info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Некоторые секреты открытого общения

Автор: ПЕТРУШИН С.

ВВЕДЕНИЕ

Чем определяется успех в общении? Обычный ответ: знаниями, эмо­циональностью, умением найти общий язык, знанием техник правильно­го слушания собеседника и многим другим. Все это правильно. Вместе с тем всего этого недостаточно. Нужно помнить: главный инструмент в общении — это сам человек.

Общаясь, мы прежде всего используем самих себя. Общение всегда ценилось не столько за обмен информацией (пусть даже самой дефицит­ной), сколько за возможность соприкоснуться с уникальными мирами, бездонными вселенными — человеческими личностями. Для этого надо совсем немного… суметь открыть себя другому человеку. Под откры­тостью, естественно, понимается вовсе не обрушивание на другого че­ловека интимных подробностей своей жизни. Сюда входят прежде всего умение открыто выражать свои чувства и переживания, способность быть самим собой, отказ от всякого искажения своей личности в глазах друго­го, отсутствие желания выглядеть лучше или хуже, чем есть. Самое инте­ресное, что, для того чтобы общение состоялось, у нас все уже есть — наша неповторимая личность. Поэтому выражение «научиться общаться» не совсем верное. Как раз общаться-то мы на самом деле умеем.

Наша проблема совсем в другом. В жизни мы только тем и занима­емся, что мешаем друг другу открыться. Закрываемся сами и «закрыва­ем» этим других. Значит, для создания общения надо научиться убирать всевозможные барьеры, которые мы (часто неосознанно) ставим на пути доверительного общения.

Эта работа — не свод полезных советов и абсолютных истин, не что-то законченное и незыблемое. Она скорее настроена на разговор с читателем, на совместное исследование проблемы человеческого об­щения. Разумеется, она поможет тем, кто занимается воспитанием (и не только детей). Те, кто интересуется психологическими «секретами», тоже, я надеюсь, найдут их здесь. Возможно, и профессионального психолога заинтересует это направление, связанное с изучением от­крытого общения.

Такой вид общения называется по-разному: духовным, личностным, неформальным, доверительным, искренним. Но суть его одна — без него этот мой читатель не может назвать себя счастливым. Мне же хочется определить такое общение как «открытое». Поэтому эту брошюру, помога­ющую построить душевный контакт с другими людьми, я назвал «Неко­торые секреты открытого общения».

БАРЬЕРЫ ОБЩЕНИЯ

Успешно ли мы скрываем свое одиночество?
Существует немало барьеров общения, которые затрудняют наше вза- модействие и взаимопонимание. Отдельно хотелось бы рассмотреть ба­рьеры, зачастую неосознаваемые, которые кроются в стиле общения, в нашей манере вести себя при контактах с другими людьми. Именно от стиля общения зависит успех построения отношений. Здесь нет мело­чей. Взгляд, поза, мимика, построение фраз, интонация — все это может быть как располагающим, так и отталкивающим.

Обратите внимание: как часто мы своим поведением не сообщаем дорогому нам человеку, что он нам дорог. Порой даже тратим массу усилий, чтобы скрыть это. А сами ждем, что он за этим «закрытым» поведением увидит, поймет и примет нас. Извините, но такое не всегда под силу даже опытному психологу!

Для наглядности попробую провести аналогию со спортом. Есть бок­серы, которые защищаются тем, что держат соперника на длинной дис­танции, не дают ему приблизиться к себе. Этого спортсмена действи­тельно не достать.

Стиль общения некоторых людей мало чем отличается от тактики по­добных боксеров. Представьте ощущения, если человек, с которым вы разговариваете:

избегает смотреть в глаза, обычно взгляд его направлен вбок или вниз;

не называет вас по имени, говорит «вообще», а не лично к вам относящееся;

внутренние переживания разговора с вами не отражаются на его обычно бесстрастном лице;

в разговоре отстраняется, избегает рукопожатий.
Ну, как? Возникает чувство, будто собеседник удерживает вас ру­кой на расстоянии. Он воспринимается как равнодушная, скрытная и холодная личность, какие бы искренние теплые чувства ни испытывал к вам.

Кто-то достигает безопасности лишь в «ближнем бою». Это человек, переходящий сразу на «ты», откручивающий у вас пуговицу и похлопы­вающий по плечу. Такое чрезмерное «проламывание» дистанции в об­щении также может вызвать неприятные ощущения и восприниматься как излишняя навязчивость или фамильярность.

Другой стиль защиты строится на изменении высоты позиции в об­щении (как в буквальном, так и в переносном смысле). В практике психологов имел место не совсем обычный эксперимент. Двух людей посадили в кресла, которые с помощью специальных приспособлений могли передвигаться вверх. В момент спора, доказывая свою точку зрения, один из собеседников нажал на кнопку подъема и сразу ока­зался на две головы выше своего соперника. Другому это не понрави­лось. Он тоже поднялся, но уже гораздо выше. Так они, споря, и под­нимались, пока под громкий смех присутствующих не уперлись в по­толок.

Вот несколько средств, которые довольно быстро делают нас недося­гаемыми для дружеского разговора:

уверенный многозначительный тон;
категоричные формулировки, в которых якобы нельзя сомневаться;
преподаем истину в готовом, конечном виде;
стараемся, чтобы в любом споре последнее слово было за нами;
разговор строим не как беседу, а как демонстрацию своих «цен­ных» качеств или познаний.

В этом случае мы, возможно, произведем впечатление авторитетных людей. Да, нас выслушают, но дружить вряд ли,захотят. Где уж нам, подумают.

Но не менее успешно можно остаться одному и «опускаясь вниз», занижая себя, демонстрируя скромность, малозначимость.

«Человек-невидимка» — это, пожалуй, самый эффективный защит­ный стиль из всех, которые гарантируют полное одиночество. По сути, человек сам себя делает незаметным для окружающих. Он:

избегает одеваться в модные наряды (если это девушка, то обыч­но не пользуется косметикой);

говорит тихо, слова произносит неразборчиво из-за боязни ска­зать что-то не то;

находясь в гостях, обычно садится в самый укромный уголок, прячась за книгу или газету;

не переносит находиться в центре внимания, даже если это день его рождения;

маловыразителен в танцах, движениях; на танцах или дискотеках будет сидеть и смотреть, как танцуют другие.

Побывав в очередной раз в компании, «невидимка» уйдет домой по- прежнему один, так ни с кем и не познакомившись.

Но и слишком выделяющиеся люди тоже нередко одиноки. Это как у бабочек — броские, яркие цвета служат своеобразной защитой. И не случайно. Сколько же нужно смелости, чтобы подойти к модно одетой незнакомой красавице! Трезвым и скромным это явно не по плечу.

Стиль общения можно сравнить с призмой, через которую просвечи­вают наши чувства, наше состояние. Несовершенная призма искривляет и затемняет внутренний образ. Подлинному же общению противопока­заны любые искажения душевных лучей. Для этого, наверное, стоит постараться убрать в себе все, что мешает прямому и искреннему наше­му свету. Сколько их, несостоявшихся дружб, только из-за того, что люди прятали от другого свою доброжелательность, прикрываясь гру­бостью, напускным весельем, деланным равнодушием!

Только осознав личный вклад в построение своей стены одиноче­ства, можно что-либо начинать изменять в своей жизни.

ВИДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОНТАКТОВ

Кто он, гений общения?
Сейчас людей, у которых нет трудностей в общении, почти не осталось. Понятно, не всякий разговор можно назвать общением (как, впрочем, да­леко не каждого человека можно назвать личностью). Поэтому попробуем, основываясь на одном из новых подходов в психологии, условно разде­лить обилие контактов с окружающими на несколько уровней.

Итак, уровень первый. Эта ситуация всем знакома: учитель — уче­ник, начальник — подчиненный, офицер — солдат. Жесткая, безлич­ная, ролевая форма контактов, определяемая словом «управление». При таком контакте существует некто «сверху» и кто-то «снизу». И тот, «нижний», выполняет задания «верхнего». Управлять другим — зна­чит использовать его в контакте как средство. Есть управление откры­тое, а есть скрытое. И очень часто многие «гением общения» называют человека, способного открыто управлять другими («Наш начальник от любого добьется того, что хочет», — с восторгом говорят о таком.) То есть «управленец» — это человек, который владеет секретами и спо­собами влияния и воздействия на других людей. Тот, кто великолепно видит слабые стороны и умеет в нужную минуту надавить на необходи­мую кнопку.

На психологическом языке такой тип человека получил определение «манипулятор». Для людей, желающих овладеть техникой манипуляции, есть даже специальные пособия. Например, «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей» Д. Карнеги. Единственное, что я бы отме­тил: при всех своих внешних успехах манипулятор часто глубоко несча­стен. Происходит это потому, что он подчас лишен близких отношений с людьми. Для скрытого управления наиболее благоприятны закрытые от­ношения. Но справедливо и обратное: если у нас закрытое общение, мы неосознанно манипулируем друг другом. Когда я делаю «шахматный ход», используя в качестве фигуры своего друга, жену, ребенка (какие бы благородные цели я ни преследовал), тем самым я разрушаю, «съе­даю» наши отношения. Манипуляции в общении с близкими людьми никогда не прощаются.

Второй уровень, где уже более равные позиции при контакте, называ­ется «коммуникацией». Типичные ситуации: «в курилке», на кухне, в застольной компании, в транспорте. Основная проблема в этих ситуациях — выбор общей темы. Внешне это может походить на словесный «хоккей»: тема «вброшена» (скажем, «Универмаг») и вся компания начинает «го­нять ее по кругу». Исчерпав одну, подыскиваем другую. В коммуникации наша личность уже проявляется, но в малой степени. Коммуникабельный человек с любым найдет общий язык, будет принят в каждой компании, сразу найдет для разговора тему, интересную всем, Забегая вперед, ска­жу, что, может быть, всем быть коммуникабельными не дано, но общи­тельным может быть каждый.

Третий уровень нашего условного деления контактов носит назва­ние «обслуживание». Здесь уже я не использую другого человека как средство, а сам становлюсь таким для него. Наглядный пример этого уровня — психологическая помощь. Ко мне приходит человек со своей проблемой, которую я, как психолог, стараюсь помочь ему разрешить. Недаром большинство действенных советов по вопросу «Как выйти из одиночества?» обобщены единым — «Выводи из него дру­гих». Но человека, способного дать вам мудрый совет, выслушать и помочь разобраться в себе, тоже пока рано называть гением общения. Следуя этой схеме, он скорее гений обслуживания. Это уровень уже более глубокий, чем управление или коммуникация. Но все-таки это еще не собственно общение.

Четвертый, высший уровень наших контактов — «общение». Опи­сать его намного труднее. Вот одно характерное определение, поясня­ющее его суть: «Общение — это взаимосвязь равносвободных и равноуникальных субъектов». Цель его всегда одна — другой человек.

Это не взаимообмен информацией, оно касается внеинформативных фе­номенов: смысла жизни, нравственных ценностей, направленности лично­сти, ее идеалов и стремлений. Их невозможно передать, к ним можно лишь приобщить другого человека. Психологический механизм обще­ния — это переживание, слитое воедино с пониманием, а не чисто рас­судочные передача и прием информации.
Человека, способного к этому, и следует назвать гением общения. В литературе описан такой тип — князь Мышкин из романа Достоев­ского «Идиот». Сила открытости этого человека была для других столь велика, что те, с кем он успевал хоть немного поговорить, становились его союзниками или друзьями.

Общение — это уже не столько техника, сколько искусство. Если я, психолог, могу научить человека управлять другими или коммуникабель­ности, то научить общаться в принципе невозможно. Мы можем только подготовить к общению человека, но не гарантировать, что оно состоит­ся. Ведь невозможно гарантировать творчество.

Итак, открыто проявлять свою неповторимость и принимать собе­седника — это и есть секрет общения. Почему же то, что так легко звучит в теории, так сложно применить в жизни? Одно только знание своих «защитных сооружений» от общения не дает возможности уби­рать их во время доверительного диалога. Сначала надо понять причи­ну их возникновения. Только после этого мы сами сможем управлять ими, а не они — нами.

ПРИНЯТЬ СЕБЯ ИЛИ ИЗМЕНИТЬ?

Как правильно бороться с собой
Когда-то одним из моих каждодневных занятий была… борьба с со­бой. Я старательно пытался переделать себя, свой характер. Стать дру­гим, каким-нибудь героическим. За основу брался образ из кинофильма или ценные для меня качества знакомых. Я строил планы изменения своей личности, прогнозы, каким я буду через год, через три. Иногда каза­лось, что я уже совсем иной. Но рано или поздно вновь возвращался в «исходное» состояние, только переживалось оно еще ужаснее. В об­щем, я не любил себя.

У писателя М. Бежина есть рассказ, который произвел на меня силь­ное впечатление. Называется он «Мастер дизайна». Его главный герой, Юра, под руководством своего нового знакомого, специалиста по об­щению, или, как тот себя называл, «мастера дизайна», за короткий срок стал неузнаваемым. «Не было больше стеснительного мальчи­ка, бесконечно зависимого от чужих мнений и всякую минуту гото­вого себя презирать. Был артист дизайна, галантный, остроумный, изящный».

Но лучше жить от этого Юра не стал. «Однажды он изумился, встре­тив давнего знакомого, начавшего недавно заниматься культуризмом. Был щуплый, хилый мальчик, и вот перед Юрой возвышалась гора мус­кулатуры. То же самое теперь случилось с ним, только его преобразил душевный культуризм». В конце рассказа герою жаль утраченной за­стенчивости. Оказалось, он утратил гораздо больше, чем приобрел.

А если причину возникновения наших защитных барьеров искать прежде всего в отношении к самому себе, своим качествам? Получает­ся, что если я сам себе не нравлюсь, то мне кажется, что другим и по­давно. Поэтому окружающим я себя полностью не показываю, а предъяв­ляю им более приятный, более совершенный образ. Зачем другому че­ловеку мои проблемы? Еще засмеют! Лучше спрятать их подальше.

Моя закрытость и есть выражение того, что я не уважаю себя, не ценю своей уникальности и неповторимости! Чем больше я себе не нрав­люсь, тем сильнее я прячу себя при общении. Kpoмe того, «закрытый» человек не уважает других, поскольку не верит, что они способны вос­принять его неповторимость. Отношение к другим всегда бывает с та­ким же знаком, как и отношение к себе.

Обычно легко и быстро возникают хорошие отношения у людей с противоположными характерами. А с одинаковыми? Посудите сами — зачем веселому человеку весельчак? Они очень скоро утомят друг дру­га. Также трудно представить себе компанию, состоящую, например, из одних меланхоликов.

Из-за того, что мы не «подаем» себя другим открыто, считая реаль­ные качества не заслуживающими внимания, и начинается невообрази­мая путаница в контактах. Я, считая себя грустным человеком, стараюсь выглядеть веселым и задорным. Какие люди ко мне потянутся? Груст­ные. Но мне же нужны веселые! Так рядом с нами оказываются люди, с которыми нам тяжело. А нас отталкивают те, к которым мы стремимся. И вот грустная ирония судьбы — «чужих людей разъединенность и ра­зобщенность близких душ». Чтобы не заниматься «душевным культу­ризмом», надо прежде всего быть собой. Приняв себя, я действительно смогу развиваться.

Один пример. В практике актеров есть специальные занятия по сце­нической речи. На любопытную деталь указал мне как-то преподава­тель этого предмета. Оказывается, у каждого человека есть как бы два голоса. Один — тот, к которому он привык, тот, которым он обычно говорит и который на самом деле — неправильный. Если таким голо­сом говорить долго и громко — это приводит к болезни. В то же время у каждого есть настоящий, подлинный голос, но совсем не похожий на первый.

Главная трудность занятий даже не в том, чтобы показать человеку, как он должен говорить, а в том, чтобы этот человек разрешил себе так разговаривать. «Ужасная речь, я никогда таким голосом говорить не смогу», — так передают свои переживания учащиеся. Со стороны же, когда человек говорит этим новым для себя голосом, он слушается го­раздо лучше и понятнее. Это и есть его настоящий, естественный голос. Им можно говорить легко, громко и долго. По-настоящему развить, сде­лать сильным можно только его.

Так и в жизни. Только найдя свой «внутренний» образ, приняв его, можно думать о том, как стать другим. Без этого все попытки «самоиз­менения» — попытки к бегству От самого себя.

Проблема личности, в чем ее секрет? Вовсе не в подражании силь­ным, ярким, талантливым. Их не надо дублировать. Это тупик. Личность, личное, лицо — одно-коренные слова. Настоящая личность та, которая развивает себя, свою неповторимость. Та, которая идет своей дорогой, по которой, кроме нее, никто пройти не сможет.

Но здесь опять новая трудность. У каждого, конечно, имеется пред­ставление о самом себе. Но насколько оно соответствует реальности — это вопрос очень спорный.

Практика видеотренинга (психологической подготовки к общению с помощью видеоаппаратуры) отмечает один важный момент. Когда чело­век впервые видит себя на экране, он переживает состояние, близкое к эмоциональному шоку. Ему не верится, что существо, говорящее там, хмыкающее, двигающее плечами при разговоре, размахивающее рука­ми, такое несдержанное, — он сам. Это я помню и по себе. «Крайне неприятный тип» —- была моя первая реакция на свое изображение. Не­редко бывает и так, что человек категорически отказывается сниматься во второй раз.

Для того чтобы принять себя таким, какой ты есть, должно быть, как минимум, одно условие: надо познать себя. В одиночку это сделать по­чти невозможно. Наши внутренние психологические механизмы «спа­сут» нас от этого, подставив нереальный, чаще улучшенный, реже за­черненный образ самого себя.

Единственное средство познания себя в общении — другие люди. Внимательно посмотрите, какие чувства мы вызываем у тех, с кем раз­говариваем, как они на нас реагируют, какие отношения с нами завязы­вают? На этом и строятся специальные занятия по подготовке к обще­нию. Окружающие люди выступают своего рода системой зеркал, глядя в которые мы видим себя, свои сильные и слабые стороны. Через дру­гих мы начинаем знакомиться с собой.

«СКАЗКА — ЛОЖЬ» И ЖИЗНЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ

Как стать красивым, любимым и счастливым
«Сказка — ложь, да в ней намек…» Старая пословица. Если гово­рить о практической психологии, то совершенно точная. Попробуем взять одну из вечных сказок и перевести мир сказочных метафор на язык психологической реальности. Сюжет этот с множеством вариаций кочу­ет по разным странам и народам.

Итак, в некотором царстве-государстве жила-была прекрасная прин­цесса. Чем-то она разгневала злую колдунью, и та ее заколдовала. Прин­цесса либо превращается в лягушку, либо принимает другой страшный облик. Так бы она и просуществовала всю оставшуюся жизнь заколдо­ванной и несчастной, но, естественно, появляется добрая сила в облике принца. После множества испытаний он находит ее и влюбляется. Кста­ти, по условию сказки, он должен ее полюбить именно в искаженном виде (для нас эта деталь будет важна). Надеюсь, вы уже догадываетесь, как он ее расколдовывает? Правильно, он ее целует. Происходит чудес­ное превращение.

Как вы думаете, про кого эта сказка? На самом деле она о нас. В ней излагается один из самых верных способов стать счастливым. Надо лишь суметь его понять. Попробуем?

Подумаем сначала, многие ли считают себя прекрасными принцами и принцессами, по-настоящему обаятельными и привлекательными? Я, на­пример, не рискну. Но всем этого хочется.

Обычно мы решаем эту проблему так. Надеваем на себя модные на­ряды, используем разнообразную косметику, делаем прическу, говорим остроумные фразы, овладеваем изысканными манерами. По сути, вся­чески разукрашиваем свою «оболочку». На основе господствующего представления о красоте создаем образ «себя для других». Получается, что пределы совершенствования нам задает мода. Модный и красивый — эти слова сближаются настолько, что становятся синонимами.

Если б это было так в действительности, то было бы довольно грустно. На самом деле каждый из нас красив, но не всегда. Лишь в очень редкие моменты. Какие? Если мы посмотрим на детей до пяти лет, мы не встретим некрасивого ребенка. Любой из них — прелестный цветок. Значит, дело здесь совсем в другом. Детство — то состояние, когда «Я — для других» и «Я — для себя» практически не отличаются. Открытость — естествен­ное состояние ребенка. Это совпадение с самим собой и составляет тайну обаяния.

Заколдовывающей нас злой колдуньей выступают нормы и правила, которые поступают к ребенку главным образом от родителей. Разделе­нию себя на «Я — для других» и «Я — для себя» способствует особая форма родительской любви. Она носит название условной. В отличие от нее настоящая любовь всегда безусловна. Человека любят не за какие- то его качества и проявления, а за его неповторимость и незаменимость. Условная же любовь стоит в прямой зависимости от поведения ребенка: «Если ты будешь себя хорошо вести, я тебя буду любить, если плохо — отдам вон тому дяде». Такие «пожелания» очень сильно влияют на ре­бенка, для него потеря любви равнозначна катастрофе. Даже если ее убирают на короткое время. При этом любовь начинает выступать в виде премии, награждения за желательное поведение. Любовь могут дать, а могут и не дать. У ребенка складывается представление о том, что лю­бовь — это всегда плата за что-то. Что она так просто не дается, ее надо заслужить.

Вынужденный приучаться к двойному поведению, ребенок «откры­вает» теперь некую часть своей личности как малоценную и нежелатель­ную. Скорее всего, отсюда берет начало наше представление о том, что в человеке есть положительные и отрицательные качества. А уже в даль­нейшем мы строим свое поведение таким образом, чтобы демонстриро­вать окружающим свою «положительную» часть и маскировать от них то, что считаем в себе плохим. Так мы заколдовываемся, так становим­ся одинокими…

Существует даже такое направление в психологии, которое пробует изучать эти так называемые жизненные сценарии человека. По мнению представителей этого направления, сценарий судьбы закладывается с момента рождения. Ребенок получает информацию о мире не только са­мостоятельно, но и опосредованно, через родителей. Их оценки, поже­лания, суждения по поводу его поведения, в том числе и угрозы, — всё это формирует жизненный сценарий, по которому человек будет идти дальше…

Условная любовь формирует сценарий, по которому человек обречен не только никого не любить, но и не дать другим полюбить себя. Вот лишь некоторые девизы, которыми он руководствуется в дальнейшем, — они логически вытекают из преподанной родителями концепции любви:

не люби никого просто так (любовь надо сначала заслужить);
не говори никому, что нуждаешься в любви и тепле (если призна­ешься, то тебя будут использовать);

если тебе дали тепло — не показывай, что оно тебе было нужно (знай, что тобой хотят манипулировать, любовь — это золотые монеты);

если тебе дают не такую любовь, которая тебе нравится, — бери и скрывай это (любовь — всегда сокровище, только дураки от этого мо­гут отказаться);

не люби самого себя (моя личность сама по себе малоценна).
Чтобы привить ребенку сценарий «Не думай», надо почаще говорить
ему: «Не суй нос, куда не следует!», «Яйца курицу не учат!», «Не лезь, тебя не спросили» и т.п.
Сценарий «Не радуйся!» строится на неприятии родителями эмоцио­нальных проявлений ребенка: «Ну что ты распрыгался, как козел», «Пе­рестань громко кричать (разговаривать, смеяться, хлопать…)». Особо следует обратить внимание на выражения типа «Мужчины никогда не плачут!» и «Что ты нюни распустил, как девчонка». Так делаются холод­ные, жесткие и рациональные мужчины.

Сценариев жизни много, но количество их все же ограничено. Лю­бой сценарий плох уже тем, что он сильно обедняет и суживает жизнен­ный горизонт. Попробуйте сделать такой эксперимент. Мысленно станьте зрителем своей жизни. На что похожа ваша жизнь со стороны? Захочет­ся ли вам аплодировать? Плакать? Смеяться? Вы уйдете спать? Захотите получить деньги за просмотр обратно? Или что-то другое?

Выйти за сценарий, как и снять заговор колдуньи, самому человеку не суждено. Принять себя таким, какой ты есть, в одиночку невозмож­но. Исповедоваться и раскрываться имеет смысл только перед кем-то другим. Это гениально доказал Бахтин на примере исследования твор­чества Достоевского. Здесь уже без принца не обойтись. Я смогу себя принять только тогда, когда меня примет хоть один человек на земле. Принять не «чистеньким», а, как по сюжету сказки, — «заколдован­ным». А принять другого в его уникальности и означает… полюбить его. Этот сказочный поцелуй, эта любовь, это принятие и оказывают то вол­шебное действие, после которого человек преображается. Теперь он может построить уникальный жизненный путь, выйти за сценарий, при­нять свою неповторимость.

Сказка — ложь?

УВИДЕТЬ В ДРУГОМ — ДРУГОГО

Откуда берутся хамы
Извините, пожалуйста, я вам, наверное, помешал. Ради бога, про­стите, можно к вам обратиться? — И человек, к которому так обрати­лись (никуда до этого не спешивший), вдруг осознает, как он занят, как именно сейчас ему некогда.

Ну и копуша же ты, сколько можно тебя ждать?! — Ив ответ на такое восклицание ребенок начинает все делать как в замедленном кино.

Ну и молодежь пошла, никто место не уступит, — с вызовом говорит немолодая женщина, проходя по вагону. Но никто не торопится ей уступать.

Знакомые ситуации, не правда ли? Что же в них общего? Посмотри­те: в этих обращениях изначально уже определяется наша роль, наш образ. Нас как бы загоняют в роль «занятого по горло», «медлительно­го ребенка», «невоспитанного». Такие скрытые ожидания преодоле­вать достаточно трудно. Часто они даже не осознаются. Так срабаты­вает важный закон психологии: ожидая Ьт другого определенной оцен­ки, я тем самым ему ее навязываю, а убедившись, что мои ожидания не беспричинны, я еще больше в них укрепляюсь. Ожидая от другого нападения, я невольно провоцирую его на атаку.

Давайте подумаем, как мы строим свои обращения? Например, если я долго извиняюсь, какую роль я навязываю другому человеку? Роль черствого, жесткого, грубого. Перед понимающим и мягким человеком извиняться так долго не надо.

Самый простой способ сделать так, чтобы вам уступали дорогу, — решить уступить ее первым. Я пробовал это множество раз. Какой бы угрожающий облик ни был у встречного, в ответ на мое намерение ус­тупить дорогу я всегда встречал ярко выраженное (джентльменское) от­ведение плеча в сторону. Кто не верит, советую попробовать. Мало кто может отказаться от предложенной роли «благородного».

Взаимные ожидания — дело настолько тонкое, неосязаемое, неизме­римое, что я не уверен: удастся ли мне быть понятым. Все же продолжу изложение своих соображений. Какую же цель преследуют все наши предвосхищения, навешивание на другого таких несимпатичных ролей? В первую очередь — защитную, мы этим как бы прогнозируем обще­ние. У меня нет времени на тебя, я боюсь, чего-то нового в твоих прояв­лениях — вдруг не успею вовремя отреагировать, и случится что-то… страшное. Когда же я «загоняю» другого в роль своими предвосхище­ниями — становится понятно, что от него ожидать. Люди, крайне неуве­ренные в себе, «встраивают» других в особо жесткие роли, изначально не дают им свободно проявляться.

Вообще, наличие «ролей» ярко проявляется в социальной сфере, там они расписаны четко. Роли Начальника, Подчиненного, Шефа, Молодо­го Специалиста… На понимание другого там нет времени, цели делового общения совсем другие. Взаимные ожидания здесь понятны, каждый примерно знает, кто каким должен быть.

К сожалению, межличностные неформальные отношения с близки­ми людьми мы нередко строим по тем же законам. Такие предвосхище­ния как бы закрывают для нас реального человека.

С чего же начинается открытое общение? Попробуем для начала пред­ставить, осознать, что другой человек — это действительно Другой. Пусть он будет для меня всегда загадкой, тайной. Как он себя поведет в тот или иной момент, я не знаю и не пытаюсь это угадать. Я принимаю всё, что он будет делать. Я не провоцирую, не подталкиваю собеседника в понят­ное мне русло. Важный момент — не ограничивать и своих проявлений. Также понимать, что мы мало знаем о себе, что для себя мы тоже загад­ка. Обычно, если что-то в наших ощущениях противоречит нашим пред­ставлениям о себе, мы это сразу пытаемся изгнать из себя, как-то вытес­нить. А для открытого общения нужно как доверие к другому, так и доверие к себе.

Довольно часто наше общение строится как закрытое. Нередко мы говорим не то, что думаем, думаем не то, что чувствуем. Конечно, легче всего винить окружающих в том, что наше общение не получа­ется. Но за него отвечают всегда оба, не только они, но и вы. Попро­буйте увидеть в другом человеке Другого, и мир людей для вас станет во много раз богаче.

КАКИМИ ЯЗЫКАМИ ОБЩЕНИЯ МЫ ВЛАДЕЕМ?

Богатство нашего общения
Вероятно, человек, к которому обратятся с таким вопросом, пожмет плечами и скажет: «Почему «какими»? Разве у нас не один язык обще­ния?» Не торопитесь так быстро отвечать. Ведь вопрос касается обще­ния, а это — особый мир. В нем происходят сложные и часто таинствен­ные изменения, не все из которых можно объяснить. В этом мире меня­ются не только и не столько наши знания, меняется прежде всего пони­мание других людей, себя, смысла жизни. Мы вдруг произносим такие слова, которых не знали в себе, испытываем чувства, о которых не по­дозревали.
Конечно, собственно речь занимает большое место среди «языков» общения. Кажется, что речевой способ общения самый обычный. Но это только на первый взгляд. У него немало сложностей, которые нам нуж­но учитывать. Кроме «текста» (то есть того, что можно записать) в речи всегда присутствует контекст (то есть в каких условиях говорится), под­текст (что выражается на самом деле под видом слов), интонация (эмо­циональное выражение текста) — целая лавина информации. Эту инфор­мацию надо учесть, понять, переработать максимально точно для успеш­ности общения. К тому же у каждого человека свое понимание значения общеизвестных слов. Оно складывается из опыта каждого партнера по общению. Не так уж редко нам кажется, что мы понимаем друг друга, хотя подлинного понимания не происходит.
Но если под общением подразумевать диалог только на речевом уровне, то мы резко упростим свое понимание этого сложного про­цесса. Хотя начало изучения психологии общения было связано с изу­чением в основном речевого (вербального) общения, сейчас психоло­ги выделяют большую группу невербальных языков, которые открыва­ют новые, по сравнению с речевым, измерения человеческого обще­ния.
«В его взгляде она прочла любовь», — любят писать в романах. Ока­зывается, возможно общение и без речи — глазами. Этот язык осваива­ется человеком в первую очередь. С самых первых месяцев ребенок начинает общаться при помощи взгляда. И глаза матери для него, как показали исследования психологов, самое приятное и притягательное место. В повседневной жизни ситуация «глаза в глаза» для нас не редка. Хотя некоторые при беседе отводят глаза в сторону, считая, что нельзя «пялиться» на другого человека, что это неприлично. Действительно неприлично, если речь идет о ситуациях, которые не подходят для обще­ния, например: общественный транспорт, магазины, рабочая комната, лекторская аудитория. В этой обстановке глаза, обращенные к глазам другого (или, как говорят, визуальный контакт), чаще всего расценива­ются как вызов. Некоторые наблюдения за животным миром показыва­ют, что борьба за лидерство, например у шимпанзе, происходит по типу наших известных «гляделок». Кто из претендентов не выдержит, тот про­играл.
Но взгляд, обращенный к другому человеку, может быть не только нападением, он может быть раскрытием себя, своей души, своих чувств. Во время такого общения сближение друг с другом идет очень быстро. В первые секунды это довольно весело, потом неприятно. Хочется отве­сти глаза, прервать контакт. Если это преодолеть, дальше открываются настоящие глубины. Вы как бы проходите все этапы общения. Иногда несколько минут такого молчаливого разговора, и вы уже влюблены в другого человека. Но для того чтобы общение «глаза в глаза» состо­ялось, надо обладать развитой культурой общения.

А теперь представим себе такую ситуацию. Разговаривают двое лю­дей, но у одного из них, пострадавшего во время пожара, обезображен­ное лицо. Как ему общаться со здоровыми людьми? Неизбежно будет возникать обоюдное эмоциональное напряжение: волнуется не только этот человек, но и его собеседник. Такие положения в общении специально исследовались психологами. Выяснилось, что обычное прикосновение и поглаживание своего лица пострадавшим мгновенно снимает психо­логический барьер между собеседниками.

Немногочисленные исследования показывают, что наше физическое прикосновение (тактильный контакт) способствует развитию межлично­стной близости, делает более положительной оценку партнера. Значит, наши рукопожатия, похлопывания по плечу, объятия — вещи не случай­ные. Интуитивно мы используем и этот язык общения. Но у тактильного языка есть и свои правила. Их надо знать, чтобы уметь передать через прикосновение свое отношение к партнеру по общению.

Но иногда бывают ситуации, когда человеку плохо, а помочь ему, кажется, нечем. Он в тяжелом эмоциональном состоянии, никого не хо­чет ни видеть, ни слышать. Ощущение такое, что он «не допускает» к себе. Чувствуется, что не помогут ему утешения, не отвлекут разгово­ры. И все же выход есть. Здесь может помочь такой язык общения, как молчание. Просто сесть рядом с ним и — помолчать. Но суметь помол­чать так, что человеку, испытывающему горе, станет вдруг легче. В та­ком молчании-сочувствии я беру на себя часть его душевного груза. Говорят же, что горе, разделенное на двоих, уменьшается вдвое. Одна из самых высших похвал другу: «С ним можно помолчать».

Передача информации в общении идет на многих «языках», которые могут мешать друг другу, а могут и взаимоусиливаться — в зависимос­ти от конкретной ситуации. И в речи, и во взгляде, и в прикосновении, и в молчании есть свои правила, законы. Развивая, тренируя и осваивая эти языки, мы расширяем и обогащаем свою способность к душевному контакту.

ЧУЖИХ ЛЮДЕЙ СОЕДИНЕННОСТЬ…

Искусство быть несчастливым
«Разошлись, как в море корабли», «живут душа в душу», «не со­шлись характерами» — такие выражения мы постоянно употребляем по поводу сложностей человеческих отношений. Их не всегда можно за­менить строгими научными терминами, поскольку способы построения идеальных отношений пока еще мало изучены.

Когда я вспоминаю и анализирую свои отношения, мне становится мучительно больно. Каких людей я потерял, какие отношения «не сбы­лись»! Сколько раз первые встречи обещали в дальнейшем быть дей­ствительно счастливыми! А вначале они и были именно такими… Стал припоминать — сколько отношений я смог донести до сегодняшнего дня? Получается, что ничтожно мало по сравнению с их общим количе­ством. Если бы можно было сохранять отношения, удержать их. «Богат человеческими отношениями» — в будущем это, наверное, будет самая лестная характеристика.

Если посмотреть внимательнее, то при разрушении наших отношений проявляется одна закономерность. Общая картина примерно такова: успеш­ное начало — накопление отрицательного запаса — переполнение — раз­рыв. Одновременно с началом отношений мы словно включаем меха­низм их уничтожения. Чаще всего мы «питаемся» отношениями, «съе­даем» то хорошее, что они нам дают. Затем остается пустота. У каждого, разумеется, есть свои способы быть несчастливым в отношениях. Я по­пробовал составить некоторую коллекцию таких принципов, исходя из опыта и материала психологической работы. Итак:

Принцип «тайны» — вступая в отношения, хранить от другом какие-либо тайны. Что-то недоговаривать, о чем-то умалчивать. В принципе даже не важно, есть ли серьезные основания для таких секретов. Сама тайна — это всегда мина замедленного действия. Когда наша связь переполняется тайнами — разрыв неминуем.
Принцип «оценки» — отношения развиваются до тех пор, пока я не «созрею» до того, чтобы дать другому оценку. Наконец-то «понять», что представляет собой этот человек. После того как мы наклеиваем на него ярлык, он становится неинтересен. Дальше мы уже начинаем под­тверждать эту оценку, находя все новые и новые доказательства своей «правоты».

Принцип «родственные души» — общаясь с другим, я вдруг начинаю замечать, как мы схожи. Это вызывает восторг и эмоциональ­ный прилив. «Наконец-то я нашел (нашла) человека, который меня во всем будет понимать. Какое счастье, что мы наконец-то встретились!» Эта ориентация на сходство характеров в дальнейшем служит сильным барьером в развитии отношений. Отныне любое несовпадение во взгля­дах начинает восприниматься болезненно (даже по поводу футбольной команды). Как только мы набираем достаточное количество расхожде­ний взглядов на те или иные вещи, то следует фраза: «Я-то думал(а)… а он(а)-то, оказывается…»

Принцип «создание образа» — вхождение в отношения осуще­ствляется через какую-то роль. Ту, которая, по нашему мнению, препод­носит нас в выгодном свете. Это может быть роль «настоящего мужчи­ны», «творческой личности», «психолога»(!). Считая, что сами по себе мы малоинтересны, общение строится на «материале» этой роли. Отно­шения и поддерживаются до тех пор, пока мы чувствуем себя прикры­тыми этой ролью. На самом деле образ закрывает отношения. При их развитии начнут проступать наши реальные черты, а это-то и пугает. «Ра­зоблачение» воспринимается как сигнал к уходу.

Принцип «теста» — общаясь с людьми, иметь четкое представ­ление о том, как они должны себя вести в том или ином случае. Считать себя обладателем свода внутренних правил, которому другие люди долж­ны следовать. Мысленно подразумевается, что все живут по этим же правилам (или, по крайней мере, должны, чтобы заслужить мое уваже­ние). Общаясь с такими людьми, ты совершаешь прогулку по минному полю. К концу прогулки ты уже успеваешь сделать столько «ошибок»! Естественно, что правила, которые ты должен выполнять, тебе не сооб­щаются. Ты должен быть постоянно настороже и верно угадать. Иначе — разрыв.

— Принцип «исполнение желаний» — хорошо чувствуя, что ждет от тебя другой, оправдывать все его ожидания. Срабатывает детская ло­гика — если я буду хороший (буду оправдывать ожидания родителей), то меня будут любить. Это детское желание быть хорошим вступает в про­тиворечие с логичными желаниями. Не все желания другого человека тебе нравятся, копится негативный запас. Вслух об этом, конечно, не сообщается, но в один прекрасный день ничего не понимающий человек слышит от тебя, что ты порываешь с ним отношения.
Общее условие для срабатывания наших механизмов разрушения — недоговоренность и закрытость, боязнь заниматься «выяснениями этих отношений». Это же конфликты, споры, ссоры — бр-рр! Лучше молча и «по-хорошему» разойтись. Думаю, что избегание выяснения отноше­ний имеет строго определенную цель. Таким уходом от открытого обще­ния мы сохраняем сложившееся представление о мире, о себе, о дру­гих. В этом случае я могу быть спокоен и уверен в своих представлени­ях, мой внутренний «кокон» ничто не задевает.
Выясняя же отношения, я должен соотносить свои взгляды на совме­стную жизнь с теми, которые есть у моего партнера. А вдруг у меня все не так правильно и надо жить по-другому? И не он, а я должен пересмат­ривать себя? Любая перестройка всегда болезненна. Гораздо проще рас­статься с этим человеком, сохранив свой жизненный стереотип. Это ес­тественная психологическая защита, срабатывающая чисто автоматически. Что ей можно противопоставить? Есть ряд правил, позволяющих не до­пускать превращения выяснения отношений в ссору.
Не накапливайте негативные переживания. По мере возник­новения перерабатывайте их в совместном обсуждении. Можно не об­ращать внимания на мелкий дождик, но накопившая грозовой заряд туча способна многое смести на своем пути: так разбитая чашка становится источником катастрофы. Остается только горькая мысль: «Неужели все расстроилось из-за какого-то пустяка?»

Выяснение должно происходить «здесь и теперь». Выяснение конкретного поступка в конкретной ситуации. Забыть расхожие форму­лировки: «Ты всегда так делаешь» и «Ты опять так поступил», оставля­ющие собеседника в тупике вины.

Говорить на языке чувств и переживаний, а не атакующих оценочных суждений. На «дурака» я всегда получу «сам «дурак». Лег­че принимается, если говорить не о человеке, а о своих переживаниях по поводу него: «Когда ты так сделал, мне стало больно». Тут нечего возразить. Не скажешь же: «Ты так не чувствуешь».

Главное условие эффективного общения мы уже знаем — уважение личности в форме принятия ее уникальности и непохожести на нас. Как верно подметил один психолог, смысл любой ссоры в том, что мы гово­рим друг другу: «Ты не такой, каким бы я хотела тебя видеть». Выясняя свои отношения, мы взрослеем психологически, становимся мудрее.
Но если все-таки разрыв? Пусть нас спасет понимание того, что отношения — это не сеть взаимных обязанностей, а свободное соеди­нение людей. Если нам сегодня с другими хорошо, это не значит, что нам будет с ними всегда хорошо. «Души высокая свобода, что друж­бою наречена…» — помните эту пушкинскую строку? Держите в сво­ей душе чувство, будто каждая ваша встреча может быть последней. Нелепо обижаться или даже ругать человека только за то, что он не оправдал ваших «вечных» ожиданий. Представьте, что вы нашли на улице сто рублей. Совсем неплохо, но вам и в голову не придет требо­вать такого каждый день. В отношениях такая просьба считается есте­ственной: «Хочу, чтобы ты для меня всегда был хорош». Самый вер­ный выход при разрыве — благодарность за то, что было, чего никто уже не отнимет у вас.
Любые отношения развиваются волнообразно. В сложные периоды охлаждения чувств просто нужно знать, что такое должно быть. Един­ственное, что тут можно сделать, — предпринимать тактичные попытки сближения.

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ ПРОСТРАНСТВО ОБЩЕНИЯ

А вы, друзья, как ни садитесь
Всем знакома ситуация, когда собеседник начинает вас утомлять, но открыто сказать об этом вы не решаетесь. Однажды совершенно слу­чайно я обнаружил, как без слов можно менять тему беседы. Способ очень экономичен — достаточно изменить свое местоположение в про­странстве общения (сесть на другое место, встать за спиной говоряще­го, выйти из комнаты и снова зайти). Смена ситуаций приводит к смене разговора.
Разумеется, этот метод действует не абсолютно во всех случаях. Но он подтверждает один из важных принципов:— среда влияет на процесс общения. Вообще говоря, один и тот же человек может быть общителен в одних ситуациях и замкнут в других, смел и активен в одном случае и пассивен — в другом. Какие же факторы среды помогут нам в обще­нии?

Специалисты по пространственным моментам общения советуют не проводить контакт с людьми лицом к лицу, как говорится «глаза в гла­за». Уже само такое расположение собеседников начинает вызывать вза­имное напряжение. Более предпочтительно диагональное (относительно стола) расположение ваших кресел.
Один врач рассказывал об интересном наблюдении. Если он очень близко садился к пациенту, то пришедший становился неразговорчи­вым, если далеко — та же картина. А если удавалось найти оптимальную дистанцию (свою для каждого человека), тогда человек рассказывал всё.
Общеизвестно, что чем меньше уровень освещенности, тем меньше психологическая дистанция между партнерами. Нередко ночной костер служит тем ключом, которым отмыкаются сердца для открытого обще­ния.
Однажды очень скучный день рождения удалось за одну минуту сде­лать оживленным и веселым. Опять очень простой прием. Всем пришед­шим было предложено переместиться: сесть на пол. Для неформального общения нужно неформальное пространство!

И если дальше развивать эти идеи, то встает вопрос о специальной организации среды общения как таковой. Существуют же простран­ства для трудовой деятельности, для обучения, для развлечения, нако­нец! А как в большом городе найти место, где можно поговорить со своими друзьями?
Сейчас разве что квартира может хоть как-то восполнить дефицит пространства для общения. Хотя и она не вмещает нормальным образом группу более 8-10 человек. Если говорить о проектных организациях, то они ни от кого не получают заказов на пространство общения, да и сами пока не в состоянии этим заниматься.
А если попробуем, хотя бы мысленно, спроектировать некоторое спе­циальное пространство общения? Представим, что в новом досуговом центре, строящемся, скажем, в вашем микрорайоне, есть специальный зал игрового общения. Эти игры имеют самый широкий диапазон: от развивающих и деловых до развлекательных, коммуникативных. Такой своеобразный игровой полигон, пространство для игр взрослых.
Наверное, одно из необходимых условий для успешного общения — это ощущение полной психологической безопасности. Исследователи утверждают, что в ситуации полного физического закрытия от внешнего мира самораскрытие людей (без которого нет настоящего общения) про­исходит гораздо легче и спокойнее. Недаром влюбленным всегда был нужен укромный уголок.

Сделаем же наше пространство уютным, соразмерным человеку. Обес­печим нашу комнату полной звукоизоляцией. Чтобы в момент тонкого сопереживания не вмешивались звуки хора сбоку или музыки ритми­ческой гимнастики сверху. Чтобы можно было всем послушать тишину или, если надо, самим попрыгать-пошуметь, не мешая другим.

Следующий немаловажный момент — возможность в любое время полностью трансформировать наше пространство. Возможность умень­шения или увеличения объема, высоты помещения, размера стен, созда­ния нескольких изолированных зон, одного зала, лабиринта и пр. Пусть у нас будет живая среда. Дело в том, что само наше общение по своей природе неоднородно. Есть деловое (получение и переработка информа­ции) и игровое (ролевое взаимодействие), творческое (создание общего продукта), личностное (обсуждение и решение личных проблем). В жизни редко бывает, чтобы мы занимались одним типом общения. Чаще всего общение перетекает из одной формы в другую. Для каждой же ситуации нужно свое пространство.

Несоответствие формы общения ситуации — довольно распростра­ненное явление, существенно затормаживающее наше взаимодействие. Всем, наверное, знаком такой пример. Идет лекция. Лектор, стоя на три­буне, раскрывает содержание своей темы сидящим в зале. В конце он, как обычно, спрашивает: «Какие будут вопросы?» И, как обычно, во­просов нет. Почему? Лектор может считать, что он не справился с лек­цией. Но среди прочих причин здесь можно выделить следующие. Пер­воначально он выступал в ситуации делового общения, шел процесс передачи информации. Расположение рядами даже способствовало это­му, высокая трибуна обеспечивала ему «верхнюю позицию», с которой очень удобно вести монолог. Вдруг, не меняя пространства, он меняет процесс общения. Он предлагает начать обсуждение, призывает слуша­телей, «задавленных» сверху, к встречной активности.

Несоответствие процесса и ситуации обычно ведет либо к психоло­гическому зажиму-молчанию, либо к тому, что все начинают говорить сами по себе. Для процесса обсуждения более подошло бы такое про­странство, где все сидят кругом, где каждый видит каждого, где у всех «равные» позиции. Сколько собраний загубило такое пренебрежение к организации соответствующего пространства! В пространстве общения не должно быть деления на активную и пассивную часть, как, например, кафедра и аудитория.

А что происходит при разного рода застольных праздниках? Почему там часто присутствует скука, пустая болтовня, натянутость? А настоя­щее общение разворачивается на лестничных клетках и кухнях? Органи­заторы делают ту же самую ошибку. Создается пространство для поеда­ния пищи, которое выдается за пространство общения.

Наше мысленно проектируемое пространство должно моментально приспосабливаться под меняющееся настроение участников, их количе­ство, процесс общения. В идеале для этого должно использоваться мощ­ное электронное оборудование. Но уже сейчас такое пространство мож­но создавать специальными перегородками, ширмами, навесными по­толками. Чтобы в любой момент получить пространство — лекционная аудитория, пространство — спортивный или танцевальный зал, простран­ство — «круглый стол» и др.

Наряду с пространством должна постоянно находиться в таком же движении аудиовизуальная среда. Дискотечные мигалки и свеча, све­тильники и стробоскопы — все это может пригодиться и соответство­вать какой-либо ситуации.

Мебель. Она также может активно воздействовать на процесс наше­го общения. Студентами одного архитектурного института была предло­жена оригинальная конструкция «скамейки для общения». У самой обык­новенной скамейки изменили форму сиденья: подняли ее концы немно­го вверх. В результате сиденье получилось вогнутым. Если на обычной скамейке люди садятся на некотором расстоянии друг от друга (отража­ющем их психологическую дистанцию), то, сидя на этой, они невольно сближались. Снятие физической дистанции помогает снять и психологи­ческую. Таким образом, и мебель может использоваться в качестве сред­ства сплочения, знакомства. С успехом работают всевозможная кача­ющаяся или передвижная мебель, раздвижные столы и стулья, маты, кубы и шары больших размеров.

Для человека обычно существует только плоскость пола. Он не ис­пользует всего объема помещения. Живет, работает и отдыхает только в горизонтальной плоскости. А если представить себе разговор двух лю­дей, висящих в воздухе? Это не аттракционы — это вещи вполне серьез­ные. Сегодня нам трудно представить результат этого — пока не попробуешь. Возможность использования различных подъемников, трапеций, лестниц значительно увеличит возможности нашего взаимодействия. Общение во всех измерениях — звучит заманчиво, не правда ли?
Каждый человек и каждая группа всегда уникальны. И их общение в принципе неповторимый процесс. В идеале любая группа нуждается в уникальном, только для нее приспособленном пространстве. Потому у нее должны быть средства и возможности для этого.

А пока… Пока же мы видим высокомерные дворцы с квадратны­ми или прямоугольными комнатами, с лампами дневного освещения, с канцелярскими столами и стульями…

СЛОВАРЬ ОБЩЕНИЯ

На основе личного, житейского опыта каждый из нас вырабатывает свои представления о себе и о других людях. Они не всегда бывают истинными, нередко такие представления являются иллюзиями. Именно эти мифы и создают непонимание и конфликты в общении.

Цель этого словаря — дать расшифровку (на основе работ совре­менных психологов и собственных размышлений) некоторых понятий, неправильное использование которых приводит к заблуждениям в сфе­ре человеческих отношений. Расшифровка каждого понятия предлага­ется не как наиболее точная, а скорее как возможность для дальнейших размышлений. В основе ее — иное видение давно привычного. Опреде­ления даются с описанием наиболее распространенных мифов.

Авторитет (миф «Верхняя позиция с правом властвовать и управ­лять»). Во-первых, это личность, помогающая другим людям искать их собственный путь в жизни. Во-вторых, это человек, который знает, что каждый должен найти опору в себе (когда люди осознают свои слабости и необходимость стать на ноги). В-третьих, он осознает, что сам не явля­ется тем идеалом, которому следует уподобить всех остальных незави­симо от их особенностей; что некритическое отношение и преклонение препятствуют развитию личности.

Влюбленность (миф «Любовь»). Эмоциональная связь, основанная на субъективном, избирательном представлении о другом человеке как о самом лучшем, самом красивом, самом добром, самом умном. Влюб­ленный смотрит сквозь розовые очки. Недостатки не замечаются. Силь­ная потребность в контакте. Недолговечность. Проходит со словами: «Я-то думал (думала)… а он (она) вон каким (какой) оказался (оказалась)!» Ха­рактеризуется наличием сильных ожиданий по поводу другого человека.
Воспитанный человек (миф «Тот, кто хорошо себя ведет»). Тот, кто знает все нормы и знает, когда и насколько от них можно отступить. (Полувоспитанный — тот, кто никогда от них не отступает.)

Зрелая личность (миф «Тот, у кого нет никаких запретов»). Это личность, которая активно владеет своим окружением, обладает устой­чивым единством личностных черт и ценностных ориентаций, способна правильно воспринять мир и себя. Она принимает на себя ответствен­ность быть отличной от других, сама отвечает за собственное поведение, оценивает опыт на основе данных, идущих от собственных ощущений, изменяет оценку опыта только на основе нового доказательства, прини­мает других как уникальных индивидов, отличных от себя, высоко це­нит себя и других.

Игра (миф «Развлечение, пустое времяпровождение»). Совместные действия, создание значимых ситуаций на основе определенных правил. Важная способность — полностью находиться «здесь и теперь», погру­зиться в данную ситуацию в момент игры.

Изучение человека (миф «Наблюдать за ним, ставить над ним эксперименты и делать выводы, определить его сущность. При таком взгляде «сверху» интересны факты, движения»). Понять другого че­ловека можно лишь в открытом и доверительном общении настолько, насколько сам сможешь открыться перед ним. Понимание изменчиво­сти, многообразия и развития качеств человека. При горизонтальном под­ходе появляется интерес к внутреннему миру, к переживаниям.

Как понравиться (миф «Для этого надо оказывать другому чело­веку услуги»). Сделать так, чтобы другой сам оказывал услуги. Житей­ская логика: если я делаю что-то хорошее человеку, следовательно, он — хороший. Дети, чтобы полюбить родителей, должны сами им помогать, вкладывать свои силы. Не любят не того, кто нам сделал что-то плохое, а того, кому мы сами сделали плохо.

Коммуникация (миф «Общение»), Обмен информацией, когда есть отправитель и получатель. Передача другому человеку того, что знаешь, а он еще не знает. Она безлична по своему характеру.

Любовь (миф «Это все хорошее, светлое, чистое, возникает не­редко с первого взгляда, гарантия счастья в браке; любят чаще хоро­ших людей, хорошие отношения между мужчиной и женщиной»).

Способность принимать уникальность другого человека, которая не зависит ни от каких его качеств и проявлений. Полюбить — принять другого человека в его уникальности.
Любовь к себе (миф «Это эгоизм, грех. В какой степени я люблю себя, в такой же не люблю других»). Реализация общей способности человека любить. Любовь к другим и к себе — это не противоположно­сти, они взаимосвязаны. Если я являюсь человеком, то мое «я» также является объектом моей любви, как и другой человек.

Максималист (миф «Человек, предъявляющий к другим повышен­ные требования»). Человек, не принимающий себя, и в силу этого предъявляющий к себе повышенные требования. (Но расплачиваются за это окружающие.)

Обратная связь (миф «Информация о том, что представляет со­бой человек; высказывается в форме оценки «ты — такой»). Это све­дения о себе в связи с этим человеком: как я его воспринимаю; что чувствую в связи с нашими отношениями, какие чувства вызывает у меня его поведение.

Общение (миф «Любой человеческий контакт, обмен информаци­ей»), Самораскрытие субъекта другому субъекту, встреча двух испове­дей, когда партнеры открывают друг другу свои системы ценностей, свои убеждения, устремления, переживания, надежды, идеалы и обогащают их в той мере, в какой это возможно при сохранении каждым своей субъективной уникальности, своей «самости», своей свободы. Обще­ние — связь равноактивных, равноуникальных и равносвободных субъек­тов.

Общность (миф «Дружеская компания»). Дружеское общение, со­вместная жизнь и совместная работа автономных личностей с правом на своеобразие, неповторимость, самостоятельность в выборе судьбы. Эти личности преследуют и создают общие цели, совместно ищут пути к достижению этих целей.

Отношение к другим и к себе, самоотношение (миф «Отлича­ются друг от друга»). На самом деле отношение одинаково (структур­но идентично) и отличается лишь направленностью (на себя или на дру­гих), «эмоциональным вектором».

Помочь другому (миф «Сделать что-то за другого, давать ему то, в чем он нуждается». Осуществляется в форме готовых рецеп­тов, добрых советов, «борьбы со злом»). Прежде всего активизировать ресурсы того, кому помогают, чтобы тот сам справился со своими про­блемами; усиливать у него веру в себя, в свои силы и возможности, дать поддержку в личностном росте и развитии.

Принятие другого (себя) (миф «Восхищение, положительная оценка»). Это признание того, что существует.

Работать над собой (миф «Бороться со своими недостатками, ис­коренять их, стремиться походить на свой идеал»). Познавать себя. Принимать себя во всем многообразии проявлений, раскрывать и разви­вать свою уникальность и неповторимость. Изменение наступает тогда, когда становишься тем, кто ты есть, а не тогда, когда пытаешься стать тем, кем ты не являешься.

Ревность (миф «Свидетельство сильной любви»),
Страх сравнения. Ревнуют только к тем, кого считают красивее, интереснее и пр.

Подавленное желание изменить самому. Ревнующий в фантазиях видит своего партнера в объятиях другого — то, что он не может себе позволить. Отсюда скрытая зависть: «Ему можно, а мне нельзя».

Самооценка и самопринятие (миф «Равнозначные понятия»). Са­мооценка — отношение к себе как к носителю определенных свойств и достоинств. Механизм формирования основывается на сравнении сво­их достижений с достижениями других людей. Самопринятие — приня­тие себя в целом, вне зависимости от своих свойств и достоинств. Это не оценка, а стиль отношения к себе, общая жизненная установка.

Самораскрытие (миф «Раздевание», «Психологический стриптиз», «Открытие другим своих интимных тайн»). Человек идет на риск быть самим собой, остается без «маски», не стремится выглядеть лучше или хуже, чем он есть, не подстраивается под чужие ожидания. Высказыва­ние того, что человек чувствует и думает в данный момент.

Совместимость (миф «Автоматическое следствие определенного сочетания личностных свойств двух людей»). Результат процесса раз­вития отношений в паре, их активной перестройки.

Условия счастья в браке (миф «Наличие любви, удачный выбор партнера»). Умение создавать человеческие отношения. Взаимная го­товность к этому, обоюдное желание подтверждать право другого быть таким, какой он есть, принятие друг друга.

Учиться общению (миф «Иметь информацию о «секретах обще­ния», поиск и тренировка эффективной техники воздействия, управ­ления другими»). Основной инструмент общения — человеческая лич­ность, поэтому каждый изначально умеет общаться. Надо учиться уби­рать лишь барьеры, закрывающие и мешающие проявлять эту личность во всей ее уникальности и неповторимости. Надо создавать условия вза­имоотношений, которые благоприятствуют психологическому росту че­ловека и раскрытию его возможностей. В одиночку этим не овладеть; чтобы научиться общаться — надо общаться.

Эгоизм (миф «Сильная любовь к себе»). Борьба за свои права, не­редко за счет других людей. Это интерес только к себе, желание всего только для себя. Суждение о человеке с точки зрения его полезности для себя. Эгоист совершенно неспособен любить себя и других.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser