламона.

– Ну зачем он меня сюда привез?! Дядя Боря сбежал в лес и будет только к ночи, да и то, наверно, сразу спать завалится. Зачем было мне все эти списки писать, когда ничего, так сказать, не отоваривается?! И к моим он ни как не соберется, отец уж просит, просит, что трудно оторвать денек-вечерок.

Валерик достал хронометр, поднял-опустил тускло блеснувшую крышку, как бы показывая, кто тут авторитет.

– Я заскучал было, рванул к друзьям, душевно обогреться, а тут… Ладно, по порядку. Знаешь, Люба, не гневайся ты на негостеприимного гения. Он в отпуске, а для зверя по имени «звезда» такие дни подобны периоду спаривания.

– С кем?

– С мечтой, Люба. К ним приближаться или бесполезно, или опасно.

– Так зачем…

– Маринка хотела как лучше, хотела пособить братишке, поэтому притащила вас сюда по блату. Что же до списка как такового, то он носит не ассортиментный, а философский характер. Ты сама, своей рукой зашифровала в нем свое будущее.

Люба даже присела, наклонив голову набок, как бы говоря: ну-ка, ну-ка!

– К каждой из знаменитых фигур, имена которых ты обозначила на листке бумаги, стоит длинная очередь. Причем, все они не бесконечны, и все они разной длины. Когда-нибудь ты со всеми с ними встретишься, и с Пушкиным, и с Кларой Лучко, и с майором Томиным. Причем, на законных основаниях, и никакая звезда не посмеет удрапать от тебя в лес, или, скажем, напиться в этот день. У тебя будет не пять минут, а что-то около часа. В зависимости от спроса на конкретную фигуру. Ты сможешь задать все вопросы, какие пожелаешь. Но главное, ты получишь встречу не тогда, когда ты ее желаешь, а когда сама жизнь «захочет» тебе ее дать. Уловила? Часто это бывает в тот момент, когда эта «звезда» тебе на фиг не нужна. Понимаешь, это становится похоже на некое подобие судьбы. С помощью этого громадного, неуклюжего, и, поверь мне, иногда даже коррумпированного аппарата человечество возвращает себе прежние ощущения, в сознании у него как бы отрастает идея будущего, говоря казенным языком, уверенность в завтрашнем дне. Без этого ведь можно свихнуться, и отдельному человеку, и целому человечеству. Жизнь здешняя ментально становится в чем-то похожа на ту, что была у тебя прежде.

– Моментально?

– Не перебивай. Ведь что было и прежнее твое существование, как не цепочка СЛУЧАЙНЫХ встреч. Свалившихся на тебя отнюдь не в тот момент, когда тебе это было нужно. Вспомни хотя бы этого Егория, так его, кажется, звали.

– Кто это?

– Твой водитель автобуса.

– А, Егор Семеныч, мы с ним теперь большие друзья.

– Да? Вот видишь, как хорошо.

– Да, Валерий Андреевич?

– С одной стороны, Новый Свет предлагает каждому новому своему жителю полноценный механизм выработки больших случайностей. Только БОЛЬШИХ. На то, с кем тебе завтра утром придется встретиться при выходе из дома, он не влияет. С другой стороны, ты, посредством собственноручного списка вбрасываешь в приемное жерло этого механизма абрис собственного характера. Другими словами, ты отсекаешь все заведомо неинтересные тебе дорожки. Тебе не нужен Ганди, тебе не нужен Цезарь, выкраивай, машина, из того, что есть. Из Пугачевой и Ленина. Таким образом, вы совместными усилиями лепите некую судьбину. Засевший в болоте безвременья, человек вытаскивает сам себя за волосы. Или, вернее, думает, что вытаскивает.

– Мудрено, – сказала Люба.

Старик махнул рукой.

– Нет, скорей забавно.

– А вы?

– Что я?

– Вы со всеми своими «звездами» уже встретились?

Валерик задумчиво улыбнулся.

– Мне не положено. Я ведь еще не умирал. У меня другое предназначение. Мне приходилось их охранять.

– Охранять? От кого?

– Вспомните про образ очереди, к которому я несколько раз прибегал. Моя работа заключалась в наблюдении за тем, чтобы в этом деле сохранялся порядок. Что б люди, условно говоря, не толкались, не пролезали раньше времени. Это целая отдельная, очень продуманная, детализированная служба.

– Понятно. А Вадим?

– Что Вадим?

– Он ведь раньше меня воскрес, он ведь тоже составлял список.

– Конечно. И как миленький стоит в целой куче очередей.

– Неужели так и ни с кем…

– Почему же. Кое-что удалось. Вадим, к примеру, лучше всех нас, пацанов-сверстников, играл в футбол и всегда очень хотел забить гол Льву Яшину. Он яростно утверждал, что из трех пенальти один забьет обязательно, только дайте попробовать. Кто мог подумать, что такая ситуация может стать реальной. Не прошло и трех месяцев после воскрешения, как Вадику сигнал – выезжай, Лев Иваныч ждет. Послезавтра. Я пристроился с ним, так как был главный соперник Вадика в том споре.

– Ну и что?

– А то, Люба, что спор наш так и не разрешился. Приехали мы к старику, а он, видите ли, действительно старик. Экипировался честь-честью, в форме, в наколенниках (ампутированную ногу ему восстановили, конечно), в засаленной фуражке, топчется у ворот.

– Ну и?

– Пришлось ограничиться беседой. Он замечательный мужик. Добряк, умница. Даже не почувствовалось, что мы у него двадцатые за день. А ведь ему иной раз приходится грохаться на землю перед всеми этими наглыми пенальтистами. Роль свою он обязан исполнять как следует. Правда, я думаю, увидев, что он уже старик, большинство его жалеют.

Валерик поднял палку и пошустрил ею в костре. Седые хлопья вяло всплыли над казанком.

– А знаете что, ребята, полетели-ка отсюда.

Люба захлопала в ладоши.

– Полетели, полетели!

– Перед Маринкой неудобно, – мрачно сказал Вадим.

– Ей же лучше, меньше забот. И Натаныча не надо уламывать, чтобы он вам попозировал.

Они сидели на переднем сиденье геликоптера – молодящийся старый джентльмен и слишком стремительно оперяющаяся юниорка Нового Света. Он балагурил, она хохотала, им было хорошо вместе. Особенно на фоне растерянности и тоски, которыми был задавлен скособочившийся на заднем сиденье Вадим. Он то зыркал в их затылки, то пялился вниз, где вились темные полосы рек, среди кудрявящихся рощ, аккуратно расчесанных пашен и редких деревень. Горизонт был ровно туманен, даль не волновала, из нее словно была изъята загадка. И было ясно, что всякий путь в любом направлении будет равен всего лишь длине пути. Впрочем, на общие и отвлеченные темы Вадиму не размышлялось, его интриговала и сердила парочка с переднего сиденья. У него все время менялось мнение о том, кто он теперь им. То ему казалось, что они полностью поглощены друг другом, а он забыт и задвинут, то, наоборот, являлась неприятная уверенность, что все говорящееся между ними говорится исключительно для него. Так что Вадим одновременно и неподвижно томился на заднем сиденье, и резво раскачивался на невидимых качелях настроения.

Редкие встречные и поперечные геликоптеры весело сигналили, и Вадим жалел, что не уносится на каком-нибудь из них назад или вправо из неприятного этого положения.

– Начинаем снижение! – молодецки выкрикнул Валерик, орудуя тумблерами и педалями. Вообще, было очень заметно, что он всячески подчеркивает свою хорошую физическую форму. Интеллектуальная его форма и так была выше всякой критики.

– Валерий Андреевич, господин генерал, скажите ему, что это, наконец, неприлично.

– Слышишь, Вадик – «неприлично»! – прокричал через плечо водитель.

Вадиму из-за усилившегося ветрового шума было плохо слышно, он попытался наклониться вперед, но автоматические гравитационные ремни безопасности удержали его.

– Что «неприлично»?!

Геликоптер опять уже плыл параллельно земле.

– Матвей Иваныч тебя кличет, кличет, а ты манкируешь.

Вадим понял, о чем идет речь, и совсем расстроился. Этот обязательный, судя по всему, визит к родителям Любы вызывал в нем мерцание разных эмоций. Прежде всего – тоскливый, абсолютно немотивированный, и от этого кажущийся постыдным страх. Александр Александрович немало способствовал его укреплению во время недавних блинов. Явился ни с того ни с сего к столу и все время нависал над ухом сына с одним нудным советом: «не ходи-и, не ходи-и», когда заходила речь об ответном походе в дом Матвея Ивановича. Пьяный бред, успокаивал себя Вадим, но не успокаивался. Но теперь в складках страха нельзя было не отметить и блики не вполне внятной радости. Люба, напоминая о папином приглашении, кажется, вкладывает в эти напоминания кое-что и от себя. Кажется, в каком-то смысле заигрывает. И, возможно, со старцем любезничает, чтобы вызвать рывок ревности. Хорошо, если бы так. Может быть, неудача в Маринкином лагере – это не совсем неудача. Вдруг, попив этого чайку, он резко продвинется в своем деле. Предубеждение обернется выгодой.

Геликоптер плыл низко-низко над пригородными огородами, огибая многочисленные, разнообразные, виртуозно выполненные пугала. Калиновчане издревле славились искусством наводить ужас на воронье и воробьев. Говорят, был целый ряд на местной ярмарке, где торговали чудами из тряпья даже на вывоз. И теперь овощи сажали не только для полезного времяпрепровождения, но и для того, чтобы обеспечить себя полем деятельности по части старинного промысла.

– Все. Приплыли!

Геликоптер сел в пыльный клевер перед высокими тесовыми воротами. Из-за забора выпорхнул мускулистый петух и, усевшись на столбе, кратко, но мастеровито кукарекнул, как бы очень дозируя свою работу. Мотнул мясистым, лакированным гребнем.

– Валерий Андреевич! – весело крикнула Люба, хлопая в ладони, с таким видом, что как будто кого-то застукала на неувязочке. – А петухи?!

– Что петухи? Где петухи, там и лапша.

– Вот-вот, не надо мне лапшу на уши… петухи ведь всегда в одно время кричат, то есть кукаречут, а?

Валерик посмотрел на Любу влюблено, как учитель на ученика, который никогда не перестанет в нем нуждаться.

– Петухи, это ведь, в общем, куры. Глупы беспробудно. Чтобы не углубляться – нынешние петухи кричат когда попало.

– А куда это мы приехали?

– Мы, Люба прибыли в баню. Видишь странную надпись над воротами?

На широкой доске было выжжено церковно-славянской вязью: «Оставь одежду всяк сюда входящий». Петух еще раз кукарекнул, очевидно демонстрируя перевод надписи на куриный язык, а может быть, просто отдал команду воротам, потому что они тут же начали отворяться с мягким скрипом. Открылся вид на широкий двор и большую бревенчатую избу. Во дворе стояли две телеги дымил самовар у крыльца, имелись еще какие-то мелкие приметы старого русского быта. Музейная атмосфера была тут же нарушена: распахнулась дверь справа от крыльца, и оттуда вместе с клубами пара вылетела пара голых мужиков, с гоготом пробежала шагов десять по мураве и начала опрокидывать на себя ушаты с водой, стоявшие на особой скамейке. Вода была, видимо, очень холодная, потому что мужики ревели и приплясывали. Люба отвернулась. Валерик сказал экскурсоводческим тоном:

– Воскрешают не только людей, но и некоторые элементы прежних образов жизни. Здесь можно видеть, как выглядела общественная городская парильня лет двести назад. Надо заметить, что ее гигиенически сомнительными услугами пользуются большей частью насельники двадцать первого века, ради экзотического наслаждения. Трехсотлетней давности ямщики и купцы шалеют от душевых кабин с ионной подкачкой.

На высоком крыльце показался хозяин. Одет он был соответствующе – красная подпоясанная кушаком рубаха, шаровары, сапоги. Только черные очки нарушали стиль. Очки были направлены не на гостей, а на резвящихся под рукотворными водопадами мужиков. Те словно что-то почувствовали и рванули обратно в пасть, набитую паром.

– Если вдуматься, то для Толика это не рабочее, а лобное место. При его суицидных идеалах торчать ежедневно по восемь часов между отвратным праздником жизни и пленительной топкой, думается, мучительно.

– Что такое «суицидных»?

– А это значит, что хочет человек себя прикончить. Пошли.

– Пошли, – равнодушно согласился Вадим.

– Так это вы про него?

– Что?

– Это ОН в Липецке сжигался?

– Что с тобой, ты прямо, смотрю, заколдобилась вся. Не бойся. Это он, Толик Бажин, дружок наш давний, но тебе он ничего плохого не сделает, вен в твоем присутствии не вспорет.

Люба осторожно кивнула и поплелась к избе в хвосте маленькой делегации, робко поглядывая на статую хозяина.

Черные окуляры неприязненно глядели, как поднимаются по ступеням мятая полотняная пара и пара блестящих комбинезонов. Их неуместность среди окружающего деревянного зодчества была столь очевидна, что вопрос «Чего вам надо?» никого из гостей не удивил.

– Гостеприимно. А вдруг мы задумали попариться?

Бажин поправил очки.

– Смешанное отделение занято.

– Здесь есть не только мужское и женское, но и смешанное отделение, Люба. И это не разврат, а традиция.

Люба опять кивнула, но не решилась ничего сказать, хотя было заметно, что она заинтересовалась тем, что видит. Говорить продолжил Валерик.

– А если мы не в баню, а просто так, по-дружески, проведать?

Хозяин недоверчиво подвигал крупными ноздрями.

– Зачем проведать?

– Ну ты даешь! Зачем люди друг к другу в гости ходят? Поговорить, вспомнить прошлое. Не скажи только, что нам нечего вспоминать. С нами, как ты уже, наверно, заметил, девушка, она совсем недавно «оттуда», осваивается в нашем мире. Долг всякого жителя Нового Света ей помочь.

Бажин вдруг ни с то, ни с сего закашлялся, не сразу стало понятно, что это не кашель, а смех.

– Тогда ей не ко мне. Она «оттуда», а я, как известно, ищу способ отправиться «туда». И потом, мне совершенно некогда, у меня работа.

– Работа? Ты имеешь в виду те блестящие бочки, в котловане за избой?

Бажин перестал веселиться, упер огромные красные руки в бока, приобретая несколько угрожающий вид.

– А тебе какое дело, проныра? – он собирался еще что-то добавить, но не успел, из-за его спины вынырнул невысокий, улыбающийся человек в поддевке. Непонятно было, откуда он взялся, как будто таился в самом воздухе на всякий случай и сгустился в нужный момент.

– Здравствуйте, здравствуйте, друзья. Вы интересуетесь новой стройкой? Я вам сейчас все объясню. То, что вы видели с воздуха, это энергетический блок большой климатической установки.

– А для чего? – подал голос Вадим. – У нас давно уже есть погодный заповедник. Там можно и на лыжах покататься, и метель заказать. – Обернулся он к Любе.

– Но мощность все-таки недостаточная. Некоторым жителям хочется не под крышей, пусть и замаскированной, прокатиться, а на открытом воздухе на коньках, прямо по речке. Когда таких пожеланий набралось достаточное количество…

– Будете… замораживать? – недоверчиво хмыкнул Валерик.

– Не я, не я, – поторопился опровергнуть человек в поддевке. – Анатолий Владимирович будет теперь над такими процедурами куратор. Кстати, меня зовут Ильин, – после этого он сразу же удалился, но теперь обычным образом – толкнув сколоченную из почерневших досок дверь.

Директор бани посмотрел ему вслед и спросил:

– Ну что, вы, может быть, хотите еще чаю с баранками?

– Хотим, – пискнула Люба.

Но сопровождавшие ее мужчины уже спускались с крыльца, она покорно последовала за ними, извиняющейся улыбкой попрощавшись с хозяином.

– Какая все-таки сволочь! – ровным голосом сказал Валерик, усаживаясь в кресло водителя.

– Зачем вы так? – мягко возразила Люба.

– Что значит «зачем»? – иронически варьируя интонацию своего собственного вопроса, заданного на крыльце, крикнул Валерик, – он всегда выставлялся со своей высоколобостью. Толя Бажин победитель межрайонных олимпиад. А теперь он вынужден завидовать мне. Его, видите ли, в структуры, так сказать, не взяли, а меня взяли, да еще и продвинули. 0н всегда завидовал, но вел себя хотя бы воспитанно. А теперь прям даже не знаю, что сказать. Меня трудно задеть, но я чувствую себя задетым.

– Он не от этого такой, – сказала Люба.

– Не от этого?! – скривился в ее сторону Валерик. – А от чего?

– Вы сами знаете, Валерий Андреевич.

Машина уже бесшумно парила над пригородами.

– Ты имеешь в виду его три похода на тот свет?

Люба вздохнула.

– Не исключено, что ты права. Говорят, что у таких вот идейных самоубийц вырабатывается особый вид гордой неприступности. Защитная реакция. Ведь, случается, их дразнят разные там невежи, а горе-чиновнички подсовывают оскорбительную должность. Тут, понимаешь ли, физик-теоретик, а ему в управленье баню. От этого ощущение бессмыслицы жизни только возрастает и укрепляется.

– Просто ему не встретился настоящий человек, – сказала Люба.

– А я?! – воскликнул Валерик голосом Карлсона, – а я?! Чем я не человек! Я был, Люба, в молодые годы мужчина-комета, пронизывающая целые скопления женских тел космической красоты. И ему всегда предлагалось достаточно яркое место в хвосте этой кометы. И, что самое интересное, он часто соглашался.

– Вы были развратником, Валерий Андреевич?

– Еще каким! – Валерик сверкнул в сторону спутницы таким глазом, что должно было стать понятно, что он и сейчас в этом смысле ого-го!

– А Анатолий?

– Куда ему. Увиливающий увалень.

– Вы же сказали, что он соглашался?

– Ну да, сначала соглашался, а потом… нет, не буду же я в смешанном обществе рассказывать, как мы пошли на танцы в пединститут, где все уже было схвачено и оплачено.

– Чем оплачено?

– Не волнуйся, Любаша, всего лишь языком, моим собственным языком, я ведь был одновременно и Нарцисс и Златоуст. Одна из девуленек настолько заинтересовалась моими рассказами о Бажине, что согласилась с ним сблизиться, чтобы рассмотреть получше.

– А он?

– Сбежал, через окно на общежитской кухне. Без пальто, в мороз, в снег, в посмешище.

– Ну хватит, – сказал Вадим. Ему то же не понравилось поведение темноглазого друга, но было неприятно слышать, как говорливый генерал втаптывает его в грязь. И не просто втаптывает, но одновременно и завлекательно приплясывает на втоптанной туше. Старый костыль, а туда ж.

– Почему хватит? – не оборачиваясь, спросила Люба.

– Слушай, такое ощущение, что ты жалеешь о чае, которого мы там не выпили.

– Вообще-то, пора промочить горло, – подхватил тему Валерик. – И я даже знаю, где мы это сделаем.

Вадим глянул вниз.

Машина сделала наклон вперед.

– Нет, – тихо выдавил через перехваченное волнением горло Вадим.

– Да, – весело опровергла его, тоже выглянувшая за борт Люба.

– Ну, входи, входи! – сказал Матвей Иванович, отступая внутрь квартиры. Обращался он только к Вадиму, как будто ни дочери, ни старика в светлом костюме и помине тут не было, – что ж ты так оделся-то, с работы что ли?

– Можно считать, что с работы, – смущенно улыбнулся Вадим, проводя ладонями по бокам комбинезона.

Из кухни с полотенцем через плечо выбежала возбужденная мать.

– Да что ж ты, Матвей, гостей-то в коридоре держишь. Проходите, проходите. Просим.

– Хочу его получше рассмотреть, – ответил медленно хозяин дома и в подтверждение своих слов свел брови на переносице. Вадим смутился еще больше, и даже что-то вроде холодка пробежало по позвоночнику. Уж не хочет ли этот дядька, чтобы он его боялся? Зачем?! Да мало ли. Ты еще спроси, что ты ему такого сделал, одернул себя молодой человек.

– Вот, Люба сказала, что вы приглашали, и я вот пришел.

– Приглашал, приглашал.

– Дай же ты людям войти, Матвей.

Вошли. С Валериковыми прибаутками, перемежавшимися причитаниями хозяйки. В женщине, надо думать, тоже кипела буря чувств, но Вадим видел перед собой лишь суетливо хлопочущую пожилую женщину. Все неприятные предчувствия были направлены на Матвея Иваныча, ни на что не хватало больше внимания.

Квартира представляла собой обыкновенную панельную двушку, но, разумеется, модернизированную в духе Нового Света. Невероятно расширенный санузел с джакузи, саркофагом солярия, тремя видами биде и еще многими штуками в том же роде. Из обыкновенной проходной комнатки, где стояла простая этажерка с книжками, диван-кровать и горшок с алоэ на окне, отрывалась дверь в маленький тренажерный зал с зеркальной стеной. Впрочем, Матвей Иванович демонстрировал свое жилище без всякого расчета удивить. Фактически все городские квартирки были переустроены подобным образом, если хозяева были не против. У самого Вадима был в его двухэтажке похожий спортзал и громадная кухня – скопище чудес бытовой техники. И Александру Александровичу легко бы осовременили его «гараж», когда б не яростный отказ. Подобное стало возможно из-за массового отъезда соседей. Например, родители Бажина, так же как и предки Валерика, жили теперь на искусственном острове неподалеку от Цейлона. Кажется, даже в таком же тесном соседстве, что и здесь, в Калинове. Что стало с соседями Любы, Вадиму было все равно. Он чувствовал, что Матвей Иваныч гостеприимен лишь для отвода глаз, а на самом деле подвергает его чему-то вроде рекогносцировки, и, вполне вероятно, намеревается как-то атаковать. И ведет он себя так, словно между ними стоит не заочное зло, как будто они лично знакомы. При этом Вадим точно знал, что раньше они не встречались. Ни в этой жизни, ни в прежней. Калинов – город большой.

Люба с матерью тщательно накрывали на стол. Чай с закусками. Рыбка, колбаска.

– Ну, парубок, чем занимаешься?

– Чем секунду свою зарабатываешь? – встрял в вопрос хозяина Валерик, чем вызвал недовольный взгляд в свою сторону. Старичок ускользнул на кухню, вроде бы помочь дамам.

– Чего молчишь?

Вадим пожал плечами.

– Вы же знаете, служу в Лазарете. Помогаю вашей дочери. Войти в этот мир, – последняя фраза выглядела слишком заученно, и Вадим смутился. Ему казалось, что

Матвей Иванович видит его насквозь, и картина эта ему не нравится.

– И до каких пор ты ей будешь помогать?

– Пока, ну пока не хватит.

– А сколько это – хватит?

Вадим не знал, и хотя много думал над этим, к точному ответу не приблизился. Во время подготовительного курса, кажется, только об этом и говорилось, но без окончательной конкретики. Настраивали на импровизацию. Импровизация в палатке прошла неудачно. Говоря максимально общо, имелось в виду, что у него с Любой должны возникнуть хорошие человеческие отношения.

– У нас должны возникнуть хорошие человеческие отношения.

– Дружить или жениться?

– Вот, черт, папаша лезет в самую сердцевину. Тут что не ответь, получится ерунда.

Вадим только вздохнул. Матвей Иванович опять спросил:

– А между нами?

– Что между нами?

– А у нас с тобой какие должны быть отношения?

Стараясь быть максимально честным, молодой человек сказал.

– Не знаю, – на этот счет, и правда, не было никаких определенных рекомендаций. В глубине душе Вадим рассчитывал на то, что ему как-нибудь удастся уладить все с Любой без того, чтобы делаться другом этого дома в целом.

Матвей Иванович вдруг понурил голову.

– Вот и я не знаю.

Раздался повышенный, но одновременно как бы и внутренне придушенный голос хозяйки:

– Дорогие гости, прошу, так сказать, к столу.

– Не суетись мать, и не изображай, что очень уж рада.

Несмотря на такое небодрящее замечание хозяина, гости сели к столу. Чашки наполнялись ароматным чаем. Люба перебегала взглядом с отца на Вадима и обратно. Валерик беззаботно хрустнул баранкой, обнажая великолепные зубы. Следующее замечание хозяина досталось ему:

– А ты?

Старик отхлебнул чаю, иронически прищурился.

– И что такое вы хотели бы обо мне знать?

– Что ты за птица, и вообще?

– Па-па!

– Я одноклассник Вадима, которого вы так настоятельно зазывали к себе в гости, – с этими словами Валерик достал из кармана хронометр и откинул крышку на нем. С таким видом Мюрат мог бы предъявить свой маршальский жест в какой-нибудь затрапезной харчевне. Но, кажется, не на того напал. Матвей Иванович, конечно, вначале поперхнулся, но подавил и кашель и робость. Тот факт, что хроногенерал прибыл при этом растерянном, поминутно виновато улыбающемся мозгляке, очень подрывало его авторитет. Но больше всего, кажется, злил хозяина именно мозгляк. Он оказался заметно ниже, чем Матвею Ивановичу вообще-то представлялось. Было что-то оскорбительное, что он именно таков. Он бы легче снес какую-нибудь брутальность, звероподобность, даже налет дебилизма на облике негодяя. Внешняя его ничтожность оскорбляла отца. И напрасно, напрасно он заискивающе пялится на Любашку. Чего теперь-то пялиться! Что можно скроить из этого ничтожного, гнилого материала?! Лучше бы пусть куражился, пер напролом, нахлебался водяры…

– Выпить хочешь?

Вадим отказался с таким видом, что для него и чай-то крепковат.

– А я бы, знаете, не без удовольствия, – потер сухие ладони Валерик.

Вот как раз от него никакой распоясанности Матвей Иванович совсем не желал. Старуха между тем метнулась на кухню. Ее отношение к происходящему было нельзя понять: то хоронится в роль хозяйки, то как сверкнет глазным дном. Любашка тоже села как-то странно, поместив между собой и «женихом» бодрящегося Кощея. Впрочем, дедок смотрится в данный момент выгоднее своего одноклассника.

– А у вас, небось, свой какой-нибудь рецептик, Матвей Иваныч. Калгановка или, там, на смородиновом листе.

– Нет, у меня самый простой «Абсолют», а за самогоном лучше вон к его папахину, в гараж.

Вадим не мог решить, нахамил ему хозяин или отнесся по-свойски. «Гараж» он считал неприятным пятном на облике своего семейства.

Между тем, разлили.

Валерик встал.

– Да, позволится мне тост.

Хозяин только криво улыбнулся и опустил глаза, чувствуя, что в них начинает проступать что-то нехорошее.

– Мы живем в такое время, в такое удивительное, я бы сказал, время, когда стало возможно то, о чем наши предки не могли и мечтать. Помните, как раньше говорилось – сделанного не вернешь. Теперь мы можем смело ответить на это – неправда! Вернее, не совсем правда. Можно попытаться. Для чего, для чего все затеяно, для чего, в конце концов, работает все человечество – чтобы невозможное сделать возможным. И я, как вы догадываетесь, не об инженерных свершениях, не «о звездах», как это сейчас говорится. Я о душах человеческих. Выпьем же, чтобы и в нашем конкретном случае невозможное стало возможным. Матвей Иванович, вы же понимаете яимею в виду не только Вадима и Любу, я и вас тоже имею ввиду.

Хозяин дома насупился, напряг брови, свою рюмку он держал в кулаке, и все смотрели на этот кулак, ожидая, что рюмка сейчас хрустнет.

– Сказать по-правде, я не очень-то поняла, о чем речь. Какое невозможное? – сказала Люба, заглядывая снизу вверх в лицо Валерика, но, кажется, не слишком интересовалась ответом на вопрос. Хотя весь имевший место визит был затеян в связи с ее делами, она вела себя так, будто все это ее не очень касается, и мыслями она далеко. Все время косившийся в ее сторону Вадим обалдевал от такой беспечности. Люба его и нервировала и интриговала. Дружить или жениться?! И то, и другое не казалось ни возможным, ни желанным. Но что-то в любом случае выбирать придется. И, судя по всему, выбирать будет не он, а она.

– А я, дочка, очень даже понял, – Матвей Иванович встал, и стало понятно – сейчас скажет. Но тут раздался входной звонок. Хозяйку как ветром сдуло. Сообщество посвященных в суть ситуации распалось. Говорить было нельзя.

Услышав голоса из прихожей, Люба вскочил и с криком: «ой, мой миленький!» рванулась туда. Через секунду она появилась в комнате, спиной вперед вися на шее большого квадратного мужчины с доброй, но несколько принужденной улыбкой на лице. Физиономия Матвея Ивановича исказилась, он понял, что потерял попытку для решительного выступления.

– Это дядя Вася, тот самый шофер, – пояснила Люба, продолжая висеть, чувствовалось, что отношения с собственным убийцей являются ее гордостью, и она понимает – они делают ее интереснее в глазах окружающих. Наконец дядю Васю отпустили, пододвинули ему стул, и он занял место за столом. Матвей Иванович сел, выглядело это так, что он потерпел поражение в поединке с Валериком, и тот победоносно закончил свой тост:

– Вот, вот, пожалуйста, стоило мне открыть рот и произнести некую мысль, как тут же возник человек, являющийся ее отличнейшей иллюстрацией.

– Да, – охотно откликнулась Люба, – дядя Вася первым пришел мне на помощь и на собственном автобусе довез меня до больницы. А это, знакомьтесь, дядя Вася, Вадим, да он мой, как говорится, учитель.

– Так это ты? – процедив водку сквозь редкие, видимо природные зубы, расплылся в улыбке широколицый водитель.

Валерик, уже заканчивая, уже сгибая ноги, чтобы сесть:

– Прекрасный, прекрасный пример, пример многим и многим. Ведь у нас далеко не всегда еще воскресшие устанавливают добрые отношения с теми, кто убил их когда-то. Лично я очень и очень озабочен этой проблематикой, можно даже сказать, что это главное, что меня в данный момент занимает. Хотя, конечно, нынешние убийства не идут ни в какое сравнения с убийствами прежних лет. Это сейчас, убивающий, знает, что не совершает ничего непоправимого, а тогда…

– Я тоже очень хотел с тобой познакомиться, – опять выпил дядя Вася. Вадим давно уже не видел людей, столь сроднившихся с алкоголем, кроме своего отца, разумеется, и «князюшки», он испытал приступ легкой тошноты. Шофер очень давил на него своим присутствием, и в особенности своим двусмысленным статусом. Зачем он выставляет себя убийцей, пусть и непреднамеренным? Впрочем, если вдуматься, не так уж все бессмысленно. Поэтапное привыкание нежного женского сознания. Сначала суррогатный убийца, потом… Только когда она успела познакомиться с суровым шофером и так уж сдружиться, ведь дома живет всего-то какие-то дни?

И зачем друг Валерик подыгрывает этому фарсу, он-то доподлинно знает, как оно было на самом деле? Вот именно, что подыгрывает! Смягчает удар по девичьей психике. Но кто его просил? И что ему до нее?! Не мог он быть в курсе планов здешнего Лазарета. Несмотря на все свои карманные часы. Это ведь совсем другое ведомство. В любом случае, одно несомненно – старый друг слишком уж тянет на себя одеяло. Под видом помощи он явно загоняет своего друга в тупик. Вот именно сейчас после его дурацкого тоста про дружбу убитых с убийцами, он, Вадим, совершенно не представляет, как он мог бы сказать Любе то, что должен, в конце концов, сказать.

Понимая, что степень непроясненности его положения дошла до предельной степени, и не видно никаких реальных путей к выходу из него, Вадим затаился. Пусть насмехаются, пусть задают двусмысленные вопросы, он будет делать вид, что его здесь нет.

– Послушай, парень?

Кто это сказал? Шофер? Или Отец? О, Господи, эти мощные мужчины задали вопрос одновременно. Ну, ладно, с тоской и покорностью внутри этой тоски подумал Вадим. Почему-то мелькнула совсем уж несообразная, из совсем другого контекста выскользнувшая мысль – будут бить! Но произошло другое.

Опять раздался звонок в дверь. Тут уж удивились все. Откинулись на своих стульях, одновременно задаваясь вопросом – кто б это такой мог быть, когда все уже здесь. Хозяйка неуверенно встала и вышла в прихожую. Сначала оттуда доносились звуки неуверенного голоса, потом всплеск руками, и в комнату внезапно въехало инвалидное кресло с веселым человеком в ней. Веселым и хорошо одетым, да еще и при огромном букете. Кресло бойко крутнулось на паркете, и пассажир его победоносно вскинул руки, подхватив ими букет с колен.

– Привет всем! Не узнали?! Оби-идно!

Первой очнулась Люба.

– Жора, ты?!

– Ну, конечно же я. Соседа, соседа такого позабыть, как же вам не ай-яй-яй!

Новому, и явно незваному гостю было лет около пятидесяти, но смотрелся он очень моложаво, как будто только что из рук опытнейшего визажиста. Сияет широкая, обаятельная улыбка, лоснится копна черных, лихо зачесанных волос, черная же, сросшаяся на переносице бровь выспренно поднята. Но приняли его не совсем так, как ему, наверно, хотелось. Люба вроде бы и выразила радость, но определенно к ней было примешано и удивление. И потом, даже обмениваясь с Жорой вроде бы оживленными репликами – «а помнишь?!», «а ты, помнишь?!» – она одновременно тоскливо косилась в сторону ситуации, что развивалась между отцом и Вадимом, и что-то мучительно рассматривала внутри себя.

Вадим уже окончательно понял, что на Любу ему рассчитывать не приходится, она не придет на помощь, чтобы разрядить сгущающуюся вокруг него атмосферу. Он покорно решил, что так ему и надо, все же надо признать, что страдает он по делу, и надо тихо дострадать до конца этого «чая». Приходилось претерпевать много неприятного. Например, пристальное рассматривание со стороны шофера, как будто он не парень, а светофор.

– Что вы на меня так смотрите? Мы с вами где-нибудь виделись?

– Брось, Василий, давай лучше выпьем, – мрачно усмехнулся отец.

– Встретил бы на улице, может быть, и не узнал, – сказал дядя Вася, переворачивая бутылку горлом в свой стакан и поворачиваясь к другу Матвею. Тот обнял шоферское плечо одной рукой и схватил лоб другою.

– Постойте, вы хотите сказать, что мы с вами где-то виделись? – осторожно спросил Вадим дядю Васю. Чем дальше, тем в нем больше укреплялась уверенность, что он хуже всех разбирается в создавшейся ситуации. Это его заело. Хотя он все время напоминал себе, что он тут находится без права на обиду. Молчи, твердил он себе, но его как будто какой-то бес толкал под язык. Многозначительность водилы ему была все более отвратительна.

– А, – махнул Матвей Иванович на «жениха» рукой. Хозяйка кинулась подливать чайку в его полную чашку, Люба все так же почти отсутствовала, вяло шушукаясь с парадным калекой. Валерик поглядывал на происходящее с легким презрением – мне бы ваши заботы, пейзане. Что ж, могли быть какие-нибудь причины для его генеральской тоски, но они не интересовали сейчас Вадима. Почти уже переборов в себе обиду, он прошептал, опуская голову на грудь:

– Ну, вам-то я что сделал, нельзя же так.

Но был услышан, хозяин резко повернулся к нему, хотя, казалось, уже полностью махнул на него рукой.

– А как можно, как?!

– Я не понимаю…

– И я не понимаю, – заревел хозяин дома. – Мне сто раз объясняли, а я не понимаю. Вот себя я понимаю, хоть и не надо было этого делать, а тебя я не понимаю. Не по-ни-ма-ю! Понял?!

– Нет, – Вадим глядел исподлобья и пытался сглотнуть, у него не получалось. – Я знаю, что мне нечего сказать, и оправданья никакого, но это вроде бы, как бы в прошлом…

– В прошлом? – вдруг простонала мать.

Вадим затравленно глянул в ее сторону, удар с этого направления он и не надеялся отразить. Если уж мать… Он зашептал:

– Хорошо, хорошо, только я не могу понять, зачем вы меня приглашали, зачем…

Словно найдя смысловую опору в неуправляемом потоке беседы, Матвей Иванович решительно встал и заорал, указывая почему-то на окно:

– И, правда, зачем?! Вон из моего дома!

Вадим непонимающе выпучил глаза, зато старый его друг сразу засобирался. Пришлось очнуться даже Любе, она бросила Жору, схватилась за рукав Валерика и растеряно зашептала: «да, куда вы, не надо, да Боже мой же, погодите!».

– Во-он! – настаивал хозяин дома, водя огромным кулаком возле переносицы Вадима. Молодой человек привстал и боком-боком выехал из-за стола и затрудненным, извиняющимся шагом поспешил в сторону выхода.

– Папа! Папа! Что с тобой, что ты делаешь!? Прекрати! – произнося эти слова, Люба продолжала удерживать руку Валерика, а он старался высвободить ее, сохраняя на лице спокойное, отсутствующее выражение лица. Наконец ему удалось вернуть себе руку. И тогда Люба, выражая всем своим видом – а, пошли вы все к черту! – удалилась вглубь квартиры. Это было последнее, что увидел Вадим, выбегая на лестничную площадку.

Всю «ночь» Вадим не мог заснуть, поэтому очень удивился, когда сообразил, что его будят. Оказалось, что осторожно треплющая по плечу ладонь принадлежит отцу.

– Т-с-с, – черный указательный палец Александра Александровича взлетел к губам. Мол, помалкивай. Вслед за этим последовал жест – одевайся, и – иди за мной. Все это было очень необычно, и Вадим подчинялся молча и быстро. Спустились на первый этаж, вышли и бесшумно прикрыли за собой дверь. Серая пустыня «утра». Город предельно бесчеловечен. Протоптанная в мураве дорожка заворачивает за угол спящего дома, и по почти идеальной прямой скользит вдоль забора, и только при появлении пьяного духа неприязненно шарахается в сторону.

Отец с сыном вошли внутрь «гаража», сели друг напротив друга.

– Ну, вот, – сказал Александр Александрович, внимательно глядя на отпрыска. Вадим сообразил, что родитель его не пьян, и совсем растерялся, не представляя, как ему себя вести в такой ненормальной ситуации. Подождем, о чем пойдет речь.

– Как в гости сходил, сынок?

Вчера, возвращаясь домой, Вадим отчетливо слышал шум пьянки, доносившийся из «гаража». И пьянка была не совсем обычная. Кроме «князюшки» в заунывном веселье принимал участие и господин Майборода. Раз в две-три недели, получив отгул от своих обычных обязанностей по восстановлению чести и численности преданного им некогда партизанского отряда, он вливался в регулярную работу маленького алкогольного коллектива. Бывший дворянин и бывший учитель не скрывали своего отношения к его подвигам в прошлом, он не ставил под сомнение их право на презрение к нему. На этой скудной почве и рос уродливый цветок их общения. Вообще-то, чудовищное послушание предателя должно было исчерпаться лишь после того, как его взяли бы в свой круг бывшие товарищи, чтобы произошла полная моральная компенсация древнего преступления. Пока же было рано говорить даже о начале этого процесса, потому что воскрешены были далеко не все преданные, а воскрешенные еще не начали прощать. Кроме индивидуального прощения от каждого, требовалось еще прощение «общества». Майборода, по его подсчетам, вот уже двадцать лет трудился в поте лица, и конца работы пока не просматривалось. Вадим много раз порывался спросить отца, зачем он терпит этого гада, ведь не обязан, но никак не мог застать Александра Александровича в подходящем для разговора состоянии. Теперь отец сам его застал. И откуда-то знает про вчерашнее. Вообще-то, Вадим догадывался, что отец довольно внимательно следит из-за пелены постоянного опьянения за событиями в семье и вокруг. Что ж, проверим, что выследил.

– Плохо сходил в гости я.

– Испугались?

– Да, кажется, не в этом дело. От меня никакого же вреда быть просто не может.

Старик откинулся на автобусном сиденье.

– Так считаешь? Тебе что-то вшивали, кодировали?

– Слушай, эти твои алкогольные примочки…

– Говорю, чтоб понятнее было.

– Я понимаю.

– Что ты понимаешь, что они тебе сказали, будто ты теперь чист как лист, опасен, как ягненок, да? Так это всего лишь слова.

Вадим поморщился.

– Но я же слежу за собой. Слежу и ничего не чувствую такого. И если только почувствую, я знаю, что делать.

Александр Александрович неожиданно хихикнул.

– Укол? Или кнопку под мышкой нажмешь?

– Па-па.

– Не укоризнь меня, я по всякому на твоей стороне, только вся эта розовая жижа меня раздражает. Как бы они все это ни выставляли, все равно громадный тут обман, или самообман, что еще хуже.

– Не будем об этом.

– Ладно, не будем, знаю, что бесполезно. Я про другое. Как себя вел твой тесть, извини уж, так его буду называть.

Вадим ненадолго задумался, а, действительно, как? Всю ночь вспоминал, крутился, а так, чтобы сформулировать… это понятно, больше всего места в голове занимала товарищ Люба. Этот невразумительно кокетливый сфинкс.

– Сначала ничего так себе вел, а потом вдруг придрался, наорал, выгнал.

– Угу. В стиле «я за себя не ручаюсь?»

– Вроде того.

– Понятно. Что еще?

– Там еще почему-то шофер был, дядей Васей зовут.

Отец кивнул.

– Зна-аю. Вообще-то, никчемный человек, но в той ситуации отличился. Первым на крики прибежал, девушку до своего автобуса на руках дотащил и в больницу. Так что, по официальной версии, он вроде как убийца невольный, а на самом деле наоборот, чуть ли не спаситель. Он в своей этой роли просто купается. Обвиненный несправедливо – это ведь звучит гордо. Претерпевший за правду. Такие теперь ценятся, как раньше орденоносцы. И часто справедливо. Но с этим Васей, думаю, другая схема: кого-то, когда-то он все-таки покалечил по пьянке своим автобусом, да только того пострадавшего теперь нельзя оживить, вот и придумали умники из Лазарета этому Васе условное наказание. А он чувствует себя как Монголия, которой просто так скостили долг.

Вадиму невольно припомнилась бурная радость Любы при появлении ее убийцы. Наверняка она чувствовала сквозь болтовню официальной версии, что этот человек не сделал ей реально ничего плохого. Отсюда и полнота и легкость прощения.

Александр Александрович встал, неторопливо прошелся по своему «заведению», достал из белого, но грязного стенного ящика с большим когда-то красным крестом на крышке штоф с мутноватой жидкостью и поглядел его на свет.

– Бимбер.

Вадим терпеливо ждал. Отец все так же неторопливо отыскал стакан, выдул из него предполагающийся мусор, тоже проверил на свет. Налил мутноватого напитка. Выпил, расцветая вместе с движением любимой отравы внутрь организма.

– Ладно, сынок, а теперь я тебе сообщу то, ради чего тебя позвал сюда так раненько. И тебе многое станет понятно, в частности мои выкрутасы, во время визита твоей, так сказать, подопечной.

Откуда-то снаружи донесся неопределенный, но явно незапланированный шум. Александр Александрович недовольно оглянулся, наклонился вперед и быстро проговорил:

– Матвей этот, Иваныч бесился не просто так. У него есть на то основания.

Вадим наклонился к отцу, почувствовав, что сейчас произойдет что-то важное.

Александр Александрович длинно глотнул из стакана, выпустил сивушное облако раздутыми ноздрями. Он решался.

– Вообще-то, я давал слово, что не заикнусь об этом. И даже не слово давал, а обязательство подписывал. Не хотел подписывать, но пришлось. Собаки! Якобы такой есть закон. Но современные законы – это гомерическая дичь. На мой взгляд, в них нет никакого смысла. Наверно, меня накажут. Не знаю как, но немного неприятно об этом думать. Я сам себя уже наказал, и предостаточно, так что чего уж мне бояться, правильно?

Да, папа волнуется, и решиться ему трудно.

– Если не хочешь, не говори.

Александр Александрович допил стакан.

– Нет уж, раз задумал…

И тут снаружи донесся угрожающе знакомый голос, Усиленный внезапностью своего появления:

– Где он?!

Александр Александрович быстро оглянулся, прищурился на один глаз и быстро-быстро заговорил:

– Он ведь, он ведь, ты понимаешь…

– Где он?!

Казалось, что какой-то гигант бродит по двору между домом и деревьями, потому что голос доносится вроде как сверху. Потом показалось, что он схватил дом за плечи и трясет; было слышно, как из окон второго этажа сыплются крики Маринки, матери, возмущенных соседей.

Александр Александрович вскочил и выглянул из дверей «гаража». И этим, судя по всему, выдал явку. Вадим услышал, как от общего шума отделилась колоннада шагов и начала стремительно приближаться к убежищу Александра Александровича по протоптанной дорожке.

Александр Александрович медленно вернулся на свое место, на губах его играла обреченная улыбка. Не успел.

В дверях «гаража» появилась фигура Матвея Ивановича, стало почти темно. Боря бурное дыхание, «тесть» крикнул:

– Где она?!

Сбежала! Куда?! С кем?! Когда Матвей Иванович обнаружил, что дочери его нет дома, и ни на какие вызовы она не откликается, то сразу решил, что она у «жениха». Негодяй ее выманил, завлек, принудил. А может, даже оглушил и выкрал. Ему же только и надо, что «отчитаться» перед Лазаретом.

– Я пришел, чтобы тебя убить, – честно признался Матвей Иванович, крутя в ладонях граненый стакан с бимбером.

– Убить? – весело поинтересовался Александр Александрович.

– Да…

В «гараже» постепенно собирались встрепанные родственники: мама, Марина, рыжий ее муж. Чем больше отец исчезнувшей дочери убеждался, что ошибся в подозрении, тем растеряннее он становился.

– Да ты выпей, выпей, – советовал ему Александр Александрович, Вадима злила эта отцовская вера во всесилие мутного средства.

– Кто-то вмешался, – сказал негромко рыжий зять, стоявший в дверях в роскошном халате. Он как всегда держался как бы чуть в стороне и, более того, немного над ситуацией. Но сейчас все его услышали, потому что мысль его слишком походила на правду.

– Кто вмешался?! – взревел Матвей Иванович. Он никому не понравился своим шумным, разбойничьим визитом. Все смотрели на него как на откровенную неприятность, от которой непонятно как избавляться.

Доктор попытался увести ситуацию в сторону от набухающего скандала.

– Мы уже двадцать минут занимаемся не тем, чем должны заниматься. Вадик, позвони Валере, пусть он провентилирует по своим каналам, для него, насколько я понимаю, закрытых линий не бывает.

– Правильно! – Александр Александрович подтащил к себе черный старинный телефонный аппарат с черным резиновым проводом и снял трубку.

– Работает? – недоверчиво спросил доктор.

– У меня все работает.

Набрав номер и послушав трубку, бывший учитель пожал плечами.

– Не отвечает.

– Дайте мне, – потребовал Матвей Иванович, но и у него, у обманутого отца, не получилось, он растерялся. После него звонил рыжий, звонила Маринка. Ничего. Обменялись краткими мнениями. Вывод: Валера слишком крупная фигура, и сейчас, видимо, в такой фазе своего задания, что не может общаться на частные темы.

– Я пойду, – сказал мрачно Матвей Иванович, неприязненно кивнул всем и удалился.

После короткого молчания Вадим сказал:

– А, в самом деле, куда она могла пропасть?

Мать вздохнула, Маринка и рыжий отвели глаза, отец возился с аппаратом.

– Если до конца дня не выяснится, что это какое-то недоразумение, – сказал самый рассудительный из всех, доктор, – обратись в Лазарет. Тут может иметь место какой-то сбой в плане. Пусть помогают.

– Идемте спать, – сказала Марина. – Может, Люба сама еще позвонит.

Когда все удалились, Вадим обернулся к отцу, тот как раз допивал третий стакан самогона. Обнял сына, даже припал к его груди. Продолжать прерванное откровение он явно не собирался.

– Извини. Мне кажется, что прав рыжий. Пусть Лазарет, наконец, включится.

Папа струсил? Решился, а потом все-таки не решился. Да, что же он такое хотел сообщить? Трезвый, он был готов на лихой, противозаконный жест, самогон вернул его в лоно обычной жизни.

– Я согласился с вами встретиться, Вадим…

– Спасибо.

– Но, право, не представляю, чем бы я мог вам помочь, – Иван Антоноич улыбнулся немного виновато, немного снисходительно.

– Но как же?!

– У вас сложилось совершенно неверное представление о той роли, которую Лазарет играет в вашей жизни. Вы привыкли к ощущению, что находитесь под некой опекой. Должен повторить – я не являюсь представителем некой, или какой бы то ни было организации, ведающей судьбами и тайными помыслами воскрешенных. Более того, ни какой такой организации просто нет. По крайней мере, такой, какую вы себе, судя по всему, воображаете.

У Вадима сделалось очень глупое выражение лица. Глупое и растерянное.

– Но ведь от вас я получил все про Любу, вы мне советовали, инструктировали, я…

– Это верно. Мы помогаем делать первые шаги, потому что воскрешенные подобны новорожденным, им без этого не обойтись. Мы даем советы, исходя из огромного эмпирического опыта работы в этой области, базируясь на длительных исследованиях. Советы, но не указания и, тем более, не приказы. Мы слегка подталкиваем человека в нужном направлении, но не берем на себя обязательство подстилать соломку под каждый его дальнейший шаг. Мы не детский сад для взрослых, и мы не тайная полиция. Мы ни за кем не следим про запас и на всякий случай, и не прочерчиваем графики наиболее приемлемого продолжения ваших жизней. Если вы заметили, я не слишком-то горел желанием встречаться с вами и с удовольствием остался бы в неведении относительно состояния ваших теперешних отношений с девушкой Любой. Чем дальше вы удалялись бы во всех смыслах от Лазарета, тем выше мы бы имели право оценить свою работу. Вадим наклонил голову и понуро ею качнул.

– Значит, вы не скажете, где Люба.

Щекастый доктор всплеснул руками.

– Господи, да вы никак не хотите понять. Мы не знаем, где находится Люба. Не знаем!!! Она живой человек, куда хочет, туда и едет, с кем хочет, с тем…

– С кем? – быстро спросил Вадим и тут же сконфуженно потупился.

– Поймите, мы живем в несколько странном, на первый взгляд, но достаточно свободном мире. Общих правил – минимум. Не пытайтесь производить искусственное, фальшивое время, и все. Прочие преступления могут быть приравнены к капризам. Даже в убийстве нет ничего фатального. Ну еще запрещены эксперименты с природой вещества, но к вам-то, и к Любе вашей, это не имеет прямого отношения. Это запрещение стесняет всего несколько сот человек на планете.

– В том-то и дело, что Люба никакая теперь не моя, – вздохнул Вадим.

Доктор едва заметно зевнул.

– А вот это, батенька, исключительно ваша собственная оплошность, недоработка, головотяпство и несостоятельность.

– Почему?

– Вы, юноша, получили партию от нас в идеальной расстановке. Девица – табула раса…

– Что?

– Ну, такая же, в определенном смысле, как вы. Мы запустили вас сразу после родителей, беседы с ними были сокращены до минимума, чтобы не усугубить смятение в ее душе. Никаких подруг, школьных учителей. Вы явились героем-спасителем от ужаса неопределенности. Как будто она заблудилась в лесу, а вы вывели ее на тропу. Женщины в принципе склонны восторгаться мужчинами, которые что-то знают. Вас экипировали и знаниями и приемами их подачи. Доверие, интерес девушки к вам, были изначально у вас в руках. Что же мы видим – не прошло и двух недель, и она сбегает от вас. И после этого вы будете утверждать, что ни в чем не виноваты?

Даже не пытаясь спорить, Вадим кивал и виновато шмыгал носом.

– Что я вам могу посоветовать – идите, ищите! Что вы молчите?

Вадим помялся.

– Ну что, что?

– А вдруг она что-то почувствовала, вдруг она меня боится?

Щекастый доктор пожевал большими губами, закрыл глаза и потер виски.

– Не пытайтесь меня обмануть, дружище. Вы сейчас не об этом думаете. И боитесь не того, что она вас боится.

– Нет, я…

– Вы сейчас думаете, а может, это и к лучшему? Сбежала так сбежала. Баба с возу… Пусть ищет свое счастье, вдруг и найдет. Ей же лучше. Сделаем доброе дело, оставим девушку в покое. Если бы дело было только в ней, в Любе, все это было бы правильно, но дело-то в вас. Повторяю, вы свободный человек, можете прямо сейчас возвращаться в

Японское море и искать своего «Ослябю». Но, как вы думаете, вы сможете жить с таким грузом в душе?

– Я об этом не думал.

– Не сможете. И рискуете упустить самый удобный момент для того, чтобы все уладить. Допустим, через какое-то длительное время вы захотите все начать заново…

– Я, правда, подумал, что она что-то почувствовала, или кто-то проболтался!

– Вы можете ее просто не найти или застать в таком состоянии, когда она будет совершенно не готова к тому, чтобы простить вас. А без этого ваше существование станет невыносимым, поверьте мне. Еще и еще раз говорю вам, что вы должны добиться чего-то от этой девушки – любви, прощения, она должна закрыть счет.

Вадим угрюмо молчал.

– А если все-таки не получится? Ни любви, ни прошения с ее стороны, что тогда со мной будет?

Доктор тоже сделался угрюм.

– В принципе, я не должен был бы это вам говорить, но в данном случае это, кажется, необходимо.

– Говорите уж.

– Дело в том, дорогой мой, что платить все равно придется. Зло должно быть компенсировано, хотя бы на это пришлось потратить хоть тысячу лет. Извините за анахроничное выражение. Я имею в виду тысячу лет ВАШЕЙ жизни. Я понимаю, что загоняю вас в угол, в тиски, но, кажется, другим способом вам не внушить, что вы должны сейчас действовать самым энергичным образом. Найдите Любу, очаруйте, испугайте, соблазните, она должна от вас узнать, что вы с ней сделали, и пожалеть или полюбить вас. Понятно? В противном случае…

– Что?

– …жизнь ваша, извините за примитивный каламбур, жизнь ваша дальнейшая, и очень длинная может оказаться весьма противной. Вы можете оказаться в ситуации, где невозможны никакие быстрые, радикальные решения, ни какие чудеса прошения-искупления, только бесконечные, бесконечные, скучные выплаты. Вы меня поняли?

– Не совсем.

Иван Антонович медленно втянул воздух и сухо выдохнул:

– Тогда вон отсюда!

В вестибюль Лазарета Вадим спустился в полнейшем смятении чувств, к тому же неприятные эти чувства перемешивались с короткими паническими мыслями, отчего ощущение внутреннего хаоса становилось совершенно непереносимым. Он остановился у стеклянной стены и стал смотреть на ни в чем не виноватый лес, на бессильных помочь его горю людей, на кувыркающиеся в воздухе Чудесные летательные машины, совершенно бесполезные в предстоящем ему деле.

Простояв так довольно долго, Вадим пришел к выводу что ему не обойтись без чьей-нибудь хотя бы помощи Отец? Кажется, его союзнические возможности исчерпались одним трезвым порывом. Тогда кто?

– Ну как у нас дела, Вадим?

Обернувшись, он увидел перед собой давно знакомую парочку: мама, дочь. Они стояли рядом, одинаково улыбались, с одинаковым грустным сочувствием в глазах. Неужели настолько заметно, что его дела так отвратительны?

– Идут.

Они по очереди кивнули.

– Не нужно ли вам как-нибудь пособить? Мы понимаем, это вопрос в высшей степени деликатный, но к старым друзьям вы, как нам кажется, могли бы обратиться. Поверьте, ничего, кроме самого чистого желания вам помочь, за нашими словами нет.

Вадим зачем-то кивнул, непонятно было, соглашается ли он принять помощь, или всего лишь выражает признательность за ее предложение.

– Что означает ваш кивок?

– Я благодарен, я буду знать, что… спасибо.

Мать и дочь опять по очереди улыбнулись, кивнули невнятному юноше и удалились по своим эстетическим делам. Он смотрел им вслед. Все же косметическая коррекция большая сила. Обе женщины вроде бы остались сами собой, но без единой уродующей детали. Бородавки, складки на шее и животе, сыпь веснушек на носу и запястьях, все исчезло. Конечно, жаба все равно остается жабой, однако… тут его мысль перескочила на другое – а ведь интересно, за все время разговора с ними он так и не понял, где мать, а где дочь.

Вадим лежал на кровати у себя в комнате, закрыв глаза, и пытался думать, но получалось не лучше, чем перед стеклянной стеной в вестибюле. Итак, все против него! Любаша в бегах. Необъяснимо, ненужно, не из чего не следовало! Или он чего-то не заметил важного? Пялился во все глаза, ловил каждый поворот интонации, в каждой мимолетной усмешке пытался разобраться. И удрала ведь не только от него, но и от отца. Кстати, это удивляло Вадима больше всего. Злило меньше, а удивляло больше. И главное, пожаловаться некому. Перед всеми стыдно. Поход в Лазарет очень даже отрезвил. Ох, как приложили мордой об стол. Нянчились, нянчились, а потом ледяной ушат. Вадим вспомнил, как старшие пацаны учили его плавать на Соми. Вывезли на лодке на середину и – за борт. Ори, барахтайся. Но зато теперь он как линь. И что этот деятель с трубкой имел в виду под «противной» жизнью. Сошлют санитаром в холерный барак? Но теперь такого быть не может. Засадят в тюрьму, в одиночку, без окон, без дверей. Но этого тоже теперь быть не может. А, вдруг, может?! И, все красивые сказки про полную свободу, это только сказки. Надо что-то делать с этой отрывочной манерой размышления. Тоже наверняка продукт истерики.

Итак, рассмотрим, на расклад. Сбежала. Послали. Помощь? Обращусь я к друзьям. Да никогда в жизни!

Вспомнился бешеный Бажин на банном крыльце. Валерик? А у того вообще набор отравленных скальпелей для полосования чужих самолюбий. Маринке и рыжему хронику к несчастью все известно. Предлагают подмогу, делают вид, что от всего сердца. Доктор делает вид намного хуже, чем сестрица, но перед нею намного стыднее.

Бесшумно отворилась дверь, и в комнату вошла мать. Вадим глаз не открыл, и так было ясно, что она тихо и печально улыбается, кутая руки в фартуке. Сейчас подойдет и сядет на краешек кровати. Раньше у изголовья стоял стул, но вчера Вадим оттащил его в отцовский вертеп, чтобы материнскому сочувствию негде было примоститься.

Села на краешек. Борется с острым желанием погладить несчастного сыночка по головушке. Боится. Ибо сыночек взовьется, как ударенный током. Нет на свете ничего непереносимее материнских ласк. Она уж научена, и поэтому борется, борется с фартуком. Как же это так получается, что и счастье такое ей – одарена заново сыном, и…

Резко встала и быстро уходит – на ресницах повисли две слезины, вдруг капнут!

Уход матери принес громадное облегчение. Все же сердечные отношения между ними так и не возникли. Мама из детских воспоминаний и эта молодая, болезненно заботливая и неуверенная в своей уместности, женщина не сливались в одно существо, хотя были схожи так, как только вообще могут быть схожи люди. Близнецы не только телесные, но и душевные. Годы, прожитые с сознанием того факта, что она мертва, остались невидимо стоять между ними. Вадим все время ловил себя на том, что старается так устроить свою жизнь в семье, чтобы в ней было как можно меньше семейных отношений. Пару раз он пытался быть в большей степени сыном, чем оно уже сложилось, но бросал свою жестяную жалость, больно уж самому приходилось от собственной фальши. А ведь сплошь и рядом можно было наблюдать куда более счастливые семейные схемы. И дети вполне сходились с родителями, которые были моложе их по возрасту, и даже воскресшие любовники не отказывались от своих состарившихся любовниц. Правда, встречаются варианты и похуже. Вадим подумал о Бажине и Валерике: ни тот, ни другой не поддерживали практически никаких отношений со своими предками, улетевшими всею четверкой в теплые края, чтобы там распутывать узлы взаимоизмен.

Итак, девушка исчезла. Не могла же она исчезнуть никуда. Она направилась куда-то и, значит, к кому-то. Придется раскидывать сеть поиска. Может быть, очень широкую.

Понеслось составление мысленного списка. Проверим всех этих теток, дядек и подружек.

Вадим попытался вспомнить, куда он засунул свой компьютер. Встал, вынул из кармана старых брюк клетчатый платок, расправив, бросил его на спинку кровати.

– Так, слушай меня, дорогой.

– Слушаю и повинуюсь, – платок превратился в экран и заговорил голосом джина из старинного фильма.

Очень скоро выяснилось, что все родственники – иблизкие и дальние, и мертвые – вне подозрений. Матвей Иванович уже провел подробную и внимательную работу на этом направлении. Так что мысль о том, что Люба внезапно среди ночи кинулась к кому-то из родичей «погостить», отпала сама собой.

Одноклассниц «джин» перещелкал, как семечки. Старушки, дурнушки, четыре еще до сих пор не воскрешены, не отыскано достаточного количества интеллектуальных следов их существования, возобновленные тела плавают в водяных фобах в подвалах Лазарета.

Одноклассники: половина даже не вспомнили о Любе, кто такая? «Ах, да, сидела в углу под картой СССР, тихонькая, с хвостом». «Что про нее можно сказать? Ну списывать давала. А давала ли вообще, не знаю».

Вадим лежал с закрытыми глазами, слушая хрипловатый голос работающего прибора:

– Обработанный материал позволяет заключить, что, скорей всего, ничего похожего на стойкие интимные отношения, чреватые рецидивами, у девушки Любы ни с кем из одноклассников не было. Прикажете, кроме класса «Б», проверить еще классы «А» и «В»?

– Проверь.

Результат получился еще более бледный.

– Какие у тебя еще предложения?

«Джин» откашлялся. Вообще-то, Вадиму нравилась манера общения его компьютера, но сейчас даже это невинное притворство его раздражало.

– Ну, давай уже, давай!

– Соседи, дворовые приятели, кружок кройки и шитья, школьная команда по легкой атлетике, правда… Люба всего лишь один раз принимала…

– Вперед!

Машина – это хорошо, но надо же и самому что-то… Вадим, не торопясь, во всех запомнившихся подробностях прокрутил всю пленку их знакомства, от первого испуганного шага к ней в палату до воплей Матвея Ивановича во дворе – «где она!?» Не упущено ли чего. Полюбовался на грустный профиль Бориса Стругацкого. Нет, нет, все не то. Кто там еще болтается по заводям – Майборода? Бажин? Во всех подробностях был просвечен незабываемый «визит вежливости». Автобусный водитель? Фигура странная, но чтобы поверить во внезапную скрытную дружбу Любы с косноязычным и нечистоплотным дядькой, выдающим себя за ее убийцу… как-то это за пределами разумения. Инвалид-колясочник? Вот в нем чувствуется неприятная непроясненность. Сосед. Но безногий. Десантник, но калека. И почему калека? Уж ноги-то теперь отрастить – это такой пустяк. Да, так сразу ничего и не скажешь. Надо встречаться. Неприятно, но придется.

Вадим опять тяжело выдохнул. Нет, хватит хотя бы от себя самого прятаться! Сколько ни петляй, сколько по сторонам ни рыскай, неизбежно из-за всех построений в Конце концов выдвигается, похабно скалясь, кощеевская физиономия Валерика. Можно сколько угодно твердить себе, что это противоестественно, глупо, надуманно, но почти наверняка – это так! Высокопоставленный, говорливый скелет сманил полуспящую красавицу у зажатого не умеющего двух слов слепить троечника. Прямо сказка «какая-то похабная. Что она там может от него ожидать!? Тут Вадим отчетливо понял, как он наивен. Если уж стало возможным поднимать людей из могил, то, что стоит устроить эрекцию всякому старичку, желающему тряхнуть своей стариной. Но он-то, он-то! Друг старинный! Он как решился на такую прямолинейную, вульгарную подлость!? Ему зачем эта почти дурнушка и почти дурочка? Как же надо было ненавидеть ему, Валерику, его, несчастного неумелого Вадика, чтобы воткнуть такой кинжалище прямо в сердечную мышцу. Или это копилось издавна, и накопилось так много? Но каким же образом, когда он, друг Вадим, был мертв. И если он даже нанес когда-то в прежние, юношеские годы своей неловкой лапой какую-то пощечину душе Валерика, но имелась же возможность все простить над разрытой могилой и раскрытым гробом! Да и что он мог такое уж сделать ловкачу и асу Тихоненке, чтобы такой слезой теперь отливалось. Но если не это объяснение, то какое? У Валерика и Любы любовь?! Вадима аж замутило от этой мысли.

Раздалось знакомое покашливание. Звук этот обрадовал лежащего в полной темноте.

– Говори!

– Девушка Катерина. Тесная дворовая дружба в седьмом-восьмом классе. После переезда Катерины из Калинова в Калинин имела место скрытая от прочих переписка.

Да, да, да – припоминая дело подопечной, зашептал про себя Вадим. Были какие-то письма-бумажки, были.

– Девушка Катерина, если судить по доступным данным, наиболее доверительный собеседник девушки Любы.

– Где этот собеседник?

– Изучает новую жизнь песцовых. Местопребывание локализовано. Таймыр. Окраинная станция восточной зоны. На связь выйти не удается.

Ага, мысленно сделал стойку Вадим. Уклоняться от нормального информационного контакта было, конечно же, никому не запрещено, но человек, вставший в такую позу, невольно заставляет думать о себе всякое-этакое.

– Лучший план в данной ситуации – попытаться обрести ее на местности.

– Это понятно. Попытаемся. Что там у тебя еще?

Компьютер вздохнул.

– Спорим, об одном человечке ты не подумал, позитронная твоя душа.

– Вы про десантника, хозяин?

Сволочь, ласково выругался Вадим.

– Что, тоже поставил завесу?

– Наоборот. Контактен так, что аж тошнит.

– Чем тебя может тошнить-то?!

– Слишком выпяченная готовность к сотрудничеству. Все, все пообсказал про девушку Любу, какие они были друзья, какую она к нему проявляла внимательность. Душа, мол, редкая, а сердце отзывчивое. Обещал всяческое содействие в поисках, в случае, если она на него набежит-налетит, тут же телефонировать нам.

– Так что тебе не нравится, не пойму?

– Такое впечатление, что поговорил с машиной.

– Да ладно тебе.

Пожалуй, ящик прав. Что-то десантник знает, и это же самое скрывает. Если Любы нет среди новых песцовых, придется заглянуть к десантнику. Такие не раскусываются через провода. Надо в глаза посмотреть. Так, план действий понемногу составляется. Куда для начала, на Таймыр? Нет, сначала Валерик. Надо связаться с ним. Если он так же, как девушка Катя, окончательно отрубил свой телефон, можно отбросить все сомнения – беглянка у него.

– Дай мне этого старичка.

И почти сразу появилась на экране физиономия старого друга. Все произошло так просто и буднично, что Вадим растерялся. Почему до него вчера нельзя было дозвониться?

– Чего тебе?

Вадим немного помялся, собираясь с силами.

– А где ты? В данный момент, где ты?

Старик невольно поглядел по сторонам.

– У своих. В Рос-Анжелесе.

Так назывался огромный искусственный город стариков, выходцев из пределов старой географической России.

Вообше-то, это было странно. С родителями связи Валерик, по его словам, почти не поддерживал. Там была старинная, грязноватая, не вполне внятная история, в которую еще были замешаны и родители Бажина. Кто-то кому-то с кем-то изменил, потом кто-то с кем-то отомстил. Еще когда семейства всех трех друзей жили здесь, на втором этаже этой самой двухэтажки. В принципе, о наличии этих коллизий Вадиму было известно, но в детали вникать он стыдился.

– Как себя чувствуешь?

Старый друг усмехнулся. Говоря откровенно, вопрос Вадима звучал очень искусственно.

– Тебя правда это интересует?

Помещение, где он находился, в общем, напоминало жилое. Подоконник, занавеска, верхушка стоящего на подоконнике цветка. Голоса на заднем плане разговора.

Вадим мучительно прислушивался, но в звуке тамошних голосов не было ничего хоть сколько-нибудь Любиного.

Валерик стрельнул взглядом вправо, вздохнул.

– Послушай, я, конечно, ускакал, не попрощавшись, но это ведь не достаточное основание, чтобы затевать слежку за мной и так вот тупо пялиться на меня через экран. Говори, чего надо?

– Да, ты уехал, не попрощавшись.

– Ну, можешь при встрече не поздороваться со мной. Что-нибудь еще?

– Да нет.

– Понимаешь, захотелось напоследок повидать родителей. Имею ведь я на это право. В чем состоит мой «напоследок», ты скоро узнаешь. Теперь, извини, здесь у меня… – голоса за кадром усилились, но более похожими на Любин не стали.

Вадим отключился. И стал выбирать, к какому выводу придти. Конечно, старикан был неприветлив, но это как раз развеивало подозрения. Если бы сманенная им Люба валялась голая в койке за стеной, то вел бы себя по-другому. Заискивающе бы балагурил или развязнее дерзил. А может, все дело в том, что Валерик хороший артист? Давно на свете живет, в способах маскировки поднаторел. Эх, надо было напрямую врубить – где она?! Тут бы в любой физиогномической защите появилась бы трещина, хотя бы на мгновение. Но уже не спросил, не перезванивать же! И что он там про «напоследок»? Сбивает с толку? Как всегда интересничает? Или намекает, что выходит ему в ближайшее время какое-то особое, громадное спецзадание из высших сфер? Такое задание, что с папой и мамой надо попрощаться!

Вадим встал и нервно прошелся по комнате, держа руки в карманах. Тогда что же, нас ожидает Таймыр? Видимо, так. И еще этот безногий!

Иван Антонович стоял на берегу Каспия и любовался видом среднего по мощи шторма. Это была большая удача – застать на месте проявление стихии. Дождь, шквал, град – были уделом счастливцев, так считала народная молва на всех языках. А уж погибший под каким-нибудь оползнем, мог без всякого юмора говорить о собственном избранничестве. Эти люди всерьез объединялись в явные организации и не только не скрывали своей необычности, но даже демонстративно кичились ею. Современная психологическая наука занималась этим феноменом, но, кажется, недостаточно, потому что до глубин его пока не добралась. Это можно было понять. В Новом Свете возникло очень большое количество подобных феноменов, их все еще продолжали открывать.

Для Ивана Антоновича этот скромный бунт морской воды был косвенным подтверждением того, что он на правильном пути, делает то, что и надо делать. Не вынимая трубки изо рта, он наклонился и закатал штанины, подставляя бледные сухие голени под струи колкого летучего песка, который несся параллельно поверхности пляжа силою штормового ветерка. Это было необычное ощущение, как будто стоишь по колено в кипятке.

Калиновский литератор был уже второй раз в каспийских краях. Первый раз он появился здесь Бог весть в какие поры, почти сразу же после того, как воскрес и разобрался хотя бы в самых общих чертах в системе устройства Нового Света. Легенда о гибели Гарринчи имела, как дракон, три головы. Они назывались Сумгаит, Чусовая, Бирюлево. Именно в этих местах он мог погибнуть, не оставив никаких информационных следов, а только безымянный труп. Это было вполне возможно. Ваня Крафт помнил, что у поэта-футболиста были постоянные проблемы с паспортным столом. Только получив документ, он его почти сразу же терял. Вполне возможно, что и в момент гибели он мог оказаться бездокументным. Так что у воскресителей, напавших на его останки, не было никаких шансов выяснить, кто он такой. Так что Гарринча мог вполне зависнуть в одном из санаториев для безымянных, так называемых Эдемах, что возникли во множестве как результат первоначального, бездумного воскресительства. С тех пор эти санатории являются резервуарами надежды для тех, кто ищет по свету родную кровиночку. В этих домах сытой, бездумной скорби всегда полно посетителей. Они бродят по цветущим аллеям от беседки к беседке и всматриваются в черты бессмысленно улыбающихся существ. Эта работа очень тяжела психологически. Иван Антонович прекрасно помнил свои ощущения после двухчасового блуждания меж совершенно чистыми душами. Такое ощущение, что высосан до последних глубин своего я этими жаждущими взглядами. Говорят, что-то похожее испытывали раньше люди после посещения детского дома, где каждый взгляд молит – усынови!

Одно время была модной теория «вторичного одушевления», то есть, как говорили многие врачи, надо позволить этим «чистым доскам» зажить новой ментальной жизнь. Пусть они с самого начала, с мельчайших крупинок нового жизненного опыта начинают строить свою вторую личность. Эта теория хорошо работала только на детях до двух лет. Попав в новые семьи, они вырабатывались со временем в какие-то достаточно полноценные человеческие субъекты, хотя и не лишенные специфических странностей. Попытки же зародить менталитет у взрослого человека приводили практически во всех попытках к сложным формам безумия. Искусственно надстраиваемая личность вступала в сложнейшую борьбу с остатками личности прежней, коренящейся в подвалах и пещерах изначального сознания. И это было мучительное зрелище. Самой страшной инфекцией для этих сознаний была обыкновенная любовь. «Он никто» влюблялся смертельно в «никто она», это возбуждало процессы обвальной новоидентификации, одновременно в тысячи раз обостряя конфликт с реликтовым «я». Это было почти всегда страшно, а то и отвратно. В конце концов, было решено – гуманнее и проще просто консервировать при помощи мягкой химии состояние табула раса. До того момента, когда придет реальный родственник и скажет: «Это мой Вася». И вяло-рассеяный взгляд нальется живым, сознательным пламенем. Около пяти процентов «сирот» обретали таким путем себя. Не такой уж несчастный процент.

Иван Антонович облазил после воскрешения все санатории Северо-Восточной Сибири, Закавказья и Москвы, заглядывал в тысячи глаз, но Гарринчи среди них не было. Гарринча, мужчина в возрасте 25-30 лет, худой, белобрысый со длинным шрамом в правом углу рта. Такого не встретилось. Иван Антонович был в этом уверен, хотя бы еще и потому, что, по его сведениям, и Тихон Савельич проделал ту же самую телемахиду, несмотря на семейство, лишний вес и довольно циничный характер. Значит, имело место двойное траление. Надо было смириться с неудачей.

С этим вердиктом и было прожито большое количество времени. Удалось, в общем-то, уже совсем полностью смириться, тема закрыта навсегда. Но вот буквально вчера на господина Крафта обрушилось одно известие. Оно сорвало его с насиженного места и швырнуло снова на каспийские пески.

Такое известие, такое… сначала Иван Антонович был до чрезвычайности озадачен, потом пришел в сильнейшее волнение, после чего впал в состояние, похожее на ступор. В конце концов, он взял свою голову в руки. Что это было за известие?

Линия мгновенной доставки выбросила на его письменный стол, заваленный несчастными черновиками, большого размера конверт. Уже это, само по себе, было необычно. В Новом Свете сообщались иными способами, хотя и этот древний был не отменен. Чей-то вычурный жест? Скорей всего. Иван Антонович взял нож для разрезания бумаги, у него был и такой, и конверт вскрыл. Из него выпал лист бумаги, десять на двадцать сантиметров. Репродукция детского рисунка. На рисунке была с неприятным неумением изображена радуга. И пляшущие под ней детишки. Никаких подписей, надписей и вообще письменных следов ни на лицевой части репродукции, ни на ее обратной стороне, ни на конверте не обнаруживалось. Только стандартный, механически набранный адрес. Н-да. Радуга. Детишки. Сколько их? Трое. Иван Антонович был уже в том возрасте, когда почти все сюрпризы кажутся неприятными. Искажающими привычную, хоть и не радостную, картину мира. Недаром там есть эта составляющая – «сюр».

Чья-то глупая шутка?

Чья именно?

Бандалетов не шутник. Кто-то из старых друзей? Да, какие там старые друзья! Таким все поросло быльем. И потом, глупые шутки себе позволяют не столько старые, сколько глупые друзья. А всех дураков в своей жизни Иван Антонович держал на расстоянии с помощью безукоризненно вежливого обращения. Одноклассники? Нет, нет, нет, все это не то. Может, Лазарет шутит? В связи с каким-нибудь юбилеем заслуженного работника Крафта. Чудовищно нелепое объяснение. Но какое-то все же найти надо, иначе пропадет аппетит. И тут Ивана Антоновича ошпарило: Радуга!

И пляшут под ней как раз трое детишек. Радуга – это «Радуга»! А под кособокой цветной крышей трое молодых студийцев. И тогда, что это означает?!

Воскрес!

Довольно долго Иван Антонович сидел с закрытыми глазами, посасывая пустую трубку. Надо успокоиться! Но заклинание не действовало. Нет, надо не успокоиться, а действовать! Это не просто послание, это, возможно, тест на сообразительность и дружескую памятливость. Гарринча наконец не просто откопан из могилки, а уже и опознан. И теперь, проходя курс обычной реабилитации, нащупывает связи со своим прошлым. Мать, сестра, какая-нибудь запавшая в душу девица, и, конечно, друзья. Правда, неизвестно, сколько их у него. Вся неофициальная литературная Москва была у него в приятелях. Да нет же, по «Радуге» он дружил только с двумя провинциалами из Козловска и Калинова. И какую реакцию он решил вызвать этим сигналом? Все, кто любит меня, ко мне? Почти наверняка так. Только, куда это «ко мне»?

Иван Антонович еще раз внимательно изучил конверт и репродукцию. Больше не отыскалось никакого, даже самого ничтожного значка-зацепки. Значит, расчет на дружескую сообразительность. Причем, судя по всему, соображать надо быстро. Здесь что-то вроде соревнования. Бандалетов наверняка тоже получил такой же рисуночек. Кто первый примчится на зов, тот и лучший друг.

Для начала Иван Антонович все же закурил. Потом напряг ум. И в таком состоянии пребывал довольно долго. Сидел в кресле, прогуливался по квартире, поглядывал в окно. Решения, которое бы ему понравилось своим изяществом и лаконичностью, в голову не приходило. Это даже вызвало некоторое раздражение против давно взыскуемого друга. Зачем все эти сложности? Нельзя ли было просто зажечь экран и крикнуть: «Ребята, я здесь!». Но нет, напрасные сетования. Таков он был всегда. Немного позер, немного мистификатор, он, разумеется, должен покуражиться. Тем более, сейчас он, скорей всего, в беспомощном состоянии и не так уж рвется продемонстрировать его своим друзьям. И дразнит, и прячется. Ну пусть, пусть. Однако что же предпринять? Немыслимо сидеть просто так. Мысль у Ивана Антоновича образовалась одна, и он решил заняться ее реализацией, пока не явится другая, более толковая.

И вот теперь он на берегу сдержанно бушующего Каспия и ждет открытия местного Эдема. Угораздило же примчаться прямо в тихий час. Чтобы не убивать время каким-нибудь банальным образом, Иван Антонович решил повидаться и с морем.

Стоит босиком на песке, смотрит в даль, волнуется.

Эдемы – это единственные места на планете, где распорядок дня поддерживается, так сказать, бесплатно. В любом другом учреждении всякий работник, чтобы успеть к установленному моменту совещания или, скажем, завтрака, должен запросить центральный распределитель временного сигнала. Здесь же люди плавают в растворе открытого времени, так и должно быть в Раю. Воистину, блаженны нищие духом. Додумывая эту, довольно-таки банальную, в общем-то, мысль, Иван Антонович побрел по песочку к своему геликоптеру. Летим к дверям обители.

Выйдя из коммуникационной кабины, Вадим присел на скамеечку, устроенную прямо тут же. Так рекомендовалось поступать после транспортировки. Процедура мгновенного превращения в пучок невидимых лучей и восстановления из лучевого состояния в телесном облике на некоторых граждан действовала нехорошо. Могла закружиться голова, иногда даже тошнило. Прежде вообще рекомендовалось не принимать пищу за три-четыре часа до путешествия. Но с некоторых пор это неудобство было устранено. Съеденная на дорожку котлета проходила те же трансформации, что и желудок, в котором она находилась.

Вадима не тошнило, голова не кружилась, даже, когда он ею вертел, осматриваясь. Север. Что известно о нем из школьного курса? Ягель, мерзлота, олешки, собаки, тундра, сияние. Конечно, теперь все особенности несколько сглажены. Температура приблизительно плюс пятнадцать, хорошо, что надел куртку. Направо и налево пролегает обыкновенная улица, застроенная двух– и трехэтажными домами. По виду они совсем не такие, как в Калинове или, например, Сеуле, где Вадиму пришлось останавливаться перед отправкой в экспедицию по поводу «Осляби». Времени экскурсировать не было. У первого же пробегавшего мимо мальчишки Вадим спросил, где тутошний информаторий. Там вежливый пухлощекий эвенк, а может, и якут, дал ему электронную карту и выгнал из гаража потертый геликоптер.

– Счастливого пути!

Некоторое время Вадим летел строго на север над серо-коричневатой тканью современной тундры. Кое-где в нее были вставлены округлые стеклышки озер. Гусиный клин пропахнул под килем бесшумной посудины на восток, вытянутая кучка оленей мчалась по кругу вокруг невидимого с высоты оленевода. Но Вадим смотрел не столько вниз или на карту, сколько на поведение Плеромы. Существовало что-то вроде поверья, что у полюсов она не совсем такая, как в других местах, и кому повезет, чье зрение счастливо, могут увидеть особенный, волнующий отсвет в ее равномерной тоще, возникновение и исчезновение мгновенной складки великого покрывала. Ходили сказки и о совсем уж невероятном, о видениях, о висячих островах, о письменах, горящих меньше секунды, и даже о звуках, вроде бы лишенных смысла, но пробирающих душу до всех ее глубин. Нет, ничего, кроме этого эффекта «узкоглазости», когда начинает казаться, что смотришь на мир через не совсем привычные глазные прорези. Но эффект этот кратковременен, и проходит без последствий.

Вадиму не повезло. Плерома оставалась Плеромой все время и во всех направлениях. Запиликал борт-штурман. Сверившись с картой, Вадим нажал клавишу, машина начала плавно спускаться.

Еще несколько минут плавного полета под гору, и впереди показалось строение, похожее на метеостанцию, окруженное разнообразными торчащими из земли примитивными приборами. Собственно, это и была метеостанция. Девица Катерина, по сведениям, проживала тут одна. С борта своего летающего средства Вадим отправил ей несколько сообщений о своем прибытии, но встречать его никто не вышел. Машина плюхнулась перед порожком лабораторного ангара. Гость выбрался наружу, криво улыбаясь от неприятного ощущения своей непрошенности. А вдруг и в дом не впустят? Вдруг эта Катерина настоящая Баба-Яга?

– А вы кого рассчитывали увидеть?

Этот вопрос неприветливая хозяйка задала, когда они уже сидели за чаем в помещении, которое Вадим, скорей всего, назвал бы радиорубкой. Вокруг старинные, протухшие приборы: овальные, круглые, продолговатые циферблаты с завалившимися набок стрелками, сверху свисает лампочка в жестяном абажуре. Но чай был накрыт не на скорую руку – эмалированный двухлитровый самовар, красные чашки в глубоких блюдцах, колотый сахар, баранки в плетеной корзинке. Варенье. Брусника, костяника, голубика.

– Ну как вам сказать, Катя.

– Лучше говорите, как думаете. Предполагали, что тут старая, полусумасшедшая старуха обосновалась для того, чтобы свихнуться окончательно.

Вадим вздохнул и отхлебнул.

То, что девица Катерина окажется двадцатитрехлетней сухопарой дылдой с нелепой, сказочного класса косой, явилось для него полной неожиданностью. Почему-то он подсознательно готовился все же к старушке.

– Да вы не только пейте, вы еще и спрашивайте.

Гость попробовал вареньица, сказал: «у-у-у», и поинтересовался.

– А это вы тут по научной какой-то части?

– Я изучаю песцовых, а конкретнее то, как на них подействовали изменения, произошедшие в нашем мире. Если кратко доложить о результате – подействовали, но не надо убеждать меня, что вы прибыли сюда затем, что бы услышать что-нибудь в этом роде.

Еще раз хорошенько отхлебнув пахучего, как-то союзнически действующего чая, Вадим сказал:

– Я тут из-за вашей подруги.

– Любы?

Гость опешил.

– Как вы сразу… у вас что, одна…

– Да, во всей моей не вполне нормальной и не очень понятной для других жизни была всего лишь одна девушка, которую я могла бы назвать подругой. И что она?

Вадим отодвинул чашку.

– Мы познакомились в Лазарете. У нас там, в Калинове.

– А, поводырь. А почему именно вы?

Вадим придвинул чашку обратно к себе. Отхлебнул через силу.

– Поверьте, для этого были основания, только я бы не хотел…

Катерина махнула длинной рукой, похожей на паучью лапу.

– Ясно. Были знакомы до того и теперь… заглаживаете. И что от меня теперь требуется?

– Она сбежала.

Хозяйка ухмыльнулась костистым лицом и помотала из стороны сторону головой.

– Здесь ее нет.

– Да, да, понимаю, что вы ее не прячете. Я за другим. Я хочу понять, почему она убежала. Может быть, звонила, делилась…

Презрительная улыбка появилась на лице хозяйки.

– С чего бы это она стала это делать?

– Но раньше, раньше-то она вам писала, ведь это благодаря вам, вашему архиву…

Неприятный отрывистый хохот.

– Архиву?! Жестяная коробка с ненужными бумажками под половицей. Я ведь сама менее года, как «оттуда». Явилась к родимому очагу. В Калинине, теперь Твери. Ну дом, конечно, всех перипетий не пережил, но в кустах, на месте голубятни осталось лежать под слоем песка несколько старых шпал – бывший пол. И тайник мой глупый уцелел. А в нем и письма Любаши.

– Я читал, читал.

– Да-а? – Катерина внимательно поглядела на гостя. – Значит, вас в прошлой жизни связывали серьезные отношения.

Вадим наклонил голову.

– Из этих писем я понял, что Люба была девушка, в общем-то, общительная, не чуралась компаний, но… целомудренная, я бы так сказал. Она уклонялась от беспорядочных, ну, таких, обычных в молодежной среде… вещей.

– Да, была она самая натуральная динамистка. Причем, так, далеко не заходила. Глазки состроить, похихикать и тикать. Улизнуть, тихо с темнотой смешаться – это ее манера. Тихая, но шустрая. Ее, в общем-то, раскусили, не сразу, но раскусили. По ее рассказам, ребята даже хотели ее наказать.

– Как?

– Ну как, как? – хозяйка оскалила пасть и хрустнула баранкой. – Как-то хотели. Это я ведь все с ее слов говорю. Не исключено, что она больше выдумывала. Не забывайте, по натуре она все же была овца. И со мной она делилась только потому, что я еще дальше, от всех этих компанейских посиделок в темном парке под луной еще дальше была, чем она.

– Почему? – спросил Вадим и сразу же сильно пожалел об этом. Но хозяйка не обиделась, а только хмыкнула.

– Потому! Я всегда была малость чокнутая по части животного мира. Знаете, как это в детстве бывает, подобрала птенчика, выпавшего из гнезда, котенку лапу перевязала. А у меня на этой стадии не остановилось. Пошли какие-то тритоны речные, лягухи, собаки помоечные. Толстые книжки по зоологии. Ну не интересна насмерть мне была та часть животного мира, что носит клеши, смалит дешевые сигареты, матерится и сплевывает одновременно. Понятно?

– Понятно.

– Думаю, что наша Любаша чувствовала какое-то специфическое женское превосходство надо мной и рисовала передо мной разные рискованные ситуации, из которых она только что якобы выкарабкалась с риском для своей девственности. Сколько процентов там было настоящего риска, а сколько наглого накрута, сказать я бы не взялась. Помолчали.

– Когда я переехала в Калинин, для нее это была большая потеря, откуда было взяться второй такой идиотке, готовой выслушивать эту сказку про колобка в юбке.

Вадим кивнул и улыбнулся, показывая, что юмор понял.

– Если уж совсем честно, Люба была совершенно рядовым, дюжинным экземпляром человеческой породы, повторное ее появление в ряду живых новым словом миру не станет.

Вадим вздохнул.

– Кто может знать, чья жизнь, в конечном счете, ценная, а чья…

– Перестаньте городить эти общечеловеческие благо глупости! Воскрешение всех, кого попало, это, уж поверьте мне, – зло.

– Но ведь… ведь, есть же цель…

– Какая цель?!

– Только оживленные, встретившись с оживленными, могут компенсировать… м-м, редуцировать зло. Все друг другу все простят, и настанет ну, такая вот, вообще гармония, история обретет смысл, существование рода человеческого восполнится…

Девица Катерина так откинулась на спинку стула, что из содрогнувшейся вазы на столе выпала баранка и, чуть вихляясь, покатилась к краю стола.

– Перестаньте меня пичкать цитатами из этих дешевых брошюрок, что распихивают вам, поводырям, по карманам в этих стеклянных сараях для клонирования!

Подхваченная широкой мужской ладонью баранка полетела в сердитый рот.

– Вы не задумывались, может, этими методами не расщепляют старое зло, но наоборот, синтезируют новое. И оно проявляется на свет неперевариваемое привычными человеческими методами. Как полиэтилен не переваривается землей. Новейшее зло устойчиво к страданию, молитве, любви.

Громадная девушка готова была, кажется, продолжать до бесконечности, но ей помешал какой-то внешний звук. Вадиму почему-то показалось, что это приземление еще одного летательного аппарата, и наверно, это прилетала Люба, решив сюрпризом навестить старую подругу эта, конечно, была глупая, даже какая-то детская, но на мгновение заставила парня встрепенуться. Но тут же он понял, что жалко ошибся. Понял по лицу хозяйки, оно загадочно и неприятно улыбнулось. И снаружи донесся постепенно усиливающийся животный вой.

– Это они!

– Кто?

– Песцы.

Ничего страшного или неприятного в памяти Вадима с этими зверьками не было связано, но он поежился. Катерина ткнула пальцем в кнопку датчика времени.

– Двадцать часов тридцать минут, – донеслось оттуда.

– Вот, – сказала, несомненно, счастливая подруга Любы, – всегда в одно время. Всегда!

Мгновенно перенесясь из Дудинки в Калинов, Вадим задумался на скамеечке в тени липы, благо никто не ломился в коммуникационную кабину, дабы куда-нибудь немедленно умчаться. Идя навстречу пожеланиям граждан, кабина была устроена бок к боку с кассами старинного автовокзала, что способствовало сохранению исторического облика центра города. Вадим вздохнул, подумав, что эта площадь занимает центральное место и в его собственной истории. Вон там стоял автобус, из которого вышла Люба, вон по той тротуарной дуге, вдоль заборчиков ускорял шаги он сам той ночью, чтобы нырнуть в узкий, даже на сегодняшний взгляд, криминальный по виду проем между зданиями. Вслед за исчезающей девушкой. Это песцовая принцесса права, было в Любе что-то вызывающе динамическое. За ней хотелось кинуться, даже вопреки каким-то здравым соображениям.

Слева показалась группка граждан. О, Господи, мысленно простонал Вадим, но сбежать было уже невозможно. Без того чтобы не озадачить старых знакомых. Алла Михайловна с парою все тех же братьев. Любимая учительница представляла собой крепкую сорокапятилетнюю свежую даму, с круглыми щеками и такими же круглыми икрами. В руке она несла, улыбаясь, большую сумку путешественницы. Братья смотрелись один хуже другого. Плелись вслед за нею двумя неопрятными тенями с нехорошим блеском в глазах. Давным-давно одним из них Алла Михайловна была убита в порыве ревности, причем в порыве ревности к другому брату. С этой историей Вадим был знаком так же приблизительно, как с историей родителей Валерика и Бажина. Говоря упрощенно, тут имел место страшный любовный треугольник, неразрешимый в дикие доплеромные времена, а теперь, кажется, нашедший свое решение. Жила эта троица в определенном мире и своеобразном согласии.

– А, Вадим, здравствуй, здравствуй. Откуда ты? А я вот снова в Прагу.

Алла Михайловна гордилась своей работой, она была активнейшим членом общества сохранения и изучения чехов и всего чешского. Были созданы подобные общества и по поводу румын, шведов, кечуа, белуджей, да почти всех народов; Алла Михайловна нашла себя в Пражском патронаже, что легко объяснимо. Братья, эти насильники и убийцы в прошлом, безропотно терпели ее частые и длительные отлучки, только при этом условии она соглашалась сохранять с ними отношения, напоминающие родственные. Эту семью частенько приводили как пример того, что цели, ставящиеся перед человечеством, по искоренению, «размагничиванию» старого зла во многих, даже очень сложных случаях, достижимы. Вадим хорошо помнил лекции в Лазарете.

Да, сказал себе он, не будем спешить отчаиваться. Достижимое достижимо. Таймырская королева, пожалуй, слишком мрачно изволит смотреть на вещи.

Когда Алла Михайловна ставила крепкую ногу внутрь кабины и помахивала свободной рукой братьям, на глазах у обеих старых развалин стояли слезы умиления.

Идти домой с грузом несделанного дела не хотелось. А, собственно, кто запрещает прямо сейчас продолжить поиски. Вадим открыл на коленях свой дипломат, нажатием кнопки на переносной панели выяснил, который теперь час. Половина четвертого, еще даже не вечер, вот и верь после этого своим ощущениям. Это по-научному называлось, кажется, «пространственным натяжением». Человек в течение часа замкнувший ломаную кривую Куала-Лумпур – Претория – Урумчи – Козловск, ни за что не сможет отделаться от ощущения, что провел в пути очень много времени. Вадим потер переносицу. Или это – «информационное тяготение»? То есть представление о размерах отрезка натурального времени очень зависит от количества сведений, осознанно или бессознательно потребленных конкретным сознанием за время этого отрезка. Нет-нет уж, не стоит забираться негодящей головенкой в эти области, подумал тоскливо Вадим, вспоминая трехкилограммовые фолианты, набранные на папиросной бумаге – «Измерения и наблюдения». Будем действовать просто.

– Эй, ты!

– Слушаю и повинуюсь, – ответил джинн.

– Дай-ка мне безногого.

– Сбежал.

– Как это?!

– Домашняя связь молчит. На рабочем месте его нет уже несколько часов. Никаких координат на случай экстренной связи он не оставил. Товарищи по работе говорят, что это для него нетипично. Отсюда вывод – бегство.

– Он же выражал готовность и… понимаю – для отвода… а я к этой ледовитой дуре мотался. Чая с голубикой захотелось!

Вадим отложил в сторону раскрытый дипломат и откинулся на спинку скамьи. Так, значит, безногий. Увез Любу на инвалидной коляске! То-то она сразу показалась такой подозрительной. И что теперь делать? Думай, Вадик, думай!

Над площадью вдруг нарисовалась шайка пацанвы на воздушных мотоциклах. Эти допотопные поделки шипели, как дурные гуси, выписывая рискованные виражи над липами и булыжной шкурой площади. Ценность этих устройств была как раз в их примитивности, никакого автопилотирования, даже страховочного. Кажется – дерзкое лихачество, а на самом деле – скромный риск и элементарный адреналин. Если даже сейчас кто-то из этой буровящей небо братвы хряснется башкой о камни – максимум триста часов беспамятства, со знакомым раздражением меж мыслей, думал Вадим. Что им, выросшим уже под Плеромой, живущим с незаслуженным ощущением, что все поправимо. А ты выйди на обычную драку штакетинами возле танцплощадки и получи гвоздем в ноздрю!

Но что, все-таки, делать?

– Знаешь что, дай мне Валерика!

Надо со стариком поговорить откровенно, вдруг что-нибудь подскажет.

Джинн деликатно покашлял.

– Что такое?

– Личную связь установить не удается. В Рос-Анджелесе со мной разговаривать отказались. В оскорбительной форме.

– А работа?

– На работе вообще говорят странные вещи.

– Какие это странные?

– Есть мнение, что Валерий Андреевич Тихоненко вообще-то мертв.

– И давно?

– Они там считают, что больше недели.

– Это получается, что ко мне в гости приезжал мертвец?

Джинн вздохнул.

– Получается, что так.

Вадим закрыл глаза, задержал дыхание, как будто боялся, что вдыхаемый, выдыхаемый воздух разгонял возникающие в голове соображения. Не помогло. Ничего, даже отдаленно похожего на дельную идею!

Как плохо все-таки быть таким простоватым, недалеким, не умеющим вникнуть. Сидеть дальше на скамье не имело никакого смысла, но Вадим остался бы сидеть, если бы на площадь не въехал чуть подвывающий от усталости ПАЗик. Рабочие из имения возвращались со смены. Усталые и самодовольные. Прислушиваясь к зуду в мозолистых ладонях. Их ждут ионный душ и рябчики с ананасами на ужин. И жены, вывезенные еще из прошлой жизни. А у кого-то, может, и новосветские супружницы. Завтра опять в девять утра сбор на площади. Тихая, устроенная, практически бесконечная жизнь. Вадим знал, что обязан завидовать этим мужикам, но не был вполне уверен, что испытывает подобающее чувство. Чтобы избавиться от необходимости разбираться в себе, он решил убраться с площади. Поскольку домой идти не хотелось, побрел заранее не обдуманным маршрутом. По дуге, огибая пустое пространство площади.

Автобус остановился, и со скрипучим стоном открыл дверцы. Мужики, балагуря и покуривая, стали выбираться из него. Кажется, близких знакомых среди них у Вадима не было, но все же, не желая нарваться ненароком на этот вечный вопрос: «Ну, ты как?», он свернул в первый проулок, уводящий с площади. Прошел быстрым шагом метров тридцать, пока не сообразил, каким маршрутом следует. Встал, как будто мгновенно вкопался в землю. Тут же хмыкнул, что за глупости?! Не хватало еще шарахаться от всяких призраков. Он себя урезонил, но одновременно припомнил, что за все месяцы своего воскресенного состояния так ведь ни разу тут не прогулялся. Преступника не тянуло на место преступления. Сделал несколько шагов и опять остановился. Прежде проулок на этом месте обрывался, переходя в пустырь-свалку. Теперь и по правой стороне, и по левой заборы тянулись дальше. Хозяева крайних усадеб прирезали землю для своих возобновленных родственников. Пятистенки, коттеджи, бунгало – тут на задворках разрешалось архитектурно похулиганить. Овин, а на нем геликоптер. А может, и не овин.

Сзади раздались голоса. Кто-то свернул с площади в проулок? Нет, показалось. Вадим деланно небрежным шагом двинулся дальше, механически поглядывая по сторонам, удивляясь изобилию крыжовника в садах по обеим сторонам. Крыжовники, а между ними мольберты. Это тоже была одна из загадок, не до конца исследованного феномена воскресения. Почти половина вынутых из могил порывалась малевать. Скажем, к балалайке никто не тянулся или к фаготу, а к акварели и даже маслу – очень многие. А стихов вообще почти ничего не было сочинено о тихом, темном небытии, вспоминал к чему-то Вадим из старых лекций.

Проулок все изгибался и изгибался вправо, так что никак было не высмотреть, идет ли кто-нибудь там сзади. Странно, отчего это жители Калинова строят так неровно? Задался молодой человек совсем несвоевременным вопросом. Вероятно, натура, ответил он себе и пошел еще быстрее. Так что даже обратил на себя внимание садоводов. На участке, что справа, голый по пояс дядька застыл с вознесенной над столом костяшкой домино, а в саду, слева, рыжий парень покосился, продолжая накачивать колесо наземного велосипеда. Тропинка покатила вниз. И вот уже – овраг-распадок, по дну беззвучно искрится, даже при нынешнем матовом освещении, ручек, берущий начало из родника, что бьет рядом с мостом. Мост – деревянный, рукодельный, простенький, но ладный. Тот, прежний, был горбатый уродец. На той стороне распадка, шагах в десяти от моста песчаный обрыв и торчащие из него корни высоченной, как Монблан, сосны.

Вадим оглянулся, остановившись на первой доске моста. И в тот же момент увидел, как из-за соснового ствола выходит Матвей Иванович. Как будто сидел на той стороне распадка в засаде. Вадим тихо затосковал.

Прогулялся!

Собственно, чего он так переполошился? Ясно же, что эта встреча на мосту – чистейшая случайность. Сам он оказался здесь ну никак не преднамеренно. Матвей Иванович… Бог весть, по какой причине. Гуляет он тут.

Матвей Иванович ступил на мост, дерево понимающе хрустнуло. Вадим дал себе слово смотреть в глаза сердитому старику, но голова сама собой вращалась, как у экскурсанта.

– И часто ты сюда приходишь?

– Нет, я просто летал на Таймыр, а тут автобус… – Вадим быстро сообразил, что его речь слишком похожа на бред и остановился.

Матвей Иванович остановился на вершине мостика и стал глядеть в переливы ручья.

– Ищешь, значит.

Вадим сделал движение руками, говорившее – еще как ищу, и опять оглянулся.

– А как думаешь, почему она от тебя сбежала?

Насколько ни был испуган Вадим, он разозлился.

– Она и от вас сбежала.

Матвей Иванович вдруг повернулся к нему и нехорошо улыбнулся. Вадим не смог долго выдерживать эти гляделки, и резко отвернулся, и тут что-то произошло. Глаз чем-то царапнуло. Он прошелся взглядом обратно по тому же маршруту. Да, это там! За зеленой деревянной будкой, стоявшей метрах в тридцати вверх по овражку, испуганно скрылась человеческая голова. Свидетель! Наблюдатель! Интересно, чего это он скрывается? И, главное, кто он?!

– Эй, ты чего там засел?! – крикнул Вадим, тыкая дипломатом в сторону будки. – Выходи!

Тип, скрывавшийся за будкой, вскочил и бросился бежать. Вглубь сосняка, закрывая лицо ладонью – он не хотел, чтобы его узнали.

– Эй! – крикнул ему Вадим уже на бегу, провожаемый неприязненным и презрительным взглядом «тестя», который наверняка решил, что молодой мозгляк просто не выдержал неожиданной очной ставки.

Изначальное расстояние было довольно приличным, шагов в тридцать, причем погоню Вадим начинал стартом в гору, так что когда он взобрался на гребень овражка, хлопнув дипломатом по дерну, фигура беглеца была уже далеко, почти уже совсем растворилась среди стволов. Но Вадим, не раздумывая, понесся следом, он был уверен, что это убегает не просто человек, а разгадка отвратительного ребуса, в который превратилась его жизнь. Несся, как олень, и одновременно – как преследующий его хищник. На удивление, расстояние до цели начало заметно сокращаться буквально с первых шагов, что придало дополнительных сил Вадиму. Внутри открылся родник ликования. Еще буквально полминуты свирепого пыхтения, и можно будет впиться пальцами в потную спину. Но судьба еще не решила, переходить ли ей окончательно на сторону догоняющего. Открылась внезапная, полянка, а на ней мотоциклетный табор, не исключено, что тот самый, который только что портил воздух над площадью. Спасающийся бегством проявил мгновенную сообразительность – подхватил валяющийся по ходу его бега драндулет, оседлал его и газанул. Испуганные внезапным вторжением мальчишки начали с недоуменным гудением один за другим подхватываться с полянки на своих машинах в разные стороны, как брызги от брошенного в лужу камня.

Ушел! Мысленно зашипел Вадим, выбегая на поляну, но тут же увидел, что ему делать. Он догнал последнего из стартующих воздушных акробатов, еще только на один метр приподнявшегося над землей, одним движением свободной руки вышвырнул его из седла и пал всем телом на неустойчивую испуганную машину. Она продолжала медленно набирать высоту, свыкаясь с новым весом, а Вадим держался за руль, одновременно ловя болтающимися в воздухе ногами круп мотоцикла. Уселся, сделал вираж, чтобы глянуть, что там с парнишкой внизу. Тот прыгал на траве и яростно тыкал в воздух кулаками. Раз ругается, значит выживет.

Наконец уселся, окинул взором – где беглец?! Вон она, серая фигура над сосновыми вершинами. Припоминая по ходу дела навыки управления воздушным самокатом, Вадим устремился вслед за негодяем. Почему-то был уверен, что столь панически уклоняющийся от встречи человек – непременно негодяй. Очень опасался, что пока будет укрощать нрав краденого прибора, беглец скроется из пределов видимости. Но очень скоро понял, что тот борется с теми же проблемами, что и он сам. Машину беглеца валяло над хвойным морем, вслед за ретивыми рывками, она вдруг зависала, тревожно тарахтя и ноя. Но постепенно движение убегающего мотоцикла становились увереннее и ровнее, скорость начала нарастать. Впрочем, догоняющий во всех смыслах не отставал от убегающего, и вскоре уже можно было видеть две стремительно несущиеся одна за другой машины, с небольшой, но и неизменной дистанцией между ними. Темно-зеленое волненье под неподвижными колесами внезапно оборвалось, превратившись в пеструю серо-желтую скатерть. Машина беглеца провалилась вниз, всадник выбивал каблуками семечки из огромных, перезрелых подсолнухов. Прижимается к земле, как будто это ему поможет, – со спокойным злорадством констатировал преследователь. За полем подсолнечника беглец еще снизился – клин чего-то злакового, на такой скорости не рассмотреть. В голове у Вадима завертелась какая-то старинная песенка – проходит жизнь, проходит жизнь, как ветерок по полю ржи. Проходит явь, проходит сон, любовь проходит, проходит все! На этой ноте не удалось задержаться надолго, крутой, с воем допотопного мотора, поворот, и тут же радикальное взмывание над картиной окрестности. Проверка крепости преследующего механизма. Вадим не знал, чего ему ждать от краденого конька, но тот не подвел. Что теперь?! Ага, стало быть, вода. Негодяй, сильно кренил влево и вниз. Еще секунд семь-восемь такого слалома, и он врежется в воду. А, догадался Вадим, этот гад скорее готов расколошматится, чем предстать для нормального разговора. Вадим склонен был считать, что при такой скорости асфальтовое по цвету зеркало Соми вполне по крепости может быть сравнено с настоящим асфальтом. Решил на технику лишний раз не надеяться и начал выравнивать свою тарахтелку, не дожидаясь, чем кончится эксперимент беглеца.

Теперь они неслись над Сомью в сторону города. Беглец свистел над самой-самой водою, преследователь метрах в двадцати позади. Тихие рыбаки, засевшие в антикварных дощатых лодках с удилищами в терпеливых руках, провожали трескучую кавалькаду недовольными взглядами. Ведь здоровые мужики за рулями, зачем же так свинячить, распугивая рыбеху?!

Мост!

Вадим совсем забыл про него. Справа уже показалось здание Лазарета. А вот и настил с перилами и черная тень под настилом. Беглец внезапно положил свою машину набок и, ведя коленом брыздчатую полосу по воде, нырнул в этот зев под мостом. На мгновение Вадим взмыл над постройкой, заставив присесть двух женщин, двигавшихся к Лазарету. Эго позволило убегающему увеличить отрыв метров на двадцать.

Теперь гонка шла по городскому парку, что начинался прямо от реки и поднимал вверх по пологому склону. Это был лихой слалом меж фонарями, тополями и гипсовыми монументами. Детишки с шариками смотрели на взревывающие машины над головой с восторгом, старушки, их выгуливающие, мороженщицы и продавщицы газировки негодовали вверх. Творилось, что и говорить, форменное безобразие. Даже молодежь себе такого не позволяет.

Вадим обрел второе гонщицкое дыхание и теперь наседал на негодяя, постепенно, полуметр за полуметром сокращая расстояние до него. Тот, правда, тоже был неплох. За все время погони он не дал увидеть свое лицо даже в профиль. Но вместе с тем, уже там, в парке он явно начал догадываться, что рано или поздно это придется сделать. Этот преследователь никогда ни за что не зацепится, не рухнет и не отстанет. И в стальной тесноте, заполненной маятниками-качелями, среди круженья каруселей и дерганья примитивной технической белиберды, беглец принял внезапное, но как показалось преследователю, хитрое решение. Взмыл почти вертикально вверх и погнал по улице Володарского, узенькой, плотно обставленной старыми двухэтажными домами. Прогуливающиеся старушки сердито прятались в тени деревьев, малышня восторженно свистела. Еще бы, такое зрелише – здоровенные дядьки дурачатся.

Вадим понял – убегающий замыкает круг, направляясь почти точно к тому месту, от которого началась погоня. Что бы это могло значить? Вадим не отставал, но и не приближался на расстояние, чреватое слишком большой зависимостью от маневров беглеца.

В непосредственной близости – все та же сакраментальная булыжная площадь. Снижается. Останавливается! Бросает мотоцикл!! Бежит!!!

Куда?!

Ах, вот оно что, понял Вадим, бросая свою керосинку и вставая на гудящие ноги.

Коммуникационная кабина!

Когда Вадим подлетел к ней, створки беззвучно закрылись перед его носом.

Аллес капут.

Из этого электронного ящика этот, не желающий показать своего лица тип, мог отбыть в миллиард разных точек на планете. Уже просто по инерции, в порыве отчаяния, Вадим ударил кулаком по створке. Кабина открылась. Внутри было пусто, но на глаза бросилась панель управления. Только что по ней пробежались ЕГО пальцы. Сообразилось мгновенно.

– Так, что будем делать? – Вадим встряхнул платок компьютера.

– Слушаю и повинуюсь, – просипел он, как будто это физическое сжатие могло ему повредить.

С неба шумно рушилась стая раздраженных подростков.

– Ищи!

Джин попросил потереть им клавиатуру. Секунда на размышление – и вот вам комбинация нужных цифр.

Двери закрываются, двери открываются.

Добро пожаловать: Улан-Батор. Центр.

Широкая площадь, окруженная зеркальными, ласково поблескивающими стенами. Сама площадь тоже чуть поблескивает, как отполированная. Четыре ромбом расположенных фонтана. Довольно пустынно, несколько десятков фигур на всем обширном, в несколько га, пространстве. Район административных зданий, а может, местные Лазареты. Люди движутся в разных направлениях, не спеша. Что-то парит в воздухе, солидно, без молодежного треска. Фигура беглеца была обнаружена, надо сказать, почти случайно. На мгновение опала крона самого дальнего из фонтанов, и стал виден торопливо семенящий мужчина. А ведь если бы в работе водного украшения не была предусмотрена эта цезура, он вполне мог бы завернуть за ближайший угол и, стало быть, скрыться. Но везет пока преследователю. Вадим уже мчался, бесшумно лупя каблуками по интеллигентному камню. Даже если он здесь живет, проводим до дому и заставим говорить! Те секунды, что рекомендовалось посидеть при выходе из кабины, Вадим молча наблюдал за ним, уверенный, что не упустит из виду. Потом бросился следом. Огибая неторопливых прохожих, шипя бесконечные извинения.

Беглец подбежал к углу одного из небоскребов и вдруг как будто провалился сквозь землю. Ничего себе! Оказавшись у этого места, Вадим понял, в чем дело – та же самая кабина мгновенного перемещения, только вход через крышу.

– Что теперь?!

Платок пожужжал:

– Сиракузы. Историческая часть.

Вадим только усмехнулся. Похоже, парень совсем потерял голову. Как он собирается в своем пиджачном костюме затеряться среди тог и туник? На деле вышло все не так просто. Выскочив на вымощенную очень старыми на вид плитами площадь, Вадим не увидел гада немедленно. Справа колоннада, слева каменистый склон, поросший приземистыми кустами. Роща. В роще прогуливающиеся. Одеты все, как и предполагалось, антично. Из-за рощи выбредает отара. Погоняет ее своим позевыванием кудлатая сонная овчарка. И парень в совершенно современном комбинезоне. Этот комбинезон Вадима и взволновал. Он бросился через площадь к колоннаде, вертя головой. Не видать! Обогнул потрескавшийся портик, похрустел песочком на тропинке в масличной роще, с налету растолкал группу мирно беседующих древнегреков. И в тот момент, когда, извиняясь, раскланивался, уловил краем глаза знакомое очертание плеча. Человеческая фигура тут же скрылась за каменной фигурой. Кинулся туда. Никого! Но был уверен, что не показалось. Несколько раз повернулся на месте, пока не сообразил, что каменная статуя тут поставлена не просто так. Ее постамент есть перемещательная кабина. Спасибо, Афина, или Деметра.

– Антарктида! Вавилонская башня, 13.

– Давай, Антарктиду, – азартно прорычал Вадим. Еще пару часов назад он был неподалеку от северного полюса, теперь ехал на южный. Створки разошлись со знакомым вздохом. Открылись циклопические виды знаменитых строительных площадок. Железо-пластмассовые пилоны, возносящиеся на четырехкилометровую высоту. Арматурные леса. Горы грузовых шарообразных геликоптеров, как на картине «Апофеоз войны». Когда-то здесь всерьез старались возвести пирамидальное сооружение с целью проколоть пелену Плеромы. Но, уже через три года после начала работ даже самым узколобым оптимистам стало ясно, что дело это гиблое. Потом хотели ограничиться устройством высокомерной лаборатории, дабы наблюдать свойства Плеромы на значительном расстоянии от поверхности планеты. Очень скоро выяснилось, что свойства эти одинаковы и неизменны в любой точке в любой момент, так что никакой пищи для заброшенной в небеса аппаратуры не найдется. Тогда решили из всего этого антарктического строительства сделать музей под закрытым небом. Памятник самомненью человечества и наступающему рано или поздно отрезвлению.

Вадим успел изучить приемы спасающегося бегством человека, так что сразу же различил его неровно движущуюся фигуру среди обломков вещества и уродов техники. Кто же все-таки он такой? И почему убегает? Что, в конце концов, он, Вадим, ему может сделать, даже если поймает?!

Это не кто-то из знакомых, человека известного тебе узнаешь даже со спины. Вадиму ни разу не удалось приблизиться к этому плутающему типу ближе, чем на тридцать-сорок шагов. Но и ему ни разу не удалось оторваться дальше, чем на сто-сто десять. Интересно, сколько может продолжаться эта ерунда?! У Вадима крепла уверенность, что, в конечном счете, победа будет за ним. Убегающий явно старше годами, при этом еще и неизобретателен, его тактика уклонения от встречи строилась на одном единственном, давно уже разгаданном приеме: выскакивать из кабины в тех местах, где сравнительно недалеко расположена другая кабина, и попытаться скрыться в ней до того, как преследователь его заметит. Впрочем, какой другой прием он мог попробовать? Погоняться еще раз на мотоциклах? Или там, на геликоптерах, батискафах?

Вадим бежал, меся подошвами старинный, музейный гравий, огибая не менее музейные бетономешалки вавилонбашностроя. Понятно, он решил, раз ему не удалось затеряться среди людей, в устроенных поселеньях, попробуем спрятаться среди хаоса развалин. Ищет безлюдное, захламленное место. Запомнил, видимо, во время прошлого посещения, посетителей было немного. А для чего ему безлюдное место? Вадим чуть замедлил шаг. Вдруг этот тип решил, что загнан в угол, и чего теперь ждать от человека, который это решил? Хотя, что он может, вытащит из кучи мусора кусок арматуры… Нет, люди тут попадаются. Действительно, то там, то здесь мелькали парочки или одиноко задумчивые фигуры. Музей все-таки.

Исчез из виду. Пробежал между покосившейся кучей металлоконструкций и кучей грязных пластмассовых емкостей и резко свернул налево? Вадим тоже свернул налево. Ага, петляет. Опять налево, теперь вверх по полурассыпавшейся лестнице, направо, вдоль цементной исписанной любовными граффити стены, опять направо. И – исчез! Вадим растерянно покрутился на месте. Где тут можно было спрятаться? Старинный бульдозер с перекошенным щитом как будто получил от паровоза в челюсть. Обошел его кругом. Пусто! Из-за кучи строительного мусора вышла девушка. Огляделась и начала карабкаться в кабину бульдозера. А, черт!

– Девушка, а девушка, это не вы забыли часики, вон там, у большой трубы?

Девушка посмотрела на Вадима, как на ненормального, но это заставило ее остановиться, что было тому и надо. Он довольно грубо ее оттеснил, первым вскарабкался внутрь бульдозера. Где здесь клавиатура?

Место следующего прибытия было в лесу. Смешанном, хвойно-лиственном. Кабина прибытия располагалась в строении, напоминающем по виду деревенский сортир. Поляна, поросшая хорошей, упругой травой, и посреди нее одинокий дощатый сортир. Впрочем, не одинокий, прямо перед ним канцелярский стол, за ним пожилая женщина в очках, справа и слева по крупному мужчине. Стоят с таким видом, что они при деле. Впрочем, у Вадима не было времени к ним присматриваться, он шарил глазами по белым и сосновым стволам в поисках удаляющейся спины.

– Ну, будем регистрироваться? – спросила женщина в очках. Но Вадим, ничего ей не ответив, бросился влево, в просвет между древесными ротами, шатающаяся от усталости фигура, просматривалась там. Если он еще куда-нибудь перелетит, мне его уже не догнать, тяжело передвигая ноги, думал преследователь.

– Вам не удастся нас обмануть! – крикнула столоначальница ему вслед.

Бегать по траве тяжелее, чем даже по песку, и Вадим почти совсем уже отчаялся, уже шел почти пешком, когда, обогнув очередную липу, увидел, что беглец находится каких-нибудь шагах в десяти от него. Правда, дорога в гору. Под ногами полупроявленная тропа, круто ползущая вверх вдоль стены березняка. Слышно, как дыхание кипит в медленно двигающемся человеке впереди, и собственные легкие тоже вроде как разворочены колючим воздухом.

– Стой, – просипел Вадим. Беглец остановился, но не потому, что ему приказали. Стоило Вадиму приблизиться шага на три, он снова стал переставлять бессильные ноги и балансировать неловкими руками.

– Стой, надо поговорить, – в этот раз даже приличного сипения не получилось. Еще пару минут происходило медленное сближение, и в, конце концов, они оба остановились окончательно. В пределах тени одного дуба. Стояли, шумно кланяясь и дыша себе на обувь.

И тут из кроны древнего дерева на них сверху обрушились четыре растопыренных, воинственно вскрикнувших фигуры. И припечатали к земле.

Спустя какое-то время Вадим сидел на складном стуле в небольшой палатке, облизывал ободранные костяшки пальцев на правой руке, пострадавшей при «захвате», и отвечал на очень глупые, на его взгляд, вопросы. Их задавал серьезный лысый человек, набычившийся напротив.

– Итак, вы хотите меня убедить в том, что вы не знаете, как зовут человека, за которым вы гнались?

– Я вам уже десять раз сказал – не знаю.

– А почему вы за ним гнались?

– Я хочу, чтобы он ответил на несколько моих вопросов.

– Но вы не знаете, кто это такой?

– Не знаю.

– Почему же вы решили, что он знает ответы на ваши вопросы?

– Я чувствую это.

Лысый помолчал.

– Знаете, а он, тот за кем вы гнались, ваше имя знает.

– Вот видите.

– Что вот видите?

– Значит, я не зря за ним гнался.

– Вы меня все-таки не убедили.

– В чем?

– Пока ни в чем, я никак не могу придти к определенному выводу относительно вас.

Вадим вздохнул и недовольно пошевелился на стуле.

– Что вы должны решить относительно меня?

– Обманщик вы или сумасшедший, от этого будет зависеть отношение к вам в дальнейшем.

– Вы с ними по-разному обращаетесь?

– Разумеется.

– А он, ну тот, за кем я гнался, он к кому ближе, к обманщику или…

– Он к обманщику, а вы к сумасшедшему. И те, и другие опасны, только каждый по-своему. Различие в том, что первые еще могут быть полезны каким-нибудь особым образом, вторых просто жалко. Но в любом случае, вы должны приготовиться к очень длительному карантину. Вы ведь, будь вы даже трижды сумасшедшим, не мог ли рассчитывать, что в таком месте, как это, вы сумеете обойтись без больших затрат времени.

– Вы оставляете нас здесь?! – на лице Вадима проступил нешуточный испуг.

Лысый кивнул и даже, кажется, чуть улыбнулся.

– Не звери же мы. Раз уж вы решились на все эти дикие действия, было бы жестоко просто взять и отправить вас обратно.

Вадим усиленно морщил лоб, что-то он начинал понимать, а потом вдруг переставал.

– Маскировочка у вас, прямо скажем, жидкая, и даже не сплошная, странно, что всего лишь с этим вы на что-то рассчитывали, ну ладно уж.

– Что?

Лысый достал из кармана старинную авторучку и что-то черкнул на бумажном квадратике, что лежал перед ним на столе. Потом встал, торжественно одернул полы кителя и протянул бумажный квадратик Вадиму.

– Ладно, оставайтесь!

Облизывая ставшие вдруг горькими губы, Вадим тоже поднялся и тихо сказал:

– Извините, а нельзя ли со мной поступить жестоко?

Лысый не сразу понял, несмотря на явно громадный ум, скрывавшийся в отлично выбритой голове.

– Я имею в виду, нельзя ли меня просто прогнать отсюда. Можно даже с позором. Я потерплю.

– Вы хотите уйти?

Вадим несколько раз энергично кивнул.

– Почему?

– Я не хочу длительного карантина.

– Но вас могут после карантина занести в реальный список.

– Я не хочу в реальный список.

– Но это же шанс дождаться.

– Я не хочу ничего ждать. Здесь. У меня дома дела.

– Какие могут быть дела в сравнении с тем, что вы можете сделать для себя здесь!

Вадим потупился и снова попросил:

– Поступите со мной жестоко.

Лысый помрачнел и насупился.

– Это такая шутка?

– Нет-нет, это не шутка, это… Мне нужно домой!

Рука лысого медленно комкала «вид на жительство». На голове, как на солнце, появились пятна.

– Сказать по правде, с таким мне еще не приходилось сталкиваться. Чтобы человек ради шутки явился сюда. Да вы хоть понимаете, где находитесь?!

– Ни малейшего…

– Вон!!!

Повалив стул, Вадим выкатился из палатки. Он прищурился на один глаз, опасаясь, что ему вслед чем-нибудь запустят. Обошлось Он огляделся. Палаточный лагерь на опушке. В трех местах поднимаются столбы редкого дыма, там-сям мелькают сосредоточенные фигуры. Мужчины, женщины. Геликоптер садится на холмик неподалеку. Лагерь как лагерь. Надо бы вспомнить, как вернуться к «сортиру». Сориентироваться в пространстве.

В этот момент раздался крик в соседней палатке, и из нее выбежал на четвереньках какой-то человек. Когда он поднял голову, оглядываясь, Вадим сразу его узнал. Инвалид, Любин сосед.

– Жора?!

– Так почему ты от меня убегал?

Они полулежали в большой круглой ванне, только головы торчали над поверхностью золотистой жидкости. Это была необходимая процедура после нескольких, проделанных за короткое время, перемещений с разуплотнением. Золотистая жидкость представляла собою биоэнергетический раствор, возвращающий клеточным структурам организма положенный уровень устойчивости. Теоретически существовала возможность того, что после сотого, или больше, разуплотнения, клетки никогда уже больше будут не в состоянии соединиться в виде прежнего организма. Бродили упорные слухи, что в первые годы функционирования системы мгновенных перемещений, было совершено несколько самоубийств с помощью коммуникационных кабин. Вероятнее всего, сказки. Кто бы выпустил в эксплуатацию столь опасную для жизни вещь. В любом случае, теперь существовала | профилактическая система, съездил десяток разков – иди полежи в ванночке.

– Так почему ты от меня убегал?

Десантник поморщился, не открывая глаз.

– Неужели непонятно?

– Ты не хотел, чтобы я догадался, что ты замешан в этой истории?

– Что-то в этом роде.

Вадим тихонько выдохнул, подняв небольшие буруны у губ.

– Но ты так мчался, как будто ты сильно замешан.

Десантник на мгновение опустился под воду с головой.

Потом-медленно появился обратно.

– Такое впечатление, что ты ее ищешь. Я имею в виду Любу, – продолжал Вадим.

Собеседник всего лишь кратко кашлянул в ответ.

– Но ты ведь только сосед. Я понимаю, иногда старые соседи, бывает, что очень даже дружат…

– Знаешь, ты мне очень надоел.

– Я просто хочу найти Любу.

Сердитый смешок.

– Я тоже хочу.

– Зачем? Нет, ты, кажется, не хочешь об этом говорить. Тогда скажи хотя бы, почему ты притащился именно на то место, на то самое место? Я имею в виду мост над родником.

– Что, сам не можешь сообразить, тупой?

– Но все-таки?

Недавний беглец молчал, закрыв глаза, но было понятно, что в разговоре он участвует, и сейчас прозвучат какие-то объяснения.

– До меня добрался твой «джинн», как он ни вилял, я догадался – Любаша исчезла, скажем точнее, удрала от тебя. И тогда я понял, что у меня появился шанс.

– Шанс на что?

Этот вопрос десантник проигнорировал.

– Найти человека сейчас, если он не хочет, чтобы его нашли, или если нет решения властей, что он должен быть найден, очень трудно. Капля в море. Но есть несколько моментов. Долго растолковывать. Через тебя был шанс это сделать. Поэтому я стал за тобой следить. Думал, ты наведешь меня, хотя бы случайно. Понимаешь?

Вадим опустился в золотистую жидкость до уровня глаз. Думать-то он думал, да только ничего не придумалось.

– Нет, не понимаю.

– Все знают, что преступников тянет на место преступления, но мало кто знает, что и жертв тянет на место, где они стали жертвами. Непосредственный момент смерти им знать не дано, и они, не имея возможности добраться до нужного места в своей памяти, начинают появляться в тех местах, где все и случилось. Ничто больше их не занимает, ускользают от знакомых и родственников, иногда их приходится возвращать в Лазарет, чтобы повторно отбить память. И вот когда я узнал, что Люба сбежала, я решил – надо следить за тобой. Ты рано или поздно забредешь на место преступления, а значит, и невольно покажешь, где можно надеяться увидеть и Любу. Наводка, конечно, еще та, но лучше, чем ничего. И уж конечно это следовало делать тайком. Не обсуждать же с тобой же мне было свои планы.

Вадиму вдруг стало неуютно лежать, он поерзал спиной по гладкому, ласковому дну, но уютнее не стало. Надо бы выбираться из этого профилактория. Скорей всего, он ничего приятного от господина десантника не услышит. Но сами собой продолжали задаваться вопросы.

– А что ты имеешь в виду под словом «перехватить»? Ты ее, что ли, хотел как-то забрать себе?

– Ты как-то очень глупо выражаешься. «Забрать». А может быть, и забрать! По крайней мере, я имею прав на нее больше, чем ты. Настоящих прав!

– Что это значит? – Вадим почувствовал вдруг, что паникует.

Десантник мощно пошевелился в золотистой воде.

– Неужели до сих пор ничего не понял? Моя это баба, моя, понимаешь?!

– А-а.

– Что акаешь?! Да, я был сосед по площадке, да, безногий. Но зато во всех остальных отношениях полноценный мужик. Да, еще и герой. Уж поверь! Да, заходила она ко мне по-соседски. Приготовить там, пыль вытереть. Жалела, видимо, как это у них по-бабьи заведено. Я бил, конечно, сильно на жалость. Постепенно, помаленьку, приручал… дай за коленку подержаться и так далее. Судя по всему, с парнями у нее не клеилось, то ли боялась она их, не знаю. А я неопасный, безногий. Со мной все как бы все это не всерьез, понимаешь?

Некоторое время молчали. Потом Вадим сказал очень тихо:

– Понимаю.

Еще помолчали.

– Ну, теперь ты сообразил, что ты можешь больше ее не искать?

– Почему это?

– Да я ведь только что тебе все объяснил. Моя это женщина, моя. Я как узнал, что ее воскресили… а у меня и ноги, и все остальное… а тут ты влезть хочешь. И закон, к черту, на твоей стороне. А как ты думаешь, я должен к тебе относиться?

– Так ты что – спал с ней? Тогда?

– А о чем я тебе здесь талдычу. Спал. Часто. Женился бы на ней, если бы не они… – десантник мощно шуранул руками под водой, видимо пытаясь ударить себя по ногам. – А когда я узнал, что ты с ней сделал…

– А ты все знаешь?

Жора насупился.

– Меня уже в то время в городе не было. Уехал к родичам. Но раз ты теперь к ней официально приставлен, значит, между вами тогда произошло что-то этакое. Расскажи.

Вадим дернулся и чуть не глотнул золотистого раствора.

– Но ты же знаешь, что мне она тоже нужна.

– Что значит нужна? Это мне она нужна. Во как нужна. Я ведь тогда фактически ее не пережил. Спился у дядьев. Даже не знал, что погибла, а как будто чувствовал. Сгорел за полтора года. То в церковь, то за бутылку. И вокруг одни вопросы без ответов. Почему все так? Почему именно со мной все это?! А тут такой поворот в Новом Свете. Я ведь когда узнал, что ее воскресили, только пока без души, соглашался – отдайте так. Все равно люблю, я ей все напомню, заживем. Нельзя, говорят. А, оказывается, готовили для тебя. Только ты свой шанс просвистел, парень. Поскольку она сама от тебя, сдунула, никаких особых прав у тебя на нее нет.

– Да мне и не надо, мне же только объясниться.

Десантник покачал головой.

– Упустил, упустил ты свой момент. Лучше тебе к ней не приближаться. Я сам ей все расскажу и объясню. Когда женщина счастлива, она легко прощает.

Теперь головой покачал Вадим.

– Ты же знаешь, что так нельзя. Никаких заочных прощений. Глаза в глаза – вот закон. А если ты попробуешь сам…

Десантник внезапно выпростал руки и хлопнул ими по поверхности раствора.

– Вот гадство!

Закон о тайне личной смерти. С ним шутки плохи. Никто не имеет права вмешиваться в отношения между жертвой и преступником, какими бы он ни руководствовался соображениями и душевными движениями. Вадим вспомнил об отце, Александр Александрович даже в порыве родственного чувства не посмел преступить.

Ванна, словно восприняв движение десантника за команду, начала мелеть. И скоро два голых мужика сидели в пустой белой емкости. Сидели с задумчивым видом.

– У меня такое впечатление, что нам лучше держаться вместе, – робко сказал Вадим.

– Зачем?

– Мы так быстрее ее найдем. Я с ней поговорю, а ты уж действуй там дальше.

Десантник неприязненно вздохнул.

– Вот только такой расклад, как ты сейчас сказал. Если ты попробуешь…

Вадим замахал руками, даже точно себе не представляя, что именно он обещает не делать.

Когда они уже вытирались большими синими полотенцами в просторном предбаннике, молодой человек спросил у своего более бывалого собеседника:

– Послушай, а где это мы были с тобой?

– Что ты имеешь в виду?

– Платочный городок, следователей.

– Это не следователи. Не официальные следователи. Ни на какой госслужбе они не состоят. Самодеятельность, понимаешь?

– Нет.

Жора старательно расчесывал перед зеркалом свою единую бровь.

– Началось с того, что у меня соскользнул палец.

Понятнее Вадиму не стало, он терпеливо ждал.

– Шифр я набрал по инерции, я ведь и все предыдущие набирал автоматически, чтобы попасть в то место, которое хорошо знаю. Сиракузы, Антарктида. Я уже бывал в этом лагере, живал. И довольно долго. Искал ответы на вопросы. Думал, что прорвусь, а ОН там.

– Кто?

– Об этом потом. Так что оказались мы в «олимпийской» зоне случайно. На планете несколько таких мест. Там за специальной оградой, кажется, в виде силового поля, живут знаменитости, только не какие попало.

– А какие? Великие целители или…

Жора зевнул.

– Глупости! Никому теперь никакие целители не нужны. Все, что умел сделать какой-нибудь Гиппократ, или Парацельс, в сто раз лучше выполнит самый обыкновенный лаборант из провинциального Лазарета. Я почему так точно знаю – помотался, повидал. Поверишь ли, к Авиценне однажды забрел – два посетителя. Да и то не с болезнями, а составители энциклопедии комических смертей. Авиценна же умел во время полового акта, каково почтенному старику ему было принимать этих веселых гаденышей? Пастер позабыт, позаброшен. Глазник Федоров работает в геликоптерном гараже. Да что там говорить.

– Может быть, там Гитлеры и Пол Поты?

– Чуть теплее. Но на самом деле к таким массовым убийцам и насильникам попасть с целью мести давно уже стремятся не слишком многие. Цинь Шихуан, герцог Альба, Синаххериб, Чикатило, Саддам Хуссейн, Самоса, Иди Амин, они рее существуют в достаточно спокойном режиме. То ли до сих их побаиваются, то ли брезгуют, но родственники жертв давно уже не стоят толпами возле их дверей. Их, конечно, продолжают ненавидеть и все такое, но как бы издалека, не глаза в глаза. Хуже другим.

– Кому?

– Хуже всего всяким учителям, гуру, обещавшим рай или что-нибудь в этом роде своим последователям после смерти. Ведь то, что они представляли в своих мечтах, когда слушали учителя, никогда не совпадает с тем, что мы реально имеем в Новом Свете.

– А какие учителя?

– Самые разные. Например, Ганди. Масса народу к его убежищу собирается с разными претензиями, говорят, что он их обманул, учил, мол, одному, а имеем вот что, – Жора развел руками, полотенце съехало по телу, и он схватился за причинное место.

– Ганди же был хороший.

– А, может, и не Ганди. Я, по правде, их путаю, потому что – много. Но вот про одного точно знаю, что ему нельзя без сильной охраны – Аллан Кардек.

– Кто?

– Ну, Ривайль, в общем, мистический такой философ, про перерождение душ что-то учил, так вокруг его убежища просто скрежет зубовный стоит. Отдайте, мол, на растерзание обманщика! Манифестируют. Требование не прерывных пыток и кое-что похуже.

– Что похуже?

– Не знаю, но хотят. Запомнился мне один лозунг: «Смерть безумцу, который навеет человечеству сон золотой!» Много ненавистников у Платона, требуют замуровать его в пещере почему-то. Короче говоря, всем, кто так или иначе учил о посмертном приключении душ, вообще всякой духовности, медитации и прочей штуке по этой части, а главное – приобрел многочисленных сторонников и последователей, приходится худо. Я, конечно, не всех запомнил. Мун, Бах.

– Композитор? – спросил Вадим, честно говоря, только для того, чтобы показать, что он не совсем чужд культуре.

– Нет, не композитор, про чаек писал. Еще какой-то Ошо, Вивекананда, Блаватская, Рерих, Сведенборг, Федоров, Николай, кажется, Муди, тот, что жизнь после смерти, или жизнь после жизни, не помню. Тех, кто проповедовал про летающие тарелки, про иные планеты, теперь требуют запаять в ракеты и шугануть в Плерому, пусть обнимаются со своими братьями.

– Может, это и справедливо, – попробовал рассуждать Вадим. – Если человек при жизни кому-то одному или двум-трем знакомым запудрил мозги, то, оказавшись тут, он в силах все уладить. Извиниться. Мол, так и так, дурь была в голове. А если таких миллионы?

Десантник кивнул умным лицом.

– Знаешь еще, что мне запомнилось из разговоров, когда я болтался по этим «олимпийским» лагерям? Нет ни какой разницы.

– Какой разницы?

– Никакой. Кто-то считался в той жизни великим ученым, как Гегель, кто-то шарлатаном, как Блаватская, а здесь их участь одна – сидят за силовым полем и встречаются только с теми, кто проверен, перепроверен или со связанными руками. Сколько брани, сколько проклятий, и это ведь, говоря человеческим языком, веками. И все время под угрозой расправы. Ведь бывали случаи, бывали, прорывались толпы сквозь защитное поле, пытали, сжигали.

Вадим, чтобы показать, что он находится на уровне понимания проблемы, выдал сентенцию:

– Да, опасно быть учителем.

И подумал про Аллу Михайловну. Десантник отрицательно помотал головой.

– Не всяким. Есть такие, которых убить-судить никто не собирается. Просто презирают и не замечают. Мне про одного рассказывали, зовут Шопенгауэр. Может жить на свободе, почти как частное лицо, в своем саду розы нюхать. Но все равно скрывается. Говорят, он утверждал, что после смерти ничего не будет, а вышла лажа, все есть, только по-другому. Ему неудобно. И таких много. Некоторые даже упираются, говорят, что, несмотря на Плерому, все равно правы. Жизнь, мол, все равно есть бытие к смерти. Только длинное очень бытие.

– Бытие определяет сознание.

Жора уверенно помотал головой.

– Мне сказали, что теперь уже нет. Знаешь, какие мужики собираются вокруг этих «олимпийских» объектов. Палец в рот не клади. Я ведь таскался по всей планете, все надеялся, что мне объяснят, как и что. В чем смысл теперешней жизни. Душа-то горит. Это еще до Любиного воскресения. Был даже в лагере, где, по слухам, прятался Будда.

– Он же Бог, значит, его не должно было бы быть.

– Это твоя неграмотность. Никакой он не Бог, просто такой клевый был дядька, страшно умный. Умер, кстати, оттого, что жареной свининой объелся. Вот его прячут так уж прячут. У него, говорят, такое высказывание было – встретил Будду – убей Будду! Не сказал бы, что очень умно, зачем рубить сук, на котором висишь?! Но всем понравилось, теперь целые толпы бродят по планете, ищут, чтобы исполнить его завет. Если всем позволить, не навоскрешаешься!

– А Христос?

– Что Христос?

– Он ведь тоже человек. Хотя бы частично.

Жора усмехнулся.

– Интересуешься?

– Раз спрашиваю, видимо, да, интересуюсь.

– Многие интересуются, – выражение лица Жоры вдруг сделалось значительным. – И я кое-что на эту тему мог бы рассказать, только не расскажу.

Вадим начал одеваться.

– Как хочешь. Ответь только на последний вопрос. Ты меня случайно завез как раз в такой лагерь, где скрываются всякие гуру?

– Да. Абсолютно случайно. Пальцы сами набрали комбинацию, потом уж подумал – зачем?

– И кто там сидит?

– А-а, нудятина, богословы. Душа по природе христианка, и всякое такое. Тоже ведь ничего не оправдалось, никаких новых для каждого эфирных тел, и никаких, с другой стороны, сковородок с рогатыми ребятами. Имен, извини, не запомнил. Святитель, блаженный, скаженный… Невозможно же, ей Богу, всех их в голове держать, не резиновая. Но их немного как бы жалеют, они ведь не от собственной корысти проповедовали, а от сильной веры. Вроде как извинение. Хотя тоже ведь судеб попереломано. Но есть и упорные. Говорят, пусть Плерома, пусть что угодно, а я все равно верю, все равно с Христом. Пусть верят, мне-то что, правильно?

– И что, этот лагерь долго там стоит?

– Да, считай, всегда, Вокруг всякого официального «олимпийского» поселения издавна сами собой стали такие возникать. Сначала официально подъезжали те, кому свидание обещалось вот-вот, а потом скапливались «бродяги», ну те, кто блуждает на свой страх и риск. У кого жгучие вопросы в душе и нетерпение в сердце. Там заведена строжайшая очередь на годы вперед. И строжайшие меры безопасности, ведь почитатели бывают, как я тебе говорил, не только восхищенные, но и мстители. Да, таких и большинство. Кто нож пробует пронести на встречу, кто серную кислоту. У них никакого разрешения нет, но это только раззадоривает. Да, вот так живут в палатках, стареют, ждут мига. Рассказывают друг другу легенды про несанкционированные проникновения.

– А такое бывает?

– В том-то и дело, что изредка случается. Есть разные всякие способы просочиться, обойти очередь, выкупить себе местечко.

– Выкупить? Это за какую же валюту, если денег здесь нет?

– Нет-то их нет, но кое-что есть. Ценные предметы, картины, алмазы, самодельные или старинные хронометры, да и. другое, я всего и не знаю. Стяжательство ведь не преодолено.

– Подкупают, что ли, охранников?

– Конечно. Очень редко, но такое бывает. И среди тех, кто готов подкупить, есть целая очередь, как они говорят, иерархия. Те, кто ждет годами и годами, становятся вроде как жрецы, или вожди. Они обещают остальным, если дорвутся до конкретного тела, и других как бы допустят. Я всех тонкостей не знаю, но что-то вроде того. Это тоже надежда для многих душ.

Вадим кивнул, хотя понял сказанное не до конца.

– А в этом лагере нас приняли за диких диверсантов, то есть решили, что мы как раз те самые, что собираются на дурняк, минуя иерархию, пробраться за ограду. А это у добровольцев карается, хотя бы ты и пылал всей душой. При этом они только тем и заняты, что строят планы незаконного проникновения. У них есть инженеры, изобретатели. Они очень организованны, даже что-то вроде спецслужбы имеется, против тех, за когоони нас приняли. Власти запретить это не могут. Свобода передвижения и занятий. Только время под контролем.

– Какая же свобода передвижения, если есть закрытые зоны?

Десантник задумался, потом махнул рукой.

– Ты меня не путай. Я тебе рассказываю то, что знаю, а ты вот мне не рассказываешь ничего.

Вадим подозрительно поглядел на своего нежданно образовавшегося товарища.

– А что бы ты хотел узнать?

– Ты не догадываешься?

Вадим догадался, но отрицательно помотал головой.

– Нет.

– Что там у тебя произошло с Любой? Почему Лазарет так носится с этой историей?

– А ты разве ничего не слыхал? Я думаю, в городе было много разговоров на эту тему.

– Я же тебе толкую, незадолго переехал к дядьям в Семипалатинск. Обещали меня пристроить на работу.

– А почему ты уехал? Ты же жил рядом с ней. Она… заходила к тебе. Зачем уезжать?

Жора нахмурился.

– Понимаешь ли, человеку всегда хочется больше. Заходить-то она заходила, но где она потом ходила? Ревность. Так жгло! Будущего же у нас не было. Жалела она меня за ноги, но чтобы связать жизнь – нет! Ноги, ноги. А тут пьяный порыв, и обмен! Думал, вырву ее из сердца с мясом, начну новую жизнь. Где там! Спился в полтора года. Теперь-то у меня все по-другому, то есть в порядке. Сам видишь. Препятствия нет. Теперь что ей помешает со мной окончательно сойтись?! Совершу еще одну попытку. Если ты мне, конечно, не подгадишь.

Жора некоторое время скреб ногтями правую щеку.

– Чего молчишь, теперь ты говори. Что ты с ней сделал?

Вадим угрюмо покачал головой.

– Нет, не могу. И не хочу. Не обязан.

– Давай, баш на баш!

– Какой еще баш?

– Так и быть, я тебе расскажу, что и как обстоит с Иисусом, а ты мне…

– Зачем мне это!

– Я же понял, что тебе интересно.

– Совсем не интересно!

– Врешь!

– Нет.

– Пользуйся, мне однажды очень, со страшной силой, повезло, случайно, но в такую нору попал, такое открылось, и я могу такое тебе открыть, парень!

– Не нуждаюсь.

Жора напирал.

– Дурак, это же особый случай, не плащаница драная, или какой-то там кубок – в общем, поразительно! Единственный, кого имеет смысл о чем-то спрашивать. Все же остальные – просто люди, и все опарафинились. А он ведь не совсем человек, есть что-то сверх, понимаешь.

– Понимаю, но не надо.

– Ну и дурак.

Иван Антонович тщательно побрился, выпил две чашки кофе, затребовал через линию доставки крахмальную сорочку, черный сюртук, галстук-бабочку и лакированные штиблеты. Облачившись в эти джентльменские доспехи, долго вертелся перед своим мрачным, неестественно глубоким зеркалом, вырабатывая себе соответствующее возникшему замыслу выражение лица. Вызвал такси к подъезду. В конце концов, он сбросил всю эту бутафорию. Этот длинный черный пиджак будет подобен белому флагу. Иван Антонович нацепил привычную замшевую куртку и полотняные брюки, умеренно мятые под коленями. Сел на заднее сиденье черной «волги» и скомандовал:

– Козловск.

Тихон Савельевич не выглядел удивленным, хотя, несомненно, незапланированный визит коллеги, должен был бы его удивить. Прошли молча в ту же неизменную беседку. Самовара нет, злорадно отметил Иван Антонович. И ничьи сарафаны не мелькают меж яблонями. Значит, не зря его прежде так раздражало картинное мещанство этого дома. Не ведут здесь в отсутствие чужих глаз сочного старорусского образа жизни. Одно притворство и дохлая стилизация. Стоит явиться в неурочное время, и вот тебе пожалуйста!

Сели на лавки.

Тихон Савельевич погладил пухлыми ладонями обширные колени. Иван Антонович тихонько постучал кончиком мундштука в передние зубы.

Помолчали, не глядя друг на друга. Сколько раз, сколько сотен раз разыгрывавшаяся сцена. Только сегодня

Иван Антонович пришел за другим. Не будет сегодня молчаливого сидения друг напротив друга. Он судорожно втянул воздух из холодной трубки и начал.

– А хотите, Тихон Савельевич, я расскажу вам, над чем я теперь работаю.

Хозяин, скорей всего, ждал разговора, но все же вздрогнул. Все же за долгие-долгие годы привык к совместному молчанию.

– Я занят пастишем «Трех толстяков», если вы еще помните, что это такое, и если знаете, что такое пастиш. Сказка Олеши заканчивается победой, вернее поражением толстяков. И я подумал – было бы интересно проследить, что произошло с ними и с революционным городом после успешного бунта. Диктатором, разумеется, становится Просперо, Тибулл министр обороны, Суок отдают культуру. Толстяков, само собой, не казнят, а заточают в крепость, где держали Просперо и они там быстро теряют в весе. Углекопы на время угомонились. Доктор Арнери за заслуги перед революционным народом получает титул «Друг отечества». Но через самое короткое время выясняется, что жизнь стала не лучше, а хуже. Просперо, оказывается, лопает не за троих, а за девятерых, на том основании, что намучался в тюрьме. Тибулл набрал себе шайку из бывших оборванцев, и они терроризируют город на том основании, что натерпелись в прежней жизни. Суок из всей культуры признает одну только эксцентрику, самый пошлый цирк, и крутит бесконечные романы, на том основании, что погиб у нее на руках наследник Тутти, с которым у нее возникла на самом излете его жизни душевная близость.

И вот через какое-то время является слух, что этот самый наследник совсем не погиб, а выжил и где-то скрывается, и вот-вот придет получить то, что ему положено по рождению. Злой полковник-убийца возглавляет заговор рояллистов, цинично апеллируя к пролитой крови ребенка. Я еще не придумал, что мне сделать с бывшими толстяками, которые превратились в еле ходячие тени. По сути, ведь это царская семья. Может, дать Просперо умертвить их, как это обычно у нас делается, а то ведь можно и выше сыграть. Толстяков ведь трое, и…

Тихон Савельевич неприязненно вздохнул.

– Я его тоже не нашел.

С Ивана Антоновича тут же слетел ненужный кураж, и он резко наклонился вперед.

– Вы были везде? И в Сибири, и на Каспии, и в Бирюлево?

Хозяин отрицательно покачал головой.

– Я никуда не ездил. Это не понадобилось. Сейчас объясню. Не скрою, тоже пописываю на досуге. Сочиняю очерки о хороших людях. О прогрессивных воскресителях, о беззаветных поисковиках, о простых садовниках, ну и так далее. В общем и целом это приносит мне не меньше, чем ваши визиты в рамках четвертой основной программы.

Не удержался, чтобы уесть. Иван Антонович решил пропустить шпильку мимо ушей.

– На этой почве у меня составилась дружба с одним чиновником из отдела информации в Лазарете. Он дал мне временный допуск в райскую картотеку.

– И вы просмотрели все Эдемы?

Бандалетов мрачно и солидно кивнул.

– По всему миру?

– Это не так уж много народу, как кажется. Отсеиваешь женщин, детей, стариков, негров, китайцев и еще там примерно полтораста категорий, остальное можно просмотреть за полдня. Я подумал, если мы еще тогда, в самом начале не нашли его в тех трех точках, это значит, он отлеживался в какой-нибудь четвертой точке, или четыр надцатой, или тысячной.

Иван Антонович взволнованно вздохнул.

– И что?

– И ничего.

– Его нет в Эдеме?

Крафт откинулся на спинку лавки, жестко жуя мундштук.

– Хорошо, пусть его нет в Эдемских Лазаретах, но ведь мог же он воскреснуть обычным путем. Чин чином, и по закону и по порядку, где-нибудь в Моршанске или Чите. Дал найти себя вместе со своим, каким-нибудь дневником, с пачкой стихов.

Хозяин дома грустно покивал.

– Это я проверил сразу, потому что это проверяется еще более элементарно.

– Да-а?

– Набираете имя и фамилию – не воскрешался ли такой-то в последнее время?

Иван Антонович поморщился, ему стало неудобно, ведь, в самом деле, проще просто не бывает. Мог бы и сам… а то опять очки в зачет толстяку. Но тут же явилась мысль:

– А не мог он, очнувшись, заблокировать информацию о себе? Чтобы до нее нельзя было добраться ни через какую программу?

– Только теоретически. Это все равно, если бы грудной младенец вдруг решил постичь алгебру, еще лежа в колыбели, и постиг. Представляете, он лежит, опутанный шлангами и проводами, даже не понимая, где и когда находится, и тут ему вдруг придет охота шутить над старыми друзьями. До этого ли ему?

– А вдруг он все предвидел. Ну не все, а в общих чертах, он ведь что-то обещал сочинить про конец света, помните. Допустим, что для него Плерома не шок.

Тихон Савельич развел толстыми руками.

– Я уж и не помню, что он там обещал сочинить и упоминался ли там какой-то конец света.

– Вроде бы было… конец света, суд. Страшный.

– Ну не знаю, тогда он не человек, а какой-то монстр. Сказать по правде – всего лишь очень способный выпивоха и бабник.

Иван Антонович помял виски длинными пальцами.

– Да, пожалуй, да, мы его демонизируем. И прежде пре увеличивали, как мне кажется, его чрезвычайность, и теперь.

– В том-то и дело. Я, например, думаю, как он мог внушить, неподвижный и слабый, вышколенным работниками того Лазарета, в котором он воскрес, что они должны ради него произвести диверсию в базовом программном обеспечении. Иван Антонович сунул трубу в карман.

– А вдруг он не слабый, не неподвижный. Вдруг он уже месяц назад воскрес, сил набрался, и только теперь о нас вспомнил. Тихон Савельич немного посопел, потом хмыкнул:

– Тогда он сволочь.

Вадим с десантником не поругались, наоборот, стали составлять план дальнейших совместных действий. И это понятно, цель была у них общая. Для начала Вадим отчитался о проделанной работе. Слушая его, Жора по большей части морщился. Описание поездки к песцовой королеве вызвало у него приступ оскорбительного смеха.

– Не станет она с бабой стакиваться, вон даже от матери все скрыла. Не-ет, тут как говорится, ищите мужика.

Вадим хотел было заметить, что если исходить из этой теории, то Люба, тайно счастливая в сексе с ним, Жорой, должна была бы первым делом броситься конкретно к нему. Но почему-то ничего сказать не сумел. В эту жалобную любовь – десантник, троечница и инвалидная коляска – Вадиму не слишком верилось, вернее сказать, он позволял себе не всматриваться мысленно в сплетение тел и механизмов, оставляя его темным пятном в углу своей памяти. Но при всем этом, его отношение к данной девице явно изменилось. Не то чтобы стало хуже, нет. Просто, скажем, теперь его собственное давешнее поведение в палатке Бориса Стругацкого ему казалась смехотворным, щенячьим. Зачем он так церемонничал на счет особы, имевшей обыкновение так вычурно общаться с безногими десантниками. Нет, нет. пора со всей жесткостью сказать себе – определись дружок, что тебе от нее надо. И получи это. То есть прощение. Можно надеяться, что она сравнительно легко его даст, когда он доставит к ней старого, проверенного да еще и вылеченного любовника. Впрочем, насколько он помнил, она не безумно обрадовалась Жоре, когда он вкатил давеча к ней на коляске. Однако вдруг виной всему именно коляска, Люба решила, что он по-прежнему инвалид! Да, господи, не могла же она не понять, что он всего лишь интересничает, а так вполне ходок.

Вадим помотал головой, какой толк во всех этих мыслях, их может быть еще тысяча, и все равно ощущение, что разгоняешь туман лопатой.

– Ты знаешь, Жора, из мужиков мне на память приходит только один.

– Кто же?

– Знаешь, я перебрал всех ее одноклассников и ребят со двора…

– Я тоже перебрал, у меня тоже есть компьютер. Говори дело.

– Только Валерик. Валера Тихоненко. Он с первого момента вился рядом. Все время тянул одеяло на себя, а поболтать он умеет. И никогда не любил проигрывать, даже когда ему выигрыш был и не очень нужен.

Жора подвигал широкой нижней челюстью.

– Я его видел?

– Да, да, на той самой вечеринке у Любы, когда все были, а потом ее отец стал всех выгонять.

– Скелет?!

– Он мой друг, он не умирал еще. Вернее, нет, – Вадим запнулся, вспомнив о сообщении джинна.

– Чего ты?

– Отбой. Мне сказали, что он как раз умер.

Жора внимательно на него посмотрел и подвигал бровью.

– Кто сказал?

– На работе.

Десантник подпрыгнул и громко хлопнул себя по ляжкам.

– Тут что-то есть.

– Не понимаю.

– Да и я пока не все понимаю, только опыт жизни в Новом Свете учит не слишком полагаться на все эти байки о смертях.

– Да?

– Наконец, усвой, смерть у нас здесь вообще состояние временное.

Вадим был вынужден мысленно признать справедливость этого замечания. Пора переставать думать по-старому. Смерть – это почти никогда не конец. Жора развивал в том же духе.

– Смерть как грипп, дипломатическая болезнь, когда человеку нужно устроить дымную завесу, он чаще всего говорит, что он мертв. Ему это особенно легко, насколько я понял, он же шишка.

– Он говорил, что генерал.

– Какой еще генерал?

Вадим начал что-то плести про персональный хронометр, Жора не очень-то слушал, тер щеки и гримасничал.

– Да, тут что-то есть. Да еще и разговорить умеет, говоришь? Представляешь, куда он может ее ввести.

– Куда?

– Смотря где он генерал. Хотя, на определенном уровне, могут всякие бартеры быть. Генерал генералу друг. Если даже секундная стрелка… Да хоть к Ричарду Гиру, или Элтону Джону, не знаю, кого она любит, и кто в год ее смерти был в самом соку. Я вот хотел на Шумахера посмотреть, на Гагарина… так, какие у тебя данные на этого скелета?

Совещались еще довольно долго, но, как ни крути, была только одна линия поисков, по которой можно было совершить хоть какое-то реальное продвижение. Родственники.

– Кто это? Вон там в каталке.

– Это не каталка.

– Знаю, студент, знаю, – сказал Жора, наклоняясь на сиденье геликоптера вперед.

Стеклянная стена виллы раздвинулась, на берегу бассейна, выполненного в виде большого синего ромба, показалась пара. Мужчина и женщина. Мужчина лежал страшной тушей в широком антигравитационном кресле и плыл над травой, прикрыв лицо газетой. Стройная, спортивного вида женщина без возраста, шла рядом, одним пальцем подталкивая «каталку». Пара приблизилась к столу, установленному подле бассейна. На столе накрыт был, видимо, завтрак. Можно было разглядеть кувшин апельсинового сока, стаканы. Женщина оставила «тушу» у стола, а сама, очень быстро раздевшись, нырнула почти без всплеска в воду. Через минуту из других дверей виллы, подковою обступавшей бассейн, вышел сухощавый мужчина лет пятидесяти примерно. Руки в карманах, вид скучающий. Не торопясь направился к накрытому столу.

– Попробую догадаться, – сказал десантник, – тот, что только что появился – отец нашего генерала, правильно?

– Да.

– А тот, что в «каталке», этот, как его?

– Бажин. Старший. Отец моего старого друга, и друга Валерика. Мы все из одной двухэтажки там, в Калинове.

– А чего он сам не ходит? Больной такой?

– Ленивый. Всегда говорил, вот выйду на пенсию, пальцем о палец не ударю. Вот и не ударяет.

– Понятно. А та, что плавает, значит, мать?

– Да, это мать Валерика.

– Подожди, а почему она вывозит этого, жирного?

– Я же рассказывал, у них там все перепуталось. Мать Валерика влюбилась в старшего Бажина, а за это мать Бажина влюбилась в отца Валерика. Или не совсем влюбилась, просто решила как бы отомстить, что ли. А он ее и не любит вроде, но никуда от нее не может деться.

– А чего он сейчас хочет от этой, что в воде?

Старший Тихоненко подзывал свою бывшую жену к бортику. Она неохотно подплыла. Они о чем-то некоторое время разговаривали. «Туша» несколько раз вздрагивала в своем висячем кресле и махала в их сторону газетой. Отец Валерика прикладывал ладонь к сердцу, запрокидывал страдальчески голову. Мать Валерика отказывалась выполнять его просьбу, даже отплыла от бортика на несколько метров. Тогда он сел на траву, обхватил колени руками и зарыдал.

– Чего ему надо?

– Да, обычное дело. Жена старшего Бажина капризничает, говорит, что все над нею издеваются, что отец Валерика живет с ней из милости, что ей лучше повеситься. Сейчас она, наверно, стоит на табуретке с петлей на шее. Сколько уж раз так было, что-то я на эту тему припоминаю из прежней жизни. Старший Бажин вытаскивать ее из петли не хочет, говорит, что все это дурь, а у него давно уже искусственное сердце. А тетя Виктория, это которая в петле, говорит, что она из петли выйдет, только если ее «эта змея» сама на коленях попросит, то есть мать Валерика. А старший Бажин все издевается – «ну, не надоело вам? Давайте завтракать».

Десантник тихонько покхекал.

– Правду говорят – в каждой избушке свои погремушки.

– А старшему Бажину всегда по часам надо есть, диабет, и он всегда говорил, что лучше сдохнет, чем будет спасать свою корову.

– Какую корову?

– Ну, жена его тоже толстая. Очень. Как только она на табуретку залезала? И никто не верил, что отец Валерика живет с ней по любви.

Жора еще раз кхекнул.

– Когда их всех воскресили, вылечили и диабет, и сосуды у тети Виктории, все думали, они как-нибудь что-нибудь придумают. Оказалось, ничего не придумывается. Только из Калинова уехали от стыда. А сыновья к ним обычно ни ногой. Даже на праздники. Но Валерика я здесь точно видел, вчера через экран, так что информация у них быть должна, что-нибудь он им ведь должен был рассказать.

Мать Валерика выбралась из бассейна, набросила на себя белоснежный махровый халат, затянула пояс и пошла вслед за своим бывшим мужем туда, где, надо полагать, находилась висельница. Старший Бажин колыхался как кисель, хохоча и обмахиваясь газетой.

– Ну что, будем спускаться? – спросил Вадим. Они висели над районном вилл в летучем аппарате и глядели вниз, перевалившись через борта.

– А что еще остается? То, что нам будут не рады… а что нам остается делать.

Вадим вздохнул.

– Мне они точно не обрадуются.

– Нам надо уже на что-то решаться, слишком надолго мы зависли. Еще немного, и можно нарваться на скандальчик. Нарушение приватности. Старички нажалуются. Сделаю я небольшой круг.

Круглая плоскодонка бесшумно поплыла влево. Жора держал пальцы левой руки на клавишах, пальцами правой скреб щеку. Размышлял. Вадим тоже сидел с самым задумчивым видом, как будто только что узнал невероятную новость.

– Послушай, Жора.

– Чего тебе?

– А кому они пожалуются?

– Не понял.

– Ты сказал, что старики пожалуются на то, что мы над ними висим.

– Да.

– А кому? Кто теперь власть? Понимаешь ли, я вообще об этом всем не задумывался как-то. Кто управляет всем?

– Видно-видно, что тебя совсем уж недавно «оттуда» выдернули,

Вадим обижено наклонил голову.

– Почему же, я уже и «Ослябю» искал. Вообще-то, мне про многое рассказывали там в Лазарете, но до этого не дошел мозгами, чтобы спросить.

Десантник вдруг резко оскалился.

– А-а, черт с ним, ничего не могу придумать, попрем напролом. Как говорится, без легенды.

Когда машина снизилась метров до тридцати над осмотренной уже сверху виллой, на приборной доске зажегся огонек, и приятный, хотя и металлический голос поинтересовался: что вам нужно? Жора объяснил, с усилием подбирая слова и даже чуть гримасничая от этих усилий.

Внизу зашевелился в своей «каталке» ленивец с газетой. Стал тыкать в подлокотник висячего кресла огромным пальцем, потом задрал голову вверх, и поза его из ленивой стала неприязненной.

– Так просто даже не приземлишься, – проворчал де сантник. – ЛЖП.

– Что? – спросил Вадим, но тут же вспомнил, что речь идет о Личном Жизненном Пространстве. Очень важная вещь, только он не знает толком, в чем там дело.

– Эта туша не хочет с нами видеться. Надо было все-таки что-то придумать. Только что тут можно придумать!

Появилась худощавая женщина, то есть мать Валерика, та самая, что влюблена в «тушу». Посмотрела вверх. Между ней и предметом любви произошел диалог, закончившийся недовольным взмахом жирной руки: а, делай что хочешь.

Геликоптер скользнул вниз.

– Здравствуйте, – вежливо, но без тени радушия сказала мать Валерика. – А, это, это ты, Вадим?

Летающее кресло со своим саркастическим грузом развернулось в воздухе и чуть отстранилось от стола. Бывший главный бухгалтер Калиновского техникума пробормотал:

– Наконец-то.

Вадим понимал, что это не реплика радости по поводу долгожданной встречи. Жора представиться не успел, потому что мать Валерика уже поинтересовалась, что именно привело к ним таких неожиданных гостей. Она явно жалела о приступе вежливости, в результате которого разрешила швартовку залетной посудине на берегу ромбовидного бассейна.

– Извините, пожалуйста, мы насчет Валеры, – сложив руки на груди, как проситель, и мягко улыбаясь, сказал Вадим. – Он нам очень нужен.

– А почему вы решили, что можете найти его здесь? – проревело летающее кресло и стало поворачиваться анфас.

– Дело в том, что я разговаривал с ним, и мне показалось, что он скорей всего находится здесь, в Рос-Анжелесе, а потом мне сказали…

– Его здесь нет.

– Я понимаю, но у нас очень важное дело. Очень.

– Каким бы ни было ваше дело, этого фигляра здесь нет.

– Иннокентий! – прошипела мать Валерика.

– А что Иннокентий, он что, по-вашему, не прав? Это же надо явиться сюда, со всем этим, черт побери!

– Иннокентий!

– Зачем было всю эту грязь тащить в дом?!

– Он что, был с женщиной? – позволил себе влезть в разговор Жора.

Мать Валерика нервно икнула. Туша в кресле отъехала по воздуху на метр, физиономия туши исказилась.

– Он что, сюда еще и какую-то бабу привозил?

В это время сзади раздалось длинное мужское причитание. Все обернулись, на берег пруда вылетел отец Валерика, держась руками за закидываемую назад голову, было в этой позе что-то античное.

– Не-ет, я не могу больше так, не могу!!!

Этот явно горький вывод был сделал по итогам только что состоявшейся беседы с собиравшейся повеситься матерью Бажина.

– У нас гости, Андерс, – сказала мать Валерика. Он снял с себя руки, поправил ворот рубашки и, овладевая собой, подошел.

– А, Вадим.

– Да, Вадим. И знаешь, зачем он здесь?

– Разумеется, не знаю.

– Сейчас узнаешь, – хрюкнуло кресло. – Твой престарелый сынок, оказывается носится по свету с какой-то теткой. Как это я ее не заметил. Где он ее прятал? Ну, хорек.

– Вадим хочет узнать, где сейчас Валера, насколько я поняла, – стоически сообщила мать Валерика.

Лицо отца, еще за секунду до этого не выражавшее никакой неприязни, а даже может быть что-то вроде приветливости, – все-таки неожиданная встреча со старым знакомым – дернулось.

– Ты хочешь знать, где Валера? – потрясенно спросил он.

– А что тут такого?! – влез десантник.

– По-про-шу… – начал старший Бажин, но остановился, видимо не найдя продолжения мысли.

Мать Валерика решительно выступила на первый план и строго сказала.

– Прошу прощения, я не считаю нужным сообщать вам о месте пребывания моего сына. Хватит с него.

– Чего хватит? – искренне заинтересовался Жора. Вадиму было страшно неудобно, и он был способен только на одно – потупиться.

– Я считаю, молодые люди, что долее вам незачем задерживаться здесь.

Туша кашлянула, мол, что я говорил в самом начале – нечего было их пускать.

Вадим сделал шаг к машине.

Жора, возмущенный таким ледяным отпором, мучительно пережевывал какие-то возражения и размахивал руками.

И тут ситуация изменилась. Из той самой двери, что выпустила трагического отца Валерика, появилась широкоформатная матрона в сарафане с вырезом, с рыжей косой, переброшенной через плечо на колышущуюся грудь и опухшими от мощных слез глазами.

– Что тут происходит?

Мать Влерика фыркнула и отвернулась. Старший Бажин вздохнул и потерял столь уж явную любовь к жизни. Отец Валерика объяснил, что вот это приехали друзья Валеры, и они хотели бы узнать, где он сейчас находится. Только заминка в том, что нет уверенности, что сообщать им эту информацию стоит.

– Это кто не хочет говорить?

Всеобщее молчание.

– Андерс, это ты?

Да нет, замялся Андерс, мне фактически все равно, только я, только мне кажется…

– Это Надька не хочет говорить, да? Андерс, да?

Старший Бажин отвернулся и выехал на своем кресле на середину бассейна и стал глядеть в воду. Мать Валерика опять фыркнула и совсем отвернулась. Мать Бажина злорадно улыбнулась и сказала Жоре громко и решительно:

– Он арестован!

«…и я должен признаться себе, что положение ужасно. Только теперь я осознал это полностью, Я мечтаю избегнуть того, к чему стремился. Достижение поставленной цели, которая так близка, представляется мне с некоторых пор ужасающей катастрофой. Но готов ли я прямо сейчас, резко и однозначно расстаться с прежним планом? Даже в этом я не уверен. И это главная мука.

Мне доверили грандиозные секреты. У меня кружилась голова, когда я думал, к какому великому делу причастен. Какие люди полагались на меня! И вдруг скажу – нет!!! Меня назовут слюнтяем, подонком, ничтожеством. Этого я боюсь? Не очень. Мучительно сомнение, с которым я смотрю на то, что ставлю на место прежней, отвергаемой цели. Что есть эта новая жизнь, о которой мне против воли мечтается?! Не ничтожная ли иллюзия? А если не так? Если я проснулся?! Спал тяжким, черным сном и вдруг открыл глаза. Какого же размера будет ошибка, откажись я от этого просветления?!!

И вот я медлю. Это главная моя работа. Выбор ничтожества. Надежда, что ситуация разрешится сама собой. Пройдет точку возврата, и тогда мои мучения потеряют смысл и рассеются сами собой. Да, надо признать, что ни на какие судьбоносные шаги я не способен. Выбрать одно – значит зарезать другое.

Сам поражен этим своим сползанием с вершины в болото. Был обреченный рыцарь, стал счастливая тварь. Временно счастливая. Ведь почти наверняка, все! все! все! пойдет в тартарары после того, как великий контур замкнется. Раньше я на девяносто и девять десятых процента был уверен, что это будет окончательный конец, теперь мучительно надеюсь на эту единственную сотую процента, что обещает ошибку в расчетах.

Вскрыл в себе еще один нарыв. Раньше думал, что записываю этот свой беспредметный бред только для того, чтобы снять напряжение, угрожающее разорвать душу. Нет. Вранье. Это подспорье воскресителю из будущего Лазарета. Вот в чем дело. И мне не стыдно, хотя постыдное поведение налицо. Осталось только образцы ДНК укрыть в победитовую капсулу, и исчерпывающее послание грядущим векам готово.

Сколько осталось ждать?

По косвенным признакам час X уже совсем близко. Две-три «ночи» безумия. И меня ждет то ли полное ничто, то ли неисчерпаемое отчаяние. Но если бы дело было только во мне! Собственно, если бы дело было только во мне, не было бы этих дерганий и терзаний. Я бы просто тихо и спокойно ждал начала конца. Но до какой же степени все изменилось! И продолжает меняться. Даже не знаю, каким я буду уже завтра, через несколько часов, через секунду. И на что буду готов».

Послышались шаги за деревянной дверью. Бажин судорожно отбросил ручку, скомкал мощной ладонью исписанный лист бумаги и спрятал кулак под стол.

Вошел господин Ильин, улыбающийся соратник. Как выяснилось, дела у него не было, он просто хотел побыть в обществе директора бани. Бажин усмехнулся, как бы говоря – побудьте. При этом он продолжал комкать лист в невидимом кулаке.

– Вас что-то тревожит, Анатолий.

Директор медленно и отрицательно покачал головой.

– А такое впечатление, что вы не совсем в себе.

Бажин опять покачал головой.

– А может…

– Не надо, – Бажин перестал работать кулаком, лист был скомкан до состояния камня. – И не надо делиться своими наблюдениями ни с кем.

Ильин усмехнулся.

– Я понимаю, кого вы имеете в виду.

Директор так на него поглядел, словно был готов за эти слова и усмешку проделать с ним то же самое, что он проделал только что с исписанной бумагой.

Вадим сел на кровати. После возвращения из погони за Любой, он долго лежал навзничь ни с кем не желая разговаривать и не принимая никакой маминой пищи, чем доводил милую женщину до слез. Она понимала, что он не капризничает, что у него прострация вследствие неудачных поисков. От этого ей было еще тяжелее.

Сидя на кровати, Вадим громко выругался. Подумал о матери, и ему стало стыдно. Проскользнул мимо кухни и вышел во двор. Сделал несколько кругов вокруг дома. Фикусы в окнах, тополя и сирени вдоль забора, тоскливая неразбериха на сердце. В дверном проеме «гаража» – свойственная этому месту жизнь. Возбужденные голоса, отсветы уютной жизни. Вадим подумал, не сходить ли на реку, но сразу понял, что эта мысль ему отвратительна. Опять лечь? Он посмотрел в сторону дома и увидел в окне мамино лицо. Она тут же закрылась занавеской.

Родители. Родители все в чем-то одинаковы. Он вспомнил о родителях Валерика. Сначала огорошили сообщением, что он схвачен, а потом категорически отказались сообщить причину и детали этой истории. Даже не сказали, была ли с ним в момент ареста какая-нибудь женщина. Например, Люба. Дергающиеся люди. Александр Александрович вот тоже весь из порывов. То хочет пооткровенничать, то прячется за водкой. Ни за что не доставлю ему радости своими расспросами, подумал Вадим.

– Как дела? – раздалось сзади. Вадим обернулся и увидел Сергея Николаевича, доктора. Тот смущенно улыбнулся и продолжил:

– В общем-то, как твои дела, я знаю, об этом и хотел поговорить.

Общение с рыжим зятем всегда было Вадиму тягостно, и в другой ситуации он постарался бы увильнуть, но в данном случае сработал эффект неожиданности. Да, кроме того, если честно, ему самому все же хотелось с кем-нибудь «поговорить».

Доктор вступительно покашлял, он медлил с началом, возможно, надеялся, что Вадим все же откажется от его предложения. Не отказывается, ладно.

– Ты не поверишь, но мне знакомо твое состояние. Не в такой, конечно, степени. У меня все было не в такой степени, но было то же самое.

– Какое то же самое? Ты же не убивал Маринку.

Доктор усмехнулся.

– Нет, нет, конечно, нет. Но у меня были перед нею свои вины. Не буду распространяться, какие именно, но были.

– Не хочешь, не распространяйся, – Вадим странным образом чувствовал свое превосходство над рыжим, как больной чахоткой считает себя в чем-то выше тех, у кого всего лишь насморк.

– Я вот про что хочу сказать тебе. Вроде как предупредить. Расплата не бывает, если так можно выразиться, приятной. То есть это не праздник. Не так, что тебя про стили – и тут же повсюду откупоривается шампанское. Понимаешь?

Вадим отрицательно помотал головой.

– Ну, возьмем меня и твою сестру.

– Возьмем.

– Все, так сказать, уладилось. Все вопросы сняты. Но что в результате получил я?

Вадим насторожился в родственном смысле:

– Что?

Доктор глубоко вздохнул, и оба кулака, которые он держал перед собой, как бы взорвались вверх пальцами. Но заговорил он тихо:

– Я мечтал жениться на Маринке-Мариночке, а не на лосе в комбинезоне, который носится по лесам с миноискателем. Понятно? Вот ты ищешь прощения. Но оно ничего не восстанавливает в прежнем виде. Не возвращает в то прошлое, что лежит перед событием. Прошение может так наградить… – Рыжий вдруг махнул рукой, – сам не знаю, зачем я тебе этого говорю. Просто захотелось сказать. Одним словом, некоторым лучше не добиваться того, что называют прощением. Если оно само на тебя не обрушивается, то не тереби жизнь, не вгрызайся. Поживи. Доктор развернулся и пошел в дом. Вадим с любопытством смотрел ему вслед. И вспоминал слова человека с трубкой. Какие разные советы дают иногда люди. Пойти все-таки на реку?

Вышел из двора через ту калитку, до которой можно было добраться, не проходя мимо «гаража». Однако каков рыжий. В прошлой жизни он потерял Маринку-доходягу, убивался, здесь ее получил полностью справную, и недоволен. Видимо, некоторым мало просто любить, надо еще и жалеть, снисходить.

Редкие прохожие улыбались. Все же трудно привыкнуть к здешней малолюдности. То ли дело, когда был техникум, жизнь кипела!

Опять вернулся в голову доктор. Надо ли так понимать его, что, встретившись «здесь» с Маринкой, он хотел бы взять время на размышление? Вполне возможно «там» он ее любил только потому, что она гарантированно умирала? Нет, надо гнать эти мысли про рыжих докторов, уже для мыслей о себе нет места, нет уже свободных полок на чердаке.

И вдруг впереди нежелательное видение. Навстречу, со стороны фонтана, шел человек в сером, длиннополом сюртуке, белой кружевной рубашке, желтых сапогах до колен. «Князюшка». Свеж, румян, глаза освещены добродушным предвкушением.

– Вадимушка, дорогуша мой.

Уклониться от встречи было невозможно. Сейчас начнет жалеть, тоскливо предположил молодой человек.

– А я как раз думал, дай-ка я тебя сегодня встречу! Словцо тебе замолвлю, авось тебе расслабление пошлется.

Вадим покорно остановился, вали и ты, мил человек, свое нравоучение. Их что, всех обязали?! Или естественное движение душ?

«Князюшка» шмыгнул носом, от внезапной хорошей расчувствованности. Обнял молодого человека за плечо и повлек за собой.

– Знаешь, как я тебе завидую?

– Не знаю.

– Так знай. Твоя история мне известна, и она бы меня могла ужаснуть, когда бы не моя собственная.

Вадим удивленно покосился на спутника.

– Да, да. Не удивляйся, а леденей. Я ведь когда-то был чудовище, сатрап, изувер. Нисколько на себя не наговариваю. Крепостник! Не Салтычиха, конечно, но не так уж далеко от того. Был случай. Мальчик из дворни, ребенок, лет десяти, играючи, зашиб камнем ногу моей любимой борзой, или гончей, сейчас уж и не помню. Так я знаешь, что сделал? Затравил его псами. До смерти. Там еще мать была. И продолжение нехорошее было. Так вот я тебе скажу, с каким бы счастьем сейчас повинился бы перед ними. Пусть любые вериги, хоть колесование. Но – нет! Никого их нет. Дворовые люди, похоронили кое-как и Бог весть где, ни следа, ни полследа. И я теперь что делаю?

– Пьете.

– Нет, страдаю, а пью, это… в общем, конечно, и пью.

Они уже стояли у заведения Александра Александровича. «Князюшка» задумчиво потрепал подбородок холеной рукой.

– Ты радуйся, Вадимушка, радуйся. Твоя-то жива. Когда-нибудь найдется, и ты в ножки – хрясь. Счастье-то какое!

Вадим натянуто улыбнулся, даже немного поклонился и боком, к дому. Нет, бродить по окрестностям опасно, любая тропа снаряжена неприятными встречами.

Лег затылком на продавленную подушку.

Чем-то ведь все равно придется заниматься. Идея. Достал из кармана пропотевший компьютер и потребовал от него объяснений. Про такие секретные случаи, как арест какого-нибудь ответственного Кащея он знать не мог, поэтому Вадим решил пойти с другой стороны к зерну, от самого общего. Он потребовал, чтобы ему объяснили, кто мог схватить такого генерала, каким выглядел Валерик, человека с хронометром. И вообще, какова она на самом деле, система власти в Новом Свете. Платок не сообщил ничего нового, ничего, что выходило бы за рамки информации, поданной ему в одной из первых лекций. Во главе планеты имеется Совет, куда попадают люди, выбираемые не голосованием, но путем анализа, проверки и перепроверки объективных данных. Самые умные, самые лучшие управленцы, самые порядочные. В общих чертах так. Условно говоря – все Солоны, Траяны, Черчили, Владимиры Мономахи обречены претендовать на место в рядах власти. И тут уж бесполезно хотеть туда или не хотеть. Желание и нежелание не учитывается. Подлинная аристотелевская демократия. То есть вся власть жребию. С помощью генератора случайных чисел из скопища граждан, признанных достойными, выбираются те несколько сотен, что обязаны будут править планетой в течение какого-то официально отмеренного времени.

Вадим послал свой платок к черту. Тот вяло осел на левую щиколотку. И тут же взмыл в ожидании нового вопроса. Но есть же какие-то спецслужбы?! Джин почему-то обиделся на союз «но». Без всяких «но» спецслужбы есть, и об этом сто раз уж говорилось. По контролю за распространением точного времени и по борьбе с контрабандным хронометрированием. Есть спецслужба… Стой! А какая из них арестовала Валерика? Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо знать, что Валерик совершил.

– Но это же замкнутый круг!

– Конечно, – согласился компьютер.

В дверь постучали. Не дожидаясь ответа, в комнату вбежал возбужденный Жора. Было очень видно, что у него есть идея, и он даже будет утверждать, что идея отличная. Вадим сел на кровати, опустил ноги на пол.

– Говори.

– Я знаю, где Люба!

– Где?

– Дома!

Логика десантника была такова: единственное место, где может находиться беглянка, это отчий дом. Почему? А почему бы нет? Это единственное место, не подвергавшееся проверке. С Валериком она не убежала, у подруги не скрылась, но ведь где-то же жить она должна была все это время. Состояние ее понятно – она обалдела от урагана обрушившихся на нее сведений и психологических капканов, ей просто необходимо укрыться в какой-нибудь укромной норке, где можно все спокойно обдумать и сделать выбор.

Вадим задумчиво жевал тонкими губами.

– Вдруг она просто шляется по свету, с материка на материк, это ведь так легко.

Десантник раздраженно помотал головой.

– Ты что, Любу не знаешь, у нее был хронический кол по географии, шляться, как ты говоришь, по свету – это не для ее натуры поведение. И потом, она совсем недавно здесь. Все эти плавучие отели, вежливые роботы, она рехнется.

– Не знаю, не знаю.

– Зато я знаю. Она в Калинове, под крылышком у папы и мамы. И никуда носу не кажет, потому что тебя боится.

Вадим кашлянул.

– Меня?

Жора закатил глаза.

– Ну ты совсем затормозил парень. Тебя, тебя! Ты! ж, убийца ее, помнишь еще?

Вадим оторопело глядел на гостя.

– Так ты знал?!

– Никто меня специально не просвещал, но как тут можно было не догадаться, при всем том, что происходит, а?

– А о чем ты тогда меня спрашивал, расскажи, расскажи, про Христа предлагал баш на баш.

Жора иронически помотал головой: вот, мол, тупость человеческая.

– Мне один умный человек сказал как-то: в нашем деле важно не что, а как. Не понимаешь? О том, что ты скорей всего грохнул Любу можно было бы догадаться хотя бы по тому, что Лазарет отдал ее именно тебе в полное пользование. Меня другое интересовало, как, каким особенным макаром это у вас сладилось. С садизмом или с сатанизмом, или еще какая ересь.

– А ей кто тогда рассказал?

– Папаша и рассказал. Это же понятно. Он страшно дергался, вспомни, при твоем появлении, зубами скрипел, все опасался, что снова на нее накинешься, вот и рас сказал все дочурке. Поберегись, мол, кровиночка. Понять его легко, и ее легко, испугалась и засела в жилье.

Вадим вспомнил о своей встрече с Матвеем Ивановичем на роковом мостике. Бешеный отец был тогда на удивление ровен, спокоен. Вадим напомнил это Жоре, имевшему возможность наблюдать эту сцену с солидного расстояния.

– Все сходится. Люба уже была дома, и старик уже тебя не боялся, понятно?

Убийца опустил лицо в ладони и так некоторое время размышлял, пытаясь свести все концы с концами в своей несчастной голове. Кажется, они сходились.

– Но ведь его накажут, Матвея Ивановича. Рассказывать нельзя, – говоря это, Вадим держал в голове Александра Александровича. Эх, есть же самоотверженные отцы в городе.

– Это и сам бы мог себе объяснить. Чего не сделаешь ради любимой дочурки. Пусть наказание, лишь бы ей больше не переживать такого… ты мне не рассказал какого.

Вадим покачал головой – и не расскажу. Но Жора не расстроился.

– Ну что, идем?

– Куда?

– Как куда, на Отшиб, навестим семейство. Как ни крути, дело надо заканчивать.

Вадим продолжал сидеть в прежней позе кромешно размышляющего.

– Иди один.

– Зачем один, как один?

– Один, и все.

– Нет, нет, дорогуша, только вдвоем.

– Зачем я тебе нужен? Ты ведь тоже должен, насколько я понимаю, испытывать ко мне омерзение, как и Матвей Иванович. Даже если не знаешь «как».

Жора сделал то, что обычно делал в нерешительные моменты – поскреб щеку.

– Черт его знает. Должен-то я должен тебя ненавидеть, но почему-то никакой такой конкретной злобы к тебе нет. Знаю, убил ты мою бабу, но ничего не кипит. Не то что у старика. Знаешь, может, отцы и любовники по-разному на это смотрят. Разные любови, понимаешь? Нет, не путай меня. Собирайся.

Вадим выпрямился.

– В любом случае, Жорж, тебе без меня лучше.

Тот яростно не согласился:

– Наоборот. Я тебя для контраста тащу. Знаешь, как среди девчонок бывает: красивая выбирает себе уродливую подружку, чтобы на ее фоне красоваться.

– Ты считаешь себя красавцем?

– Не так. Мой расчет на то, что Люба в любом случае при твоем появлении станет искать плеча другого мужчины. И тут как раз я, понятно? Разыграем сильную сцену. Тебе прощение, мне остальное.

– А если она в меня влюбится?

Жора нагло улыбнулся.

– Если ты ее до сих пор не обработал, то, братишка, теперь ты без мазы.

Вадим устало кивнул, мол, так мне и надо.

– Ладно, идем.

И в этот момент потолок качнулся, пропело и хрустнуло стекло в раме. Так бывает, когда на крышу опустился не слишком хорошо управляемый геликоптер.

– Гости, – сказал хозяин с надеждой.

– Да, – с неудовольствием подтвердил гость.

В комнату заглянула испуганная мамаша, Вадим сделал ей знак, что все в порядке, все так и надо, хотя не представлял себе, с чем ему предстоит сейчас столкнуться.

В комнату вошел Валерик. Снисходительно улыбаясь. Огляделся и сел на стул у двери. Позе своей он придал независимый вид. И тут же появился второй, невысокий мужчина в черном костюме и черной водолазке, квадратная голова, на носу очки без оправы.

Вадим и Жора переглянулись.

– Меня зовут Петр Сурин, пристав СПП, Службы Поддержания Порядка. Сопровождаю известного вам Валерия Тихоненко по поводу исполнения стандартной процедуры, – пристав повернулся к Валерику: – Надеюсь, вы сами все объясните, так будет лучше. А я пока пойду попрошу у хозяйки чайку.

Валерик иронически посмотрел ему вслед.

– Видишь, Валя, на доверии работают.

– Что это все значит?

– Это значит, что я преступник. Чего ты так удивляешься, тебе же сообщили уже про мой арест. В общем, все довольно просто. Я преступно выдавал себя за большого чиновника. Часы были не мои.

– Ты их украл?

Валерик шумно вздохнул и печально улыбнулся.

– Нет, это взятка, юноша. Я работал в охране одной из так называемых «олимпийских» зон. Там содержат «олимпийцев», от древнегреческого Олимпа, понимаешь? Выдающихся людей, полубогов. Очень долго работал. Очень. С одной стороны, отлично изучил систему охраны, отыскал в ней одну лазейку. С другой стороны, надорвался я на этой работе. Опротивела она мне, обрыдла, проникся я сильнейшей ненавистью к ней. По сути, я ведь просто был тюремщиком, и даже не высшего разряда. Заслуженный, опытный надзиратель. Без карьерных перспектив.

– А зачем ты пошел на эту работу?

– Ну как тебе сказать. Хотел быть поближе к великим, я ведь с детства был такой – хотел проскользнуть в высшие сферы. Всю жизнь пытался. Со временем выяснилось, что «олимпийская» охрана – это единственный для меня шанс. Я им воспользовался… – Валерик вздохнул.

– И что же?

– А то, что со временем выяснилось, что все это туфта. У охранника нет никакой возможности сблизиться со звездой. Это только в старом фильме телохранитель мог попасть в постель кинозвезды. На самом деле – полнейшая чушь. Даже у того, кто гниет в диком лагере вокруг «олимпийской зоны», шансов больше.

– Понятно.

– Так вот, когда я это понял окончательно, я затосковал, и стала у меня непрерывно крутиться в голове мысль про эту, никому кроме меня не известную, дырку в нефизической стене, что отделяла моих подопечных от тех, кто мечтал с ними поквитаться. Я бы мог еще сколько угодно времени бродить, позвякивая связкой нематериальных ключей по тамошним коридорам, образно говоря, но стало невыносимо. Я сам вышел на группу «мстителей» в диком лагере, и сказал им, что могу дать им все математические отмычки, необходимые для взламывания системы. Взамен потребовал благородный хронометр на ходу.

– Ты же знал, что тебе за это будет!

– Иногда доходишь до состояния, когда об этом не думаешь. Неделя свободы, а там – что будет. Я был как кассир, который сбегает с мешком чужих денег. Мой план сработал. В назначенный час свирепая толпа ворвалась на территорию философского заповедника. Кого-то, как Николая Федорова растерзали, кому-то, как Рерихам, просто набили морду. Бунт был, хоть и не чисто русский, но страшноватый. Этих изуверов тоже надо понять, нет ничего больнее обманутой веры. Простить без сатисфакции, очистить атмосферу планеты от своей толики зла, они были не в состоянии. Разумеется, я понимаю, это не метод. Нельзя же каждому, кто мечтал о Брижжит Бардо в прежней жизни, разрешить с ней здесь совокупиться, и нельзя всякому, кто слишком уверовал в какого-нибудь гуру, дать фунт его мяса. При этом, в свое оправдание, хочу сказать, что я этих людей обрек ведь не на смерть, а всего лишь на страх смерти. Не одно и то же. Правда?

Валерику никто не ответил. Он шмыгнул носом, как двоечник, и продолжил:

– Я воспользовался тем, что собранные останки должны по закону пройти довольно длительную процедуру идентификации перед началом стандартных воскресительных действий, сделал вид, что я пострадал вместе с философами, и смылся. Покато, се, следствие, прозвеню веселым будильником по миру. Помчался на родину, извини, это детская слабость, конечно, но мечталось покрасоваться. Ну и, в общем, удалось ведь. Бажина я даже, кажется, испугал. Он там, судя по всему, по-прежнему усиленно копает в поисках средства для надежного самоубийства, и мой визит воспринял с ужасом. К нам едет ревизор! А я, – Валерик вдруг сухо, как мог бы это сделать скелет, засмеялся, – а я оказался Хлестаковым!!!

В комнату тут же вошел Сурин, он держал в одной руке чашку с чаем, второй держал ложку и размешивал ею чай. Взгляд у него был строгий.

Валерик уже овладел собой.

– Так что вот извини меня, собственно, за этим я к тебе и доставлен.

– За что тебя извинить?

– Как это за что? Я тебе скорей мешал, чем помогал, не со зла, а так, чтобы кудрявее жить в этот момент. Не думаю, что так уж перебежал тебе дорогу с Любашкой, но если считаешь, что перебежал, прости. Хотелось напоследок порисоваться хоть перед какой-нибудь женщиной.

– А где она? – спросил вдруг Жора.

Валерик развел длинными, сухими руками.

– Как уехал я к своим насаждать напоследок мир да любовь, так и не видел ее вообще.

– А может она быть у своего отца, Матвея Ивановича? – опять выскочил с вопросом десантник.

Худой старик задумался.

– Трудно сказать. Скорее, нет, чем… Вы знаете, кого пощупайте.

– Кого?

– Ее куратора из Лазарета. Бывает в непростых случаях, они привлекают человека, который рисует, так сказать, психологический портрет воскрешаемого. Иногда без этого нельзя, душа может, так сказать, плохо присоединиться к телу. Так вот этот человек…

Жора подпрыгнул на месте и яростно хлопнул себя ладонями по ляжкам. А потом еще и зарычал. На него явно нашло просветление. Сорвав с шеи медальон, десантник бросил его на стол, в пространстве охваченном цепочкой, образовался компьютерный экран.

– Так, – крикнул Жора, – слушай меня, браток, внимательно!

– Молодой человек, вы нам мешаете, – строго сказал Сурин.

Десантник недовольно на него покосился, но спорить с властью…

– Ладно, слушай, Вадик, я сейчас разберусь с этим мужиком, слетаю к нему, а ты сиди здесь.

Вадим посмотрел вслед выбежавшему соратнику, потом перевел взгляд на Валерика.

– А что тебе будет?

Тот усмехнулся и провел ребром ладони по шее.

– Подожди, убьют что ли?

– Нет, конечно, об этом проси, не допросишься. Скорей всего, лишат времени. Начисто. И пожизненно. Некоторые говорят, что это очень тяжело. С другой стороны, то, что я выкинул…

– Живут же люди. Вон Сан Саныч, например.

– Ладно, – вмешался пристав, – хватит. Свидание затянулось. Вы, Вадим Александрович, готовы выполнить просьбу Валерия…

– Готов, готов, конечно, прощаю.

Пристав повернулся к Валерику.

– Будем собираться?

– А куда вы сейчас?

– К Бажину, Вадик. Перед ним я тоже хоть и чуток, а виноват.

– Хочешь, я поеду с тобой?

– Друзья встречаются вновь? Не надо, Вадик. Сам, все сам. А ты лучше покумекай, как тебе девчоночку разыскать. Задала простушка эта вам задачу, а?

– Некоторые говорят, что можно плюнуть на все на это?

– На что?

– На поиски.

Валерик поднялся и зевнул.

– Не знаю, не знаю.

– Идемте, – скомандовал Сурин.

– Подождите, – обратился вдруг к нему Вадим.

– Да?

– Скажите, а у вас не было родственника?

– Что вы имеете в виду? У меня довольно много родственников.

– Я имею в виду такого прапорщика Сурина. Возможно, я с ним служил.

– Прапорщик? Нет, никаких прапорщиков у нас не было. А стихи? Был один филолог. Теперь один из крупнейших специалистов по русской неформальной лексике.

Вадим тихо кивнул.

– Спасибо.

Когда преступника увели, Вадим снова лег на кровать. Подумал, что надо было бы передать привет Бажину, и вообще, надо бы им чаще встречаться. Надо поддержать Валерика. Конечно, он преступник – Вадим попытался представить себе Рериха с набитой мордой, но не смог – но нехорошо, если и друзья от него отвернутся. Вадим вздохнул. Поскорее бы все это кончилось! Надо признаться, история эта его изрядно вымотала. Сказать по правде, ему было даже не слишком интересно, какая именно участь ждет его по итогам этой истории. Где-нибудь, как-нибудь он все равно останется, кем-то и с кем-то.

В кармане зашевелился, заюлил платок и пополз сам собою к свету.

– Что там?

– Табе пакет.

– Читай.

Джинн произнес с придыханием:

– «Вадим, наконец нам надо поговорить! Нехорошо это – сторониться друг друга. Не позднее чем сегодня, как только в доме закроют ставни, я буду у вас. Надеюсь, вы сумеете устроить так, чтобы при разговоре не было свидетелей. Вы не должны меня бояться, скорее всего – это судьба!» Все.

– Без подписи?

– Без.

Вадим закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Ну вот. Так оно и бывает в отношениях с женщинами, стоит перестать за ними гоняться, они сами приползают. Ах, Люба, Люба! Радостно ли тебе, молодой человек? Нет, это не радость, больше похоже на облегчение. Как будто простили старый долг. И вдруг проснулся сильный аппетит. Надо сказать маме, пусть чего-нибудь сварганит. Порадуемся сами и порадуем юную старушку, как она расцветет у плиты!

Вадим сел на кровати, и в этот момент что-то снова шмякнулось на крышу. Неужели опять Валерик? С Бажиным? Подлинная, непритворная встреча друзей, не то что в то утро, когда он потащился на первую встречу с Любой. А что если это его послушание – быть хорошим, внимательным, заботливым товарищем. Бог с ними, с бабами.

В комнату влетел Жора. Возбужденный, недовольный, но с явно выраженной готовностью продолжать начатое.

– Не нашел. Никого. Ни ее, ни этого, э-э, Бандалетова. Отсутствует дома. Но подозрения я с него не снял. Представляешь, не усадьба, а цветник. Бабки, дамы и девчонки. Этот старый хрен, оказывается, немалый старатель был по этой части. Правда, там про Любу никто ничего не слыхал, но ничего это окончательно не значит. А сейчас мы продолжим.

– Что?

– Как что? Идем к ней домой. То, что я подозреваю Бандалетова, не значит, что я снял подозрение с отца.

Вадим помялся.

– Понимаешь…

– Не понимаю и не собираюсь понимать! Пойдем вместе. Нам сейчас разлучаться нельзя.

– А может, завтра?

Жора выпучил глаза.

– Какое завтра? Завтра может и не быть, то есть может быть поздно.

– Да что может случиться?

Десантник вдруг сделался пристален.

– А не случилось ли что-нибудь уже, пока меня не было?

– Да тебя не было всего около часа.

Десантник покачал головой.

– Ой, не юли, парень, и не темни.

Вадим замахал руками.

– Хорошо, хорошо, едем.

– Летим!

– Едем. Нам надо подойти к дому Любы незаметно.

– Зачем?

Вадим и сам, разумеется, не знал зачем.

– Всегда лучше, когда ты видишь противника, а он тебя нет.

Военный оттенок этой мысли понравился Жоре, и он кивнул.

– Ладно.

Пока Вадим переодевался, чистил зубы, он все время думал, как бы ему отделаться от спутника. Ну не приглашать же его третьим на ночную встречу?! Ничего толком не придумывалось. И когда они спускались по специально скрипучей лестнице на первый этаж, а потом выходили на привычно освещенный двор, в его голове было пусто. Вдохновение посетило при виде дверей «гаража».

– Мне надо пару слов сказать отцу.

– Пошли.

– Нет, подожди меня здесь.

Десантник неохотно подчинился.

– Папа, ты не пьян? – Вадим ввалился в спиртовой загон. Александр Александрович повернулся к нему неохотно, но посмотрел осмысленно.

– Помоги мне, родитель. Очень, очень надо. Я сейчас иду к Любиному отцу, верни меня с дороги. Придумай что-нибудь. Догони и скажи что-нибудь такое, после чего я не смогу туда идти.

Отец похлопал глазами.

– Так ты возьми просто не ходи.

– Не могу. Не могу я не идти, это подозрительно, и идти не могу – потому что ужасно.

Он представил, как после деликатного Любиного послания явится к ней хамски сам, да еще и с десантником. Еще хуже будет, если он скажет Жоре о предстоящем ночном свидании с его возлюбленной. Что тут может начаться, даже представлять страшно.

– Я сам тебя отговаривал, ты помнишь, и…

– Не меня надо отговаривать, а сделай так, чтобы Жора не заподозрил ничего и отпустил меня.

– Ну, что там у вас? – подошел упомянутый.

– Идем, идем.

Отправились. Бодрый Жора и немного перекошенный Вадим. Вышли к стоянке такси. Два десятка машин. Почему это люди во все времена и при любом освещении так охотно идут именно в извоз?

Сели в «Победу». Меланхолический водитель, сделав петлю перед усадебным фонтаном, выехал на булыжную трассу и, не слишком газуя, покатил к городу.

Вадим боялся энергичной Жориной разговорчивости во время этого автомобильного броска, но тот вдруг взгрустнул и молча таращился на колосящиеся поля вдоль дороги. И зря, в пейзаже Нового Света не могло быть никакой особой мысли, и негде было притаиться питательной тоске.

– Нам у автостанции, – сказал Вадим. Рассчитавшись, вышли. Захлопнув толстую дверь, Вадим огляделся. Нигде не было видно никаких признаков папаши. Понял ли он вообще, что от него требовалось?

– Давай, знаешь что, Жорж, выпьем!

Военный удивился.

– Давай потом.

– Нет, то будет на радостях, а теперь для храбрости.

– Пошли, чего тянуть?!

– Нет, надо выпить.

– Хорошо, а где?

– Дойдем до «Елочки».

– Это метров триста пилить.

– Очень, очень хочется выпить.

Минут двадцать Вадим все-таки замотал. Больше ни на какие отвлечения десантник не поддался. Двинулись на

Отшиб. Когда вошли в проулок, что ведет к распадку и роднику,

Жора вдруг сказал:

– Я тебя обманул.

– Что ты имеешь в виду? – жадно оглядываясь, спросил Вадим.

– Помнишь, предлагал тебе махнуть не глядя.

– Не помню.

– Ну ты мне историю про то, как ты убил Любку, а я тебе, где Христос Иисус скрывается.

– А, – без особого интереса сказал Вадим. Да, где же отец?! Вот так, один раз в жизни попросишь помочь, и фиг тебе!

– Так, я тебе наврал.

– Понимаю.

– Что ты понимаешь. Ни на каких лекциях этого не говорят. И никому это не известно.

– Понял. Погоди.

– Что погоди?

– Что-то шнурок развязался.

Десантник рассеяно смотрел, как Вадим возится с ботинком.

– Да, я его искал, думал, Боженька поможет, никак не мог смириться. Вот ноги у меня отросли, а Люба – мертва. Как такое может быть, и зачем, кому это надо?! И очень многие таскаются по свету, надеются найти то место, где он схоронен, в смысле спрятан. Но потом мне объяснили, что все это от человеческой темноты. На самом деле, неизвестно даже, воскрешен ли он вообще. Хотя ведь плащаница-то есть, и на ней следы, понимаешь?

– Да.

– На ней ведь даже споры тех растений, что тогда в Палестине росли. Значит, и следы Его должны быть. Тебе что, не интересно?

– Интересно-интересно, – сказал Вадим, дергая якобы затянувшийся шнурок.

– И не знаешь, кому верить. Одни говорят, что был какой-то сумасшедший, который, когда стало понятно, что можно воскрешать, забрался в хранилище и сжег плащаницу. Другие говорят, что воскрешать Его побоялись, и что кроме Высшего Совета, есть еще и суперпуперсекретная Инквизиция, которая в страшной тайне прячет ковчег с плащаницей, чтобы никто не добрался. Ибо если все же Его воскресить, то мир сразу рухнет, в смысле, будет Страшный Суд, все единым разом переменится вокруг, и будет скрежет зубовный в темноте, а кому этого, блин, хочется. Ну, что там твой шнурок, черт?!

– Да вот уже сейчас, чуть осталось.

– А я так считаю – все это болтовня. Богов человек придумывал, потому что от стихий природы ссал, как щенок. Мы теперь сами все можем, сами чудеса вытворяем, вон Любочку воскресили. Если один человек смог воскресить, почему другой человек не сможет охмурить, а?

– Да.

– Ты, наверно, думаешь, что я вру про плащаницу, так ты у Валерика спроси, его-то ведь в настоящие надзиратели взяли, в эфебы, кучу лет оттрубил, побольше моего знает.

– Спрошу, спрошу.

– Ну, пошли?

– Пошли.

Проулок медленно изгибался. В саду справа играла музыка, из сада слева пахло шашлыком.

Вадим нервно крутил головой, как бы подыскивая путь к побегу.

Палисадники кончаются. Тропинка к мосту. На мосту фигура. Вадим на мгновение замер, потом прошептал:

– Мама!

В это же самое время Петр Сурин и Валерик пробирались огородами к бане Бажина. Причина такого странного поведения конвоира была явно непонятна преступнику. Всего полчаса назад они спокойно снижались над участком, который занимало помывочное предприятие хронического самоубийцы. Оставалось только найти подходящее место для приземления, и можно вваливаться со стандартными извинениями. Но внук знаменитого филолога вдруг присвистнул, пробормотал «не фига себе» и резко повел геликоптер в сторону. Такое было впечатление, что он очень боится, что его увидят. Вместо грамотного, солидного приземления хряпнулись на капустные грядки где-то в сотне шагов от бани. Пришлось выдержать неприятный разговор с прибежавшим, распричитавшимся хозяином огорода. Он гордился своим урожаем не меньше какого-нибудь Диоклетиана. Не помогли ни документы, предъявленные Суриным, ни заверения, что властями гарантируется полная компенсация на молекулярном уровне. Качан за качан. Крик крепчал. Сурин явно нервничал, поглядывал в сторону бани, прячущейся за сиреневыми кустами и тремя шеренгами штакеткника. Был только один способ успокоить капустника – немедленно убраться с участка. Отлетели еще метров на двести, низенько, низенько, чтобы не быть случайно увиденными со стороны бани. Валерик уже понял, что сопровождающий заметил там какую-то большую для себя, а может быть, и для всей планеты опасность. Ему было смешно, но он старался сдерживаться. Баня, черт знает что! С каких это пор бани стали врагами режима!

Сурин велел ему держаться сзади, не высовываться и помалкивать. И стал подкрадываться к заведению Бажина. Подошли не с фронта, а со стороны заднего двора, попетляв между грядками и парниками. В том месте, где два куста жасмина дружили через забор. Стоило перелезть и затаиться, как, страстно шурша листвою, приползла знакомиться здоровенная овчарка. Облизала физиономии, села между гостями и стала вертеть головой, как бы спрашивая – ну, что будем делать? Сурин медленно погладил ее по голове, она сладко зевнула и улеглась почивать на время операции.

Поползли вдоль забора, хоронясь за всякой мелкой растительностью. Наконец добрались до места, рассмотренного с высоты птичьего полета.

– Вот она! – страстно прошептал Сурин.

Перед ними была довольно глубокая яма, накрытая провисшим полотнищем из непонятного материала. Полиэтилен – не полиэтилен. Сквозь него что-то смутно просматривалось. Сурин отогнул край и заглянул под.

– Так и знал! – тихо взвизгнул он и стал быстро нашептывать в лацкан куртки срочный вызов подкрепления: – Она! Она! Она!

Валерик тоже заглянул под полиэтилен. И увидел четыре серебристых цилиндра толщиной с ведро, соединены общим обручем. Из середины этой кучки торчит короткий штырь.

– Что это? – спросил Валерик.

Сурин, блаженно улыбаясь, пробормотал:

– Кто бы мог подумать, выехать по такому плевому делу, а напасть на «точку».

– Какую «точку»?

– Ну ваш Бажин и га-ад!

– Да объясните, наконец, что происходит?

– Слава Богу, ничего еще не происходит. Когда начнет происходить, будет поздно.

– Ничего не понимаю.

– Да, я и сам понимаю немного, но я ее нашел, я нашел ее! Через двадцать, – он посмотрел на хронометр, (обычная электронная дешевка), – минут здесь будет бригада, и все. Мы это дело прихлопнем!

– Послушайте, если вы мне… то я сейчас пойду к Бажину… он мой друг!

– Ни за что! – дернулся Сурин. – Дело планетарной важности! Хорошо, расскажу.

Из сбивчивого рассказа конвоира Валерик понял, что перед ними незаконный прибор, построенный представителями запретной науки. Это люди, которым не нравится закон о закрытии всех и всяческих экспериментов с глубинами вещества, и они тайком от Совета придумали гигантский опыт, для которого разбросали по всей планете такие вот оснащенные точки. В определенный момент они все сработают, и что тогда будет, не знает никто.

Ах, Бажин, Бажин, Валерик лег лицом на прохладную травку. Да, это масштабно, шикарное самоубийство, суперсамоубийство! Если лопнет планета, то уж нет никакой опасности воскреснуть!

– Они очень хитрые. Для виду у них обычная оппозиция в совете, дискуссии, а на практике тайные заводы и агенты по всему миру. Ваш Бажин – это не просто Бажин, это…

– Да-а, – протянул старик.

– Нас предупреждали о прекрасной маскировке, а тут одна простыня сверху. Что это значит?

– Что?

– Это значит, что уже скоро! Прибор уже на изготовке.

Валерик приподнял голову. От того места, где они лежали, было отлично видно заднее крыльцо главного здания банного предприятия. И в тот момент, когда Валерик смотрел на это крыльцо, на него, из глубины деревянного здания выбежала девушка. В сарафане, с распущенными волосами. Она уперлась лбом в колонну, поддерживающую крылечный навес, и разрыдалась.

– Люба, – прошептал Валерик и хихикнул.

Алевтина Сергеевна стояла посреди мостика и смотрела в их сторону. Стояла неподвижно, и в этом стоянии заключалось несомненное значение. Десантник даже спросил:

– Чего это она!

Вадим тоже на секунду опешил. Сказалась вся сложность его отношений с молодой матерью, смутно-эдиповы шевеления в душе, что донимали его временами. Особенно мучительные оттого, что он не знал, что это такое. Он страшился и избегал объятий и ласк этой свежей женщины с хорошо выраженной фигурой и даже не смел пуститься в рассуждения с самим собой на тему – почему он так себя ведет? Молодая мать горевала и недоумевала по этому поводу. Глубже забираться в путаницу ее чувств к внезапно обретенному после воскресения взрослому сыну, нет уже времени.

Увидев молодых людей, Алевтина Сергеевна кинулась им навстречу. И Вадим сообразил, что происходит. Молодец батя, хорошо придумал! Даже десантнику трудно будет спорить с матерью. И когда красавица с испуганными глазами бросилась ему на грудь с криком «не пущу!», он впервые за время их отношений в Новом Свете, почувствовал себя не носителем проблемы пола, а всего лишь спасаемым и обласкиваемым сыном.

Десантник молчал с обалдевшим видом, Вадим смущенно улыбался ему, запутавшись в сильных маминых руках.

– Ничего не понимаю, – сказал Жора.

– Я тоже, – радостно соврал Вадим.

Алевтина Сергеевна размазывала слезы по щекам. А потом начала быстро говорить.

Она рассказала не только известное – что убийство Вадимом Любы произошло как раз на этом месте, как именно это происходило, и кое-что сверх этого.

– Ты догнал ее и схватил сзади в темноте за шею, видимо, просто ничего не было видно. И вы ушли по инерции с моста вниз. Перила были дряхлые. Она ударилась лбом в край бревна, что лежало перед родником, твои руки были все еще у нее здесь, на шее, и она под твоим весом сломала основание черепа.

Вадим и Жора молча кивали.

– Она успела крикнуть еще до того, как ты догнал ее, «что вам надо!» и когда вы лежали там внизу, как раз подбежал ее отец, Матвей Иванович…

Алевтина Сергеевна начала задыхаться.

– У него в руках была железная палка, арматура, он говорит, что тогда первый раз взял ее на встречу с дочерью, с Любой. Он часто ходил ее встречать. Когда… когда он увидел, у него был фонарик, когда он увидел, как у нее вывернута голова, и увидел, что она совершенно не шевелится, он сразу понял, что она мертвая. Ты лежал сверху, повернул лицо на свет, и он говорит, что ему по казалось, что ты улыбаешься, и тогда он ударил железной палкой, арматурой тебя по лицу. Попал в височную кость.

Алевтина Сергеевна остановилась, перебарывая задыхание. Умерла она в свое время от грудной жабы, и даже теперь, в ситуациях сильного волнения, болезнь давала о себе знать.

Вадим и Жора переглянулись.

– Я не пущу тебя к нему!

Парни переглянулись снова. Вадим выглядел более потрясенным, чем его спутник. И был таким на самом деле. Да, папа помог, но это тот случай, когда действительно из пушки по воробьям.

– Я тебя туда не пущу Вадик, ни за что!

– Да, я и сам туда теперь н-не хочу.

Десантник не знал, что сказать, поэтому сказал глупость.

– Как ты, ну сейчас себя чувствуешь? – и показал на висок Вадима.

– Не этот, правый, – с вызовом поправила его Алевтина Сергеевна.

Десантника вдруг очень смутила эта оплошность.

– Я пойду тогда.

Мать и сын одновременно кивнули.

Отойдя шагов на десять, Жора повернулся и крикнул.

– Я тебе расскажу, как там и что.

– А мы домой, да?

– Да, мам.

Они медленным шагом двинулись обратно. Навстречу им попалась тоненькая девушка с кувшином в руке. Она им улыбнулась. Спешит к роднику, рассеянно подумали родственники.

– Ты прилетела, да?

– Да. Отец подвез на мотоцикле по воздуху. Сама бы я сроду на него не села. Да вот он.

Александр Александрович бежал к ним, припадая немного на левую ногу, вдоль забора со стороны той самой избушки, за которой в свое время прятался и десантник Жора. Бывший преподаватель улыбался и блестел веселыми глазами.

– Ну как, сынок?

– Гениально, папа, – автоматически ответил сын.

Алевтина Сергеевна мягко улыбнулась. И все семейство отправилось вверх по цветущему проулку к площади.

Жору встреча на мосту только разогрела. Когда схлынуло первое смущение от знакомства с кровавыми фактами, внутри как будто заработал сильный мотор, и он быстрым, наступательным шагом полетел к дому Любы. Чем ближе он подходил к нему, тем отчетливее видел для себя пользу в только что обретенной информации. Он боялся свидания с Любой один на один, ему необходимо было некое приспособление, чтобы вскрыть эту крепость. Несмотря на все интимное, что между ними было, она представлялась десантнику непостижимейшей загадкой. Он рассчитывал применить Вадима с его убийственной историей для расшатывания Любиной обороны. Она ужаснется этому мелкотравчатому преступнику, отшатнется, а тут наготове его, Жорины, объятия. И в первый момент потеря напарника его расстроила. Но довольно быстро он сообразил, что добытая им случайно ударная правда о Матвее Ивановиче ничуть не меньшее сверло для сердца дочери.

Остановился за соснами шагах в тридцати от родимого подъезда. Надо успокоить дыхание и мысли. Еще раз все взвесить и обдумать. Промашки допустить невозможно.

Что это?!

Дверь подъезда отворилась и показался… Жора, плотоядно открыл пасть. Крупный, лысый, или бритый, старик вальяжной походкой выкатил на улицу. И, не оглядываясь, пошел вглубь микрорайона. Дружелюбно обогнул девочку, крутившую на талии обруч. Он! Его фотографию Жора хорошо рассмотрел в электронном альбоме, и фамилию запомнил – Бандалетов. У кого он находился в гостях в этом доме, сомнений быть не могло, учитывая всю известную информацию. Навещал Любино семейство. Зачем? И куда он теперь? Жора усиленно, до потемнения в глазах соображал – что делать? Любина квартира никуда не денется, а от лысого можно получить новую пользу. Старый ходок пойдет ему навстречу. Жора решительно двинулся следом. Преследование было недолгим. Прошагав сравнительно быстрым шагом два квартала, Бандалетов вошел в подъезд девятиэтажки на окраине Отшиба. Десантник, применяя профессиональные навыки, чтобы не быть замеченным, втянулся вслед за ним. Пока толстяк ждал лифта, Жора с видом предельно случайного человека прошел мимо, бесшумно взлетел на площадку между третьим и четвертым этажами, чтобы держать под полным контролем всю ситуацию с перемещением Бандалетова. Толстяк доехал до самого верха. Пока он полз в лифте вверх, выходил, звонил, здоровался с хозяином, десантник успел добраться до места, откуда можно было определить номер квартиры. Жора задумался двумя пролетами ниже. Ждать или не ждать? Что это за квартира? Плюнуть и бежать все-таки к Любиной двери? Как и всякий нормальный человек, Жора не любил ситуации, где надо было выбирать. Если уйти прямо сейчас, то получится глупо. Зачем было выслеживать человека, только затем, чтобы узнать, что он зашел в квартиру номер восемнадцать в доме номер девять? Но на то, чтобы позвонить, и самому войти туда, духу явно не хватало. Для чего нужен этот толстяк? Он может дать сведения, полезные при приближении к Любе. Жора честно отдал себе отчет в том, что все еще чувствует себя не вполне уверенно, поэтому не сунулся прямо в дом Любы, а стал выслеживать старика, чтобы довооружиться. Одной истории про монтировку Матвея Ивановича может оказаться все же маловато. А тут целый официальный куратор. Все Любины тайны у него как на ладони.

Внизу хлопнула дверь. Еще кто-то вошел в подъезд. Застанут?! Да, плевать, ничего плохого он тут не делает. Просто стоит на лестничной клетке. Правда, стоять как-то неуютно, и становится все неуютнее почему-то. Такое впечатление, что здешний воздух стал как-то менее гостеприимен. Оставаться в нем все более неуютно. Жора даже поежился. Нет, правда, что это такое. Как будто стало зябко, но не телу, но зрению. Ерунда! Будем ждать! Воздух как воздух.

Они ехали в «Зиме»-кабриолете, Александр Александрович на переднем сиденье, Вадим с Алевтиной Сергеевной сзади. Шутили, смеялись, ветер развевал волосы. Плавно наплывали две тополевые шеренги, мягко подкладывался под колеса цивилизованный булыжник. Шофер был усат, добродушен и мило гудел себе что-то под нос, не мешая празднику семейной гармонии.

Отлично, отлично, отлично – тихо радовался Вадим. Сегодня он объяснится с Любашей. Сейчас приедет и все подготовит к пристойной встрече. Он знал, теперь у него, после того, что он узнал, найдутся слова для правильного разговора. Да, он явился, несомненно, явился причиной Любиной смерти, но ведь не злоумышленник же он! Аффект, темный экстаз, плюс ветхие перила, вот вам и вся комбинация чудовищного события. И надо, конечно же, надо учитывать и то, что он прямо тогда на месте своего случайного преступления понес и полнейшее, исчерпывающее наказание. Он представил себе (вспомнить, естественно, не мог), каково это, получить злым, нечистым железом с размаху по тонкой, бледной височной косточке. Обтянутой всего лишь теплой кожицей для защиты. Нет, он знает, что сказать потерпевшей. И уверен, поймет. Может быть, она и сама кое о чем догадалась, или разузнала, или нашептали, потому и напрашивается на разговор. Глупостей про любовь обсуждать не станем. Пусть Жора, пусть десантник ищет здесь. Комбинации прости-прощаю будет вполне довольно.

Вадим открыл глаза, и ему показалось – что-то не так. Наверно, оттого, что слишком задержался в слишком живо воображенном аду с монтировкой. Да вот и мама крутит головой, и отец приподнялся на сиденье. Шофер смолк и сбросил газ, неуверенный, что стоит и дальше двигаться с прежней скоростью.

Какая-то опасность обнаружилась, определенно обнаружилась в атмосфере. И это чувствует не только он и не только те, кто едет с ним. У кого спросить? Вадим встал, поглядел вправо-влево. Слева увидел трех мужчин, они только что увлеченно сгребали сено, теперь стоят, растеряно расставив в сторону руки и грабли. Автобус, двигавшийся навстречу, неловко остановился фарой к тополю.

– Что это? – наконец сдавленно спросила Алевтина Сергеевна.

Сурин понюхал воздух и недовольно заворочался на месте. Валерик не обращал на него внимания, слишком был занят. Зрелище плачущей девушки, там, на крыльце, заставило отвалиться его нижнюю челюсть. Вот оно, значит, как. Пока несчастный Вадик то да се, она под бок к этому ходячему несчастью. Как это раньше не пришло в голову – пожалела!!! Самые лучшие шансы в бабьем сердце имеет не красивейший, и даже не умнейший, а несчастнейший. Банальщина, но работает. И на том свете, и на этом.

– Я опоздал, опоздал! – уткнувшись в траву, заскрипел зубами конвоир.

Валерик удивленно на него покосился, чего ты? И сразу же сам ощутил – что-то не так! И Люба, рыдавшая у столба, замерла и потрясенно оглядывается.

Что-то случилось!

Еще раз хлопнула дверь, и на пороге того самого крыльца появился Бажин. В тренировочных штанах, голый по пояс, без очков и с топором.

– Привет, – прошептал ему издалека Валерик.

Бажин, тяжеленно ступая, колыхая слои жира на тулове и страшно поводя топором, кинулся в их сторону. Подсматривающие, как по команде, вжались в землю и сделали синхронное отползающее движение. Они были уверены, что видеть он их не может, но с трудом перебарывали желание вскочить и броситься врассыпную по кустам.

Вслед за директором бани выбежал невысокий худой человек в черном костюме, он пытался схватить Бажина за руку, пытался остановить, но был отброшен могучим движением, и, отлетев, ударился спиной об телегу и остался там лежать.

Добежав до ямы с квартетом цилиндров, Бажин наклонился, страшно дыша, подцепил ладонью и сорвал прикрывающую ткань, потом грузно спрыгнул в котлован. С трудом сохранив равновесие и переведя дыхание, обхватил топорище двумя руками и изо всех сил, даже вскрикнув от напряжения, рубанул по прибору. Звон, какие-то искры, эффекта почти нет. Второй удар, третий. Люба подошла к краю ямы, кутая плечи в классический русский платок. Она то смотрела на озверелого рубщика, то поднимала заплаканное лицо в небо.

– Поздно, Толя, поздно.

Из-за дома появился, вертя поднятой головой и неловко ступая, Матвей Иванович. Видимо, только что сюда явившийся

– Люба! – крикнул он растеряно. Дочь обернулась, он увидел ее и торопливо подсеменил поближе. Они обнялись, но, при этом, продолжая в основном таращится в небо.

Бажин очередным ударом переломил топорище и замер, бурно дыша и трагически оглядываясь. Матвей Иванович, в этот момент глянувший вниз в яму, понял его тоску и бросился обратно к дому, пожарному щиту, и почти мгновенно вернулся, неся багор и лом. Спрыгнул в яму, отдал лом директору бани, и они начали вдвоем крушить стойкий, самодовольно поблескивающий металл.

Валерик тоже поднял глаза. Он не успел еще сообразить, что происходит, как услышал рядом с ухом плачущий голос конвоира.

– Это же черт знает что!

– Гони, гони! – командовал Александр Александрович, водитель и без этого выжимал из раритетного механизма все, что только возможно. Вадим и Алевтина Сергеевна стояли на полусогнутых ногах, и, держась за переднее сиденье, глядели вправо-влево-вверх, отчаянно надеясь высмотреть причину жуткого всеобщего волнения. «Зим» влетел на территорию бывшего техникума.

– Куда ты!? – крикнул Александр Александрович. – Нам не туда!

Но было понятно, что водитель уже не занимается извозом, а мчится по своим надобностям. По улицам бежали или быстро шли в разных направлениях, оглядываясь, выворачивая шею, растерянные мужчины и перепуганные женщины. «Зим» нервно затормозил, водитель выскочил, оставив распахнутой дверь, и помчался в ближайшую подворотню.

– Домой, домой, домой! – приговаривал Александр Александрович, когда его семейство трепещущей троицей пробегало мимо фонтана, вдоль садового забора и вваливалось во двор. Вдоль всей их дороги слышались звуки захлопывающихся ставень. Когда вбежали во двор, семья вдруг разъединилась. Отец остановился посередине двора, изо всех сил задирая голову, в его облике проснулось что-то исследовательское. Он как бы выпал из состояния всеобщей паники, наблюдающейся повсюду. А что, собственно говоря, происходит – как бы говорила его поза. Никаких явных физических изменений в состоянии окружающей природы не заметно. Произошло вроде бы изменение в настроении мира, как будто из огромного шприца впрыснули дозу тревоги в атмосферу.

Алевтина Сергеевна завернула за правый бок здания, туда, где на плохо натянутых веревках висело вручную выстиранное белье. В возможности предаваться кустарной стирке был, надо думать, для нее смысл жизни.

Вадим остановился на крыльце, повернулся к отцу, удерживая рукою открытую дверь. Ему было интереснее всего то, как сейчас поступит папа. А вдруг высмотрит что-то из этой непонятной, мысленно замутившейся атмосферы. Он бы простоял так и долго, когда бы не одна мысль. Зашипев, как обрызганный утюг, он помчался по лестнице на второй этаж в свою комнату.

Он рывком открыл дверь и замер от неожиданности. В комнате было темно. Вадим точно знал и прекрасно помнил, что, уходя, оставил комнату без светомаскировки. На секунду он принял твердое решение – не входить! Но тут же сообразил, что это наверняка «она», и «она» там, внутри искусственной пещеры. Опять палатка? Опять этот позор? Ни за что! Он сделал два быстрых, нервных шага вперед. Дверь за его спиной услужливо закрылась и заговорщически щелкнула замком. Господи, даже дверь знает, что ему нужно. Вадим задержал дыхание, чтобы его шум не мешал прислушиваться. Кажется, объект там, впереди справа, у книжной полки.

Горячие руки обвили его за шею сзади, и он почувствовал пятно влажного дыхания на своей шее и проступивший из этого дыхания шепот:

– Наконец-то!

Крафт пил кофе, Бандалетов пил чай. Они как всегда сидели друг напротив друга и молчали. Козловский гость был в прекрасном расположении духа. У него имелось, как минимум, две причины для этого. Во-первых, он «вычислил» Любашу. Основываясь только на знании жизни и своих представлениях о человеческой натуре. Он доказал, что житейская мудрость действеннее голого интеллектуализма. Тот, кто отпал от сохи, умнее того, кто припал к энциклопедии. Вечный, еще на семинарах в советской Москве начатый спор. И на данном этапе лапа почвенника ломит длань книгочея. У Крафта была целая папка с документами на бедного убивца Вадима, а у него всего то три дрянных письма, и все-таки он, Бандалетов, абсолютно правильно определил образ данной девичьей личности, а высоколобый курильщик выпустил в свет неспособного дебила. Во-вторых, у него появилась одна весьма красивая мысль по поводу символических посланий с «радужной» подоплекой. Тихон Савельич знал, что нужно делать, дабы подготовиться к встрече наилучшим образом. Более того, чтобы разгадать Гарринчу, его местоположение и маскировку. Два утра подряд подарили ему великолепные открытия. Вчера разгадка ребуса с девушкой, сегодня шарады со старым дружком. Тихон Савельич пил специально, вероятно с перепугу, заваренный персонально для него чай с наслаждением, смакуя не только напиток, но и план своего победоносного выступления перед самодовольным хозяином. Хватит, натерпелся. Всегда и в те советские времена, и в эти новосветские, проклятый трубочник поворачивал ситуацию их отношений так, что он, ядреный парень Тиша Бандалетов был всего лишь бабник и балбес, тогда как он, Ваня Крафт, интеллектуал и белая кость. Когда-то это схема была предметом шутливого дружеского комментария, потом превратилась в вооруженное противостояние, потом стала просто бесплотной тенью. Но смысл ее всегда был таков: один носит сапоги, другой их чистит.

Иван Антонович чувствовал, что к нему пришел победитель, все панические попытки собраться с силами ни к чему не приводили. Он ощущал внутри бессильную пустоту, и поэтому даже кофе казался ему отвратительным.

Ну давай уже, начинай!

Некую перемену в отношениях с толстяком он почувствовал уже во время их предыдущего разговора. Вечно тормозящий, округло-неконкретный в своих размышлениях Тиша, вдруг выставил себя как лидера в деле. Глубже проник в проблему, с меньшей суетой добился больших результатов. Конечно, он не мог без того, чтобы не добить.

Так добивай! Надо испить чашу до дна. А от дна можно оттолкнуться.

Бандалетов допил чашку и поставил ее на блюдце дном вверх. Подчеркнуто азиатский способ сказать – довольно! Крафт поморщился и пополз пальцами по столу в поисках трубки. Тщательно, вдумчиво ее раскурил, чтобы хоть в этом найти опору. Потом встал и подошел, дымя, к окну. Исключительно для того, чтобы показать – а мне наплевать, что вы там задумали товарищ. Он стал глядеть со своего девятого поверх черных крыш, стоящих строем, пятиэтажек. Ему нравилось это место в своей квартире и нравилась открывающаяся картина. Только вот сейчас… Непонятно! Что бы это могло быть!? Крафт сделал, не оборачиваясь, жест рукой гостю – подойдите! Тот почти мгновенно встал рядом. Будто тоже что-то почувствовал. С минуту они молча смотрели перед собой. Выражение лиц делалось все более удивленным.

Для начала – лес. Он выглядел так, что в него не тянуло. Как будто он что-то замыслил. Во дворах и проулках между домами появилось что-то смущающее зрение. Вон там над сквером бьется, как замедленный смерч, из стороны в сторону, стая ворон. Дети разбегаются с площадок, бросая совки и игрушки. Хлопают двери подъездов. Истерически просвистела мимо окна пара геликоптеров.

– Что это? – прошептал Бандалетов.

Александр Александрович внезапно как бы заныл небом и бросился к жене, схватил ее за предплечье и потащил за собой.

– Аля, скорее, Аля!

Она невольно подчинилась и неловко переступала вслед за мужем, роняя на траву влажные наволочки. Александр Александрович тащил ее к «гаражу».

– Зачем, Саша?!

– Я там кое-что придумал на такой случай.

– А Вадик?

– Я за ним сбегаю.

Больше всего «это» походило на огромную, занимающую половину неба тучу. С закругленным выпуклым краем. «Оно» заметно продвигалось, как бы подминая под себя город. Дальние кварталы микрорайона, наблюдаемого из окна немыми недругами, уже были помрачены и постепенно переходили в полную невидимость.

Бандалетов издал звук «с-с-с» и схватился руками за подоконник.

Крафт выпустил дым бессильным ртом.

Бажин отбросил пожарный лом и схватился горящими ладонями за виски. Люба спрыгнула в яму и обхватила отчаянными руками толстое мокрое тело. Матвей Иванович прищурился и сжал кулаки. Валерик с Суриным встали из лежачего положения, растопырив руки, и теперь напоминали пару пингвинов, как бы вечно говорящих «здрасьте».

Туча заняла уже большую часть неба и продолжала ползти. У нее не обнаруживалось заднего края. Она закрывала небо полностью и как-то плоско, как будто надвигаемая крышка пенала.

Когда тьма за окном сделалась полной и слилась с темнотой в квартире, Крафт и Бандалетов осторожно вернулись в свои кресла, пока перед мысленным взором еще светилась карта комнаты. Через примерно минуту, с огромным опасением нарушая молчание, хозяин дома сказал неуверенно:

– Это затмение, что ли?

Гость ответил:

– Это черт знает что.

Раздался звонок в дверь.

– Открыто, – крикнул немного не своим голосом Крафт, и тут же пожалел о своем рефлекторном гостеприимстве. Кто его знает, может быть, в новом, темном мире, прежние правила поведения могут оказаться опасны.

Дверь отворилась, и в ее проеме, на фоне остатков света, еще сохранявшихся в противоположном конце дома на лестничной клетке, на мгновение прорисовались очертания человеческой фигуры. Приземистый мужчина с большой головой. Закрыв за собою дверь, гость сравнял себя с остальными по степени невидимости. В прихожей он стоять не остался. Пнул валяющийся ботинок, задел висящий плащ, и вот он уже в комнате.

– Не ждали?!

Что тут можно было ответить? Невидимый хихикнул и задвигался в темноте, «где тут стул?» Сел, скрипнув деревянными суставами.

– Не ждали, и, небось, перепуганы.

– Кто вы? – спросил Бандалетов. – Мы с вами знакомы?

– Знакомы, знакомы. Мы старые с вами знакомые.

На берегу бывшего Ледовитого океана, ставшего просто прохладным морем, проснулась девица Катерина. И некоторое время не могла понять, что это происходит. Она лежала в своей спальне, устроенной посреди заброшенной лаборатории. Лежала в темноте, в искусственной темноте, которую делает себе всякая семья перед отходом ко сну. Но ей было ясно, что с темнотой этой что-то не так. Она не пустая и безжизненная, как должно было бы быть. Она живая, душная, подвижная и повизгивает. На короткую секунду исследовательница Катерина испугалась и даже подумала, не стоит ли затаиться, чтобы прислушаться к тому, что происходит, и определиться с тем, что делать дальше. Но усилием воли она подавила страх, протянула руку в сторону лампы с тумбочкой и нажала кнопку. Лаборатория осветилась. Вся она, от кровати до стен, была забита песцами, робко шевелящимися, тихо пыхтящими, поверх этого шерстистого месива лежало покрывало испуганного писка. Все эти звери будто бы превратились в щенков и искали защиты.

Иван Антонович дернул шнурок бра у своего правого плеча. И они с Тихоном Савельичем увидели перед собой пожилого пузатого, кривоногого человека, с выраженно восточными чертами лица. Он был облачен в обычный серый костюм, а в руках держал кожаный портфель. И загадочно улыбался.

– Не узнаете?

Они не узнавали.

Неожиданный гость примирительно махнул рукой.

– Я так и знал. Все же мы столько лет не виделись. Разрешите присесть.

Иван Антонович указал мундштуком на свободное кресло. Внезапный азиат тут же уселся, шумно вздохнул, вытер лицо скомканным платком.

– А-а… – открыл рот Тихон Савельич.

– Ну, ну, – подбадривал его человек с портфелем, наклоняясь вперед. – Ну же, я помогу, литобъединение «Ра-ду…

– Изяслав Львович, – выкрикнул Крафт сбоку, невольно соревнуясь с товарищем.

Гость удовлетворенно зажмурился и отвалился назад, продолжая орудовать скомканным платком.

– Я, я, я, это, безусловно, я. Спешите удивляться, а то сейчас все объясню. Итак, я всего неделю как «оттуда».

Вас удивляет моя бодрость? Все очень просто. Я был подготовлен к тому, что здесь увижу.

– То есть? – сказал Крафт.

Изяслав Львович шмыгнул носом.

– Вам сразу суть или по порядку?

– По порядку, – сказал Бандалетов.

– Если только… – Крафт показал в сторону тьмы за окном.

Изяслав Львович скорчил презрительную гримасу.

– Не волнуйтесь. Все идет по плану. Еще чуть-чуть, и сами все поймете.

Бандалетов, внимательно на него поглядев, набрал номер видеофона. Кратко поговорил с одной из жен в Козловске. Женщина, судя по всему, была в панике. Бандалетов, косясь на бывшего учителя, велел не волноваться, обещал скоро быть. Изяслав Львович поощрительно кивал, ему нравилось, что его слова принимаются на веру.

– Это, правда, не страшно? – все же подозрительно поинтересовался многосемейный Тихон Савельич.

Гость успокаивающе улыбнулся.

– Тогда рассказывайте.

Изяслав Львович вздохнул, и лицо его сделалось задумчивым.

– Все же, все на свете неслучайно, ну кто бы мог подумать, что я попаду к вам именно в такой момент, в переломный момент, а я попал. Меня прямо распирает от особых ощущений! Жизнь проверсифицирована вся насквозь. Ни одного пустого мгновения, все увязано со всем.

Увидев, что его бывшие ученики смотрят на него с напряженным ожиданием, он взял себя в руки.

– Ладно, к конкретике. Для начала попытайтесь вспомнить ту Москву конца 80-х. Пустые магазины, съезды депутатов в прямом эфире, никто ничего не читает, кроме газет с разоблачениями. У нас в институте бурление, коалиции, в ученом совете революция. Даже в студии, в нашей «Радуге», все разговоры о Ельцине-Горбачеве. И вот посреди всего этого попадает ко мне на письменный стол некий роман. Конечно, как вы уже догадались, автором его был наш общий друг, как вы его называете Гарринча. Я со многими нашими студийцами сохранил связь, по большей части телефонную и все более спорадическую с годами. С ним мы не были никогда особенно близки, сказал бы я. Талантливость его я не мог не отметить, но вместе с ней – и крайнюю неорганизованность. А ведь без методичности, без известного упорства никакие способности сами собой плодов богатых не принесут.

Крафт и Бандалетов кивали, пережидая этот лекторский пассаж и по очереди поглядывали на черное окно. Изяслав Львович еще раз их успокоил.

– Да бросьте волноваться. Ничего, поверьте же, наконец, страшного не происходит.

Они кивнули.

– И тут он, Гарринча, вдруг стал меня тормошить, и все больше ночами, и почти всегда в не совсем трезвом состоянии, что меня отчасти коробило, тормошить и донимать рассказами про свой романный замысел про конец света. Я, конечно, его выслушивал, поддерживал, но в глубине души не верил, что он сможет осилить такой проект. А он осилил. Однажды явился ко мне домой, опять-таки ночью, а у меня хворая теща, две девочки, им в пять утра вставать на фигурное катание, понимаете. Но рукопись я взял. Взял и отложил. И прочел только после того, как появился слух о смерти нашего друга. Вернее, все было чуть сложнее. Он позвонил мне и спросил – ну как? И я, поскольку стараюсь не лгать, сказал, что еще не открывал папку. Он возмутился. Сказал, что удивлен моим нелюбопытством. Мол, сюжет у него такой поразительный, какого и не было еще в истории. Что ему было видение конца света, и он его описал в подробностях. Он, в общем-то, наговорил мне дерзостей, и я сорвался. Тоже мне, думаю, Иоанн Богослов нашелся! Я сказал ему правду, что ничего удивительного в его сюжете не вижу. Это одно из самых избитых мест в культуре, правда, в основном в живописной. Что, даже если будущее подтвердит в чем-то правоту его прозрений, это не поставит его в исключительное положение в истории литературы. Я сказал, что был, например, случай с романом «Титан», в котором за много лет до появления «Титаника» была именно в подробностях описана история несчастного корабля. И айсберг и остальное. Удивительно, но наш герой ничего не знал об этом широко известном литературном факте. Надо признать, я повел себя как неумный начетчик. В конце концов, он бросил трубку.

На минуту наступила тишина.

Только в комнате.

За окнами в непроглядной темноте плодились звуки. Сигналила ополоумевшая машина, видимо напоровшись на невидимое препятствие. Истеричные голоса переговаривались между этажами через открытые окна. Там было все от идиотского хихиканья до мегафонных призывов: «Товарищи, не поддаваться панике». Внизу плавали, заворачивая за углы домов, взвивались на месте детские имена – матери носились в поисках детей. Показалась где-то в районе бывшей железнодорожной станции дергающаяся световая указка прожектора.

– Он все это предвидел, – спокойно сказал Изяслав Львович. – Все очень похоже. Я ведь тогда, усосвестясь, изучил рукопись. Впечатление было странное, но довольно сильное. Запало глубоко. И хотя потом прошло довольно много лет до того, как меня сострочила с того света серия инфарктов, общая картина сохранилась в профессиональной моей голове, и в большом количестве элементов. И, конечно же, стоило мне «очнуться» и понять первые же объяснения, как заработала сильнейшая вспоминательная машина. Ведь ничего себе, да?! Ведь, негодник, пьяница, все, все буквально предсказал очень близко к тексту. Разве не чудо?!

Крафт и Бандалетов снова поглядели в окно. В их лицах сохранялась тревога. На улице продолжало что-то происходить. Загорались и там и сям пятнышки окон. Видимо, опоминаясь, люди вспоминали о пользе электричества. В обычной жизни все эти светильники были не нужны почти никогда, а теперь, на вот!

Изяслав Львович продолжал по инерции рассказывать:

– Для меня, повторяю, самое поразительное – как я оказался тут именно в тот момент, когда это все началось. В этом есть что-то чудесное, неправда ли? Уж такое стечение обстоятельств! Но ведь выигрывают же люди миллион в лотерею. И вы тут вместе, двое, прямо фантастика. Я ведь никого из наших, из радужан, больше, так сказать, не обрел. Невоскрешены, поумирали безвозвратно. А ведь как только в себя пришел, сразу себе пульт потребовал. С родственниками еще возни и возни, там на годы работы. Это подождет. Мне не терпелось поговорить с теми, с кем можно про роман поговорить. Смотрю, только вы определяетесь, и совсем рядышком поселились. Это вы правильно. Обрадовался страшно, ну и решил немного пошутить, послал вам эти бумажки. Поиграл с вашим воображением, вы уж не сердитесь.

– А что он предвидел? – своим прежним, немного недоверчивым, деловитым тоном перебил Тихон Савельич довольно сбивчивую речь гостя.

– Все, – бодро развел руками Изяслав Львович. – И то, что в мире произойдет громадная научная революция, в сравнении с которой Эйнштейн просто чепуха. И что человечество получит немыслимые возможности. Что будет побеждена или почти побеждена смерть.

– Слишком общо, – сказал Бандалетов.

– Есть множество совпадений и в деталях, поверьте. И мгновенные транспортировочные кабины, и Лазареты, только они у него по-другому называются. Не от библейского Лазаря, а по-античному – Пантеоны. И искусственные города на экваторе, и изменение погоды.

И даже резервации для «звезд». Какие еще нужны доказательства?

Иван Антонович встал, подошел к окну и стал глядеть на суету световых вспышек, царившую там.

– Какие-то петарды, – пробормотал он, – как будто Новый Год.

Гость опять прибег к своему платку.

– У меня создается впечатление, что вы не слишком-то рады меня видеть.

– Вы не должны обижаться… учитель, – сказал с улыбкой Крафт, поворачиваясь к столу. – Мы немного смущены. Как-никак у нас конец света.

Бандалетов снова набрал номер на видеофоне, но тут же дал отбой.

– Вот вы говорите, что происходящее не опасно. Но объясните тогда, что происходит?

– Охотно. Это даже и хорошо, что вы спросили. Даже отлично. Самая суть дела. Мы сразу проверим все и докажем. Происходящее было предсказано им, и если сейчас все разрешится предсказанным образом…

– Хотите, в ножки вам падем. Гарринча – Бог, а вы пророк его.

– Желаете смеяться? – Изяслав Львович с печальной обидой покосился на Бандалетова.

– Нет, мы желаем слушать, – вмешался Крафт. – Говорите же, что это за туча над нами?

– Вы правильное применили слово – туча. Хотя и не совсем правильное, ну да ладно. Правильно то, что это, – Изяслав Львович махнул в сторону окна, – не над всем миром. Это просто искусственные острова очень большого размера. Хотя сейчас и запрещено заниматься фундаментальной наукой, нашлась группа научных декабристов, которая на свой страх и риск продолжала это делать. Был придумал огромный опыт, повсюду тайно навербовали сторонников, недовольных мировыми порядками. Самоубийц, например, заманили обещаниями конца мира. Суицидалы – самые обязательные люди. Потом разбросали по всей планете оборудование, и в назначенный час оно сработало. Теперь над нами проходит Нейстрия, как это названо в романе, а назавтра будет Австразия. Так назывались два королевства на которые распалась империя Карла Великого, если помните. В северном полушарии они будут регулировать наступление дня и ночи. В южном – Лемурия и Гондвана. Понятно? Таким образом, можно будет устроить нормальное чередование дня и ночи. Жизнь станет почти неотличимой от той, что вело человечество до Плеромы. Человек вновь побеждает. Даже со дна страшной катастрофы он умудряется подняться и вернуть своему миру привычные очертания. Гимн необыкновенной приспособляемости рода человеческого. Гимн его умению рискнуть. Ведь считалось, что дальнейшие упражнения с природой материи смертельно опасны. Но нашлись смельчаки, которые перешагнули через запрет.

– А вдруг суицидалы, как вы их называете, не обманулись, и это действительно конец всему? – спросил Бандалетов.

Изяслав Львович снисходительно улыбнулся.

– Воля ваша, но ведь пока все идет как по писанному.

Вадим выскользнул из своей комнаты в коридор, подтягивая трусы. На разведку. Как там папа с мамой, и что, в конце концов, это все же на улице происходило, пока он занимался тем, чем занимался. Похлопал по стене в поисках выключателя. Этот пластмассовый угрюмец всегда оказывается не в том месте, где ищешь. Ждать возможности не было. Ибо сзади почувствовалось теплое движение в комнате. Все еще в чаду и угаре крутых постельных переживаний скатился босыми пятками по родным ступеням, распахнул входную дверь и задохнулся.

Темно.

Ничего не видать. Ни-че-го. Ни вперед, ни вверх, ни вправо, ни назад. И главное, не было этого привычного чувства – сейчас глаза привыкнут. Наоборот, паника – не привыкнут! Никогда! Тьма облепляла так плотно, настолько полностью, что на нее, кажется, можно было опереться. Вадим стал отступать, как бы под весом этого впечатления, зацепился пяткой за что-то, чуть не упал, потом все-таки сел на задницу. Горло перехватило. И тут сверху бесшумно хлынул ярко-желтый свет. И сверху раздался тихий, уже ставший таким родственным голос.

– Вади-им!

Он перевернулся на четвереньки и начал споро взбираться вверх по ослепительным ступеням. Спасенье было наверху. Добрался до поворота лестницы, повернулся, увидел на вершине второго пролета величественную женскую фигуру, завернутую в простынную тогу. Начал подниматься на ноги. И тут старинная пыльная лампочка звонко перегорела. Но это его не остановило. Куда же ему было теперь деваться?

– Вот Аля, смотри. Два ящика свечей, литров под сто керосина, я уж не говорю про спички – целый ящик. А тут под попоной маленький дизелек, запускается на раз. И бочка соляры к нему.

Александр Александрович победоносно расхаживал по своей пещере, перечислял запасенные богатства. Супруга сидела на автобусном сиденье, испуганно сложив руки на коленях, и равномерно моргала.

– Я знал, с самого начала знал, что хорошо это не кончится. Я имею в виду все это молоко в небесах. Не могло оно оказаться навсегда. Это как-то, извини за выражение, не научно. Что мы знаем о мире самое основное? После белого дня всегда идет черная ночь. Так что, готовь сани днем.

Жора бежал по улице, стараясь ни с кем не столкнуться. Возбужденные, сердитые, растерянные люди то и дело попадались навстречу. Хватали за руки, но, увидев незнакомого, улетали в дальнейшую темноту. «Паша! Маша! Витя!» и в ответ «пама! пама! бабушка!».

Темнота была, впрочем, неполной. Почти в каждом доме горело несколько окон. И их становилось все больше. Население приходило в себя. Отовсюду слышался предупреждающий собачий лай – смотрите, смотрите, темнота!

В маленьком скверике у дома Любы сидел на скамейке пьяный старик и отвратительным голосом немелодично пел. «Когда весна придет, не знаю!» После каждой спетой строчки останавливался, тыкал в небо кривым пальцем и начинал ядовито хохотать. Жоре на этого человека было наплевать, он не знал, что это учитель и предатель Май-борода. Десантник стремительно добрался до дверей квартиры и позвонил. Оттуда донеслось звонкое, испуганное:

– Кто это?

Бажин сидел за деревянным столом, обхватив голову руками. В углу глухо полыхала печь, помещение освещалось только тем скудным огнем, что пробивался по периметру печной дверцы. За другим концом стола стоял Матвей Иванович, на плече которого висела Люба.

– Так значит, это ты все придумал, да?

Бажин презрительно подвигал нижней челюстью из стороны в сторону.

– Если бы. Я только исполнитель. Мелкий. И, как выясняется, еще и обманутый. Абсолютное ничтожество.

– То, что ты себя хочешь порешить, твое дело, весь белый свет в печку – ладно, но ее-то почему? Ты же ее любишь, сам сказал.

– Когда я в это ввязывался, Любу еще не знал.

– Но потом, когда уже знал, мог остановить? Почему продолжал?

– Папа, я сама пришла. Сама! Я влезла сюда, я навязалась, на шею кинулась.

– Помолчи!

– Почему он…

– Но ты же видел, он пытался, он…

– Это с топором-то…

Бажин сипло вздохнул.

– Да что вы, в самом деле. Ведь никакой трагедии не произошло. Фарс. Мне бы надо было уже привыкнуть. Я смешной человек. Все, к чему я обращаюсь, превращается в чепуху. Даже смерть.

– А я? – спросила Люба.

Официальный человек Сурин бежал по улице, тыкая себе под ноги и по сторонам скромным огнем фонарика. В оснащение человека, обслуживающего власть, входило и осветительное приспособление. Мало ли что может случиться. И вот это мало ли что случилось. Надлежало немедленно связаться с начальством для получения новых указаний. Но связаться не удавалось. Это было, в общем, понятно, начальство торопливо переваривает вал новых обстоятельств и там наверху сейчас не до мелких дел. Долг мелкого исполнителя – вернуться в то место, откуда его легко могут извлечь для нового употребления. Поэтому цель – коммуникационная кабина.

– А вы не знали? – Изяслав Львович всплеснул руками. – Он был родом из маленького городка, родители – лимита. Это он перед вами разыгрывал москвича, пусть не слишком породистого, но москвича. Поэтому неудивительно, что действие его романа происходит в райцентре. Он даже название дал ему соответствующее: «Рай. Центр». В смысле центр рая. На мой взгляд, слишком прямолинейно, даже наивно. И уж совсем не оригинально. Ну кто только не уподоблял свое детство эдему! Жизнь в милом сердцу сельце – существование до грехопадения. Оставление потока естественной жизни – грехопадение. Город – Содом, ну и так далее.

Бандалетов почти незаметно, одной рукой набрал номер своего дома, на секунду поднес аппарат к уху. Кивнул большой лысой головой. Крафт посмотрел на него сочувственно – иногда проще быть одиночкой.

– Естественно, что все райцентры в чем-то похожи. Наш друг описывал городок и родной и одновременно типичный. Поэтому многое, как он говорил, взято было из ваших рассказов. Вы ведь там тоже действуете.

Слушатели пошевелились.

– Он многое про вас угадал.

– Что же именно? – спросил Крафт, и было видно, что Бандалетов хочет спросить то же самое.

– Например, про вашу работу. Вы ведь работаете на Пантеон?

– Да, на Лазарет.

– А главное, он угадал то, что вы не умчались куда-нибудь в Акапулько, чтобы там бездарно увядать на пляже, а решили остаться на родине, и на реальной творческой работе. Ведь это так? Есть у него в романе и первая учительница, и гости из далекого прошлого, дворяне всякие, и разоблаченный предатель из времен Великой отечественной войны… совпадает это со здешней реальностью?

Ему мрачно кивнули.

– В самый центр сюжета помещена совершенно классическая пара. Он и она, мальчик и девочка. Районный Ромэо и такая же Джульетта. Даже не буду переспрашивать, имеет ли место тут у вас подобная коллизия. Они имеют место везде и всегда. Молодых людей разлучает смерть в первой части, касающейся еще того, обыкновенного света, и все воссоединение происходит уже на этом берегу Леты. Не так примитивно, что вот, мол, любовь побеждает смерть, но по общему рисунку что-то в этом роде. Но, надо сказать, что сюжет романа носит, откровенно говоря, служебный характер. Играет роль каркаса, на который удобно повесить страницы с описанием своей главной идеи. Картины конца света. Понятно?

Изяслав Львович переставил портфель с колен на пол и медленно поднялся. Деликатно улыбнулся и подошел к окну.

– Определение роману дать трудно. Я имею в виду не наш конкретный случай, а сам жанр. Их давали сотни, но, как говорится, если от болезни помогает сто лекарств, значит, не помогает ни одно. Здесь то же самое. Ближе всего к сути дела, мне кажется, мысль о том, что роман – это целый мир. Мир, со всеми его законами, людьми, континентами, погодой, глупостями. Мир, в котором может жить человек. У тебя может быть все – сюжет, интересный материал, пластический язык, но это ничего не значит. Нужен мир. И нужно каким-то образом в него вдохнуть жизнь. Что такое в данном случае мир? Что это такое? Это когда автор описывает самый ничтожный разговор второстепенных героев, а ты слышишь, как движутся светила. Извините за пафос. Просто я очень рад, что мне довелось при жизни столкнуться с таким романом, а после смерти найти подтверждение, что я был прав. Сморите, город залит огнями, прекрасная городская ночь. Люди очень быстро привыкнут к этим чередованиям, время опять стронется с места, душа человечества вернется на место.

– Вы уверены? – спросил Крафт, но Изяслав Львович продолжал свою речь, не замечая вопроса:

– Конечно, не могло быть полнейшего совпадения. Например, у нашего друга вот это прохождение небесных островов имеет детали, которых здесь мы не наблюдаем. Его герои от науки придумали, как нанести на дно этих летающих стран карту звездного неба, так что эффект возвращения подлинной ночи был полнее. Но это ведь все детали. Эту идею можно довести до сегодняшних верхов, и они не станут сопротивляться.

Ирина Марковна сидела в кресле в углу комнаты и, не отрываясь, смотрела на Жору, метавшегося от окна к двери, от двери к столу, оттуда опять к окну.

– А откуда звонил Матвей Иванович?

– Не знаю. Сказал только, что все в порядке, что б я не волновалась. Они скоро с Любой будут, – выражение лица у женщины было виноватое. Десантника разрывала потребность предпринять что-то немедленное, он был не в силах ждать, но и не имел возможности хоть как-то действовать.

– Может быть, чаю, Жорочка?

Он на мгновение остановился и так посмотрел на женщину, которую желал бы видеть своей тещей, словно она предложила ему яду.

Послышался звук осторожных шагов. Александр Александрович заинтересованно покосился в сторону входа. В дверном проеме образовались две фигуры. Одна знакомая – небрежно одетый, растрепанный сын. Под руку его крепко держала средних лет дама, тоже растрепанная, свободной рукой поправляющая складки на платье. На губах улыбка, хотя и растерянная.

– На огонек? – дружелюбно спросил хозяин «гаража». – Прошу. Одна парочка у нас тут уже есть.

В глубине помещения, под самой лампочкой сидели Марина и доктор.

– А мы не парочка, – сказала спутница Вадима, – нас трое.

Да, если присмотреться, за стоящими в дверном проеме различалась еще одна женская фигура. И вторая была поразительно похожа на первую.

Протиснулись в помещение, расселись. В тесноте, да не в обиде. Неловкость, если она и могла бы возникнуть, была заслонена речью Александра Александровича. Он с воодушевлением и даже со страстью произносил монолог-лекцию. Нет, он пока еще в деталях не знает, что именно произошло с планетой, но что-то в этом роде он предполагал с самого начала Плеромы. Он не такой простак, чтобы довериться успокоительным басням, распространявшимся верхами, он не верил ничему и готовился ко всему. И вот теперь он один из тех, для кого этот «конец света» не как снег на голову. Ничего, ничего, мы еще разберемся, не надо так рано ставить на нас крест.

Живее всех его слушал рыжий доктор. Он, вообще, кажется, чувствовал себя неплохо. Поглядывал на сникшую, явно перепуганную, даже как бы потерявшую формы Маринку, и от этого зрелища все больше расцветал. Нагнулся к уху Вадима.

– Это не она?

Вадим глуповато улыбнулся и чуть заметно покачал головой.

– А кто? Знакомые лица.

Вадим поглядел на своих женщин, кажется, в данный момент они не глядят в его сторону.

– Эвелина и Аида.

– Мать и дочь?

Вадим стыдливо кивнул.

– Ну ты даешь.

– Да, нет. Сначала одна была. Поджидала в комнате. А потом от страху вторая прибежала.

– А кто из них кто?

– Я еще сам не знаю. Стыдно спрашивать.

Вадим увидел, что глаза всех женщин «гаража», даже матери, направлены на него, и зажмурился.

Изяслав Львович прижал маленькие руки к груди.

– Только вы не подумайте, что я хочу утверждать, что «Рай.Центр.» – это какой-то абсолютно непогрешимый текст. Нет. Композиция слегка кривовата. Экспозиция, выполненная в виде этакого «Пролога на Земле», непомерно растянута. Не отличался наш друг, как бы это правильно выразиться, фундаментальной образованностью. Интересовался всем, но ничего толком не знал. Поэтому философствования там у него часто вульгарны и раздражающе приблизительны. В вопросах же богословских он просто дикарь. Что он там несет про Будду, или про Христа – веки вянут. Но дело ведь не в этом.

– Ну да, – кивнул Бандалетов, – мир создал.

– Да, да, при всех несомненных минусах, произвел на белый свет нечто такое, что превыше, что важнее… Он все угадал. До таких деталей! Например, он точно предсказал, что вы, ближайшие к нему люди, останетесь друзьями, и в том мире, и в новом. Ведь вы не будете этого отрицать. Ведь угадал, правда? И это притом, что он ведь даже не закончил книгу толком.

– Что вы имеете в виду? – насторожились оба.

– Рукопись формально, так сказать, не завершена. К концу ему роман вроде как стал надоедать. Повествование стало дробиться на маленькие, куцые главки. Я нафантазировал себе образ – представьте человека, который шел, шел и вдруг понял, что впереди пропасть. Сначала сбросил скорость, потом засеменил, заосторожничал. Шажок короче, полшажка, четверть, и осталось совсем мало, чтобы заглянуть туда, в эту самую пропасть. Последней точки и слова «конец» там нет.

Крафт с Бандалетовым переглянулись. Тихон Савельич вытащил переговорник и начал усиленно тыкать в него пальцем.

– Как я раньше не сообразил! Надо позвонить кому-нибудь в Америку, там-то должен был бы уже наступить день.

Крафт резко встал и подошел к окну.

Валерий Андреевич Тихоненко брел по мосту через Сомь к Лазарету, цепляясь за перила. Еле волочил ноги, сипел, с трудом приподнимал лысую голову, чтобы определить, сколько осталось. Остановился, чтобы отдышаться, но у него не получалось. В кармане булькнул переговорник, и голос отца заныл:

– Валик, она все-таки повесилась, и я ни до кого не могу дозвониться, никто не едет, Валик. Даже Лазарет не отвечает. И темно, все еще темно.

Нарушитель закона медленно сел на настил и прислонился спиной к стойке перил.

Офицер Сурин подбежал к тумбе коммуникационной кабины и застал там целую толпу с фонариками, свечами и какими-то другими осветительными приборами. Все сгрудились, устремляясь в одном направлении, к дверям кабины, там что-то происходило, люди подпрыгивали, чтобы что-то рассмотреть. Сурин закричал, чтобы его пропустили, потому что он представитель властей и у него неотложное дело. Но его никто не стал слушать. Плакали дети. Причитала сидящая на камнях старуха. Никто и не подумал расступиться перед представителем власти. Что там? что там? бродил по толпе вопрос. Один отчаянный ловкач, не выдержав неизвестности, подпрыгнул и полез вперед по головам. И навстречу ему раздался от входа в кабину вопль:

– Она не работает!

– Смотрите! – крикнул Крафт. Он имел в виду поведение электричества в домах, доступных обозрению из окна. Дома гасли в квадратно-гнездовом стиле. Тьма пошла в наступление шахматным порядком. Ни Изяслав Львович, ни Бандалетов ничего не успели сказать и даже пошевелиться. Да к тому же еще, потух торшер, освещавший их беседу. Стало на несколько мгновений тихо. Бандалетов глухо сказал:

– В Америке темно.

Катерина, исследовательница песцовых, вышла на порог своего дома-лаборатории. Она испробовала все попытки связаться с «большой землей». Телевидения и радио, в нынешнем понимании, в мире давно не было, поэтому Катерина поняла, что от информации она отрезана, и, подавив первые порывы паники, стала раздумывать, на сколько ей хватит запасов еды, что имеются на ее стоянке. Какие осветительные приборы имеются в наличии. Какое горючее можно разыскать на складе. Северные собаки вели себя тихо, только сильно воняли псиной, ввиду количества. Может, выгнать! Ведь не пойдут. Боятся. Тоже мне, звери.

Катерина сидела, думала, не давая себе впасть в отчаяние, хотя и понимала, что окружена им как временно расступившимся морем. Еще несколько секунд, и валы схлопнутся над ней.

И тут она почувствовала, что ей холодно. От страха? Она прислушалась к себе. Ее била нервная дрожь – стакана воды не выпить, но был и другой холод. Что это.

Катерина встала, ступая по собакам, выбралась к двери, распахнула ее, и в лицо ей ударил вал резкого, морозного воздуха, пропитанного свирепым колючим снегом. Звери за ее спиной жалобно заголосили.

Офицер Сурин отошел в сторонку, сел на бордюр, обхватив голову руками, спиной к толпе тех, кто желал немедленно убраться отсюда хоть куда-нибудь. Потом поднял лицо к абсолютно черному небу, всхлипнул и стал материться:

– Февраль, набрать чернил и плакать…

…проходя по дымному следу отступающего врага…

…мы жили тогда на планете другой…

… года проходят мимо, все в облике одном предчувствую тебя…

…есть упоение в бою и мрачной бездны на краю…

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser