info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Не рычите на собаку!

Автор: Прайор К.

КАРЕН ПРАЙОР.
НЕ РЫЧИТЕ НА СОБАКУ!
О ДРЕССИРОВКЕ ЖИВОТНЫХ И ЛЮДЕЙ.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие автора. 2

I. Подкрепление: лучше, чем вознаграждение. 5

Что такое положительное подкрепление. 5

Отрицательное подкрепление. 7

Время подачи подкрепления. 7

Величина подкрепления. 8

Большой куш. 9

Условное подкрепление. 9

Режимы подкрепления. 11

Исключения из правила вариативногоподкрепления. 12

Долговременные программы поведения. 12

Суеверия: случайные подкрепления. 13

Чего можно добиться с помощью положительногоподкрепления. 14

Организованное подкрепление. 15

Самоподкрепление. 16

II. Процесс выработки: формирование высшихформ поведения без принуждения и боли. 16

Что такое процесс выработки. 16

Способы и приемы или закономерности. 17

Десять правил выработки. 17

Обучающие игры. 23

Ускорение процесса формирования: введениемишеней, подражание, моделирование. 26

Особые ученики. 28

А как насчет того, чтобы формировать своеповедение?. 28

Выработка поведения без помощи слов. 29

Возможно. 29

III. Управление с помощью стимулов. 30

Взаимодействие без принуждения. 30

Правила управления с помощью стимулов. 31

Что может быть сигналом?. 32

Интенсивность сигнала и стирание стимулов. 33

Условные стимулы, вызывающие отвращение. 34

Время отставления. 34

Предвосхищение. 35

Стимулы в качестве подкрепления:поведенческие цепи. 36

Я выработала цепное поведение. 36

Пример цепного поведения: обучение собакиигре в фризби (пчелку). 37

Генерализованное управление с помощьюСтимулов. 37

Провалы преднаучения и вспышки раздражения. 38

Применение управления с помощью сигналов. 39

IV. Отучение: 40

Как использовать подкрепление, чтобыизбавиться от нежелательного поведения. 40

Метод 1. «Убить зверя». 41

Примеры применения метода 1. «Убитьзверя». 42

Метод 2. Наказание. 43

Чувство вины и стыд. 44

Примеры применения метода 2. Наказание. 45

Метод 3. Отрицательное подкрепление. 45

Примеры метода 3. Отрицательное подкрепление. 48

Метод 4. Угашение. 49

Раздражительность. 50

Примеры метода 4. Угашение. 51

Метод 5. Выработка несовместимого поведения. 51

Пример метода 5. Выработка несовместимогоповедения. 52

Метод 6. Связать поведение с определеннымсигналом. 53

Примеры метода 6. Связать поведение сопределенным сигналом. 55

Метод 7. Выработка отсутствия определенногоповедения. 55

Примеры метода 7. Выработка отсутствиянежелательного поведения. 56

Метод 8. Смена мотивации. 57

Мотивация и депривация. 58

Примеры метода 8. Смена мотивации. 59

Преодоление привычек, имеющих сложныйхарактер. 60

Кусание ногтей. 60

Систематическое опоздание. 61

Вредные привычки. 61

V. Подкрепление в повседневной жизни. 62

Подкрепление в спорте. 62

Подкрепление в бизнесе. 64

Подкрепление в мире животных. 64

Подкрепление в обществе. 67

Предисловие автора.
Эта книга о том, как обучать кого угодно: человека или животное, старогоили молодого, самого себя или других — и чему угодно. Как добиться, чтобы котспрыгнул с кухонного стола, а бабушка перестала ворчать; как управлятьповедением домашних животных, детей, начальства и друзей; как улучшить своидостижения в теннисе, гольфе, математике, развить память? Все это можнодостичь, используя принципы обучения с подкреплением. Эти принципы являютсятакими же непреложными законамиприроды, как законы физики. Они лежат в основе всех ситуаций обучения, точнотак же, как падение яблока основано на законах гравитации. При попытке изменитьчье-либо поведение, будь то собственное или чужое, мы используем эти законы,независимо от того, знаем мы их или нет. Чаще всего мы их применяемнеправильно. Мы запугиваем, спорим, принуждаем, лишаем чего-либо. Мы ругаемокружающих, когда дела идут плохо, и забываем похвалить, когда все хорошо.

Мы грубы и нетерпеливы с детьми, друг с другом, даже сами с собой, ипотом сожалеем об этой грубости. Зная лучшие способы управления поведением, мыдостигли бы своей цели быстрее, к тому же без нервотрепки, но мы непредставляем, как это сделать. Мы попросту не можем привести в соответствие теприемы, которыми современные дрессировщики достигают успеха, с законамиположительного подкрепления. Какой бы ни была наша задача — заставить личетырехлетнего малыша вести себя тихо при посторонних, отучить ли щенка грызтьдома все что попало, тренировать ли спортивную команду, выучить ли стихотворение— она решается быстрее, легче, веселее, если вы знаете, как пользоватьсяположительным подкреплением. Законы подкрепления просты: их можно за десятьминут записать на школьной доске и за час выучить. Применение их в основномзависит от ситуации, обучение с подкреплением подобно игре, в которой надобыстро соображать. Каждый может быть тренером, но некоторые от природы способнык этому больше, чем другие. Вам вовсе не обязательно отличаться каким-то особымтерпением, быть сильной личностью, не требуется и особого подхода к детям иживотным, можно не обладать и тем, что цирковой дрессировщик Франк Бук называетсилой человеческого взгляда. Вам надо только знать, что вы делаете. Всегда былилюди с интуитивным пониманием того, как применять законы дрессировки.

Мы называем их талантливыми учителями, блестящими военачальниками,выдающимися тренерами, гениальными дрессировщиками. Мне приходилось наблюдатьза некоторыми театральными режиссерами и многими дирижерами симфоническихоркестров, которые очень умело использовали в своей работе подкрепление. Этиодаренные воспитатели не нуждаются в книге о том, как использовать законы,управляющие обучением. Однако для всех нас остальных — простых смертных, — ктовслепую пытается совладать с плохо управляемым питомцем, вступает в конфликт сребенком или сослуживцем, знание законов подкрепления может сослужить хорошуюслужбу. Обучение с подкреплением — это вовсе не система наград и наказаний;современные тренеры даже не используют этих терминов. Награды и наказанияприходят обычно после того, как действие совершено, часто спустя длительноевремя, как, например, в уголовном суде. Они могут повлиять, а могут и неповлиять на будущее поведение, но они, безусловно, не могут воздействовать науже совершенное действие. Подкрепление — будь то «положительное», то,к чему надо стремиться, например, улыбка или ласка, или»отрицательное» — то, чего надо избегать, подобно рывку поводка илинахмуренным бровям — происходит именно во время поведения, на которое надовоздействовать. Подкрепление изменяет поведение только тогда, когда дается вправильно выбранный момент.

Впервые я услышала об обучении с положительным подкреплением на Гавайях,куда в 1963 году я была приглашена старшим тренером дельфинария «Жизньморя». Раньше я дрессировала собак и лошадей, пользуясь традиционнымиметодами, но дельфины — другое дело; на животное, которое просто уплывает оттебя, не воздействуешь поводком, уздечкой или даже кулаком. Положительноеподкрепление — в основном ведро с рыбой — единственное, чем мы располагаем.Психологи в общих чертах познакомили меня с принципами обучения сподкреплением. Искусство применения этих принципов я постигла при работе сдельфинами. Имея биологическое образование и всю жизнь интересуясь поведениемживотных, я оказалась очарованной не столько дельфинами, сколько моим с нимивзаимным общением во время дрессировки. То, чему я обучилась, работая сдельфинами, я стала применять и в дрессировке других животных. И я началазамечать, как эта система входит в мою повседневную жизнь. Например, яперестала кричать на своих детей, потому что заметила, что крик не помогает.Подмечать поведение, которое мне нужно, и сразу подкреплять его — это гораздоболее действенно, да к тому же еще и сохраняет мирные отношения в семье.

Тот опыт, который я извлекла из дрессировки дельфинов, имеет солидноетеоретическое обоснование. В этой книге я постаралась держаться подальше оттеоретизирования, так как, насколько мне известно, правила по применению этихтеорий обычно не описываются наукой и, с моей точки зрения, ученые частонеправильно ими пользуются. Но основные законы уже твердо установлены и должныприниматься во внимание при обучении.

Основа этой теории по разным источникам известна как модификацияповедения, теория подкрепления, оперантное обусловливание, бихевиоризм,психология поведения и т. д.; это тот раздел психологии, который принес мировуюизвестность Б. Ф. Скиннеру, профессору Гарвардского университета.

Я не знаю другой современной области науки, которую бы в такой степенипоносили, не понимали, переиначивали, неправильно истолковывали и неверноиспользовали. Одно только имя Скиннера приводит в ярость тех, кто являетсяпоборником «свободной воли» в качестве характеристики, отделяющейчеловека от животного. Для тех, кто воспитан в гуманистических традициях,воздействие на поведение человека при помощи своего рода осознанной техникикажется непоправимо безнравственным, несмотря на тот очевидный факт, что все мыпытаемся влиять на поведение друг друга любыми попавшимися под руку средствами.

Пока гуманисты нападали на бихевиоризм и самого Скиннера с таким жежаром, с каким когда-то правоверные обрушивались на еретиков, бихевиоризмпревратился в громадный раздал психологии, которым занимаются целые факультетыв университетах, он широко применяется в клинике, бихевиористы издаютспециальные журналы и созывают международные конгрессы бихевиоризму обучают наспециальных курсах, в нем возникает ряд доктрин и разных течений, емупосвящаются целые горы литературы.Это принесло определенную пользу обществу. Некоторые болезни — например, аутизм— оказались более чувствительны к формированию и подкреплению, чем к любымдругим воздействиям. Многие врачи успешно разрешали эмоциональные проблемысвоих пациентов, используя приемы бихевиоризма. Большая эффективность простогоизменения поведения по сравнению со скрупулезным копанием в источниках егопроисхождения — по крайней мере в некоторых обстоятельствах — способствовалавозникновению семейной терапии, в которой рассматривается поведение каждогочлена семьи, а не только того, чье страдание наиболее очевидно. Обучающие машины и программированные учебники,разработанные на основе Скиниероаской теории, были первыми попытками разбитьобучение на этапы и поощрять обучающегося за правильные ответы. Эти ранние механизмыбыли неуклюжими, но именно они были предвестниками компьютерного обучения,которое оказалось не только высокоэффективным, благодаря совершенству выборавремени подкрепления компьютером, но и висело в процесс обучения веселые ноткив связи с забавным характером подкрепления (фейерверки, танцующие роботы).Программы подкрепления, использующие жетоны и талоны, которые можно накопить иобменять на конфеты, сигареты или какие-то льготы, были установлены впсихиатрических лечебницах и некоторых других учреждениях. Нет недостатка впрограммах аутотренинга, позволяющих следить за весом и изменением другихпривычек в нужную сторону, и все они основаны на положительном подкреплении.Интересным применением подкрепления для тренировки физиологических реакций являетсябиологическая обратная связь.

Академические ученые изучили мельчайшие аспекты обуславливания. Например,одно исследование показывает, что есливы составляете таблицу, чтобы следить за своими успехами в выполнениикакой-либо саморазвивающей программы, то вы скорее выработаете новые привычки,если будете ежедневно не ставить в клеточке соответствующей графы крестик, асплошь ее зачеркивать. Обрастание деталями преследует конкретныепсихологические цели, но я не смогла извлечь из них большой пользы дляобучения. Тренинг представляет собой петлю, двустороннюю связь, в которойсобытия на одном конце изменяют события на другом, точно так же, как этопроисходит в кибернетической системе с обратной связью, хотя многие психологирассматривают свою работу, как нечто, что они дела ют по отношению к субъекту,а не совместно с ним. Для настоящего тренера наиболее интересными ипотенциально наиболее плодотворными событиями в процессе обучения являютсяидеосинкразические и неожиданные ответы, которые может дать каждый испытуемый,хотя почти во всех научных работах стремятся игнорировать и свести к минимумуиндивидуальные реакции. Изобретение методов, которые Скиннер назвал»формирование» для последовательного изменения поведения и реализацияэтих методов — процесс творческий. Несмотря на это, психологическая литератураизобилует программами формирования, которые Настолько невообразимы, чтобы несказать неуклюжи, что, с моей точки зрения, представляют собой жестокое инеобычное наказание. Возьмем, например, приводимый в одном из последних научныхжурналов метод борьбы с ночным самопроизвольным мочеиспусканием, которыйвключает не только установку специальных датчиков влажности в детской постели,но и присутствие врача, проводящего ночь рядом с ребенком! При этом авторы указывают,что этот способ дорого обходится семье. А какова же его цена для психикиребенка? Такой способ «поведенческого» решения вопроса подобенпопытке бить мух лопатой. Прежде чем двигаться дальше, я должна извинитьсяперед всеми профессиональными бихевиористами, которые обеспокоены моим лихимиспользованием терминологии теории подкрепления. Словарь Скиннера имеетнесколько элегантных определений, таких, как оперантное обучение, котороеподчеркивает, что субъект является оператором, а не только пассивнымучастником, или последовательное приближение, предполагающее постепенныйхарактер процедуры формирования навыков. Однако, обучая тренингу, я обнаружила,что люди спотыкаются об эту непривычную терминологию. Чтобы четко изложитьпредмет, вы должны обучить двум вещам; самой сущности работы и подходящемуспособу ее обсуждения.

По мере распространения из университета в университет Скиннеровскаятерминология подверглась некоторой модификации; то, что одни называют условнымистимулами, другие предпочитают именовать различительными стимулами, а третьиупотребляют жаргонное выражение «S-дельта». Этот специфическийсловарь все время разрастается. Поэтому я пожертвовала научной точностью радитакой терминологии, которая, как мне кажется будет понятной. Шопенгауэр сказалоднажды, что каждая оригинальная идея сначала осмеивается, потом на нее яростнонападают, и, наконец, она принимается как нечто само собой разумеющееся.Насколько мне известно, теория подкрепления не является исключением. Нескольколет назад Скиннера повсюду высмеивали за то, что он продемонстрировалформирование навыка, обучив пару голубей играть в пинг-понг. Теплая,комфортабельная, самоочищающаяся, полная забав комната, которую он оборудовалдля своих маленьких дочерей, была высмеяна, как антигуманный, аморальный иеретический «ящик для ребенка», чуть ли не тюремная камера. До сихпор ходят слухи, что его дочери сошли с ума, хотя на самом деле они вырослипрекрасными работниками и очень славными людьми. И, наконец, сейчас многиеобразованные люди относятся к теории подкрепления как к некому пустяку, которыйони понимают и знают вдоль и поперек. Фактически же большинство людей ее непонимает, иначе бы они не вели себя так скверно с окружающими. В течение многихлет, с тех пор, как я начала заниматься экспериментами по тренировке дельфинов,я читала лекции и писала о правилах подкрепления для научных и профессиональных кругов, а также для широкой публики.Я обучала этому виду тренинга в высшей школе и в колледжах, я работала свыпускниками университетов, домохозяйками и служителями зоопарков, с членамимоей семьи и друзьями. Я наблюдала и изучала работу дрессировщиков всехвозможных типов: от ковбоев до спортивных тренеров, — и заметила, что принципыподкрепляемого обучения постепенно проникают повсюду. Голливудскиедрессировщики животных называют использование метода позитивного подкрепления»аффективной тренировкой» и используют эту технику, чтобывырабатывать такие типы поведения, которых нельзя добиться силой — например,как в рекламном телеролике, где бык спокойно прогуливается по китайской лавке.Сегодня многие спортивные тренеры используют позитивное подкрепление иформирование, а не полагаются на старинный метод кнута, и при этом результатыих воспитанников значительно улучшаются. Однако нигде я не обнаружила правилтеории подкрепления, описанных таким образом, чтобы ими можно былонепосредственно пользоваться на практике.

В этой книге я объясняю эти правила так, как я их понимаю, а такжепоясняю, где я считаю нужным их применять, а где, по-моему мнению, этоневозможно и нецелесообразно. Тренировка с подкреплением не разрешает всехпроблем — она не увеличит ваш счет в банке, не спасет от неудачной женитьбы, непоможет в случаях тяжелых заболеваний психики. Некоторые ситуации, например,плач ребенка, не имеет отношения к проблеме тренировки и требуют других методовразрешения. Некоторые типы поведения человека и животных имеют генетическиекомпоненты, которые трудно или невозможно изменить тренировкой. Ряд проблемпросто не стоит того, чтобы тратить время на тренировку. Но во многих случаях,когда жизнь бросает человеку вызов, ставит задачи и посылает неприятности,правильное использование подкрепления может оказаться полезным. Практическоеиспользование позитивного подкрепления в одной ситуации может побудить васиспользовать его и в других. Как раздраженно сказал один исследовательдельфинов, с которым я работала: «Человеку нельзя разрешать заводитьдетей, прежде чем он не сумеет обучить цыпленка», подразумевая, что опытдостижения результатов в обучении существа, к которому невозможно применитьсилу, должен показать вам, что для воспитания ребенка вы так же не нуждаетесь вприменении силы. Я заметила, что у большинства дельфиньих тренеров,использующих навыки позитивного подкрепления в своей ежедневной работе,чрезвычайно милые и приятные дети. Эта книга не обеспечит вам милых детей. Иона не обещает дать вам какие-либо специфические результаты или навыки. Что онадаст вам, так это фундаментальные принципы, лежащие в основе любого обучения, инекоторые основные установки творческого применения этих принципов в различныхситуациях. Другими словами она даст вам искусство тренировки. Она может помочьвам преодолеть те неприятности, которые беспокоили вас в течение многих лет,или достичь успехов в трудных для вас делах. Она, конечно, поможет вам, если вытого пожелаете, и обучить цыпленка.

В теории подкрепления, по-видимому, существуетестественный порядок, и в книге главы идут в той последовательности, в которойпроисходят процессы тренировки, от простого к сложному, как при реальномобучении, и это та самая последовательность, при которой наиболее легкоовладеть профессией тренера. Книга построена таким образом, чтобы постепенноскладывалось разумное понимание процесса тренировки при помощи позитивного подкрепления.Однако, так как эта теория широко применяется на практике, то в пяти главахкниги в качестве примеров приводятся различные жизненные ситуации, в которыхпозитивное подкрепление играет положительную роль.

I. Подкрепление: лучше, чем вознаграждение.
Что такое положительное подкрепление.
Положительное подкрепление — это событие, совпадающее с каким-либодействием и ведущее к увеличению вероятности повторного совершения этогодействия.

Запомните это положение. В нем заложен секрет успешного обучения.

Существуют два вида подкрепления: положительное и отрицательное.Положительное подкрепление — это нечто, желаемое субъектом: пища, ласка илипохвала. Негативное подкрепление — это то, чего субъект хотел бы избежать:шлепок, нахмуривание бровей, неприятный звук (предупреждающий зуммер в машинах,который раздается, если вы забыли пристегнуть ремень безопасности, — этоотрицательное подкрепление).

Поведение, которое уже встречается вне зависимости от того, насколько оно спорадично, всегда можноусилить с помощью положительного подкрепления. Если вы зовете щенка, и онподходит к вам, а вы его ласкаете, то в дальнейшем подход щенка на зовстановится все более и более надежным даже безо всякого другого обучения.Предположим, что вы хотите, чтобы кто-то позвонил вам — ваш отпрыск, родительили любимый. Если он или она не звонит, то тогда уж ничего не поделаешь. Самоеглавное в обучении с подкреплением то, что вы не можете подкрепить поведение,которое не встречается. С другой стороны, если вы всегда проявляете радость,когда любимые вам звонят, то это значит что их поведение положительноподкрепляется, вероятность частоты их звонков, очевидно, увеличится. Конечно,если вы примените отрицательное подкрепление — «Почему ты не позвонил,почему я должна тебе звонить, ты мне никогда не звонишь» и т. д.,замечания, которые вызывают раздражение, — вы создаете ситуацию, при которойзвонящий избегает неприятностей тем, что не звонит; фактически вы обучаете ихне звонить. Простое введение положительного подкрепления за поведение являетсянаиболее элементарной частью этого вида обучения. В научной психологическойлитературе встречаются такие выражения: «Были использованы поведенческиеметодики» или «Проблема была решена с помощью поведенческогоподхода».

Обыкновенно это означает, что они отдают предпочтение положительномуподкреплению перед другими использованными ими методами. Это совсем неозначает, что они использовали весь арсенал приемов, описанных в этой книге;они могут и не знать о них. Однако введение положительного подкрепления частоявляется единственно необходимым мероприятием. Кстати, например, наиболеедейственный способ приучить ребенка не мочиться в постель — лично похвалить егои выразить свое удовольствие, если утром простынки оказались сухими.Положительное подкрепление можно применить и к себе. В Шекспировской студии,которую я в свое время посещала, я встретила юриста с Уолл-стрит, которому былопод пятьдесят и который был страстным любителем игры в сквош (игра, в которуюиграют ракетками и мягким мячом в закрытых кортах). Однажды он услышал, как ярассказываю об обучении, и уходя заметил, что можно испробовать положительноеподкрепление на его игре в сквош. Вместо того что бы как обычно сокрушаться обошибках, он попробует воз награждать себя за хорошие удары. Через две недели яснова встретила его. «Как сквош?» — спросила я. На его лице потаилосьвыражение заинтересованности и радости, что нечасто бывает с юристами сУолл-стрит. «Сначала я чувствовал себя жутким дураком, — ответил он, —говоря: «Хорошо, Пит, молодец!» при каждом удачном ударе. Чертвозьми, когда я тренировался один, я даже поглаживал себя по спине. Но затеммоя игра начала улучшаться. И сейчас я на четыре ранга выше в клубной лестнице,чем был когда-либо раньше. Я побеждаю тех, у которых прежде не мог выигратьдаже очко. И получаю гораздо больше удовольствия. С тех пор как я не ору насебя все время, я не кончаю игру злым и разочарованным. Если удар не получился,ничего страшного, следующие будут хорошими. И я обнаруживаю, что мне простосмешно, когда кто-нибудь другой делает ошибку, бесится, бросает ракетку — язнаю, что это не улучшит его игру, я только улыбаюсь. Какой жестокий противник.И это сразу же как только перешел на положительное подкрепление. Подкреплениеотносительно, не абсолютно. Дождь является положительным подкреплением дляуток, отрицательным для кошек, довольно безразличен, по крайней мере во влажнуюпогоду, для коров. Пища не является положительным подкреплением, если вы сыты.Улыбки и похвалы могут быть непригодными в качестве подкрепления, если субъектхочет вывести вас из себя. В качестве подкрепления надо выбирать нечто желаемоесубъектом. Для любой тренировочной ситуации полезно иметь набор подкреплений.

В океанариумах «Жизнь моря» касаток подкрепляют множествомспособов: рыбой (их пища), поглаживанием или почесыванием различных частейтела, вниманием окружающих, игрушками и т. д. Все представления — это действия,при которых животное никогда не знает, какое поведение будет подкреплено вследующий раз и каким будет подкрепление; эти «сюрпризы» такинтересны для животных, что представления могут идти почти без стандартныхподкреплений рыбой; животные получают пищу в конце дня. Необходимостьпостоянного перехода от одного подкрепления к другому увлекательна и интереснаи для тренеров. Положительное подкрепление приносит пользу и привзаимоотношениях между людьми. Оно лежит в основе искусства делать подарки:точно угадать, что будет иметь подкрепляющее действие (правильный выборявляется подкреплением и для делающего подарок). У нас чаще всего принятодоверять выбор подарков женщинам. Я даже знаю одну семью, в которой матьпокупает рождественские подарки всем и ото всех. И очень забавно, когдарождественским утром братья и сестры говорят: «Смотрите, это Биллу отЭнни», хотя все знают, что Энни тут ни при чем. Но это не совершенствует удетей навыка выбирать способы поощрения других. В нашем мире человек,выработавший в себе наблюдательность в отношении положительного подкрепления,имеет большие преимущества перед другими. Как мать, я сделала все, чтоб моисыновья научились делать подарки. Например, однажды, когда они были ещемаленькими — семь и пять лет, я повела их в довольно фешенебельный магазин ипредложила каждому выбрать по платью для их младшей сестренки. Им понравилось,развалясь в плюшевых креслах, одобрять или не одобрять платья, которые она примеряла,как нравится какому-нибудьмиллионеру помогать своей подружке выбирать норковую шубку. Их маленькаясестренка тоже получила удовольствие.Так, благодаря этому и подобным упражнениям, урок был усвоен: как по-настоящемупроникнуться интересом к тому, что хочет другой человек, как находить радость впоисках положительного подкрепления для тех, кого любишь.

Отрицательное подкрепление.
Психологи спорят по поводу определения отрицательного подкрепления. Длянаших целей отрицательное подкрепление можно определить как то, что субъектбудет стараться избегать. Отрицательные подкрепления имеют градации от слегканеприятных стимулов — едва заметный сквозняк от кондиционера в ресторане, которыйвсе-таки заставляет вас перейти за другой столик, — до всевозможных крайностей,например удара электрическим током. Наказание происходит после поведения, накоторое оно должно воздействовать. Таким образом, вы не можете избежатьнаказания, изменив взгляды или поступки, так как неправильное поведение ужеосуществилось. Малыш, которого отшлепали за плохой табель успеваемости, может вдальнейшем учиться лучше или хуже, но уже не сможет изменить того табеля,который он уже принес. Напротив, отрицательное подкрепление можно остановитьили избегнуть сиюминутным изменением поведения. Допустим, сидя в гостиной утетушки, я случайно положила ноги на кофейный столик. Тетушка неодобрительноподнимает брови. Я ставлю ноги на пол. Ее лицо мягчеет. Я чувствую облегчение.И поскольку я смогла остановить сигнал нерасположенности, совершившеесяповедение было подкреплено. Я усвоила: в тетушкином доме держи ноги по дальшеот мебели. Поведение может быть полностью сформировано на основе отрицательногоподкрепления, как в большинстве случаев традиционной дрессировки животных:лошадь учится поворачивать налево, когда тянут за левый повод, потому чтоповорот прекращает неприятное давление; лев вспрыгивает на тумбу, чтобыизбежать назойливого хлыста или острой палки, которые держат около его морды.

В общем, термин «подкрепление» в этой книге относится кположительному подкреплению; если я захочу обсудить отрицательное подкрепление,я оговорю это особо. Вообще же оба вида подкрепления подчиняются одинаковымправилам применения. Например, ошибка во времени подачи подкрепления не дастрезультатов (или результаты будут плохими) при использовании как одного, так идругого метода подкрепления.

Время подачи подкрепления.
Как уже говорилось, подкрепление должно совершаться в связи с действием,которое предполагается видоизменить. Подкрепление — это информация. Оно говорит субъекту, что именно вамнравится. Когда субъект пытается обучиться, информационное содержаниеподкрепления становится важнее самого подкрепления. В тренировке спортсменовили при обучении танцоров именно восклицания инструктора «Да!» или»Хорошо!», отмечающие нужное движение, а не разбор тренировки илирепетиции в раздевалке дают требующуюся информацию. Запоздалое подкреплениеявляется наибольшим недочетом начинающего дрессировщика. Собака садится, но ктому времени, когда хозяин говорит: «Хорошая собака», собака ужеснова стоит. За что, думает животное,его хвалят? За то, что оно встает. Если у вас возникают трудности вдрессировке, первый вопрос, который надо себе задать, не запаздывает ли вашеподкрепление. Если вы при работе с животным вдруг застряли в самый разгар дела,то иногда полезно, чтоб кто-нибудь со стороны понаблюдал за запаздыванием подкреплений.

Мы всегда слишком запаздываем подкрепляя друг друга. «Послушай,дорогая, вчера вечером ты выгляделазамечательно», — звучит совсем не так, как та же фраза, сказанная вовремя. Отсрочка подкрепления может даже оказатьвреднее воздействие («А что, разве я сейчас не выгляжузамечательно?»). Мы свято верим, что сила слов перекроет ошибки во времениподкрепления. Слишком раннее подкрепление тоже неэффективно. В зоопарке Бронксаслужители замучились с гориллой. Им было нужно, чтобы она выходила в вольер,чтобы можно было почистить внутреннюю клетку, но она взяла манеру сидеть вдверном проеме, и, обладая недюжинной силой, не давала закрываться скользящейдвери. Когда же служители клали пищу снаружи или подманивали ее бананами,горилла либо не обращала на них внимания, либо хватала пищу и бежала обратно ксвоей двери, прежде чем ту успевали закрыть. Дрессировщика, работавшего призоопарке, попросили разобраться. Он объяснил служителям, что размахиваниебананами и подбрасывание пищи было попыткой подкрепить действие, которое еще несовершилось. Это называется взяточничеством. Надо было не замечать животное,пока оно сидело в дверях, но подкреплять пищей, если оно выйдет оттудасамостоятельно. Проблема была решена.

Мне кажется, что иногда и детей мы подкрепляем слишком рано, находясь подложным впечатлением, будто мы их подбадриваем («Молодец, хорошо, ты ужепочти все сделала правильно»). Возможно, при этом мы подкрепляем попытки.Но существует разница между попыткой сделать что-то и выполнением этого.Причитания типа «я не могу» иногда отражают фактическое положениевещей, но они могут являться и признаками того, что часто подкреплялись простопопытки. Вообще, подкрепление поведения, которое еще не совершилось, —подарками, обещаниями, комплиментами или чем-нибудь в этом роде — ни капелькине подкрепляет это поведение. Если что-то и подкрепляется, так это поведение,совершающееся в данное время: вероятнее всего — выпрашивание подкрепления.Соблюдение времени очень важно и при обучении с отрицательным подкреплением.Лошадь учится поворачивать налево, когда тянут за левый повод, но только еслипосле поворота натяжение ослабевает. Прекращение натяжения являетсяподкреплением. Вы садитесь на лошадь, пришпориваете ее, и она движется вперед —тогда вам надо перестать ее пришпоривать (если, конечно, вы не хотите, чтобыона двигалась быстрее). Начинающие наездники часто тычут лошадь в боканепрерывно, как будто шпоры это своего рода педаль газа в автомобиле,необходимая для движения. Пришпоривание не прекращается и тем самым не несетникакой информации для лошади. Так в школах верховой езды появляются лошади сжелезными боками, которые передвигаются черепашьим шагом независимо от того,как часто их пришпоривают.

То же происходит и с людьми, к которым постоянно придираются и бранятродители, начальство или учителя. Если отрицательное подкрепление непрекращается в момент достижения желаемых результатов, то оно не являетсяподкреплением и не несет информации. Оно становится как буквально, так и втерминах теории информации «шумом».

Когда я смотрю по телевизору футбол или бейсбол, я всегда поражаюсьзамечательной своевременности подкреплений, вновь и вновь получаемых игроками.Как только забивают гол или бегун пересекает финишную линию, рев толпысигнализирует полное одобрение; а только посмотрите на бешеный обменвзаимоподкреплений игроков в тот момент, когда счет открыт или игра выиграна. Сартистами, особенно с киноактерами, дело обстоит совершенно иначе. Даже насцене аплодисменты раздаются после того, как работа кончается. У артистов киноне существует своевременного подкрепления, за исключением редкого отзыварежиссера или оператора об их работе или рукопожатия; письма поклонников иположительные рецензии, приходящие спустя недели и месяцы, бледнеют в сравнениис неистовством американского стадиона в минуту успеха. Нет ничегоудивительного, что некоторые звезды кино проявляют болезненную страсть к низкойлести, и сенсациям; работа может совершенно не удовлетворять, еслиподкрепления, даже самые блестящие, всегда опаздывают.

Величина подкрепления.
Начинающие тренеры, использующие пищевое подкрепление при работе сживотными, часто не знают, какова должна быть величина каждого подкрепления.Ответ таков: чем меньше, тем лучше. Чем меньше подкрепление, тем быстрееживотное съест его. Это не только экономит время, но и позволяет дать большееколичество подкреплений за один сеанс, прежде чем животное насытиться. В 1979 г. Национальный зоопарк в Вашингтоне, штатКолумбия, пригласил меня в качестве консультанта для обучения группы работниковзоопарка технике положительного подкрепления. Одна из смотрительниц в моейгруппе жаловалась, что обучение панды продвигается у нее очень медленно. Мнепоказалось это странным, потому что интуитивно я чувствовала, что панды — этибольшие, прожорливые, активные животные — должны легко поддаваться обучению спищевым подкреплением. Я понаблюдала за ее занятиями и обнаружила, что, когдасмотрительнице удавалось добиться какого-либо движения, она давала панде целуюморковку. Панда долго смаковала каждую морковку, поэтому в течение пятнадцатиминут отведенного ей драгоценного времени она зарабатывала только триподкрепления (а кроме того, морковь ей надоедала). Один ломтик моркови наподкрепление был бы лучше.

Вообще, подкрепление величиной в один глоток животного вполне достаточнодля поддержания его заинтересованности — одно-два зернышка для цыпленка, кубикмяса в 6 ммдля кошки, половина яблока для слона. Особо любимой пищи можно давать и ещеменьше — например чайную ложку зерна для лошади. Служители Национальногозоопарка обучали белых медведей многим полезным вещам, таким, как переход покоманде в другую клетку, используя изюминки.

Основное правило дрессировщика заключается в том, что если вы собираетесьпровести в день одно занятие, то можете рассчитывать на хорошую работуживотного примерно за четверть его дневного рациона, остальное дается послеокончания работы. Если же вам надо провести три или четыре занятия в день, тодневную порцию пищи надо разделить примерно на восемьдесят частей и за одинсеанс давать двадцать или тридцать. Восемьдесят подкреплений, видимо, являютсямаксимумом, способным заинтересовать субъекта в течение дня. (Может быть,поэтому слайдовая кассета содержит восемьдесят слайдов; по крайней мере, когдалектор просит демонстратора показать вторую кассету слайдов, я тяжело вздыхаю.)

Размер подкрепления зависит также от сложности задачи. В океанариуме»Жизнь моря» мы сочли необходимым давать каждому [дельфину] побольшой макрели за их олимпийские 6—7-метровые вертикальные прыжки. Они простоотказывались делать это за обычное вознаграждение в виде двух маленькихкорюшек. У людей почти всегда более трудная работа вознаграждается лучше. Аесли этого нет, то как мы ненавидим тяжелую работу, если нам приходится ееделать.

Большой куш.
Одним из наиболее полезных приемов пищевого или какого-либо другогоподкрепления для человека и животных является получение куша. Это награда,которая во много, иногда в 10 раз больше обыкновенного подкрепления иявляющаяся сюрпризом для субъекта. В рекламном агентстве, где я когда-тоработала, бывали официальные вечера на Рождество, а также неофициальныепраздники по поводу окончания большой работы или заполучения нового клиента. Ноу председателя правления была еще привычка устраивать в год один-два абсолютнонеожиданных вечера. Внезапно в середине дня он проносился по всем комнатамконторы, крича, чтоб все кончали работу. Коммутаторы выключались, появляласьпроцессия поставщиков провизии, музыканты, буфетчики, шампанское, копченаясемга, и все это только для нас и безо всякой особенной причины.

Это было неожиданным кушем для пятидесяти человек. Я думаю, что это оченьспособствовало поднятию духа коллектива. Куш можно использовать и для того,чтоб отметить внезапное озарение. Один мой знакомый наездник, когда лошадьвпервые проделывает какой-нибудь сложный маневр, соскакивает с нее, освобождаетот седла и уздечки и свободно выпускает на манеж — куш полной свободы, которыйчасто, по-видимому, может привести к образованию новой линии поведения. Как нистранно, получение всего одного куша может так же улучшить ответы непокорного,испуганного или сопротивляющегося субъекта, который вообще не проявлял нужногоповедения. В океанариуме «Жизнь моря» мы проводи ли исследования позаданию ВМС США, в которых дельфин получал подкрепление за новые реакции,осуществляемые вместо старого, ранее выработанного поведения. Испытуемой былапонятливая самочка по имени Хоу, которая редко давала новые ответы. Когда ей нестало удаваться получать подкрепления за свои действия, она стала неактивной, ив конце концов в течение одного занятия за двадцать минут не дала ни одногоответа. Наконец, тренер кинул ей пару рыбок «ни за что». Явноошарашенная такой щедростью, Хоу снова стала активной и вскоре выполниладвижение, которое можно было подкрепить, что привело к несомненному прогрессуна последующих занятиях. Я сама бывала в таком же положении, как этот дельфин.Когда мне было пятнадцать лет, самым большим удовольствием для меня были урокиверховой езды. Конюшни, где я занималась, продавали билеты, каждый на десятьуроков; по своим деньгам я могла позволить себе один билет в месяц. В то времяя жила с отцом, Филиппом Уили, и мачехой, Рики; и хотя они относились ко мнеочень хорошо, я вступила в один из тех периодов юности, когда беспрерывноцелыми днями бываешь невыносимо грубым и противным. Однажды вечером супругиУйди, которые были любящими и изобретательными родителями, сказали, что ониужасно устали от моего поведения и поэтому решили меня наградить. И онипрезентовали мне ослепительно новый, дополнительный бесплатный билет наверховую езду. Один из них не поленился съездить на конюшни, чтобы купить его.Поразительно! Незаслуженный куш. Как мне помнится, я с ходу переменилась, иРики Уйди подтвердила это много лет спустя, когда я писала эту книгу. Почемуназаработанный куш может оказать такое внезапное и далеко идущее влияние, я несовсем понимаю. Может быть, со временем кто-нибудь напишет диссертацию по этомуповоду и объяснит нам это. Я только знаю, что дополнительный билет на верховуюезду мгновенно снял у меня сильные чувства угнетенности и обиды, и я подозреваю,что и дельфин чувствовал то же самое.

Условное подкрепление.
Очень часто, особенно при работе с пищевым подкреплением, его невозможнодать в тот момент, когда субъект делает то, что хотели бы поощрить. Если я учудельфина прыгать, то я никак не могу дать ему рыбку в тот момент, когда оннаходится в воздухе. Если за каждым прыжком следует брошенная рыбка(отставленное подкрепление), то у животного в конце концов образуется связьмежду прыжком и едой, и оно будет прыгать чаще. Однако это не несет информациио том, какой из аспектов прыжка мне нравится. На какую высоту? С какимпрогибом? Может, надо войти обратно в воду со всплеском? Таким образом,потребуется очень много повторений, чтобы животное установило, какой именнопрыжок я имела в виду. Чтобы обойти эту трудность, мы используем условноеподкрепление. Условное подкрепление представляет собой какой-либо изначальноничего незначащий сигнал — звук, свет, движение, — который умышленно связываютс подачей подкрепления. Тренеры дельфинов остановили свой выбор на полицейскомсвистке: его хорошо слышно даже под водой и он не связывает руки, чтобы можнобыло давать сигналы и бросать рыбу. С другими животными я обычно использую»сверчка», десятицентовую игрушку, которая щелкает, когда на неенажимаешь, или особые поощряющие слова, выбранные и приберегаемые дляиспользования в качестве условного подкрепления: «хорошая собака»,»хорошая лошадка». Школьные учителя часто прибегают к некоторым такимритуальным и тщательно нормированным словам похвалы — «замечательно»или «очень хорошо», — за которые дети страстно работают и ждут их.Наша жизнь изобилует условными подкреплениями. Нам нравится слышать, как звониттелефон или видеть набитый почтовый ящик, даже если половина звонковнеинтересна и большая часть корреспонденции — утиль, потому что множествослучаев научили нас связывать звонок или конверт с хорошим. Нам нравитсярождественская музыка, и мы ненавидим запах зубного кабинета. Мы хранимокружающие нас вещи — картины, посуду, трофеи — не потому, что они красивы илиполезны, а потому, что они напоминают нам о временах, когда мы были счастливы,или о людях, которых мы любили. Они представляют собой условные подкрепления.Практически дрессировка животных с использованием положительного подкрепленияпочти всегда должна начинаться с выработки условного подкрепления. Прежде чемначать выработку поведения как такового, пока субъект еще ничего особенного ине делает, вы учите его понимать значимость условного подкрепления, сочетая егос пищей, поглаживанием иди другим истинным подкреплением.

Иногда, по крайней мере при работе с животными, вы можете уловить, когдасубъект начинает узнавать ваш сигнал, означающий «Хорошо!». Видно,как животное вздрагивает при действии условного подкрепления и начинает искатьистинное подкрепление. После выработки условного подкрепления в ваших рукахоказывается реальный способ сообщения животному, что в его поведении васинтересует. Чтобы разговаривать с животными, вам не обязательно быть докторомДулиттлом, можно очень многое сказать таким выработанным подкреплением.Условные подкрепления приобретают чрезвычайную силу. Так как информация»Ты прав» сама по себе представляет ценность, она не обязательнодолжна сопровождаться первичным подкреплением. Фактически использование пищи,ласки или чего-нибудь в этом роде можно практически свести к нулю, а условноеподкрепление будет приносить прекрасные результаты. Я видела, как морскиемлекопитающие долго работали после насыщения за условные подкрепления, а лошадии собаки работают по часу и более с маленьким или безо всякого безусловногоподкрепления. Люди конечно же тоже могут бесконечно работать за деньги,являющиеся ничем иным как условным подкреплением, обозначением вещей, которыена них можно купить, особенно люди, которые уже заработали гораздо большеденег, чем они когда-либо смогут действительно потратить, и, следовательно,пристрастившиеся к условному подкреплению. Действие условного подкрепленияможно усилить, сочетая его с несколькими безусловными подкреплениями. В данныймомент субъект может не хотеть, скажем, есть, но если тот же подкрепляющий звукили слово были умышленно связаны еще и с водой или другими потребностями илиприятными моментами, он сохраняет свое действие и в этом случае. Мои кошкислышат слова «хорошая киса!», когда получают ужин, когда их гладят,когда их впускают в дом и выпускают из дома, когда они проделывают маленькиетрюки и получают за них вознаграждение. В результате я могу использовать этислова для поощрения кошки, спрыгивающей с кухонного стола, и нет нужды сопровождатьего каким-либо безусловным подкрепдением. Быть может, причина того, что деньгиоказывают на нас такое подкрепляющее действие, кроется в том, «что онимогут связываться практически с чем угодно. Это чрезвычайно обобщенное условноеподкрепление. Как только вы выработали условное подкрепление, вы должныпользоваться им осторожно, не разбрасывать без толку, иначе его силауменьшится. Дети, которые ездили на моих уэльских пони, очень скоро научилисьговорить: «Хорошая лошадка!» только когда хотели подкрепитьповедение. Если им просто хотелось выразить свою привязанность, они моглиболтать с пони, как угодно, не употребляя этих слов. Однажды девочка, котораятолько что присоединилась к их компании, начала гладить пони, приговаривая:»Ты хорошая лошадка!». Трое остальных тотчас же ополчились на нее:»Ты за что ему это говоришь? Он же ничего не сделал!». Подобным жеобразом можно и должно окружить заботой и вниманием детей, супруга, родителей,любимых и друзей безотносительно к какому-нибудь определенному поведению, нонеобходимо приберечь что-то специально в качестве условного подкреплениячего-либо определенного.

Существует множество реальных событий, заслуживающих похвалы,подкрепления, которым щедро обмениваются в счастливых семьях. Однако фальшиваяили незначимая награда вскоре вызывает негодование даже у маленьких детей итеряет всякую силу в качестве подкрепления. Можно выработать и условноеотрицательное подкрепление, которое может быть очень полезным. Дети и многиеживотные часто моментально реагируют на резкое, громкое слово запрета, котороеничем не сопровождается. Возможно, оно является первичным или безусловнымподкреплением. Но некоторые животные — особенно этим славятся кошки —игнорируют окрики и брань. Одна моя подруга совершенно безуспешно пыталасьотучить свою кошку царапать кушетку, используя в качестве отрицательногоподкрепления возглас «Нет!». Однажды в кухне она уронила большойлатунный поднос, случайно упавший почти рядом с кошкой, и, когда раздалсягромкий грохот подноса, воскликнула: «Нет!». Кошка была страшнонапугана, подпрыгнула вверх, подняв шерсть дыбом. В следующий раз, когда кошканачала драть кушетку, хозяйка крикнула: «Нет!», у кошки сделалсяиспуганный вид, и она тотчас же перестала. Двух-трех повторений ставшегоусловным слова оказалось достаточно, чтобы навсегда прекратить это поведение.

Режимы подкрепления.
Бытует неправильный взгляд, что если вы начали вырабатывать поведение спомощью положительного подкрепления, то должны продолжать его применение напротяжении всей дельнейшей жизни субъекта, если этого не будет, то поведениеисчезнет. Это неверно: постоянное под крепление необходимо только на стадияхобучения. Вы можете несколько раз вознаградить годовалого ребенка запользование горшком, но как только поведение заучено, предмет обучения сам осебе позаботится. Мы даем или должны давать начинающему множество подкреплений— обучение ребенка езде на велосипеде идет под настоящий поток:»Правильно, крепче держи руль, у тебя получилось, хорошо!» Но выбудете выглядеть довольно глупо (а ребенок решит, что вы сошли с ума), если выбудете продолжать хвалить его после того как навык установился. Для того чтобыподдерживать уже выученное поведение на определенном уровне надежности, нетолько не надо подкреплять его все время, а даже, наоборот, следует прекратитьрегулярные подкрепления и перейти на эпизодическое использование подкрепления,подаваемого в случайном и не предсказуемом порядке. Это и есть то, чтопсихологи называют вариабельным режимом подкрепления.

Вариабельный режим гораздо более эффективен для поддержания поведения,чем постоянный, предсказуемый. Один психолог объяснил это мне так: если у васмашина новая и всегда хорошо заводилась, а однажды, когда вы сели в нее,повернули ключ, она не завелась, то вы, может быть, и попробуете завести ее ещенесколько раз, но скоро решите, что что-нибудь не в порядке, и позвоните вгараж. Поведение, состоящее в поворачивании ключа, при отсутствии ожидаемогонемедленного подкрепления быстро угаснет. С другой стороны, если у вас вместомашины старая консервная банка, котораяеще ни разу не заводилась с первой попытки, и каждый раз требуется целаявечность для того, чтобы привести ее в движение, вы можете продолжать попыткиее завести в течение получаса; ваше поведение по поворачиванию ключа происходитв низковероятностном режиме подкрепления и поэтому сильнейшим образомподдерживается. Если давать дельфину рыбку за каждый прыжок, то скоро прыжкистанут невысокими, небрежными, лишь бы отделаться. Если теперь перестать даватьрыбу, дельфин тут же перестает прыгать. Но, если после того как животноенаучилось прыгать за рыбку, начать подкреплять первый прыжок, затем третий итак далее наугад, поведение будет поддерживаться на более высоком уровне: неполучив подкрепления, животное станет прыгать чаще, стараясь угадать счастливыйномер, и прыжки могут даже усилиться. В свою очередь это позволит подкреплятьвыборочно наиболее сильные прыжки, — то есть посредством вариативного режимасовершенствовать деятельность. Но даже некоторые профессиональные дрессировщикине могут правильно использовать вариативный режим положительного подкрепления;многим эта концепция представляется особенно трудной, не укладывающейся вголове. Нам понято, что нет нужды продолжать наказывать за неправильноеповедение, если оно прекратилось, но почему бы не вознаграждать постоянно заправильное поведение.

Мы не так уверены в этом только когда ставим целью добиться с помощьюположительного подкрепления улучшения дисциплины. Действенность вариатавногоподкрепления лежит в основе всех азартных игр. Если каждый раз, опустив вавтомат 5 центов, будете получать десять, то скоро вы потеряете к этомуинтерес. Да, вы будете делать деньги, но какой это нудный способ! Людямнравится играть с автоматом именно потому, что невозможно предугадать заранее,то ли ничего не получишь, то ли какую-то мелочь, то ли сразу кучу денег, икогда именно будет это подкрепление (это может быть только один самый первыйраз). Почему одни люди втягиваются в азартную игру, а другие могут поиграть ибросить, это уже другой вопрос, но для тех, кто попался на крючок, этим крючкомстал вариативный режим положительного подкрепления. Чем длительнее интервалымежду подкреплениями в вариативном режиме, тем сильнее он стимулируетповедение. Однако режимы с длительными интервалами работают против вас, когдавы пытаетесь угасить поведение. Если поведение не подкреплять совсем, то скоропоявится тенденция к его угасанию; но если оно все-таки время от времениподкрепляется — неважно сколь эпизодично — одна сигарета, одна рюмка, однапоблажка ворчуну или нытику — и поведение вместо того, чтобы угасаться, можетбыть значительно усилено режимом с длительными интервалами междуподкреплениями. Всем встречались люди, которые непонятным образом привязаны ксупругам или любовникам, которые с ними плохо обращаются. Мы привыкли думать,что так бывает только с женщинами — она чувствует влечение к тому, кто груб,невнимателен, эгоистичен и даже жесток, она его все равно любит, — но этослучается и с мужчинами. Каждый знает людей, которые после развода или другогорода утраты находят другого человека, в точности похожего на предыдущего.

Являются ли эти люди вечными жертвами по каким-либо глубокимпсихологическим причинам? Возможно. Но, может быть, они — жертвы режима сдлительными интервалами между подкреплениями? Если вы вступили в связь сочаровательным, обаятельным, интересным в сексуальном плане, веселым ивнимательным человеком, а затем он становится все более несговорчивым, дажеобидчивым, но все же время от времени проявляет свои хорошие качества, выстанете жить ради этих все более редких моментов, когда вы получаете этопрекрасное подкрепление: полное очарования, обаяния, привлекательности ивеселья внимание. И парадоксально с точки зрения здравого смысла, нозакономерно с точки зрения теории обучения, что чем реже и непредсказуемейстановятся такие моменты, тем сильнее становится их подкрепляющий эффект, и темдольше ваша линия поведения будет сохраняться. Кроме того, легко понять, почемучеловек, однажды оказавшийся в таких отношениях, часто ищет их повторения: емуможет казаться, что во взаимоотношениях с нормальным человеком, который сдержани доброжелателен большую часть времени, не хватает остроты того редкого,страстно желаемого и потому вдвойне действенного подкрепления. Посмотрите наситуацию с точки зрения человека, управляющего поведением: я могу держать ее(его) в безоговорочном подчинении, так, «Чтобы она (он) делала все, что язахочу, ради моего удобства и спокойствия, до тех пор пока я даю ей (ему) все,что она (он) хочет… изредка. Это один из способов, которыми сутенеры держат вповиновении своих девочек. Конечно, это крепкие путы, но однажды жертваосознает, что сила «очарования» по крайней мере отчасти зависит отрежима подкрепления, и спокойно уйдет от этого типа отношений и поищет что-тодругое.

Исключения из правила вариативного подкрепления.
Лишь в одном случае не следует прибегать к вариативному режимуподкрепления, после того как поведение заучено, — это когда оно направлено нарешение своего рода головоломки или теста. При одном из видов дрессировкисобака должна выбирать из нескольких разнородных предметов тот, который побывалв руках у хозяина и хранит его запах. При этом необходимо каждый раз говоритьсобаке, что она выбрала правильно, чтобы в следующий раз она знала, что надоделать. В тестах на различение, — скажем, идентификация более высокого из двухзвуков — необходимо подкреплять каждый правильный ответ испытуемого, чтобы онбыл постоянно информирован о том, какую задачу он решает (подойдет, конечно, иусловное подкрепление). Когда мы отгадываем Кроссворд или составляемкартинку-загадку, мы получаем подкрепления за правильные догадки, так кактолько они являются «подходящими». Если бы при составлениикартинки-загадки можно было вставить в одну ячейку несколько кусочков, тоположительного подкрепления за правильный выбор, который является обязательнойобратной связью в любой ситуации выбора, не получалось бы.

Долговременные программы поведения.
В дополнение к вариативному режиму подкреплений можно ввести и закрепленный,при котором субъект знает, что он должен работать определенное время иливыполнить определенный комплекс поведенческих реакций за каждое подкрепление.Например, подкрепляя каждый шестой прыжок, можно сделать так, что дельфин будетпрыгать шесть раз подряд, и вскоре получим стабильные серии из шести прыжков.Трудность работы с фиксированным режимом подкрепления состоит в том, что первыеответы в сериях не подкрепляются и возникает тенденция к уменьшениюзатрачиваемых на них усилий. У прыгающего дельфина со временем все прыжки,кроме последнего, который действительно подкрепляется, уменьшаются. Этоотрицательное влияние фиксированного режима подкреплений является важнымфактором во многих видах человеческой деятельности — например на заводскомконвейере. Чтобы получить подкрепление, необходимо работать в течениеопределенного времени, но так как подкрепление дается в фиксированном режиме,независимо от качества выполнения, человек совершенно естественно стремитсяделать то наименьшее количество работы, которое позволяет не выпасть из игры,особенно низкая производительность может быть в начальный период работы.Зарплата по пятницам является фиксированным подкреплением, делающим понедельниктяжелым днем. У дельфинов поддержать поведение поможет случайное подкреплениепервого или второго прыжка, помимо шестого.

У людей могут быть эффективны различные виды прогрессивных оплат илидругих подкреплений (например, награды), тесно связанные с качеством иколичеством продукции и выдаваемые неодновременно с обычным подкреплением.Применяя либо фиксированный, либо вариативный режимы подкрепления можнооттренировать чрезвычайно длинные цепи поведенческих реакций. Можно добитьсятого, что цыпленок будет клевать кнопку сто и более раз за каждое зернышкопшеницы. Для людей также можно привести много примеров отставленноговознаграждения. Один психолог шутит, что самым длительным режимомнеподкрепляемого поведения в человеческой жизни является учеба в школе. Прирежимах подкрепления с чрезвычайно длительными интервалами иногда создаютсяситуации, которые не приносят организму полезного результата. Для цыпленка этоопределяется обменными процессами: когда на клевание кнопки он начинает тратитьбольше энергии, чем может восстановить при получении пшеничного зерна, поведениеначинает угасать — цена работы падает так низко, что ее просто становитсянезачем делать. Конечно, так часто бывает и с людьми.

Другое явление, встречающееся при очень длительных интервалах междуподкреплениями, — замедленный старт. Начав клевать, цыпленок совершает этидействия с постоянной частотой, так как каждый удар приближает его кподкреплению, но было отмечено, что по мере того, как увеличиваются интервалымежду подкреплениями, он стремится «отложить» начало реакции на болеедлительный срок. Это и называется «отсроченное начало поведения сдолговременной программой» и очень распространено в жизни людей. В любойдолгосрочной задаче, начиная с уплаты подоходного налога и кончая уборкойгаража, можно придумать бесконечное количество причин для того, чтобы не начатьдело безотлагательно. Написание чего-либо, иногда даже просто письма, тожеповедение с долгосрочной программой. Когда оно уже начато, все идет прекрасно.Но так трудно заставить себя сесть и начать! Джеймс Турбер находил, что начатьстатью настолько трудно, что иногда он обманывал свою жену (которая по понятнымпричинам была чрезвычайно заинтересована в том, чтобы он писал статьи, так какдоход с них шел на оплату квартиры), лежа все утро на диване в кабинете и читаякнигу, которую он держал в одной руке, а другой стучал по клавишам пишущеймашинки. Феномен отстроченного начала перевешивал явное положительноеподкрепление в виде денег, а симуляция печатанья на машинке, по крайней мере,предотвращала отрицательное подкрепление упреков жены. Один из способовпреодоления феномена отсроченного начала заключается в том, чтобы вводитькакое-либо подкрепление именно за старт, так же, как я эпизодически подкрепляюу своих дельфинов первый или второй прыжок в серии из шести. Я успешноприменяла этот прием и в самовоспитании. В течение нескольких лет один или двараза в неделю я посещала вечерние занятия, что требовало много времени — тричаса занятий и по часу на дорогу в один конец. Каждый раз, когда приближалось 5часов, появлялось сильнейшее искушение не ездить. Но потом я обнаружила, что,если я разобью поездку — первую часть дела — на пять этапов: путь до станцииметро, посадка в поезд, пересадка на другой, автобус до университета и,наконец, восхождение по лестнице до аудитории, и подкреплю каждое из этихначальных поведений после его выполнения маленьким кусочком шоколада, который яочень люблю, но обычно не ем, я стала способна вытащить себя из дома, а черезнесколько недель была в состоянии проделать весь путь на занятия без шоколада ибез внутренней борьбы.

Суеверия: случайные подкрепления.
В реальной жизни подкрепления возникают на каждом шагу и частопредставляют собой лишь случайное стечение обстоятельств. Один биолог,изучавший ястребов, заметил, что если ястреб поймал под каким-либо кустом мышь,то в течение недели, а иногда и больше, он будет ежедневно проверять этот куст;вероятность его полета именно над этим местом обусловлена силой подкрепления.Попробуйте пройти мимо мусорной корзины, тщательно к ней не приглядываясь, еслинакануне — нашли в ней пять долларов. Случайное подкрепление полезно дляястреба; вообще можно сказать, что поведение животных эволюционировало так, чтокаждый вид обладает возможностью извлекать пользу из любого подкрепления.Однако многие случайные подкрепления не сопровождаются полезным результатом, нотем не менее могут оказать сильное влияние на поведение. Когда поведение несвязано с последующими событиями, но в мозгу субъекта связывается с ними вкачестве необходимого условия их осуществления, говорят о суеверном поведении.

Пример этого — человек, грызущий карандаш. Если во время экзамена вамслучится взять в рот карандаш и тут же вам придет в голову правильный ответ илихорошая мысль, то такое подкрепление может изменить ваше поведение: хорошиемысли пришли, когда грыз карандаш, таким образом, это действие подкрепляется.Когда я училась в колледже, у меня не было ни одного карандаша, не покрытогоотметинами от зубов, — на особенно трудных экзаменах я иногда перегрызлакарандаш пополам. Я была уверена, что это помогало мне думать. Вдействительности же это было всего лишь случайно обусловленное поведение. То жесамое можно сказать отношении определенной одежды или совершении некого ритуалаперед тем как взяться за какое-либо дело. Я видела одного бейсболиста, которыйсовершал девятичленную цепочку действий каждый раз, когда готовился подать мяч:дотрагивался до кепки, касался мячом перчатки, сдвигал кепку вперед, тер ухо,сдвигал кепку назад, шаркал ногой и т. д. В трудные моменты он мог повторитьвсе девять действий дважды, никогда не нарушая их порядок: Этапоследовательность действий совершалась очень быстро, комментаторы никогда неостанавливались на ней — но тем не менее она представляет собой сложноесуеверное поведение. «Суеверия» часто возникают при дрессировке животных.Животное может руководствоваться в своих ответах такими критериями, которые выи не собирались вводить, но которые часто случайно совпадали с подкреплениями иобразовали условную связь. Например, животное может считать, что чтобы получитьподкрепление, оно должно находиться в определенном месте, повернуться вкакую-либо сторону или особым образом сидеть. Когда вы захотите, чтобы оноработало в новом месте или при другой ориентации, внезапно загадочным образомвсе поведение ломается, и пойди пойми почему это произошло. Поэтому гораздолучше, как только поведение начинает формироваться, начинать разнообразитьварианты условий, которые не представляются вам важными, чтобы не возниклокакого-либо случайного обусловливания, которое впоследствии будет вам мешать.

Более всего следите, чтобы не образовывались случайные временные связи.Как животное, так и люди очень хорошо чувствуют временные интервалы. Однажды ябыла совершенно уверена, что обучила двух морских свинок прыгать по команде (посигналу моей руки), пока один из посетивших нас ученых не доказал мне ссекундомером в руке, что они прыгают каждые двадцать девять секунд. Это у меняпроизошло случайное обусловливание подачи команды с очень большойрегулярностью, а они воспользовались этим вместо той информации, которой онидолжны были пользоваться по моему предположению. Многие потомственныедрессировщики находятся просто в плену суеверного способа мышления и поведения.Среди них я встречала некоторых, которые говорили, что дельфины предпочитаютлюдей, одетых в белое, что мулов необходимо бить, что медведи не любят женщин ит. д. Это относится и к тем, кто работает с людьми и считает, например, что напятиклассников необходимо кричать и что наказание необходимо, чтобы добитьсяуважения. Такие воспитатели находятся во власти традиции, они вынуждены всегдаработать одними и теми же способами, так как не могут разделить действенныхметодов от того, что является просто суеверием. Эта слабость, или смешение,обнаруживается у представителей многих профессий — в образовании, технике,военном деле, но в большей мере, пожалуй, в медицине. Ужас сколько всегоназначается пациенту не потому, что это обладает целебными свойствами, а простопотому, что так всегда делали или все сейчас делают. Каждый, кто хоть раз лежалв больнице, может вспомнить с полдюжины примеров ненужных действий, которыепредставляют собой не более как суеверное поведение. Интересно, что суеверноеповедение не исчезает, если вы просто указываете на его неэффективность; будучиочень сильно заученным, оно соответственно сильно оберегается.

Попробуйте поговорить с врачом о его привычке использовать неэффективноеили даже вредное лечение, и вы получите отпор в соответствующих выражениях; яуверена, что и тот бейсболист с девятиступенчатым суеверным выражением нервноговозбуждения будет яростно противиться всякому, кто предложит ему играть в мяч,скажем, без кепки, до которой он четырежды дотрагивается. Единственный способизбавиться от суеверного поведения — это убедиться, что оно не связано сподкреплением. Мой сын Тэд очень любит фехтование. Два-три раза в неделю онходит на тренировку, а по выходным часто ездит на соревнования. Однажды вовремя поединка с сильным партнером он почувствовал себя подавленным, потому чтооставил дома свою любимую шпагу. Он проиграл матч. Потом он понял, что ощущениеподавленности, очевидно, гораздо больше влияет на его действия, чем та шпага,которой он пользуется, а следовательно, иметь «любимую» шпагу—суеверие. Тэд выявлял и боролся с любым суеверным поведением, которое могло бысвязаться с фехтованием. Он обнаружил у себя много таких пунктиков, начиная спривязанности к некоторым предметам одежды до внутреннего убеждения, что на егобой может повлиять приснившийся сон, спор или даже отсутствие фруктового сокана соревнованиях. Систематически анализируя каждое из этих обстоятельств, онразорвал одну за другой свою зависимость от них, так как понял, что этосуеверия. И в результате теперь он выходит на каждый бой спокойным и уверенным,если даже перед этим ему снился кошмар про опоздание на поезд, потерюснаряжения, баталии с таксистами, если даже он фехтует одолженной шпагой втренировочном костюме и в разных носках.

Чего можно добиться с помощью положительногоподкрепления.
Вот несколько примеров того, чего добились мои знакомые с помощьюположительного подкрепления: Джуди, дизайнер по профессии, чтобы оставаться вформе, поступила в вечерний рисовальный класс при соседнем университете, гдезанятия происходили раз в неделю; из двадцати человек в классе большинство тожебыли дизайнерами, либо коммерческими художниками. Преподаватель на неделюзадавал домашнюю работу, выполнением которой многие из этих занятых людей себяне утруждали. Преподаватель каждый раз по десяти, а то и более минутразглагольствовал о слабом выполнении домашних заданий. Устав от того, что ихбез конца бранили, Джуди предложила преподавателю подкреплять тех. Кто принесдомашние работы, вместо того чтобы вправлять мозги тем, кто не сделал их. Такон и поступил, подкрепляя своих учеников публичной похвалой за каждоевыполненное задание. К третьей неделе в классе не только улучшилось настроение,но и возросло число выполнивших домашнее задание с одной трети до трехчетвертей класса. Шеннон, студентка колледжа, пришла в гости к одним знакомым изастала такую сцену. Четверо взрослых безуспешно и не без некоторого риска длясебя пытались удержать немецкую овчарку и полечить ее больное ухо. Шеннон,которая не особенно любит собак, но изучает роль положительного подкрепления,достала из холодильника немного сыра и за пять минут научила собаку сидетьсмирно, пока она без посторонней помощи обработала ей ухо. Молодая женщинавышла замуж за человека, который очень любил распоряжаться и командовать. Хужетого, и его отец, который жил с ними, тоже взялся помыкать невесткой. Этуисторию рассказывала мне мать девушки.

Она была в ужасе, когда впервые увидела, что приходится терпеть еедочери. «Не беспокойся, мама, — сказала дочь, — поживем — увидим».Дочь взяла за правило как можно меньше реагировать на команды и резкие реплики,и одновременно подкреплять послушанием и живостью реакции любое проявлениевежливости и внимания со стороны мужчин. За год она превратила их в оченьславных людей. Теперь, когда она приходит домой, они встречают ее улыбками, иоба с радостью соглашаются помочь с покупками. Одна восьмиклассница, жившая вгороде, любила по выходным брать свою собаку на загородные прогулки, но собакачасто убегала очень далеко и не возвращалась на зов, особенно когда наступалапора ехать домой. Однажды во время прогулки, когда, бегая туда-сюда, собакасама подходила к девочке, та начала очень живо на это реагировать — хвалить,гладить, болтать, обнимать, возиться с собакой. Когда пришло время ехать домой,девочка позвала собаку, и та с радостью подошла к ней. Громадное радушие вкачестве положительного подкрепления, очевидно, перевесило обычное продлениесобакой своей свободы. Больше на прогулках неприятностей с ней не было. Новыйадминистратор одного грозного босса прикинул, что из его работы может являтьсяподкреплением для босса — например принесение бумаг на подпись, — и старалсякак можно чаще приурочить это дело ко времени, когда босс не был в ярости. Боссстал спокойнее и, подписывая бумаги, стал даже отпускать шутки. Некоторые людисоздают особые типы подкреплений, чтобы заслужить их, другие готовы многимпожертвовать. Аннет, неработающая женщина, имеющая взрослых детей и живущая загородом, была бы практически оторвана от мира, если бы не обилие друзей,которые звонят ей по телефону каждую неделю, а то и чаще, чтобы поделитьсяновостями.

Это не только соседи или родственники, звонят и многие занятыеработающие, женщины, живущие далеко. И я одна из них. Почему же мы все звонимАннет? Если у вас плохие новости — вы заболели гриппом, у вас грядет ревизияили няня вашего ребенка переехала в Кливленд, — вы получите у Аннет сочувствиеи совет; но так поступит и любой друг при хороших же новостях от Аннетполучаешь необычайное подкрепление. Сообщите ей, что банк открыл вам кредит,она не просто скажет: «Колоссально!». Она точно расскажет чем вы этозаработали и заслужили. «Вот видишь? — откликнется Аннет. — Вспомни, какты много работала, чтобы обеспечить хорошую сумму кредита. Вспомни всенеприятности, которые у тебя были с телефонной компанией и с получением билетана самолет. Это тебе награда; в тебе признали деловую женщину. Для этого надобыло делать правильные шаги, и ты их делала. Я просто горжусь тобой!»Невероятно! Это больше, чем одобрение, это подкрепление за прошлые усилия,которые в данное время кажутся в основном неудачами. Аннет принимает хорошиеновости не с точки зрения «удачи», а превращает их в подкрепление.Это конечно же подкрепляет вашу склонность звонить Аннет.

Организованное подкрепление.
Собрания участвующих в распродаже, клубы организации рекламы, курсы ДейваКарнеги, общество контроля за собственным весом, да и большинство организаций,в которых происходит групповое обучение самоусовершенствованию используют восновном влияние подкрепления индивидуума группой. Похвала, медали, церемониинаграждения и другие формы группового признания являются мощнымиподкреплениями, используемыми иногда с большим воображением. Директор фирмы,занимающейся распродажей, желая вознаградить свою «команду» заудачный год, арендовал футбольный стадион, устроил большой праздник дляслужащих старших администраторов и членов их семей; он сделал так, чтокомиссионеры выбегали на поле через туннель для игроков, а на табло подаплодисменты всех присутствующих вспыхивали их имена. Несколько лет назад япосещала курсы хозяйствования Вернера Эрхарда, программа не лишена духаторгашества, но с точки зрения обучения это, как мне кажется остроумное, ачасто даже блестящее применение формирования и подкрепления. Программа,называлась, и я думаю справедливо, тренировкой. Руководитель называлсятренером. Целью формирования было лучше познать самого себя, а основнымподкреплением были не реплики тренера, а поведение всей группы, не имеющеесловесного выражения. Чтобы групповое поведение стало подкреплением, 250человек, составлявших группу, просили аплодировать каждому выступавшемунезависимо от того, понравилась ли им речь или нет. Таким образом, с самогоначала застенчивые были ободрены, смелые вознаграждены, и все выступления, какпроникновенные, так и бессодержательные получили признание группы. Поначалуаплодисменты были не более чем обязанностью. Но скоро они стали действительнокоммуникативным средством, выражающим не степень удовольствия, как в театре, аоттенки чувств и значений. Например, в нашей группе, а я полагаю, что такоебывает в каждой подобной группе, был заядлый спорщик, который часто подвергалсомнению то, что говорил тренер. Когда это произошло в третий или четвертыйраз, тренер вступил с ним в спор. Всем было ясно, что с точки зрения логикилюбитель споров на этот раз был в общем-то прав. Но поскольку спор тянулся итянулся, всем остальным в аудитории было все равно, кто прав. Все 249 человекжелали только одного: чтобы он замолчал и сел на место. Правила игры, то естьформирующие правила, не позволяли нам протестовать или сказать ему, чтобы онзамолчал. Но постепенно всеобщее молчание дошло до его сознания. Мы видели, что он начинает понимать, что никому нетдела до того, что он прав. Можетбыть, не всегда надо доказывать свою правоту. Мало-помалу он погрузился вмолчание и сел. Группа немедленно разразилась целой бурей аплодисментов,выражавших сочувствие и понимание наряду с сердечным облегчением — очень мощноеположительное подкрепление озарения, которое пришло к спорщику. Случаи обучениятакого типа, в которых важную роль играют поведенческие аспекты, а не словесноевыражение, безумно трудно объяснить постороннему. Эрхард, подобно учителю дзен,часто прибегает к афоризмам; в случае описанного выше спорщика говорится так:»Когда ты прав, с тебя требуется только одно — быть правым». Этозначит, что не обязательно нравиться или вызывать другие приятные чувства:только быть правым. Если бы мне пришлось привести этот афоризм на вечеринке, накоторой кто-нибудь распинается, человек, окончивший курсы, посмеялся бы, да илюбой хороший современный тренер посмеялся бы, но большинство присутствующихрешило бы, что я не в своем уме или пьяна. Озарение при тренировке не требуетсловесного выражения.

Самоподкрепление.
Одним из наиболее полезных практических применений подкрепления является самоподкрепление.Мы им часто пренебрегаем, отчасти потому, что это не приходит нам в голову,отчасти, потому что склонны требовать от себя гораздо больше, чем от других.Как сказал один мой знакомый министр: «Немногие имеют столь низкиекритерии, что по ним легко жить». В результате мы часто по несколько днейне расслабляемся, переходя от одной задачи к другой, от нее к третьей, незамеченные и неотблагодаренные даже самими собой. Не говоря уже о подкреплениисебя за изменение какой-либо привычки или приобретение нового навыка,какое-либо подкрепление необходимо и просто для будничной жизни; лишение себяподкреплений, мне кажется, — один из факторов повышения нервозности идепрессий.

Вы можете подкрепить себя здоровыми способами — часом досуга, прогулкой,разговором с друзьями или хорошей книгой; или нездоровыми — сигаретами, виски,пищей, от которой толстеют, наркотиками, сидением допоздна и т. д. Мне нравитсявысказывание актера Рута Гордона: «Актер должен получать комплименты. Еслимне приходится долго обходиться без комплиментов, я хвалю себя сам, и этохорошо хотя бы потому, что при этом яуверен в искренности».

II. Процесс выработки: формирование высших формповедения без принуждения и боли.
Что такое процесс выработки.
Подкрепить поведение, которое уже имеется, чтобы оно возникало чаще, —это понятно, но как обучающим заставить своих подопечных делать то, чтослучайно может ни когда и не возникнуть? Как заставить собаку сделать сальтоназад или дельфина прыгнуть через обруч?

Когда дело касается собак, делающих сальто, дельфинов, прыгающих черезобруч, или людей, бросающих баскетбольный мяч в кольцо, то эти действия ужесовершаются в процессе выработки. Выработка же состоит в том, чтобыиспользовать малейшую тенденцию изменений поведения в нужном направлении и шагза шагом сдвигать ее к поставленной цели. На лабораторном жаргоне этоназывается последовательное приближение. Процесс выработки возможен потому, чтоповедение живых существ вариабельно. Что бы живое существо ни делало, в однихслучаях оно выполняет это более энергично, чем обычно, а в других случаях —наоборот. Неважно, сколь сложно и трудно то окончательное поведение, которое выхотите выработать, вы всегда можете, установить ряд последовательных целей,найти какое-либо поведение, которое осуществляется уже сейчас, и использоватьего как первый шаг.

Например представим, что я решила обучить цыпленка «танцевать».Я могу начать с наблюдения за естественными движениями цыпленка и давать емуподкрепление всякий раз, как он повернется налево. Скоро первая цель будетдостигнута: цыпленок начнет поворачиваться налево гораздо чаще, а вследствиевариабельности эти повороты будут то меньшими, то большими. Теперь я могуизбирательно подкреплять только более выраженные движения налево — напримерповорот на четверть круга. Когда эти движения станут преобладающими,естественная вариативность обусловит то, что некоторые повороты будутсовершаться менее, чем на четверть круга, а некоторые будут приближаться кполовине круга. Я могу повысить критерий, выдвинуть новую задачу и начатьотбирать повороты на полкруга и более. Когда цыпленок обучится совершатьнесколько полных поворотов на большой скорости за одно подкрепление, я могусчитать, что достигла своей конечной цели — танцующего цыпленка. Мы все хорошознакомы с выработкой поведения, являясь участниками или объектами этогопроцесса. — Попросту говоря, большая часть воспитания ребенка — процессвыработки поведения. Обучение различным физическим навыкам — от тенниса, допечатанья на машинке — представляет из себя в основном выработку поведения. Мынаходимся в процессе выработки или, по крайней мере, стараемся что- либовыработать всякий раз, когда упражняемся в чем-либо, начиная от публичноговыступления, кончая игрой на фортепьяно. Мы находимся в процессе выработки итогда, когда пытаемся изменить свое поведение — бросить курить, быть менеезастенчивым, лучше распоряжаться деньгами. Достигли или не достигли мы успеха вформировании какого-либо поведения у себя или кого-то другого, в конечном счетазависит не от нашего искусства, а от настойчивости. Музыкальный критик газеты»Нью-Йорк Таймс» писал об одном европейском дирижере, который небудучи великим музыкантом добивался необыкновенной музыки, заставляя свойоркестр репетировать каждый концерт в течение целого года. Большинство из насможет достичь определенного совершенства почти в любой деятельности, еслипотратить на это достаточно времени.

Но это скучно. Разве мы не хотим всегда обучиться новому — катанию налыжах, игре на пианино, как и любой другой деятельности — как можно быстрее?Конечно, хотим, и вот тут все дело в правильной выработке навыка. Далее, развемы не предпочитаем избежать вообще или сократить до минимума повторения?Опять-таки, конечно же, но некоторые физические навыки требуют повторения, потомучто мускулы «учатся» медленно, и требуется многократное повторениедвижений, прежде чем они станут совершаться с легкостью. Но даже в этом случаехорошо спланированная программа выработки может свести до минимума необходимуютренировку и сделать значимым каждый момент практических занятий тем самымчрезвычайно ускоряя совершенствование. И наконец, в спорте, музыке и другихтворческих устремлениях вы можете захотеть развить не только стабильноевыполнение навыка, но и выполнение на том наивысшем уровне, который доступенвам или тому, кого вы обучаете. В этом случае правильное использование законовнаправленной выработки может быть решающим.

Способы и приемы или закономерности.
Есть два аспекта выработки: первый способ и приемы, то естьпоследовательность шагов, необходимых для выработки типа поведения, и второй —закономерности или правила, предписывающие, как, когда и почему эти типыповедения должны подкрепляться.

Большинство тренеров, большинство книг о тренировке и большинство тех,кто обучает тренеров, — имеет дело потом исключительно со способом или приемом.»Возьмите в руки клюшку для гольфа как показано на рисунке»,»Подведите прицел винтовки под нужное место мишени», «Никогда ненаклоняйтесь в горах», «Взбивайте яйца металлическим венчиком почасовой стрелке» Это прекрасно. Эти приемы обычно складываются годами приучастии многих людей, путем проб и ошибок, и поэтому они оптимальны. В самомделе вы будете более уверенно сидеть на лошади, если пятки у вас опущены, а мячдля гольфа будет послан вами дальше, если вы хорошенько отклонитесь в сторонузамаха. Если вы заинтересованы в том, чтобы овладеть каким-либо навыком, я могувас уверить, что вы извлечете максимум возможного от устоявшихся приемоввыполнения действий, которые включаются в данный навык, почерпнув это из книг,от преподавателей, инструкторов и наблюдая или изучая действия других людей.Другую сторону выработки составляют закономерности, которые регулируют сампроцесс обучения: когда надо поднажать, когда подослабить обучение; какнаиболее эффективно повышать критерии, что делать, если возникли затруднения,и, вероятно, самое главное — когда остановиться. В этих вопросах обычнополагаются на интуицию и опыт тренеров или инструкторов, на случай или удачу.Между тем именно успешность применения этих закономерностей определяет разницумежду просто хорошим и великим преподавателями, между радостным, быстрым иуспешным обучением и обучением, приводящим к срывам, медленным, скучным инеприятным. Хороший процесс выработки, а не только хорошие приемы, делаютобучение эффективным.

Десять правил выработки.
С моей точки зрения существуют десять правил, управляющих процессомвыработки. Некоторые — по крайней мере четыре первых — берут начало изпсихологических лабораторий и установлены экспериментально. Другие, насколькомне известно, даже не являлись предметом специального изучения, норассматриваются всеми, кто имел дело с выработкой поведения, как неотъемлемаяособенность: вы всегда знаете (обычно слишком поздно), когда вы нарушили одноиз них. Я перечислю эти правила, а затем несколько подробнее остановлюсь накаждом из них:

1. Повышайте критерий небольшими градациями, чтобы у субъекта всегда былареальная возможность выполнить требуемое и получить подкрепление.

2. В конкретный промежуток времени отрабатывайте что-нибудь одно, непытайтесь формировать поведение по двум критериям одновременно.

3. Прежде чем увеличивать или повышать критерий, пользуйтесьподкреплением текущего уровня ответа, т. е. подкрепляйте любое исполнениеданного действия, имеющегося в данный момент.

4. Вводя новый критерий, временно ослабьте старые.

5. Будьте впереди того, кого вы обучаете: полностью планируйте своюпрограмму выработки так, чтобы в случае внезапного успеха обучаемого, вы знали,что следует подкреплять далее.

6. Не меняйте тренеров на «середине реки»; у вас может бытьнесколько инструкторов на одного обучающегося, но придерживайтесь однойпрограммы выработки на каждый из типов поведения.

7. Если одна процедура выработки не приносит успеха, найдите другую,существует столько же способов добиться нужного поведения, сколькоинструкторов, способных их придумать.

8. Не кончайте тренировку, не дав положительного подкрепления, этосоответствует наказанию.

9. Если навык ухудшается, «возвратитесь к детскому саду»,быстро повторите весь процесс выработки с серией легких подкреплений.

10. Оканчивайте, по возможности, каждую тренировку на высокой ноте и влюбом случае останавливайтесь, оставаясь впереди обучаемого.

1. Повышайте критерий небольшимиградациями, чтобы у субъекта всегда была реальная возможность выполнитьтребуемое и получить подкрепление. Практически это означает, что, когда вы увеличиваете требования илиповышаете критерий подкрепления, вы должны это делать в пределах, доступных вданный момент субъекту. Если ваша лошадь берет барьер в два фута, иногда имеяфуг в запасет вы можете увеличить барьер до двух с полови ной футов. Поднятьего до трех футов, значит искать себе неприятностей: животное способно на это,но пока не в со стоянии обеспечить стабильности. А повысить барьер до трех споловиной футов означает накликать несчастье.

То, насколько быстро вы можете увеличить критерий, не зависит отфактических возможностей субъекта, нынешних или будущих, никогда не исходите изтого, что лошадь большое существо с сильными ногами, способное взять восьмифутовое препятствие, или из того, что она обычно перепрыгивает черезчетырехфутовый забор на пастбище. Быстрота увеличения критерия зависит от того,насколько хорошо ваше взаимодействие в процессе выработки, каковы ваши правилаподкрепления.

Каждый раз, как вы увеличиваете критерий, вы меняете правила. Субъектудолжна быть дана возможность обнаружить это; несмотря на изменение правил, принекотором увеличении усилий, субъект должен продолжать получать под крепление(но при этом в некоторых случаях выполнение действия на прежнем уровнестановится неэффективным).

Это может быть усвоено только в процессе ознакомления с подкреплением нановом уровне.

Если вы повышаете критерий так сильно, что субъекту надо совершить усилиязначительно большие, чем он ранее совершал длявас — неважно делал или не делал он это для себя, — вы сильно рискуете.Поведение может быть сорвано.

У прыгуна могут появиться дурные привычки, такие, как останавливатьсяперед барьером или сбивать его. Привычки, подавление которых потребует многовремени. Самый быстрый — а иногда единственный — способ сформировать поведение— это увеличивать критерии такими ступенями, чтобы субъекту легко давалось постоянное улучшениеповедения. Непрерывный прогресс, даже дюйм за дюймом, приведет вас кпоставленной цели гораздо быстрее, чем попытки форсировать быстрый прогресс сриском потерять все выработанное поведение.

Однажды мне пришлось встретиться с одним отцом, допустившим в этомсерьезную ошибку. Так как сын-подросток очень плохо учился, он отобрал у негообожаемый всеми подростками мотоцикл до улучшения отметок. Мальчик сталзаниматься лучше, его оценки улучшились, с F и D до D и С. Однако вместо того,чтобы поощрить этот прогресс, отец сказал, что оценки еще недостаточно хорошие,и продолжал придерживаться своего запрета. Эта эскалация критерия была слишкомрезкой, мальчик совсем перестал заниматься. Более того, он стал оченьнедоверчивым.

2. В конкретный промежуток времениотрабатывайте что-нибудь одно, не пытайтесь формировать поведение по двумкритериям одновременно. Под этимя не подразумеваю, что вы не можете работать над многими различными типамиповедения в один и тот же период времени. Безусловно, вы можете это. Во времялюбого занятия мы можем сначала немного поработать над качеством, затем надскоростью —в теннисе над ударом слева, затем над ударом справа, затем надработой ног и т. д. Это избавляет от монотонности. Хорошие преподаватели всевремя меняют работу, оставляя данную задачу, как только в ней достигнут успех,и переходят к другой. Однако, когда вы работаете над данным типом поведения, выдолжны пользоваться в каждый данный отрезок времени одним и только однимнеизменным критерием. Допустим, что я обучаю дельфина делать фонтан брызг, иодин раз не дам ему подкрепление, потому что фонтан недостаточно велик, адругой раз — потому что он направлен не в ту сторону, в итоге у животного небудет ключа к расшифровке того, что я хочу от него. Одно подкрепление не можетсодержать двух типов информации: я должна сначала довести высоту фонтана доудовлетворяющей меня отметки, а затем формировать его направление внезависимости от высоты, до тех пор, пока оно тоже не будет заучено; только когдаоба критерия установлены, я могу требовать соблюдения обоих.

У этогоправила множество практических применений. Если задачу можно расчленить наотдельные компоненты, которые затем формируются раздельно, обучение пойдетгораздо быстрее. Рассмотрим обучение удару в гольфе, отправляющему мяч в лунку.Попадет ли мяч в лунку зависит от правильности расстояния, на которое посланмяч, — чтобы оно не было меньше, чем расстояние до лунки, и чтобы мяч неперелетел через нее ~ и от направления удара, чтоб мяч не уходил ни в одну, нив другую сторону от лунки. Если я собираюсь обучиться удару, я буду практиковатьсяв этих навыках раздельно. Я бы положила на траву пучок шнура длиной в несколькофутов и стала бы тренироваться, посылая мяч вдоль него сначала с расстояниядвух, затем четырех, шести, десяти футов и т. д. Я могла бы сделать из шнуракруг и стала тренироваться попадать в него с определенного расстояния,постепенно уменьшая размер круга, до тех пор, пока не смогла бы надежнопопадать в очень маленькую цель. Только когда меня будут удовлетворять моинавыки удара по мячу как для посылки его на нужное расстояние, так и в заданномнаправлении, я их объединю и, сделав большую цель, начну менять расстояние, азатем стану уменьшать цель и, снова меняярасстояние, добьюсь попадания в маленькую цель с различных дистанций. Затем помере улучшения навыка удара я могу добавлять новые критерии, по одному в каждыйконкретный момент времени.

Это поможет мне стать превосходным или по крайней мере очень хорошимигроком в гольф в зависимости от моей настойчивости и пределовзрительно-моторной координации. Это обеспечит мне, безусловно в пределах моихвозможностей, надежность попадания мячом в лунку. Я утверждаю, что любой игрок в гольф, пользуясь такойоднозадачной программой выработки, за несколько выходных достигнет большего,чем за целое лето бессистемной тренировки, волей-неволей надеясь достичь каждымударом и правильности расстояния, и правильности направления.

Часто нам не удается добиться прогресса в каком-либо навыке, хотя мымного упражняемся, потому, что мы пытаемся сразу улучшить две или более стороныдеятельности.

Нужно подумать: одно ли свойство характеризует данное поведение? Нельзяли его расчленить и работать отдельно над различными критериями? Когда вызайметесь этими вопросами, большинство проблем решаться сами собой.

3. Прежде чем увеличивать или повышать критерий,пользуйтесь вариативной шкалой подкреплений имеющегося в данный момент уровняответа.

Вы помните о вариативной шкале подкреплений? Как только поведениеусвоено, вы должны начать подкреплять его не каждый раз, чтобы поддерживать егона данном уровне. Это правило составляет суть процесса выработки. Когда выможете позволить себе подкреплять данный уровень поведения случайным образом исохранять уверенность в получении его, вы получаете свободу в использованииподкреплений только за лучшие проявления данного поведения. Такое селективноеподкрепление «сдвинет» нормальное или среднее поведение в сторонутого улучшения, которое вам желательно. Хорошая выработка представляет из себясерию чуть заметных переходов между непрерывным подкреплением — когда достигнутновый уровень выполнения — и вариативным подкреплением — когда достижениезакрепилось и создалась возможность избирательного подкрепления еще болеехороших ответов.

Иногда смена стабильных и вариативных шкал происходит очень быстро,составляя два-три подкрепления на каждом уровне. Вероятность этого особенновелика, если у субъекта внезапно наступает «озарение» — он начинаетпонимать конечную цель, и улучшение поведения становится спонтанным. В этом случае введение вариативнойшкалы столь значимо для обучения, что это необходимо постоянно помнить и всевремя контролировать, не забуксовала ли, не перестала ли приносить успех вашапрограмма выработки.

4. Вводя новый критерий, временно ослабьте старые.

Допустим, вы учитесь играть в сквош (что-то вроде тенниса) и успешноработаете над одной целью — послать мяч туда, куда вы хотите. Теперь вы хотитепоработать над скоростью, но, когда вы усиливаете удар, мяч летит куда попало.Забудьте на некоторое время о точности и просто ударяйте по мячу. Когда вынаучитесь управлять скоростью мяча, точность скоро восстановится.

То, что раз выучено, не забывается, но под подавляющим воздействиемнового критерия старое, хорошо выученное поведение иногда временно уходит всторону. Однажды я видела дирижера, который пришел в состояние крайнегораздражения во время генеральной репетиции оперы, потому что певцы хора делалиодну ошибку за другой, они как будто забыли всю свою твердо выученную вокальнуюпартию. Причиной было то, что они в первый раз надели тяжелые костюмы, ихпоставили на подмостки и заставили двигаться во время пения: привыкание к новымусловиям временно перекрыло выученное ранее поведение. К концу репетиции ихмузыкальное мастерство восстановилось без дополнительных репетиций.Дрессировщики дельфинов называют это «синдромом нового бассейна».Когда вы помещаете дельфина в новый бассейн, для вас не должно бытьнеожиданностью, что он «забудет» все, что знал, пока не привыкнет кновой обстановке. Следует помнить, что ругать себя или других за ошибки ввыученном поведении, совершаемые при новых обстоятельствах, непедагогично.Ошибки обычно исправляются в скором времени сами по себе, а выговоры огорчают, а иногда фиксируют внимание на ошибках, которыестановятся постоянными.

5. Ведите ученика за собой.

Планируйте программу выработки так, что, если субъект совершит в обучениинеожиданный скачок вперед, вы должны знать, что подкреплять далее. Однажды’ я втечение двух дней обучала только что пойманного дельфина прыгать черезпрепятствие, выступающее над водой на несколько дюймов. Когда поведение прочноустановилось, я подняла барьер еще на несколько дюймов, животное тотчас жепрыгнуло, и с такой легкостью, что я скоро снова подняла барьер уже на гораздобольшую высоту; через пятнадцать минут этот новичок прыгал на восемь футов.

Такого рода «рывок» выработки может произойти в любой момент.Этот феномен наблюдается как у людей, так и у многих видов разумных животных. Ясчитаю, что тут дело в инсайте (внезапное озарение): субъект внезапно осознаетваши цели, исходя из которых вы добиваетесь его действий (в данном случае — прыгнуть как можно выше), иделает это.

Киты-касатки славятся своим предвосхищающим обучением. У ихдрессировщиков в ходу одна и та же шутка: касатку не надо дрессировать,достаточно записать программу поведения на доске и вывесить ее в воде, и китыбудут следовать этому предписанию.

Дрессировщики могут встретиться с осложнениями только в том случае, еслиони оказываются неподготовленными к неожиданному улучшению. Если вы тренируетепереход от стадии А к Б, а субъект внезапно чисто выполняет стадию В уже с двухподкреплений, вы должны предусмотреть подкрепление стадии Г и Д, иначе вдальнейшем вам нечего будет подкреплять.

«Рывок» часто эмоционально очень значим для субъекта; дажеживотные, по-видимому, испытывают удовольствие от «ага!» познания, ичасто впадает в состояние явно повышенного настроения. Таким образом,»рывок» — это блистательная возможность добиться значительногопрогресса в кратчайшие сроки. Быть не готовым к нему и держать субъект на низкомуровне обучения только потому, что вы не знаете, что делать дальше, — лучшийспособ потратить зря время, а в худшем случае может отбить охоту к обучению ивызывает отвращение у субъекта, который станет в будущем работать без особогожелания.

За очень редкими исключениями наша школьная система построена так, чтобыпомешать детям обучаться в их собственном темпе — наказываются не толькомедленные ученики, у которых не хватает времени на обучение, но и слишкомбыстро обучающиеся, которые не получают дополнительного подкрепления, когдабыстрая сообразительность продвигает их вперед. Если ты мгновенно понял, о чемтолкует учитель математики, твоей наградой может стать мучение от скуки втечение часов или даже недель, пока все остальные мало-помалу постигнут это.Поэтому нет ничего удивительного в том, что улица более привлекательна как длянаиболее быстрых, так и для медленных.

6. Не меняйте тренеров на полпути.

В процессе выработки какого-либо поведения вы рискуете значительнымрегрессом, если перепоручаете своего ученика другому преподавателю. Не важно,сколь скрупулезно обсуждены критерии перед передачей дела, поскольку ииндивидуальные установки, и время реакций, и прогноз успеха будут слегкаотличаться, и в итоге субъект утрачивает подкрепления до тех пор, пока непривыкнет к этим отличиям.

Конечно, у каждого обучающегося может быть много различных учителей — мыне испытываем затруднений от того, что один обучает нас французскому, другой —арифметике, третий — футболу. Но то конкретное поведение, которое должно бытьразучено, требует только одного учителя в каждый конкретный момент времени. Натех стадиях выработки, когда навык образован наполовину, постоянное повышениекритерия осуществляется лучше, если процесс формирования данного поведениянаходится в одних руках. Допустим, если у васдвое детей и одна собака, и оба хотят обучать собаку, то разрешите им это, нопусть каждый работает над различными, каждый над своими трюками, и тем избавьтебедную собаку от большой неразберихи.

Те, кто хочет учиться, будут учиться при наихудших условиях.

В Колумбийском университете был поставлен получивший в настоящее времяширокую известность эксперимент по «языку обезьян», в которомшимпанзе обучали словарю американского знакового языка и другим кодам; вэксперименте принимал участие детеныш шимпанзе по имени Ним Шимрски. Побюджетным и другим соображениям, у бедняжки за трехлетний период было чуть лине сто «учителей» знакового обозначения. Студенты и экспериментаторыбыли разочарованы, поскольку Ним не демонстрировал твердых доказательствиспользования реального «языка». А именно, он, по-видимому, никогдане строил предложений. Но он выучился распознавать и понимать более трехсотсимволов — существительных, глаголов и т. д., что при данных обстоятельствах, смоей точки зрения, является поразительным. То же самое происходит с некоторымидетьми, которые переходят из школы в школу, проходя через бесконечную сменуучителей, приемов и методов обучения, и тем не менее обучаются. Но есть болеехорошие способы.

Единственный случай, когда вам следует подумать о смене преподавателяпосредине процесса выработки, это, конечно, когда обучение зашло в тупик. Еслиобучение идет плохо или совсем не идет, то вам нечего терять от перемены.

7. Если одна процедура выработки не приводит куспеху, попробуйте другую.

Поразительно, до чего люди бывают привержены к неэффективной системе,будучи убежденными, что повторение одного и того же даст результаты. Длявыработки любого поведения существует столько же способов, сколькоинструкторов, способных их придумать. Например, при обучении детей плаваниюнадо сделать так, чтоб они не боялись и чувствовали себя спокойно под водой. Вкачестве первого шага формирования этого навыка одни тренеры велят им выдуватьв воду воздух, пуская пузыри, другие — быстро опускать в воду и подниматьобратно лицо, а третьи — прыгать в воде, пока они не отважатся просто присесть,чтобы вода закрыла их. Любой хороший тренер, видя, что ребенку скучно или егопугает этот метод, перейдет на другой; одни и те же методы выработки не равноценныдля разных индивидуумов.

Дрессировщики, передающие свое искусство от поколения к поколению, такие,например, как цирковые дрессировщики, часто не могут этого усвоить. Их методыдрессировки отточены несколькими поколениями и передаются от одного к другому —вот способ научить медведя кататься на велосипеде, а вот способ обучить льваиздавать рык (если хотите знать — надо выдернуть несколько волосков из егогривы). Эти передаваемые из поколения в поколение «рецепты» считаютсялучшими способами, а иногда таковыми и являются, но они часто рассматриваются икак единственные способы, что является причиной того, что цирковыепредставления чрезвычайно похожи друг на друга.

Однажды один телевизионный деятель, который ставил шоу в океанариуме»Жизнь моря», пригласил меня посетить их ферму в Вирджинии ипосмотреть, как тренируют лошадей. Эта знаменитость был превосходным наездникоми тренером и у него было несколько прекрасно обученных лошадей. Мы наблюдали,как учили лошадь кланяться, или становиться на одно колено при помощитрадиционного метода, включавшего двух людей и множество веревок и кнутов; припомощи этого метода лошадь многократно заставляли становиться на одно колено дотех пор, пока она не научилась опускаться на него сама.

Я сказала, что необязательно делать это таким образом, и утверждала, чтомогу научить лошадь кланяться, даже не прикасаясь к животному (один извариантов: нарисовать на стене красное пятно; использовать пищу в качествеусловного подкрепления выработки у лошади касания коленом пятна, затемпостепенно снижать пятно, приближая его к полу, чтобы лошади пришлось встать наколени, чтобы коснуться его и заработать подкрепление). Телевизионная звездапришла в негодование от такого наглого заявления — что за мысль!

Если бы существовал другой способ научить лошадь кланяться, он бы знал обэтом — нам пришлось два или три раза обойти вокруг сарая, чтоб он немногопоостыл.

8. Не кончайте урок без положительногоподкрепления, это равносильно наказанию.

Это не относится к той несистематической (хотя очень значимой ипродуктивной) выработке, которая происходит в домашних условиях, — поощрениеучения в школе, гостеприимство, подбадривание детей; здесь подкреплениепроисходит от случая к случаю, без особых правил. Однако в более официальнойситуации — скажем, на уроке или при выработке поведения у какого-либо животного— преподаватель должен уделять свое внимание ученику или классу до конца урока.Это более, чем просто хорошие манеры или хорошая самодисциплина; это — хорошееобучение. Когда субъект старается заработать подкрепление, он, так сказать,вступает в контакт с преподавателем. Если преподаватель начинает болтать скем-либо из присутствующих, выходит, чтобы поговорить по телефону, иди простомечтает, контакт нарушается. Подкрепление не поступает, хотя обучающийся и несделал ошибки. Это приносит больше вреда, чем если бы преподаватель простоупустил хороший шанс для подкрепления. Это может плохо сказаться даже на хорошоотработанном поведении, которое осуществляется в это время. Конечно, если выхотите упрекнуть ученика, перестать обращать на него внимание — лучший способсделать это.

Дрессировщики дельфинов называют это «тайм-аут» и используютдля коррекции неправильного поведения. Забрать корзину с рыбой и уйти на минуту— один из способов сказать дельфину: «Нет!» или:»Неправильно!» Обычно это оказывается очень эффективным — не следуетдумать, что дельфины не могут огорчаться или раскаиваться, они это могут.Лишение внимания — мощный инструмент, поэтому не применяйте его без должнойосторожности и несправедливо.

9. Если выученное поведение ухудшается,пересмотрите процедуру выработки.

Иногда навык или поведение портятся, а иногда создается видимость ихполной потери. Нам всем знакомо это чувство, когда пытаемся говорить наиностранном языке, вспомнить стихотворение или поехать на велосипеде послемноголетнего перерыва: это очень выбивает из колеи. Иногда внешниеобстоятельства временно полностью, уничтожают хорошо выученное поведение-например, в состоянии испуга невозможно произнести заученную речь, неудачноепадение резко нарушает ваши навыки скалолазанья. Иногда на первоначальноеобучение накладывается и мешает ему последующее обучение, создавая путаницу —вы стараетесь найти испанское слово, а всплывает немецкое.

Самый быстрый способ исправить такое ухудшение — не биться об негоголовой, заставляя субъект делать это до тех пор, пока результат не покажетсявам удовлетворительным или пока вы не дадите подкрепление, а вернуться к началупроцесса выработки и «очень быстро снова пройти весь путь, даваяподкрепление в новых условиях (спустя двадцать лет, на публике и т. д.) иприменяя по одному-два подкрепления на каждом уровне. В океанариуме «Жизньморя» мы называли это «вернуться в детский сад», и такой приемчасто восстанавливал ухудшившееся поведение до нормального уровня задесять-пятнадцать минут. Конечно, так мы всегда и поступаем, когда повторяемматериал перед экзаменом или освежаем память, заглянув в текст, прежде чемвыходим на трибуну. Полезно помнить, что если вы в состоянии в большей илименьшей степени воспроизвести исходный процесс выработки, то такое повторениеодинаково полезно и для физических, и для умственных навыков Оно действенно каку животных, так и у людей.

10. Прекращайте работу, оставляя за собойлидирующее положение.

Сколько должен продолжаться каждый сеанс выработки?

Частично это зависит от промежутка времени, в течение которого субъектсохраняет внимание. Кошки часто начинают проявлять беспокойство после,примерно, двенадцати подкреплений, поэтому пяти минут может быть достаточно.Собаки и лошади могут работать дольше. У людей продолжительность различныхуроков традиционно равна часу, а занятия футболом, научные семинары и разныедругие мероприятия часто длятся целый день.

Когда остановиться, не столь важно, как на чем остановиться. Вы должнывсегда прекращать работу, сохраняя ведущее положение. Это относится и ко всемууроку, и к отдельным частям его, когда вы кончаете работать над одним типомповедения и переходите к другому. Вы должны совершать переход на высокой ноте —т. е. сразу как только достигнут успех.

Последнее совершенное действие всегда закрепляется в сознании субъекта;вы должны быть уверены, что это хорошее, вознаграждаемое выполнение. А частопроисходит так, что мы получаем три-четыре хороших ответа — собака прекрасноищет и подает предмет, прыгун в воду впервые выполнил прыжок полтора оборота,певец правильно исполнил трудный пассаж — и мы так возбуждены, что хотим видетьили делать это скова и снова. И мы повторяем это или стараемся повторить, иочень скоро субъект устает, поведение ухудшается, неожиданно возникают ошибки,происходят коррекции и подбадривания, и урок идет насмарку. Наездники-любителипоступают так всегда. Вот почему я терпеть не могу смотреть, как люди обучаютсвоих лошадей прыгать; как часто они далеко заходят за черту, где следуетостановиться, когда животное выполнило действие хорошо, и прежде, чем поведениене начало снова ухудшаться.

Будучи тренером вы должны, если это необходимо, заставлять себяостанавливаться на хорошем ответе. Иногда это требует выдержки. Но на следующемуровне вы можете обнаружить, что принос предмета, сальто при прыжке в воду иливокальное упражнение выполнены не только так же хорошо, как последнее напрошлом уроке, но значительно лучше.

Психологи называют это «латентным обучением». В процессетренировки возникает некоторый стресс, хотя бы от желания сделать лучше. Этотстресс может влиять на выполнение действия, маскируя реально имеющеесяобучение.

В начале следующего урока, прежде чем возникнет стресс, выполнение действияможет в действительности быть на шаг впереди по сравнению с тем уровнем, накотором остановились, и тогда вы получаете то, что гораздо более достойноподкрепления.

Формирование поведения таким способом, конечно, противоположно обучениюпри помощи муштры и повторений. Оно может обеспечить не только стабильныйпрогресс, но абсолютно безошибочное обучение, и оно может идти чрезвычайнобыстро. Однажды я так приучила пони к уздечке за пятнадцать минут, двигаясьнепрерывно взад-вперед, формируя пять задач (вперед, остановка, налево, направои назад). При этом я подкрепляла успех в каждой из них. Как ни странно,возможность такого быстрого обучения зависит от вашей готовности отказаться отвременных рамок и постановки специфической цели, цели быстрого прогресса.Вместо этого вы должны быть просто готовы остановиться, оставаясь впереди.

Феномен Дзен.
Иногда вы не можете кончать каждый урок на высокой ноте. Возможно, чтослушатели оплатили час занятий, и они хотят использовать весь этот час, хотянаилучшее время для окончания урока было достигнуто раньше. А может, урок идетне слишком хорошо, чтобы обеспечить наивысший подъем, и вот-вот наступитусталость. В этом случае наиболее мудро окончить урок чем-нибудь легким, чтогарантирует получение подкрепления, чтобы весь урок в целом запомнился какподкрепленный. Дрессировщики дельфинов часто оканчивают длительные, требующиенапряжения занятия легкой игрой в мяч; обучающие верховой везде иногдаиспользуют разные игры, например салочки. Самым нецелесообразным приемом являетсявведение новых задач или материала в конце занятий, вследствие чего онозаканчивается серией неадекватных и неподкрепляемых ответов. Когда я быларебенком, мои уроки музыки всегда кончались таким способом; это оченьобескураживает, и я до сих пор не могу играть на пианино.

Обучающие игры.
Даже если вы знаете и понимаете принципы выработки, вы не можетеприменять их, без предварительной практики.

Выработка это не словесный процесс, это невербальный навык —развертывающийся во времени процесс взаимосвязанного поведения, наподобиетанца, ухаживания или серфинга. Поэтому его нельзя до конца познать с помощьючтения, размышления или разговоров. Вы должны выполнять его.

Одним из простых и завораживающих способов развить навыки выработкиявляются обучающие игры. Я использовала эти игры, обучая технике дрессировки.Многие тренеры играют в них из спортивного интереса; они интересны и дляразвлечения гостей.

Для игры необходимо по крайней мере два человека: обучающийся и тренер.Оптимально количество шесть человек, потому что тогда каждый может побывать ииспытуемым и тренером, прежде чем группа утомится; большая группа, напримеркласс или лекционная аудитория, тоже возможна, потому что наблюдать за этимпочти так же увлекательно, как участвовать.

Вы отсылаете испытуемого из комнаты. Остальные выбирают тренера иповедение, которое должно быть сформулировано: например, написать свое имя надоске, попрыгать или взобраться на стул. Испытуемый приглашается в комнату, иего просят двигаться по комнате и производить любые движения; тренер свисткомподкрепляет движения в направлении желаемого действия. Я предпочитаю, покрайней мере при первых нескольких подкреплениях, придерживаться правила, чтобы»подопытный» должен был возвращаться к дверям после каждого подкрепленияначинать действия заново; это, по-видимому, препятствует развитию у некоторыхиспытуемых тенденции просто останавливаться в том месте, где было полученопоследнее подкрепление. И никаких разговоров.

Смех, вздохи и другие проявления эмоций допускаются (разрешаются), ноинструкции и обсуждения исключаются до тех пор, пока не достигнуто задуманноеповедение.

Обычно обучающие игры протекают довольно быстро. Вот пример: мы вшестеромиграем в комнате у одного из друзей.

Руфь соглашается быть подопытной, очередь Анны быть тренером. Руфьвыходит из комнаты. Мы решаем, что поведение должно состоять в том, чтобывключить лампу, стоящую на столике у кушетки.

Руфь приглашается назад и начинает двигаться по комнате. Когда онаповорачивается в сторону лампы, Анна свистит. Руфь возвращается на»старт» (дверь в комнату), затем целенаправленно движется к точке,где получила подкрепление, и останавливается. Свистка нет. Она делает попыткусдвинуться с места сначала в сторону от лампы. По прежнему свистка не слышно,Руфь снова начинает ходить. Когда она снова направляется к лампе, Анна свистит.Руфь возвращается к двери, а затем снова к тому новому месту, где она толькочто слышала свисток, но на этот раз она продолжает двигаться вперед. Удача:свисток! Не возвращаясь к двери, она еще немного проходит вперед и слышитсвисток, как раз когда проходит мимо конца стола. Она останавливается. Стучитпо краю стола. Свистка нет. Разводит руками, свистка нет. Одна рука слегкакасается абажура, Анна свистит. Руфь начинает ощупывать со всех сторон абажур —двигать, поворачивать, качать: свистка нет. Руфь опускает руку под абажур.Свисток. Руфь снова опускает руку под абажур и производит очень знакомоедействие, имеющее какую-то цель, она осуществляет эту цель и включает лампу.Анна свистит, а мы все аплодируем.

Но не всегда все идет так гладко, даже если поведение простое и знакомое.Если вернуться к только что проделанному эксперименту, то надо сказать, чтоАнна нашла хорошее решение при обучении, воздержавшись от подкрепления, когдаРуфь пошла в сторону от места, где получила подкрепление первый раз, двигаясь вневерном направлении.

Однако, если бы Руфь снова пошла к тому месту и остановилась бы, у Аннымогли бы возникнуть затруднения.

Вот пример обучающей игры, в которой встречается больше затруднений. Явела занятия по приемам дрессировки в старшем классе школы. Леонард был подопытным, а Беттренером. На этот раз поведение состояло в том, чтобы включить светвыключателем, расположенным на стене.

Леонард пошел в комнату и начал по ней двигаться, а Бет быстро обучалаего подходить к стене, на которой находился выключатель. Однако Леонард начал,свое движение, держа руки в карманах: после нескольких подкреплений за движениес руками в карманах, их там как будто приклеили. Он толкал стену, поворачивалсяи прислонялся к ней, он даже прислонился к выключателю, но казалось, что он незамечал выключателя и ни разу не вынул рук из карманов.

Наблюдая это, я думала, что если бы была возможность заставить Леонардаощупывать стену рукой, он заметил бы выключатель и зажег бы свет. Но как вынутьэти руки из карманов? Бет «подловила» с помощью свистка сгибание ногв коленях в то время, когда Леонард стоял спиной к стене, и скоро обучила еготереться спиной о стенку около выключателя. Остальные ученики начали хихикать,так как поняли, что, сдвинув эти движения в сторону, Бет может заставитьЛеонарда нажать выключатель спиной и тем самым достичь результата случайно,если уж не получается преднамеренно. Но это был медленный процесс, а мы стализамечать, что Леонард начинает расстраиваться и сердиться.

«Можно я попробую?» — спросила Марта. Бет взглянула на менявопросительно, я кивнула, класс согласился с видимой неохотой, и Марта вынуласвой собственный свисток (подкрепление в виде владения свистком производилось вусловиях очередности). Марта отправила Леонарда назад на стартовую позицию удвери, а затем поставила стул недалеко от выключателя на расстоянии примернофута от стены, уселась на него сама и кивнула Леонарду, чтобы он начинал. Онтотчас же кинулся к стене, где его так часто подкрепляли, следуя мимо Марты ивидимо игнорируя ее новое положение. Когда он проходил мимо нее, она быстровыставила ногу, дав ему подножку.

Руки Леонарда вылетели из кармана и уперлись в стену, чтобы предотвратитьпадение; как только руки коснулись стены, раздался свисток. Леонард застыл. Онглядел на Марту.

Она смотрела в пространство, чтобы не давать ему никакого намека. Онначал осторожно похлопывать по стене; она это действие подкрепила. Он сновапохлопал по стене и на этот раз посмотрел на то, что делает; она снова этоподкрепила.

Затем мы все увидели, как Леонард внезапно посмотрел на выключатель. Всезатаили дыхание. У него напряглась спина от внезапного осознания, и он включилсвет. Бурные аплодисменты.

Все участвующие в обучающей игре, будь то участники или зрители, получаютурок почти при каждом подкреплении. Прежде всего тренер должен уяснить, чтоточность времени подачи подкрепления превыше всего. Предположим, испытуемыйприближается к выключателю, но в этот момент, когда тренер дает свисток,поворачивается в сторону от него. Ладно, думает тренер, я подловлю его вследующий раз. А теперь, предположим, испытуемый возвращается на стартовуюпозицию, затем быстро направляется в сторону выключателя и поворачивается отнего. Увы! Тренер сформировал этот поворот. И все, а не только тренер, видят,насколько критично дать свисток чуть раньше, пока желаемое поведение вдействительности осуществляется.

Испытуемый должен уяснить, что при этой форме обучения мозг — непомощник. Совершенно безразлично, что вы об этом думаете; если вы простопередвигаетесь, коллекционируя свистки, ваше тело поймет, что делать, без вашейпомощи. Это поистине мучительный опыт для ярких интеллектуальных людей. У нихимеется тенденция замирать, услышав свисток, и пытаться анализировать, что ониделали.

То, что они этого не знают, и то, что их незнание ничего не значит, ихшокирует. Однажды мы с моей коллегой Шери Диш обучали психолога РональдаШустермана ходить по комнате заложив руки за спину в течение примерно минуты —довольно длительный период без подкрепления, но он был очень прилежен до техпор, пока собравшиеся не пришли к мнению о том, что мы полностью сформулировалиповедение, и не разразились аплодисментами (что является подкреплением длятренера и почти всегда возникает спонтанно). Рон, который во время своихисследований много работал с обучением животных и который опрометчиво считал,что его самого нельзя «выдрессировать», не подозревал, что егосцепленные за спиной руки являются сформированным поведением, а не простонадпороговым выражением мышления.

То, что при этом происходит, не является разновидностью макиавеллевскогообучения с подкреплением, но случай привычной ошибки, когда считается, чтословесная коммуникация наиболее важна и что обучение не может произойти безиспользования языка или по крайней мере некоего вербального осмысливания. Опытневербального обучения особенно полезен для тех, кто использует массу словесныхинструкций в своей профессиональной деятельности: учителей, терапевтов, инспекторов.Побывав «животным», вы сможете проникнуться симпатией, дажесочувствием к любому субъекту, который осуществляет формируемое вами поведение,но не отдает себе отчета, что от него ожидается, и поэтому легко впадает вошибки. Вы сможете быть терпеливыми по отношению к животному (или ребенку, илибольному), которое срывается и впадет в ярость, когда то, что он считалправильным действием, оказывается неподходящим, это непредвиденное осложнение учеловеческих существ может вызвать слезы. И если вы однажды в экспериментеосуществили невербальное формирование поведения у взрослого человека, вы небудете с такой легкостью говорить при обучении и тренировке в реальной жизни,что субъект (неважно, животное или студент) «ненавидит меня», или»нарочно старается вывести меня из себя», или «глуп», или»должно быть, болен сегодня». Во время этого эксперимента, в которомкаждый участвует с собственного согласия и по желанию, становится совершенноочевидно, что если что-то идет не так, то это зависит от процесса обучения, ане от того, кого обучают.

Озарение, которое возникает от этой игры у профессионалов, тожедостаточно забавно (и все остальные в тот же момент, что и вы, чувствуют вашеозарение — вы его не можете скрыть, а с другой стороны, вас окружает забавноесочувствие). Очарование игры, используемой просто как времяпровождение, состоитв том, что в нее может играть любой человек без какой-либо предварительнойподготовки.

Некоторые люди обладают удивительными способностями к этому. Какпоказывает мой опыт, обладающие хорошей интуицией, творческие, чрезвычайноэмоциональные люди становятся большими дрессировщиками, а спокойные,наблюдательные люди — прекрасными подопытными — как раз наоборот, чем можнопредположить. И, — наконец, достаточно только взглянуть на комнату, заполненнуюнародом, поглощенным происходящим процессом формирования (действия), когда все,кроме подопытного, сидят не шелохнувшись, а тело и мозг тренерасконцентрированы на задаче, чтобы увидеть, что этот эксперимент достоин кистихудожника или пера писателя: это творчество. За исключением театра, ощущениетворчества редко является групповым. И уже только с одной этой точки зренияобучающая игра представляет ценность.

Мы провели несколько запоминающихся раундов обучающей игры в океанариуме»Жизнь моря», особенно запомнилась одна, в которой философ ГрегориБейтсон, который будучи подопытным у нескольких дрессировщиков дельфиновубедительно доказал, что его невозможно обучить, и не потому, что он стоял бездвижения — думал, а потому, что предлагал такое бесконечное разнообразиеответов, что просто засыпал ими дрессировщика. Другой интересный для меня раундэтой игры состоялся однажды после завтрака, на котором присутствовали шестьделовых женщин, мало знакомых друг с другом и не связанных общностью работы.После двух часов игры, в которой психотерапевт оказалась превосходным»животным», а танцовщица диско — блестящим «тренером, мырасстались, узнав друг друга много лучше и к тому же питая друг к другу большуюсимпатию.

В 1980 г.я вела курс экспериментальной дрессировки у группы студентов одного изколледжей в Нью-Йорке. Мы играли в обучающую игру в классе, а основное ядро,состоящее из полдюжины наделенных дьявольским воображением девиц, начали игратьв обучающую игру дома между собой, работая обычно парами и формируяэкзотические формы поведения, такие, как подниматься по лестнице задом наперед.В колледже их научили, с моей точки зрения, успешно, аналитическому мышлению, иони все очень тщательно продумывали как до, так и после каждого эксперимента поформированию (поведения) и энергично взялись за формирование поведения сосмаком, присущим шестнадцатилетним. Они тут же принялись дрессироватьродителей, применять положительное подкрепление для учителей и превращатьнеприятные сборища в веселые компании, избирательно подкрепляя желательноеповедение. Ни до, ни после я никогда не встречала группу, с такой быстротойусвоившую как саму технику, так и ее возможности.

Ускорение процесса формирования: введение мишеней,подражание, моделирование.
Профессиональные дрессировщики используют ряд приемов, чтобы ускоритьпроцесс формирования. Три из них, которые вам могут быть полезны, это введениемишеней, подражание и моделирование.

При введении мишеней, которые часто используются — при дрессировкеморских львов и других животных, участвующих в представлениях, вы обучаетеживотное толкать носом мишень — скажем, кнопку на конце шеста или просто рукудрессировщика, сжатую в кулак. Затем, перемещая мишень и заставляя животноепросто следовать за ней и толкать ее, вы можете получить все виды поведения,даже такие, как подъем на лестницу, прыжки или вертикальные стойки, следованиеза дрессировщиком, вход и выход из транспортировочной клетки и т. д. По сутидела мы используем мишень, когда хлопаем себя по бедру, подзывая собаку. Этодвижение, видимо, привлекает собак, а когда они приближаются, мы подкрепляемэто поведение лаской. Похлопывание рукой по сидению, при приглашении кого-либосесть рядом, тоже один из видов мишени. Группы японских туристов не теряют другдруга в толпе гораздо более высокорослых людей, следуя за флагом, которыйдержит над толпой их гид — снова мишень. Использование для этих целейштандартов и знамен в битвах является традиционным.

Подражание в природе свойственно некоторым животным и птицам, а также людям.Молодые особи всех видов учатся большинству из того, что они должны знать,наблюдая, а затем копируя поведение старших. В то время как психологи частосчитают «обучение при помощи наблюдения» признаком разумностиживотного — у приматов оно хорошо выражено, у некоторых других животных плохо,— я думаю, что наличие или отсутствие этой способности у того или иного видазависит от его экологии, т. е. ее роли в естественных условиях жизни, а неразума как такового. У некоторых птиц способность подражать поведению выраженачрезвычайно сильно. В Англии синицы выучились открывать оставляемые у двереймолочные бутылки, доставать из них сливки, этот навык с помощью подражания стакой быстротой распространился, что крышки молочных бутылок пришлосьпеределывать.

Собаки мало способны к обучению при наблюдении; когда они делают то же,что и другие собаки, то обычно это потому, что отвечают на одни и те жестимулы, а не потому, что подражают. С другой стороны, кошки, которые, согласномнению зоопсихологов, имеют более низкий уровень умственных способностей,прекрасные подражатели. Выражение «сорусаt» неслучайно. Если выобучаете какому-либо трюку — скажем, звонить в колокольчик, чтобы пустили вдом, одну из кошек в доме, то и другие кошки вполне могут этому научиться безвашего обучения. Кошки могут даже подражать другим видам. Однажды вечером моядочь в течение часа обучала своего пуделя сидеть на детском кресле-качалке ираскачиваться, используя в качестве подкрепления мелко нарезанную ветчину. Однаиз кошек за этим наблюдала.

Когда урок окончился, кошка по собственному почину вскочила на кресло истала его раскачивать по всем правилам, поглядывая на нас в ожидании своей доливетчины, которая конечно же была честно заработана.

Я думаю, что эта сильно выраженная тенденция к подражанию объясняет,почему кошки не могут спускаться с деревьев. Лазанье вверх происходит более илименее автоматически: оно, как говорят биологи, является поведением с»жесткими связями». Когти при этом выпускаются, и кошка взбегает по дереву.Однако, чтобы спуститься вниз, кошке следует двигаться хвостом вперед, при этомзагнутые вниз — когти тоже могут сослужить службу, но это, вероятно, навык,требующий обучения, или поведение с «гибкими связями» Я могуутверждать, потому что мне лично (посреди ночи, стоя на верхушке приставнойлестницы) пришлось обучать кошку спускаться с дерева хвостом вперед. Я сделалаэто, чтобы в будущем избавить себя от горестных воплей застрявшей на деревекошки, и действительно сформированное поведение сохранилось — она никогдабольше не застревала на деревьях (хотя продолжала на них взбираться). Я думаю,что в природе кошки учатся тому, как поворачиваться и спускаться хвостомвперед, от своих матерей, лазая вместе с ними по деревьям, но поскольку мы ихотнимаем от матерей в таком нежном возрасте — шесть-восемь недель, — этавозможность обучения через копирование утрачивается.

Дельфины обладают выраженной тенденцией подражать друг другу, чтооблегчает процесс дрессировки. Чтобы получить выполнение одного и того жедействия несколькими дельфинами, вы можете сформировать поведение у одного изних, а затем давать подкрепление другим за каждую попытку подражать. В неволедетеныши дельфинов часто разучивают трюки взрослых задолго до того как самидорастут до подкрепления рыбой, и во многих океанариумах накопился опытобучения «дублеров» — животных, непосредственно не задействованных,но наблюдающих за другими, участвующими в представлении. Было доказано, что онивыучивали типы поведения, требуемые для представления, даже не получая за ихвыполнение подкрепления. Очевидно, для диких дельфинов возможность подражатьсвоим сородичам-дельфинам должна быть важна для выживания.

Мы можем и должны использовать подражание, когда для этого представляетсявозможность, при обучении людей физическим навыкам — танцам, катанию на лыжах,теннису и т. д. Человеку, показывающему действия, лучше стоять рядом или спинойк обучаемым, так, чтобы они могли следовать за его движениями, не выполняякаких-либо умственных преобразований. Чем меньше требуется разъяснений и чемменьше используется словесных описаний, тем лучше пойдет подражание. Внекоторых случаях, если вы хотите обучить навыку, выполняемому правой рукой(скажем, вязанию) левшу, вы должны сесть к нему или к ней лицом и такимспособом добиться, чтобы, подражая вам, обучающийся выполнял движения,являющиеся зеркальным отражением ваших.

Конечно, большая часть сформированного поведения наших детей обязанасвоим происхождением подражанию. Они видели, что и как мы делаем, то и делаютсами, как в хорошем, так и в плохом. Не так давно утром на почте трое маленькихдетей устроили такую свалку, что с трудом можно было слышать что-либо кромеэтого шума. Их мать, стоявшая в очереди, несколько раз громко кричала, преждечем ей удалось усмирить их и призвать к тишине. «А как бы вы заставилидетей вести себя тихо?» — спросила она работницу почты. «Постарайтесьсами говорить тише», — справедливо ответила почтальон. Обозреватель ЮдифьМартин («Мисс Манеры») считает, что когда обучаешь хорошим манерамдетей, то в течение всего периода обучения — «от рождения до свадьбы»— все в доме должны есть аккуратно, разговаривать вежливо и по крайней мерепроявлять хотя бы видимость интереса к делам и словам других.

Третий прием ускорения формирования — моделирование — (лепка) состоит втом, чтобы заставить обучающегося выполнять пассивно (двигать им какмарионеткой) действие, которое должно быть разучено. Игроки в гольф проделываютэто, когда обхватывают рукой новичка сзади, берутся за клюшку и делают клюшкой,находящейся в руке обучаемого, нужный замах. Некоторые из исследователей,которые обучали обезьян знаковому языку, применяли моделирование очень широко.Обучающий держит руки молодого шимпанзе и кладет их нужным образом или делаетнужное движение; в конце концов обезьяна запоминает их и будет выполнятьспонтанно. Моделирование составляло секрет «живых статуй» — цирковогопредставления, очень популярного на грани нынешнего и прошлого веков, в которойлюди и лошади принимали позы знаменитых произведений живописи и скульптуры, —на публику производила впечатление эта неподвижность. Когда загорался свет,возникали картины типа войск Наполеона при Ватерлоо, застывшие в своемдвижении, причем не только люди, но и лошади с шеями, изогнутыми дугой, спередними ногами, поднятыми в воздух, как будто окаменевшие. Мне говорили, чтоэто достигалось с помощью массирования лошадей в течение нескольких часов, покаони совершенно не расслаблялись, и тогда, как глине, им придавали нужные позы,подкрепляя удержание этих поз.

Я всегда несколько сомневаюсь в отношении применения моделирования какметодики обучения, несмотря на то, что оно широко используется. Пока субъект неначнет выполнять какие-либо действия или по крайней мере не делает попыток ихвыполнять без того, чтобы его поддерживали, подталкивали или двигали им, я неуверена, что происходит какое-либо значительное обучение. Часто все, чемусубъект при этом обучается, — это позволит вам им манипулировать: собака,которую учат подносить дичь, обучится разрешать вам держать закрытым ее рот, когдав нем поноска, но, когда вы его отпустите, она ее бросит; начинающий ходитьребенок, будучи посажен на высокий стульчик, сидит на нем спокойно до тех пор,пока удерживаете его, но поднимается и начинает вылезать, как только выотпустите руку. В данном случае обучается тот, кто лепит поведение, — обучаетсядержать или вести в течение все более и более длительного времени.

Существует мнение, что если производить с субъектом одно и то же действиев течение длительного времени или достаточно часто, то в конце концов онусвоит, как действовать. Иногда это так, но в действительности может пройтиочень много времени, а на пути от подталкивания до самостоятельного выполнениянеобходимо озарение: «Ага! Они хотят, чтобы я делал это сам». Этослишком высокий спрос с животного. И даже если ваш подопытный своего родаЭйнштейн, повторение в надежде на то, что блеснет озарение, является бесплоднойтратой ценного дрессировочного времени. Чтобы моделирование работало, его надосочетать с формированием поведения. Когда вы ставите субъекта в определеннуюситуацию или вынуждаете производить движения, вы откликаетесь на его малейшуюпопытку начать нужное движение, и эту попытку вы подкрепляете. Челюсти собакихотя бы слабо сомкнулись на поноске, замах игрока в гольф стал более плавным,руки молодого шимпанзе сами по себе пришли в движение, и вы поощряете этотмомент.

Кроме того, вы можете сформировать новый навык при уменьшениимоделирующих влияний. Комбинация моделирования и выработки часто оказываетсяочень эффективным способом обучения какому-либо поведению, но при этом работаеткомбинация, а не одно моделирование.

Особые ученики.
Можно формировать поведение почти любого существа.

Психологи обучали крошечных детей движением руки гасить и зажигать свет вкомнате. Можно обучать птиц. Можно формировать поведение рыб. Однажды я обучалабольшого краба-отшельника звонить в колокольчик, собирающий к обеду, дергаяклешней за шнурок. (Фокус заключался в том, чтобы дать крабу пищу в тот момент,когда клешня, двигающаяся бесцельно, коснется шнурка. Я пользовалась длинныманатомическим Пинцетом, чтобы подносить кусочки креветки прямо к его челюстям.)Профессор Гарвардского университета Рихард Хернетейн рассказывал, что однаждыон обучал морского гребешка хлопать раковиной за пищевое вознаграждение.Дрессировщики морских млекопитающих любят хвастаться что они могут обучитьлюбое животное выполнить любое действие, для которого у него имеются физическиеи умственные возможности, и насколько мне известно, это так и есть.

Одним из результатов занятий по формированию поведения, особенно если ониприносят обучаемому успех, является увеличение продолжительности удерживаниявнимания; фактически вы формируете продолжительность участия. Однако некоторыеорганизмы, как и следует ожидать, не обладают способностью к длительномуудерживанию внимания. От незрелых организмов — щенков, жеребят, детей — никогданельзя требовать более трех-четырех повторений данного действия, попытки выжатьчто-либо сверх этого могут отбить охоту или испугать. Это не значит, чтонезрелые организмы не могут обучаться. Они учатся все время, но короткимипериодами.

Один знакомый капитан рыболовного судна обучал свою четырехмесячнуювнучку выполнять просьбу «Дай пять!», и то, как малыш с энтузиазмомшлепал своей ладошкой по его лапе, наподобие приветствия музыкантов джаза,никогда не оставляло зрителей равнодушными. Но он добился этого несколькими,почти моментальными «уроками»

Но биологические объекты вынуждены обучаться не только в детстве.Некоторые типы поведения одним видам даются с легкостью, а другим они трудны.Свиньям, например, по-видимому, трудно переносить что-либо во рту, но они слегкостью обучаются толкать предмет пятачками. Большинство пород собаквыведено, по-видимому, с определенными поведенческими тенденциями: вряд ликому-либо потребуется обучать колли пасти овец, так как необходимое поведениеуже установлено и даже усилено с помощью отбора; но вы зададите себе труднуюзадачу, если решите научить пасти овец бассета. Некоторым навыкам гораздо легчеобучиться на определенных этапах развития; детеныша мангуста можно приручить ипревратить в восхитительное домашнее животное в возрасте шести недель, но непозже. Обычно считается, что люди усваивают языки легче в детском возрасте,нежели во взрослом, хотя лингвисты недавно обнаружили, что взрослые, которыехотят работать, могут, вероятно, выучить новый язык быстрее, чем большинстводетей и подростков. Поведением, которому, я думаю, действительно очень труднообучиться взрослым людям, является плавание. Мы являемся одним из технемногочисленных видов, для которых плавание не является естественным, и хотявы можете обучить взрослого держаться на воде и делать правильные движения, яникогда не видела, чтоб кто-либо мог резвиться и хорошо чувствовать себя наглубине, если не был обучен плаванию в детстве.

А как насчет того, чтобы формировать свое поведение?
Существуют всевозможные программы изменения собственного поведения:бросаем курить, следим за своим весом и т. д. Большинство этих программопирается в основном на метод формирования поведения, обычно называемыймодификациями поведения, они могут быть или не быть успешными. Трудность, какмне кажется, состоит в том, что вы должны сами себе давать подкрепление. Нокогда вы подкрепляете сами себя, исчезает элемент неожиданности — ученик всегдазнает, чего стоит тренер. При этом очень просто сказать: «Черт с ней, сеще одной звездочкой в моей карточке, я лучше выкурю сигарету».

Доказано, что любая программа самовоспитания может служить лишь некоторымлюдям. Другие могут добиться успеха, только попробовав три или четыре различныепрограммы или после нескольких повторений данного метода. Фактически такие людимогут успешно изменить свою привычку или покончить с пристрастием, но вряд лиэто получится с первого раза. Некоторым может в значительной мере помочьвнушение или самовнушение. Редактор одного крупного издательства рассказывалмне, что он смог избавиться от очень сильной привычки к курению, научившись отгипнотизера способности впадать в легкий транс с помощью самовнушения и повторятькак заклинание фразу вроде «Я не хочу курить» всякий раз, когда ончувствовал непреодолимое желание взять сигарету. По его представлению этот

прием «создавал завесу» между ним и сигаретой; облегчение ипоздравление себя с победой, когда желание проходило, служило подкреплением.Возможно, такие методы самовнушения привлекают к работе тренера подсознание,что позволяет несколько отделиться от самого субъекта, который представленсознательной сферой, и тем самым сделать как отрицательное, так и положительноеподкрепление более эффективным.

Во время написания этой книги я из любопытства опробовала несколькоформальных программ формирования поведения: две, направленные на групповоеобучение, и две программы самоусовершенствования, направленные на то, чтобыбросить курить, обучиться медитации, следить за весом и правильно тратитьденьги. Все они были умеренно успешными, но не всегда сразу; некоторые начиналидавать результаты только примерно через год. Я обнаружила, что единственнымнаиболее успешным приемом самоподкрепления является постоянная регистрациярезультатов, которая может быть использована во всех четырех программах.

Нужно было вести регистрацию так, чтобы улучшение было видно сразу. Яиспользовала графики. С их помощью моя виновность за упущения могла уменьшатьсяпри взгляде на график, на котором было видно, что несмотря ни на что я сейчаснахожусь на более высоком уровне, чем шесть месяцев тому назад. Еще, можетбыть, далеко до совершенства, но «кривая», или наклонная линия,графика шла в нужном направлении, и это является зримым доказательствомулучшения; и хотя это само по себе является слабым, медленно действующимподкреплением, оно создает достаточную мотивацию, чтобы продолжать мои занятия.

Одним из видов формирования собственного поведения, который прекрасноработает, является обучение с помощью компьютера. В программу компьютера могутбыть заложены забавные подкрепления, и вследствие этого обучение идет быстро ивесело. Оно становится многообещающим применением законов положительного подкрепления.

Выработка поведения без помощи слов.
В обычных ситуациях обучения, таких, как уроки тенниса, субъект знает,что ее или его обучают, и обычно охотно включается в этот процесс. Поэтому вамне обязательно дожидаться нужной реакции и подкреплять ее. Вы можете безособого вреда словами направлять поведение: «Делай так. Хорошо. Теперьповтори дважды. Хорошо». Однако в нестандартных ситуациях лучше обойтисьбез инструкций и (словесных) обсуждений. Предположим, ваш сосед по комнате —неряха, который повсюду разбрасывает грязную одежду, а словесные внушения —выговоры, просьбы — все остается без результатов. Можно ли выработатьаккуратность?

Возможно.
Конечно, вы должны наметить план выработки, начальный и промежуточныеходы, при помощи которых вы достигнете желаемой цели. Например, чтобы грязноебелье каждый раз клалось в корзину, вы можете начать с одного носка и в одинпрекрасный день «направить» поведение, открыв крышку корзины и сделавтак, что носок вот-вот выпадет на пол. Подкрепление может быть словесное,тактильное или любое другое, которое, как вам кажется, скорее всего найдетотклик или будет благосклонно принято вашим соседом. Люди не глупы, ониизменяют свое поведение, чтобы получить подкрепление. Даже если раскидываниегрязных вещей является своеобразным актом агрессии в отношении вас(«Собери мою одежду, пижон!»), используя положительное подкрепление,вы можете получить устойчивый и зримый процесс в сторону, которую вы считаетеприемлемым уровнем аккуратности.

Однако в использовании процесса формирования существуют две ловушки. Первая состоит в том, что легчезаметить ошибки, чем улучшение, и поэтому для таких вербальных существ,каковыми являемся мы, гораздо проще негодовать, когда критерий не достигнут,чем давать подкрепление, когда он достигнут. И это может свести на нетпрогресс.

Вторая опасность состоит в том, что если вы предполагаете сформироватьчье-либо поведение, то очень заманчиво поболтать об этом. А такие разговоры —могут все разрушить. Если вы говорите: «Ты получишь награду» — за то,что положил белье в корзину, не куришь марихуану, тратишь меньше денег или зачто-либо другое, — вы лишь совершаете подкуп или даете обещание, а не истинноеподкрепление; при обучении, идущем по вашему плану, человек может иногда емупротивиться и нарочно поступать не так как нужно. Чтобы добиться результатов,надо осуществлять формирование поведения, а не говорить о нем.

А если вам удалось сформировать чье-либо поведение, то в дальнейшем такжелучше этим не хвастаться. Некоторые этого совершенно не понимают и постоянноподчеркивают свою роль — в лучшем случае это проявляется в опеке, а это лучшийспособ нажить себе в лице субъекта врага на всю жизнь. Кроме того, если выпомогли кому-то улучшить какой-либо навык или избавиться от плохой привычки,меняя в качестве подкрепления собственное поведение, на кого падает основнаятяжесть работы? На субъекта. Умные родители никогда не раззванивают повсюду отом благе, которое они совершили, воспитывая своих, детей. Во-первых, мы всезнаем, что эта работа никогда не кончается, а во-вторых, дети заслуживаютпохвалы — хотя бы за то, что выдерживают все педагогические ошибки, которые мысовершаем.

Так как формирование поведения людей может или даже должно происходить внесловесной форме, то некоторые воспринимают это как своего рода злонамеренныеманипуляции. Мне кажется, что это не от недопонимания. Причина того, чтоформирование должно быть невербальным, состоит в том, что мы имеем дело споведением, а не с идеями, и не только с чьим-нибудь поведением, но и со своимсобственным.

Однако поскольку вы можете формировать поведение людей без того, чтобыто, что вы делаете, доходило до их сознания, и поскольку, не имея формальногосогласия на то, чтобы быть обученным, как это бывает при уроках игры в теннис,вы едва ли не обязаны формировать людское поведение на невербальном уровне, тоне возникает ли возможность заставлять людей совершать ужасные вещи?

Конечно, да, особенно если вы в качестве отрицательного подкрепленияиспользуете такие резко неприятные стимулы, которые вызывают истинный страх идаже ужас. В лабораторных условиях психологи обнаружили феномен названный»выученная беспомощность». Если животное обучено избегать неприятногостимула, такого как удар электрического тока, при помощи нажима на рычаг илиперемещения в другую часть клетки, где нет абсолютно никаких способов избежатьудара тока, оно постепенно прекращает все попытки отделаться от неприятности.Оно становится полностью податливым и пассивным, и может даже лежать и получатьнаказания даже тогда, когда снова появляется путь к свободе. Аналогом этогофеномена у людей возможно является «промывание мозгов». Если человекподвергается строгой изоляции и неизбывному страху или боли, и если неприятныестимулы в последующем используются в качестве отрицательного подкрепления, то втех случаях, когда человек может избегнуть или прекратить их действие, изменивповедение, — ну, тогда… животные обычно погибают, а люди оказываются болеестойкими, и некоторые начинают делать все что угодно, чтоб избежатьотрицательного подкрепления.

Фотографии заложницы, держащей автомат при ограблении банка, томудоказательство. Но так как захватившим ее в плен не понадобилось никакой книгио том, как этого добиться, то не лучше ли каждому из нас в качестве защиты оттаких происшествий понимать, как действуют законы формирования поведения?

III. Управление с помощью стимулов.
Взаимодействие без принуждения.
Все, что вызывает какую-либо поведенческую реакцию, называется стимулом.Некоторые стимулы способны вызывать реакции без какого-либо обучения илитренировки: мы вздрагиваем от громкого звука, моргаем от яркого света, настянет в кухню, когда до нас доносится аппетитный запах; животные поступаютточно так же. Такие звуки, свет и запахи называются безусловными, илипервичными, стимулами.

Другие стимулы заучиваются благодаря ассоциации. Сами по себе они могутничего не значить, но становятся выделяемыми сигналами для поведения; сигналысветофора заставляют нас стоять или идти, мы вскакиваем, чтобы снять трубкузазвонившего телефона, на шумной улице оборачиваемся, услышав свое имя и т. д.,и т. д. Ежедневно мы отвечаем на множество выученных сигналов. Они называютсяусловными, или вторичными, стимулами.

При формальном тренинге львиная доля усилий приходится на образованиеусловных сигналов. Сержант, занимающийся строевой подготовкой со взводомновобранцев, и хозяин собаки на дрессировочной площадке в равной мере стремятсясделать в основном так, чтобы обучающиеся повиновались командам, которые вдействительности являются условными сигналами. Фокус не в том, что собака можетсидеть, а человек останавливаться, фокус в том, что это делается четко и покоманде. Вот что мы называем повиновением — не просто выполнение действия, ногарантия того, что оно будет выполнено по сигналу. Психологи называют это»поставить поведение под контроль стимулов». Это вырабатывается струдом, выработка основывается на правилах, а правила нуждаются в проверке.

А что, если у вас нет в мыслях становиться хозяином собаки и вы несобираетесь тренировать спортивную команду?

Вам все равно может пригодиться понимание того, что такое стимульныйконтроль. Например, если ваши дети бездельничают и не вдут на ваш зов, вы плоховладеете стимульным контролем. Если вы руководите людьми и вам иногдаприходится два или три раза повторять приказ или инструкцию, прежде чем онибудут выполнены, то значит у вас проблемы со стимульным контролем. Разве неслучается, что вы говорите: «Я тебе уже однажды сказала, я говорила тебетысячу раз, не…» (Не хлопай дверью, или не клади мокрый купальник на кровать,или что-либо в этом роде.) Когда сказать один или тысячу раз недостаточно,поведение не управляется стимулами.

Иногда может казаться, что мы обладаем стимульным контролем когда вдействительности этого нет. Мы предполагаем, что сигналу или команде должныподчиниться, а этого не происходит. Самой распространенной реакцией на этоявляется усиление сигнала. Так, официант не понимает вашего французского?Говорите громче. Чаще всего это не помогает. Субъект должен распознаватьсигнал, иначе безразлично, кричите ли вы что есть мочи или даже ревете спомощью усилительной аппаратуры рок-ансамбля, на вас будут смотреть невидящимвзором.

Другой реакцией человека на игнорирование условного сигнала являетсябешенство, которое действует только в том случае, если субъект проявляетпреднамеренное непослушание, не давая твердо заученного ответа на хорошовыученный сигнал. При этом иногда, показав характер, можно получить хорошееповедение.

Бывает, что субъект отвечает правильно, но с очень большой задержкой иличерез пень-колоду. Часто неуклюжие ответы на команды определяются тем, чтосубъект не обучен отвечать быстро. Без положительного подкрепления не только заправильный, но и за проворный ответ на сигнал у субъекта нет шансов усвоить,что успех приносит быстрое повиновение стимулам. При этом поведение вдействительности не контролируется стимулами.

Реальная жизнь изобилует плохой организацией управления с помощьюстимулов. Как только один человек пытается проявить власть, другой оказываетсяв опасности проявить «непослушание» В действительности проблемасостоит в непонимании команд или сигналов, которым он поэтому не можетповиноваться. Это примеры плохойкоммуникации или нечеткого управления с помощью стимулов.

Правила управления с помощью стимулов.
Для того, чтобы управлять с помощью сигналов, надо сформировать нужноеповедение, а затем, когда оно осуществляется, делать так, чтобы оно происходилово время или сразу после какого-либо определенного сигнала. Этот стимул затемстановится ключом, или сигналом, поведения.

Например, предположим, что вы заставляете собаку садиться, надавливая накрестец и подтягивая за ошейник. Это безусловные стимулы, они действуют безобучения. Затем вы подкрепляете любое самостоятельное проявление собакой этойпозы, формируя соответствующее поведение. Делая это, вы произносите команду»Сидеть!», которая первоначально ничего не значит для собаки(конечно, подойдет и любое другое слово на любом языке). Когда собака усвоит,что вам иногда надо, чтобы она села, она иногда станет выполнять это действиево время или после предъявления сигнала, или условного стимула, команды»Сидеть!». В конце концов она начнет выполнять действие точно всоответствии с тем, что ей приказывают.

Теперь поведение находится под контролем стимула, не так ли? Еще нет. Проделанатолько половина работы. Животное следует также обучить — и это специальнаятренировочная задача — не садиться без команды. Установление управленияповедением стимулами не является завершенным, пока оно совершается и вотсутствии условного сигнала.

Это, конечно, не означает, что собака должна целый день стоять, пока выне скомандуете: «Сидеть!». Она может садиться сколько ей вздумается.Однако во время тренировок или работы, когда предполагается использованиеусловных стимулов, «пуск» и «стоп» сигналы должны бытьтвердо установлены, чтобы выполнение команды было надежным.

Итак, полный контроль с помощью стимулов определяется четырьмя условиями,к каждому из которых следует относиться как к самостоятельному разделутренировочной задачи, самостоятельному пункту программы выработки.

1 Поведение всегда осуществляется сразу после подачи условного стимула(собака садится, «когда ей приказывают).

2. Поведение никогда не возникает в отсутствие стимула

(во время занятий или работы собака никогда не садится спонтанно).

3. Поведение никогда не наблюдается в ответ на другие стимулы (если выговорите: «Лежать!», собака не должна садиться).

4. Никакое другое поведение не возникает в ответ на данный стимул (когдавы говорите. «Сидеть!» собака не должна ложиться или скакать и лизатьваше лицо)

Только когда все четыре условия соблюдаются, собака действительнополностью и окончательно понимает команду «Сидеть!». Теперь выдействительно управляете ею с помощью стимула.

Где в реальной жизни мы используем или нуждаемся в таком полномуправлении с помощью стимулов. Ну к примеру, в музыке. Дирижеры оркестра частосоздают очень сложную систему сигнального управления, а на репетиции дирижерможет встретиться с самыми разнообразными неправильными реакциями. Например, онможет дать сигнал означающий одно, — скажем, «форте», усилениезвучания и не получить его, может быть, вследствие того что еще недостаточнопрочно установлено значение сигнала. Или он может и не давать сигнала усиления,а тем не менее получить слишком большую интенсивность звука. Особенно этимотличаются духовые инструменты классических оркестров, Рихард Штраус вюмористическом своде правил для начинающих дирижеров говорил: «Никогда неподбадривайте взглядом играющих на духовых инструментах» Дирижер можетдать сигнал, требующий другого, — допустим, «престо» а вместо’

увеличения темпа получить усиление звучания солисты теноры проделываютэто весьма часто Наконец, дирижер может требовать включения большего числаисполнителей, а вместо этого получить множество ошибок, так происходит схористами-любителями. Каждый тип неправильного ответа на условный стимул долженбыть исправлен с помощью тренировки, прежде чем дирижер будет уверен, что унего или у нее адекватное сигнальное управление.

Так же жизненно важно сигнальное управление в военном деле. Занятия построевой подготовке с новобранцами — утомительное и трудоемкое дело, и им самимоно может казаться трудным и бессмысленным, но оно выполняет очень важнуюфункцию. Строевая подготовка не только вырабатывает точные реакции на строевыекоманды, что даст возможность командирам с легкостью приводить в движениебольшие группы людей, но она также вырабатывает навык ответа на условный сигналвообще: повиновение команде, которое в конце концов является не столькоумственным актом, сколько выученным умением, являющимся решающим, а часто ижизненно важным для солдата. С тех пор как были придуманы армии, строеваяподготовка являлась способом выработки этого навыка.

Что может быть сигналом?
Условным стимулом — выученным сигналом может быть все, абсолютно все, чтоможет быть воспринято. Флаги, свет, слова, прикосновения, вибрация, хлопкипробок шампанского — короче говоря, безразлично, какой сигнал вы используетеКоль скоро субъект может воспринимать его, сигнал может быть использован длявызова выученного поведения.

Дельфинов обычно тренируют с помощью воспринимаемых зрением сигналов,руки, но я знаю одного слепого дельфина, который выучил много разных типовповедения в ответ на различные прикосновения. Пастушьих собак обычно дрессируютс помощью сигналов, поданных рукой и голосом. Однако в Новой Зеландии с ееширокими просторами, где собака может находитьсяочень далеко, в качестве условного сигнала используют пронзительные свистки,которые слышны на большем расстоянии, чем голос. Когда новозеландский пастухпродает такую собаку, покупателем может оказаться человек, живущий за многомиль; так как свистки невозможно записать на бумаге, то старый хозяин обучаетнового командам по телефону.

У рыб можно выработать условный рефлекс на звуки или свет — мы все знаем,как аквариумные рыбки устремляются к поверхности, если постучать по стеклу иливключить свет. А человеческие существа могут выработать условные связипрактически на все что угодно.

В тренировочной ситуации полезно, чтобы для всех субъектов были одни и теже ключи и сигналы, чтобы не только дрессировщик, но и другие люди могливызывать данное поведение. Поэтому дрессировщики склонны строго следоватьтрадициям в использовании условных стимулов. Во всем мире лошади под седлом начинают движение, когда вытолкаете их пятками в бока, и останавливаются, когда вы натягиваете поводья.Верблюды в зоопарке Бронц ложатся, когда слышат команду «Каш!», дажеесли рядом с ними никого нет, включая их дрессировщика, говорящего по-арабски;и любой человек знает, что надо сказать, чтобы верблюд лег.

И то, что живущих в Нью-Йорке верблюдов можно с тем же успехом обучитьложиться при словах «Спокойно, крошка!», не имеет ни малейшегозначения.

Поэтому-то профессиональные дрессировщики не могут понять, что многиеусловные стимулы выбраны произвольно. Однажды в платной конюшне я работала смолодой лошадью на корде, обучая ее команде «Вперед!». Тренер конюшнисмотрел на это с отвращением и наконец сказал: «Так ничего не выйдет —лошади не понимают «Вперед!», надо цокать». Потом взял веревку уменя из рук, сказал: «Тцо-тцо» и стеганул жеребенка по крупусвободным концов веревки, что естественно тотчас же вызвало движение вперед.

«Понятно?» — сказал он, считая свои слова доказанными.

Я поняла. С тех пор, воспитывая моих пони, я обучала их слушаться нетолько моих команд, но и любой возможной системы понуканий, окриков,применяемой другими дрессировщиками. Это избавило меня от неприятностей изаставило говорить обо мне как о подающем надежды дрессировщике-любителе. Покрайней мере мне не приходилось переделывать моих сигналов!

Обучить пони двум системам команд не только возможно, но и легко. В товремя, как на каждый отдельный сигнал вам надо получать только какое-либо одноповедение, вполне достижимо получение одного и того же поведения на несколькоусловных сигналов. Например, в переполненном людьми помещении оратор можетпотребовать тишины, воскликнув: «Тихо!», или встать и, подняв руку,жестом призвать к молчанию.

А если присутствующие шумят и при этом находятся в некотором подпитии и,следовательно, отличаются рассеянным вниманием, поможет позвякивание ложкой постакану. Мы все обучены осуществлять данное поведение в ответ на любой из, покрайней мере, трех этих стимулов.

Введение второго условного стимула для выученного поведения называетсяпереносом стимулов. Чтобы добиться переноса, вы предъявляете старый стимул —допустим, команду, поданную голосом, — как всегда, и новую команду — скажем,сигнал, поданный рукой, — и подкрепляете ответ; затем постепенно делаете старыйстимул все менее и менее заметным и одновременно привлекаете внимание к новому,делая его очень выраженным, пока на новый стимул не будете получать столь жехороший ответ, даже тогда, когда старый стимул не предъявляется вовсе. Обычноэтот процесс идет несколько быстрее, чем выработка ответа на первоначальныйстимул; когда уже выработано «Выполняй это действие» и «Выполняйэто действие по команде», то легче выработать «Выполняй это действиетакже по другой команде».

Интенсивность сигнала и стирание стимулов.
Не существует определенных требований к интенсивности и величинеусловного сигнала, вызывающего ответ. Первичные, или безусловные, стимулы, даютградуальный ответ в зависимости от интенсивности: реакция на резкий, колющийудар сильнее, чем на булавочный укол, и чем громче внезапный шум, тем сильнеемы вздрогнем. Однако условному стимулу достаточно быть узнаным, чтобы вызватьполный ответ. Вы видите красный свет и останавливаете машину; быстрее илимедленнее вы это делаете не зависит от размера светофора. До тех пор, пока выраспознаете сигнал, вы знаете, что делать. Поэтому, как только стимул заучен,возможно не только получить его перенос, но также постепенно его уменьшать,пока он не станет едва различим, но по прежнему будет давать те же результаты.Возможен случай, когда вы можете получать результаты при таких слабых сигналах,которые не видны постороннему глазу. Это называется «стирание»стимулов.

Мы пользуемся стиранием постоянно: то, что поначалу должно быть оченьмассированным стимулом («Дик, нельзя сыпать песок на головы другимдетям», — говорим мы, вытаскивая Дика из песочниц), со временемпревращается в чуть заметный сигнал (просто поднять брови иди погрозитьпальцем). Дрессировщики животных иногда добиваются поразительных, просто волшебныхрезультатов с помощью стертых стимулов. Один из самых забавных номеров, которыея видела, проделывал попугай в Парке диких животных в Сан-Диего. Он разражалсяистерическим хохотом в ответ на чуть заметное движение руки дрессировщика.Представьте себе возможности этого трюка: «Педро, что ты думаешь о шляпеэтого человека?» — «Ха-ха-ха!». Поскольку публика не замечаетсигнал, единственное выученное попугаем поведение кажется результатом разумногосардонически-язвительного ответа на вопрос; а на самом деле это был четкийответ на очень ослабленный стимул, а сардонический ум, если и присутствовал, топринадлежал дрессировщику, а может быть, сценаристу.

Однако лучшие примеры обусловливания, стирания и переноса стимулов мнеприходилось наблюдать не в мире дрессированных животных, а на репетицияхсимфонических оркестров. Будучи певцом-любителем, я занималась в несколькихоперных и симфонических хорах, которые часто управлялись заезжими дирижерами. Вто время как многие из сигналов, которые подают дирижеры музыкантам, являютсяболее или менее стандартизованными, у каждого из дирижеров есть своисобственные сигналы, и их значение должно быть усвоено в очень короткое время —время на репетицию часто лишь немногим превосходит время на выступление.Однажды на репетиции симфонии Малера «Воскрешение», как раз в тотмомент, когда басы собирались вступить с обычной оглушительной силой, яувидела, как дирижер предъявил безусловный сигнал, предупреждавший:»Вступайте мягче», изобразив на лице страшную тревогу, пригнувшись кземле и заслонив лицо рукой, как бы защищаясь от удара. Все поняли смыслпереданного сообщения, и в следующие несколько минут дирижер смог ослабитьсигнал и уменьшить интенсивность звучания всех частей хора с помощьюпредостерегающего взгляда, легкого движения спины, имитирующего припадание кземле, или чуть заметного отголоска от прежнего жеста, и наконец, тольковздрагивание плеч. Столь же часто дирижеры осуществляют перенос стимулов,сочетая какой-либо известный или самоочевидный жест — скажем, — поднятие ладоникверху для обозначения «Громче» — с незнакомым жестом, таким, какприсущий только ему наклон головы или поворот тела — однажды, сидя слева отдирижера среди альтов, я наблюдала дирижерский жест, управляющий громкостьюзвучания альтов с помощью левой брови.

Одним из результатов введения управления с помощью стимулов являетсяусиление внимания субъекта, необходимое, если он хочет получить подкрепление заправильный ответ, особенно, если стимулы подвергаются стиранию. Бывает, чтосубъект способен воспринять столь слабые сигналы, в которых не отдает себеотчета сам дрессировщик, подающий их. Классический пример этого — Умный Ганс,лошадь, живущая в Германии. Это было в начале века; ее считали гениальной.Ударами копыт она могла считать, производить арифметические действия,складывать из букв слова и даже извлекать квадратные корни; правильные ответы,конечно, подкреплялись лакомством. Хозяин, в прошлом школьный учитель, былсовершенно уверен, что обучил лошадь читать, думать, заниматься математикой ивступать в общение. И действительно лошадь «отвечала» на вопросы дажев отсутствие хозяина. Многие ученые мужи приезжали в Берлин изучать УмногоГанса и убеждались в его гениальности. И лишь одному из психологов удалосьпоказать, что лошадь ориентируется на какой-то сигнал, и, если никто изприсутствующих не знает ответа, удары копыта носят неопределенный характер.Потребовалось длительное время и дальнейшее исследование, против котороговосставали те, кто был убежден в гениальности лошади; чтобы показать, что сигналомк прекращению ударов копыта был легкий подъем головы хозяина или любого другогочеловека, задающего вопрос, когда достигалось правильное число, это движение,первоначально усиливаемое широкополой шляпой, которую носил учитель, теперьбыло столь малым, что его почти не было видно (никому, кроме Умного Ганса), нооно почти не поддавалось подавлению произвольным усилием. Вот поэтому лошадьмогла ориентироваться, когда прекращать удары копытом, наблюдая за любымчеловеком, а не только за хозяином. Феномен Умного Ганса стал нарицательным длялюбого случая, когда внешне поразительное поведение, начиная от разумаживотного, кончая психическими явлениями, на самом деле управляется какими-либомельчайшими или стертыми проявлениями поведения экспериментатора, ставшимиусловными стимулами для субъекта.

Условные стимулы, вызывающие отвращение.
Единственным случаем, где сила условного стимула, по-видимому, имеетзначение, является обычно дрессировка домашних животных — рывок за поводья илипривязь, легкий удар по бокам лошади — все это размытый вариант первоначальногобезусловного стимула, резкого рывка или толчка, сильного удара рукой, которыевызывают ответ, не требующий обучения. Поэтому, если слабый стимул недействует, создается впечатление, что ответ возрастает, если вы усилите стимул.Однако попытки осуществить это на практике встречают большие затруднения.

Выученные сигналы и первоначальные стимулы совершенно различны по своейприроде, а новички обычно это не учитывают. Если они не получают ответа,скажем, на легкий рывок, они дергают чуть сильнее, затем еще немного сильнее, ивсе совершенно без пользы, так как лошадь или собака с той же возрастающейсилой тянут в другую сторону.

Профессиональные дрессировщики имеют обыкновение работать над сигналом иприменять силу раздельно; они дают условный стимул, и если животное ему неповинуется, они, минуя все градации, немедленно вызывают нужное поведениечрезвычайно сильным неприятным стимулом, способным «освежить память»,как выражается один дрессировщик лошадей. Такую же функцию выполняет парфорс вдрессировке собак. При умении даже небольшой человек, используя такой ошейник,может добиться такого рывка, который будет достаточен, чтобы свалить с ногдатского дога.

Имея в запасе эти первичные стимулы, можно быстро получить хороший ответна очень слабые рывки, и, как замечает английская дрессировщица БарбараВудхаус, это в конечном счете гораздо лучше, чем постоянно дергать и тянуть зашею бедное животное к каким-то промежуточным и бессмысленным целям.

Время отставления.
Чтобы добиться точности ответа на условный стимул, полезно применятьприем ограничения времени отставления.

Допустим, ваш подопечный обучился совершать какое-либо действие в ответна условный сигнал, но обычно имеется некоторый интервал времени между предъявлениемстимула и ответом субъекта. Вы пригласили людей на ужин, и они немногозапоздали, или ваш слон после сигнала к остановке постепенно замедляет ход инаконец останавливается.

Если вы хотите, то, используя ограничение времени отставания, можете в процессетренировки так сократить этот интервал, что поведение будет возникать такбыстро, как это только физически возможно.

Вы начинаете с того, что устанавливаете нормативный интервал, с которымобычно наблюдается поведение; затем вы подкрепляете только то поведение,которое совершается в течение этого интервала. Поскольку живые существахарактеризуются вариабельностью, некоторые ответы будут выходить за пределыинтервала и за них не будет даваться подкрепление. Например, если вы подаетеужин точно в назначенное в приглашении время, а не ждете опоздавших, то онирискуют получить все холодное или застать меньший выбор.

Когда вы подобным образом установите временной интервал и будете даватьподкрепление только на его протяжении, то скоро вы обнаружите, что постепенновсе ответы начинают наблюдаться в его пределах и ни один не выходит за него.Теперь вы снова можете подтянуть гайки. Достаточно ли пятнадцати минут, чтобысемья собралась? Начните подавать на стол через двенадцать минут после того,как всех позвали, или через десять. Как быстро вы будете закручивать гайки,должно быть точно определено; как и при каждом процессе выработки желательнонаходиться в тех пределах, в которых наиболее часто наблюдается данноеповедение.

Животные и люди имеют очень развитое чувство времени и чрезвычайно четкореагируют на выработку времени отставания, но дрессировщик не должен полагатьсяна авось.

Пользуясь часами или даже секундомером, если хотите, чтобы выработкаотставления работала на вас. Для поведения ближайших окружающих, включая себя,сократите время ответа, скажем, с пяти тактов до двух. И конечно, если выработаете с людьми, не обсуждайте ваши действия; вы не получите ничего, кромевозражений. Просто делайте и смотрите, что получается.

В 1960 г.в океанариуме «Жизнь моря» одним из наиболее эффектных номеров,всегда привлекавших внимание, была группа из шести небольших дельфинов,выполнявших различные акробатические трюки в воздухе синхронно. Они совершалиразличные прыжки и повороты в ответ на подводные звуковые сигналы.Первоначально, когда сигналы только вводились, прыжки, вращения и все остальныедействия, которые от них требовались, возникали спорадически с интерваламипятнадцать-двадцать секунд. Но использовав секундомер и установив фиксированноеотставание, мы смогли снизить время реакции до двух с половиной секунд. Каждоеживотное знало, что получить рыбу можно только выскочив в воздух и совершивнужный прыжок или вращение в течение двух с половиной секунд после началасигнала.

В результате дельфины располагались вокруг подводного источника звуканавострив уши, и когда включался сигнал, поверхность бассейна просто взрываласьих телами, извергающимися в воздух; это было действительно зрелище. Однажды,сидя среди зрителей, я была поражена, услыхав, как какой-то человекпрофессорского вида, — по-видимому психолог, безапелляционно объяснял своимспутникам, что единственный способ, который мы могли применить, чтобы добитьсятакой реакции, является удар электрического тока.

В реальной жизни ограничение времени отставания является попросту темвременем, которое вы считаете нужным ждать, пока просьба или инструкция будутвыполнены. Родителей, начальников, и учителей, которые проявляютпоследовательность в выработке определенного временного интервала реакции,обычно считают хорошими, заслуживающими того, чтобы с ними иметь дело, дажеесли отставание — временное «окно», в течение которого должноосуществляться поведение, которое будет подкреплено, — очень короткое.

Предвосхищение.
Наиболее частым недостатком в управляемом сигналами поведении являетсяпредвосхищение: как только сигнал усвоен, субъект так стремитсяпродемонстрировать требуемое поведение, что совершает его раньше, чем подаетсясигнал.

Термин, описывающий это проявление, заимствован из опережающего поведенияу людей при состязаниях в беге — опережая выстрел, фальстарт, ложная тревога.Люди, которые опережают указания и просьбы других, обычно считаютсянетерпеливыми, выскочками или подобострастными; это очень раздражающаяпривычка, а вовсе не добродетель.

На соревнованиях по выучке с доберман-пинчерами часто бываютнеприятности. Хотя эти собаки прекрасно поддаются дрессировке, они стольвозбудимы, что предвосхищают команды по малейшим намекам и начинают работатьпрежде, чем им в действительности приказывают, теряя при этом баллы.Предвосхищение является обычной ошибкой лошадей, с которых бросают лассо народео. Предполагается, что ковбой и лошадь должны ждать за барьером, пока непустят бычка, но возбужденная лошадь перескакивает барьер раньше сигнала.

Ковбой иногда думает, что у него лошадь с высокими ходовыми качествами,но на самом деле это просто недостаточно выработанное управление с помощьюсигналов.

Другой чрезвычайно распространенный случай предвосхищения — офсайт вамериканском футболе. Один из игроков так нетерпелив, что продвигается натерриторию другой команды до того, как подан сигнал игры, за что командунаказывают.

С практической точки зрения ликвидировать предвосхищение можно, вводятайм-ауты. Если субъект предвосхищает сигнал, и если это нежелательно, прекратите,всякую работу. Не давайте сигналов и ничего не делайте целую минутy. Каждый разкак субъект опередит выстрел, останавливайте часы. За нетерпение вы наказываетеотставлением возможности работать. Это вызывает очень эффективное подавлениеопережения команды, в то время как выговоры, наказание или повторение могутоказаться вовсе недейственными.

Стимулы в качестве подкрепления: поведенческие цепи.
Как только стимул становится условным сигналом, происходит интереснаявещь: он превращается в подкрепление. Вспомните звонок на перемену в школе.Звонок на перемену является сигналом, условным сигналом, означающим: «Высвободны, идите и играйте». А кроме того, он воспринимается какподкрепление — дети рады, когда слышат его, и если бы они смогли сделать что-либо,чтоб заставить его прозвенеть скорее, они бы это сделали. Теперь представьтесебе звонок на перемену, который не звонит, если в классе нет тишины. Ковремени перемены у вас будет очень тихий класс.

Условный стимул — предвестник подкрепления, и поэтому он становитсяжелаемым событием. Желаемое событие — это само по себе уже подкрепление, апотому вы с успехом можете подкреплять поведение, давая условный стимул другогоповедения. Например, я вознаграждаю кошку лакомством, когда она подходит ко мнепо команде — она этому научается и выполняет это. Теперь, если я буду говорить:»Ко мне» и вознаграждать ее за реакцию всякий раз как увижу ее — накамине, то скоро окажется, что кошка, стремясь получить лакомство, будетзабираться на камин. Как вы помните, с точки зрения кошки, она обучает менядавать ей лакомство. Для этого она нашла способ заставлять меня произносить:»Ко мне». Теперь допустим, что я обучаю ее вспрыгивать на камин,когда я жестом показываю на него, подкрепляя правильные ответы либо пищей, либокомандой «Ко мне». Затем я буду жестом указывать на камин всякий раз,когда: а) я знаю, что кошка голодна и б) когда она случайно перевернется черезспину…

Я выработала цепное поведение.
Поведенческие цепи — очень распространенное явление.

В реальной жизни мы часто производим серии связанных действий, состоящихиз многих отдельных поведенческих актов. Не надо далеко ходить за примерами —работа плотника или уборка квартиры — неплохая иллюстрация. Мы ожидаем, что инаши питомцы будут вести себя так же: «Подойди», «Сядь»,»Ляг», «Следуй за мной» и так далее без перерыва и безвидимого подкрепления. Эти длительные рады действий являются цепным поведением.В противоположность другим длительным действиям эти могут выполняться часами,сотни раз без напряжения, без сбоев, без задержек, поскольку каждый акт вдействительности подкрепляется возможностью выполнить следующее, действиецепочки, и так до заключительного подкрепления выполнением всего дела, всейцепи.

Однако поведенческие цепи рвутся и поведение рассыпается на элементы,если в цепочку вклинивается не выученный поведенческий акт, или действие, ненаходящееся под контролем стимулов. Вы не можете подкрепить субъекта сигналом,если он этот сигнал не распознает или не может выполнить то, что этот сигнал требует.Отсюда следует, что цепное поведение следует всегда вырабатывать с конца.Начинайте с последнего действия в цепи, удостоверьтесь, что оно усвоено исигнал к его выполнению хорошо узнается, лишь потом переходите к разучиваниюпредпоследнего действия и т. д. Например, если при заучивании стихотворения,мелодии, текста речи, роли в пьесе вы разделите задания, скажем, на пять частейи начнете запоминать их в обратном порядке, с конца — вы всегда будетедвигаться от того, что вы знаете слабее, к тому, что знаете более прочно, отматериала, в котором вы не совсем уверены, к материалу, хорошо уже усвоенному,имеющему подкрепляющее действие. Запоминание материала в том порядке как оннаписан и должен воспроизводиться приводит к необходимости постоянно продиратьсяот знакомой тропы в сторону более трудного и неизвестного, что — является неподкреплением. Подход к запоминанию материала как к цепному поведению не толькоубыстряет процесс запоминания, но и делает его более приятным.

Поведенческие цепи — это особое понятие. Я часто сама спотыкалась на них,чувствуя, что надо вернуться к концу ряда, так как я не могу заставитьживотное, ребенка или себя выполнить кажущуюся простой последовательностьдействий, пока я не понимала, что пыталась выработать цепное поведение не стого конца. Когда делают пирог, — то глазурью его украшают в последнюю очередь,но если вы хотите обучить ребенка получать удовольствие от приготовленияпирога, начните с того, что попросите «помочь» украсить его глазурью.

Пример цепного поведения: обучение собаки игре вфризби (пчелку).
Один мой нью-йоркский знакомый каждый выходной ходил со своим золотистымспаниелем в Центральный парк, чтобы играть в «пчелку». Онрассказывает мне, что сплошь и рядом встречает людей, безуспешно пытающихсяобучить своих собак этой игре. Это досадно, потому что игра в»пчелку» прекрасный способ тренировки собаки в городе. По сравнению спростым мячом «пчелка» летит медленнее и по неопределеннойтраектории, возможно, больше напоминает реальную дичь, заставляет собаку совершатьпрыжки в попытках поймать ее, что доставляет удовольствие и хозяину. И,наконец, игра в «пчелку» позволяет хозяину, оставаясь на одном месте,заставлять собаку бегать.

Люди жалуются, что, когда они бросают «пчелку», собаканаблюдает за ее полетом, продолжая оставаться на месте, хотя если еераззадорить, то она будет прыгать, пытаясь схватить «пчелку», когдата пролетает мимо. В этой игре два дрессировочных момента: первый состоит втом, чтобы обучить собаку, на какое расстояние она должна отбегать за»пчелкой». Второй состоит в том, что данная игра — цепное поведение:сначала собака гонится за «пчелкой», затем ловит «пчелку»,наконец, несет ее назад хозяину, чтобы он снова кинул ее. Поэтому каждомуэлементу этого сложного поведения следует обучать отдельно, и последнеедействие в цепи, принос, должно быть выработано первым.

Вы можете обучить приносу с очень маленьких расстояний даже в доме,используя предмет, который легко носить, скажем, старый носок. Большинствоохотничьих собак приносят предметы сами, без обучения, собак некоторых пород,таких, как бульдоги, боксеры, необходимо обучать класть апорт около хозяина илиотдавать его в руки, поскольку они предпочитают игры, в которых бы вещи у нихотбирали.

Когда по команде собака будет приносить предметы, обучите ее ловить»пчелку». Сначала заставьте собаку как можно сильнее заинтересоваться»пчелкой», двигая ее у самой морды. Позвольте ей несколько раз взятьигрушку в рот и добейтесь, чтобы она отдала вам ее обратно, при этом, конечно,бурно поощряйте ее за возврат. Затем подбросьте игрушку в воздух, позвольтесобаке завладеть ею в прыжке и заставьте отдать обратно. Затем вы тут же сноваподбрасываете игрушку в воздух и бурно радуетесь, когда собака ее поймает. Итеперь вы на прямой дороге к получению великолепного игрока в»пчелку».

Расстояние бросков постепенно увеличивается, и собаке необходимонаучиться следить за «пчелкой» и перемещаться так, чтобы поймать ее.Это требует тренировки, поэтому может понадобиться пара выходных, чтобызаставить собаку отходить на семь-восемь метров. Некоторым очень быстрымсобакам удается оказываться точно на месте и ловить «пчелку» на такомбольшом расстоянии, на какое вы сможете ее забросить. Мне приходилось встречатьнеобыкновенных собак, которые могли поймать «пчелку» на другом концефутбольного поля. Создавалось впечатление, что собаки получают удовольствие отточности своей оценки места падения.

Блестящий бег или фантастические захваты в прыжках с переворотом, которыевызывают восторг зрителей, — тоже доставляют собаке радость. Тем не менее,поймав «пчелку», собака несет ее вам, поскольку последнее звено цепиразучено первым и поскольку именно это действие приводит к подкреплению, будьто ваша похвала или другой бросок. Разумеется, если вы будете невнимательны исобака будет систематически не получать похвалы или следующего броска не будет,принос подвергнется затуханию. И еще, когда собака слишком устает и не хочетбольше играть, она начинает все хуже и хуже приносить «пчелку»,медлит с возвращением и бросает ее на полпути. Это означает, что пораостановиться — вы оба уже взяли от игры все.

Генерализованное управление с помощью стимулов.
С большинством животных приходится сначала немного повозиться, чтобыустановить управление их поведением с помощью стимулов, но часто к томувремени, как берете под контроль сигналов третий или четвертый тип поведения,оказывается, что животное как бы обобщает, у него появляется нечто вродепонимания идеи. Выучив три-четыре условных поведенческих акта, большинствосубъектов, по-видимому, начинают распознавать определенные события в качествесигналов, каждый из которых означает свой тип поведения, и что получениеподкрепления зависит от правильного распознавания и ответа на сигналы. С этогомомента введение условных сигналов становится простым. У субъекта уже имеетсяобщая картина, и все что ему надлежит сделать — это научиться классифицироватьновые сигналы и ассоциировать их с правильным поведением. Если вы, какдрессировщик, поможете питомцу, сделав это понятным, последующее обучение можетидти само собой много быстрее, чем трудные начальные шаги.

У людей обобщение происходит еще быстрее. Если вы вознаградили за ответтолько на одну выученную команду, люди очень скоро начинают давать ответы и надругие команды, чтобы заслужить подкрепление. Мой друг Ли, учитель математикишестого класса школы в одном из непривилегированных районов Нью-Йорка, каждыйучебный год начинает с того, что обучает школьников выбрасывать жевательнуюрезинку, как только он попросит их об этом. Никакого принуждения. Просто:»Все, внимание, жевательную резинку изо рта. Хорошо! Стоп! Подождем, уДорин она еще есть… великолепно! Она ее вынула. Молодец, Дорин!». Онговорит детям, что после урока они могут снова взять жевательную резинку(используя в качестве подкрепления слова «Класс свободен!»). Этоможет показаться фривольным и даже глупым (поскольку это стоит Ли вида жующихчелюстей, чего он терпеть не может), но Ли установил, что этот первый опытподготавливает его класс к тому, что выполнение его просьб создает возможностьподкрепления. Конечно, подобно хорошему дрессировщику китов, он используетразнообразные подкрепления, помимо хороших отметок и собственной похвалы,включая игры, одобрение сверстников, более ранее окончание урока, даже раздачужевательной резинки. И конечно, сначала он уделяет много времени жевательнойрезинке, вместо того, чтобы уделять его десятичным дробям, дети думают, что онпомешан на резинке. Но дети так же придают значение его словам и считают, чтоимеет смысл делать то, что хочет Ли.

Другие учителя думают, что у Ли врожденное умение поддерживать тишину вклассе, а директор считает его хорошим «дисциплинщиком». Что жекасается Ли, то он считает детей достаточно сообразительными, чтобы обобщитьсвои реакции, и любит их за это. А жевательная резинка тут ни при чем.

Провалы преднаучения и вспышки раздражения.
Установление контроля над поведением с помощью стимулов часто порождаетинтересный феномен, который один из тренеров назвал «проваломпреднаучения». Вы сформировали поведение и теперь пытаетесь сделать егоуправляемым с помощью стимулов. Но когда вам кажется, что субъект уже проявляетспособность отвечать на стимулы, он внезапно перестает отвечать не только настимулы, но и вообще давать нужные реакции. Он ведет себя так, будто никогда и неслышал о действиях, которые вы сформировали.

Этот момент полностью обескураживает тренера. Вот вы очень изобретательнонаучили цыпленка танцевать, а теперь хотите, чтобы он танцевал только, когда выподнимаете правую руку. Цыпленок смотрит на вашу руку, но не танцует.

Или же он может стоять на месте, когда вы подаете сигналы, и начинатьинтенсивно отплясывать, когда никакого сигнала не было.

Если вы построите график этой последовательности, то увидите постоянноидущую кверху линию, отражающую увеличение процента правильных ответов (т. е.ответов на сигналы), которая затем резко снижается, ибо соответственноправильность ответов падет до нуля (когда вы имеете букет отсутствия ответов инеправильных ответов). Однако если вы продолжаете упорно работать, затем внезапнонаступает озарение: вдруг, совершенно случайно, субъект скачком начинаетотвечать на команды действительно идеально — вы поднимаете руку, цыпленоктанцует. Поведение управляется стимулами.

На мой взгляд, происходит вот что: сначала субъект выучивает сигнал, неосознавая этого, дрессировщик видит только обнадеживающую тенденцию медленногонарастания правильного выполнения команд. Но затем субъект замечает (!) сигнали осознает, что на него надо как-то отвечать, чтобы получить подкрепление. Вэтот период он уделяет большее внимание сигналу, чем проявляемому поведению.Конечно, при этом ответ отсутствует, так же как и подкрепление. Когда же, послучайному стечению обстоятельств, или в результате упорства тренера, субъектоднажды осуществит реакцию при наличии сигнала и получит подкрепление, у него»возникнет картина». С этого момента он «знает», чтоозначает сигнал, и отвечает на него правильно и уверенно.

Я понимаю, что говорю по этому поводу много таких слов, как «отдаетсебе отчет», «знает» в отношении того, что происходит в головесубъекта, которые большинство психологов считают неприменимыми к животным.Однако при дрессировке животных иногда так оно и есть, что уровень правильныхответов постепенно нарастает, хотя внешне ничего существенного не происходит;трудно сказать, с какого момента, если таковой вообще существует, животноеначинает осмысленно отдавать себе отчет в том, что делает. Но наличие провалапреднаучения, по моему мнению, является отражением осознания, вне зависимостиот того, какие процессы в это вовлекаются. Я могла обнаружить ярко выраженноепроявление провала преднаучения (а следовательно, и своего рода сдвигосознания) в данных Мишеля Уолкера, исследователя из Гавайского университета,ставившего эксперименты по сенсорному различению у тунца, одного из наиболееразумного вида рыб, но в конце концов только рыбы.

Для субъекта провал преднаучения — время наибольших огорчений. Мы всезнаем, как расстраивает борьба с тем, что понимаем только наполовину(общеизвестный пример — математические понятия), зная только то, чтопо-настоящему их не понимаем. Часто субъект бывает настолько расстроен, чтопроявляет гнев и агрессивность. Дети разражаются слезами и тычут в учебникматематики карандашом. Дельфины многократно выпрыгивают из воды и шлепаются оее поверхность со страшным шумом. Лошади размахивают хвостом и норовят лягнуть.Собаки рычат. Доктор Уолкер обнаружил, что если при выработке распознаваниястимула он допускает, что его подопытные тунцы и совершают ошибки и не получаютподкрепления более сорока пяти секунд, они настолько расстраиваются, чтовыпрыгивают из бассейна.

Я пришла к тому, что стала называть эти проявления преднаучения вспышкамираздражения. Мне кажется, что вспышки раздражения возникают потому, чтосубъект, считавший себя всегда правым, вдруг обнаруживает, что он ошибается(раз за разом), а причина этого неясна… пока. У людей вспышки раздражения впериод преднаучения, по-видимому, часто происходят в моменты, когда бросаетсявызов привычным представлениям, которых длительно придерживались, а где-то вглубине души субъект знает (!), что в новой информации кроется некая правда.Именно распознание того, что выученное ранее не совсем верно, по-видимому, иприводит к неистовым возражениям, чрезмерным ответам, которые намного превышаютстепень несогласия, спорам, скандалам, которые могут казаться по наитиюнаиболее подходящими и вероятными к случаю. Иногда, рассказывая о подкреплениив научных кругах, я вызывала, большую, чем предполагала, враждебность состороны представителей других дисциплин, начиная от психологов, занимающихсяпознавательными процессами, кончая нейрологами и представителем высшегодуховенства. Я часто подозреваю, что гневные слова являются симптомомпреднаучения.

Я всегда сожалею, когда вижу приступы плохого настроения, связанного спреднаучением, даже у тунцов, потому что при определенных навыках можнопровести субъекта по пути обучения, не вызывая столь большого раздражения.Однако я пришла к убеждению, что вспышки раздражения в период преднаученияявляются четким индикатором того, что вот-вот произойдет истинное обучение.Если вы отойдете в сторонку и дадите ему отшуметь как ливню, то вслед за этимможет появиться радуга.

Применение управления с помощью сигналов.
Никому не нужно постоянно управлять или быть управляемым с помощьюусловных стимулов или выученных сигналов, живые существа — это не машины. Вдействительности реакция на выученный сигнал представляет собой усилие, причемтакое усилие, которое не только не должно, но и не может поддерживатьсяпостоянно.

Большую часть времени у начальника нет надобности держать подчиненныхрадом. Если дети бездельничают, а вы не очень спешите, то вы можете самирасслабиться. Служащим, которые и так уже работают с полной отдачей, не нужныприказы и инструкции. Ни нас самих, ни других людей не должны опутыватьненужные правила и регламентации: они вызывают только сопротивление.

Совершенно очевидно, что управление с помощью стимулов используется,чтобы дети стали воспитанными, домашние животные слушались, персонал былнадежным и т. д.

Очень своеобразное управление с помощью стимулов необходимо также длямногих видов коллективной деятельности, таких, как марширующие колонны,танцевальные ансамбли, спортивные команды. Отвечать на выработанную системувыученных сигналов доставляет определенное удовольствие, даже животным,по-видимому, это нравится. Я думаю, это происходит оттого, что стимулыстановятся подкреплениями, как в поведенческой цепи, так что, когда овладеваешьвсеми типами поведения и сигналами, осуществление ответов имеет сильноеподкрепляющее действие. Словом, это интересно.

Отсюда то удовольствие от участия в управляемой стимулами групповойдеятельности, как, например, согласованный танец, игра в футбол, хоровое пениеи игра в оркестре.

Когда мы видим какой-либо пример прекрасно управляемого сигналомповедения, начиная с фигур высшего пилотажа, исполняемых группой истребителей,до класса хорошо умеющих вести себя детей, то, желая похвалить их, используемпонятие дисциплины. «Они поистине хорошо дисциплинированы» или»Этот учитель знает, как поддерживать дисциплину». Однако понятие одисциплине включает применение наказания, которое, как мы видели, совершенно ненужно при установлении управления с помощью стимулов.

В обиходе сторонниками дисциплины считаются инструктор, родитель, тренер,которые требуют совершенного исполнения и наказывают за любое отклонение, асовсем не те, кто добивается совершенства, подкрепляя улучшения в его сторону.И именно поэтому люди, задавшиеся целью установить «дисциплину»,часто пытаются управлять с помощью стимулов на основе: «Делай, что яскажу, иначе…» Поскольку субъект должен ошибиться или не послушаться,чтобы узнать, что значит «иначе», и поскольку тогда становится ужеслишком поздно этого не совершать, то этот распространенный подход вовсе не такхорош.

Истинное, изящное управление сигналами, установленное с помощьюподкрепления, может делать то, что мы считаем дисциплиной субъекта. Однако ктодолжен стать действительно дисциплинированным так это тренер.

Да, но с чего начать? Что, если вы живете и работаете среди людей,которые являются закоренелыми неслухами?

Вот система Карен Прайор эффективного воздействия в тяжелом случае.

Карен Прайор (видя мокрые плавки и полотенце Юного Гостя на кушетке вгостиной): Пожалуйста, снимите свои мокрые вещи с кушетки и повесьте насушилку.

Юный Гость: 0’кей, минуточку.

К. П. (подходит к Ю. Г. и стоит рядом с ним молча).

Ю. Г. В чем дело?

К. П. Пожалуйста, снимите свой мокрый купальник с кушетки и повесьте насушилку (NB: не прибавляя: «Сейчас же!», «Сию минуту!»,»Я сказала» или что-нибудь в этом роде. Я обучаю этого человекавыполнять просьбы с первого раза, а не ждать, когда сигнал будет усилендальнейшими деталями ими угрозами.)

Ю. Г. Вот еще, если вы так спешите, то почему бы вам не сделать это самим?

К. П. (Любезная улыбка, но никакого ответа. Я жду момента подкрепитьжелаемое поведение. Препирательство со мной не является желаемым поведением,поэтому я пренебрегаю им.)

Ю. Г. Ладно, ладно (Встает, идет к кушетке, забирает вещи, бросает их вкомнату, где стирают.)

К. П. В сушилку.

Ю. Г. (Ворчит, поднимает и вешает вещи на сушку.)

К. П. (Широкая улыбка, искренне, без издевки) Благодарю вас!

В следующий раз, когда мне будет нужно попросить юного гостя что-нибудьсделать, возможно, мне потребуется всего лишь взглянуть на него, чтобы вызватьдействие. Мало-помалу он станет одним из тех домочадцев, которые быстроисполняют мои просьбы, а я со своей стороны — буду платить ему тем же, будувыполнять то, что он просит, если это выполнимо, и буду стараться не проситьего делать более, чем он должен.

Знание того, как добиться управления с помощью стимулов, не прибегая ккрику и принуждению, в равной мере облегчает жизнь всем — воспитателю иобучаемому. Когда моя дочь Гейл поступила в высшую школу, ей пришлось ставитьучебную пьесу, ежегодно для этого выбирали кого-либо из студентов.

IV. Отучение:
Как использовать подкрепление, чтобы избавиться отнежелательного поведения.
Итак, вы знаете о том, как сформировать новое поведение, а как вамизбавиться от нежелательного поведения, которое уже имеется?

Люди и животные всегда совершают то, что с нашей точки зрения лучше быони не делали. Дети устраивают потасовку и кричат в машине. Собака лает всюночь. Кошки дерут когтями мебель. Ваш сосед по комнате всюду разбрасывает грязныевещи. От кого-нибудь из родственников слышишь постоянные придирки с требованиемтелефонных звонков. Все это — нежелательные виды поведения.

Существует восемь способов избавиться от нежелательного вида поведения.Всего восемь. И не важно, является ли это поведение укоренившимся, как в случаенеряшливого соседа по комнате, или внезапным, как в случае детей,бесчинствующих в машине. Все, что вы можете предпринять по этим поводам, будетвариацией на тему одного из восьми методов.

(Я не касаюсь здесь сложных сочетаний поведенческих проблем, которыевозникают у человека с психическими нарушениями или у непредсказуемо свирепойсобаки; я рассматриваю только отдельные проявления нежелательного поведения.)

Вот эти восемь методов.

Метод 1. «Убить зверя». Это безусловно подействует. Вам никогдабольше не придется снова иметь дело с данным поведением у данного субъекта.

Метод 2. Наказание. (Предпочитаемо всеми, хотя оно почти никогда неприносит действительной пользы.)

Метод 3. Отрицательное подкрепление.

Метод 4. Угашение: поведению предоставляется возможность исчезнуть самомупо себе.

Метод 5. Выработка несовместимого поведения. (Этот метод имеет особуюзначимость для спортсменов и владельцев домашних животных.)

Метод 6. Добиться, чтобы данное поведение совершалось по сигналу. (Впоследующем вы перестанете давать этот сигнал. Это наиболее изощренный метод,применяемый тренерами дельфинов для того, чтобы избавиться от нежелательногоповедения.)

Метод7. «Формирование отсутствия»: подкрепляется все чтоугодно, кроме нежелательного поведения. (Вежливый способ превратить неприятныхродственников в приятных.)

Метод 8. Смена мотивации. (Это основной и самый лучший способ.)

Видно, что есть четыре «злых волшебника», или отрицательныхметода, и четыре «добрых волшебника», или методы, использующиеположительное подкрепление. У каждого своя роль. Я собираюсь привести»за» и «против» каждого из методов по очереди, а такженекоторые истории и обстоятельства, в которых данный метод оказывалсядейственным.

В рассмотрение каждого метода я включу повторяющийся набор знакомых всемпроблем (шумливая собака, раздражительный спутник жизни и т. д.) и примерытого, как каждая из проблем может быть решена данным методом.

Я не считаю, что все эти решения применимы. Например, я думаю, что пригласитьветеринара, чтобы заставить собаку прекратить лаять, перерезав голосовые связки(метод 1), является отвратительным решением проблемы собаки, лающей по ночам. Яутверждаю это, несмотря на то, что мой дядя Джон Слэтер прибег к этому решению,и я вынуждена была согласиться, когда соседи стали жаловаться на лай егоморских львов. Конечно, немногие держат морских львов у себя в плавательномбассейне.

Вероятно, в этом случае можно было бы найти какой-то другой способ.

Я не могу сказать, какой из восьми методов вам надо выбрать, чтобыизбавиться от данной конкретной помехи. Вы тренер, вам и решать.

Метод 1. «Убить зверя».
Это действует безотказно. С данным субъектом у вас наверняка больше невозникнет этой поведенческой проблемы. Фактически это широко распространенный ивсеми признаваемый метод борьбы с собаками, загрызающими овец.

Метод 1 является высшей мерой наказания. Каковы бы ни были моральные илидругие подтексты (аспекты) высшей меры наказания, но если казнить убийцу, онбольше не совершит преступления. Методом 1 избавляются от поведения, временноили навсегда избавляясь от того, кто его совершает.

Увольнение служащего, развод с супругом, переселение в другую комнату отнеряшливого соседа — все это метод 1.

С другими людьми могут возникнуть новые проблемы, но того субъекта, чьимповедением вы сыты по горло, больше нет, и с ним исчезло данное поведение.

Метод 1 довольно жесток, но иногда вполне адекватен, когда проступокслишком велик для того, чтобы иметь продолжение и не представляется возможностидля его легкого изменения. Допустим, например, что кто-то из ваших родителей,супруг (или ребенок) бьют вас. Некоторые находят из этого выход в реальномуничтожении того человека, и в крайних случаях самозащита может быть оправдана.Уход из дома — тоже разрешение проблемы методом 1, но более гуманное.

Однажды у меня была кошка, у которой появилась привычка прокрадываться поночам в кухню и мочиться на конфорку плиты. Запах, когда на следующий день вы,ничего не подозревая, включали одну из этих конфорок, был совершенноневыносимым. Кошка могла свободно выходить на улицу, я никогда не поймала ее наместе преступления, а если конфорки закрывались, она мочилась на то, чем онибыли закрыты. Я не могла понять побуждающих ее причин, и в конце концов еепришлось усыпить. Метод 1.

Существует много простых и широко распространенных модификаций метода 1:отправить ребенка в его комнату, когда он вмешивается в разговор взрослых;привязать собаку, чтобы она не гонялась за машинами; посадить того или иногочеловека в тюрьму на различный срок. Мы привыкли считать такие меры наказанием(Метод 2), и они могут рассматриваться, а могут и не рассматриваться субъектомкак наказание, но они являются приемами метода 1. В их основе лежит то, что онипрекращают данное поведение, физически лишая субъекта возможности егоосуществления или избавляясь от присутствия самого субъекта.

Самое важное, что нужно усвоить относительно метода 1., это то, что онничему не учит субъекта. Не допустить того, чтобы субъект проявил данноеповедение — с помощью изоляции, тюремного заключения, развода, казни наэлектрическом стуле, — не многому учит субъекта. Казалось бы, что человек,попавший в тюрьму за кражу, дважды подумает, прежде чем снова украсть, но мызнаем, что очень часто этого не происходит; мы можем быть уверены лишь в том,что он не стянет ваш телевизор, пока находится под замком.

Поведение не обязательно бывает рассудочным. Если оно уже сложилось какспособ получения подкрепления, и если мотивация и обстоятельства, вызывающиеповедение присутствуют, то весьма вероятно, что оно проявится снова.

Пока субъект находится в изоляции, никакого переучивания в отношенииданного поведения не происходит; нельзя изменить поведение, которое неосуществляется. Ребенок, запертый в своей комнате, может быть, чему-нибудь инаучится (вероятно, обижаться и бояться вас), но при этом он не учится тому,как вступить в вежливый разговор. Отпустите собаку с привязи, и она тут жеснова начнет гоняться за машинами.

Тем не менее у метода 1 есть своя роль. Часто он даст наиболее практичноерешение вопроса, и не обязательно связан с жестокостью. Мы часто пользуемсясвоего рода временным лишением свободы, когда у нас нет времени обучать илинаблюдать за субъектом; мы, например, сажаем детей в манеж, и в течениенекоторого непродолжительного времени большинство детей не протестует противэтого. Вице-президент американского клуба собаководства рассказывал мне, чтопользуется проволочным вольером на кухне в своей квартире при выращивании домащенков. Щенков надо научить когда и где оправляться, что достигается тем, чтоих выносят в подходящее место, прежде чем они сделают это, и вознаграждают зато, что они там оправились. Но невозможно следить за щенками постоянно. Этоткинолог помещает своих щенков в клетку на ночь, когда ему надо уйти или когдаон занят; там они могут делать лужи безнаказанно. Они ничему не учатся, но и неделают луж на ковре. Положительное подкрепление может происходить только тогда,когда хозяин присутствует и может дать его, но метод 1 предотвращаетнеприятности лишением свободы.

Этот же владелец собак сажал на ночь в клетку, находящихся в доме трехвзрослых терьеров, чтобы воспрепятствовать им вытворять то, что они никогда неделают днем: скулить под дверью спальни, грызть мебель, перевертывать корзины смусором. Собаки совсем не обижались на это и весьма охотно отправлялись «впостель». Возможно, собакам тоже надо отдохнуть от нас.

Примерыприменения метода 1. «Убить зверя».
Метод 1 в некотором смысле решает проблему, но его применимость в каждойданной ситуации относительна.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Сменить соседа.

Собака на дворе лает всю ночь

Убрать собаку (застрелить, продать и т. п.)

Дети слишком шумят в машине

Пусть идут домой пешком. Пусть едут на автобусе. Поручить возить их кому-нибудь другому.

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Развестись.

Неправильный удар при игре в теннис

Прекратить играть в теннис.

Бастующий или ленивый служащий

Уволить его.

Отвращение к благодарственным письмам

Никогда не пишите благодарственных писем. Может быть, тогда люди перестанут посылать вам подарки.

Кошка влезает на кухонный стол

Выставьте кошку за дверь, или избавьтесь от нее.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Выйдите из автобуса и садитесь на следующий.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Скажите «нет» и настаивайте на этом.

Метод 2. Наказание.
Это излюбленный метод всех. Если поведение неправильное, мы прежде всегодумаем о наказании. Ругаем ребенка, шлепаем собаку, урезываем зарплату,налагаем штраф на компанию, преследуем инакомыслящих, вторгаемся в страну и т.д. Но наказание — довольно грубый способ изменения доведения. Фактически вбольшинстве случаев наказание не помогает вовсе.

Прежде чем рассмотреть, что можно и чего нельзя достичь наказанием,отметим, что происходит, когда оно применено и не возымело действия. Допустим,мы наказали ребенка, собаку или служащего за какое-либо поведение, а этоповедение возникает снова. Разве мы говорим «Хм, наказание неподействовало, не попробовать ли что-нибудь другое?» Нет. Мы усиливаемнаказание. Если выговор не помогает, пробуем шлепок. Если ваш ребенок принесдневник с плохими отметками, у него отбирается велосипед. А если в следующийраз дневник снова плохой, у него отбирается и льдянка. Ваши служащие непроявляют должной расторопности. Пригрозите им. Не помогает? Урежьте ихзарплату.

По-прежнему никакого результата? Прекратите выплату жалования,оштрафуйте, отдайте под суд! Плетка не изменяет поведения еретика? Можнопопробовать испанский сапог или дыбу.

Самое страшное в усилении наказания то, что этому поистине нет предела.Поиски такого наказания, которое было бы действенным, не встречается у обезьяни слонов, но занимает людей во все времена, известные истории, а может быть,даже и с доисторических времен.

Одна из причин, почему наказание обычно не действует, заключается в том,что оно не совпадает по времени с нежелательным поведением; оно возникаетпосле, а иногда, как в случае, судебного законодательства, много позже. Поэтомуу субъекта может не образоваться связь между наказанием и своими прежнимидействиями; у животных этой связи не образуется никогда, людям тоже это обычноне дается. Если бы каждый раз при краже у вора отрывался палец, а неправильнозапаркованная машина вспыхивала, я думаю, что воровство и штрафы за паркованиепрактически не существовали бы.

Даже если субъекты понимают, за что их наказали, они не могут в настоящеевремя уменьшить себе наказание только потому, что не могут изменить своихдействий в прошлом. Сейчас вы ничего не можете сделать с плохими оценками вдневнике, которые уже получили, поэтому ребенку, которого родители наказывают,ничего не остается, как получить наказание.

При методе 2, так же как при методе 1, субъект не учится тому, какизменить поведение. Наказание не научит ребенка, как получить более высокиеоценки. Большее, на что может рассчитывать наказывающий, это что у ребенкаизменится мотивация: ребенок попытается изменить будущее поведение, чтобыизбежать будущего наказания.

Научиться изменять будущее поведение, чтобы в будущем избежать егопоследствий — выше понимания большинства животных. Если охотник ловит своюлегавую собаку, предназначенную для охоты на птицу, и лупит за то, что онагонялась за кроликами, то собака не ведает, какое именно из предыдущих действийвызывает наказание. Она станет больше бояться хозяина, что с этих пор можетпозволить ему отзывать собаку, когда она гоняет кроликов. Сама по себе порка неповлияет на травлю, кроликов.

Между прочим, кошки, по-видимому, особенно тупы по части ассоциированиянаказаний со своими преступлениями. Подобно птицам, они просто пугаются иничему не учатся, когда их запугивают, вот почему считается, что дрессироватькошек трудно. Их действительно нельзя обучать карательными методами, но онисама живость при обучении на положительном подкреплении.

Наказание или угроза его не помогает субъекту в научении изменять текущееповедение. Если нежелательное поведение имеет такую сильную мотивацию, чтосубъекту необходимо его продолжение (красть пищу, когда голоден, быть членомкакой-либо группы в подростковом возрасте), то наказание и его угрозы учат егоне попадаться. В режиме наказания неуловимость быстро нарастает — печальнаяситуация в семейной установке, но не столь сильно выраженная в обществе вцелом. Кроме того, влияние повторяющегося или жестокого наказания имеетнекоторые очень неблаговидные стороны: страх, ярость, чувство обиды, дажененависть в наказываемом, а иногда и в наказывающем тоже. Эти душевныесостояния не способствуют обучению (если только у вас нет цели обучить субъектастраху, ярости и ненависти — эмоций, которые иногда специально развиваются утеррористов).

Одна из причин, почему мы считаем наказание действенным, это та, чтоиногда поведение, приведшее к наказанию, прекращается — если субъект понял,какое из действий наказуемо, если мотивация данного действия невелика, еслибоязнь будущего наказания велика, и наконец, самое главное, если субъект можетконтролировать поведение (например, наказание не может помочь, когда ребенокмочится в постель). Но ребенка, которой как следует отругали, когда он впервыераскрасил цветным карандашом стену, можно вполне успешно отучить портить дом.Человек, который смошенничал с подоходным налогом и был за это оштрафован,может и не попытаться сделать это снова.

Наказание может успешно прекратить какое-либо поведение при егозарождении, если оно замечено рано и не превратилось в укоренившуюся привычку,и если наказание само по себе является для субъекта новостью, неожиданностью, ккоторой человек или животное не потеряли чувствительности.

За все время моего воспитания родители наказали меня всего дважды (и толишь отругав), раз в шесть лет за мелкую кражу и раз в пятнадцать лет, за то чтопропустила школу и заставила всех волноваться, думая, что меня похитили.Чрезвычайная редкость наказания в значительной степени способствовала успеху.Оба типа поведения прекратились тут же.

Если наказание оказалось эффективным для прекращения поведения, то такаяпоследовательность событий является мощным подкреплением для наказывающего. Вдальнейшем наказывающий стремится вновь прибегнуть к наказанию. Меня всегдапоражала возникающая у некоторых людей великая вера в действенность наказания.Я видела, ее проявление и защиту со стороны борющихся за дисциплину — школьныхучителей, великолепных спортивных тренеров, властных босов, благонамеренныхродителей. Их собственное наказующее поведение может поддерживаться мизернымиуспехами, тонущими в трясине не столь уж хороших результатов, и может длительносуществовать, несмотря на то, что логика свидетельствует об обратном — несмотряна наличие в той же самой школе других учителей, других тренеров, руководителейдругих предприятий, других генералов, президентов или родителей, пример которыхпоказывает, что можно добиться таких же или лучших результатов совершенно безприменения наказания.

Наказание часто используется как своего рода реванш.

Наказывающему может и не быть дела до того, изменится или нет поведениежертвы, он или она лишь берут реванш, и иногда даже не над самим наказуемым, анад обществом в целом. Вспомните о косных чиновниках, которые со скрытымудовольствием с помощью чуть заметных приемов затягивают или препятствуют вам вполучении разрешения, ссуды или пропуска в библиотеку; вы оказываетесьнаказанными, да и они тоже.

Наказание является подкреплением для наказывающего, так как онодемонстрирует и способствует сохранению доминирующего положения. До тогомомента, когда парень вы растет настолько, что сможет оказать сопротивлениесвоему грубому отцу, отец считает себя сильнейшим (главным) и является таковымна самом деле. Это в действительности может являться одной из главныхпобудительных причин, лежащих в основе стремления человека к применению наказания:установить и сохранить доминантное положение наказывающий может быть преждевсего заинтересован не в определенном поведении, но в получении доказательствсвоего главенствующего положения.

Иерархия доминантности, борьба за нее и ее проверка являются наиболеесущественной чертой всех социальных групп, начиная со стаи гусей и кончаяправительствами. Но, по-видимому, только люди научились пользоваться наказаниемдля того, чтобы прежде всего получать вознаграждение в виде главенствующегоположения. Поэтому, когда вы собираетесь применить наказание, подумайте, хотители вы, чтоб собака, ребенок, супруг, служащий изменили данное поведение? В этомслучае — это проблема обучения, и вы должны отдавать себе отчет обограниченности наказания как обучающего приема. Или вы действительно хотитеотыграться? В этом случае вам следует подыскать более полезноесамоподкрепление.

А может, на самом деле вы хотите, чтобы собака, ребенок, супруг,служащий, народ соседней страны и т. д. не проявляли неповиновения? В чем быэто ни проявлялось, вы хотите, чтобы субъект перестал идти против вашей воли исуждений? В этом случае это борьба за доминантное положение, и это лежит навашей совести.

Чувство вины и стыд.
Чувство вины и стыд являются формами самонаказания. Трудно найти другоестоль же неприятное чувство, как холодная рука чувства вины, сжимающая вашесердце; этот тип наказания является чисто человеческим изобретением. Некоторыеживотные, в первую очередь, конечно, собаки, могут проявлять смущение или стыд(например, если случайно напачкают в доме). Но, я думаю, нет таких, которыетратят время на переживание чувства вины за прошлые действия.

Степень вины, которую мы относим к себе, варьирует в широких пределах.Один. человек чувствует релаксацию и удовлетворение, совершив преступление, адругой чувствует вину, держа во рту жевательную резинку. Множество людей неиспытывают чувства вины и стыда в своей каждодневной жизни, и не из-за своегосовершенства и не из-за своей полной бесчувственности, но потому, что ониреагируют на собственное поведение по-разному. Если в прошлом они совершаличто-либо, что доставило им неприятности, они не повторят это вновь. Другиеповторяют одну и ту же ошибку снова и снова — ведут себя глупейшим образом вобществе, говорят гадости тем, кого любят, — несмотря на то, что на следующийдень всегда испытывают чувство невероятного стыда. В качестве метода измененияповедения стыд стоит в одном ряду с поркой и любым другим видом наказания — онне очень эффективен, так как приходит слишком поздно.

Так что, если вы являетесь человеком, наказывающим себя таким образом (абольшинство из нас склонны к этому, вспоминая о том, что делали в раннемдетстве), вы должны отдавать себе отчет, что это решение вопроса методом 2, исовсем не обязательно является тем, что вам надо. У вас могут быть вескиеоснования хотеть избавиться от поведения, которое вызывает у вас чувствовиновности, но тогда вы сможете достичь больших успехов с помощью другогометода или комбинации методов, а не самонаказанием.

Примерыприменения метода 2. Наказание.
Он редко оказывается эффективным, иего эффект снижается при повторении, но имеет широкое применение.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Кричите и бранитесь. Пригрозите отобрать и выбросить вон его одежду или же сделайте это.

Собака на дворе лает всю ночь

Выйдите, ударьте ее или облейте водой из шланга, когда она лает (NB: не исключено, что собака будет так рада видеть вас, что забудет о наказании.)

Дети слишком шумят в машине

Прикрикните на них. Пригрозите. Повернитесь и дайте затрещину.

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Станьте на путь борьбы. Сожгите обед. Сердитесь, ругайтесь, плачьте.

Неправильный удар при игре в теннис

Проклинайте все на свете, выходите из себя, корите себя за каждый неверный удар.

Бастующий или ленивый служащий

Ругайте, распекайте, главным образом перед всеми остальными. Пригрозите снизить зарплату, или же сделайте это.

Отвращение к благодарственным письмам

Накажите себя оттягиванием дела и одновременно чувством вины. (Это не поможет, но вы можете попробовать.)

Кошка влезает на кухонный стол

Отлупите и/или выгоните из кухни.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Запомните его номер, напишите жалобу в автобусную компанию, добивайтесь, чтобы его перевели на другую работу, чтоб он получил выговор или чтобы его уволили.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Разрешите этому взрослому ребенку жить у вас, но сделайте его или ее жизнь совершенно невыносимой.

Метод 3. Отрицательное подкрепление.
Отрицательным подкреплением является любое неприятное событие или стимул,пусть даже весьма слабый, действие которого можно прекратить или избежать,изменив поведение. Когда на поле с электрическим ограждением корова касаетсяограды носом, то получает удар электрического тока, но как только она отпрянетназад, действие тока прекращается. Они научается избегать ударов тока с помощьютого, что не подходит к ограде. Избегание загородки было подкреплено, ноподкрепление было не положительным, а отрицательным.

Жизнь изобилует отрицательными подкреплениями. Мы изменяем положениетела, когда становится неудобно сидеть на стуле. Мы стремимся скорее войти вдом, когда идет дождь. Некоторые люди считают, что запах чеснока возбуждаетаппетит, другие же находят его отвратительным. Стимул становится отрицательнымподкреплением только в том случае, если он воспринимается субъектом какнеприятный и если изменение поведения направлено на уменьшение неприятных ощущений.

Отличие отрицательного подкрепления от наказания заключается в том, чтоотрицательное подкрепление, подобно положительному, происходит во времяповедения, а не после него, и может быть «включено» изменениемповедения. Как вы видели в первой главе, почти все традиционные методыдрессировки животных строились на применении отрицательного подкрепления.Лошадь обучается поворачивать налево, когда тянут за левую вожжу, потому чтоэтим она может ослабить давление мундштука на левый угол рта. Слоны, волы, верблюдыи другие вьючные животные обучаются двигаться вперед, останавливаться,поднимать тяжести и т. д. чтобы избежать натяжения повода, тычка или ударастека, стрекала или кнута. Отрицательное подкрепление очень подходящий методформирования поведения и может применяться столь же эффективно, какположительное, поскольку его применение одномоментно с поведением и стимулы»шпыняния» прекращаются дрессировщиком, когда реакция правильна.

По отношению друг к другу люди постоянно применяют отрицательное подкрепление:строгий взгляд, нахмуренные брови, неодобрительное замечание. Некоторыеприменяют отрицательное подкрепление слишком часто. Жизнь некоторых детей,супругов и даже родителей представляет собой постоянное ежедневное усилие вестисебя так, чтобы избежать отрицательных подкреплений от тех, кого они любят.Слишком частое применение отрицательного подкрепления, не скомпенсированноевозможностью положительного подкрепления, может привести к появлениюнежелательных черт личности, не обязательно страха и ярости, создаваемыхнаказанием, но робости, неуверенности в себе, тревожности. Если вы не хотите,чтобы ребенок, который очень старается не вызывать ваше неудовольствие не сталэмоционально неполноценным, он должен иметь успешный опыт в доставлении вамудовольствия.

Даже среди взрослых тот руководитель, офицер или тренер, которые хотятусовершенствования от подчиненных и при этом в основном высказываютнеудовольствие, могли бы добиться лучших результатов, если бы наряду с этимсуществовала также возможность положительного подкрепления. Умудренные опытомвзрослые могут вытерпеть большое количество отрицательных подкреплений, но дажеи они становятся мрачными, если, кроме этого, они ничего не получают. Сочетаниеположительного и отрицательного подкреплений гораздо более эффективно.

Тренер баскетбольной команды, выступавшей с огромным успехом, сталзнаменит своей жесткостью и даже грубостью. Некоторые из игроков не смогливынести такого режима и ушли из команды. Однажды вечером я видела этогочеловека по телевизору. Хотя на первый взгляд он казался чрезвычайно грозным, вего взаимодействии с командой то и дело встречались очень отчетливыеположительные подкрепления — одобрительный взгляд, дружеский шлепок, — аотрицательное подкрепление прекращалось тотчас же как выполнение действияулучшалось. В моральном отношении команда выглядела великолепно.

Единственный случай, когда отрицательное подкрепление предпочтительнеелюбого позитивного подхода, это когда мы имеем дело с сознательным ипреднамеренным отклонением поведения. Если вы совершенно уверены в том, чтосубъект знает, что должно быть сделано, а делает вместо этого что-либо другое,чтоб, скажем, просто посмотреть, что из этого выйдет, тогда знак вашегонеодобрения — нахмуренный лоб, замечание, натяжение поводка или вожжи,прекращение занятий, выговор — должны последовать незамедлительно и бытьчеткими. Это единственный случай, когда сильное отрицательное подкрепление,возможно, и не вызовет чувства обиды. Даже животные знают, когда они пытаютсявывести вас из себя, и получают удовлетворение от того, что им дают понять, чтоэто нельзя. В особенности это касается детей, которые чувствуют себя увереннее,если знают границы дозволенного. Если ребенок нарочно преступает эти пределы,то отрицательное подкрепление дает ему нужную информацию о положении границдозволенного.

Секрет применения отрицательного подкрепления состоит в том, чтобнаучиться прекращать его, когда поведение субъекта улучшилось хоть немножко.Некоторые матери и учителя делают это интуитивно правильно. Четырехлетний малышв ярости выкрикивает: «Я тебя ненавижу, я тебя ненавижу» и лупиткулаками по ногам матери. Негативное подкрепление со стороны матери состоит втом, что она перестает обращать на ребенка внимание и начинает заниматьсясвоими делами. Когда ярость сменяется сопением и потерянным видом, мать сейчасже снова обращает свое внимание на ребенка, обнимает, прижимает к себе, меняеттему разговора.

Психолог может сказать, что на самом деле в приведенном выше примересработал метод 4 — затухание, что поведение сошло на нет, так как не приводилони к какому результату. Но мне кажется, что когда на маленького ребенкаперестают обращать внимание, это для него результат; это сильный отрицательныйстимул, который может быть применен наравне с любым другим отрицательнымподкреплением.

Другой секрет применения отрицательного подкрепления состоит вуверенности в том, что субъект воспринимает его как следствие собственныхдействий, а не ваше произвольное действие. Предположим, у вас есть большаялохматая собака, которая любит спать в комнате на диване. Если вы ейубедительно показываете, что вам это не безразлично, собака может быстронаучиться соскакивать с дивана, заслышав ваше приближение, потому что боитсянаказания, но отлупить ее, застав на диване, еще не значит управлять ееповедением в ваше отсутствие. Есть один старый прием, который иногда помогает вэтом случае: поставьте на диван несколько маленьких мышеловок. Когда собакавспрыгнет на диван, мышеловки сработают, испугают, а может, и ударят собаку.Собственное действие собаки привело к отрицательному подкреплению, и эта перваянеудача может оказаться достаточной, чтобы отучить украдкой забираться надиван. (Я спешу добавить, что это скорее всего подействует только на глупыхсобак. Хотя я не могу позволить себе предположить любителям собак список пород,на которых этот прием подействует, я скажу лишь, что для некоторых пород онможет оказаться совсем не эффективным. Хозяин одного боксера, применивший этотприем, рассказывал, что его собака, увидев мышеловки, стащила покрывало соспинки дивана, накрыла им мышеловки, разрядила их, а затем легла на диванповерх покрывала.)

Существуют такие категории субъектов, на которых отрицательноеподкрепление не действует и совершенно не подходит для них, например младенцы.Каждая мать знает, что практически невозможно изменить активное поведениемалыша с помощью отрицательного подкрепления — сделать так, чтобы малыш,начавший ходить, не хватал побрякушки с кофейного столика бабушки, постоянноповторяя: «Нельзя!» или шлепая его по ручонке каждый раз, когда онэто делает. Гораздо лучше применить метод 8 (смена мотивации) поместив этипредметы вне досягаемости, или метод 5 переключение на несовместимуюдеятельность), дав ему какую-нибудь другую игрушку Маленьким детям просто несвойственнолегкое приобретение неприятного опыта, но они могут с легкостью обучаться спомощью положительного подкрепления Можно сказать, что дети рождаются для того,чтобы радоваться, а не повиноваться.

Щенки тоже имеют склонность к более легкому научению с помощьюположительного подкрепления, а отрицательное подкрепление сбивает их с толку ипугает. Вот почему большинство дрессировщиков не начинает обучение выполнениюформальных команд, раньше чем собака достигнет шестимесячного возраста. Спомощью лакомства и ласки вы можете обучить щенка ходить в ошейнике и наповодке следовать за вами на прогулке, но наденьте на него затягивающуюсяцепочку и начните настаивать на том, чтоб он научился ходить рядом, сидеть,стоять, и прежде чем вы успеете его чему-нибудь научить, у вас будетзатерроризированный и запуганный щенок. Нужно время, чтобы научитьсяреагировать на отрицательное подкрепление, а младенчество слишком быстротечно.

Есть и другая категория субъектов, которые не поддаются воздействиюотрицательного подкрепления: это дикие животные. Каждый, кто когда-либо имелдело с питомцем из диких животных — оцелотом, волком, енотом и т. д., — знаютчто они не воспринимают команды. Чрезвычайно трудно например, научить волкаходить на поводке, даже если вырастите его с очень раннего возраста и онсовершенно ручной Если вы натягиваете поводок, он автоматически начинает тянутьвперед, а если вы очень настаиваете и натягиваете поводок слишком сильно, волк,несмотря на то, что он обычно спокоен и контактен, впадает в панику и стараетсяудрать.

Возьмите на поводок ручную выдру, и либо вы будете идти туда, куда хочетвыдра, либо она будет бороться с поводком изо всех сил. Создается впечатление,что нельзя найти ту золотую середину, когда легкий рывок можно использовать длявыработки послушания.

То же самое относится и к дельфинам. При всей своей хваленой способностик обучению они всему либо сопротивляются, либо всеми силами стараются улизнуть.Толкните дельфина, и он толкнет вас. Попытайтесь перегнать дельфинов из одногобассейна в другой с помощью сети; если они почувствовали, что пространствовокруг них сужается, смелые бросаются в атаку на сеть, а робкие в бессильномстрахе кидаются на дно бассейна. Нужно с помощью положительного подкрепленияобучать дельфинов спокойно плыть перед сетью; но даже если вы это сделали,почти при любой манипуляции с сетью один человек должен стоять наготове, чтобыв случае надобности броситься в воду и освободить животное, которое запуталосьв сети, прежде чем оно утонет.

Психолог Гарри Фрэнк предполагает, что это сопротивление отрицательномуподкреплению составляет принципиальное различие между дикими и одомашненнымиживотными. Все одомашненные животные восприимчивы к отрицательному подкреплению— их можно погонять, заставлять, выгонять вон, и вообще оказывать разноедавление. Мы, люди, преднамеренно или случайно с помощью направленного отборавыработали у них эту особенность. В конце концов, корова, которую нельзя пастии гнать, которая, подобно волку или дельфину, либо сопротивляется неприятнымвоздействиям, либо впадает в панику и спасается бегством, эта корова кончиттем, что останется на ночь вне загона и будет съедена львом; или же посколькуона всем досаждает, то скорее всего она будет зарезана и съедена людьми. Еегены не сохранятся в генофонде популяции.

Послушание, выражающееся либо в готовности получать удары, либо вотсутствии моментальной реакции «сопротивляйся или убегай», прикотором отрицательное подкрепление умеренной силы может быть использовано длякорреляции обучения, заложено в наших домашних животных. За одним исключением —кошка. Научить, например, кошку ходить на поводке поистине очень трудно;сходите на представление, в котором участвуют кошки, и вы увидите, что дажепрофессиональные дрессировщики с этим не связываются — кошек носят на руках, ихсажают в клетку, но они не ходят на поводке.

Гарри Фрэнк предполагает, что это потому, что кошка не является истиннодомашним животным и поэтому у нее отсутствует восприимчивость к отрицательномуподкреплению. Может быть также, что кошка является комменсалом, животным,которое, подобно крысе и таракану, разделяет с нами жилище, извлекая из этоговыгоду. Но скорее кошка является симбионтом — животным, общение которого с намиприносит взаимную выгоду — от нас она получает пищу, кров, ласку, кошка желовит у нас мышей, забавляет нас, мурлычет. Однако работы и послушания нет. Этоможет объяснить нелюбовь некоторых людей к кошкам: их страшит неуправляемость.

Для всех кошконенавистников скажу, существует одно отрицательноеподкрепление, которое на кошку действует: брызнуть водой ей в мордочку. Однаждына обеде, на который я надела свое новое черное шерстяное платье, белаяангорская кошка хозяйки дома без конца вспрыгивала мне на колени. Хозяйканаходила это очень милым, но мне совсем не хотелось, чтобы мое платье было вбелых кошачьих волосах. Когда она на меня не глядела, я окунула пальцы в бокалс вином и брызнула кошке в мордочку. Она тотчас же исчезла и больше невозвращалась: тонкое и полезное отрицательное подкрепление.

Примеры метода 3.Отрицательное подкрепление
Отрицательное подкрепление может быть эффективным в ряде ситуаций.Способ, описанный здесь для ситуации с машиной, действует очень хорошо,особенно если дети очень устали и их нельзя переключить на какую-либо другуюдеятельность типа игр или пение песен (метод 5).

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Выключите или задержите обед до тех пор, пока вещи не будут собраны. (Прекратите отрицательное подкрепление, когда согласие достигнуто; подкрепляйте на первых порах даже вялые усилия.)

Собака на дворе лает всю ночь

Направить на собачью будку сильный пучок света. Выключите свет как только собака перестанет лаять.

Дети слишком шумят в машине

Когда уровень шума достиг болевого порога, тормозите и останавливайте машину, читайте книгу. Не обращайте внимания на протесты по поводу остановки, это тоже шум. Трогайтесь, когда восстановится тишина.

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Повернитесь и выйдите из комнаты как только тон его или ее голоса будет вам неприятен. Возвратитесь и проявите внимание тотчас же как только голос смолк или стал нормальным.

Неправильный удар при игре в теннис

Пусть тренер или кто-нибудь из зрителей фиксирует каждый плохой удар словами «ай-ай-ай» или «нет» каждый раз как вы его сделали.

Бастующий или ленивый служащий

Усильте контроль и делайте выговор всякий раз как уровень работы снижается.

Отвращение к благодарственным письмам

Отрицательное подкрепление возникает автоматически со стороны друзей и тех, кого вы любите. Тетя Алиса сообщит вам, что она очень обеспокоена тем, что вы не получили новый шарф, а ваша семья дает вам понять, что вы должны написать тете Алисе. Вся информация будет вам передана в тонах, имеющих отчетливую отрицательную окрашенность.

Кошка влезает на кухонный стол

Воспользуйтесь пистолетом, стреляющим водой, или просто примите угрожающую позу, сочетая это со зловещим «нельзя». Это слово является условным отрицательным подкреплением. Кошка не будет влезать на стол, правда только в вашем присутствии.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Протестуйте. Играйте на любом обстоятельстве, которое позволяет вам требовать учтивости, таких, как пожилой возраст, юность, неопытность.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Пусть он возвращается, но берите с него как с постороннего плату за жилье, питание, дополнительные услуги, в том числе за стирку белья и сидение с ребенком, чтоб он уехал по финансовым соображениям.

Метод 4. Угашение.
Если вы обучили крысу нажимать на рычаг для получения пищевогоподкрепления, а затем отключили аппарат подачи пищи, крыса сначала очень частонажимает на рычаг, затем все реже и реже, пока, наконец, не прекратит этосовсем, Поведение «угасло».

Термин «угашение» идет из психологических лабораторий. Онпредполагает исчезновение не животного, а поведения, которое пропадает самособой вследствие отсутствия подкрепления, подобно сгорающей свечке.

Поведение, которое не приводит ни к каким результатам — ни к хорошим, ник плохим, а именно ни к каким, — скорее всего затухнет. Но не всегда этоозначает, что вы можете игнорировать поведение и оно исчезнет. Поведениепренебрегающего его результатами человеческого существа есть уже само по себерезультат существа, совершающего столь асоциальное действие, поэтому не всегдаможно рассчитывать на угашение поведения другого человека и даже животного, необращая на него внимание. К тому же крыса, нажимающая на рычаг, делает это влабораторных условиях; внешние стимулы здесь сведены до минимума. А поведениечеловеческих существ не осуществляется в вакууме.

И тем не менее игнорирование может дать результат. Однажды я наблюдала,как Томас Шиллере, дирижер симфонического оркестра, проводил репетицию вНью-йоркской филармонии. Ужасный дирижер — но и оркестр тоже ужасный. КогдаШипперс подошел к пюпитру, оркестр был настроен на несерьезный лад: деревянныедуховые инструменты стонали: «Я хотел бы быть в Дикси», а скрипкачеловеческим голосом говорила: «Ox-ox». Шипперс проигнорировал этидурачества, и они вскоре угасли.

В человеческих взаимоотношениях угасание, с моей точки зрения, большевсего применимо к речевому поведению — хныканью, ворчанию, надоеданию спросьбами, угрозам. Если эти типы поведения не приведет ни к какому результату,не выводят вас из себя, они угасают. Помните, что вывести кого-либо из себяможет служить положительным подкреплением. Брат, который повергает сестру вярость, дергая за косичку, получает подкрепление. Если вы на работе вспылили накого-нибудь, кто занимает более высокое служебное положение, то он или она ввыигрыше. Даже животным это известно. Сразу вспоминаются таксы и скотчи —породы собак, у которых взятие реванша является хорошо развитым и осмысленнымтипом поведения — делать назло. Вы пробовали уехать на выходной, не взяв ссобой собаку? Когда вы вернетесь, то несмотря на то, что в ваше отсутствие сней хорошо гуляли, она нагадит вам на постель.

Вы можете избить ее до полусмерти, но такое проявление ярости будет ейтолько наградой.

Mы часто ненароком подкрепляем поведение, которое нам хотелось быугасить. Хныканье у детей является поведением, которое вырабатывается с помощьюродителей. Каждый ребенок, который устал, голоден, находится в дискомфорте,может скулить как щенок. Однако словом «нытик» называется ребенок,чьи родители достигли такой высокой степени самоконтроля, что могут вынестичрезвычайно длительное нытье, прежде чем окончательно потеряют терпение искажут: «Хорошо, я дам тебе это проклятое мороженое; ну, теперьзамолчишь?» Мы забываем или не понимаем, что случайное подкрепление —любое подкрепление, хорошее или плохое, — способствует сохранению поведения.

Однажды в Блумингдэле [Супермаркет — прим. Перев.] я видела хорошенькуюдевчушку лет шести, которая привела свою мать, бабушку и весь отдел белья вполный ступор виртуозным применением «но ты сказала, ты обещала, я нехочу…» и т. д. Насколько я понимаю, ребенок устал от магазина, и,возможно, не без основания. А может, у нее вообще было неважное самочувствие. Ейхотелось уйти, а она усвоила, что добиться желаемого можно нытьем, котороевсегда случайным образом подкреплялось.

Что делать, если вам на день навязали чьего-нибудь ребенка-нытика? Вотчто делаю в этих случаях я. Как только протесты или жалобы начинают произноситьсятем характерным для нытья гнусавым тоном, я сообщаю ребенку, что нытье на меняне действует. (Это обычно даст ему или ей пищу для размышлений, поскольку онине думают об этом, как о нытье, а считают это логичным и великолепным средствомубеждения.) Как только нытье прекратилось, я спешу с подкреплением в видепохвалы или объятия. Если ребенок забыл и снова начинает ныть, мне обычноудастся прекратить это поднятием бровей или уничтожающим взглядом.

На самом деле нытики часто бывают умненькими детьми, и с ними бываетприятно и интересно, когда они отказываются от этой своей игры и нытьеугашается.

Когда имеешь дело с поведением, имеющим словесное выражение, то одной изпроблем является наш необычайный пиетет к языку. Слова обладают почтимагическими свойствами. В тех ситуациях, когда нас запугивают, надоедаютпросьбами или нытьем, и особенно во время семейных ссор, мы склонны обращатьвнимание на сказанные слова, а не на поведение. На фразу: «Но ты жеобещал» следует ответ: «Нет, я не обещал» или: «Я знаю, ноя должен завтра ехать в Чикаго, поэтому не могу сделать то, что сказал, как тыэтого не понимаешь?» и т. д., и т. п.

Мы должны отделять слова, которые говорятся, от поведения. Например,когда муж и жена ссорятся, действием является борьба. Предмет же ссоры частоявляется скрытым спектаклем. Вы можете оспаривать все на свете, можетепроизносить совершенно справедливые слова (врачам приходится выслушиватьбесконечное количество вариаций на эту тему), но при этом все время в сторонеостается само поведение — борьба.

Мало того, что мы с легкостью втягиваемся в словесное выражение конфликта(«Он сказал, что я — трус, а я не трус»), мы часто не замечаем того,что сами подкрепляем его. И не только тем, что позволяем привести себя вярость. Возьмем, к примеру, мужа, который всегда приходит домой в плохомнастроении и который хочет сейчас же получить свой мартини (или пиво) и следомсразу же ужин. Чем более он раздражен, тем больше торопится жена податьтребуемое, ведь правда? Что на самом деле она подкрепляет?

Раздражительность.
Если манера поведения жены веселая, она не проявляет поспешности вудовлетворении требований мужа, не заламывает себе руки и не расстраивается, тоэто в значительной степени делает раздражительность и прочие проявлениянастроения и характера — безрезультатными. С другой стороны, ледяное молчание,ответные крики или наказание, наоборот, могут им восприниматься как результатыи, следовательно, могут оказывать подкрепляющее действие.

Игнорируя поведение, не игнорируя при этом человека, можно сделать так,что многие неприятные проявления угаснут сами собой, потому что не будетникакого результата: ни хорошего, ни плохого. Поведение станет бесполезным.Враждебность требует невероятной энергии, и если от нее нет пользы, то от нееобычно быстро избавляются.

Многие типы поведения сами по себе совершаются в ограниченных временныхрамках. Когда детей, собак или лошадей впервые после длительного периодаограничения свободы и бездействия выпускают на улицу, им страшно хочется бегатьи играть. Если вы попытаетесь это ограничить, вам понадобится немало усилий.Чаще гораздо проще бывает просто разрешить им какое-то время побегать, пока этоповедение не затухнет само по себе, прежде чем вы их призовете к дисциплине илиначнете вырабатывать ее. Тренеры лошадей называют это «пусть дурьвыйдет». Умные тренеры отпускают на несколько минут молодых лошадей наринге полягаться, побрыкаться, побегать, прежде чем они огорчат их и заставятработать. Разминка перед тренировкой или футбольной игрой служит примерно темже целям. Помимо того, чтобы заставить мышцы работать, что уменьшаетвероятность растягиваний и травм, это «общая двигательная активность»оттягивает излишки энергии, при этом беготня и возня угасятся и наездники илиигроки смогут уделить большей внимание самой тренировке.

Привыкание является способом угашения безусловных реакций. Если насубъекта оказывает влияние неприятный стимул, которого нельзя избежать и скоторым ничего нельзя поделать, то реакция избегания на него скорее всегоугаснет, он перестанет реагировать на этот стимул, не станет обращать на неговнимание, как будто бы его совсем не существует. Это называется привыканием.Первое время я считала, что уличный шум в моей нью-йоркской квартире простонепереносим, но постепенно, подобно большинству ньюйоркцев, я научилась спатьпод сирены, пронзительные крики, уборку мусора и даже звуки столкновения машин.

Я привыкла. Полицейских лошадей иногда тренируют, привязав в лежачемположении и подвергая множеству безвредных, но беспокоящих влияний, таких, какоткрывание зонтиков, хлопанье газетами, громыхание консервными банками и т. д.Так как лошади не могут пошевелиться, они настолько привыкают к пугающимзрительным и звуковым раздражителям, что в дальнейшем что бы им ни преподнеслаулица они остаются невозмутимыми.

Примеры метода 4.Угашение.
Метод 4 бесполезен для искоренения хорошо отработанного,самоподкрепляемого поведения. Тем не менее он хорош для борьбы с нытьем, дурнымнастроением, поддразниванием. Даже маленькие дети могут усвоить — и этооткрытие доставляет им удовольствие — что они могут прекратить поддразниваниясо стороны более старших детей, просто никак не реагируя на них.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Подождите, пока он повзрослеет.

Собака на дворе лает всю ночь

Этот тип поведения самоподкрепляется и редко угасает сам по себе.

Дети слишком шумят в машине

Определенный уровень шума естествен и безвреден; пусть он будет, они от этого устанут.

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Следите, чтобы его грубости не давали никаких результатов: ни хороших, ни плохих.

Неправильный удар при игре в теннис

Работайте над другими ударами, движениями ног и т. д., старайтесь сделать так, чтобы специфическая ошибка сошла на нет из-за того, что на ней перестают концентрировать внимание.

Бастующий или ленивый служащий

Если неправильная форма поведения является способом привлечения внимания перестаньте обращать внимание. Забастовка, однако, может быть самоподкрепляемой.

Отвращение к благодарственным письмам

Этот тип поведения обычно угасает с возрастом. Жизнь становится так полна обременительными обязанностями, такими, как оплата чеков, налогов, что по сравнению с этим открытки с благодарностями начинают рассматриваться как отдых.

Кошка влезает на кухонный стол

Пренебрегите этим поведением. Оно не исчезнет, но вы можете преуспеть в угашении собственного неприятия кошачьей шерсти в еде.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Не обращайте внимания на водителя, оплатите проезд и забудьте инцидент.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Рассматривайте это как временную меру и уповайте на то, что взрослый ребенок уедет от вас как только его финансовое положение улучшится или кризис минует.

Метод 5. Выработка несовместимого поведения.
Здесь вступают добрые феи: позитивные методы, позволяющие избавиться отнежелательного поведения.

Одним из изящных методов является обучение субъекта выполнению другогодействия, физически несовместимого с нежелательным.

Например, некоторые не любят, когда собаки побираются у стола. Я самаэтого терпеть не могу — ничто не может так испортить мне аппетит как собачьепыхтение, несчастные глаза и тяжелая лапа у меня на колене в тот момент, когдая собираюсь положить в рот кусок мяса.

Решением этого вопроса методом 1 будет выставить собаку из столовой илизапереть в другой комнате на время еды. Но существует также возможностьуправлять попрошайничеством выработкой несовместимого поведения — напримеробучить собаку лежать на пороге столовой пока люди едят. Первым делом выобучаете собаку ложиться, постепенно добиваясь того, чтобы это поведениеконтролировалось стимулами. Затем вы можете сделать так, чтобы собака во времявашей еды выполняла команду «Иди, ляг!», укладываясь в любом месте.Вы подкрепляете это поведение пищей, когда тарелки пусты. Отойти и лечьнесовместимо с попрошайничеством у стола; собака физически не может бытьодновременно в двух местах, и поэтому попрошайничество угасает.

Однажды я видела дирижера симфонического оркестра, которыйпродемонстрировал блестящее использование несовместимого поведения во времярепетиции оперы. Внезапно хор вступил в диссонанс с оркестром. Казалось, чтоони запомнили один из тактов в несколько укороченном виде. Поняв в чем дело,дирижер выискал звук «з» в тексте этого такта и попросил хор усилитьэтот звук. Получилось забавное жужжание, но удлинение этого звука былонесовместимым с ускоренным исполнением данного такта, и проблема была решена.

Я впервые воспользовалась Методом 5, когда столкнулась с потенциальноочень серьезной проблемой у дельфинов. В океанариуме «Жизнь моря» впредставлении, идущем в открытом бассейне, одновременно участвовали три типаисполнителей: группа из шести маленьких изящных вертящихся дельфинов, громаднаясамка афалина по имени Ало и хорошенькая девушка с Гавай, которая плавала ииграла с дельфинами в одной из частей представления. Вопреки общепринятомумнению, дельфины не всегда дружелюбны, а афалина особенно склонна к тому, чтобпохулиганить и подразнить. Ало, двухсотсемидесятикилограммовая афалина, началаизводить пловчиху, когда та спускалась в воду, она бросалась под нее иподкидывала в воздух или же хлопала ее по голове хвостовым плавником. Этотерроризировало девушку, и в самом деле было очень опасно.

Нам не хотелось выводить Ало из представления, так как прыжки и удары поводе делали ее звездой. Мы начали конструировать небольшой загон, в котором ееможно было бы запирать, пока выступает пловчиха — решение вопроса по методу 1,— а тем временем начали вырабатывать несовместимое поведение. Мы сделали так,чтоб Ало нажимала на подводный рычаг, расположенный в другом конце бассейна, иполучала в награду за это рыбу.

Ало с энтузиазмом выучилась по несколько раз за каждую рыбку нажимать нарычаг; она даже принялась охранять рычаг от других дельфинов. И во времяпредставлений тренер Ало опускал рычаг в воду и подкреплял его нажимание всевремя пока пловчиха была в воде и играла с вертунами.

Ало не могла нажимать свой рычаг и одновременно находиться посредибассейна и атаковать пловчиху; эти два поведения были несовместимы. К счастью,Ало предпочитала нажимать на рычаг, чем издеваться над пловчихой, так что этоповедение угасло (пловчиха, однако, никогда полностью не доверяла этому фокусуи была полностью спокойна только тогда, когда Ало была за надежной решеткой).

Выработка несовместимого поведения является хорошим способом преодолениянеправильных ударов в теннисе, а также любых других двигательных навыков,выработавшихся неверным образом. Мышцы «обучаются» медленно, нопрочно; если что-либо вошло в ваш двигательный стереотип, это труднопеределать. (Уроки фортепьяно в детстве приносили мне одно расстройство, потомучто было такое впечатление, что в каждой фразе мои пальцы заучивали по невернойноте, и я каждый раз спотыкалась на этом месте.) Единственный способ преодолетьэто — выработать несовместимое поведение. Если взять в качестве примераневерный удар в теннисе — то прежде всего надо разложить в уме движение насоставные части — поза, положение, движение ног, начало движения, егопродолжение, окончание — и очень медленно воспроизвести каждый элемент движенияили повторить какой-либо один элемент. Поработайте над совершенно другимударом, серией новых движений. Когда мышцы начнут осваивать новую комбинацию,можно соединить движение и убыстрить темп.

Когда вы начнете использовать движение в игре, на полной скорости, топервое время вы не должны обращать внимание на то, куда летит посланный вамимяч; отрабатывайте только структуру движения. Теперь в вашем распоряжениидолжно быть два удара — старый, неправильный, и новый.

Они несовместимы, вы не можете выполнить два удара одновременно. Но хотявам никогда не удастся полностью освободиться от старого стереотипа, вы можетесвести его к минимуму, заменяя новым. Когда этот двигательный навык станетпрочным, вы снова можете сосредоточить свое внимание на том, куда летит мяч. Инадо ожидать, что при более техничном ударе мяч тоже будет вести себя лучше.(Точно так же я подходила к решению проблем, возникающих при обучении игре нафортепьяно.)

Выработка несовместимого поведения очень полезна для исправлениясобственного поведения, особенно, когда дело касается эмоциональных состоянии,таких, как печаль, беспокойство, чувство одиночества. Некоторые типы поведениясовершенно несовместимы с чувством жалости к себе: танцы, хоровое пение, любаяинтенсивная двигательная активность, даже бег. Вы не можете быть заняты ими и вто же время барахтаться в несчастье. У вас ужасное настроение? Испробуйте метод5.

Пример метода 5.Выработка несовместимого поведения.
Понимающие люди часто используют этот метод. Пение и игра в машинеизбавляют как родителей, так и детей от скуки. Развлечения, отвлечения, занятияприятными вещами являются хорошей альтернативой при многих напряженныхжизненных ситуациях.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Купить корзину дня белья и поощрять соседа, когда он кладет белье в корзину. Стирайте белье вместе, сделайте так, что наполнение ящика станет поводом к общению. Забота о чистоте белья несовместима с пренебрежением к нему.

Собака на дворе лает всю ночь

Обучите ее ложиться по команде; собаки, подобно большинству из нас, редко лают лежа. Кричите команду через окно или установите в собачьей будке переговорное устройство. Вознаграждайте похвалой.

Дети слишком шумят в машине

Пойте песни, рассказывайте разные истории, играйте в игры: «Привидение», «Я слежу за всем своим глазочком», «20 вопросов», «Найди земляной орешек» и т. д. Даже трехлетний малыш может распевать «Найди земляной орешек». Это несовместимо с перебранкой и криками.

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Приурочьте к моменту его возвращения домой какую-нибудь приятную деятельность, несовместимую с брюзжанием, например игру с детьми, занятие любимым делом. Неплохо полчасика провести в уединении. Мужу необходимо переключение на домашнюю жизнь.

Неправильный удар при игре в теннис

Отработайте заменяющий его совершенно новый удар (см. текст).

Бастующий или ленивый служащий

Поручите ему или ей работать быстрее или упорнее над каким-либо определенным заданием; наблюдайте и похвалите, когда работа завершена.

Отвращение к благодарственным письмам

Выработайте несколько заместительных видов поведения: если кто-либо посылает вам чек, напишите несколько благодарственных слов на его обороте, когда получите по нему деньги, об остальном позаботится банк. В отношении других видов подарков, позвоните отправителю в тот же день и скажите спасибо. Тогда вам никогда не придется писать писем.

Кошка влезает на кухонный стол

Обучите кошку сидеть в кухне на стуле, используя ласку и пищевое подкрепление. Очень старательная или голодная кошка может так привязаться к стулу, что его можно далеко отставить от плиты, и кошка будет там, где вам это нужно, а не на столе.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Ответьте на ворчание и ругань, приветливым взглядом, милой улыбкой и какой-либо расхожей вежливой фразой: «Доброе утро» или, если водитель действительно бранит вас: «Спасибо, все в порядке». Такой сбивающий с толку, несоответствующий ситуации ответ иногда восстанавливает вежливый тон.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Помогите ему или ей найти другое местожительство, даже если вам на первых порах придется платить за него.

Метод 6. Связать поведение с определенным сигналом.
Это своего рода уловка. Он оказывает действие в ряде случаев, когдабольше ничего не помогает.

Аксиомой теории обучения является то, что организм обучается совершатьдействие в ответ на определенный ключевой стимул, и поведение начинаетподчиняться стимулу только тогда, когда он есть — в его отсутствие поведениеначинает угашаться. Эту естественную закономерность можно использовать длятого, чтобы избавиться от любого типа нежелательного поведения, сделав так,чтобы оно осуществлялось только по сигналу, а затем перестав давать этотсигнал. Впервые я открыла для себя этот изящный метод, когда приучала дельфинаносить светонепроницаемые наглазники. Мы хотели продемонстрировать действиесонара, т. е. эхолокацию у дельфина в наших представлениях для широкой публикив океанариуме «Жизнь моря». Мне нужно было обучить самца по кличкеМакуа носить на глазах резиновые чашечки присосок и, временно лишившись зрения,обнаруживать и находить расположенные под водой предметы, используяэхолокационную систему. Сейчас такой номер постоянно включается во всепредставления океанариума.

Наглазники не причиняли вреда Макуа, но он их невзлюбил. Постепенно унего выработалась привычка, завидев в моих руках чашечки присосок, удирал»на дно бассейна и отсиживаться там. Он отлеживался там по пять минут кряду,слегка пошевеливая хвостом и наблюдая за мной сквозь воду.

Я рассудила, что бессмысленно пытаться заставить подниматься его наповерхность, пугая, толкая шестом, глупо также пробовать подкупить илиподманить его. Поэтому однажды, когда он в очередной раз удирал от меня на дно,я подкупила его свистком и бросила несколько рыбешек. Макуа выпустил»пузырь удивления» — пузырь воздуха размером с баскетбольный мяч, —который у дельфинов обозначает «А?», и подошел, чтобы съесть своюрыбу. Вскоре он заныривал с целью получения пищевого подкрепления.

Затем я ввела подводный источник звука, являвшейся условным сигналом, идавала подкрепление, только когда дельфин заныривал по сигналу. Конечно же онперестал заныривать в отсутствие ключевого стимула. Заныривание перестало бытьпроблемой; тогда я снова вернулась к обучению плавать в наглазниках, онвоспринял наглазники безропотно.

Я применяла этот метод также, чтобы утихомирить детей, расшумевшихся вмашине. Если вы отправляетесь в какое-либо удивительное место — скажем цирк, —дети могут шуметь, потому что они возбуждены, слишком возбуждены для того,чтобы к ним можно было применить метод 5, орать и петь песни. В этих радостныхобстоятельствах вам не хочется применять и метод 3, отрицательное подкрепление,состоящее в том, чтобы свернуть на обочину и остановить машину. Вот когдапригодится метод 6: сделать так, чтоб поведение управлялось сигналом. «Так,каждый устраивает как можно больший шум, начали!» (Сами тоже поднимаетешум.)

С полминуты это всех очень забавляет, затем это надоедает.

Двух или трех повторений обычно бывает более чем достаточно, чтобыобеспечить необходимое спокойствие на всю оставшуюся дорогу. Можно сказать, чтоустраивать шум по команде доставляет удовольствие, а можно сказать, чтоповедение осуществляющееся по сигналу, имеет склонность к угасанию в егоотсутствие.

Дебора Скиннер, дочь психолога Б. Ф. Скиннера, поделилась со мной блестящимприменением метода 6 с целью отучать собак скулить под дверью. У нее быламаленькая собачка, которая, когда ее выпускали гулять, начинала лаять и скулитьпод дверью, вместо того, чтобы идти и делать свои дела. Дебора сделаланебольшой картонный даск, одна сторона которого была покрашена в белый, другая— в черный цвет, и повесила его на дверную ручку снаружи. Когда круг былповернут черной стороной, никакой лай не мог заставить людей, находившихся вдоме, открыть дверь. Когда круг был повернут белой стороной, собаку сразу жевпускали. Собака быстро обучилась не утруждать себя понапрасну, пытаясь войтиобратно в дом при черном сигнале. Когда Дебора находила, что собачка пробыла наулице положенное время, она приоткрывала дверь, переворачивала сигнальный круг,а затем впускала собачку как только она попросится.

Я испробовала Деборин сигнал дверной ручки, когда моя дочь приобрелащенка карликового пуделя. Питер был очень маленькой собачкой, в два месяца онедва достигал шести дюймов (15 см) в высоту, и было действительно небезопасноотпускать его бегать на улице одного без присмотра. Когда я бывала занята, аГэйл в школе, я запирала его в ее комнате, снабдив едой, питьем, газетами иодеялом.

Конечно, как только он оставался один взаперти, он поднимал ужасныйскандал. Я решила воспользоваться Дебориной уловкой и ввести сигналы, покоторым на лай следовал и не следовал ответ. Я подхватила первую попавшуюся подруки вещь — маленькое полотенчико — и повесила на внутреннюю ручку двери. Когдаполотенце висело на ручке, никакие вопли не приводили к желаемому результату.Когда полотенце снималось, щенячье требование компании — свободыудовлетворялось.

Щенок тут же понял это и перестал волноваться, когда полотенце было надверной ручке. Единственно, о чем я должна была помнить, чтобы сохранить данноеповедение, так это не выпускать щенка, когда позволяли обстоятельства, безтого, чтобы сначала приоткрыть дверь, снять полотенце, закрыть ее и подождать,когда щенок начнет лаять, и только тогда выпускать его, тем самым устанавливаяконтроль над лаем с помощью сигнала (в данном случае отсутствие полотенцаявлялось сигналом к тому, что лай будет положительно подкреплен), и такимобразом, всякий другой лай угашался.

Это превосходно действовало в течение трех дней. А затем утром внезапноснова послышались шумные требования Питера. Я открыла дверь и обнаружила, чтоон нашел способ преодолеть это препятствие своими собственными крошечнымисилами, он сдернул полотенце с дверной ручки. А если полотенце на полу, онпочувствовал себя в полном праве требовать свободу.

Примеры метода 6.Связать поведение с определенным сигналом.
Рассуждая логически, этот метод не должен был бы работать, но он можетоказаться поразительно эффективным, и иногда его действие почти мгновенно.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Устройте соревнование по беспорядку. Посмотрите, какой кавардак вы вдвоем можете устроить за десять минут. (Эффективное средство, иногда неряшливый человек, увидев, как выглядит большой беспорядок, будет в дальнейшем распознавать и убирать более мелкие беспорядки — рубашку, пару носок — они могут по-прежнему действовать вам на нервы, но раньше ваш сосед их просто не замечал.

Собака на дворе лает всю ночь

Обучайте собаку лаять по команде «Голос!» и давайте за это пищевое подкрепление. В отсутствие команды никакого лая не будет.

Дети слишком шумят в машине

Сделайте так, чтобы шум поднимался по команде (см. текст).

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Выберите время и дайте повод для брюзжания; скажем, в 17 часов сядьте и посидите десять минут. В течение этого времени поощряйте любые проявления недовольства проявлением внимания и заинтересованности. Игнорируйте все проявления недовольства до и после этого времени.

Неправильный удар при игре в теннис

Если вы будете давать себе команду сделать неверный удар и научитесь совершать его с заранее поставленной целью, то может быть неверный удар исчезнет, когда вы не будете давать себе соответствующей команды. Не исключено.

Бастующий или ленивый служащий

Учредите время, когда можно валять дурака. Это очень забавный и эффективный прием, который использовал руководитель одного рекламного агентства, в котором мне довелось когда-то работать.

Отвращение к благодарственным письмам

Купите блокнот-памятку, бумагу, марки, ручку, адресную книгу и красную коробочку. Положите все эти приспособления в коробочку. Когда получите подарок, запишите имя дарителя в блокнот-памятку, положите его на коробку и поставьте ее себе на подушку кровати или на обеденный стол, и не ложитесь спать или не садитесь есть, до тех пор, пока стоит коробка, сигнализирующая вам о том, что надо написать письмо, заклеить конверт, приклеить марку и отправить его.

Кошка влезает на кухонный стол

Обучите кошку по сигналу вспрыгивать на стол, а также по сигналу спрыгивать с него (это производит впечатление на гостей). Затем вы можете выработать длительность времени, в течение которого она ожидает сигнала (естественно, это время должно длиться весь день).

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Связывать это поведение с каким-либо сигналом не рекомендуется.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Когда выросшие дети навсегда оставят дом, приглашайте их в гости, дайте понять, что они могут приходить только по вашему приглашению. Затем отмените приглашения.

Метод 7. Выработка отсутствия определенногоповедения.
Этот прием очень полезен в тех случаях, когда вам не надо получить отсубъекта какую-то определенную деятельность, и вы просто хотите, чтоб онпрекратил имеющийся тип поведения. Например, наполненные брюзжанием и упрекамителефонные звонки родственников, которых вы любите и не хотите причинить вред,применив метод 1, положив телефонную трубку, или методы 2 или 3, браня иливысмеивая.

Зоопсихолог Гарри Фрэнк, который приручал волчат, беря их в дом надневное время, решил подкреплять лаской и вниманием любую деятельность, кромеразрушительной. Оказалось, что единственным времяпрепровождением в человеческомжилище, при котором не грызлись кушетки, телефонные провода, ковры и прочее,было лежание на кровати; и должным порядком мирно текли вечера, когда Гарри,его жена и трое значительно подросших молодых волков возлежали на семейнойкровати и смотрели десятичасовую передачу новостей. Это метод 7.

Я пользовалась методом 7, чтобы изменить способ своей матери общаться потелефону. Будучи тяжело больной в течение ряда лет, моя мать находилась вчастной лечебнице. Я навещала ее, когда могла, но основное наше общение происходилопо телефону. Многие годы эти телефонные звонки доставляли мне неприятности.Разговоры большей частью, а иногда и исключительно, касались ее проблем —болезни, одиночества, отсутствия денег. Действительные страдания, которые ябыла не в силах облегчить. Ее жалобы переходили в слезы, слезы — в обвинения,обвинения злили меня. Общения были столь тягостны, что я старалась избегатьтелефонных звонков.

Затем мне пришло в голову, что можно найти гораздо лучший способ. Яначала следить за своим собственным поведением во время этих телефонныхзвонков. Я применила метод 4 и метод 7. Я сознательно стала стремиться к тому,чтобы ее жалобы и слезы подвергались угашению — метод 4, — отвечая на нихтолько: «А», «Хм», «Да, да». Чтобы не достигалосьникакого результата — ни положительного, ни отрицательного. Я не вешала трубку,не взрывалась; делала так, чтобы ничего не происходило. Затем я подкреплялавсе, что не было жалобой: вопросы о детях, новости в лечебнице, разговоры опогоде, книгах, друзьях. На эти разговоры я откликалась с энтузиазмом. Метод 7.

К моему изумлению, после двенадцати лет конфликтов, за два месяцасоотношение слез и недомоганий в наших еженедельных телефонных разговорахпоменялось местами с приятной болтовней и смехом. Тревоги матери, с которыхначинались телефонные разговоры — «Послала ли ты чек? Разговаривала ли сдоктором?. Не позвонишь ли ты моему агенту по социальному страхованию?» —превратились из навязчивых жалоб в обыкновенные просьбы. Отныне остальное времяразговора было заполнено болтовней, воспоминаниями, шутками.

В юности моя мать была и теперь опять превратилась в очаровательную,остроумную женщину. В течение всей последующей жизни я очень любила беседоватьс нею лично и по телефону.

«Не является ли это уж слишком большим проявлением умелогоуправления?» — спросил меня однажды мой друг психиатр. Безусловно. То, чтопроисходило со мной прежде, тоже являлось чрезвычайно умелым управлением. Можетбыть, некоторые врачи сумели бы меня уговорить обращаться со своей матерьюпо-другому, или ее со мной, а может, и нет. По-видимому, гораздо проще былочетко сформулировать цель метода 7. Что в действительности подкрепляется?

Все, кроме того, что вам нежелательно.

Примеры метода 7.Выработка отсутствия нежелательного поведения.
Этот метод требует некоторых умственных усилий в течение определенногопериода времени, но зачастую является лучшим способом изменить прочноукоренившееся поведение.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Собака на дворе лает всю ночь

Дети слишком шумят в машине

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Неправильный удар при игре в теннис

Бастующий или ленивый служащий

Отвращение к благодарственным письмам

Вознаграждайте себя походом в кино каждый раз, когда вы, получив подарок, тут же написали и отправили благодарственное письмо.

Кошка влезает на кухонный стол

Дать кошке лакомства, когда она не находится на столе, имеет смысл только тогда, когда в ваше отсутствие дверь на кухне закрыта, с тем чтобы пребывание на столе не могло стать самоподкрепляемым.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Если вы ежедневно ездите на автобусе с этим водителем, то, любезно поздоровавшись с ним утром, когда он не пребывает в дурном настроении, можно за одну-две недели наладить отношения.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Поощряйте взрослых детей, когда они заводят собственный дом. Не подвергайте критике их ведение хозяйства, выбор квартиры, ее обстановку, выбор друзей, иначе они могут решить, что вы правы и жить в вашем доме лучше.

Метод 8. Смена мотивации.
Исчезновение мотивации какого-либо поведения зачастую является самымприятным и эффективным методом. Человек, у которого достаточно еды, не станетворовать краюшку хлеба. Меня всегда приводит в содрогание вид матери, чей малышустроил скандал в супермаркете, а она дергает его за руку, пытаясь заставитьзамолчать. Конечно, можно ее понять — скандал ставит всех в неудобноеположение, и рывок за руку является хорошо отработанным способом встряхнутьребенка и заставить его замолчать, и гораздо менее привлекающий к себевнимание, чем окрик иди шлепок (но как любой ортопед может вам сказать, этотакже очень верный способ получить вывих локтевого или плечевого сустава умаленького ребенка). Дело обычно бывает в том, что малыш хочет есть, а вид изапах такого количества пищи является для него сверхсильным раздражителем. Малокому из молодых матерей есть на кого оставить ребенка, когда она идет запокупками, а работающим матерям и тем более. приходится делать покупки прямоперед ужином, когда и они сами устали и голодны, а поэтому и раздражительны.Решить проблему можно, накормив малыша перед тем как идти или по дороге запокупками; чтобы привести в порядок расстроенные чувства малыша, матери,служащего, уплатившего взносы, да и любого раздраженного человека, достаточночто-нибудь положить в рот. Некоторые типы поведения самоподкрепляемы — т. е.сам процесс является подкреплением. Примеры тому — жевание резинки, курение,сосание пальца. Лучшим способом избавиться от этих типов поведения у себя иликого-либо другого является смена мотивации. Будучи ребенком я отказалась отжевательной резинки, потому что тетя сказала мне, что девочке, жующие резинку,выглядят вульгарно, а не выглядеть «вульгарно» было для меня намноговажнее, чем получить удовольствие от жевания резинки. Курильщики отказываютсяот своей привычки, когда мотивы для курения начинают удовлетворяться другимиспособами или когда мотив для прекращения — скажем, опасение заболеть раком —перекрывает подкрепляющее действие самого курения.

Сосание пальца прекращается тогда, когда уровень уверенности ребенка всамом себе возрастает настолько, что он не нуждается больше в самоподдержаниикомфортного состояния. Чтобы менять мотивацию, необходимо точно знать, что онасобой представляет, а мы зачастую знаем это очень плохо. Мы очень склонны кпоспешным выводам: «Она не выносит мой характер», «У шефа наменя зуб», «Из этого ребенка ничего хорошего не выйдет». Частомы даже не осознаем наших собственных побудительных мотивов. Частично именнопоэтому появились профессии психолога и психиатра. Если даже у нас самих нетникаких нездоровых мотиваций, мы платим дорогой ценой за всеобщее внимание кСКРЫТЫМ мотивациям, особенно когда нам приходится вверять себя медицине.Проблемы чисто физиологического свойства, если только это не совершенно очевидно, излишне часто считаются эмоциональными посвоей природе и лечатся как таковые без глубокого обследования реальнойфизиологической причины. Я встречала одного бизнесмена, которого лечилиамфетамином, чтобы снять у него «чувство» переутомления, когда он былна самом деле переутомлен чрезвычайно напряженной работой. В городе Вест Костнедавно с полдюжины докторовпоставили одной женщине диагноз неврастении и лечили ее транквилизаторами, т.е. не видели реальных физиологических причин наблюдаемых у нее симптомов. Онакончила бы свою жизнь в больнице для душевнобольных, если бы седьмой доктор необнаружил, что она не симулирует болезнь, а на самом деле медленно погибает ототравления угарным газом из-за утечки в отопительной системе ее дома.

Я сама несколько раз попадала к врачам, которые давали мне нагоняй ирецепт на транквилизаторы, когда это было совсем не нужно — и я говорила врачуоб этом, это были начальные стадии депрессивных состояний. Конечно, иногдаистинный мотив состоит в том, чтобы обрести необходимую уверенность, и тогда,(особенно если обещание облегчения исходит от сильной личности, которойдоверяют) транквилизатор или даже таблетка сахара, или плацебо, может принестиуспокоение, снизить давление и облегчить состояние. Святая вода и благословениетоже могут это сделать, если вы в них верите. Так называемый эффект плацеботоже, вероятно, способствует поддержанию чар широко практикующих врачей. Ничегоплохого я в этом не вижу. Мотивация, состоящая в необходимости приобретенияуверенности заложена в природе человека. При различных обстоятельствах самоетрудное вычленить мотивацию, а не делать сразу поспешные выводы. Одним изспособов это сделать является наблюдение за тем, что же в действительностиспособствует изменению поведения, а что не способствует. Вот вам совет: если у.вас иди вашего друга имеются затруднения в поведенческом плане, хорошенькоподумайте о возможных мотивах этого поведения. Не забывайте возможности такихпричин, как голод, болезнь, одиночество или страх. Если есть возможностьустранить основополагающую причину и таким способом снять или изменитьмотивацию, вы должны что сделать.

Мотивация и депривация.
Мотивация представляет собой безбрежное море, исследованию которогоученые посвящают целые жизни. В основном эта тема выходит за рамки даннойкниги, но поскольку мотивацию необходимо было затронуть в связи с нежелательнымповедением, то, может быть, сейчас самое время обсудить один из приемовобучения, который используется для повышения уровня мотивации: депривацию.Теория гласит, что если животное работает за положительное подкрепление, то чемболее необходимо это подкрепление, тем интенсивней и надежней его работа. Улабораторных крыс и голубей часто вырабатывают условные рефлексы на пищевомподкреплении. Чтобы поднять уровень их мотивации, их содержат на снижен номпищевом рационе. Обычно им дают столько пищи, чтобы поддерживать их вес науровне 85% от нормального. Это называется пищевой депривацией.

Депривация стала столь обычным приемом в экспериментальной психологии,что когда я начала эксперименты с обучением, то считала ее необходимостью приработе с крысами и голубями. Понятно, что мы не использовали депривацию удельфинов. Наши дельфины в конце каждого дня получали еды столько, сколькомогли съесть, несмотря на то, заработали они ее или нет, потому что еслидельфины получают недостаточное количество пищи, часто бывает так, что онизаболевают и погибают. Тогда я вспомнила, что я ведь вполне успешнопользовалась подкреплением пищей и лаской у пони и детей, без того чтобысначала снизить проявляемую к ним любовь или кормление. Может быть, пищеваядепривация необходима только для мелких животных, таких, как крысы и голуби?Однако тренеры океанариума «Жизнь моря» вырабатывали на пищевомподкреплении различные типы поведения у свиней, цыплят, пингвинов, даже рыб иосьминогов, и никому из них даже не приходило в голову сначала морить бедноеживотное голодом. ‘ Но я по-прежнему продолжала думать, что депривация можетбыть необходима при некоторых видах дрессировки, поскольку она так широкоиспользуется… пока я не увидела морских львов Дэйва Багера. Сама я никогда неработала с морскими львами, на первый взгляд мне показалось, что они работаюттолько за рыбу, что они не вступают в контакт и презирают тренера. Мне казалосьтакже, что обучению поддаются только молодые животные. Все работающие животные,которых я видела, были относительно невелики, от 100 до 200 фунтов (45 — 90 кг), а морские львы в природе достигают гораздобольших размеров. Дэйв Багер, директор и тренер океанариума «Мирморя» во Флориде, показал мне такое, что я и не могла вообразить. Егоморские львы с тем же успехом, как за рыбу, работали за подкрепление в видеобщения и тактильных стимулов, и конечно же и за условные подкрепления и привариативной шкале подкреплений.

Следовательно, их не надо было морить голодом, чтобы заставить выступить;во бремя и после дневного представления морские львы могли получать столькорыбы, сколько им было необходимо. В результате морские львы не огрызались — непроявляли раздражительности, как это бывает с любым голодным животным. Они былидружелюбны по отношению к тем людям, которых знали, и с удовольствием давали себятрогать. Я была поражена, когда увидела, как тренеры в обеденный перерывзагорают в од ной куче со своими морскими львами, причем молодые люди лежали нашироченных боках зверей, а головы других морских львов лежали у них на коленях.Другим результатом неприменения пищевой депривации было то, что эти морскиельвы росли… и росли! Дэйв предполагал, что большинство дрессированных морскихльвов в прошлом были маленькими не из-за своего юного возраста, а из-зазаморенности. Актеры «Мира моря» весили 600, 700, 800 фунтов (270—360 кг). Они были очень подвижными, не тучными, но онибыли громадными, как это и определено природой. И они работали интенсивно. Пятьи более представлений в день были превосходны. Теперь я думаю, что попыткиповысить мотивацию любым типом депривации не только не необходимы, но и вредны.Снижение нормального уровня питания, внимания, общения или чего-либо другого,что субъект любит и в чем нуждается, прежде чем начать процесс обучения — иисключительно с целью сделать подкрепление более действенным, заставив субъектав нем больше нуждаться, — является лишь слабой отговоркой дня плохойдрессировки. Может быть, ею следует пользоваться в лабораторных условиях, но вреальных условиях только хорошее обучение создает высокую мотивацию, и ничегобольше.

Примеры метода 8.Смена мотивации.
Если вы можете найти способ этосделать, этот способ всегда действует и является самым лучшим.

Поведение

Метод воздействия:

Сосед по комнате повсюду разбрасывает грязные вещи

Наймите горничную или домработницу, которая наводила бы порядок и стирала белье, так чтобы ни вам, ни вашему соседу по комнате не надо было этим заниматься. Это может быть наилучшим решением, если вы со своим соседом по комнате являетесь мужем и женой и оба работаете. Иначе неряшливый человек может сделать аккуратного более небрежным.

Собака на дворе лает всю ночь

Лающей собаке одиноко, страшной скучно. Занимайтесь и уделяйте ей внимание днем, с тем чтобы собака устала и спала ночью, или возьмите еще одну собаку, чтобы они спали ночью вдвоем.

Дети слишком шумят в машине

Усиление шума и ссор часто является следствием голода и усталости. Запаситесь соком, фруктами, печеньем, подушками для приятного проведения времени по дороге из школы до дома. А при длительном путешествии рекомендуется через каждый час останавливаться на десять минут и побегать (это полезно и родителям).

Супруг обычно возвращается домой в плохом настроении

Посодействуйте смене работы. Если причина кроется в голоде и усталости, встречайте его у порога крекерами с сыром и чашкой горячего бульона. Если дело в стрессе, один или два бокала вина могут быть решением проблемы.

Неправильный удар при игре в теннис

Перестаньте пытаться потрясти мир победами на теннисном корте. Играйте для собственного удовольствия. (Не применимо для теннисистов мирового класса — а может, применимо?).

Бастующий или ленивый служащий

Платите за сделанную работу, а не за часы, проведенные на работе. Оплата, ориентированная на конечный результат, иногда очень эффективна для служащих — выходцев с Востока. Это принцип постройки сарая: все работают как ненормальные, пока поставленная задача не завершена, затем все расходятся. Голливудские фильмы делаются таким способом.

Отвращение к благодарственным письмам

Мы не любим это занятие, так как это цепное поведение (см. метод 6), и поэтому трудно начать, особенно потому, что в конце этого действия нас не ждет положительное подкрепление (ведь мы уже получили подарок!). Часто мы откладываем это дело, потому что считаем, что должны написать доброе, умное и совершенное по фирме письмо. Но ‘ли не так: все что должен знать адресат, так это что вы благодарны ему или ей за знак внимания. Вычурные слова в благодарственных открытках не более нужны, чем вычурная каллиграфия на чеке. Своевременность ответа — вот что важно.

Кошка влезает на кухонный стол

Почему кошка влезает на стол? 1) ищет пищу, поэтому убирайте пищу со стола, 2) кошка любит валяться на высоком месте, откуда ей видно, что делается вокруг. Устройте полку или подставку, которая была бы выше поверхности стола, расположенную достаточно близко, чтобы вам было удобно ласкать кошку и чтобы обеспечивался хороший обзор кухни, и кошка скорее всего предпочтет это место.

Грубый водитель автобуса вывел вас из себя

Не давайте поводов для проявления грубости: приготовьте заранее мелочь, знайте куда вы едете, не мешайте выходу, не задавайте бесконечных вопросов, с сочувствием относитесь к вынужденным остановкам и т. д. Водители автобусов проявляют раздражительность оттого, что пассажиры могут быть труднопереносимыми.

Взрослый отпрыск, который по вашему мнению должен жить самостоятельно, хочет снова поселиться вместе с вами

Взрослые люда, имеющие друзей, самоуважение, цель жизни, работу и крышу над головой, обычно не хотят жить с родителями. Помогите своим детям обрести первые три условия в тот период, когда они растут, и они, как правило, сами позаботятся о работе и крыше над головой. Тогда вы сможете остаться друзьями.

Преодоление привычек, имеющих сложный характер.
В таблицах, приведенных в данной главе, я показала, как каждый из восьмиметодов может быть применен для решения определенных поведенческих проблем. Длянекоторых случаев существует один или два способа решения, которые имеютпреимущества перед другими. Для собаки, которая лает по ночам от страха илиодиночества, пустить ее внутрь дома или завести еще одну собаку обычно вполнедостаточно, чтобы се лай раздавался только в случаях настоящей тревоги. Чтокасается других проблем, то в зависимости от условий могут подойти различныеметоды. Детей можно удержать от шума в машине несколькими способами, смотря пообстоятельствам. Существуют, однако, другие поведенческие проблемы, в основекоторых лежит множественная мотивация, которые чрезвычайно укоренились и неподдаются воздействию какого-либо одного из методов — проявления стресса в видекусания ногтей, дурная привычка к хроническим опозданиям, появление зависимогоповедения, такого, как курение. Эти типы поведения могут быть снижены илипреодолены сбалансированным использованием восьми методов, а для того чтобыприостановить данное поведение, нужна комбинация нескольких методов (опять-такия веду речь о поведенческих проблемах у относительно здоровых людей, а не у лицс психическими заболеваниями или травмами). Рассмотрим некоторые примерыотклонений поведения, требующих комплексного подхода.

Кусание ногтей.
Кусание ногтей является одновременно проявлением стрессового состояния испособом моментального получения разрядки. У животных такой тип активностиназывается заместительным поведением. Собака в ситуации напряженности —например, когда незнакомый человек пытается ее погладить — может внезапно сестьи начать чесаться. Две лошади, принимающие угрожающие позы в борьбе задоминантное положение, внезапно начинают щипать траву. Заместительное поведениеочень часто имеет характер приведения себя в порядок (груминг — самоухаживание,самочистка). У животных в условиях ограничения свободы это поведение может такчасто повторяться, что ведет к самокалеченью. Птицы чистят перышки до тех пор,пока не выщипают их все до лысин; кошки разлизывают лапу до ран. Кусание ногтей(так же как выдергивание волос, чесание и другие виды чистящего поведения) улюдей тоже могут привести к таким крайностям, и даже боль не может прекратитьэто поведение. Поскольку данное поведение действительно мгновенно переключаетсо стрессовой ситуации, оно становится само подкрепляемым и может совершатьсядаже тогда, когда ни какого стресса нет. Иногда положительный результат даетметод 4 — угашение.

Данная привычка постепенно исчезает, когда человек становится старше, унего появляется большая уверенность в себе. Но на это могут потребоваться годы.Метод 1 — сделать так, чтобы грызть ногти было бы невозможно, скажем, надеватьперчатки, и метод 2 — наказание предъявлением обвинений и выговоров — не обучиттого, кто грызет ногти другому поведению. Метод 3 — отрицательное подкрепление— намазать ногти чем-либо неприятным на вкус — может оказаться эффективным,только если данная привычка сама постепенно исчезает (это относится также и ксосанию пальца). Если у вас есть эта привычка, то лучшим способом от нееизбавиться является комбинация всех четырех позитивных методом. Сначала,используя метод 5 — несовместимое по ведение, — приучитесь ловить себя в началеэтого занятия, и всякий раз, когда ваша рука тянется ко рту, отдергивайте ее ипроизводите какое-либо другое действие. Сделайте четыре глубоких вздоха.Выпейте стакан воды. Попрыгайте. Потянитесь. Вы не сможете кусать ногти иодновременно выполнять эти действия (а каждое из них само по себе способствуетснятию напряжения). Тем временем разработайте метод 8 — смена мотивации.Снизьте общий уровень стресса в вашей жизни. Поделитесь своими тревогами стеми, кто может оказать реальную по мощь. Уделяйте большее внимание физическимупражнением, которые, как правило, способствуют тому, что человек начинаетсмотреть на свои проблемы проще. Вы также можете формировать отсутствие данногоповедения (метод 7), вознаграждая себя колечком или хорошим маникюром, как.Только сначала один, а затем и другой ноготь достаточно отрастут (даже если вампоначалу придется бинтовать палец). Вы можете также принять великолепнуюрекомендацию психолога Дженнифера Джеймса об обусловливании данного поведения:в течение целого дня, каждый раз, когда вы ловите себя на том, что кусаетеногти, пишите, что тревожит вас в данный момент. Затем выберите вечером минутдвадцать, сядьте и непрерывно кусайте ногти, тревожась по поводу всех пунктовсвоего списка. Со временем вы сможете свести время кусания ногтей к нулю,особенно если этот прием вы будете сочетать с другими, описанными выше.

Систематическое опоздание.
Люди, у которых сложная, требующая отдачи жизнь, иногда опаздываютпотому, что им многое надо сделать и они должны пытаться как-то втиснуть вседела в имеющееся время — это работающие матери, люди, занявшиеся новым, быстрорасширяющимся делом, некоторые врачи и т. д. У других людей опозданиестановится правилом Вне зависимости от того, заняты они или нет Посколькунекоторые люди, даже занимающиеся делами мирового масштаба, безукоризненнопунктуальны, следует предположить, что те, кто часто опаздывает, подсознательновыбирают именно такой тип поведения Некоторые склонны считать, чтомедлительность должна сама себя изживать, по типу отрицательного подкрепления —вы пропустили половину фильма, вечер, на который пришли, почти окончен,человек, которого вы заставили ждать, в ярости. Но это скорее наказание, а ненегативное подкрепление, потому что эти следствия наступают уже после тогоповедения, которое необходимо изменить, и которое состоит не в том, что вы поздно пришли, а в том, что вы недостаточно рановышли для того, чтобы быть вовремя. Постоянно опаздывающие люди обычно имеют взапасе удивительные оправдания, с помощью которых они добиваются положительногоподкрепления в виде прощения (которые формируют их навыки отыскания оправданийи фактически подкрепляют опоздания) Наиболее быстрым способом преодолетьопоздания является метод 8 — смена мотивации. У людей много причин дляопоздания Одна из них — страх: вам не хочется в школу, и поэтому вы копаетесь. Другая— претензия на сочувствие: «Ах, я бедняжка, на меня столько навьючили, чтоя не справляюсь со своими обязанностями». Опоздания могут быть выражениемнеприязни — когда вы подсознательно не хотите быть со ждущими вас людьми, — идемонстративное опоздание, когда вы показываете, что у вас есть гораздо болееважные дела, чем появление в данном месте.

На самом деле не слишком важно, какие мотивы действу ют в данном случае.Единственное, что надо сделать, чтобы перестать опаздывать, это изменитьмотивацию, решив, что приходить вовремя при всех обстоятельствах должно всегдапреобладать над другими соображениями. Железно! И вам ни когда не придетсянестись сломя голову к самолету или снова пропускать назначенную встречу. Наосновании поздно при шедшего жизненного опыта вот как я исцелила от этойпривычки себя. Приняв решение, чтоточность отныне имеет первостепенное значение, я обнаружила, что ответы навопросы: «Хватит ли мне временина парикмахерскую до начала заседания», или: «Могу ли втиснуть ещеодно дело до зубного врача?», или: «Должна ли я ехать в аэропортпрямо сейчас?» — становятся автоматическими. Ответы всегда бывали такими:нет, нет и да. Время от времени я еще иногда оступалась, но постепенно выборточности значительно упростил мою жизнь, а также жизнь семьи, друзей исослуживцев. Если смены мотивации вам недостаточно, вы можете добавить метод 5— выработку несовместимого поведения, — назначая себе более раннее времяприбытия (возвращения книги). Или же дополните методом 7 — формированиеотсутствия, — вознаграждайте сами себя, и пусть ваши друзья вознаграждают васза то, что для других является нормой, а от вас требует специальных усилий зане опоздание. И попробуйте метод 6 — подчинить опоздание внешнему сигналу.Выберите несколько событий, на которые вы действительно хотите опоздать,объявите о том, что вы собираетесь опоздать, и после этого действительнопридите позже. Поскольку поведение по сигналу имеет тенденцию затухать вотсутствие сигнала, то гарантированная преднамеренность опоздания может способствоватьугашению «случайных» или бессознательных опозданий в тех случаях,когда вы действительно должны быть вовремя.

Вредные привычки.
Пристрастие к потреблению различных веществ — сигарет, алкоголя, кофеина,наркотиков и т. д. — оказывают физиологические эффекты, способствуют удержаниювас на крючке и приводят к возникновению тяжелых абстинентных симптомов, есливам приходится обходиться без данного вещества. Но существует также большоечисло поведенческих составляющих этих пристрастий. Некоторые люди ведут себякак наркоманы, включая проявления абстинентных симптомов, по отношению котносительно безвредным веществам, таким как чай, содовая шипучка, шоколад, илик такому времяпрепровождению как бег или еда.

Некоторые могут давать ход и останавливать вредные привычки. Например, убольшинства курильщиков потребность закурить возникает регулярно с точностьючасового механизма, и они впадают в неистовство, если их лишить сигарет. Нонекоторые правоверные иудеи могут интенсивно курить шесть дней в неделю, а затемполностью обходиться без сигарет в субботу и не терзаться этим. Помимофизического состояния большинство вредных привычек дают временное уменьшениепсихического напряжения, вследствие чего они принимают характер заместительнойдеятельности, что усиливает трудность их преодоления. Но поскольку вредныепривычки имеют выраженные поведенческие составляющие, то теоретически можнодопустить, что к любой вредной привычке можно подойти как поведенческойпроблеме, применив один или более из восьми предложенных методов, и иметьнекоторую, вероятность получения положительных результатов. Почти все программыреабилитации от вредных привычек, начиная с клинического лечения алкоголизма,базируются в основном на методах 1 и 8. Вожделенное вещество становится физическинедоступно, а лечение сводится к попыткам найти другой источник удовлетворенияпациента — повышение уровня самооценки, самоанализа, профессиональногомастерства. — смена мотивации, которая определяет потребности. Многие способылечения основываются также на методе 2, — наказание, — что обычно делается спомощью напоминания об ошибках, чем пробуждается чувство вины. Однажды яиспытала на себе программу, отучающую от курения, которая очень хорошопомогала, несмотря на то, что я часто хитрила. Когда я мошенничала, например,выкуривала взятую у кого-нибудь сигарету во время напряженного деловогосовещания, я испытывала сильное чувство вины; на следующий день я ужаснострадала от этой вины и была практически больна. Но это не останавливало меня вследующий раз; методы 2 и 3 — наказание и отрицательное подкрепление — были дляменя не очень действенными. Но на некоторых они действуют. Программы похудениячасто подчеркивают не столько общественное поощрение за потерю килограммов,сколько стыд перед своими знакомыми за их набор, и некоторые стремятся к тому,чтобы избежать возможности этого стыда.

Значительную часть вредных привычек составляет ритуальное поведение. Самодействие — будь то еда, курение или что-либо другое — непроизвольно попадаетсяна удочку внешних сигналов, которые становятся пусковыми. Время дня можетвызывать у вас желание выпить, звонит телефон — и вас тянет зажечь сигарету, ит. д. Систематическое выявление всех этих сигналов и угашение поведениянесовершением действия на каждый из них, по одному в каждый отдельный моментвремени, явится существенным вкладом метода 4 в пре одоление вредной привычки.Иногда это может быть какой- либо очень простой прием, например убрать с глаздолой пепельницу, а иногда для этого требуется полная смена окружающей обстановки,переезд в новые условия, где нет ни чего общего со старыми привычными пусковымисигналами (прошедшие лечение наркоманы, употреблявшие героин, не удерживаются,если сразу после лечения попадают в обстановку жизни на привычных улицах).Отрицательное подкрепление усиленно предлагалось в качестве поведенческогометода борьбы с вредными привычками. К алкоголикам, например, подключалисьэлектроды, через которые подавался удар электрического тока в момент когда ониподносили ко рту стакан алкогольного напитка; существуют лекарственныесредства, которые вызывают рвоту при потреблении алкоголя. Подобно большинствуотрицательных подкреплений, эти средства действуют только тог да, когдапоблизости есть кто-либо, кто может их приме нить, и лучше, если это является(для пациента) непредвиденным. Подобно большинству вредных привычек, алкоголизмне очень-то легко поддается действию одного изолированного метода. Мне кажется,что путь к преодолению вредной привычки у себя самого — и это является одной изтех ситуаций, где человек может являться самым лучшим воспитателем самого себя,— лежит в изучении всех восьми методов и отыскании способа применения каждогоиз них за исключением наказания.

V. Подкрепление в повседневной жизни.
В начале этой книги, рассматривая теорию Скиннера, я уже говорила, чтолюбая оригинальная идея сначала отвергается, потом подвергается яростнымнападкам, и, наконец, принимается как аксиома. Я думаю, что в эволюции любойидеи есть и четвертая фаза: идея не только принимается, но и осознается,удерживается в умах и претворяется в действиях. И это, как я вижу, происходит сположительным подкреплением, и особенно среди людей, которые выросли на идеяхСкиннера, витавшими в воздухе, а именно людей, родившихся после 1950 г. Они приобрели привычку пользоватьсяположительным подкреплением и формировать поведение без страха и колебаний, какнынешние дети приняли компьютеры, которые иногда страшат их родителей. Онираспространили эти приемы среди своих старших партнеров, а те со свойственнымим энтузиазмом заразили ими окружающих. Разрешите привести несколько наиболееярких примеров.

Подкрепление в спорте.
Судя по моим случайным наблюдениям, тренировки в большинстве командныхвидов спорта — например, профессиональный футбол, — продолжают старую добруюнеандертальскую традицию: множество лишений, наказание, фаворитизм, оскорблениена словах и в мыслях. Однако в тренировочном мире в индивидуальных видах спортапо-видимому происходят радикальные изменения. Фактически именно один изсимптомов этого переворота побудил к написанию этой книги. На обеде в округеВесчестер штат Нью-Йорк, я

сидела рядом с теннисистом-профессионалом, тренировавшем хозяйку дома,приятным молодым человеком из Австралии. Он сказал мне: — Я слышал, что вытренируете дельфинов. Вы знаете о Скиннере и всех этих штуках? Да. — Тогдаскажите мне, где достать книгу о Скиннере, которая помогла бы мнеусовершенствоваться в качестве тренера. Я знала, что такой книги нет. Почему еене было, до сих пор остается для меня загадкой, и я решила написать ее. И вотона перед вами. Между тем я раздумывала над удивительным фактом о том, что этотчеловек и, возможно, многие другие ему подобные точно знали, что им было нужно.

Это означало, что существовали люди, которые уже ухватились за обучение сподкреплением и хотят знать о нем побольше. В то время я жила в Нью-Йорке.Частично в качестве: разнообразия в ограниченной рамками дома сидячей городскойжизни, а частично из-за любопытства дрессировщика я начала посещать занятия понескольким видам физической 1; культуры, начиная от уроков по выживанию,парусного спорта, лыж (как горных, так и равнинных) до фигурного катания итанцев. К моему удивлению, только один из инструкторов, под чьим руководством яработала (преподаватель класса труда) опирался на насмешки и угрозы для того,чтобы вызвать нужное поведение. Все остальные использовали своевременноеположительное подкрепление, а часто и чрезвычайно остроумные методикиформирования поведения. Это полностью расходилось с воспоминаниями о моихпрежних занятиях «физкультурой — балетных классах, уроках верховой езды,гимнастикой в школе и колледже — ни в одном из них я не блистала и всегдабоялась этих занятий в той же степени, что и наслаждалась ими. Например,катание на коньках. В детстве я посещала уроки фигурного катания в школе,отличавшейся хорошими результатами обучения. Тренер показывал нам, что делать,а затем мы над этим бились, пока не достигали результата, а тренеркорректировал осанку, положение рук и призывал нас стараться еще больше. Я таки не выучила «внешнее лезвие» — скольжение по кругу, скажем на левойноге с перенесением тяжести тела на внешний край левой ноги. Поскольку это —основа большинства фигур, я не особенно далеко продвинулась.

Сейчас я посетила несколько занятий в теперешней школе фигурного катанияв Нью-Йорке, которая организована одним из олимпийских тренеров. Работающие таминструкторы используют одни и те же методы обучения и для взрослых и для детей— никаких упреков и ругани, а лишь немедленное подкрепление за каждоесвершение, а таких маленьких успехов предостаточно. Каждое из простейшихдвижений, которыми должен овладеть фигурист, разбивается на легко выполнимыепромежуточные элементы, начиная с того, как упасть и снова подняться.Скольжение на одной ноге? Все просто: оттолкнитесь от стенки, ноги держитепараллельно, скользите на двух ногах; на очень короткое время поднимаете однуногу, опустив ее, поднимаете другую, затем повторяете то же самое, но держитеногу поднятой чуть подольше, и так далее. Через десять минут класс, начавший снуля, включая толстых, слабых, нетвердо стоящих на ногах, очень маленьких иочень старых скользит на одной ноге, а на всех лицах написано крайнее изумлениеи чуть ли не восторг. Я даже не заметила, как выработанный на втором занятии»перекрестный» шаг разрешил мои детские проблемы с равновесием, покаво время свободного катания после занятий не обнаружила, что весело огибаюуглы, скользя на внешней стороне конька. И более того! К третьему занятию ямогла делать вращение, настоящее вращение, как фигуристы на экране телевизора,и частые прыжки с поворотом, о которых я не смела мечтать в детстве (имначинают обучать совсем без затей вдоль стенки). Какое замечательное открытие!Трудность обучения таким навыкам проистекала не из-за требований к физическимкачествам начинающих спортсменов, а из-за отсутствия хороших методик обучения.Другой пример — катание на горных лыжах. Появление пластиковых лыж и лыжныхботинок сделало лыжи доступными для масс, а не только для выдающихсяспортсменов. Но на склоны гор эти массы были приведены новыми методамиобучения, при которых на первых порах используются короткие лыжи и формируетсякаждый тип необходимого поведения (наклон, поворот, остановка и, конечно,падение и вставание на ноги) с помощью серии маленьких, легко выполнимыхэлементов, отмечаемых положительным подкреплением.

Я поехала в Аспен, взяла три урока катания на лыжах и скатилась с ровнойгоры. Наиболее сильные ученики нашего начинающего класса к концу неделиодолевали и промежуточные склоны. Отдельные учителя, которые добивались быстрыхрезультатов, существовали всегда. Что, по-моему, изменилось за последниеодно-два десятилетия, так это то, что принципы достижения быстрых результатовстали как бы сами собой разумеющимися в стандартных приемах обучения. «Вотспособ быстрого обучения катанию на лыжах: не кричите на начинающие постепеннопереходите от первого к десятому этапам, хвалите и подкрепляйте успехи накаждом из этапов, и большинство из них через три дня будут на склонах».Когда большинство инструкторов стали пользоваться выработкой и подкреплением исоответственно достигать быстрых результатов, остальные поняли, что и онидолжны перейти к новым методам — хотя бы просто для того, чтобы, оказатьсяконкурентоспособными. Это происходит во всех видах индивидуального спорта, чтосвидетельствует об увлечении тренеров прагматизмом (дословно: полезностью).Обучение двигательным навыкам становится приятным и радостным занятием.

Подкрепление в бизнесе.
В нашей стране труд и управление традиционно стояли на противоположных позициях.Мысль о том, что все принимают участие в общей игре, никогда не была особеннопопулярна в американском бизнесе. Практика бизнеса исходила из того, что каждаяиз сторон старается получить от другой как можно больше, а дать как можноменьше. Конечно, на» самом деле это молчаливо подразумевалось исходнымипозициями обучения, но некоторые администрации склонялись к другим подходам. Вшестидесятые годы получили популярность «бережное обучение» и другиесоциально-психологические подходы, ставившие целью просветить администрацию повопросам нужд и чувств сотрудников и служащих. Но можно быть сколь угоднохорошо осведомленным, но не знать при этом, как же решать каждую конкретнуюпроблему. Положение в бизнесе таково, что одни занимают более высокое, другие болеенизкое положение, одни получают распоряжение, другие их отдают. В США ситуацияв большинстве случаев не напоминает семейную и не должна быть таковой. Поэтомусемейственный тип разрешения межличностных конфликтов на работе не проходит.Среди последних публикаций о бизнесе меня в последнее время заинтересовалинесколько сообщений, где описаны наиболее эффективные подходы, где используетсяподкрепление — от наиболее простых до совершенно блестящих.

Например, один из консультантов по менеджменту советует в случае, еслинеобходимо временно освободить от работы часть персонала, определить 10% худшихи 20% лучших работников. Вы освобождаете самых слабых работников, но вы так жедолжны обязательно обеспечить 20% лучших, при этом они должны знать, что ихоставляют потому, что они прекрасно работают. Очень здравая мысль. Помимо того,что вы убережете своих лучших работников от нескольких бессонных ночей и оченьсущественно положительно их подкрепите при вызывающих тревогу обстоятельствах,вы к тому же побуждаете средних работников либо стремиться к подкреплению,которое, как они видят, получено лучшими, либо хотя бы не попасть в низшуюгруппу — кандидатов на вылет. Подкреплением для менеджеров среднего уровня исреднего возраста может быть более интересная работа на их теперешнем месте,вместо перспективы повышения — с более высокой ответственностью они могут и несправиться (а могут и не желать занять более высокий пост, особенно если этосвязано с переездом). Одна компания, занимающаяся компьютерной техникой, выплачиваетденежные премии некурящим и тем, кто бросил курить, и в этом есть большойсмысл: продукция, которую они выпускают, может быть испорчена частицами дыма.

Другие способы подкрепления, находящие все большее применение, включаютсвободный выбор часов работы, так называемую «гибкую систему» (к нейособенно стремятся работающие матери), работу в самоуправляемых коллективах ивознаграждение за проделанную работу, а не за потраченное на нее время. Все этиприемы управления делают упор на то, что работник действительно считаетподкрепляющим — то, что нужно людям, а не только дает прибыль. Программы,нацеленные на снижение себестоимости и повышение темпа работы — программы,которые по существу пытаются заставить работников работать лучше — куда менееэффективны, чем проекты, которые помогают работникам выполнять дело лучше иполучать за вознаграждение. Корпорации, пользующиеся положительнымподкреплением, часто видят результаты, когда оказываются в критическойситуации. Великолепный пример — авиакомпания Дельта, которая всегда славиласьзаботой о своих служащих. Во время спада 1981 года несмотря на значительныеубытки, Дельта отказалась сократить кого-либо из своих 37000 служащих.Фактически это привело к тому, что в целом по компании зарплата повысилась на8%. В прочно установившемся Климате положительного подкрепления работникипривыкли мыслить в том же духе; они поменялись местами с администрацией иподкрепили компанию, создав фонд и купив новый самолет, Боинг-767 стоимостью 30млн. долларов.

Подкрепление в мире животных.
На протяжении всей книги я рассказывала о том, как теория подкрепленияпозволяет профессиональным дрессировщикам формировать поведение у тех существ,к которым про сто не может быть применена сила: кошек, пум, цыплят, птиц ввоздухе, слонов в посудной лавке. Обучение с подкреплением открыло новыегоризонты, которые, как мне кажется, мы только начинаем исследовать с цельюсоздания полезного действенного партнерства с новыми неодомашненными видамиживотных. Оно даст возможность животным продемонстрировать нам такие своивозможности, о которых в других условиях мы, возможно, никогда и не узнали бы.Военно-морские силы США занимают передовые позиции в деле развития новыхспособов использования диких животных, начиная от охраны портов дельфинами до спасениягриндами локаторов. На учебном полигоне в Калифорнии, где вода слишком глубока,мутна и холодна для пловцов-людей, ВМС США обычно используют для обнаружения иобратной транспортировки отстрелянных ракет группу дрессированных морскихльвов. Ученый Джим Симмонс, работающий в ВМС, проводил эксперименты с голубями,выступавшими в роли корректировщиков в спасательных операциях вода — воздух.Голубей, перевозимых на легких самолетах, обучали клевать кнопку, если онивидели желтый, оранжевый или красный предмет (цвета спасательных жилетов иплотов). Поскольку острота зрения и работоспособность голубей значительнопревышают таковую у людей — спасателей, особенно при бурном море, то ябереговая охра- на и Военно-воздушные силы США в настоящее время про- водят полевыеиспытания «Проекта Морского Поиска» с участием голубей. Единственноено, как сказал один из командиров береговой охраны:

— Где же мне взять опытных, высококвалифицированных исследователей,которые будут педантично кормить цыплят? Доктор М. Вильярд, ученик Скиннера,разработал систему дрессировки небольших обезьян в качестве помощников длялюдей с параличами конечностей. Обученные при помощи положительного иотрицательного подкрепления, обезьяны по словесной команде научились включать ивыключать свет, переключать каналы на телевизоре, переворачивать страницы,приносить некоторые предметы, ставить и вынимать кассеты в плейере и дажекормить с ложки больного. Они берут в доме все, что угодно, весь день активны имогут сами улечься спать ночью. Услужливость обезьян, в отличие, скажем, отсобак-поводырей, связана не с длительным разведением, направленным на отборслужебных качеств, а с действенностью обучения с подкреплением. (При этом междуинвалидом и обезьяной-нянькой могут возникнуть истинная привязанность идоверит). В данный момент мы, как мне кажется, даже не можем предугадать, какиееще животные могут начать взаимодействовать с нами в следующих десятилетиях икакие у них могут быть выработаны полезные навыки. Одно из преимуществподкрепляемого обучения состоит в том, что вам не надо выдумывать какое-либодействие за животное, а потом обучать его выполнению; вы можете подкреплятьвсе, что животное случайно продемонстрирует, и посмотреть, что при этом выйдет.Никто и в мыслях не имел, что обыкновенные тюлени могут»разговаривать», но в аквариуме Новой Англии дрессировщики заметили,что спасенный людьми тюлень Гувер как будто бы подражает звукам. Подражаниезвукам человеческой речи было сформировано с помощью подкрепления, и вскореГувер уже «говорил» не сколько фраз.

— Поздоровайся с дамой, Гувер.

Гувер (гортанным басом, но очень отчетливо):

— Привет, дорогая, как поживаешь?

Это забавно слушать, и, кроме того, представляет неподдельный научныйинтерес для зоологов и биоакустиков.

Для меня как биолога, занимающегося поведением, наиболее ценнымиудивительным аспектом подкрепляемого обучения является то окно, которое оноприоткрывает в разум животного. Десятилетиями было модно отрицать наличие уживотных разума и чувств, и в этом, возможно, был некоторый смысл: этопозволило нам избавиться от множества суеверий, переоценок («Моя со бакапонимает каждое мое слово») и неверных истолкований. Но затем появилисьэтологи во главе с Конрадом Лоренцем, которые показали, что у животных естьвнутренний мир — они испытывают гнев, страх и т. д. — и что он проявляется вочень четких позах, выражениях и движениях’, которые можно узнать иистолковать.

Когда вы с животным можете видеть друг друга, а каждый из вас защищен отнеожиданного физического столкновения и травм (допустим — животное находится вклетке или загоне, а вы снаружи), то животное вольно проявлять любые внутренниесостояния, вызываемые дрессировочным взаимодействием. Часто животные начинаютпроявлять по отношению к дрессировщику социальное поведение — от знаковприветствия до вспышек раздражения. Ничего не зная о данном виде, но зная, каклюбое из животных склонно реагировать на различные дрессировочные ситуации,можно за полчаса тренировки узнать о природе социальных сигналов данного видабольше, чем за месяц наблюдения за тем, как животное взаимодействует со своимисобратьями. Например, если я вижу, что дельфин выпрыгивает из воды и сострашными брызгами плюхается обратно в группу других дельфинов, я могу толькоспекулятивно рассуждать на тему о том, почему он это делает; но если на одномиз занятий я забуду подкрепить то, что ранее всегда подкрепляла, и дельфинвыпрыгивает из воды и плюхается так, что вымочит меня с ног до головы, я могуговорить с достаточной определенностью, что хотя бы в некоторых случаях прыжкис брызгами, по-видимому, являются проявлением агрессивности… и вдобавок оченьэффективным. Можно сказать даже больше. Вовлекая дикое животное в некоторуюнесложную процедуру обучения, можно получить беглое, но поразительноевпечатление о том, что может быть названо видовым темпераментом — о том как нетолько данный индивид, но и все представители данного вида склонны реагироватьна вызовы, бросаемые им окружающими условиями. Преподавая дрессировкусмотрителям Национального Зоопарка, я демонстрировала «приемы на многихразличных видах. Я стояла по одну сторону загородки, используя в качествеусловного сигнала свисток я перебрасывая пищу через ограду; животные на своейстороне передвигались почти свободно. Белые медведи оказались невероятно настойчивымии упорными.

Один медведь, который случайно получил подкрепление в то время, как онсидел неподвижно, принял это за предложение «сидячего» ответа; стекущими по морде слюнями и не отрывая взгляда от дрессировщика, он могнеподвижно сидеть по полчаса и более, ожидая подкрепления. Возможно, что дляживотного, которое подкрадывается по плавучим льдам к тюленям, такое упорство итерпение имеет важное значение для выживания. Я даже и не предполагала войтивнутрь загона для слонов в Национальном Зоопарке, несмотря на то, что с теми, кто за ними постоянноухаживает, они ведут себя очень послушно. Но с помощью смотрителя Джима Джонсая провела пару занятий по «свободной» дрессировке через прутья оградыс молодой индийской слонихой по имени Шанти. Я решила обучить ее бросатьфризби, и начать с того, чтоб она его возвращала. Шанти тут же придумала 101игру с фризби, в большинстве своем шумные (Джим сказал мне, что сланы любятшуметь). Шанти держала фризби в хоботе и хлопала им о стенку, проводила им порешетке, наслаждаясь получавшимся при этом треском, как ребенок, играющийпалочкой, или водила ею взад-вперед ногой по полу. Она меня очень позабавила.Шанти быстро обучилась приносить мне фризби в ответ на звук свистка и лакомствоиз ведерка. Она также быстро научилась останавливаться каждый раз чуточкуподальше; так чтоб мне приходилось тянуться дальше в загон, чтоб взять фризби.Когда я не поддалась на это, она шлепнула меня по руке. Когда мы с Джимом обанакричали на нее (отрицательное подкрепление, отражающее неодобрение, ккоторому слоны очень чувствительны), она начала возвращать фризби старательнее,но притворилась, что забыла, как брать морковку. Целую минуту она ощупывалахоботом морковку в моей руке, многозначительно поглядывая на ведерко, чтобыдать мне понять, что она предпочитает яблоки и батат, которые лежали в нем же.Когда я проявила понятливость и покладистость на этот счет и начала даватьпредпочитаемые подкрепления, она тут же продолжила использование того же самогоприема — ощупывая хоботом висячий замок на двери ее клетки и бросая на менякрасноречивые взгляды, она пыталась меня заставить открыть его. Слоны не простонаходчивы, слоны сверхъестественно находчивы.

Во время дрессировочных занятий выявляется видовой характер у оченьмногих видов животных. Когда я случайно не дала подкрепление гиене, то вместотого чтоб разозлиться или перестать работать, она превратилась в самоочарование, уселась передо мной, улыбаясь и хихикая, как меховой Джони Карсон.Обучая волка обходить вокруг куста, росшего в его вольере, я допустила ту жеоплошность, пропустила подкрепление, которое должна была дать; Волк оглянулся,посмотрел через плечо мне в глаза долгим осмысленным взглядом, затем побежал,сделав круг вокруг куста, и заработал при этом сразу все содержимое моего кармана;он «просек» ситуацию, возможно, решив, что я продолжаю игру,поскольку я за ним наблюдаю, и решил попробовать угадать, что же сработает.Волки — настоящие игроки. Если гиены — комедианты, то волки — викинги. Иногдаживотные прекрасно понимают значение подкрепления. Мелани Бонд, заведующаяотделом человекообразных обезьян в Национальном Зоопарке, начала подкреплятьшимпанзе Хэма за разнообразные виды поведения. Однажды он, вместо того, чтобесть лакомства, стал их собирать, чтобы, как предположила Мелани, съесть их наулице. Однако, когда Хэм увидел, что Мелани пошла, наконец, открывать дверцу,чтобы выпустить его, он знал, что надо делать: он протянул ей стебельсельдерея. Я могу симпатизировать биологам, которые стремятся наблюдатьестественное поведение животных, не нарушая и не вмешиваясь в него каким-либоспособом, и тем самым отвергают такое сильное вмешательство, как дрессировку. Ямогу понять экспериментальных психологов, которые избегают любых предположений,построенных только на основании наблюдений за животными и не подтвержденныхизмерениями, хотя не симпатизирую им. Но я остаюсь убежденным приверженцемтого, что дрессировочные занятия представляют богатую почву для соединенияобоих подходов и что полевые и лабораторные исследования, которые не могутиспользовать или не используют этот инструмент, значительно проигрывают.Искусно примененные формирование поведения и под крепление могут иметь огромноезначение для того, чтобы добраться до внутреннего мира тех людей, к которымдругих ‘ подходов просто нет.

Моя подруга Беверли работала врачом в учебном заведении для детей сосложными отклонениями развития — детей, страдающих одновременно глухотой ислепотой, или параличом и задержкой развития. Она создала устройство, которое вответ на звуки, улавливаемые микро фоном, генерировало цветовые пятна,образующие рисунок. Дебби, отстававшая в умственном развитии вследствиецеребрального паралича, у которой отсутствовали движения и которая днем и ночьюбезразлично и неподвижно лежала в кровати, засмеялась, когда впервые увиделасветовые пятна. Она услышала свой усиленный микрофоном голос, увидела, чтопятна при этом стали ярче, и моментально обучилась возможности самой вызыватьтанец световых пятен, продолжая смеяться и издавать звуки. Открытие, сделанноеДебби и состоявшее в том, что она может вызывать появление интересующего еесобытия, дало возможность врачу начать обучать Дебби общению. Относительнодругого ребенка, у которого был врожденный дефект черепа и который всегда былвынужден носить специальный шлем, считали, что он полностью лишен зрения, таккак он передвигался на ощупь и не реагировал ни на Какие зрительные стимулы.Беверли побудила его издавать звуки перед ее микрофоном, подкрепляя его тем,что он слышал свой собственный голос значительно усиленным. Затем она поняла,что мальчик ориентируется также -и по вспыхивающим световым пятнам — и издаетзвуки все более и более продолжительное время, заставляя пятна плясать. Он могвидеть достаточно четко. А коль скоро персонал узнал об этом, у них появилсяновый «канал», по которому можно было войти в контакт и помочьребенку. В условиях данной учебного заведения эта обучающая игрушка нашла свойконец на полке шкафа. У Беверли была всего лишь магистерская степень и от неене ожидалось создание нового метода коррекции. Не было научных статей,доказывавших, что цветовые светящиеся пятна дают улучшение при сложныхотклонениях, а отклонение от проторенной дорожки возмущало других сотрудников.Но не в этом дело, а в том, что обучение с подкреплением Может пролить свет намногое — не только на данного субъекта, но и на то, что его окружает — и иногдаэто происходит за считанные мгновения во время обучения.

Подкрепление в обществе.
Иногда создается впечатление, будто бы бихевиористы утверждают, что всеповедение человека является результатом обучения и подкрепления, а всечеловеческие болезни, от войн до бородавок, можно исцелить правильнымиспользованием подкрепления. Это, конечно, не так. Поведение является богатойсмесью внешних и внутренних ответов, как выученных, так и невыученных. Как этоизвестно каждой матери, индивидуальные особенности являются врожденными (биологТ. С. Шнейрла показал наличие индивидуальных особенностей поведения даже унасекомых). Далее, громадная часть того, что мы делаем и чувствуем, являетсярезультатом нашей эволюции в качестве общественных животных. В это входит нашестремление к взаимодействию и взаимной поддержке («реципрокныйальтруизм»), а также наклонность к агрессивным реакциям, если кто-либопосягает на наши идеалы или собственность («защита ореола»). А крометого, то что делается или говорится в данный момент, может в значительнойстепени зависеть от физического состояния, оцениваемого либо согласно прошломуопыту, либо прогнозу на будущее: человек, который очень голоден или мерзнет,может вести себя совсем не так, как тогда, когда он находится в комфортныхусловиях, вне зависимости от других обстоятельств.

Таким образом, метод подкрепления имеет свои ограничения, и я не вижу вэтом ничего плохого. Наше понимание поведения представляется мне в виде трехсцепленных колец, наподобие торгового знака пива Ballantine. В одном кругерасполагаются такие бихевиористы, какСкиннер, и все, что нам известно об обучении и познавательных способностях; вдругом круге находятся этологи, такие как Лоренц, и все, что мы знаем обиологической эволюции поведения; а в треть ем круге — поведение, которое мыеще не совсем, понимаем, например, игра. И часть каждого круга по своемусодержанию перекрывается с двумя другими. Поскольку общество не ограничиваетсятолько обменом подкреплений, социальные эксперименты, включающие под креплениев регулировании групповых отношений, дают не однозначные результаты. Например,использование подкрепления в структурированных группах — скажем в тюрьме,больнице или колонии, может провалиться по вине любого, использующего этоподкрепление.

Один из моих друзей-психологов рассказывал мне о системе поощрительныхталонов для малолетних правонарушителей, которая прекрасно работала приэкспериментальной проверке проекта, но полностью провалилась и даже вызвалапротест и возмущение, когда была перенесена в другое учреждение. Выяснилось,что наставники, как и предусматривалось инструкцией, раздавали подкрепление напосещение уроков и другое желательное по ведение, но, вручая талоны, они неулыбались. И эта маленькая ошибка была расценена (и я думаю, совершенносправедливо) юными правонарушителями как оскорбление, и все усилия пошлинасмарку. Индивидуальное и групповое подкрепление использовалось для поощренияне только какого-то определенного типа поведения, но и разных социальнозначимых качеств — например, чувства ответственности. Качества, обычносчитающиеся «врожденными», тоже могут подвергаться корригированию. Выможете, например, подкреплять творческие способности. Когда мой сын Мишельпосещал школу искусств и жил в мансарде в Манхэттене, он подобрал брошенногокотенка и подкреплял его за «сообразительность», за любое действие,которое его забавляло. Я не знаю, как кот это понял, но он превратился в самогонеобыкновенного кота — уверенного в себе, внимательного, преданного и готовогона всякие очаровательные штучки даже в зрелом возрасте. В океанариуме»Жизнь моря» мы формировали творческое поведение у двух дельфинов(этот эксперимент сейчас вошел во многие руководства), достигая этогоподкреплением любого нового производимого животным действия, которое раньше неподкреплялось. Скоро животные это поняли и начали «изобретать» новыетипы поведения, часто довольно забавные. Одни индивиды, у которых развиваюттворческие способности, становятся более неординарными, другие — менее. Вообщедаже среди животных степень творческих возможностей и воображения заложена отприроды. Но обучение «сдвигает» этот уровень для каждого, так чтолюбой индивид может улучшить творческие способности вне зависимости отисходного уровня. Общество, и особенно систему образования, часто критикуют зато, что они подавляют творческие способности, вместо того, чтобы развивать их.Я думаю, что, хотя такая критика и обоснована, но нужно понимать, что общество заинтересованов сохранении Status quo. Как только те «творческие» дельфины позналицену новаторства, они превратились в сущих непосед, стали открывать воротамежду бассейнами, таскать реквизит и всячески проказничать.

Инициативные люди непредсказуемы, и, возможно, общество может вытерпетьлишь определенный процент таких людей. Если бы все стали вести себя, как наши»творческие» дельфины, мы бы никогда ничего не достигли. Поэтомудовольно часто индивидуальная нестандартность подавляется в угоду групповымстандартам норм поведения. Может быть, лишь смелость, необходимая для защитытаких устремлений, приводит некоторых из новаторов к успеху. Я думаю, чтоважное значение теории подкрепления для общества состоит не в измененииотдельных видов поведения или реформировании учебных заведений, а в томвлиянии, которое само по себе оказывает положительное подкрепление на отдельныхиндивидов. Подкрепление — это информация, информация о том, что то, что выделаете, приводит к результату. Если у нас есть информация о том, как заставитьокружающую среду подкреплять нас, значит, мы эту среду контролируем, и мыбольше ей неподвластны. В самом деле от успешности этого до некоторой степенизависит наше приспособление к жизни, достигнутое в ходе эволюции. Такимобразом, индивидам нравится обучаться с помощью подкрепления не по темпричинам, которые лежат на поверхности — получение пищи или другоговознаграждения, а потому, что они в этом процессе действительно обретаютнекоторый контроль над происходящим. А причина того, что людям нравитсяизменять поведение других с помощью подкрепления, состоит в том, что ответнаяреакция доставляет удовольствие. Глядя на то, как радуются животные, как сияютглаза малышей, люди расцветают и начинают сиять — от радости, вызваннойуспешностью собственных усилий; этот положительный результат сам по себеявляется мощным подкреплением. Некоторых людей возможность получения хорошихрезультатов захватывает полностью. Любопытным, но очень важным следствиемобучения с помощью подкрепления является то, что между субъектом и тренеромвозникает взаимная привязанность.

Когда я работала в «Жизни моря», несколько раз получалось так,что не прирученный дельфин во время обучения с пищевым подкреплением внезапностановился абсолютно послушным, разрешал себя гладить, требовал всеобщеговнимания, и это безо всяких попыток с нашей стороны «приручить» егоили обучить именно этому поведению. Я наблюдала, что это происходило и слошадьми, иногда в течение одного тренировочного занятия, это же случалось и сомногими животными в зоопарке, которые сами по себе ни в коей мере не отличаютсяласковостью и не могут быть превращены в домашних питомцев. Животные вели себятак, как будто бы любили своего тренера-дрессировщика. А у тренера, тоже оченьбыстро возникает привязанность. Я с уважением вспоминаю слониху Шанти и волкаД’Артаньяна, и даже этот болван, белый медведь, вызывает у меня теплые чувства.Я считаю, что это происходит потому, что успех тренировочного взаимодействиявовлекает участников в единую атмосферу взаимного подкрепления. Тренер являетсядля субъекта источником интереса, волнения, подкрепления, смены условий жизни,а ответы субъекта интересны и являются подкреплением для тренера, и такимобразом возникает реальная связь. Не зависимость, а именно связь. Это товарищив битве за жизнь.

На уровне человеческих взаимоотношений правильное использованиеположительного подкрепления может дать существенный эффект. Оно может привестик развитию и усилению семейных взаимоотношений, укрепить дружбу, ободрить детейи обучить их в свою очередь превратиться в изобретательных и умелых источниковподкрепления. Оно способствует искусству половых отношений, так как секс помимовсего прочего является взаимным обменом положительных подкреплений. Если двоедостигли успехов во взаимном подкреплении, они скорее всего будут счастливойпарой. Хорошо использовать подкрепление — это не значит без разбору расточатьнаграды или никогда не говорить «нет». Такое неправильноепредставление о положительном подкреплении возникает довольно часто. Однажды,наблюдая за матерью, везущей по улице малыша в прогулочной коляске, я заметила,что всякий рас, как он начинал проявлять признаки беспокойства, матьостанавливалась, вынимала мешочек со всякими вкусностями: виноградом, орехами —и совала малышу что-нибудь в рот, хотя он, видимо, не был голоден и иногдаотпихивал ее руку. Стараясь поступать правильно, она добросовестно подкреплялабеспокойное поведение малыша. Она даже не проверяла, не является ли причинойбеспокойства малыша непорядок в одежде или какой-либо другой дискомфорт. Никтоиз нас не представляет собой совершенства, и я не считаю, что мы должны всевремя думать о подкреплениях. Я предполагаю, что во взаимоотношениях с другимилюдьми сдвиг к положительным реакциям от резкости, яростных споров и упреков,которые являются стилем многих домов и организаций, повлияет не только наиндивидов, вовлеченных в эти контакты, но и распространится вовне, изменяясоотношение сил в обществе. Мне кажется, что американское общество, несмотря навсе свои свободы, является обществом карательным. Мы несем груз Кальвинистскогоотрицания, которое окрашивает все наши учреждения и большинство наших сужденийвне зависимости от нашей индивидуальной сущности. Переключение на положительноеподкрепление может стать поразительным событием. В 1981 г. маленький городок в штате Аризона, отчаявшисьудержать лучших школьных учителей, учредил фонд из местных средств и выдалденежные премии пяти учителям, выбранным по итогам голосования средиспециалистов и общественности; сумма этих вознаграждений равнялась в некоторыхслучаях месячному заработку. Деньги вручались на церемонии окончания высшейшколы, и ученики стоя аплодировали учителям. К третьему году осуществленияпрограммы, она, по-видимому, пошла на пользу как ученикам, так и учителям.Ученики этой школы, которые представляли по своему составу весьма смешаннуюгруппу из представителей разных рас и этнических групп, богатых и бедных слоевнаселения, завоевали высокое место при национальном тестировании. Что мнекажется существенным в этой истории, так это не способ поощрения лучшихучителей, что само по себе является неплохой идеей, а то, что это событиеполучило широкую огласку и стало новостью в национальном масштабе. Переход кположительному подкреплению был тогда в нашей культуре новой идеей. Но обществобыстро ее приняло. Можно предположить, что на следующий год поступят сведенияиз других городов, что и они провели подобное мероприятие. Процесс этогопринятия может охватить жизнь одного, двух или трех поколений. Я подозреваю, чтоположительное под крепление, будучи облечено в теорию, которая дает возможностьанализировать причины неправильного хода событий, является той самой идеей,которая слишком заразительна для умов, чтобы ее развитие приостановилось. Яполагаю, что большинство бихевиористов со мной согласятся — хотя они, конечно,считают, что это произойдет совсем скоро.

Пожалуй, основное, что вызывает возражения против бихевиоризма у людейгуманитарного склада ума — это подтекст: «все происходящее в обществеможет и должно управляться подкреплением» (сейчас это уже работает, ноработает плохо). Мне кажется, что это необоснованные страхи. Воображаемоеобщество Скиннера, построенное исключительно на различных типах подкрепления,не должно, с моей точки зрения, точки зрения биолога, функционировать.Идеалистические общества, существующие в воображении или в реальности, иногдане принимают в расчет или пытаются приуменьшить такие биологические явления,как конфликты. Мы являемся в конце концов общественными животными, и в качестветаковых должны устанавливать иерархию. Соперничество внутри группы за болеевысокий статус — по всем направлениям, а не только по санкционированным ипредписанным — является абсолютно неизбежным и фактически выполняет важнуюсоциальную функцию: будь то утопическое общество или табун лошадей,существование развитой иерархии направлено на сглаживание конфликтов. Ты знаешьсвое место, и незачем продолжать рычать, доказывая его. Я предчувствую, чтоиндивидуальный и групповой статус, как и многие другие человеческие потребностии тенденции, слишком сложны, чтобы их опровергать или отвергать с помощьюспланированной системы подкрепления, по крайней мере в обозримом будущем. Всвою очередь, бихевиористов беспокоит то, что в обществе они видят многоситуаций, в которых правильное использование подкрепления могло бы дать хорошийэффект, а вместо этого мы с дурацким упорством продолжаем выбирать неправильныерешения. Например, мы предоставляем вооружение и помощь странам, которые, какмы надеемся, будут к нам после этого более расположены. Продолжаем!Подкрепление кого-либо в надежде на собственную выгоду никогда не работает; этоприводит к обратным результатам даже на простейшем уровне: «Она пригласилменя на праздник только для того, чтобы получить подарок, терпеть ее немогу»; «Тетушка Тиша чрезвычайно мила сегодня, интересно, что стараябестия хочет на этот раз». И я не знаю, лучше ли наша жесткость вотношении стран, ведущих себя неправильно. А что, если им все равно? А если ихпервейшей задачей является досадить нам? Я понимаю, что это может бытьупрощением, но я все же полагаю, что бесконечное повторение такого поведениянации, о котором любой дрессировщик крысы может сказать, что оно не приведет кдостижению цели, является непростительным простодушием. Нация, так же как икаждый отдельный индивидуум, должны постоянно задавать себе основной вопростренера: что в действительности я подкрепляю? Законы подкрепления — мощноеорудие. Но свод правил гораздо более гибок, чем некоторые предполагают и дажеболее гибок, чем иным хотелось бы. Чтобы подкрепление действовало, оно должнобыть вовлечено в процесс постоянного изменения, постоянной обратной связи,постоянного роста.

Применяющий подкрепление начинает осознавать дуалистическую, двустороннююприроду этого общения. Он больше узнает о других и, неизбежно, лучше познаетсебя. Можно сказать, что тренировка является тем процессом, который требуетодновременного присутствия внутри и вне собственной шкуры. Кто обучает и ктообучается? Оба меняются местами и оба учатся. Некоторые видят в теорииподкрепления способ контроля, манипулирования или ограничение свободы личностиили общества. Но изменения общества должны начинаться с изменения отдельныхличностей — со сдвигов, которые принесут личную пользу — точно так же, каквидовые изменения должны начинаться на уровне одного гена. Социальные измененияне могут быть навязаны сверху — по крайней мере навязаны надолго (произведение»1984 год» Оруэлла написано неверно с биологической — точки зрения).Живые существа имеют право не только на пищу и убежище, но и на подкрепляющееокружение. Использование и понимание подкрепления является тем индивидуальнымопытом. Который может пойти всем на пользу. Совершенно не ограничивая нас, онооткрывает дорогу для приобретения нового опыта, и будучи осознанным, усиливаетне механические аспекты жизни, а богатство и удивительное разнообразие всегоповедения.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser