info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Кто забрал мой сыр?

Автор: Спенсер Д.

ДР. СПЕНСЕР ДЖОНСОН

«КТО ЗАБРАЛ МОЙ СЫР»
ИСТОРИЯ СКАЗКИ

(Др. Кэннет Бланшар)

С радостью сообщаю вам, дорогой читатель, что книга об истории «Ктозабрал мой сыр?» закончена и стала доступной, мы можем с ней ознакомиться ипредложить своим друзьям, сотрудникам, коллегам и единомышленникам.

Этой минуты я ждал с тех пор, когда несколько лет томуназад услышал эту прекрасную историю от Спэнсера Джонсона. Это случилось ещё донашей совместной работы над разными книгами.

Признаюсь, я часто вспоминал — какая умная история и сколько полезного изнее можно извлечь.

«Кто забрал мой сыр?» — история событий, происходивших в некоем Лабиринтев поисках кусочка сыра четырьмя действующими лицами. Этот кусочек сырасимволизирует всё к чему человек стремится всю жизнь:

хорошая работа,деньги, свой дом, свобода, здоровье, признание, душевный покой и дажеразвлечения — искусство, музыку, спорт, путешествия.

У каждого человека свои представления о том, какие ценности обозначаютсясвоим куском сыра, почему и старается найти его, веря в то, что будет счастлив.Когда добиваемся его, очень скоро привыкаем, привязываемся к нему, а при потерепаникуем, теряемся, воспринимаем это как удар судьбы.

События происходят в воображаемом Лабиринте, что может быть средой нашейдеятельности или местом проживания, личные или общественные взаимоотношения,которыми дорожим, или просто — жизнь.

Бывая в различных точках земного шара, общаясь с друзьями и знакомыми,рассказываю эту историю и часто слышу потом, как она изме­нила им жизнь.

Верите или нет, но эта маленькая сказка спасла не одну карьеру, не одинбрак, не одну жизнь.

Такой случай произошел с репортером телевидения NBC Чарлем Джонсом. Ончистосердечно признавал, что жизнью обязан этой истории.

Профессия Чарля Джонса не обычная, но извлеченные уроки могут бытьпозаимствованы любым.

Чарль успешно вел передачи с легкоатлетических соревнований несколькихОлимпийских Игр, когда со справедливым возмущением узнал от своего руководства,что на следующих соревнованиях его переводят на репортажи по плаванию и прыжкамв воду. Это он принял, как вопиющую недооценку своей работы и, не стесняясь ввыражениях, высказал свое мнение по этому поводу. Гневное проявление своегонедовольства не осталось без отпечатка на его дальнейшей деятельности. В этовремя ему в руки попала книжка «Кто забрал мой сыр?»

Позже он расскажет, как смеялся над своим недовольством, и как изменилосьего понимание создавшейся ситуации. Просто кто-то украл его «кусок сыра».Пришлось приспосабливаться к новым условиям. Изучая тонкости этих новых длянего видов спорта, он почувствовал удовлетворение от незнакомой доселе сферыдеятельности.

Вскоре руководство оценило его старания в перестройке на новой должностии поощряло его важными поручениями. Успехи в работе, в конце концов, привелиЧарля Джонса в профессиональный спорт, в американский футбол, где он, современем, был признан одним из лучших репортеров всех времен.

Это только один из случаев, в котором маленькая сказка о кусочке сыраблагоприятно повлияла на успех в работе и на нравственный мир человека.

Я настолько уверен в пользе этой книжечки, что после выхода в светзакупил по экземпляру каждому из сотрудников своей фирмы. А их, не много нимало, двести человек. Почему я это сделал? Да потому, что каждая, мало-мальскиуважающая себя фирма, в том числе и наша, стремящаяся не только твердо стоятьна ногах и достойно выдерживать конкуренцию, часто вынуждена подвергатьсяпеременам. Хотя бы потому, чтобы кто-то не унес наш кусок сыра.

Если раньше мы мечтали о добросовестных, преданных сотрудниках, тосегодня нуждаемся в меру лабильных, правильно и своевременно реагирующих нарадикальные перемены работниках, не повторяющих постоянно удобную в недалёкомпрошлом фразу — «у нас так принято» или «у нас так заведено».

Мы понимаем, что неожиданно грянувшие перемены сопряжены с симптомамистрессовой ситуации. Поэтому все изменения надо воспринимать в свете пониманиясущности истории о «куске сыра».

Когда рассказываю и стараюсь заставить других осознать и понять фабулуэтой истории, замечаю рассеивание накопившейся в них отри­цательной энергии. Нераз получат слова благодарности от работников разных отделов фирмы и звеньевпроизводства; книга помогла преодолеть сложности и неудобства всевозможныхизменений в производстве, на предприятии или в стиле работы фирмы.

Утверждаю, что хоть чтение книжки занимает мало времени, тем большеевлияние производит на нас.

Книга состоит из трех частей. Первая -Встреча в Чикаго — рассказывает овстрече выпускников одной школы, на которой бывшие соученики делятся мыслями освоей жизни и систематически возникающими в ней изменениями. Вторая — Самаистория — собственно, сам рассказ. И, наконец, третья — Прения после обеда -дискуссия о влиянии книги на каждого из ник, и каким образом можновоспользоваться сказанным в ней на работе и в личной жизни. В этой частивнимательный читатель может извлечь много полезного, как с выгодойвоспользоваться мнениями, выводами, умозаключениями участников встречи в своихконкретных ситуациях.

Смею надеяться, что, перечитывая эту книжечку вновь и вновь, (такпоступал и я), читатель каждый раз найдет что-нибудь новое, полезное,содержательное, способствующее успеху, чтобы мы не понимали под успехом.

Полагаю,знакомясь с этой прекрасной и умной сказкой вы, дорогой читатель, получитеудовольствие. Желаю всего хорошего. И не забывайте: секрет успеха в поискахсвоего «куска сыра» — в постоянном поиске на протяжении всей жизни.

Кен Бланшар. Сан-Диего, 1998г.

КТО ЗАБРАЛ МОЙ СЫР?

ВСТРЕЧА В ЧИКАГО

Обеденной порой, в один прекрасный солнечный день, группа бывшихвыпускников средней школы собралась в Чикаго после того, как накануне принялиучастие в торжественной встрече, чтобы за столом, укрытым белой скатертью,продолжить разговор о былом, о своих делах, о жизни, о своих успехах запоследние годы. Было много шуток, подначек, приятных вос­поминаний, былобильный обед, после чего начался серьезный обмен мнениями. Анжела, самаяуважаемая и авторитетная в свое время в классе, заметила:

— Кто бы, что ниговорил, жизнь не так сложилась, как мы представляли в школе. Многоеизменилось.

— Да, это так, -согласился Натан. Все знали, что он работает на крупном семейном предприятии,которое на протяжении многих десятилетий продолжало работать по добрым давнимтрадициям, сохраняя старые устои, неотрывно связанные с окружающей обстановкой.Поэтому многие обратили внимание на заботливые нотки в его голосе. Потом ондобавил:

— Вы заметили,как тяжело мы воспринимаем изменения?

-Думаю,сопротивляемся переменам, потому что боимся нового, заметил Карлос.

— Что это? Бывшийкапитан футбольной команды заговорил о трусости, — включилась в разговорДжесика.

Все засмеялись итут же спохватились, поймав себя на мысли, что каждый из них, несмотря наразные сферы деятельности — от домашней хозяйки до руководителя — охваченысхожими заботами.

Почти все в своейработе тратили много времени и энергии, чтобы приноровиться ко всякимпеременам, которые пришлось пережить за последние годы и не всегда удавалосьнайти на них подходящую панацею.

— Раньше я боялсялюбых перемен, — признался Майкл. Когда в нашем деле наступали серьезныеизменения, и мы не знали, что предпринять, продолжали работать по-старому. Иэто едва не привело к краху. Но потом мне рассказали одну небольшую историю, котораяпомогла мне увидеть свои неудачи под совершенно другим углом зрения.

— Как так? — удивился Натан.

— Знаете, с техпор я по-другому стал воспринимать любые перемены, И от этого мои делаулучшились не только на работе, но и в личной жизни. Решил познакомить с этойисторией нескольких подчиненных, а те, в свою очередь, и своих коллег. Моисотрудники стали лучше приспосабливаться. И дело пошло, Многие признавались,что эта маленькая история помогла им и в семейной жизни.

— Так что же этоза история? — заинтересовалась Анжела.

— Она называется«Кто забрал мой сыр?» — поднялся смех.

— А мне этоназвание нравится, — заявил Карлос — Расскажешь нам?

— Судовольствием, — сказал Майкл. — Это короткая история.

САМА ИСТОРИЯ

В некоторомцарстве, в каком-то государстве была небольшая территория, пересеченная разнымипроходами и коридорами, входами и выходами, нишами и закоулками в такомбеспорядке, что заблудиться там можно было в мгновение ока. Из-за этогоместность и называлась Лабиринтом.

И жили в нем четверо счастливых обитателей, которые ничем ни занималисьцелыми днями, кроме поиска своего куска сыра.

Двое из них были мыши. Простые, серые с длинными хвостами, тонкими усамии живо бегающими, всевидящими маленькими глазами. Одного звали Нюх, а другого -Бегун.

Вторая пара жителей — маленькие люди, размерами абсолютно не отличающиесяот мышей, но по форме и образу поведения были похожи на настоящих людей. Азвали их — Гом и Мон. Из-за маленького роста жителей Лабиринта, было трудноопределить род их деятельности. Однако, при внимательном рассмотренииоткрывалась удивительная картина.

Та и та пара без устали, изо дня в день, занимались поисками сыра -каждый своего куска. Мышам, Нюху и Бегуну, в этом нелегком труде помогали ихострые зубы и хорошо развитый инстинкт. А маленькие человечки старалисьиспользовать свой разум, полностью охваченный идеями, планами и надеждой найтитот особый, специально для них предназначенный кусочек Сыра, сыра с большойбуквы, от которого, по их мнению, зависело счастье, благополучие, успех.

Как бы эти две пары не отличались друг от друга, в одном они были схожи:каждый день, вставая в ранний час, надевали спортивные костюмы и кроссовки, иотправлялись на поиски куска любимого сыра.

Лабиринт представлял собой системукоридоров с многочисленными проходами, полу мрачными закоулками и темныминишами, где был запрятан сыр. Но большинство коридоров вели в глухой тупик, гденетрудно было заблудиться. Кто находил правильную дорогу, тому открываласьтайна — тайна лучшего будущего. Мыши избрали малопродуктивный, но самый простойспособ поисков — на авось. Пробежав по одному коридору и, если он оказалсяпустым, возвращались назад и шли в другой. И так при каждой неудаче.

Когда Нюх своим большим острым носом учуял запах сыра, он дал сигналБегуну и тот стремительно бежал в указанном направлении. Это не всегдаприносило успех. Часто блуждали, избирали не то направление, натыкались наглухие стены. Иной способ поисков избрали Гом и Мон. Полагаясь на свое умениемыслить, реально оценивать обстановку, обобщать предыдущий опыт, надеялисьлегко найти нужное направление. Но и это редко давало результат.

В конце концов, в один прекрасный день тем или иным способом, но каждаяпара — своим, на станции «С» нашла свой любимый кусок сыра С этого дня в ихжизни многое изменилось. Каждая пара, независимо друг от друга составила свойраспорядок дня, по которому начали пожинать плоды своих длительных и трудныхпоисков. Правда, каждая пара по-своему.

Нюх и Бегун, как и раньше, вставали очень рано, пробегали по Лабиринтувсегда одной и той же дорогой. Прибыв к цели, раздевались, аккуратно складываливещи, одежду (на всякий случай, ведь все может случиться), и начиналинаслаждаться своим куском сыра.

На первых порах Гом и Мон по утрам быстро одевались, шли на станцию ипредавались радостям дегустации любимых сортов сыра. Но позже началипренебрегать ранним подъемом, одевались медленнее, шли на сыр базу не спеша, неторопясь. Ведь дорога была знакома, а сыру деваться некуда. Они непредполагали, откуда взялся сыр, чей он, кто его туда положил. Но и не оченьзадумывались над этим. Главное — он есть.

Приходя по утрам на станцию, спокойно раздевались, спортивные костюмы икроссовки прятали подальше, надевали пижаму и шлепанцы, чтобы полностьюотдаться благам своего куска сыра.

Это великолепно, — восклицал Гом. — Здесь столько сыра, что на всю жизньобеспечены.

Они были охвачены чувством полного счастья. Жизнь свою считали успешной.

Со временем они поверили в то, что этот огромный «кусок сыра» — в ихполной собственности. Охваченные сознанием обеспеченности и непогрешимости,поверив, что им не грозит уже никакая опасность, не потревожат никакиеперемены, они перебрались жить ближе к станции «С». И закружилась их жизнь,личная и общественная, вокруг источника своего богатства.

А чтобы поуютнее, по-домашнему чувствовать себя, появилась в их обителипервая картинка с надписью, на которую они часто взирали с умилением. Оназвучала так:

Часто приглашали друзей в гости, демонстрируясвое благополучие.
— Ну, как красивый кусок сыра? — в ожидании комплимента задавали вопрос.

Иногда угощали своих гостей. Чаще нет.

— Мы заслужили это, — утверждал Гом. — Ведь работали-то много идобросовестно.

И в знак своей правоты отламывал солидный кусок сыра, смачно поедал его иложился отдохнуть. Это уже вошло в привычку. Ежедневно по вечерам приходилидомой о полными сумками сыра, а утром опять отправ­лялись за новыми порциями. Иэто продолжалось довольно долго.

Сокращать свои потребности они не собирались. Наоборот. Увеличивали нормырасходов. Стали настолько самоуверенными и самонадеянными, что, растерявбдительность, перестали замечать происходящее вокруг.

А Нюх и Бегун продолжали жить по заранее принятому распорядку дня. Какправило, приходили рано. Вынюхивали, бегали, проверяли, не случилось ли чегооколо их базы? Нет ли каких перемен со вчерашнего дня? И только после этогоприступали к трапезе.

Но случилось невероятное. В одно прекрасное утро, прибежав на станцию, ссожалением констатировали, что весь сыр исчез. Это их нисколько не удивило.Поскольку, ежедневно контролируя станцию, они замечали, что творится вокруг,как изменяется ситуация, и что с некоторых пор количество сыра уменьшается. Насей раз, инстинкт подсказал, что им делать.

Посмотрели друг на друга, быстро оделись, благо одежда всегда была под руками,и приготовились к действию. Для мышей, возникшая проблема оказалась такой жепростой, как и ее решение: на станции обстановка изменилась в корне, значит,решили они, им тоже надо перестроиться.

Внимательно оглядели Лабиринт. Нюх поднял нос, глотнул большую порциювоздуха и дал знак Бегуну, куда направляться, и сам потащился за ним. Началисьпоиски нового куска сыра. Немного позже появились Гом и Мон. Они не замечали- атакже не хотели принимать к сведению те перемены, которые происходили вокруг.Полной неожиданностью стало для них исчезновение сыра.

— Что такое? Нет сыра? — вопрошал Гом. — Нет сыра, нет сыра, -продолжалорать во весь голос, как будто сила крика вернет пропажу.

— Кто украл мой сыр? — продолжал он неистовствовать.

Положив руки на пояс, от злости красный как рак, ещё громче крикнул:

— Это несправедливо!

Мон, оторопев от неожиданности перед открывшейся ему картиной, не верилсвоим глазам. Он ещё надеялся найти сыр на станции. Но, увы! Везде пусто. Такоеразвитие событий застало их врасплох. Гом ещё что-то кричал, но на него никтоне обращал внимания.

Мон полностью отключился. Он не мог взглянуть правде в лицо.

Поведение маленьких людей было непривлекательным и нецелесообразным. Ноих можно было понять. Найти свой, только для них предназначенный кусок сыра,было нелегко. И то, что они нашли, было чем-то большим, чем просто средство ксуществованию.

Для них сыр означал все, что они понимали под человеческим счастьем. Укаждого было свое понимание о куске сыра. Для одного — владение материальнымиблагами, власть, силу, а для другого — здоровье, спокойствие, сознаниеобеспеченности. Что касается Гома, то свой кусок сыра означал для него славу,силу, сытость, власть над другими, виллу на берегу моря на горе Камембер.

Поскольку владение сыром для каждого было очень необходимым, они долгообсуждали дальнейшие действия и, не веря ещё в случившееся, решили перерыть всюбазу — вдруг найдут где-то спрятанный сыр. Но все поиски оказались тщетными. Вто время как Нюх и Бегун бегали по Лабиринту и полным ходом занималисьрозысками нового куска сыра, наши человечки продолжали распалять большойсыр-бор в своих пустых владениях. И, когда ничего не получилось, их злости небыло предела. Случившееся посчитали большой несправедливостью в жизни.

Гом впал в летаргию. Что будет, если и завтра ненайдут ничего? Ведь все свое будущее он планировал построить на этом кусочке.Они все ещё не верили своим глазам. Но как это случилось? Никто их непредупреждал. Это чья-то непростительная ошибка. И в этот день с опущенной головой,пустой сумкой и пустым желудком возвращались домой. Но перед уходом написали настене:

Когда на следующийдень человечки возвращались на станцию, их охватила надежда, что всеисправится, все станет на свои места и будет, как раньше.

Но на станции «С» ничего не изменилось. Везде было пусто. Человечкиокончательно растерялись. У них опустились руки.

Безмолвно взирали они друг на друга и на голые полки амбаров. Гом закрылглаза, зажал уши руками, стараясь избавиться от мысли, что в последнее время, аон этого неохотно, но замечал, сыр медленно начал исчезать. Он пытался доказатьсебе, что исчезновение произошло в одночасье, внезапно. Свой взгляд, свойособый склад ума Гом сразу выразил возмущаясь:

— Почему это случилось со мной? Что со мной сделали? Собственно говоря,что здесь происходит?

Наконец-то Мон открыл глаза и удивленно спросил:

— А куда девались Нюх и Бегун? Что они знают обо всем этом?

— Что ты? Откуда они могут знать? Это же простые мыши. Другое дело -мы!Только мы способны разрешить загадку исчезновения сыра. Кроме того, мызаслуживаем лучшего. Этого не должно было случиться, но коль это произошло, извсего надо извлекать выгоду.

— Какая еще выгода? Ты что?- возразил Мон.

— Потому, что имеем на это право — сказал Гом.

— Право? На что? — не отставал Мон.

— Право на свой кусок сыра.

— Почему?

— Потому что мы не виновны в том, что возникли такие проблемы. Виноваткто-то другой, и мы вправе иметь компенсацию за причиненный ущерб.

— Может, прекратим этот бессмысленный разговор и приступим к разведкенового куска сыра? — не очень уверенно заметил Мон.

— Еще чего? Я не уйду отсюда, пока не выясню все причины постигшего наснесчастья.

Пока шел этот бессмысленный диалог. Нюх и Бегун, не щадя своих сил,занимались поисками. Пробегая вверх и вниз по многочисленным коридорам, они вседальше проникали в глубину Лабиринта, тщательно проверяя каждый уголок.Преодолевая всякие преграды, не отвлекаясь ни на минуту, не обращая внимания налюбые трудности, настойчиво разыскивали свой новый кусок сыра. Долгое времяничего не находили. Но потом, на одном из дальних участков Лабиринта, где ещёне бывали, наткнулись на станцию «Н». Они не верили своим глазам. Это казалосьневероятным сном. Мыши ещё не видели такого большого куска сыра. В это времяГом и Мон продолжали оценивать ситуацию на старой базе. Уже страдая от голода,впадая то в отчаяние, то в страшный гнев, поочередно обвиняли друг друга всвоих неудачах.

Мон старался собраться с мыслями. Вспомнил Нюха и Бегуна, которые давноушли из пустой базы, он размышлял о том, что их друзья может быть уже нашликое-что и сейчас наслаждаются сыром. Вспомнил трудности блужданий помногочисленным закоулкам, об ожидавших их там опасностях, о частых неудачах. Нов то же время приходила мысль, что эти поиски не могут продолжаться добесконечности и старания, в конце концов, должны быть вознаграждены.Представлял Нюха и Бегуна, восседающими на большом куске сыра с довольными исчастливыми лицами, озирающими свои владения и богатства. От этих видений емусамому захотелось сейчас же пуститься в путь. Даже запах сыра почувствовал иготов был тут же ринуться в неизвестность за своим куском сыра. Вдруг, невыдержав, вскочил и крикнул:

— Пошли! Вперед!

— И речи быть не может. Мне здесь хорошо, удобно, уютно. А там труд,беготня, да ещё и всякие опасности нас ожидают, — не спеша размышлял Гом.

— О чем ты говоришь — настаивал Мон. — Раньше только этим и занимались,ничего не боялись, ничем не пренебрегали. Решайся!

— Нет, я уже не мальчик, чтобы беготней заниматься, бесцельно блуж­датьпо пустым темным коридорам и дурачка из себя строить. Ты этого хочешь? Слушаяего слова, Мон снова впал в сомнения. Его охватило чувство боязни от неудач,пропала надежда найти хоть что-нибудь. Так они и бездельничали изо дня в день.Добросовестно приходили на свою базу и ничего, ни крошечки сыра не находили. Врасстроенных чувствах возвращались домой. Пытались скрывать друг от друга фактбанкротства, но все было уж очень явно. Появилась усталость, апатия, бессонницаи безразличие ко всему окружающему. По утрам вставали расстроенные, нервные.Своя семья, свой дом уже не казался спокойным и тихим пристанищем.

Незаметно для самих себя начинало их охватывать чувство безысходности.Уже не верили, что когда-нибудь в жизни найдут свой кусок сыра. Но продолжалиежедневно приходить на станцию.

— Слушай Мон, нужно немножко напрячься и может выяснится, что ничегострашного не произошло. Возможно, сыр не пропал, а находится здесь, где-то застенами.

На следующий день они запаслись разными инструментами и начали битьстены. Ничего не находили, но продолжали бесполезную работу. День за днем,приходя по утрам пораньше, громили стены всех близлежащих помещений. Ничего недобились. Кроме потери времени и энергии, они превратили свою базу в руины.

— Ничего не остаётся, как сидеть и ждать, когда вернут нам наш кусоксыра, — возникал с новой идеей Гом.

Мон хотел в это поверить, но сомнений было очень много. Безмятежноеожидание продолжалось. Но всё — тщетно.

К этому времени наши маленькие человечки были испепелены физически идуховно. Напрасные ожидания, безнадежность положения, чувство бессилия висправлении своих дел наталкиваю их на осознание той истины, что если так будетпродолжаться, то окончательно потеряют возможность когда-нибудь в будущем найтисвой кусок сыра.

И вдруг, как будто его прорвало, Мон залился громким хохотом;

— Посмотри на меня, Гом. Что бы я ни делал, ничего не получается,никакого прогресса, никаких результатов. Не смешно ли это?

Ему, конечно, не нравилось бегать по Лабиринту, рыскать по его темнымуглам, блуждать в тех местах, где ею ожидают всякие опасности. И всё безмизерной гарантии на успех. Его постоянно охватывало чувство страха не найтиничего.

Стало ясно — только смехом он сможет преодолеть свою трусость.

— Где мой спортивный костюм, куда делись кроссовки? — крикнул Мон. Черезнекоторое время, пока нашлись давно куда-то заброшенные вещи, оделся и принялрешительный вид. Гом не выдержал:

— Неужели хочешь опять бегать по Лабиринту? Останься и вместе подождем,пока принесут нам сыр.

Этого уже не будет. Не хотел признаваться, но сейчас, больше чем уверен,что сыра нам никто и никогда не вернет. Все эти прекрасные мечты напрасны…Время начать поиски своего нового куска сыра, — заявил Мон.

— Ну, а если там уже нет никакого сыра, а если и есть, то можем и не найти,так зачем напрасный труд и вся эта суета? — не унимался Гом.

— Кто знает, — ответил Мон. Такие сомнения у него возникали и мешалипредпринять что-либо серьезное и решительное.

— Случается, — продолжал Мон, — что обстоятельства изменяются бесповоротно.Не исключено — это такой случай. Такова жизнь. Она про­должается и нам с нейнадо идти в ногу.

Всем своим красноречием Мон хотел надоумить своего друга. Ничего непомогало. Наоборот, Гом не на шутку рассердился. Он не хотел обидеть его, но немог удержать смех, когда размышлял над их глупым положением. Готовясь в путь,почувствовал легкость оттого, что может смеяться над собой, что освободился отстарых окостенелых привычек. — Меня ждет Лабиринт! — воскликнул Мон решительно.Гом не смеялся. Он даже взглядом не удостоил своего друга. Мон поднял острыйкусок камня и, чтобы хоть чуточку развеселить своего партнёра, нарисовал напрощанье большой кусок сыра с надписью на нем.

Гом даже не посмотрел в сторону этого нехитрого творения. А звучало онотак:

Мон поднял голову.Вспомнил о своём безсырном положении, о своих подозрениях, что в Лабиринте уженет никакого сыра. А если есть, то найти его невозможно. Как долго эти мыслитормозили его действия и сделали из него трусливого обывателя.

Засмеялся. Знал, что Гом и сейчас только о том и думает: кто же, в концеконцов, забрал его сыр?

Его же мысли были охвачены сожалением о потерянном времени, о стольпозднем решении начать свой путь в Лабиринте снова.

Ещё раз оглянулся на старые, знакомые места, как магнитом притягивающиеего своей теплотой, обжитостью, безопасностью и защитой от житейских невзгод.Но и сейчас, в последний момент перед уходом, колебался сделать решительныйшаг. Не знал, хочет ли он остаться или уйти в далекую неизвестность.

Вдруг почувствовал такую усталость, что вынужден был присесть. Колебался.

Опять подумал о Гоме, который голодный, но в теплом уютном доме все будетждать свой кусок сыра. Завидовал ему. Всё ещё терзал себя, не зная, что делать.Но собрался. Встал и на прощанье написал на стене большими буквами:

Над этим задумался. Понимал, что бояться иногда полезно. Если человекбоится, что его дела пойдут плохо, начинает действовать — это хорошо. Ноподдаться страху в такой степени, чтобы перестать действовать — это плохо.

Посмотрев в сторону бесконечной дали Лабиринта, где он ещё никогда небывал, почувствовал, что ему становится страшновато.

Сделав глубокий вдох, повернул направо и побежал по незнакомому коридору.Только сейчас приходило понимание, что очень много времени провел он на базе в напрасноможидании и безделье. Так много, что ослаб и похудел, и передвигаться емустановится все труднее и труднее. От былой прыти и свежести остались однивоспоминания.

Признавая, что скорость прохождения новых участков уже не та, что раньше,пообещал себе, что при повторении подобных ситуаций в будущем постараетсябыстрее приспособиться к любым изменениям. Улыбнулся. Вспомнил старуюпоговорку: лучше позже, чем никогда. Иногда местами кое-что находил, но этобыли только крохи.

Продолжал мечтать о большом куске сыра,чтобы и себя подкрепить и Гому отнести, увлечь его за собой.

Уверенность приходила медленно. Нельзя было не заметить, как многоизменений произошло вокруг по сравнению с прошлым. Продвигаться удавалось струдом. Казалось, что при двух шагах вперед, один непременно делается назад.Трудности казались неодолимыми. Но заметил, что сам процесс поиска не так ужмучителен, как предполагалось.

Временами появлялись мысли о несоизмеримости поставленной задачи с еговозможностями. По зубам ли ему тот кусок сыра, который он хочет отхватить. Сиронией признавал: пока не владеет даже маленьким кусочком сыра, чтобы хотьподкрепиться.

Когда выбивался из сил и приседал отдохнуть, теряя всякую надежду науспех, бодрил себя тем, что, несмотря на неудобства и страдания в продвижении ипоиске, лучше даже без сыра просто ждать у моря погоды.

Начал внимательно контролировать свои действия. Не позволял себе никакихбесцельных «разбродов и шатаний».

Между прочим, вполне вероятно, что если Нюх и Бегун уверенно продвигалиськ успеху в поисках, сам-то он что — «лыком шит»?

Оглядываясь на недавнее прошлое, вспомнил — сыр-то на базе «С» исчез несразу, а постепенно уменьшался, да и вкус его в последнее время желал бытьлучшим.

Даже плесень появилась на нем. Но не придавал этому никакого значения.

Хотя при внимательном наблюдении можно было заметить, должным образомоценить и принять срочные радикальные меры.

Но этого не делалось.

Он осознал, что перемена была бы менее болезненной, если бы с самогоначала внимательно отнеслись к окружающей обстановке, своевременно заметилиперемены, то и вовремя перестроились.

Не исключено, что Нюх иБегун так и поступили.
Эти размышления были прерваны новым открытием, смысл которого он тут женацарапал на стене:

По истечениидлительного времени в тщетных поисках Мон, наконец, нашел места, с виду, помногим признакам, сулившие большие запасы сыра.

Но, увы. Все было пусто. Одолевала мысль о прекращении дальнейшихпоисков. Сколько труда и времени потеряно напрасно.

С каждым днем сил и энергии оставалось все меньше и меньше. Знал, чтозаблудился. Появилась опасность изнеможения. Навязчивой идеей все чащеприходила в голову мысль о возвращении на старую базу. Вернется назад, думал,найдет там Гома и не будет страдать от одиночества и страха.

Мог бы и больше сделать, если бы в нем не было страха. При таком упадкедушевных и физических сил боязнь снова начала доминировать в его сознании. Вэтом состоянии, естественно, уже не верил в свои силы продолжать путь. Мон непонимал, что его тормозят и тянут назад старые предрассудки.

Вспомнил Гома. Как он? Решился ли пуститься в дорогу или сидит дома,охваченный неведомо откуда свалившимся страхом. Потом думал о том, что лучшимичувствами последнего времени были те, которые владели им в процессе поисков,какими трудными они б не оказались.

Не столько для собственнойподдержки, сколько для оказания помощи своему другу, если он когда-нибудьдоберется сюда, Мон написал на стене:

Заглядывая взияющую темноту очередного коридора — испугался. Что его ждет? Неужели опятьнеудача, пустые места? Или ещё что-то страшнее? Неведомые опасности? Ведь всеможет случиться. Разыгралась собственная фантазия, до смерти напугавшая его. Ноосёкся. И засмеялся. Громко-громко. Ведь эти фантастические привидения лишьплоды больного воображения, рожденные собственной трусостью. От этого надоизбавиться. От неуемного страха.

Избрав новое направление, побежал. Побежал улыбаясь. Уже знал, чтопомогает ему в бесплодных скитаниях.

Вера. Да. вера. Это принесло ему облегчение. Все больше наслаждался этимумиротворённым состоянием души: ни крошки сыра, не зная, куда он идет, что егождет — переживает удовлетворение.

Его осенила мысль о новомоткрытии. О причине своего довольства. И, чтобы мысль запомнилась, вывел настене:

Собственнаятрусость держала его в плену колебаний и малодушия. Стремительным продвижениемпо неисследованным местам Лабиринта приобрел он свободу.

На одном из участков подул свежий воздух.

Сделав несколько глубоких вдохов, он ускорил шаг. Сбросив с себя оковыстраха и трусости, наслаждался своим хоть и не завидным, но все-таки терпимымположением.

Его охватило спокойствие. Давно такого не чувствовал. Чтобы ещё большеподнять своё настроение предался мечтаниям.

Представил себе огромный кусок сыра, на вершине которого он беззаботноотдыхает в полном комфорте, удовлетворённый, озабоченный только тем, какой сортиз различных сыров выбрать.

Перед его душевным взором вырисовывалась картина неземного наслаждениянаиболее любимыми видами сыра.

Эта картина не только захватывала, но и воодушевляла. Чем яснее икрасочнее рисовалась эта благодать, тем тверже становилась вера, чтопоявившаяся фантазия вскоре станет явью.

Хотелось верить, что и его друг скоро последует за ним.

Пробегая по бесчисленным переходам и перекресткам, входам и выходам онобратил внимание на знакомые очертания местности, напоминающую старую базу.

С волнениемзаметил валяющиеся на земле маленькие, желтые кусочки какого-то сыра. Такогосыра раньше он не видел.

Поднял и попробовал. Вкус был отменный.Торопливо начал его собирать и набивать карманы. Не только для себя хотелпобольше запасти, но и Гома угостить при встрече. С большой радостью он входилв глубину коридора. Но станция была пуста. До него здесь кто-то уже побывал иоставил одни крохи. Мон понял, что если бы раньше решил начать поиски, егоожидал бы большой кусок сыра.

Это было разочарование.Решил вернуться на старую базу к Гому и уговорить его продолжать путь вместе.Мон очень страдал от одиночества. Перед возвращением написал:

Встреча с Гомоммного радости не принесла. Он был в прежнем расположении духа. От предложенногосыра отказался. — Не верю, что мне понравится этот сыр. Своего хочу, к которомупривык. Не успокоюсь, пока его не верну.

Мону не оставалось ничего, как отправиться самому.

Он страдал от отсутствия друга, но что делать? Гом обязан сам найти свойпуть. К этому времени Мои многому научился. Из трудностей долгих скитаний ипоисков извлек много полезного.

Стало ясно, что успех и счастье не только во владении сыром. Исходя изэтого, уже не считал себя таким слабым и беспомощным, каким он был на станции«С» в часы ожиданий и бездеятельности.

Вдохновляло и прибавляло силы сознание того, что он переборол страх исумел, хоть и позже, перестроиться и найти новое направление.

Чувствовал, что это только вопрос времени найти то, в чем нуждается.Более того: что-то ему подсказывало — уже нашёл.

И возникла мысль:
Раньше егоразмышления были омрачены тенью страха о нехватке сыра, он концентрировал своёвнимание не на возможных, а на мнимых опасностях.

После ухода со старой базы ход егомыслей изменился. Раньше полагал, что сыр не должен был исчезнуть, а постигшаяего перемена — несправедлива. А теперь уже признавал, что изменения — этоестественный процесс развития. Хочет он этого или нет. Если не ожидаем, и дажене ищем перемены, она, как правило, застаёт нас врасплох со всеми вытекающимиотсюда неприятностями.

Как результат его новогомышления появилась и надпись на стене:
Сыра всё ещё нет.

Но Мон продолжал идти избранным им своим путём. У него появилось многовремени для размышлений.

Он пришел к выводу, что если изменились его взгляды на многие вещи исобытия, должно изменится и его поведение, поступки и т.д. Коль начал что-тоновое, то и действовать надо иначе.

Если перемены нам вредят -надо от них воздержаться, сопротивляться им. Но, а если помогают — встречать ихс распростёртыми руками. Многое зависит от того, во что мы хотим поверить. Этамысль родила ещё одну надпись:
Мон понял, что былбы в лучшем состоянии, если б ещё раньше воспринял как должное все постигшиеего перемены, и тут же ушел со старой базы. Был бы крепче и телом и душой. Всеневзгоды трудных, поисков преодолевал бы легче, без потрясений.

Если бы своевременно воспринял и реально оценил суть всех изменений, ужедавно б нашёл то, к чему стремился.

Эта мысль заставила его собраться со всеми силами и направиться в самыедальние, ещё не исследованные дебри Лабиринта. Решение это было правильным.Перемещаясь по многочисленным ходам и коридорам, то тут, то там часто находилнебольшие кусочки сыра.

Это умножало силы и уверенность в себе. Вспоминая пройденные этапыдлительных блужданий, с удовлетворением думал об оставленных во многих местахнадписях на стенах, которые могут быть не только своевременными и полезнымисоветами для Гома, но и путеводителем для него.

Правда, если тот решитсяпоследовать за ним. Его не оставляла надежда, что Гом уйдет со старой базы иначнет свои поиски.
В голову пришла интересная мысль, которая звучала так:

Мон уже давносбросил с себя безрадостные тени прошлых неудач и сумел перестроиться на лучшийлад. С каждым днем, с каждым часом ускорял свой поход по Лабиринту. Казалось,что его мытарства длятся уже целую вечность.

Но ждать пришлось недолго.

Прибыв на станцию «Н», увидел большой кусок сыра. Он почувствовал, чтоэто именно его новый кусок сыра. Когда вошел во внутрь — остолбенел. Это былопоразительно. Такие горы сыра возвышались вокруг, каких никогда не видал. Сырыбыли аккуратно уложены на полках, разных форм и незнакомых сортов, казалось,давно ожидают его появления.

Не сон ли это? Правда или нет? Ещё не верил увиденному.

Закрыл глаза. Не фантазия ли ведёт с ним нечестную игру? Потом открылглаза. Всё на месте. Успокоился только тогда, когда увидел своих старых друзей- Нюха и Бегуна.

В знак приветствия один кивнул головой, другой помахал хвостом, онипродолжали заниматься своими делами. Их внешний вид, довольный вид, упитанныефигуры говорили о том, что пируют они на этих горах сыра уже не день-два.Вскользь ответил на приветствия и торопливо начал смаковать лакомые кусочкилюбимых сортов сыра.

Снял кроссовки и спортивный костюм. Аккуратно уложил их на место, чтобыпри надобности, были под руками (мало ли что может случится!) и деловито началустраиваться на новом месте. Перепробовав добрую дюжину различного рода кусковсыра, на радостях поднял ввысь большую глыбу и воскликнул:

— Да здравствует перемена!

Спешить было некуда. Наступило время подвести итоги своих поисков,проанализировать события, происшедшие с ним в последнее время, сделать выводы идать оценку всему тому, чему научила его жизнь. Он признался себе, что когдабольше всего нуждался в срочных переменах, почему-то двумя руками цеплялся заиллюзию уже несуществующего сыра. Так что же заставило его измениться? Боязньдискомфорта, голода, холода? Бесспорно, и страх сыграл сбою роль, но главноебыло не в этом.

Заулыбался. Тут-то его и осенило, что изменения в поведении началисьтогда, когда впервые не постеснялся высмеять свои неудачи.

Понял, что кратчайшая дорогам к переменам — не бояться посмеяться надсовершёнными ошибками, ложными представлениями, над своей глупостью. Этоосвобождает от тяги к привычному старому стилю поведения и поступков, ускоряетпродвижение вперёд — к новому.

Не пропал даром и пример его друзей-мышей. Простое восприятие прежнихнеудач предопределили и способы их последующих поступков.

«Если изменились условия на базе, естественно, надо изменить в корне исвои действия!» — вот простое кредо Нюха и Бегуна.

Это он хорошо запомнил. Да к этим простым инстинктивным поступ­кам ипонятиям добавить свою человеческую смышленость — успех обеспечен.

Все допущенные в прошлом оплошности и ошибки, должны быть учтены иисключены в будущем. Раз и навсегда надо запомнить, что любые явления,происшествия, изменения по своей природе до некоторой степени закономерны,логичны. Их надо воспринимать такими, какими они есть. Не осложнять обстановку,не преувеличивать её значимость ни на йоту. Понимать вещи в простоте их сути,но в то же время сохранять бдительность, лабильность, быстроту реагирования.Никогда нет необходимости ужасаться ситуацией, рисовать фантастически жуткиекартины последствий — это приводит к растерянности, к панике.

Если внимательно отслеживать окружение, то маленькие изменения легкозамечаются. Эти сигналы лучше подготовят нас к большим, не исключено, что ивнезапным переменам. Он уже знал, как надо уметь приспосабливаться и, если неделать этого своевременно, то можно лишиться способности изменяться. Всетрудности и преграды всяким переменам находятся внутри нас самих. И ничего неизменится, пока сам не перестроишься.

Одним из его существенных открытий было следующее: нас везде и всегдаждет свой кусок сыра, если сумеешь переступить через порог своих сомнений истраха. Правда, чувством страха нельзя пренебрегать, оно часто спасает нас отнастоящих бед. Но неоправданная осторожность тормозит прогресс и перемены.

Раньше всякие изменения, как правило, принимались в штыки, но потомвыяснялось, что они оказались благам. Помогли найти не только свой кусок сыра,но и свое лучшее Я. Эти размышления заставили Мона вспомнить о Гоме. Читал лион его надписи на стенах? Решился ли он, наконец, на мужественный шаг — выйти вЛабиринт и начать новые поиски? Закралась в душу мысль о возвращении назад настанцию «С». Но найдет ли там Гома? И, вообще, найдет ли дорогу туда? Поговорилбы с ним по душам, посоветовал бы ему, как выкарабкаться из своего незавидногоположения. Правда, он пробовал это не раз, но безуспешно.

Гом сам должен найти свою собственную дорогу — побороть все трудности,страх и сомнения; поверить в неизбежность перемен; найти силы порвать спрошлым.

Красивым почерком на самой высокой стене станции «Н», Мон подвел итогивсем своим знаниям и умениям, приобретённым в последнее время:

НАДПИСЬ НАСТЕНЕ
· ПЕРЕСТРОЙКА НЕИЗБЕЖНА. Всегдакто-то заберет сыр.
· ПЕРЕМЕНЫ НАДО ОЖИДАТЬ. Надоготовиться, ибо сыр то заберут.
· БЫСТРЕЕ ПРИСПОСАБЛИВАТЬСЯ КИЗМЕНЕНИЯМ. Чем раньше оторвёмся от старого куска сыра, тем быстрее найдемновый.
· НАДО ВНИМАТЕЛЬНО СЛЕДИТЬ ЗАПЕРЕМЕНАМИ. Надо чаще нюхать сыр, чтобы знать, когда он начинает портиться.
· ИЗМЕНЯТЬСЯ НЕОБХОДИМО. Вперед,вслед за сыром.
· НАСЛАЖДАТЬСЯ ПЕРЕМЕНАМИ.Попробуй прелесть приключения в поисках и наслаждайся вкусом нового сыра.
· БУДЬ ГОТОВ К НОВЫМ ПЕРЕМЕНАМ ИНОВЫМ НАСЛАЖДЕНИЯМ. Потому, что сыр куда-то исчезает.

Мон понимая, каких успехов достиг по сравнению с тем, что он имел настанции «С» в последнее время. Но понимал и то, что успокоение и бездействиеможет привести к потере достигнутого моментально.

Поэтому он ежедневно активно включался во всякие работы: проверял порядокна базе, вкусовые качества сыра и быстро реагировал на каждые неполадки.Словом, делал все то, что должно было его оградить от любых неожиданностей.

На станции было много-много сыра, но он часто выходил на дальние и ещёнеизвестные ему места в Лабиринте, разведывая новые залежи сыра. Внимательноследил за всем происходящим в своём ближнем и дальнем окружении. Он пришел ктвердому убеждению, что спокойнее и безопаснее жить, зная истинное положениевещей, чем коротать жизнь в беззаботном комфорте, пользуясь благами своегобогатства.

Однажды обратил внимание на какой-то шум, исходящий извне. Не то шорох,не то шаги. Как будто что-то приближалось.

— Неужели это Гом идёт? — подумал Мон. Внимательно следил за поворотом вконце коридора в ожидании, не появится ли там кто-то.

Он ещё надеялся, что его друг внял его мольбам и советам, последовал заним и скоро они опять будут вместе. Мон торопливо написал на стене своюпоследнюю фабулу:

* * *

Майкл закончил свой рассказ, оглянулся вокруг изаметил, что его друзья улыбаются. Они поблагодарили его за интересный рассказего поучительный характер, заставляющий каждого глубоко задуматься над многимиактуальными вопросами.

Натан обратился к собеседникам:

— Как вы смотрите на то, чтобы позже собраться и обсудить всесторонне иподробно услышанное?

Все с удовольствием согласились подискутировать перед ужином об этоймаленькой сказке. После обеда собрались в вестибюле гостиницы и, добродушнодразня друг друга старыми школярскими воспоминаниями, а также вопросами, ктонашел уже свой кусок сыра или только бродит по бесконечным ходам Лабиринта,расселись за круглым столом.

Анжела весело спросила:

— Какая же роль в рассказе подходит для каждого из нас: Нюха, Бегуна,Гома или Мона.

— Я как раз об этом размышлял, — сказал Карлос. — Хорошо помню, что передтем, как начал свою коммерцию со спортивными товарами пришлось пережитьколлизию решительных перемен. Нюхом я не был, потому что не заметил вовремяизменений. Не был и Бегуном, поскольку не приступил к немедленным действиям,но, кажется, был больше похож на Гома, который оставался на спокойных,знакомых, обжитых просторах. Не хотелось предметно заниматься переменами.Правду сказать, и замечать их не желал.

Майкл, вспомнив свою старую школьную дружбу с Карлосом, спросил:

— Собственно говоря, на что ты намекаешь?

— Речь идет о внезапной смене места работы, — ответил Карлос. Майклзасмеялся:

— Неужели уволили?

— Лучше так сказать: не хотелось искать новый кусок сыра. Полагал, чтонет никаких признаков наступающих перемен и нет необходимости что-либо менять.От этого и пострадал.

Некоторые из собеседников, сохранявшие до этого молчание, вдруг сталиразговорчивее, расслабились. Среди них и Франк, военнослужащий. Он рассказал:

— Один мой друг напоминает Гома. Его отделу, где он работал, грозилаликвидация. Мелкие многочисленные симптомы говорили о скорых переменах. Но онэтого не хотел замечать. Многие его подчиненные уже давно перевелись в другиеотделы. Пытались его предупреждать и предлагали перейти в другие подразделы этойже сферы деятельности. Такое право предоставлялось любому сотруднику, которыйпроявлял достаточную гибкость в безболезненном переходе на новый стиль работы.На все это он не обращал внимания и оказался единственным, которого засталоврасплох закрытие его отдела, А сейчас с большими муками стараетсяприспособиться к тем изменениям, в наступление которых никогда не верил.

— Я тоже не верила, что со мной может такое случиться, — отозваласьДжесика, — но должна признаться: несколько раз уже крали мой сыр. Многиезасмеялись, но Натан со всей серьезностью заметил:

— Может быть, что суть как раз в неожиданных переменах. Если б моя семьясвоевременно придала бы должное значение надвигающимся изменениям и приняла бсоответствующие, меры, сегодня не было б нужды продавать с молоткамногочисленные мелкие магазины. Но, к сожалению, время было упущено. Не исключено, что дела пошли б иначе,если бы эта маленькая симпатичная история была услышана мною пораньше.

Его признание вызвало неподдельное удивление у присутствующих. Все знали,что Натан и его семейное предприятие было стабильным и должно было даватьсолидные дивиденды не только сегодня, но и в далекой перспективе.

— Что же случилось? — спросила Джесика.

— Разветвлённая система мелких магазинов начала выходить из моды, когда врегионе начали появляться большие торговые центры с невероятно большимассортиментом товаров по льготным ценам. Соревноваться с ними мы не могли.Сейчас вижу себя Гомом. Зациклились на старых методах и системе, менять которыене желали. Пытались оставить без внимания всё, что происходило в кашей отрасли.Признаюсь, в то время мы многому могли научиться от Мона.

Удачливая коммерсантов Лаура, хранившая до поры молчание иневмешательство, но внимательно следившая за развернувшейся дискуссией, заметила:

— Я сегодня тоже размышляла об этой истории с сыром. О том, каким образоммогла бы следовать примеру Мона, который нашел в себе силы признать своиошибки, высмеять свою глупость и твердолобость, а главное -трусость. И от этогоего успехи приумножились, и жизнь стала лучше. Хотела бы знать, кто из наспризнает, что боится перемен? Прошу поднять руку.

Поднялась только одна рука.

— Вижу среди нас только один честный человек, который не стесняется своейслабости, — пошутила Лаура и продолжила:

-Давайте поставим вопрос иначе. Может в такой форме больше понравится?Уверены ли вы, что напротив или рядом сидящий трусит от сознания неизбежностигрядущих перемен?

Поднялась гора рук. Компанию охватил откровенный хохот.

— Что бы это значило? — произнес кто-то.

— Упрямо отрицаем свои недостатки, — отметил Натан. Иногда сами не можемобъяснить свою боязнь, — признался Майкл. — Это мне известно. Знакомясь с этойисторией меня больше всего интересовал вопрос, что б я делал, если бы небоялся.

— Из всего этого я извлекла следующее, — продолжала Джесика, -трусостьтрусостью, а перемены обязательно наступят — нравится нам или нет. Помню,несколько лет тому назад наша фирма выпускала многотомную энциклопедию. Кое-ктопытался нас уговорить выпустить всё издание в компьютерном варианте — всего наодной пластинке СОКОМ, а её тираж продавать по значительно низшей цене. Такимобразом, во много раз увеличилось бы количество покупателей, и мы не оказалисьбы в проигрыше из-за невысоких расходов по производству пластинок. И, хотя этидоводы были убедительными, мы твердо отстаивали старые формы производства.

— Почему? — спросил Натан.

— Были уверены, что основу нашего бизнеса составляют те многочисленныеагенты по распространению, которые изо дня в день стучатся в квартиры граждан,предлагая свой товар. Для агентов высокие проценты от реализации продукции былипривлекательны, и фирма не оставалась внакладе. Такой стиль работы был заведенуже давно, и мы верили, что так будет продолжаться до бесконечности.

— Это был ваш «кусок сыра», — отметил Натан.

— Да. И мы все были многим привязаны к этому «сыру». Вспоминая тевремена, мне кажется, что «сыр» у нас не только увели, а он начал жить своейсамостоятельной жизнью и просто сам ушел от нас. Суть дела в том, что мы ничегоне меняли. А конкуренты — да. Спрос на наши товары катастрофически упал, и мыпереживали тяжелые времена. Сейчас в отрасти происходит коренная техническаяперестройка, совершенствуется технология, используются новые открытия, но у насникто не хочет этого замечать. Боюсь, что скоро и я потеряю работу.

— Лабиринт ожидает тебя! — воскликнул Карлос.

Все засмеялись. И даже Джесика. Карлос вновь обратился к ней:

— Это хорошо, что можешь смеяться над своими опасениями.

— Как раз этот момент я хотел бы отметить особо, — включился в разговорФрэнк. — Я иногда склонен придавать излишне большое значение своей персоне.Поэтому мне очень запомнилось, как изменился Мои; его действия, стремления истарания после того, когда он научился смеяться над своими неудачами.

— Как вы думаете, изменился ли Гом и начал ли он новые поиски? -спросилаАнжела.

По-моему, да, — сказала Элайн.

— А, по-моему, нет, — оспорила это утверждение Кори, по специальностиврач. — Многие никогда не меняются, и, как правило, остаются внакладе. Напримере многих моих пациентов я смогла убедиться в этом. Проявляется это у тех,которые почему-то уверены в своем исключительном нраве на владение сыром. Икогда этот кусок «уплывает» от них, считают себя жертвами, обвиняя других всвоих невзгодах. Еще больше страдают те, которые не в состоянии порвать состарым сыром и идти вперед к новому.

— Думаю, что в этом вопросе важно знать, с чем надо порвать и куданаправляться? — тихо, как будто только для себя, молвил Натан. На несколькосекунд воцарилось молчание. Потом Натан продолжил:

— Сознаюсь, видел и понимал происходящие перемены во многих регионах, авсе-таки надеялся, что нас это не коснется. Думаю, было бы лучше самиминициировать перемены, пока ещё есть возможность. Это продуктивнее, чемвынужденно реагировать на изменения и подлаживаться. Свой сыр надо находитьсамостоятельно.

— Как это понимать? — удивился Фрэнк.

— Не дает мне покоя мысль о том, что бы было, если бы продали все старыеторговые точки и за вырученную сумму за недвижимость построили супермаркет,способный выстоять при любой конкуренции, — ответил Натан.

— Не исключено, что Мон на это намекал, когда написал на стене — «Идивслед за сыром и наслаждайся перестройкой», — сказала Лаура.

— Однако некоторые вещи не должны меняться, — отметил Фрэнк. -Например, япридерживаюсь мнения о необходимости считаться с определенным порядком вечныхценностей. Хотя, признаюсь, это не мешает мне верить в то, что лучше раньшеначать преследование сыра, чем позже.

— Нам рассказали красивую историю — отозвался Ричард, вечно сомневающийсяво всем, — но ты, Майкл, как воспользовался у себя на фирме опытом нашихмаленьких героев?

Присутствующие ещё не знали, что Ричард в последнее время тоже пережилзначительные перемены в своей семейной жизни и стоял перед дилеммой совмещенияпродвижения по работе, которое требовало немало сип и энергии, с воспитаниемсвоего подрастающего чада после развода с женой.

— Знаешь, я полагал, что в мои обязанности входят только разрешениеежедневно возникающих проблем, — ответил Майкл, — которыми, веришь или нет, занималсядвадцать четыре часа в сутки. Крутился, как белка в колесе. От этой бесполезнойсуматохи страдало и моё окружение. Но, проштудировав эту, случайно попавшую вмои руки книжечку, осознав перерождение Мона и его стремительные действия,понял, что стою перед задачей создать такой правдоподобный образ большого кускасыра перед собой и своими сотрудниками, стремление к которому стимулировало бработу всего коллектива и однозначно решало б совместную задачу по реализацииперемен с последующим использованием их результатов.

— Это интересно, — не очень уверенно пробормотала Анжела.

— Меня захватывает момент в рассказе, когда Мон, переборов свою боязнь,создал себе ясную картину: когда-нибудь в недалеком будущем он непременнонайдет свой новый большой кусок сыра. Он поверил в это, освободился от старыхтягот, почувствовал себя вольнее, свежее и нашел в себе сипы продолжать поиски,несмотря на большие трудности, несмотря на усталость, физическую и моральную. Иего старания были вознаграждены -он нашел свой сыр.

Ричард, который до сих пор сидел с нахмуренными бровями и не вмешивался вразговор, вдруг разоткровенничался:

— Моя директриса как-то намекала в достаточно настойчивой форме, онекоторых необходимых изменениях в работе фирмы. Я сделал вид, что это касаетсядругих. Хотя потом дошло: она имела в виду меня и мой стиль работы. Не совру,если скажу, что никогда не представляя себе суть «нового сыра», к достижениюкоторого она пыталась нас понукать. Не прогнозиро­вал, какую пользу из этогоможно извлечь. Не отрицаю, мне очень нравиться ясно представлять наслаждениеновым куском сыра. Это уменьшает чувство боязни и настраивает человека наперемены, — и продолжал, — Не исключено, что многим из сказанного я мог бы идома воспользоваться. Дети мои живут по старым, давно установленнымитрадициями, не представляя себе, что могут быть какие-нибудь изменения. Большетого, серьезно злятся при незначительных неувязках, боятся перемен и того, чтоих ждёт в будущем. Может быть, я виноват, что не создал в их представлении неизбежностиизменений и видения прекрасной перспективы «нового сыра».

Наступила тишина. Все подумали о своих семьях,

— Большинство из этой истории свои выводы связали со своей работой,-прервала молчание Элайн. — Но я сразу подумала о семье. Моя сегодняшняя жизньпроходит как в яйце — это кусок старого сыра, на котором то тут, то тампоявляются пятна плесени.

Кори с сочувствием улыбнулась:

— У меня аналогичное положение. Предвижу, что скоро придётся порватьстарую связь, которая трещит по всем швам. Анжела смотрела на это по-другому:

— А «старый сыр», может быть, это только старые, уже отжившие своеотношения, через которые надо переступить и освободиться от них как отбалласта, который ведёт к неудовлетворенности личных взаимоотношений и мешаетустановлению чуткого, внимательного, безупречного поведения в семье заниматьсяэтим видом спорта и сейчас живет припеваючи в Колорадо. Если бы в свое время зачашечкой чая услышали бы эту историю, от многих переживаний была бы огражденанаша семья.

— Приеду домой и первым делом расскажу эту сказку своим детям, -обещалаДжесика, — и спрошу их: кто я — Нюх, Бегун, Гом или Мон? Ну и, естественно, чтодумают, кто они? Открыто поговорим о том, что значит для нас старый сыр и чтобы сулил новый?

— Неплохая идея, — согласился Ричард.

— Даю себе зарок, — сказал Фрэнк, — что впредь буду вести себя как Мон,займусь поисками сыра и буду наслаждаться им. Расскажу это своим друзьям,которым не очень нравится мысль уйти на гражданку из-за перемен в образе жизнии связанных с этим неудобств. Может получиться интересный разговор.

— Приблизительно так спасали свою фирму от больших потрясений и мы, -сказал Майкл. — Много спорили о том, какую пользу можем извлечь из уроковпревратностей поиска сыра в интересах улучшения своих дел. Это было нетрудно,поскольку язык изложения истории прост и развлекателен. Обсуждения былиделовыми и конкретными, отличались легкостью и непосредственностью, что оченьпомогло избрать оптимальные варианты в условиях будущих перемен. Такая формавосприятия и решения очередных проблем во многом помогла фирме оставатьсястабильной и конкурентно-способной.

— Как это получилось? — заинтересовался Натан.

— С каждым днем многие сотрудники начали замечать снижение своего влиянияна происходящие события. Понятно, что боялись, как повлияет на них перестройкасверху. Естественно, что оказывали сопротивление. Значит, перемены,инспирированные сверху, не всегда приемлемы. Но в это время мы ещё не былизнакомы с историей о сыре.

— Как? — удивился Карлос.

— Дело в том, что к тому времени, когда начали заниматься переменами, нашбизнес пострадал настолько, что пришлось уволить много работников к среди нихнесколько наших хороших друзей. Это порядком потрепало нам нервы. Но нужносказать, что каждый ушедший или оставшийся на прежней работе заявлял, чтоистория с сыром им всегда помогала шире и осмысленнее оценивать ситуацию ибезболезненно преодолевать трудности перемен. Часто вспоминали, что когдавстречались, казалось бы, с непреодолимыми преградами или безвыходнымиситуациями, воспоминания о сказке им очень помогали.

— В чем заключалась помощь? — спросила Анжела.

— Когда им удалось сбросить с себя оковы трусости, для них самым большимоткрытием оказалась твердая убежденность в том, что сыр существует и ждётсвоего открывателя, — сказал Майкл и продолжал:

-Даже от мысленного представления воображаемого будущего куска сыра оничувствовали себя спокойнее и увереннее. Многим из них удалось занять лучшиепозиции, чем они имели на прежних должностях.

— А что случилось с теми, которые оставались в сфере деятельности на тойже работе? — настаивала Лаура.

— Не жаловались ни друг другу; ни кому-нибудь из посторонних, не взывалик господу Богу, а решили для себя: «Украли наш кусок сыра? — Ничего — найдемдругой». Действуя под этим девизом, они сохранили для себя много драгоценноговремени и оградились от обычных в такой ситуации нервных стрессов. Всепротивники перемен вскоре начали замечать все преимущества происходящего и тутже со всеми своими знаниями и умениями окунулись в работу, которая повелась вновом направлении.

— Чем можешь объяснить это? — спросила Кори.

— В каждом коллективе господствует та или иная атмосфера средисотрудников. Она зависит от многих, не всегда предвиденных факторов. Как выдумаете, какую реакцию вызывает заявление руководства о предстоящих переменах?Большинство это решение принимает или хорошо, или плохо.

— Плохо? Почему? — рискнул спросить Фрэнк.

— Да, да, — согласился Майкл. — Но почему? Да потому, что многие желают,чтобы все оставалось по-старому. Они боятся, что изменения принесут однихлопоты. Если кто-то из глашатаев, а такие всегда есть в любом коллективе,скажет, что это плохо, остальные вторят тоже самое. В глубине души они могутдумать иначе, но чтобы не оказаться белыми воронами — соглашаются.

— Такое косвенное давление на сотрудников в любой среде является очагомпротивления изменениям.

-В семье происходит то же самое между детьми и родителями, -добавилаБэкки.

— Ну и что случилось, когда узнали об истории с куском сыра?

— Всё изменилось, — сказал Майкл. — Правда, совру, если скажу, что этопроизошло мгновенно. Но все изменились, потому что никто не хотел оказатьсяГомом.

Над этим все заулыбались. Даже Натан, который признался:

— Очень правильно замечено. В моей семье никто не хотел бы быть Гомом.Скорее все изменятся в корне со всеми вытекающими отсюда последствиями. Жаль,что эта история не была нам рассказана на прошлогодней встрече. Она принесла бынам пользу ещё раньше.

— Когда мы убедились, — продолжал Майкл, — что операция с этой маленькойкнижечкой принесла нам ощутимую пользу, поделились этой идеей со своимикомпаньонами, которые, а это мы замечали, нуждались в немедленных переменах.Дали им понять, что б для них значил новый сыр, то есть новый партнер, другойстиль ведения дел с заманчивыми перспективами и коммерческими успехами.

У Джесики голова шла кругом от множества различных мнений и высказываний.Вспомнила, что завтра с утра у нее множество встреч со своими клиентами.Посмотрела на часы и встала:

— Настало время бросить эту сырбазу и начать поиски своего нового кускасыра.

Компания с пониманием восприняла этот намек и начала собираться. Многие судовольствием продолжали бы прения, но надо было расходиться. На прощанье отчистого сердца поблагодарили Майкла за умную и содержательную историю, которыйна это ответил:

— Очень доволен, что смог стать полезным для своих друзей, и, надеюсь, увас тоже будет много возможностей поделиться этим рассказом с другими.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
remove adware from browser