info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Книга для тех, кому нравится жить или психология личностного роста

Автор: КОЗЛОВ Н.

Любимому читателю посвящается
ВТОРОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

1
Когда в серии «Мастера психологии»(издательство «Питер») я издал «Формулу личности»,безмерно уважаемое издательство «АСТ-ПРЕСС» устроило мнескандал: «Измена! Наш любимый автор продался чужим!» Ничегоя не продался, а вот поговорить с коллегами-психологами —действительно, желание было.
• Вы знаете, моиколлеги-психологи — люди такие интересные! Они читают книгитолько под серьезными обложками, с важными словами и чтобы серия быласолидной. Вот я и оделся прилично и издался в «Мастерах».
Однако за толстую обложку приходитсяплатить: народу дополнительными деньгами, автору — правиламихорошего моветона, подбором только вежливых (то есть не вполне живых)оборотов и обстоятельностью упорядоченного изложения,детерминированного интенциями научно ориентированной аудитории,референтной к культурным универсалиям и имплицитно требующейадекватной как манифестации, так и репрезентации антропологическогоконтекста в рамках динамических соционормативных структур.
• М-да.
Так вот, книга возвращается внародно-популярные издания, к самому широкому читателю, ограниченномутолько глубоким интересом к психологии.
Я не стал книгу переделывать совсем ужрадикально. Что сделал? Освободил текст от методологии и методик,по-настоящему важных только профессионалам, написал две (большие)новые главы: «Любовь и дружба навсегда» и «Мелочижизни», ну и переписал «По дороге к Солнечному дому».По-моему, так получилось лучше.
Да, еще: эту книгу я писал всодружестве с Тимуром Гагиным.
2
Тимур Владимирович Гагин вполне достоинтого, чтобы я представил его нашим читателям: человек исключительнойпорядочности, психолог от Бога и классно пишет. Сделал себе Синтон вУфе, ведет кучу групп, всегда где-нибудь учится, тут же обучаетпсихологов, пишет великолепные методические разработки, взваливает насебя все, что только можно взвалить, то есть такой же трудоголик, каки я. Вообще же он гораздо лучше меня: я порывистый и увлекающийся, аон спокойный и рассудительный; мне бывает не до людей, а он предельнотактичен, заботлив и внимателен.
Он до белого каления вас своейвежливостью доведет, спрашивая по любой мелочи, не потревожит ли онвас и будет ли вам это удобно?!
Он вообще такой правильный, что егоукусить хочется. Впрочем, бывает ехиден, но не зло, а поссориться сним, похоже, вообще невозможно. Не буду скрывать, я с ним судовольствием дружу.
К сожалению, к работе над книгой онподключился в последний момент и успел сделать гораздо меньше, чеммог бы. Где-то его мысли и иллюстрации вписаны в основной текст, ночаще вставки Тимура и его комментарии вклиниваются, выделенные так:
О Тимур
Далее идет текст Тимура, например егоехидные комментарии.
O
Однако скоро Тимур напишет свою толстуюкнигу, у нее уже название есть: «Работа психолога: как этоделается». Так вот, там буду вклиниваться в его текст я, вот мыи будем квиты.
О Тимур
Ох и Ах, или Что я делаю в этой книге
Откуда я взялся в этой книге?Изначально я был нормальным читателем Н.И., а не соавтором. Я читалпервую книгу, «Как относиться к себе и людям», и радовался,насколько она ясна и едва ли не бесспорна. Читая вторую книгу,»Философские сказки», я был доволен тоже, потому что оназатронула размышления и вопросы, которые были и остаются для менявесьма интересными. «Сказки» предложили уже небесспорную,но часто неожиданную и глубокую точку зрения на то, что лежало воснове веселого подначивания первой книги. И чем на большей глубинеобнаруживались в «Сказках» отличия,
• если обнаруживались,
тем более дорогим собеседником для менястановилась книга, не позволяя просто пробросить случайный ответ,требуя четкости и ясности мысли.
• Потому что чем большеругаешься, тем ярче обычно обнаруживается бессилие возразить.
Третья книга, «Истинная правда»,читалась тоже с удовольствием, но больше потому, что ее вопросы я ужене только успел к этому времени найти сам, но и более или менее четкосформулировать свои ответы. И было приятно, что ответы эти во многомс ответами Н.И. совпадали — без предварительного согласования.
• Правда, признаюсь честно,были тогда, во время первого прочтения, и такие темы, которые меня неочень интересовали, которые интересны стали уже потом.
А вот «Формула личности» быладля меня трудна. Быть может, потому, что ее душа, ее внутренняя сутьоказалась близка чему-то недавнему во мне, чему-то такому, что ещетолько искало свои даже не ответы, а нужные вопросы. И поэтому с«Формулой» я разговаривал подолгу, читая и перечитывая,споря и соглашаясь, уточняя и разыскивая те намеки на будущее, докоторых не доросла еще и сама книга.
• Ведь читатель со стажем давноуже понял: у книг Козлова души разные. Они разные постольку,поскольку разное тревожит собственную душу Николая Ивановича в моментнаписания. Первая книга яркая и жизнерадостная, вторая по-взрослее ипораздумчивее, третья одновременно деловая и неторопливая, четвертая…очень разная эта четвертая. Недаром из нее по сути получилась пятая,которую вы и держите в руках.
Кто подстелит соломки?
Итак, я был читателем. И читателем ябыл иногда озабоченным. Почему? Потому что в книгах Н.И. мало техникибезопасности. Он почему-то очень часто полагает, что сами собойразумеются и его мысленные оговорки, и ироничные над собой усмешки походу написания, и внутренние раздумья, и душевные противоречия.
• Они есть, и в тексте, еслиприсматриваться, видны. Но — если присматриваться. А читаюткниги Козлова обычно взахлеб.
А еще Николай Иванович обладаетуникальным даром прорезаться в основную суть, не слишком заботясь одипломатии и нежных чувствах.
• Что иногда читателя пугает иотвращает от самой сути.
Вот тут мы и подходим к первому ответуна вопрос «зачем я здесь»: для этой самой техникибезопасности. Помните, был такой мультик про Оха и Аха — двухмолодых людей, чье мировоззрение очень хорошо укладывалось вмеждометия «Ох!» и «Ах!»? Первый практически неотключался от бодрого «Ах, как здорово!» и вообще былэнергичным деятелем. Второй всюду подозревал неладное и принималсястонать.
В каком-то смысле я буду в этой книге вроли Оха.
• Поскольку Н.И. конечно же Ах.
Мое дело подчеркивать то, что хотя быможет показаться небесспорным, и свои мысли на эту тему в текствплетать, чтобы стиль рассуждений Н.И. читатель не торопилсяпримерять на себя и свою жизнь прямо в лоб, стараясь влезть в кожуавтора.
• То есть все-таки в кожучужую.
И хотя этот Ох далеко не всегда близокмне душевно, но пусть он в книге будет. Так и читать интереснее. Этароль первая. А есть и вторая.
Слишком умный психолог
Козлов мыслит быстро, логично и остро.Гораздо быстрее и острее многих, кого я встречал. Поэтому в словеснойсхватке он побеждает, легко перехватывая основные моменты:определения (что понимать под словами-названиями) и интерпретации(какой из возможных выводов оценить как лучший или единственный). Всеэто происходит молниеносно, и слушатель обычно не успевает понять,где всего лишь возможное становится уже единственно верным. Поэтому,потрясенный, соглашается: «И как я раньше не догадался?!»
• Добавьте к этому хотя быминимальное желание понравиться Николаю Ивановичу. А это желание ячасто наблюдаю.
А если еще учесть, что Козлов оченьчасто бывает удручающе прав, то результаты очевидны: люди,занимающиеся у него в Синтоне, быстро привыкают: с Козловым споритьне надо. Козлова надо слушать. И слушаться…
• Даже тогда, когда он учит,что надо учиться думать самому и думать наилучшим образом.
И тогда главный вопрос: как к этомуотноситься? Как относиться к тому, что Козлов (или другой сильныйпсихолог) может легко опрокинуть систему верований человека, чтослишком умный психолог может становиться (и становится!) на местоПапы, Мамы и Универсального Справочника Бытия?
• Подмена собою ВысшихАвторитетов как метод работы психолога… —любопытно!
Что получается в итоге? Психологоказывается у источника, откуда человек черпает свои верования.Психолог оказывается сам источником новых верований. А если учесть,что в данном случае психолог — продвинутый и достаточнорадикальный человек, изменивший по крайней мере в своей жизни оченьмногое, то в душе человека появляется живой источник весьмарадикальных верований. Душа стимулируется к радикальному развитию.Простите, а она к этому готова? А кто вообще к этому готов?
• Когда в хорошо отлаженнуюсистему входит нечто существенно новое, технари говорят о возмущающемфакторе. Когда дело касается просто жизни, нормальные люди тут простовозмущаются.
Действительно, хорошо или плохо, ночеловек жил по-своему. И если новые убеждения-верования органичновстроятся в его жизнь и душу, то можно только радоваться: жизнь этогочеловека окажется богаче, интереснее и добрее. Но если душа к новым,радикальным изменениям не готова, тогда комплекс прежних, пусть несамых умных и не всегда добрых, но привычных, естественных, аглавное, сильных убеждений схлестнется нием новым. Начнется —война!
• Все ли понимают, что такое —война?..
В войне может победить новое убеждение,постепенно подчиняя и переделывая соседей. Хорошо это? Может быть, ихорошо, если мы готовы платить длительными и изнуряющими боевымидействиями. А еще — изменениями в личности, которые, чем онирадикальнее, тем сильнее скажутся на отношениях с окружающими и —особенно — родными и близкими. Скажутся не всегда в лучшуюсторону, ведь у близких тоже есть убеждения.
• Если ваш сын вдруг началвовсю отвергать дорогие вам ценности, называя их глупыми, инастаивать на других ценностях, подцепленных у кого-то постороннего,то… ваша реакция?
В войне нового со старым могут победитьи старые убеждения: во-первых, их больше, они на своем месте, аво-вторых, прежние («нормальные») убеждения обычноподдерживаются теми самыми родными и близкими. Плюс —большинством окружающих. Так или иначе, но тогда у человека другойстресс: из его души вышвыривают нечто важное, авторитетное и новое, счем он сам так радостно соглашался. Приходится либо срочно начинатьсчитать дураком себя и снижать самооценку, либо — записать вдураки Козлова: «Как я в нем ошибался!»
• А значит, потерять, радисамоуважения и последовательности, многое из того светлого и умного,что с Козловым и с Синтоном связано.
И именно поэтому радикализм и экспансияв работе Козлова мне представляются лишними. Он работает слишкомсильно, чтобы работать эффективно. Мне ближе ситуация, когда человекполучает не жесткую конструкцию извне (приживется — неприживается), а обилие полезной информации (и стимулы длясамостоятельного ее поиска). Это с высокой долей вероятности мягко ипостепенно поменяет целое поле собственных и родных человекуубеждений. И тогда умное и доброе убеждение будет уже своим,исконным. Воевать не придется.
• Хотя провоцироватьмелкие стычки можно: чтобы развалились те глупости, которыеразвалиться уже готовы и которым нужен лишь толчок.
Вот такое-то отношение читателя к идеямН.И., отношение как к очень полезной информации для самостоятельногоразмышления, я и хочу поддержать. И собираюсь притормаживать время отвремени стремительный бег козловской мысли: то своими вопросами, торассуждениями давая возможность читателю обратить внимание нанебольшие нюансы только что прочитанного.
• Ох…
Наконец, есть и третья роль. В этойроли читатель меня узнает не всегда, да это и не важно. Суть в том,что свои мысли по многим темам книги есть и у меня, и поэтому я их, сдоброго согласия Николая Ивановича, могу предложить вам дляразмышления тоже. Они просто разбросаны в тексте, и их совершенно необязательно из других выделять. Потому что, как бы я ни старался бытьосторожным человеком по имени Ох или придирчивым сторонникомвсеобщего права на собственные мысли, сам я с Н.И. мыслю очень иочень сходно, делая подчас разницу лишь в тонкостях расстановкиакцентов.
• Может быть, потому, что живуочень похоже.
O
ПЕРВОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

1
— По глазам собравшихсячитаю я многочисленные вопросы относительно себя. Готов ответить!Неутоленное любопытство страшнее голода.
— Ах, граф, как выдобры! — воскликнул Федяшев.
Эпиграф без подписи1
Когда я приехал на встречу с читателямив г. Волгоград, в городе в первую очередь меня встречалиплакаты-растяжки через дорогу: «Н.И. Козлов — ведущийпсихолог России». Думаю, что для адекватного восприятия такихявлений нужно изрядное количество юмора.
• С другой стороны, ну ичто? Вот рядом с моим домом висит плакат, предлагающий купить гараж,с текстом: «А у вас, Козлов, есть гараж?» Кто знает анекдот— улыбнется. И все.
Конечно, моя известность нескольконадута. Я знаю десятки практикующих психологов — великолепныхмастеров, работающих ничуть не менее профессионально, и при этомглубоких теоретиков. Но, к сожалению, они не пишут, и ровно поэтомународ их не знает.
• Жаль, что они не пишут, ижаль, что народ их не знает.
Великое дело большие тиражи! Попал втираж, вошел в обойму известных — тебя уже раскручивают дальшепросто по законам торговли. А в результате, как мне сообщили, нашипервокурсники педагогических вузов знают трех главных психологов: дляних это Фрейд, Юнг и Козлов.
• Правда, иногда упоминаласьдругая троица: Кашпировский, Лазарев, Козлов.
Козлов уверенно входит в народныйфольклор. Например, на всемосковской толкучке, в газете бесплатныхобъявлений «Из рук в руки» в рубрике «Знакомства»,вместе со всем понятной формулой «без в/п» (если вы незнаете: «без вредных привычек») нередко встречается и»Солнышко по Козлову».
• И всем все понятно.
Надеюсь тем не менее, что к моимзаслугам относится не только способность писать книги: хотя быпотому, что за письменным столом я скорее записывал, нежели писал.Записывал то, что рождалось в процессе моей пятнадцатилетней (и, кактеперь я могу, оглядываясь назад, оценить, достаточно успешной)практической работы.
• Причем рождалось изаписывалось из года в год по-разному, и хлесткая и яркая мысль изодного момента жизни не всегда на бумаге уживалась с соседкой измомента другого, но мирить их — это тоже игра. И играть в этуигру весьма приятно. Особенно вместе с читателем. Да, Читатель?
2
Как-то у Раневской спросили,как прошел спектакль. Она ответила, что ужасно.
— Почему?
— Зритель былнеталантливый.
Надеюсь, моя книга вампонравится
Про что эта книга?
Тематика осталась прежней —личная жизнь: жизнь душевная, по необходимости телесная и повозможности духовная; взаимоотношения с близкими и теми, которые кудаподальше, а также что при всем этом делают и могут делать психологи.Да, об этом я писал и раньше, теперь пишу то, как я это вижу сегодня.Я понимаю, что многим эта тематика — личная жизнь, особенно вдушевном варианте — кажется слишком узкой, но пока менябеспокоит только то, что для меня она слишком широка.
• Как жизнь.
Как обычно, меня допекали просьбамиподробнее раскрыть следующие, более интересующие современногочеловека темы, например: — как зарабатывать деньги,
• ну, имеется в виду —большие деньги
— как разбираться в людях,
• чтобы тебя не кинули,например. Или чтобы понять: это выгодный жених или не очень? Будут унего деньги или нет?
— и как добиваться успеха.
• В чем успеха — вопросне стоит. Ну уж не в том, конечно, чтобы жизнь твоя смыслприобретала: имеется в виду успех в приобретении места в жизни. Нуденег, короче.
Отвечаю: возможно, я уже котороедесятилетие чего-то существенно не понимаю, но я никогда не знал и незнаю отдельной отрасли жизни под названием «добыча бабок».Я знаю, что, если ты начинаешь жить как следует, у тебя появляетсявсе: и друзья, и любовь, и деньги. По моему ощущению, мой подход кжизни предельно коммерциализирован, я бизнесмен всегда и во всем, япросчитываю эффективность вложений и при заключении договора наследующую книгу, и когда даю согласие (или, чаще, не даю согласия)прийти вечером на чай поболтать с друзьями, и когда, забыв обо всем,люблю ту женщину, которую не любить мне невозможно.
• В последнем случае нормаприбыли зашкаливает по любым показателям.
3
Писа ть надожрабельно!
Слушаюсь!
Зная, насколько увлекающиеся иразбросанные люди психологи, многие темы я пытался аккуратносистематизировать, разложив материал по полочкам и табличкам. Сдругой стороны, мне было приятно доставить радость и тем, кто любиткупаться в звуках, красках и образах великого и могучего. Словесный,интонационный и звуковой строй нашей речи — это то, что держитмелодию жизни, привносит в душу свет и легкость — или тяжесть инапряжение. Именно поэтому использование живого, человеческого,разговорного языка является одним из методов моей психологическойработы: естественно, если я хочу из забитого тоталитарной мамой иавторитарным образованием скованного невротика
все прилагательные здесь можно безпотери смысла поменять местами
воспитать полноценного и чувствующеговкус жизни человека, я обязан говорить с ним не на научном воляпюке,а на языке живом и разном: языке прозрачной поэзии и грохочущихтрамваев, голых раздевалок и тихой нежности прощания.
• Поэтому тот, кто проглатываетмои книги, пропускает самое важное — их вкус. Целое книгисоткано из маленьких лоскутков, составлено из сотен лакомых кусочков.А, как пишет Борис Агапов, «маленький кусочек жрать невозможно.Его можно или не заметить, или положить на язык и почувствовать еговкус».
Чувствующий вкус жизни человек
Эта книга продолжает жанрнаучно-художественной литературы (НХЛ: «Шай-бу! Шай-бу!»),в котором я иду по стопам безмерно уважаемого мною В.Л. Леви. Приятноотметить, что к нашей компании присоединяются уже многие, формируетсяцелая традиция, где общим является свободный, на дыхании построенныйстиль, внимание к поэтике речи
• и даже оформление.
Надеюсь, что эта книга начнет еще однутрадицию, а именно использование умных картинок. Это некартинки-иллюстрации, обычно вставляемые для оживляжа сухого текста,не таблицы и не логико-концептуальные схемы. У меня образное (в томчисле) мышление, и я попробовал непосредственно зарисовать то, что явижу внутренним взором, когда рассказываю о чьей-то жизни или когдастрою свое собственное поведение и свою жизнь. Как у любого строителявсегда есть план будущего дома, так и за любым моим действием всегдаприсутствует такой же, то есть достаточно четкий, план.
• И меня совершенно ненапрягает, когда я вижу рисунок предстоящего поцелуя или прочерчиваюинтригу планируемого скандала: был бы рисунок красив и скандалпродуктивен.
С одинаковой долей истины можно сказатьи то, что я живу расслабленно-интуитивно, и то, что мое поведениевсегда контролируется жесткими внутренними схемами и правилами;просто в деловой беседе стратегия и схема одна, в жесткойконфронтации композиция другая, а в потоке нежности структура мелодиитретья — но такая же видимая для меня и состоящая из вполнеизвестных мне элементов, кубиков, которыми я играю.
И создаю: в деловой беседе выигрышнам, в конфронтации — проигрыш им, в потоке нежности —полет и растворение.
Так вот, то, что можно передать безтеплоты касания, без рисунка жеста, без музыки интонации иприглашения взгляда, передать только оживающими словами и образнымпредставлением через умные картинки, — это я и постаралсяв своей книге передать. Совершенно не буду возражать, если вы,уважаемые коллеги-психологи, будете использовать приведенныеграфические схемы — умные картинки — в своих занятиях.
Собственно, что многие давно уже сбольшой радостью и делают.
О Тимур
Ох, боюсь я четких схем и картинок…Дело в том, что слишком часто я встречаю людей, для которых схема ивозможность ей соответствовать вызывают большую внутреннюю радость:мир наконец-то стал предсказуем и понятен, уже можно не думать, атолько пользоваться правилом и управлять людьми, собой и миром.
Тут схема чем лучше, тем хужеоказываются последствия: умнее схема — реже думает такойчеловек.
Кроме того, чем красивее схемка иубедительнее Правило, тем чаще люди начинают требовать от жизнисоответствия этой схеме. Ведь Правило Правильное? Правильное. Значит,все, кто нас окружает, ему обязаны соответствовать. А если нет, то уменя есть — Права. Правда, приятно?
Причем, пользуясь правильнойсхемой, он всегда оказывается хорошим, а плохим — не он. Плохимоказывается тот, кто «не по Козлову».
Поэтому предлагаю договориться.
Когда авторитетом психолога и писателяКозлова, его понятной схемкой (не только рисованной, текст тоже можетбыть схемой-приближением) кто-то начнет утверждать свои требованиялюдям и жизни, давайте еще раз вспомним: книга, которую вы читаете, —не про это. Эта книга не про то, как надо, и не про то, какправильно. Все яркое и убедительное, что в ней есть, — НЕправило. Вы не найдете здесь правильных ответов. Но! Зато в схемах,иллюстрациях и хлестких, остроумных утверждениях, очень похожих намир, который бывает вокруг нас с вами, вы обязательно найдетеправильные вопросы . Правильные в том смысле, что вопросытакие в нашей жизни пусть будут заданы. А еще лучше спровоцированы.Что эта книга и делает.
• Правда, и здесь можетнайтись человек, который радостно найдет правило в задавании именноправильных вопросов, то есть таких, которые он встретит в этой илидругих «правильных» книгах, но тут уж… мы сделали,что могли.
Ох!
O
В тексте книги часто будет упоминаться»Солнечный дом». Что это за архитектура? Сожалею, ноподробный рассказ об этом вы найдете только в конце книги. Потому чтопока не разберешься, что такое Синтон, нельзя ничего понять оСолнечном доме, но без упоминания о Солнечном доме не расскажешь оСинтоне.
• Вот так хитро и читайте.
Моя хозяйка, Жизнь, все то время, покая писал эту книгу, щедро дарила мне людей, которые подкидывали мнедивно сочные образы и вкусные мысли. Как настоящий жадина, я все ихподбирал и с удовольствием лепил из них свой текст. К сожалению,полный список моих соавторов привести я затрудняюсь, тем болеепамятуя классическое изречение:
Все, что сказано хорошо, —мое, кем бы оно ни было сказано.
Кажется, это говорил Сенека, но в меняэто вошло настолько давно, что стало и моим тоже.
Обнимаю всех, кто меня любит, иприглашаю к веселому делу антиципации единиц значения вконтаминантном потоке авторского тезауруса, ведущего к порождениюадекватного динамического гештальта в едином парадигматическом полеи, в конечном итоге, к трансиндивидуальному семантическомуконсонансу.
— Я не есть этомочь! — в отчаянии закричала Лоренца. — Мояголова …ничт… не мочь это запимоинайт…
— Может! —спокойно сказал Калиостро. — Голова все может…
— Особенно еслиэто голова великого магистра, — добавил Жакоб.
Поехали!
УМНЫЕ КАРТИНКИ

Любовь и дружба навсегда…
— Помоги мне,Лоренца! — страстно заговорил Калиостро. — Я напороге величайшего открытия. Все лучшие умы мира вычерчивали формулулюбви, и никому она не давалась. И только мне, кажется, суждено еепостичь… — Он достал бумагу, испещренную какими-тознаками и цифрами. — Смотри! Здесь все учтено…Знакомство… Тайное влечение… Ревность… Отчаяние…Все это подлежит моделированию. И если в конце вспыхивает огоньчувств, то, значит, не Бог его зажег, а человек. И стало быть, мыравны.
— Вот ты с кемсоревнуешься, — покачала головой Лоренца.
Странные беседы
Чем дальше в лес, тем своярубашка ближе к телу…
Очень, очень странно.
Действие происходит на занятиях вСинтоне.
— Кого средиприсутствующих ты хотела бы видеть своим другом — и почему?
— Моя подруга —Женька. Она классная.
• Ты моя прелесть! «Классная»,»хорошая», «приятная», «замечательная»и пр. — слова пустые. Почему она для тебя классная? Чемона для тебя хорошая? В связи с чем — замечательная?
— Поподробнее,пожалуйста!
— Она очень интересныйчеловек.
— Да, верно. И что ты сэтим делаешь? Зачем тебе это нужно? Она для тебя Игрушка, которой тыразвлекаешься? Или Страна, которую ты открываешь, ожидая найти тамчто? Для чего?
• Серьезная задумчивость,иногда надолго….
В таких разборках на занятиях в Синтонелюди учатся понимать себя и — думать. Душа сразу выбирает, когоона хочет, но понять, почему и зачем душа выбирает себеименно этого человека, кого она себе выбирает, —куда как более трудно. Какая конкретно особенность, какая функциячеловека как Друга оказалась для тебя ключевой?
Друг для тебя —человек, с которым можно поделиться; опора, на которую можноопереться, источник тепла, где всегда тепло и уютно? Или юла, отнеуемного жужжания которой тебе самому хочется крутиться? Может быть,хочется все это вместе, но что для тебя важно в первую очередь?
О Тимур
Я не уверен, что существование Другавсегда отвечает какой-то реальной функции или настоящей потребности.Например, есть вариант, что верование «В жизни должен быть Друг»для человека точно такая же тупая директива, как «Порядочнаядевушка должна хоть раз побывать замужем» или «Тебе нужендиплом». А если ты человек добросовестный, то ты будешь еще иусердно «работать дружбу», чтобы чистосердечно отметиться вдокладе перед собой: «У меня друг — есть, и я, как иполагается, с ним дружу!»
Человеку важносоответствовать — вот он и соответствует.
Понятно, что в таком случае годитсялюбой Друг — лишь бы не создавал проблем и не обременял особо.И тогда лучший муж — слепоглухонемой капитан дальнего плаванья.
А что? Удобно и романтично!
Н.И.: Верно, Тимур, если друготвечает функции «просто чтобы было», то мы под эту функциюи будем подбирать такого, чтобы «не создавал проблем и необременял особо». Нормальное техническое задание.
O
Итак, уважаемый синтоновский народ, чтовас привлекает в ваших друзьях? Начинаем беседу.
Виктор: В Мите, как в друге, меняпривлекает надежность.
— А чем это хорошо,почему тебе это нужно?
— Надежный человек можетпомочь в трудную минуту, это своего рода страховка.
— То есть ты знаешь, чтотвоя дорога вся в ямах, одному там лучше не ходить, а вдвоем можно:упадешь — тебя вытащат. И ты в свою очередь вытащишь, так?
— Да, я думаю, я емустраховка тоже.
• Все понятно.
Маня: Селя дорог мне тем, что к немуможно прийти в любом настроении и он никогда не будет раздражен, нескажет ничего такого, с ним тепло и уютно, как со своим.
— Ага, вот есть некийдикий остров, где все говорят на тарабарском языке, и надо постояннонапрягаться, чтобы с ними договориться, а в этой пещере живет человекродной, с которым можно говорить легко и свободно, так?
— Так.
— Хорошо, а вот у Виккиты выделила самостоятельность. Что тебе в этом за радость?
— Ну, она вся такаябодрая, взъерепененная, я хотела бы этому научиться.
— То есть Викки —этакая хулиганка по жизни, а тебе этого не хватает. И ты полагаешь,что Викки могла бы тебе это дать?
— Да.
• Тут можно было бы покопатьсяпоглубже.
— Сергей, в Толике тывыделил простоту. Толина простота тебе просто эстетическипривлекательна или чем-то оказывается реально нужной, полезной?
— Простота — этозначит, он все, что я говорю и делаю, понимает легко и сразу, ему ненадо ничего долго объяснять. И его понять всегда легко. Конечно, этоочень удобно!
— Верно, это оченьудобно. А если ты научишься общаться так, что и тебя людям будетвсегда легко понимать и ты всех понимаешь легко, то Толик тебе будетуже не нужен?..
— Ну, тогда будет не такнужен…
Бывают беседы и потруднее:
— Саша, тебя привлекает вЖене великодушие… Оно тебе — зачем? Что ты будешь с нимделать?
— Это доставляет мнечисто эстетическое удовольствие.
— То есть ты никак несобираешься его использовать, просто любоваться?
— Да.
— Тебе нравится им простолюбоваться… То есть ты его используешь как красивую китайскуювазу — она стоит, а ты ею любуешься? Женя для тебя —украшение интерьера?
— Ну, если вы такформулируете, то — да.
• Согласие от безысходности инемного мстюлька. «Раз вы такой, то я вот вам думать дальше небуду!» А протест идет в основном от: «Я никого, тем болеедруга, не использую!!»
Я вовсе не утверждаю, что дружба всегдаи целиком сводится к использованию. Просто когда людей специально непредупреждаешь о смысле вопросов и они начинают искреннерассказывать, что их привлекает в друзьях, то почему-то раз за разомбольшинство из них
• ну, девять из десяти
рассказывает не о том, что своимдрузьям дают или могут дать они, а что их друзья могут дать и даютим. Как они их используют. Впрочем, если им это вдруг предъявить иназвать вещи своими именами: «Вот, вы своих друзейиспользуете!», они пробуют протестовать и очень волнуются. Ноесли им попозже авторитетно объяснить, что «использование»— это вовсе не плохо, а нормально, тогда все успокаиваются иуже подробно рассказывают, как разнообразно они используют своихдрузей.
• И уже соревнуются в том, ктоумнее и богаче их использует.
Сёма: Галка — умная, и она дляменя — учитель по жизни. Я не думаю, что она будет мне многопомогать, но если я что-то делаю, она всегда скажет, как я могусделать это лучше. То есть я использую ее мудрость.
— Бесплатное справочноебюро?
— Да, Галка — этоклассная консультация, это целый учебный центр. А еще она для менявредная погонялка, не дает мне лениться и часто на меня наезжает. Акак жилетку я использую потом Юльку…
Результаты своих и совместных ссинтоновцами размышлений и наблюдений: «Что мы ищем в друзьях?Что основа нашей дружбы?» — я с удовольствием изложуниже, для удобства разложив их на четыре группы:
— Детская группа:Собственность, Игрушка, Кормушка, Верный дружинник,Дурачок-половичок…
Мы детьми когда-то были.Многие детьми остались, к сожалению. Многие своего Ребенка сохранили,к счастью. В любом случае, у детей есть свой мир и свои потребности,и эта группа — про нас как детей.
— Психотерапевтическая группа:Грелка, Взгрелка, Унитаз, Золотое зеркальце…
Прочитайте вслух и свыражением — звучит как стихи. Тут группируются функции потекущему обслуживанию и мелкому ремонту регулярно ломающейся машиныдуши.
— Деловая группа: Сотрудник,Палочка-выручалочка, Аккумулятор, Тренажер.
Этим интересуются людивзрослые, бодрые, иногда серьезные и почти всегда — ушлые.
— Учебная группа:Учитель-консультант, Образец для подражания и Ориентир развития.
Комментарии попозже.
О Тимур
Я бы к этим группам: детской,психотерапевтической, деловой и учебной — добавил группуэстетическую.
Это про то, что, может быть,не полезно, но — прекрасно. Ведь не все же в жизни сводится кполезному?
В жизни встречаются красивые люди:внешностью, манерой общения, стилем жизни, и мы тянемся к ним, делаемих своими друзьями, потому что они для нас — Прикосновение кПрекрасному…
Ну или хотя бы простокрасивая картинка. Та самая ваза.
В прекрасном люди видят и находят оченьразное, каждый свое. Одному красота и совершенство прибавят в жизнимудрости, другого успокоят, третьего расслабят и вернут желание жить,решая среди прочего и те же терапевтиче-ско-учебные задачи. Ачетвертые просто испытывают эстетический восторг.
А кто не знает, что этотакое, — это его личные эстетические трудности.
Н.И.: Тимур, ты прекрасен. За это ятебя и люблю.
O
Итак,
Психологические основы нашей Дружбы,
или Как мы с друзьями используем друг друга
Детская группа
Собственность
Мои друзья — моебогатство.
И сколько у вас на счету?
То, что мой друг есть моя важнаясобственность, лучше всего понятно детям: «У тебя естьдруг? Как, у тебя нет друга? А у меня есть. И даже два и лучшевсех во дворе!» Поскольку общепринято, что у людей должны бытьдрузья, то наличием и качеством твоих друзей интересуются, как идругим твоим имуществом. Твои друзья есть показатель твоего богатства
• дом элитный, друзьяпрестижные, часы фирменные
или твоей бедности.
• Дачи нет, друзей нет,телевизор сломался…
Соответственно приобретатьдрузей для жизни необходимо так же, как пылесос в дом и мебель вспальню. Как и хорошее вино, чаще более ценится старый друг ,однако в некоторых компаниях приветствуют в первую очередь болеесовременные модели.
Игрушка
Мне с тобой скучно, мне стобой спать хочется!
Заявление, которое бодритчрезвычайно
Жизнь должна быть веселой, чтобы житьбыло интересно. Любому ребенку когда-то тоскливо и делать нечего, ноесли у него есть игрушки, они его развлекают и тогда не скучно.Большинству детей нравятся игрушки яркие и звучащие, и лучше всего,когда игрушка живая.
• Хороший друг — лучшаяживая игрушка!
Что мы делаем, когда скучно? Правильно,звоним друзьям. Они приезжают, мы вместе развлекаемся: идем гулять,устраиваем приключения на чью-нибудь голову или просто болтаем.
На самом деле болтать — не так-топросто, умение быть классной Игрушкой и устраивать дружескую болтовню— качество чрезвычайной важности. Тут особенно ценится умениетрепаться на любую тему, чередуя веселые и яркие картинки и легко, независая, перескакивать с милой байки на приятную глупость. Кулинарыэтого искусства славятся как запасом свеже-пахнущих новостей, так ибогатым ассортиментом анекдотов — от приличных до веселых. Малокто откажется от угощения, когда мастер своего дела начинаетпотчевать вас тепленьким, любовно приготовленным рассказом, смачнопреподнося вкусные детали и сервируя все это остренькимиподробностями.
• Конечно, к такому другуобразуется искренняя душевная тяга.
Поэтому, если вы о ком-то слышите: «Онтакой милый! С ним так интересно!» — и понимаете, чтоключевое слово здесь интересно , можете этот отзыв смелорасшифровывать: «Он для меня классная игрушка. С ним яразвлекаюсь наилучшим образом!»
Только не путайте: веселое, игровое повнешнему рисунку поведение может быть в своем содержании вовсе и неигровым. Если, например, в этом веселом трепе до человека доносят,что он — Хороший, что он важен и нужен, что с ним рядом быть —хочется, потому что он такой, какой он есть, то это уже не игра, а,как минимум, Психотерапия.
Много чего можно передатьчеловеку рядом, используя просто («просто»?) треп, простоулыбку, просто смех — там, где надо. Правда, для этого надобыть рядом и вместе с людьми — ради них самих.
Кормушка
Друзей вообще-то не купишь.
Но на праздники прибегаютвсе.
Если в доме есть квартира, где детямвсегда предложат печенье, конфету и посмотреть мультики, где можнопоиграть в дартс (дротики такие популять) и железную дорогу, гдетепло и шумно, — как вы думаете, будут ли проблемы найтидрузей у того ребенка, кто в этой квартире живет?
Если, конечно, он сам по себене сильно вредный?
Очевидно, что проблемы могут бытьтолько у его родителей — от галдежа многочисленных друзейсвоего ребенка. У этого ребенка много друзей, потому что его квартира— богатая кормушка.
И это справедливо для детей любоговозраста: когда вы богаты и вам есть чем кормить своих друзей —с вами хотят дружить очень многие. И пусть очевидно, что интересны несами вы, а то, что у вас есть, и до тех пор, пока у вас это можноесть, но факт зафиксирован пословицей: была бы кормушка, друзьянайдутся.
O Тимур
Хочу сделать добавочку.
Если то, что у вас есть, —не вы сами, а то, что вам как-то досталось (и так же может уйти —деньги, жилплощадь, должностные возможности), то «покупка»дружбы будет напрягать в первую очередь вас самих. Потому что всечаще в душе возникает вопрос: а я сам, ради меня самого, буду ли этимлюдям (или другим, и тогда каким?) интересен?
Специально проверять, отнимая у друзейигрушки, как-то глупо, да и получиться может не то: друзья могутсреагировать не на отсутствие игрушек, а на то, что вы игрушки сталиотнимать. Они могут принять это лично к себе как проявление вашегоплохого к ним отношения.
• Ни за что ни про что.
Случаи, когда все выяснится само, вжизни бывают, но обычно они связаны с неприятностями, и желать такогокак-то и не хочется. В итоге кто-то привыкает жить с «покупными»друзьями, кто-то так и живет в плавающем подозрении, кто-то резкобросается из крайности в крайность, то отвергая, то вновь принимаядрузей. А кто-то с «покупкой» мирится и друзей любит всеравно.
• Кстати, я сталкивался и собратным переживанием: «Вот он мне много дает, но я-то его и таклюблю. Или все-таки потому, что много получаю… А не сволочь лия?» И совестливый человек начинает отдаляться от друга, потомучто тот — слишком много дает.
Словом, общаться с друзьями на уровнекормушки можно, но это так или иначе выльется в моменты взаимногонапряжения. Правда, если богатств ваших у вас не отнять (душевноетепло, глубокие знания, веселый нрав, мудрость и жизнерадостность,например), то вопрос «любят меня ради меня или за деньги» —не встает. И тогда жить существенно легче.
O
Защита, Опора и Верный дружинник
На медведя я, друзья,
Выйду без испуга,
Если с другом буду я,
А медведь — без друга!
Детская народная песня
Начнем с того, что «дружба»,»дружить», «дружина» и «дружинник»— слова однокоренные и происходят из лексикона вполне боевого.Обратите также внимание на то, что расцвет подростковой дружбыприходится на тот же период, что и взрыв подростковой агрессивности.»Война всех против всех» — возможно, этопреувеличение, но подростковый мир жесток, и, чтобы не били тебя,должен бить ты. Наезды чередуются с подколками, подкупы фонятугрозами, а драки и разборки происходят постоянно, часто просто излюбви к разборкам. И тут возможности дружбы переоценить сложно: бездруга тебя забьют сразу, а с друзьями ты сам замочишь кого угодно.
Если, конечно, у тебянастоящие друзья.
Если ты не струсишь, не предашь, еслиты надежно прикроешь мою спину — ты настоящий друг. А если тыслишком много рефлексируешь и вообще пацифист долбанутый —никакой ты не друг и иди отсюда. К сожалению, даже оставив позадиподростковые джунгли, люди не все устремляются к любви и пониманию,мир не всегда становится существенно добрее, и старая мудрость,похоже, остается в силе: «Дружба, как и любой союз, всегдазаключается против кого-то».
О Тимур
Ох, Николай Иванович, похоже, вынемного передергиваете. Верно, что «не все устремляются клюбви и пониманию», но отсюда не следует, что «дружбавсегда против кого-то».
Другое дело, что такая направленностьдружбы — против — и впрямь бывает. Иногда — противдругих людей или других групп (стай?), иногда — против труднойжизни и злого мира в целом. Хотя… на жизнь и мир нападаютреже. А вот на людей — пожалуйста. Поэтому люди постарше ужесли и дружат против, то, скорее, против болячек и неприятностей. Это— то же самое?
O
Дурачок-половичок
— Я подумал, чтотак будет лучше…
— Господи, нукакой же ты дурашка!
Ласково
Ну это так просто! Умных уважают, адурачков — любят. Каждому хочется если не быть, то чувствоватьсебя очень умным, и ничто так не помогает этому самоощущению, чемприсутствие умелого дурака рядом.
• Умелого, то есть которыйвовремя и точно подчеркнет свою бестолковость в контрасте с вашеймудростью и прозорливостью.
Конечно, такая работа требуетопределенной квалификации, и, как в кадровом агентстве, подходящиекандидатуры, бывает, долго разыскиваются, тщательно рассматриваются,потом еще воспитываются, но зато в результате за них буквально идетборьба, а заполучив такие ценные кадры, их берегут и защищают.
• При этом совсем дураком бытьвовсе не обязательно и даже вредно, необходимо лишь с достаточнойрегулярностью совершать действия или говорить что-то такое, чтобытвой большой друг умилялся твоей наивности.
Дополнительно от играющего эту рольспециалиста ожидается еще много чего: и забота-восхищение, ирасторопность, и житейская смекалка, и все это в одном флаконе: отдурачка.
• Все нормально: любимыйперсонаж русских народных сказок, Иванушка-дурачок, —герой, как известно, сообразительный…
Еще приятнее, если вы не простодурачок, а еще и половичок — никому не важная тряпка подногами. Это очень удобно, поскольку тогда на тебе всегда можновыместить злость и об тебя можно вытереть ноги.
• Естественно, в этом случаетебя будут любить и ты окажешься просто незаменим.
Оказывая эти простыепсихотерапевтические услуги тем, кто в них нуждается, вы почтигарантированно станете интересным кому-то из тех, кто берет на себясильные роли — соответственно, чья-то крепкая шея всегда будетк вашим услугам. Так придуриваясь и подстилаясь, то есть помогаялюдям, вы имеете неплохие шансы проехать трудные участки жизненногопути за чужой счет.
• Я имел в виду — зачестную зарплату.
Психотерапевтическая группа
Теплая Грелка для мелко дрожащих
И ты войдешь, и каждыйноготок,
Я расцелую, сердцем согревая…
Эту песню обычно поют оченьзамерзшие молодые люди.
Потребность в душевном тепле ипонимании есть у каждого, а вот удовлетворяющей эту потребностьГрелкой умеют быть не все. То есть когда-то согреть кого-то можеткаждый и каждая, в реальности же Грелка Грелке очень даже рознь и посвоим конструктивным характеристикам Грелки бывают очень разными. Этагреет мощно, другая — едва теплится, одна без напоминания невключится, другая без требования не выключится, какую-то нужноразжигать только собственным теплом. Грелки, работающие на частотесострадания, обычно дают дополнительные вредные излучения, и вообщеиндивидуальные настройки в большинстве аппаратов работают довольнослабо. Существенна разница и в цене: душа кого-то питается энергией,похоже, прямо от солнца, соответственно вам дают тепло без счета ибескорыстно, с кем-то приходится расплачиваться ответным теплом позапросу. Бывает, что сама плата невелика, но велики накладныерасходы, и за каждый разовый вроде бы недорогой сеанс тепла милойдевушки вам приходится позже дорого расплачиваться.
• Например, разбираясь с еемгновенно возникающей к тебе привязанностью.
Некоторые Грелки согревают вроде бычутко и по приемлемым ценам, но, к сожалению, часто ломаются.Например, если у девушки бывают НАСТРОЕНИЯ,
• ну это нечто ОЧЕНЬ СЕРЬЗНОЕ,
то Грелкой, очевидно, она быть уже неможет, потому что в этом случае Грелка (или Взгрелка) нужна уже ей.
Взгрелка: «Эх, окачу!»
Ну и что ты свою морду взадницу сворачиваешь? Проснись и пей!
Под дружеское ржание
Чтобы жить, надо двигаться, а этобывает иногда затруднительно: сегодня лень, завтра в лом, а тутусталость или поби-тость. Вот я и лежу, распластанный. Кто меняподнимет?! Впрочем, если меня пнуть, я от неожиданности могу ивскочить, а если помчусь за обидчиком, то вот я и ожил: кровь бежит,глаза ясные, хвост пистолетиком.
• Спасибо, друг!
В сравнении с теплой Грелкой искусствободрой Взгрелки встречается реже, но ценится выше: все-таки работаювелирная. На друга нужно наехать, друга нужно пнуть, но так, туда итогда, чтобы оказаться не злым врагом, а добрым и заботливым другом.
Главное обычно говорится удивленнымиглазами, вслух можно кинуть стандартное: «Ты что расквасился?»,
• «размяк, скис,куксишься, расхандрился» — что ляжет на язык, неважно, главное, чтобы с души выкатилось кубарем
когда-то можно попробовать задеть,
• «Дай тебя обниму, жизньюударенный! Сейчас сопельки твои вытру, ты мне и поплачешь!»
можно кинуть вызов, мелко ущипнуть,когда-то уколоть, поддеть, уязвить, уесть — все что угодно,главное, чтобы по человеку прошлось что-то хлесткое, так, чтобы он отудара вздрогнул и в нем хотя бы немного взыграли нотки агрессивности.В кровь должен вспрыснуться адреналин, как в минуты опасности.
• Вспрыснулся — человекзахочет двинуть вам. А потом захочет двигать себя — двигаться.
И вас поблагодарит.
Унитаз и другая дружеская сан- ипсихотехника
Я как-то так вошел в экстаз,
Ища для брани выраженья,
Что только старый унитаз
Такие знает изверженья.
Игорь Губерман
Ну что, съел?
Блин…
Жизнь нас кормит иногда весьма щедро,но не все нам удается переварить. Что-то, бывает, проглотил сразу,что-то можно пожевать вместе с друзьями, часть встает поперек горла.
• Вот так достали!
Если самому все переварить трудно, апросто выбросить из головы — не получается, то на душестановится тяжело и очень хочется поделиться. Тогда нам нужен кто-то,кому мы можем выговориться и освободить душу.
• Облегчиться.
Это нормальная душевная нужда. Если учеловека была большая нужда и он с нами делился массами плохопереваренных переживаний, мы были в роли Унитаза.
• Главное, чтобы душа былабольшой и открытой!
Если же нас использовали по нужде малойи только лили нам слезы, в народе это почему-то называется —»побыть жилеткой».
• Не хочу быть Жилеткой!
Впрочем, как ни называй, человек, всеэто принимающий, ощущает себя очень нужным и человечным. С другойстороны, если мы на душевные трудности человека не реагируем и вУнитаз, например, не играем, люди этого не понимают. Тогда они насназывают людьми совсем не душевными, не хотят с нами дружить и на насобижаются.
• Ну вот, поделился с вами,сразу и на душе стало легче. Спасибо, друзья!
«Ты такой классный!», илиЗолотое зеркальце
Уж сколько раз твердили миру…
За что же, словно близкийродич,
Ларису хвалит Бунимович?!
За то, чтоб та его хвалила?
Вопль на литературной студииМГУ
Свет мой, зеркальце, скажи…
Перед зеркалом в прихожей
Я задумался на жизнь:
Как любить такую рожу?
Ну правда…
Любить себя очень нужно, а получаетсяне у всех. Вредину
и такую уродину — ну как любитьтакую?! Впрочем, если вредность — это не совсем вредность, асмелость и несколько принципиальность, а уродина, данная нам вощущениях, может оказаться теплой, очаровательной и воистину вкуснойпышечкой,
• а почему бы и нет?
то наши отношения к себе могут стать ипоприличнее. Главное, как на себя посмотреть. И здесь бывает оченьнужна помощь Друга.
Заметим, кстати, чем выше ранг нашегодруга (подруги), тем больше радует нас их положительная оценка. Вот,например, мы вместе с подругой делаем танцевальную зарядку, я смотрюна себя в зеркало и понимаю, что кривля-ния такой обезьяны, как я,это зеркало не красят. Впрочем, когда я смотрю не на зеркало, а наподругу, мне смотреть на нее нравится, а самое главное, когда язамечаю, что подруга смотрит на меня почему-то с восхищением тоже,мне злиться на свою угловатость уже трудно. На мой выбор двегипотезы: либо у моей подруги плохой вкус, либо я излишне критичен ина самом деле очень даже могу симпатичным женщинам нравиться.
• Последняя гипотеза,очевидно, более привлекательна, но каков ее вес? Если подругазанималась в студии эстрадного танца, ее оценка моих танцевальныхталантов куда как более убедительна.
Конечно, дружеское восхищение должнокаждый раз выражаться предельно искренне и доходчиво. Глубокиезамечания типа: «ты восхитительна», «мне нравится»и «мне правда нравится» — приветствуются, ноиногда бывает достаточно широко открытых навстречу тебе восхищенныхглаз. Главное, чтобы словам и взглядам друга мы могли доверять, зная:ему правда нравится то, что он во мне для меня замечает.
Деловая группа
Сотрудник
Ничто так не связывает людей, как общеедело: если мы двигаемся в общем направлении, то сложение усилийпомогает каждому из нас. Я учусь в институте, ты пишешь там лекции —правильно, мне хочется с тобой дружить. Мы с тобой трудимся на однойфирме, ты не вредный, а премия будет за общую выработку. Значит,дружим.
• Вопросы есть?
Палочка-выручалочка
Тут все просто: просто не надо бытьжмотом. Сегодня ты мне одолжил денежку,
• Верну, кстати, честно!
завтра я тебя выручу. Я затруднился —ты мне подсказал, тебе надо съездить — я тебя подвезу. Мывыручаем друг друга — мы нужны друг другу. Потому мы и друзья.
Аккумулятор
Как я понимаю, ради одного этого многиелюди дружат, например, с Синтоном. Синтон очень энергетичен, и, какимбы ты усталым ни пришел, на занятии об усталости забывается. ИзСинтона ты выпархиваешь, наполненный солнышками, на неделю иххватает, а когда ты снова сдутый, как раз время снова идти в Синтон.Вот так мы и дружим.
• Хотя, надеюсь, нассоединяет не только это.
Твоя энергия — твой капитал,особенно дорогой (для окружающих) тем, что, заражая людей своейэнергией, ты сам при этом не теряешь ничего. К тебе пришли, с тобойподружили, энергией напитались и пошли жить дальше.
• Будь бодрее, и люди к тебепотянутся!
Тренажер
Вы любите попихаться? А повозиться? Авы здоровы? Здоровые щенки грызутся, веселые детишки пихаются —и потому, что энергию девать некуда, и потому, что наша общаямать-природа в этом веселом деле им точит зубы, учит рычать изавоевывать жизненное пространство.
• Опять же, это прекраснаявзаимная взгрелка.
Так же и друг: хороший друг ценится икак точно подобранный партнер по душевному спаррингу, с которым выпривычно обмениваетесь пощипываниями и уколами, учитесь держатьпрямой наезд, тренируете насмешки и отрабатываете искристоевозмущение.
• Это тренажер, который всегдас тобой.
Когда-то я этого не понимал и, какблаговоспитанный психолог, на каждую дружескую стычку охал: «Ах,ну ведь это обмен конфликтогенами!» Пристыженный народ опускалглаза, отбегал от меня подальше — и тут же начинал сноваприкалываться, взаимно пинаться и даже сердиться друг на друга.
• Но если бы вы видели, какие уних при этом были довольные глаза!
Учебная группа
Просто напомню, что сюда входятУчитель-консультант, Образец для подражания и Ориентир развития.Раскрывать это не собираюсь, а прокомментировать хочу. Мы все хотимлучшеть и учиться. Я убежден, что это совершенно бесспорноеутверждение хотя бы потому, что в нем говорится только о переживаниижелания…
— Ах, я опять хочу вПариж!
— А ты там уже был?
— Нет, я опять туда хочу.
Конечно, друг может быть иУчителем-консультантом, и Образцом для подражания, и Ориентиромразвития. Есть ли это в реальности? Уверенным можно быть только втом, что на вопрос: «Что вы цените в своих друзьях?»мало-мальски продвинутые люди делают глубокие глаза и начинаютрассказывать, как важна им помощь друзей в их духовном росте.
• По крайней мере, об этомвсегда говорят на соответствующем занятии в Синтоне.
Если послушать синтоновцев, то ониподходят к друзьям только и исключительно для того, чтобы научитьсязапланированным личностным качествам, получить консультацию помешающим развитию проблемам или сверить по образцу линию своеголичностного роста. Вот так строго.
• А если синтоновцы когда-тообнимаются и занимаются трепом — так это, конечно, только дляотвода глаз. Которые многочисленны и смотрят всегда.
Давайте сойдемся на том, что хорошиедрузья действительно нас учат и подталкивают вперед, что за этолюбить и так использовать друзей — можно, что это дело доброе имногие из нас так действительно делают. Лично для меня это в своевремя было основным способом использования друзей. Встретив яркогочеловека, я лепился к нему когда на вечер, когда на несколько лет и,выражаясь современным языком, «снимал с него стратегию».
• Надеюсь, на нем после этоговсе оставалось. А я приобретал то, что позже становилось еще одноймоей гранью.
Дружить, чтобы учиться.
Да, а еще можно учиться дружить. Дляэтого вам предлагается —
Психологический практикум:
Что я могу давать друзьям и другим хорошим людям?
Если вы хотите иметь друзей, вам нужноуметь и любить их кормить. Чем лучше вы будете уметь отвечать на ихнужды и давать им то, что им от вас, как от друга, можетпонадобиться, тем больше у вас будет друзей.
• Соответственно тем больше онибудут кормить вас согласно дружеской раскладке.
Так или иначе, каждому их нас имеетсмысл подумать над тем, что он может давать своим друзьям и другимхорошим людям вокруг него. А методика для этого предлагается простая:вы подходите к разным (наверное, в первую очередь значимым для вас)людям и просите их ответить вам про вас на следующие вопросы.
Какой (какая) ты:
• Душевная Грелка для согреваменя озябшего?
• Бодрая Взгрелка, чтобвздернуть меня раскисшего?
• Удобный Унитаз, когдатак хочется поделиться непереваренными переживаниями? 1
• Золотое зеркальце, когданужно поднять самооценку и приободрить меня душевно?
• Веселая Игрушка для Трепа иРазвлечения?
• Щедрая Палочка-выручалочка?
• Защита, Опора и Верныйдружинник?
• Аккумулятор-тренажер?
• Эффективный сотрудник?
• Образец для подражания? Вчем?
Если с вами не боятся беседоватьоткровенно, вы имеете хорошие шансы узнать о себе много нового иинтересного.
Поиск дружбы по дружбе
Люди дружбу ценят не зря, добраякрепкая дружба — вещь очень понятная, без всякойальтруистической мистики. Дружба основана на взаимности, она живатем, что люди друг другом взаимно пользуются: ты мной, я тобой.
Я дружу с тобой (то есть даю то, чтонужно тебе) за то, что ты дружишь со мной (даешь то, что нужно мне).
Нормальный душевный бартер. В моюстороне нередко кивают, что такие представления о дружбе слишкомвульгарны и однобоки. Дескать, во многом альтруистический феномендружбы Козлов снижает до простого потребительства. Мне с этимсогласиться трудно, на мой трезвый взгляд, представленная мноюкартинка о дружбе грешит скорее романтической идеализацией. Ну что выхотите, Козлов сам романтик, окружил себя прекраснодушным Синтоном иот жизни, похоже, оторвался. А в жизни не синтонов-ской, а реальнойнарод дружит плотно: сидят и — дружат. Сидят и дружат.Закусили. Телек посмотрели. Еще подружили. И разошлись.
• Тут использование друг другаконкретное и душевно понятное: столбушок для пинания, чистюля длямарания, мишень для насмешек и компания для выпивона.
Вспоминайте народное: «Мы сдрузьями собирались — класс! Ну, скинулись, Мишка сбегал запивком, принес, правда, теплое, дурак. Травили анекдоты, Варьканемного покусала Наташку, вместе позлословили про Антонину, тутСергей чегой-то начал наезжать на Варьку, но она тоже была не в духеи ответила по полной программе. А когда Мишку напоили и он под столполез, так это вообще укатаешься. В общем, было не скучно. Хорошопосидели».
• Разбирать эту дружескуювечеринку с точки зрения психологии я затруднюсь. Думаю, чтоадекватнее это сделать с точки зрения физиологии…
Качество дружбы определяется не тем,лежит в ее основе потребительство или не лежит. Какоепотребительство, потребительство с каким запросом — обычно этооказывается важнее.
Приятно отметить, что дружба душевноздоровых люди при всей ориентированности на взаимность — этоизначально дающее отношение. Я дружу с тобой, то есть ядаю тебе.
• Да, в обмен, и этоестественно, дураков нет — но ведь даю!
К сожалению, и это бывает не всегда. Вболее примитивном и больном варианте взаимность звучит уже так:
Если ты мой друг, то я жду от тебя итяну от тебя. И мне удается это получить от тебя, потому что ты тожево мне нуждаешься, тоже от меня чего-то ждешь и с меня тянешь.
М-да. Такое тоже иногда называютдружбой. А бывает ли дружба — ни за что? Дружба «простотак», дружба по дружбе?
Конечно, бывает, только погодитерадоваться: ничего ни особо доброго, ни возвышенного здесь нет.Человек — существо программируемое, и если в него вставляетсясвязка двух программ: «Если случилось это , этот человек— твой друг» и «Дружить — это значит…»,то полученный автомат будет исправно дружить всю оставшуюся жизньсогласно полученному техническому предписанию.
• Просто так!
Человек-автомат дружит «простотак» — как автомат. По программе и без головы.
Вася дал тебе списать на контрольной— Вася тебя выручил. Тот, кто выручит в беде, —друг. Значит, Вася — друг. Друг Вася, дай тебя облобызаю!
Стоп. Сбой в программе. В нашейшкольной культуре друзей не целуют — даже бескорыстно.
В поиске дружбы бескорыстной, дружбы»просто так» подразумевается, что бескорыстность —это обязательно хорошо, а потребительство в отношениях — низко.Простите, не могу с этим согласиться. Я утверждаю, что не всякаябескорыстность в отношениях хороша и не всякое потребительство вдружбе — плохо.
Понаблюдайте: дружбу «ни за что»и встречи «просто так» устраивают в основном бездельники.Один бездельник тосковал — было глупо. Тосковал другой —аналогично. А что произойдет, если они встретятся и начнут тосковатьвместе: совсем просто так, ведь все равно делать им нечего? А, тогдаони будут уже не не-знаю-кто, а субъекты бескорыстных дружескихотношений. У них теперь дружба, вот!
Да, дружба, пустая ибессмысленная, как и они сами.
Те, кому в жизни что-то дорого, ктохочет в жизни что-то сделать, — это делают, используя дляэтого все. И себя, и своих друзей. Они потребляют кашу, чтобы бытьздоровыми. Они потребляют информацию, чтобы быть компетентными. Онипользуются друзьями, чтобы сделать больше и лучше. Они небескорыстные, они лучше. Они — умные.
О Тимур
Ох…
«Где-то ты меня кидаешь, ногде?» — звучало в старом анекдоте и приходит в головусейчас. Вроде, все верно — да, так бывает. Такая дружба и такиедрузья — есть. Равно как есть и не такая. Причем — и вэтом соль — это не обязательно о разных людях. У одних и тех желюдей могут быть и дружбы, и друзья разные, и даже — разныедружбы с одними и теми же друзьями.
В разное или в одно и то жевремя.
Потому что в одних и тех же действияхможет быть много слоев-уровней, и «язва-подколка» можетстать и бодрой взгрелкой, и способом избавить человека от неловкости,и — почему нет — в очередной раз напомнить человеку, чтоего друзья — рядом.
Хорошая схема дает нам ясность, ноясность она дает за счет того, что она упрощает жизнь, и это не поводнам, пользуясь самой хорошей схемой, упрощать, урезать и кастрироватьсвою жизнь. А я, к сожалению, неоднократно сталкивался сначитавшимися книг Н.И. «друзьями», которые задумчивоначинали вталкивать те отношения, что есть у них, в яркую иостроумную рамочку.
Это же рамочка, вы не забыли?
Я неоднократно наблюдал, как такие людинапрягаются и начинают долго, кропотливо выяснять, под какой вариант»ты мне — я тебе» подходит их дружба с Васей или сМарианной, после чего удрученно отмечают известнуюнесбалансированность и начинают свои отношения, свою дружбу»приводить в порядок».
Ох.
Не то плохо, что они начали что-топодсчитывать в отношениях, а то, что, например, подсчет ведется попринципу «вспомнилось-попалось на глаза», и привычнонеосознаваемое вовсе выпадает и идет — не в счет. Однакорезультат, имеющий мало общего с реальностью, признается такимибухгалтерами не только достоверно подведенным итогом отношений, но ируководством к их дальнейшему строительству.
• Ура! Теперь я знаю, какправильно дружить, и ты, друг, у меня по плану — Аккумулятор иУчитель, так что нечего быть Взгрелкой и Дурачком, я тебе за это неплачу!
Разбираясь во внутреннем благополучииили неблагополучии приходящих ко мне как к психологу людей, я частозадаю им два вопроса: «Кто тебя любит? И кого любишь ты? У когоосвещается лицо, когда он вспоминает о тебе? Кому счастливее жить,зная, что ты есть — просто есть? И кто приносит счастье в твоюжизнь?» Я помогаю понять-пережить эти вопросы не на формальномуровне («Ну, наверное, родители… друзья, может быть»),а в их глубинной, жизненной реальности. И пока человек, погружаясь всебя, отвечает на эти вопросы, он сам, раньше меня, оказывается всостоянии понять себя и свою жизнь. И, в частности, свою дружбу.
• Читатель, кто любит Вас —ради Вас самого, просто потому, что Вы есть? И кого любите так —Вы?
Формальное, анкетное представление облизких — родные, друзья, мужья-жены, дети-внуки — можетиметь отношение к настоящей близости, а может и не иметь практическиникакого. Внешняя «укомплектованность штатов» близкихлюдей, чтоб «не хуже, чем у других», не приближает нас кответу на вопрос, есть ли в жизни конкретного человека действительноблизкие, глубокие, живые отношения. Есть ли в его жизни такие люди?Практически ни о чем нам не скажет ни количество (много или мало)людей вокруг, ни обилие внешних проявлений (поцелуйчики-обнималки иприятные слова), ни степень официального родства, ни стаж знакомства.
Ни степень соответствиядружбе «по умной книжке психолога Козлова».
Вот приходит на занятия в клуб девушка— хохотушка, жизнерадостная, улыбчивая и склонная пообниматься.И говорит все слова славные и приятные, и танцует хорошо. А за этимчувствуется — пустота. И если за нее, пустоту эту, ненарокомзадеть, девушка отводит глаза, встряхивает челкой и — смеетсяснова.
Жизнь продолжается.
А вот паренек, неказистый на вид, неслишком красноречивый и угловатый в движениях. Все данные длянеуверенности в себе. И тем не менее ведет он себя настолькоспокойно, с таким ненапряженным, естественным внутренним теплом, чтолюди к нему — тянутся. Не потанцевать и повеселиться. Даже нето чтобы поговорить. А просто — побыть рядом. И когда мы как-тозаговорили о близких людях, я нисколько не удивился, увидев, какимтеплым и светлым стало его лицо. Да, в его жизни такие отношения —есть. С вашего позволения, Читатель, мы назовем такие отношения —любовью.
При всей неоднозначноститермина.
То есть тем чувством, которое, сдобавлением нежности и заботы, становится любовью родителей к детям,а окрасившись эротикой — любовью мужчины к женщине, и наоборот.А еще — чувством, которое лежит в основе дружбы и желанияпомочь, — словом, чувством, которое отзывается в самойглубине души, как что-то настоящее и хорошее.
И о чем не всегда хочетсяговорить вслух.
И быть может, самое основное тут, чтоэто именно чувство, переживание. А не мысль, идея, рассуждение илиобраз. Поэтому — очевидно! — его можно почувствоватьи пережить, но не осмыслить, доказать или представить в уме.
Да, Николай Иванович?
Н.И.: Я услышал вас, ТимурВладимирович.
O
Что мы делаем, когда мы дружим?
— Вы не умеетелгать, молодой человек, — презрительно сказал Калиостро. —А я достаточно пожил, чтобы не верить в благотворительность. Все людиделятся на тех, которым что-то нужно от меня, и на остальных, откоторых что-то нужно мне. Вы ко второму разделу не принадлежите.Следовательно… Выкладывайте, что вам угодно?
Выкладываю.
Информация информацией, а смыслы —смыслами. Вот мы говорим о дружбе и вроде бы понимаем друг друга.Однако о чем при этом думаете вы, как это ложится вам на душу, каковсмысл для вас всех этих размышлений — мне этого знать не дано.А жаль: если бы знать, чем слово наше отзовется…
• Бывают неожиданности.
Однажды в Синтоне встречаю Наташу: оназанималась у меня, в группе была заметной, но потом неожиданнопропала. Сейчас стоит — ухоженная, глаза живые, наступательные,лицо довольное. Пришла специально, чтобы поделиться. Делится.Рассказывает. Рассказывает такое, что я понимаю: я не понимаю ничегои все это срочно нужно записать. Попросил ее это сделать, черезнеделю Наташа свой рассказ принесла. Читаем:
Николай Иванович, я вам такблагодарна! Синтон дал мне очень многое, после ваших занятий я началадумать над тем, как я живу. Но самое интересное — другое. Чегоя пропала? А я пошла на тренинг «фиолетовых» и тамнемного застряла. Точнее, там произошло вот что: на второй день, квечеру, среди безбрежных рыданий и нескончаемых исповедей (кстати,иногда жутко интересных), я вдруг совершенно неожиданно задаласьвопросом: «Мои друзья за последние десять лет… Что онимне дали? Зачем все то, что было?» И погрузилась в тоску…Я поняла, что все эти годы, выслушивая слезные исповеди подруг, ябыла просто дурой, и решила: «Не хочу быть дурой!» Оглядевприсутствующих, я спокойно наметила: «Вот люди, с которыми смыслдружить — есть!», после чего подошла к ним и завязалазнакомство… Результат? Через пару месяцев я уже отдыхала вновой компании на Канарах, еще через месяц — решала, выходитьли замуж за Бориса, директора преуспевающей компании… Теперьменя окружают действительно незаурядные люди, теперь я знаю, зачем ядружу и что я делаю, когда дружу, и у моей сегодняшней дружбы естьреальный результат.
Ай да Наташа! Ай да теперь ты непропадешь! Ну а к вам у меня два вопроса:
• Ваше отношение к тому, какк дружбе относится Наташа?
• А зачем дружите со своимидрузьями вы? Что вы делаете, когда собираетесь и просто дружите, чтооказывается реальным результатом вашей дружбы?
Кстати, это классные темы для беседы сдрузьями.
Так вот, о Наташе и ее новой политикепо приобретению друзей. Начнем с хорошего.
• Начинать надо всегда схорошего. И заканчивать тоже хорошим. А основная часть хорошей должнабыть по определению.
В словах Наташи меня резануло многое,но все это многое не отменяет главного — Наташа, похоже, явнопоумнела. Наташа стала дружить осознанно, самостоятельно выбирая себедрузей и делая тех, кого выбрала, своими друзьями. И это, по-моему,очень хорошо. Я не утверждаю, что все и всегда надо делать черезголову, но если голова на плечах есть, то ею стоит пользоваться. Хотябы для того, чтобы не быть дурой.
• Напомню, что такквалифицировал Наташу не автор, а она сама.
Хорошо, голову она включила и дурой ужене будет. А кем она выбрала быть? Самое простое определение —она выбрала быть Потребителем.
• Или, как по-народному яркосформулировали это синтоновцы, она из Унитаза стала Пылесосом. То внее сваливали все, что кому не лень, теперь она тянет из всех все,что может вытянуть.
Про Пылесос — соглашусь, а вотпро Потребителя внесу поправочку: «Быть Потребителем —само по себе неплохо. Плохо то, что Наташа, похоже, не видит другихперспектив».
В других словах: с Потребителя можноначинать, но Потребителем не нужно заканчивать. Поясню.
Дружба как умный бизнес
Пока ты беден — ты беспомощен.Интересно, если бы Лев Николаевич Толстой реализовал свой проект идействительно отказался бы от своих гонораров, а потом и от поместьяв Ясной Поляне, как и где он смог бы открыть более двадцати школ длякрестьянских детей? Как бы он организовал 246 бесплатных столовых и127 приютов для детей во время голода 1891–1893 годов? Как быон в 1898 году субсидировал переселение восьми тысяч гонимыхроссийских духоборов в Канаду?
И совсем не в деньгах — не тольков деньгах — дело. Если бы Серафим Саровский не стяжал даровдуховных,
• А он — стяжал. Он был —стяжателем!
не потреблял жадно живой опытнаставников и глубину святоотеческого предания,
• А он потреблял жадно. Он были потребитель, и жадина!
не хранил, не копил и не множил в душеблагодать радости, любовь и мудрость,
• А он — хранил, копил имножил. Он был — скопидомом!
как смог бы он построить на местенескольких келий огромный Дивеевский монастырь? Чем было бы емуделиться с приходившим к нему за исцелением и мудростью народом,творя подвиг старчества? Откуда бы он черпал любовь встречать любогои каждого светлыми словами: «Радость моя!»?
Чтобы иметь возможность кому-либочто-либо серьезное давать, нужно становиться богатыми людьми.
• Во всех отношениях: богатымиумом, опытом, душевной теплотой, гибкостью, житейскими умениями,деньгами, связями…
Когда ты стал богатым человеком, пришловремя свои богатства жизни и людям отдавать.
• Ты не обязан. Но ты можешь. Аесли можешь, то я думаю, что и должен.
Кому отдавать? Точнее, куда вкладывать?
«Отдавать» звучит сакцентом «отбирать от себя» и нравится людям, желающим себяобеднить. «Вкладывать» имеет явный капиталистическийоттенок и направлено на обогащение. А вам больше нравятся богатые илибедные?
Так вот, вкладывать нужно в первуюочередь в тех, кто этого достоин и перспективен. Вклады в кого дадутмаксимальный выход.
Выход куда? В жизнь, к людям,а не тебе непосредственно.
И если ты бизнесмен, работающий нажизнь, то дружба для тебя окажется не в стороне от твоего главногобизнеса, а будет лишь другим его рукавом. Соответственно твоидружеские и любые другие контакты с людьми будут делиться на: Скем-то — донорские контакты . Есть люди, в коговкладываться (по крайней мере, тебе и сейчас) смысла нет, а получитьс кого много хорошего можно. И чем больше ты там получишь и меньшепотратишься, тем лучше.
Вполне берущее отношение. Иесли ты от этого отказываешься, ты дурак и людей обидеть можешь. Онихотели тебе подарить, а ты?
Честные сделки .
То же берущее отношение, ноздесь принципиален момент полноценной оплаты полученного. Ты мне —я тебе, оба обогатились, и оба довольны: все честно.
Дающие контакты .
Ты даешь, чтобы был доход, ноне себе, а этому достойному человеку или людям через него.
Вот такой бизнес. Вот такая дружба. Авам такой бизнес — нравится?
О Тимур
Это — подход умный. То естьхороший, доброжелательный, но не душевный.
Ясно же, что это не всегдаодно и то же.
А в душевном мире люди совестятсяпросить, напрягаются быть должными и вообще хотят быть хорошими всвоем (для нас часто не очень понятном) смысле. Совестливые людивсегда озадачиваются вопросом: можно ли вообще, а точнее, о чем можнопросить близких людей? Чего от них можно хотеть, чтобы остаться имдругом, чтобы «не опошлять отношений потребительством»?
Ответы на этот вопрос приходят разные.Кто-то в соответствии с новым представлением о жизни меняет ипредставление о друзьях — и ищет теперь таких друзей, которыемогут побольше дать.
• В самом прямом смысле:престижную работу, качественную развлекаловку, информацию, деньги,наконец.
При этом, оставаясь совестливымчеловеком, он готов расплачиваться. Честный, но деловой подход. Можнорешить трудный вопрос по-другому и жестко разделить: есть друзья иесть деловые контакты. Есть свои, близкие люди, и есть — людипросто нужные. Тогда с нужными людьми идут деловые контакты, а «отдрузей мне ничего не нужно, они мне просто друзья». При таком,несколько наивно-романтическом, подходе все вроде бы хорошо ивнутреннего морального конфликта нет, но и этот подход не самыйлучший как с точки зрения перспектив самой дружбы, так и с точкизрения друзей, которым, по сути, тоже ни о чем попросить вас будетнельзя.
• Неудобно.
А можно решить вопрос еще проще. Можнона все эти трудные вопросы закрыть глаза и по сути ждать, когда всепроизойдет как бы само собой. Все само собой и происходит: с людьми,которые нужны меньше, времени на общение, само собой, постепеннонаходится все меньше и меньше, а сохраняются и поддерживаются (как быи без всякой задней мысли) контакты именно «нужные»:нужные в разных, в том числе и в самых лучших, смыслах этого слова.Все, что вам тогда будет необходимо, это изредка как бы стыдливосокрушаться:
• «Как же так получается,старые друзья, а видимся только по делу!»
Кстати, так же «почти неосознанно»случаются и браки по разным расчетам (а на вид только и исключительнопо любви). И хорошо, если эти расчеты основаны на предположениях, что»он будет хорошим мужем и поэтому он мне нужен». Но еслигде-то в глубине души прячутся размышления о карьерных успехах,денежной выгоде, возможности жить в отдельной квартире, о переезде вбольшой город и так далее, то у этой семьи могут однажды возникнутьтрудности.
• «Ты меня никогда нелюбил!»
Суть проблемы тут именно вневысказанности, спрятан-ности желаний. Раз прячем, значит, прячемчто-то нехорошее: так ведь принято?
Если мы твердо уверены, что от близкихлюдей нам ничего не должно быть нужно, то на практике у нас и в самомделе только два варианта: искать для нужных отношений других людей(вместо близких) или обманывать близких (и себя) в отношениях ужесуществующих. Вот девушка нежно и ласково проводит время с молодымчеловеком. И — хочет за него замуж. А он о свадьбе как-то незаговаривает и похоже, что и не задумывается: «У нас же и таквсе хорошо». Как быть совестливой девушке? Особенно если она изамуж хочет, и понимает, что этот «замуж» — то, чтоей от молодого человека — нужно. Получить.
Другой пример: молодому человеку оченьнужно денег — взаймы: подвернулась удачная возможность дляпрофессионального, к примеру, роста. И он знает, что возможность датьему эти деньги у его друзей есть. И все-таки он упускает хорошуювозможность, потому что не представляет себе, как можно подойти кдрузьям с такой просьбой. Как можно друзей — использовать?!
• Получается дилемма: кто я,дурак или подлец? Дурак, если могу воспользоваться помощью и непользуюсь, а подлец — если пользуюсь. Так?
Не так. Все оказывается по-другому,если позволить себе признать, что окружающий мир — это мир, гделюди не просто живут рядом друг с другом, но и друг другу помогают. Втом числе — и по просьбе. В том числе и когда это им не таклегко сделать.
Казалось бы, в чем проблема? Чтомешает? Проблема есть. Потому что это мир, где существуют —обязательства.
• А значит, становится меньше —свободы. Причем в обязательства входит не только отработкасделочного «ты мне, я тебе», но и ответственностьбезусловной помощи, когда выручить близких людей можешь ты и толькоты: «Раз надо — значит, надо»…
• » —Д’Артаньян, это нужно только королеве или это нужно вам? —Вы правы, это нужно мне, Атос. — Так в чем же дело?»
И если я когда-то о помощи прошу ипомощь принимаю, то я принимаю и мир — с обязательствами. Япринимаю возможность и вероятность того, что однажды чьи-то (необязательно того, кто мне помог сейчас) интересы окажутся для менятак же безусловно важны: «раз надо — значит, надо». Аэто — ответственность.
• А ее обычно — неочень-то хочется.
Поэтому в возрасте более раннемсоблазнительной оказывается базовая формулировка о свободе: «Яникому ничего не должен». Позже добавляется великодушное: «Номогу помочь». («Я» здесь все еще свободен и независим— полностью.) И уже потом приходит понимание реальности: «Имне может понадобиться помощь». Для меня самого или для моихблизких.
И если ты «никому ничего недолжен» — вообще, — то ты, как правило,никому ничего — не можешь. Сделать. Подарить. Помочь. Не помелочи, а всерьез, когда требуются усилия людей многих, и их об этомнадо — попросить.
ЕСЛИ ТЫ НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН, ТОТЫ НИКОМУ НИЧЕГО — НЕ МОЖЕШЬ
Я знаю одну замечательную женщину, ккоторой люди часто и много обращаются за помощью. И она —помогает. Не потому, что она на все руки мастерица или большойначальник, а потому оказать ей услугу — лично ей — радыочень и очень многие люди. И она обращается с просьбой помочь —кому-то, и просьба эта выполняется. Потому что просит — она.
Когда все это становитсяпережито-понятно, заморочки про то «можно ли просить друзей опомощи или это разрушает дружбу» проходят сами. Можно. Просто ненадо обманывать, делая вид, что это тебе «не очень-то и нужно»и вообще ты «ни о чем не просил». Просить надо честно.Искренне. С пониманием того, что ты сейчас — просишь о помощи.И друзья, близкие, родные, супруг — тебе помогают. И отдаютсебе в этом отчет.
Тогда врать не придется. Ни себе, нидругим. И отношения искренние, когда «все без утайки», —сохранятся. Потому что помощь, поддержка, золотое зеркало,аккумулятор и прочее — из основной сути дружбы превращаютсятогда в нормальные частные ее проявления. А сама дружба из наборавариантов использования становится миром, где разные хорошие людиживут так, чтобы живущим рядом стало хорошо. В мир, на который можнополагаться и который можно даже любить. Потому что здесь человекчеловеку — друг.
• Как минимум, это мир, вкотором друзья — тоже есть.
Хочется ли вам жить в таком мире?
O
Любви прекрасные фасады
Я их всех люблю, а они менянет. За это я их всех и ненавижу.
Вот.
Мечтать не вредно
Если о любви мечтать, то все мечтают осамом красивом. Он восхищен ею и трепетно заботится о ней, онаблагодарна за его теплоту и заботу, а, кроме того, сама любит его,что порождает ответные чувства его. Как приятно подчеркнуть, что еечувство любви не сводится просто к ответу на любовь его, что еелюбовь самостоятельна и бескорыстна, что она любит не его любовь кней, а — его.
Любовь — совершенно замечательноштука, особенно если о ней только читать в научно-романтическойлитературе и не пытаться всерьез примерить, например бескорыстность,к себе.
То есть это представить легко: тебялюбят ни за что и всегда, каким бы ты ни был, просто за то, что тыесть! И всегда думают и заботятся о тебе, твои радости становятсярадостью для любящего тебя, а твои печали печалят его…
Существенно сложнее оказываетсяпредставить, что это ты должен кого-то любить совершенно ни за что.Всю прошлую неделю она мне не звонила, а вчера, когда мы встретилисьна вечеринке, она совершенно нагло кокетничала с каким-то пижоном иделала вид, что меня как будто не видит. И я теперь должен светитьсяот любви к ней? И радоваться, что она нашла себе нового хахаля?Может, им еще фонариком посветить?
Ты отказала мне два раза,
«Не хочу!» — сказала ты.
Вот какая ты зараза,
Девушка моей мечты.
Самая народная «Академия»
Любовь небесная — прекрасна, нодаже очарованные ею люди практически воплотить ее регулярнозатрудняются. Мечтать о ней, конечно, не вредно, но какие шансы, чтотак полюбят тебя, если ты так любить не умеешь? Посемупредлагаю рассмотреть более реалистичные варианты и обратить вниманиена любовь земную. Земная любовь выглядит как полагается, то естьимеет облик вполне небесный, воздушный и трепетный, но если выприсмотритесь к корням, вас поразит ее житейская основательность ижестковатый практицизм.
О Тимур
Читатель, приготовьтесь, Н.И. снованачинает вас подначивать. Давайте не будем обижать себя и егоподозрением, что все, что бывает в его и в нашей жизни и любви,сводится к таким вот картинкам. Но… такие картинки в жизнитоже есть. Можно игнорировать эти картинки, можно игнорироватьдругие, более симпатичные, но, наверное, хорошо бы держать в душепамять о жизни в целом. И если однажды в душе читателя эти вопиющепротиворечивые картинки большого чистого и вульгарно повседневногосложатся в части единого целого, тогда ирония и в изрядной степенисамоирония умного и живого автора окажется не столько руководством кдействию, сколько поводом лишний раз пережить, насколько разной имногогранной может быть жизнь и любовь в один и тот же момент времении между одними и теми же людьми.
O
Типичное начало: Хочулка взаимная
Хочулка плюс владелка получаетсяимелка, а кончается все это сопелкой и пыхтелкой.
Я встретил женщину и понял, что этаженщина мне нравится. Я понял, что я ее хочу. Женщина увидела моигорящие желанием глаза, оценила совокупный (то есть душевный,физический и прочий) капитал их владельца и подала мне знакиблагосклонности: «Ты мне нравишься тоже!»
• Ее руки мягко задержались вмоих руках, и на мое касание пальчиками ее ладошки она ответиладовольно опущенными ресницами.
Я понимаю, что эта женщина не против.Она не возражает, если я буду ее завоевывать — и я решаю еезавоевывать.
Я начинаю ей звонить теплым голосом,интересоваться ее планами, слушать ее переживания и рассказывать еймилые небылицы. При встречах я внимателен, но немного неровен, потомучто не скрываю своего желания, отчего ее глаза довольно туманятся.Мои губы тянутся к ее, она смеется и шлепает меня по губам цветами,которые я ей подарил. Она знает, что я ее люблю. Хорошо, что я знаю,как это делается, и хорошо, что мне нравится и легко это делать длянее. Потому что я ее хочу. Мы — лакомимся друг другом. А накартинке это выглядит так: На поверхности — люблю. А в основе,то есть на самом деле, — хочу.
Несложно догадаться, что у некоторыхсубъектов, недалеко вышедших из животного мира, хочу можеточень даже наличествовать, а любовь — как-то нет. Кстати,ничего страшного я в этом не вижу, особенно если их хочулкаокажется взаимной.
• Ты — меня, я —тебя. Вот и посношались. А если вам это не нравится, то вы можетесебя этим не радовать.
Хотя, конечно, с любовью лучше. Слюбовью немного хлопотнее, но выходит и красивее, и добрее, особеннос учетом обычного возникновения ответного чувства…
Близость и привязанности
Далее, мы с Ириной (пусть мою любимуюженщину зовут так) решили соединить то ли свои постели, то ли своижизни — и стали жить. Как это происходит обычно, между намидостаточно быстро завязались привязанности, я свыкся с Ириной, мыстали близкими людьми, я привязался к ней, а она привязалась ко мне.Стоп! И близость, и привязанность я предлагаю вам представитьпредельно реально: вот между нами натянулись веревочки, а то иканатики, одним концом канатик привязан к моему ребру, другим концом— к ее. И мы стоим предельно близко друг к другу: я чувствую еедыхание, а она — мой локоть.
Что будет теперь, если мы близки, а янеловко повернулся? Мой локоть ударит ей по ребрам.
• А вы знаете, у менядовольно острые локти.
Вот незадача! Были бы мы не близки —она бы только посмеялась над моей неловкостью, но мы близки, и онакривит гримаску: «Ой, ну больно же!»
ПРИ БЛИЗКИХ ОТНОШЕНИЯХ НЕЛОВКОСТЬРАНИТ.
А что будет, если я когда-то не устроюее как близкий человек и она вдруг дернется от меня? Канатик междунами натянется и, привязанный к живому, дернет нас. Нам станет —больно.
ПРИВЯЗАННОСТЬ ЧРЕВАТА БОЛЬЮ. И ВЫЭТО ЗНАЕТЕ.
Как люди близкие и привязанные друг кдругу, мы стали опасными друг для друга людьми: мы можемпричинить друг другу реальную боль. И если я не хочу, чтобы мне быломучительно больно, если я не могу допустить, чтобы Ирина от меняушла, что я буду делать? Правильно, я буду Ирину любить, я буду обИрине заботиться. Моя зарплата станет ее зарплатой, я буду приноситьИрине цветы и ходить на рынок за картошкой. И если я об Иринезабочусь хорошо, я могу быть почти уверенным, что она мне сильнобольно делать не будет. А если Иринушка тоже не дура и мы обазаботимся о себе… то есть о другом… то есть о себе,
• Я правильно озабочен подборомслов?
то у нас теперь настоящая любовь,которой мы и охраняем себя от партнера, от нанесения нам боли идушевных ран. Очевидная и, возможно, главная черта этой любви то, чтоэто любовь добровольно-принудительная.
• То есть ты, конечно, можешь ине любить, но ведь, сам понимаешь, тебе же хуже будет…
А пока все хорошо: если не копаться,что там внутри, то снаружи таких отношений вы увидите благостнуюкартину заботливой и внимательной любви, справедливо вызывающей упосторонних восхищение, а у партнера — благодарное ответноечувство. И тогда картинка про отношения, где любовь рождается изпривязанности, выглядит вполне привлекательно. Вот так. Да?
Да, только не дай вам бог, несмотря навсе меры предосторожности, все-таки дернуться или партнера задеть:даже без всякого злого умысла, чисто рефлекторно партнер вздрагиваети начинает задевать вас.
• Ну мы так устроены.
Нам становится больно и мы устраиваемразборки. Вот так:
Похоже, что картинка потеряла былуюпривлекательность и стала более реалистичной. Как в жизни. Как внормальных
отношениях, где любовь толькоприкрывает привязанности и мгновенно превращается во вражду иненависть, чуть только привязанности напрягаются…
• От любви до ненависти —одна привязанность?
Нас с людьми связывает не толькодушевная привязанность, иногда еще крепче нас связывает жизнь.Мать-дочь — близкие люди плюс вообще не разъедешься. И снова —нас нередко спасает любовь.
От мамы никуда не денешься, а она тебядостанет всегда. «Куда пошла?!», «Чтоб я этого большене видела!», «Да как ты смеешь!» — наборизвестен, но не радостен. Что делать, куда бедному крестьянинуподаться? Убегать пока некуда, драться и воевать — пробовали,наши силы расстреливаются на дальних подходах… Остается,похоже, одно: дружить. А еще лучше — любить.
Когда что-то любишь —оно уже не такое противное, плюс, если даришь внимание, понимание итеплую заботу, на тебя почти не ругаются, а иногда даже ласковы.
Любовь — давно проверенная защитаот опасных близких. Да, средство это дорогое. А что делать? Вот иначинают близкие люди любить друг друга, чтобы не съесть враг врагараньше времени.
О Тимур
Вообще-то тут описаны принципы мирногососуществования. Да, люди часто и необдуманно (но очень гордо ирадостно) называют такие отношения любовью, но назовем ли их любовьюмы? Да и в словах ли дело? А вот и в словах. Назовем такоелюбовью, а нам такое не понравится, и мы будем не любить самулюбовь. Вместо того, чтобы трезво оценивать приемлемость и потенциалтаких, описанных выше, отношений. Правда, если на отношения любые,кроме любви, существует внутренний (или внешний) запрет, то иприходится любовью отношения любые называть. Чтоб хоть какая-толюбовь. Так что, Николай Иванович, вы нас не путайте. При чем тутлюбовь? Сами ж пишете: привязанности.
O
Сделки
Можно привязываться, а можно идтинемного другим путем, когда два взрослых и разумных человека так илииначе договариваются друг с другом. Близость между нами необязательна (опасно, однако!), а вот взаимные услуги — этопо-настоящему интересно. Если речь о любви ведут два хорошовоспитанных человека с возвышенными чувствами, то договор опредоставляемых услугах звучит возвышенно красивым, прямо-такипоэтическим текстом, но расшифровывается без всякого труда. Вот,например, таким текстом будет идти Его признание в любви,
• а таким — расшифровкаЕю этого слабо закодированного текста.
Итак,
«Иринушка, мне так дорого твоеприсутствие…»
• «Дорого…» —значит, готов платить за мое присутствие. Проявляетзаинтересованность. Это хорошо.
«Мне так нравится смотреть втвои глаза, чувствовать твою близость и теплоту прикосновений…Ты меня так привлекаешь…»
• Понятно. Хочет секса. Этотоже хорошо.
«Я хотел бы, чтобы у нассложились серьезные отношения…»
• Серьезные… Он что-тогарантирует. Что? И что за это ждет от меня?
«Я так представляю, что у насбудет дом, где ты будешь хозяйкой…»
• Понятно. На мне готовка,стирка и так далее.
Она может то ли вздохнуть, то лирасслабиться, потому что смысл его текста ясен уже предельно: «Уменя к тебе вполне традиционные ожидания. Я от тебя жду все, чтодолжна делать каждая обычная жена». Если они имеют некоторыйопыт семейной жизни, то основные функции жены она знает и так, вслучае чего он ей быстро напомнит. Это:
Душевный друг — тот, ктоготов принимать мою усталость. Более подробная раскладка, напоминаю,имеет вид: Грелка, Взгрелка, Унитаз, Золотое зеркальце. В другоевремя — Игрушка для трепа и развлечений.
Любовница , то есть сексбесплатно. Немного внимания каждый раз обещаю, но чтобы по полнойпрограмме вокруг тебя каждый раз крутиться, как раньше, —нет уж, извольте.
Визитная карточка. Жена длямужчины есть важная составляющая его личного интерьера в широкомсмысле этого слова.
На этой фотографии изображенымоя дача, пес, машина и жена. Все выглядят — великолепно!
Домохозяйка. Домом и мной надозаниматься. Мне самому, что ли, носки стирать?
Мать моих детей. От меня —руководящие указания, от тебя — все остальное. В общем, моидети должны мне понравиться.
Впрочем, любая сделка имеет двестороны, и в ответ на ожидания мужчины женщина выставляет требованиясвои. Трепетно вложив ему в руки свои ладошки и преданно глядя вглаза, она спросит:
«А ты готов содержать нашусемью?»
Что значит: «Деньгидавай!»
«Больше всего я ценю в тебе то,что ты настоящий защитник и опора…»
То есть: «Самые трудныевопросы на грудь берешь ты, а не я, и я знаю, с кого мне в случаечего спрашивать».
«Милый, и еще: я так благодарнатебе за взаимопонимание!»
Перевод: «Чем быстрее тыбудешь меня понимать и со мной соглашаться, тем будет лучше. Неупрямься».
Если больше она ему ничего обещать непланирует, то: она вдруг порывисто, с широко открытыми глазамитянется к нему, нежно опускает свои руки ему на плечи, тихо припадаетк его груди, после чего задерживает дыхание, медленно прикрываетглаза и дарит ему свои полуоткрытые ищущие губы. На чем торговляобычно и заканчивается…
Минута… две…три. Наверное, пока хватит.
O Тимур
Разрешите вклиниться…
Насколько мы с вами уверены, НиколайИванович, что условия сделки тут обе стороны поняли одинаково? У меняесть ощущение, что и он, и она сохраняют очень большую свободуманевра для последующих разъяснений сути и духа соглашения…Значит, будут еще и разговоры, и передоговоренности. А тогда —можно ли тут говорить о сделке? Или пока только о протоколенамерений?
O
Если мужчина, находясь в мечтательномпредвкушении, решает, что эта сделка его устраивает, он предлагаетженщине свою руку и сердце. Он берет на себя свою часть сделки, своиобязанности и ожидает, что она будет выполнять часть свою. По рукам?И если они дали друг другу руки, они вступают в ответственные бизнес(простите, семейно-душевные) отношения, где согласно договору удобнопользуются друг другом. Что можно возразить против честной сделкимежду мужчиной и женщиной? Это нормально и разумно: мужчинаобслуживает женщину, женщина обслуживает мужчину, вместе они помогаютдруг другу жить.
O Тимур
Простите за пессимизм, но я бы все-такивозразил против слова «честный» применительно к такойсделке. Тут одно из двух: либо это сделка, и тогда стороны, ненадеясь друг на друга, оставили себе простор для взаимногоодурачивания, то есть сделка эта — нечестная. Либо это и несделка вовсе, а уверенность в другом человеке, то есть доверие.Соглашусь, что в реальной жизни второе бывает не так часто, какпервое, но бывает тоже. А вот честная сделка бывает куда реже, чемпервое и второе, вместе взятые. Зато куда чаще бывают ситуации, когдас одной стороны — доверие, а с другой — игра в сделку.
O
А что особенно приятно, нам никто неможет запретить называть свои отношения не сделкой, а душевнымрасположением и любовью. Объявлять свои отношения «сделкой»— не всегда удобно.
Наверное, вы в курсе: в любомгосударстве со всех сделок нужно платить налоги — если этооформляется как сделка. А если я свои сделки с женщиной оформил каклюбовь и семью, то налоги можно не платить.
Наверное, поэтому у нас не разрешаютмногоженство. Только прикиньте: вот построил я швейную фабрику и всехсотрудниц: швей-мотористок, уборщицу и секретаршу — оформил каксвоих жен. То есть деньги им за работу плачу те же самые, а налоги —нет, потому что у нас не сделка, а большая семья на сорок человек.Сколько сэкономил? Сорок с лишним процентов от зарплаты (пенсионный,подоходный и прочие соц страхи). Не слабо?
• Не разрешат, не разрешат наммногоженство! А тем более шведские семьи и прочие браки междувлюбленными друг в друга мужчинами… Налоговая не позволит.
Да. Так вот: что справедливо длякоммерции, то справедливо и для души. Мы дружим, мы любим друг друга,мы не в коммерческих отношениях! Любимая, может быть ты думаешь, чтомне от тебя что-то надо? Нет, любимая, я от чистого сердца, я дарютебе все, что я сказал. А как ты ко мне относишься? Может быть, тытоже хочешь безвозмездно подарить мне все то, о чем мы с тобойдоговорились?
• Да, милый! Взаимно, любимый!
Если нашу сделку — лирическуюсделку! — мы оформили как бескорыстное дарение двухлюбящих людей, то и сделка совершена, и бонусы (подарочки сверху)получены. И тогда наш бизнес называется настоящей любовью, а мы себяможем считать людьми любящими и совершенно бескорыстными. Тем более,если стороны свои обязательства выполняют, отношения взаимовыгодны ибизнес процветает, то у нормальных людей совершенно естественно,кроме и помимо всяких сделок, возникает друг к другу теплаяблагодарность.
• А нередко и — настоящаялюбовь. Когда мы такие богатые и откормленные, почему бы нам и неподелиться, почему бы не подарить внимание и заботу хорошемучеловеку?
Просто так!
Любовь и дружба:
сравнительная феноменология обыденного сознания иструктурный анализ как получится
Не можешь любить — сидии дружи.
Говорят в Одессе
Всем известно, что любовь от дружбыотличается, вот только чем, почему и что из этого следует, сказатьникто не решится. Наблюдательные люди заметят, что любовь обычно ярчеи страшнее, дружба — ровнее и поспокойнее. Любовь — штукаподлая, а дружба — честнее.
• Так-то оно так, а может, и несовсем, а может, и не так.
Как тему для размышлений кидаю тезис:если не отрываться далеко от народа, то любовь — это дружбаплюс секс.
• Ну не обязательно секс какфакт, но хотя бы как сексуальное влечение. Желание, когда я тебяхочу, а еще лучше — ОЧЕНЬ ХОЧУ.
Конечно, это справедливо только дляосновной массы, то есть не для всех. Для тех, у кого на сексезаморочек нет (вопрос был прост, подняли тост, поели кекс, имелисекс), — для этих морально облегченных индивидуумовдружеский секс прибавляет к дружбе столько же, сколько дружескийтанец, чай или массаж. То есть почти ничего. Бывает, конечно, и так,что любовь есть, а сексуального влечения — нет. Верно, но этобывает редко и, как правило, лишь когда сексуального влечения нет ещеили уже. Кто-то может заметить, что для любви сексуальное влечениеобязательно, а дружба в любви — редкость. Да, соглашусь и сэтим, мне самому такая формула любви представляется весьма глупой, ноглупее всего то, что для народа это — правда, народ этойформулой живет и этой формуле следует:
ЛЮБОВЬ = ДРУЖБА + СЕКС.
И вообще-то это понятно.
Девушки этот предмет отслеживаютдостаточно внимательно, и, пока ты с нею не подружишь, уважающая себяподруга в любовь с тобой играть не будет. А если отношение молодогочеловека настолько дикое, что, кроме сексуального воодушевления,никакой дружбы более не содержит, то даже молодежный народ одно сдругим не путает и называет: это не влюбленный, а сексуальноозабоченный. И — вспоминайте сами. Вы можете дружить месяцами,но если вдруг в отношениях заблестело очарование сексуальности и вовремя вроде бы обычного трепа руки как бы случайно начинают нежнокасаться друг друга… Обещание близости (тела, естественно, ане только души) поднимает градус отношений до предельно высокойотметки: юноши учат стихи, моют свои уши и говорят девушкам приятныелюбезности.
А когда обесценивается секс, уходит илюбовь. Впрочем, у людей, ценящих друг друга, остается дружба.
О Тимур
Что-то мне стало сильно грустно…Дружба — отдельно, любовь — отдельно, секс — какпрокладка… Да, все это может быть и так, если мы примем, чтолюбовь между мужчиной и женщиной — совершенно отдельноечувство, не имеющее с любовью — к родителям, детям и, кстати,тем же друзьям — никакого отношения. Да, если мы считаем, что вдружбе нет любви или что это только слово похожее, а содержаниечувства совсем другое, то — да, можно складывать эти разныечувства и полученную более или менее гремучую смесь называть любовью.
Но — стоит ли?
Вспомним, что не в «народном»,а во вполне приличном, настоящем, если хотите, варианте все этивзаимоотношения — проявления одного и того же сложного чувства:любви. И тогда можно говорить о родительской, детской, дружеской,эротической, братской, сестринской любви. Все это — любовь,близко или нет вам это слово.
В нашей жизни есть удивительныйперекос. Мы часто не называем любовь любовью, потому что привыклиназывать любовью всякое разное безобразие.
• Ну, если не мы привыкли,так люди вокруг нас. Вот, к примеру, в самом голубом цвете вроде иничего плохого нет, а слово — непопулярно. Так и «любовь»,как слово, ввиду его плоско-подросткового хождения «в народе»,сегодня всерьез употреблять, похоже, как-то неприлично.
Пока этот перекос только в словах —ничего страшного. Любить можно, называя все это как угодно: сделкой,привязанностью, как хотите еще. Хуже, если стремление к любви где-тона подлете будет стандартно заменяться «народным» еепониманием. Вот тогда станет совсем грустно.
O
О любви и других спекуляциях в особо крупныхразмерах
Не будем говорить о любви,потому мы до сих пор не знаем, что это такое. Может быть, это густойснег, падающий всю ночь, или зимние ручьи, где плещется форель. Илиэто смех, и пение, и запах старой смолы перед рассветом, когдадогорают свечи и звезды прижимаются к стеклам, чтобы блестеть вглазах. Кто знает? Может быть, это мужские слезы о том, чего некогдаожидало сердце: о нежности, о ласке, несвязном шепоте среди лесныхночей. Может быть, это возвращение детства. Кто знает?
К. Паустовский. Ручьи, гдеплещется форель
И дружба, и любовь живут сделками, ноотличаются друг от друга как обмен марками в школе от валютныхспекуляций на бирже: как вы понимаете, существенно меняется иассортимент, и, главное, объем сделок. Я не утверждаю, что ничегодороже секса во взаимоотношениях мужчины и женщины не существует, нопочему-то именно сексуальная близость — возможно, в силуполузапретности — является тем ключиком, который открываеттайнички, годами и десятилетиями хранящие все самое для человекадорогое, его личные драгоценности. Если у мужчины самое ценное —это его деньги и свобода, он кидает к ногам любимой свои деньги исвободу. Если у нее дороже ее тела ничего нет, она дарит ему своетело: «Я — твоя!»
• Все для тебя, любимый,единственный! Все к твоим ногам, любимая!
Обратите внимание, это важная деталь:что касается ассортимента, дружба нас снабжает душевными товарамиповседневного спроса. В ее наборе не самые дорогие вещи, но те, вкоторых ты нуждаешься каждый день: понимание, интерес, поддержка.Если у тебя есть друзья, ты будешь сытым и одетым. Но и только. А вотроскошь и ощущение исключительности дает только любовь. Когда,например, от вас хотят забрать свободу и готовы пожертвовать свободойсвоей — вы понимаете, что речь идет о вещах ценныхисключительно. Когда человек готов поставить тебя в центр своейжизни, и не только готов, но и делает это, это его решение —дорогое.
• А иногда — и оченьдорогое.
Все так. Начинаются драгоценности —начинается любовь.
ЛЮБОВЬ СИЯЕТ БРОШЕННЫМИ ЕЙДРАГОЦЕННОСТЯМИ
Цена любви измеряется ценностьюпринесенных на ее алтарь драгоценностей, и чем богаче россыпь, темсильнее сверкает любовь. Естественно, если претендующий на любовьвместо камешков предлагает дешевую бижутерию, все понимают цену такойлюбви.
• Вспоминай печальМ.М.Жванецкого: «Бутылка шампанского и шоколад — это нелюбовь, это увлечение!»
И понятно, что это не дружба: дружбатакой ерундой не живет. Дружба, скорее, разумна и делится тем, чтопригождается, любовь же дарит то, что восхищает. Бриллианты и цветысильно отличаются в цене, но их объединяет то, что как подарок этовещи ненужные. Они — не нужные , они более нужных, они —ценные . Это — момент внимания к тебе и подчеркиваниятвоей значимости. И когда друзья дарят тебе безделушки, они даряттебе искорки любви.
С другой стороны, дружба в сравнении слюбовью не в пример честнее и благороднее. Почему? В торговле любвина лотки выкладываются главные драгоценности, а там, где появляютсядрагоценности, там же обычно появляются и подозрительность, иподставки, и подлоги.
Погоди, погоди, бесприданница,
Ты любила всего одного,
Тот, кто знает любовь без предательства,
Тот не знает почти ничего.
Вероника Долина, главный спецпо женской любви. Ну, и по мужской тоже
Понятно: из-за пары рублей мысволочиться не будем, и, если кого это сильно выручит, мы эту суммуможем ему даже подарить. А вот как мы будем себя вести, если вдругувидим реальную возможность заполучить себе пару камешков, —для многих вопрос открыт. Даже в нормальной финансовой деятельностисохранить порядочность при работе с большими суммами могут толькоочень порядочные люди.
• Или очень богатые, для когопробегающие мимо них суммы — не деньги.
Если любовь живет светом вложенных внее драгоценностей, то драгоценности должны быть под охраной. Какминимум, драгоценности не должны обесцениваться, а для этого должнобыть запрещено их тиражирование: драгоценность имеет это званиетогда, когда она в единственном числе.
• Антуан де Сент-Экзюпери:»Любимый цветок — это прежде всего отказ от всех остальныхцветков».
Именно из этого вытекает совершеннопонятное требование эксклюзива в любви, и это естественно:драгоценности особенно дороги тогда, когда их нет у других. Сам посебе бриллиант — блестящая безделушка, но если такой больше ниу кого нет… Если то, что ты даешь мне, ты легко даришь идругим, то разве тебе это дорого? Когда то, что дарю тебе я, ты легкополучишь и у другой, то будешь ли ты ценить мой подарок? Поэтомуникаких других у нас быть не должно: ты — только мой, я— только твоя.
Логично? Предельно логично. Иодновременно может быть совершенно непонятно другой стороне:
— Какие у тебя ко мнепретензии? Я что, в чем тебя обделил? Твоего я на брал, у нас с тобойвсе по-прежнему, раньше тебе этого хватало. А что встречался сНатальей, тебе от того ущерба нет. Тогда чего собачишься?
Он рассуждает абсолютно здраво, но пологике дружбы, которая печется лишь о необходимом. А любовь —дитя роскоши… Кроме того, он забывает, что в глазах любимой онсебе уже не принадлежит. Наивный! Любовь обидеть легко.
Я доверила тебе все, что у меня было, яслезинками капала в твои крепкие ладони, но ты вдруг разнял своируки, и все просыпалось в грязь…
• Я плачу.
Обиды любви — жестоки.
Я отдала тебе все свои драгоценности, явложила в тебя все, а ты оказался — не тем.
• Предатель!
С точки зрения нормального удобства иобычной житейской порядочности дружба несравнимо предпочтительнеелюбви. Начинается любовь — кончается вольница дружбы иначинаются неприятности. Поднимаются притеснения, вас начинаютревновать, на вас уже претендуют как на свою собственность, от васждут всегда внимания и навсегда заботы… Конечно, другом бытьпроще и удобнее.
• Но пока душа еще жива, всеравно хочется быть — любимым!
O Тимур
Николай Иванович, разрешите выразитьдругое мнение. В дружбе мы следим за тем, чтобы жить по средствам ине бросать в общий костер все, что есть. В любви же любимый человекстановится настолько важен, что радовать его и делиться с ним —уже не просто доброе удовольствие, а необходимое условие и сутьжизни.
Можете считать это душевнымзаболеванием, но от этого меняется мало что: люди иногда так живут.Возможно, так ваши родители относились к вам.
И если вспомнить об обмене-сделке, тосуть, вероятно, все-таки не столько в произвольно выбранныхдрагоценностях, сколько в подходе к обмену: в дружбе приемлемоеменяется на приемлемое, то есть обмен субъективно равноценный. А влюбви всё меняется на всё.
• Помните притчу о старойженщине, которая подала всего лишь грош, но это было все, что онаимела? И ведь ее дар был оценен выше солидных даров богача.
Я не знаю, хорошо это или глупо иплохо, но так бывает. И это бывает сильно. А значит, возможностинапортачить гораздо больше: как всегда, когда задействованы большиесилы.
• Поэтому люди умудренные ужегрустно сдерживают порывы своей любви и находят способы изящные итонкие: иначе неясно, сделает горячая забота жизнь любимого лучше,или наоборот.
Однако и доброго дела может оказатьсягораздо больше. Правда, суть тут уже не столько в остром и практичномуме, сколько в душевной мудрости. И тогда если дружба — этолюбовь сдержанная и с умом, а просто любовь — это силанесдерживаемая, то любовь, которую хотелось бы видеть мне, это силадобрая, могучая и не столько ограниченная, сколько направляемая —мудростью. И душевной, и просто житейской.
O
Сказка о волшебной сказке
«На дубе том виситларец, в ларце утка, в утке яйцо, в яйце игла, а на кончике иглы —моя жизнь…» Слушай, а куда у нас в доме все иголкизадевались?
Сказка в формате будних забот
Одна из самых глубинных драгоценностейдуши — это хранимая в душе Сказка. Когда-то, в очень далекомдетстве, мы были счастливы. Было ярко и весело, мама пахла чем-тоочень вкусным, а папа хотел с нами играть. Это была — сказка. Имы поверили, что мы можем быть счастливы, что сказка в жизни —возможна. И теперь мы ждем, что когда-нибудь придет Дед Мороз согромным мешком, полным нам подарков, мы встретим добрую Фею сволшебной палочкой, взмах которой сопровождается серебряным звоном, ипойдем по дороге, вымощенной желтым кирпичом, навстречу самымчудесным приключениям. И очень важно, чтобы мы могли держать за рукутого или ту, с кем этот путь и делается — Сказкой.
Я тебя зову, как только
Новый месяц робкой свечкой
Занавеску тронет тонко,
Выходи ко мне навстречу.
Ты не бойся, я согрею
Твои зябкие ладони,
Твои теплые колени
Поцелуями укрою.
Я тебя в стихи одену,
Шорох слов накину шалью,
Звуки музыки печальной
Принесут с собою тени…
Может, ты моя Сказка?
• Вы чувствуете, выпонимаете, сколько стоит этот вопрос?
Пока жива Сказка, жив человек: ему естьво что верить, чего ждать, во имя чего жить. Боль и сияние Сказкиименно в том, что мы все время отодвигаем ее вперед, зная, что она неможет быть здесь и сейчас, но веря, что она может быть : можетбыть, с тем? Может быть, тогда? Сказка жива тем, что мы не пытаемсяее одеть реальностью, тем, что она живет только как — Сказка…И тем страшнее рывок, когда я кому-то реальному, с настоящим телом изапахом, говорю: «Ты моя Сказка!»
И в день седьмой, в какое-то мгновенье
Она явилась из ночных огней,
Без всякого небесного знаменья,
Пальтишко было легкое на ней.
Мне надо на кого-нибудьмолиться…
Я поставил на тебя смыслы моей жизни,ее потаенную пружину, ее свет и радость, все свое существование. Ялюблю тебя, принцесса Сказка!
Сказка — это очень просто.
Я долго прилаживался и в конце концоврастянулся на траве, удобно положив свою голову ей на колени. Мояпринцесса тоже нашла увлекательное занятие: в ее глазах бегалилукавинки, тонкой травинкой она водила мне по щекам, носу и губам, ятянулся и шлепал губами, пытаясь поймать и отобрать щекотнуютравинку. Она смеялась и дразнила меня ее близостью, а если я, невыдержав, тянул руки, она быстро прятала травинку за спину и,вызывающе подаваясь ко мне грудью, с веселыми глазами требовательнокричала: «Так нечестно!»
Сказка — это очень просто, надопросто найти свою половинку и сказку своей жизни начать делатьвместе. Будьте готовы только к одному: чем удивительнее, чем чудеснееи невероятнее в своей красоте сказка, тем более она вырывается изжизни, тем труднее она в эту жизнь вписывается и легче из этой жизни— уходит. А когда уходит из вашей жизни сказка — вывсегда плачете. Вообще по-настоящему плачет только тот, кто в жизнисо своей Сказкой — встретился.
• Светлых вам слез!
Круговорот любви в природе
Если по уши влюбилась,
Берегись любви несчастной.
Почему влюбляться надо
Непременно в одного?
Лучше в нескольких влюбляйся—
Сразу больше вероятность,
Что один из них оценит
Сердце верное твое.
Напутствие от Г. Остера
Убеждение, что любовь без взаимностинежизнеспособна, так же распространенно, как и лукаво. Чаще оноиспользуется как удобное обоснование, когда нужно, чтобы нашитребования любви выглядели весомее, или служит оправданием, когда мырешили кого-то более не любить. Конечно, если пара замкнута толькодруг на друге и вокруг них только холодные булыжники, то любовь водну сторону и так, чтобы неограниченное время, —действительно затруднительна. Однако самый влюбленный водну-единственную, если приглядеться, любит еще и свою старую маму, исвои новые ботинки, а сколько бы он ни рыдал, что его возлюбленнаяего бросила и теперь его не любит никто, обнаруживается, что рыдатьему есть кому: каждого любит кто-то.
• Некоторые, кстати, еще любятсебя, и вполне полноценно.
Приглядитесь: любовь передаетсяэстафетной палочкой от одного к другому, перебрасывается от пары кпаре волшебными шариками, перетекает от одного к другому и третьемутеплыми ручейками, а иногда разливается морем, ласкающим всех. Тытянешь с кого-то, но и кто-то тянет с тебя. Кто-то тянет тебя, акого-то тянешь своей любовью — ты.
А можно посмотреть еще и на такуюкартинку, где я постарался изобразить эту солнечную карусель любвимаксимально наглядно.
• Смотри большую картину наследующей странице.
Вот бабушка-кормилица, и бабушкаМашеньку любит. Не то чтобы она была от внученьки в восхищении, ноМашенька — девочка неплохая, а бабушка — человексолнечный и заботиться любит. Просто так. Хотя, наверное, в большейстепени бабушка к Маше привязана и жизнь свою без внученьки непредставляет. И хотя Машенька отвечает ей в основном раздражением,бабушку эта роль немного Жертвы, похоже, устраивает.
• Потому что планида такая.
Маша вообще-то девочка не черствая,просто сейчас она втюрилась в Петю и ни о ком, кроме него, думать неможет и не хочет. Так-то она девушка самостоятельная и нынчепривязанность более разыгрывает, чем переживает, но Петька для неедействительно находка, и она крутится вокруг него, получая настоящееудовольствие.
• У нее настолько искреннедающее отношение, что можете назвать это даже Машиной любовью.
Пете нравится ухаживание Машеньки, и онего не пресекает, а даже поддерживает, но душа его уже давно занятаНастей. Настя для него — свет в окошке, и то, что Настя еговсе-таки не любит, волнует его мало. У Пети легкая и добрая душа, егорадует сама его любовь и то, что, спасая от длящегося безделья, эталюбовь дает ему возможность писать прекрасные стихи и песни.
• На которые он, собственно, иживет.
Нельзя сказать, что Настя к немусовершено равнодушна: Петину внимательную помощь она ценит, а еголюбовь ей, как женщине, безусловно льстит. Временами она Петей бываетдаже очарована, но — но живет она с Костей. Наверное, НастяКостю любит, хотя их связывают вещи гораздо более серьезные. Ониживут уже не первый год, и более слаженной пары найти трудно: притомчто больше всего на свете Костя любит свои паровозы, это дело егожизни и, возможно, единственная привязанность, он исключительный мужв полной комплектации: надежный, порядочный и заботливый. Да, Настяему в первую очередь удобна, но он заботится о ней так же, как и обостальном домашнем имуществе, а недостаток любви вполне компенсируеттолстой благодарностью. Настя это ценит.
А самое главное, у Настя и Кости естьих Чудо — с совершенно ясными глазками, которое бегаетмаленькими ножками и само как маленькое солнышко. Настя просто нашласебя в этом славном существе, она теперь живет вся в светломпразднике любви, хотя ей бывает обидно: когда Костя приходит домой,Чудо всегда сразу бежит ему навстречу.
От нее.
Конечно, Костя свое Чудо, свое Солнышкотоже любит, но любит он ее по-своему: спокойно и рассудительно,как-то очень легко, и часто подсмеивается над Настиной немноготревожной привязанностью.
Которую Настя не отрицает.
Вот так и происходит круговорот любви вприроде: бабушка кормит Машеньку, Машенька — Петю, Петяподкармливает Настю, которая кормится совместно с Костей и вместе сним питает любовью их маленькое Чудо…
А кого кормит Чудо? Странный вопрос.Чудо, если кормит, то только свою куклу Мусю, а больше никого. Чудопросто бегает и сияет своими глазенками — вместе с солнышком, скоторым оно дружит.
И, похоже, вместе с нимкормит радостью всех, ничего для этого специально не делая.
В этой картинке понятно все, кромесамого первого пункта: а кто кормит бабушку? Здесь выходит, чтоникто. Может быть, светло прожитая жизнь?
И напоследок: если этозарисовка из жизни, то тогда не надо «ляля» прообязательную взаимность в паре. Договорились?
О Тимур
Если глава о любви завершается, то мнехочется сказать про самое, на мой взгляд, важное. Про —
Боязнь любви
Любовь пытаясь удержать,
Как шпагу, держим мы ее,
Один к себе — зарукоять,
Другой под сердце острие.
Господа, уберите шпаги…
Любовь бывает болезненной, и многиерешают: обойдемся-ка мы лучше без нее. Целее будем. Что тогдаслучается с любовью? Отношения тогда становятся — внешними.Формальными. То есть отношения есть, но они меня — не задевают.Не трогают.
• Не касаются.
Так вроде бы и жить легче. Великое ищемящее чувство, к которому поначалу так стремилось сердце, разложенотеперь на объясненные части, и уже видится толковый путеводитель, каксвое получить и поменьше при этом потерять. Вроде бы ничего и неменяется: мы же не отказались от любви. Мы же ее только —обезопасили. Правда, в этой безопасности, безопасности от сиюминутныхпотрясений, таится куда большая опасность: в нашей жизни постепенно,шаг за шагом становится все больше формальности и все меньше —настоящего. Мы начинаем избегать жизни. Пережидаем. Но уже не до»лучших времен», а постоянно.
• До смерти.
Вы наверняка можете таких людей если ине увидеть прямо сейчас, то, по крайней мере, вспомнить. Это ихолодный сослуживец, которого раздражает все, кроме логики. Это иродственник, который морщится и уходит при виде ярких проявленийчувств. Это молодой человек, который все обращает в «прикол»и создает вокруг себя дымовую завесу абсурдной ирреальности. Это иагрессивный циник, и расслабленный «пофигист». И такдалее.
• Если человек в своей жизни «итакой тоже» — это одно. А если только такой и «какойеще может быть?» — тогда есть о чем загрустить. Намоих глазах всего за два-три года жизнерадостный и добродушный пареньпревратился в бумажного чиновника, искреннего в своем непонимании»неодобренной и неорганизованной» жизни. Причем, чтохарактерно, для него самого эти изменения вовсе не очевидны.
Самое любопытное, что замуровавший себяв стены человек любви вовсе не избегает. Судите сами: чем больше силпотрачено на укрепление обороны, тем более нам важно длясамооправдания, чтобы «трагические испытания» в жизнивстречались как можно чаще. И тогда нам нужно экстремальную жизньсебе — устраивать. Или выдумывать.
Впрочем, когда пустота и одиночество застенами становятся уже совсем невыносимыми (такое бывает), наступает— весьма болезненное — осознание. Осознание упущенныхмгновений, упущенных радостей, промелькнувших людей, которые моглибыть близки и дороги, осознание так и не вышедшего снова в жизнь —себя.
• Чем больше жизни потрачено на«оборону», тем болезненней это осознание. И тем большевероятность, что человек, сделав наконец попытку выйти наружу,обожжется, скажет себе: «Ну вот, тут и впрямь все очень плохо».И — останется, где был.
Возврат к непосредственной, полноценной(имеющей полную цену) жизни может быть трудным и тяжелым (или простонеприятным: кто сколько потратил впустую). Но, что радует, такойвозврат — возможен. Он возможен тем более, чем раньше и сильнеечеловеку захочется вернуть в свою жизнь настоящее.
• Собственно, саму жизнь. А неее пережидание-существование.
И если мы все-таки выберем жить, то нампонадобятся в этой жизни близкие люди. Люди, к которым наша душабудет тянуться, рядом с которыми мы будем раскрываться такими, какиемы есть, зная, что нас — именно таких — здесь любят иждут.
• Пожалуй, ради этого напрячьсяи вынести кое-когда и шквальный порыв ветра, и даже град —стоит.
Впрочем, это не призыв жить вообще беззащиты. Просто защита должна быть для жизни, а не этой жизни целью иосновным содержанием. Защита должна быть — достаточной. Итратить на нее больше, чем нужно, — значит тратить впустуюсвою жизнь. Так?
O
Как возможно возмущение,
или Строение души на листе бумаги
Вначале было понимание
Вот вы говорите: «Вдействительности, в действительности…» А кто ее знает,что в ней. Может, там черт знает что, в этой действительности…
Л. Андреев
Любое, по крайней мере острое,переживание начинается с непонимания: «Ну как такое моглопроизойти?!» Но, чтобы душа напрягалась в непонимании, до этогодолжно было произойти — какое-то, любое, разное! —но ПОНИМАНИЕ ситуации.
Вплоть до: «Я не понимаюничего!», потому что это — тоже определенное понимание.
«Он это нарочно!» —»Нет, я не нарочно, так получилось!» — чем бы низакончился этот крик, спор идет именно о понимании ситуации. Что этотакое — понимание? Как оно происходит?
Как я полагаю, понимание —процесс исключительно творческий, и творится оно обычно так: учеловека есть некоторая схемка (внутренняя картинка мира, сказка омире), он выставляет ее вперед к миру, предъявляет ее ситуации, иситуация налипает (раскладывается) на эту картинку, делая ее живой —реалистичной. Видение мира начинается с того, что мы готовы видеть вмире, с нашей внутренней о нем картинки.
О Тимур
Люди как будто заранее знают, каким онидолжны увидеть мир вообще и конкретную ситуацию. Например, одниуспокаиваются, разглядев в ситуации множество решений, другиедергаются, пока не найдут решение единственное.
Есть люди, чье сознание приближается кглобальному, которые во всем видят проявление чего-то более общего ивсеобъемлющего. Напротив них — те, для которых частности какраз и составляют уникальную суть: это не просто батарейки, а «Varta»,а жизнь — она не вообще жизнь, а смотря с кем и на какиеденьги.
— Ох, тетушка! — вздохнулФедяшев. — Мы с вами вроде и по-русски говорим, да наразных языках. Я вам про что толкую? Про СМЫСЛ БЫТИЯ! Для чего живетчеловек на земле? Скажите!
— Да как же так сразу? —смутилась Федосья Ивановна. — И потом — где живет?..Ежели у нас, в Смоленской губернии, это одно… А ежели вТамбовской — другое.
О
Или, например, люди вокруг тебя —просто люди. Но если в своей внутренней картинке ты всегда видишьсебя стоящим на горе, а под тобой люди как облачка — тывысокомерен. Если ты видишь себя стоящим на горе, и люди не под,а вокруг тебя прозрачными облачками, ты не высокомерен, ацарственен. Если же в своей внутренней картинке ты козявка в яме,окруженная нависшими над тобой могучими врагами, — в твоейдуше будет ужас.
Вовне — одно и то же,просто люди. Но в душе, навстречу им, у каждого своя внутренняякартинка и — другое понимание. Другие чувства, другая жизнь.
Если к тебе подходит «свой»,ты открыт и дружелюбен, если «чужой» — ты держишьдистанцию и осторожен. Все понятно, и какая бы то ни было мистиказдесь присутствует только потому, что знание о том, «свой»человек или «чужой», проистекает не из самого мира, а издуши. Для забитого подростка «чужие» все, и родители, идрузья, а, может быть, самый чужой ему человек — он сам. Длявоодушевленного же мистика с возрастанием степени его экстаза«своими», близкими собратьями становятся все: душевнаяберезка, каждое утро отвечающая на его объятия, бомж, получивший отнего на бутылку, заливисто лающий на бомжа безродный пес Шарик, атакже взволнованные соседи, успокаивающий всех милиционер иравнодушные санитары.
Внутренняя картинка лежит за каждойнашей эмоцией. Мир не напоил тебя сегодня радостью, и ты грустишь, тоесть жалеешь себя и сердишься на мир. Все по-человечески, все как увсех, но ведь если расшифровать — ты сердишься на своихродителей. Вначале твоим миром и были твои родители, и, когда тебебыло плохо, ты им плакал: они тогда приходили к тебе, кормили исогревали. Ты вырос, но по-прежнему, когда тебе плохо, душа твояплачет и зовет… Кого? Родителей…
• Все наши чувства поотношению к миру — это наши чувства к своим родителям. Атрудные и радостные чувства к разнообразным окружающим, в своейоснове, — чувства к тем, кто был рядом с твоей колыбелью:к маме, бабушке, отцу. К тем самым родным тебе людям, с которыми тыдо сих пор в душе ведешь бесконечный диалог, выясняешь отношения исчитаешься…
Наше понимание мира, в самой своейоснове, — слепок наших отношений с родителями. И без этой,наверное, самой глубокой внутренней картинки наше видение мира понятьнельзя.
Однако мир богат, ситуации разные, мы —существа творческие, и поэтому конкретных внутренних картинок —основ понимания — может быть очень много разных. Она знает, что он — играет и подлизывается , и поэтому всеего цветы и поцелуйчики пропускает мимо души. Она чувствует, что онее уже не любит. Он знает , что она его любит, но строитему обиду , и поэтому то, что она не звонит и обнимается соСтасом, не значит ничего. Он это видит. То, что она чувствует,и то, что он видит , определяется тем, что они — знают. Конкретные детали взаимоотношений приобретают свой смысл и значениетолько в рамках того понимания, той формочки, которая уже заранее вдуше живет. Под эту формочку конкретные моменты ситуации подгоняются,с помощью этой схемки недостающие подробности разглядываются.
• Кастанеда сказал быздесь что-то очень глубокое про «точки сборки» приконструировании реальности.
Формочка лепит реальность, но иреальность, в свою очередь, влияет на формочку: дает ей жизненностьили, рано или поздно, — опрокидывает… Если ситуацияналипает плохо, нужные детали пропадают и не обнаруживаются,схемка-сказка со временем заменяется или дополняется другой, более кситуации подходящей.
Впрочем, у каждого из нас свояпсихопатология. Творчески подходящие к жизни и не скованные научнымидогмами люди могут (при желании) некоторые детали приклеить насоплях, какие-то мелочи счесть совсем не обязательными, да и вообще:
«Я, — сказал ИванПетрович, — Вижу так, как я хочу!»
Если я люблю свою формочку, неужели яне найду для нее подходящей реальности?
Понимание — это в такой же мереориентация в мире, в какой и конструирование, и адекватностьпонимания связаны не только с умом и опытом человека, но и с еговнутренней честностью и порядочностью по отношению к самому себе и кокружающим.
• А также с мотивацией,тревожностью и прочими хорошо известными каждому психологуобстоятельствами внутренней душевной жизни.
Степень субъективности, то естьвнутренней активности при конструировании видения ситуации, похоже,может быть очень различной. Иногда мне кажется, что пониманиепервично и именно оно жестко определяет видение (и последующиеэмоции).
• Картинка (больная, детальнаяи обидная) настолько жестко выкристаллизовалась, что от обиды было неубежать.
Но так бывает не всегда, и в некоторыхслучаях ощущение другое: понимание ищется, формируется, делается подте задачи, которые решает человек. Под то переживание, которое ищетдуша.
• Нужна обида — сделаемобиду, нарисовав подходящую картинку и подобрав, пусть даже придумав,нужные детали.
Чтобы наше с вами видение стало болееживым и реалистичным, давайте посмотрим, как разнообразно можетстроиться понимание (и соответственно последующие переживания) водной и той же, вполне житейской, ситуации.
Измена как предмет субъективного переживания
— Ну мы с твоейженой так посидели!
— А мы с твоей такполежали!
На выходе из гостей,доброжелательно.
Жила семья: вначале им было хорошо, апотом стало им плохо. И вот она уже собирается от него уходить…С чего начинаются ее боль и переживания? С его невнимания? С еенесдержанности? Нет, ее боль начинается с другого: с той картинки омире, которую она себе нарисовала.
• С той сказки, которая живет унее в душе.
Бытовые подробности? Пожалуйста. Он ейизменил, например, с ее же близкой подругой, она об этом узнала, итеперь у нее к нему в душе… Что? Предлагаем следующиевозможные варианты. Она:
• расценивает и переживаетэто как предательство;
• чувствует себя обделенной;
• испытывает к немуфизическое отвращение.
Похоже? Реалистичный список? Строгоговоря, переживания жены в случае измены мужа могут быть и вовседругие. Если, например, она продвинутый (хотите — задвинутый)психолог и секс для нее — всего лишь физическая близость двухзаинтересованных друг в друге людей, то она переживать будет небольше, чем если бы муж сыграл с ее подругой в большой теннис.
Если она умудренная опытом женщина илюбит своего мужа, у которого как раз личностный кризис и проблемы спотенцией, то состав переживания скорее будет — радость завоскресшего мужа и благодарность подруге, взявшей на себя рольбодрящего эликсира.
• И так далее: жизньсущественно богаче и неожиданнее, чем пытаются ее представить творцыслезливых телевизионных сериалов.
Тем не менее вернемся к нашему списку снормальными (то есть привычными для нас) переживаниями по поводуизмены и попробуем разобраться, из чего вырастает каждый из возможныхвариантов.
Предательство. Чтобы расценить ипереживать происшедшее как предательство, нужно создать и лелеять вдуше примерно следующую сказку-картинку: он и она слиты в единстве, иэто единство есть святыня.
• Не просто нечто «дорогое»,а именно «святыня», то есть нечто такое, чего не должныкасаться «чужие руки».
А теперь, когда эта святыня снята спьедестала и пошла по рукам, это предательство святыни и —святотатство.
• Итак, особенности этойкартинки: секс здесь возводится на уровень «святыни», аокружающие унижаются до уровня «чужих», чьи прикосновениясвятыню оскверняют.
Чувство обделенности. Исходнаякартинка, скорее всего, такова: муж как мужчина есть еесобственность, то, что принадлежит ей по праву, и вдруг еесобственность достается не ей, а ведь ей и так не хватает.Изначальное и итоговое ощущение бедности.
• Строго говоря, непонятно, какиз разового пользования ее имуществом вытекает ее прямо-таки вопиющаяобделенность. Но это только если вдумываться, что обычно желающиепереживать люди избегают.
Физическое отвращение . Мыговорим о настоящем, не придуманном отвращении, когда вопрос: «Нукак теперь с ним жить?» — звучит не столько дляокружающих, сколько для самой женщины. Так вот, все правильно: этотпоступок его действительно загрязнил. Но произошло это только наоснове весьма своеобразной картинки, а именно: она увидела ту, егоновую женщину — грязной какашкой и прочувствовала, какон к ней прикасается… Брр!!
• Особенно сильно она этопочувствует, если является выраженным кинестетиком и вообще склоннаболее ощущать, нежели, например, видеть.
Естественно, он об эту грязную женщинузапачкался, и теперь к нему, обмазанному дерьмом, у нее настоящеефизическое отвращение.
• Действие картинки предельноубедительно и логично, некоторые сомнения вызывает лишь лежащее воснове этой картинки убеждение, что другая женщина — этогрязно, что близкий контакт мужчины с неразрешенной женщиной егопачкает.
Подчеркнем еще раз, что в самойситуации ничего из того, что сейчас я проговариваю и показываю, —нет. Все это создается в творческом процессе понимания или, если васбольше устроит такая формулировка, — в конструируемомвидении ситуации.
Так или иначе, любое переживаниеначинается с некоторой картинки, с выраженной в образах системыверований, которую носит в своей душе каждый человек. И центр,сердцевина любого переживания — это столкновение образов,картинок мира с самой реальностью. Именно в этот момент вылетают тепервые живые искры, которые позже могут быть успешно раздуты дополнокровной эмоции.
Видение реальности
Понимание, то есть изначально оченьактивный и творческий способ видения ситуации, — этотолько начало. Хорошо известно, что люди воспринимают ситуацию черезнадежные фильтры , позволяющие им не видеть то, что видеть нехочется, а также через гибкие линзы , помогающие раздуть долюбых размеров то, что должно оказаться на месте реальности.
Если мама внушает дочке: «От тебяс детства одни проблемы, только одни хлопоты, только сплошныенеприятности!» — можете быть уверены, она ухитряетсяговорить полную правду. Она говорит полную правду при том, чтоговорит невозможное: не бывает, чтобы дети не были радостью, любыедети — когда-то солнышки с масенькими ладошками. Вспомните:когда маленькое солнышко с бантиками, пыхтя, залезает к вам наколени, а потом, удобно устроившись всей попой, деловито открываетвам свою любимую книжку с картинками и тычет пальчиком: «Мама,читай!», то не обнять это славное создание и не поцеловатьзатылочек с завиточками может только конченый шизоид.
• Или мама, которой зачем-тонужно жаловаться на тяжелую жизнь.
Мама может все. Если мама хочетжаловаться на жизнь — она и увидит жизнь тяжелой и лишеннойрадости. И сделает ее такой!
И тогда на место реальности становится— ее видение . Иногда — очень своеобразноевидение.
О Тимур
Как, и все? О линзах и фильтрах —все?! Об этом, о линзах и фильтрах восприятия, должен быть отдельныйи большой разговор, как минимум, на отдельную большую главу. Нуладно, отложим на следующую книгу, а пока просто для иллюстрациипокажу, как использование разных линз и фильтров связано сосвоеобразием личностного типа.
К примеру, одних людей большеинтересует, чего они хотят и добиваются, а другие в большей степениозабочены избеганием того, чего они не хотят. И тут, и тут работаютлинзы, только выделяют эти линзы разное. Первые приближают,преувеличивают, ставят перед глазами то, что их манит и привлекает,вторые — что их страшит и отвращает.
Различаются вроде бы тольколинзы восприятия, а результат — другой характер личноймотивации и разный стиль жизни. Те, первые, в чистом варианте могутломиться к цели без оглядки на реальность, тогда как вторые так и несдвинутся с места, все глубже и глубже анализируя возможные проблемы,которые может повлечь за собой любой их шаг. Первые идут к цели, неслишком продумывая последствия своих действий, вторых можно заставитьчто-то сделать только угрозой неприятности (метод «из двухзол»).
Если человек фильтрует, отсеивает иглушит чужие мнения, усиливая звучание внутреннего голоса, будет типчеловека, ориентированного на собственное мнение. Человек,ориентирующийся на то, что скажут окружающие, тоже ставит фильтры ипользуется линзами, только он усиливает звук от других и приглушаетсвой внутренний голос.
Поменял линзы или переставилфильтры и — получил другую жизнь.
O
Итого: как становятся очевидными очевидные вещи
Мы с вами прошли уже немалый путь, и,чтобы не потеряться в частностях, пора собирать все разрозненныефрагменты воедино. Посему для любителей завершенных схем этусмысловую часть текста с удовольствием представлю в виде настоящейнаучной картинки.
Сверху на ней темным пятном нарисованареальность .
• Что это такое — незнает никто. Ну, пусть в нашем случае будет рынок, куда вы пришли закартошкой.
Из нее мы с помощью фильтровчто-то выделяем, а что-то отсекаем: обычно то, что нас не устраивает,что нам сейчас не нужно или что мы видеть просто не готовы.
• Когда вы хлопаете покарманам, ища куда-то подевавшийся кошелек, обращаете ли вы вниманиена порыв ветра, понесший кувыркающиеся листья волной мимо вас?
После этого мы, приставив линзы, специально приближаем, делаем крупным и ярким то, что решили видетьи переживать.
• А кошелька-то — нету…О, мой любимый, такой кожаный, такой родной, — ты прямвесь перед глазами!
А потом осуществляем вхождение :помещаем себя в эту ситуацию, превращаясь из стороннего наблюдателя вее участника.
• О, горе мне!
Естественно, все это происходит врамках выбранного понимания ситуации, что, в свою очередь,зависит от нашего воспитания , того или иного наличногоэмоционального фона и преследуемых личных выгод .
• Об этом, впрочем, немногопозже.
А в результате мы в мире видим то, чтомы видим: совершенно очевидные вещи. Видите, как все просто! Впрочем,это только начало. Для настоящего эмоционального переживания, кромеэтого, исключительно важны еще и —
Ожидания и представления о мире
Представления о мире у возмущающегосячеловека более всего напоминают прокрустово ложе, в котороереальность уместить не так-то просто. «Должно быть так!»,»Так быть не должно» — схемка узкая, ареальность многогранна и богата. Вот они и скрипят друг о друга, приболее энергичном столкновении высекая бьющие живым возмущением искры.Откуда берутся такие жесткие представления о мире, такие узкие рамки,в которые насильственно загоняются ожидания по отношению к людям и кмиру? Есть две главные причины этого. Во-первых, узость,неразвитость мышления , из которой проистекает: «Пониматьдругих НЕ МОГУ».
Взрослый забывает, как мыслит ребенок,и поэтому считает нормальным пресекать его веселое возбуждение своимитребованиями: «Не вертись!», «Сосредоточься!» идругими призывами к благопристойности и порядку. Народ, вы попробуйтесами: вот голова у вас быстро вертится налево и направо (вертится,подчеркиваю, сама — повертите! Повертели?), и, одновременно сэтим, попробуйте сосредоточиться на правильном понимании того, чегоэто хочет мама, которая сейчас на вас ругается.
• Правильно, не пойметеничего и справедливо получите по затылку.
Так же как ребенок еще не знает, чтодля взрослого значит слово «полезный», так и взрослые ужезабыли, что значит для ребенка состояние «хочется» и«интересно». А раз мы друг друга понять не можем, торебенок возмущается, когда его пичкают «полезным», авзрослые возмущаются, когда ребенок почему-то делает то, чтоинтересно ему, а не родителям.
Другая причина жестких картинок о мире— эгоцентризм , другими словами: «Понимать другихНЕ ХОЧУ». То есть я, конечно, понять-то могу, что иногда нехочется возвращать деньги, взятые взаймы, — сам много разубеждал себя, что имеется целая куча причин, почему с возвратом чужихденег я могу повременить. Но когда не отдают деньги мне —простите, это ситуация совсем другая. Проблемы есть у всех, мнеденьги нужны, и поэтому я понимать уже никого не хочу. И не буду. Имне просто непонятно, как можно быть таким непорядочным.
О Тимур
Интересно проследить, как с возрастомвсе эти фильтры и линзы формируются. Сначала появляется главное:различение «хорошо» и «плохо». Различениепока только на своем собственном опыте: ругают — плохо, хвалят— хорошо. Представления о «хорошо» и «плохо»вообще начинаются с самых что ни на есть личных переживаний: МНЕхорошо или плохо. Кому-то приходилось опасаться резкого голоса,кому-то — мягкого ремня, кому-то горячих маминых слез, кому-то— холодного тона: методы воспитания разные. В любом случаеощущение противности «плохого» идет оттуда, из детскихнаказаний. Когда неприятные переживания в связи с «плохо»запомнили и голова, и попа, мы переходим к частностям: что конкретноплохо, а за что тебя похвалят. Поначалу, пока детской голове не доабстракций, воспринимаются лишь вполне простые вещи: нельзя трогатьспички, нельзя брать мамину помаду, тете надо сказать «Здрасте»,а когда мама готовит, надо сидеть тихо.
Пока мама последовательна, авещи простые, ребенок усваивает правила быстро: чего тут непонимать-то?
Правда, позже он вдруг замечает, чтодругие мальчики и дяди делают-таки то, что у ребенка помечено как«нельзя», и в голове возникает первая путаница: то ли они«плохие», то ли я дурак, то ли папа и мама меняобманывают.
То ли вообще об этом недумать.
Дальше больше. Ребенок растет, учитсяделать выводы и обобщения и уже может размышлять и продуцировать своисобственные «хорошо» и «плохо». Что онактивно и делает. Делает настолько активно, что количество полученныхтаким, логическим, путем жестких правил начинает уже зашкаливать исбивать с толку. В голове смешиваются и выдвигают совершеннопротиворечивые требования, самые разные убеждения и принципы:услышанные, придуманные, вычитанные, почерпнутые у одноклассниковплюс еще те, из детства.
Результат? Еще несколько лет тратитсяна приведение всего этого принципиального хозяйства хоть вкакой-нибудь порядок, после чего, встряхнув головой, человек говоритсебе: «Хватит!» — и мышление закрывает. А чтобызакончить это раз и навсегда, чтобы снова не пришлось трудно думать,человек ставит себе (и другим) четкие внятные знаки на дороге жизни:чего строго можно, а чего нельзя.
• Впрочем, люди хорошообразованные немного терпимее: им одной системой знаков не обойтись.А там, где систем больше, уже существует представление об ихотносительности.
Бывает, правда, что у некоторых (ксожалению, не у всех, хоть это и считается нормой развития)появляется и еще одно основание для своего «хорошо» и«плохо»: эмпатия. Сопереживание другому человеку.
• Это уже не страх переднаказанием и не желание сохранить незыблемость своих картинок ирамок. Это — внимание к другому.
И тогда доброта (или недобрость, илипустая нейтральность) того или иного своего действия, слова иливзгляда определяется не выученными попой опасениями, не заученнымидогмами, а тем, как эти слова и действия отзовутся в жизни людейрядом: людей, которых ты действительно видишь, которых ценишь и окоторых ты заботишься.
• Но это другая история, вкоторой формочки уже ни при чем.
O
Итак, сознание мое узкое, а видениереальности под будущее возмущение уже подредактировано — чтополучится в результате? Верно, в результате получится стычка,столкновение, полетят искры, появятся поводы для эмоций. НО!!! Ноповоды для каких эмоций — это еще пока не определено.
Анекдоты из психологической курилки
В публичном доме послали девушку кновому клиенту, через две минуты она выбегает от него с рыданиями: —Ой, ужас! Ой, какой ужас!
Что делать? Послали к этому клиентудругую, та через пять минут вываливается оттуда вся в слезах: —Ах, ужас! ужас! ужас!
Делать нечего, послали к нему самуюопытную… Та зашла, и полчаса ее нет. Наконец выходит: —Ну… ужас. Но не «ужас-ужас-ужас»!
Событие, его осмысление и способы его переживания
— В этой народнойпесне поется о бедном рыбаке и влюбленной девушке. Каждое утро рыбакуходил в море, а бедная девушка ждала его на берегу. Но однажды вморе разыгрался страшный шторм, и утлая лодка рыбака не вернулась вНеаполь…
На глазах Марии выступилислезы.
Вот ситуация: у вас на рынке вытащилииз кармана некоторую крупную (для вас) сумму денег. Ваши эмоции? Аесли деньги последние, а если не все ваши, а если… Короче,влипли. Ваши переживания? Да разные могут быть переживания…Начнем с нормальных. Обычных, человеческих, то есть — сДраматизаций.
Драматизации — это намеренноесоздание переживаний, драм, активное раскручивание души на какие-либо(и в первую очередь эмоционально болезненные) переживания. Например,на возмущение . Или обиду . Или, как минимум,недовольство .
• Что предпочитаете вы?
Кстати, то, на кого именно вы будетеобижаться (злиться, сердиться, дуться, оскорбляться — любимоеподчеркнуть), также является вашим личным (то есть совершенносвободным) выбором. Любителей комбинаторики порадую табличкой,которую можно даже порешать.
Таблица вариантов любимых негативных переживаний
Остальные клеточки заполните сами,слушая своих друзей и знакомых в периоды их воодушевленныхэмоциональных выплесков. Естественно, эта примитивная табличканепростительно обедняет буйную палитру наших с вами справедливыхчувств, но хотя бы некоторое представление о богатых возможностяхчеловеческой психики дает.
• А также способствуетразмышлениям о том, что авторы (творцы, режиссеры) эмоций в гораздобольшей степени не всякого рода «объективные обстоятельства»,а мы с вами.
Обладающие даже минимальным жизненнымопытом люди знают, что происшедшие с ними события можно и недраматизировать. Во-первых, многим (особенно студентам) знакомаполностью пофигистская реакция (а точнее, полное отсутствиереакции), например, в варианте «Ну и что такого?».Отработанный пофигизм позволяет «не брать в голову» любые(а тем более частые в трудной студенческой жизни) неприятности, кактолько они выпадают из зоны прямой видимости. Во-вторых, некоторыеделовые люди предпочитают деловой (а не эмоциональный) подходк ситуации, который предполагает не нервное трепыхание, аответственное размышление: «Это произошло. Что теперь необходимопредпринять?»
• И, естественно, за этимследует реализация программы, которая признана разумной.
Любителей экзотики могу познакомить ещеи с позитивными вариантами восприятия (и переживания)неприятной1ситуации.
У вас на рынке вытащили крупную суммуденег…
Учеба : «Какие выводы ямогу и должен сделать из происшедшего? Чему это меня учит?»
• Деньги, особенно крупныесуммы, лучше держать не в наружном кармане и не в болтающихсясумочках, а элементарно в бумажнике, и поглубже. Короче — нещелкай клювом.
У вас на рынке вытащили крупную суммуденег…
Интерес : «Со мной такого итак никогда еще не происходило!»
• Кстати, вполне понятныйинтерес к этой ситуации проявят и все ваши знакомые, соответственно увас появляется классная тема поделиться.
А отсюда, естественно, проистекает инаиболее странная для нормальных людей реакция — благодарность. «Что еще, кроме важных уроков, подарила мне эта ситуация?»Повод встретиться с друзьями, до которых, пока у вас проблем не было,вы все доехать не могли? Возможность посмотреть на голубое небо иподумать о том, чего у вас не сможет украсть никто: радость дышать,видеть людей, надеяться?
• Да и просто, поскольку теперьденег нет, картошку сейчас не покупать и ишаком с рынка не тащиться.
Личностный подвал
— Голова —предмет темный и исследованию не подлежит, — сказалдоктор.
— Мудро! —закивала Федосья Ивановна, накрывая маленький столик и ставя на немграфинчик.
Совершив экскурсию в театрдушевно-переживательной самодеятельности, возвратимся к столкновениюмежду ожиданиями и видением реальности. То, какую эмоцию вы будете (ибудете ли вообще) раскручивать, в первую очередь определяетсясостоянием вашего личностного подвала , а именно:
• вашими привычками истереотипами, вашим душевным состоянием (радостью, воодушевлением —или болью и желанием ударить), а также
• вашими прикидками о выгоде(житейской или душевной) от тех или иных переживаний (внутренних иливыраженных открыто). Вашими привычными манипуляциями.
Привычки и стереотипы
Садовый фрукт? Яблоко.Домашняя птица? Курица. Часть лица? Нос. Поэт? Пушкин.
Ответы всех нормальных людей
Привычки — это то, как привыкливы. Стереотипы — это то, как привыкли все. А вы — вследза ними. Потому что вас так воспитали.
Если вы человек воспитанный, вы знаете,что такое «возмутительно». Возмутительно, если молодойчеловек не уступил место бабушке. Ужас! Возмутительно, если бабушкане хочет тихо и порядочно вязать носки своему внуку, а собираетсянеизвестно с кем идти на байдарке в Карелию. Кошмар! Возмутительно,если друг оказался вдруг не со мной и не там, а хам.
• Блин!
Конкретный список возмутительныхситуаций, бывает, оспаривается в разных тусовках, но по большинствупунктов расхождений нет и о них известно главное:
Все нормальные люди здесьвозмущаются.
Тут возмущалась твоя мама, кричал твойотец, сердилась твоя бабушка — естественно, ты не покинешь ихсомкнутые ряды. Тебя так воспитали — ты таким и будешь.
Особенно, если ни о чем незадумываться.
Боль или радость
— Почему ангелылетают?
— Потому что у нихна душе — легко!
Не грузись.
Привычки привычками, а живоедушевное (и вообще физическое) состояние также значитмного. Если вдруг, например, случайно твое тело выспалось, а душаликует, возносится и поет от долгожданного телефонного звонка,обещающего тебе… (продолжите сами) — вас не смутятдаже совершенно возмутительные ухмылки сами знаете кого.
Потому что все — класс!
Другое дело, когда жизнь тяжелая, адуша болит. Такое бывает: устал как черт, зуб ноет, спина болит, детиорут, а в холодильнике сгнили помидоры… Правильно, тогда жизньпротивная и вообще все гады. Поэтому любая заботящаяся о себе женщиназаботится о том, чтобы мужа вечером покормить и отдохнуть. А еслихорошую жизнь тебе никто (или ты сам себе) не устроил, скорее всего,ты захочешь кусаться. Боль, душевная или житейская, — этонеприятно. Боль рождает агрессию. Боль рождает желание ударить.
И тогда ты начинаешьвозмущаться. То есть драться с плохим миром.
Выгоды
— Ах, батюшка,меня изнасиловали! Что мне делать?!
— …Съешьлимон.
— Зачем?
— А чтобы мордатакая довольная не была.
Из жизни
Самый любопытный элемент душевногоподвала — это выгоды , житейские или душевные, стоящиеза раскруткой искомой эмоции. Что за выгоды? Ну, они бывают оченьразные. Например, сделать кого-то виноватым и заставить егоотрабатывать свою вину — выгода очень житейски реальная.
• Опоздание парня на пятнадцатьминут будет ему стоить: цветы, хорошее кафе с шампанским и весь вечервокруг меня крутиться. А иначе — не поздоровится, потому ведькак: опоздал! ко мне! на свидание! А я тут как дура стою! (Простите,завелась.)
Если я делаю мелкую мстюльку, меняустроит выгода условная: я его виноватым сделал, он переживает —уже и это хорошо.
• Чего тут не понять? Ему плохо— значит, мне хорошо.
Достаточно подробно тему условных, атакже вполне реальных выгод от тех или иных переживаний я разобрал вкниге «Истинная правда», в главе «Человек играющий»,а здесь могу только добавить еще пару милых эпизодов.
Мудрая мама Катя
У мудрой мамы Кати дведочери-красавицы: старшая Аня и младшая Яся. И вот приходит домой Ясяи горько плачет: «Мы прыгали через резиночку, а противная Анькаее у меня взяла — без спросу! — и порвала!»
• Далее — рассказ мамыКати.
Обняла, спрашиваю: «Ну и зачем тыплачешь?» Она повторяет: «Потому что Анька у меня резиночкупорвала!» — и уже топает ножками.
• Хочется пожалеть, но ведь затопаньем — не боль, а желание мстюльки… Господи, когдаони прекратят постоянные войнушки между собой?
Я спрашиваю у нее еще раз: «Я неспрашиваю, почему ты плачешь, я спрашиваю — зачем?» Онарешает не отвечать и начинает для этого плакать еще громче.
Тогда я спрашиваю у старшей: «А тыпоняла мой вопрос? Почему — это понятно, а как ты думаешь,зачем Яся это делает?»
Аня, пожав плечами, отвечает сразу испокойно: «Чтобы ты меня наказала. Например, подзатыльник дала».Потом, размышляя вслух: «А почему плачет? Потому что ей обидно ихочется меня стукнуть, а у самой силенок не хватает и она знает, чтоя сдачи дам».
«Яся, а ты как думаешь? Это так? —Я понимаю, что я немного садистка, но дочку истеричкой я видеть нехочу и добиваюсь, чтобы она начала думать. — Ведь ты заэтим плачешь?»
«Нет! — кричит иупорствует она мне в ответ. — Что вы все ко мне пристали,я же уже сказала, что плачу потому что, что Анька резиночкупорвала, — неужели непонятно? А вот ты, мама, ее даже инаказать не хочешь и меня этим еще сильнее доводишь!»
Спектакль в театре
Рассказывает (с придыханием) милаядевушка, актриса по жизни: «Нет, ну вы представляете, он, этотмой муж, заснул прям в театре! Прям вот в зале, во время спектакля!!Я так была возмущена, просто не знаю, что это такое!» —и долго делает выразительные глаза, требуя разделить ее праведноевозмущение.
• Если быть скучным аналитиком,то выразительные глаза и интонации с придыханием — как раз талинза, которая из реальности делает выпуклую, то есть кривую,картинку.
Правда, рассказывалось все это вСинтоне, конкретно в связи с анализом манипуляций, и милая девушка,сообразив, что зритель не тот и она излишне увлеклась, закончила:»Вообще-то постановка была действительно скучная, и вторую частья сама смотреть не хотела. А если заглянуть еще глубже… Честноговоря, я тогда просто хотела с ним расстаться, а тут был такойудобный повод: в театре! заснул!»
• Вот вам и выразительные глазапри ближайшем рассмотрении.
Итого:
• если человек привык исчитает естественным для себя возмущаться,
• если внутренняя боль ищетвыхода, чтобы выплеснуться на того, кому не повезло,
• если возмущение оказываетсяжитейски или душевно выгодным,
плюс помножьте на энергетикутемперамента ,
ТО ЧТО БУДЕТ?
Подвал дрожит от напряжения…
Настоящее переживание: обоснование и раскрутка
— Я ему покажукузькину мать!.. Елдырин, узнай, чья это собака, и составляйпротокол! А собаку истребить надо. Немедля! Она наверное бешеная…Чья это собака, спрашиваю?
— Это, кажись,генерала Жигалова! — говорит кто-то из толпы.
— ГенералаЖигалова? Гм!.. Сними-ка, брат Елдырин, с меня пальто… Ужас,как жарко! Должно полагать, перед дождем… А собачонка ничегосебе… Шустрая такая…
Надеюсь, встречали не толькоу Чехова.
Искра уже пролетела, подвал дрожит, —а будет ли взрыв? Возможно. Но могут быть и варианты. Во-первых,разрешаешь ли ты себе свою обиду? Свой крик? Свое возмущение? Это двеочень разные обиды, одна с выставленными надутыми губами напоказ: «Тыобидел меня, ты плохой!» — и другая, огорченная самасобой: «Прости, что я на тебя обиделась. Я не права, это моистарые болячки». Первая летит клинком вперед, вторая гасится навзлете. Любая эмоция проходит через наше воспитание и раскручиваетсятолько при идеологическом обосновании: «Я прав, мое переживание— правомерно».
• Имею я право сердиться,когда мы договорились, а она не сделала? Имею. Ну, любимая, погоди!
Если же вы видите, что возмущатьсяоснований (или целесообразности) нет, то, пошипев, эмоциясворачивается и гаснет.
В ночном лесу какая-тооттянутая вами же еловая ветка хлобыстнет вас по лицу звонче любойпощечины. И что вы ответите этой наглой деревяшке?
О Тимур
Меня иногда спрашивают, почему —как-то не по Козлову — я обычно не тороплюсь свои эмоции инастроения сглаживать, а позволяю им — быть?
До известного, ясное дело,предела.
Отвечаю легко: потому что эмоции —это моя энергия! Это то, что меня двигает, дает возможность мне отчего-то отбиваться, чего-то хотеть, достигать, к чему-то стремиться…А поскольку я в душе лодырь (то есть человек разумный и экономный),то сильная мотивация для меня штука очень полезная.
Вопрос о мотивации —основной вопрос психологии, как знает любой студент.
Любое жизненное топливо надо беречь, апробужденную им силу аккуратно в мирные цели направить. Например, язлюсь? Чудно, у меня давно уборка не сделана и в благодушномнастроении еще столько же сделана не будет. А тут — самое тонастроение. Я вял и устал? Отлично, в нормальном состоянии отдохнутьне удается в принципе, а тут такой повод! Я язвителен и ироничен?Самое время поинтересоваться у сотрудников, как идут дела, а то вобычное время они мне как люди очень нравятся. Мне грустно? Как разподходяще, чтобы книжку умную и добрую почитать. Мне «вожжапопала под мантию» — очень пригодится, чтобы затеятьдавно задуманное дело или пойти учиться чему-то раньше отложенному.
Всякая веревочка в хозяйствесгодится.
Такое вот душевное скопидомство. Аточнее, самое что ни на есть душевное айкидо, применение принципа:»Не противостоять, а использовать».
O
Повторю, любая эмоция проходит черезнаше воспитание. Насколько я понимаю, невоспитанных существ нетвообще: есть воспитанные в разных традициях. Вот, например, домашняякошка, если прижать ей лапку, орет как резаная. Дикая же, леснаякошка, попав в капкан, не издаст ни звука. И дело вовсе не в болевомпороге — все живые, просто дикая кошка воспитана в лесу и знаетсвоей шкурой: «Будешь орать — сожрут раньше времени».
• Любой дикарь воспитан неменее, чем мы с вами, просто у него немного другие разрешения. Идругие табу.
Если эмоцию разрешили — онавыходит на волю. Но она пока еще бледная и неживая. Чтобы разозлитьсякак следует , нужно время — время на ее раскрутку. Чтобыэмоция поднялась в полной правде, ее нужно наполнить напряжениемтела, воплотить в слова, отлить в действия. То, что перед вамипоследний подонок, вы вначале только неясно чувствуете. Когда же выэто ему сформулировали — сильно, хлестко, немного с нижнейчелюстью вперед, — вот тогда его низость вы прочувствовалив полной мере. Хорошо, что он вам ответил и на его удар можно былоответить ударом. И вот, когда наконец-то поднялся адреналин, в гневесузилось сознание, а потом брызнули слезы — вот оно, вот оно,настоящее чувствование!
• Полный оргазм. Кстати, ктолюбопытствовал — физиологическая картина практическиидентичная. И с той же пользой для здоровья.
Но, заметим, такая раскрутка эмоции —изрядная физическая работа, требующая неслабой стартовой энергетики,и способность ругаться вволю — обычно показатель крепкогоздоровья и высокого жизненного тонуса. С другой стороны, «Нетсил ругаться!» — помните? И все-таки какой кайф: изневзрачного потока нейтральных событий выделить яркие куски, облечьих в краски, энергетику и плоть — и вывалить громким комом,пьянея от собственной режиссуры и экстаза телесного удовольствия!
БЛАЖЕН, КТО ССОРИТСЯ!
Вот такая схемка. Вот такой слаженныйдушевный механизм, который для целостного обозрения представлю уже всовсем общем виде.
Итого: общая схема эмоционального реагирования
Не пожалейте времени, чтобы хорошоразобраться в этой схеме, а еще лучше, возьмите пару своих личныхситуаций, где вы кем-то возмущались или на кого-то обижались, исделайте подробную раскладку: как вам это удалось…
• Скоро убедитесь, чтогораздо легче искренне попереживать, чем разобраться, как же это уменя выходит?
Итак, схема:
«Решетка» слева — этоте жесткие формочки из верований и желаний , в которыемы пытаемся запихнуть мир. Складываются эти формочки из того, чтопринято думать о людях и мире, из моих объективных нужди из личного самоутверждения , где в центре торчит моеогромное «Я».
• Пока в нас живут нашиверования и желания, мы не можем или не хотим принимать людей иситуацию такими, какие они есть. Напомню, что место верований могутзанять размышления, а место желаний — обдуманные и реалистичныепланы.
В результате этого мы кидаем навстречумиру требовательное: «Должно быть так!» или «Нет! Такбыть не должно!», что обычно никак не стыкуется с реальностью.Точнее, верования сталкиваются не с самой реальностью, а нашим ееочень субъективным восприятием.
• Вспоминайте: рамки пониманияситуации, выделяющие и отсекающие часть реальности фильтры,увеличивающие и приближающие ее фрагменты линзы, вхождение вситуацию…
Столкновение верований и реальностидает повод для переживаний, но раскручивается ли этот повод и в какуюсторону, определяется составляющими личностного подвала:
— стереотипамивоспитания,
• Привычкой злиться? Обижаться?Расстраиваться? Улыбаться и поддерживать окружающих?
— наличным эмоциональнымсостоянием ,
• Тревожным или пофигистским,бодрым или усталым, угрюмым или солнечным.
— эмоциональной памятью
• Если в детстве вас облаяластрашная собака, вы сжимаетесь теперь даже при лае собаки, котораябоится вас. Весь наш эмоциональный опыт — как удачный, так итрудный — собирается в душевный сундучок и хранится годами,создавая обширный фронт работ психоанализу, дианетике и всейостальной психотерапевтической братии под общим девизом: «Какоетрудное событие детства заставляет вас так страдать?»
и главным, я бы сказалсистемообразующим компонентом:
— нашими душевными ижитейскими выгодами.
• Умелый манипулятор не толькоумело организует себе нужное видение ситуации, обоснует своюабсолютную правоту и раскрутит изначально бледную эмоцию дополноценно телесного проживания, но и создаст основу всего: самреально спровоцирует ту ситуацию, которая чуть попозже его таквозмутит.
Вот и сделайте анализ какой-нибудьобидки: что вы решили не видеть в той ситуации, что преувеличили ипоставили прямо перед своими глазами, как из отстраненной позициивстали в предельно личную и на какие верования и личные болячкиналетело то видение ситуации, которое вы сконструировали.
• А самое главное, зачем вамвсе это было нужно?
И что вы теперь думаете, когда смотритев чьи-то чистые глаза и слышите простодушное: «Я простообиделась!» Просто?
Что ты делаешь?! — Основания ицелесообразность
Если в вашу сторону возниклоудивленно-непонимающее: «Что ты делаешь?», то, кромеуниверсального «Сам дурак», возможны лишь два осмысленныхспособа ответить: показать основания своих действий или ихцелесообразность.
Есть ли основания так поступать?Целесообразно ли это делать?
Это два очень разных вопроса, ноотыгрывать (примерять к себе и другим) нужно и тот и другой.
Основание — это откударастет данное действие. Есть ли для него почва, насколько она тверда,сколько причин для этого действия?
• Вы дали взаймы хорошемучеловеку, срок прошел: у вас есть ОСНОВАНИЯ требовать возвратадолга. А вот будете ли вы требовать — это уже вопрос неоснований, а целесообразности.
Целесообразность — это кударастет данное действие. На что нацелено, ради чего совершается, какойрезультат имеется в виду?
• Вы звоните, хорошийчеловек просит вас дать ему еще месяц отсрочки. Оснований дляотсрочки нет никаких, но вы подумали и, имея в виду пожить летом унего на даче, соглашаетесь. Довольны оба.
Заметим, кстати, что настоящий авторпоявляется только у действий, построенных для того, чтобы —вместе, кстати, с ответственностью за эти действия. А если выдействуете потому что — вы не автор, а только то, чтоотреагировало на воздействие извне и без ответственности запроисшедшее. Те же простые вопросы — об основаниях ицелесообразности — встают в связи с любым душевнымпереживанием. Вы переживаете — вы это делаете. Почему вы этоделаете? Зачем вы это делаете? Не могу гарантировать, что эти вопросыизбавят вас от ненужных переживаний сразу. Но по-прежнему от души и сневинным выражением лица вы свои глупости переживать уже не сможете.Факт. Невинности вы уже — лишились.
• С чем вас от души ипоздравляю!
Верования
— Господа, давайтеуточним! Имеешь любовницу — на здоровье! Все имеют любовниц. Нонельзя же допускать, чтобы на них женились. Это аморально!
Воскликнул Рамкопф.
Когда идет разговор об основанияхпереживаний, он, как правило, сводится к
• верованиям
и
• выросшим из нихпривязанностям.
Верования — это те (как правило,не вполне осознаваемые) предположения о людях и о мире, которыечеловек отказывается как ставить под сомнение, так и подтверждатькакими-то аргументами.
• К примеру, длясемнадцатилетних девушек это обычно: «Всем парням нужно толькоодно» и «Настоящую любовь не купишь», ребята ихвозраста убеждены, что: «Мужчины не плачут» и «Друзейне предают, а предателей не прощают», а все вместе они знают,что: «Потеря близких — это ужасно», а «Лучшаямузыкальная группа — XXXXX!» (Зачеркнута в бою.)
Вот Жанну, например, не устраивает мир,в котором требуют пропуска.
— Потому что этонесправедливо! Они же всех нас знают, зачем тогда требуют пропуска?
— Верно, а ты твердознаешь, что мир должен быть справедлив?
— Но это же неуважение кнам! Меня как будто грязью облили!
— А у тебя естьверование, что к тебе все должны относиться с уважением? Почему тытак решила?
— Мне это полагается!
— Кем?
— … (сбилась,молчит).
— Жанна, когда вдругливанул дождь и промочил тебя насквозь — это полагается, чтобытебя облили водой с головы до ног?
— Но одно дело —дождь, другое — люди.
— То есть в своей душедождю ты разрешаешь обливать тебя водой, а людям — неразрешаешь. А дальше, когда люди твоего запрета им не послушались, утебя в душе стоит предписание: «Тогда я злюсь…»
Как правило, твердое и привычноеверование скоро прорастает душевной привязанностью: очень личнойсвязью, которая убирает спокойно-объективное восприятие происходящегои колыхание которой почти автоматически делает душе больно.
• И тогда предательство уже нетолько удивляет, а мнет душу и сбивает с ног. Ну как он мог?!
Естественно, на таком фоне любыелогические построения выглядят кощунством и переубеждают слабо. Когдадуша болит, логика — что милиционер: говорит все правильно, апротивно. А поскольку верования для человека самоочевидны, тооснования для любой эмоции есть всегда.
• Как «почему я плачу»?А что он меня обидел?!
Подвинуть человека в сторону разумностичаще удается тогда, когда вопрос ставится о целесообразностипереживаний. Тут особенно важно то, что с появлением цели появляетсяи тот, кто эту цель выбирает. Появляется Автор. Хозяин. Появляетсяответственный за решение об этом действии.
Но разговор о целесообразности такжетруден и, как правило, начинается с небольшого насилия: выутверждаете (то есть доносите силой), что переживание человекаесть его выбор.
• Он, бывает, сопротивляется ипытается настоять, что ничего подобного, ничего он не выбирал идействовал только потому что, а вовсе не для чего-то. Но вы ему этогоне позволяйте.
Вместо этого требуйте обоснований,почему он сделал именно такой выбор. То есть ставьте вопрос: зачем?Тогда он вынужден начинать думать, и тогда у вас появляются шансы.Хотя бы минимальные.
Разборка
Как все это может происходить вреальности? Ну, если не совсем в реальности нормальной жизни, то хотябы в реальности психологических групп?
• Очевидно, что народ в такихгруппах уже не обычный, а немного особый.
Для тренировки возьмем пару диалогов сзанятия, где люди по просьбе ведущего чистосердечно поведали о своихна неделе переживаниях.
• Заметим, что ныне вСинтоне такое возможно только в самом начале работы. Спустяпару-тройку месяцев народ, смущенно улыбаясь, утверждает, что как-тоничего такого не вспоминается. Потому что теперь в жизни все«хорошо». Впрочем, если только повспоминать что-нибудь издосинтоновской жизни…
Но тогда рассказы были такие —неслабые.
Ко мне ночью пришел друг Дима. Яудивился, чего это он, — он ведь в армии. Оказывается,действительно, у него проблемы и из армии он сбежал. Я ему: «Тысоображаешь, чем это тебе грозит?» Он говорит: «Знаю. Тригода дисбата…» Я его покормил, дал денег, и он ушел. Ну,я потом остаток ночи не спал, за него переживал.
— Спасибо, что ты помогдругу. Но вопрос о другом: почему ты стал переживать? Что, мало бегутиз армии? Вот ты читаешь в газете: «Молодой солдат Дима сбежал…»Что у тебя в душе?
— Но это же мой друг!
— А что такое для тебя«друг»? Это человек, по поводу которого ты себя считаешьобязанным переживать? Ты добровольно принимаешь на себя такоеобязательство? Чье было решение переживать по поводу круга людей,которых ты называешь родными и близкими?
— … (на этот вопрос неотвечает никто и никогда).
— И ты имеешь ровно то,что ты себе выбрал! Вы имеете право переживать любые эмоции, но,чтобы вы знали, — это ваш личный выбор, и, когда вызахотите от них отказаться, вы можете это сделать всегда!
Итак, что здесь было?
Вначале — установление контакта иподдержка: «Спасибо, что ты помог другу». Внормальной жизни, а не на таком тренинге этот момент должен бытьсущественно большим, если даже не единственным.
Далее — вопрос об основанияхпереживания: «Почему ты стал переживать?» —и поиск личной привязки. «Объективно здесь такого событиянет, почему же случившееся было воспринято так серьезно?»Естественно, выплыло: «Друг!» А «друг» —значит, традиционное верование: «Если друг в беде, нельзяоставаться спокойным «.
• Внимание! Наша культура всевремя устраивает нам подтасовку, поскольку фраза «оставатьсяспокойным» имеет два смысла: «эмоционально не дергаться, непереживать» и «не предпринимать никаких действий, незаботиться». Мы боимся бездушия последнего смысла и поэтомупостоянно мучаем душу первой интонацией.
«А что такое для тебя друг?»На такой вопрос ответить можно, но уж точно не быстро. Это простосбивка, которая человека останавливает и дает возможность услышатьтебя. «Это человек, по поводу которого ты себя считаешьобязанным переживать?» Ответить на это прямо «нет»— неудобно, потому что «Как же за друга не переживать?»,ответив же «да», он съедает формулировку «Я счелсебя обязанным», где есть явный момент личного выбора. Иответственности.
«Ты добровольно принимаешь насебя такое обязательство?» Выделение, вынесение вцентральный тезис самого неудобного для него обстоятельства —обстоятельства личной ответственности.
«Чье было решение переживать поповоду круга людей, которых ты называешь родными и близкими?»Риторический вопрос, содержащий ответ об авторстве, и, по сути,завершение психотерапевтической дискуссии. «И ты имеешь ровното, что ты себе выбрал!» Закрепление итога битвы.
Последняя фраза: «Вы имеетеправо переживать любые эмоции…» —небольшое смягчение, чтобы снять накал битвы, а потом маленькаяпедагогическая нотация. Хотя, наверное, и необходимая. Результат?Человек задумался. Много ли это? Раньше я считал, что много, сейчасже я знаю более эффективные методы работы.
• Здесь происходила все-такиразборка, все-таки битва, и изначально психолог и человек оказывалисьпо разные стороны баррикады. Если же удается создать ситуацию, гдеони работают вместе, а еще лучше — где работает сам человек, апсихолог выступает только в роли его помощника, результатомоказывается не «задумался», а — «научился».
Битва — это интереснейший и частоочень результативный метод работы психолога, но — ненадежный.При мало-мальски серьезном сопротивлении любая логика ведущегоигнорируется на самой что ни на есть психологической группе так желегко, как и доводы мужа перед женой на кухне.
• Вот, например.
После рассказа о том, что она видела,Машу до сих пор трясет — потому что она была в роддоме уподруги. Так вот, там женщины, по сути, без медицинской помощи. —Маша, как ты сейчас можешь описать свое чувство? Это бессилие?Ярость? Возмущение?
• Одновременно подстройка инаезд. Наезд (пусть самый маленький) в том, что чувства предложеноконкретизировать и вообще в них разобраться. Вместо того чтобыразделить ваши чувства, вам предлагают разобраться в них!!
— Все вместе.
• То есть «Может, и так,но разбираться не буду».
— Но, например, неудивление, не огорчение?
• Подсказка других возможныхпереживаний может разрыхлить твердость исходного.
— При чем тут огорчение?Вы бы видели, как там женщины мучаются, а помощи — никакой!
• Сопротивление. Услышать незахотела.
— Да, Маша. Природа непредусмотрела помощи при родах, но есть врачи, которые женщинамделают подарок — помощь при родах. И вдруг женщина оказываетсябез подарка. Это вызывает ярость?
• Предложение альтернативноговзгляда на ситуацию.
— Но женщина моглаостаться дома!
• Сопротивление. Услышать незахотела.
— Верно, но она выбралаехать в роддом: на кого же ей злиться, если уж она решила злиться?
• Предложение выйти из ролижертвы и взять ответственность на себя.
— Но меня бесит плохаямедицинская помощь!
• «Да не нужна мне вашаответственность!»
— Маша, тебя беситсмерть?
• Попытаемся сбоку.
— Нет.
— А что страшнее —смерть или плохая медицинская помощь?
— Смерть.
— А что же ты бесишься?
— Так именно потому, чтоиз-за этого может быть смерть!
— Да, но пока-то ее нет?Зачем же нужно беситься? От этого действительно кому-то станет лучше?
• Прямое предложениерассмотреть целесообразность переживаний.
— … (молчание).
…Читая этот диалог, я вижу, чтопсихолог Козлов и женщина Маша совершенно не понимают друг друга.Козлов мне очень напоминает старого толстого психотерапевта, которыйразвалился в своем мягком кресле, задумчиво покуривает любимую сигаруи вопрошает нервно дергающегося пациента: «Нуте-с, и так что жевам мешает быть счастливым?» Женщина Маша знает, что здесьнельзя не переживать, и не хочет понимать психолога Козлова. ПсихологКозлов знает, что здесь переживать глупо, и не хочет понимать женщинуМашу. Верование налетело на верование.
• Остается надеяться, чтоКозлов это понимал и делал специально.
Раньше, получая такой результат, ярасстраивался: «Не получилось! Не смог донести! Она ничего непоняла!» (срабатывает верование «Психолог Козлов всегдадолжен быть успешным»). Позже мне объяснили то, чего ядействительно не понимал. Конкретно после этого занятия меня обняласама Маша: «Николай Иванович! Ну что вы так серьезно относитеськ моим словам! Ведь я же тогда просто не хотела вас слушать ивозражала просто так! Ну я же не дура, на самом деле! Нерасстраивайтесь!»
• Спасибо, Маша!
Спасибо, мои друзья! Без вашей помощимне моя помощь вам часто не срабатывает.
Мои и наши верования
Я знаю:
Что бы со мной ни случилось,
Все произойдет наихудшимобразом.
И к этому я готов.
Я знаю:
Жизнь станет лучше тогда,
Когда раз и навсегда ярасстанусь
С Надеждой.
И еще сказал себе я:
Не бойся.
Не верь.
Не проси.
Дети Надежды —Разочарования.
И нет у нее других детей.
— Надо ждать, —говорит Надежда.
И вот ждал я.
Но зря.
Господи.
Я знаю:
Потом не придет никогда.
Помоги мне проститься снадеждами
И жить не будущим, нонастоящим.
А. Деркач
Сейчас я тему возмущения и стоящих заним верований даю по-другому. Так, чтобы мы были сотрудниками, а небились, отрабатывая навыки опрокидывания позиции друг друга. Идетгруппа, то есть мы вместе и положено думать. Не наезжая ни на кого,формулирую общее положение о том, что самая типичная основавозмущения или обиды — это неприятие реальности . «Наменя накричала мама, я почувствовала на нее обиду!» Значит, утебя в душе живет уверенность, ожидание, что мама не должна бытьмамой такой, какая она есть, а должна всегда тебя понимать и никогдана тебя не кричать. Так?
• Так.
А что было бы у тебя в душе, если быты, слыша мамино возмущение, отнеслась бы к этому просто как к тому,что мама есть мама и поэтому она кричит? Если бы ты жила не вверовании про маму, а приняла реальность?
• Народ задумывается.
Принять реальность — это принятьто, что мама кричит. Это такая ситуация, в которой можно что-тоделать. Или не делать — но это просто есть. Это — есть.
• Всем все понятно. Есть.
Соответственно народ получает задание:соберите типичные верования о том, каким должен быть мир илюди, особенно близкие и любимые для вас люди. Те верования, которые,собственно, и порождают обиды на этих людей и возмущение (иногда)ими.
• Чтобы было веселее ипродуктивнее, это творческое исследование предлагаю организовать внескольких микрогруппах.
Проходит семь—десять минут, и всеосновное сделано: мне уже диктуют список типичных верований, а я еголишь записываю на доске для всеобщего обозрения. Как правило, в этомсписке оказываются (в тех или иных формулировках) следующиеположения:
Мои близкие должны быть по отношениюко мне:
• разумны и справедливы;
• отвечать добром надобро;
• не лезть в мою жизнь ивообще меня не насиловать;
• держать свое слово ивыполнять свои обещания;
• честными, не врать мне;
• помогать в беде, неоставлять меня одну в трудной ситуации;
• чувствовать моесостояние и когда-то без лишних слов догадываться, что мне сейчаснужно.
В общем, мир должен быть внимательным идобрым. Как мама.
А теперь, когда народ весел, но думаетуже подготовленно, думает уже хорошо, можно задать главный вопрос:
Согласитесь ли вы этот свой списокозаглавить: «Мои глупости»?
Народ обычно зависает.
• Но как же продуктивно!
Проблема действительно не проста, идаже интеллектуально развитый народ довольно часто утыкается вследующую непонятку:
Непонятка (психологический практикум)
Вот, например, когда ребенок мне врет,я на него сержусь. А если я буду считать, что ничего такого нет, чтоврать — это нормально, как же мне его воспитывать? Или: наработе начальник у меня дурак и всем мешает нормально работать. Еслимне на это не наплевать, я пусть душевно дергаюсь, но с начальникомругаюсь и в меру сил борюсь. Борюсь — это хорошо, но в душенапряг, и это плохо. Если же я ситуацию принимаю и мне все становитсядо фени, то в душе, конечно, хорошо, но страдает работа. Как быть?
Кто эту проблему давно решил,не смейтесь, пожалуйста: в этом тупике народ покачиваетсядесятилетиями. Пока не устают и не прекращают делать что-либо вовсе:и ругаться, и бороться.
В общем случае: когда хорошо —это хорошо, но тогда ведь нет стимула что-либо делать. Чтобы былстимул, нужна неудовлетворенность, но ведь тогда и получается: либоты что-то делаешь, либо — тебе плохо. Быть деятельным и душевнорадостным одновременно — невозможно. Да? Отложите книгу всторону и запишите свое решение.
O Тимур
Можно я тоже отвечу, хотя бы навскидку?Если свое недовольство я радостно воспринимаю как долгожданныйисточник сил и вообще повод привести ситуацию в приличное состояние,то сохраняется и желание работать, и — душевное «хорошо».Хорошо именно оттого, что я делаю хорошее дело. И еще в душе —благодарность тому чувству, которое меня на это дело сподвигло.
А иначе где мне братьэнтузиазм, чтобы вложиться в дело?
O
Если свои умные решения вы родили тоже,теперь самое главное — подумайте, как ваше умное решениедонести до нормальных людей. Я буду пытаться делать это вместе свами, и свое видение решения я даю с помощью целых двух плакатов: «Яи Обстоятельства» и «Линии реагирования». Они вот прочто.
Я и Обстоятельства
Есть два достаточно различных жизненныхпути. Один, условно назовем его мужским, выпрямлен — и напряжен— Ценностями. Что ты действительно любишь? Что тебедействительно дорого? Ради чего ты готов встать из самой теплойпостели и проделать трудный путь? Это — твои ценности.
Ценности — это те высокие звезды,что светят над твоим горизонтом и направляют твой путь. А посколькуценности всегда живут в твоем сердце, эта дорога всегда дорога твоегоЯ. И тогда твой путь прям, хотя и нелегок: ты назначаешь цели,ставишь и решаешь задачи — преодолеваешь различныеобстоятельства, которые встают на твоем пути.
Другой путь, условно назовем егоженским, — это путь следования Реальности. Ну какойненормальный, кроме мужчины, попрется к дальней звезде, тем болеегероически преодолевая буераки? Только тупой мужчина будет взбиратьсяна вершины, сигать через пропасти, прорезать скальный массив ичувствовать себя героем. Женщина же (если она действительно настоящаяженщина, а не сумасшедший альпинист) нарвет на ближайшей лужайкецветов, после чего пойдет по протоптанной тропинке — туда, кудаидет тропа, спустится по ней в цветущую долину и купит в ближайшемгастрономе сметану.
Нормальная женщина всегда идет вслед заобстоятельствами, и именно поэтому путь ее извилист и итог ее жизниназывается —
так получилось.
То есть все нормально.
• Естественно, не каждыймужчина — мужчина, так же как и не каждая женщина —альпинист, и у каждого из нас своя мера: мера того, насколько онверен своим ценностям и насколько она следует реальности иподчиняется текущим обстоятельствам.
Какой путь лучше? Наверное, отвечать наэтот вопрос лучше не мне. Козлов искренне завидует реалистичностиженщин, но, как истинно мужской шовинист, тем не менее почему-товозвышает путь ценностный и обзывает подчинение обстоятельствамдетским садом. Помните, из «Философских сказок»?
В этом мире человек считаетестественным находиться в позиции безответственного Ребенка, безвопросов подчиняющегося любым силам и стихиям: просто тем, которыеимели случай сейчас на него повоздействовать. ПОГОДА… Ну чтовы от меня хотите, если такая погода? НАСТРОЕНИЕ… Вы что, непонимаете, что я не в настроении? ОБСТОЯТЕЛЬСТВА… Я тут ни причем — во всем виноваты обстоятельства. И так далее: хочется, нехочется, потянуло, взбрело, наехало, привязался, отвык — длянего это так же естественно и неодолимо, как закон всемирноготяготения.
Конец цитаты.
Наверное, не надо крайностей.Подчинение обстоятельствам так же глупо, как и подчинение себямиссии. Вот вам житейский эксперимент: если взять стеклянную банку инакрыть, оставив маленькую щель внизу, этой банкой пчелу, пчела будетбиться о дно (то есть о верх банки) и — погибнет. Если вы то жесамое проделаете с мухами, все мухи быстро улетят. Почему? Пчелывсегда стремятся ввысь, мухи же, как существа земные, мечутся во всестороны. И тем спасаются.
• Да не обидятся на меня мухи,женщины так же мудры.
Да здравствует мужскаяцелеустремленность в обрамлении женской мудрости!
А теперь, когда с этим в основном ясно,даю на рассмотрение следующую умную картинку, на которой представлены
Линии эмоционального реагирования
Пояснение.
Некий благородный рыцарь, творя подвигиво имя своей прекрасной дамы, неожиданно подвергся с ее стороныковарному нападению и получил укол в самое сердце. Вопрос: что теперьделать ему со своим копьем против ее коварства? Поскольку нашидальго, в отличие от небесного образа его возлюбленной, вполнеземной человек, внутреннее видение им этой ситуации свелось кформуле: «За что боролся, так тебе и надо» и «Всеженщины — дамы!», а глубоко внутреннее переживаниеситуации выразилось в светлой печали и воодушевленном желании выпить.Тем не менее, если благородный рыцарь не тупее осла Санчо Пансы, привстрече со своей Дульцинеей он хамить ей не будет, а выразит самыекрасивые и исключительно благородные чувства.
• Смотри: «внешняяподача переживания ситуации».
Например, он смиренно преклонит коленои прочувствованным голосом попросит прощения за свою дерзость,вызвавшую ее душевное волнение и справедливый гнев. После чего,внутри порадовавшись, а внешне надув губы и метнув внего еще раз оскорбленные молнии из своих очаровательных глаз, егопрекрасная дама, возможно, его простит.
• Но попозже.
Естественно, у них будет все классно,как в романе, и мы за них рады. Но разглядел ли внимательныйчитатель, насколько у наших героев внутреннее видение (а такжепереживание) ситуации отличается от того, как они подают все это другдругу внешне? И, в связи с этим, вопрос: наш милый идальго —это двуличный лицемер или просто хорошо воспитанный благородныйрыцарь?
Мне-то представляется, чтодраматизировать эту проблему вовсе не нужно. Все по-житейски, и всепонятно. Вот, например, я опоздал на встречу, моя милая опередила моиизвинения и решила меня уколоть. Возможно, ей это удалось. Насколькоя смог догадаться, она хотела мне отомстить, и теперь я на нее злюсь.
• Нормально, просветлениеиногда задерживается.
Какие эмоции я выражу внешне? Возможно,я адекватно гавкну на нее в ответ (повод обычно найти несложно), итогда мы с удовольствием некоторое время взаимно попинаемся.Возможно, однако, что я с нежностью ее обниму и объясню ей, что мнеприятны ее злючки, потому что, значит, я ей явно небезразличен. Ивообще, когда она злится, у нее удивительно чувственные глаза.
А может быть, я с усталым видом неуслышу ее вообще.
• Самое главное здесь то, чтовнутреннее переживание — это одно, а внешняя подача своегопереживания — совсем другое.
То, что есть две совершенно разные вещи— то, что ты переживаешь в душе, и то, что ты переживаешьвовне, что ты переживаешь человеку, — секреттолько для мужчин. Все женщины это знают с детства.
• «Отстань, я не тебеплачу!» Восхитительно!
Однако тонкий момент: если душа твоятебе неподвластна, то переживаний ты своих скрыть не сможешь —лицо у тебя будет не спокойное, а напряженно-резиновое. А если тызахочешь изобразить что-то внешне, то никто тебе не поверит и тебяобвинят в лицемерии. Правильно, но это тупик только для непродвинутыхличностей: мужчин. Высший же пилотаж (то есть обычное женскоеповедение) состоит в том, чтобы, выражая вовне только что придуманныечувства, поверить в них полностью, всей душой и всем телом. Поверить до кишок и сохранить эту веру до окончания ситуации. Тогданикакого раздвоения личности не происходит и все совершенно искренне:с ясными (например, честно заплаканными) глазами.
• Легко!
Вот такая практическая психология.
Ответы на психологический практикум:
Так вот, о детях и прочих начальниках:не забыли еще задачку про то, что быть деятельным и душевно радостнымодновременно вроде как прямо теоретически невозможно? Верно, еслижить по этой теории, то ваша жизнь ее подтвердит. А если ваша теориябудет побогаче, то радостнее будет и ваша жизнь.
Итак, если ребенок врет —обязательно ли сердиться? Если ребенок врет — значит, он ещеребенок и он еще жив. Иногда у него бывают каки, иногда —враки, то есть вещи совершенно естественные, хотя и нежелательные внекоторых ситуациях. Все нормально, и стоит ли на вранье сердиться —смотрите на вашего ребенка, как он на ваши сердитки реагирует, и янадеюсь, что ваш воспитательный арсенал только к ним не сводится.Воспитывать же ребенка можно и нужно не только потому, что он врет, аи потому, что вы его любите, и для того, чтобы он рос умным, добрым исчастливым человеком.
Ответ на задачку с дураком начальникомзвучит так же просто:
Во-первых, ваш начальник не дурак, аначальник. А это такая философская категория, к которой можноотноситься только философски, и поэтому дергаться душой большой нуждына эту тему нет. Во-вторых же и самое главное, вам может быть дорогодело, которое вы делаете, и я за это вас уважаю, поэтому за свое делонадо бороться. Вот и боритесь, делайте это так же бодро и деловито,как мужчины рубят дрова, а женщины полощут белье. И при чем тутпереживания?
Быть деятельным и душевно радостнымодновременно — можно, и некоторым даже нравится. Просто
ВАШУ ЖИЗНЬ И ВАШИ ДЕЙСТВИЯ ДОЛЖНЫОПРЕДЕЛЯТЬ ВАШИ ЦЕННОСТИ, А НЕ СИТУАТИВНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ.
А ситуативные переживания очень дажездорово использовать, имея в виду эти самые долговременные цели иценности. Важно иметь удачную систему парусов: если это есть, тогда ивстречный ветер — попутный.
Механика переживаний
Как узнать свое счастье
Человек просто не создан длясчастья, как бегемот для полета!
Несчастный человек Дрюша
Счастлив ли? В разное времяна этот вопрос отвечал по-разному, но всегда — отрицательно.
Честный М. Жванецкий
Я вам буду рассказывать историю, а выглядите на очередную очень умную картинку и много думайте.
• Естественно, про себя,любимого, думайте.
Картинка такая.
А история следующая. Хороший человекВася, только фамилия его — Несчастливцев. Добрый, заботливый,трудолюбивый, а счастья в жизни у него все нет и нет.
Посмотрел на Васю Господь Бог, и сказалБог: «Неправильно сие!», и специально для ВасиНесчастливцева создал его половинку, Машу Березкину, подогнав Машудля Васи по всем статьям.
• Ну, Маша, красавица наша!Хозяйка справная, несвоенравная, дом в порядке, летом на грядке,когда нужно — поцелует, сколько нужно — поревнует.Счастье, да и только!
Встретились по жизни Маша и Вася, сразупонравились друг другу и скоро стали жить вместе. Родители за нихпорадовались, помогли с квартирой и стали приезжать только попраздникам или по нужде.
• Счастье, да и только!
Ан нет, живет Вася с Машей, толькоглаза у него часто невеселые, и, бывает, делится он с друзьями: «Вотне могу вам этого объяснить, все у меня с Машей вроде бы хорошо, ни вчем упрекнуть ее не могу, а счастья мне с нею — нет. Где оно,мое Счастье?» А самое главное, что не врет и не придуривается.Смотрит в результате Господь Бог на Васю и руками разводит: «КакойМаши тебе еще, Вася, нужно?» А действительно, в чем Васиногоре-злосчастье? В том, что душа у него добрая, но для счастья —неприспособленная, и свое Счастье узнать Вася не может. В его душекартинка про Счастье — другая!
• Ну, немного другая.
Вот, к примеру, Маша Березкина всегдаходит с левым бантиком, и носик у нее классический. Ровный. Васясоглашается, что бантик у Машеньки классный и носик ей идет, но —не его это носик! Он точно знает, что носик у его Счастья должен бытькурносенький, бантика должно быть — два и вся она — такаянебесная! С нимбом светящимся над головой!
• А Машенька Березкинавермишель перед ним уплетает, и нимба над ее лобиком — нет.
И видит Вася, каждый день видит, чтохороша Маша да сердцу — не наша… И никакая другая ему неподойдет, потому что других четких образов его счастья у него нет,все остальные представления — один дымный туман.
• А как узнаешь свое Счастье втумане?
А друг его, Петя Счастливцев, Васиныстрадания понять не может и со своей любимой Тоней Рябинкиной счастьеложками лопает. Может, и не во всех отношениях Т. Рябинкина емуподходит, и вредная она иногда не в меру бывает, и не нимбы у нее, апломбы, но знает он, что она — это его счастье. Почему?
Потому что хорошие у него формочки:силуэт обозначен, и попасть в этот силуэт хорошей девушке несложно(что гражданка Т. Рябинкина с успехом и сделала), так как детали иконкретика никак в формочке не зафиксированы. И пусть даже ПетяСчастливцев через пару лет с гражданкой Рябинкиной развелся,
ну, вредная она оказаласьвсе-таки не в меру!
вспоминает он ее всегда с блаженнойулыбкой: «Стерва, но хороша!» При этом не грустит он нынеодиноко, а счастлив сейчас со своей Любушкой, которая тоже егоСчастье, хотя внешне Любушка на прежнюю Тоню не похожа совершенно.Только ведь у Пети Счастливцева не одна формочка для счастья, анесколько, и Любушка как раз в соседнюю и попала.
А рассказана вся эта правдивая историяк тому, что душа, если счастливой хочет быть, должна правильныеформочки (улавливатели счастья) иметь, и желательно побольше. А еслиу тебя, как у Васи, формочка всего одна, и та — неправильная,слишком конкретная и, главное, нереалистичная, то континуальнодлящееся переживание полного удовлетворения базисных потребностейиндивида будет иметь преимущественно стохастический характер.
Как приятно, когда образованныелюди понимают друг друга!
O Тимур
Заметьте, уважаемый читатель, что обаэти персонажа — и Счастливцев, и его собрат погрустнее —счастливыми быть вроде бы хотят. Вроде бы — потому что всерьезэто желание очень даже нечастое. По моим наблюдениям, хотеть (а непросто вяло раздумывать, мол, хорошо бы) быть счастливым —обязательство, которое берет на себя далеко не каждый. Потому что —это ж придется быть счастливым всерьез и, не дай бог, надолго! Итогда мне, счастливому, уже нельзя от души дуться, обвинять, усталосутулить плечи и смотреть жалобными глазами.
• Жизнь становится оченьнеудобной.
А во-вторых, если появляетсядействительное быть счастливым, для счастья приходится что-то делать.И делать много. И не один раз, а часто.
• Я знаком с людьми, которым их»и так сойдет» куда дороже любого «классно»,если для этого надо шевелиться дольше получаса. Надо думать, знакомне я один.
Так что, по-моему, в начале счастьялежит — желание.
O
Психологический практикум
День, когда ты будешь счастлив
Пока человек счастлив —он живет.
Остальное время — онсуществует,
И Бог не пребывает в нем.
Бог любит тех, кто любитжизнь.
Таких он ведет, такимпомогает.
За страдания мои
Бог накажет меня:
— Ты не былсчастлив потому,
Что не хотел этого,—
Скажет Он.
Александр Деркач
Сели в пары, дали друг другу руки,почувствовали их мягкость и теплоту. Закрыли глаза. Задание:Помечтай. Расскажи партнеру сказку об обычном дне своей жизни —когда твоя жизнь станет счастливой. Ты проснешься — где тыпроснешься? У себя дома, или это будет летом на даче, или где-то еще?Когда ты почувствуешь, что ты просыпаешься, как ты почувствуешь своетело, что даст тебе ощущение телесной радости? Если ты приоткроешьглаза — что ты увидишь вокруг себя? Какие стены, какой потолокили какое небо? Ты будешь один или ты почувствуешь теплое дыханиекого-то рядом с тобой? Как ты начнешь это свое утро, утро счастливогодня своей жизни? Когда, во сколько ты решишь встать и как ты этосделаешь? С чего ты начнешь свой бодрый и светлый день? Расскажи продом, в котором ты можешь жить счастливо, — помечтай!Расскажи про свой завтрак… Как ты отправишься на работу —или ты не работаешь? Чем будет занят твой день? Как ты хотел бы егозавершить, с кем, в большой компании, в тесном кругу, рядом с любимымчеловеком — или, может быть, ты хотел бы завершить день,оставшись наедине с самим собой?
Возможно, ты почувствуешь, что разныедни могут быть для тебя счастливыми, и захочешь пройтись по каждомуиз них — у тебя будет такая возможность, у тебя может бытьнесколько рассказов, несколько сказок про день, когда твоя жизньстанет счастливой.
Когда ты решишь, что утро началось и тыпроснулся, пожатием руки пригласи партнера начать утро вместе стобой. Тогда вы вместе откроете глаза и начнете жить утро.
• Работа (медитативныемечтания) 5—10 минут. Слушающий слушает и уточняет.
Закрыли глаза, вопросы для размышления:тот, кто рассказывал, — было ли у тебя ощущениесчастья? Было ли ощущение стабильности , уверенности, чтосчастье не уйдет? Как сильно тебе пришлось отрываться от твоейреальной жизни? Что главное создавало ощущение счастья?От чего счастье происходило в большей степени — от моментоввнешнего, окружающего тебя, пусть и воображаемого, мира или оттвоего внутреннего отношения к нему? Тот, кто слушал, —услышал ли ты счастье в рассказе? Смог ли ты разделить это счастье?Понравилось ли тебе это счастье? Твое отношение к нему — чемуты удивился, чему порадовался, чем огорчился?
• Обмен переживаниями иобратная связь — 3 минуты.
Спасибо.
Теперь то же задание, но рассказыватькартинку-сказку про счастливый день своей жизни будет ваш партнер,уже обогащенный опытом слушания. Можно предложить ему дополнительноезадание: попробовать быть счастливым, минимально отрываясь от своейобычной, реальной жизни. Что получится?
По окончании, когда все выплывут изволшебных картинок, хорошо устроить дележку.
• То есть не держать в себе ине жадничать, а поделиться друг с другом яркими впечатлениями илилюбопытными мыслями.
Многие нередко с удивлением отмечают:для того чтобы быть счастливым, не нужно ничего особенного из внешнихсобытий и вещей, надо просто держать ощущение счастья. Бытьвнимательным и не пропускать это состояние, когда оно оказываетсясовсем рядом с тобой.
Ты выспался. На улице плещетсясолнце, открытое настежь окно и — развевающиеся занавески…
• или
Теплый, дымящийся чай с лимоном —а за окном падает снег. Медленно…
• Прочувствовали?
Что увидим мы в реальности
Стакан был наполовину полный.А потом его взяли, и он стал наполовину пустой.
А вы говорите.
Психологи очень любят рассматриватьстаканы. Их всегда жутко забавляет, что ежели к стоящему на столестакану подойти медленно и смотреть на него строго сбоку, то он стоитсебе эдаким противным параллелепипедом, но если потом его быстровзять, в себя (в психолога) опрокинуть и после этого в негопосмотреть, покажется он совсем круглым!1
Ваше здоровье!
Вот так же и реальность — с какойстороны на нее посмотришь, то в ней и разглядишь.
Мне близки взгляды Кена Кейсса2оцентрах сознания, определяющих восприятие и переживание реальности;как минимум, это исключительно наглядная схемка, позволяющая понять,почему человек переживает то или иное. Центры сознания — этокак бы башенки, на которые человек забирается и с высоты которыхразглядывает происходящие с ним события, и, поскольку с каждойбашенки открывается свой пейзаж, то на какой ты башенке, то ты вжизни и разглядишь. Самая близстоящая башенка — обычно Центрудовольствия, и с нее все рассматривается с точки зрения: «Мнеэто нравится или нет? Мне это в кайф или в лом?» Когда взрослыепытаются заинтересовать маленького ребенка полезностью рыбьего жира,он понять их не может. Он смотрит на все с точки зрения Удовольствия,и ему нечем их понять: башенка Заботы о здоровье у него или непостроена, или залезать он на нее не собирается.
Потому что какое же в этомудовольствие?
Обычно недалеко от башенки Центраудовольствия очень привлекательно высится Центр власти с основнымвопросом всяких взаимоотношений: «Кто здесь главный? Ктоконтролирует ситуацию? Насколько я могу здесь влиять?» На этубашню любят карабкаться одинаково и дети, и взрослые, и разговор наэту тему понятен всем. Тем не менее, как правило, это мужскойпунктик, и большинство мужских разборок есть обычное выяснение «Акто ты здесь такой?» с последующим захватом территории. Женщинпроблема власти интересует только локально, в ее семье, но уж если всемье девушка забралась на эту кочку зрения и никак не сможет с нееслезть, то она будет не удовлетворена независимо от того, заботливмуж или нет. Ее внутренний монолог: «Завали меня богатствами, ноесли я власти здесь не имею — что, я содержанка?! Меня неуважают! Влас-ти! Влас-ти!»
А вот и большая картинка, позволяющаянаглядно увидеть, как с разных точек зрения, с разных башенок мыоткрываем себе очень разные перспективы, соответственно этимперспективам задаем совершенно по-другому звучащие вопросы к людям имиру и, очевидно, получаем совершенно различные результаты.
Каких только башенок нет в нашемсознании! Центр беды темен и всегда дрожит от страха: «Чемгрозит мне происшедшее?», Центр деятельности настойчивовопрошает: «Как мне добиться цели?», Центр красотылюбуется, Центр любви — любит… Для порядка назовем Центрпорядка, интересно упомянуть Центр интереса, несправедливо будетпропустить Центр справедливости, непорядочно забыть Центр этики,полезно вспомнить Центр пользы…
• Какими только пунктиками неживут люди!
Но экваториальную ось сознания держатдва главных Центра, два полюса: Центр изобилия и Центр бедности.Центр изобилия восхищается: «Как много мне подарено!» —и составляет длиннющие списки того, что у него есть, Центр бедностине менее скрупулезен, но подсчитывает другое: «Чего мне еще нехватает?» Первый любому нищему дарит ощущение огромногобогатства, второй любого миллионера превращает в страдающего нищего.
• Чем больше есть, тем большехочется. А — нету!
Если Центр бедности выбирает твоя жена,то зарабатывать деньги тебе можно только на психотерапевта: или онвылечит ее, или ему придется лечить тебя. Что бы ты ни сделал, ейбудет плохо всегда, некоторый интерес представляет толькоразнообразие — как ей будет плохо.
Вот, например, если муж задержался, тожена, естественно, погрузится в негатив. Но как конкретновыразится ее негатив, определят уже другие, работающие в ее сознаниицентры, и тогда переживания ее будут, например, такими:
— Вот гад, непредупредил, обо мне не думает, на семью ему наплевать!
• В переводе: «Как онсмеет принимать самостоятельные решения?!» Недовольный Центрвласти.
— Мне ску-учно…
• Кто бы меня повеселил?Голодный Центр удовольствия.
— Ой, а вдруг с нимчто-то случилось?
• Очевидный Центр беды.
— Наверное, он меняразлюбил…
• Центр любви при недостаткеосновного ресурса.
А что будет, если ситуация та же —муж задержался, но жена видит все происходящее из Центра изобилия?Факт тот, что ситуация предстанет перед нею в позитивной окраске,хотя, возможно, не каждое из ее возможных переживаний мужаобязательно восхитит. Например:
— Очень удачно. Теперьему придется долго вокруг меня побегать, пока я его не прощу.
• Центр власти, у руля умелыйманипулятор.
— Ой, ну и классно. Могупока поваляться и телек посмотреть.
• Довольный Центр удовольствия.
— Чем больше мужзадерживается, тем больше он приносит. Кажется, сегодня нам повезло!
• В стремнине Центра удачи.
— Интересно, что моеголюбимого так задержало? В любом случае есть время сделать емучто-нибудь вкусненькое.
• Она его любит.
Хорошо тому живется,
Кто живет из Центра,
что Изобилием зовется.
Просто очень хорошо!
Центр Изобилия богат, но в его реакцияхмне чего-то — не хватает. Чего-то самого главного здесь —недостает.
В поисках Центра души с тестом Розенцвейга
В моем личностном развитии в свое времямне очень помог тест Розенцвейга. Как с ним работать, в мою бытностьстудентом нам толком не рассказывали, но идея была понятна, и этогохватило. Я просил заполнить тест сестру и соседа-алкоголика,родителей и их гостей, друзей и подруг и даже вахтера в общежитии,который не пускал меня к подруге, я не поленился опросить несколькодесятков испытуемых, пока не убедился, что все типичные ответы яполучил и остальные — только повторы, после чего стал в нихразбираться. И мне открылось такое разнообразие реакций!! Кромепримитивного «агрессия на себя — агрессия на другого»,можно было разглядеть оправдания и бодрящий юмор, люди использовалипереключение внимания и деловой конструктив, брали на испуг и нажалость, демонстрировали принятие и возмущение, сожалели иуспокаивали. Да та же агрессия была — то тупой руганью, тоедким издевательством, то демонстративной обидой.
• Я догадывался, как богатычеловеческие отношения, но тут я это увидел настолько наглядно, чтопропустить мимо себя уже стало нельзя. Это богатство через схемки,списки и таблицы стало в меня укладываться.
Возможно, тест Розенцвейга создавался,чтобы мы узнавали особенности других людей, я же с его помощьюзанялся самообучением: видя, как реагируют другие люди, примерял эток себе и брал от них лучшее. У меня это работало; естественно былопредположить, что это будет работать и на других. Повторю идею: выдали человеку тест, тест показал то, что есть . А вы теперь (спомощью того же самого теста!) покажите то, что быть может , иэтому человека — научите. Хороший диагностический тест прижелании легко превращается в обучающую процедуру вполне в духе П.Я.Гальперина. Вариантов обучающих процедур может быть много, покажусамую простую.
У меня есть педагогическая задача —какая, не скажу, иначе не будет интриги. Под нее я предлагаю вамдвенадцать картинок теста (этого вполне достаточно), вам нужнообычным образом дать реплики для озадаченного персонажа. Ответы лучшедавать, не размышляя над тем, что вы говорите,
• если именно так вы средилюдей и живете,
но можете одновременно включать иголову, если вы к этому приучены и вас это не затрудняет.
Для самых продвинутых и недовольныхлюбыми ограничениями разрешается давать даже несколько ответов —в конце концов, у вас же бывают разные настроения!
• И все равно можете бытьуверенными, что ваши результаты вас подведут.
Итак:
— Как обидно, что моямашина сломалась и вы из-за этого опоздали на поезд!
— Простите, пожалуйста,значит, нас неправильно соединили!
Вам же не видно экрана!
Она должна была быть здесь ужедесять минут назад!
— Вот ваша газета, мнеочень жаль, что ребенок ее разорвал!
— Я понимаю, что подвожутебя, но приехать не смогу.
— Это тетя Наташа, онапросит нас немного подождать, пока она не придет и еще раз непожелает нам доброго пути!
Вы не ушиблись?
— Как нарочно, теперь тыпотерял ключи.
— Мне очень жаль, но мыкак раз продали последний экземпляр!
— Вот уже третий раз яприхожу к вам с этими часами. Я их купила всего неделю назад, но, кактолько прихожу домой, они останавливаются.
— Твоя подруга пригласиламеня сегодня вечером на танцы. Она сказала, что ты не пойдешь.
Ну вот и славно. А теперь
Правильные ответы
С тех пор как я себя помню,помню я и Наталью Саввишну, ее любовь и ласки; но теперь только умеюценить их, — тогда же мне и в голову не приходило, какоередкое, чудесное создание была эта старушка. Она не только неговорила, но и не думала, кажется, о себе: вся жизнь ее была любовь исамопожертвование. Я так привык к ее бескорыстной, нежной любви кнам, что и не воображал, чтобы это могло быть иначе, нисколько не былблагодарен ей и никогда не задавал себе вопросов: а что, счастлива лиона? довольна ли она?
Толстой Л.Н. Детство
Вообще-то большого разнообразия вамэтот тест (конкретно эти картинки) не предоставляет, и все вашиответы, скорее всего, можно будет без труда разделить на две группы.Первую группу удобно объединить под шапкой «УВЫ», и тогдав нее войдут все ваши:
— Обидно.
— Как же не везет!
— Что же теперь делать?!
— Черт!
— а также следующие из этогонаезды.
Если же вы в этой или прошлой жизнихорошо работали на Дистанции, у вас уже в крови живет упражнение«Хорошо» и вообще вы окончательно просветленный, тогдаваши реакции можно объединить под шапкой: «УРА!»
Хотя и не обязательногромкой. Зачем огорчать людей, которые все равно вас не поймут?
Ваше тихое внутреннее «Ура!»,идущее просто от радости жизни, от того, что есть вы и есть люди,птицы и облака вокруг вас, прозвучит, возможно, как:
— Ничего страшного.
— Все нормально.
Или просто с улыбкой:
— Хорошо!
Я полагаю, что такие реакции —это уже серьезная личностная высота и вы в своем росте добилисьмногого. Есть ли что-нибудь выше этого? Я думаю, что — есть.Ваше «Хорошо!» светло и гармонично, но оно растет из тогоже корня, что и чье-то: «Обидно, блин!», а именно, онорастет из вашего Я. Вам — обидно. Вам —хорошо. Вы заняты — собой.

— А что, разве бываетпо-другому?
— Да как вам сказать…
Жить душой другого
Однажды возлюбленный пришел кдому своей Возлюбленной. Он постучал в дверь. «Кто там?» —спросила Возлюбленная. Человек ответил: «Это я, любящий тебя». —»Уходи, — сказала Возлюбленная, — на самомделе ты не влюблен». Прошли годы, влюбленный снова пришел кдверям дома своей Возлюбленной и постучал. «Кто там?» —спросила Возлюбленная. На этот раз человек ответил: «Это ты». —»Теперь, когда ты — это я, — ответилаВозлюбленная, — ты можешь войти».
Руми
Конечно, все люди заняты только собой ивсе делают только для себя. С этим лучше не спорить, это вам будутдоказывать все нормальные и мыслящие люди, и их коронный аргумент —ваша радость и удовлетворение, которое вы получаете, когдабескорыстно делаете свои добрые дела.
• Значит, не бескорыстно!Значит, вы тоже эгоист!
Конечно, они во всем правы, все всёделают только для себя и кроме этого «для себя» в миревообще ничего нет; единственно, некоторые при этом «для себя»заботятся только о себе, а другие при этом же «для себя»заботятся о других. И, ни с кем не споря, просто чтобы различить этихразных людей, я первых назову эгоистами, а вторых так не назову.
Да, в подавляющем большинстве ситуациинормальные люди эгоисты и заняты только собой и своими интересами.Однако иногда это бывает почти так, но не совсем так…Например, при рождении ребенка у многих мам все вниманиеперекидывается на ребенка; мама начинает жить душой его, интересы ипотребности его становятся интересами и потребностями мамы… Выможете сказать: она это делает, потому что он для нее — еечасть. Он для нее — не чужой, а родное. Верно. Но почему жедля вас все люди — чужие?
С тех пор как в вашей душе стало»Хорошо!», вас каждый день ждет Жизнь Другого. Это простологично: вот, предположим, у меня душа в порядке (потому что она уменя всегда в порядке), а хороший человек рядом со мной — впроблеме. Кем я буду заниматься? Правильно, хорошим человеком. Да?
Любителям покопаться вкультурной традиции и воспарить рекомендую открыть М.М. Бахтина1ипрочитать все, что он пишет о диалогическом сознании — кданному вопросу это имеет самое прямое отношение.
А вообще я предложу прекратить этифилософские дискуссии и просто взять и примерить к себе: «Житьдушой другого». Вдруг это не так уж и сложно? А вдруг вывстречали людей, которые так и живут?
Поэтому давайте в учебном режимепройдемся еще раз по тем же самым ситуациями и каждый раз поищем триреакции. Первая: «Увы!», вторая: «Ура!», третья:»Если бы я тебя любил» или «Жизнь душой другого».Попробуйте вместе с нами и запоминайте свои ощущения.
Итак,
— Как обидно, что моямашина сломалась и вы из-за этого опоздали на поезд!
— Блин, что же теперьделать?
— Ничего страшного, ячто-нибудь придумаю.
— Не расстраивайтесь, покамы с вами живы, все хорошо. Я подожду следующего поезда, а вам —большое вам спасибо за заботу!
• Человек хотел вампомочь, у него не получилось, он расстроен за вас плюс, возможно, унего некоторое чувство вины. Почему бы его не поддержать?
— Вам же не видно экрана!
— Ну и что теперь делать,мне ее шляпу обгрызть, что ли (раздраженно)?
— Да ничего, все основноемне понятно!
— Зато я хорошо вижу вас, иэто приятнее всего!
• Она подумала о вас, высделали подарок ей. Хорошо?
— Простите, пожалуйста,значит, нас неправильно соединили!
— Господи, звонят срединочи!
— Ничего, все нормально.
— Ничего страшного,позвоните еще раз, и вы обязательно дозвонитесь!
• Если вы ночью хоть разпопадали не туда, вы помните, как обычно бывает при этом неудобно. Апосле ваших добрых слов человеку станет на душе тепло.
Она должна была быть здесь ужедесять минут назад!
— Похоже, мы пролетаем!
— Ну ничего, хотьпрогулялись на свежем воздухе!
— Дай я тебя обниму, тебебудет потеплее… Я думаю, она или сейчас прибежит, или у неекакие-то серьезные обстоятельства.
• Девушка рядом с ваминервничает. Девушка, которой нету, может нервничать. Первой нужнотепло, второй, как минимум, понимание.
— Вот ваша газета, мнеочень жаль, что ребенок ее разорвал!
— Следите лучше за своимребенком!
— Ну ничего, я все, чтонужно, смогу прочесть!
— Пожалуйста, не ругайтевашего малыша, он у вас удивительно симпатичный!
• Присядьте перед ним,посмотрите ему в глаза, дайте ему руки. Что в душе?
Я понимаю, что подвожу тебя, ноприехать не смогу.
— М-да. И что мне теперьделать?
— Хорошо, буду отрабатыватьиндивидуальные бойцовские качества.
— Я понял. Я все сделаю сам,а ты постарайся удачно решить все свои проблемы, хорошо?
• Если вам этот человекдорог, то реакция, по-моему, абсолютно естественная.
— Это тетя Наташа, онапросит нас немного подождать, пока она не придет и еще раз непожелает нам доброго пути!
— Еще и ее не хватало нанашу голову!
— Баба с пустыми ведрами —к неприятностям, а тетя Наташа — всегда к добру! В путь!
— Передай, что мы ее любим иобнимаем, и пусть не волнуется: у нас все будет хорошо!
• В общем-то, это и все,что ей нужно.
Вы не ушиблись?
— Раз-два-три-четыре-пять!Как же мне не везет!
— Да ничего, вроде цел.
— Спасибо, немного ушибся.Вы не подадите руку? Видите, как здесь скользко, будьте тожепоаккуратнее! Всего доброго!
• Если вы попросите, чтобывам подали руку, человек почувствует себя очень нужным. А если вы сним еще так поговорите, он уйдет просто счастливым. Видите, как выудачно поскользнулись!
— Как нарочно, теперь тыпотерял ключи.
— Когда с тобой ходишь, ещене то потеряешь…
— Классно, давно хотелзаменить дверь!
— Не волнуйся, я полагаю,что смогу что-нибудь придумать. Дай пока тебя поцелую!
• Она сегодня усталая итревожная, а ты ее любишь и такую тоже.
— Вот уже третий раз яприхожу к вам с этими часами. Я их купила всего неделю назад, но кактолько прихожу домой, они останавливаются.
— Ну и что вы от меняхотите?
— Мадам, они желают нашейвстречи.
— Третий раз? Да, вам что-тоне везет. Давайте я посмотрю их повнимательнее, это, конечно, недело: ходить должны часы, а не вы…
• Прочувствуйте состояниеженщины перед вами: вам за сорок, отложение солей в суставах, ссора всыном… и вообще, представьте, что это ваша мама.
— Мне очень жаль, но мы какраз продали последний экземпляр!
— Не везет, так не везет.
— Ну и ладно, деньги целеебудут.
— У вас бойкая торговля! Этозначит, не я один знаю, что у вас такой хороший магазин!
• И вообще приятно, когдапродавец оказывается тоже человеком!
— Твоя подруга пригласиламеня сегодня вечером на танцы. Она сказала, что ты не пойдешь.
— Желаю повеселиться(ядовито).
— Ну и классно, ты сегодняпоработаешь за меня.
— Да, у меня сегодня другиепланы. А куда вы собираетесь? Я тут нашел одно кафе —относительно недорого и прекрасная музыка, там можно классноотдохнуть. Могу подсказать, где это — в общем, рекомендую.
• Совершенно естественнаяреакция для окончательно просветленного.
O Тимур
На всякий случай: переживанияпереживаниями, а о делах тоже забыть нельзя. По-моему, немаловажно,чтобы в составе доброй и мудрой реакции «с любовью к людям»была еще и активная часть: что теперь, когда мы людей полюбили, сэтой ситуацией делать?
Вот, к примеру, мои предложения какдобавление к третьему, человеколюбивому подходу:
— (опоздал на поезд)Давайте выясним, как отсюда добраться до станции. Можете подсказать?
— (в кино) И впрямьграндиозная шляпа… (и наклонившись вперед): Проститевеликодушно, вы не могли бы сдвинуться немного вправо?
— (подруга задерживается) Ждемеще десять минут или уже двигаемся?
— (нет ключа) Ты подождешьздесь, пока я ищу слесаря и инструмент, или посидишь у соседей?
И так далее. Потому что иначе можнопереживать душевное «Ура!» и нежную любовь друг к другу, нопродолжать топтаться перед закрытой дверью и рисковать заночевать налестничной клетке. Резонно предположить, что любить друг друга лучшедома, а не в пролете.
Ну, лестничном пролете.
O
Душа трехмерная
А теперь мы можем возвратиться кЦентрам сознания и той ситуации, которую обсуждали ранее: мужзадержался, что может переживать жена? Центр власти поставит вопрос оконтроле, Центр удовольствия поищет кайф, Центр беды-успехарассмотрит эти перспективы, Центр любви будет думать о любви.
• И это будет первая линия,первое измерение.
Второе измерение будет создано Центромизобилия и его антиподом — Центром бедности.
• Коротко: Ура! и Увы…
Но есть и третье измерение, гдеполюсами будет позиция «Я», переживание своей личнойситуации, и позиция «ТЫ», центрация на другом.
И тогда итоговая таблица примет воттакой, уже достаточно богатый вид:
Минимальный комментарий: переживание «Ятак без тебя грущу!» — не случайно отнесено к светлымпереживаниями Центра изобилия. Грусть бывает тоскливой, а бываетпрозрачной и светлой, и кто не так давно грустил по любимомучеловеку, подтвердит, какое это богатое и сладкое чувство. Остальное,надеюсь, все понятно, а если что-то не понятно, то залезайте себе набашенку Центра изобилия и живо радуйтесь тому, что имеете класснуювозможность поработать самостоятельно и творчески.
Конфликты и синтоны
Круги ожиданий, или Что такое синтоны иконфликтогены
В ответ на бранные слова
С улыбкой промолчи
И сделай вид, что вообще
Таких не знаешь слов.
Пусть некультурный человек
Ругается, а ты,
Не отвечая, продолжай
По шее бить его.
В стиле древней мудрости, авообще-то Г.Остер
Пятнадцать лет я рассказывал оконфликтогенах и синтонах, и только пару месяцев назадудовлетворительно разобрался с тем, что это такое. Аркадий ПетровичЕгидес,1тот,кто, собственно, и ввел в психологию эти понятия, определял суть ихпросто: конфликтогены — это те наши действия, которые идутвразрез с потребностями человека, то, что расценивается им как наш кнему негатив, как недоброжелательность или неуважение и рождает вотношениях напряженность. А синтоны — как раз напротив, это всете приятные мелочи и детали в общении и взаимоотношениях, которыенашему партнеру по душе и по потребностям.
• Обвинил — кинулконфликтоген. Взял вину на себя — дал синтон. Перебил —конфликтоген. Дал себя перебить — синтон.
Вот таких два антипода, и с ними всеясно.2Можносоставить список типичных конфликтогенов, выучить его и большеникогда так не делать: конфликтоген — он и в Африкеконфликтоген.
Все так, но немного сложнее. Простойпример: дружеское отношение к незнакомому человеку — синтон. Апредложение дружбы тому, кто в вас влюблен, — незаживающаярана… К тебе пристал алкоголик, ты не счел нужным выслушиватьего трудные переживания — твое право, но не выслушать трудныепереживания твоего друга — это конфликтоген. Друга ты душевноподдержать — обязан. То, что в одной ситуации —конфликтоген, в другой ситуации окажется действием нейтральным. Асинтон для одного может оказаться конфликтогеном для другого. Тогда —есть ли список общепринятых синтонов? Типичных конфликтогенов? Нет?
Оказывается, все-таки — есть.Только не один, а три списка, соответственно трем основным типамотношений:
нормальные люди;
друзья;
любящие друг друга люди.
Я предпочитаю эти типы отношенийназывать кругами ожиданий, потому что именно разница ожиданий исоздает разницу между ними. А чтобы было не только понятно, но иочевидно, я нарисую все это кружками.
Люди за кругом — “не люди”…
Внизу круг самый широкий.
Круг нормальных людей, таких,как мы с вами. Нас, конечно, много.
Под кругом нормальных людей —»люди за кругом».
Это тоже люди, но мы их залюдей не считаем.
Выше круга «Мы — нормальныелюди» — круг «Мы — друзья». Их ужепоменьше.
Возьмемся за руки, друзья,чтоб не страдать по одиночке!
Самый маленький и самый возвышенныйкруг — круг «Мы любим друг друга».
Узок круг этих людей, страшнодалеки они от природы…
Так вот, синтоном окажется заботливое,дружеское поведение в отношении того, кто считает, что вы друг другу— никто. То есть — просто нормальные люди. А если к тому,кто считает вас своим другом, вы хоть вскользь отнесетесь как к»человеку просто», ваше поведение — конфликтно.Отнестись к другу как к любимому — это синтон, а отнестись клюбимому только как к другу, извините, конфликтоген.
• Самое неприятное здесь то,что между любимыми синтонов, похоже, нет вообще: отношения вышезадирать уже некуда .1Авот конфликтогеном может оказаться все…
Ситуация с этими кругами ожиданий такаяинтересная, что я хочу рассказать о них поподробнее.
• Защитный комментарий: говоряо любви и дружбе, я описываю это «как есть», как это живетв нашей реальной сегодняшней (по-моему, весьма спорной) культуре, ане как нравится мне или вам и как мы с вами сочли бы достойным иправильным.
Круг ожиданий «Мы — нормальные люди»
Строим, строим города
С великанов ростом.
А бывал ли ты когда
Человеком просто?
А.Межиров
Этот человек — твой простознакомый, вы перебросились парой слов и поняли, что более вам ненадо. Странно ожидать, что в день твоего рождения он принесет тебебуфет цветов, но если в разговоре он услышал, что ты сегодняноворожденный — улыбнется и поздравит.
• Ну мы же — люди!
Если мы нормальные люди, тоестественно, что ты на людях (то есть в том числе и передо мной)соблюдаешь правила приличия и не плюешь через левое плечо, если слеваот тебя я, да и я без причины и предупреждения в нос тебя сразу небью.
• А если бью без предупрежденияи считаю, что это нормально, ты для меня — не человек.
Люди «за кругом»
Для многих руководителей техничка,вечером убирающая его рабочий кабинет, значит не больше, чем шумкондиционера, и здороваться с нею или благодарить эту женщину ему также странно, как приветствовать шкаф утром рабочего дня.
• Она для него — нечеловек, не Мария Петровна, а просто то, что возит за собой пылесос.
И если Мария Петровна это понимает ипринимает, то для нее это никак не обидно и не оскорбительно. А чтобудет, если руководитель вдруг ей улыбнется и с нею поздоровается?Конечно, это будет для нее поглаживание, это будет — синтон.Однако если это будет длиться, через некоторое время техничка МарияПетровна перестанет воспринимать такое отношение к себе как подарок:скорее всего, она поместит себя в круг «Ну мы же нормальныелюди» и отношение к ней как к человеку станет для нее нормойжизни.
• И тогда, когда вдруг ее сноване заметят и с нею не поздороваются, — она, конечно,обидится…
Мы — друзья
Если с другом вышел в путь,
Веселей дорога,
Без друзей меня чуть-чуть,
А с друзьями — много.
Что мне степь, что мне зной,
Что мне дождик проливной,
Когда мои друзья — сомной!
Знают все детишки.
Между кругом «Мы —нормальные люди» и кругом «Мы — друзья» можетбыть сколько угодно промежуточных прослоек типа «знакомый»,»приятель» и прочие «собутыльники», однако всеэти прослойки только подчеркивают особое положение круга «Мы —друзья».
Друг, если это действительно друг, а непросто приятель, имеет очень высокий статус. Я, как друг, имею правона твое внимание тогда, когда это нужно мне, то есть — всегда,и право на твою помощь в объеме моих нужд, а не твоих настроений.Правда, все это совершенно симметрично, и возросшие правауравновешиваются моими перед тобой обязанностями. Друг — этоответственно.
Мы — любим друг друга
Все долбим, долбим, долбим,
Сваи забиваем.
А бывал ли ты любим
И незабываем?
Хороший вопрос!
Любить — еще труднее, чемдружить, в любви планка ожиданий поднимается на предельно высокийуровень: моя жизнь должна стать жизнью твоею, а твоя — статьчастью жизни моей.
• Две жизни в единуюслиты.
Ты должен чувствовать, что у меня вдуше…
• Это вполне бывает возможно,если все твое внимание приковано ко мне. Если я теперь — центртвоей жизни.
О моих праздниках ты помнишь лучшеменя.
• Это больше, чем в дружбе: длядруга достаточен живой отклик при напоминании. В любви же напоминатьоскорбительно — если любит, напоминать не надо. Он помнит,потому что живет моей жизнью.
В выборе между мной и ими (всемиостальными другими) ты не должен колебаться.
• Твой выбор — я и толькоя.
И, как правило, вводится запрет налюбовные отношения с другими. Если перевести на язык коммерции, толюбовь отличается от дружбы элитным ассортиментом, а именно:добавляются сделки по драгоценностям , например обмен полнымдоверием или секс .
• Чем более это в дефиците, темлегче это переходит в разряд драгоценностей.
А если это наши драгоценности, мы ихдолжны охранять: вводится требование эксклюзива: «Это толькодля тебя. Это — только наше». Вот так, дорогой ты мой.Драгоценная ты моя.
Мораль, или Практические выводы
Если кто-то вам делает плохо, это ещесовсем не значит, что его поведение в ваш адрес — конфликтно.Конфликтогены (как и синтоны) появляются только внутри общейпозиции-договоренности, внутри общего круга ожиданий.
• Вот комары вас больноукусывают и пьют вашу кровь, но вы не рассматриваете это какконфликтоген, потому что они для вас насекомые комары, а вы для них —не люди. Вы для них только вкусная кожа. Соответственно у вас нетобщего круга ожиданий, внутри которого единственно возможно говоритьо конфликто-генах.
Конфликтоген — нарушение ожиданийтолько внутри взаимно принятой позиции-договоренности, и если яотказываюсь от позиции к вам в целом, то ваши прошлые ожидания ко мнесразу оказываются несостоятельными. И обижаетесь вы — зря.Горькая цитата:
«Человек не пришел на мой деньрождения. Любимый человек. И перестал звонить. Я обиделась».Ошибочка.
Я (ну не я, а ее парень, нопредположим, что я) был в позиции Любимого и Любящего, мы знали, чтомы любим друг друга, и тогда твои ожидания, что я приду на твой деньрождения, — правомерны. И если я не пришел, не позвонил ине поздравил, а завтра звоню как ни в чем не бывало с по-целуйчиками— это повод для твоей обиды. Но если я не пришел на твой деньрождения и вообще перестал тебе звонить и не хочу с тобой встречаться— это не конфликтоген. Это гораздо хуже: это уже другоеотношение.
• Ты хороший человек, но я тебябольше не люблю. Я более не претендую на твою любовь, и ты теперь неожидай от меня того, что я давать тебе не могу.
И обида неуместна. Ты можешь поплакать,а обижаться уже — глупо.
Путаница
Такая хорошая схема, на ней все таклогично и понятно: «нормальные люди», «друзья»и «любимые»… Жаль, что жизнь гораздо сложнее изапутаннее. К сожалению, в жизни между четкими и простыми кругами «Мы— нормальные люди» и «Мы — друзья»вклиниваются еще некоторые специализированные отношения, вклиниваютсяи осложняют не просто схемку, а саму жизнь.
• То есть делают ее куда какинтереснее.
Смотрите новый рисунок. Каждый кругожиданий дает мне особые права. Но если мой собеседник видит себя вдругом кругу ожиданий, он видит нас по-другому и по-другому оцениваетнаши взаимные права.
Я имею перед тобой право, потому что ятебя старше. Но ты женщина, и у тебя передо мной право женщины. Чьеправо — правее? Или: чтобы вас принял руководитель высокогоранга, вам нужно записаться к нему на прием у его секретарши. Всепонятно и естественно. Но если руководитель вы, как вы думаете, каквоспримет предложение записаться на прием к вам ваша жена, если ейочень нужно с вами поговорить?
• Если вы не догадаетесьсразу, вы подробно узнаете об этом дома.
Результатом многообразия нестыкующихсядруг с другом кругов ожидания могут быть, например, такие следующиенапряженные перебранки вокруг фигуры Руководителя. Для начала почтидоброжелательное:
— Слушай, если тебяпоставили руководителем, то руководи, а не начальствуй. Мы все делаемобщее дело, мы — коллеги, и, когда тебе говорят дело, ненадувай щеки, а слушай умных людей.
• Он видит в них своихподчиненных, а для них такое отношение — конфликтоген, потомучто они считают, что они — коллеги. А это — другое.
Или с возмущением:
— Я — старший, ипоэтому вправе требовать к себе уважения. И не дело какому-томолокососу делать мне замечания при людях, — подумаешь,его руководителем поставили! Поживи с мое, тогда и командуй!
• Для подчиненных замечанияруководителя нормальны, а для старшего руководящие замечания младшего— обидны. Конфликтоген.
А также нравоучительное:
— Слушайте, не стройте изсебя такого сухого чурбана. Я знаю, что вы хотите всех превратить вавтоматы, в безликих сотрудников, но к людям, тем более к женщинам,надо относиться с пониманием. В людях надо видеть людей!
• То, что в кругу «сотрудники»особые права женщин не предусмотрены, есть ошибка непростительная. Иженщины вам ее не простят.
Или вот такой печальный диалог:
— Василий, у меня к тебепросьба. Мы с тобой друзья много лет, но тут — работа, и, еслия даю распоряжение, мне не нужны дружеские комментарии к нему ивысказывания других мнений. Мне нужно выполнение моего распоряжения.
— Петь, да ты не грузись!У тебя что, какие неприятности, ты че сегодня такой напряженный?
• В кругу «друзья»нормы общения одни, в кругу «работа» — другие. Ато, что требования работы важнее естественности дружбы, считаюттолько напряженные (друзьями) руководители. Для друзей же, очевидно,это не так.
И вот эта чересполосица, пересечениенорм регулярно создает почву для конфликтов: правота одного нестыкуется с правотой другого. То, что естественно, нормально и простообязательно в восприятии вашем, может оказаться обидным иоскорбительно конфликтным в глазах того, кому вы это делаете.
Что из этого следует? Не делайтекруглые глаза, когда с этим столкнетесь, и по возможностиобговаривайте свои ожидания до того, как наедете ими на того, кто кним не готов. И, как правило, обговаривать их нужно на том языке, накотором говорит ваш собеседник: то есть к очаровательной женщиненужно обращаться с просьбой, нежно приобнявши ее за плечи; вестипереговоры со старшим — с достоинством, степенно и непременноуважительно, с наклоном внимательной головы немного вбок; базарить сдрузьями — весело и легко, на дружеской хохмящей ноте.
• Если вы хороший актер идобрый человек, то у вас есть некоторый шанс донести свои ожиданиятак, что их поймет даже дружески относящая к вам женщина пожилоговозраста. Например, ваша мама.
Разрастание конфликта
Картинка проста, как жизнь: я хлоп —ты мне в лоб, ты мне — я тебе, и далее по виткам спирали,причем каждый раз с обидным и больным превышением. Собственно, весьбоевой пейзаж нарисован только для того, чтобы поставитьтривиальнейший вопрос, основной вопрос всякого конфликта:
ВИНОВАТ БОЛЕЕ ТОТ, КТО ПЕРВЫЙ НАЧАЛ,ИЛИ ТОТ, КТО ПОСЛЕДНИЙ ПРОДОЛЖИЛ?
Ответ: «Виноваты все!» —не принимается. Это, конечно, так, но что с таким ответом делать?Когда виноваты все, не виноват никто, и любая претензия: «Слушай,ну нельзя же так!» — не глядя парируется: «Асам-то!» Лучше, когда ясность есть: если не кто виноват, то ктовиноват более. У тебя отнимали деньги, ты дал не деньги, а в глаз.Человеку бо-бо, человека обидели — но кто-нибудь всерьезпредъявит тебе в этом претензии? Нет, ты был — прав!
• Хотя бы — ты был вбольшей степени прав.
Так вот, возвращаясь к основномувопросу всякого конфликта, должен вас предупредить: скорее всего, выответите неверно. И не пытайтесь мудрить: вас не спасет ни «виноватболее тот, кто первый продолжил», ни «всегда виноват тот,кто умнее».
• Хотя как мысль — этоинтересно.
Давайте разбираться.
Более виноват тот, кто первый начал?Вроде бы разумно, но практика показывает, что на фоне такогозаконодательства люди, желающие бить, начинают бить за любой промах,а промах найти несложно. Любая мелкая, нечаянная ошибка —получите в лоб, а если глаза у вас удивленные, вам объяснят: «Авот надо за собой следить! Сам виноват! Не начинай!»
• Формально вроде как всесправедливо, а жить так — не хочется.
Тем более что такое «первый начал»несложно и спровоцировать: при желании. На внешнем уровне — всев порядке. Вроде бы. Вот только нюансы интонации, мимики или взглядавсе раздражают и раздражают собеседника, пока такое давление его не«достанет» и он не начнет выяснять отношения. А мы что?Мы ничего. Тут просто славно попридурять-ся: «Нет, всенормально, с чего ты взял?» — и через паузувздохнуть. А на продолжение расспросов сделать круглые глаза и прямобидеться: «Что пристал? Все ж было хорошо…»
• Ну и так далее: оченьинтересная игра, особенно когда играется «на грани фола».
Хорошо, может быть, более виноват тот,кто агрессивно реагирует на промах? «Промахи допустимы, не бей вответ!», так? Тоже не все ладно: тогда, в этой противнойнеправильной жизни, начинает плодиться безответственность и людиначинают жить расхлябанно, свои промахи не отслеживая.
• Подумаешь, я нагадил. А ты спониманием к этому отнесись, с пониманием!
Ежели вдруг ваш ответ ни тот ни другой,а например: «Виноват тот, кто умнее!», то ведь дураков нети при такой выгоде быть неумным, если оказывается легче житьглупенькими, люди такими — становятся! Жутко любопытнонаблюдать, как умело, как быстро с каждым днем ваш близкий человекстановится все неумнее и неумнее… Радует в этом только то, чтос каждым днем его жизнь становится все проще и светлее. Ну, за вашсчет, естественно.
• Порадуемся? Окончательныйи абсолютно правильный ответ на вопрос: «Кто же в конфликте насамом деле более виноват: кто его начал или кто?» —мне неизвестен, но очень своя и сугубо личная позиция у меня есть.Согласно моему пониманию, все зависит от характера (вида) ошибочногодействия, и виноват более тот, кто рушил отношения . Это можетбыть тот, кто первый начал, — если его действия или словабыли ударом по человеку, по отношениям. А может быть, и тот, ктопоследний продолжил (и это бывает чаще) — один разбилстакан, другой расценил это как «первый начал» и стукнулпервого по душе. По мне,
СТАКАНЫ БИТЬ МОЖНО, ОТНОШЕНИЯ ИЛЮДЕЙ БИТЬ — НЕЛЬЗЯ.
O Тимур
Согласен полностью, но не могу незаметить: для зловредного манипулятора (в отличие от манипуляторадоброго) и это правило — просто кладезь. Как можноспровоцировать на конфликт человека с правилом «отношения битьнельзя»? А очень просто: систематически делать мелкие бытовыегадости, сохраняя исключительную доброжелательность и мягкуюнаивногла-зость на уровне общения.
«Ну почему ты все времядержишь носки под подушкой?» — «А мне такнравится, милая!» И поцеловать.
Я мил и улыбчив, но раз за разом тебяпровоцирую делом. А если ты рано или поздно сорвешься, я буду иметьвсе основания огорченно заметить: «Виноват тот, кто рушитотношения…» А если мы начнем теперь выяснять, кто тут неправ…
Так что, боюсь, в реальности близкиеотношения — это игра без правил, игра на одном доверии.
Н.И.: Правила создают соблазнпоставить их себе на службу в ситуации, когда ты — не прав. Да.Но без правил будет еще хуже.
O
Впрочем, есть пары, в которых всегармонично, но по-другому: душевно попинаться им не больно, а весело,а вот стаканы нынче — дороги. Они — предметники. Двапредметника друг с другом уживаются прекрасно, так же как и двадушевника (те, кто бережет душевное имущество).
Я лично — душевник. Толи мне люди дороги, то ли душа все-таки ранима.
С другой стороны, будем реалистами.Вот, к примеру, ваш сынок соорудил ружье, которое наподобие рогаткистреляет алюминиевыми пульками,
по-настоящему, то естьпо-детски, эти пульки называются «козявки»,
так вот, и этими козявками повадилсяпулять по блестящему новому серванту.
Почему именно по нему? Потомучто он тренирует меткость, а на другой поверхности следы от попаданияне видны. А тут, на полировке, — видны. И еще как видны…
Вопрос, что вам более жалко: сервантили затылок вашего сына, который так и просит себе затрещины? Если выне чужды бухгалтерии и деньги считать умеете, то прикинуть несложно:купить новый сервант стоит три ваших зарплаты, самая крепкая, от душизатрещина сыну стоит три мороженых.
Имеется в виду, что сын самдогадывается, что он немного не прав, и долго дуться на вас он небудет. И если вы пойдете с ним погуляете и как бы невзначай купитеему фирменное мороженое, его обида растает раньше, чем мороженое.
А воспитательный эффект, кстати,останется. Мы ни в коем случае не собираемся утверждать, чтозатрещина по затылку является вершиной педагогической мудрости и еене может заменить некоторый разговор; просто имеется в виду, чтоошибки допускает не только ваш сын, но и вы. Кроме того, иногда живойжест неравнодушной руки доносит то, что вы хотите сказать, гораздобольше и внятнее, чем самый живой язык. А любите вы своего сына илинет, он знает вне зависимости от ваших ситуативных жестов.
О Тимур
Помню чудный разговор с одной милойдевушкой. Мы стояли, дожидаясь лифта, и разговаривали — овоспитании. Где-то по ходу разговора о детских шалостях у менясорвалось жизнерадостное:
— Пороть!
— Это непедагогично, — отозвалась добросердечная девушка.
— Зато как эффективно! — воскликнул я и неожиданно получил поддержку стоявшейвпереди нас пожилой женщины с грустными и мудрыми глазами:
— Вот это точно.
Она, в отличие от нас, совсем нешутила.
• В ходе творческойдискуссии над этим эпизодом с педагогом-новатором А. Клименко мывыяснили, что дело не в том, «пороть или не пороть», а —с каким настроением, с какими задачами и с каким результатом.
O
Основы мирных отношений
Что между государствами, что междулюдьми — основы мирных отношений в целом одни и те же. Это:
• мудрая дипломатия;
• выгодная торговля;
• бодрая армия.
Мудрая дипломатия
Если вы хотите установить иподдерживать добрые отношения, вы откроете дипломатическую миссию иначнете дарить подарки : дикарю вы подарите стекляшки ибусинки, женщине — цветочки и прочее внимание, соседям —улыбки и мелкие услуги. Естественно, вас в той или иной формепо-благо-дарят, то есть (дословно) подарят те или иные блага, вы —как-то ответите и т. д.
• Практика, казалось бы,немудреная, на самом же деле — высокое искусство. В какойстепени вы им владеете?
Естественным (и очень ожидаемым)результатом всего этого дипломатического политеса оказываетсязаключение договоров об отношениях. У хороших дипломатовдоговоры хорошие, то есть официально ратифицированные обеимисторонами.
«Я сказал!» —это еще не договор. Импульсивное «Ну ладно!» —еще не твердое согласие. Улыбчатое Ну у нас и так все хорошо!» —еще не гарантия на будущее.
Мудрые дипломаты заботятся также, чтобыдоговоренности по возможности исключали разночтения (хотя вреальности таких, наверное, не бывает) и были выгодны для обеихсторон (что всегда оказывается дополнительной гарантией прочностидостигнутого соглашения). К сожалению, любые договоры все равноиногда нарушаются, и тогда дипломаты проводят разборки.
Простите, тактичный разборнедоразумений.
А если не проводят или вместо этогоустраивают базар, то гоните в шею таких ваших дипломатов.
О Тимур
Мне хочется о дипломатии поговоритьподробнее: она устанавливает доверие (мир и дружбу) —необходимую предпосылку торговли. Причем практику такой дипломатииН.И. недаром назвал высоким искусством: тут мало знать и хотеть, надоеще и уметь. Однако и в высоком искусстве есть свои азы. Одним изтаких азов является
Предвосхищение отношений
В глазах рябит от собственныхпроекций.
Д. Леонтьев
Смыслом взаимодействияявляется результат, а не то, чего вам хотелось.
Из тезисов НЛП
Есть такой полезный психологическийзакон: предвосхищение.
По науке — антиципация.
В чем его суть: большую частьинформации о том, какие мы (в каком настроении, к чемупредрасположены) здесь и сейчас, как мы относимся к окружающим, мыполучаем — внимание! — от этих самых окружающих. Вотпоявляетесь вы в малознакомой компании, от которой и сами еще незнаете, чего ждать, и где люди непонятно чего ждут от вас. При такомобщем недостатке информации первые доли секунды между вами отношенийне будет — никаких. Чистый лист. Ноль.
В обычных ситуациях дальнейшееопределяет случайность: вы сделали неопределенную гримасу, еесовершенно произвольно и совсем неосознанно истолковали, и вот уже выпонравились или не понравились, что называется, на пустом месте.
Гораздо легче, если вас в компании ужекто-то знал и мнение о вас заранее создал. Тогда, появившись в первыйраз, вы в те же считанные доли секунды поймете, каким вас здесьожидают, и реагировать будете соответственно: настороженно, если васнедолюбливают, или жизнерадостно, если вам рады.
• Кстати, так же работают иопределенные, заранее сложившиеся ожидания относительно новойкомпании, новых людей, новых коллег — у вас.
Штука в том, что эту закономерностьможно и использовать. Вот окружающие вместе с вами попадают вситуацию, где неясно, как реагировать. Вы тут же, на пустом месте,создаете, что называется, убедительный «стереотип» такогореагирования. Тогда высоки шансы, что именно ваш стереотип будетвоспринят как естественный и само собой разумеющийся.
• И если в первые секунды вновой компании вы очень быстро сориентируетесь на искреннююблагодарную улыбку: «Спасибо вам за то, что я вам так понравилсяи вы мне рады», то рады вам — будут. С очень высокойстепенью вероятности.
Эта закономерность действуетпрактически во всех ситуациях, участники которых не знают, чегоожидать и как ситуацию оценить. В том числе и тогда, когда люди этиуже давно и хорошо знакомы. Ситуации же бывают разные. Вот пришелмолодой муж домой, а жена приготовила что-то новенькое. И — незнает, понравится ли мужу. Хуже — очень боится, что непонравится. Муж, для которого вкус нов и непривычен, информацию освоей реакции найдет — все верно — на лице у жены. И,видимо, останется недоволен.
• Хотя может тактично этого непоказать.
И наоборот, если мужу передастсяискренняя и глубокая убежденность жены, что это — кулинарныйшедевр, то и восприятие изначально непонятного вкуса пойдет уже вэтом, шедевральном, контексте.
• Кстати, схожим образомвоспринимается часто и первый сексуальный контакт.
ПРЕДВОСХИЩАЙТЕ!
Маленькая техника безопасности:предвосхищение как игра с заранее известным результатом хороша, когдавсе происходит действительно как бы «на пустом месте», счистого листа. И тут нужно помнить, что жизнь не знает, что вы всеголишь играете. Обычно переиграть назад уже не удастся, придется житьдальше с тем результатом, который есть. Жизни можно подсказатьрезультат, если она его не знает. Но обмануть — удается кудареже.
• Вот один мой добрый другситуацию влюбленности разных девушек в себя постоянно предвосхищает и— получает. О трудностях такого положения дел догадайтесь сами.
Работает ли предвосхищение на уровнеглубоких и долговременных отношений? Да! Потому что и здесь естьсвоего рода «чистый лист»: мы с любимой не слишком подробнопредставляем себе, как у нас все будет. Но будет — «хорошо»!
• Или «он, конечно,ничего, но вообще-то все они одинаковы, так что и этот не лучше»…
Только в этот раз лист не совсемчистый: хоть какие-то, но свои ожидания-предвосхищения есть у обоих,они могут не совпасть в важном, и тогда будет конфликт. А вот чемболее неопределенны, размыты наши представления о нашем будущем«хорошо», тем сильнее работает предвосхищение. И если оноу обоих направлено в одну сторону, а хотя бы у одного еще и сильное,то закон предвосхищения будет работать и здесь.
• Чем глубже и дольше отношения— тем сильнее надо предвосхищать.
В англоговорящей культуре есть такоевыражение «Making friends». Дословно — деланиедрузей, но насколько реальный смысл глубже! По сути, речь как раз иидет о настроении «если бы я тебя любил», активнонаправленном на людей. Человек идет к людям, ощущая себя их другом, иэто очень часто действительно располагает к себе. Просто? Но недаром»Making friends» считается даже не искусством, а талантом,особым даром. Потому что, чтобы такое ощущение вокруг себяраспространять, его нужно не просто иметь, а иметь много и сильно. Иискренне. Правда, я видел немало людей, которые этот дар в свою жизньпривносили. В том числе и на занятиях в Синтоне.
O
Выгодная торговля
Вы можете относиться к бизнесу какугодно, но есть факт: ничто так не способствует энергичным и добрымотношениям между государствами (то есть, простите, между близкимилюдьми), как развитая торговля. За товарным потоком идет потокинформационный, за ним — обмен ресурсами, потом туризм и прочаядружба.
• Возникает дружба, за которойстоит простое экономическое размышление: «Мы нужны друг другу, иссориться нам накладно!»
Если вы кому-нибудь нужны — свами обычно вежливы и по отношению к вам предупредительны. Ура!
• К сожалению, не могу вамэтого гарантировать, если нужда в вас пропадет.
Другое естественное следствие —если вы побогаче (в том числе и душевно), больше оказывается желающихс вами дружить.
• И это, наверное, хорошо.
Бодрая армия
К сожалению, история не знаетгосударств, которым удавалось бы выживать и оставатьсясамостоятельными без бодрой армии. Вокруг всегда водится многоголодных волков, и тогда, чем вы богаче, тем ярче в вашу сторонугорят их глаза и тем белее скалятся зубы. Откупиться от них удаетсяредко: кусок мяса, брошенный волкам, воспринимается ими не как вашалюбовь к братьям по миру, а как оскорбительная подачка, за которуювас нужно наказать.
Совсем другое дело, когда на закатепоучительно блестят боеголовки ваших поджарых ракет (конечно, ни накого специально не нацеленных), изредка нарушают тишину колонны вашихтяжелых танков, и, вообще, женщинам известно, как прекрасны вашигренадеры.
Совсем, повторю, другое к вамотношение! Гости вежливы, соседи улыбчивы, и границы вашинеприкосновенны.
О Тимур
Николай Иванович, а где КультурныеСвязи? По вашей логике получается, что их то ли вовсе нет, либо они —часть Выгодной Торговли. Однако культурные связи могут иметь место идо торговли и даже до — Мудрой Дипломатии, прокладывая для нихдорогу.
Страны официально могут находиться всамых недружественных отношениях, но все-таки принимать (иприглашать) деятелей культуры.
Не на официальном,естественно, уровне.
И пока это происходит, сохраняетсяшанс, что недружественные отношения изменятся на более культурные.Да, никакой особой торговой выгоды от выступлений национальногоансамбля песни и пляски или театра цветных теней вроде бы нет, нопочему-то, если это происходит регулярно, страны начинают лучшепонимать друг друга.
И постепенно налаживаетсяВыгодная Торговля.
В человеческих отношениях культурныесвязи играют ту же самую роль — роль своего рода макроуровня,более высокой плоскости отношений. Это и общие ценности, и общиесимпатии,
Оба любят книги Н.И. Козловаи слушают джаз-рок, к примеру. словом, это то общее, что у насесть еще до того, как завязались хоть какие-то отношения. И вот наоснове этого общего и может работать Мудрая Дипломатия.
«Мы же с вами культурныелюди, неужели мы не договоримся?!»
Чем наш с вами культурный слой толще ибогаче, тем с большим количеством людей мы будем готовы устанавливатьуже и дипломатические отношения.
• И тем легче нам будет этоделать, даже если мы не сильны экономически, и Выгодная Торговля —не наш конек.
И, наконец, тем реже нам придетсяпереживать «варварство», то есть изначальное непонимание,основанное на разнице в культуре и воспитании. Так что и Бодрая Армиясможет отдохнуть.
• На запасном пути.
O
Нейтральная полоса, или Двойной стандарт вобщении
Предвосхищай не предвосхищай, апрактика показала, что когда вооружены все, то без некоторых мерпредосторожности возможны ядерные (то есть очень крутые) конфликты. Асамые типичные и запутанные — это конфликты приграничные.
Вот лежит между нами веревочка. Тамтвоя жизнь, твоя территория — а тут моя. Мне казалось, я прошелпо своей территории аккуратно, к тебе не заступал, а сосед кричит:»Чего своим локтем над веревочкой ко мне забрался!» А когдая с ним не согласился, он решил меня пнуть. То есть, естественно,нарушил границу. Пришлось ответить. Ну, в общем, после этого отверевочки нашей ничего не осталось. Граница — дело деликатное…
Не ломайте голову, жизнь давно ужеподсказала, как следует поступать в этих случаях цивилизованнымгосударствам, то есть вам и людям, вами уважаемым. Одно из разумныхрешений: граница отмечается не веревочкой, а устраивается широкойприграничной (нейтральной) полосой, куда заходить не имеет праваникто.
• И тогда нарушитель видениздалека, хотя на мою территорию он еще и не зашел. И есть время дляпереговоров, не затрудненных возмущенными воплями жителейоккупированных деревень.
Все мудро и дельно, единственныйвопрос: как такую нейтральную полосу сделать не между соседнимигосударствами, а между рядом живущими людьми? Как зафиксироватьнарушение границы, если ранит летящее колкое слово, бьет по ушамгрубый окрик, оскорбляет элементарная неблагодарность? И в чем здесьбудет — нейтральная полоса?
Решение, повторяю, есть, его знают всецивилизованные, нормально воспитанные люди. Может быть, его дажепрактикуете и вы. Но сможете ли вы эту норму жизни воспитанных людейчетко сформулировать?
НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА СОЗДАЕТСЯ МЕЖДУЛЮДЬМИ ВВЕДЕНИЕМ ДВОЙНОГО СТАНДАРТА В ОБЩЕНИИ.
Что это значит? Все очень просто.
Я веду себя предельно корректно, ужимаю(ущемляю в чем-то) себя так, чтобы собеседнику было рядом со мной —пошире. Повольготнее.
• Я отступил от своихграниц, и маленькая приграничная полоса между нами уже появилась.
А теперь я убираю с этой территории всесвои душевные ценности и разбираюсь с болячками, чтобы они нигде неторчали. Результат — случайный заступ соседа на эту территориюуже не будет столь болезненным. Он будет — нейтральным! Еслихотите, я внутренне разрешил соседу заходить на эту территорию, итогда —
НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА — СОЗДАНА!
И тогда мои внутренние, душевныеправила звучат так:
Я не имею права повышать голос, асобеседнику, в разумных пределах, это разрешаю.
• Внутренне разрешаю.
А как я на это отреагирую внешне —вопрос немного другой. Скорее всего, если человек элементарно обучаем(или хотя бы дрессируем), я эту школу ему устрою.
Я не имею права перебивать человека,но разрешаю ему перебивать меня.
Мне не обязаны быть благодарными, ноя — обязан.
Я обязан выполнять договоренности,другие этот вопрос решают для себя самостоятельно.
Мне никто ничего не должен, я —должен.
Я не должен опаздывать, она —может. Она может обижаться на мое опоздание, я на ее — нет. Яее люблю!
В спорной ситуации вина, скореевсего, моя.
И так далее — то, что знаеткаждый воспитанный человек.
Заметим, кстати, что два воспитанныхчеловека соблюдают эти правила с обеих сторон. Мой собеседник (мойсосед, моя любимая половинка) контролирует себя так же, как и я —себя. И тогда — размер нейтральной полосы увеличивается в двараза.
И тогда, в таких отношениях,
МОЖНО ДЫШАТЬ СВОБОДНО!
O Тимур
А если мой собеседник человекнекультурный? То есть регулярно на мою нейтральную полосу залезает иуже считает нарушением границы, если на свою собственную нейтральнуюполосу заступаю я?
Например, иногда не хочуотзываться на грубый призыв. А он (она?) воспринимает это как моехамство и повод повоевать.
Выходов, как я понимаю, три: перенестиграницы еще глубже (и до каких пор?), перенести государство (то естьсебя) подальше от столь хлопотного соседства — прерватьконтакты и, наконец, отвоевать себе нейтральную полосу на еготерритории — вот пусть на нее и заступает. Что такоенейтральная полоса на его территории? Это значит, что ему «нельзя»гораздо больше, чем мне.
Имея в виду, что все равнобудет нарушать, так что по факту получится равенство.
Правда, поддерживать такой пограничныйрежим придется постоянной готовностью осудить, готовностью датьчеловеку почувствовать себя виноватым просто так, для профилактики.Чтоб был в напряжении, не расслаблялся. И выходит, что это не мир, а,скорее, перемирие: пока его Бодрая Армия не взбодрится окончательно.
Так что все равно придетсяпереносить государство. Его или свое. Мы же не хотим долгоиграющихконфликтов у себя под боком.
Еще раз отмечу, что все это относится ксоседу, с нашей точки зрения, исключительно некультурному, то естьтакому, установить с которым приличные Культурные Связи (общеекультурное пространство, взаимоприемлемые высокие ценности) у насникак не получается.
• Или у него неполучается, потому что к варварству ближе мы. Если же такие связиесть, то все в порядке. По крайней мере, может быть в порядке.
O
Синтонное поведение и так далее до полной победыненавистного врага
Все хорошее начинается с того, чтопо-хорошему начинаете вести себя вы. Начинаете вести себя синтонно,то есть без дикости и с теплотой и уважением к людям. Ходите светлые,улыбчивые, когда нужно — серьезные, дела свои делаете, никогоне подводите и ни на кого не рычите.
• И даже когда ребенок не убралза собой вещи — а вот не орать на него за это сразу!
Ничего не нарушаете (ну, насколько этовозможно) сами, а если нарушили — извинились и поправились.Кстати, на тему извинились. В нашей культуре у многих людейсформировано немного странное убеждение, что извиниться — этосказать: «Я извиняю-сь» (то есть «извиняю себя»),и все.
• Ну, может быть, еще иногдапомучить себя укорами совести, то есть походить с жалобными глазами исогнутой спиной.
Напомню: изначально «вина»понималась совершенно материально и ничего общего с психологией икриво согнутой спиной не имела. Съел ты чужую овцу — виноват,то есть обязан принести хозяину «вину»: сумму денег илидругого имущества, равного стоимости овцы. Принес, хозяин к тебепретензий более не имеет — извинился.
• Тут нет ничего, кромепредельно здравого смысла: деньги неси, а спина твоя согбеннаяникакой овце не нужна!
Подробнее о некоторых важных моментахсинтонного поведения позже, а пока следующий момент: вот вы такойхороший, а другой — как обычно. То есть иногда нарушает. Чтотогда? Тогда нужно вспомнить:
ТРУДНО В ЖИЗНИ, ЛЕГКО — ПОТОМ!
затем улыбнуться хотя бы самому себе иот собственно син-тонного поведения перейти к его разновидности: кДипломатической деконфликтизации. Тут на первом месте, конечно,внимательные Дипломаты. И, как всегда, с подарками. На всякий случай.
• Не нужно думать, что чувствовины у партнера гарантирует вам личную безопасность: совсем напротив,из-за своего чувства вины наш виноватый как раз и может в васвыстрелить. Ну хотя бы в порядке самозащиты, на всякий случай, дажеесли вы в него сами и не стреляете. И, в частности, потому, что емусейчас нехорошо, а когда нехорошо, всегда хочется как-то разрядиться.
Так или иначе, Дипломаты с подаркамисмягчают напряженность, разбираются в происшедшем, кого нужно —ублажают, с кем нужно — устраивают Разборки и по итогамзаключают Договоры на будущее.
• И обычно, чем дипломат былдипломатичнее, тем более твердые у него оказываются договоры.
Если же договориться не удается, еслиДипломатическая де-конфликтизация не срабатывает, к переговорамподтягивается Бодрая Армия, но вместо провокации на войнушкупредлагаются блага Взаимовыгодной Торговли.
• Видите, как онапривлекательно светит всем вдалеке!
Заметим, что без мудрой ДипломатииБодрую Армию одну оставлять никак нельзя.
Итак, на схеме все просто, все элементы— одни и те же, меняется только их соотношение. Пока нормальнаяжизнь, у людей синтонное поведение, — в центре всего будетВзаимовыгодная Торговля, немного Дипломатии и совсем вдалеке Армия.Ситуация изменилась, осложнение отношений: хорошо, вперед выдвигаетсяДипломатия, отодвигается (но и используется в качестве основнойприманки) выгодная Торговля, и уже более видна, хотя пока и издалека,ваша Бодрая Армия. Ну и уж если и это не помогает, делается следующийшаг: Дипломаты все равно в центре, но вперед выдвигают Бодрую Армию,а возможная Торговля уезжает совсем на задний план.
O Тимур
У меня есть еще одно добавление длятех, кто, ссорясь, имеет в виду мириться. Суть его заключается в том,что «кто виноват?» — вопрос все-таки непраздный. Ответ на него нужен при этом не столько объективный —кто прав, сколько субъективный: кто как это чувствует. Почему этоважно? Потому что есть одна грустная, совсем не справедливая, ноочень жизненная закономерность: мы куда легче прощаем тех, ктовиноват перед нами, чем тех, перед кем виноваты мы. Механика тутпроста: если обидели нас, мы уже попереживали свою душевную чистоту ипринадлежность к правому (то есть правильному) берегу жизни. И можемпростить, как и положено хорошим людям. А вот если обидели мы…Тогда нам жизненно важно не только однажды пережить, а продолжатьподдерживать в себе переживание, что мерзавец-то именно он,обиженный. Что он никакой и не обиженный вовсе, а самый что ни наесть агрессор и если бы не мы его, то уж точно он нас. Что обидетьего было делом очень нужным и правильным и что мы, по сути, никого ине обижали, а просто помогали жизненной справедливости.
Словом, «так ему инадо». Знакомо?
Итого: обиженный попереживал и простил,потому что в этой обиде для него было и сладкое — своя правота.А обидевший — не простит (или простит не скоро), потому чтотогда ему придется признать себя неправым. И чем дольше обидчикнастаивает на идейной оправданности своего действия, тем труднее емуотступить: потому что тем большую придется признавать свою неправоту.
Вы встречали людей, ударившихдругого едва ли не случайно, но потом начинавших пинать его ужецеленаправленно и со все большим озлоблением? Эта жестокость всеотсюда же — из желания доказать, что я — прав. Потому чтоон — гад. А раз гад, то ему надо врезать еще. Такая вот логика.
Что из всего этого, если вы вступаете вконфликт, но разрывать отношений не хотите, для вас следует?Во-первых, если вы хоть в какой-то степени сомневаетесь в своейбезусловной правоте, идите мириться. Тем более идите мириться, есливы знаете, что вы обидчик и есть. Обиженный простит. И главное, ни вкоем случае не старайтесь убедить второго, какой он подлец и как онперед вами жестоко виноват. Потому что он может вам поверить. Иначать защищаться, и не просто выставлять виноватым вас, а доказыватьсамому себе и окружающим свою в вашей виноватости уверенность всеновыми и новыми обидными для вас действиями. И примирение станетудаляться все дальше, пока однажды и вовсе не перейдет в областьфантастики.
Используйте любой намек на внутреннеежелание мириться, чтобы — мириться. Чем дольше вы оттягиваете,тем труднее примирение.
Собирался, но не убрал
С синтонным поведением все совершеннопонятно, когда тебя поцеловал в щечку любимый человек, вокруг водятхоровод благодарные дети, любящие родственники немного вдали, ирадостно лает на веселую ворону смешная собачка Тузик. Если же на васзалаял ваш возлюбленный, ворону мутузят ваши дети, а сомкнувшеесякольцо родственников готово схватить вас за горло, то тогда, в такойситуации, каким будет ваше «син-тонное поведение»? Япредложу для конкретного разбора что-нибудь очень близкое и домашнее,например бардак обыкновенный . Итак, не суть кто: ваш ребенок,ваш муж или ваша жена, но вот вещи за собой не убрали, они по глазамвам бьют и под ногами мешаются. Если ситуации, например, такого родавызывают у вас напряжение и вы сразу не сообразите, «а как еще сним можно», даю разъяснение в виде подробного списка.Разнообразие возможных реакций помножьте еще на то, что почти каждаяиз них может быть донесена как намеком, так и развернуто, причем нетолько словами, но и действиями. Приступим.
Обида:
Ну конечно, тебе что говори, что неговори, мои слова для тебя ничего не значат, я для тебя пустое место.
• Не обязательно прямымтекстом: еще противнее прозвучит интонациями.
Колкий упрек:
Ну почему ты не убрала, сколько можнопросить?
• Тех же самых чувств можнодобиться, если взять его грязные штаны и поднести ему прямо к носу.
Грубая ругань:
Что за свинство у нас в квартире?Устроила бардак, скоро в грязи по уши жить будем, а она и не чешется!Ты задницу от дивана оторвешь хоть элементарно прибраться?
• Тут играют роль толькоключевые слова — надеюсь, вы их уже отметили.
Едкое издевательство:
Любимая! Когда б такой бардак ты неявляла миру, чем было б нам заняться?
• Впрочем, с немного другойинтонацией, с теплыми объятиями и заинтересованным взглядом те жеслова могут быть началом гораздо более веселой игры…
Жесткое требование:
Убери немедленно!
• В качестве намека можносделать зверскую физиономию.
Нравоучительное замечание:
Обрати внимание, до сих пор не убрано.Не надо быть такой ленивой.
• Для достижения реальногорезультата, то есть до проедания лысины, столь же содержательныйтекст должен длиться не менее пяти минут.
Нейтральное напоминание:
Роднулька, у тебя было сегодня в планахнемного прибраться?
• В хороших семьях работаетдаже тогда, когда у роднульки в планах на сегодня было совсем другое.
Намек — обращение внимания:
Скажи, пожалуйста, куда это лучшеположить, чтобы не мешалось?
• Когда у вас все выхватят изрук, прекрасного человечка нужно успеть быстро поцеловать.
Теплая просьба:
У меня к тебе просьба: убери чтосможешь, пожалуйста!
• Пожалуйста.
Помощь и все хорошие слова:
Давай я это сам уберу, а потом насэкономленное время тебя поцелую, ладно?
• Еще как ладно!
Так вот: несложно сообразить, что ксинтонному поведению непосредственно относится теплая просьба,неехидное напоминание и убрать самому.
• Что совсем не исключает того,чтобы позже обратиться с просьбой все-таки за собой прибирать —и даже об этом договориться.
Другое дело, когда вы об этомдоговорились, а вещи тем не менее почему-то регулярно валяются. Тоесть вы-то ведете себя синтонно, а он — не вполне. Нарушает,однако! Значит, вы улыбаетесь (можно не только внутри), вспоминаетеупражнение «Если бы я тебя любил» и начинаете проводитьДипломатическую деконфликтизацию.
Дипломатическая деконфликтизация в дикой природе
Ты виноват уж тем, чтохочется мне кушать!
Уважаемый Волк, искреннеприношу свои извинения. Ваш Ягненок.
Хорошо, конечно, иметь дело соспециально воспитанными людьми, но чаще, в обычной жизни, насокружают люди обычные. Они всегда правы, потому что мало кого, кромесебя, слышат, у них разное (и часто плохое) настроение, тогда онилегко заводятся, трудно успокаиваются, обиженно дуются и любятповозмущаться. Как быть, если сейчас плохим и виноватым оказались —вы?
• Хотя вы-то прекраснопонимаете, что вы здесь совсем ни при чем. Ну совершенно ни при чем!И это-то и обидно, если не сказать больше…
Я предлагаю исходить из самогообычного, а именно из того, что в любом конфликте виноваты, какправило, оба, и, следовательно, с вас в любом случае причитаются хотябы слова извинения. И даже если виноваты вовсе не вы, а вон таскотина, то дешевле все-таки извиниться, нежели объяснять дикойприроде, что она не права. По крайней мере, на Диком Западе, если вы,выходя из банка, наступите кому-нибудь на ногу, в ответ вас непихнут, а улыбнутся и скажут: «Sorry!»
• Что в переводе означает,примерно: «Дорогой сэр, извините, что моя нога некстатиоказалась на вашем пути. Прошу прощения и сожалею…»
Итак, пункт первый:
Признать свою вину (ошибку) иизвиниться ,
причем что, какие ваши действиябудут вашим извинением партнеру, очень зависит от ситуации и ожиданийконкретного партнера. Чаще всего выплачивается и принимаетсяследующая валюта:
• слова сожаления и знакиуважения;
• поток тепла, поцеловать ицветочек;
• виноватый взгляд ивыслушать, что скажут;
• со вздохом1 достатькошелек и расплатиться наличкой;
• никакие извинения непринимаются, человеку просто хочется на вас поездить и поругаться. Нуи не настаивайте.
Пункт второй:
По возможности смягчить свою вину,оправдаться (не переваливая вину на партнера).
Не заметил, не расслышал, не разобралсяи вообще не нарочно — все, что может дать пыхтящему партнерудругое, более мягкое видение происшедшего и хоть немного успокоить натему «чтобы не повторялось». Естественно, ваши оправданияни в коем случае не должны задевать партнера. «Ты извини, я,конечно, виноват, но ты сама так по-идиотски все объяснила…» —это не оправдание, а очередной наезд.
• И чем более справедливыйнаезд, тем вам же хуже.
Если предмет конфликта можно устранить— устраните, и мудрые люди не особенно интересуются (по крайнеймере, собственно в момент конфликта), кто на самом деле должен этоделать: вы, посторонний дядя или сам же тот крокодил, который вассейчас кусает.
• Он голодный, потому что самже себя вовремя не покормил. Но вместо того чтобы ему этонеопровержимо доказывать и оказаться дополнительно покусанной, легчебыстро сготовить яичницу, накормить голодного троглодита иблагополучно перейти к следующему пункту.
Чем меньше вы будете думать осправедливости, тем больше у вас шансов погасить конфликт. Ты можешь— ты и делай, и чем больше ты можешь, тем больше дел лежитименно на тебе.
• Ну не на людей жерассчитывать, в самом деле!
В частности, оперативному тушениюконфликтных ситуаций очень помогает включение в душе внутреннегопереводчика. Идея элементарно проста: вот вы — человеквоспитанный и свое недовольство обычно излагаете культурно (например,на языке доброй просьбы), а уборщица в магазине этого языка неизучала и поэтому излагает свои чувства на языке, принятом вмагазине:
Ну куда вы прете, ослепли, что ли?Не видите, здесь помыли! Вон сколько за вами грязи!
Перестав переть, вы остановились, нохорошо бы еще остановить и некоторый всплеск адреналина. Прежде чемкак-либо активно отреагировать, включите внутренний переводчик исделайте за эту усталую женщину то, что ей затруднительно, а вамлегко: переведите крик ее души на язык хотя бы литературный. И тогдаисходный текст, возможно, приобретет следующий вид:
Уважаемый сэр! У вас естьвозможность пройти вот здесь, и тогда мне не придется за вамиперемывать пол. Этой осенью много осадков. Спасибо.
Уже лучше. На такие добрые слова можнои улыбнуться, и извиниться: «Да, простите. Осень действительноочень дождливая».
И — все: ни препирательств, ниспоров, ни справедливых ответных обвинений, ни душеспасительныхбесед, никакого педагогического воздействия. Если партнер —существо дикое, то мягкое гашение конфликта сводится к элементарному:
ИЗВИНИТЬСЯ И — ЗАМНЕМ ДЛЯЯСНОСТИ.
Возможно, вас это не устроит, но вдикой природе ничего другого для нас не предусмотрено.
Шаманские танцы среди человекоподобных
Если вы можете предположить, что передвами — человек, то есть существо вполне разумное (не вообще, аименно сейчас, в ситуации конфликта), то для восстановления полногомира на планете достаточно простого намека.
• Ну, забылась, ну, повысилаголос — вы обратили внимание, разъяснили ситуацию и своесостояние, в частности, она пришла в себя, поправилась, улыбнулась,извинилась.
— Роднулька, что это тыраскомандовалась? Я прям маленьким ребенком себя почувствовал…
— Ой, прости, милый, я сработы, после своих бар-маглотов еще не перестроилась. Дай-ка я тебяпоцелую и сразу вспомню, что я уже дома и с тобой.
К сожалению, такие экземпляры вчеловеческой зоосфере водятся только поштучно, а чаще средиболее-менее приличных встречаются человекоподобные — те,которые человеками бывают, держатся, но неустойчиво, принеблагоприятных обстоятельствах возвращаясь к проверенным инстинктамсвоих рычащих предков. Впрочем, при некоторой помощи и поддержке свашей стороны, а точнее, при некоторых шаманских манипуляциях онможет рычание прекратить и человеком стать снова.
• Ну понятно, не вообще и ненавсегда, а сейчас и пока: вот он немного озверел, вы бубен взяли,шаманский танец вокруг него сплясали, к нему человеческий обликвернулся. В следующий раз, естественно, вам придется начинать все сначала.
Шаманские танцы обычно включают в себяследующие фигуры.
Итак, исходное положение: жили-были…муж ревнивый, у него была жена, красоты не лишена. Как-то раз домойбежала, глазками не туда стрельнула, у него настроение раз — иупало. Да так, что у нее чуть очки не разбились.
• Конфликт, и повод подала— она. Но маленький. Но ведь — подала?!
Первый круг — все, что положенопри деконфликтизации в дикой природе: в ответ на его огнедышащиеобвинения вы со всеми его эпитетами согласились, свою ошибкупризнали, категорически извинились, вокруг него поплясали, ублажили,сладкими конфетками накормили, он попыхтел и успокоился.
• Фу… Пока он свой взорсмягчил и дышит теперь довольный, можете отдышаться и вы.
Тем более что это — тольконачало, только первый круг. Главные пируэты — впереди.
Начнем с главного: вас (вроде бы)простили. А простили ли вы? В старом фильме «Айболит-66»есть великолепная сцена: Ролан Быков, то есть Бармалей, ползает наколенях и просит у капитана прощения. Сердце капитана смягчилось,говорит он Бармалею: «Хорошо, я тебя прощаю!», после чегоРолан Быков подпрыгивает и визжит: «А я тебя — нет! А ятебя — не прощаю!»
В принципе, все логично. Идея проста,как правда: два человека — две ошибки. Свою ошибку вы признали,извинения принесли, выводы сделали. Теперь — очередь его. Ксожалению, реальность такова, что, если вы не сделаете за него всеего правильные шаги, он с места не сдвинется. Поэтому, когда партнеррасслабится, начните обсуждать правильность его поведения, но начните— мягко: вроде бы и указали на его вину, но назвали ее скорееошибкой, больше говорите не о том, что «он плохой», а освоих чувствах,
• «Мне было плохо»
по возможности смягчите его вину
• (но лучше не «вину»,а употребите какое-нибудь другое слово, помягче, и вообще повозможности покажите, что за его действиями вы видите его лучшиепобуждения),
оправдайте партнера,
• чем хотите: естественностьюего промаха, обстоятельствами, часть вины можно взять на себя,
в общем, подстелите соломки иподсластите перчинки, чтобы он все это вытерпел и съел. Собственно,вы его критикуете, но пусть все критические посылы будут в фоновыхпридаточных предложениях, а в центре, в главном предложении, —понимающе-оправдательные интонации. Например: «Когда тысердишься на меня и говоришь обидные слова, я понимаю, что ты менялюбишь и говоришь так именно потому, что я тебе небезразлична».
Разбираем:
«Когда ты сердишься на меня иговоришь обидные слова,
• это предложение придаточное,второстепенное, мы его проезжаем мимоходом (хотя его противныедействия квалифицировали),
я понимаю, что ты меня любишь иговоришь так именно потому, что я тебе небезразлична».
• А это главное, центральноепредложение, и на него он возражать не будет. Значит, съедает все.
Кстати, еще раз обратите внимание наутверждение: «Ты меня любишь и говоришь так именно потому,что я тебе небезразлична «. Как правило, это не правда. Это— лучше правды. Это то, что может стать правдой: если он с этимсогласится и в это будет верить.
Да, а всю эту трудную дипломатическуютелегу вы ведете к одному: вам с ним надо договориться (для чего вампридется подсказать партнеру нужные шаги), как на будущее ему лучшереагировать. Дайте несколько вариантов, и пусть среди двух-трехмалоприемлемых для него будет что-то, что он принять смог бы.
• Если он после этого нечтопримирительно промычал и хотя бы задумался, то я вас поздравляю: выгигант мысли и ювелир душевных подстроек.
Ну и все.
O Тимур
Я хотел бы эту тему развернутьподробнее, потому что она не только большая и грустная — онаеще и очень жизненная. Эти грабли знакомы многим.
Папе Карло от Франкенштейна — с приветом!
Поучайте лучше ваших паучат!
Буратно
Придется разочаровать тех сильных духомлюдей, которые надеются длительным душевным напряжением жену или мужа— воспитать. Сколько мои коллеги, друзья и я сам нисталкивались с подобными ситуациями, результаты оказывалисьодинаковыми.
Одинаково грустными.
Тут два возможных варианта развитиясобытий. Первый. Близкий вам человек под вашим сильным душевнымдавлением (естественно, из лучших воспитательных побуждений) можетдовольно-таки долго (годы!) оставаться таким, каким вы хотите еговидеть, но — но все равно только некоторое время.
Пока у вас хватит сил, а унего терпения.
Как бы этому близкому человеку ни быловажно быть рядом с вами, как бы он ни был готов терпеть напряжение иподстраиваться под ваши ожидания, всему наступает предел иустановленное силой рушится. Конкретно: либо этот близкий устраиваетбунт, требуя внимания и уважения к себе настоящему, либо простоуходит туда, где его принимают как есть, не требуя быть кем-то еще.
Удивительно, но людямпочему-то всегда хочется быть самим собой…
А если ваше давление было достаточнодолгим и сильным, чтобы человека внутренне переломить (сломать?) и недать ему уйти, все равно рано или поздно за это насилие он —отомстит. Отомстит скандалами и слезами, капризами и нервотрепкой,обманом и тихим саботажем (вы, ругаясь, будете называть это»безответственностью») или безразличием и равнодушием.
— Я десять лет делаю из негочеловека, а он все делает лишь бы мне назло, —раздраженная «неблагодарностью» мужа жалуется его жена.
«Извини, но больше жить с тобой яне могу», — обнаруживает однажды записку очень«правильный» муж и удивляется: «Ведь все былонормально!»
• Под давлением все ухудшается— гласит один из «законов Мерфи».
Увы, жизнь раз за разом настаивает насвоем: не надо делать из любимого (любимой) кого-то еще. Даже лучше ичище. Живите с тем, кто есть, — или живите с кем-тодругим. Вспомните мудрое: «Единственный человек в мире —не единственный» и идите к тому хорошему человеку, в ком размерлично вас не устраивающих мелочей такой, что вы можете их принять ижить с тем, что есть. Тогда и душевные силы можно приберечь нестолько для воспитательного давления на близких, сколько для —понимания.
• Потому что есть надежда, чтона ваше искреннее понимание он ответит — своим. И что-тозахочет изменить сам. А это большая разница.
Кстати, все это можно отнести и ксамому себе. Себя тоже можно насиловать сверх меры. И если изменения,которые вы себе навязываете ради того, чтобы соответствоватьтребованиям живущего рядом, окажутся больше, чем ваше «Я»внутренне и искренне готово претерпеть, то уже ваше собственноевнутреннее напряжение начнет все портить — изнутри.
Меняться под окружающих можно и нужнонастолько, насколько в нынешних обстоятельствах это для вас приемлемои органично.
• И еще чуть-чуть. И лишькогда эти изменения уже станут естественной нормой (или будутокончательно отвергнуты как несостоятельные), можно приступать кследующим. Ничего сверх меры!
Есть и второй вариант развитияотношений, если вы все-таки будете оказывать воспитательное давление.Если ваш любимый в своей внутренней основе еще не полностью сложился,воспитание окажется более или менее действенным и важные, нужные идобрые качества вы ему действительно привьете.
• Об этом выше написал Н.И.
В каком-то смысле вы создадите(насильно!) часть его самого. Возможно, что он, оценив, новую частьпримет. Но вы-то для него так насильником и останетесь — как быумно вы друг другу ни объясняли обратное. И поэтому воспитанный вамичеловек от вас — уйдет. Он уйдет от вас воспитанный иулучшенный, может быть, иногда он вас будет вспоминать даже сблагодарностью. Но жить с вами — не будет. А будет — скем-то другим, для кого он, уже «воспитанный», окажется»таким, какой он есть».
Короче, если вы будете близкихпеределывать и воспитывать, то либо у вас не хватит сил и человекуйдет от вас каким и был, либо у вас сил — хватит и тогдачеловек уйдет от вас — воспитанный. В любом случае
ВЫ ВОСПИТЫВАЕТЕ ЛЮБИМОГО — ДЛЯКОГО-ТО ДРУГОГО.
Если хорошему, близкому человеку надо,если он сам просит и хочет — давайте, будем ему помогать,честно отвечать на вопросы, подсказывать варианты ответов и такдалее. Но — давайте помогать человеку ради него самого, так какэто нужно и приемлемо ему.
• И вовремяостанавливаться — как только на нашу помощь упал спрос.
Н.И.: Грустный Тимурушка, ну куда тыбежишь впереди батьки? Пессимистическую твою ноту я планировалозвучить только в конце следующей главы, а пока нужно зарядить народна бодрую работу. И чтобы народ поверил-таки, что у него всеобязательно получится. Так вот: получится. Народ, вы меня слышите?Вперед!
O
Психологическая практика на садово-огородномучастке
Чтобы теория не казалась слишкомтеоретической, рассмотрим ее на практике. Ситуацию дадим одну, нозадачи поставим две: и для мужской половины человечества, и дляпрекрасной.
Задача задумывающимся мужчинам: вы —с подругой на даче. Вам пора уезжать, вы торопитесь, а она всекопается на огороде. Вы машете ей ручкой, мило напоминаете: «Нампора!», в ответ торчит попа и слышится нейтральное: «Ага».
• Проходит пять минут.
Из вас, наконец, вырывается: «Давайсобирайся!», на что в ответ вы слышите: «Сейчас».
• Собственно, она простопродолжает свои земляные работы.
Как проходят следующие пять минут, вычувствуете минуту за минутой, в результате чего понимаете, что огородбольшой, а внимания к вашим просьбам — никакого. Тогда выкричите уже раздраженно: «Кончай, нам пора!», она в ответразгибается и со злой интонацией кидает в ответ: «Не ори наменя!»
И ОБИДЕЛАСЬ.
Для задумывающихся над мужчинамидевушек: у вас, девушки, в задачке будет все то же самое, только насердечное: «Не ори на меня!» — вы слышитеответную грубость: «А не надо делать из меня идиота! А еслихочешь на меня фыркать, то и торчи в своем огороде одна!» Асамое противное, что он вашу обиду не разглядел, развернулся и пошел.
ОБИЖЕННЫЙ.
Теперь закройте эту книжку и напишитепро то, что было дальше, книжку свою. С картинками и подробностями.
На следующей странице — сверимся?
Я здесь делаю так.
Если улыбнуться и пойти к ней сразу —она вам не поверит. Так не бывает. Поэтому вы можете и должныминуту-две побыть в разных трудных чувствах, озвучивать их необязательно, конкретное их содержание ваша подруга придумает сама.
• Хорошо.
После этого подходите к торчащей попе(простите, обиженной подруге), гладите попу (именно ее) и немноговиновато говорите:
— Прости меня,пожалуйста, можно я тебя поцелую?
Конечно, этого вам не разрешат (слишкомдешево хотите!), но погладить попу еще раз позволят. Хорошо.
• Кстати, если тут будутчто-либо бурчать, реагировать можно только дополнительными виноватымипоглаживаниями тех же джинсов.
Теперь надо прекратить ее копание (тоесть сделать то, с чего и надо было начинать пятнадцать минут назад).Лопату у нее нужно просто взять…
• На самом деле это не такпросто: ваше движение должно быть неотвратимым, но мягким, с которымспорить совершенно нелепо. Для этого вначале увидьте это своедействие, совершите его в воображении, а потом непринужденно иестественно возьмите лопату в свои руки.
Параллельно можно сопроводить захваторудия труда фразой «Давай я тебе помогу!», после чего выпо-мужски решительно действуете лопатой. Ваша подруга в это времяразогнется, но, пока вы к ней спиной и целеустремленно заняты толькообщением с землей-матушкой, начинать ненужный вам разговор она небудет.
• Кстати, энергичные, всемтелом, удары ступней ноги по лопате, а потом лопатой по жесткимкомкам земли помогут вам сбросить некоторое напряжение. Так, так,так!
С другой стороны, ваша помощь и естьпродолжение вашего признания своей вины, а также ваши самые реальныеизвинения. Так что, когда грядку вы закончите и, сильно воткнувлопату в землю, подойдете обнять вашу подругу, она, скорее всего, ужевозражать не будет. Обняли, почувствовали ее…
• Кстати, не торопитесь,почувствуйте ее мягкость… Ее тепло… А как она сейчаспахнет? А если в носик поцеловать? И еще раз мягко вернулись кчувствованию ее тела… Синхронизируйте дыхание…Почувствуйте, как бьется ее сердце. Можете ей об этом сообщить: «Утебя сердечко бьется «тук-тук!».
Редко какая девушка, почувствовав ксебе такое теплое и настоящее внимание, начнет после этого гнуснобазарить.
Теперь можете ей поподробнеерассказать, какой вы плохой и какая она хорошая (естественно,выходить из режима обнималок вовсе не обязательно, а мягкиепоцелуйчики в щечки, глазики и носик могут дополнитьтепло-примирительный эмоциональный фон):
— Ты у меня солнышко,хорошая, славная и замечательная, такая хозяйственная, вон весьогород вскопала, а я у тебя противный, тебе совсем не помогаю итолько на тебя кричу.
С одной стороны, она со всемсогласится, с другой стороны, если и захочет возражать, то толькопротив того, что вы уж совсем такой противный. На этом первую частьбеседы можно и завершить. Часть вторая.
Быстро: лопату в сарай, вещи в сумку,подругу в охапку, дом закрыть и в путь — уже подругу неподгоняя, но всем своим видом показывая, как вам важно успеть наближайшую электричку. Добежали, сели, отдышались, делать уже нечего,впереди пустое время. Значит, настал решительный момент: пришло времяглавного разговора. Текст идет курсивом, подтекст в комментариях.
— Я хочу с тобойпоговорить. Ты знаешь, меня очень огорчило то, что произошло междунами…
• Перевод: «Я ничего незабыл. Разговор — будет!»
— Меня тоже.
• Сама бы я разговора неначала, но если ты настаиваешь, то я его не боюсь. Если будешьнаезжать, в лоб получишь. Сам такой!
— Я думаю, что я былсовершенно не прав, когда повысил на тебя голос. Мне очень дорогинаши отношения, и мне кажется, что никакой грубости между нами бытьне может и не должно.
• Мягкое повторение ужепройденного, подготовка почвы к наступлению и тест одновременно.Потому что если после этого она скажет: «Вот и хорошо, что тыэто наконец понял!», то рядом с вами на самом деле зловредныйтиранозавр и вам нужно делать выводы на будущее, чтобы этогобудущего, Бог даст, не увидеть.
— Но ведь все уже прошло,верно?
• Надежда на то, что дальше этутему мы продолжать не будем. Не надейся, родная.
— Лен, ну у нас, правда,получилось плохо. Я действительно не знал, как мне быть: вроде быобъяснил тебе, что все, ехать уже пора, а реакции никакой не увидел.Конечно, мне надо было помочь тебе докопать эту грядку, а я на тебясорвался. Ну, я дурак, а ты ведь, наверное, могла меня поправить тожебез крика.
• Эта позиция важная, ее надоповторить.
— Любой из нас можетдопустить ошибку, сорваться там, злючку крикнуть, — новедь другому то же самое делать не обязательно!
— А ты знаешь, как мнебыло обидно, когда ты начал на меня кричать!
• Защита на всякий случай. Нухоть не нападение, и то слава Богу!
— Да, конечно, обидно,когда на тебя кричат! Вот я и предлагаю, кто бы из нас первый глупони крикнул, второй на него в ответ не кричит такой же злючкой, аподходит, целует и приводит в чувство. Ты не возражаешь поцеловаться?
• Этим можно и завершить мудруюбеседу.
* * *
Как вы оцениваете реальность ирезультативность таких разговоров? В кругу моих знакомых такие беседынередки, правда, что касается их результативности… При хорошейпогоде и теплом юго-восточном ветре следы таких разговоров кажутсяощутимыми, но в целом я скорее пессимист. Точнее, я практическиуверен:
РЕЗУЛЬТАТ БУДЕТ!
Но в следующей жизни.
То есть для следующего человека: того,кто будет с вашей подругой после вас. С ним она будет уже воспитанна,на его грубость срываться не будет и сама же будет читать ему умныелекции по правилам поведения. А с вами этого не будет, точнее, с вамивсе будет так, как с вами началось. Вам она этого — не даст.Никогда!
Меня, да чтобы кто-то1воспитывал?
Обычные мстюльки длиною в любовь. Тут ятак погрустнел, что никаких сил дописать беседу девушки с еедругом-грубияном — уже нет.
Плач на бревнышке, или Репетиция перед выходом кдетям
Перед тем как у своихродителей
Что-нибудь хорошеевыпрашивать,
У себя спросите: «Заслужилли я?
Был ли я послушным, милыммальчиком?»
Если да — просите вдвоебольшего.
Если нет — проситевдвое жалобней.
Г. Остер
То ли вы требуете мира, то ли —понимания, то ли уважения своих законных прав, — если выхотите иметь не возмущенные крики, а нужный вам результат, то вамнадо выполнять некоторые правила, которые выполнять надо всегда.
• Если, конечно, вы хотитевлиять — грамотно. То есть — эффективно.
Как это, например? Рассказываю историю.Есть грустный факт нашей семейной биографии: мои детишки папу, тоесть меня, в основном слушают, а маму — в основном нет. Причинразных тут много, но одна лежит на поверхности: Аллочка беседует сдетишками не технично. Лето. Над головой солнышко, под ногами травка,полное деревенское благолепие, а Аллочка сидит на бревнышке и плачет:»Силов моих больше с этим Сашиком никаких нет. Как будто какаямуха его укусила сегодня: что ни скажу, все поперек, как назло, словникаких не понимает».
Все понятно. Обнял, успокоил, потом поделу:
— Чуда, давай так.Сегодня ты будешь беседовать с ним только после того, какотрепетируешь это со мной. Тебе сейчас от Шурика что-нибудь нужно?
— Пусть книжки за собойуберет, а потом на огороде поможет.
— Великолепно. Как тысобираешься к нему с этим обратиться?
— Как… Саша, уберикниги!
— Не-а. Давай по-другому.Первое: сделай так, чтобы он обратил на тебя внимание. Подойди кнему, можешь перед ним присесть, сделай так, чтобы он смотрел не нагалок, а на тебя и слышал тебя. И тогда скажи: … Чуда,опережая меня и немного менторским тоном:
— Саша, убери книги!
— Еще нет. Скажи:»Саша, у меня к тебе просьба «. И сделай паузу.Пусть поймет, что перед ним — мама, и мама обращается к нему спросьбой. Ага?
— Ага.
— Славно. Далее. А дальшеты рисуешь ситуацию и четко, глядя ему в глаза, формулируешь просьбу.А потом, если надо, ее еще и закрепляешь.
— Как это?
— А интересуешься, как тыузнаешь о выполнении того, что ты Сашику поручила. Да, а потом еще незабудь то ли поцеловать, то ли щелбан дать — чтобы он незабывал, что им родители не просто пользуются, но еще и любят.
Вашему вниманию была предложенадостаточно простая схема, которую стоит запомнить и иметь в виду хотябы потому, что на ее основе вы всегда можете сочинить свое, болееподходящее к вашей конкретной ситуации поведение. Но схема естьсхема, она проста, и в этом ее достоинство.
Итак, вот была конкретная ситуация:Деревня, вы идете поливать с кухни на огород — поливать огурцы,ваш ребенок сидит на крыльце, скучает и ищет, чем бы развлечься. Вывидели, что в комнате разбросаны его книги, плюс хорошо бы, чтобы онпомог вам на огороде. Подробный алгоритм ваших действий?
• Вначале — будемреалистами. Какой там, к Господу, подробный алгоритм, жизнь идет самапо себе, а мы в ней болтаемся.
Как все это происходит обычно?
…Черт, снова ведропереполнено, шкурки от картошки уже некуда кидать, все сыплется напол… Жарко что-то… Мухи проклятые пристают…
Нет, совсем свинарник получается,надо ведро вынести. Берете ведро, с разными чувствами возите рукамипо полу, собирая разлетевшиеся шкурки от картошки, сполоснули руки(Господи, до чего же грязное полотенце!), снова берете ведро и идетес кухни по коридору на крыльцо. Дверь в большую комнату, как всегда,распахнута (ну мухи же летят, о чем они думают!), там полный бардак:детишки развлекались. Ладно… На крыльце сидит сынок,сутулится, глаза лениво смотрят вдаль: лузгает семечки.
— Ну посмотри, какойсвинарник в комнате устроили, кто за вами убирать будет? (Далеесдержались.) Сынок делает вид, что его это не касается, вы обходитеего и идете дальше с грязным ведром в огород, имея похожие чувства кжужжащим мухам, ошметкам картошки и такому ребенку… Черт, нукак же сегодня жарко…
Так? Чаще всего — где-то так. Акончается все — плачем на одиноком бревне.
Огурцы зеленые, или Как говорить, чтобы говоритьубедительно
Итак, как же поднять ребенка с крыльца,дабы он ручками своими игрушки за собой убрать соизволил и принялучастие в поливке зеленых огородных огурцов? Если вы читалисовременную научную литературу по психологии интерперсональныхтранзакций, то вам известно, что вашей задачей является, управляядоминирующими перцептивными и концептуальными элементами смысловогополя сознания ребенка, создать у него адекватную ситуации актуальнуюмотивационную структуру, организующую искомые бихевиоральныепаттерны.
• Вот.
Однако, если данный тезаурус нарушаетвашу конгруэнтность и, провоцируя спонтанный аутизм, затрудняетдифференцирование оперативных единиц информации, то… короче,не морочьте себе этим голову. Полистайте популярные брошюры повоспитанию детей, почитайте практические советы, и тогда с ответом выне затруднитесь: «Чтобы ребенок что-то сделал, ребенка надозаинтересовать!» Все правильно. Идея эта великолепная, некоторыезатруднения вызывает только следующий вопрос: «Как? Чемзаинтересовать?» Ну, например, предложить Игру.
— Слушай, там на грядкетакие огурцы зеленые! Пойдем с тобой устроим соревнование: ктобыстрее наполнит свою корзинку! У меня корзина моя, большая, а у тебя— твоя любимая, маленькая!
Вариант хороший, добрый, но проходитчаще с детьми:
• маленькими,
• наивными,
• привязанными к родителям,
• которым совсем нечемзаняться. Короче, умные дети со своими интересами на это реагируютслабо.
Конечно, если ребенок ничем сильно незанят, бывает достаточно показать, что то, что вы ему предлагаете, —интересное дело.
— Слушай, там на грядкетакие огурцы зеленые! Пойдем пособираем и похрумкаем!
Если ваш энтузиазм заразил ребенка, явас поздравляю, но если ребенок, не повернув головы кочан, цедит вамв ответ: «Не хочется», то вы немного в глупом положении.Потому что вы теперь перед ребенком — безоружны. Потому что высделали ребенку предложение, а после предложения давить уже —нельзя.
Объясню.
Три самые разумные формы обращения кчеловеку — это Просьба, Предложение и Требование.
Просьба употребляется, когда нечтонужно вам, а человек вам не должен.
• Дали — спасибо, впросьбе отказали — извинились.
Дают обычно хорошим и честным людям издоброго к ним расположения и в предположении, что они вам никогданичего плохого делать не будут (например, не будут на вас давить ипроедать вам лысину). Поэтому, если вам отказали, а вы продолжаетепросить, клянчить и давить — значит, вы врун и у вас уже неПросьба, а Настаивание. Требование может звучать, когда вам отчеловека понадобилось то, что он вам должен. Обязан.
• Верни, пожалуйста, деньгисогласно расписке.
Конечно, это не всегда приятно, нообоснованное требование воспринимается нормально. Тем более если егоупаковать в форму просьбы:
• У меня к тебе просьба: мнеденьги понадобятся к выходным…
Вроде бы просьба, хотя все всёпонимают: ну, не совсем это просьба, это деликатная формулировкатребования. А кто этого не понял, тому при надобности пояснят, иобижаться не на кого. Тут не было вранья, тут была —тактичность. Деликатность. И именно поэтому —
НАЧИНАТЬ С ПРОСЬБЫ, ПРОДОЛЖАТЬТРЕБОВАНИЕМ — НОРМАЛЬНО.
А вот если вы начали с Предложения…Тут надо быть аккуратнее.
Предложение — это то, что вы сулыбкой и заботой преподносите человеку как то, что ему будет нужноили приятно, что он может сделать, если это ему покажется интересным.
• Пряник хочешь? Хочешь —скушай, не хочешь — дело твое.
На предложения откликаются тогда, когдаесть вера, что вас не дурят и не заманивают в ловушку. Если же послевашего отказа от пряника вам пытаются насильно засунуть его в рот:»Жри, гад!», то вы понимаете, что вас обманули, что улыбкавам была враньем! И тогда, такого человека вы начинаетевоспринимать как врага. Именно поэтому —
ПОСЛЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДАВИТЬ —НЕЛЬЗЯ.
И если вы знаете, что необходимого вамвы добиваться будете все равно, то можете начинать с мягкой просьбы,можете начинать — с открытого требования, но не надо начинать —с предложения.
• Чтобы это усвоилось,рекомендую проверить и посмотреть на результаты.
Если же решили, что самое разумное —все-таки попробовать заинтересовать (а это действительно один изразумных вариантов), то давайте посмотрим, как это делать можно, акак не надо. Заинтересовывает папа:
— Давай ты сейчас уберешьза собой все книжки и игрушки, а я завтра тебя с собой на рыбалкувозьму.
• Все классно, но у менявозникает резонный вопрос: если ему рыбалка интересна, что же тысегодня или вчера его туда не взял? Жадина, что ли?
Заинтересовывает мама:
— Давай ты сейчас уберешьза собой все книжки и игрушки, и тогда после этого мы с тобой сходимв магазин и купим тебе пряников.
• Ребенок задумывается…
А подумать есть над чем: такое«заинтересовать» уже более смахивает на «подкупить»,а на «подкупить» мало-мальски сообразительные детиначинают торговаться и требовать за элементарное «убрать засобой» с родителей бо льшую плату.
И тогда мама услышит:
— Хорошо, я уберу, а тымне за это купишь мятных пряников, килограмм конфет и большоготрансформера.
• Получили? Когда предлагаютпоторговаться — почему бы не поторговаться?
Конечно, в любой трудный моментсправедливо возмутиться лентяем и пристыдить, например внушительносказать: «Ну нельзя быть таким ленивым, родителям надопомогать!», проблема только в том, что в ответ на это редкокакой ребенок соглашается: «Ох, мама, верно ты про леньподметила! Как же я мог позабыть об обязанностях детей передродителями?! » Как правило, все дети неправильные и толькокривят лицо: «Господи, тоска зеленая… Хуже огурцов!»Другой, очень женский вариант попытки пробудить трудовой энтузиазмребенка — это проявить к нему внимание и по-разбираться сдушевным состоянием ребенка. Как это обычно происходит? Вспомните:мама посюсюкала на тему «Ах, огурцы такие зеленые!»,ребенок решил «А ну их в сад!» — и скучно кривитфизиономию. Мама не знает, что делать дальше, и поэтому смотрит наребенка тревожным взглядом:
— Может быть, ты сегоднясебя плохо чувствуешь?
• Ребенок задумывается.
— Почему тебе не хочетсямне помочь?
• Пытливый ребенок, неторопясь, подумал, почему ему не хочется помогать маме. А чтобы ответмаму не огорчил, специально для нее можно что-то придумать. Ну,например:
— Как-то я себя неважночувствую.
• Это просто дословноеповторение того, что он часто слышит от мамы, когда ей что-то делатьв лом, и именно поэтому это действительно самое убедительное, что онмог для нее придумать. Все в порядке. Единственное, что теперь емугрозит, это:
— Пойдем быстро померяемтемпературу и ложись в кровать. У тебя действительно какой-тонездоровый вид.
Не буду скрывать: большинство изпредложенных вариантов мне представляются излишне сложными ирискованными, по крайней мере, у меня они результативны мало. Крометого, они все для меня какие-то женские, а я тип скорее мужской ипредпочитаю варианты более простые, если хотите — армейские.Например,
ВЫСТАВИТЬ ТРЕБОВАНИЕ ИПРОКОНТРОЛИРОВАТЬ ИСПОЛНЕНИЕ.
А самое интересное здесь то, что дажетакой примитивный стиль влияния также требует высокого искусства иличного мастерства.
У вашего ребенка каникулы, он маетсябез дела, мама на него ругается, он лениво отбивается. Если вы —папа и хотите навести порядок, то в первую очередь вам нужноопределиться самому: что вы положительно от ребенка своего хотите? Тоесть не негативное «чтобы прекратил маяться дурью», авполне позитивная программа, например: «бодрое утро, спорт,помощь маме в готовке, немного уроки, нормально погулять (можно всемвместе), телевизор по минимуму».
• Конечно, самыйэкологичный вариант состоял бы в том, чтобы во все эти дела вывключились вместе с ребенком, тогда всем было бы и весело, и дружно,но возьмем вариант более трудный: вы сегодня, как всегда, заняты икем бы то ни было можете заниматься только дистантно.
В этом случае рекомендую следующийалгоритм:
1. Обратите внимание на себя иубедитесь в наличии контакта.
2. Обратите внимание на то, что у вас кребенку просьба, и убедитесь, что вас услышали.
3. Изложите проблему, сформулируйтетребование (лучше в форме просьбы) и убедитесь, что вашу просьбупоняли.
4. Выслушайте ответ и договоритесь дочего-то, что устроило бы обе стороны.
5. Если нужно, решите вопрос смотивацией.
6. Договоритесь о контроле — каквы узнаете о выполнении.
7. Подтолкните к выполнению иэмоционально подкормите теплом или личным отношением.
Постоянный фон при этом: спокойствие,теплота и требовательность (варьировать по ситуации).
Как все это может выглядеть вреальности? Например, так:
— Саша, подойди ко мне,пожалуйста!
• Можно требовательно, можновесело, но всегда энергетично. Если смотрит телевизор, то илиподождите окончания фильма о Геракле, или телевизор выключите, нокогда говорите с ребенком вы, он должен видеть вас, а нетелевизионный мираж.
— Сейчас! (Пока ещене включенно на вас, находясь в потоке своих впечатлений.)
— Я жду…(Внимательно ждете, и он знает, что если вы ждете, то ему лучшепоторопиться.) Торопится:
— Ну, чего?
— У меня к тебе просьба.
• Вы уже стоите лицом к лицу, ипосле этого обращения — пауза, чтобы он понял: «Этосвершилось. Папа обращается с просьбой, и это не рассосется, это —произошло».
— Нам нужно обсудить, какмы построим свой день, и решить это надо сейчас, пока не началисьследующие сериалы.
• Тут и стимул, и угроза:договоримся — будут сериалы, не договоримся — будуттолько переговоры.
— Ну чего… Ячего-нибудь почитаю… (то есть думать и делать что-либо нехочется).
Не сердитесь. Переведите ситуацию впозитив и конструктив:
— Хорошо. Наверное,почитать стоит. Продумай свои предложения, запиши и тогда обсудим.Сколько тебе на это нужно времени и нужна ли моя помощь?
Если помощь предложили — скореевсего, ею воспользуются. Переговоры на этом заканчиваются, и вывместе с сыном приступаете к планированию. Только не перепутайте, ктоплан должен делать, а кто — ему помогать. Если возьметеинициативу на себя и начнете активно предлагать, чем ему себя занять,быстро получите игру «Да, но», то есть «Нет, в лом».Если ограничитесь вопросом «Сколько тебе нужно времени?»,свое личное время вы сэкономите, но тогда за вами контролирующеезавершение:
— Как сделаешь —сообщи. Пока телевизоры и любые другие дела отсутствуют. Есть?
И финальный пряник. Например, оченьнеплохо деловито почесать ему вихры, потянуть в разные стороны за ушии сообщить: «Массаж очень способствует пробуждениюмыслительной деятельности. Кстати, у меня предложение: если тыпоставишь в план вечером вместе сбегать на стадион поиграть в теннис,я сильно возражать не буду. Вперед. Где сядешь писать?»
Мелочи жизни: как реагировать на…
Народ обычно очень любит —подробности. Узнав самое главное, он все равно останетсянеудовлетворен, пока не узнает самого главного — подробностей.Житейскую конкретику. То есть те мелочи жизни, которые абстрактнуюсхему делают яркой и живой, бесплотную теорию превращают вдейственное понимание, дают общим рассуждениям реальный вес иэнергию. Под-роб-нос-ти! Действительно, что делать, когда:
• Он опаздывает…
• Я опоздал…
• Она ругается…
• Обещал и забыл…
• Дети сердятся и буянят…
• Они вообще пропали, а яволнуюсь…
Вот что тогда делать?
Хорошие вопросы. Для начала их, ядумаю, хватит.
А ты опять сегодня опоздал
Не тяните за хвост, если неизвестно точно, что на другом конце.
Законы Мерфи, правило Челлиса
Молодой человек должен был прийти навстречу к 19.00, но его нет. Она пришла, даже не опоздала, а теперьстоит как дура и его ждет. Интересно, что теперь ей о нем думать, а?
• Да, наверное, ничегоневероятного, обычно все укладывается в: «Он — гад, а я —дура!» и вообще «Ну, погоди!»
У нее в душе — обида. Однако,думается, девушка торопится — торопится обижаться. Еслинарисовать ориентировочную схему на эту ситуацию, то, скорее всего, вней должны быть следующие моменты.
Во-первых, если он не пришел вовремя,на это могут быть любые, включая самые серьезные, причины. Например:автобус, на котором он к ней ехал, упал дверью вниз, и он никак неможет оттуда выбраться. А может, он задержался в ЦБР, попал в ДТП илежит в ЦКБ?
• Хоть он в СИЗО сидит —во всех этих случаях уместно что угодно, но не обида. Понятноволноваться за него, любимого, удивляться на него, «везучего»,ну ладно, хмыкать на него, горемычного, — но уж не дутьсяна него.
А если он придет, надо оказать емудушевную поддержку, то есть повиснуть у него на шее и там висеть дотех пор, пока он вас оттуда не снимет.
Во-вторых, ничего страшного может небыть и причина не серьезная, а просто случайная. Весенний понос.Пропустите это мимо: чем меньше вы будете заниматься разбором этойерунды, тем больше у вас останется времени на личную жизнь.
• И это хорошо!
Хорошо, но девушка держит обиду потому,что она имеет в виду возможную третью причину: ничего с молодымчеловеком не случилось, он просто не торопится! Может быть. Толькоесли он не торопится: в чем причина?
Или, точнее, в ком? Как минимум, я знаюснова три варианта:
• причина может быть вдевушке,
• причина может быть в нихобоих и
• причина может быть лично внем.
Если причина не в нем, а в девушке: например, она сама обычно опаздывает на полчаса и приучила его ктому, что раньше приходить смысла нет, — то и разбиратьсянадо с девушкой, а не с ним.
• Ну, это если посправедливости. А по жизни — если девушка перед тобой виновата,проси у нее прощения.
Если причина в них обоих,например они крепко поругались в прошлый раз и сегодня он вообщеразмышляет, идти ему на встречу с ней или где будет хорошо, то вместообид лучше взять книгу психолога-юмориста Н. Козлова: после нее вголове легко, а на душе — порядок.
• Или наоборот.
Хорошо, но девушка, естественно, имеетв виду, что причина как раз именно в нем, а не в ней абсолютно и чтоона вообще исключительно белая и пушистая. Ну, предположим. Но издесь у нас окажется не меньше трех вариантов:
• он вас уже не любит,
• он вам мстит и
• да, он разгильдяй.
Ну и к чему приведет обида в каждом изэтих случаев? Разбираем.
Он вас не любит , он потерял квам интерес и к вам равнодушен: вы стали для него только одной измногих. Конечно, это невероятно, это возмутительно и обидно, но этокак раз тот случай, когда обижаться можно только на жизнь, но никакне на молодого человека.
• Ему-то что до вашей обиды?Уже без толку.
Если он вам мстит —радуйтесь тому, что вы для него не безразличны, и, если вам приятноего порадовать, не прячьте от него свои обиженные губки. Если же вашалюбовь к нему на том же уровне, что и его подлянки, держите лицовеником и покажите, что дождались вы его только от зубодробительнойскуки.
• А обиду попридержите длянаезда в более выигрышной ситуации.
Ну и, наконец, коснемся искомого: того,к чему тянулась душа и подстраивались мысли — да, он могоказаться и разгильдяем .
Вы знаете, такое, оказывается, бывает.Мой друг и коллега Соня рассказывает, например, следующую милуюситуацию из былой жизни с мужем. На дворе старые времена, детскихпитаний еще в широкой продаже не было. Дело происходит в деревне,ребенку три месяца, у Сони грудного молока не хватает, и она проситмужа съездить в соседнюю деревню за молоком. Муж не спорит: взялвелосипед и поехал. И после этого его нет — час нет, два, три…
• Кто не понимает —ребенок все эти часы, то есть каждую минуту, без молока орет.
Муж приехал в час ночи. Выясняется, чтоон взял еще с собой удочки и все это время сидел удил на озере. А наобратном пути еще и разбил банку с молоком…
• Ваши чувства? Улыбочку,дорогие!
Так вот: если ваш молодой человекопоздал потому, что имя ему — разгильдяй, то обидеться,конечно, можно. И иногда даже полезно. Только дело в том, что вместообиды обычно можно использовать много других, более эффективныхвоздействий.
• Например, обнять, поцеловатьв щечку, потом в другую и сказать, что ты его очень ждала,
С другой стороны, приличные люди обычнопрежде использования мер наказания (а обида — средствонаказания) используют предупреждение.
• Техника, кстати, похожа:обнять, поцеловать в щечку, потом в другую и сказать, что ты егоочень ждала и чуть на него не обиделась.
Подводя итоги: как ни крутиориентировку, а обида здесь, в этой ситуации, в качестве штатнойреакции никак не подходит. В этой ситуации можно ждать спокойно,медитативно рассматривая мирно пролетающих по небу галок; можно ждатьтворчески, используя время, например, на то, чтобы пристраиватьсявслед прохожим и копировать их потрясающие асфальт походки; можнождать тревожно или нетерпеливо, чтобы потом броситься на шею наконецявившемуся любимому; но ждать недовольно и копить против любимоготупую обиду — очевидно, глупо.
• Можно и вообще не ждать,особенно если вы уже знаете, что ваш молодой человек —разгильдяй. Вам просто не нужен разгильдяй по жизни, и опоздания ужени при чем.
Я думаю, что вы со всеми этими умнымиразмышлениями согласились, но тогда остается согласиться еще и споследним положением: если девушке обидеться хочется, она сделает этовсе равно, при любой самой правильной ориентировке. Душа —конструкция гибкая, душа увидит невозможное и закроет глаза наочевидное: была бы нужда, было бы — желание… А нашавоспитанная девушка воспитана обижаться. Если с ней поговорить, потомона со всем согласится, но пока ей обидеться — хочется,и поэтому, скорее всего, она будет обижаться на своего молодогочеловека в любом случае.
• Кстати, если она делает этосимпатично, он на это вовсе и не обидится.
Что делать с обиженными
Посмотрите на себя.
Неужели вам не стыдно?
Ну тогда идите спать.
Видимо, уже стемнело.
Гриша, который Остер
— Привет! —(холодно, с задержкой)
— Здравствуй…
— (виновато) Ты прости, менятранспорт подвел…
— (с раздражением и последующейнакруткой) Я понимаю: у троллейбусов на ходу рога отваливаются,автобусы перегрелись, пробки на дорогах и вообще сложноемеждународное положение. А я тут стой, как дура, среди другихфонарных столбов, скоро тоже буду светиться от удовольствия!
— (пытаясь остановить) Ну чеготы…
— Чего я? Это я чего? Аты ничего? Да как ты…
• И так далее повосходящей, при некотором разнообразии вариантов общая линия восновном знакома: «Ты виноват, а я теперь глубоко несчастная, иты за это жестоко поплатишься».
То, что милая девушка не права иобижаться смысла нет, мы выяснили. Непонятно только одно: как этодонести до милой девушки, которой на любые самые мудрые ориентировкинаплевать и которая жестко против нас обижается? Ответы: «А чтос такой вообще связываться?» — не принимаются: жизньпоказывает, что совершенно глупые обиды и нелепые капризы устраивают— когда-то — девушки любые, включая самых добрых иразумных.
• Так же как тупоеупрямство и совершенно неуместную нетерпеливость демонстрируют —когда-то — все мужчины, включая самых на вид здравомыслящих.
Обиды — как насморк и бывают дажеу вполне здоровых людей. Я предлагаю к любым обидам относитьсяпредельно философски и понимать, что они совсем еще не повод длярасставания. С другой стороны, в отличие от насморка, который лечитсянеделю, а проходит за семь дней, обиды можно не только пережидать, нои активно и успешно лечить, в основном используя грелку и, иногда,клизму.
• Душевную грелку и душевнуюклизму.
Так вот, чтобы научиться грамотнореагировать на обиды милых девушек и несчастных мужчин, я приглашаювас в детскую песочницу: все мы, взрослые, когда-то были детьми иучились обижаться там. Там обиды ярче и прямее, их механика наглядновыставлена наружу, и тот, кто научился ладить с детьми, как правило,хорошо ладит и со взрослыми.
• Если понимает, что по сутивзрослые ничем от детей не отличаются.
Буянская Каприза
— Саид, ты зачем убил моихлюдей?
— А чего онипеском кидались?
Разговор во взрослойпесочнице
Это очень опасная игра. Когда яустраиваю ее в Синтоне, я все время ожидаю возмущенных звонков отжильцов сверху: шум от ора двух десятков обиженных детей при самоймощной звукоизоляции далеко превышает любые допустимые значения. Асуть игры предельно проста: вы (папа или мама) пообещали, нопочему-то не смогли принести ребенку конфетку. Теперь ребенокустраивает вам сцену, кричит, что вы плохой, сучит ножками и бьет васручками по лицу. Если вы почему-то сразу адекватно не реагируете, онраскидывает и бьет вначале свои игрушки, а потом и ваши вещи. Ребенокбуянит. Что будете делать вы?
Я согласен, что у вас личнотаких невоспитанных детей не будет. Но предположите, что он приехалот бабушки, где гостил неделю. Вздохните и включайтесь в игру.
Да, и не говорите, что таких детей нет,дети бывают очень разные. Вот Максим рассказывает, что, когда емубыло четыре года, на любой наезд со стороны родителей он реагировалпредельно жестко. Например, подходил к серванту с хрусталем, брал вруки несколько фужеров и объявлял: «Если вы меня хоть пальцемтронете, разбит будет сервиз весь. А будете меня бить, я пожалуюсьучастковому: детей бить нельзя». Когда родители шли напереговоры, он садился с ними за стол и каждой стороне (себе иродителям) выставлял дипломатический флажок, как высокойдоговаривающейся стороне.
• Если ваши дети будут оченьумными, возможно, они будут вести себя так же…
Итак, все в парах: ребята играют детей,девушки в роли мам.
У большинства мам в глазах уже испуг.Правильно…
— Ура, мамка пришла? Мам,ты конфеты мне принесла?
• И деловито лезет в маминыкарманы или сумку.
— Сынок, ты знаешь, такаяистория произошла… В общем, я завтра тебе обязательно куплю!
• Виноватая мама оголяет всесвои фронты и подставляет ребенку все, чтобы он ее отлупил.Интересно, воспользуется ли ребенок такой соблазнительнойвозможностью?
— Как, ты не принесла мнеконфеты?! Ты же мне обещала!!
• Нормальный ребенок внаступление переходит на раз, без больших раздумий.
— Разве я тебе обещала? Япросто спросила, какие конфеты ты больше любишь.
• Мама к беседе не готова и находу выдумывает не самые удачные вещи. Кажется, просто врет.
— Ты мне обещала,обещала! (и топает ножками) Детей обманывать нельзя!
• Вот еще, с тобой спорить. Нета весовая категория: я тебя задавлю первой же истерикой.
— Давай сейчас включимтелевизор, по-моему, там идет сейчас какая-то интересная передача!
• Попытка отвлечь. Проходиттолько на очень маленьких или детях с ограниченным интеллектом.Странно, у нее вроде бы сын — не дурачок.
— Не хочу я твой дурацкийтелевизор, там сейчас только «Спокойной ночи», а детективовнету! Ты меня обманула, пообещала конфеты и не принесла!
• Верно, он не дурачок ителевизор умеет включать уже без маминой помощи. А самое главное —генеральную линию он держит и сбить с нее себя не даст.
— Ну не расстраивайсятак, я сейчас на ужин испеку тебе твой любимый пирог.
• Его тактика оправдывается:мама виновато просит ее пощадить и пробует откупиться.
— Не хочу пирог, хочуконфеты! Ты мне обещала, а не принесла, ты — плохая!
• Дешево ты, мама, неотделаешься, я выстрою тебя по полной программе!
— Ну не плачь,пожалуйста! Давай я куплю тебе конфеты завтра, а сейчас тыуспокоишься и плакать не будешь!
• Господи, ну кто такторгуется! Уговаривающей фразой «Ну не плачь, пожалуйста!»обнаружила свою полную зависимость от решения ребенка, а теперь изслабой позиции надеется на милость вошедшего в раж ребенка…
— Все равно буду, яперестану, только если ты мне купишь за это еще паровозик —красный! И большой набор Лего! А сегодня разрешишь смотреть телевизордо одиннадцати!
• Талантливый ребенок! Если вмаминых планах воспитать хищника-бизнесмена, то можно ее поздравить:основы умения жестко манипулировать и добивать партнера, чтобыдобиваться своего, — она уже заложила.
Основы такого мирозавоевывания1можнопередать формулой одного талантливого инструктора по рукопашному бою:»Лежачего не бьют. Лежачего добивают — ногами!» Илиот него же: «Уходя, гасите всех!»
• Хотя вообще-то Анатолий —добрый человек. Это юмор у него такой!
Как успокаивать рыдающих детей
Нет, я не утешусь никогда!
Обещание
Что дети — радость не всегда,знают все, кто их видит чаще чем раз в неделю. Но почему же, почему,если взрослые такие взрослые и умные, их так легко (смотри предыдущуюглавку) раскладывают их несмышленые дети? Ответ прост: потому чтодети — профессора от психологии, а мамы совершают детскиеошибки. Тем не менее способны обучаться даже мамы, и несколькоподсказок я готов дать. Итак, что делать в подобных ситуациях?
• Ну, или чего не делать: двеэти вещи обычно взаимосвязаны.
Начнем с очень простых вещей.
Не уговаривайте и сами неподсказывайте ребенку глупые мысли и переживания.
Добрые мамаши, видя сморщенноенедовольством лицо ребенка, начинают свои обычные уговоры: —Ну не переживай… Ну не расстраивайся, я тебя прошу… Неплачь, пожалуйста… Не сердись так на свою маму…Вроде все совершенно правильно, только результат прямопротивоположный: каждый такой оборот является прямой подсказкойпереживать, плакать, расстраиваться и сердиться.
• Вы только не расстраивайтесь,я умоляю вас!..
Любопытно, что практически все то жесамое можно сказать в другой форме, в форме спокойных вопросов. «Тебеобидно?», «Ты на маму сердишься?» — такиене жалостливые, а просто теплые вопросы вполне хороши и уместны.
Почему так можно, а уговаривать —нельзя? Уговоры предполагают заинтересованность взрослого, в нихочевидно, что вам от ребенка что-то надо, — но тогда неудивляйтесь, что в ситуации обиды ребенок сделает все, чтобы сделатьвам все как раз поперек. А жалостливые интонации ваших уговороврождают у ребенка жалость к себе и делают его еще более несчастным.Вам это нужно?
А вопросы — это другое. Вопросыпоказывают, что мы ребенка понимаем — и помогаем ребенку самомупонять себя.
• На вопрос «Тебе обидно?»есть только два простых ответа: «Нет, мне не обидно» и «Да,обидно». Если тебе не обидно — мы за тебя рады, а еслиобидно — хорошо, что ты понял свои чувства.
Решите возражать — завязнете вспоре.
Тот, кто отработал «Тотальное Да»,должен применить его в полном объеме, кто еще не отработал —осваивайте его на ходу. Никаких споров, никаких возражений.
— Ты ведь обещал? —Обещал.
• Спокойное согласие.
— И не принес?
— Да, так сегодняполучилось: не принес.
• Олимпийское спокойствие, и нек чему придраться.
— Ты плохой!
— Конечно, это оченьобидно…
• Внимательный читатель заметитприменение приема «Внутренний переводчик»: «ты плохой»было переведено как «мне обидно». После этого согласие идетеще более от души…
Поэтому — никаких споров.
Спорят и препираются — слабые, ародитель должен быть сильным. Сильный не спорит, он внимательновыслушивает, а потом сообщает решение: такое, которое споров невызовет. В этом есть своя мудрость руководителя — отдаватьраспоряжения те, которые будут выполнены.
• Как утверждал один мудрыймонарх, «король может управлять даже восходом солнца: для этогонужно только знать, когда солнце восходит».
Начнете неубедительнозаинтересовывать — попадетесь на игру «Да, но…».
Это классическая игра, когда впроблемной ситуации один берет на себя работу придумыватькакие-нибудь выходы, а другой развлекается тем, что все ихперечеркивает. «Да, конечно, только… (ничего не выйдет)»,»Да, верно, но…» — и далее показывает,что все услышанные предложения его не устраивают. Вы всегдаостанетесь дураком, а ребенок — безутешной жертвой. Непопадайтесь на игру «Да, но…».
Что делать, если ребенок вам этуловушку устраивает? Самый простой вариант — спросить его, что вэтой ситуации предлагает он. Ребенок, почувствовав опасность, скореевсего зальется криком: «Не знаю!» — и попробуетне думать, но если вы будете спокойны и предложите ему что-либовсе-таки придумать — потому что, как только он что-топридумает, вы сразу же все сделаете, — у вас появляетсяхороший шанс. Обычно дети соблазняются такой вкусной возможностью ичто-то предлагать (пусть и нечто запредельное) начинают.
Ну и все: если далее действоватьаккуратно, то игру «Да, но…» можете устроить ему вы.Но лучше в такие вредные игры не играть, а договориться на чем-торазумном.
Будете оправдываться —спровоцируете нападение.
Объяснения и оправдания внешне бываютпохожи, но внимательный человек их не перепутает никогда. Объяснение— это рассказ человеку того, что он пока не понимает.Оправдания — это попытка виноватого смягчить себе мерунаказания.
— Ну не сердись, нерасстраивайся, у меня был трудный день и я забыл про свое обещание,такое бывает… — это оправдание.
— Иди сюда, родной. Тыспрашиваешь, почему я не принес тебе конфеты, и хочешь, чтобы я тебеподробно рассказал весь свой сегодняшний день? —м-да, этот рассказ пойдет существенно в другом тоне.
Объяснение дает понимание, оправданияпровоцируют нападение. Вам это нужно? Ну и не оправдывайтесь.
Кинете Вызов — вызовете Войну.
Ребенок знает, что огонь, если сунуть внего руку, угрожает ему ожогом, а стена, если на нее налететь, грозитприличным синяком, но эти угрозы он как вызов не воспринимает. Онзнает, что ни огонь, ни стена с ним не борются, воевать с ними —бесполезно, и он с ними не воюет. А вот если ремнем начинает пугатьего мать: «Будешь так разговаривать с матерью —налуплю!» — ситуация другая. Ребенок убежден, чтовиноватая мама, мама без конфет, угрожать ему ремнем права не имеет —соответственно угрозу мамы он увидит как вызов себе, и, разыгравоскорбленное детское достоинство, этот вызов он примет.
• Тем более примет, чтовидит: мама его любит и здесь просто защищается, а защищается, потомучто чувствует себя виноватой… Он примет вызов, потому чтопонимает: тут переиграть мать шансы у него есть.
202
Умные картинки
решительная мать, как передобстоятельствами непреодолимой силы.
Не кидайте ребенку вызов: воевать сребенком нельзя. А вот оказаться стеной, преградившей ему возможностьбезобразничать, — дело другое, реальное и нужное.
Попробуете Подкуп — напоретесьна Торговлю.
Подкупить ребенка, конечно, можно: «Ну,не надо так плакать, я тебе завтра и конфет куплю, и трансформер».
— Большой трансформер?
— Большой, большой…
— А велосипед, как у Вовки?
• Глаза высыхают мгновенно истановятся заинтересованными.
— А велосипед мы тебекупим на день рождения, как договаривались…
— А-а-а-а!!!
• Снова безутешный плач.Естественно.
Родители вообще-то не хотели подкупать,родители хотели просто порадовать огорченного ребенка, но… Нопо факту начинается нормальная торговля, где вы платите деньгами зато, чтобы ребенок вел себя более или менее прилично. Нормально, а? —родители покупают у своего ребенка нормальное поведение, причем,сколько оно стоит, решает только плачущее в свое удовольствиеторжествующее дитя.
• А играющий детей синтоновскийнарод утверждает единогласно: плакать и обижаться на родителей —удовольствие высочайшее!
Итак, если не хотите, чтобы дети с вамиторговались, — не устраивайте подкуп.
А самое главное — непопустительствуйте хулиганству . Не сердитесь на мои резкиеслова, но как это называть иначе? Скандал, крики, вымогательство,потом мамочку побили…
• Ну, пока детскими ручками.
Это хулиганство, и не суть, сколькохулигану лет: двадцать пять или пять. И если вы относитесь к хулиганус пониманием, демонстрируете терпение и любовно упрашиваете егоотвлечься от избиения своей мамы, то на юридическом языке выхулиганству попустительствуете. Ребенок пробует с вами сволочиться, авы ему это разрешаете. Может, не стоит? Предложите ему что-нибудьболее интересное.
Правильный разговор
Осуществи Пристройку, дайТепло, держи Ведение. Далее не выпускай инициативу и веди разговор сопережением на полшага.
Наука побеждать из дневникародителя
А все-таки: как вести правильныйразговор? Общие установки — это хорошо, а конкретные словаговорить какие? Все психологи и педагоги тут обязательно хоромговорят, что все это очень индивидуально, все родители и дети разныеи пусть конкретные родители ищут конкретные слова сами. Я этот хор неподдержу: хотя соглашусь, что некоторые родители серьезно недоразвитыи не могут точно воспроизвести даже простые, хорошо работающие фразы,но большинство нормальных взрослых, как показывает мой опыт, безтруда берут предложенные им конкретные фразы как шаблоны и снеплохими результатами ими пользуются.
• Заучивать текст, конечно,глупо, но взять его за основу — вполне разумно.
Итак, даю текст конкретно по фразам.
Приходите домой, возможно —усталые, но обязательно — довольные.
• Просто потому, что пришлидомой.
А вон и детишки бегут, например вколичестве одной штуки.
Раскройте руки:
— Здравствуй, мой хороший!
• Обнять, поцеловать —если у вас это принято. А если не принято — чего это вы?
— (возможно, ребенку не дообниманий) Пап, ты мне конфеты принес? (лезет в ваши карманы)Где они у тебя?
• Руки от карманов отводим, еговопросы игнорируем. У нас есть свои планы и свои вопросы.
— Иди сюда. (Тутобнять как следует. Как следует — разговор особый.) Какпровели день, во что играли?
• Встреча домашних должна бытьвстречей теплой. Да?
— Все хорошо, па! А гдеконфеты?
— (тут удивиться) Не понял:как надо встречать папу?
Ребенок не дурак и понимает: папусердить не надо. Потому что ежели папа конфеты принес, но на ребенкарассердился, дите конфеты не получит. Значит, хотя бы пару минут дитебудет вести себя как следует. То есть хорошо.
• Я же говорил: встречадомашних должна быть теплой!
Однако через пару минут, когда ребенокотчитается за прошедший день (покажет, кстати, во что играл и убралли за собой игрушки… вы понимаете?), он (хотя уже и не таксмело) поднимет тему снова:
— Пап, ну ты мне конфетыкупил?
Скажите себе: «Хороший вопрос!»Вы не боитесь этого вопроса, у вас все в порядке, а вот что васдействительно интересует, так это как ребенок будет вести, получивнерадостную для него информацию. Не скрывайте свой интерес к ребенку:поставьте его перед собой или посадите на колени. Важно, чтобы был иконтакт, и контроль. Итак:
— Я сегодня тебе конфетыне купил. Сегодня у меня был трудный день, я планирую их тебе купить,как обещал, завтра, но сегодня ты без конфет. Что будем с этимделать?
• После чего внимательно испокойно смотреть на ребенка.
Нужно быть очень смелым и безоглядноуверенным в себе ребенком, чтобы, сидя перед заинтересованнымиглазами отца, прямо в лицо начать ему буянить. Скорее всего, ребеноктихо поноет, и вы его тихонько утешите и пойдете вместе пить кисель.
Тем не менее очень бодрые и смелые детиесть. И это хорошо. Но тогда как на прорезавшуюся буянку реагировать?Спокойным и теплым вопросом:
— Ты сердишься?
• Общий смысл которого: я тебяпонимаю и готов дать тебе душевную поддержку.
Впрочем, тонкие интонации могутотличаться: если буянка искренне горькая, ребенка стоит при этом ксебе прижать и погладить. Если буянка несколько вызывающая и противвас, погладить ребенка можно, но прижимать его к себе не надо:во-первых, он будет сопротивляться, а во-вторых, пусть останется навиду и лучше чувствует ответственность за то, что он решил тутустроить.
— Конечно, сержусь!Обещал, а не принес.
— Ну и правильно. Я стобой согласен, папа не прав. Если чего пообещал, надо выполнять своиобещания. Да?
• Вообще-то воюющему ребенкусоглашаться с папой не хочется, но как тут не согласиться? По крайнеймере, спорить как-то не с чем.
— Да, ты меня обманул!
— Верно, получилосьнеудачно. Вот я и думаю: что теперь делать? У меня есть предложение:сделать папе строгое замечание, но долго на него не ругаться иподумать, как нам сегодняшний вечер сделать интересным. Что бы тебехотелось поделать вместе со мной?
• Технические приемы:внутренний переводчик («обманул» уже звучит как «получилосьнеудачно»), направление внимания на обдумывание вариантоврешений (вообще-то и их последствий), далее предложение разумноговарианта и, вместо его обсуждения, перенос его как бы в само собойразумеющееся «приняли». После чего внимание переключаетсялишь на обсуждение технических деталей.
Теоретически можно предположить, чтокакой-то патологический ребенок будет ныть и после этого, но тогдаэто уже не интересно и пусть ноет уже без вас. Скорее же всего всебудет хорошо и общесемейный кисель будет сладким.
Встреча с той, которая ждала
— Полно шутить, —тихо сказала она. — Когда любят, тогда видно…
— Что видно?
— Не знаю…Это словами не прояснишь…
Мария пыталась донести графуКалиостро
Если тебя действительно ждут и тыдействительно любишь, когда бежишь, хотя и опаздываешь, на свидание —то нет душевных проблем, как вы встретитесь: даже ваша ссора будетформой вашей любви, а искры теплых обидок взлетят сияющимфейерверком, чтобы только осветить праздник вашей встречи.
Однако люди назначают свидания (иопаздывают на них) не только тогда, когда любят. Как ни странно, этослучается и при намерении заняться любовью, и когда люди думают, чтоони любят друг друга, и просто так.
• Он грустит, она тоскует,целый день заняться нечем. А вот и телефончик: почему бы и непозвонить? Ну и ладушки: через полчаса встречаемся в центре ГУМа уфонтана. Целую, до встречи, пока… Эх, черт, за полчаса я неуспею…
Вот тогда при встречах (то есть приопозданиях) начинаются и разборки, и другие развлечения, по сутисводящиеся к душевному пинанию того, кого можно сделать виноватым. Тыменя обидел — получи, любимый, от души. Ситуацияобщечеловеческая, и, как быть с обиженными жизнью детьми, мы толькочто разобрались.
А как быть с детьми постарше? Яутверждаю, что точно так же. В этом и интерес, и интрига, и прелесть:меняются только ситуативные формулировки, только внешнее оформление,а все стержневые пункты, все главные правила, основные приемы и дажеключевые фразы — остаются теми же. Проверяйте!
Вы должны были прийти на свидание к19.00, но сейчас 19.17, а вы только подходите к ней. Как интереснонаблюдать ее лицо, чего там только не разглядишь! Замечу еще раз:если девушка умная сама по себе и тебя любит в частности, то всепросто: ее лицо освещается радостью (пришел любимый!), иногдадобавляется вздох облегчения (все-таки волновалась!) и — и все.
— Милый, славный, я тактебя ждала! Что случилось, у тебя все в порядке?
И вы знаете, что это не контроль, аинтерес к твоей жизни. Потому что она тебя любит. Можете отвечать, аможете просто любоваться этими глазами, можно провести тихой ладошкойпо щеке или взять все ее милое лицо в обе свои ладошки, чтобыпочувствовать ее к себе ближе: празднуйте эти минуты, ведь вы жевстретились! А потом все, как обычно: обнимайте, целуйте, берите заруку, далее любые разговоры людей, которые друг другу нужны.
Чаще, однако, встреча оказываетсянемного другой, труднее и интереснее: лицо той, которая вас ждала,закрыто тяжелой маской обиды. Иногда вы еще успеете разглядетьскользнувшее по лицу облегчение (на тему «ждала не зря, все-такипришел»), затем лицо все равно прячется за маску: я обиделась.
• Обидела-сь — то естьобидела себя. Ай-ай-ай, зачем же ты себя обижаешь?!
Что тогда? Тогда быстрее на помощь ктой, которая без тебя забыла себя любить и начала себя обижать.
— Здравствуй, родная.Заждалась меня? Простишь опоздавшего?
• Голова при этом немного свиноватым наклоном, но глаза веселые, и ты тянешься к ней, ищавозможности ее поцеловать.
— Почему опоздал?
• При этом выстреле она обычноповорачивается к тебе навстречу наступательно, всем телом. Оченьхорошо, такое открытое тело руки так и тянутся обнять! Если она будетотбиваться — не настаивайте, это игра такая.
— Сердишься, хорошая…Сейчас все расскажу, тебе расскажу все на свете, но вначале —поцеловать! Как же без этого?
• Оправдываться, делая из себявсерьез виноватого, — неправильно. Понять ее чувства исделать это вслух — хорошо. А остальное необходимое: даватьлюбовь и тепло. «Хорошая», «тебе расскажу»,»хочу поцеловать». Интонации игрушечно виноватые. То естьнемного веселые, где даже поцелуи — клянчатся.
— (не поддерживая игру) Непоцелую.
• Имеет право. Все нормально.Можно еще немного продолжать в том же духе, рассчитывая накатомсветлой энергетичности сломить стенку ее холодности, но если с душисильный накат не идет, лучше сменить интонации в режим спокойногопонимания.
— … (раздумчиво)Сильно сердишься на меня?
• Если на этот прямой вопрос неответит, будет молчать или понесет руганью — дела плохи. Этобудет уже не рядовая обидка, а объявление войны.
— Сержусь.
• Тут за честный ответ хочетсяобнять. Действительно, твой любимый человек в трудных чувствах, что вэтом случае естественно? Согреть и поцеловать. Но если тебе это неразрешают, можно хотя бы — понять.
— (с пониманием) И этоправильно. Что за дела, действительно: она стоит, его ждет, а его нети нет. Я бы тоже его вначале не поцеловал.
• Хорошее это слово: «вначале»!То есть вначале — не поцеловал бы, но ведь это только —вначале… Кроме того, переход в позицию отстранения и рассказот третьего лица есть скрытое предложение и ей посмотреть на ситуациюсо стороны. Обычно это дает более спокойное видение.
— (возможно, она простомолчит) … — Ты рада, что я пришел?
• С естественным продолжением:если рада, то будет логично это как-то выразить. Но можно и недожидаться от нее ответа, а помочь ей своей теплотой и нежностью,продолжив:
— А я очень рад тебявидеть (тут пора физически переходить на сближение). Вот этотносик, когда он обижается, — такой милый, такой славный,так и хочется его поцеловать!
• Ну а раз сильно хочется, то,наверное, стоит этим и заняться.
Ах, наверное, что-то случилось!
Я ох как не люблю, когда менягде-то достают! Разыскивают, проверяют, чтобы только убедиться, что яна самом деле там, где сказал. Это даже не бывшая жена, а мама мояменя так достает. А паче всего терпеть ненавижу, когда меня самогообязывают держать связь, сообщать непременно, где я и что со мной, идоказывать то, что на самом деле так. Мне просто в лом помнить. Номама меня всегда достанет: «Приедешь — позвони!»,если я не скажу «Угу», будет доламываться, пока не скажу.А сказал — значит, все, связал себя обязательством. По рукам иногам. И когда я забуду позвонить, а я обязательно забуду, то опятьокажусь виноватым. Ну, задержался я, ну, опоздал на последнююэлектричку… Так я же нигде никогда не пропадал! Это что занедоверие ко мне? Или забота такая? А на хрена она мне сдалась, такаязабота? Опять все больницы и морги обзванивала? Да они там тебя ужепо голосу узнают! Если ты долго туда не звонишь, то они там уже самибеспокоиться начинают: вдруг что с тобой случилось?
Крик Дрюши во Вселенную
Ситуация если не всем знакомая, товсем, по крайней мере, понятная:
Он должен был прийти домой с работы,но не приходит, хотя уже к 10–11—12 ночи. На работузвонить — телефон не отвечает. Она беспокоится и обзваниваетвсех друзей.
Вопросы:
Обзванивая, она заботится о ком?Есть ли в таком об-звоне реальный, а не просто психотерапевтическийсмысл?
Какие реальные действия в подобныхситуациях будут мудрыми?
Какие душевные состояния в подобныхситуациях будут оптимальными?
Когда описываешь ситуацию таким образоми ставишь такие вопросы, все ее проживают с точки зрения того, ктосейчас не дома и о ком, собственно, и беспокоятся. И тогда буквальнос души рвется: не беспокойтесь вы обо мне!! Мне это не нужно!
Спокойнее ответы звучат так:обзванивая, тревожная она заботится в первую очередь о себе. О нем, атакже о его друзьях она, похоже, не заботится никак. Реального, кромепросто психотерапевтического лично для нее смысла в таком обзвонедрузей, — нет.
Расклад проще некуда: или он у друзей,и тогда чего звонить. Или его у друзей нет, и тогда звонить тем болеебез толку, это значит просто будить людей, которые уже легли спать.Если же он у друзей был и ушел — ну и что ты теперь будешьделать с этой информацией?
• Будешь душевно дергаться ещеэнергичнее? Тебе именно этого и было нужно?
Короче, уважаемая тревожная мама или невовремя любящая жена: отстаньте от меня, когда мне будет нужно, явернусь. Или я уже вовсе не вернусь, и тогда мне ваши звонки не нужнытем более.
• Вот. Думаю, чтотакие ответы слишком легки для того, чтобы не быть поверхностными.Отвечая так, вы проживаете только ситуацию, когда тревожатся о вас. Аесли поставить себя на место того, кому выпало тревожиться?Останетесь такими же просветленными?
Не торопитесь отвечать, вначале япредлагаю вам прожить ситуацию, случившуюся со мной лет пять-шестьназад.
Пропавшие на звенигородских холмах
День этот так же хорош длясмерти, как и всякий другой.
Пауло Коэльо. Алхимик
Моя жена — Аллочка, она же Чуда,тогда работала в школе, преподавала английский. Ваньке, кажется,тогда было девять, Шурику соответственно восемь. Ситуация простапредельно: июнь, пятница, в школе неприсутственный день, Аллочкавзяла детишек и на выходные (точнее, договорились до субботы) уехалана дачу в Звенигород.
• Места там —залюбуешься! Мой знакомый журналист Вася, когда собрался вешаться,специально ради этого поехал именно на звенигородские холмы: оченьтам места душевные! 1
Сразу скажу главное: Чуда с детишками всубботу не приехала. Она не приехала и в воскресенье — передпонедельником, когда ей надо быть на работе.
• Проживайте, проживайте! Еенет, детишек тоже, двенадцать ночи, пора ложиться, а мысли разныебегают…
Более того, и во вторник утром у меняникаких известий о судьбе ни моей пропавшей жены, ни моих исчезнувшихдетей…
• Оказалось, это оченьстимулирует размышления о бренности существования вообще и ролиблизких людей в твоей жизни.
Ехать в Звенигород? Спустя пару суток?Чтобы обнаружить, например, что?
В голове крутились строчки из оченьюморной песенки про советского дипломата в Макао-какао:
Однажды на берег пошел и пропал.
В газетах писали: виновен шакал…
Я работал как обычно, но время тянулосьнемного медленнее обычного…
Ну ладно, расскажу сразу концовку.
Когда Чуда с детишками во вторниквечером заявились, я услышал от нее очень светло-трогательнуюисторию. Такую.
• В минимальной литературнойобработке.
Итак, суббота. Ну погодка была, скажу явам: сказка! Небо голубой тарелочкой, облака легкими блинчиками,солнышко купается в речке… Ну, там еще огурчики на грядкехрумкают и смородину надо обработать: в общем, рассчитывали уехатьпоследним рейсом. Но опоздали на автобус.
• Ну Ванька, все из-за тебя!
Воскресенье праздновали лето по полнойпрограмме, но уже о времени помнили ответственно и пришли кпоследнему рейсу автобуса вовремя. К сожалению, этот рейс почему-тоотменили…
На работу в понедельник — оно,конечно, надо, но, с другой стороны, — завтра не уроки, апросто присутственный день. Не выгонят. А как добираться до города свещами во всех руках и еще с детишками, которым уезжать никуда ненадо и не хочется? Остались с решением уехать завтра утром первымрейсом.
Однако утро вечера мудренее, свежимиюньским утром пришло в душу понимание, что такой день тратить наникому не нужную поездку в город — преступление и грех. Решилине грешить, а вторник — день неприсутственный, заодноиспользовали и его. То есть приехали только во вторник поздновечером, бодрые, прожаренные солнышком и довольные.
• Напомню — это вместосубботы, как было обговорено и когда их ждали. Когда я их ждал. Послечего ждал их все воскресенье, понедельник и так далее.
На мой вопрос Чуде, что она про все этодумает и почему не позвонила (ну, для этого надо было идти в соседнююдеревню), ответ был чистосердечно прямым:
— Солнышко, ну я же знаю,что ты никогда не волнуешься!
• За что боролся, так тебеи надо.
Предельно спокойные размышления
— Ой, разве вы неумерли?
— Умер, —спокойно отозвался барон.
— Слава богу, —офицер вытер вспотевший лоб. — Я чуть было не испугался
Если вы хоть немного поволновались ипопереживали, хотя бы почувствовали возможность этого, спасибо вам —именно этого я и хотел. Тревожные ситуации в вашей жизни будут,
• думаете, нет? Будут,обязательно будут!
так что заранее проживите все своибудущие страхи и просчитайте основные поворотные пункты вашихразмышлений. К счастью или к сожалению, но вообще-то ориентировочнаясхема в ситуациях подобного типа не слишком сложна. Конкретно раскладтакой. Человек либо:
1) жив и здоров,
2) не жив,
3) жив, но не здоров. Четвертого,похоже, не дано.
Но если случай первый или второй,волноваться оснований нет или уже нет. Да? Нет?
• Жив и здоров — значит,волноваться вам не надо. Если он не жив, и вот правда по-настоящемуне жив — тогда, повторю, волноваться тоже уже смысла нет. Ужепоздно.
Ну и славно, хоть с этим разобрались. Аесли случай третий, когда человек жив, но не здоров, когда счеловеком что-то случилось и он нуждается в помощи, то здесь сноваидет раскладка на следующие варианты. Человек либо:
а) там, где может попастьсякому-то на глаза,
б) там, где его никто — нидругие, ни вы — не найдет. Соответственно в случае «а»ему помогут и без вас, а в случае «б» вы помочь снова емуне сможете. А если побежите по ночному городу сами не зная куда, токоличество людей, нуждающихся в срочной медицинской или еще болеерадикальной помощи, может увеличиться еще и на вас.
• Максимум, что может бытьразумным, — это совершить небольшую прогулку по вероятномудля него и криминально не опасному для вас маршруту.
Так что вне зависимости от вашейтревожности беспокоиться стоит не о том, чтобы вам позвонили и вызнали, где этот ненормальный (то есть любимый человек), а о том,чтобы путь его был по возможности безопаснее. А для этого или пустьвозвращается пораньше, или идет с провожатым. А если это невозможно,то примите ситуацию как данность и спите спокойно. А что вам ещеостается? Для плохо думающих подскажу, что слово «тревожиться»имеет два очень различных смысла. Первый — это душевнодергаться по типу «ой, а если с ним что-то случилось?!»,второй смысл «тревожиться» — значит быть готовымреально подстраховать в опасной ситуации.
• Что душевного дерганиявообще-то само по себе не предполагает.
И если я говорю себе, что тревожитьсясмысла нет, для меня очевидно, что душевно дергаться — глупо. Анужно ли что-то реально предпринимать и куда-то, например, звонитьили ехать — вопрос отдельный и очень непростой.
• Правда, теперь все стало кудакак спокойнее? И вы теперь совсем не будете тревожиться?
Логика может быть какой угодножелезной, но перед живым сердцем изогнется любая. Не зря несколькоглавок назад размышляли о том, будет или нет обижаться девушка, ккоторой молодой человек опаздывает. Ответ был: при любой самойразумной ориентировке, если она обижаться хочет, она обижаться —будет. Здесь ответ, догадайтесь, будет не более оригинален:
ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ХОЧЕТ ТРЕВОЖИТЬСЯ, ОННЕ НУЖДАЕТСЯ В ОРИЕНТИРОВКЕ И ТРЕВОЖИТЬСЯ БУДЕТ. ПРОСТО ПОТОМУ, ЧТООН ТАК УСТРОЕН.
Будете ли тревожиться вы, зависит ужене от логики, а от вас. Ваш выбор?
Учтите только одно: если ваши близкиебудут знать, что в случае их непредвиденного отсутствия вы остаетесьспокойными, предупреждать вас о своих неожиданных решениях оказатьсякогда-то очень далеко от дома они будут гораздо реже. Вы этополучите. Как это нынче получаю я теперь уже от своих детей, которые,как и Чуда, знают: папа человек не тревожный и всегда мыслит толькологически, согласно правильным схемам.
• И поэтому можносовершенно спокойно пропадать на тройку и более суток в совершеннонеизвестном направлении. Просто так.
Ну, в общем я вас предупредил.
Светлые картины семейной жизни
Анатомия семейного общения, или Ура, мыпоженились
И чем нам теперь заняться?
Основной симптом человека —это бред слияния, иллюзия, что, вступив в союз с другим, мы навсегдаизбавились от боли одиночества. К.Витакер
Анатомией, тем болеепаталогоанатомией,1увлекаютсяобычно скрытые некрофилы, тем не менее рискну предложить вамнебольшой экскурс в паталогоанатомию семейного общения.
• Ну правда, этоинтересно!
Образовалась семья. Они нашли другдруга. Правдами и любовями они оказались вместе, все официальныевизиты завершены, дверь приятно закрылась за последним откормленнымгостем, можно начинать семейную жизнь. А это — как? Чтоделать-то?
Самое понятное нередко оказываетсясамым загадочным. Давайте разбираться.
Взаимопомощь?
Да, в семье люди помогают друг другу.
Хорошо, но если они не беспомощныелюди, то собственно по делу они нужны друг другу минимально: он даетей деньги, она готовит, в постели они обслуживают друг другасексуально.
На работу девять часов, на готовку час,на секс (собственно секс, без развлечений) три минуты.2Все.Вопрос: а чем занять остальное время? И если мы не бестолковые —так, что один что-то делает, а другой рушит, то собственновзаимопомощи нам много не нужно. Так что нам делать друг с другом?
Близкие люди нужны друг другудушевно!
Верно, душа человеческая, как и любоедругое сложное устройство, нуждается в текущем душевном обслуживании,которое и называется обычно — Дружба.
• Основные функции:душевная Грелка, бодрая Взгрелка (иногда прямо-таки Клизма), веселаяИгрушка для развлечений, всегда-под-рукой Унитаз для непереваренныхпереживаний, Советчик, особенно когда хочется свалить с себяответственность, ну и Подпорка, когда свои силы немного на исходе.
Даже самый хороший автомобиль когда-тонуждается в уходе, но если ремонт и техобслуживание автомобиляначинает занимать основное время автомобилиста, машину пора менять.Когда-то подружить — совершенно нормально и разумно, но еслиэто начинает занимать основное время жизни (Грелка, Взгрелка,Унитаз…), люди или ценностно искривлены, или душевнонездоровы. Чем менее человек душевно взросел и чем более нестабильнаего душевная организация, тем более он нуждается в душевных грелках,клизмах и подпорках, тем чаще он тянется «подружить» иобщение с ним все более приближается к житейской психотерапии.Конечно, когда мы дружим параллельно хорошим делам, которыми мызаняты, — мы мудры и прекрасны, но когда мы сидим вкомнате друг против друга, сидим и дружим который час подряд…Короче, чем нам все-таки заняться? Ах да, у нас в запасе —
Самореализация,
что в переводе на язык нормальных людейзначит: каждому заняться своим любимым делом. Если дела совпадают,как, например, в сексе — он занимается своим любимым делом иона занимается (под ним или над ним…) своим любимым делом, тоони занимаются им вместе и оказываются даже друг другу нужны. Если онтеперь самореализуется за компьютером, а она самореализуется в трепес подругой, то супруги оказываются отдельно. Это совершеннонормально, но при чем здесь семья? Зачем им жить вместе, чем имзаниматься друг с другом? На самом деле более всего семью делаютсемьей —
Совместные хлопоты.
Для многих это просто спасение семьи.Ведь они — супруги. А супруги — это те, кто в однойупряжи, кто вместе тянет один воз, проще — кто участвует всовместных хлопотах. Каких? Естественно, в первую очередь это хлопотыпо благоустройству быта, устройству досуга и отдыха. «Вот тутнам очень нужен шкаф, обои необходимо заменить, хлеба уже нет ипозвони договорись, где встречаемся в субботу!»
Люди хлопочут. Когда эти хлопотызаканчиваются, обычно и обнаруживается, что супругам вместе делатьнечего, и именно поэтому мудрые домохозяйки обычно заботятся, чтобысовместные семейные хлопоты не прекращались. Никогда. Как в армии:солдат не должен сидеть без дела, от этого солдат портится, так и всемье обязательно должны быть хлопоты, иначе мы поймем, что мы другдругу не нужны.
• Не волнуйтесь, никто этого недопустит. Кстати, мусорное ведро давно пора вынести.
Дополнительные возможности позаполнению времени друг другом дают хлопоты по устройству внешнейжизни его или ее: нужно поступать в институт, сдавать страшныесессии, искать непонятно какую работу. Это занимает время и душу.
• Но: поступила, сдала, нашли —и снова: что тогда между нами?
Впрочем, можно не мелочиться и вопросрешить радикально. В запасе любой пары есть одно, совершеннобесконечное дело, дающее самые нескончаемые хлопоты — этосовместное воспитание детей. Детей нужно родить, их нужно писать,какать и кормить. О детях можно беспокоиться, на детей можноругаться, детьми можно развлекаться, как бесплатными живымиигрушками. На детей можно списывать все свои неурядицы, и с ихпомощью удобно верить, что твоя жизнь складывается так криво —из-за них.
• Наблюдая, как медленно растутсвои дети, родители исполнены томительного ожидания — вот детивырастут и мы тогда освободимся! Когда освободились — родителине хотят отпускать детей. Потому что: «А чего нам тогда, безних, делать?»
Ну, во многих нормальных семьяхсупругов плотно объединяет забота о здоровье. Запустить этот процесснесложно, поскольку о здоровье легче не заботиться, чем заботиться, акогда оно благополучно испортится, его можно всю оставшуюся жизньобщими усилиями поправлять.
• Естественно, в целомбезуспешно.
Это просто логично: если люди не хотятсуществовать душевно отдельно, если они хотят быть вместе и естьвозможность объединиться через переживание по поводу здоровья, еслиэто дешево и дает много, то что делают житейски разумные люди? Да,они быстрей становятся нездоровыми.
• Ты знаешь, так болит голова,просто ужасно! — Да что ты! Тебе обязательно нужнополежать! И я быстро принесу тебе капли.
Ура, классно! Супруги нашли теперьобщее дело, они теперь вместе, у них теперь заполнена жизнь!Остальные дела, занимающие время семейной жизни, так мало похожи надела, что их так никто и не обзывает, именуя их проще и точнее: нашиобщие
Семейные развлечения.
Семейные развлечения, как комары надаче: их так же много, еще больше они забирают себе внимания, адельный остаток от каждого из них так же велик, как тушка отдельноубитого комара. Учитывая эту величину, перечислим их просто списком:
Занятия личностным ростом.Например, долгое чтение книг Луизы Хей.
Вообще-то занятие своим личностнымростом — дело великое, но именно поэтому наблюдается лишь вредчайших случаях. А то, о чем с вами беседуют: «Я тутзанимаюсь…», как правило, только разговоры. То естьтуфта.
Психотерапия. Для домашнейпсихотерапии не требуется никакого специального образования, этимзанимаются все, откликающиеся на душевное беспокойство другого. Этодушевно, трудно, заботно и всегда — богатая пища для бесед,поэтому этим развлечением обычно очень дорожат оба
• и именно поэтому боятьсявсерьез выздороветь.
Представьте, мы с ней ходили каждыйвечер, и я ее все лечил, лечил, лечил. У нас были переживательные иглубокие беседы, по-настоящему интересные вечера. А потом она, не дайБог, стала выздоравливать. Нам снова искать новые темы для бесед? Ой…И что она тогда сделает? Она продлит свои душевные страдания, и всебудет снова хорошо. Она будет снова смотреть на меня жалобными ивосхищенными глазами, довольная, что получает кучу внимания, а я будучувствовать, как я ей нужен. Нам снова хорошо.
• Мы будем вылечиватьсяпо-настоящему? Дураков нет.
Защита-нападение . Прочувствуйтесами: вот мы ходим по дому, я и моя жена, мы оба безукоризненны икорректны… Но тогда в доме — тишина, то есть чего-тоявно не хватает. И вдруг я допускаю ляпу, жена в меня пускает пулю, яей строю мину, жена мне об этом взволнованно говорит,
• заметьте — у насначался разговор!
я ответно взрываюсь, мы дружнопопинались, потом устали и душевно мирились.
• И даже очень душевно…
Вот мы и сравниваем: вчера мы оба быливнимательны и собранны, ошибок не допускали и были взаимно корректны,в результате день был какой-то пустой и скучноватый. А вот сегодняона расслабилась, а я ей как клизму вставил, так она бледнела,краснела, кричала, вообще даже бодрая была. Живой, богатый вечер, такнаобщались! И жена делает какой вывод? Чтобы нам было чем заняться,чтобы между нами была близость, надо ли ей быть безукоризненной? Илипозволить себе быть немного расслабленной, чтобы допускать некоторыеошибки? Мудрая женщина делает мудрый вывод, в результате которогобезукоризненной она не будет и близость между любящими супругамиорганизует всегда.
• И лучше, конечно, все этосделать неосознанно, тогда честнее получается.
Обсуждения . Если быть человекомразумным, то в большинстве случаев семейных разногласий проще вместодлительных и трудных дебатов взять решение любое — мое или твое— и приступить к делу. Это разумно, и именно поэтому житейскинесостоятельно. Потому что обсуждать тогда будет нечего и говоритьбудет не о чем. А если нам так нужна близость, то вместо того, чтобыделать дело, мы будем интересоваться мнением другого, выяснять,обсуждать, аргументировать аргументом, вдумчиво не решать или решатьи нарушать — и пусть будем топтаться на месте, зато будемдушевно вместе.
• Рациональность — это,конечно, не для семьи!
И конечно, течению обсуждений оченьпомогает демократия . В авторитарной семье, где естьпризнанный глава семьи, все вопросы решаются просто — спроси, итебе скажут. И тогда ведь придется делать, а не общаться. Что плохо.А вот если принять, что в семье все равны, то после этого нормальнодоговориться практически невозможно, и начинаются длинные —
споры . Это не простообсуждения, а возможность искренне наехать и попинаться во время этихобсуждений. Это куда более энергетично, бодрит и даже полезно дляздоровья. Споры плавно переходят в
ссоры , великое всенародноеискусство, для которого нужно научиться возмущаться с поставленными вобиду глазами, убедительно поджимать губы и запускать из сердцанеску-деющий поток уколов и обвинений, а главное, не прощатьпротивной стороне ничего и никогда!
• Если люди умеют ссориться,устраивая из этого настоящие спектакли с интригующей завязкой,пиковой кульминацией и ярким финалом (например, в бурной постели), тоэтой паре скучно не будет никогда. Возможно, их дети также освоят этутонкую науку — науку ссориться.
Как психолог, я далеко не сразу понял,что практически все без исключений ссоры, споры, претензии, уколы идругие войнушки являются необходимым компонентом семейной жизни иблизких отношений вообще. Это то, что запускают сами люди (ну, неочень себе в этом признаваясь) и отсутствие чего переживают какнеполноту жизни, как стерильность и неполноценность отношений.
• И просто не как у людей.
Когда я начал спокойно и внимательнонаблюдать семьи, где есть хорошая традиция ссориться и люди делаютэто от души, то увидел, что это есть их настоящий и необходимый имстиль жизни, такой же естественный, как смена жаркого и потного летароссийской деревни ее долгой дождливой осенью. Не будет осени с еемокрыми опятами, засолкой вечных огурцов и жирными свадьбаминараспашку — из жизни деревни уйдет что-то неизбывное. Так и втакой семье: когда они приходят в дом, где люди не ссорятся и грязинет ни в речи, ни в душе, то они разводят руками: «С вами житьнельзя. У вас делать нечего! У вас скучно!» Для них такая жизньпуста, в ней они не накормлены тем, к чему привыкли и в чем уженуждаются. Энергетическая встряска ссор им нужна просто для ихздоровья — душевного и физического.
• Уколы и наезды —как соль для пищи. Если ты привык к пище натуральной, то пища соленаятебе невыносимо горька. Но если ты привык подсаливать, пищанатуральная кажется пресной жвачкой.
Ревность . Ревность —такой же яркий спектакль, как и ссора, но опаснее и острее. Супругиживут друг с другом, общаться не о чем, мелкие ссоры уже надоели,делать из них театр не хватает артистизма и энергии, а вот ревность —это находка! Он ее подозревает — ее можно выслеживать, онаможет оправдываться, у них бурные выяснения, он ее уличает, онаплачет… Чем более динамичнее и переживательнее этот спектакль,тем ближе и нужнее они оказываются друг другу. У них снова есть то,что их объединяет, и поэтому они будут играть этот спектакль снова иснова, лишь бы не почувствовать, что между ними — уже ничегонет. Общесемейным развлечением легко становится и — любаявойна. Война друг с другом, с тещей или свекровью, с подросшимидетьми, с соседями… — какая, собственно, разница!Главное то, что вокруг нас снова ажиотаж, переживания, мы вместевстаем под знамена, вместе ищем союзников и, даже если вместепогибаем, мы счастливы: мы были вместе, мы были нужны друг другу ижизнь наша была — полна!
А ЧЕМ ПЛАНИРУЕТЕ ЗАНИМАТЬСЯ ДРУГ СДРУГОМ ВЫ?
Если вы собираетесь с кем-то житьрядом, какой ерундой и какими развлечениями вы планируете заниматьсвое время? …Психологи, похоже, самые наивные люди на свете.Я, как и большинство моих коллег, все свои усилия бросал на то, чтобыочистить семьи от всей этой обыденной дурости: от тупыхпрепирательств, глупых ссор, злой ругани и ослиной ревности. Я невидел — не хотел видеть! — что все это являетсянеобходимым компонентом нормальной семейной жизни, тем, в чем людипо-настоящему сильно нуждаются, чем люди специально занимаютпространство общения и свои взаимоотношения.
Козлов тем не менее остаетсясамым розовым романтиком на свете и завершает этот художественныйэтюд нравоучительным пассажем:
Если вы цените семью и близость, выбудете искать и делать себе и своим любимым эти семейные хлопоты иразвлечения.
Заниматься всей этой ерундой.
Я думаю, что семьей, то есть близостьюмежду людьми, всерьез увлечены только бездельники. Если вы делаетедело, вы будете заняты не поиском близости, а деланием дела.
И — семья вам в помощь!
О Тимур
Николай Иванович, конечно, ругается.Ругается «бездельниками», «ерундой и развлечениями»,ругается интонациями своего текста и вообще ругается.
Юпитер, ты что, сердишься?
Словом, Н.И. эмоционален, язвителен иостроумен, но… что-то тут не так.
Что должен уметь подготовленный попредставленной здесь науке муж (жена)? Вспоминаем: днем зарабатывает,ночью обслуживает сексуально, в промежутках между этим вставляетдушевную клизму другому. Наши образцовые супруги не всегда имеютобщее любимое дело, но почти всегда — в меру неустроенный быт,к нему плохое здоровье, при этом качественно спорят, энергичноссорятся, ярко ревнуют и дружно воюют. Что еще?
Да, мучительно не отпускаютповзрослевших детей в жизнь и читают Луизу Хей.
Вы себе такую образцовую семью хотите?Хорошо, соглашусь, что такие семьи бывают. Но ведь бывают хорошие исовсем не такие семьи. Кто хочет, разделяя общий скепсис Н.И. о том,что иначе и быть не может, сразу пропустите этот кусочек и читайтедальше, потому что вы вряд ли любите «душевные сопли». Костальным у меня есть банальные вопросы:
В вашей жизни есть люди, которым вырады всегда, в любой момент времени, при виде которых освещается вашелицо и ради которых вы можете оторваться от чего угодно?
Даже от дела? Бездельники!
Быть может, вы хотя бы знакомы слюдьми, которые, занимаясь каждый своим делом, все равно остаютсявместе — душевно вместе? У которых их — разные —дела идут споро и здорово, когда они даже не в одной комнате, а —в одном доме (или городе) друг с другом?
• Потому что классныйпрофессионал и счастливый классный профессионал — это все-такиразница. Особенно с точки зрения результата. У счастливого обычнорезультат лучше.
Проще говоря, вы можете вспомнить илипредставить себе близких и любящих друг друга людей, которым не надоискать «наполнитель» своего отношения друг к другу?Которые могут внести свою любовь и в выброс мусора, и в разговор, ипросто в сосредоточенное молчание над стиркой или детской колыбелью?
• Н.И. говорит, что в обычныхсемьях так не бывает.
Я знаю другие семьи.
O
В трудной ситуации
Мне до Щелковской метро,
А от Щелковской автобус,
А в авоське шесть кило
Овощных консервов «Глобус»…
Десять лет варила щи,
Десять лет белье стирала,
Десять лет в очередях
Колбасу я доставала,
Десять лет чертила я
Сверхсекретное чего-то,
Десять лет скучала я
У окошка на работе,
Десять лет дитя растила,
Душу стачивая в кровь…
Что ж осталось на любовь? —
Полтора годка от силы.
Открываю тихо дверь,
Дочка долбит фортепьяно,
Ну а мой любимый зверь —
Он лежит, конечно, пьяный…
Песня про нашу женскую жизнь
Все-таки, как ни крути, тяжела семейнаяжизнь российской женщины: все на ней, и опереться — не на кого.Впрочем, чтобы не сойти с ума раньше времени, именно психология иоказывается важна: психология отношения к трудным ситуациям. Итак, выприходите домой — живы едва-едва. Предположим, еще в детскомсаду на вас окрысилась воспитательница: «Почему вы ребенка такпоздно забираете?», ребенок по дороге капризничал: «Понесименя на ручках!» — и требовал мороженого, которогоему нельзя. Еле доползли до дома, и тут вы вспоминаете, что надо идтив магазин, потому что продуктов уже нет. И сил тоже. А мужрасслабляется вместе с телевизором, сорит своими любимыми семечками иеще недоволен, что его ужин задерживается. Самому заглянуть вхолодильник и сходить в магазин, тем более приготовить ужин всем —ему в голову не пришло. Итак, слева тянет за руку капризничающийребенок, справа — слюнявит семечки недовольный муж, ипосередине вы, готовая взвыть… Что делать?
Посмотрите умную схему.
Думаю, что такая схема понятна и самапо себе, но оставить ее без комментариев — как-то неприлично.Ну и получите.
Итак, начнем с того, Чего делатьнельзя:
Первое. Не разыгрывайте НесчастнуюЖертву.
Разыгрывать — не значит»представлять то, чего нет»: переживание «Заездиликлячу!!» здесь будет совершенно искренним, от печенок. И тем неменее можно погрузиться в состояние Несчастной Жертвы,
• как вы это делаете?Несчастные глаза, немного ссутулиться, ощущение безмерной усталости иникакое настроение… Так?
а можно — этого не делать.
• То есть глаза живые,сутулиться вам не идет, усталость нормальная вечерняя, настроение «Ядома».
Так?
Второе. Не обвиняйте и необижайтесь.
«Ну почему все на меня? Ну что я,железная, что ли, а чего он, он ведь не развалится, паразитпроклятый, совесть надо иметь» и так далее весь этот совершенносправедливый внутренний монолог лучше так и оставить внутренним. Аеще лучше — его даже внутри не разворачивать, а занять себячем-нибудь другим.
• Ну, например, взять и судовольствием, похрустывая, вкусно съесть яблоко. Если не жалко,другое яблоко можно предложить мужу и другим детям.
Далее, в этой ситуации от вастребуется, как минимум, сказать себе:
«Я готова к этой ситуации».
Маленькая подробность: ситуациипредставьте в позитивном варианте, перечислив то, что у вас есть. Ане то, чего у вас не хватает. Итак, начнем.
У вас есть действующие руки, ноги иголова. Вы живете в своей квартире, у вас свой ребенок (кстати, неинвалид и даже сообразительный), у вас есть родные, профессия иработа, у вас есть мужчина.
• Если вы затруднитесь в связис его паразитизмом назвать его мужем, то уж мужчиной не назвать егонельзя. С этим он справляется. И вы этого мужчину — имеете.
Вы готовы к такой жизненной ситуации?
А чтобы не начать перечислять, чего вамне хватает, напомните себе:
«Мне никто ничего не должен».
Мне вообще-то хочется много чего:земляники со сливками круглый год, чтобы Ванька быстрее умнел и двежизни, например. Хочется, но — нету! И если я буду предъявлятьна этот счет претензии,
• кому? Ну кому… Да тойже самой жизни!
то ощущать обделенным я буду себявсегда. Но — стоит ли? А если я знаю, что мне никто ничего недолжен — ни жена, ни мама, ни жизнь, то претензий к нимникаких. И много благодарности — потому что, кроменеприятностей, от них много тепла, подарков и заботы.
• Если, конечно, к ним бытьвнимательным.
Эти два пункта: «Я готова к этойситуации» и «Мне никто ничего не должен» —есть основа грамотного отношения к семейной жизни, и, если вы все этосделали, вы уже мудры, велики и потрясающи. Но свыше этойпрограммы-минимум можно попробовать выполнить еще ипрограмму-максимум . Такую:
Программа-максимум
«За получение помощи в этойситуации отвечаю Я. Это моя ответственность».
Если нет вам помощи (а ее, как вызамечаете, все еще нет), то это просто потому, что вы ее неорганизовали. По крайней мере, не попытались. Или попытались, носделали это не совсем грамотно. А единственный человек, которыйотвечает за предоставление вам своевременной помощи и поддержки, —это вы.
• Видите, как удобно! Дажеходить никуда далеко не надо!
«Я могу обратиться за помощью».
Вы простите, что я это вам,ответственному лицу, напоминаю, но почему-то для многих этооказывается актуальным: «Вы можете обратиться за помощью».
• Почему-то… Почему?Лучше проявить самодостаточность и гордо страдать, чем унизить себяпросьбой. Да?
Напоминаю или информирую: бездельничатьтоже скучно и от этого устаешь тоже, с другой стороны, ощутить себябольшим и значимым хочется каждому, поэтому своевременная и хорошопостроенная просьба жены будет мужу подарком .
• А значит, вещью, приятнойобоим.
Итак, после ужина (да, его надосоорудить) подошли к мужу, обняли, поцеловали, далее тепло:
— Родной, у меня к тебепросьба. Ты знаешь, я, наверное, переоценила свои силы, но сейчас ячувствую, что стала сильно уставать и становлюсь иногда раздраженной.Если ты это замечаешь — прости меня, пожалуйста. Но в связи сэтим у меня к тебе просьба: давай мы с тобой в субботу все большие итяжелые покупки будем делать вместе! Тебе хлопот только прогулятьсяпо воздуху и постоять рядом со мной, когда я буду все закупать. Тыпотратишь два часа, а после этого у нас с тобой будут все основныепродукты и я у тебя буду веселая и красивая. Как тебе такой мудрыйпроект?
• Заметим, речь идет покатолько о субботе. Пока… И это — грамотно!
Если муж — мудрый руководитель,он этот проект рассмотрит внимательно. А если будете внимательнымивы, вы увидите, что само это обращение вполне раскладывается поалгоритму грамотного обращения к руководителю, а именно:
1. Вступление.
• — У меня к вам просьба…(коротко, чтобы привлечь внимание и направить его в нужномнаправлении).
2. Суть проблемы.
• И почему это плохо:репортажно, с фактами, без эмоций и каких-либо наездов, подколок искрытых обвинений.
3. Что нужно сделать.
• То есть «что делать иделать ли вообще» — это, конечно, решит руководитель,но ему легче принять свое решение, когда он услышит предложениядругих.
4. Как это, на ваш взгляд, сделатьможно и почему это хорошо.
• Конкретные пути решениявашего руководителя также могут заинтересовать.
5. Что можете сделать вы и в чемпросьба именно к нему.
• Очень важно, если выпокажете, что большую часть проблем вы берете на себя. Ну а уж с чемне справитесь вы и что требуется именно от руководителя — он,почувствовав свою величину и незаменимость, возьмет на себя.
И следующую неделю вы пойдете на рынокза картошкой, капустой и семечками — вместе. Ура!
Документальные хроники, или Комментарии длянаивных
Взаимоотношения между поламипредполагают трения.
А что, не так?
Рассказывает Маришка З.:
«Вечером с мужем договорились, чтоутром за молоком для ребенка иду я. Хорошо, я вовремя проснулась,поднялась, побежала в душ, и в душе я поняла, что мне совершеннонеобходимо помыть голову.
• Ее самоиронию тут надо былослышать. И видеть лицо: восхищенное самой собой.
Ну, естественно, я ее помыла, послечего стало понятно: с такими мокрыми волосами на улицу идтиневозможно. Значит, пришлось будить мужа. А он, зная, что утром емуникуда не бежать, играл на компьютере до пяти утра, и когда я сталаего тормошить и демонстрировать перед его лицом свои мокрые волосы,
• Попробуйте оказаться на местемужа и увидеть сквозь тяжелый сон: нависшее над вами лицо жены,какой-то снова требовательный к вам текст и падающие на вас мокрыеволосы. Доброе утро?
объясняя, что по этой причине емусейчас надо просыпаться и вставать, он сказал, что глаза у него неоткрываются и вообще очередь моя. Тут я, конечно, возмутилась от всейдуши: «Ну разве можно так не думать о ребенке!»Естественно, ему пришлось проснуться».
• Аплодировали все.
Объяснять Марише в ее веселые глаза,что она не совсем права и даже совсем не права, будет только человек,напрочь лишенный чувства юмора: она совсем не дура и, когда захочет,психологический анализ ситуации сделает на раз. Но она —женщина, и, как мудрая женщина, знает, что прелесть жизни в том исостоит, что в жизни можно делать не только правильно, а еще —как хочется.
• А что, нет, что ли?
Глядя на нее, я видел маленькуюдевочку, веселую шалунью, которой доставляло искреннее удовольствиебегать вокруг постоянно тормозящего мальчика (ну, ее мужа) и чего-тоот него добиваться.
• А чего с ним еще делать?
Впрочем, любая, даже самая веселая играимеет не только свои плюсы, но и минусы. Вот и здесь: конечно, всеэто обалденно весело, но в результате в семье возникли серьезныенапряги. Очевидно, некоторые игры играются только потому, что игрыдругие, получше, недостаточно освоены. За другими играми Маришка ипришла, и мы ее в этом поддержали. Маришка разложила свои мысли поместам, посмотрела внутрь себя и — кивнула головой: «Ладно,попробую больше к мужу зря не приставать».
— Как ты это сделаешь?
— Напишу себе Бумагу.Памятку: «Что не обязан делать мой муж».
Спустя две недели в ее отчете можнобыло прочитать: «Пункты для списка вырывала из себя каленымищипцами. Но, как только вырвала и список оказался на стене, все пошлоочень легко».
С удовольствием привожу этот документ:совершенно реальную бумагу, которая была вывешена на стену подзаинтересованными, хотя и весьма скептическими взглядами мужа.
ПАМЯТКА ДЛЯ САМОВОСПИТАНИЯМАРИШИ
НИКТО НИКОМУ НИЧЕГО НЕДОЛЖЕН!
1. Муж не обязансрываться с места по первому моему зову.
2. Муж не обязанвыполнять мои распоряжения-приказы, содержащие слова«подай», «принеси», «сделай».
3. Муж не обязанвыполнять мои просьбы, а если соглашается на ихвыполнение, то волен сделать это тогда, когда ему будет удобно.
4. Муж не обязанвыполнять все мои требования, связанные с воспитаниемребенка: у него может быть свое мнение на этот счет.
5. Муж не обязан делатьто же, что делаю я (что кажется мне необходимым) по уходу заребенком, при условии, что это не вредит здоровью ребенка.
6. Муж не обязанудовлетворять меня.
7. Муж не обязанвыключать компьютер , когда я этого хочу. (Исключая времязасыпания ребенка.)
ЕСЛИ Я С НИМ ЖИВУ, НАДОПРИНИМАТЬ ЕГО ТАКИМ, КАКОЙ ОН ЕСТЬ!
Как вам? Меня этот документ восхищает:восхищает своей житейской конкретикой и тем, что был добровольнонаписан человеком самим на себя.
• Вру: тем, что был написан непросто человеком, а такой красивой женщиной. Когда женщина такоепишет сама на себя — это… это… по-моему, этосамое героическое нарушение законов природы.
Впрочем, жизнь, как всегда, оказаласьсущественно хитрее такой, казалось бы, очевидной схемы:»эксплуататорша жена — несчастный муж». Вы думаете,муж был в буйном восторге, обнаружив, что супруга вдруг сталаделикатна в речах и уважительна в отношениях? Как бы не так! Оннапрягся, и не только из опасения возможной подлянки: муж понял, чтос изменением поведения жены он не только выигрывает, но и —проигрывает. Как проигрывает? А просто.
Когда Мариша перестала давить на мужа,он оказался перед выбором: либо по-прежнему не участвовать в домашнихделах,
• но тогда очевидно обнаружитьсебя лентяем,
либо все-таки в семейную жизньвключиться. Муж поскрипел, попробовал вытянуть Маришу на скандал —
• Не вышло!
и побрел за утренним молоком дляребенка. Стал работать на семью.
Еще интереснее: когда Мариша отработалаупражнение «Хорошо!» и перестала кипятиться на дажедемонстративное (иногда) безделье родного мужа, кипятиться начал —он! «Ты ко мне равнодушна!» Классно?
Мораль: не будьте наивными. Мужу былавыгодна ругачая жена-эксплуататор: своевременно возмущаясь еенесправедливыми наездами, он мог после этого совершено обоснованнопогрузиться в протест и ничего не делать.
• То есть делать то, что емухотелось.
Слушайте, мои родные: одна из типичныхи важнейших функций близких и любимых людей — это функцияОтветчика. Ответчик — это тот, кто отвечает за мои проблемы. Ского я могу спросить за свои неудачи. Тот, на кого я перекладываюответственность за свою жизнь. Кем я могу оправдывать и прикрыватьсвои слабости. Цитаты из жизни.
Она: Так бы я пошла учиться — нокакая теперь мне учеба, если у нас семья?
• А вообще-то она и вышла занего замуж, чтобы только не учиться…
Он: Компьютерные игры — этоужасно. Я всегда играю в них ночами и утром никакой, но что я могуподелать? Когда я жил без нее, я играл, потому что ее со мной небыло, а без нее я жить не могу. Когда мы стали жить вместе, я сноваиграю ночами в компьютерные игры, потому что с ней жить невозможно.
• На семь бед — одинRESET.
Близкие и любимые нужны нам для того,чтобы было на кого ругаться.
• Эти эксперименты мыпроводили: в учебных парах создавали отношения безукоризненные, когдапридраться было абсолютно не к чему. Что обнаруживалось? За периодомлюбви, в следующем периоде, практически без исключений поднималасьжуткая злость: «Гад, придраться не к чему!»
Ругаться — хочется, но, ругаясьбез причины, ощущаешь себя свиньей. А когда есть к кому придраться,когда любимый — рядом, то тогда ругаешься не просто так, не позлобе внутренней, а логично и обоснованно. То есть внутренне легко.Как мы мудро подбираем себе любимых!
Дорогое уважение
— Я уже всеобдумала, — сказала баронесса. — Раз он хочетна ней жениться — мы посадим его в сумасшедший дом!..
Можно очень дипломатично улаживатьсемейные разногласия, избегать конфликтов, иметь в результате вродебы хорошую семью — но страдать, ощущая, что тебя здесь —не уважают… Тебя любят,
• такую вкусную, пончик, сейчасвсю съем, м-м-м,
но не уважают как личность!
• У-у-у!
О чем это? О чем говорят, когда говорятоб «уважении в совместной жизни»?
Каждому из нас хочется иметь некоторыйсписок прав, и, например, одна жена может претендовать на правосвободно встречаться со своими подругами и друзьями, самостоятельнорешать, чем она будет кормить мужа, иметь ту или иную работу илизаниматься домашним хозяйством. А ее подруга хочет другого: она хочетиметь право знать, сколько на самом деле ее муж получает денег, гдеон был до двенадцати ночи, хочет иметь право поплакать в труднойситуации, вместо того чтобы поискать какой-то разумный выход, правопо-обижаться, когда обижаться очень хочется…
• Я поясню: право — этото, что дает возможность требовать. И вопрос о правах поднимаетсятогда, когда мирные, полюбовные решения не проходят.
И если женщина реализует свои, то естьжелательные для нее, права, она чувствует, что ее здесь —«уважают». Нет — значит, «не уважают».
Так вот, жена в семье —бесправное существо или у нее есть права на мужа? Какие? Каков объемэтих прав?
Психологический практикум
Чтобы не ошибиться во взглядах на праваженщин, очень полезно определить свое отношение к аналогичным праваммужчин. Поэтому взгляните на права, которые большинство мужчинсклонно присваивать себе в семье, и выразите свои к ним эмоции.
Правильно, да? Нет? А теперь взглянитена следующий список и по аналогии подчеркните те права, которые, повашему мнению, относятся к естественным правам женщины в семье.
Пакет «права жены на мужа:
право на внимание мужа и егозаботу о ней («не уходи, побудь со мною»);
право требовать помощь в еепроблемах («не видишь, мне тяжело?»);
право голоса в решениисовместных с мужем проблем («а Баба-яга против»);
право на выражение мужу своихочень личных эмоций (включая обиды и капризы);
право контролировать личноевремя мужа («где ты был и почему?!»);
право контролировать его деньги(«куда дел?»);
право собственности на мужа всексе («не смотри на эту шлюху!»);
какие-нибудь важные права еще?
Права — вкусны, как полет вголубом небе, но любые права, к сожалению, не бесплатны. Если кто-тоимеет право, то кто-то имеет обязанность эти права обслуживать.Вопрос: кто платит за эти права жены? Кто соответственно им имеетобязанности, ограничения и расходы?
Конкретно: опишите, какие нагрузки ирасходы ложатся в связи с этим на мужа и как это отражается назаинтересованности мужа в такой семье.
Можете с ним это обсудить. Нолучше не обсуждать — это взрывоопасно.
Другой пакет прав жены под лозунгом»Жена — не рабыня» есть пакет ее прав на личнуюсвободу:
право приходить и уходить,когда нужно ей, а не мужу;
кормить его или сам себянакормит;
спать с ним или обойдется;
помогать мужу или у меня своидела есть;
устраивать его быт по-своему иливообще этим не заниматься: пусть сам возится.
O Тимур
А что, права в семье и права на мужа —это одно и то же? Мне уже давно близко такое высказывание: свободаодного человека заканчивается там, где начинается свобода другогочеловека.
И наоборот.
И поэтому права жены (мужа) —это одно, а права на жену (мужа) — совсем другое. И,обычно, гораздо менее приятное.
Чтобы было понятнее,сравните: «права человека» и «права на человека».
Тимурушка, ты, как всегда, прав.Проблема только в том, что народ живет так, как он живет, а неправильно, и представленный здесь список прав настолько же дик,насколько и реалистичен.
Эти рисунки-схемы висят как у менядома, так и в Учебном центре на Первомайке, так вот, любопытнонаблюдать к ним отношение: кто-то эти картинки рассматривает каквырезку из юмористического журнала, кто-то — как очереднойвыпад Козлова против женщин, кто-то — как официальноеподтверждение своего семейного курса. Я же все жду, когда народвозмутится всеми этими неправильными текстами Козлова и сделает своюжизнь самым наглядным подтверждением его неправоты.
Просьба: беседуя на эту темус супругом (супругой), не устраивайте разборку, кто из вас противнее,а вспомните, что вы когда-то любили друг друга. Может, стоит этопродолжить?
O
Дорогие женщины
Да, дорогие женщины! Едва ли стоитнастаивать на всех своих желанных правах, но, если вы считаете, чтоваши права достойны того, чтобы быть реализованными, то как этогодобиться? Рассказываю.
Во-первых, можно торговаться: можно,например, купить себе дорогое для вас право, продав (разрешив) мужуто, что ему хочется, а для вас не напряжно.
• Если продемонстрироватьпри этом, как трудно дается вам это решение, то за одну такую уступкусо своей стороны можно купить целую серию уступок со стороны его.Торговаться надо уметь.
Во-вторых, можно просто купить себемужа подешевле. У каждого из нас есть своя цена на брачном рынке, иесли вы десятка, то в паре с шестеркой вы вполне можете рассчитыватьна то, что ваш объем прав будет больше: это нормальная доплата за то,что вы — с ним. Но если вы хотите жить с двадцаткой, то или вамне светит вообще ничего (зачем ей такая дешевка, как вы?), или вампридется, забыв пустые разговоры о «равноправии» и»взаимном уважении», — доплачивать, ухаживая забарыней (барином) и взамен кушая то, что дают.
• Или не дают.
Так что, хотите ли вы иметь больше правдля своей самореализации, или же вы просто хотите жить с болееприличным (дорогим) человеком, в любом случае имеет смыслпозаботиться о том, чтобы ваша цена на брачном рынке была —повыше. А для этого, как минимум, надо научиться считать итого.
Итого, или Вредная арифметика
Ты уходишь — значит, тыменя не любишь.
Нет, это не очевидно.
Вы сравниваете двух заинтересовавшихвас (и заинтересовавшихся вами) людей и видите, что у одного плюсывелики и многочисленны (красивый, смелый, самостоятельный,состоятельный — короче, люблю! люблю!), у другого жедостоинства весьма скромны. Ваш выбор очевиден? Надеюсь, что нет: незабудьте просмотреть еще и минусы ваших кандидатов. И если первый,такой привлекательный, окажется при всех своих достоинствахтюремщиком и придирой, то итого будет, возможно, не в егопользу.
Чем больше плюсов, тем человекпривлекательнее, но чем больше у него минусов, тем дороже за этоприходится платить. Бывает, что иногда плата оказывается слишкомвысокой.
Эта же элементарная арифметика работаети при оценке вас самих, и может сложиться так, что любимый вамичеловек от вас уйдет и дело будет не в том, «любит» онвас или «не любит». Он честно скажет вам: «Я могу тебялюбить, то есть душой видеть все твои плюсы, но с учетом твоих разныхнастроений, а в последнее время и истерик, любить тебя оказываетсяслишком дорого… Я люблю тебя, но жить с тобой не буду».
Естественно, что при некотором желаниилюбая талантливая женщина (то есть почти любая) всю эту совершенносправедливую арифметику опровергнет и докажет своему возлюбленному,что он абсолютно не прав, все дело в том, что она просто ужасноустает и, в частности, из-за него, и вообще в таком случае он никакойне разумный человек, а элементарная эгоистичная скотина и поэтомудолжен продолжать ее любить и жить с нею.
И если мужчина не совсемразумный человек, а просто мужчина, то он делать это будет. Возможно,всю оставшуюся жизнь.
— Что ж она говорит? —поинтересовался барон.
— Ясно что: подлец, мол,говорит. Псих ненормальный!
— И чего хочет? —вновь полюбопытствовал барон.
— Ясно чего: чтоб не бросал.
— Логично, —заметил Мюнхгаузен и стал пробираться через переполненный зал.
О Тимур
Ну Никола-а-ай Иванович! Протестую!!Вот я и не женщина вроде, а все-таки: не такая уж это элементарнаяарифметика, как вы предлагаете считать. Скорее, тут речь идет омногих неизвестных.
Правда, результат, вероятно,все равно будет похожий.
Что за неизвестные? Ну, во-первых,значение имеет не только сравнительное количество «больше-меньшеплюсов», но и их содержательное качество: что это за минусы иплюсы такие. Потому что одни минусы мелкие (пробор не как я люблю,предпочитает триллеры и не ест соленую капусту), а другие —посерьезнее (взвивается и подолгу скандалит дважды в день). И еслицелых три первых минуса можно с легкой душой пережить, то всего один,но четвертый пережить удается уже не каждому. Аналогично неравноценныи плюсы.
Вторая неизвестная вещь — этосистема координат, в которой все эти достоинства и недостатки будутоцениваться. Я думаю, мы можем себе представить мировоззрение, вкотором ежевечерняя ругань будет в порядке вещей, а вот отсутствиецветов к 8 Марта окажется началом долгой обиды. Люди тут оченьразличаются — и между собой, и просто под разное настроение.Долговременно влияют культура, семья, тонкости и случайностивоспитания, школа с ее учителями, да и физиологические особенностинакладывают отпечаток. Сиюминутно на нашу оценку действуютнастроения, своя и чужая логика, слова авторитетного человека,погода, здоровье и случайное воспоминание из детства.
Это важно: величина плюсов иминусов и их соотношение в разные моменты времени — неконстанта для одного и того же человека, а переменная.
Играет роль и окружение (контекст)отношений: что в жизни ту-риста-походника хорошо, то может затруднитьлюбительницу театральной жизни.
Наконец, соотношение плюсов и минусовменяется в долгосрочной перспективе: плюсы могут уходить в прошлое(красота, энергичность, здоровье, престиж), а минусы имеют тенденциюнакапливаться.
Вот они-то не так легкозабываются.
Поэтому чаша «против» можетперевесить не сразу. Словом, будучи весьма согласным с предложениемН.И. заранее представить, насколько вы уживетесь с понравившимся вамчеловеком, соотнести плюсы с минусами, я не так оптимистично настроенотносительно возможности сделать точный прогноз.
Для более менее точного прогноза нужны:
трезвая голова (а откуда она учеловека увлеченного?);
очень хорошее знание человеческих имировоззренческих особенностей кандидата (а вы обычно не так давнознакомы);
глубокое и реалистичное знание того,»как бывает в жизни», умение отметить действительно важное(а вы молоды) и
умение сделать точную поправку навсе-таки неточность предварительных расчетов, то есть изряднуюинтуицию.
У вас все это есть? А если нет, вашрасчет окажется ошибочным: он будет построен на неполных данных,собственных верованиях и случайной информации. Есть шанс, что вамповезет, но шансов хватает не на всех.
• Аналогично и свою ценуна брачном рынке определить можно лишь условно: нет единой истабильной валюты.
Так что же делать? Читать дальше инадеяться на лучшее.
O
На что глядеть, чтобы не маяться ипохондрией
— Ипохондрия естьжестокое любо-страстие, которое содержит дух в непрерывном печальномположении, — сказал доктор и снова налил рюмку.
Она вышла за него замуж, потому чтополюбила, и продолжает с ним жить, потому что замужем. А как же еще?»Ну, ссоримся, ну, попивает — а с кем такого не бывает?»Она живет с ним потому, что с ним жить можно, потому, что их жизньсоответствует ее представлениям о семейной жизни .
А то, что без него ей было бы легче —да, она согласна. Но ведь она — замужем, значит, так тому ибыть. Она не спрашивает себя, как ей лучше жить: жизньюсамостоятельной, отдельной или с ним вместе. Она смотрит, устраиваетли ее жизнь семейная, и если она похожа на ту, какая, как ей кажется,быть должна, то ее такая жизнь устраивает.
• Кто она? Деревенскаядурочка.
А он — городской дурак. Онразвелся, потому что пришлось жить не только с женой, но и с ееродителями и соответственно регулярно выслушивать их жизненнуюмудрость. «Что я, ребенок, что ли?» Он согласен, что послеразъезда лучше ему не стало: что ж хорошего, если теперь вхолодильнике пусто, а носки стирать — гнусно; он дажесоглашается, что при всех минусах в виде ее родителей с любимой женойему было жить лучше, но:
«НО ТАК ЖЕ ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ?!»
Верно, нельзя. Нельзя (то естьотъявленно глупо) сравнивать свою совместную жизнь со своимипредставлениями о ней и ныть, когда она до них, этих представлений,каждый вечер не дотягивает.
Это не значит, что тебе больше не кчему стремиться и ты должен забыть, о какой семье ты мечтал. Естьвозможность сделать эту семью лучше — делай, ты можешь ее дажезакрыть,1чтобысоздать новую, — все это жизненно. Но глупо ныть, живя всемье и с утра до вечера тоскливо ее сравнивая с той, о котороймечталось.
Чтобы оценить свою совместную жизнь, несопоставляй ее с той, которая, как тебе представляется, быть должна.Не сравнивай реальность с иллюзиями. Реальность сравнивай только среальностью, поэтому сравни свою совместную жизнь с той, которую тывел, когда жил отдельно.
ЕСЛИ ТЫ СТАЛ ЖИТЬ С ЖЕНЩИНОЙ ВМЕСТЕИ ТВОЯ ЖИЗНЬ И В САМОМ ДЕЛЕ СТАЛА ЛЕГЧЕ И УДОБНЕЕ, ЗНАЧИТ, ТЫПОСТУПИЛ ПРАВИЛЬНО.
С этим соглашаются, как с банальностью,но против другой формулировки того же самого правила все женщинывосстают самым решительным образом:
ЕСЛИ С МУЖЕМ ТЕБЕ ЖИТЬ ТЯЖЕЛО, НОБЕЗ НЕГО ОКАЗАЛОСЬ ЕЩЕ ТЯЖЕЛЕЕ — ЗНАЧИТ, ВОЗВРАЩАЙСЯ К МУЖУ.
Нет! Нет!! Нет!!!
Конечно нет. Это правило не для вас:оно для тех ненормальных, кто живет в семье потому, что с мужчинойжить удобнее. Кто с мужем живет без войны, то есть — простоживет.
Если же вы с мужем не живете, а воюете,то ваше возвращение — это не просто ваше возвращение, а егопобеда. А этого вы не дадите ему пережить никогда. Ни-ког-да!
• Лучше умереть стоя, чем житьна коленях.
…Что я об этом думаю?
Война — это не покер! Еенельзя объявлять, когда вздумается! Сдайте шпагу, господин барон! —заорал герцог.
Время разводиться
Жить без семьи, быть может,проще,
Но как на свете без неепрожить?
Недоуменный вопрос
Если кривая отношений в вашей семьепревратилась в кривые отношения, не надо требовательно кричать послеочередной бодрой ссоры: «Разведусь!» Есть мудрое правило:»Когда вы в ссоре, разводиться нельзя».
КОГДА ЛЮДИ В ССОРЕ, РАЗВОДИТЬСЯ ИМ —НЕЛЬЗЯ.
Ссора — это дым, а дым заститглаза. Вот когда дым рассеется, ссора пройдет и отношения сновастанут если не добрыми, то, по крайней мере, ровными, вот тогда поразадуматься: «А как нам жить дальше? Жить ли нам дальше вместе?Мне — это нужно?»
• Вопросы, которые вообще-тоимеет смысл задавать и вне зависимости от любых ссор.
И если вы прикинули, что жить без семьивам, пожалуй, правильнее и легче, — поступайте по-своему,независимо от того, есть в вашей семье ссоры или нет. Развод,по-хорошему, не есть способ прекращать ссоры. Это куда как серьезнее,это — способ смены образа жизни.
• Прекращать ссоры разводом —все равно что менять квартиру из-за забегающих туда тараканов.Тараканов надо морить, а квартиру надо менять тогда, когда вы решилименять жизнь.
Тем не менее предупредить партнера, чтов случае его плохого поведения дело закончится разводом —совершенно разумно. Развод как рычаг давления на партнера ничем неотличается от всех других рычагов и может быть назван шантажом неболее, чем предупреждение об увольнении сотрудника, не в мерурасслабившегося, руководством уважающей себя фирмы.
• И, как правило, уважающаясебя фирма более одного раза такие предупреждения не делает.
К сожалению, в отличие от фирмы, всемье чаще всего все происходит по-другому. Грозить разводом можнотолько тогда, когда партнер этого если не боится, то побаивается. Ноправда в том, что обычно развестись страшно обоим, и вместосерьезного предупреждения о возможности развода идет игра в развод.Никто развода всерьез не хочет, но, чтобы усилить давление напартнера, угроза развода начинает звучать. А если партнер в это неочень-то верит (а обычно он в это не верит), то свои угрозы хочетсяподкрепить. Доказать. А если между супругами происходит войнушка(что, как правило, и происходит), то противному противнику хочетсядосадить, для чего можно с ним и развестись. И правда развестись.
РАЗВЕСТИСЬ — ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫДОСАДИТЬ ДРУГОМУ.
То, что больно при этом будет не толькоему, но и тебе, переживается легче ввиду того, что ему будет ещехуже. Кроме того, сама моя боль также является ударом по противнику.
• Кто виноват в моихстраданиях, которые я вынуждена себе устраивать? Ты, гад такой! Вот имучайся.
И происходит развод, никому не нужный.Никому не нужный, но развод происходит.
Развод, нужный людям
Да здравствует развод, онустраняет ложь, которую я так ненавижу! Чтобы влюбиться, достаточноодной минуты, чтобы развестись, иногда нужно прожить двадцать летвместе.
Крик честного человека
А бывает ли — нужный развод?Бывает. Разъезд вовремя помогает оглядеться, отдышаться и оценить —нужно тебе то, что было в семье, или ну ее? И чем разъезд состоялсяраньше, то есть чем меньше еще испорчены отношения, тем чаще людирешают: семья им нужна, но о ней нужно заботиться.
• Хорошо?
Не устраивайте из разъезда трагедию,тем более что разъезд разъезду рознь.
Пробный разъезд — мы хотьи разъехались, но пока считаем себя парой. Живем отдельно, но левыероманы пока не заводим. Разбираемся с самими собой и со своимичувствами: как нам друг без друга? Как нам самостоятельная, отдельнаядруг от друга жизнь?
Разъезд с оглядкой —разъехались и живем каждый вполне своей свободной жизнью, но тем неменее держим друг друга в поле зрения: «А вдруг этот человекпусть не сейчас, а через полгода или год — окажется все-такимоим человеком?»
Финальный разъезд, он же развод— попрощались насовсем. Решение может быть любым, главное,чтобы его принимал разумный и свободный человек.
• Что практически синонимы.
О, какое это страшное упражнение —спрашивать себя: «А если бы я был свободным человеком?» Какбы я жил тогда? Что бы я чувствовал? Как относился бы к этим людям,которых сейчас называю своими родными?
• О, если бы я был свободнымчеловеком…
А пока — вопросы вам.
Если бы вы были свободным человеком,пошли бы вы на работу?
• Скорее всего, пошли бы, но непо принуждению, а по свободному выбору свободного человека. Не потомучто «должны», а потому что — «выбрали».А это — две большие разницы.
Если бы вы были свободным человеком,пошли бы вы вечером в этот дом, к этой женщине, в эту семью?
• Вопрос, конечно, интересный.
Мужчина обычно с трудом находитубедительные (для жены) слова, объясняющие его решение уйти. «Чтотебя не устраивает, скажи, что тебе еще нужно?» —обвинительно плачет жена. Но: а почему он ищет аргументацию,доказывающую необходимость разъезда? Пусть лучше жена будет искатьаргументы, убедительно показывающие интерес для него, свободногочеловека, вечером приходить именно к ней. Я против разводов.Разводиться не нужно вообще: нужно просто приходить вечером туда,куда ты сегодня прийти решил.
• Я обычно прихожу к себедомой, где меня ждет жена. То есть женщина, чьи глаза мне нежны и чьязабота мне приятна.
Правила приготовления мужа к домашнему хозяйству
Вы — жена и хотите поднять мужа сдивана на подвиг участия в домашнем хозяйстве. Более того, неплохобыло бы сделать это не разово, а прямо-таки постоянно. От вастребуется:
1. Исходить из его интересов: вызаботитесь о нем.
• И даже когда вы заботитесь осебе (а это обязательно!), вы все равно заботитесь о нем.
2. Быть эмоционально открытой, чтобымуж вам мог верить и знал, что подвохов здесь нет.
• Для убедительностидопускается даже дозированно на мужа порычать, особенно безобидно.Да, и сюда же снова — нескрываемая забота о себе. А вы что, нечеловек, что ли?
3. Мужа любить и не скрывать этого.
• А чего скрывать, если он вамнравится?
4. Формулировать открыто и четко: сутьпроблемы, что вы хотите от него и что готовы сделать сами.
• Возможный диалог заранеепродумайте и проиграйте: «Я говорю ему, он — мне…Тут он отвертится так, но я ему на это…» И так далее, непредставляя его скотиной, но и не оставаясь наивным романтиком.
5. Инициативу захватить, курс держать,разговор завершать чем-то конкретным.
• Определите для себя, что вамконкретно нужно, поставьте это как свою цель и при любом поворотеразговора не теряйте этой цели из виду.
В качестве эмоционального фонаприветствуется: здоровая бодрящая агрессивность, вежливаяделикатность, мягкая теплота. Естественно, категорически исключаютсялюбое раздражение, вредные уколы, тупые наезды и вялая беспомощность.Итак:
— Я считаю ненормальным,если я не могу вкусно покормить моего любимого мужа, тем более, славаБогу, с аппетитом, как и со всем другим, у него все в порядке. Но закартошкой и за сметаной надо ходить в магазин, а дома надо ещеприбраться и заштопать мужу носки, а сыну — куртку (он драчун,как и ты).
• Тут можно любовно поерошитьего шевелюру.
Короче, если ты не хочешь, чтобытвоя любимая жена начала у тебя раньше времени кусаться, у меня ктебе просьба-предложение. Первое: тяжелые покупки на тебе. То есть нарынок мы идем вместе, я все что нужно закупаю, а ты будешь моимнасильником. Я правильно сформулировала?
• Такая формулировкабольшинству мужчин почему-то кажется очень удачной.
Второе: суббота с утра будетхозяйственным днем. Намечаем, что надо сделать, и все вместе быстроделаем. Если мы заведем такую традицию и утро будет общесемейнымхозяйственным, к этому можно будет подключить и детишек. Они не будутмаяться дурью и будут учиться у тебя.
• А я знаю, что его этобеспокоит.
— Ну, наверное.
— Когда мы это скажемнашим бойцам?
— … А что тыпланируешь сделать в эту субботу?
Ну вот и начался предметный разговор.
ЖИЗНЬ И ИГРЫ СИНТОНА

Летний тренинговый лагерь
Народ в Синтоне, конечно, классный.Если бы он всегда оставался таким и вне Синтона! — этотнемного печальный мотив звучит уже много лет. А проблема в следующем…У многих синтоновцев на уровне условного рефлекса закрепилось:входишь в Синтон — улыбка, доброжелательность, мы все другдругу рады и далее общее плавание в царстве любви, но вот занятиезакончилось, из двери выходим: «Ты че? А ты кто такой?!» —на улице звучат интонации улицы.
• Да, не у всех, не всегда и невсегда явно — но…
Но факт остается фактом: Синтон —Синтоном, а жизнь — жизнью. Где-то это разделение исключительнопонятно и глубоко оправданно: ты преисполнен радостью и готов обнятьвесь мир (в синтоновской атмосфере), но если ты с восторженнораспахнутыми руками налетишь на пожилую тетю поздно вечером наодинокой остановке, то получишь как минимум сумкой промеж глаз.
• Потому что это уже не Синтон,милок!
Но грош цена была бы Синтону, если быон учил жизни только в Синтоне. Если мы привыкли видеть в человекечеловека только в тренинговом зале, под музыку и текст ведущего, а заего пределами вдруг никто никому не нужен или в чей-то адрес звучатедкие насмешки, если в группе мы все братья и сестры, а группаразошлась — полилось злословие и начинаются разборки «кточей парень и убери от него руки», то…
• То воспитательный процесс незавершен.
А самое главное, народу самому хочетсяи интересно: а как это, пожить по-синтоновски не только в Синтоне, ав реальной жизни? С утра — до вечера? В окружении проблем неигровых, а самых что ни на есть реальных? Возможно ли это? Реально лиэто? Чего мы действительно стоим? Так родилась идея сделать свой,летний синтоновский монастырь.
• Замечу для неспециалистов поистории религии, что сама по себе идея монастыря с православиемконкретно и какой-либо религией вообще напрямую не связана. Всегдабыли люди, которые были убеждены: «Неправильно мы живем! Не поправде!», но не скулили, а находили сторонников и строили жизньсвою. Ничего не разрушая, уходили, делали свою общину и жили жизньютой, которая им казалась правильной. Если мы верующие — жизньюбожеской, строя преддверие Царства Божия на земле. Так иобразовывались на Руси монастыри.
Но если это слово занято — ладно,мы уже который год делаем свой летний тренинговый лагерь. Своесобственное синтоновское государство, которое будет жить под дождем иветром, в котором можно каждый день жить так, как мечтается…
• А если не так, то или мечтакривая, или мы немного не те…
Так или иначе, нашли мы в заповеднойМещере остров необитаемый и лес — бывший девственный,преисполненный ягодных полян и крепкого соснового запаха,договорились с лесником (недорого) и там и осели. По бурой (отцелебного торфа) реке Пре плывут отражения белых облаков, иногдапроплывают мимо нас, взмахивая веслами, как бабочки крыльями, туристыпра -ходимцы, и редко кто из местных проходит длинную дорогудо нашего благословенного лагеря.
• А, главное, чего идти? Водкиу нас все равно нет…
И если мы строили там свой,синтоновский, рай, то мало же он оказался похож на традиционныепредставления о райской расслабухе… Еда только по расписанию истрого два раза в день, никаких антигуманных продуктов (ну там мясо,соль и сахар), просыпайся в 7.30, в любую погоду общая обязательнаязарядка и далее день, заполненный до предела.
• Бывает, даже поговоритьтолком времени нет.
Конкретнее — представляем:
Распорядок дня летнего лагеря «Стружаны-98»
Ночь Ночь —она и есть ночь, то есть общий режим тишины: не кричать, не рубитьдрова и не звенеть посудой — мало ли что.
• Эротические вздохи в палаткахразрешаются.
7.30 Мягкийподъем: приятный шум и предупреждения от лидера дня.
• Сквозь сон ты слышишь чей-тободрый голос: «Люди, я поздравляю вас с началом Нового дня! Влагере Стружаны объявляется утро, просыпайтесь, я люблю вас!»Если ты не отреагировал и решил подремать — ну еще немного! —то скоро до тебя достучится неотвратимое: «До жесткого подъемаосталось пять минут!»
8.00 Жесткий подъем, построение под тентом и приветствие дню.
• То есть все встали телом инастроились душою: «Здравствуй, новая жизнь сего дня!»Опять же запустились все личные тренинги: уже прислушивается Слепой,созерцает Немой, ругается Ругатель, подлизывается Комплиментщик,Хозяин обслуживает Раба распоряжениями, Раб служит.
8.10—9.00 Зарядка по группам и утренние процедуры.
• Мальчики разминаются вкиба-дачи, девочки делают танцевальную гимнастику, остальные йогиёжатся.
9.00–10.30 Как правило, тренинг артистизма, спорт, купание, массаж и другиефакультативы.
• В выборе между простоприятным (веселым) и полезным (несущим развитие) наш ненормальныйнарод практически всегда выбирал развитие. Но еще более любил, чтобыему это организовали. У, сачки!
10.30–11.00 Тренинг «Автобус».
• Работает один, а устают все.Классная физическая нагрузка!
11.00–11.30 Первая еда.
• Миска несоленой каши и чайбез сахара. Ну, правда, по желанию к каше изюм или соевый соус, а длянастроения финики, орехи, курага и мед с апельсинами. В общем, народел редко, но по-монастырски.
11.30–12.00 Свободное время.
• Рабы омывают ноги своимХозяевам.
12.00–17.30 Тренинг дня.
• Тренинги коммуникативных ижитейских умений, уроки и философия жизни, иногда — личнаяпсихотерапия. Как правило, ведущий экспериментирует и обкатывает то,что потом будет идти в Большом Синтоне.
17.30–18.00 Падение в пропасть.
• Мальчики падают быстро,уронить девочку, которой, конечно, страшно, — как правило,большой спектакль. Двадцать минут держать на себе неослабное вниманиепублики — вы затруднитесь, а любая девочка умеет!
18.00–18.30 Вторая еда.
• Вовсю работают Ругатели, ихглушат Комплиментщики. Королевская чета благожелательно улыбается.
18.30–19.00 Совсем свободное время.
• Уф, целых полчаса! Можносбегать пописать и по дороге наесться земляники.
19.00–20.30 Факультативы.
• Снова тренинг артистизма (нунравится это людям!), волейболисты стучат по мячику, Рабы стираютбелье.
20.30–21.00 Общий вечерний сбор.
• Смена Слепых и Немых, Рабов иХозяев и, главное, Лидера дня (с личными впечатлениями и обратнойсвязью). Слепые, Немые, Рабы и Хозяева начнут свою новую жизнь сутра, новый Лидер дня работает пока под контролем старого.
21.00–22.30 Вечерние проговоры по микрогруппам.
• Итоги больших игр дня, работапо Дистанции, обратная связь от свидетелей, задушевные разговоры,работа с летописью.
22.30 Свободноевремя и песни у костра.
• Можно расслабиться и душевнопопеть.
23.00 Мягкий отбой.
• Костер закрывается, народбродить еще может, но все дороги должны вести в палатки. И тихо!
24.00 Жесткий отбой.
• На территории лагеря никто небродит и все спят.
Чтобы было понятно, кто такие Ругателии Комплиментщики, что за Рабы в свободном синтоновском лагере и естьли у них Хозяева, откуда взялась Королевская чета и какие ещестранные Обитатели проживают в этом странном месте, с удовольствиемзнакомим вас с этими, практикуемыми у нас в летнем тренинговом лагерелюбопытными личностными тренингами.
Тренинг «Немой»
Немота начинается с сигнала «Подъем!»и оканчивается вечером только по разрешению Лидера дня.Самостоятельно прервать тренинг можно только в случаях, грозящихжизни и здоровью людей. Обычные задачи в этом тренинге:
• Прекращение внутреннейболтовни. Немой молчит полностью, то есть без крайней нужды неразговаривает письменно и молчит не только внешне, но и внутренне,занимаясь созерцанием.
• Соответственно не болтай дажев душе: не спорь, никому не отвечай внутри себя — течет река,поют птицы… созерцай, слушай — и только.
• Принятие реальности.Нам часто кажется, что без наших высказываний истина окажется беззащиты и мир рухнет. Оказывается же, мы можем молчать, а жизнь идетвсе равно и, похоже, не хуже, чем без нас. Прими реальность —мир может жить без тебя! Разреши ему это.
• Новое понимание смыслаобщения. Когда ты выключился из обычного общения и толькосмотришь и слушаешь, ты начинаешь наконец-то понимать, зачем на самомделе общаются люди. Как минимум, ты увидишь, что 80 % из того,что говорят люди, — никому не нужный мусор.
• Зачем он вываливается?Хочется привлечь к себе внимание… Хочется освободиться оттого, что распирает тебя… Лениво жуется интеллектуальнаяжвачка, выплевываются автоматизмы — народ спит, то естьтреплется.
Соответственно задумайся: а стоит литебе говорить? Что, кому, когда? Учись молчать и ищи среди говорящихтех, кто мудро молчит вместе с тобой.
Тренинг «Слепой»
Слепота делается закрыванием глаз иналожением на них повязки. Если глаза от повязки устали, ее можно нанекоторое время, не открывая глаз, снять. Слепота начинается ссигнала «Подъем!» и оканчивается вечером только поразрешению Лидера дня. Самостоятельно прервать тренинг можно только вслучае реальной угрозы твоей жизни и здоровью. Обычные задачи в этомтренинге:
• Отказ от контроля.Для озабоченного человека нормально жить, только когда все видишь иконтролируешь ситуацию. Держишь руку на пульсе… на руле…на кнопке… Мало ли что случится?! Расслабься… Разрешимиру просто происходить, разреши себе расслабиться и мягко плыть пореке, а не бороться с течением.
• Принятие новой и труднойжизненной ситуации. У тебя теперь нет зрения — но у тебяесть ты и люди вокруг тебя. Сумеешь ли ты жить так же легко ирадостно, как обычно? Легко ли тебе принимать помощь от рядомприсутствующих? Организовать себе такую помощь?
• Включение других каналоввосприятия. Как здорово начать чувствовать свои ноги, ступающиепо земле, руки, ощупывающие деревья, начать слышать так много звуковвокруг себя и ловить несущиеся со всех сторон запахи. Ты обнаружишь,что, доверившись миру, ты часто можешь ориентироваться в нем и беззрения и что теперь, без зрения, ты откроешь много нового инеожиданного в людях вокруг тебя.
Тренинг «Ругатель»
Содержание тренинга:
Как только у тебя и окружающих естьнемного свободного личного времени, ты становишься Ругателем. То естьты недоволен всем и всегда и считаешь своим правом и обязанностьювыражать свое недовольство громко и всем. У тебя много претензий комногим окружающим, и ты их едко и вредно обосновываешь. Научисьругаться даже тогда, когда все хорошо, и будь недоволен даже тем, чтопридраться не к чему.
Что за дела? Сидят как истуканыблагостные, делают вид, что все такие хорошие, а после еды безнапоминания ведь никто дежурным спасибо не скажет, оглоеды! И нескребите так ложками по тарелкам, не изображайте из себя, что этакаша горелая, которую есть невозможно, в глотку вам не лезет. Врунынесчастные! Злости не хватает!
Цели тренинга:
• Оседлать дракона .Один из лучших способов избавиться от вредной привычки — этоначать практиковать ее намеренно и утрированно. Как будешь целый деньругаться специально, на следующий день ругаться случайно уже неполучится.
• Освобождение от скрытойагрессии. Даже в самой чистой душе какая-то грязь со временемнакапливается. Начни ругаться — и, незаметно даже для себя, вигровой форме все свои недовольства и возмущения ты выскажешь.
• Получение разрешений.В этом упражнении человек получает много нужных себе разрешений:разрешение быть в центре внимания, разрешение быть недовольным инекрасивым, разрешение адресно ругаться и ставить свои интересы вышелюбых прочих.
• На всякий случай:разрешение — это не предписание. Разрешение — это простооткрытая дверь, а когда и кому стоит в нее входить, решает человек,включая свою голову. Тут хорошо только то, что двери открылись ичеловек стал свободным.
• Развитие речевоготворчества. Попробуйте — убедитесь.
Тренинг «Восторженный комплиментщик»
Как только у тебя и окружающих естьнемного свободного личного времени, ты становишься Восторженнымкомплиментщиком. Ты восхищаешься каждым и всеми, ты торопишьсявыразить свое восхищение потоком нескончаемых восторгов — или,по крайней мере, пышными букетами адресных комплиментов. Целитренинга:
• Получение разрешений.В этом упражнении человек получает разрешения быть в центре внимания,оценивать окружающих и ценить собственное одобрение.
• Умение и привычка видетьв людях красивое, умное и доброе. Наше внимание чащесосредоточено на нас, а тут оно ориентируется на окружающих — ина лучшее в них.
• Развитие речевоготворчества. Тебе по жизни может много чего нравиться, но умеешьли ты выразить свое восхищение в ярких и красочных словах?
Тренинг «Король»
В течение всего дня, если толькоконкретный тренинг не требует иначе, ты — Его Величество Король(Ее Величество Королева). Ты живешь с этим внутренним ощущениемвысочайшего достоинства, ходишь и сидишь, как Король: с прямойкоролевской спиной и сиятельной улыбкой.
• Чтобы о своемтренинговом задании не забывать, очень удобно ходить с бэйджи-ком, накотором так все и написано: «Его Величество Король» или «ЕеВеличество Королева».
— твои подданные, тыобращаешься к ним, как к своим подданным, а они из этой роли тебеотвечают: «Да, ваше величество!» и «Вы прекрасны, вашевеличество!»
• И это — ихтренинг.
Тренинг «Хозяева и Рабы»
Обычные задачи в этом тренинге:
В роли Раба
• Выработка уменияподчиняться, то есть подчинять себя. Тот, кто действительно, безпротеста и фиги внутри, научился подчинять себя другому, сможетпо-настоящему подчинить себя и самому себе, стать себе Хозяином.
• Воспоминание облагодарности жизни. Когда жизнь и люди дают нам много (свободы,уважения, признательности), мы быстро привыкаем к этому и перестаемэто ценить. Роль бесправного Раба помогает вспомнить, насколько ценныдля нас эти подарки жизни.
• Работа с уровнеможиданий и умением быть счастливым без заморочек. Одно из главныхоткрытий человека в роли Раба состоит в том, что в этом положении нетолько возможно, но и очень легко почувствовать себя счастливым.Жизнь без ответственности легка, а, отказавшись от неуместныхпритязаний, можно получать радость от того, что есть.
В роли Хозяина
• Приобретение разрешенияотдавать распоряжения и чувствовать себя Хозяином. По жизни этонеобходимо, и это делают все, но большинство это себе внутри неразрешают и чувствуют при этом серьезную неловкость.
• Умение быть Хозяином.Быть Хозяином — это серьезная и очень ответственная работа,которой можно и нужно учиться, в том числе с помощью Раба. В отличиеот других вещей, Рабы всегда могут дать тебе богатую обратную связь,если Хозяином ты был плохим или просто слабым.
Процедурные моменты и техникабезопасности
Правила тренинга должны быть обсуждены,согласованы и приняты в паре заранее. Каждый доброволец должен понятьсмысл для себя этого тренинга и свои задачи: чему на нем он и онабудут учиться. Рекомендуется настроить себя не на игру и развлечения,а на серьезную и глубокую работу. Этот тренинг для многих —серьезное испытание, и следует предупредить о технике безопасности.Во-первых, работает правило «Стоп» (надеюсь, понятно), нов случае «Стоп» тренинг для этой пары в этот деньпрекращается без возобновления.
Далее, в случае душевногонеблагополучия Рабыня может обратиться к ведущему тренинга, которыйявляется островком безопасности. Ну и сам ведущий должен быть сголовой. Если у него есть опасения, что тренинг может принять илипринимает опасный оборот (Хозяин заказывает Рабыне публичный стриптизи другие подобные вещи, к которым ни Рабыня, ни группа может быть неготова), он может и должен предупредить такой оборот событий,своевременно мягко или жестко вмешавшись в ход тренинга.
Собственно тренинг начинается с того,что произносится фраза: «Я, как свободный человек, выбираю бытьтебе Рабом (Рабыней)!» Соответственно будущий Хозяин произносит:»Я, как свободный человек, выбираю быть тебе Хозяином!»Освобождение Рабыни происходит через ритуал — следующий. Хозяин(желательно с розгами в руках) вызывает к себе Рабыню, приказываетстать на колени, по желанию произносит короткую речь (не болееминуты), затем кладет ей руку на голову и произносит: «Рабыня(имя)! Я освобождаю тебя! Встань!» Рабыня встает, Хозяинстановится перед ней на колени и целует ей ноги. Затем тоже встает, иони обнимаются. После окончания тренинга — обязательнаяобратная связь в паре и желательная на группу.
Тренинг «Автобус»
Плотно прижимаясь друг к другу, народ(человек 15–25) встает в кучу, аналогично пассажирам плотнонабитого автобуса. Задача игрока — прорваться сквозь этуплотную массу, причем не обманом и не хитростью, а напором ифизической силой (пусть и умной) напрямую по всей длине. Народ в«автобусе» не имеет права цеплять игрока руками илицепляться руками друг за друга — нет, есть просто плотная массанапряженных и прижатых друг к другу тел.
Более того, не пуская игрока телами,душой «автобус» помогает игроку громкими криками»Давай!», «Еще!», «Вперед!» ианалогичными, придающими игроку дополнительную энергию.
Чтобы это сильное упражнение непревращалось в простую физкультуру, каждый проходящий через «автобус»с помощью ведущего должен понять, что он хочет найти для себя в этомупражнении, что для него значит это преодоление, какие ситуации в егожизни — этот его «автобус», как он собираетсяполученный опыт использовать в своей жизни. Как показывает опыт, насознательном намерении прорваться почти невозможно, дыхание и силыкончаются уже к концу первой-второй минуты, а прорываться приходитсяминуты четыре-пять. Поэтому тот, кто идет на прорыв, вынуждениспользовать свои запредельные ресурсы и рвется практически безсознания.
• Кто-то идет на чувстве злостиили отчаяния, кто-то — представляя «там» зовущую напомощь дочь, кто-то рвется без всяких мыслей и чувств вообще,отключив всякие мысли и всякие чувства.
Обычно игрок отходит для разбега метровна 7—10, и уже энергия разбега показывает решимость игрокарваться сквозь. Прорвавшись (а прорываются почти все илибольшинство), игрок падает на землю (так получается) и несколькоминут приходит в себя.
• Лучше, если он упадет не наземлю, а на заранее подготовленный туристский коврик.
Наверное, стоит предупредить, что длялюдей со слабым сердцем это упражнение может быть опасным. Учитывая,что после такого упражнения человек находится в измененном состояниисознания, те слова, которые в эти минуты скажет ведущий, могут лечьочень глубоко. Спорный вопрос, создать ли человеку комфортные условиявыхода (поглаживания, объятия, теплые интонации) из состояния почтибездыханности или дать ему возможность снова войти в мир, опираясьтолько на собственные силы. Заканчивается упражнение обратной связью:тем, что в человеке и упражнении увидела и почувствовала группа.
• Иногда это бывают и следыукусов. По-разному проходят люди трудные ситуации своей жизни…
Тренинг «Падение в пропасть»
Это очень страшное и поэтому оченьвкусное упражнение. Состоит оно в том, что человек с высоты долженпрямо, спиной назад упасть на руки ловящих его людей. Теоретически(при соблюдении разумной техники безопасности) это упражнениебезопасно совершенно, но прелесть в том, что, сколько бы ум это ниговорил, душе страшно все равно. И ты летишь в пропасть, как всмерть, и каждая мельчайшая капелька твоей жизни становится размеромво всю жизнь…
Как это делать и техникабезопасности
В помещении для создания высоты обычноиспользуются: для маленькой высоты — подоконник, для большой —столы и стулья или банкетки.
• В этом случаеобязательно должен быть специальный человек, который в момент падениякрепко держит ножки стула или банкетки, чтобы эта конструкция никудане «поехала».
В лесу к дереву приставляется(прикручивается веревкой) ствол нужной высоты (в рост или полторачеловеческих роста), а чтобы на него было удобно залезать — ещенесколько стволов друг за другом так, чтобы они образовывалиступеньки.
Падающий человек перед падением долженсделать две вещи: обнять себя руками за плечи и слышно сказать: «Яготов!» Если себя не обнять, бывает, что человек со страхураскидывает руки и очень больно бьет по голове и лицу тех, кто еголовит. Также стоит предупредить, что если не бояться и падать спрямым корпусом, ловить всегда легче, а если человек падает от страхапопой вперед, то он напоминает снаряд и ловить такую попу труднее.
Команда ловящих обычно составляется изсеми—девяти человек: один человек (возможно, девушка) уизголовья и три-четыре пары (лучше из ребят), плотно стоящие рядомдруг с другом, на руки которых и происходит падение.
• Если пара руки сцепляет,падать будет надежнее, но жестче. Для более мягкого, комфортногопадения руки ставятся просто впереди, без сцепления в замок.
Что делать со страхами
Страхи страхам рознь. Страх бываетразумный: обоснованный страх перед лицом реально опасной ситуации.
• Высота большая, а сломать шеюили позвоночник — дело нехитрое.
Это правильный страх, и задача ведущего— сделать все возможное, чтобы оснований для такого страха небыло: следить, чтобы в ловящей команде все люди были не веселые, аразумные и внимательные, а падающий, со своей стороны, соблюдалправила. Если ведущий полностью уверен в надежности ловящей группы,для всех остальных можно сделать эффектную демонстрационку «падениес двойной нагрузкой», когда на руки ловящих людей падает неодин, а одновременно два человека — падают одним телом, крепкообнявшись.
• Красиво бывает, если спинойвперед падает парень, а к нему прижалась его любимая девушка ипадает, по сути, на него. Довольна и пара, и все окружающие.
Позаботившись обо всех требованияхбезопасности, ведущий должен задать всем размышляющим о падениижесткий вопрос: «Кто сомневается, что падать на руки такойкоманды ловящих совершенно безопасно?» Если кто-тосомневается, переубеждать его не надо. Напротив, нужно запретитьэтому сомневающемуся человеку падать, запретить строго и категорично.
• Потому что если ты видишьреальную опасность для своей жизни, пусть и минимальную, но реальную,то ради сомнительного развлечения своей жизнью рисковать недопустимо.Это не та игра.
Однако не надо удивляться, если послезапрета падать часть колеблющихся резко передумает и будет говорить,что они, конечно, уже совершенно уверены в безопасности этогомероприятия и падать, конечно, собираются. Народу нравится, когда егоуговаривают, и его переживания про «падать страшно» —во многом игра.
Это один из самых распространенныхвидов страха — «страх для того чтобы», страх какпсихологическая игра. То есть страх, конечно, переживается настоящий,но суть в том, что страх внутренне одобряется, поддерживается, а то иумело запускается, раскручивается.
• Естественно,признаваться себе в этом никто не будет. Зачем? Если свой вклад враскрутку страха не видеть, все переживается классно: и вкусно, ичестно. Умелая девушка может полчаса ухитряться приковывать к себевсеобщее внимание, трогательно переживая на тему «упаду иливсе-таки побоюсь».
Другое дело, что у большинстванормальных людей при полном понимании разумной головой того, чтопадать совершенно безопасно, иррациональный, внеразумный страх всеравно в душе живет. Это — естественно, и с таким страхом падатьможно и нормально.
Если страх парализует дыхание и не даетдвигаться, можно использовать традиционные формы работы со страхом:попросить описать характеристики страха — где он, какой он(какого цвета, величины, формы), как ты к нему относишься, можно липри наличии его дышать, стоять, двигать ногами и, в результате,можешь ли падать вместе с ним. Такие исследования своего страха исамого себя полезны и сами по себе, как исследования своей души итела, и обычно отвлекают от накручиваемых переживаний на болееспокойную наблюдательскую работу. Так или иначе, страх после этого,как правило, становится реально меньше.
Однако, на наш взгляд, в этомупражнении можно предложить и совсем другое отношение к страху —отношение радостно-позитивное.
Страх — это, конечно, радость.Потому что если кто-то совсем не боится , если у кого нетщемящего трепета перед — тому (проверьте сами!) падатьсмысла нет. Если не страшно, то — зачем? Уже —неинтересно… На высоте, перед падением, острее ощущаетсябиение собственной жизни и ее ценность. Это открывается через страх,и пусть человек проникнется этим ощущением.
Поэтому, перед тем как упасть, мыобычно устраиваем довольно серьезную настройку, но не с установкой»не бояться», а, напротив, помогая максимально глубокопринять и прожить все приходящие чувства и переживания. Простоупасть, выключив все чувства, — дело нехитрое, но и неимеющее большого смысла. Важнее, интереснее падать, не только нетеряя сознания ни на секунду, ни на миг, но ловя каждое мгновениепадения и страха перед ним, ощущая биение своего сердца и наблюдая,как оно плавно перемещается в пятки, особенно в тот главный момент,когда тело наконец пошло назад так, что вернуть его уже невозможно. Итогда — пошел! — ты можешь видеть все обрушивающеесяна тебя небо, чувствовать свой застывший в груди вдох и слышатьчеткий хлопок при контакте с ждущими тебя руками.
• Есть! Несколько минут ты вколыбельке на мягких и заботливых руках. Можно расслабиться и уплытьв небо…
И еще одна интонация, еще однаустановка, которую можно проработать и донести через упражнение»Падение в пропасть» — это тема «доверия кмиру». Тяжело боится тот, кто не верит людям и миру.
• Меня — не поймают. Меня— уронят. Меня — ударят о землю. Жизнь устроит мнеподлянку, и именно я — конечно, совершенно случайно! —хрястнусь о жесткую и холодную землю…
Но ведь может быть и совершенно другоеощущение — ощущение и знание, что мир любит тебя. Мир недопустит, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Мир — любит тебя.Мир — ловит тебя. И даже твой страх, вкусный, трепетный,щемящий страх — мир дарит тебе.
СПАСИБО ТЕБЕ, ДОБРЫЙ, ЩЕДРЫЙ ИЛЮБЯЩИЙ МЕНЯ МИР!
Жизнь как тренинг
Если поздно вечером Он и Онавтихую забрались в палатку, плотно ее закрыли, потом зажгли свечку,посмотрели друг другу в глаза и… начали с аппетитом поедатьзаранее припасенную жареную курицу — это, конечно, разврат. Аесли Он, закрывшись ночью в палатке, в одиночку жадно поедаеткопченую колбасу — это уже извращение.
Синтон — против!
Тренинги тренингами, а чем жил лагерь?Лагерь жил обычной жизнью: костер, дрова, привезти воду, искупаться,комары, помыть посуду… Впрочем, народ был с фантазией, и заедой мы оказывались то в импровизированном ресторане с танцевальноймузыкой и настоящими услужливыми официантами с салфетками через руку,то в хозяйской таверне с нещадно гоняемой прислугой… Болеевсего лагерь бурлил, кипел и стоял на ушах, когда была объявленаЖенская республика с идеей примитивной до дальше некуда: все мужчиныпоступили в распоряжение женщин на двое суток.
• Все. Вы все поняли? Нашидевушки в этом разобрались достаточно быстро.
Быстро сформированный ВерховныйЖенсовет конкретизировал распределение мужских экземпляров позапросам Хозяек и в торжественной обстановке всех оприходовал: ну,девушки быстро соорудили театральную постановку с музыкой, костюмамии оригинальным текстом где-то на полчасика, в процессе чего взяли сочарованных (то есть совершенно обалдевших) мужчин клятвы в любви ипреданности своим Властительницам. Правда, некоторые Властительницыто ли со страху, то ли от великого лукавства сразу же назначилиприкрепленных к ним мужчин на роль своих Властителей, оп! чем себяпрактически полностью из-под ответственности вывели, а мужчин этой жеответственностью загрузили.
• Так им и надо.
В любом случае, при некоторыхнеизбежных глупостях и перегибах, польза от игры была велика: женщиныначали размышлять, что им на самом деле от мужчин нужно, мужчиныначали практически осваивать науку ухаживания за женщиной.
• Под ее же руководством.
К концу второго дня в лагере поползлинапряженные слухи сразу по двум направлениям: во-первых, мужчиныготовят восстание, во-вторых, они же требуют Мужской республики…Дрожали листья и девушки, после чего было принято решение оборганизации куда как более демократичной Республики Любви.
• Впрочем, накал страстейоказался не меньшим. Любовь, сами понимаете…
Разные были дни, и некоторые крутыетренинги устраивала сама погода. Запомнился ливень со шквальным,срывающим тенты над палатками, ветром. Под молниями и в ручьях воды,в насквозь промокшей одежде или уже без нее, народ спасал, держа наподнятых руках, наполненный водой огромный полиэтиленовый тент надтренинговой площадкой: мужчины изображали полуобнаженных Гераклов,девушки — кариатид.
• И то и другое былозрелищно. Тент — спасли.
Другая картинка. Жара. Под русскиенародные напевы «Люли, люли, забодаю» наши мужчины нацерковном дворе таскают поленья батюшке, священнику местногоправославного храма, девушки стайками пропалывают огороды позабытымБогом бабушкам. Курлыкают журавли, скрипят кузнечики, в воде клонитсядлинная зеленая трава, под небом плывет медленная Пра. Мы вместе сней плывем в очарованном мире…
НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ОЧАРОВЫВАТЬСЯ…
Близкие отношения на синтоновской Игротеке
Плач об утраченном уважении и поиск глубины,которая нужна не всем
Зачем мы перешли на «ты»…
За это нам и перепало,
На грош любви и простоты,
А что-то главное пропало.
Психолог Б. Окуджава
Ура! Второе занятие цикла «Любовьи дружба: искусство близких отношений», народ собирается бодро,я ставлю музыку, все встают в общий круг. Поздравление с чем-то,какая разница с чем, аплодисменты всем нам, хорошим. Итак, к делу: —Мы начнем, как обычно: чтобы душа проснулась, ее надо согреть,поэтому сейчас будет несколько минут общих теплых встреч. Кто еще неуспел кого обнять и выразить персональное внимание — у васбудет такая возможность. Все, как обычно, но: но сегодня я предложусделать это с особенной интонацией. Какой? Я предложу вампредставить: «Если бы мы были близкими людьми. Если бы мы былиродными…» То есть все встречаются, как обычно, нопараллельно наблюдают сами за собой (в первую очередь) и спрашивают:»А если бы мы были совсем близкими людьми? Если бы мы былисовсем родными?» Изменится ли что-то в ваших встречах? Вот этотот вопрос, который я вам задам через три минуты.
Музыка громче, народ двинулсяраспахивать руки, встречать веселые глаза и дарить зубастые улыбки.
• У людей со стороны,несинтоновцев, это массовое братание вызывает обычно смешанноечувство и скорее протест: ну нельзя же так по команде всем подрядвыражать теплые чувства! Синтоновцы с ними не спорят, но времяиспользуют максимально и бывают огорчены, если я такое начало занятияиз каких-либо высокометодических соображений снимаю.
Спасибо, музыка уходит, все снова вобщий круг. Поднимите руки, кто, окунувшись в теплые встречи, скорозабыл про задание: «Если бы мы были близкими людьми?» (Изсорока человек пять—десять.) А кто четко помнил это задание втечение всего времени встреч? (Остальные, но не совсем все.) Хорошо.Теперь вопрос главный: кто заметил, кто почувствовал, что это заданиехоть в чем-то, хоть немного изменило характер и стиль встреч, что-топривнесло новое и другое в то, что происходит обычно? (Задумываются,человек десять поднимают руки.) Если что-то изменилось, то —что? Говорят разное, но все сводится к тому, что: — Какбудто нет никаких барьеров. — Отношения стали как-топроще…
Методическая врезка
Я подумал: наверное, правильныйакадемик, стоя за кафедрой, отпил бы глоток из стакана и начал быраскрывать тему так: «Данные экспериментальных исследованийпоказали, что динамика аффективной составляющей при усилениимежличностной аффилиации имеет валидные по критерию Стьюдентаследующие поведенческие корреляты…» А слушатели бы сиделипопами на стульях и про это писали в тетрадках. Чтобы запомнить и емупотом похоже рассказать на экзамене. Я предпочитаю подход другой,чтобы узнанное ими откладывалось даже не в голове, а в теле. Чтобыони это просто прожили и это стало их. То, чем они теперь живуткаждый день. А смогут ли они рассказать про это профессору? Наверное,смогут, если выучат его язык…
Итак, «отношения стали как-топроще… Как будто нет никаких барьеров». Правильно ониговорят, только ЧТО они говорят, по-моему, еще не понимают.
Поясняю.
— Лина, у меня к тебепросьба: встань, пожалуйста! (Лина поднялась.) Спасибо, Лина.Скажи, как я к тебе обратился?
— Ну, с уважением.Вежливо, предупредительно.
— Верно, Лина, яобратился к тебе с уважением. А если бы я обратился к тебе просто,без барьеров, как к родной, то: (подошел, свободно шлепнул-осадилее по плечу)
— Так, сядь, все!
Лина плюхнулась.
Группа забурлила. Пошла разборка: чтоэто такое — родные? Это те, с которыми ведешь себя просто, невсегда специально размышляя об уважении?..
Пусть задумаются. Тут важно не получитьответ, тут важно заболеть вопросом. И, чтобы вопрос не забылся ивошел в них покрепче, раздаю бумажки с полной формулировкой: Естьзакономерность: «родного», «близкого» человекапонимают как того, к кому относятся просто (то есть без уважения, безсохранения дистанции), и обычно уважение к людям всегда снижается помере того, как они становятся «близкими» и «родными».Можно ли быть в близких отношениях, сохраняя друг к другу уважение,почему это почти ни у кого не получается и как собираетесь решать этупроблему вы?
Поедут с занятий — будут думать.Многие, любящие думать подробно, свои размышления запишут и принесутмне на разбор. Если есть на что отозваться — я отзываюсь. Но —вопрос следующий:
— Кто ценит близкиеотношения?
• Поднимают руки все. Значит,включены и вопрос слышат.
— Что это такое?
• Что-то говорят. Не так важно,что; важно, что пытаются думать и формулировать.
И — кстати, как бы интерес:
— Всегда ли близкиеотношения — глубокие?
Хочется ответить — «да!»,но не получается. А получается
общими усилиями скорее следующаятаблица:
Неблизкие и неглубокие
Мы знакомы. Отношения нормальные
Близкие, но неглубокие
Быстрорастворимая интимность
Глубокие, но неблизкие
Мой исповедник
Близкие и глубокие
Подлинная близость.Доверительные отношения
Чтобы эту таблицу увидели и поняли все,ее лучше не рисовать, а показать наглядно-пространственно на парах изкруга. Как? Да прямо:
— Николай и Рита, вызнакомы, у вас хорошие отношения, но ни близости, ни глубины нет.Коля и Рита улыбнулись друг другу и спокойно остались парой рядом.
— Павел и Катерина, у васнеблизкие, но глубокие отношения! Может быть, Катерина, когда ейплохо, приходит к Павлу за советом и он исповедует ее, путешествуя поглубинам ее души?
Катерина дает Павлу свои руки, онвыпрямляет спину и берет ее руки в свои. Строгие лица, глаза смотрятв глаза.
— Олег и Маша: близкие,но неглубокие отношения!
Олег и Маша, как будто только этого иждали, довольно бухаются на пол, благо на полу у нас ковролин. Тамкак-то вместе, такие же довольные, и остаются.
— Максим и Лана, у васблизкие и глубокие отношения!
Они смотрят друг на друга улыбаютсяпотом она аккуратно садится ему под плечо он обнимает ее целует ейпальцы и после поймав ее взгляд тихо и нежно смотрит ей в глаза.
Вообще-то всем все понятно, но хочетсяеще и языковую метафору чтобы эту разницу между отношениями простоблизкими и глубокими доверительными — увидеть объемнее и ярче.Может быть, это можно описать так?
Просто знакомого вы пустите всвой дом, но ключ ему от дома не дадите, и предполагается, что ондолжен спрашивать вашего разрешения на пользование туалетом,телефоном и прочее. Близкому можете доверить ключ, и он ведетсебя в вашем доме свободно. Но только при глубоком доверии выоткроете ему заветную шкатулку с дорогими вам письмами.
• То же — касаетсяДома вашей души…
Что нужно, чтобы между малознакомымилюдьми сложились близкие отношения? Нужно поближе познакомиться,узнать друг друга, и постепенно в ваших отношениях может появитьсяблизость. Правда, может и не появиться. А самое главное, что можновообще ничего из вышеназванного не делать, а сделать сразу —близкие отношения. Как? Да как Олег и Маша, которые как на полсвалились, так до сих пор подниматься не хотят — им,по-видимому, вместе понравилось. Конечно, они неправильно делаютблизкие отношения, но, кажется, их это волнует мало. Как мало этоволновало и меня в истории —
Красный шарфик
Чем дорожу, чем рискую насвете я —
Мигом одним, только мигомодним.
Мудрая философия авантюризма
Мой очень хороший знакомый, СергейСергеевич (Сережка, привет тебе и доброго здравия!), как-то позвонилмне и попросил приехать к нему в гости на вечеринку. Зачем? У негоновая знакомая, он очарован и имеет конкретный заказ: «Чтобы еебыстрее раскрутить, мне нужна вечеринка, где будет сплошная любовь ивсе облизываются». Короче, чтобы я брал какую-нибудь из своихподруг и приезжал. А у меня в эту неделю — никого нет. Наташауехала, Маша не приехала, Таня заболела, о чем я и доложил. У С.С.легкая задумчивость, потом предложение:
— Я найду тебе подругу навечер, девушка хорошая. Любовь с ней устроишь?
— Я — да, а какона?
— Все будет в порядке,это мои проблемы.
— Хорошо, а как ее зовути как я ее узнаю?
— Зовут ее Лена, узнаешьее легко: придешь ко мне, на ней будет красный шарфик.
Есть. Я прихожу к С.С., разглядетьдевушку с красным шарфиком было нетрудно:
— Ленкин, милая, как тытут без меня?
— Скучала, родной!
Руки к ней, она идет ко мне в руки, мыобнимаемся и целуемся. Не торопясь — мы же соскучились друг подругу?! Заодно друг к другу привыкаем. Знакомимся. Через пять минутмы чувствовали себя уже легко и естественно, говорить ни о чемсерьезном не хотелось, но облизывались весь вечер. С.С. осталсядоволен, мы тоже не грустили. Вечер закончился, у нас с Ленойпровожалки и — некоторая неловкость: «Коль, спасибо тебеза прекрасный вечер, но ты не будешь настаивать на продолжениивстреч? У меня любимый есть, а лишнего времени — нет!» —»Ой, спасибо, Лен, ты меня этим разгрузила. Поэтому телефон стебя не прошу, но поцелуй на прощание — требую». Требуемоеполучил, с чем и расстались. Спасибо красному шарфику за такойвечер!..
Несложно догадаться, что история народравнодушным не оставила. Быстро образовались микрогруппы, темаобсуждения: «Смог бы я стать героем истории Красный шарфик, ичто я по этому поводу думаю?» Результаты: против не былникто, но были осторожные. Откормленный кот Виталий предупредил, чтоесли друг подберет ему не знаю что, то он за успех вечера неотвечает. Куколка Света здраво заметила, что целовалки предполагаютэлементарную физическую привлекательность, кроме того, иногда хочетсяс человеком и поговорить.
Ну и что теперь? Чтобы с уровня словперейти к реальности, я предлагаю группе сделать эту ситуацию живой:сделать такую вечеринку здесь и сейчас на условиях Сергея Сергеича,то есть с кем бы вы ни оказались, любой внешний наблюдатель долженподтвердить, что вы — нежно любящая друг друга пара.
• Нужно действовать —и сразу все забурлило.
Итак, внимание, примите решение: ктосейчас встанет, чтобы принять участие в этой игре?
• Ну и хорошо, что встали невсе: без наблюдателей эксперимент будет нечистым.
Игроки образовали два круга: молодыелюди во внешнем, девушки во внутреннем, друг к другу спиной, глазазакрыли. А теперь внешний круг, не открывая глаз, делает… ну,например, в правую сторону ну, например, два шага, и условиеслучайности встреч — соблюдено. Остановились, спинами нашлидруг друга, руки встретились. Звучит музыка, притушен свет, вечеринканачинается!
• Наблюдатели забираются настулья, чтобы все строго контролировать.
Происходит Нечто. Как правило,абсолютно естественное, легкое и красивое. Ну, народ танцует. Ну,Михей взял Ирину на руки. В соседней паре Наталья потянула Анатолиявниз, и они продолжили игру в нежные касания щеками, лбом и потомносиками, сидя на полу, на ковровом покрытии. Народ окунулся ватмосферу любви и праздника, и если можно было к чему придраться, тактолько к излишней пылкости чувств, от стараний иногда напоминающихчто-то излишне судорожное.
• Ах, как им еще не хватаетупражнения с дистанции: «Делать все с прочувствованнымудовольствием!» Куда они торопятся?!
Кстати, могу предложить для этогохорошее тренировочное упражнение, называется оно «Единственноеяблоко» и делается так. Нужно накрыть праздничный стол, зажечьсвечи, поставить медитативную музыку и в течение часа есть яблоко.Быть с яблоком. По капельке впитывать в себя яблоко, как последнее,что ты делаешь в жизни… Музыка. Полумрак. Вкус яблока.Шестьдесят минут, то есть три тысячи шестьсот секунд единственногояблока в жизни.
• Ах, лучше сделайте. Каквсякая медитация, это должно быть пережито, а не услышано .1
Впрочем, возвращаясь к нашим дружнолюбящим: когда в конце я предлагаю поаплодировать им самим так истолько, насколько они довольны своим экспериментом и собой, бурныеаплодисменты не смолкают долго. Ну, значит, для них это так.Возможно, наши начинающие авантюристы прочувствовали главное:
Есть только миг между прошлым и будущим,
Именно он называется жизнь.
Мсье Амилькар платит
Народу становится так хорошо, что мнетеперь неловко задавать им умные вопросы. Но — мы будемработать. Выхожу в центр, привлекаю внимание. Вперед! —Итак, как бы вы ответили на вопрос: «Что нужно двум людям, чтобывойти в близкие отношения?» Кто даст лучшую формулировку?
— Не грузиться!(Неплохо!)
— Если хочешь бытьсчастливым, будь им! (Прекрасно, но немного про другое.)
Литературно одаренная Машаотчеканивает: «Нужно подойти друг к другу и разрешить себеблизкие отношения». И тут же выражает недовольство: «Ноэто же отношения не настоящие, поверхностные. Близкие, но неглубокие.Настоящие отношения так не сделать!»
• Маше — аплодисменты: иза формулировку, и за протест!
— Маша права: у нас сейчасбыли только легкие, поверхностные отношения. Это не значитнеполноценные отношения. Поднимите руки, кому иногда хватило быименно таких, легких отношений, и он не хотел бы создавать что-тоболее серьезное?
• Лес рук. И комментарии:»Иногда — да!»
— А можно ли так же делать,именно делать, а не выращивать — настоящие, серьезныеотношения?
— Близкие? —Близкие.
— Нет. Наверное, нет… — Спасибо за некатегоричность.
Когда-то в театре Пушкина шел спектакль»Мсье Амилькар платит». Я смотрел его очень давно и помнютолько суть, но суть помню очень хорошо, потому что история мсьеАмилькара мне показалась прелюбопытной.
Занавес!
У мсье Александра Амилькара,переехавшего в Париж, были деньги, но не было личной жизни.Контингент ночных клубов его не устраивал, а Синтона в Парижепочему-то нет. Однако мсье Амилькар был человеком предприимчивым, ивот, прогуливаясь по вечернему Парижу, он отметил для себя приличновыглядящего молодого человека с симпатичным выражением лица. Подошел,представился:
— Добрый вечер, мсье!
— Добрый вечер!
(Несколько взаимных слов о погоде,хорошее впечатление подтвердилось, заодно выяснилось, что молодойчеловек в настоящее время имеет много свободного времени ввидуотсутствия работы.)
— Мсье, у меня к вамделовое предложение. Я хотел бы предложить вам работу: работаинтересная, вполне достойна интеллигентного человека с гуманитарнымобразованием, хотя и звучит немного непривычно: я хотел бы предложитьвам стать моим Другом.
— …?
— Возможно, вы меня непоняли, поэтому я поясню: в ваши обязанности будет входить следующее:приходите вечером (как правило, каждый вечер), и мы дружим, то есть ярассказываю вам, как прошел у меня день, вы меня внимательновыслушиваете, понимаете, сопереживаете, делитесь своимипереживаниями. Пьем чай, иногда вино, играем в шахматы. Кстати, выиграете в шахматы?
— Играю, но не оченьхорошо.
— Именно это как разочень хорошо. Так вот: сумма, думаю, вас устроит, в любом случае япредложил бы нам с вами вначале присмотреться друг к другу. Я долженсоставить впечатление о вас, вы должны составить свое впечатление опредложенной вам работе. Итак, как вам мое предложение?
— Очень необычноепредложение. Но, возможно, именно поэтому мне оно интересно. Когданачнем пить чай и так далее?
Так у мсье Амилькара появился хорошийдруг. Но мсье Амилькар на этом не остановился. Скоро его вниманиепривлекла несомненно привлекательная женщина с внешностью безработнойактрисы, но глаза умные. Улыбка, знакомство, представление,вступление, предложение:
— Я реализую одинтворческий проект, и мне нужны люди на работу. У нас дружныйколлектив, порядочные люди и теплая атмосфера. Работа в основном ввечернее время. — Что вы имеете в виду, мсье?
— Эта работа требуеттворческого подхода и некоторых актерских данных, но мне кажется, выс нею сможете справиться.
— Спасибо, но все-таки,что за работа?
— Не удивляйтесь, хотяпредложение звучит необычно: я хочу предложить вам стать моей женой.Это будет вашей работой, за которую вы будете получать зарплату. Какжена, вы должны будете каждый вечер встречать меня дома. Встречать,естественно, тепло: я уверен, у вас это получится. Примерный сценарийтаков: вот я прихожу домой, жена должна сразу же подбежать, руки наплечи, поцеловать в щечку: «Милый, ты, наверное, устал! Я так потебе соскучилась!» — и щебетать всякую ерунду.
Потом ужин: муж кушает, а жена сидитнапротив, оперлась щекой на руку и смотрит на него теплыми глазами —ну, я покажу как. Если я буду на кого ругаться, мне надо поддакиватьи сочувствовать. Оплата два раза в месяц, подробный контракт мысоставим — если, конечно, у вас будет принципиальное согласие.
Лицо мадам выражает попеременносомнение, удивление, возмущение — нет, только колебания,победило любопытство:
— Хорошо, мсье, ясогласна поговорить о вашем предложении, это что-то любопытное. Ноучтите, я порядочная женщина!
— Естественно, моей женойможет быть только исключительно порядочная женщина. А что касаетсясекса, то это вопрос совершенно отдельный и мы обсудим его позже.Думаю, что я с вас за это оплаты не попрошу.
— Мой муж — нахал?
— Вы мне тоже оченьнравитесь!
И вот мсье Амилькар прогуливается поМонмартру уже под руку с женой и в компании доброго друга.
— Ваш друг — тожекупленный?
— Мы с вами коллеги,мадам!
В тот же вечер общими усилиями их семьяувеличилась: у мсье Амилькара появилась дочь из нуждающихсястуденток. На ее вопрос: «А что я должна делать?» отвечалауже мадам Амилькар:
— Как что должна делатьдочь? Хорошая дочь должна интересоваться, как здоровье ее папочки,иногда получать на карманные расходы (имеется в виду помимозарплаты), рассказывать о своих делах и если не слушаться, то хотя быслушать папины умные советы. Если папа в хорошем настроении, с нимможно поспорить, когда папа устал, с ним можно посидеть и потомсказать, что мы все его любим. Милый, я правильно формулирую?
— Да, дорогая, ты права,как всегда!
— Сумасшедший дом…
— Верно, мы уже пришли. В этомдоме я и живу.
…Мсье Амилькар, его жена, дочь идруг семьи входят в дом, где начнет жить их такая необычная, но —семья. Всю эту историю я с удовольствием разыгрываю вживую здесь же,в группе, народ (особенно вытащенные на роли друга, жены и дочери) судовольствием подыгрывает. Синтон для них сейчас — живой театр,в действие которого они самым естественным образом включаются.Поиграли, посмеялись, пора думать.
— Поднимите руки те, ктополагает, что развитие этих отношений привело к чему-то хорошему:например, к искренним и теплым отношениям?
• Очень многие.
— А кто полагает, что ничегохорошего из этого предприятия не вышло?
• Несколько. Иметь мнение —хорошо, но еще лучше — иметь мнение обдуманное. Чтобы этомупоспособствовать, быстро разбиваем народ на микрогруппы, задаем тему»Перспективы предприятия мсье Амилькара» и даем пятнадцатьминут на свободное обсуждение.
• Что происходит в микрогруппе?Дискуссия… дележка… слушание другого…обдумывание… а по большей части просто общегрупповоепереваривание новых мыслей и переживаний.
Обсуждение прерываем, начинается общееобсуждение. Предваряет все легкая разминка, когда эмоциональныевыкрики молодежи были встречены спокойными ответами от народапостарше, точнее, от тех, кто оказался знаком с работой руководителя:
— У них может неполучиться! Это же трудно: вот так сразу стать хорошей женой. А удочки вообще могут быть другие планы!
— Нормальная рабочаяситуация. Если у секретарши не получается хорошо делать свою работу,босс или помогает ей подучиться, или находит себе другогосекретаря. — А что, вот так легко найти себе на улицехорошего мужа или жену, хоть и за зарплату? Это же настоящимпсихологом надо быть!
— Конечно, надо. И еслиты работника нанял, а он не подходит, приходится искать нужногочеловека дальше. А как же еще?
• Ответы были очень правильнымии молодежи явно не понравились.
Главная же тема началась с того, чтоМаша резко поднялась и возмущенно выдохнула: «Но это же ужасно —быть в близких отношениях за деньги!» Она была прямо-такикрасива в своем возмущении, и все ею залюбовались. Потом поднялсяВиктор. Поднимался он медленно и отвечал рассудительно: «А я непонимаю, чем это вообще отличается от обычной семьи? В любой семьеесть негласный контракт: например, за мужем — деньги, тяжелыепокупки, ремонт и поутешать жену, когда той хочется поплакаться, заженой — готовка, стирка-уборка, нормальный секс и чтобы мужчувствовал себя в доме хозяином. Каждый платит, только не обязательноденьгами. А если, кстати, муж перестанет зарабатывать, что жена емускажет? «Я на него горбачусь как проклятая, а денег никаких. Чтоза дела?» Все нормально: за все в жизни надо платить».
Ирина, очень образованная и агрессивнаяфеминистка, как всегда, стала двигать свое: «За все надоплатить, но этот Амилькар — обманщик и пройдоха. Учтите, былипроведены исследования: если труд жены оценить в стандартныхрасценках службы быта, получаются совершенно запредельные суммы. Но внормальной семье жена за это себя хоть хозяйкой чувствует, а туттрудиться под боссом за одну зарплату?!»
• Свободу попугаям!
Бизнесмен Роман был занят сложнымиподсчетами и Ирину не слышал: «Блин, я тут подсчитал: у меня нажену уходит в среднем 460 долларов в месяц. Да за такие деньги…Может, правда, просто хорошую жену нанять? Устроила скандал —минус 50 баксов. Вот порядок будет!» Павел был романтиком исмысл его эмоциональной речи сводился к: «Если они не подходятдруг другу, то у них ничего не выйдет и они разбегутся. Если же онипонравятся друг другу, для них это окажется не работа, а жизнь, ониначнут относиться к Амилькару от души и в конце концов откажутся отзарплаты!»
• Как мне показалось, на Пашино»они начнут относиться к Амиль-кару от души» девушкисогласно закивали, но при словах «и в конце концов откажутся отзарплаты!» кивки приостановились.
Эта тема закончилась неожиданно: япроинформировал народ о дополнительном условии, которое мсье Амилькарпоставил в конце каждого контракта: как только человек начнет вестисебя не по сценарию, а от души, он будет уволен.
Народ — завис…
Я повторил: «В соответствии сусловиями контракта взаимоотношения сторон должны определяться толькои исключительно контрактом. Если жена, друг или дочь начинают вестисебя не по сценарию, а от души, контракт с ними расторгается и ониподлежат увольнению».
Маша тихо и удивленно спросила: «МсьеАмилькар — больной?» И тут снова раздался голос Романа: «Ядумаю, что никакой он не больной, а очень умный человек».
• Уважаемый читатель! Вы,конечно, можете читать дальше, но полезнее было бы отложить книжку всторону и тезисно зафиксировать свои мысли по данному вопросу. МсьеАмилькар, поставивший такое требование, дурак, больной или знатокжизни?
Я думаю, что мсье Амилькар хорошо знаетлюдей и жизнь. Он знает, что вначале, пока люди не близки, нозаинтересованы друг в друге, они себя контролируют, думают, чтоговорят, и делают то, что нужно другому. По сути, они живут по егосценарию. А потом люди расслабляются, начинают чувствовать себяестественно, и у них начинаются близкие отношения . Народначинает отношаться : искренне, то есть без контроля, выражатьдруг другу то, что сейчас есть на душе. И тогда выплескивается все:порой прозрачная нежность, а порой непереваренные душевные отбросы.
Мсье Амилькар мудр, он знает, что живыеотношения неуправляемы так же, как и ветер. Ветер может освежать, новетер может и пронизывать. От ветра можно спрятаться, но ветер нельзязапретить — как и отношения. И, видимо, мсье Амилькар не любитпростужаться на неожиданно возникающем сквозняке. И тем болеепопадать под грозовые разряды от того, кто у него на зарплате. Емунужны отношения такие, которые нужны ему, контролируемые имотношения, — и поэтому он настаивает, что это должны бытьотношения только согласно контракту.
Но также я думаю, что мсье Амилькарболен. Потому что по-настоящему здоровый человек не запирается всвоей комнате с самым хорошим кондиционером, не задраивает форточки,а предпочитает свежий воздух.
• По крайней мере, в хорошуюпогоду.
По-настоящему здоровый человек не бежитот живых отношений вообще, не изолируется напрочь от чувств, а имрадуется и им открыт.
• По крайней мере, когда кнему идут с теплыми объятиями и сердечной радостью.
Постановка учебной задачи
Я люблю дискутировать, но более несловесным трепом, а построением реальной жизни. Прав или не прав мсьеАмилькар, исследовать это лучше не в размышлениях, а практически. Чтоя группе, естественно (мы же в Синтоне!), и предлагаю. Ставлю учебнуюзадачу: по примеру мсье Амилькара хоть с одним человеком, с кемотношения нормальные, но не близкие, построить близкие, доверительныеи управляемые отношения.
С нуля. Взять и построить близкиеотношения. И не просто глубокие доверительные, а еще и —управляемые отношения.
• Вот так простенько. Я не знаюпрофессиональных психологов, которые это умеют, но я знаю, что длясинтоновцев эта задача — достойная. По крайней мере, научитьсяна этом пути возможно многому.
Итак:
Инструктаж и задача
Вы можете предложить кому-то статьвашими: Другом или Подругой, Женой или Мужем, Дочкой или Сыном,соответственно Мамой или Папой. Ограничения: не брать по три Жены илидва Мужа, а также не заводить при живой жене Подруг и Любовниц.
Игру можно строить на трех разныхуровнях глубины. Первый уровень — вы встречаетесь только вСинтоне и игра происходит только здесь. Второй уровень — вывстречаетесь на неделе вне Синтона, приходите друг к другу или ккому-то еще в гости, так или иначе где-то бываете вместе, вместепроводите свое свободное время и так строите отношения. Третийуровень — вы начинаете вместе жить. Например, снимаете квартируили кто-то переезжает к другому домой — если кто-то живет один.
• А если вы живете сродителями: «Папа, мам, я хочу представить вам своего любимогочеловека!» И это будет, естественно, правдой: вы любите егосогласно контракту.
Суть игры — строить отношения наоснове сценария. Но — чьего сценария? Кто будет — боссом?Это действительно ключевой момент игры, и без его решения не будет ниигры, ни радости.
Дело в том, что мсье Амилькар изобрелсемью нового типа. Семья обычная — это организация совместногопредприятия: складываются капиталы (и это хорошо), но и руководство —смешанное (вот тут и подзалетите). Величие социального изобретениямсье Амилькара в том, что он свою семью решил организовать как ИЧП:индивидуальное частное предприятие. Чье предприятие? Его.Соответственно, чего хочет сегодня его жена? Ну, чего она хочет— это вопрос философский, а вот что она будет делать,можно сказать определенно: то, что хочет — босс.
Естественно.
Она сегодня в плохом настроении ихочет, чтобы он посидел рядом с нею и никуда не ходил. А он хочет,чтобы она не разыгрывала несчастную дуру, то есть, простите, жертву,привела себя в порядок, занялась делом и не терроризировала его. Еслимсье Амилькар он, ситуация решается на раз: она идет под душ, а потомна кухню. Если босс она, решение еще проще: они сидят на диванчике, ион читает ей стихотворения.
Если чего не помнит —то по книжке.
Прекрасно решение любое, кроме одного,когда амилькарят — оба.
— Никуда ты сегодня непойдешь!
— Чего? Ты чего раскомандовалась?!
И так далее обычное безобразие.
Основной вопрос семьи — этовопрос о власти, и именно поэтому мсье Амилькар настаивал на деньгах.Пока он платит, его жена будет его любящей женой, а не делатьобиженные глаза и удивляться, почему он ее не понимает. Деньги —это власть, а власть должна быть у одного.
Или у одной.
Но тогда вопрос и задача: как обойтиэту трудность в вашей игре, где денег, очевидно, не будет?
Народ совещается и по крайней мере одинразумный ответ звучит:
ЧЕРЕДОВАНИЕ ВЛАСТИ.
Проблему управляемости отношений, покрайней мере в игре (не в реальной семье), можно решить и без денег,просто чередованием власти. Сегодня, эту неделю, руководительотношений — я, и наша жизнь идет по моему сценарию, а завтра,следующую неделю, — мы живем по сценарию не моему, адругой стороны. Когда и если осваивается эта схема, можно сделатьследующий шаг: сценарий разрабатывается вместе, и пара живет посценарию не своему и не другой стороны, а — совместному.
• Главное, что живет посценарию, по правилу, по договоренности, а не по «ндравится»и «хочется, очень хочется».
Если хотите, игра «МсьеАмилькар» — это семейный вариант тренинга «Хозяини Раб», только в «Хозяине и Рабе» главной задачейставится научиться подчиняться и поэтому используются многочисленныепровокации на «унижение», а в этой семейной игре этонапрямую никому не нужно. Просто сегодня мы играем в:
Да, милый! Хорошо, милый! Как тыскажешь, так и будет, милый!
завтра:
Да, дорогая! Я тебя люблю, мояпрелесть! Сделано, моя хорошая!
и всегда в игру «Наша радость»:ищем, как любую ситуацию нашей совместной жизни мы можем сделатьнашей общей веселой радостью?
Да?
Да, но: народ загрузился, пора делатьперерыв.
Перерыв.
Пока у нас перерыв, предлагаю ненадолгоочутиться в летнем тренинговом лагере Синтона, босиком пробежаться поплотному горячему песку, бултыхнуться пузом, распугав мальков, вкоричневую Пру, потом довольно подставить живот солнцу и послушатьотчет Алексея К. о его опыте прохождения тренинга «Хозяин иРаб».
Отчет Алексея К. по тренингам«Рабство», проходившим в летнем тренинговом лагере»Стружаны-98″
Часть первая: «Я —Хозяин»
Когда я понял, что завтра у меня будетрабыня, главным чувством был страх. Что мне с ней делать? И что, еслиона не будет меня слушаться? Однако утро наступило, и с началомдействий мой страх пропал. Рабыню я занял в первую очередьобслуживанием меня — одеть, раздеть, умыть, кормить с ложечки,помыть ноги и т. п. Другим важным направлением оказалосьвоспитание культуры речи — моя рабыня, оказывается, все времязабывала при появлении передо мной говорить: «Я здесь,Господин», услышав приказание — отвечать: «Да,Господин». Были пробелы и в культуре поведения: глаза вниз,всегда следовать за господином и т. п. Пришлось занятьсядрессировкой, слава Богу, что для этого моя рабыня принесла мнедлинную и гибкую рябиновую хворостину.
Я знал, что рабыню положено высечь,более того, я этого хотел, но, возможно, именно поэтому решиться наэто было страшно. В конце концов я собрался с духом, и, когда рабынянесколько раз подряд забыла сказать: «Да, Господин», япоставил ее к дереву и отсчитал несколько ударов розгой (по попе).Совершив это, я почувствовал себя аж героем и стал собиратьпровинности для ее следующего заслуженного наказания.
Однако во второй половине дня, когдамоя рабыня уже вполне освоилась со своей ролью, я почувствовал, как яот этой тяжелой работы — быть Хозяином — устал. Я усталнастолько, что согласился только на массаж (правда, приятный) ивторую порку отменил.
Чем, оказывается, сильно огорчил моюрабыню. В обратной связи после тренинга я узнал, что она с восторгоможидала следующего наказания и, увидев мою распластанную слабость,была сильно разочарована.
Совет будущим Господам: рабынь поротьнадо обязательно. Пороть лучше сразу после каждой провинности, а неоткладывать и копить, это непедагогично. Несколько малых никогда незаменят одну большую порку, и главную порку важно обставитьцеремониями: розгу должна найти, подготовить (отмочить) и принестисама рабыня и на коленях подать ее с просьбой о наказании. Во времянаказания она должна считать удары и благодарить за каждый, а в концес благодарностью за науку целовать розги и руки Господина.Творчества, господа, больше творчества!
Итоги? Разрешил себе кучу ужасных вещейи от них же — освободился.
Во-первых, я разрешил себе использоватьдругого человека. В жизни я делал это все равно, но одновременновнутри верил, что «использовать людей — плохо!», ипоэтому делал это — «не нарочно». А теперь япочувствовал свое новое состояние — состояние Хозяина, и эточувство пришло ко мне изнутри. Когда я Хозяин, я требую послушанияне только от рабыни, но и от всех окружающих (свободных). При этом яделаю это с внутренним ощущением, что они обязаны меняслушаться, и самое интересное то, что они теперь почему-то этоделают.
Во-вторых, я научился жить,ориентируясь только на то, что нужно мне. Это была моя обязанностькак Хозяина, и поэтому мне пришлось отслеживать и пресекать всемоменты, когда я рвался позаботиться о рабыне и облегчить ее жизнь.Мне приходилось все время думать, в чем интересы мои, а в чем —интересы рабыни, а в результате — появилась большая свобода:свобода куда и на какое место в зависимости от ситуации поставить чьиинтересы. Как дополнительное следствие — стал болеевнимательным к Другому человеку, его жизни и интересам.
А самое страшное то, что я разрешилсебе получать удовольствие от унижения другого. Если почесать взатылке, то могу признаться, что такие желания у меня возникаливсегда, в результате чего были и мстюльки исподтишка, и противноечувство вины. Теперь, когда я запрет снял и разрешил себе не толькохотеть унизить другого, но и сделать это аж с прочувствованнымудовольствием, это желание куда-то исчезло. Ну и ладно, не очень-то ижалко. И еще последнее, очень любопытное, наблюдение после тренинга.Столько вложив себя в рабыню, я стал ее воспринимать как часть себя,как свою ногу или руку. Я к ней привязался, и терять ее оказалось —больно. Я почувствовал, что стал этого человечка уважать, любить ипринимать гораздо больше, чем раньше. Она стала мне очень близкимчеловеком, и, по-моему, я в нее немного влюбился.
Часть вторая: «Я — Раб»
К этому тренингу я готовился заранее.Долго выбирал Госпожу, настраивая ее на глубокую и интенсивную работусо мной. Как потом я узнал, я добился успеха: она полночи не спала,выдумывая трудные для меня задания и вообще, как мне датьпрочувствовать состояние раба.
Первое, что я сделал (видимо, состраху), став рабом, это сразу включил состояние транса: такоемежпланетное ощущение, когда свои желания исчезли все и сразу.Осталась только Госпожа, которая велела звать ее Барыня и сразувзялась за меня весьма энергично. Работа со мной велась одновременнов нескольких направлениях. Во-первых, воспитание культуры поведения:глаза — вниз; звать — Барыня; идти — только сзади;сидеть — на коленях смирной мышкой. А вот идти — бодрее,смотреть — веселее и прочая полезная наука. Сначала я как-тозабывался, но потом, после напоминаний словом и розгой, дело пошлоуспешнее.
Во-вторых, я разнообразно обслуживалсвою Барыню: одевал, раздевал (глаза — вниз!), мыл ей ноги,носил за ней полотенце и отгонял веточкой комаров. Комаров быловсегда много. Моя Барыня, видимо, подготовилась хорошо и имела меняпо полной программе: я был сиденьем и подставкой для кружки, я пел ейромансы и стоял статуей с цветочками на голове, а ездить у меня нашее ей просто, по-моему, понравилось. Ради справедливости долженотметить, что все издевательства и унижения от моей Барыни носиливполне функциональный характер.
Когда эмпирическим путем моя Хозяйкапоняла, что обычные «унижения» на меня не действуют, онапридумала хороший ход: принудительно меня «поднимала» израбства, чтобы потом опять опустить. В частности, заставляла меняпеть и играть на гитаре, потом резко обрывала, заставляла певучерассказывать сказки, а потом «дурак» и розги. Я душуоткрываю — и мне туда «плюют». Классный тренинг!
• Особенно полезно это вотношении игры на гитаре. Кто знает меня в жизни, помнит, как ялюблю, чтобы меня «поуговарива-ли», а я долго и противнокапризничаю, и только потом, в качестве большого одолжения, начинаюпеть. А надо взять розги и…
Моя Барыня была жесткой итребовательной, и за мою лень и нерасторопность наказывала менярегулярно: за завтраком лишила оладий, днем не пустила на частьтренингов, тогда же не дала проститься с отъезжающими из лагерядрузьями и вообще заставила перестирывать ее белье, чтобы нехалтурил. Я вообще-то лентяй, люблю порассуждать, почему я не могуэтого сделать, откладываю на потом и на каждый шаг вперед делаю двашага назад и три шага вбок. А тут приходилось ручек не жалеть и неболтать, а делать, причем сразу же и быстро. Чудодейственноевоздействие здесь оказывают, опять же, розги.
• Ах, если бы самому, безХозяйки, научиться так работать!
Чтобы пользы от меня было больше, парураз Барыня сдавала меня в аренду на общественные работы. Я делал все,что приказывали мне «свободные» люди, но в целом у менябыло к ним чувство высокомерия и презрения. Огромное количествонароду сочувствовало «моим страданиям» при том, что мнебыло хорошо. Все беспокоились обо мне, хотя мне было абсолютно всеравно, что со мной будет, и вообще пытались относиться ко мне как кчеловеку, что мне было совершенно не нужно. Жалко и смешно выглядели«аболиционисты», хотевшие меня освободить. Я чувствовалсебя просто инструментом, и, когда «свободные» люди, незная, что со мной делать, вместо меня сами выполняли «рабскую»работу, не используя меня по назначению, у меня было к ним чувствопрезрения, как к неумелым и глупым хозяевам. Мне кажется, чтоокружающие испытывали гораздо больший дискомфорт, чем я.
Вообще, что касается моего состояния,то после некоторого первоначального дискомфорта, почти сразу, ко мнепришло ощущение невиданной внутренней силы. К концу тренинга оноросло и росло. Я чувствовал, что состояние окружающих гораздо слабееи хуже моего. Я чувствовал, как постепенно сдает группа и Хозяйка, ая ощущал себя сильнее и сильнее. Я думаю, что если сделать рабствоболее длительным, типа марафона на несколько дней (а это нужносделать обязательно!), то результаты будут еще сильнее и в конце этоможет привести к абсолютному «доминированию снизу». Когдадушевные силы у Хозяйки иссякнут, а у раба возрастут плюс онполностью идентифицирует свои чувства с душой Хозяйки, он начнет»подчиняться с опережением», определяя ей, чего ей от негохотеть. Мне это кажется вполне реальным.
Подвожу итоги этого тренинга: самоеглавное, что я почувствовал нового в состоянии раба, это чувствополной внутренней свободы и пустоты. Я думаю, тут дело в следующем: вобычной, «свободной» жизни в моей душе идет постояннаяборьба различных желаний, заморочек, лени, мне нужно приниматьрешения, и все это требует сил. А в рабстве существует только однанаправляющая сила — воля Госпожи, соответственно в душе нипротеста, ни сомнений: приказ получен — его надо выполнять.
• Легко! Так я в рабствепознал радость и восторг свободного труда — труда, свободногоот сомнений, колебаний, противоречий.
• Что-то вроде «советскойсвободы нового типа» по Бердяеву, когда нет свободы выбора пути,зато полная свобода идти в заданном направлении.
Что меня поразило, так это пришедшая комне огромная внутренняя устойчивость и сила: оказалось, что в этомсостоянии я неуязвим: меня невозможно ни «обидеть», ни«унизить» или чего-нибудь «лишить». Я получилпрактическое подтверждение идеи, что «унижаю» и «обижаю»себя я сам, сам решаю быть «униженным и оскорбленным». Всепросто: «лишить» можно того, что есть или «положено»,а мне, как рабу, не положено ничего. Поэтому любая мелочь, котораяприходит, воспринимается как подарок, без обычных «свободных»переживаний: «А чо мне недодали, ведь положено?!!» Только врабстве я понял, что значит «принятие реальности» —что есть, то есть.
Так вот, на тему «есть или неесть?». Я как-то отделился от своих переживаний и ощущений, врезультате чего гораздо слабее воспринимались болевые ощущения,холод, вода, комары и т. п. Возможно, я убрал оценку этихощущений и принимал их как данность.
А самое любопытное для меня было то,что тренинг разрушил мой закоренелый эгоизм. Раньше всегда в центремоей души был Я, мои заботы, боли и проблемы, а тут произошло чудо, именя, как личности, — не стало. Все мое вниманиепереключилось с Я на Другого, конкретно — на Госпожу, на еедушу, ее тело и ее чувства. Я стал все более и более чувствовать, чтоей нужно, жить ее чувствами, стал ощущать ее тело как свое. Наобратной связи она потом сказала, что ей казалось, что я начал читатьее мысли. Я впервые понял и почувствовал, что значит «житьдушой любимого» .
• Хотя — пути любвинеисповедимы: я уловил момент, когда стал воспринимать Хозяйку каксвою собственность, как любимую куклу.
Возможно, некоторые усмотрят здесьапологию рабства, но для меня этот тренинг был находкой. Оказавшисьбез ответственности вообще, я гораздо лучше почувствовал те моменты вжизни, когда я, внешне беря ответственность, на самом деле сваливаюее на других. Именно в состоянии раба, который несвободен поопределению, я почувствовал, насколько я несвободен в «свободной»жизни: в жизни я тоже часто раб, но я не хотел этого видеть, а теперь— разглядел. Более глубокое принятие реальности и снятиезавышенных требований к Другим и жизни помогает мне сейчас лучшетребовать от других и добиваться того, что я хочу. Я стал легче и безвнутреннего протеста, без долгих вычислений: «А не используют лименя?» — сотрудничать и подчиняться, когда это нужнодля дела. Самое главное, появились ориентиры, насколько я могу бытьвнутренне сильным, свободным, устойчивым, насколько я могу вжиться вдругого, насколько я могу действительно заниматься Делом без долгих ипустых колебаний. И сейчас я иду к тому, чтобы в «свободной»жизни достичь тех высот внутренней свободы и силы, которые япочувствовал в состоянии рабства.
• Пожелаем на этом пути Алексеюуспехов.
А у нас — перерыв закончен, народчаю попил,
• надеюсь, что вы тоже,
и мы снова приступаем к нашим Играм.
Большой привет от Кати, твоей будущей жены
Во что бы вы ни собрались играть, играбудет в парах, а пары надо создать. И лучше сделать это —красиво. Тревожиться оснований нет, твоя пара — это необязанность играть с этим человеком, а только возможность, идо чего договорятся люди в реальности — это игра их. С другойстороны, если твой выбор окажется удачным, почему бы и не разыгратьпартию мсье Амилькара? А начнем мы — с сердечных приветов.Каждый и каждая берет ручку и на маленьких листках рисует сердечки:на Маленький Привет — одно сердечко, на Средний — два, наБольшой Привет — целых три, и все приветы должны быть подписаны— от кого они?
• Например: «От Кати, слюбовью».
Теперь бумажки с сердечными приветаминеобходимо сложить, чтобы не было сразу видно, какой — Большой,Средний или Малый — привет вы будете дарить.
• Чтобы ориентировались на своичувства, а не на шанс получить взаимный выбор.
Сделали — и пересели: полукругдевушек против полукруга ребят.
• Ах, как красиво! Можно дажепоаплодировать!
Начинают ребята. Поднялись, звучитмузыка, наши сплошь симпатичные молодые люди подходят к девушкам,опускаются на одно колено,
• на свое колено
целуют руки девушкам, отдают приветы ивозвращаются на свои места.
Если лица очень тоскливые — из-затого, что девушек много, а приветов всего три, можно разрешитьребятам отдельно подойти к еще… ну ладно, еще к двум девушкам— и поцеловать их также.
• Но уже неофициально, безприветов.
И следить, чтобы любопытные девушкиприветы не разворачивали!!!
И вообще их очередь выразить своисердечные склонности. Девушки-красавицы встают (музыка!), мягко идутк ребятам и с реверансом отдают им приветы свои. Молодые людидогадываются встать и с поклоном головы привет принимают.
• Вообще-то многие успевают ипоцеловаться. Ну недисциплинированный народ, понимаешь!
Все. Народ расходится по своим местам,изредка поглядывая друг на друга, но, в основном, раз за разомсчитают приветы, которые все время высыпаются из рук и падают сколенок. Соответственно количеству полученных сердечек (не приветоввообще, а именно сердечек) выстраиваются два ряда: ряд ребят и ряддевушек.
• Вообще-то девушек,выстроенных в ряд, мне всегда видеть странно, но процедура —вещь строгая.
Что вообще это значит: девушка с тогокрая, где сердечек много, и девушка, не получившая сердечек?Некоторые печальные девушки уверены, что есть девушкипривлекательные, а есть они, но я думаю по-другому. Я знаю, что естьдевушки, которым нравится быть привлекательными, которые научилисьстрелять глазками и которые не ленятся нечаянно дотронуться теплымбедром до смущенного соседа, заливисто хохоча ему в глаза. А если онне смущенный, а очень даже довольный, то в следующий раз можно милоприсесть ему на колени.
• Ну места же очень мало!
А самое главное — все это ейдолжно нравиться самой. Если нравится — она сделает все, чтонужно, и ребята будут ходить вокруг нее кругами. А поленится или ещене всему научилась — ребята будут образовывать круги вокруг ееболее бодрой подруги. Все это — делается.
• Конечно, если ты выбираешьэто делать.
Но это философия, а группе предстоитнечто более интересное — выбирать себе пару по строго научной иабсолютно справедливой методике.
• Автором которой являетсяАнтон Сажин, синтоновец. Вот взял и придумал такую удачную вещь!
Итак, по правую руку от ведущего стоятребята, по левую (ближе к сердцу) — девушки, и ведущийпредлагает им по очереди (первый Жених, первая Невеста, второй Жених,вторая Невеста и т. д.) назвать свою пару. Точнее, первым деломЖених или Невеста должны объявить: “Выбираю я!” или“Выбирают меня!” Что это значит? Если, например, нашЖених говорит: «Выбираю Я», он сам подходит к девушкам иделает предложение той, которую выбирает он. Девушка реагирует: «Да!»или: «Нет…» Если «да», мы за них рады,если «нет» — у нашего героя два подхода (двавыбора). Если, правда, и там он встречает «нет», то онпереходит в хвост ряда и размышляет о превратностях злой судьбы.
Если же Жених объявляет: «Выбираютменя!», то… то так практически не бывает, так иногдаговорят только девушки. Итак, если Невеста выбрала, чтобы выбиралиее, то ведущий называет ей каждого Жениха по порядку его рейтинга.Жених говорит: «Нет!» (предположим), следующий —тоже,
не потому, что эта девушкаему не нравится, а потому, что еще больше ему нравится другая,
так вот, когда следующий молодойчеловек говорит: «Да», наша Невеста может ответить как«да», так и «нет». «Да» —все понятно, а вот если «нет» — то у нее сгорелаодна попытка и осталось еще две… Если вы еще не поняли, какиеинтриги здесь может устроить жизнь, то представьте славную девушкуЛизу и такую простую картинку: за Васей и Петей стоит Федя, которыйей интересен, но вдруг Вася говорит: «Да!»
ладно, ему «нет!»,
но за ним страшное плотоядное «Да!»произносит и Петя! Что делать? На «да» наша Лиза идет впару к ненужному ей человеку, на «нет» — уходит вхвост и подставляет себя, возможно, под еще более печальнуюнеизвестность.
• Бедная Лиза!
Впрочем, может, все и обойдется. Идействительно, сегодня пару раз сердце у группы замирало, нозакончилось все благополучно, и через десять минут (это недолгаяистория!) вся группа стоит в довольных парах. Ну и что? А пока —ничего.
Пара — это значит только то, чтодва симпатичных друг другу человека оказались сейчас совсем рядом.Какие примут они решения — играть ли в мсье Амилькара вообще ив супружеские отношения в частности — дело их, но дело ведущегопоближе познакомить их с этой перспективой. Теперь, глядя друг надруга, имеет большой смысл еще раз проверить (прочувствовать, ощутитьреально), что может быть между нами, если мы решим быть близкими другдругу людьми? Ну вот давайте и ощутим.
Семья озадаченная и довольный мсье Амилькар
Все пары получают листки с заданиями«Театр» и «Вечеринка», и ситуации,представленные там, предлагается разыграть между собой вживую.Ситуации самые что ни на есть житейские, семейные, если хотите —примитивно-приземленные, а решать их тем не менее — надо. Вот,например, ситуация первая: воскресный день, муж Вася решил сделатьсвоей жене Маше подарок, купил билеты в Ленком, и вот за обедом всталвопрос — что надеть? Вася хочет, чтобы Маша надела мини, онахочет макси. Как Васе добиться, чтобы Маша надела его подарок —очень сексуальное мини-платье, если Маша упирается?
• Самое простое здесь,естественно, плюнуть и уступить: ведь вопрос-то пустяковый. Тут всеясно, неясно одно: кто должен уступить? Если вопрос пустяковый, топочему я?
Душа жены тоскует:
— Ну почему бы ему неприслушаться к тому, что хочу сегодня я? Я ведь достойна этого?
Душа мужа взыскует:
— Ну что ей, трудно дляменя? Тем более ведь я же ее люблю и хочу ею любоваться!
Вслух:
— Не наденешь — идитогда в театр одна.
Ответ: «Ну и пожалуйста » —с дальнейшей взаимной обидой:
–..!
–..?
–..?!
–..!!
— !!!
— !!!
The end.
А теперь вопрос главный: а что будет,если они играют в Амилькара и босс сегодня — он?
— Любимая, я хочу видетьтебя сегодня в этом очаровательном платье!
— Да, милый, твой подарокмне очень дорог!
• И все, даже скучно как-то.Была ситуация — нет ситуации. Все решается сразу.
Что, собственно, и предлагается:порешать ситуации «как люди» и сравнить с тем, как это былобы в семье мсье Амилькара. Иногда такое сравнение пробуждаетлюбопытные размышления. И иногда даже начинает казаться, что, можетбыть, стоит попробовать так пожить?
• Не «как люди», а спониманием и любовью. Как в сказке.
Так или иначе, начинаем:
Театр
Воскресный день, муж Вася решил сделатьсвоей жене Маше подарок, купил билеты в Ленком, и вот за обедом всталвопрос — что надеть? Вася хочет, чтобы Маша надела мини, онахочет макси.
• Как Васе добиться (в обычнойжизни), чтобы Маша надела его подарок — очень сексуальноемини-платье, если Маша упирается? А если они играют в Амилькара ибосс сегодня — он?
Звонок, Васю очень просит зайти другПетя подправить одну мелочь на его компьютере. Вася смотрит на часы иговорит: «Хорошо, зайду», а Маша говорит: «Ты что, мыопоздаем! И вообще — сегодняшний вечер мой, ты обещал мне егоподарить!»
• Как Маше добиться (в обычнойжизни), чтобы Вася перезвонил Пете и сказал, что он зайдет к немузавтра? А если они играют в Амилькара и босс сегодня — она?
Вася тем не менее сказал, что будет упамятника Пушкину в 18.30 ждать Машу, и направился к Пете, а Машапохрюкала на Васю, попила чаю и вот в 18.30 стоит у памятника: Пушкинесть, дождик, ветер и холодрыга есть, Васи нету. Вася приходит сопозданием на 15 минут, замерзшая Маша выливает на него все своиочень горячие чувства.
• Как Васе прекратить этотпоток (в обычной жизни)? А если они играют в Амилькара и босс сегодня— он?
Вася и Маша направляются к Ленкому,Маша лезет в сумочку за билетами и обнаруживает, что билеты вместе сденьгами она забыла дома. Вася высказывает ей все, что он о нейдумает, и вообще грубит.
• Как Маше изменить поведениеВаси (в обычной жизни)? А если они играют в Амилькара и босс сегодня— она?
Вечеринка
Вася и Маша решили пойти куда-нибудь кдрузьям. Позвонили, узнали, где тусуется народ, и попали на класснуювеселую вечеринку. Попили там чаю и сухого, на душе у всех оченьпотеплело, хорошо потанцевали, и после одного из танцев на колениВаси присела очень веселая девушка Анечка, которую Вася, несмотря наподжатые губы Маши, сгонять не стал. Тогда Маша вспыхнула и, отозвавВасю, рассказала ему, какой он кобель.
• Как Васе побеседовать с Машей(в обычной жизни)? А если они играют в Амилькара и босс сегодня —он?
Вася перед Машей извиняться не стал, авзял бутылку водки и стал ее целенаправленно выпивать.
• Как Маше это дело прекратить(в обычной жизни), когда Вася хочет выпить? А если они играют вАмилькара и босс сегодня — она?
Вернувшись домой, они помирились иочень любили друг друга. На следующий день, в понедельник вечером,Маша очень без Васи скучала и очень его ждала, но он куда-то пропал.И с работы не идет, и не звонит. Маша изволновалась, не знала, что идумать, а Вася заявился только полвторого ночи. Он был у Пети, укоторого снова грохнулся компьютер. Маша с красными глазами высказалаВасе все, что она про него думает.
• Как Васе на это реагировать(в обычной жизни)? А если они играют в Амилькара и босс сегодня —он?
На этом «Театр» завершилсяи «Вечеринка» закончилась. Каковы были итоги этойнебольшой игры? Народ, конечно, наигрался в свое удовольствие,попрепирались и попинались от души, и первые отзывы были, по сути,продолжением семейных пихалок. Ребята начинали: «Ну нельзя жебыть такими упертыми, как эта Маша!», в ответ на это девушкикатили: «А сами-то?!», после чего от мужчин ехала отходнаяворчалка: «Ну и как с ними разговаривать?»
• «С ними» —наверное, имелось в виду «с любимыми людьми».
Отсюда где-то на час вышли ролевые игрыв режиме демон-страционки, где стили разрешения этих конфликтных (ну,трудных) ситуаций показывал я. При почти полной непредсказуемостиконкретного сюжета все вышло удачно, мне удалось обойти почти всеподводные камни и практически каждый раз договориться и с учебнымВасей (в роли Маши) и с Машей в роли себя — короче, игра вышлапоучительной и всем все очень понравилось. И тем более неожиданнойбыла эмоциональная реакция Андрея, который объявил, что это все,конечно, здорово, но ему весь этот высший пилотаж не нужен, ончеловек простой, не профессиональный психолог и вместо подбора нужныхслов и интонаций он лучше поступит, как мсье Амилькар. То есть какнормальный бизнесмен.
На следующий день на доске объявленийКлуба появилось нечто, привлекшее всеобщее внимание:
ЖЕНА
как основное место работы
Молодой бизнесмен рассматриваетвакансии на должность жены (на постоянную работу)
Требования высокие, зарплатаориентировочно 200$
Время работы, условия итребования обговариваются. Предусматривается учёба по повышениюпрофессиональной квалификации.
Тел: ХХХ-ХХ-ХХ, Андрей
Администратор был в курсе и давалпояснения: все на полном серьезе, будет запись в трудовой книжке,идет стаж, налоги платятся. Мужские кандидатуры не рассматриваются.Объявление висело в Клубе две недели, после чего исчезло, а Андрейстал ходить довольным. Отчеты по результатам экспериментапредоставить обещал. Я их с нетерпением жду.
Да, но ведь это было уже позже. А чемзавершилось то наше занятие?
Оно еще продолжалось. Были обсужденыразличные сценарии (что, действительно, близким людям можно делатьдруг рядом с другом?), детально поработали с болевыми точками вовзаимоотношениях (теми очень личными моментами, когда слова ипоступки близкого человека делают нам больно), с точками возможногосчастья (с еще более личными картинками и сценариями, осуществлениекоторых дает понимание: «Вот оно, счастье!»), но вотзакончилась и эта, очень нужная, работа. Все встали. Образоваликрасивый общий круг, зазвучала тихая музыка, и стало тихо. Последниевопросы от ведущего: «Кто из этих людей мог бы стать мне оченьблизким человеком? Буду ли я ждать, пока он сам подойдет ко мне, илиподойду к нему сам?» Музыка зазвучала громче, быстрые взглядыеще раз оценили ситуацию, и — люди пошли навстречу друг другу.
ЛЮДИ ПОШЛИ НАВСТРЕЧУ ДРУГ ДРУГУ.
Пожелаем им счастья!
Дистанция
Синтон глазами детсадовца
— Алиса замерзла!Чтобы всем высушиться, объявляю СТРАННЫЕ СКАЧКИ! Становитесь строго вбеспорядке! Ну?
— А куда бежать?
— А куда хочешь!
— А как мы узнаем,кто победит?
— А как ктоустанет, перестанет и высохнет, так он уже и победил.
— Так все победят!
— И замечательно!
Алиса в Стране Чудес, видимо,имея в виду Дистанцию.
Рассказ о Дистанции я начну все-такииздалека, так же, как я начинаю рассказ о ней приходящим в Клубновичкам. О, приход новичков и первые беседы с ними — этособытие, достойное отдельной главы.
Итак, по воскресеньям на день открытыхдверей в Синтон приходит новый народ. Осматриваются, интересуются.Более всего их интересует: правда ли, что Синтон — это Синтон,и получат ли они здесь то, что хотят? А что хочет народ? Набордостаточно стандартен:
расширить круг друзей;
получить приятный досуг;
порешать свои проблемы натренингах (говорят, веселых);
поспорить с Козловым.
Получат ли они это в Синтоне? Получат.Но если бы они знали, что их ждет на самом деле…
Мне это очень напоминает то, какребенок переходит из детского сада в школу. Ребенок в восторге: «Ой,мы завтра пойдем в школу, я понесу портфель — новый! —мой портфель с настоящими блестящими застежками! А в школе мы будемрисовать карандашами и ручками, мне уже — дали!»
Все правда, в школе они будут рисоватькарандашами и ручками, и застежки у портфеля блестящие, дело только втом, что Школа — это все-таки совсем про другое. И задачаучителя — начав с цветных карандашей, заинтересовать ребенкаШколой, а в результате — поставить ребенка на учебу. Ребенокидет в Школу за одним, а ему дают совсем другое, существенно большее.
• Обманывают, да?
В Синтоне все без обмана: в Клубеновички получат и приятный досуг (море), и расширят круг друзей (доперебора), и с пользой потрудятся на качественных тренингах (устануперечислять тематики).
• Вот с Козловым поспорить —получается редко. Потому что вместо споров быстро начинаетсясовместный поиск и умная учеба.
Но главное действительно в том, чтоСинтон даст пришедшим в него людям существенно другое, нежели они отнего ждали. Синтон даст им — Школу. Школу жизни. И научит ихучиться жизни самостоятельно.
• Величину этого в полной мереможет оценить только тот, кто Синтон прошел. И кто знает, что такое —Дистанция.
А что это такое?
Дистанция — это отрезокжизни, где человек по-настоящему выкладывается. Но одновременно иоказывается способным совершить что-то действительно стоящее.
Если хотите, эпиграф
Дистанция — это специальнаясистема упражнений, развивающая личность по следующим направлениям:
• умение любить;
• конструктивно-позитивноеотношение к жизни;
• общение и взаимоотношения;
• физическое здоровье;
• внутренняя свобода;
• деньги и отношение к ним;
• продуктивная жизнь,
• общая и речевая культура.
Какого рода даются задания? В качествепримера приведу упражнения первого курса (а всего на Дистанции ихтри). Итак:
Упражнение «Если бы я любил…»
Я вас люблю!
А может, не надо?
Если бы ты любил себя, людей, дела,вещи — что бы ты чувствовал? Как бы ты себя вел, как смотрел,реагировал, относился?
Человек получает такой текст упражненияи далее думает, как он мог бы это «Если бы я любил»выполнить. Или начинает его выполнять, попутно разбираясь со своейдушой, а также с целями и смыслами этого упражнения. Если бы этоупражнение выполняли вы, я бы скоро задал вам следующие вопросы:
Со сколькими людьми вы контактировали втечение дня? Скольких из них вы любили? Сколько времени конкретно?Почему вы думаете, что вы их любили? Как вы определяете, как выузнаете, что вы любите какого-то человека?
Понятно, что одна из задач упражнения —узнавать это состояние, состояние любви, узнавать настолькоясно и четко, чтобы позже в спорных житейских ситуациях не былоразногласий: «ты любишь или нет». А также чтобы твоя любовьлюдей устраивала.
• Я люблю человека, новозмущаюсь его поступками. А его это устраивает? А такая любовьдействительно ему (и жизни) нужна?
Вот семья. К мужу пришел друг, жена егооблаяла, теперь мужу очень хочется ее укусить. А если бы он ее любил:что бы он сделал?
• Более того: что бы хотелсделать? Как на нее смотрел бы, что бы к ней чувствовал, если бы —ее любил?
Для нее муж — хороший человек, нов сексе неинтересен, и вечером ее больше привлекает телевизор, а непостель с ним. А если бы она его любила?
• Здесь нет однозначногоответа, тем более что упражнение предлагает помнить и о любви к себе.Но упражнение предлагает про все это — думать.
Или: ваш ребенок считает, что портфельочень напоминает футбольный мяч, а сервант с фарфором — ворота,и собира-
ется бить пенальти. Защитив фарфор, выхотели бы его же портфелем дать ему по голове, чтобы он началсоображать. А если бы вы его любили? А если бы вы одновременно любилиеще и порядок?
• И т. д. —жизнь щедра на подобные вопросы. Если бы она была так же щедра наответы!
Твоя любовь — это просто доброе(заботливое, ответственное) отношение к… — илинечто большее? Есть ли ощущение общности, стремление к близости? Естьли ощущение: «родное, мое, сердечное?», живое трепетноевосприятие его, живого и трепетного? Что несет твоя любовь? Какой вней смысл — тебе? тому, кого ты любишь? делу? вещи, к которойты проявляешь любовь? Если ты любишь все и всех — ты живешьтеперь в мире, наполненном любовью? В любимом мире? Как тебе теперьживется в таком мире?
Вопросы для философствующихисследователей: если ты любишь все и всех — количество любви накаждого в соответствии с законом сохранения энергии стало поменьше?Или твоя любовь такая, что чем больше ты любишь всех, тем чище ибогаче твоя любовь к каждому? И вопрос совсем вредный: если ты любишьвсе и всех — все вещи стали для тебя равными по значимости?Любить стало все равно кого?
О любви к себе: можешь ли ты сказать,что ты себя любишь? Хочешь ли ты любить себя больше или по-другому?Как ты реагируешь на свои ошибки? Часто ли ты себя хвалишь? Как себяподдерживаешь в трудных ситуациях? Какие подарки ты готов себеподарить, чтобы душевно порадоваться? В твоей любви большематеринского (всепрощающего и безусловно принимающего) отношения илиотношения требовательно-отцовского?
• Когда ты проснулся, но невыспался, любить себя по материнской модели — это судовольствием подарить себе еще полчасика на глазок. Любовь к себе поотцовской модели: подъем, контрастный душ, ледяное обливание, зарядка— и вперед!
Хорошее упражнение, ей-богу!
304
Жизнь и игры Синтона
Не удержусь и приведу отчет ЯрославаВ., занимающегося на дистанции в заочной психологической школеСинтона.
Что есть любовь для меня? Двакомпонента — чувственный (переживание любви) и деятельный (каквыражаю свою любовь). В отношениях критерий проявления любви —забота о человеке, добрые поступки. Работа для меня в этом упражнении— отслеживание своих поступков и действий по отношению к людям.
12 января. Утро. Будильник. Поравставать. Здравствуй, утро. Как хорошо дома после долгой работы.Вечером снова поездка. Сегодня надо приготовиться. Встреча с мамой. Вразговоре — поднимаю маме настроение (вчера очень устала),готовлю завтрак. После завтрака — прибраться по дому, сходить вмагазин за продуктами. Потом — поездка в фирму отчитываться завчерашнюю группу туристов. Автобус. Метро. По пути — улыбкапечальной девушке, грустящей о чем-то. Она отвечает тем же. Малыш вколяске терзает погремушку и вот-вот готов разреветься. Делаю емусмешную гримасу — он смеется. Привет, малыш. В вагоне случайнаявстреча со знакомым. Он (видимо, не выспавшись) бормочет о тщетевсего сущего и вообще жизнь — поганка. Рассказываю веселуюисторию — настроение ему поднял. Прихожу в офис со связкойбананов. Сдаю документы на прошлую группу, получаю на сегодняшнюю.Менеджер делится со мною проблемой с домашними. Сочувственновыслушиваю, не перебивая (ей нужно выговориться), угощаю бананом.Дорога обратно. Дома брат (почти 13 лет) пришел из школы и сидит закомпьютером уже второй час. Тут моя любовь проявляется в мягкомотстранении его от монитора и популярном рассказе о том, что бывает сглазами от долгого смотрения на экран. Лучше пойдем пообедаем, апотом сыграем партию в шахматы и сходим погулять. Так и происходит.Вечером приходят все остальные. Готовим вместе ужин, садимся ибеседуем. Я собираюсь на работу. В 22 часа еду в центр к автобусу.Вот и мои туристы. Какие вы? Нам с вами жить четыре дня вместе. Чтонас ждет? Здравствуйте, рад всех видеть (и далее как обычно). Мыотправляемся в Швецию. Женщина у второй двери возмущается тем, что вавтобусе нет туалета. Рассказываю ей о преимуществах нашего автобусаи успокаиваю тем, что мы будем часто останавливаться. В глазах —только покой и радость. Полночь. Начинается новый день.
Моя работа по этому упражнению состоялав контроле соответствия моих поступков таким, какие бы я делал, еслибы любил этого человека. В этот день (как, впрочем, и в остальные)несоответствий не было. Я любил всех, кто встречался мне на пути. Дляменя любовь не одна. Она и к родителям, и к брату, и к знакомым, и кнезнакомым людям. Различий нет. Критерий — поступки. Онидобрые. Я хочу, чтобы этому человеку было хорошо. Не важно, кто он —друг или незнакомец. Они — люди, и я всех их (и каждогоперсонально) люблю.
То же относится и к миру. Я принимаюего во всей его полноте. Вокруг столько прекрасного. Вот на веревкевисит простыня, раскачиваемая ветром. Как здорово она качается подего дуновениями. А за нашим домом — троллейбусный парк. Тамстолько милых троллейбусов. Они потешно гудят и переезжают с места наместо. Они ведь тоже очень красивы. Как замечательно лает злая собакас соседнего этажа. Она облаивает всех без исключения и даже норовитукусить. В этот лай она вкладывает всю свою душу. Мир ее жесток. Оназащищается своим лаем и агрессивностью. Но как чудно задирается еехвостик и какой яркий блеск в ее глазах. Я мог бы перечислятьбесконечно. Стройное деревце у подъезда, легкое облачко на небе,напоминающее верблюда, толстый селезень на речке (не Неве),пережидающий зиму, полуразрушенный фонарь на бульваре — все эточасть огромного прекрасного мира, который я люблю и собираюсь любитьи дальше. Про вещи было интересно. Я оглядел все, что есть дома.Обнаружилось, что выделить вещи, которые я любил бы как-топо-особому, нельзя. Все они нуждаются в заботе, и ко всем я отношусьс уважением — ведь они помогают мне в этой жизни. Чайниккипятит для меня воду, туалетная бумага создает комфорт и сухость,бумажник хранит документы, дверь пропускает меня в дом, будильникбудит по утрам, а половая тряпка помогает навести чистоту. У нас домапринято беречь вещи, и я забочусь о них: чайник чищу, будильникзавожу и стараюсь не ронять, бумажник бережно храню, а тряпкуаккуратно споласкиваю, но, если чашка вдруг разобьется, а брюкипорвутся, то это не беда — можно купить новые. Если же выделитькакую-то вещь как амулет, то ничего не изменится в моем отношении кней — ведь и все остальные вещи мне помогают и приносят удачу.Себя любимого я люблю за то, что я добрый, заботливый, легкий наподъем, у меня зеленые глаза, я умею играть на гитаре и скрипке,неплохо пою, много читаю, люблю детей, люблю путешествовать, хорошоготовлю салаты и некоторые другие блюда, внимателен к людям,разбираюсь в музыке, могу поднять себе и другим настроение,успокоить, умею ловить щуку, вызываю доверие у других (людей иживотных), имею представление о том, чего хочу добиться в жизни, ищупуть, позволяющий это сделать, стремлюсь узнать много нового,доверчив, общителен, интересен как собеседник, профессионально вожуэкскурсии, не завистлив, не жаден, разбираюсь в картах(географических), занимаюсь изменением себя в лучшую сторону. А вотперечень того, за что я себя не люблю, я не привожу. Дело в том, чтоя люблю в себе все, в том числе и то, что хотел бы изменить. Япринимаю себя вместе с недостатками (хочу подчеркнуть, что их я тожелюблю), которые хочу изменить и уже изменяю (иначе я не стал бызаниматься в Заочной Школе).
Упражнение «Солнышко»
— Оценка умениябыть счастливым?
— Хор.
Ошо.
1. «Хорошо!» В любойштатной ситуации, что бы ни случилось, говори себе с внутреннейулыбкой: «Хорошо!». На тебя кричат — «Хорошо».Ты кричишь — тоже «Хорошо». Научись видеть светлуюсторону в любом событии.
2. Что бы ты ни делал, делай это спрочувствованным удовольствием.
На событии не записано, как тебе егопереживать, и одна из задач упражнения — прекратить разыгрыватьдраматизации, превращающие события в Проблемы и Неприятности.
• Смотри главу «Событие,его осмысление и способы его переживания».
Все ли в жизни можно увидеть как«Хорошо»? Не стопорите себя этим метафизическим вопросом,не напрягайте себя сверх разумного,
• типа детских страшилок «Вотесли тебе отрежут уши, опустят в кипящее масло и будут щекотать»,
и пусть, по крайней мере для начала,ваше «Хорошо» касается только штатных, обычных событийвашей жизни. Купил булочку с маком.
• Хорошо? Булочка оказаласьбез мака.
• Будем плакать?
Один из секретов успеха здесь —развить внутреннее душевное «Хорошо». При слабомвнутреннем «Хорошо» для реакции на мир «Хорошо»требуется обоснование: «Хорошо, потому что «.
• На дворе потекла голубаявесна. Вечером приедет Аленка. Классно!
Если же твое внутреннее «Хорошо»окрепнет, оно будет идти из тебя всегда и свободно: хоть собоснованием, хоть без. «Я жив. Хорошо!»
• Ты жив — какие нужныобоснования еще?
Упражнение можно считать отработаннымтогда, когда позитив в происходящем видится сразу, а не заднимчислом, когда череду событий своей жизни ты по умолчанию встречаешьсветлым «Хорошо», а уже потом, если будет нужда, можешь вобоснование искать плюсы.
• Ну а не найдешь — нерасстраивайся, пусть твое «хорошо» живет и без важныхобоснований. Пусть живет — просто так!
Подсказка: будет легче, если последишьне только за своей душой, но и за своей речью. Исключи из нее слова«неприятность», «проблемы», «кошмар»и другие слова ужасов. Какие слова из позитивного ряда ты сможешьуместно использовать вместо этого? А что касается прочувствованногоудовольствия… Мудрый Андрей Кнышев рекомендует: «Неспешите выбрасывать ржавый металлический матрац. Выбросите егомедленно, с удовольствием».
• Правильно!
Вот и я предлагаю не торопясь, справильным дыханием и с выражением прочитать и положить себе в душувкусный кусочек текста из «Философских сказок»: «Уменя сегодня трудная работа. Эта работа требует творческого подхода ибольшого внимания. Но я от нее не устаю и люблю ее делать, потому чтоэта работа — делать себе удовольствие.
Делать себе удовольствие —занятие не очень простое, особенно если без привычки. Но ясправляюсь. Вот, например, я только что ел банан — и это былоСобытием. Я не просто поглощал его, откусывая, жуя и заглатывая, а ели смаковал его С УДОВОЛЬСТВИЕМ. Вот я сел на стул. Совершенно неочевидно, что я не мог сесть криво или напряженно-скукоженно; но наэтот раз Я СЕЛ С КАЙФОМ. Я сел так, что ПОЛУЧАЛ УДОВОЛЬСТВИЕ отсидения.
• Тут два момента: то, что яТАК сел, и то, что ПИЛ от этого удовольствие. А ведь иногда и сядешьудобно, а не заметишь… И — мимо кайфа.
Я с удовольствием дышал. Удовольствиеот этого действительно огромно — трудно только не забыться, неотвлечься.
• Интересно, если этой работойя занят постоянно, если делаю ее мастерски и уже привычно, как мне небыть счастливым? И что мешает вам присоединиться ко мне? Покайфуемвместе?
Мир — переполнен удовольствиями.Переполнен удовольствием воздух, дающий возможность мне дышать,переполнено удовольствием тело, такое живое, родное и близкое мне,переполнены удовольствиями цветные, объемные и звучные картинки мира,которые я наблюдаю и проживаю одну за другой… Удовольствияможно черпать горстями, если только не занимать свои руки и свою душупыльной и пустой ерундой». Да?
Упражнение «Тотальное «Да!»
— Нет, ну высогласны, что со всем соглашаться невозможно?
Да.
1. Пусть и вслух, и про себя первойтвоей реакцией будет: «Да!» Это не касается судьбоносныхрешений, но во всех штатных ситуациях научись искать в первую очередьто, в чем ты с человеком согласиться можешь.
2. Сними уверенность, что ты мыслишьистинно, а другие заблуждаются, и привыкни заниматься не поискомправоты, а приобретением нового смысла для себя.
3. Строй свои высказывания так,чтобы получать на них всегда: «Да!»
Конечно, я избалован, но когда я слышуот собеседника: «Нет, ты прав!», мне это уже режет слух —от такого общения я уже, похоже, отвык. Это одно из первых правил,которому мы учим приходящих в Клуб: «Не торопись говорить:»Нет!» Ищи возможность сказать: «Да!» Причем дляколлег-психологов с удовольствием сообщаю, что задача эта вполнереалистичная и достаточно скоро (ну, месяца два занятий) дляучебно-тренинговой группы это становится такой же нормой жизни, каквыражать свои эмоции без мата,
• блин.
Народ привыкает избегать «Нет»хотя бы потому, что с «Да» общение становится куда какэффективнее. Раньше они об этом читали у Карнеги и с ним спорили, атеперь они это проверили на себе и не спорят уже ни с кем. Не будускрывать, что и мне, как ведущему, куда как удобнее работать сгруппой, которая настроена мне не возражать, а понимать то, что я доних пытаюсь донести.
Тем не менее, специально вынесенное наДистанцию, это упражнение становится не только средством лучшеговзаимопонимания, а задает по-настоящему высокий уровень личностнойкультуры. Одно дело — просто выкинуть из своей речи формальное«Нет», заменив его, например, общераспространенной игрой»Да, но», другое дело — выработать внутреннююпривычку на поиск понимания другого, на принятие другого.
• Он так говорит —переселись в его душу и пойми, почему он говорит именно так. С такимлицом, с такими глазами, с такой — жизнью…
С тотальным «Да» труднобыть категоричным, нетерпимо настаивающим на исключительности своейправоты.
• Да, я прав. И ты прав —я вижу твою правоту тоже!
Человек становится — мягче.Человек становится — вдумчивее.
Те, кто полюбил это упражнение (а внего многие просто влюбляются!), находят в нем почти эзотерическиесмыслы, переходя от «Да» конкретному собеседнику к «Да»миру и жизни в целом. Жизнь, ты даешь мне эту ситуацию, и я говорютебе: «Да!» Я слышу тебя и принимаю тебя. Я принимаюпришедшую ко мне реальность.
• «Это случилось»вместо: «Нет, ты не скажешь это! Это невозможно!» и другихтеатрализованных заклинаний.
Тем же, кто беспокоится о том, чтобытотальное «Да» не стало бесхребетным «Чегоизволите?», сообщаю факт: у того, кто хорошо отработал «Да»,гораздо легче и тверже начинает звучать осознанное «Нет».Почему? Когда ваше «Нет» звучит редко, то, вдругсказанное, оно звучит для собеседника куда как серьезнее. А для себя«Нет» говорится убежденнее, потому что ты привыквзвешивать свои слова. Ты знаешь, что возможности для «Да»уже исчерпаны и отсутствуют, и говоришь спокойное: «Нет».
• И можешь даже улыбнуться.
Упражнение «Осанка и Улыбка»
Подведите, подведите меня кнему, Я хочу увидеть ЭТОГО человека!..
Вий
— Царь. Оченьприятно.
— Очень приятно.Царь
Царственная осанка и сиятельнаяулыбка, на голове прямо-таки корона. Научись так ходить, сидеть,говорить, вставать, знакомиться, прощаться… Найди стили,устраивающие тебя и окружающих.
Очень короткое задание и очень большаяработа, учитывая, что без соответствующего внутреннего настроя всеэто будет только создавать лишнее напряжение и вообще глупо. Царяминас не воспитывали, однако, и поэтому разогнуться, поставить головувысоко и идти, сияя своей царственностью, — для многихдаже решиться попробовать такое может стать личным подвигом.
Многим приходится объяснять, что царьимеет право занимать место. Не расталкивая других — царственнозаполнять пространство: собой, своим телом, голосом, излучаемымсветом и силой энергетики. Царь беседует как царь — не суетясь,уверенно формулируя свои мнения и желания, отдавая распоряжения ивыражая, если сочтет нужным, недовольство.
• Вы позволите, вашевеличество?
Самое интересное в этом упражнении —поиск необходимого внутреннего самоощущения, но это не только неисключает прямой работы с телом, а и предполагает ее. Потому чтоцарская стать царственному самоощущению — помогает. Чтобыпоставить себе правильную осанку, помогает любая прямая стена.Подошли, прислонились к ней затылком, расправили по ней плечи,поджали живот и приблизили к стене поясницу, после чего отошли отстены и походили, стараясь дышать и чувствовать себя естественно.Другой хороший способ — перенести вес тела на носки, подобратьягодицы и поднять диафрагму так, чтобы появилось ощущение поршенька,столбиком распирающего изнутри грудную клетку в опоре на солнечноесплетение. Все, это вас держит, а вы можете расслабиться. Плечисвободные, вы энергичны, дыхание свободное.
Чтобы голова держалась на гордойвысокой шее, дома положите на голову маленький детский кубик иликнижку небольшого формата и походите, чтобы с вас ничего не падало.Когда получится, запомните ощущение. На улице — смотрите натретьи этажи и постарайтесь оставить глаза на этом уровне.
Итоговый тест: когда у вас царственнаяосанка и сиятельная улыбка, вы можете свободно идти в метро туда,куда хотите, пересекая любые потоки и ни с кем не сталкиваясь. Непотому, что вы умело лавируете в потоке, а потому, что люди уступаютвам дорогу. Проверьте!
• Если вы на головунаденете маленькую желтенькую корону, гарантирую, что люди будутперед вами просто расступаться.
А для вас это будет первыйнестандартный поступок.
Упражнение «Отстройка от внешнего контроля»
— Шура, блин, нукогда ты это сделаешь?!
— Я тебя слышу.
Максимум, что вы услышите вответ на любое возмущение от моего друга А.С. Прутченкова.
1. «Верования».Собери самые разнообразные верования и суеверия своих близких изнакомых, которые мешают им быть разумными, счастливыми иразвиваться. Разгляди верования и суеверия свои и расшифруй их смысл.Сформулируй осмысленные верования, противоположные твоимверованиям-запретам. Поживи по ним хотя бы недельку и пойми, что сними тоже можно оставаться порядочным и успешным человеком.
2. «Нестандартныепоступки». Научись отвечать перед собой, а не случайнымидругими, научись не бояться выглядеть в чьих-то глазах дураком,странным, злым, сумасшедшим, извращенцем, уродом. Отработай все этисвои страхи через нестандартные поступки («Соска», «Стихив толпу», «Губа», «Накрашенный» и пр.),чтобы они шли не через силу, а с воодушевлением, с духом свободы иозорства. Начинай жить не стандартно, а хорошо!
3. Проследи, как близкие иразные люди пытаются управлять твоей жизнью, и научись обрыватьниточки, с помощью которых они тобой управляют.
Вначале — о верованиях.
Что такое верования? Верования —это те (как правило, малоосознанные) предположения о людях и мире,которые человек отказывается как ставить под сомнение, так иаргументировать.
Вот моя бабушка твердо знала, что циркана свете — нет, а то, что показывают по телевизору летающихгимнастов, это: «Глаза отводят!» Естественно, любыепредложения сходить в цирк и проверить там свои глаза отвергалисьначисто. Так же, если человек знает, что секс (или деньги,например) — это нечисто, то верование непреодолимо простопотому, что желающих преодолевать его нет.
Внутри самого человека —нет.
Разглядеть свои верования всегда легчетогда, когда научился видеть верования окружающих, и в качествезатравки предлагаю стать внимательным к своим друзьям и близким,отмечая их уверенные суждения типа: «Слабым быть нельзя»,»Мясо есть нельзя (вариант: совершенно необходимо)», «Добров конечном итоге всегда будет вознаграждено!», «Windowsникогда не может работать хорошо. Windows must die!», «Я —сова и могу быть бодрой только вечером».
В общем, «Спартак —чемпион!»
Естественно, не всякое верование плохо.Если я твердо верю, что на Марсе очень много жизни или что вороны —тоже люди и даже умнее, то, похоже, от таких верований если никому нехорошо, то уж, по крайней мере, не плохо. Ну и пусть их. Хуже бывает,когда упертость во что-то мешает человеку разглядеть свои новыевозможности или, тем более, подтачивает жизнь его или окружающих.Например, человек убежден: «Все, что человек делает, он делаеттолько для себя». Кто пробовал — опровергнуть этоневозможно, а в результате хороший человек Миша никогда не разрешаетсебе делать хорошие дела для других до тех пор, пока не придумает,почему это нужно лично ему.
Мишу жалко — частодумать приходиться…
А вот славный человек Сергей Шишков,настоящий Сталкер, придумал, что: «Когда человек совершаеткому-то зло, это отбирает у него энергию. А если мы совершаемвозмездие, мы снимаем с человека вину и возвращаем ему энергию. Такимобразом, возмездие — это форма заботы!» Все, что я смогпридумать, — это попросить его так не заботитьсяобо мне. Вы можете оставить себе любое верование, если отнеслись кнему со вниманием и интересом, пробовали жить как с ним, так и безнего и просто по результатам поняли, что для вас правильнее.
• Ну, хотя бы на ближайшуюпару лет. Дальше исследовательскую работу можно повторить.
Так же и с приметами, регулирующимивашу жизнь. Я предлагаю выписать все приметы, в которые вы верите, ивсе их нарушить. Почему? Потому что —
Быть суеверным — не к добру.Примета такая есть.
О нестандартных поступках.
Если на улице ветер бьет тебе в лицо,лучше оставаться дома, но если тебе надо идти, пусть тебя неостановит этот ветер. Если общественное мнение считает правильнымжить «так» и осуждает поведение другое, лучше жить так,как считает общественное мнение, но если когда-то тебе понадобитсясделать что-то свое, пусть тебя не остановит общественное мнение.
Твоя задача — научитьсяотноситься к мнению окружающих, как к погоде: учитывать и иметь ввиду, но не более, оставаясь свободным в выборе своего поведения. Какна тебя будут смотреть, если ты начнешь на улице сосать соску(детскую пустышку)? «Дурак!» (мягче — «Странный»).Что про тебя будут думать, если ты на остановке начнешь (просто так)громко читать хорошие стихи? «Сумасшедший!» Как отнесутся кнакрашенному, как женщина, мужчине (упражнение «Накрашенный»)?«Извращенец». Как оценят женщину, у которой приподнятаверхняя губа и обнажены зубы и десны (упражнение «Губа»)?»Уродка».
Все верно, но эти обзывалки былистрашны тебе в детстве. Что тебе до них сейчас? Чтобы преодолетьдетскую зависимость от мнений окружающих, придумай для себя инаучись совершать нестандартные поступки (по всем темам: «Дурак»,»Сумасшедший», «Извращенец», «Урод» ианалогичные), но не через силу, а с воодушевлением, с духом свободы иозорства.
• И ощущая себя внутрипотрясающе умным, славным и красивым.
Если сильно страшно, легче начатьделать нестандартные поступки с внутренним оправданием: «Это непросто соска, это врач прописал для исправления прикуса!» Стихив толпу — я не дурачусь, я студент драмкружка и тренируюсь.Когда почувствуете себя уверенно, какие-либо оправдания вам будут ужене нужны.
• Перед кем —оправдываться? За что — оправдываться?
Изначально цензура — всегдавнешняя, но в каждом из нас живет ее внутреннее представительство,из-за чего приходится различать «нестандартное для меня»
• поступки, которые вынормально принимаете, когда их делает кто-то другой, но которые себеделать не позволяете. Например, находясь в добром здравии, попроситьдруга сделать вам бутерброд и сварить вам кофе.
и «нестандартное для людей».
• Поступки, которые вы легкосделаете наедине с собой или в хорошей компании, но затруднитесьвоспроизвести на людях. Например, снять ботинки, потом носки изадумчиво пошевелить пальчиками ног. Вы не пробовали сделать это вметро?
Как только не развлекаются дистантники!Водят хороводы на улице, задушевно распевая «В лесу родиласьелочка», раздают деньги в вагонах метро: «Простите, людидобрые, что мы к вам обращаемся. Мы сами местные, возьмите, ктосколько сможет!»
• Деньги, правда, мелкие, нонарод брать побаивался все равно.
Маше нравится ходить в электричке ивозить за собой старый тапочек на веревочке: «Не пугайтесь: этоТузик. Он мягкий, пушистый и не кусается. Попробуйте! Толькоосторожно, он болеет, у него ушки перевязаны!» Впрочем, наконтролеров больше произвел впечатление бэйджик на груди: «Еевеличество Королева».
Бэйджики вообще дают большой простордля творчества. Если хотите, чтобы к вам подходили часто, можнонацепить «Девушка для досуга». Если желаете, чтобы вокругвас всегда был мертвый простор, напишите на бэйджике: «Палач».
• Народ отшатывается в любуюдавку: проверено.
Совершать нестандартные поступки можнои в офисе, на работе. Вот Света перед обедом устроила «разминку»— игру в волейбол воздушным шариком. Сначала народ подумал, чтоглавный бухгалтер сошла с ума, но скоро играли уже все. Сашаразвлекался более круто: рядом с табличкой на своей двери «Начальникотдела Александр Шмаков» он аккуратно подписал: «Спит».После обеда «Спит» изменил на: «Проснулся», апришедшего коллегу встретил приветствием: «Гав!»
• Сашин комментарий: «Яэто делал на работе, потому что с незнакомыми легко все».
Тем не менее, на наш взгляд, в этомупражнении нет задачи напрягать своих ближних и ставить под вопроссвою репутацию на работе, поэтому эти тренинги лучше делать там, гдетебя не знают.
Показатель «выполненности»упражнения — не обязательно полное отсутствие барьера передчем-то. Важно, чтобы всегда, когда надо, ты делал то, что надо; чтобыбарьер «что люди скажут» и отсюда «мне трудно» неменял направления твоих действий. Соответственно вести себянестандартно должно быть достаточно легко.
Последнюю часть упражнения: «Проследи,как близкие и разные люди пытаются управлять твоей жизнью, и научисьобрывать ниточки, с помощью которых они тобой управляют»хочется прокомментировать отдельно. Этих ниточек так много, что ярешил не отдавать все на самостоятельный поиск, а самые типичныесобрать в текст симпатичного плаката:
ЗАЩИТА ОТ ДУРАКОВ
И НЕКОТОРЫХ БЛИЗКИХ
Есть много желающих управлять твоейжизнью, и есть много способов подчинить тебя чужому контролю, но еслитебя чей-то контроль не устраивает, ты можешь от него отстроиться.Для этого, когда тебя просят, когда тебя спрашивают, когда от тебяожидают или требуют, но ты прямо не должен:
• Не объясняй и неоправдывайся. У тебя нет обязательства, чтобы тебя все понимали исчитали хорошим.
• Не ищи обоснования своихрешений, если их у тебя нет. Ты можешь делать, что ты решишь, и безобоснований. Тем более ты не обязан быть для кого-то логичным. Укаждого своя логика, кроме того, у тебя есть просто право делать то,что тебе хочется.
• Не вешай на себя чужиепроблемы. Ты можешь помочь, если захочешь, но у тебя могут быть идругие планы.
• Не держись за принятоетобой решение только потому, что ты это сказал. Если захочешь,разреши себе передумать и принять более устраивающее тебя решение.
• Ты не обязан догадываться отом, что тебе прямо не сказали. Если им нужна твоя помощь, пустьскажут — какая конкретно, и ты, возможно, это сделаешь.
• Ты не обязан догадываться освоих ответах, которые кого-то устроят. Если им нужен определенныйответ, пусть скажут — какой, и ты, возможно, им его дашь.
• Ты не обязан сопереживатьпереживающему собеседнику. Он хочет переживать так, а почему тыдолжен подключиться к его выбору? Ты не обязан кормить его радостями.Ты не обязан поддерживать его в печали. Ты можешь это делать, когдасочтешь это нужным сам.
• Ты не обязан развиваться исовершенствоваться вообще, тем более в том конкретном направлении,которое тебе навязывают. Маршрут своей жизни ты имеешь правопрокладывать сам.
• Ты не обязан быть длякого-то хорошим и добиваться чьего-то одобрения. Не обязанреагировать на чье-то неодобрение просто потому, что кому-то этогохочется.
• Ты имеешь право руль своейжизни взять в свои собственные руки, — так же, как иотдавать его кому-то, когда тебя это в силу каких-то соображенийустраивает.
• Вот. Конец плаката.
Классные установки! Только когда япредставил, что они висят в моем Центре на Первомайской и ихсинтоновцы берут на вооружение,
• против кого?
я вздрогнул и понял, что они нуждаются,как минимум, в некотором завершающем комментарии. Что я и сделалследующим образом:
Хорошие правила? Только продумай,где ты будешь ими пользоваться, а где и с кем защищаться смысла —нет.
Упражнение «Учет денег»
Единственное, о чем япрошу, — дайте мне шанс убедиться, что деньги не могутсделать меня счастливым!
Крик отчаяния
Не учите людей жить, лучшепомогите материально.
Эллочка-людоведка
1. «Бухгалтер». Наладьучет прихода и расхода денег, причем денег «мелких» —нет! Деньги пришли — с каждой купюрой поздоровался, деньгиуходят — попрощался.
2. Четко, детально спланируй свойбюджет на неделю (раздел «непредвиденные расходы» минималени предусмотрительно разбит на четкие графы: какие конкретнонепредвиденные?) и выполни его без «коррекций» (которыеуказывают, что планируешь ты — плохо и соблазнить тебя —легко). Делай это до тех пор, пока не поймешь, что планировать ивыполнять свой план ты умеешь.
Это упражнение годится для выполнениябез всяких комментариев.
Впрочем, если вы никогдавсерьез планированием своих личных расходов не занимались, могупредложить схему «70/30»: в соответствии с нею 70 %проедается, 10 % идет на развитие себя и бизнеса, 10 % насбережения, 10 % — благотворительность.
Упражнение «Учет времени»
Одна стоишь ты у ворот,
Одетая вся в белое.
Пустынно все, молчит народ.
А ты стоишь, что делая?
Велемир Хлебников подвпечатлением дистанции
1. «Хронометр». Втечение дня каждые 15 минут фиксируй проделанную работу и дистантнуюнагрузку (параллельные делам упражнения по дистанции), а потом оцени:качество (ты работал быстро, красиво, результативно?),своевременность (в это время надо было делать именно это? А что-тодополнительно? Или что-то другое, более важное?), эмоциональноесоответствие (в душе светлое хорошо? В мир и людям — насколькоте эмоции, которые необходимы?)
2. Научись планировать свойдень и свою неделю — и в срок выполнять намеченное. Будильниквыбрал поставить на 7.00 — встаешь в 7.00. Или ставь будильникна другое время.
Одно из центральных понятий в этомупражнении — это «Поток». Что это такое?
Надо было позвонить по делу, и онапотянулась рукой к телефону, но тут ее взгляд остановился накофточке, которую надо было срочно повесить в шкаф……Черезчас она задавала себе вопрос: «Почему я так и не позвонила? Гдея была? Что я делала?» Разбиралась с одеждой, решала, что делатьс юбкой, переложила белье в другое отделение, в старой газетепрочитала заметку… Она была в Потоке, все происходило, но ее,сознающей жизнь и управляющей своей жизнью, — не было.
Где бы и с кем бы я ни был, что бы я ниделал, я всегда вижу (справа и наклонившимися ко мне немного сверху)Часы Жизни: я иду, говорю, ссорюсь, а они всегда, секунда засекундой, час за часом передвигают свои стрелки. Внизу, подо мной,бурлит Поток моей жизни, катит горбатые волны-события, а слева —есть бережок, важный для меня бережок… На бережке — то,что оставляет за собой Поток жизни, то, что оказывается СухимОстатком от разговоров и передряг, от страха и творчества. Конечно,хочется, чтобы этим твердым остатком оказывались не куски слипшейсягрязи, которая позже высохнет и превратится в пыль, в ничто.
Что бы я ни делал, количество Добрав мире должно увеличиваться.
Помните рассказанную в Евангелии притчуо слугах, которые получили таланты1отсвоего хозяина? Кто-то свои таланты преумножил, а кто-то их в землюзарыл.
• По-разному отнесся Хозяин кслугам своим, но дело, по-моему, вовсе не в наказании, а простоленивым дураком быть — не хочется…
Для меня эта притча — реальность.Моя Хозяйка, Жизнь, дала мне Талант и отпустила некоторое ВремяЖизни. Как я отчитаюсь перед ней? Как я использовал отпущенное мневремя? Что я создал, на что использовал свой Талант? А теперь —конкретика упражнения. Если вы вели учет времени традиционно: «8.06— автобусная остановка; 8.12 — автобус; 8.22 — ст.м. «Медведково» — вы фиксировали время, но упускалито, что за этим временем стояло.
• Что мир тебе давал с 8.06 по8.12, когда ты стоял на автобусной остановке? Что ты делал, что ты измира брал? Что получено?
Чем подробнее и чем более про результатбудет учет, тем лучше. К примеру, вот запись: «15 минут —трудный разговор». Хорошо, но что было у вас в эти 15 минут?Более подробная запись будет, возможно, такой: «1-я минута —ритуальные фразы, взаимная настройка. 5 минут — он наезжал, ясобирал информацию. 3 минуты — я перехватил инициативу и далотпор. 1 минута — он пыхтел, я смягчал ситуацию. 2 минуты —мои предложения. 1 минута — торговля. 1 минута — вродедоговорились, я поторопился расстаться».
• Есть? Не совсем…
Важно вести не просто учет потраченноговремени, но и его результат, итог, к учету действий нужно добавлятьфиксацию результата. Например, так: «1-я минута —ритуальные фразы, взаимная настройка. (Есть! Контакт почувствовал!) 5 минут — он наезжал, я собирал информацию. (Наезд яотбил, но мотивы наезда так толком и не понял ). 3 минуты —я перехватил инициативу и дал отпор. (Он остановился, но теперьпыхтит. ) 1 минута — он пыхтел, я смягчал ситуацию. (Неполучилось. ) 2 минуты — мои предложения (сформулировал,он услышал ). 1 минута — торговля (думаем.. .). 1минута — вроде договорились, я поторопился расстаться».
• Все? Можно выдохнуть?
Можно выдохнуть и приступить кобработке полученных результатов, потому что самые главные вопросы ирезультаты впереди.
• А именно, что значат для менярезультаты этого разговора? Как я этот разговор теперь использую? Чтомне теперь нужно в связи с ним сделать?
Как показал опыт, многих в учетевремени серьезно затрудняет то, что он сам по себе съедает многовремени: «Если подробно записывать все то, что ты делаешь, неостается уже никакого времени на саму жизнь. Мне это надо?»Верно, тебе это не надо. Поэтому разумнее воспользоваться подсказкойи основной учет времени вести, пользуясь следующей таблицей.
Время | Что делал |Дистантная нагрузка | Качество | Своевременность | Эмоциональноесостояние
8.00 | Горячий душ:блаженство, зубы, массаж десен, промывка носа, горячее растирание |ПУ,ОУ | 4 | 4 | 3
8.12 | Холодное обливание исухое растирание | Хорошо, ПУ, ОУ | 4 | 5 | 4
ПУ — прочувственное удовольствие.
ОУ — осанка и улыбка.
Хорошо — оно и в Африке»Хорошо!».
И разрешите на этом остановиться: ибочтобы узнать, что такое Дистанция, ее надо проходить самому, вживую,а не читать о ее прохождении кем-то. По этой же причине не привожузаданий второго и третьего курса Дистанции: секрета в них никакогонет, но Дистанция создана не для любо-пытствования, а дляпрактического освоения.
• За что я ее и люблю.
За что я люблю Дистанцию
Люди приходят к вам запомощью, а вы им помощи не даете.
Вот.
Из всех видов психологической работы якак ведущий больше всего люблю именно Дистанцию. Почему? Первым деломпотому, что на Дистанции работает народ, а не я. К нормальномузанятию готовится ведущий, а дело народа — только прийти. «Япринес себя! Ура мне, можете, так и быть, со мной работать!» —такие настроения членов группы знакомы многим коллегам-психологам. НаДистанции же — дело совсем другое, и к каждой встрече готовитсянарод, а не я, ведущий. Трудились как пчелки всю неделю, а теперьсвои восхитительные результаты на рассмотрение всему честному народупреподносят.
• А мы их рассматриваем. Чем-товосхищаемся, что-то критикуем, при необходимости подсказываем. И,чаще всего, подсказываем, какие дополнительные нагрузки в этомупражнении можно еще для себя раскопать.
Дистанция предполагает, что человекпришел сюда трудиться. Редко, но бывает, что новичок на Дистанциисообщает: «Вы знаете, у меня не получается!» — исмотрит на ведущего жалобными (то есть требовательными) глазами.
• То есть сделайте за меня туработу, которую я не сделал!
Он ожидает, что ведущий, как добрыйпсихолог, начнет проявлять свою профессиональную квалификацию,устраивать ему психотерапию и так далее крутиться вокруг него. Ачеловек будет оценивать: «Успешно крутится вокруг меня психологили нет? Он во мне уже все сделал или пусть еще покрутится?»
Если это называется нормальнаяпсихотерапия , то на Дистанции этого разврата мы не допускаем.
• Надеюсь.
За что я еще люблю Дистанцию, так этоза возможность растить новых ведущих. Это долгое время действительнобыло проблемой: в тренинговой группе появляется звездочка, яркий исильный человек, тем более вдруг это студент-психолог, и он хотел бытоже стать ведущим, но — где и как это сделать? Брать ипытаться вести Синтон-программу — можно, но если рядом Козлов,народ пойдет к нему, а не к тебе, но тогда — на ком учиться?Как начинать? Что делать?
• И люди чаще всего —терялись… Хорошие люди!
Теперь же каждый толковый человек имеетсовершенно реальную возможность начать в Синтоне самостоятельнуюпсихологическую работу. Если ты на Дистанции работаешь успешно, утебя всегда есть неформальная возможность оказываться помощникомведущего. Далее, прошел Дистанцию сам (успешно сдал хотя бы первыедва курса) — пожалуйста, набирай мастерскую свою, желающихвсегда много, особенно если ты работаешь бесплатно.
• И именно поэтому у нас многиемастерские по Дистанции — бесплатные. И это как раз тот случай,когда бесплатная психологическая работа себя оправдывает полностью.
Да, поскольку речь идет о деньгах, то ялюблю Дистанцию еще и за то, что она не требует специальногопомещения и, соответственно, можно работать на квартирах, не тратяденег на аренду.
• Правда, народ все равнопредпочитает собираться в Клубе: видимо, его стены становятсяродными, плюс дома больше дюжины людей привечать хлопотно, а в Клубеуместятся все.
Насколько я понимаю, Дистанцию люблю нея один, и с тех пор, как она появилась в Клубе, существенно сталменяться сам Клуб. Многие идут сразу на Дистанцию, минуя собственнотренинговые группы,
• правда, я не уверен, что онисовершенно правы,
большинство народа просто непредставляет: «А как же Синтон — и без Дистанции?»
Результаты
Выработалась твердая привычкавести учет времени, вижу и четко отслеживаю все, что происходит сомной и вокруг меня. Упражнение считаю выполн…
Записка попавшего под трамвай
Саша Шмаков, успешно пройдя все трикурса Дистанции, по итогам написал для нее следующий рекламный текст:
Если вы хотите в жизни совершитьчто-то большое и полезное для людей, то:
• Вам не нужно иметьспециальное образование;
• Недостаток опыта не будетвам помехой;
• Вам не потребуется многовремени;
• Результат не зависит отфактора везения,
Вам нужно просто пройтиДистанцию!
Личные результаты Саши?»Непосредственным результатом учебы на Дистанции стало то, чтоменя три раза повышали в должности на работе, я увеличил своюзарплату больше, чем за 10 лет до этого, а самое главное, я наладилсвою личную жизнь (а для меня это ох как важно). Отдельный разговор отом, сколько и чего я сделал для других людей: этого оказалосьнемало. Хорошо! Все это — мой вклад в жизнь».
Было бы просто удивительно, если быДистанция не работала, поскольку это не какое-то оригинальноеизобретение психолога Козлова, а совершенно традиционный, то естьизобретенный за многие столетия еще до нас, способ самостоятельнойличностной работы. Так работал над собой Франклин Рузвельт, так жеметодично работают члены секты методистов,1наэтих же принципах основана профессиональная подготовка в различныхбизнес-центрах.2Всеэти системы отличаются друг от друга только тем, что конкретноотрабатывается в том или другом учебном курсе, какие конкретнозадания и упражнения получает человек для самостоятельной отработки,а также насколько жестко отслеживается действительное выполнениепредложенных на отработку упражнений.
В этом отношении Дистанция как методикауправления самостоятельной работой по запланированному личностномуросту имеет ряд достоинств. В первую очередь это наличие мастерской —и ведущего, отслеживающего работу вставшего на Дистанцию человека.Многие уверенные в себе люди утверждают: «Мне мастерская иведущий, наблюдающий за мной, не нужны. Я работаю для себя и в сдачеупражнения кому-либо — не нуждаюсь». Наши наблюденияговорят о другом: мастерская и ведущий — нужны, и если учеловека не болит самолюбие на тему «вот меня экзаменуют»,то наличие внимательной и требовательной к нему компаниирезультативной работе только способствует. И если человек работалкачественно, инициативно и творчески, то сдача им упражненияпроисходит не как экзамен, а как подарок от сдающего; происходитувлекательный и нужный всем рассказ, как это упражнение, оказывается,можно богато и со смыслом вставить в свою жизнь.
Что касается содержания обучения, тоДистанция сильна, в частности, своей системностью: тем, что каждоевыполненное упражнение оказывается связанным с предыдущим иподдерживает последующее.
• Каждое упражнение хорошо иполезно само по себе, но, взятое в отдельности, — небронебойно. А вот все семь упражнений первого курса — это ужебомба.
Тотальное «Да», «Хорошо»и «Если бы я тебя любил» теснейшим образом поддерживаютдруг друга и быстро сливаются в нечто единое, тепло светящееся вбодром дистантни-ке, Нестандартные поступки открывают дорогу дляличностных изменений, Учет личного времени позволяет свою жизньвидеть детально, а пункт «Деньги» воодушевляетсерьезностью намерений. В результате по-старому жить — уже,похоже, не получается. Люди растут быстро и по-настоящему.
• Хорошо! Тем не менее, всели результаты Дистанции оказываются явно положительными? Диалектика —вещь иногда жутко противная, и согласно ей самые большие достоинстваДистанции оказываются одновременно ее самыми серьезными минусами.
Друзья, вы же прекрасно знаете, что,если человек меняется, его отношения с близкими могут не улучшиться,а совсем даже напротив. При всех недовольствах и ругани люди былипритерты друг к другу, так или иначе они были нужны такими, какие ониесть: с привязанностями, слабостями и болью. А если уходит это, сновым человеком надо строить новые отношения, и это устраивает невсех. Итак: не всегда, но часто при сильной работе на Дистанцииотношения с близкими (родителями, мужем или женой) могут серьезноиспортиться. И к этому надо быть готовым.
• В том числе и ведущему.
С другой стороны, если я расту, тодругие становятся меньше. И те, кого я ранее любил и уважал, могутстановиться для меня — другими. Иногда — не такимиинтересными, как прежде, иногда — просто чужими… Цитатаиз отчета Лары, дистантницы и ныне ведущей мастерской:
Вообще-то, Николай Иванович, Выпоступили нечестно по отношению к нам, не предупредив, что в выбореспутников жизни мы (то бишь дистантники) будем сильно ограничены(впрочем, есть у меня подозрение, что Вы сами об этом не очень-тознали). Мы с Лелькой подумали и решили, что мужчины, не имеющиенавыков хотя бы первого курса Дистанции, нам в мужья никак неподойдут.
• Вот так-то.
Как к этому относиться, рассматриватьэто как личную потерю или приобретение, решить может только самчеловек для себя. Для меня же в Дистанции, наверное, главное все-такидругое: не то, что люди действительно (очевидно для себя и длядругих) лич-ностно вырастают, а то, что они — научилисьрасти.
Главное
Моя практика, мой опыт говорят о том,что обычные, нормальные люди толково работать над собой не умеют.Соглашусь, что у многих, у большинства (приходящих в Синтон) естьнастоящая тяга к личностному росту — есть! — но тягавовсе не означает — умения.
• Вот моя Танюшка тянетсясейчас разливать чай. Разлить-то она разольет, только не в чашки, ана себя.
Конечно, и без всякой Дистанции люди,приходящие в Клуб, быстро и сильно растут: становятся личностносвободными, эмоционально защищенными, вырабатывают более определенныеи более высокие жизненные ценности. Они растут — но за счетчего? Занятия Клуба оказываются богатой почвой, ведущие —видимо, Солнышками, и люди, как стебельки, — растут. Покаих — выращивают и чуть ли не тянут. А сами работать над собой —нет, синтоновцы (как правило) не умеют, потому что мы их этому ранее,до Дистанции, не учили.
• Более того, разрешитеотвлечься: внимательно просматривая висящий у меня на стене большойсписок «Психологические центры Москвы», я не могу назватьни одного центра, где этому учат… Скорее, я не знаю. Наверное,умные люди этому где-то все-таки учат. Обязательно учат!
Итак, я не ставил себе задачу научитьэтому людей, но вдруг я столкнулся с таким результатом: первый курсДистанции ты людей тащишь, они шатаются и скрипят —
• сопротивляются (сами себе),избегают (сами себя), удивляются успехам, боятся неуспеха,
но если они выдержали и результатыполучили — заработали! — то далее твоя роль, какведущего, становится минимальной. Ты присутствуешь в роли в основномконтролера-консультанта, иногда — в роли звездочки (нет,давайте напишем: «в роли ориентировочного столбика», чтобыне зазнаваться), а человек уже спокойно и эффективно работает сам.Ставит цели (конкретно и позитивно), настраивает мотивацию(формулирует свои смыслы, просматривает возможное внутреннеесопротивление, подключает ресурсы), намечает необходимые этапы(характерно, что он их уже знает) и — просто начинает работать.
• Он это — уже умеет!
Основные принципы грамотнойсамостоятельной работы с упражнениями мы сформулировали в Памяткедистантника: это то, к чему дистантник приходит сам, рано или поздно.Но очевидно, что лучше прийти к этому — пораньше.
Памятка дистантника, или Как работать надупражнениями грамотно
Бросая камешки в воду,наблюдай круги, ими образуемые, иначе твое занятие окажется пустымвремяпрепровождением.
Козьма Прутков
Нагрузи себя разумно.
Сколько упражнений взять себе в работуна эту неделю? Разумнее всего — два: одно ударное (центральное)и одно длительное, которое можно и нужно готовить в фоновом режиме. Содним упражнением иногда скучно, и бывает нет условий его выполнять,а если возьмешь на себя сразу много, идет перегруз и не делаешьтолком вообще ничего. В каком режиме работать? Рекомендуем —интенсив. Работа вялая и редкая (пять вялых минут в день) есть толькотрата времени и формирование убеждения, что «у меня ничего невыйдет и Дистанция не для меня». Работа же сильная, жесткая,энергичная (шесть—восемь часов в день) — формируетдействительный навык, дает настоящий твердый результат и ощущениеуспеха.
С какого упражнения начать? Некоторыеначинают с самого для себя легкого — для разогрева и разгона,чтобы сделать и получить ощущение успеха. Другие — с самоготрудного, чтобы с налету справиться и потом вознаградить себя болеелегкой и приятной работой. И та и другая тактика по-своему разумна,но мы чаще рекомендуем совершенно беспроигрышный вариант: начать супражнения «Тотальное «Да».
• Как минимум, вы послеэтого сразу начнете слышать окружающих. А не только им возражать. Да?
Сформулируй результат позитивно иутвердительно.
Начинающие часто ставят себе задачи,формулируя их негативно: «Мне не надо говорить «нет»,»Не хочу забываться в потоке времени», «Не хочуболеть, поэтому…» и т. д., по принципу: «Что яне хочу». Продуктивнее формулировать свои задачи утвердительно,через «Я хочу», видя позитивный результат. Вместо «Яхочу не сутулиться и не иметь мрачного выражения лица» лучшесформулировать «Я хочу иметь царственную осанку и сиятельнуюулыбку».
• Как, собственно, иформулируется в изначальном задании.
Искомый результат должен зависетьтолько от тебя.
Ставить задачи перед собой надо толькотакие и так, чтобы результат полностью зависел от тебя самого. Если вупражнении «Хорошо» для своего внутреннего «хорошо»ты поставишь задачу, чтобы на тебя перестала постоянно орать твоямама, ты, очевидно, мало чего добьешься: мама находится вне твоегоконтроля. А что в этом задании зависит от тебя? Что ты можешь сделатьнаверное в первую очередь с собой, что ты захочешь изменить в себе,чтобы в твоей душе «хорошо» возникало чаще? Необходимосфокусировать внимание на том, что ты можешь сделать, как ты будешьответствен за достижение результата. «Хочу быть внутреннесвободной, но надо изменить мужа, а то он…» Ошибочка,мужа вычеркиваем. «Что Я должна сделать, чтобы быть болеевнутренне свободной?»
Определи четкие критерии достижениярезультата.
Чтобы знать, что ты результата добился(или пока нет), ты должен иметь четкие критерии его достижения.Результат должен быть проверяем, выражен в чем-то очевидном илиреально ощутимом. Ты хочешь иметь царственную осанку? Встань так, какты будешь стоять с такой царственной осанкой, покажи ее себе и другим— и запомни это свое состояние. Есть! Это твое тестовоесостояние. Когда, выполняя упражнение, ты поймешь, что достигтестового состояния, значит, упражнение выполнено.
Разберись с возможным внутреннимсопротивлением.
Все ли в тебе новом тебя полностьюустроит? Если в тебе будет что-то протестовать, твой успех окажетсяпод вопросом. Поэтому в первую очередь уточни задачу так, чтобырезультат был для тебя полностью приемлемым. Определи границыприемлемости. Отрабатываешь «хорошо» — тыставишь задачу его иметь всегда, везде и со всеми? Ну-ну…Также «Если бы я тебя любил» — всех, везде ивсегда? Разберись и уточни.
Второе — разберись, какдостижение желаемого результата повлияет на твою жизнь. Непотеряешь ли ты чего-либо ценного? » Я хочу отказаться отпустых развлечений». Классная задача, но не потеряешь ли тычто-нибудь для себя действительно ценное, отказавшись от пустыхразвлечений? Не будет ли какая-то часть твоей души против этой цели?Если потери окажутся тебе небезразличны, может быть, ты сможешьполучить потерянные выгоды другим путем? Только полностьюразобравшись в этом вопросе, ты не станешь сам себя тормозить вработе.
Разберись с реальными препятствиями.
Что мешает тебе достичь желаемогорезультата уже сейчас? Чтобы не пугаться вообще непонятно чего, четкопредставь, разложи по полочкам, пропиши основные препятствия и путиих обхода. Обрати внимание: для многих твоих действий никакихпрепятствий нет, и их можно сделать сразу.
Сколько готов платить за?
За все нужно платить. Сколько сил ивремени ты готов потратить для достижения результата — и,кстати, для поддержания его? «Я хочу вести здоровый образжизни». Во что тебе это станет, и устроит ли это тебя?
Сделай результат себе вкусным.
Замотивируй себя. Ты действительнозахочешь работать, если хорошо увидишь, поймешь и прочувствуешь,сколько тебе даст выполнение этого упражнения, какой в нем окажетсядля тебя реальный смысл. Поэтому все свои будущие выгоды выложи ипоставь перед собой, чтобы твой труд был быстрее вознагражден.
Четко договорись с собой, что гдебудешь делать и когда. Увидь свою будущую работу.
Если тебе надо утром встать рано илегко, детально представь заранее, как ты просыпаешься, как тыпотягиваешься, как не хочется вставать, что ты будешь думать про: «Аведь можно сейчас и не вставать» — и четко,конкретно, детально представь и прочувствуй заранее то, что ты в этойситуации сделаешь. То есть встанешь — легко.
Первый шаг/шаги.
Когда конкретно и какой будет твойпервый шаг? День, час. Кстати, может быть, ты сделаешь все (или хотьчто-то) прямо сейчас? Уже — сделал?
Как писать отчет: основные пункты
Итоговый отчет обычно предусматриваетследующие основные пункты:
• Чего я ожидал от выполненияэтого упражнения? Зачем я начинал его делать?
• Чего я боялся? Имел ливнутренние протесты, какие? Что я с этим сделал?
• Сколько времени (дней) и сколькочасов в день (в среднем) я работал над этим упражнением?
• Как я делал это упражнение? Чтомне в этом помогало?
• Что дало мне это упражнение,какой я увидел в нем смысл?
• Как я узнал, что упражнение мнойвыполнено? По какому критерию?
Вот видите, как все серьезно! Наукацелая. Впрочем, часть дистантников утверждает, что работа намастерской — само по себе представление, по увлекательности скоторым сравнится не каждый театр.
Хроники Синтона, или По дороге к Солнечному дому
Секта
Эх, дороги…
Синтон — взрослеет. Его стализамечать, что оказалось не всегда только приятным. Например, как-тона имя директора Дома молодежи, где давно уже работает Клуб «Синтон»,пришло сердитое письмо на официальном бланке Центра по реабилитациижертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова со следующимтекстом: «Из обращений общественности Москвы нам стало известно,что в руководимом Вами Доме молодежи «Сокольники»располагается и активно действует Клуб практической психологии»Синтон».
Сообщаем Вам, что, исходя из анализалитературы, распространяемой этим центром, его методик и заявленийбывших последователей этой системы, специалисты Центра реабилитациижертв нетрадиционных религий классифицировали «Син-тон»как деструктивную религиозную организацию оккульт-но-мистическогохарактера с элементами сатанизма. Все заявления, какими бы красивымидемагогическими фразами они ни прикрывались, о том, что это всеголишь «Клуб практической психологии», не более чем прикрытиеэтой религиозной секты для обманчивого вовлечения к себе неофитов».Далее Козлов более подробно обзывается экстрасенсом, оккультистом игомосексуалистом.1
• Признаюсь: не умею, нелюблю, не принадлежу.
Впрочем, при личном знакомстверуководитель Центра батюшка Олег Стеняев был мягок, сказал, что сСинтоном он вообще-то не знаком, но психологов вообще не любит,потому что душа — дело Божье.
Можно грустить, что ваш Клуб могутобозвать сектой потому, что вы в Клубе постелили ковры и предлагаетенароду ходить не в обуви, а в тапках или босиком. Или еще потому, чтов правилах Клуба — не приносить на чай вредные продукты(колбасу, соль и сахар).
• Секта, да?
Друзья и коллеги, внешняя критика вашейработы далеко не всегда заслуживает серьезного внимания. На мойвзгляд, важнее самые трудные вопросы задавать себе самому: что тыделаешь на самом деле? Что остается после твоей работы? К чему тыстремишься, что в твоем развитии окажется стержнем и главной линией?
Эти свои мысли — и тревоги —я и хотел бы обсудить. Представить, как я их вижу, перспективыразвития Синтона и его духовное напряжение.
Тук-тук, кто в тереме живет?
Сидит Царевна-лягушка, плачетгорючими слезами. Спрашивает ее Иван-царевич: «Что ты плачешь, очем печалишься?» — «Как мне не плакать,Иванушка, не разрешат тебе родители на мне жениться!» —»Не плачь, любимая, не горюй, я себе другую невесту найду!»
Очень, очень синтоновское!
Синтон изначально был задумал какпсихологический Клуб, что есть проект крайне рисковый. Поясню. Если увас не Клуб, а Центр, то человек проходит тренинговую группу и Центрпокидает, даря себя как произведение искусства снова своим близким.Своим продуктом мы кормим не себя, а других. А если у нас Клуб, топродукт нашей работы мы испытываем на себе. Клуб, община, называйтекак хотите, — это место, где мы питаемся продуктами своейже жизнедеятельности. Что себе (из себя) сделали — то и скушатьпридется.
• Впрочем, достаточно скороСинтон стал вкусным местом.
Что в первую очередь давал людямСинтон? Синтон раскрепощал, давал силу и свободу и обучал разумнымжитейским навыкам. Вопрос воспитанности не вставал, по крайней мерецентральным точно не был, и выпускники Синтона вполне моглиоставаться людьми свободными и дикими.
• Дикий человек, например, гдекушает, там и какает. Ну или какает там, где кушают другие.
Другое дело, что в Синтоне всегдасобирался преимущественно качественный контингент, и когдараскрепощались они, то Синтон от этого только хорошел. Все нормально.Или почти все. Потому что если приглядеться, то часть син-тоновцевСинтон явно не красила, и особенно это бросалось в глаза новичкам.Они пришли туда, где мечтали найти свою сказку, они начинают посещатьдействительно толковые — и веселые — тренинги, но вдруг вКлубе встречают прошедшего все мыслимые клубные тренингисинтоновца-старичка, бесцельно в Клубе тусующегося и злословящего проСинтон.
• Толковые люди, как бы имни нравился Синтон, в нем обычно долго не задерживаются. У них естьчем заняться в жизни, они берут в Синтоне все, что им нужно, и, ссамыми светлыми чувствами попрощавшись с Синтоном, возвращаются вжизнь заниматься делом.
А бездельники в Клубе с удовольствиемостаются. А чо, здесь клево! Можно сидеть и перед новенькимиизображать человека, Синтон безусловно переросшего: «Ну,молодежь наивная… мы все это уже прошли…» И повозможности злословить. Кстати, очень странно: он на Синтон какает,но из Синтона не уходит. Ему сделали Синтон, ему в Синтоне хорошо, ноесли ему в Синтоне что-то кажется плохо — он начинаетвозмущенно предъявлять претензии тем, кто Синтон ему сделал.
• Как любил озвучивать этихперсонажей Аркадий Петрович Еги-дес: «Ну почему ты, сволочь, далмне хлеб без масла?»
Любой наезд на такого бездельника онвоспринимает как злобный наезд на клубную демократию в целом. «Яв Клубе хочу жизни именно такой, и я — полноправный член Клуба.Значит, вы обязаны считаться с моими желаниями. У нас —демократия. А если вы со мной и моими желаниями не считаетесь,значит, в Клубе нет демократии и вы — …»
• далее текст не по Уставу.
Так есть в Синтоне демократия —или нет? И как к этому относиться?
Отвечаю.
Клуб и демократия
Демократия. Демос —народ, кратос — власть: власть народа.
Демагог. Демос — народ,гог — защищать: защитник народа.
Симпозиум. Сим —вместе, посиум — лежать. Правильно, древние греки совещалисьлежа.
Люблю переводы с греческого!
Самый первый Устав Клуба «Синтон»начинался словами: «Главным человеком в Клубе является членКлуба. Руководитель Клуба, администрация и прочие ведущие являютсяуважаемым, но вспомогательным персоналом. Все главные вопросы: чтобудет в Клубе и как ему жить — решает не руководство, а самичлены Клуба».
• Вот так.
Это было то, с чего я начинал. Я вообщебыл радикальным демократом.
Например, в начале перестройки, когдана площадях поднимались плакаты «Партия, дай порулить!», ягорел Проектом: вот сделать такую специальную голосовательную газету,где собираются все важные вопросы про нашу жизнь. В ней будутобсуждаться все традиционно обсуждаемые важные вопросы:альтернативная служба, льготы депутатам, где строить гаражи и размерпенсии, а самая соль в том, что после всех умных и разных статей проплюсы и минусы в газете есть отрывные талончики: «Я за то»или «Я за это». Оторвать правильный талончик и опустить впочтовый ящик — на это у народа сил хватит, а в результате мыимеем мнение народа по всем вопросам и будем строить жизнь такую,какую хотим мы!!!
Когда я с воодушевлением сформулировалэтот свой проект Валерию Хилтунену (помните его гремевшую на всюРоссию публицистику в «Комсомольской правде»?), онотозвался коротко и без всякого энтузиазма: «Именно народ в своевремя проголосовал за то, чтобы Сократ выпил чашу с ядом». Я,конечно, возмутился… но стал думать об этом внимательнее.Прошли годы. Что думаю я об этом сейчас?
Сейчас меня мнение народа неинтересует. Точнее, это то, за чем надо следить, чтобы делать еготаким, каким надо: позиция совершенно такая же, как у любых разумныхродителей к своим детям. Мало ли что хотят дети?!
• «Мам, ну давай посмотриммультики, а потом поиграем в железную дорогу!» — Амама только пришла с работы, ей еще готовить ужин и сегодня всепостирать…
Когда человек растет, он меняется:меняется и его кругозор, и его ценности. Желания ребенка отличаютсяот желаний уже подростка, интересы подростка — от интересоввступающего во взрослую жизнь молодого человека, а ценности зрелоговзрослого — совсем третьи. Отвечать на то, что интересносейчас, — это значит, как правило, держать человека на егосегодняшнем уровне.
Как Л.С. Выготский формулировал законопережения обучения: «Обучение только тогда хорошо, когда оноидет впереди развития»,1таки я формулирую закон опережения интереса:
КЛУБ ДОЛЖЕН ДАВАТЬ ТО, ЧТО БУДЕТИНТЕРЕСНО ЧЕЛОВЕКУ НА ЕГО СЛЕДУЮЩЕМ ШАГЕ ДУШЕВНОГО И ДУХОВНОГОРАЗВИТИЯ.
Так чей же это Клуб?
— Расплодитараканов, — сказал отец, — и у таракановпоявятся права. Права, очевидные для всех. Набегут певцы, которыебудут воспевать их. Они придут к тебе и будут петь о великой скорбитараканов, обреченных на гибель.
Быть справедливым… —продолжал отец, — но сначала ты должен решить, какаясправедливость тебе ближе: Божественная или человеческая? Язвы илиздоровой кожи? И почему я должен прислушиваться к голосам, защищающимгниль?
Добрый человек Антуан деСент-Экзюпери
Лет пять назад в Клубе исключительноактуальной была тема «Синтон и алкоголь». Кто помнит,когда-то на весенних синтоновских слетах было особенно весело, потомучто у народа было и свободный народ пил.
• Как и все, что делаютсинтоновцы, — пил от души.
Так вот, Козлов же почему-то решил, чтомассовые пьянки не входят в его представление о Синтоне, и сказал,что в Синтоне пить нельзя. Что тут было… что началось! Народ(ну, часть. Но — голосистая!) как запищал, как заверещал: «ВСинтоне кончилась демократия! Свободный Синтон умер!»,возмущенные синтоновцы устраивали гневные акции протеста идемонстрации, хлестко высмеивающие узость взглядов Козлова инепонимание им настоящего смысла свободной жизни. Прошли годы. Исейчас об этом уже как-то никто и не кричит. Пришло понимание, чтоСинтон и алкоголь — две вещи несовместные, любители алкоголяотсеялись, и Синтон ныне радует более осмысленную публику. Я понимаю,Синтон людям нравится,
• это приятно
и они хотят его иметь.
• Ой, я вполне могу их понять.Мои детишки в детстве вели себя так же: что им понравится, они тожехотели это себе иметь.
Они считают, что Синтон — это ихКлуб. Нет. Чей это Клуб, то есть под чьи интересы будетнастроен Клуб, решает Козлов. Клуб принадлежит народу, но какомународу принадлежит Клуб, решает тот, кто этот Клуб создал.Сегодня меня мало интересует, что в своей массе хочет народ в Клубе,хотя бы потому, что я знаю, что эта масса хочет пока, и потому, чтомне это нравится мало. Если в Клубе будет демократия и по строгойдемократической процедуре мы проголосуем за то, что выберет народ(особенно при наличии еще свежих, «необработанных»новичков), то Клуб «Синтон» превратится в:
• Клуб знакомств,
• Дискуссионный клуб,
• Психотерапевтическуюлечебницу и
• Дискотеку без конца!!!
Потому что это именно то, что хочетнарод.1Потомучто дети хотят конфеты и не всегда желают идти в школу.
• А посуду за собой мыть —так это вообще фигушки!
Поэтому у нас в Клубе демократии ипрочего разврата не будет.
У нас не Клуб всех желающих. У нас —Клуб «Синтон», что значит Клуб с определенными ценностямии требованиями, которым ты можешь как соответствовать, так и нет.Естественно, мне по-настоящему интересны мнения и впечатления народаот тех тренингов и занятий, которые они прошли, и чем больше человеквзял от Синтона, тем более мне важно его мнение. Потому что Синтонего уже воспитал и поумнел. Конечно, я за демократию. Просто, что икак должно быть в Синтоне, должны определять люди, воспитанныеСинтоном. И тогда —
Да здравствует демократиявоспитанных людей!
Проект нового Синтона, или Краткая история долгихреформ
Я тебя породил, я тебя и…
Люблю
Jesus has changed your life.Save the changes?
Yes. No. Save as…
Итак, Синтон изначально был задуман какостровок свободы. Мы этот островок построили. Посмотрели —получилось неплохо. Но — не отлично.
• Нужно ли это доказывать? Недумаю: придите в Синтон и увидите. Разные тут бывают люди: от очень(душевно) симпатичных до не очень.
Мы получаем только то, что мы делаем, иесли мы, работая с синтоновцами, заботились только об ихраскрепощении, душевном благополучии и некоторых полезных для жизнинавыках,
• но не о толковости, не опорядочности, не о высокой внутренней культуре,
то мы не можем ждать, что в каждом изних это будет. И более того, в рамках Клуба требовать этого простоневозможно. В Клубе — свободные люди, которые берут себе толькото, что им нравится, и, если свободному (от всего) синтоновцу тыбудешь давать то, что в его планы не входит, хотя бы тебе и другимэтого очень от него хотелось, он всегда остановит тебя ленивымвопросом: «А мне это надо?»
• Вот вы замотивируйте его,чтобы он порядочным человеком был не только под настроение, а —всегда! Заинтересуете его, сделаете ему это — он вам это даст.Нет — ваши проблемы.
Мне кажется, что Синтон, конечно,прекрасен, но результаты его работы существенно недостаточны. Онинедостаточны, чтобы с человеком было реально хорошо жить, чтобычеловек становился ответственным и порядочным, вырастая из простоЗдорового Животного — в Человека. Лозунг Син-тона: «Что быя ни делал, количество добра в мире должно увеличиваться», намой взгляд, необходимо дополнить таким: «Звание синтоновецдолжно быть знаком человеческого качества».
Я понял, что Синтон необходимоперестраивать, Синтон должен стать другим. Островок свободы —это классно, а не слабо построить Синтон как островок высокойвнутренней культуры? Как человек простой и открытый, я и сообщилнароду, что теперь у Синтона новый проект, называется он «Солнечныйдом»: место, где люди живут только качественно, анепосредственно, как основной путь к такому результату — работана Дистанции.
• Сказать, что весьсинтоновский народ воспринял эту идею с энтузиазмом, было быпреувеличением…
Шли годы… И в Синтоне ничего неменялось… При всей моей любви к синтоновцам я не склоненпредаваться иллюзиям и знаю, что основной массе нужно решить проблемыличной жизни, то есть организовать секс и досуг.
• Чай? Кофе? Потанцуем?
Синтону с собой было так хорошо, чтоменяться он никак не хотел, и все мои крики, обличения, воззвания,реформы и прочие революции не один год напарывались на массовыйсаботаж, вязли в тихом недоуменном протесте нормальных синтоновцев имедленно уходили в песок.
• Что Козлову надо? Ведь все же— хорошо? Тепло? Весело?
Меня выручило только то, что я вспомнилвеликое правило:
НЕ НАДО БОРОТЬСЯ — ПРОТИВ.НАДО БОРОТЬСЯ — ЗА.
Не надо бороться против прежнегоСинтона, надо делать новый Синтон. И в соответствии с этим я сделалдва Синтона: Клуб «Синтон» и Центр «Синтон».
Вот так простенько и элегантно. Ну, тамнашел новое помещение,
• Взял вот так и нашел. А ономеня в Москве стояло и ждало. Вы понимаете.
сделал полы, потолки, проводку,канализацию, сигнализацию, душ, кондиционеры, пенсионеры, разрешениеот пожарников, СЭС и прочее и прочая — в общем, год бодройжизни, а деньги брал из тумбочки. Но все сделал. И стало все хорошо.
• Если не совсем все хорошо,то, по крайней мере, все понятно.
В Клубе «Синтон»по-прежнему собираются свободные люди и получают себе то, что дает имвозможность жить максимально гармонично. В Центре «Синтон»тоже собираются свободные люди, но эти люди употребляют свою свободуна то, чтобы сделать себя другим, более качественным человеком. Тыимеешь право оценивать Центр: «Нужны ли и интересны мне вашипрограммы?», но и Центр будет оценивать тебя: «А ты намтакой — нужен?»
Клуб лучше и в большей степениобслуживает тебя и твои разнообразные интересы, у него больший наборинтересных для тебя групп. Ты можешь оставаться прежним, но жить тебебудет комфортнее и гармоничнее. Центр лучше и в большей степениработает на твой рост как человека. Центр к тебе требовательнее ижелает видеть тебя не всякого, а только соответствующего высокимстандартам.
• Если хотите, Клуб реализуетматеринскую любовь, Центр — отцовскую. В Клубе тебя любятвсякого (ну, почти всякого), Центр тебя заставляет работать.
По дороге, ведущей к Солнечному дому
Куда летишь ты, Синтон?
Птица-тройка беспокоится.
Главная идея Центра «Синтон»— идея Солнечного дома. Идея простая.
Когда мы становимсясамостоятельными, свое окружение мы начинаем формировать сами. Мыобустраиваем себе свою комнату, а потом квартиру, мы делаем себе своюсемью — мы строим свой дом. А когда мы становимся сильнее,хочется построить больше — свой Мир, свой Большой Дом: окружитьсвою семью и свою квартиру людьми, близкими нам по духу, людьмисветлой направленности. Умеющими жить и работать, созидать, а неразрушать, людьми порядочными и человечными — всегда.
Так вот. В любом нормальномцивилизованном обществе существуют где общины, где кварталы, гдепоселения, в которых собираются люди, близкие друг другу по духу.Мусульманская община, китайский квартал, немецкая слобода…Если вы в курсе, это совершенно открытые части нормального города,туда может прийти каждый и даже там поселиться, особенность только втом, что внутри китайского квартала свои порядки, и житьпо-настоящему уютно там только тому, кому китайский образ жизнипонятен и близок. Тот же, кто хочет ночью танцевать рэп, будетчувствовать здесь себя неудобно, ему посоветуют, и он скоропереселится в соседний квартал.
• В Гарлем, к своимдрузьям-неграм.
Так вот, о Солнечном доме. Лет черезпять—семь (как раз и кризис кончится!) создать, собрать,построить в Москве синтоновский квартал — дело не такоесложное, по крайней мере, вполне реалистичное.
• Ну, например, пятьстоквартирных домиков — уже неплохо. Кто-то именно там купитквартиру, кто-то обменяет свою, а если подрядчиками будут свои желюди и доход от строительства будет подарен Синтону же, то неленивыхи умеющих работать и зарабатывать деньги синтоновцев цены устроят.Все нормально.
Естественно, «Солнечный дом» —проект не архитектурный, а психологический. Для меня это не попыткарешения моих или чьих-то жилищных проблем, это совсем другое. Это впервую очередь сильный способ и точный инструмент, который позволяетмне видеть, не криво ли я работаю? Так ли живет, туда ли развивается— Синтон?
Главный вопрос: есть ли кому жить вэтом Солнечном доме? Кого мы туда поселим, какие это люди будут —синтоновцы? Готов ли Синтон к тому, чтобы взять на себяответственность не только за чью-то душевную жизнь, но и за жизньреальную? Сможет ли Синтон построить — Солнечный дом?
Я думаю, что не так важно, приедет лиза строительной документацией генподрядчик и будет ли построен вбетоне или в кирпиче реальный Солнечный дом. Мне кажется, что такжене принципиально, захотят ли обязательно в Солнечный дом переезжатьили решат остаться в своем родном доме те замечательные люди, которыебудут туда приглашены. Все это — возможно и, наверное, реально,но не это, на мой взгляд, самое главное.
А что на самом деле важно, так это то,чтобы Синтон не превращался в заурядный, хотя и качественный,тренинго-вый психологический центр, где народ с пользой времяпроводит, а психологи довольно кормятся. Самое важное, чтобы званиесинтоновец действительно становилось знаком человеческого качества.
Так?
НАПОСЛЕДОК

Философы — это немудрые люди. Это смелые люди, которые не боятся заглядывать туда,куда другие боятся.
Миша Левинсон
До свидания?
Надеюсь, что я, как обычно, не открывалАмерик, а лишь озвучивал то, что повседневно видят и думают многиемои коллеги-психологи, а также нормальные, здравомыслящие люди. Самаятрадиционная и самая приятная обратная связь на мои книгиукладывается в одну формулу: «Николай Иванович, вы написали то,о чем мы думали сами». Моя заслуга оказывается только в том, чтоя разрешаю себе быть более свободным в мыслях и в жизни и этимпрокладываю путь свободы для многих. Как с нескрываемой завистьюсформулировал в сердцах один мой очень молодой читатель:
Интересный человек этот Козлов!
Ну, хитрый: живет, как ему хочется!
Живу, но не могу назвать себя смелымчеловеком: я физически ощущаю страх писать свое , и, можетбыть, именно это служит мне одним из ориентиров, что писать надо:свою, не защищенную ничем правду, то есть то, от чего холодеют руки ибьется сердце. Козлов потому и продажный автор, что никогда не врет.
• Этим я вовсе не хочу сказать,что другие авторы врут. Просто, чтобы врать или не врать, нужноговорить от себя лично: не что про это говорит наука психология, ачто думает (и чувствует) по этому поводу сам автор. Но, как правило,именно это и отсутствует.
Но моя правда всегда личная исубъективная. Например, Синтон живет в моей душе Солнечным городом,которого нет, но в котором единственно жить хочется, и именно поэтомуя же первый на реальный Синтон более всех ругаюсь.
• Синтоновцы — для менявообще ругательное слово. Это те вредные самые близкие люди, которыеникак не хотят быть такими замечательными, какими я все еще хочу ихвидеть.
Но видеть хочу — и иногда поэтомуприукрашиваю. С другой стороны, при всей своей субъективности ястарался быть точным. Чтобы удостовериться в словах Дона Хуана отКас-танеды, нужно две недели махать сквозь кусты чапарели внеизвестном направлении. Врать про Синтон — труднее, синтоновцыотреагируют без задержки.
• Выплескивать своичувства КАК ЕСТЬ они, слава Синтону, уже научены.
А закончить книгу я хочу текстом,который давно лежит у меня в бумагах и перед которым я останавливаюсьвсегда. Как только он оказывается передо мной, я остаюсь наедине сним и погружаюсь в то, что он мне говорит.
Андрэ Оу
«Молодая мама стараетсяобъяснить своему четырехлетнему сыну, что автомат, продающийкукурузу, не может выдать ему это лакомство: Ты не можешь получитьвоздушную кукурузу, сынок. Этот автомат не в порядке. Смотри, вот нанем даже висит табличка, где написано, что автомат не работает.
Но ребенок не понимает. Ведь онхочет получить лакомство. У него есть монета для автомата. Он дажевидит кукурузу внутри автомата. И все же где-то что-то — нетак, И сладкой воздушной кукурузы не получается.
Мальчик идет обратно вместе смамой И ему хочется плакать.
Господи! Я чувствую, что мне тожехочется плакать, плакать о людях, превратившихся в сломанные,работающие с перебоями машины, наполненные добром, в котором такнуждаются, которого так хотят другие люди и все же никак не могут егополучить, лишаются радости иметь его, потому что где-то там, внутри,у них что-то не в порядке».
Почему я всегда плачу, когда это читаю?Мальчик, не плачь!

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
ТЕХНИКИ СКРЫТОГО ГИПНОЗА И ВЛИЯНИЯ НА ЛЮДЕЙ
Несколько слов о стрессе. Это слово сегодня стало весьма распространенным, даже по-своему модным. То и дело слышишь: ...

Читать | Скачать
ЛСД психотерапия. Часть 2
ГРОФ С.
«Надеюсь, в «ЛСД Психотерапия» мне удастся передать мое глубокое сожаление о том, что из-за сложного стечения обстоятельств ...

Читать | Скачать
Деловая психология
Каждый, кто стремится полноценно прожить жизнь, добиться успехов в обществе, а главное, ощущать радость жизни, должен уметь ...

Читать | Скачать
Джен Эйр
"Джейн Эйр" - великолепное, пронизанное подлинной трепетной страстью произведение. Именно с этого романа большинство читателей начинают свое ...

Читать | Скачать
Ближайшие тренинги