info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Искусство понимать себя и окружающих

Автор: ФИЛАТОВА Е.

Представьте себе, что Вы сели за руль машины и, не зная Правил дорожного движения, выехали на оживленную автостраду, на которой нет никаких указателей — ни светофоров, ни переходов, ни ограничителей скорости, ни обозначений поворотов… Если, к тому же, и другие водители не имеют понятий о правилах, то, конечно, авария неминуема, это понимает всякий. Когда же речь идет о человеческих отношениях, то мало кто задумывается над тем, что в этом тоже есть свои законы, и если не соблюдать их, то неизбежны психологические столкновения, аварии, катастрофы…Соционика и есть та наука, где описаны законы, знание которых дает человеку надежный «путеводитель» в определении особенностей отношений людей разных психотипов. Та же самая наука позволяет понимать и особенности психики партнера и, таким образом, может помочь прогнозировать последствия контактов с разными людьми.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В тот год, когда я заканчивала школу, мне, как и многим моим одноклассникам, предстоял нелегкий выбор будущей профессии. Родители считали, что, как и они, я должна стать инженером; учительница музыки была уверена, что мне надо подавать документы в консерваторию, а учитель физики полагал, что самое подходящее для меня занятие — научная работа и рекомендовал поступать в университет. Мне же хотелось заниматься как физикой, так и музыкой, я мучительно переходила от одной возможности к другой, взвешивала все «за» и «против», поступила, наконец, на физический факультет университета и… через несколько лет поняла, что занимаюсь не своим делом.

Сейчас, десятилетия спустя, я могу лишь сожалеть о том, что в 50-е годы еще не было науки, носящей название «соционика», с которой я познакомилась весной 1989 года. Тогда в Новосибирский университет, где я преподавала физику, приехал зарубежный профессор-психолог. Был устроен семинар, на который я буквально напросилась, поскольку с детства испытывала большой интерес к психологическим проблемам. В конце семинара публика попросила профессора продемонстрировать сеанс психоанализа. На роль испытуемого он выбрал меня. Пришлось согласиться: надо же было «отработать» свое участие в семинаре, да и была надежда, что получу квалифицированные советы титулованного иностранца.

В течение часа я рассказывала о многочисленных своих проблемах, которые в основном касались общения с людьми. Профессор задавал мне вопросы о моем детстве, родителях, условиях жизни в семье. Далее следовали рекомендации по коррекции моего психического состояния, в которых, признаться, не было ничего такого, о чем бы я сама не знала. Я вежливо поблагодарила профессора, но в душе была глубоко разочарована тем, что даже зарубежная психология ничем реальным и конкретным, кроме общих разговоров, помочь не может.

Уже тогда я отчетливо понимала, что классический психоанализ, который основное внимание уделяет событиям, происходившим с человеком в детстве, вряд ли способен решить те многочисленные проблемы, с которыми каждый из нас вынужден жить, уже став взрослым. Всем известны примеры семей, где дети, воспитывающиеся в почти одинаковых условиях, порой вырастают настолько не похожими друг на друга, словно появились на свет от разных родителей.

По счастливой случайности на следующий день меня пригласили в клуб социоников. Об этих загадочных деятелях мне было сказано так: «Они как-то странно работают — по немногочисленным данным могут определить все особенности человека». Социониками оказались симпатичные молодые люди, не отягощенные никакими регалиями, даже не профессиональные психолога, а выпускники преимущественно технических вузов. В течение 10 минут они задали мне несколько вопросов, после чего сами объяснили те мои психологические проблемы, о которых я накануне поведала профессору.

На мой изумленный вопрос, откуда им это известно, объяснили, что все очень просто: мой тип — далее следовало непонятное тогда для меня название, — и ни военное детство, ни суровое воспитание в семье, ни более поздние неудачи и поражения никакого отношения к моим проблемам не имеют; сходные проблемы имеют все представители моего соционического психотипа.

Оказалось, что психотип — глубинная структура, которая и определяет основные особенности психики. Конечно, условия воспитания в семье, обучение в школе, работа, собственная семья накладывают здесь свой отпечаток. Но все эти социальные причины не могут изменить основу психики, так же, как худоба или полнота, стройность или сутулость, определяемые условиями жизни, не способны изменить костный скелет человека.

В отличие от анатомического строения, общего у всех нормальных людей, психическая «конструкция» человека имеет 16 основных вариантов, что и обусловливает кардинальные различия в психике людей разных типов. У человека, знающего свой психотип, никогда не возникнет вопроса, чем ему лучше заниматься — геологией или медициной, строить здания или учить детей, сидеть у микроскопа или играть на рояле, летать на самолетах или изучать галактики.

Итак, каждому человеку очень важно знать свои психологические особенности, найти свою «психологическую нишу», но этим далеко не исчерпываются возможности соционики.

Представьте себе, что Вы сели за руль машины и, не зная Правил дорожного движения, выехали на оживленную автостраду, на которой нет никаких указателей — ни светофоров, ни переходов, ни ограничителей скорости, ни обозначений поворотов… Если, к тому же, и другие водители не имеют понятий о правилах, то, конечно, авария неминуема, это понимает всякий. Когда же речь идет о человеческих отношениях, то мало кто задумывается над тем, что в этом тоже есть свои законы, и если не соблюдать их, то неизбежны психологические столкновения, аварии, катастрофы…

Соционика и есть та наука, где описаны законы, знание которых дает человеку надежный «путеводитель» в определении особенностей отношений людей разных психотипов. Та же самая наука позволяет понимать и особенности психики партнера и, таким образом, может помочь прогнозировать последствия контактов с разными людьми.

Создатель соционики — замечательный исследователь из Литвы, Аушра Аугустинавичюте. На основе типологии, предложенной великим швейцарским психоаналитиком Карлом Густавом Юнгом, она разработала простые схемы, которыми можно описать психику человека и отношения людей друг с другом. Ее начинание привлекло энтузиастов — людей разных профессий, которые также внесли свои вклад в создание этой увлекательной науки. Однако соционика не получила широкого распространения, главным образом из-за отсутствия доступной литературы, поскольку практически все соционические работы распространялись тогда в виде ксерокопий и ротапринтных изданий в малых тиражах. Недоверие к соционике в какой-то степени вызвано еще и тем, что ее достижения базируются не на строгом научном фундаменте, а скорее на интуитивных прозрениях ее создателей, в первую очередь Аушры Аугустинавичюте: многое здесь просто гениально угадано ею. Но даже в таком виде соционика стала приносить огромную практическую пользу тем, кто смог овладеть ее методом.

Осознав значение открытий соционики, я решила, использовав всю доступную для меня самиздатовскую литературу, подготовить курс практической соционики для студентов университета. У моих слушателей этот курс вызвал большой интерес, но возникла проблема с учебником. Пришлось написать методическое пособие, которое позднее переросло в книгу «Соционика для Вас», вобравшую в себя работы разных авторов, — в основном А. Аугустинавичюте и представителей Вильнюсской школы, а также работы киевлян — Виктора Гуленко с сотрудниками.

Те читатели, которые знакомы с этой книгой, вышедшей впервые в 1993 г. в издательстве «Сибирский хронограф», вероятно, поняли, что соционика находится в самом начале пути к тому, чтобы называться по праву наукой. Ей прежде всего необходим широкий экспериментальный материал: факты, факты и факты. Эта идея как раз и послужила основой для настоящей книги, построенной на многочисленных примерах при минимуме теоретических рассуждений.

Одной из самых острых проблем, соционики в настоящее время является отсутствие надежных методов определения психотипа. Здесь все зависит от компетентности того, кто проводит тестирование и, что греха таить, — часто от его добросовестности. Но дело не только в этом. Человек в течение многих лет нарабатывает в себе качества, которых ему Природа не отпустила полною мерой. И получается, что, отвечая на вопросы тестов, он не всегда способен отделить врожденные свойства своей натуры от приобретенных. Смысл же соционики в том и состоит, чтобы найти истинную, врожденную структуру психики конкретного человека, и чтобы, зная ее, он мог действовать согласно своей природе, а не вопреки ей, поскольку всякое «вопреки» требует гораздо больших затрат «энергии (в данном случае психической). Психотип приходится часто буквально угадывать, не очень доверяя тому, как индивид отвечает на вопросы тестов. Именно это обстоятельство в настоящее время затрудняет массовые соционические обследования и, соответственно, создание соционической статистики.

Имея в виду это обстоятельство, мне хотелось в этой книге как можно ближе подвести читателя к правильному определению психотипа как своего, так и партнера (семейного, интимного или делового), если такая проблема возникнет. В этом помогут рассказы тех, чей психотип, как мне кажется, определен достаточно надежно.

Кому же адресована книга? Буквально всем. Она может стать интересным семейным чтением, которое способно уладить многие проблемы близкого общения людей разных поколений, она может помочь и тем, кто профессионально занимается психологией, социологией и собственно соционикой, поскольку в книге собран большой фактический материал.

Эта книга станет и естественным дополнением к предыдущей («Соционика для Вас»): читатели, высказавшие сожаление по поводу малого количества примеров в первой моей книге, найдут их в настоящем издании. Особый акцент в настоящей работе поставлен на профессиональных возможностях представителей каждого психотипа. Несомненно, это будет полезным для старшеклассников, стоящих перед выбором дальнейшего жизненного пути.

Наконец, соционика является великолепным инструментом для создания эффективно работающих коллективов самой разной профессиональной направленности. Это позволяет надеяться, что книга поможет руководителям любого масштаба, предпринимателям, воспитателям… словом, всем, кто имеет дело с людьми.

Далее, я хочу выразить огромную признательность всем тем, благодаря кому я могла, будучи преподавателем физики в Новосибирском университете, заниматься психологией. В первую очередь это относится к Сергею Глебовичу Раутиану, заведующему кафедрой квантовой оптики, сотрудником которой я являлась. С самого начала моей «несоответствующей профилю кафедры» работы он не только не препятствовал этому, но и поддержал меня, считая, что гуманитарное образование молодого поколения в наши дни особенно необходимо.

Также я признательна всем моим слушателям, предоставившим рассказы о них самих и о хорошо знакомых им людях — в одиночку собрать такое количество фактов было бы невозможно. Портреты многих рассказчиков читатель может найти в альбоме «Соционика в портретах», представленном издательством «Сибирский хронограф» в 1996 году. Мне хочется поблагодарить киевлян — В. Гуленко, В. Мегедь и А. Овчарова за постоянную поддержку и возможность читать их новые работы еще до опубликования последних. Мне также было очень валено узнать мнение и услышать замечания относительно моей первой книги из уст А. Соколова и Г. Рейнина — санкт-петербургских ученых, которые мне помогли внести определенные коррективы в последующее издание: благодаря им мое понимание соционики стало заметно четче.

Очень признательна я Л. Штудену, с которым меня свела судьба в работе над первой книгой. Взяв на себя нелегкий труд приведения в порядок моей рукописи, он самым непосредственным образом помог мне разобраться в некоторых спорных вопросах, которыми так изобиловала соционическая литература, поддерживал меня, укрепляя уверенность в моих силах.

Е. С. Филатова

Санкт-Петербург, май 1996 г.

ЧАСТЬ I. СОЦИОНИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ.
ГЛАВА 1. ИСТОКИ СОЦИОНИКИ: ТИПОЛОГИЯ К. Г. ЮНГА.

Соционика базируется на типологии, разработанной младшим современником и учеником 3. Фрейда, великим швейцарским психоаналитиком Карлом Густавом Юнгом. Работая с пациентами, Юнг выделил и описал 8 типов личности. Далее он обнаружил, что каждый из этих типов имеет две различных ориентации — итого получилось 16 психологических типов.

Каковы же принципы этой типизации? Чтобы понять это, мы должны усвоить ряд определений — тот язык, которым в настоящее время пользуется соционика и истоки которого мы находим в книге Юнга «Психологические типы». Всего нам предстоит познакомиться с четырьмя альтернативными парами следующих понятий1:

экстраверсия — интроверсия;

мыслительность — эмоциональность;

сенсорность — интуитивность;

рациональность — иррациональность.

Опираясь на книгу Юнга, попытаемся определить психологические свойства каждой из этих пар. Но условимся с самого начала, что мы не будем здесь буквально следовать Юнгу в описании каждой пары признаков, а сформулируем эти понятия так, как они трактуются в настоящее время, что ни в коем случае не означает изменения смысла определений Юнга.

Экстраверсия и интроверсия

В книге «Психологические типы» Юнг пишет: «В моей практической врачебной работе… я уже давно заметил, что помимо многих индивидуальных различий человеческой психики существует также типическое различие, и прежде всего, два резко различных типа, названные мной типом интроверсии и типом экстраверсии.

Рассматривая течение человеческой жизни, мы видим, что судьбы одного обусловливаются преимущественно объектами его интересов, в то время как судьбы другого — прежде всего внутренней жизнью, его субъектом». Уже сами обозначения: «экстра» — направление вовне и «интро» — направление внутрь, говорят о свойствах личности, с которыми нам предстоит познакомиться. Экстраверт — субъект, для которого основным фактором, определяющим его поведение, является то, что находится вне его. Его внимание, направление его мыслей определяются объектами, — тем, что он может воспринять из внешнего мира. Интроверт — субъект, для которого определяющим фактором является его собственная внутренняя жизнь, его представления об объекте, его мысли по поводу объекта, эмоции, которые в его сознании связаны с объектом.

Интроверт, следовательно, чаще всего идет на поводу своих внутренних установок, а экстраверт — на поводу внешних событий. Интроверт, приходя с работы домой, скорее всего, будет стремиться отдохнуть от слишком интенсивного общения, ему будут мешать громко включенный телевизор, постоянно звучащая музыка. Любую значимую информацию он должен сперва сопоставить со своими установками, — «пропустить» через сознание: отсюда понятно, что ему удобнее воспринимать ее дозировано, а не сплошным потоком. Получив порцию внешних впечатлений, он должен взять «тайм-аут», чтобы иметь время оценить ее, сформировать к ней отношение. Только после того, как он интегрирует ее в мир своих представлений, ассоциаций и чувств, он может быть открыт к принятию новой дозы информации, новых впечатлений.

Экстраверт, напротив, нуждается в притоке новой информации, он ей всегда открыт. Радио, телевизор, шумная компания — частые спутники его досуга, он постоянно, каждую минуту своего бодрствования «питается» новой информацией. Как правило, он чувствует себя свободным в выборе тех или иных внешних обстоятельств и, таким образом, может легко приспосабливать обстоятельства к себе. Интроверт же воспринимает ту или иную ситуацию как заданную, он не стремится сразу же изменить ее, но на первых порах старается приспособиться к ней.

Пример: девушка подходит к экскурсионному автобусу, готовому вот-вот отъехать. Все места уже заняты. Она все-таки рискует просить водителя взять ее и ее подругу. Водитель неумолим: «Стоять в автобусе нельзя! Мест нет, поедете в следующий раз». Девушка огорченно выходит из автобуса, и как раз в этот момент прибегает ее подруга, узнает, в чем дело, и мигом меняет ситуацию: «Ребята на заднем сиденье, вы же можете подвинуться, и с вами может сесть еще один человек, а Вы, — обращается она к молодой женщине с мальчиком, — может быть, возьмете ребенка на руки?» Все устраивается наилучшим образом, и через минуту обе подруги едут на экскурсию.

Читатель, вероятно, уже понял: первая подруга — интроверт, а вторая — экстраверт. Следует еще добавить, что не всегда оба типа поведения проявляются с такой наглядностью, потому что каждый человек в той или иной степени обладает свойствами того и другого и в каких-то ситуациях может раскрыться с неожиданной стороны… Но преобладающий тип поведения в обычных обстоятельствах будет один и тот же.

Именно благодаря тому, что экстраверт сам способен формировать ситуацию, чувствовать себя ее хозяином, — он первым вступает в контакт, легко знакомится с посторонними людьми, сам устанавливает отношения с ними. Интроверт же скорее склонен к ожиданию, когда партнер проявит инициативу в знакомстве с ним. Но это ни в коей мере не означает, что интроверт всегда скован и замкнут. Если отношения уже прояснились и установились, то в компании хорошо знакомых людей интроверт может вести себя вполне открыто, быть дружелюбным и общительным.

Может показаться, что экстраверт, нацеленный на все события, происходящие вне его, более объективен в их оценке, чем интроверт, постоянно стремящийся дать им свою интерпретацию и следовать ей. Это было бы так, если бы каждый человек был способен регистрировать все происходящее вокруг совершенно бесстрастно, как физический прибор, без приоритетов в выборе, но любой человек имеет ограничения в восприятии: физические, социальные, индивидуальные. Благодаря им он может выбрать ту или иную точку зрения. Неизбежно поэтому, что каждый ограничен в своих оценках. Кроме того, экстраверту бывает нелегко абстрагироваться от мелочей, постоянно отвлекающих его внимание, поскольку, по словам Юнга, он «производит накопление не переваренного эмпирического материала». Интроверт, напротив, контролирует выбор информации, воспринимаемой им, ему легче сосредоточиться на главном, выделяя его из всего многообразия воспринимаемых фактов.

Конечно, экстраверсию (или интроверсию) легче всего определить, когда имеешь дело с ярким ее проявлением. Вот два примера, в которых читатель сам без труда определит тип психики человека по признаку «вертности»:

— Отправились мы с Р. как-то за продуктами. И вот на обратном пути, проходя мимо Торгового центра, видим продавца-таджика. Он торговал гранатами по /5 рублей за килограмм. Решили купить.

Это нужно было видеть! Р. принялась так лихо торговаться, что цена на глазах стала падать. Когда она, казалось, достигла уже нижней отметки, Р. предъявила свой главный козырь: сказала, что тоже приехала сюда из Таджикистана, после чего цена упала уже до 10 рублей! Когда таджик взвесил нам килограмм, Р. бойко хапнула еще две небольшие гранатины со словами: «Я еще тут возьму маленькую!», на что гость из солнечной республики мог лишь промолвить: «Такой дэвушка я никогда в жизни нэ видэл!»

— Мое видение мира — лишь то, что отражается в моей душе, в моем «Я», лишь то, чему я позволяю оставить след во мне. Во время знакомства с новыми людьми я веду себя скованно и молчаливо. Скорее всего, после первой встречи от меня остается впечатление мрачного человека, который как будто все время напряженно о чем-то думает… В большинстве случаев оно, конечно, так и есть. Но если уж судьба сводит меня с другим интровертом, тут приходится пускать в дело наработанные приемы. Я думаю: «Что же, мы так и будем стоять, как два деревянных истукана, не проронив ни слова? Нет, так нельзя», после чего я могу заговорить первым, называю себя и т. д. Интересно, что при этом я могу заметно покраснеть, чувствую усиленное сердцебиение… Разумеется, что замкнутость, мучительное ожидание на тему «А что скажет он?» сохраняется лишь при первых встречах. Но со своими друзьями и теми, кто, как я думаю, относится ко мне хорошо, я открыт, весел и счастлив, что они есть.

В сущности, вопрос об экстраверсии и интроверсии нельзя решить сугубо однозначно. Каждый человек обладает и теми, и другими свойствами. Вопрос в том, какое из них превалирует. Юнг пишет: «Внешние обстоятельства и внутренняя предрасположенность очень часто благоприятствуют одному механизму и ограничивают, ставят препятствия другому. Отсюда, естественно, происходит перевес одного механизма. Если это состояние каким-нибудь образом становится хроническим, то вследствие этого возникает тип, то есть привычная установка, в которой один механизм постоянно господствует, не будучи в состоянии, конечно, подавить другой, так как он необходимо принадлежит к психической деятельности жизни. Поэтому никогда не может существовать чистый тип в том смысле, что он полностью владеет одним механизмом при полной атрофии другого. Типическая установка всегда означает только относительный перевес одного механизма».

Юнг также установил, что такая предрасположенность заметна уже в младенчестве и что при нормальных условиях она проявляется с возрастом все заметнее. Если же ребенку начать навязывать несвойственный ему механизм восприятия, насилуя его психику, он может заболеть. Обратите внимание, с этой точки зрения, на пример интроверсии, где рассказчик описывает ситуацию, когда ему приходится проявлять качества несвойственной ему экстравертированной установки: «Интересно, что я могу при этом заметно покраснеть, чувствую усиленное сердцебиение…» — все это говорит о том, что необходимость для интроверта проявить экстравертное поведение требует больших дополнительных затрат психической энергии.

Итак, первая типологическая дихотомия, с которой мы познакомились, — экстраверсия — интроверсия. Мы надеемся, что читатель уже сориентировался по тому описанию, которое дано выше, и соотнес себя (хотя бы приблизительно) с одним из полюсов этой дихотомии.

Психические функции Юнга

Если исследовать группы экстравертированных и интровертированных людей, то окажется, что внутри каждой из этих групп существуют большие различия, которые можно охарактеризовать двумя парами признаков. Юнг назвал их «психическими функциями». Работая с пациентами, он сначала выделил четыре основных функции: мыслительную, эмоциональную, сенсорную, интуитивную.

Согласно исследованиям Юнга, в психике любого человека одна из четырех функций безусловно преобладает. Именно это и является важнейшей характеристикой его психики. Соответственно, в дополнение к экстраверсии — интроверсии, Юнг выделяет типы: мыслительный, эмоциональный, сенсорный и интуитивный.

Каковы, в самом общем виде, их свойства?

Мыслительный тип воплощает человек, для которого определяющим является объективный мир: мир иерархии и порядка, закономерных связей и четко выстроенных конструкций. Его интересы могут быть сосредоточены на изобретении новых машин и механизмов, он может быть поглощен созданием научных теорий или размышлять об устройстве мироздания, — но редко его интересует мир человеческих отношений. Его личностные контакты, как правило, весьма рациональны: возможность причинить своему партнеру боль или обиду он предпочитает игнорировать. В людях он ценит прежде всего деловые качества: надежность, предсказуемость, верность взятым на себя обязательствам. Аргументами доказательств могут быть только проверенные факты. Он не может себе позволить непродуманных действий или опрометчивых высказываний, и если они все-таки случаются — считает это самым тяжким грехом.

Если он почему-либо оказывается в ситуации, когда невозможно обойтись без эмоционального отклика, он использует принятые в обществе стереотипы эмоционального проявления, у него стандартный набор жестов, улыбок. Если же ситуация оказывается неординарной — он испытывает замешательство.

Эмоциональный тип — напротив, ориентирован на отношения с другими людьми. Теории и конструкции его интересуют меньше всего, а больше — вопросы добра и зла, любви и ненависти, этические и нравственные проблемы. Такой человек, как правило, очень раним и остро реагирует на чужую грубость или несправедливость.

Эмоциональный тип легковнушаем: мнения окружающих могут быть для него вескими аргументами в принятии того или иного решения. Это особенно справедливо, если аргументы построены на логических доводах, — здесь он чувствует себя неуверенно и старается придерживаться норм, принятых в обществе. Ему самому трудно решить, насколько истинно то или иное утверждение о мире объектов, идей, об устройстве мироздания.

В проявлениях своих эмоций, напротив, он весьма свободен, использует широкий спектр эмоциональной выразительности — от бурных сцен до многозначительного молчания, способен манипулировать настроениями других людей. В силу этого он может легко и безошибочно устанавливать психологическую дистанцию в общении, здесь он ориентируется на то, как человек говорит, каковы его жесты, выражение лица, паузы, интонации…

Уже из этих описаний понятно, что мыслительная и эмоциональная способности человека связаны обратной зависимостью: сильно выраженный мыслительный тип, как правило, малоэмоционален, и наоборот — ярко выраженный представитель эмоционального типа лишь в слабой степени обладает свойствами мыслительного типа. Здесь мы, таким образом, получаем еще одну дихотомию. Это означает «либо—либо»: либо такой, либо иной. Практически не встречаются люди с одинаково выраженными свойствами как одного, так и другого типа.

Заканчивая описание этой дихотомии, мы вынуждены ввести для нее другие — соционические — термины. Юнговские термины здесь заменены следующим образом; вместо «мыслительный тип» — логик, вместо «эмоциональный тип» — этик. Мы не будем обсуждать целесообразность такой замены, а лишь констатируем, что эти термины прижились в соционике. Вторую дихотомию, таким образом, в дальнейшем мы будем везде обозначать, как логики—этики.

Обратимся теперь к следующей паре психотипов.

Ощущающий тип личности характеризует человека, который живет, как говорят психологи, «здесь и теперь». Его внимание постоянно направлено на все то, что его окружает, его восприятие исключительно конкретно, он легко замечает всякие мелкие изменения в обстановке, на улице, в одежде окружающих его людей. Кроме того, он чувствителен к комфорту и уюту, которые, как правило, легко организует вокруг себя, поскольку к этому стремится. Такому человеку легко отвлечься от любых неприятностей — для этого достаточно сменить обстановку. Ему трудно ждать, когда наступит благополучие. Ему надо получить желаемое сегодня (еще лучше — сейчас). Его девиз — действие. Для него характерны умение быстро переключаться, следовать за изменениями обстоятельств и легко приспосабливаться к ним.

Интуитивный тип, в отличие от ощущающего, — интегрирует непосредственные впечатления в образы, символы. Он может, отстраняясь от отвлекающих внешних мелочей, «увидеть» глубинную суть процессов или явлений. Поэтому внешние проявления всего сущего — для него лишь толчок, чтобы пробудить фантазию, ощутить желание к изобретению нового, к прогнозам на будущее. Так же легко он может уйти мыслями в прошлое, подчас переживая его заново, как будто это происходит с ним снова и снова. В обыденной жизни он может оказаться рассеянным, не замечать того, что происходит вокруг, поскольку его мысли принимают произвольное направление, быстро отрываясь от непосредственных впечатлений. Такому человеку чрезвычайно трудно выполнять рутинную работу, поскольку при каждом повторе одного и того же действия его тянет привнести в это действие что-то новое, отличное от прежнего, хотя это новое не всегда может оказаться лучше, чем хорошо проверенное старое.

Понятно, что он не очень любит заниматься хозяйственной деятельностью, создавать вокруг себя комфорт и уют. Хотя нельзя сказать, что он безразличен ко всему этому, но подчас он может не замечать беспорядка, поскольку его мысли витают где-то в облаках и не сосредоточены, как у ощущающего типа, на конкретных предметах, непосредственно его окружающих.

Иногда интуицию понимают как умение хорошо прогнозировать события, однако это далеко не всегда так. Бывает, что ощущающий тип, особенно если при этом он еще и логик, гораздо лучше интуитивного может просчитать последствия тех или иных событий. Интуитивный тип синтезирует в своем сознании предчувствия и может сильно ошибаться в прогнозах, плохо ориентируясь в реальном положении вещей.

В соционике вместо юнговских понятий «ощущающий тип», «интуитивный тип» приняты обозначения: сенсорик, интуит. Здесь, так же, как в случае с парой логик — этик, мы легко можем заметить обратную зависимость. Сенсорик, чье внимание целиком занято конкретными предметами окружающего реального мира, вряд ли будет сколько-нибудь долго погружаться в мечты и фантазии. Интуит, соответственно, не будет утруждать себя разглядыванием подробностей предметного мира, — образ ему дороже реальности. Так что и здесь мы сталкиваемся с дихотомией: человек находится либо на одном, либо на другом типологическом полюсе — он либо сенсорик, либо интуит.

Если учесть, что каждый из названных психотипов может быть экстравертом или интровертом, то существенно важно знать: одинаково ли проявляют себя юнговские психические функции в этих двух вариантах? Оказывается, нет. Например, экстравертная и интровертная сенсорики проявляют себя настолько по-разному, что мы никак не можем их приравнять друг к другу. По существу, мы имеем дело не с четырьмя, а с восемью разными психическими функциями. Одна из этих восьми обязательно преобладает в психике человека. Юнг установил это в результате многолетней исследовательской практики. Именно преобладание одной из восьми психических функций определяет (по Юнгу) психологический тип. В результате мы получаем следующие восемь основных психотипов:

— мыслительный экстравертный,

— мыслительный интровертный,

— эмоциональный экстравертный,

— эмоциональный интровертный,

— сенсорный экстравертный,

— сенсорный интровертный,

— интуитивный экстравертный,

— интуитивный интровертный.

Соционическое описание юнговских функций

В соционике для восьми психических функций введены специальные обозначения.2

экстравертная логика

деловая логика

ЧЛ

интровертная логика

структурная логика

БЛ

экстравертная этика

этика эмоций

ЧЭ

интровертная этика

этика отношений

БЭ

экстравертная сенсорика

волевая сенсорика

ЧС

интровертная сенсорика

сенсорика ощущений

БС

экстравертная интуиция

интуиция возможностей

ЧИ

интровертная интуиция

интуиция времени

БИ

Вспомним, что для экстраверта главным и определяющим является то, что происходит вне его, в то время как для интроверта — его собственная внутренняя установка по поводу происходящего. С этих позиций подробнее опишем действия каждой из восьми психических функций.

Экстравертный логик

(ЧЛ — преобладающая психическая функция)

Логик экстравертного типа главное внимание уделяет материальным предметам окружающего мира. Его интересуют процессы производства, технологии, эффективность применения промышленной и сельскохозяйственной продукции.

Он любит что-то мастерить своими руками, хорошо чувствует себя в мире материальных ценностей, понимает свое место в нем, организует его вокруг себя.

Ему бывает легко понять принцип устройства машины, создать компьютерную программу, установить четкий порядок действий в любой конкретной работе.

Интровертный логик

(БЛ — преобладающая психическая функция)

Сознание интровертного логика конструирует воображаемую реальность, которая, по его мнению, должна соответствовать неким принятым им критериям. Он погружен в исследование и совершенствование этой реальности: его интересуют вопросы мироздания, порядка, иерархий. Он ищет свое место в этой системе, стремится почувствовать себя необходимым в этой структуре.

Он склонен всю информацию классифицировать на бумаге, составлять графики, планы и схемы. Любит что-нибудь собирать, коллекционировать, заносить в каталог, расставлять по полкам…

Экстравертный этик

(ЧЭ — преобладающая психическая функция)

Это, как правило, человек открытых эмоций, которые он легко изливает на окружающих. Он также хорошо понимает чувства других и при необходимости может управлять этими чувствами (качества, свойственные, например, хорошему актеру).

Настроение экстравертного этика легко меняется на противоположное, при этом его поступки и стиль общения целиком зависят от настроения, под влиянием которого он в настоящий момент находится. Свои чувства он не считает нужным скрывать: свободное их выражение — естественный для него способ жизни.

Чувство долга, которого он вовсе не лишен, обязательно для него эмоционально окрашено; оно связано с сочувствием и сердечной привязанностью к конкретному человеку. И наоборот, ему трудно заставить себя что-нибудь сделать для человека, которого он не любит.

Интровертный этик

(БЭ — преобладающая психическая функция)

Поскольку интровертное сознание опирается на собственную установку, то здесь мы имеем дело с понятиями, относящимися к эмоциональной сфере, такими, как добро и зло, нравственность, справедливость, соблюдение традиций, совесть — словом, всем тем набором правил общения, которые выработало человечество на протяжении многовековой истории. Поэтому в сознании интровертного этика большое место занимают моральный долг и чувство ответственности. Хотя он — человек глубоких переживаний и сильных эмоций, но из-за интроверсии они таятся внутри. Поэтому представитель этого психотипа может выглядеть спокойным и даже бесстрастным, но это впечатление обманчиво. Он хорошо чувствует также и нюансы в настроении других людей, характер отношений между ними.

Экстравертный сенсорик

(ЧС — преобладающая психическая функция)

Его внимание постоянно обращено на все, что его окружает. Он во всем стремится «себя распространять», завоевывать все большие сферы: это может быть и физическое пространство, и авторитет, и слава, и власть над людьми. «Действие прежде всего!» — вот его девиз. Как правило, это человек решительный, напористый и энергичный, не уступающий другим завоеванных позиций.

Бурная физическая активность позволяет экстравертному сенсорику браться за множество дел, везде поспевать, во все вмешиваться… Такой человек — естественный лидер как у себя на производстве, так и в любой случайной компании.

Интровертный сенсорик

(БС — преобладающая психическая функция)

Для человека этого типа очень важным является внутреннее представление о гармонии и соразмерности в окружающем мире. Критерий этой гармонии — приятные ощущения, которые он испытывает и к которым постоянно стремится. И он умеет создать вокруг себя обстановку, отвечающую этой потребности: комфорт и уют — это именно то, на что он в первую очередь обращает внимание в бытовой ситуации.

Он также чутко воспринимает ощущения своего тела и малейшие неполадки в нем.

У интровертного сенсорика бывают стойкие вкусовые, тактильные пристрастия, — которых он придерживается всю жизнь. Именно он — тот человек, который умеет ценить «маленькие радости» повседневной жизни.

Экстравертный интуит

(ЧИ — преобладающая психическая функция)

Представитель этого психотипа всегда открыт всему новому, необычному и удивительному. Он отличается чрезвычайно творческим складом характера, легко может почувствовать или увидеть значимость того или иного явления, будь то человек или неодушевленный предмет. В его голове возникает множество самых разных идей, часто он — изобретатель, новатор, исследователь, путешественник, романтический авантюрист.

Интровертный интуит

(БИ — преобладающая психическая функция)

Главный фокус, на который направлено сознание интровертного интуита, — образ, созданный его собственным воображением. Все, что относится к реальному миру, — лишь повод, «строительный материал» для этого образа или отклик на него. Все остальное часто проскальзывает мимо сознания (отсюда — мнение об интровертных интуитах, как о чрезвычайно рассеянных людях). Созерцание собственной глубины — вот занятие, которому охотнее всего предается человек этого психотипа. Этим, однако, дело не ограничивается. Интровертный интуит улавливает не только воображаемое, но и реальное, но эта реальность — скорее метафизического, сверхчувственного свойства. Он может, например, обнаружить неожиданную прозорливость и предсказать результат какого-нибудь процесса, усмотрев его прямым образом. Неудивительно поэтому, что среди интровертных интуитов немало художественно одаренных людей (поэтов, живописцев, композиторов), а также замечательных религиозных деятелей (провидцев, пророков).

Самый же распространенный тип интровертного интуита — тип фантазера и мечтателя, склонного к некоторой идеализации действительности, не слишком хорошо к этой действительности приспособленного и не желающего с нею считаться (Ленский, Обломов, Манилов …).

Как же конкретно мы могли бы представить себе поведение каждого из этих психотипов в реальной жизни? Вообразим себе такую ситуацию.

Туристическая группа — восемь человек — приблизилась к горной речке, неширокой, но довольно бурной, которую надо преодолеть. Весь вопрос — как. Если каждый из восьми представляет в своем лице один из охарактеризованных выше юнговских психотипов, то их поведение могло бы выглядеть приблизительно следующим образом:

— один из них немедленно стал бы давать указание всем, кто и чем, по его мнению, должен заниматься, и это, скорее всего, был бы экстравертный сенсорик — ЧС;

— самый предусмотрительный член группы, интровертный логик, предложил бы наиболее рациональный план переправы — БЛ;

— экстравертный логик сразу же занялся бы реализацией этого плана — ЧЛ;

— интровертный сенсорик воспользовался бы передышкой, чтобы удлинить слишком коротко затянутую лямку рюкзака, заодно сунуть за щеку шоколадку или сухарь — БС;

— интровертный этик — этот в полной готовности будет ждать указания, чтобы самым добросовестным образом его выполнить, а заодно помочь кому угодно и в чем угодно — БЭ;

— экстравертный интуит будет предлагать самые экстравагантные варианты разрешения ситуации (впрочем, серьезные люди предпочтут пропустить его фантазии мимо ушей) — ЧИ;

— экстравертный этик может повести себя самым разнообразным образом, например, ходить вдоль обрыва, глядя на бурные водовороты и восклицая что-нибудь вроде; «Ну, зверь речка! Вот это да!.» — ЧЭ;

— а человеком, который, будучи безучастным к мирской суете, будет стоять «на берегу пустынных волн…», окажется, вне всякого сомнения, интровертный интуит — БИ.

Итак, мы описали 8 основных психических функций. В приведенной ниже таблице мы даем, вместе с соционическими обозначениями функций, их краткую характеристику:

Название

Действие функции

ЧЛ

Деловая логика

Деловая выгода, эффективность, целесообразность, технология

БЛ

Структурная логика

Умозрительная структура, система, научные теории

ЧЭ

Этика эмоций

Открытое эмоциональное воздействие, непосредственная эмоциональная реакция

БЭ

Этика отношений

Отношения между людьми, вопросы долга и морали, уважение к традициям и их соблюдение

ЧС

Волевая сенсорика

Позыв к активному действию, экспансия, владение пространством, напористость

БС

Сенсорика ощущений

Гармония пространственных форм, ощущение удобства, самочувствие

ЧИ

Интуиция возможностей

Способность оценить внутреннее содержание, потенциальные возможности данного объекта

БИ

Интуиция времени

Предчувствие, прогноз, способность улавливать динамику развития, поэтическая фантазия, мистическое чувство

Сформулировать основную программу, диктуемую каждой из восьми психических функций, — задача не простая. Дело в том, что конкретный вид этой программы будет неизбежно зависеть от личной истории каждого человека, то есть от условий его воспитания, уровня культуры, среды проживания и т. д. Поэтому каждая из сформулированных нами установок неизбежно носит весьма приблизительный, общий характер. Но она очерчивает общее направление, которое реализует сознание человека, принадлежащего к конкретному психотипу. В этом и состоит смысл программы.

Предлагаем читателю выбрать ту из них, которая ему кажется более всего подходящей для него лично. Если кто-то сделал это достаточно уверенно, то не исключено, что соответствующая функция является ведущей в психике этого человека.

ЧЛ — Реальность — прежде всего. Она состоит в том, что человеку для выживания необходимо качественно и эффективно трудиться, создавая материальные блага, и ценность любой идеи заключается в возможности ее практической реализации.

БЛ — Все в мире должно подчиняться определенному порядку и системе, как на работе, так и дома. Это — главный стержень жизни, от которого зависит все остальное: вынь его — и все рухнет. Необходимо понять эту систему, развить ее, усовершенствовать, найти в ней и свое место, и место другого объекта, как одушевленного, так и неодушевленного.

ЧЭ — Всеми поступками людей движут чувства, такие, как радость, гнев, ликование, обида и т. п. Именно ими определяется все, что делается людьми. Поэтому очень важно уметь управлять как своими чувствами, так и возбуждать их в других людях нужным образом.

БЭ — Условие нормальной жизни — гармония человеческих отношений. Главное — установить для себя их идеал, а также увидеть внутренним взором идеал личности, достойной поклонения и любви. И еще — нормы этики, морали и нравственности. Реальные отношения к людям должны быть согласованы с этими идеалами.

ЧС — Что бы ни говорили, но миром правит сила, и чтобы не быть задавленным другими, необходимо реализовать свои волевые качества. Полноценная жизнь есть активное действие, — «покой нам только снится»! Человек уверен, что любая сфера, где он реализует себя, требует его активного (часто — немедленного) вмешательства.

БС — Главное условие психического равновесия — это баланс, соразмерность, гармония во всем, что составляет окружение человека. Надо успеть получить как можно больше удовольствия, создавая эту гармонию повсеместно. Для нормальной жизни чрезвычайно важно хорошее физическое самочувствие, ощущение комфорта и уюта.

ЧИ — Самое интересное — узнать о новом замечательном событии, увидеть еще одну заманчивую возможность, познакомиться с интересной личностью, придумать небывалый проект. Мир полон загадок и тайн, которые очень хочется разгадать.

БИ — Главная ценность в мире — роскошные сады собственного воображения. Оно, это воображение, никогда не наскучит, ибо в нем так волшебно-легко появляются замечательные сюжеты, идеи, образы! С его помощью можно проникнуть и в глубину прошлого, и в туманные дали будущего, почувствовать окружающий мир в его целостности, уловить динамику и тенденции основных событий, угадать конечный результат.

ГЛАВА 2. ВЕДУЩИЙ БЛОК ПСИХОТИПА.

Основные психические тенденции восьми приведенных выше психотипов описаны у К. Г. Юнга, но в человеческой психике, несомненно, так или иначе присутствуют все 8 функций. Одна из них, как постулирует Юнг, преобладает над всеми остальными. А что же другие функции? Какова их роль?

Вспомним, что при рассмотрении двух дихотомических пар логика — этика и сенсорика — интуиция мы в каждой из этих пар нашли преобладание одной функции над другой.

А это означает, что сильных функций две: одна принадлежит одной дихотомической паре, а вторая — другой.

То есть психологический тип человека определяется не одной, а двумя сильными функциями, причем вторая, менее сильная, существует как бы в дополнение и для поддержки первой. Непременное условие — обе сильные функции должны быть разной «вертности» и принадлежать разным дихотомическим парам. Эта пара наиболее сильных функций в соционике носит название «ведущий блок».

Практически в упоминаемой книге Юнга этому предположению отводится не более страницы, оно брошено как бы вскользь и далее не развивается. Но из этого предположения неизбежно следует вывод: основных психотипов не 8, а 16 — по числу возможных сочетаний психических функций в ведущем блоке.

Именно этими психотипами и занимается соционика, исследуя их психические свойства и возможности их взаимодействия.

Еще несколько замечаний о свойствах ведущего блока.

Психические функции, в зависимости от их назначения у конкретного психотипа, распределены как бы по «каналам связи», и мы условно будем считать, что 1-й канал — это сфера действия самой сильной функции, а 2-й канал, соответственно, — сфера действия другой сильной функции. Следовательно, психические функции ведущего блока сосредоточены в 1-м и 2-м каналах.

Роль 1-го канала — программная, определяющая. Это та область, которая для индивида является главной, приоритетной, его непроизвольно влечет та сфера, которая заключена в области действия функции, занимающей 1-й канал. Часто она определяет и род его профессиональной деятельности, в ней он чувствует себя достаточно свободно и уверенно.

Свойства каждой из 8 психических функций, в случае их доминантности, мы уже определили выше. Эти же свойства, в основном, характеризуют личность. В частности, если функция 1-го канала экстравертна, то индивид проявляет качества экстраверта, и наоборот.

Что касается 2-го канала, то он выполняет другую задачу. Коротко ее можно сформулировать так: «Какой я должен избрать путь, чтобы осуществить программу 1-го канала?» Следовательно, 2-й канал — канал реализации, средство достижения программы самой сильной функции, расположенной в 1-м канале. Дело в том, что человек, при одной и той же главной установке сознания, может реализовать ее разными путями. Допустим, мы имеем дело с интровертным логиком, то есть БЛ — функция его 1-го канала. Но свои планы, свои схемы, свою стратегию он будет строить в зависимости от содержания своей второй сильной функции. Скажем, если это — волевая сенсорика, то целью человека может быть наведение порядка, установление власти, организация производства, создание иерархии и т. д. А если во 2-м канале окажется экстравертная интуиция? Тогда цель переместится из области предметной конкретики куда-нибудь в сферу философии, художественного творчества, психологических исследований и т. д. То есть основная программа — создание структуры — будет выполнена именно в сфере действия функции 2-го канала. Конечно, это не строго обязательно, жизнь заставляет человека принимать решения по самым различным поводам, но основная тенденция, конечно, все время будет сохраняться.

Прежде, чем обратиться непосредственно к характеристике психотипов, условимся об их названии. В соционической литературе здесь царит некоторая разноголосица. Мы должны условиться о том, какие названия для нас будут более предпочтительными и почему.

Названия психотипов в соционике сложились по нескольким основным вариантам. Первый — самый рациональный — обозначает обе функции ведущего блока и тем самым, вместе с названием, дает точную привязку к функциональной характеристике психотипа. Например, логико-сенсорный интроверт (см. предыдущий пример). Или: этико-интуитивный экстраверт. Что это означает? В первом случае это значит, что в ведущем блоке функция 1-го канала — интровертная (структурная) логика (БЛ), а функция 2-го канала — экстравертная (волевая) сенсорика (ЧС). Во втором случае, соответственно, — этика эмоций (ЧЭ) и интровертная интуиция (БИ).

Этот способ неудобен тем, что сами по себе названия, при всей их точности, довольно громоздки и лишены образной яркости. Тем не менее мы будем пользоваться ими при случае, через их аббревиатуру: ЛСЭ, ЭИЭ, ЛСИ и т.д.

Второй вариант названий (как и первый) был предложен создателем соционики Аушрой Аугустинавичюте. До сей поры он остается самым популярным, и объясняется это, вероятно, тем, что каждое название несет в себе соответствующий образ и легко запоминается. Это имена известных личностей — писателей, государственных деятелей, литературных героев, у которых были явно выраженные черты соответствующего психотипа: Дюма, Бальзак, Наполеон, Дон Кихот, Штирлиц… К сожалению, у этой системы названий, при всей ее образности, есть также свой существенный недостаток — привязка к конкретному образу, который влечет за собою ряд совершенно ненужных ассоциаций. К примеру, человек, узнав, что его психотип называется «Робеспьер» начинает, недоумевать: «Что же это означает? Неужели я могу быть таким же фанатичным и жестоким?» Или «Максим Горький», узнав о названии своего психотипа, вдруг приходит в негодование: «Что у меня может быть общего с писателем, который мне не нравится?» Приходится убеждать, что название психотипа не означает отождествления личности с тем или иным персонажем. Многие так и не могут примириться с этим: эмоциональный «след» имени слишком много значит для. них…

Третья система наименований психотипов, суть которой позаимствована у американских психологов, на первый взгляд кажется наиболее рациональной, хотя и она не свободна от недостатков. Согласно этой системе, обозначение каждого психотипа имеет в своей основе ключевое слово, определяющее одно из самых характерных для него качеств и, соответственно, — его социальную функцию. Эти названия чем-то напоминают дружеские прозвища, которые дают друг другу люди в свойских компаниях: «Лирик», «Гуманист», «Энтузиаст», «Инициатор» и т. д. Но и тут следует понимать, что, определяя психотип одним-единственным словом, мы не можем учесть даже главных его особенностей. Читателя не должно смущать, что название, к примеру, «Критик» как бы закрепляет за ним некоторое свойство, быть может, конкретно для него не характерное… Следует лишь помнить, что все вышеперечисленные названия психотипов весьма условны, — в конце концов, должны же мы как-то их называть!

В сводной таблице всех психотипов, а также в приложении в конце книги мы приводим все системы наименований, которые более или менее прижились в нашей литературе, однако, несмотря на критику, сами будем преимущественно пользоваться все же системой, предложенной Аушрой Аугустинавичюте, отдавая дань уважения создательнице соционики. Кроме того, система смысловых названий еще окончательно не установилась, и периодически появляются все новые и новые названия одних и тех же психотипов, предлагаемые разными авторами.

Нам осталось ввести еще четыре обозначения, на этот раз — групп психотипов.

Если две пары соционических функций — логика — этика и сенсорика — интуиция — изобразим в виде осей координат, то четыре части плоскости, образованные этими осями, могут символизировать четыре основные группы психотипов:

Логика (ЧЛ, БЛ)

Этика (ЧЭ, БЭ)

Сенсорика (ЧС, БС)

I. Практики
(логика + сенсорика)

III. Социалы
(этика + сенсорика)

Интуиция (ЧИ, БИ)

II. Исследователи
(логика + интуиция)

IV. Гуманитарии
(этика + интуиция)

В области I оказались те, чьими самыми сильными функциями являются логика и сенсорика. Для всех людей этих психотипов характерны реализм, склонность к конкретизации и практицизм. Поэтому им дано условное название «Практики».

В области II собраны те, кто наряду с сильной логикой имеет хорошо развитую интуицию — качества, необходимые в любых исследованиях. Соответственно, группа этих психотипов получила название «Исследователи».

К области III принадлежат люди, с одной стороны, эмоциональные, для которых важен человеческий фактор, а с другой стороны — сенсорики-реалисты, способные достаточно успешно организовать комфортные условия и себе, и окружающим, позаботиться о них. Поэтому название этой группы — «Социалы».

И, наконец, последняя группа психотипов , имеющих в ведущем блоке этику и интуицию. Такие люди очень эмоциональны и склонны к фантазированию, больше всего тяготеют к гуманитарной деятельности. Название психотипов IV области — «Гуманитарии».

Вот как будут выглядеть сочетания наиболее сильных функций:

I. Практики
1. ЧЛ-БС, ЛСЭ, Штирлиц
2. БС-ЧЛ, СЛИ, Габен
3. ЧС-БЛ, СЛЭ, Жуков
4. БЛ-ЧС, ЛСИ, Максим

III. Социалы
1. ЧЭ-БС, ЭСЭ, Гюго
2. БС-ЧЭ, СЭИ, Дюма
3. ЧС-БЭ, СЭЭ, Наполеон
4. БЭ-ЧС, ЭСИ, Драйзер

II. Исследователи
1. ЧЛ-БИ, ЛИЭ, Джек
2. БИ-ЧЛ, ИЛИ, Бальзак
3. ЧИ-БЛ, ИЛЭ, Дон Кихот
4. БЛ-ЧИ, ЛИИ, Робеспьер

IV. Гуманитарии
1. ЧЭ-БИ, ЭИЭ, Гамлет
2. БИ-ЧЭ, ИЭИ, Есенин
3. ЧИ-БЭ, ИЭЭ, Гексли
4. БЭ-ЧИ, ЭИИ, Достоевский

Всего здесь 16 вариантов, что соответствует 16 различным психотипам.

ГЛАВА 3. УСТАНОВКА СОЗНАНИЯ ВЕДУЩЕГО БЛОКА.

Рассмотрим теперь совместное действие функций ведущего блока каждого из 16 психотипов с учетом специфических ролей 1-го и 2-го каналов. Напомним, что функция 1-го канала — программная, определяющая главное направление в восприятии мира; функция 2-го канала указывает на способ реализации программы 1-го канала.

Ниже приведены все 16 вариантов установок сознания ведущего блока. В каждом из этих вариантов указаны соответствующие функции ведущего блока, а также приведены названия психотипов.

1. ЧЛ-БС, Логико-сенсорный экстраверт (ЛСЭ, Штирлиц, Администратор).

Главное в жизни — это разумно направленный труд (ЧЛ — программная функция), и организовать его нужно так, чтобы работать было удобно, и получать за свой труд заслуженное вознаграждение (БС — реализация программы).

2. ЧЛ-БИ, Логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек (Джек Лондон), Предприниматель).

Главное, без чего немыслима жизнь человека, — это разумно направленный труд (ЧЛ — программная функция), и для получения хорошего результата следует действовать эффективно, с максимальной выгодой используя время (БИ — реализация программы).

3. БЛ-ЧС, Логико-сенсорный интроверт (ЛСИ, Максим (Максим Горький), Систематик).

Жизнь должна подчиняться определенной системе — как в материальном мире, так и в мире человеческих отношений (БЛ — программная функция). Если эта система нарушается — следует приложить волевые усилия для ее восстановления (ЧС -реализация программы).

4. БЛ-ЧИ, Логико-интуитивный интроверт (ЛИИ, Робеспьер, Аналитик).

В основе всего происходящего лежат определенные закономерности, которые необходимо открыть (БЛ — программная функция), для этого следует как можно глубже вникнуть в суть явлений и процессов (ЧИ — реализация программы).

5. ЧЭ-БС, Этико-сенсорный экстраверт (ЭСЭ, Гюго, Энтузиаст).

Главное, что движет людьми во всех их поступках, — это эмоции. Самая большая ценность — положительные эмоции (ЧЭ — программная функция), и задача состоит в том, чтобы прибавить людям в этой жизни радости и удобств, избегая всего неприятного (БС — реализация программы).

6. ЧЭ-БИ, Этико-интуитивный экстраверт (ЭИЭ, Гамлет, Артист).

Жизнь наполнена смыслом, если в ней присутствует эмоциональный накал, драматизм переживаний (ЧЭ — программная функция), и надо угадать ту идею (БИ — реализация программы), которая захватит воображение людей и правильным образом сформирует их чувства.

7. БЭ-ЧС, Этико-сенсорный интроверт ЭСИ, Драйзер, Хранитель).

Условие нормальной жизни — гармония человеческих отношений, соблюдение норм этики, морали и нравственности, бережное хранение традиций (БЭ — программная функция), и следует прилагать волевые усилия для сохранения и поддержания этой системы ценностей (ЧС — реализация программы).

8. БЭ-ЧИ, Этико-интуитивный интроверт (ЭИИ, Достоевский, Гуманист).

Условие нормальной жизни — гармония человеческих отношений, соблюдение норм этики, морали и нравственности, бережное хранение традиций (БЭ — программная функция), поэтому необходимо заниматься нравственным усовершенствованием, воспитывать и развивать духовность, искать в человеке истинные ценности (ЧИ — реализация программы).

9. ЧС-БЛ, Сенсорно-логический экстраверт (СЛЭ, Жуков, Организатор).

Миром правит сила (ЧС — программная функция), и задача состоит в том, чтобы правильно рассчитать баланс сил и организовать их действие в нужном направлении (БЛ — реализация программы), — только так можно победить.

10. ЧС-БЭ, Сенсорно-этический экстраверт (СЭЭ, Наполеон, Лидер).

Каждому свойственно стремление к расширению своего влияния, желание власти и славы (ЧС — программная функция), и для достижения этой цели необходимо научиться управлять людьми, манипулируя их слабостями (БЭ — реализация программы), чтобы никогда не оказаться побежденным.

11. БС-ЧЛ, Сенсорно-логический интроверт (СЛИ, Габен (Жан Габен — известный французский актер), Мастер).

Все в мире должно быть гармоничным, пропорциональным, сбалансированным (БС — программная функция), и самый верный путь к достижению этого — делать эстетичную, качественную продукцию (ЧЛ — реализация программы).

12. БС-ЧЭ, Сенсорно-этический интроверт (СЭИ, Дюма (Александр Дюма-отец), Посредник).

Главное в жизни — это гармония, комфорт, возможность испытать удовольствие (БС — программная функция). Надо всем окружающим это показать и пригласить к совместному наслаждению, радоваться самому и приносить радость другим (ЧЭ — реализация программы).

13. ЧИ-БЛ, Интуитивно-логический экстраверт (ИЛЭ, Дон Кихот, Искатель).

Мир полон загадок, таящих в себе необычайные возможности (ЧИ — программная функция). Разгадке этих тайн и воплощению возможностей способно помочь создание принципиально новых логических концепций (БЛ — реализация программы).

14. ЧИ-БЭ, Интуитивно-этический экстраверт (ИЭЭ, Гексли (Томас Гексли — английский ученый-биолог), Инициатор).

Самое интересное и захватывающее — это увидеть потенциальные возможности и перспективные направления развития как в человеческом обществе, так и в сфере производства (ЧИ — программная функция), и организовать людей на реализацию увиденных возможностей (БЭ — реализация программы).

15. БИ-ЧЛ, Интуитивно-логический интроверт (ИЛИ, Бальзак, Критик).

Мир бесконечен, текуч, многообразен, его состояние непрерывно меняется, и цель человека — найти свое место в непрерывном ряду событий, стать его звеном (БИ — программная функция). Действовать имеет смысл только тогда, когда определен оптимальный момент приложения сил (ЧЛ — реализация программы).

16. БИ-ЧЭ, Интуитивно-этический интроверт (ИЭИ, Есенин, Лирик).

Главная ценность в мире — роскошные сады собственного воображения. С их помощью можно проникнуть в прошлое и будущее, почувствовать окружающий мир в его целостности, уловить динамику происходящего (БИ — программная функция) и далее эмоционально вдохновить людей (ЧЭ — реализация программы) на необходимые действия.

ГЛАВА 4. МОДЕЛЬ ЮНГА (МОДЕЛЬ «Ю»).

Теперь мы уже достаточно подготовлены для того, чтобы обратиться к моделям, с помощью которых можно описать психотип человека. В настоящее время в соционике используют две таких модели. Одна из них включает в себя 4 наиболее значимых функции, она носит название «модель Ю», поскольку близка к идеям Юнга. Вторая модель —модель «А», в нее входят все 8 функций, она названа так в честь основателя соционики Аушры Аугустинавичюте.

Модель «Ю» проста в построении и, что самое главное, удобна для рассмотрения взаимодействий между психотипами. Все четыре входящих в нее функции мы условно распределим по «каналам информационной связи», точно так, как это уже было сделано для функций ведущего блока. С двумя из них — 1-м и 2-м — мы уже знакомы, там располагаются две самые сильные функции.

Какие же еще психические функции социально значимы для человека?

Поговорим о них.

Мы помним, что, по определению Юнга, если в какой-то из двух дихотомических пар функций (напомним, речь идет о парах: логика — этика и сенсорика — интуиция) одна сильная, то другая в этой же паре оказывается слабой. Например, у логика слабой должна быть этика. Или, скажем, у сенсорика слабой будет интуиция. Но ведь у человека — две самых сильных функции! Значит, и две самых слабых, не так ли?

И действительно, 3-й канал занят функцией, которая является альтернативной той, что стоит во 2-м канале, а именно: если во 2-м канале — этика, то в 3-м — логика, если во 2-м канале — сенсорика, то в 3-м — интуиция, и так далее.

4-й канал, соответственно, занят функцией, альтернативной той, что находится в 1-м канале. То есть, если в 1-м канале — этика, то в 4-м — логика, и т. д.

Ниже приведены два примера модели «Ю»:

ИЭИ

ЛСЭ

1-й канал

БИ

ЧЛ

2-й канал

ЧЭ

БС

3-й канал

ЧЛ

БИ

4-й канал

ЧС

БЭ

Обратите внимание на то, как распределена «вертность» функций в модели «Ю»: если функция 1-го канала экстравертна, то три остальные — интровертны, и наоборот. Такой выбор четырех функций из полного набора (всего, напомним, их восемь) диктуется тем, что они являются наиболее характерными для каждого психотипа. С их помощью можно описать главные свойства личности. Полную модель, в которую входят все восемь функций, мы рассмотрим позднее.

Пока мы еще только определили способ построения модели «Ю», но функции слабых каналов также имеют свои характерные особенности, как и сильные. Опишем их. 3-й канал занят такой функцией, в области влияния которой человек оказывается наиболее ранимым, действует неуверенно, часто его мучают сомнения, а в самых тяжелых случаях — и комплекс неполноценности. Поэтому любое давление, оказываемое в области действия функции 3-го канала, человек воспринимает весьма болезненно.

Итак, информационный канал, соответствующий болевой функции, оказался у нас под номером 3. Этот канал настолько значим, что, кроме номера, мы присвоим ему специальное название: «канал наименьшего сопротивления» (КНС).

Нам остается сказать еще об одной значимой функции, а именно — второй слабой функции, занимающей 4-й канал модели «Ю». Опытным путем установлено, что эта функция — наиболее внушаема, в этой области человек относительно безболезненно воспринимает критику и охотно принимает помощь. Часто эту функцию называют «суггестивной» («суггестия» — внушение). Это тоже слабая функция, но она легко поддается компенсации, и, более того, — она стремится к ней, особенно если эта компенсация осуществляется в форме дружеской поддержки.

Чем удобна приведенная выше модель? Она удобна тем, что все 4 представленные в ней функции наиболее значимы в общении (каждая по-своему). В дальнейшем, когда мы перейдем к отношениям между психотипами, модель «Ю» будет для нас определяющей.

Теперь, чтобы получить представление о том, как работают соционические функции во всех четырех каналах, полезно рассмотреть пример действия модели «Ю» для какого-нибудь конкретного соционического типа.

Здесь мы считаем уместным обратиться за помощью к классической литературе. Многие выдающиеся писатели интуитивно угадывали характерные психологические особенности своих героев и, подчеркивая их, создавали образы людей с ярко выраженными чертами. Возьмем один такой литературный пример: роман И. А. Гончарова «Обломов».

Любопытны характеристики двух главных героев этого романа. Вот Илья Ильич Обломов: «Услужливая мечта носила его легко и вольно, далеко в будущем. Теперь его поглотила любимая мысль: он думал о маленькой колонии друзей, которые поселятся в деревеньках и фермах, в пятнадцати или двадцати верстах вокруг его деревни, как попеременно будут каждый день съезжаться друг к другу в гости, обедать, ужинать, танцевать; ему видятся все ясные дни, ясные лица, без забот и морщин, смеющиеся, круглые, с ярким румянцем, с двойным подбородком и неувядающим аппетитом; будет вечное лето, вечное веселье, сладкая еда да сладкая лень…»

Замечательные фантазии Ильи Ильича, описанные в приведенной цитате, явно указывают на его самую сильную функцию — (интровертную интуицию, БИ). Таковы свойства его 1-го, программного, самого мощного канала. Но в какой сфере они реализуются? Обратите внимание на то, что мечты О6ломова связаны с интересом к людям, стремлением к общению с ними. Вполне очевидно, что это этическая функция ЧЭ.

И еще одно обстоятельство указывает на «этику» как сферу реализации самой сильной функции: мечты доставляют Обломову чувство ни с чем не сравнимой радости, он эмоционально к ним привязан! Его эмоциональность проявляется во многих других эпизодах романа, например: «Обломов вспыхивал, изнемогал, с трудом сдерживал слезы, и еще труднее было душить ему радостный, готовый вырваться из души крик», — так он впервые воспринял пение Ольги.

Вот мы и определили функции ведущего блока: БИ-ЧЭ.

Стало быть, соционический тип О6ломова — интуитивно-этический интроверт (ИЭИ), он же Есенин, он же Лирик.

Обратимся к слабым функциям. У ИЭИ это должны быть волевая сенсорика (собственно, двигательная активность, способность к физической экспансии) и деловая логика; в модели «Ю», соответственно, — 4-й и 3-й каналы. Вот две красноречивых цитаты, имеющие отношение к этим функциям:

«Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием». (ЧЛ — 3-й канал, КНС)

«Не брани меня, Андрей, а лучше в самом деле помоги! — начал он со вздохом. — …Все знаю, все понимаю, но силы и воли нет. Дай мне своей воли и ума и веди меня, куда хочешь. За тобой я, может быть, пойду, а один не сдвинусь с места». (ЧС — 4-й канал)

Совсем иной человек Андрей Иванович Штольц, психологический антипод Обломова. Он — человек действия, постоянно в работе и в движении: «…понадобится обществу послать в Бельгию или Англию агента — посылают его; нужно написать какой-нибудь проект или приспособить новую идею к делу — выбирают его. Меж тем он ездит и в свет, и читает: когда он успевает — Бог весть». Отсюда мы видим, что главным свойством Штольца является деловая активность, что его действия в основном целенаправленны. Значит, функцией его сильнейшего (1-го) каната, вероятно, является деловая логика (ЧЛ).

В какой же области он ее применяет? В романе Гончарова на это дается однозначный ответ: почти исключительно в материальной. Мечтания — не его удел: «Он шел твердо, бодро; жил по бюджету, стараясь тратить каждый день, как каждый рубль, с ежеминутным, никогда не дремлющим контролем издержанного времени, труда, сил души и сердца». Таким образом, функцией 2-го канала у Штольца мы можем считать сенсорику ощущений (БС).

Вполне прагматичная, материально ориентированная функция. Ведущий блок здесь, стало быть, имеет вид: ЧЛ-БС. Этот тип в соционике называется логико-сенсорный экстраверт (ЛСЭ), он же Штирлиц, он же Администратор.

В романе мы находим указания и на слабые функции Штольца. Во всем, что касается области чудесного и загадочного (то есть области действия интуиции времени БИ), Штольц чувствует себя неуверенно: «Больше всего он боялся воображения, этого двуличного спутника… Мечте, загадочному, таинственному не было места в его душе. То, что не подвергалось анализу опыта, практической истины, было в его глазах оптический обман… Он упрямо останавливался у порога тайны, не обнаруживая ни веры ребенка, ни сомнения фата, а ожидал появления закона, а с ним и ключа к ней. Так же тонко и осторожно, как за воображением, следил он за сердцем. Здесь, часто оступаясь, он должен был сознаваться, что сфера сердечных отправлений была еще terra incognita». В последней части цитаты — очевидное проявление слабости этики отношений (БЭ).

ГЛАВА 5. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ — ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ.

Теперь мы уже почти все знаем для того, чтобы уметь определить соционический тип. Но есть одно существенное затруднение. Допустим, мы сумели определить две самые сильные функции. Какую же из них следует считать преобладающей (т. е. какая займет 1-й канал)? Это далеко не всегда видно с первого взгляда.

Чтобы разобраться в этом, обратимся еще раз к работе К. Г. Юнга «Психологические типы». Рассматривая две взаимосвязанные пары функций (которые в соционике обозначаются как логика — этика и сенсорика — интуиция), он дает каждой из них общую характеристику.

Первую пару (логика — этика) он характеризует следующим образом: «Я называю оба предшествующих типа рациональными или рассудительными, потому что они характеризуются первенством разумно рассуждающей функции. Общим признаком обоих типов является то, что их жизнь в высокой мере подчинена разумному суждению… Рассудочность сознательного руководства жизнью обоих типов означает сознательное исключение случайного и не соответствующего разуму… Не абсолютная сила ощущений, например, является решающей для мотивировки поступка, но суждение».

Второй паре функций (сенсорика — интуиция) он дает следующую характеристику: «Я называю оба эти типа иррациональными на том основании, что все их действия основаны не на суждении разума, а на абсолютной силе восприятия… Но было бы совершенно неправильно понимать эти типы как «неразумные» только потому, что они суждение ставят ниже восприятия. Они просто в высокой степени эмпиричны, они основываются исключительно на опыте, даже в такой степени исключительно, что их суждение по большей части не может идти в ногу с их опытом».

Итак, рациональные — это логики и этики, а иррациональные — сенсорики и интуиты. Рациональные типы отстранены от непосредственного восприятия мира, между ними и миром существует некая психологическая дистанция, позволяющая обдумывать, давать оценки, заранее принимать решения, ставить цели, планировать действия, подчинять эти действия критериям морали, этики, симпатии или антипатии и т. д. Все задуманное они стараются последовательно довести до конца. Если какие-то обстоятельства помешают рациональному индивиду осуществить его планы, — он ощутит дискомфорт, состояние беспокойства и неудовлетворенности. Бывает даже так, что он никак не может переключиться от одного дела к другому, хотя и желал бы этого, как будто какая-то неведомая сила не позволяет ему это сделать: он «зацикливается» на одном и том же.

Иррациональные же типы — непосредственно включены в течение событий, они — вечно «внутри потока» , их действия зависят не столько от заранее взятых намерений, сколько от случайностей ситуации. В своем внешнем поведении они бывают непредсказуемы и изменчивы, причем эта изменчивость впрямую зависит от изменчивости мира. Человек этого типа, в частности, может, не докончив, бросить одно дело и увлечься другим.

И во многих других проявлениях эти два типа психики проявляют себя полярно противоположным образом. Вот несколько других существенных примет:

— человек рационального типа работает планомерно, не любит рисковать, в то время как иррациональный, поддавшись сиюминутному увлечению, спонтанен, способен пойти на рискованное дело, не очень заботясь о том, чем это может для него кончиться;

— рациональный очень тяжело переносит состояние неопределенности, поскольку в такой ситуации ничего заранее нельзя предусмотреть и запланировать, в то время как для иррационального состояние неопределенности — его родная стихия, а чересчур «заорганизованная» жизнь его, наоборот, угнетает и утомляет;

— разное отношение у них и к смене часовых поясов при дальних перелетах: гораздо легче перестраивается иррациональный, для рационального это сложнее.

Таким образом, мы познакомились с последней дихотомией, где каждая пара взаимосвязанных функций характеризуется как единое целое. Теперь выясняется, что логика — этика и сенсорика — интуиция представляют собою две существенно разные области человеческой психики.

Если мы вернемся к героям романа Гончарова «Обломов», то сразу же увидим их различие и по шкале рациональность — иррациональность. Вот как с этой точки зрения описывает своих героев Гончаров:

«Он, как только проснулся, тотчас же вознамерился встать, умыться и, напившись чаю, подумать хорошенько, кое-что сообразить, записать и вообще заняться этим делом как следует. С полчаса он все лежал, мучаясь этим намерением, но потом рассудил, что успеет еще сделать это и после чаю, а чай можно пить, по обыкновению, в постели, тем более, что ничего не мешает думать и лежа. Так и сделал. После чаю он уже приподнялся со своего ложа и чуть было не встал; поглядывая на туфли, он даже начал спускать к ним одну ногу с постели, но тотчас же опять подобрал ее…»

Это, конечно, об иррациональном Обломове. А вот — рациональный Штольц:

«Он говорил, что «нормальное назначение человека — прожить четыре времени года, то есть четыре возраста, без скачков и донести сосуд жизни до последнего дня, не пролив ни одной капли напрасно, и что ровное и медленное горение лучше бурных пожаров…» В заключение прибавляет, что он «был бы счастлив, если б удалось ему на себе оправдать свое убеждение…»

…Но он не способен был вооружиться той отвагой, которая, закрыв глаза, скакнет через бездну или бросится на стену — на авось. Он измерит бездну и стену, и если нет верного средства одолеть, он отойдет, что бы там про него ни говорили».

Если мы теперь вспомним, что ведущей функцией ИЭИ Обломова является БИ, а ЛСЭ Штольца — ЧЛ, то ясно, что наше предположение относительно их психотипов полностью подтверждается. Собственно, определяя психотипы этих героев гончаровского романа, мы должны были бы, установив их ведущие функции, спросить себя: рационален или иррационален Штольц? Рационален или иррационален Обломов? Ответы напрашиваются сами собой, и мы можем без труда правильно расположить функции в их ведущих блоках.

Итак, мы теперь получили возможность выявить еще одно общее правило: всегда в ведущем блоке одна из функций рациональна, другая — иррациональна. Как и в случае с непременным условием разной «вертности», рациональность — иррациональность есть также условие принципа равновесия, по которому обе ведущие функции должны дополнять друг друга.

ГЛАВА 6. ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ…

Вряд ли мы ошибемся, предположив, что первым «объектом», психотип которого наш читатель захочет определить, окажется он сам. Кого мы еще знаем так же хорошо, как себя, не правда ли?

Не спешите, однако. Во-первых, свойства вашего характера вы еще наверняка не рассматривали через призму юнговских понятий — здесь легко поддаться заблуждению, и, во-вторых, вряд ли вы самого себя знаете так хорошо, как вам это кажется (но тут-то как раз соционика и должна помочь).

К решению задачи мы будем приближаться поэтапно.

Первый этап: определите степень вашей экстра- или интровертности. Вы экстраверт, если:

— ориентированы целиком на внешний мир,

— легко вступаете в контакты,

— способны все время к восприятию новой информации,

— стремитесь управлять непредвиденной ситуацией сразу же, на месте,

— жаждете непременно новых впечатлений.

Вы интроверт, если:

— наблюдаете за внешним миром, скорее, из своего «укрытия»,

— вам требуется время, чтобы разобраться с новой информацией и выработать свое к ней отношение,

— вы не будете без крайней нужды управлять непредвиденной ситуацией, а лучше попытаетесь уйти от нее или приспособиться к ней,

— вам присуща некоторая осторожность,

— ваш собственный внутренний мир вам интереснее, чем постоянный приток новых впечатлений.

Все это и многое другое должно показать вам, куда склоняется чаша весов: экстраверт вы или интроверт. Но уже здесь вы наверняка обнаружите, что большинство вопросов, обращенных к себе самому, однозначного ответа не имеет. После размышлений вы, пожалуй, скажете что-нибудь вроде: скорее так, чем иначе, или: иногда так, а иногда иначе… Не смущайтесь этим. Так и должно быть, потому что ни один из признаков не присутствует вместо другого, но всегда — наряду с другим. Вы одновременно и экстраверт и интроверт. Однако общая тенденция обязательно будет в какую-то одну сторону, ее-то и следует определить. Вряд ли показателен будет в этом случае ваш способ общения с близкими людьми. Вообще во всех предсказуемых для вас ситуациях свойства экстраверсии — интроверсии не слишком ярко будут проявлять себя. И наоборот — эти свойства лучше всего определяются реакцией человека на неожиданное изменение обстановки, встречу с незнакомыми людьми, решение внезапно возникшей проблемы.

Итак, вы проверили себя. Предположим, вы достаточно уверенно определили свою «вертность». Тем самым из 16 возможных психотипов сразу отсекается половина: остаются только 8 интровертных или 8 экстравертных вариантов.

Второй этап: нужно определиться по шкале рациональность — иррациональность. Тем самым вы определяете, в какой паре функций (логика — этика или сенсорика — интуиция) действует ваш 1-й, самый сильный, канал.

Вы рациональны, если:

— стремитесь организовать все свои дела заранее,

— доводите до конца то, что начали,

— вам трудно дается переключение с одного дела на другое,

— вы стремитесь жить в размеренном ритме,

— вы слывете человеком пунктуальным, обязательным,

— вы легко придерживаетесь установленных правил дисциплины и порядка.

Вы иррациональны, если:

— в организации своих дел предпочитаете «ориентироваться по обстановке»,

— можете бросить на полдороге дело, если вам это разонравилось,

— предпочитаете быть свободным от обязательств и делаете то, что предложит случай,

— вам легко дается переключение с одного дела на другое,

— вашей работой движет в первую очередь увлечение,

— вам трудно жить в размеренном ритме, ваша жизнь — скорее импровизация.

Чтобы дать верные ответы на эти вопросы, необходим очень трезвый взгляд на самого себя, и главное — беспристрастный. Это трудно, но вполне возможно. Главное здесь — понимание того, что упомянутые выше свойства характера ни в коем случае нельзя рассматривать в оценочных категориях. Сами по себе они не могут считаться ни хорошими, ни плохими. Они просто ЕСТЬ, и лишь от воспитания зависит, во благо или во зло они будут использованы. Кроме того, следует помнить, что и здесь тоже человек в определенной мере совмещает оба свойства — рациональности или иррациональности, но к чему-то он тяготеет больше.

Третий этап: ищем ведущую функцию в каждой дихотомической паре (этика — логика и сенсорика — интуиция):

Вы логик, если:

— ориентированы на логический порядок,

— легко жертвуете личными отношениями ради интересов производства,

— предпочитаете работать с техникой, а не с людьми,

— предпочитаете избегать всякого рода эмоциональные напряжения, считаете, что они лишь мешают делу.

Вы этик, если:

— главным для вас является выполнение долга по отношению к конкретному человеку,

— предпочитаете не портить отношения с людьми даже ради интересов производства,

— вам легче иметь дело с людьми, чем с техникой,

— легко ввязываетесь в эмоциональную ситуацию, вам трудно сохранить спокойствие в этом случае.

Теперь определитесь по последней дихотомической паре сенсорика — интуиция.

Вы сенсорик, если:

— легко ориентируетесь в конкретном, вещном мире,

— воспринимаете мир как чувственную реальность — в ее конкретных формах, ощущениях, цвете и запахе,

— вас больше интересует конкретный результат реально выполненного труда,

— вы легко запоминаете подробности, фактуру предмета,

— вам доставляет непереносимый дискомфорт домашний беспорядок.

Вы интуит, если:

— ваше сознание легко работает в мире воображаемом,

— вы воспринимаете мир как череду интересных идей, событий, образов,

— вас больше интересует заманчивая возможность, для достижения которой нет никаких гарантий,

— вам легче запомнить общие очертания предмета, нежели его подробности, фактуру,

— вы спокойно можете мириться с домашним беспорядком, если увлечены своим делом.

Если вы рациональны, то на первое месте следует поставить функцию, которая является доминирующей в паре логика — этика. Если иррациональны — сенсорика — интуиция.

Чтобы облегчить задачу читателю, в помощь ему мы предлагаем таблицу, — где изложенный выше поэтапный путь представлен наглядно. В правой части таблицы приведены наименования всех 16 психотипов. Напоминаем, что в аббревиатурах буквы означают: Л — логик, Э — этик, С — сенсорик, И — интуит, Э (в конце аббревиатуры) — экстраверт, И (в конце аббревиатуры) — интроверт. Например, ИЭИ — интуитивно-этический интроверт, ИЛЭ — интуитивно-логический экстраверт, и т. д.

Психологическая ориентация

Названия типа

интров.

иррац.

этик

инт.

ИЭИ, INFP, Есенин, Лирик

сенс.

СЭИ, ISFP, Дюма, Посредник

логик

инт.

ИЛИ, INTP, Бальзак, Критик

сенс.

СЛИ, ISTP, Габен, Мастер

рац.

этик

инт.

ЭИИ, INFJ, Достоевский, Гуманист

сенс.

ЭСИ, ISFJ, Драйзер, Хранитель

логик

инт.

ЛИИ, INTJ, Робеспьер, Аналитик

сенс.

ЛСИ, ISTJ, Максим, Систематик

экстрав.

иррац.

этик

инт.

ИЭЭ, ENFP, Гексли, Инициатор

сенс.

СЭЭ, ESFP, Наполеон, Лидер

логик

инт.

ИЛЭ, ENTP, Дон Кихот, Искатель

сенс.

СЛЭ, ESTP, Жуков, Организатор

рац.

этик

инт.

ЭИЭ, ENFJ, Гамлет, Артист

сенс.

ЭСЭ, ESFJ, Гюго, Энтузиаст

логик

инт.

ЛИЭ, ENTJ, Джек, Предприниматель

сенс.

ЛСЭ, ESTJ, Штирлиц, Администратор

Здесь, по-видимому, уместно упомянуть об еще одной системе обозначения психотипов, с которой наши читатели познакомились после выхода серии книг американских авторов О. Крегера и Дж. М. Тьюсон, также основанных на типологии Юнга. В них каждый полюс дихотомии обозначен соответствующей буквой, а именно:

Е — экстраверсия;

I — интроверсия;

Т — логика;

F — этика;

S — сенсорика;

N — интуиция;

J — рациональность;

Р — иррациональность.

Следовательно, в обозначении каждого психотипа будут вынесены четыре символа. Например: ESTJ (экстраверсия, сенсорика, логика, рациональность). В наших обозначениях — это ЛСЭ (логико-сенсорный экстраверт), Штирлиц.

В заключение этой главы мы имеем возможность окончательно констатировать: наша психика изначально асимметрична. Следовательно, человек, если он остается один, вне социума, без помощи партнера, не может с полной адекватностью воспринимать внешний мир. Эта неадекватность у каждого из 16 типов различна. Следовательно, каждый член социума, имея свои психические преимущества, по-своему полезен окружающим. Но, в свою очередь, это приводит каждого из нас к необходимости интеграции с людьми других типов для компенсации указанной выше асимметрии. Человек не создан для одиночества!

Максимальная компенсация в случае двух партнеров называется «дуальной парой» (подробнее об этом см. в разделе об интертипных отношениях). Следующий шаг интеграции — «квадра», коллектив из 4 человек, подобранный так, что в их ведущих блоках мы можем найти четыре разных функции (две «черные» и две «белые»).

Самая идеальная интеграция — все 16 соционических типов, способных совместно воспринимать полную картину окружающего мира и адекватно реагировать на любую ситуацию. Разумеется, мы здесь предполагаем, что у каждого из представителей «социона» (так называется группа из 16 разных типов) уровень культуры примерно одинаков и все сильные функции развиты одинаковым образом.

ГЛАВА 7. МОДЕЛЬ АУШРЫ АУГУСТИНАВИЧЮТЕ (МОДЕЛЬ «А»).

Рассмотрим эту модель на примере интуитивно-этического интроверта (Есенин, Лирик). Для сравнения изобразим обе модели: «Ю» и «А».

Если в модели «Ю» — четыре канала связи с окружающим миром, то в модели «А» — два кольца: верхнее и нижнее. Горизонтальная стрелка в верхнем кольце обозначает главную программную функцию, занимающую первый канал.

Каждое кольцо состоит из двух блоков, всего блоков 4. Блок — это пара взаимосвязанных функций. Первый блок — ведущий, он нам уже знаком, в него входят две самые сильные функции, те же, что и в ведущем блоке модели «Ю» (здесь БИ-ЧЭ).

Во II блоке модели «А» слева также находится функция, знакомая нам, она соответствует КНС (каналу наименьшего сопротивления) в модели «Ю». В нашем примере это ЧЛ. А вот вторая функция II блока (здесь БС) отсутствует в модели «Ю». Но по-своему она также значима. Попытаемся вкратце ее охарактеризовать. Функция этого канала настроена на ту социальную роль, которую индивид старается играть в обществе. Сам этот канал энергетически довольно слаб, здесь индивид редко проявляет инициативу. В области действия этой функции человек придерживается тех правил и норм, которые приняты в обществе. С этой точки зрения 4-й канал можно назвать «нормативным». Впоследствии, при описании психотипов, мы коротко остановимся на той роли, которую каждый психотип стремится играть в соответствии с функцией своего нормативного канала. Иногда этот канал называют также ролевым, поскольку некоторые психотипы действительно стремятся играть соответствующую роль в области действия функции 4-го канала.

Посмотрим еще раз внимательно на схему модели «А». Легко видеть, что нижнее кольцо в этой модели симметрично верхнему по названию функций. Действительно, функции IV блока — те же, что и в I, а функции III блока те же, что и во II, однако «вертность» функций нижнего кольца противоположна «вертности» соответствующих функций верхнего кольца. В нашем примере:

I блок: БИ-ЧЭ;

II блок: ЧЛ-БС;

III блок: БЛ-ЧС;

IV блок: ЧИ-БЭ.

В соционике принято каждой функции нижнего кольца также приписывать определенный способ действия, как это сделано для функций верхнего кольца, однако те, кто хотя бы поверхностно знакомы с соционикой, знают, что, например, эмоциональный ЭИЭ (ЧЭ, Гамлет) прекрасно чувствует отношения и часто руководствуется в жизни этическими нормами (БЭ). Волевой СЭЭ (ЧС, Наполеон) отнюдь не пренебрегает сенсорными удовольствиями и знает в них толк (БС). Исповедующий систему и порядок ЛСИ (БЛ, Максим) также хорошо способен и трудиться (ЧЛ), и т. д. Представляется что функции нижнего кольца повторяют по энергетике в ослабленном варианте все функции кольца верхнего. Это достаточно очевидно: при определении психотипа мы ведь поначалу не разделяем, к примеру, логиков на экстравертных и интровертных, а ограничиваемся лишь тем, чтобы уяснить себе полюс соответствующей дихотомии без ссылки на «вертность». Но при этом, конечно, надо помнить, что «вертность» указывает на преимущественную сторону задействованности конкретной функции.

Выделим лишь одну функцию нижнего кольца — 2-ю в III блоке, в нашем примере — это ЧС. Значение этой функции существенно важно в межтипных отношениях, о которых речь пойдет ниже, а пока мы напомним лишь ее название: «суггестивная».

Чтобы модель «А» выглядела в рамках настоящей книги достаточно наглядной, автору представляется возможным изобразить ее в более компактном виде. В нашем конкретном примере (психотип Есенин) она будет выглядеть так:

Думается, что такая схема гораздо лучше представляет суть дела, а именно: в верхнем кольце модели «А» (здесь оно изображено на переднем плане) определены 4 наиболее характерных энергетических канала — два сильных и два слабых. Каждый канал занят соответствующей функцией, причем все 4 функции различны, а «вертность» в них чередуется. Номер канала определяет его силу и особенность действия:

1-й — самый сильный, программный;

2-й — реализация программы, несколько слабее 1-го канала;

3-й — канал наименьшего сопротивления, слабый;

4-й — канал нормативный, самый слабый.

Заднее, «теневое» кольцо, изображенное за основным кольцом, по названию функций такое же, как и основное, только «вертность» функций в нем противоположна «вертности» соответствующих функций основного кольца. Мы уже подчеркивали ранее, что необходимость перейти на несвойственную для индивида «вертность» по какой-либо функции требует от него дополнительных затрат энергии, поэтому естественным образом она осуществляется реже, чем нахождение в области «вертности», обычной для него. «Теневое» кольцо, стало быть, менее активно, и в психике человека проявляется реже.

ГЛАВА 8. УСИЛЕНИЕ ФУНКЦИЙ. СОЦИОНИЧЕСКИЕ ПОДТИПЫ.

Очень часто оказывается так, что трудно определить психотип человека потому, что он не может однозначно отнести себя к одному из полюсов какой-то дихотомии, а то и всех четырех. Это может зависеть от различных причин.

Одна из них состоит в том, что родители, если они достаточно внимательны и ответственны и если они верно чувствуют слабые стороны своих детей, обычно стараются скомпенсировать эти слабые стороны, чтобы ребенок в будущем был достаточно гармоничным. Кроме того, сам человек, уже в зрелом возрасте, нарабатывает себе качества, недостающие ему от природы. По наработанным качествам, так или иначе, действовать труднее: это требует дополнительных затрат энергии. Легче, конечно, следовать естественным склонностям, то есть опираться на свои сильные функции, — при условии, что в ситуациях, требующих действия слабых функций, человек получит помощь со стороны. Но в нашем несовершенном мире, когда рассчитывать приходится главным образом на себя, необходимо развивать, «разрабатывать» свои слабые функции. Чаще всего это происходит как бы само собой, под влиянием обстоятельств, еще до порога зрелости. Бывает и так, что волею судьбы человек изначально поставлен в такие условия, что большую часть времени он находится в сфере действия одной из своих слабых психических функций. В этом случае он обязательно разовьет ее до степени большей, чем это обычно свойственно его психотипу.

По всем этим причинам любому, кто хотел бы определить свой психотип, следует прежде всего вспомнить свое детство, чтобы суметь отделить природное от наработанного.

Итак, у людей одинаковых психотипов различные функции могут быть усиленными. Это относится ко всем без исключения функциям, но особенно отчетливо проявляется на функциях ведущего блока, поскольку они являются самыми сильными и диапазон их изменения заметнее всего.

Вспомним, что у интроверта в ведущем блоке функция 1-го канала интровертна, а функция 2-го канала — экстравертна. Представим себе теперь, что первая функция значительно усилена. В этом случае человек глубоко погружен в себя, постоянно занят своими мыслями, внешне почти не реагирует на происходящее. Недаром о таком говорят: «глубокий интроверт», — буквально так оно и есть.

А если у другого представителя того же психотипа усилена функция 2-го канала, то как это будет проявляться? Поскольку эта функция экстравертна, то индивид будет достаточно коммуникабелен, открыт, общителен, — в его поведении и реакциях будут явно присутствовать качества экстраверта.

Аналогичные рассуждения можно привести и для экстраверта: он может оказаться и ярко выраженным экстравертом (если усилена функция 1-го канала), и иметь интровертные качества (если усилен 2-й канал). В традиционной психологии таких людей называют «центроверты» (или «амбиверты»), на самом же деле речь идет о том, что может быть усилена функция 2-го канала, которая и придает индивиду черты «вертности», противоположной ведущей.

Если мы теперь вспомним о том, что эти же функции ведущего блока отличаются и по дихотомии рациональность — иррациональность, то сразу станет понятным, что степень изменения этих свойств личности может также варьироваться в широких пределах, если наблюдается усиление любой из ведущих функций. Так, рациональный психотип с усиленной функцией 1-го канала окажется достаточно жестким в проявлении своей рациональности, а тот, у кого усилена функция 2-го канала, — у рационального типа она иррациональна, — несомненно, окажется более гибким.

У читателя может возникнуть законный вопрос: а не переходят ли в таком случае одни психотипы в другие? Например, Штирлиц (ЧЛ-БС) с усиленной сенсорикой не равнозначен ли Мастеру Габену (БС-ЧЛ) с усиленной логикой?

Нет, это не так. В данном примере у Штирлица сохраняются и его экстраверсия, и его рациональность, но только они оказываются несколько «смазанными» влиянием усиленных функций 2-го канала. К тому же нельзя забывать, что роли функций 1-го и 2-го каналов различны: напомним, что 1-й канал — программный, а 2-й отвечает за реализацию программы.

В принципе у человека может быть усилена любая функция из восьми, но может также оказаться усиленным и целый блок, причем чаще это блок вертикальный.

Поясним эту мысль. Снова обратимся к основному кольцу модели «А». Воспользуемся для этого схемой психических функций для интуитивно-этического интроверта (Есенин, Лирик). На схеме мы обозначили два вертикальных блока — левый и правый. Зачастую с усилением одной из функций ведущего блока усиливается и слабая функция II горизонтального блока, то есть может оказаться усиленным один из вертикальных блоков — левый или правый. Тогда характер основного психотипа приобретает оттенки другого психотипа. Например, при усилении левого блока психотипа ИЭИ мы имеем подтип ИЛИ (Лирик с подтипом Критика); при усилении правого блока — ИЭИ с подтипом ЭСЭ (Лирик с подтипом Энтузиаста). Таким образом, усиление той или другой функции или блока функций приводит к усилению соответствующих черт характера.

В связи с подтипностью в соционической литературе можно встретить такие выражения:

— интуитивный Лирик (усилена функция 1-го канала);

— этический Лирик (усилена функция 2-го канала);

— Лирик с подтипом Критика (усилен левый вертикальный блок);

— Лирик с подтипом Энтузиаста (усилен правый вертикальный блок); и т. д.

Еще раз подчеркнем, что речь не идет о переходе одного типа в другой, а только о вариантах одного и того же основного типа, который может иметь лишь оттенки другого, оставаясь, тем не менее, в рамках своих основных функций.

Далее при, описании психотипов мы, по возможности, будем стараться отмечать черты «подтипности» там, где это будет явным образом проявляться.

ЧАСТЬ II. ОПИСАНИЕ СОЦИОНИЧЕСКИХ ТИПОВ.
В описании соционических типов мы будем опираться на функции основного кольца модели «А», как на самые характерные, однако для полноты в каждом случае будем приводить полную схему колец, чтобы удобнее было проследить за проявлением некоторых функций также и «теневого» кольца, если в этом появится необходимость.

В этой части читатель найдет как общую характеристику каждого психотипа, так и большое количество примеров проявления тех или иных функций в различных жизненных ситуациях.

Возможно, кому-то покажется скучным читать так много примеров, но это делать и не обязательно. При первом — ознакомительном — чтении книги можно ограничиться только общей частью описания, оставив знакомство с примерами для более подробного изучения соционики. Приведенные примеры могут оказаться очень полезными для тех, кто сам пытается определять психотипы людей, ибо нередко бывает так, что трудноопределяемый психотип вдруг «расшифровывается» по какой-то детали, которая на первый взгляд кажется незначительной, а на самом деле весьма характерной и очень важной для выполнения данной задачи.

ГЛАВА 1. ПРАКТИКИ (ЛОГИЧЕСКИЕ СЕНСОРИКИ И СЕНСОРНЫЕ ЛОГИКИ).

В этой главе мы рассмотрим следующую группу психотипов:

1. ЧЛ-БС, логико-сенсорный экстраверт, ESTJ, Штирлиц, Администратор;

2. БС-ЧЛ, сенсорно-логический интроверт, ISTP, Габен, Мастер;

3. ЧС-БЛ, сенсорно-логический экстраверт, ESTP, Жуков, Организатор;

4. БЛ-ЧС, логико-сенсорный интроверт, ISTJ, Максим, Систематик.

Напомним читателю краткое описание характера действия функций ведущего блока группы «Практики».

ЧЛ — деловая логика: деловая выгода, эффективность, целесообразность, технология;

БЛ — структурная логика: умозрительная структура, система, научные теории;

ЧС — волевая сенсорика: позыв к активному действию, экспансия, владение пространством, волевые качества, напористость;

БС — сенсорика ощущений: гармония пространственных форм, ощущение удобства, самочувствие.

1. Логико-сенсорный экстраверт (ESTJ, Штирлиц, Администратор).
Установка сознания ведущего блока ЛСЭ: главное в жизни — это разумно направленный труд (ЧЛ — программная функция), и организовать его нужно так, чтобы работать было удобно и получать за свой труд заслуженное вознаграждение (БС — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧЛ — программная функция. Для логического экстраверта реальность внешнего мира — превыше всего. Он устремлен к практической деятельности, его интересует сфера производства и технологии, он умеет рационально и эффективно работать, мышление ЛСЭ носит ярко выраженную практическую направленность. Его интересует практическая возможность создания предметов быта, орудий труда…

Единственный для него серьезный аргумент в любом споре — это факт. Он сам приводит фактические доказательства своим доводам и того же требует от других. Начиная любую работу, он тщательно собирает сведения о предстоящем деле, анализирует возможные варианты и только тогда, когда ему в деталях все ясно, — действует. Такая тактика позволяет ему действовать логично, рационально и экономно.

Его раздражают некомпетентные указания, — в этих случаях он может проявить резкость, вспылить. Если же оппонент доказательно и квалифицированно обосновывает свои доводы, ЛСЭ спокойно принимает их. Поскольку в понятие объективной реальности входят и такие институты государственности, как парламенты, министерства, суды, исправительные учреждения и т. д., они так же необходимы. Любое общество невозможно без справедливых законов, и поэтому ЛСЭ с должным уважением относится ко всему тому, что охраняется законом; он — прирожденный законник.

Органическое чувство дисциплины часто приводит его в военные учебные заведения; многие прекрасные офицеры — представители этого психотипа.

БС — функция реализации программы. Чтобы произвести как можно больше качественной продукции, нужно сделать труд эффективным. Этого можно достичь только отличной организацией труда, и ЛСЭ постоянно к этому стремится. Он считает, что везде и всегда должен быть порядок — и на работе, и дома. Любой предмет, изготовленный его руками, сделан, как правило, добросовестно и аккуратно, будь то вязаная кофточка или программа для вычислительной машины, доведенные до уровня искусства.

Как каждый сенсорик, ЛСЭ конкретен во всем, но в соединении с рациональностью, обуславливающей трудность переключения на другую деятельность, такой конкретный стиль поведения может перерасти в упрямство. Люди этого психотипа способны упорно делать одинаковые замечания на протяжении длительного времени. Им трудно отключиться от этого зацикленного на чем-то состояния, они могут долго «застревать» на нем.

Способность сконцентрировать все свои силы на том деле, которым он занимается, быть неутомимым и упорным в работе, требует разрядки. Этой разрядкой для ЛСЭ является, в первую очередь, спорт. Он предпочитает командные виды: футбол, волейбол, туризм… В нем прекрасно сочетаются способность жить в коллективе и в то же время сохранять свою индивидуальность.

К реальной жизни он не предъявляет чрезмерных требований, склонен на вещи смотреть здраво и с оптимизмом. Поэтому любую аномалию, разрушающую заведенный в жизни порядок (например, собственную болезнь), он встречает со всею силой внутреннего протеста: этого не должно быть! Весь его психический строй тяготеет к душевному здоровью и ясной логике взаимоотношений с предметным миром.

Описание действия функций слабых каналов

БИ — канал наименьшего сопротивления. ЛСЭ очень болезненно воспринимает любую неопределенность, ему хочется все спланировать заранее, точно знать, что будет завтра, через неделю, через месяц, через год. Неизвестность для него — самая тяжелая жизненная проблема, которая нервирует его и которую он всеми силами пытается преодолеть.

ЛСЭ не склонен предаваться мечтам и фантазиям, ему трудно создать внутренний образ чего бы то ни было, не связанного с реальностью, — внимание ЛСЭ всегда сосредоточено, так сказать, на внешности вещей. Поэтому бывает так, что он, не видя глубинной сущности предмета, может основываться в своих суждениях на видимой его стороне или принимать позицию уважаемого им человека, если она с его точки зрения достаточно аргументирована.

Его сознание не принимает никакой мистики, ничего потустороннего, словом, ничего такого, что нельзя было бы увидеть, потрогать, проверить. Он никогда не будет составлять интуитивный прогноз, из-за слабости своей интровертной интуиции, а предпочтет действовать своей сильной, логической функцией: рассчитывает, а не предугадывает.

Именно из-за слабости интуиции ЛСЭ не всегда может уловить тенденции развития, перспективы того или иного вида производства, возможность спроса на те или иные товары. Неудивительно поэтому, что для него характерен консерватизм; он не торопится применять новшества ни на работе, ни в административной деятельности, ни дома. Даже костюм может годами носить один и тот же (и все-таки он будет выглядеть на нем и аккуратно, и эстетично). Но, в общем-то, в одежде он больше руководствуется целесообразностью, не любит «авангарда».

Экстравертная интуиция (ЧИ) также не принадлежит к числу сильных качеств ЛСЭ: например, ему трудно верно оценить и почувствовать характер человека, истинные мотивы, которые толкают его к тем или иным действиям, если только человек прямо не заявит о своих намерениях.

ЧЭ — нормативная функция. В отношениях с людьми ЛСЭ вырабатывает определенный имидж, стиль поведения, который считает для себя наиболее подходящим. Для него это — корректность, сдержанность, вежливость и воспитанность. Наиболее близко этот стиль соответствует тому, что у нас принято называть «английским». Обычно его поведение подчиняется неким нормам, стандартам, выработанным им под влиянием общественных ожиданий, как он их понимает. Если же ситуация выходит из привычных рамок, — он теряется, тогда в нем очень остро чувствуется отсутствие гибкости, умения быстро изменить свой стиль.

В нем нет способности тонко улавливать состояние человека, степень его ранимости. Поэтому ЛСЭ чаще старается помочь делом, но уклоняется от проявления чувств. Любимой женщине при каждой встрече легче дарить цветы, чем сказать: «Я люблю тебя». Если спросить его об этом, он, скорее всего, удивится: «А разве это и так не видно?»

Иногда эмоциональная функция ЛСЭ дает «выплески»: если он оказался в травмирующей ситуации, то может внезапно взорваться и накричать. Но такого рода вспышки легко у него проходят: этому психотипу не свойственно накапливать напряжение. И все же память о травмирующей ситуации остается надолго, так что самому себе он порой кажется «злопамятным».

ЛСЭ на работе и дома

Точный и обстоятельный, в меру энергичный, не мыслящий своей жизни без конкретной деятельности, любую идею немедленно облекающий в плоть и кровь — таков ЛСЭ в обычных условиях. Все поступки его, по-видимому, можно охарактеризовать словами: адекватность ситуации. Он не рвется к власти, но никогда не окажется и аутсайдером, принимает ситуацию и себя в ней как должное.

«Что же я могу поделать, если я такой, какой я есть?», — декларирует он «свое право» и не терзает себя самобичеванием; в то же время и самолюбование ему не слишком свойственно.

Из вышесказанного ясно, что ЛСЭ как профессионал лучше всего будет чувствовать себя на тех участках работы, где требуется принимать конкретные и оперативно-грамотные решения.

Умение эффективно работать, логически мыслить, стремление к объективности и уважение к закону, понимание нужд людей, а также способность создать для них комфортные условия труда делают ЛСЭ пригодным к выдвижению на руководящую должность.

Будучи по натуре консерватором и сторонником испытанных методов, он гораздо лучше решает вопросы тактики, чем стратегии, предпочитает эволюционное развитие скачкам и рискованным действиям.

ЛСЭ легко справляется с административной работой, связанной с деловой документацией. Он — хороший организатор любого масштаба: от коллектива в несколько человек до государственного аппарата включительно. Не пренебрегая нуждами людей, он способен вникать в проблемы не только целого коллектива, но и каждого в нем отдельного человека. В то же время, когда надо, он умеет быть жестким руководителем, поскольку убежден, что для рационального использования материальных и человеческих ресурсов нужна твердая рука. Очень заметная черта в нем: не любит иждивенчества, стремится пресечь его изначально, помочь готов, но — до известных пределов, пока не поймет, что его начинают эксплуатировать.

Все особенности психики ЛСЭ так же ярко проявляются и в семейной жизни. Он, как правило, прекрасный семьянин. Высокое чувство ответственности заставляет его нести бремя даже неудачной семьи. Воспитание детей он считает своим долгом, который нельзя ни на кого перекладывать. Прекрасный хозяин (хозяйка), он склонен проявлять в домашних делах излишнюю дотошность, требовать, чтобы все придерживались определенного им порядка, который ему, консерватору, трудно менять. Дома он обычно занят чем-нибудь полезным, любит мастерить всякие домашние поделки, если находится подходящий материал. Мужчина-ЛСЭ не откажется помочь жене по хозяйству, может и обед приготовить, и пол вымыть, и уделить достаточно внимания детям.

В отношениях с другими людьми ему не свойственно хитрить и изворачиваться. В трудных ситуациях ЛСЭ действует открыто и прямо: что заслужил, то и получи! — этот принцип он относит к себе в такой же степени, как и к окружающим.

В экстремальных ситуациях проявляет себя как человек волевой, способный выдержать суровое испытание и сохранить верность чувству долга.

Логико-сенсорный экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Однажды, когда мой отец что-то мастерил и ненадолго отлучился, я подошел к банке с гвоздями, которую он оставил, высыпал все гвозди и аккуратно по одному молотком забил их в землю — все до одного. Когда отец вернулся, то задал мне хорошую трепку и заставил все гвозди вытащить из земли. Это произошло, когда мне было 5 лет.

Аккуратно, терпеливо, все до одного забить гвозди в землю! Жаль, что отец не оценил эту, без сомнения, достойную всяческих похвал последовательность и аккуратность в «работе» своего 5-летнего сына.

С самого раннего детства меня удивляла и раздражала непоследовательность в действиях некоторых людей. Однажды (тогда я училась в первом классе) наша учительница на следующий день после родительского собрания объявила, что мы должны принести деньги на новогодние подарки. На это я тут же заметила: «Но ведь можно было вчера собрать деньги у родителей прямо на собрании!» Ответом мне был выговор: «Ты не должна учить взрослых!» Мне было очень обидно, что взрослый человек не понимает моих доводов, а также совершенно непонятна и удивительна такая непрактичность.

Нам остается добавить, что когда девочка вырастет, познакомится с соционикой и изучит особенности поведения иррациональных типов, она уже не будет удивляться подобному стилю поведения.

Я всегда старался поступать так, как сам считал нужным. Еще в раннем детстве, помню, мы с ребятами любили лазить по крышам сараев у нас во дворе; я однажды упал и довольно сильно ушибся. Дома бабушка меня очень долго уговаривала не лазить больше «по этим проклятым сараям». После получасовой обработки она меня спросила: «Ну, что, полезешь ли снова?» На что получила ответ: «Полезу, бабушка!» Тогда мне было всего 5 лет, но со временем стремление решать все для себя без посторонней помощи только усилилось.

ЛСЭ действительно стремится самостоятельно ориентироваться в материальном мире. Тут ему не нужна подсказка, поскольку он всегда адекватен конкретной ситуации. Кроме того, логическим сенсорикам свойственно проверять и испытывать свое физическое состояние, возможности своего тела.

Чего я никогда не любил — так это сидеть без дела. Помню, однажды я до такой степени наработался, что дома, усталый, решил отдохнуть и послушать музыку. Спустя какое-то время ко мне в комнату вошла мама. Ее реакция на мое состояние была такова: «Ты что, заболел?»

Обычно я берусь только за ту работу, которая приносит пользу. С детства я занимался радиоэлектроникой, делал только те вещи, которые мне были необходимы: музыкальный звонок, радиоприемник, стереоусилители и т. п.

В работе я очень люблю порядок. Даже если работа сильно меня увлекла, я никогда не оставляю инструменты где попало, — все равно кладу каждый на свое место.

Плохо переношу всякого рода многосерийные телесериалы наподобие «Богатые тоже плачут». Если я случайно присутствую на просмотре подобного фильма в кругу своих знакомых, «плакать» начинают те, кто с увлечением его смотрят: дело в том, что я не могу удержаться от комментариев и даже просто от смеха, несмотря на увещевания окружающих, что, мол, нельзя глумиться над несчастными героями…

Не представляю себя без спорта. Если днем не схожу на тренировку, то к вечеру становится как-то не по себе.

В этом фрагменте интересно, в частности, обратить внимание на предпоследний абзац. Слабость эмоциональной функции ЛСЭ сказывается здесь в сильнейшей степени! И складывается впечатление, что он издевается над слезливой латиноамериканской мелодрамой не только потому, что сентиментальность ему претит, но он просто неловко себя чувствует среди людей, которые чересчур эмоционально реагируют на пустяковые, по его мнению, события, то есть делают то, что ему обычно недоступно.

Я пошел на днях на почту — надо было позвонить родителям. Наменял кучу жетонов, зашел в автомат, набрал номер, нажал кнопку, жетон упал — и все. И так шесть раз из разных автоматов. Полтора рубля в наше время — не деньги, но меня очень выводит из равновесия, скажем так, безысходность, невозможность призвать кого-то к ответу — за это просто никто не отвечает. В итоге грохнул кулаком по ближайшему автомату и хлопнул дверью.

А в армии действительно все намного проще. Военная служба никогда не была для меня тяжелой, тем более что я вырос в семье офицера. В армии все ясно и просто. Есть начальник и подчиненный. Ты должен делать то-то, и тебя обязаны обеспечить тем-то. В таких-то ситуациях делай это и не делай того.

У меня много друзей, и я легко завожу себе новых. Заговорить с незнакомым человеком, поддержать беседу — для меня не является проблемой. Наиболее любимая моя роль в компании — не лидировать, не блистать, но быть на подхвате, подыгрывать фавориту. Такая роль мне наиболее удается.

Как и все дети, я играл в «войнушку», в «солдатики», с соседом мы разворачивали целые баталии. Когда я подрос, то и в старших классах школы на военной подготовке, и в университете на военной кафедре меня выбирали командиром взвода, и я им был бессменно на протяжении всей учебы. Стоит ли говорить, что я к этому не стремился, даже наоборот, хотел избежать ответственности. Но неизменно меня выбирали, я с этим справлялся и справляюсь сейчас.

Когда ЛСЭ говорит, что он не стремится на первые роли — это чистая правда. Здесь выражает себя тот несомненный факт, что в его ведущем блоке волевая сенсорика находится в теневом кольце. Но он легко встраивается во внешний порядок, эффективно его организует. И, конечно, блестяще справляется с обязанностями офицера.

Я была послушным ребенком, принимала все указания взрослых без лишних вопросов. Когда мне было года 3 или 4, мне делали уколы. Мама вспоминает, что я шла молча, со слезами на глазах ложилась и также молча терпела. Правда, впереди меня ждало утешение: мне давали поиграть шприцем…

Отсутствие логики где бы то ни было меня бесит. Если попадается глупый фильм, в котором с самого начала все ясно, я, сидя возле телевизора, закипаю от возмущения и высказываю вслух все, что думаю по этому поводу. Наконец, кто-нибудь из моих домашних не выдерживает и говорит, что сейчас же выгонит меня из комнаты, если я не прекращу…

Не люблю читать Агату Кристи. Зная ее манеру делать большой «сюрприз», обнаруживая в конце книги преступника, я уже по первым страницам могу вычислить, кого она имеет в виду. Ошибаюсь довольно редко…

Обратите внимание на первый абзац: девочка идет «под шприц» со слезами, но покорно, без детских ломаний и истерик. Почему? Потому, что для ЛСЭ реальность есть единственный побудительный мотив к действию: надо — значит, надо! Все равно укола не избежать, и, значит, ничего тут не поделаешь.

Сразу бросается в глаза то, что для Н. важнейшим условием существования является порядок. Этот человек всегда аккуратно одет, походка ровная, в ней нет ничего разболтанного.

Когда Н. учился в школе, он ходил в судомодельный кружок. Его модели всегда были прекрасно сделаны. Над каждой он сидел очень долго и старался все выполнить так, чтобы не пришлось потом переделывать.

Интересно, что, обсуждая фильмы о войне, он уважительно отзывается о немцах и о порядке, принятом у них. Его очень раздражает тот хаос, который царит сейчас в нашей стране. Он не раз говорил мне, что предпочел бы жить в СССР 15-летней давности, именно потому, что там был хоть какой-то порядок.

Зацикленность на идее порядка — порядка ради порядка, безотносительно к его смыслу и содержанию, — это, конечно, не обязательный признак данного психотипа. Но опасность такая всегда существует для ЛСЭ; необходима известная культура, чтобы ее преодолеть.

Моя мама хорошо ориентируется даже в незнакомой обстановке. Помню, как она впервые побывала в Москве. Когда мы туда приехали, ее не смутили ни многолюдные потоки на улицах, ни огромные размеры города, ни стремительный темп его жизни. Напротив, ей это все сразу же понравилось, хотя она всю жизнь прожила в небольшом провинциальном городке. Она быстро стала «ориентироваться на местности»; мы легко — и, заметьте, без блата — устроились с жильем, и вскоре она мне сказала, что чувствует себя в этом городе, как дома! И в самом деле, когда мы шли по улице, прохожие нередко обращались к ней за справками, — в ней никто не хотел видеть приезжую провинциалку.

Еще одна ее черта — способность экономить. Она никогда не торопится с какими-нибудь серьезными приобретениями, обменом, а, взвесив все «за» и «против», продумывает те варианты, которые ей кажутся наиболее выгодными. Хотя и скупость ей абсолютно не присуща, но расточительность также не является ее характерной чертой…

Она рационально ведет хозяйство. Рациональность чувствуется во всем, даже в ее движениях. Бывает, что, когда мы смотрим по телевизору, как в фильме хозяйка занимается делами на кухне, мама раздраженно замечает: «Что, спрашивается, она так мечется? Сколько лишних движений!» Мне иной раз она говорит то же самое.

Он может обидеть меня, сам того не понимая. Для меня это очень странно. И я часто ему выговариваю, что он «чурбан бесчувственный», что он «толстокожий» и т. д., что он меня обидел и не соизволит попросить прощения. После этого почти после каждой фразы он спрашивает, не обидел ли он меня. Стоит мне о чем-то задуматься, он тут же интересуется, почему у меня испортилось настроение. Мне кажется, что он совсем не чувствует, в каком настроении находится человек. И когда я ему говорю об этом, его это нисколько не заботит: «Ну, что поделаешь, такой вот я есть!»

Самого же его, в сущности, очень трудно обидеть. Но вот как-то раз в его присутствии не очень лестно отозвались об одном из его близких друзей. Причем фраза была сказана очень тихо, в расчете, что он не услышит. Он, однако, услышал, — правда, не подал вида. У него быстро испортилось настроение, и он тут же удалился.

Почти весь этот фрагмент — иллюстрация «слабой» эмоциональной функции ЛСЭ.

В аудитории у нее есть даже постоянное место, на которое никто больше не садится, так как оно никогда не бывает свободным. Она аккуратно приходит на каждую лекцию, садится именно на это место и все аккуратно записывает. Таких подробных и обстоятельных конспектов, как у нее, на нашем курсе не так уж много.

А недавно она связала себе великолепную кофту. Титаническая работа: она переделывала ее несколько раз, специально ездила в магазин, чтобы обменять два мотка пряжи, потому что они оказались чуть-чуть светлее остальных мотков, а один — немного жестче. И когда кофта была готова и примерена, она посчитала, что изделие сидит на ней слишком свободно, распустила и все перевязала заново! Зато сейчас — это гордость хозяйки.

Обычно, когда она приходит ко мне, она, разговаривая, поправляет шторы, салфетки, скатерть всегда складывает по сгибам, заглаженным раньше. Она замечает буквально все: «Такие духи выли у мамы, когда я ходила в детский сад», «Этот серый цвет не того оттенка, что мы видели раньше», «К Ире придет ее парень, потому что она побежала в магазин и переодела юбку на более короткую» и т. д.

С первого взгляда ее воспринимают как спокойного, почти тихого человека. Однако это не так. Просто очень хорошее воспитание, строгие моральные принципы и приверженность традициям заставляют ее сдерживать свои эмоции.

Этот фрагмент демонстрирует едва ли не все выдающиеся качества ЛСЭ: работоспособность, консерватизм, аккуратность, обязательность, адекватное ощущение реального мира.

Сидеть на месте мой муж не может, постоянно находится в движении, на час способен напланировать множество дел, хотя и не всегда ему удается выполнить то, что он задумал. И все это он делает планомерно, со спокойным видом, методично, так что создаст о себе впечатление спокойного домашнего мужчины. Семья для него значит очень многое. Матери он пишет каждый месяц.

Частенько он говорит, что «привержен домострою», но тем не менее сам убеждает меня заниматься не только домашним хозяйством, но и учебой, берет на себя заботы о сыне, может приготовить и обед, — хочет, чтобы я, как он говорит, «не закисала».

Честность и открытость характера, неумение изворачиваться и лгать по большому счету сочетаются в нем с грубоватой прямолинейностью. Замечание может сделать в весьма грубой форме и при этом никак не может понять, на что человек обиделся, ведь сказана правда!

Близких стремится «переустроить» согласно своим представлениям, может с упорством, достойным лучшего применения, искоренять чужие недостатки, если он их счел таковыми. Так, укор за недосоленную пищу будет повторяться каждый раз, когда это случится, в течение многих лет.

Чаще всего такая зацикленность на одном и том же характерна для ЛСЭ с усиленной логикой — усиленная рациональность мешает ему перейти на другие рельсы, он снова и снова катится по той же привычной колее.

Что касается того, как я веду себя в компании, то тут ко мне идеально подходит понятие «теневой лидер». Действительно, где только можно, я всегда стараюсь избегать прямых директив, подталкивая людей к нужным мне действиям так, что они считают, что это была их идея. На вечеринках я, скорее, наблюдатель, но при этом в любой момент готов вступить в действие.

Я занимаюсь судомоделизмом, и каждый инструмент лежит у меня в строго определенном месте, материалы разделены по породам дерева и размерам брусков. Прежде чем заняться постройкой новой модели, я изучаю историю корабля, специфические детали его отделки, продумываю, как лучше подойти к изготовлению той или иной детали.

Очень плохо переношу болезни и не люблю предпринимать какие-то специальные меры, дабы сберечь свое здоровье, — считаю, что все болезни организм должен преодолеть сам. Если все-таки приходится укладываться в постель — очень подозрительно отношусь к лекарствам, становлюсь капризным и раздражительным.

У меня есть склонность вспоминать прошлое. Мне кажется, что я бываю довольно злопамятным и от людей, когда-либо сделавших мне пакость, отгораживаюсь абсолютно непреодолимой стеной.

Кроме уже знакомых нам качеств, последний абзац этого фрагмента высвечивает еще одну любопытную черту ЛСЭ, которую он по ошибке называет «злопамятностью». Дело тут, конечно, не в злопамятности, а в том, что логическое мышление ЛСЭ склонно выводить прямые и однозначные следствия из человеческих поступков. Он твердо уверен, что человек, предавший один раз, предаст и в другой. Он жестко определяет «цену» человека по его реальным делам и соответственно этому строит свое отношение к нему. При этом, однако, он может не подозревать об истинных мотивах тех или иных проступков человека; невообразимо сложный мир человеческого сознания, не подчиняющегося прямой логике, ему недоступен в силу слабости его экстравертной интуиции (ЧИ).

2. Сенсорно-логический интроверт (ISTP, Габен, Мастер).
Установка сознания ведущего блока СЛИ: все в мире должно быть гармоничным, пропорциональным, сбалансированным (БС — программная функция), и самый верный путь к достижению этого — делать эстетичную, качественную продукцию (ЧЛ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БС — программная функция. Главное — ощущение гармонии, красоты, здоровья. Все должно быть наилучшим образом сбалансировано. При этом прекрасное обязательно должно сочетаться с целесообразным: в работе, в отношениях с людьми, в подборе предметов домашнего обихода, во всестороннем развитии физически здорового тела.

СЛИ отлично помнит цвета, запахи, телесные ощущения, может по памяти нарисовать картину. Годами помнит вкус понравившейся еды. Во многом — эстет. Нередко обладает хорошим художественным вкусом. При этом его восприятие — спокойное, созерцательное, лишенное открытой эмоциональности. Он не относится и к числу тех, кто с чувственной энергией бросается в самую гущу сенсорных удовольствий: скорее, он неторопливо «смакует» свои переживания, вовремя отделяя приятные от неприятных. Окружающий мир порождает в нем целую гамму ощущений, к которым он очень внимателен. Он великолепно осознает свой организм, понимает возможности своего тела и, следовательно, может результативно заниматься спортом, — преимущественно индивидуальных видов. Но если даже, в силу жизненных обстоятельств, СЛИ далек от спорта, здоровый образ жизни ему существенно необходим, поскольку он входит в его общее представление о гармоничном и целесообразном.

Эта установка очень хорошо заметна во внешнем виде СЛИ: он всегда выглядит аккуратным, одевается, как правило, в стиле простой спортивной элегантности: одежда удобная, функционально продуманная и при этом эстетично выглядит.

ЧЛ — функция реализации программы. Чтобы реализовать программу первой функции, сделать все вокруг удобным, полезным, красивым, лучшее средство — заняться практической деятельностью. СЛИ действительно мастер своего дела. Все, за что он берется, он доводит до совершенства, работает тщательно, стараясь сделать не только утилитарно полезную вещь, но и красиво оформленную. Хорошо знает возможности того или иного материала, понимает, что именно и в каких именно случаях лучше использовать. Изучает образцы высококачественной продукции. Интересуется наиболее эффективной методикой. В работе любит неторопливость и основательность. В случае необходимости может работать с раннего утра и до позднего вечера. При этом он не жалеет усилий, чтобы облегчить свой труд различными приспособлениями, сделать его более удобным и приятным.

СЛИ умеет выделить главное и не забыть про детали. Это умение ему присуще и при чтении лекций, и при строительстве дома, и в проведении спортивных тренировок. Если, с его точки зрения, он добился совершенства, то любит сменить объект деятельности: заниматься в течение долгого времени одним и тем же рутинным делом для него утомительно. В этом проявляется его иррациональность.

Прежде чем начать новое дело, СЛИ долго готовится к этому, собирает материал, накапливает различные сведения. Он любит сначала попробовать, поэкспериментировать, чтобы лучше почувствовать возможности предстоящей работы.

С одной стороны, ему свойственно упорство. С другой — некоторая инерционность. Может долго «тянуть», «раскачиваться», пока все сроки пройдут, но в последний момент мобилизоваться, поднапрячься и быстро доделать свое дело. За сомнительную работу СЛИ браться не будет. Предпочитает надежность и определенность, расчет, а не риск.

Работать он любит совершенно независимо, самостоятельно, чтобы не надо было ни к кому приспосабливаться. Особенно его раздражают нелогичные указания.

Описание действия функций слабых каналов

ЧЭ — канал наименьшего сопротивления (КНС). СЛИ предпочитает скрывать свои эмоции. Внешне он кажется невозмутимым и безэмоциональным. Отчасти это связано с тем, что он плохо способен оценивать настроения окружающих его людей и в проявлении своих эмоций боится показаться неуместным или смешным. Это вынуждает его сохранять психологическую дистанцию. Но эта дистанция не должна слишком настораживать: если кто-то рискнет обратиться к СЛИ за поддержкой — он, скорее всего, не откажет, выслушает, поможет и даже посочувствует другому в его беде.

Однако ему чужды чувствительность и сентиментальность: он охотнее примет участие в общем деле, чтобы выразить свое расположение к людям, нежели станет проявлять эмоции. Самоанализ — также не его стихия.

В конфликтных ситуациях СЛИ старается уйти от возможных скандалов. До определенного предела он кажется человеком спокойным и инертным. Однако если кто-нибудь вдруг вторгнется на его сокровенную психологическую «территорию», куда он никого не допускает, или, тем более, уязвит его чувство собственного достоинства, — СЛИ может неожиданно вспылить, прийти в ярость. В таком состоянии, не контролируя себя, он способен даже ударить обидчика. В эмоциях, так же, как и в практических делах, он долго «разогревается», и потом долго не может успокоиться, особенно если произошел-таки взрыв. Здесь также сказывается своеобразная инертность СЛИ.

БИ — нормативная функция. Порывы фантазии и полеты в туманную беспредельность — это все не свойственно СЛИ. Он также не может достаточно хорошо оценить перспективность того или иного дела, вот почему ему трудно решать стратегические задачи. Бывает, что он ошибается в людях: иногда он склонен видеть их в более выгодном свете и через какое-то время неизбежно чувствует себя обманутым в своих ожиданиях (здесь уже сказывается слабость ЧИ). Волей-неволей он вынужден в планах на перспективу полагаться на свое умение реально рассчитывать, а не на интуицию. Для верности он склонен обсудить свои планы с коллегами, чтобы сообразовать их с теми установками и нормами, которыми пользуются другие.

СЛИ на работе и дома

В должности руководителя СЛИ старается провести в жизнь свою программу соединения эстетики с практичностью, поэтому продукция, выпускаемая подразделением, руководимым представителем этого психотипа, наряду с высоким качеством, как правило, также и красиво оформлена. Сам он, однако, в начальники не рвется, даже если одарен какими-то талантами. Если все-таки пришлось ему быть на руководящей должности, он прежде всего старается понять, кто и на что способен, как рациональнее и лучше использовать каждого работника, на какой участок его поставить, чтобы это соответствовало уровню его мастерства. В руководстве СЛИ придерживается принципов коллегиальности, старается материально стимулировать своих сотрудников.

Ему трудно прогнозировать развитие производства на далекую перспективу (БИ — слабая функция), он силен больше в тактических вопросах, чем в выборе стратегии, поэтому лучше, если он руководит малочисленным коллективом.

Конфликтные ситуации он предпочитает решить путем компромисса. Но там, где речь идет о принципиальных вопросах, он своих позиций не сдает.

Характерные качества его натуры очень ярко проявляются в семье. Он — хороший хозяин и семьянин, неторопливый, основательный и надежный. Ему очень важно обеспечить свою семью материально, иметь в доме достаточный запас продуктов, одежды, обуви для всех домочадцев. Бывает, что ему нравится возиться с детьми и опекать их: ребенок не может травмировать его «больную» функцию КНС (ЧЭ): дети иногда огорчают нас, но редко уязвляют… Очень часто СЛИ — хороший воспитатель, сдержанный и разумный. Слабого он склонен взять под свою спокойную и надежную защиту.

Он не чурается домашних дел, любит их, может сам красиво и тщательно отремонтировать квартиру, упорно и основательно строить дом, работать на огороде… Только не надо его подгонять и понукать, это его раздражает.

Сенсорно-логический интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Еще когда я ходил в детский сад, то очень старался, чтобы, мои рисунки были похожи на то, что я изображал. Однажды нашей группе дали задание нарисовать автомобиль, и все ребята закрасили колеса, как и кузов, параллельными штрихами, а я — круговыми. Колесо оно и есть колесо… Когда мне покупали в детстве игрушки, которые оказывались немного кривыми или несимметричными, то я их старательно выпрямлял, чтобы все было как настоящее.

В школьные годы я увлекся выращиванием цветов. Во дворе у нас росло много георгинов, гладиолусов, кустов роз. Я всеми силами старался украсить наше жилище, наш двор, поэтому посадил у стены плетистую розу. А сейчас у меня еще одно увлечение: я создаю композиции из сухих цветов. Чтобы научиться этому, я посещал специальные занятия на станции юннатов. Люблю бродить по лесу, искать ветки, сухие трутовики интересной формы… Все это я использую в своих композициях.

В первом абзаце этого небольшого рассказа перед нами, конечно, реалист-практик. Никаких фантазий, оторванных от реальности! Все должно быть взаправдашним. Предметная достоверность — это именно и есть сочетание логики и сенсорики. Интуиция тут явно проигрывает.

Второй же абзац прекрасно иллюстрирует работу ведущего блока: чтобы сделать мир прекрасным (БС), нужно тщательно и аккуратно выполнить конкретную работу (ЧЛ).

В детском саду я был безынициативным и стеснительным, боялся подать голос. Мне нравилось лепить из пластилина, рисовать. Самой интересной была игра в «Конструктор». Еще я получал удовольствие от созерцания строя игрушечных солдатиков, любил мастерить для них боевые машины. Чистым удовольствием было возводить дворцы и разные башни из брусков дерева, кубиков и других деталей.

В школе я почувствовал себя самостоятельнее, начал заниматься спортом, причем сразу в двух секциях — по классической борьбе и дзюдо. Позднее занялся карате, ушу. Потом увлекся лыжами. Фантазировать я не умею. Помню, на уроке рисования в школе была свободная тема, и я сидел, чувствуя себя полным идиотом, не мог придумать, что изобразить. Зато рутинная работа меня не пугает. Если, например, я вижу возможность решения задачи «в лоб», то, хоть оно и длиннее, я его предпочту любому «изящному» решению, требующему каких-то специальных усилий фантазии.

Люблю что-то делать своими руками. Но здесь мне не хватает изобретательности и усидчивости: до сих пор я не сотворил ни одной стоящей вещи. В то же время грубая, «неювелирная» работа мне довольно хорошо удается, — например, из старого разваливающегося стола я соорудил вполне надежно стоящую тумбочку.

Я довольно упрям, но лишь в принципиальных вопросах. Бывает так, что мне приводят аргументы против моих мыслей, мне нечего на них возразить. В таких случаях я молчу, но в душе остаюсь не переубежденным. Потом я долго вспоминаю разговор и пытаюсь мысленно доказать правильность моих идей.

По натуре я — консерватор. Мне не по душе многое, что творится в стране сейчас: прошлая «социалистическая» жизнь вспоминается в светлых тонах. Мне и вокруг себя трудно изменить ситуацию…

Пожалуй, чаще всего я бываю замкнут и молчалив. Одиночество представляется мне более естественным состоянием, чем общество даже самого близкого человека.

Обратите здесь внимание, опять-таки, на стремление СЛИ сделать все соразмерно-красивым (первый абзац), и на хорошее ощущение своего тела: сенсорный логик вполне может быть хорошим спортсменом. Ему свойственна некоторая «сенсорная прямолинейность», но при этом, похоже, он ничего не в состоянии планировать для себя в далекой перспективе, он как бы плывет по течению, — в этом, несомненно, сказывается иррациональность СЛИ. Он низкоэнергетичен — этим, в частности, объясняется его плохая усидчивость, — и вместе с тем ему свойственно определенное внутреннее упорство. Сенсорные логики вообще хорошие реалисты и сдвинуть их с «трезвого и объективного» взгляда не так-то легко, а СЛИ, в силу его инертности, тем более. Многие представители этого психотипа не верят вообще в существование чего-либо, что нельзя собственными глазами увидеть или собственными руками потрогать.

Своих чувств я, как правило, напоказ не выставляю, боюсь, что над ними могут посмеяться. Если, например, мне посчастливилось получить в подарок вещь, о которой я давно мечтал, — я не буду визжать от восторга и прыгать, как моя сестра. Улыбка на моем лице, конечно, будет сиять, но не для всех, а где-нибудь в тихом углу, куда я постараюсь скрыться, чтобы побыть там наедине с восхитившей меня вещью.

Я люблю делать несколько дел сразу и очень горжусь этой своей способностью. Для меня привычно мастерить что-то одно, а продумывать уже что-то следующее, но за бесполезное дело я ни за что не возьмусь. Если же я собрал все сведения о каком-то деле и убедился в том, что оно мне по силам и что это вещь нужная , — тогда, конечно, я сделаю его хорошо, более того, постараюсь довести до совершенства. Мой отец как-то сказал обо мне: «Соглашается делать редко, но если уж начнет, то можно не беспокоиться, все будет выполнено в лучшем виде!» Вообще-то я человек очень упорный. Решив поступать на математический факультет университета, я в старших классах школы много занимался и в итоге занял первое место на Республиканской олимпиаде, несмотря на то, что вообще-то мне не слишком нравится заниматься математикой. А теперь вот появилась огромная тяга к языкам. Английский, испанский, французский, японский, португальский… Этим занятиям я отдаю все свободное время, иногда по 5-6 часов в день.

Обратите внимание: этот рассказ начат с «болевой функции»!

Конечно, боязнь выставлять на показ свои чувства связана именно с тем, что экстравертная этика расположена у СЛИ в «болевом» 3-м канале. Способность начинать несколько дел сразу — типичное свойство иррациональных сенсориков. А неприязнь к «бесполезным» делам — хорошо нам знакомый уже сенсорно-логический прагматизм… Обратите также внимание и на нелюбовь рассказчика к математике: для деловой логики Габена это чересчур абстрактная наука (другое дело — языки!).

Д. я бы назвал изобретательным, хотя изобретательством как таковым он не так уж часто занимается. Например, мучаясь из-за того, что у него нет миксера и ему не удается сделать настоящий торт «птичье молоко», он додумался согнуть стальную проволоку в виде сбивалки и вставил ее в патрон электродрели. Миксер получился прекрасный, им можно даже взбивать и тесто! Вообще он любит всякие приспособления, например, устройство, автоматически включающее приемник, стоящий в другом углу комнаты.

На столе у Д. страшный беспорядок, — так думают многие. Сам же он считает это осмысленным и полезным порядком, гораздо более удобным, чем ровные стопки «правильно» расположенных книг. Ведь на столе — все книги, с которыми он часто работает, и ему не надо их долго искать.

Д. своеобразно относится к окружающему его миру. С материальным миром он, безусловно, на «ты». Отношения же с людьми можно было бы охарактеризовать так: он не любит спрашивать, беспокоить, но любит, когда его спрашивают.

В этом отрывке, несомненно, на первом месте — стремление СЛИ сделать для себя собственными руками удобную вещь. Второй абзац очень удачно иллюстрирует иррациональность СЛИ, а последний — боязнь оказаться неуместным со своими эмоциональными притязаниями (болевой характер эмоций).

Н. прекрасно читает лекции, умеет выделить главное, материал излагает очень четко. Готовясь к лекции, пишет подробно весь текст: он всегда лежит перед нею. Некоторые преподаватели демонстративно импровизируют, не имея перед собой конспекта. Ей же не хочется ничего демонстрировать, главное — не ошибиться, лучше вовремя свериться с конспектом, чем рисковать запутаться в вычислениях.

При этом Н. — очень хороший методист, она продумывает все мелочи изложения, вплоть до изменения громкости и тембра голоса. Если работает с первокурсниками, то одновременно учит лучшему способу записи лекций. Заботится и о том, чтобы студенты не слишком утомлялись, вовремя прерывая рассказ для демонстрации интересного опыта…

Чтение лекций СЛИ — всегда очень красноречивая разновидность его работы. Тут особенно видна тщательность и продуманность всех деталей. «Потребителю» должно быть удобно — вот идеальная цель СЛИ.

На меня давить нельзя. Любое давление вызывает во мне жуткое противодействие. Недавно у нас было заседание кафедры. Заведующий, человек авторитарный и резкий, указал мне на отсутствие многих преподавателей и потребовал в угрожающей форме, чтобы я, как секретарь кафедры, за ними немедленно сбегала. Я спокойно ответила, что всех обзвонила, что все обо всем знают, и осталась сидеть на месте. Он вынужден был послать другого — всегда найдутся желающие выслужиться.

Однажды я ассистировала профессору — нужно было продемонстрировать химический опыт, но похоже, что реактивы оказались старыми: опыт не удался. Профессор при студентах меня грубо выругал.

Я тут же ушла и даже под угрозой увольнения не вернулась в аудиторию. Позже я перешла на другую работу. Никому не могу позволить публично меня оскорблять! Но в общем-то конфликтовать я не люблю. Если все-таки конфликт неизбежен, я предпочитаю его не замазывать, а разрешить: желательно — разумным, мирным путем.

Тут любопытно вот что: поведение волевой сенсорики, которая у СЛИ расположена в теневом кольце. При необходимости он способен эффективно защитить дорогие его сердцу идеи и собственное достоинство. На СЛИ поэтому опасно «наезжать» (изводить, на чем-то слишком настаивать, «припирать к стенке», тем более публично унижать), — он может сильно вспылить и выдать реакцию, непредсказуемую для него самого.

Я часто ощущаю, что время у меня ограничено, поэтому не хочу разбрасываться, даже не позволяю себе долго обедать. Возможно, это происходит еще и оттого, что я долго настраиваюсь на работу, но зато потом долго нахожусь в состоянии рабочего напряжения, могу работать по многу часов, с утра и до вечера. Если вдруг сделаю днем большой перерыв (например, на обед), потом трудно снова мобилизоваться и сосредоточиться.

Отдыхаю я лучше всего, когда я одна. Люблю читать романы, когда дома никого нет. Если мне плохо — спасаюсь чтением романов Тургенева, Толстого, многократно могу перечитывать «Сагу о Форсайтах». Но никогда не могу читать на работе или в транспорте.

Домашним хозяйством заниматься не люблю, но приходится: я ощущаю сильный дискомфорт, когда вижу кругом пыль: она меня раздражает, все время лезет в глаза…

Вышеприведенный отрывок иллюстрирует, опять-таки, «инерционное» свойство психики СЛИ (трудно быстро включиться в работу и так же трудно быстро из нее выключиться), а также особое свойство сенсорики ощущений в первом канале: человек не может жить в грязи и в пыли именно потому, что такая жизнь — неудобна и некомфортна.

Летом какое-то время я работаю в саду. У меня там нет никаких ровных грядок, нет правильности, параллельности и перпендикулярности. Если малина вылезла не в том месте, в каком нужно, — трогать не буду, пусть себе растет. Дорожки у меня все проложены зигзагом, чтобы не помешать растениям, которые выросли еще раньше. Не люблю вырывать растения, которые садоводы сочли бы лишними. Хоть я и знаю, что урожай получу меньше, мне жалко лишать растения жизни. Также я не люблю, когда кто-нибудь приходит в мой сад: могут нечаянно поломать растения, да и, к тому же, начнут указывать — как, где и что надо сажать… А по мне — пусть растет где само хочет.

Таким образом СЛИ ставит как бы заградительную стенку между собою и миром людей: «Не тронь меня!» Но в то же время он и сам не хочет никому навязывать свою волю, даже растениям в своем саду. Он достаточно ценит независимость, — как свою, так и чужую.

Когда в нашем НИИ предлагают заняться новой темой, мои коллеги обычно бегут в библиотеку, изучают литературу… Я их понимаю, но сам так не делаю. Новый вопрос мне нужно сперва изучить не абстрактно, а, так сказать, эмпирически. Например, когда мы стали заниматься нитридом кремния, я вначале стал подбирать условия его получения, режим технологии, методы индексации. Лишь после того, как я почувствую новый материал «в руках», — возникает необходимость и знакомства с литературой, чтобы подкрепить собственные наблюдения. Такой путь, может быть, медленнее, но зато надежнее. Вообще в исследованиях я люблю просмотреть множество вариантов образцов, измерить различные зависимости, чтобы размерность исследований была максимальной.

Меня никогда не удовлетворяют фразы типа «можно показать, что…», я всегда должен точно знать, как получить результат. Вообще редко верю чужим данным, предпочитаю во всем убедиться на опыте, обычно стремлюсь сам все проверить и поварьировать.

Но, правда, частенько я довольно долго собираю материал для работы, медленно все обдумываю, подготовительный период у меня из-за этого сильно затягивается. Когда же все сроки истекают и меня, что называется, прижмет, — тут я обычно развиваю бешеную работоспособность и могу создать что-то стоящее.

В общении с людьми — чувствую себя спокойнее, если на меня никто не обращает внимания, но я с любопытством, смотрю на других… Если это какое-то праздничное сборище — у меня нет никакого желания участвовать в общем веселье, мне приятнее смотреть на все происходящее со стороны. В такие вечера я могу испытывать удовольствие просто от того, что другие радуются. Если же меня настойчиво стараются вовлечь в общее веселье, я стесняюсь и предпочитаю уклониться от этого.

Этот отрывок в подробных комментариях не нуждается. Действительно — самому потрогать, прочувствовать, испытать, — это и есть путь к истине для сенсорных логиков. Все, что бы они ни делали, должно быть надежным, с большим запасом прочности.

Последний абзац любопытен с точки зрения «болевой» — у СЛИ эмоциональной — функции: СЛИ боится активного эмоционального участия в компанейском веселье. Другое дело, когда эмоции ему предлагаются как бы в готовом виде, когда находится кто-нибудь, кто берет на себя труд эмоционального руководства ситуацией, — тут он охотно поучаствует, но и то «со стороны»…

Вообще, у моего мужа золотые руки. Когда нас поселили в эту комнату, мне было страшно даже себе представить, как здесь можно жить. С каким удовольствием и терпением он ввинчивал в бетонные стены шурупы, вешал полки, ремонтировал дверь и оконную раму, оформлял интерьер! Кроме того, собственными руками сделал довольно милый шкаф и великолепную красавицу-вешалку. В итоге наша маленькая комнатка может поспорить в уюте с некоторыми квартирами.

Иногда на меня наплывают романтические воспоминания, и я говорю: «А помнишь?.» На что мой муж отвечает только: «Да, помню». А когда мне хочется услышать какую-нибудь романтическую историю, пусть даже выдуманную, и я прошу, например: «Расскажи, что ты почувствовал, когда увидел меня», мой ненаглядный отвечает: «Я же тебе уже столько раз об этом рассказывал!», хотя этого ни разу не было, просто я ему задавала вопросы, а он лишь односложно отвечал. Он все, конечно, помнит и чувствует (я-то знаю), но не любит об этом говорить.

При этом у него есть дар преподавания: способность говорить для большой аудитории. Он может очень доходчиво объяснить что-нибудь, не раздражаясь и не повышая голоса, и я отлично вижу, что он сам получает от этого удовольствие. Он любит чувствовать себя комфортно. Вот звучит музыка из старенького магнитофона, слушать, в общем-то, можно. Но он обязательно заметит: «Правая колонка хрипит!», или: «Что-то низких частот маловато»… И начинает разбирать магнитофон, что-то там крутит, вертит, смазывает. По аналогичным причинам он разбирает радиоприемник, телевизор, миксер.

Пунктуален донельзя. Часы сверяет по три раза в день.

Любит мурлыкать под гитару знакомые песни. Его репертуар на 80 процентов состоит из спокойных, даже каких-то философских песен. Любит, когда я слушаю, как он поет, и требует, чтобы я заказывала, что бы ему еще исполнить.

Вспоминается один случай, происшедший недавно. Раньше мой муж очень часто носил меня на руках, но все же два с половиной года семейной жизни романтики поубавили, а мне с этим не хочется мириться, и однажды я ему говорю: «Я устала, понеси меня немножко». Конечно, с моей стороны это было легкомысленно, ведь мы оба возвращались домой с утомительной работы. Он отказался. Я, чтобы поддеть его, говорю: «Что, слабо?» Мой муж сразу стал серьезным и сказал мне довольно внушительно: «Никогда не надо на меня давить, а на ласку — пожалуйста, я всегда откликнусь». И действительно, давить на него бесполезно. Сделает наоборот, даже если при этом получится в сто раз хуже. Что поделаешь, — упрям.

3. Сенсорно-логический экстраверт (ESTP, Жуков, Организатор).
Установка ведущего блока СЛЭ: миром правит сила (ЧС — программная функция), и задача состоит в том, чтобы правильно рассчитать баланс сил и организовать нужное направление реализации (БЛ — реализация программы): только так можно победить.

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧС — программная функция. Основные качества СЛЭ — волевой напор, неукротимая жажда деятельности, спортивный тонус и решительность. СЛЭ — именно человек действия; созерцание как способ жизни ему абсолютно чуждо. Он стремится во что бы то ни стало достигнуть поставленной цели, считая, что в средствах ее достижения не обязательно церемониться.

В борьбе он никогда не уступит инициативы. Если приходится выжидать, — может временно затаиться, но не упустит нужный момент для удара. Его воздействие главным образом силовое; зачастую он вообще не мыслит себе других способов решения своих (и чужих) проблем. Действуя с напором, он не жалеет себя ради успеха общего дела, способен полностью взять на себя руководство, непреклонно и жестко вести людей к выполнению поставленной задачи. Интересы дела отстаивает очень решительно, угрызения совести его не особенно мучают, если для достижения цели ему пришлось кого-то ущемить, наказать или обидеть. Когда желаемого не удается достигнуть прямо и быстро, он ищет обходные пути и своего непременно добивается.

Как правило, он — прирожденный лидер, организатор дела любого масштаба. Где бы он ни находился, чем бы ни занимался — можно быть уверенным, что рано или поздно он окажется руководителем. Его, правда, подводит иногда слишком сильный напор его волевой сенсорики: везде, где, по его мнению, что-то недовыполнено или недоработано, дело не обходится без его личного вмешательства. Будучи человеком энергичным и честолюбивым, СЛЭ полагает, что значимость каждого определяется тем положением в обществе, которого человек сумел в жизни добиться, поэтому он может оказаться нетерпимым, а иногда и грубым с теми, кто стоит по отношению к нему на более низкой ступени служебной лестницы. Может воспринимать человека никчемным, если тот не достиг подобающего места в социальной иерархии. Наоборот, те, кто обладает властью и весом в обществе, — достойны уважения.

Он никогда не смирится с положением побежденного. Если его заставили пережить унижение, может затаиться до тех пор, пока не соберет силы, чтобы отомстить: обид не прощает.

БЛ — функция реализации программы. Чтобы одержать победу в борьбе, надо уметь выбрать главное направление, вовремя распознать ключевые звенья цепи. СЛЭ — самый трезвый реалист из всех психотипов, поскольку его сенсорное восприятие, соединенное с логическим анализом, при условии полноты информации, достаточно точно воспроизводит реальную картину мира.

СЛЭ логически трезво оценивает ситуацию, просчитывает далеко идущие последствия тех или иных событий. На веру ничего не принимает. Начиная дело, пристально обдумывает все возможности, собирает сведения обо всех аспектах задачи, выслушивает мнение окружающих, но окончательное решение оставляет за собой.

Прекрасно понимая, как лучше всего организовать работу, и видя неспособность других действовать так же оптимально и результативно, как это может делать он, СЛЭ взваливает на себя, кроме своих обязанностей, также и дела окружающих людей, к которым он относится с симпатией и уважением. Даже если такая (подчас мелочная) опека кого-то станет и раздражать, тем не менее рядом с этим человеком можно чувствовать себя защищенным, быть, что называется, «за каменной стеной».

В любой области деятельности для него важна быстрая и ощутимая отдача. Результат работы он хочет видеть, по возможности, в конкретно-материальном воплощении: построенный завод, запущенная ракета, завоеванный стратегический плацдарм, дача, квартира, машина…

Описание действия функций слабых каналов

БЭ — канал наименьшего сопротивления. Когда речь идет о способности уловить настроения, оттенки отношений людей друг к другу и к нему, СЛЭ чувствует себя неуверенно. Ему легче проявить деловую заботу о человеке, если у того трудности, чем лить над ним слезы. В таких случаях он может в приказном тоне, не терпящем возражений, дать указания: «Действуй немедленно! Сделай это так, а это вот так, а я тебе помогу». Так он естественным образом использует свои сильные функции там, где не срабатывает его слабая этика отношений. Будет уместно сказать здесь и об эмоциях (ЧЭ). После бурных периодов активности СЛЭ бывает подвержен некоторой (иногда весьма сильной) депрессии. Его постоянное деятельное напряжение и ответственность за множество дел, как своих, так и чужих, может привести его к временному истощению и упадку сил, и, как следствие — подавленному, иногда гнетуще-мрачному настроению. В такие периоды резко падает работоспособность. Однако он старается скрыть это свое состояние от окружающих и со стороны он кажется как бы закованным в броню. «Рабочий» его тонус тоже не ровен: иногда, если он наталкивается на чью-то неподатливость, подвержен вспышкам необузданного гнева. В остальном СЛЭ свойственна яркая деловая активность, лишенная какой бы то ни было эмоциональной теплоты и тем более чувствительности.

Конечно, это не лучшим образом сказывается на отношении к нему окружающих: многие считают, что человек этого психотипа не нуждается даже в простом сочувствии. Однако это не так. Плохо ориентируясь в эмоциональных проявлениях людей и стесняясь собственных чувств, он только надевает на себя маску «железного человека». СЛЭ (особенно женщины) часто страдают от того, что близкие не проявляют к ним участия и заботы. Много горечи СЛЭ приносит сознание того, что своей независимостью, решительностью, твердостью и волей он создает о себе впечатление как о человеке, которому теплое участие вообще не нужно.

ЧИ — нормативная функция. СЛЭ плохо разбирается в скрытых возможностях людей и явлений. Поэтому он всячески старается разузнать побольше о тех, с кем придется иметь дело, из побочных источников.

Понимая свою слабость в этой области, СЛЭ предпочитает не гадать, а оценивать конкретно имеющуюся у него информацию, причем оценивать логически (т. е. по своей сильной функции). Поэтому о человеке он скорее склонен судить по его поступкам и по его служебной характеристике, нежели исходя из душевных качеств. Неудивительно, что суждения СЛЭ о людях иногда бывают довольно-таки прямолинейны.

Но неизменно СЛЭ хочет произвести впечатление человека проницательного, способного мгновенно разобраться в трудной ситуации. Этого требует и его роль лидера.

СЛЭ на работе и дома

Мы уже отмечали выдающиеся способности СЛЭ — руководителя. Как правило, результатом его деятельности становится хорошо сплоченный, как бы сжатый в единый кулак коллектив, нацеленный на выполнение поставленных задач. Будучи сенсорно ориентированным, он великолепно проявляет также качества тактика, гибко лавирует в условиях нестабильности, успешно может проявить себя в бизнесе.

В отличие от тех, кто планомерно и методично работает, СЛЭ напоминает широкозахватный механизм — тянет одновременно множество дел. Создается такое впечатление, что он руководит всем коллективом сразу, не выделяя в нем отдельного человека. Однако будучи крупным руководителем, он считает себя ответственным за тех, кто трудится в его коллективе, считает своим долгом создать такие условия, чтобы его работники были материально обеспечены. В то же время СЛЭ следит за четкой слаженностью работы всей структуры, и если кто-то из нее «выпал» — этого не потерпит и ради дела не остановится перед силовым давлением и даже увольнением того, кто не «вписался» в коллектив.

СЛЭ — прекрасный организатор не только на производстве, но и в семье. Умеет наладить хозяйство, знает, где что купить, великолепно может выбрать наиболее дешевые и качественные предметы быта. Не жалеет времени и сил, чтобы найти именно то, что ему необходимо.

Дома, как и на работе, твердо проводит свою линию поведения. Может оказаться нетерпимым, если ему противоречат. Если он дал поручение — откладывать нельзя, надо бросать немедленно свои дела и выполнять его указания, иначе возможен скандал. Одновременно СЛЭ норовит взять на себя дела своих близких. Если возникнет кризисная ситуация — сделает все возможное, а подчас и невозможное, чтобы вызволить из трудной ситуации того, кто попал в беду.

Сенсорно-логический экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Когда мне было 5 лет, мы поехали в Воронеж к родственникам и там попали на свадьбу к моему двоюродному брату. Мне очень понравилась его невеста, я залез на стул, чтобы быть повыше, и заявил всем гостям, что теперь она — моя невеста и что я на ней женюсь. Все очень смеялись…

…но мальчик-Жуков, добавим мы, шутить в тот момент отнюдь не собирался.

У меня миллион знакомых, все «плачут в жилетку», просят о помощи, рассказывают мне все. Я отношусь с участием к их проблемам. Но ни один из них не изъявил желания узнать о моих трудностях. Часто я думаю, что женщина не должна быть таким танком, не должна везти такой воз. Ведь я всегда живу в экстремальной ситуации. Иногда хочется найти ту «каменную стену», за которую можно было бы спрятаться: я так устаю от собственного лидерства! Меньше бы надо брать на себя, у меня слишком много неотложных дел…

Большой расход энергии заставляет меня спать не менее 6 — 7 часов в сутки. Я рано ложусь и рано встаю, не курю и не пью, бассейн и баня — это обязательно, иначе не выдержу.

Мечта спрятаться «за каменную стену», конечно, никогда не будет реализована: СЛЭ не может себе этого позволить. Но тоска по человеческому вниманию и сочувствию — неутоленная тоска — очень характерна для подсознания СЛЭ.

У нас в комнате общежития стоял телевизор, и ребята часто засиживались допоздна, смотря ночные передачи. Д., после двух безуспешных попыток уговорить нас ложиться вовремя спать (сам он рано ложился и рано вставал), просто стал вынимать предохранитель из телевизора и прятать его. Потом мы заключили договор: если передачу хотят смотреть больше 3 человек (в блоке нас шестеро), то телевизор работает после 12 часов ночи, а если меньше, то телевизор выключаем. Этот договор мы занесли на бумагу, скрепили подписями, и один из экземпляров он взял себе.

Потом Д. решил отселиться от нас и все лето работал на стройке на ремонте общежития, чтобы получить отдельную комнату. Своего добился. Но это не значит, что он любит одиночество — в компании он веселится от души, всегда совершенно раскован и контактен. Пока Д. жил с нами — у нас всегда был порядок, он и сам его наводил, и того же требовал от других. После того, как он отселился, никакого порядка у нас не стало.

Любовь к порядку — одно из отличительных качеств СЛЭ. Причем порядок должен быть именно такой, какой он сам установил. В данном случае студенту Д. слишком много усилии стоило поддерживать этот порядок в компании анархически настроенных молодых людей, так что он решил не тратить зря свои силы, — видно, они нужны ему были для более насущных задач.

Сын купил матери (СЛЭ) ко дню рождения большую коробку шоколадных конфет. Вместо того чтобы его поблагодарить, она на него набросилась: «Зачем ты мне это даришь, разве я не знаю, что большинство конфет ты на самом деле съешь сам, и значит, все равно ты это для себя купил!»

Соображение, быть может, и резонное. Но поведение матери неадекватно ситуации: в результате наверняка день был испорчен и у нее, и у него, и, может быть, не один этот день, если, не дай Бог, сын проявит характер и вообще откажется есть эти злополучные конфеты… Неловкость, неуклюжесть в отношениях даже с самыми близкими людьми — частые случаи в жизненной практике СЛЭ.

С вышестоящими И. был очень дипломатичен, но те, кто были ему равны или ниже его, дипломатии не удостаивались. В разговоре со мной без свидетелей он проявлял четкое пренебрежение к тем, кого считал ниже себя по интеллекту. Ценил умение сопротивляться. Уступчивого он не воспринимал как личность. Часто я слышала от него: «Не уступай! Что ты за тряпка!» Но при всем том он очень красиво ухаживал за мной, и однажды я вдруг почувствовала за его внешней «броней» тонкую, ранимую и чувствительную душу. Я понимала, когда ему очень плохо, несмотря на то, что внешне это почти никак не проявлялось.

Одевался он хорошо, любил вещи качественные, выглядел всегда ухоженным, пользовался дорогим одеколоном…

И еще: он очень трогательно заботился о матери.

В этом фрагменте, помимо известных нам уже качеств СЛЭ, обращает на себя внимание любовь к «качественным» вещам и забота о близких. Действительно, Жуков, с позиций своего сенсорно-логического ведущего блока, должен ценить все, что хорошо сделано: любую работу и любую вещь. Что касается заботы о матери, то для СЛЭ естественно чувствовать ответственность за близких, — особенно тех, кто действительно нуждается в его помощи.

Мой шеф всегда берет на себя смелость решать за других; наверное, он думает, что знает про каждого человека все, знает, чем ему заниматься. Часто он ссылается на себя как на эталон: «Я был отличником», «Моя дипломная работа была опубликована», «Берите пример с меня»… Иногда кажется, что его голова — что-то вроде компьютера. Он задает вопрос, но у него уже готов на него ответ, который, по его мнению, ты должен ему выдать. Если ответил ему что-то другое, то его лицо буквально перекашивает от высшей степени неудовольствия.

У Жукова-руководителя действительно есть такая тенденция: он должен осознавать себя все знающим и все понимающим полнее и лучше, чем любой из его подчиненных. Иметь, так сказать, моральное право на лидерство. Авторитет его должен быть непререкаем, иначе он чувствует сильнейший дискомфорт. Насколько ему удастся перебороть в себе эту тенденцию в пользу трезвого взгляда на вещи — это, конечно , вопрос ума и культуры каждого отдельного человека.

Наш профессор не склонен доверять своим сотрудникам. Недавно он уехал в командировку, мы заменили его для ведения семинара другим, уважаемым всеми преподавателем. Но в связи с событиями в Москве все авиарейсы были отменены, и, проведя бессонную ночь в аэропорту, наш профессор вернулся и сразу же пришел на семинар. Сел сзади и через каждую фразу преподавателя, который его заменял, вставлял свою, говоря фактически то же самое. По-видимому, он считает, что только он один умеет делать все, и при том делать отлично.

Когда он отсутствует, сотрудники спрашивают: «Что, ваш фюрер еще не вернулся?» За много лет работы под его начальством не вырос ни один руководитель; любой человек с инициативой не уживался и уходил.

Здесь надо специально подчеркнуть: любой СЛЭ стремится к руководству, но не каждый способен быть хорошим руководителем. Слишком велик для СЛЭ соблазн авторитарности и деспотической власти; нужна, опять-таки, культура, чтобы вовремя обуздать свою волевую сенсорику и попытаться увидеть в подчиненном не просто исполнителя собственной воли, но — личность, имеющую свой (даже, может быть, более верный) взгляд на те же проблемы. Иначе неизбежна, увы, типичная ситуация: руководитель внезапно уходит, а заменить его просто некем: все, кто способен был это сделать, уже давно уволились…

Однажды, когда я была еще подростком, человек 15 мальчишек с моей улицы прижали меня к забору. К счастью, неподалеку оказались взрослые, они обратили внимание на мои крики, и я была спасена. Позднее я начала на них настоящую охоту: каждого из этих 15 я поймала по отдельности и хорошенько отлупила. Не могу позволить никому, чтобы меня унижали!

Даже если мною просто пренебрегли, я ухожу, хлопнув дверью. Но очень переживаю, если из-за моей резкости кто-нибудь сам разрывает со мной отношения…

Оставим этот фрагмент без комментариев.

— Ты подойди к ней (СЛЭ) с лаской, тогда, может, добьешься своего!

— А ты не пробовал обнять кактус?

Добавим: а попробовать все-таки стоит…

Думаю, что чистота должна быть в корне, в основе, а не на поверхности. Если в доме есть маленькие дети, считаю, что лучше три раза в день вымыть пол, чем десять раз в день — руки ребенка. Пусть он в чистоте лазает по полу, тогда не страшно, если он тянет пальцы в рот. Короче, альтернатива, в моем сознании, такова: или бить по рукам, чтобы не совал их в рот, или мыть пол. Я предпочитаю второе. Стремление к чистоте у меня не эмоциональное, а логическое, продуманное. Точно так же я считаю, что выгоднее позаботиться вовремя о здоровье твоего сотрудника, нежели потом делать за него его работу, если он заболеет.

Во всех делах я пытаюсь отделить главное от второстепенного. Для меня на первом месте — целесообразность. Стоит мне ее для себя установить — и я обязательно провожу это в жизнь.

Помню, мы с мужем еще были молодыми специалистами, жили в трехкомнатной коммунальной квартире, всего три семьи, и у всех были маленькие дети. Я смогла без скандалов убедить всех, что чистота в квартире должна начинаться с туалета, особенно если мы живем в такой тесноте. Тогда, помню, шутили, что из нашего унитаза можно чай пить, настолько он был чистым, а один из соседей говорил: «Слушай, я бы тебе на самом видном месте поставил памятник в виде унитаза!»

В этом фрагменте великолепно видны сильные стороны характера СЛЭ, и замечательна та рациональная четкость, с которой он их реализует. Юмор его соседей, правда, невысокого качества, но тут уж ничего не поделаешь.

Я практически не поддерживаю отношений с людьми слабовольными и ведомыми. Они необходимы мне только для достижения каких-то своих целей. В отдельные моменты жизни я могу просто опереться на таких людей.

Считаю, что успеха в любом деле можно добиться, только действуя активно и решительно. Если тот, с кем я имею дело, пассивен, это раздражает меня и я способен нагрубить ему.

Иногда я ловлю себя на мысли, что добиваюсь того, чтобы стоять над людьми, как на поле битвы, манипулировать ими. Мне нравится это, я в этом живу, потому что тогда раскрываются все мои возможности, и я получаю внутреннее удовлетворение. Например, в игре в футбол я люблю стоять в воротах, чтобы видеть перед собой все поле, корректировать перемещение защитников и всех остальных игроков, сам люблю организовывать атаки, так как считаю, что мне это виднее. В экстремальных ситуациях мне нравится повести людей за собой, быстро перетянуть командование на себя и самому принимать решения.

Умение организовать любое дело — одна из самых сильных сторон СЛЭ.

В неожиданных ситуациях я никогда не теряюсь, остаюсь совершенно хладнокровной. Помню, когда в отпуске мы жили в палатках на Дальнем Востоке, однажды к шатровой палатке, где находилась молодая мать с двумя маленькими детишками, неожиданно подошел огромный бык, — видимо, отбился от стада. Мужчин в этот момент в лагере не было, они ушли на заготовку дров. Все растерялись, я же быстро сообразила, что любое животное должно бояться человека, быстро схватила большую палку, сделала зверское лицо, кинулась на быка и отогнала его.

Подобный, но уже курьезный случай произошел однажды, когда мы были на одной из конференций. Когда я вечером вернулась в свой номер гостиницы, то обнаружила, что в моей постели лежит один из наших сотрудников, который уже давно добивался моей благосклонности. По-видимому, ему удалось подобрать ключ к двери моей комнаты. Я улыбнулась ему, совершенно спокойно подошла к столу, взяла графин с водой и с улыбочкой медленно вылила на него воду. Самое забавное, что он нисколько не обиделся, «на пять с плюсом» оценил мой поступок, и мы сохранили с ним приятельские отношения.

Здесь любопытны орудия воздействия, которые выбирает СЛЭ: для заблудшего быка — ругань и палка, для блудливого коллеги — улыбка и графин воды! Впрочем, в обоих случаях выбранное средство подействовало безотказно, что лишний раз говорит о том, что Жуков великолепно ориентируется в тактических средствах обороны и нападения.

Конвейер Федорова действует безотказно. Приблизительно каждые 10 минут из операционной увозили в палату прооперированных. Не так уж часто профессора с мировым именем оперируют сами. Оказывается, профессору необходимы операции, чтобы «держать форму».

В год он делает 450 операций. Это в 4 раза больше, чем делают другие глазные врачи в России… Присутствует порой и профессиональная зависть: на 300 тысяч операций, проводимых в клиниках Федорова, приходится 6 осложнений и ни одного случая слепоты за все годы. <...>

— Почему вы оказались в РДДР?

— Потому, что другие меня не приглашали. Я пошел туда, чтобы иметь возможность сказать. Как можно выбирать парламент, президента в стране, где нет граждан, где нет учредителей, нет владельцев собственности, недвижимости, земли? Это то же самое, если бы я учреждал акционерное общество, а у меня бы не было ни денег, ни помещения, — ничего. Поэтому президент у нас — просто начальник большого концлагеря или огромной казармы. Парламент — декорация, он не защищает народ, потому что у народа и защищать-то нечего, кроме собственной жизни.

— Вы приходите в новый парламент. Какой закон вы приняли бы первым?

— О приватизации. Сегодня идет антинародная приватизация. Значит, первое — она должна стать народной. Второе — разумные налоги. Третье — резкое сокращение бюрократического аппарата…

— Ваши люди живут при капитализме?

— Мы живем в народном капитализме, назовем его так… За мной стоят 4200 человек. Я езжу в Дубай зарабатывать. Если я лидер и не смогу накормить своих людей лучше, чем они сами себя, я просто-напросто не имею права быть лидером. И правительство не имеет права быть на своем посту, если оно не может накормить народ. В нормальном государстве, если оно заинтересовано, чтобы люди стали богатыми налогоплательщиками, делается регрессивный налог: чем больше я зарабатываю, тем меньше процентов должен отдавать государству. Тогда мне очень выгодно зарабатывать. Мой же труд дестимулируют. Я живу в Зазеркалье, в экономическом сумасшедшем доме. (О Святославе Федорове: фрагмент статьи Т. Цыбы «В поле зрения — С. Федоров». «Аргументы и факты» № 49 за 1993 г.)

Здесь отметим одну важную особенность руководителя-СЛЭ: он становится «патроном» по отношению к подчиненным. Став главой какого-либо предприятия, СЛЭ берет под свою опеку работников и старается обеспечить их, в том числе и финансово.

4. Логико-сенсорный интроверт (ISTJ, Максим, Систематик).
Установка сознания ведущего блока ЛСИ: жизнь должна подчиняться определенной системе — как в материальном мире, так и в мире человеческих отношений (БЛ — программная функция). И следует прилагать волевые усилия для ее поддержания, усовершенствования и восстановления, если она нарушается (ЧС — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БЛ — программная функция. Логичная и красивая структура — это стержень всего. ЛСИ — человек структуры, которую он стремится найти, в нее встроиться, ей следовать, ее усовершенствовать. Этому могут способствовать систематизация всего, что его окружает, классификация, установление иерархий, законов. Все это должно быть четко зафиксировано в различных правилах и инструкциях, которые помогают упорядочить жизнь.

Ясно, что тот, кто неукоснительно выполняет все предписания, должен поощряться, ему уготовано более высокое место в служебной иерархии. Необходимо хорошо работать, добиваться высоких результатов — тогда займешь более достойное место в обществе.

Он гордится такой своей способностью и именно в этом наилучшим образом реализует себя. Его самолюбие страдает, если кто-то другой способен сделать ту же работу лучше, чем он. В таких случаях ЛСИ способен начать работать с утроенной силой, чтобы не уронить марку лидера в своем деле (тут сказывается относительно хорошее действие деловой логики — ЧЛ), иначе он может оказаться на более низкой ступени иерархии в собственной умозрительной системе, что для него абсолютно неприемлемо.

Понятно, что такой человек может очень продуктивно действовать на производстве. Чрезвычайно добросовестный, он считает главным для себя работать планомерно и качественно, в этом он самоутверждается.

ЛСИ всегда конкретен. Его интересуют только насущные проблемы, а не абстрактные теории. Любое дело он продумывает глубоко и основательно, старается разобраться в сути проблемы. Если не хватает сведений — обращается к многочисленным справочникам, чтобы все соответствовало уже известным данным. При этом он частенько напоминает компьютер со встроенной программой, которой он будет следовать неукоснительно, не отклоняясь ни на йоту.

ЧС — функция реализации программы. Сила воли, целеустремленность, порядок и дисциплина — вот основной стиль проведения в жизнь программы ЛСИ. Он стремится занять в служебной иерархии как можно более высокое место, доминировать в коллективе, справедливо полагая, что своим умением организовать труд и качественно работать он это заслужил. ЛСИ живет в жесткой системе своих установок, он ревностно следит за тем, чтобы его место в иерархической вертикали уважали окружающие. Простое несогласие со своим мнением он может расценить, как посягательство на его статус и немедленно перейти к нападению, чтобы поставить на место предполагаемого агрессора.

ЛСИ обладает незаурядной выносливостью и неутомимостью. Во всем, что он делает, он старается достичь совершенства и ревностно следит за тем, чтобы никто другой не превзошел его в тщательности, добросовестности работы и эстетичности сделанного (БС).

Описание действия функций слабых каналов

ЧИ — канал наименьшего сопротивления. В определении чьих-то потенциальных возможностей ЛСИ чувствует себя неуверенно. Ему трудно оценить внутренние качества людей, далекие перспективы развития производства, возможный спрос на товары в будущем. Ему не всегда удается разобраться в психологии другого человека или представить себя на его месте. Во всех этих вопросах ЛСИ проявляет осторожность. Плохо учитывая индивидуальные особенности людей, он склонен их нивелировать. Ему бывает трудно смириться с неординарностью личности, поскольку она не может встроиться ни в какую систему. Проводя с железной настойчивостью свою программу в жизнь, он не догадывается, что есть миры, где прямая логика не работает.

Интровертная интуиция (БИ) у него также обычно не слишком сильно развита: для него не существует ни тайны, ни мистики, ни волшебства.

БЭ — нормативная функция. В отношениях с не очень близкими людьми ЛСИ придерживается норм поведения, принятых в обществе, старается вести себя корректно. На «далекой» дистанции он может показаться даже сравнительно мягким человеком: редко повышает голос, внешне ведет себя очень спокойно. Но не следует забывать, что ЛСИ — человек скрытный и говорит отнюдь не все, о чем думает. Он не всегда может почувствовать настроение человека, и нередки случаи, когда он способен прилюдно сделать выговор, правильный по существу, но обидный по форме.

Ему бывает трудно установить желаемые отношения с человеком (в том числе и лицом противоположного пола), если только они не касаются производственной сферы. В то же время ему трудно изменить и уже сложившиеся личные отношения, если он даже чувствует в этом необходимость.

При всей его логически целесообразной манере поведения, переходящей в жесткость (а порой и в жестокость), в особые минуты ему свойственны наплывы сентиментальности. В свободное от нужных дел время ЛСИ может смотреть чувствительные телесериалы, при этом на глазах (даже у мужчин) наворачиваются слезы. Проявления экстравертной этики (ЧЭ) у ЛСИ, таким образом, часто бывают довольно инфантильны. А бывают и такие моменты, когда ЛСИ вдруг охватывают вспышки необузданной ярости, — в эти минуты он плохо способен себя контролировать.

ЛСИ на работе и дома

ЛСИ считает себя вправе занимать высокий руководящий пост, поскольку все его устремления направлены на то, чтобы сделать свое дело лучше других. Он умеет очень точно сформулировать задачу своим подчиненным, проинструктировать их до мельчайших подробностей и одновременно требует такого же четкого исполнения своих поручений.

Как правило, в своем деле он весьма добросовестен и того же требует от других. Слабость его этической функции не способствует тому, чтобы он мог и хотел вникать в человеческие проблемы своих подчиненных.

В должности руководителя ЛСИ проявляет требовательность, может применить достаточно жесткие санкции к провинившимся — выговор, административное давление… Приложив много усилий для того, чтобы занять как можно более высокий пост, он считает себя вправе не слишком обращать внимание на мнение тех, кто стоит ниже его по служебной лестнице, зато полагает себя обязанным неукоснительно выполнять распоряжения тех, кто выше. Чтобы обезопасить себя по отношению к подчиненным, ЛСИ предпочитает пользоваться юридическими законами, ведомственными инструкциями.

Будучи администратором, ЛСИ считает, что все должны подчиняться тому, что, по его мнению, верно, и он способен это «железно» и методично проводить в жизнь, не давая ни себе, ни другим никаких поблажек.

Не хочется, чтобы у читателя сложилось впечатление о нем как о некой ходячей машине. Не надо забывать, что любой психотип — прежде всего человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Конечно, исходя из всего вышесказанного, нетрудно заключить, что ЛСИ — прежде всего человек системы, иерархии, именно в строгих регламентированных условиях ему легче всего проявить наиболее сильные свойства своего характера. Если он чувствует себя неотъемлемой частью системы, он уверен в себе и спокоен.

Говоря об этом психотипе, следует прежде всего заметить, что мало найдется людей, обладающих такой же степенью надежности, как он. Это — честный партнер, исполнительный подчиненный, верный муж, и если уж искать человека, на которого можно положиться, то мало кто может в этом превзойти ЛСИ. В отношениях с людьми он бывает жестким, это правда. Но не забудьте о его высоком чувстве справедливости и порядка! Это человек, чрезвычайно продуктивно работающий в производственной сфере, когда своевременность выполнения обязательств играет решающую роль. В творческом коллективе, там, где требуются воображение и способность нестандартно мыслить, — ЛСИ, конечно, будет проигрывать.

Логико-сенсорный интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Наиболее полно, на мой взгляд, строгая логическая система проявляется в математических символах, — вероятно, именно поэтому я стал математиком. Мне нравится, когда преподаватель излагает материал кратко и ясно, разбивает его на параграфы и пункты, Я и сам стараюсь придерживаться этих принципов. На работе ли, в быту ли, в увлечениях — везде стремлюсь к систематизации. Например, все книги у меня расставлены по жанрам, кассеты для магнитофона пронумерованы. Эта тяга проявилась у меня еще в школьные годы. Когда моя младшая сестра подросла, родители достали откуда-то из своих запасов несколько коробок с диафильмами, чтобы я ей показывал. Диафильмы были свалены в кучу, коробки с названиями не соответствовали содержимому, и довольно скоро мне это надоело. Я разложил все диафильмы по коробочкам, на каждой написал номер, сделал ячейки из картона и составил нечто вроде каталога. До сих пор я помню, какое огромное удовольствие доставил мне полученный результат…

Последнее замечание здесь говорит об очень важном обстоятельстве: действительно, все действия, выполняемые по сильной функции, доставляют человеку радость, — это относится не только к ЛСИ. Главное стремление, сокрытое в психике человека, обязательно должно иметь свой выход. Собственно, реализация этого стремления и есть радость.

Со студентами, которых я обучаю, у меня, в общем, неплохие отношения. Иногда они просят простить им какой-нибудь долг. В таких случаях я непреклонен, хотя сам недавно был в их же шкуре. Но я считаю, что установленные правила должны строго выполняться. Иной раз мне кажется, что надо бы быть с ними помягче… Но, в конце концов, это мне претит.

Я достаточно честолюбив: стараюсь и на работе, и в любительских занятиях все делать лучше других. Это, конечно, не всегда удается, хотя я в этом своем стремлении достаточно настойчив, а иногда, быть может, и упрям. Впрочем, к неудачам я отношусь более или менее спокойно, хотя они не прибавляют мне хорошего настроения.

Не правда ли, четко работает у ЛСИ волевая сенсорика?

Честолюбие, — но не открыто-наступательное, как у Жукова, а скрытое, далеко рассчитанное, методичное, хорошо спланированное. Неудачи, хоть и огорчают, но прежде всего вызывают молчаливый вопрос к самому себе: «Что же я тут не до конца предусмотрел?.»

Именно так у ЛСИ действует его сильная вторая функция.

Первое, что бросается в глаза: Т. очень аккуратен, можно сказать, «чистюля». У него есть единственная пара туфель, которые он носит вот уже два года, но, поскольку он чистит их ежедневно, они до сих пор смотрятся, как новые. Интересно, что чистит он их прямо в комнате, ставит на стул, долго разглядывает. Постоянно гладит брюки, даже джинсы. Через 2-3 дня меняет рубашки. Носит белые носки и меняет их каждый день: каждый день тщательно стирает, замачивая перед стиркой.

С утра он всегда знает, что будет делать весь день до самого вечера. Сейчас, когда перед сессией приходится много заниматься, он предложил мне встречаться только по субботам и воскресеньям. Так мы и делаем. В начале нашего знакомства я бы обиделась и решила, что он меня не любит. Сейчас — нет, я вижу, что он скучает обо мне, это я хорошо вижу, когда мы случайно встречаемся, просто он делает то, что для него нормально.

Почему-то он решил, что движущей силой поступков женщины является ревность: из-за этого, дескать, происходят все ссоры и недоразумения. Если, например, я злюсь на соседку за то, что она не хочет встать и открыть дверь, когда пришел в гости наш сосед Ш., то он мне может вдруг ляпнуть: «Ты не можешь простить ей того, что она у тебя Ш. отбила!» И это при том, что, разумеется, никто никого у меня не «отбивал». Но возражать и возмущаться тут не имеет смысла, потому что переубедить его невозможно. С ним проще, когда я заранее втолковываю ему: «Я не люблю врать и не хочу врать. И меня просто обижает, когда ты делаешь мне такие нелепые замечания!» Он это запоминает и потом при случае беспокоится: не обидел ли он меня?

Да, ЛСИ знает за собой эту черту: способность, не желая того, нанести человеку обиду. Если, к тому же, этот человек для него слишком дорог, это не может его не беспокоить: он ведь не в силах контролировать себя по своей слабой функции! Лучшая тактика в этом случае — предусмотрительная осторожность: именно так и склонен поступать ЛСИ.

Любопытна тут еще одна деталь: мнение, будто ревность есть причина всех недоразумений у женщин. Действительно, это нелепо — объяснять столь примитивной (и к тому же единственной) причиной всю сложнейшую ткань женских взаимоотношений. Но прагматичному логику Максиму так — проще. Он в это и не вникает особенно: это ему не нужно. Но поскольку он должен как-то убедительно (хотя бы для самого себя) истолковывать малопонятные вещи, он идет доступным ему путем — строит свою систему, объясняющую ситуацию.

Несколько слов о моем муже. Он — мужчина с восточным типом лица, но не думайте, что от этого он пылок, как южанин. «Знойный мужчина» — это не про него…

Об эмоциональной поддержке говорить не приходится: все самые ласковые слова я слышала от него в первый и последний раз на свадьбе. Но и тогда для него это было настолько сложно, что под конец я стала сама подсказывать…

Я попросила его купить мне свадебное платье, а он недоумевает: «Зачем тебе платье, если ты можешь взять его у сестры?» Объяснять ему, что мне хочется иметь свое платье, а надевать на свадьбу чужое — дурная примета, было совершенно бесполезно.

Увы, да. Для ЛСИ существенна польза, но несущественно волшебство. И нет для него никакого смысла там, где нет цели.

Приходя утром на работу, М. переобувается в туфли, которые ровненько стоят у него под столом (кроме него этого больше никто в комнате не делает). Затем он тщательно расчесывается расческой, которая всегда лежит у него в верхнем ящике стола в правом углу. Это все напоминает какой-то ритуал. Всегда М. планирует всю работу на следующий день, а затем пунктуально, с точностью до минут, выполняет запланированное.

В его рабочей тетради все написано аккуратно, все подчеркнуто фломастерами разных цветов; сокращений он не любит, все слова написаны полностью.

Случайно зайдя к нему однажды домой, я обнаружила, что он давно и серьезно увлекается рок-н-роллом и собрал уже целую фонотеку, хотя в разговорах даже ни разу об этом не упомянул. Правда, оказалось, что, несмотря на его любовь к музыке, ему очень не нравятся Ж. Агузарова и В. Леонтьев — слишком экстравагантны, а экстравагантности он не любит.

На столе в его кабинете лежит «Кодекс законов о труде», в который он иногда заглядывает, чтобы удостовериться в правильности действий начальника.

Однажды он и его жена (ИЭИ, Есенин) подписали договор с одним малым предприятием о разработке программы для компьютера с тремя режимами работы. На следующий день приходит представитель этого предприятия и просит, чтобы супруги согласились добавить еще один режим. Легко внушаемая жена быстро соглашается с доводами просителя и уже готова к дополнительной работе, тут в разговор вступает муж, не терпящий беспорядка. Он заявляет: «Договор уже подписан и ни о каких изменениях не может быть речи». Представитель предприятия начинает убеждать его в том, что не все сразу можно предусмотреть, что понадобится четвертый режим, что только сегодня они поняли, что без этого режима не обойтись. На все эти доводы упорный М. отвечает не допускающим возражений тоном: «Мы же не сразу все подписали, мы дали вам время подумать, еще и спросили, все ли вы учли, все ли это, что вам нужно, и вы ответили, что это — все. Чего же вы хотите теперь?»

Представитель предприятия делает последнюю попытку уговорить несгибаемого оппонента, он подробно расписывает, как им нужен этот злосчастный режим, на что слышит ответ: «Если уж вам так сильно нужен этот режим, давайте по всем правилам оформлять другой договор», на что испуганный представитель отвечает: «Лучше уж пусть все остается, как было раньше».

Вряд ли можно сомневаться, что незадачливый партнер «несгибаемого» ЛСИ надолго запомнит этот диалог и в следующий раз предпочтет более гибкого сотрудника!

Вот — случай, когда «компьютерная» точность деловых качеств ЛСИ может вступить в противоречие даже с простым здравым смыслом и повредить выгодному сотрудничеству. Если бы у ЛСИ в числе его сильнейших функций была бы этика отношений (БЭ), то именно она могла бы подсказать ему верную тактику поведения, но ЛСИ трудно выйти за пределы формальной логики даже там, где она далеко не в его интересах.

Самый верный ответ на любой вопрос о ней — «средний». Рост — средний, глаза — не большие и не маленькие, не худая и не полная, голос — не громкий и не тихий, движения — не быстрые и не медленные… и так во всем. Такое впечатление, что она воплощает в себе статистически среднюю женщину.

Работает она в больнице кастеляншей. Все простыни, наволочки, полотенца и пододеяльники разложены в ее кладовой ровными стопками, все данные записаны в специальной книге, в которой она ведет учет своему хозяйству. Почерк ее, так же, как и она сама, — аккуратный, буквы не крупные и не мелкие, ложатся ровно и гладко — как учили в школе.

Если кто-то не смог вернуть сразу, скажем, полотенце, она не будет скандалить, а запишет долг и попросит расписаться, а когда долг вернут — так же спокойно и методично вычеркнет свою запись. За много лет работы я не помню случая, чтобы она как-то выбилась из этой своей усредненности — громко засмеялась или возмутилась чем-нибудь, ответила бы кому-то резкостью, — нет, она всегда спокойна, в меру приветлива, но никогда не весела. Такое впечатление, что она работает на этом месте с незапамятных времен, и всегда будет неотъемлемой частью этой кладовой, и возраст ее никогда не изменится — всегда будет «средним», и все всегда будет в ней «в меру».

Эта женщина точно соответствует системе, в которой работает. Пожалуй, дополнительные комментарии здесь не нужны.

В детстве я мог часами наводить порядок в своей комнате, добиваясь, чтобы все вещи лежали строго на своих местах. При этом порядок я ставил выше чистоты, хотя грязнулей никогда не был. Моих родителей поражала та настойчивость, с которой я многие часы подряд оттачивал точность руки, рисуя многоэтажное здание, корабль на подводных крыльях или самолет. При этом я перебирал все возможные пропорции, чтобы найти истинные, порождающие ту красоту, которая запечатлелась у меня в памяти. Позже я понял, что не меньшая красота может содержаться и в логических построениях — в математике, программировании.

Аккуратность я ценю и в одежде. Меня порой просто угнетает внешний вид некоторых преподавателей-мужчин в нашем университете. В отличие от многих из них, я гораздо уютнее чувствую себя в галстуке, совершенно не приемлю нынешний купеческий стиль или аляповатые рубашки. Летом не могу ходить босиком, мне это кажется элементарной распущенностью.

Автор этих строк фактически свидетельствует, что логический ум превыше всего ценит соответствие, что именно в нем он находит эстетическую ценность. Отсюда — неутомимость в изображении домов, кораблей и самолетов… Последняя же фраза, пожалуй, говорит о том, что, заботясь о внешнем порядке, ЛСИ лишает себя некоторых простых радостей в этой жизни.

Родители настойчиво рекомендовали мне завести себе друзей среди сверстников. Я искренне пытался следовать этим советам, но, несмотря на огромное эмоциональное напряжение, все мои попытки были тщетны. Я просто не знал, с чего начать, не представлял себе, о чем можно говорить с другими детьми. Поэтому я не любил выходить на улицу и довольствовался созерцанием окружающего мира из окна.

Позднее, в подростковом возрасте, я стал надолго уходить из дома, забредая в лес подальше от нашего городка, где не было таких странных и непонятных для меня сверстников, в обществе которых я чувствовал себя чужим, «белой вороной». Проводя многие часы в окружении сосен и берез, я научился ценить и любить природу.

В те же годы возник интерес также к истории, географии, картографии, теории градостроительства, архитектуре и другим подобным вещам, увлечение которыми многим, наверное, показалось бы странным. Наивысшую красоту и гармонию я видел в техническом дизайне и мог, например, несколько раз съездить на велосипеде в Новосибирск (30 км от нашего городка) — хотел запомнить, как выглядит теплоход «Ракета», для того, чтобы потом иметь возможность быстро, в любом ракурсе и с мельчайшими подробностями воссоздать в уме ее образ — это доставляло мне большое наслаждение.

Видимо, странным выбором объекта своих интересов я обязан, в первую очередь, своему одиночеству и отсутствию общения с другими людьми. Но нельзя сказать, что при этом я чувствовал себя самодостаточной системой. Иногда, гуляя где-нибудь в живописном месте, я вдруг начинал остро чувствовать свою ненужность, бесполезность и невозможность считаться нормальным человеком. Я понимал, что у человека, который не может гармонично сосуществовать с другими, не может быть гармоничным и его внутренний мир. Другие люди, в особенности сверстники, никогда не понимали меня, но если признаться честно, то и я, скорее всего, не был способен понять других. Например, я никогда не понимал, зачем поздравлять людей с днем рождения, с праздником: мне непонятно, какую роль в установлении отношений играют подарки. Для меня крайне неловко, даже физически трудно было делать людям приятное, заводить светскую беседу, даже если я понимал необходимость этого. Если я пытался говорить комплименты, то делал это, как правило, неуклюже и не к месту. Что бы я ни говорил, стараясь вызвать людей на разговор или рассмешить шуткой, — ответной реакции никогда не было.

В более раннем возрасте я подвергался самой откровенной травле со стороны моих сверстников. Тогда я был близок к мысли, что они издеваются надо мной по графику: каждый знает, в какой день и в какой степени меня следует третировать, старшие натравливали на меня младших. Однажды, вооружившись, бумагой и ручкой, я даже попытался воссоздать этот график.

С негодованием я отвергал доводы моих родителей о том, что дело, прежде всего, во мне самом, и считал своих сверстников, мягко выражаясь, нехорошими людьми. Сам же я представлял себя несравненно выше их и в интеллектуальном, и в моральном отношениях, что, впрочем, не мешало мне лелеять мечты о мести как всему обществу, так и отдельным его членам. Правда, я не был законченным идиотом и понимал, что этим мечтам никогда не удастся сбыться, у меня никогда не хватит ни физических сил, ни решимости — это меня страшно огорчало и нервировало. И я не принимал их мораль, — по моему мнению, бандитскую. Все больше и больше я ожесточался, считая, что не только могу, но и обязан действовать наперекор их законам воровской чести.

Я практически никогда не дрался. В первую очередь это было продиктовано моими слабыми физическими возможностями, поэтому, прежде всего, я старался надеть на себя маску холодной непроницаемости. Недруги это чувствовали и старались прежде всего сорвать с меня эту маску. Пару раз им это удалось, и эти моменты я считаю самыми позорными в моей жизни.

Позже я частично опомнился, детская озлобленность прошла, я понял, что часто сам был виноват, что нет однозначно людей плохих и хороших.

Теперь я понимаю, как много неприятностей я доставлял своим родителям и некоторым другим людям своей прямолинейной критикой: мне казалось, что главное — это говорить логически убедительно, образно. При этом я совершенно не задумывался о том, как это может подействовать на чувства человека. Я не учитывал то, что теперь для меня очевидно: когда люди слушают критику в свой адрес, в них поднимается эмоциональный протест, который мешает воспринять самые логичные доводы, говорящие об их «низости» и «подлости».

Не правда ли, эта исповедь вызывает самое искреннее сочувствие и желание помочь юноше. Чувствуется та боль, с которой живет ребенок и подросток ЛСИ, не умея установить эмоциональный контакт со сверстниками. Слабость этической функции логика отнюдь не означает, что эмоциональный мир для него закрыт. Напротив, его эмоции могут быть очень сильны, но они слабо дифференцированы для того, чтобы он умел ими управлять. Поэтому он оказывается в эмоциональной зависимости от обстоятельств. Эта ситуация усугубляется отсутствием гибкости в его основной программной установке, жесткостью его системы ценностей.

Похоронив мужа, она перебралась в семью своей дочери и жила там с зятем и двумя внучками. Женщина очень не глупая, но не получившая практически никакого образования, она в 50 лет начала читать, — сперва по слогам, а после и вполне сносно.

В ее представлении мир делился на высших и низших. Перед высшими следовало гнуть спину, а низших при случае можно было и унизить для самоутверждения.

Высшими в этой семье были для нее те, кто приносил домой деньги, — дочь и зять, а низшими — внучки. Интересно, что и к своим родным внучкам она относилась по-разному: младшенькую, светленькую, ласковую и нежную тихоню — обожала. Старшая в то время была довольно угловата, занята какими-то непонятными делами, вечно растрепана, бывало, приходила домой с разбитыми коленками, замкнутая, порой резкая, — бабушкиным благоволением она не пользовалась. По-видимому, характерное для женщин-ЛСИ стремление быть хранительницей домашнего очага и заботиться о любимом человеке, особенно ребенке, полностью реализовывалось любовью к младшенькой, в то время как потребность постоянно демонстрировать кому-то свое превосходство вымещалась на старшей.

Со временем постоянно опекаемая бабушкой младшая стала лениться, отлынивала от работы по дому, стараясь улизнуть, чтобы все дела за нее сделал кто-то другой; чаще всего этот «кто-то» была бабушка. Старшей же доставались упреки, ругань, окрики, будто в доме росла падчерица.

Бабушка очень ревниво относилась к публичному признанию своих заслуг: главным делом своей жизни в семье она считала ведение хозяйства. В ее поведении была заметна своего рода театральность, особенно часто сцены разыгрывались по субботам, когда большинство членов семьи находились дома.

Приготовив обед и поставив еду на стол, бабушка с самым смиренным видом, который должен был означать: «я здесь самый ничтожный человек», уходила в свою комнату. А дальше все происходило по одному и тому же сценарию каждый из домочадцев должен был идти за ней и уговаривать ее сесть со всеми за стол. Поломавшись некоторое время, она уступала униженным, просьбам родственников и выходила из комнаты. Было не очень понятно, что произойдет, если ее не удастся «уломать» и за стол все сядут без нее, но поступить так и в голову никому не приходило, все понимали — хуже будет!

Было заметно, что бабушка ревностно следит за своим статусом, постоянно пытаясь его повысить, и единственным существом в доме, используемым для этой цели, была старшая внучка. Когда никого, кроме этой девочки, в доме не было, бабушка вдруг закатывала глаза, валилась на пол и начинала кататься по нему, всхлипывая и бормоча что-то нечленораздельное. Каким-то шестым чувством девочка понимала, что все это — игра чистой воды, поэтому после нескольких таких представлений стала просто уходить из дома. Тогда спектакли прекратились.

Младшую же внучку бабушка просто обожала, что называется, — не могла на нее надышаться. «Ласковый теленок двух маток сосет», — любила говорить она, намекая на угловатость старшей и мягкость младшей. Когда младшая девочка выросла, бабушка продолжала служить ей самым преданным образом, стараясь накормить ее как можно вкуснее, выпросить для нее у родителей денег и купить платье, сама подсовывала ей деньги, снимая проценты со счета, который образовался у нее от продажи дома после смерти мужа.

Вот таким образом может проявиться недифференцированность слабых эмоций психотипа Максим. Бабушка находится в плену своей привязанности к одному члену семьи, отказывая в элементарной заботе и внимании другому. Очевидно, младшая девочка быстро усвоила эту черту характера бабушки и своей ласковостью успешно манипулировала, легко добиваясь желаемого.

Очень характерными для психотипа ЛСИ является также и потребность соблюдать «вертикальную иерархию», точно определить в структуре (в данном случае — в семье), кто выше, а кто — ниже, следовать этому порядку и ни в коем случае не нарушать его. Для этого периодически бабушка демонстрирует старшей внучке собственное самодурство, но девочка уклоняется от наблюдения за отвратительными сценами, проявляя тем самым пассивный протест.

До войны мой отец работал в Ленинграде на одном из военных заводов, в коллективе, который занимался разработкой шифровальных аппаратов для Генштаба. Работа шла очень напряженно и за 2 — 3 месяца до нападения фашистов была закончена. Позднее с удовольствием и гордостью отец отмечал, что аппарат исправно работал всю войну, и немцы так и не смогли раскрыть его шифр.

Во время войны завод был эвакуирован за Урал, и перед коллективом была поставлена задача: наладить массовый выпуск радиостанций для партизанских отрядов. Ситуация осложнялась тем, что, кроме нескольких кадровых работников завода, которых не могли отправить на фронт по понятным причинам, персонал состоял из истощенных подростков, часто падавших в голодные обмороки и засыпавших на своих рабочих местах. В таких условиях надо было разворачивать конвейер.

И отцу удалось такой конвейер наладить: вдоль длинных рядов столов, за которыми сидели подростки, он быстро перебегал от одного к другому и быстро показывал: делай так, паяй здесь, присоедини сюда…. И так — весь день, как сеанс одновременной игры. В результате, после выпуска первой партии аппаратуры, отец получил дистрофию и глубокое нервное переутомление.

Каково же было возмущение отца, когда он через довольно длительное время после окончания сборки первой партии случайно обнаружил, что вся эта аппаратура лежит на складе. Любая конфронтация с начальством в те годы могла привести к аресту и даже расстрелу, но это его не остановило, и он в резкой форме потребовал от директора завода немедленной отправки партии радиостанций. Как потом он узнал, директор придерживал эту партию аппаратуры и, ссылаясь на трудности, требовал в верхах дополнительные ресурсы.

Отца уволили, но до ареста дело не дошло — немедленно остановился конвейер, потому что пошел брак. Отца снова взяли на работу на завод начальником ОТК, и он снова, уже иными средствами, которые у него были в руках, сумел наладить качественное производство продукции. Позднее, сдав сразу 2 партии радиоаппаратуры, директор получил орден, повесив без зазрения совести его себе на грудь. «Стервец», — так определил отец этого директора.

А вообще отец остерегался оценивать качества людей, он оценивал, скорее, их поступки. С его точки зрения, не могло быть таких обстоятельств, которые бы оправдывали небрежную работу, «авось» — для него не существовало ни в чем.

«Кое-какер», — так презрительно отзывался он о том, кто работал спустя рукава. Сам же он, за что бы ни брался, делал все с большим запасом прочности. Например, никогда не использовал гвозди, а только шурупы, которые сажал на лак. Все изготовленное им уже никогда не ломалось и было сверхнадежным.

Вскоре после войны отец купил машину, и за все долгие годы ее вождения он ни разу не попал ни в одну аварию. Это непостижимо и трудно в это поверить, но его водительские права были совершенно чисты, несмотря на солидный водительский стаж — более тридцати лет. Основные принципы, которыми он часто пользовался, это — «пропусти дурака» и «нужно предвидеть». Его подстраховки были настолько основательны, что в неожиданные ситуации он практически никогда не попадал. Его предусмотрительность проявлялась практически во всем, в том числе и о отношениях с людьми. Я не могу вспомнить ни одного случая, чтобы он с кем-то подрался — таких ситуаций просто не возникало, он хорошо просчитывал их и умело избегал.

Еще одним характерным свойством его натуры было то, что он собирал и хранил очень большое количество разных деталей, инструментов, материалов, которые могли ему пригодиться. Все это могло храниться в доме буквально кубометрами, и, как часто смеялась мама, — «у него в прихожей за шкафом лежат еще две машины».

Свое понимание того, что и как надо делать, отец старался вложить в меня и мою сестру. Интересно, что при этом он не объяснял, почему это следует делать так или иначе, а просто говорил, как нужно все подготовить, как лучше оформить, как записать результат, в каком порядке лучше действовать, как составить схему и т.д. Если сестра не могла действовать в рамках такой жесткой системы, он начинал орать на псе и даже хвататься за ремень. Но, несмотря на это, именно с сестрой у него были самые теплые отношения до самой его смерти, она всегда чувствовала, что наказывают не ее как личность, а ее неправильные действия.

Любопытно, что при такой жесткости в отношениях даже с близкими людьми отец мог заливаться слезами, глядя сентиментальное индийские сериалы, у него наворачивались слезы на глазах, когда он рассказывал о своем прошлом. И это свойство характера сочеталось в нем со взрывами ярости и негодования, если чувствовал себя обиженным, если, как ему казалось, над ним издеваются. Чаще всего такие сцены происходили после того, как бабушка (психотип ЭИЭ) говорила ему неожиданно нечто эмоционально-язвительное. Он мог при этом потерять контроль над собой. Однажды такое замечание бабушка сделала ему в тот момент, когда он надевал брюки, собираясь на работу. Он стал топать ногами, кричать и даже разорвал брюки в клочья. А был такой случай, что он а подобной ситуации, которые возникали примерно раз в неделю, запустил в бабушку утюгом, но не попал (по-видимому, это не входило в его планы). Было очевидно, что эмоционально-интуитивная область была ему совершенно чужда.

У него было своеобразное чувство юмора, он довольно равнодушно относился к анекдотам, смеялся редко, но, если это происходило — то от всей души, до слез. При этом он никогда не смеялся над кем-то, но — над ситуацией. Помню, мы всей семьей отдыхали в Крыму, однажды отправились в горы — там увидели пруд с золотыми рыбками и тритонами. Все. стали бегать, веселиться, брызгать водой друг на друга, и отец, ради шутки, поймав тритона и бросив его в сестру, попал ей прямо в открытый рот. Сестра возмутилась, мы все смеялись, а отец прямо хохотал до слез.

У него была великолепная двигательная реакция, до глубокой старости он был очень подвижен и исключительно вынослив. Долгие годы он был чемпионом по настольному теннису в своей воинской части, прекрасно стрелял из пистолета, очень любил плавать. Но его никогда не привлекали соревнования и гонки, скорее, он занимался физкультурой. Однако он, как правило, избегал силовых видов деятельности, при переездах никогда не паковал больших чемоданов, хотя отнюдь не был слабаком.

В шестидесятые годы он работал в одном из военных НИИ с исключительно высокой планкой секретности. В те же годы мне представилась возможность поехать на Сахалин. Имея в виду близость Сахалина к Японии и некоторую, весьма возможную вероятность для меня оказаться в Стране восходящего солнца в результате штормов или провокаций, отец меня предупредил: «У меня такая работа, что, если будут попытки воздействовать через тебя, чтобы я передал им нужную информацию, — знай, что тайнами, которыми я владею, никогда не поступлюсь ни при каких условиях». Действительно, он никогда и никого не «закладывал» и даже те, кого он частенько «строгал», — все равно относились к нему с большим уважением..

Перед нами почти хрестоматийный портрет ЛСИ, блюстителя системы и порядка, прекрасного организатора конвейера, портрет человека, для которого долг — превыше всего, даже если на карту была бы поставлена судьба его сына. Достаточно наглядно в нем просматривается и слабая интуиция: ему проще объяснить, что и как надо делать, чем ответить на вопрос: почему? Отмеченная предусмотрительность в избежание разных непредсказуемых ситуаций связана, конечно, не с интуицией, а с умением быстро и точно просчитать возможные варианты и выбрать из них наиболее оптимальный.

Однако мы должны хорошо помнить о том, что соционика описывает лишь структуру психотипа, не касаясь тех моральных ценностей, которыми эта структура может быть наполнена. ЛСИ — тот, кто чтит кодекс чести, и это свойство его натуры достаточно убедительно продемонстрировано в предыдущем рассказе. Однако если ЛСИ оказался в криминальном мире, то он станет таким же ревностным приверженцем законов криминального мира. Поэтому нет ничего удивительного в том, что одни представители ЛСИ могут быть жестокими, холодно рассчитывающими свои действия, в том числе и криминальные, в то время как другие проявляют самоотверженность во имя выполнения своего долга. Пример такого служения своему делу вы найдете в следующем сюжете.

Наш геологический отряд работал в степи у основания небольшой горы. Оставив шофера готовить ужин, мы стали подниматься в гору, чтобы обследовать ее. И вдруг сверху увидели, что шофер, разведя костер, не справился с огнем, и пламя быстро охватывает сухую траву, приближаясь к машине, — в степи пожар распространяется с невероятной скоростью. Я сразу же бросился вниз, крича шоферу: «Отгони машину!» Он же перепугался настолько, что забыл о нами же вырытых шурфах, и через минуту машина оказалась на боку. Шофер выскочил и побежал прочь от опасного места, огонь уже был рядом, и бензобак мог взорваться в любую минуту. У меня была только одна мысль: «Я должен спасти машину». Пламя уже полыхало вокруг нее, я сорвал с себя куртку и стал сбивать его всеми силами и с травы, и с машины, а главное — с бензобака. Огонь удалось погасить, и только тогда ко мне пришел страх — ведь я мог вообще погибнуть, но в тот критический момент я думал только о деле, за которое нес ответственность.

Сравнительный анализ психотипов «Практики».
Мы познакомились с четверкой самых реалистично мыслящих и практичных психотипов. Действительно, в их ведущих блоках представлены логика и сенсорика в разных сочетаниях. Будучи логиками, они ориентируются на объективные законы, а их сенсорность проявляется в том, что все они, воспринимая окружающий мир конкретно, являются практиками-реалистами.

Ясно, что деятельность таких людей окажется наиболее успешной там, где они наилучшим образом смогут проявить эти свои сильные стороны: сфера производства, служба в армии, работа в силовых структурах, спорт. Благодаря сенсорике (особенно если это сенсорика ощущений), они неравнодушны к эстетике, так что особенно чуткие в этом отношении представители названных психотипов могут неплохо реализовать себя и в художественном творчестве.

Разумеется, у каждого из них есть свои особенности, определяемые тем, что они отличаются и по шкале экстраверсия — интроверсия, и по шкале рациональность — иррациональность: при этом ни один из них полностью не повторяет другого.

Рассмотрим пары:

ЧЛ-БС, ЛСЭ, ESTJ, Штирлиц, Администратор;

БС-ЧЛ, СЛИ, ISTP, Габен, Мастер;

ЧС-БЛ, СЛЭ, ESTP, Жуков, Организатор;

БЛ-ЧС, ЛСИ, ISTJ, Максим, Систематик.

Различие в этих парах особенно ярко обусловлено сенсорикой: у ЛСЭ и СЛИ она интровертна (сенсорика ощущений), а у СЛЭ и ЛСИ — экстравертна (волевая сенсорика). В соответствии с этим Штирлиц и Габен в первую очередь стремятся создать комфортные условия для работы и себе, и своим подчиненным, чтобы обеспечить соответствующее качество. А вот Жуков и Максим в первую очередь стремятся распространить свое влияние, захватить лидирующее положение, — словом, действуют силовыми методами.

Внутри каждой пары также имеются свои отличия. Экстравертность ЛСЭ (Штирлиц) проявляется в его компанейском характере, открытости. Он легко берет на себя необходимую организационную работу, стремится к законности. Все это, вместе с умением позаботиться о подчиненных, делает его великолепным Администратором. Многие соционики относят к этому психотипу Г. Коля, М. Тэтчер, Н. Назарбаева.

Органическое стремление к дисциплине и порядку часто приводит Штирлица в военные учебные заведения, многие прекрасные офицеры — представители этого психотипа (Е. Шапошников). Именно здесь в наибольшей мере реализуется присущее ЛСЭ свойство — не терять свою индивидуальность, но одновременно быть внутри коллектива.

Открытость и душевность, особенно характерные для подтипа ЛСЭ с усиленной этикой, часто проявляются в его педагогических способностях. Эти же качества оказываются очень полезными и в спорте (В. Третьяк, легендарный голкипер и тренер хоккейной сборной В. Тихонов). ЛСЭ любят дети за разумные и справедливые требования, четкую формулировку заданий, оптимизм и умение сплотить коллектив. Интровертный СЛИ (Габен) — напротив, предпочитает уединение, тишину, индивидуальную работу. Сенсорика ощущений заставляет его придерживаться в работе критерия эстетичности. Особенно хорошо он способен выполнить индивидуальный заказ, в котором учтены все пожелания заказчика, отсюда и название этого психотипа — Мастер.

Он также хорошо ладит с детьми. Но, в отличие от ЛСЭ, это не компанейское общение с большой группой детей, а индивидуальное.

По-разному они проявляют себя и в спорте: Штирлиц любит командные состязания, а Габен — индивидуальные виды, совершенствующие физические возможности человека. Особо следует подчеркнуть склонность Габена к эстетике, гармонии.

Часто можно встретить представителей этого психотипа в художественной мастерской, где они создают картины или скульптуры. Прекрасно реализуются и в области архитектуры, дизайна. Среди СЛИ часто встречаются представители и других творческих профессий (Р. Паулс, Э. Пьеха, Джо Дассен, О. Басилашвили, И. Владимиров).

В паре обладателей волевой сенсорики мы также находим свои различия. Экстравертный Жуков действует смело, открыто, широкомасштабно, он явно всегда стремится к лидерству, к захвату как можно более широкого поля деятельности, где он хочет непременно победить.

Характерно, что, одержав победу, СЛЭ по отношению к своим подчиненным принимает роль патрона, защитника (Ю. Лужков).

Смысловое название СЛЭ — Организатор. Он может возглавить дело любого, самого крупного масштаба и при этом способен круто изменить ситуацию в подвластной ему сфере: в России именно с правлением лидеров этого психотипа (Петр I, В. И. Ленин) связаны радикальные поворотные моменты в истории страны.

Напомним, что соционика определяет только структуру личности, а чем эта структура заполнена — связано с личной историей человека, с его воспитанием и образованием, условиями жизни. Но одна и та же структура сходным образом проявляет себя в разных условиях. СЛЭ — всегда лидер, будь то руководитель мощного производства или главарь банды в противоправной структуре.

Деятельность Жукова может оказаться также весьма эффективной в силовых структурах (генералы Лебедь, Громов) и в спорте, поскольку его настроенность на непременную победу здесь является определяющей.

Интроверт ЛСИ (Максим) действует совершенно иначе. Он скрытен, внешне может вести себя очень приветливо, даже мягко, но за этой видимостью скрывается довольно жесткая установка. Он стремится занять как можно более высокое служебное положение, действует методично, аккуратно, как хорошо настроенный механизм. Он великолепно может работать в условиях отлаженного производства, чувствовать себя его частью, — не подведет и как работник конвейера. Любит все сверять с инструкциями, справочниками, нормами, отсюда его название — Систематик. Так же, как Жуков, Максим и в армейской службе стремится доминировать (Д. Дудаев). Он прекрасный исполнитель приказов со стороны вышестоящих и жесткий командир — для подчиненных.

По-разному оба эти психотипа проявляют и свои спортивные склонности: Жуков настроен на победу, каким бы видом спорта он ни занимался, а Максим не слишком стремится к выдающимся спортивным достижениям, он с удовольствием будет заниматься физической подготовкой в одиночестве, не афишируя свои достижения. Не чужд ЛСИ и деятельности в области искусства. Вспомним, что имя этого психотипа — Максим Горький.

Интересно, что среди ЛСИ можно встретить много имен известных артистов (О. Борисов, Н. Михалков, В. Леонтьев, Л. Филатов, В. Лановой). Их характерной особенностью является, как правило, прекрасное владение своим телом, феноменальная подвижность. Погони, владение шпагой, верховой ездой, прыжки и трюки — все это находится в активном арсенале их артистических приемов.

Что касается воспитательной работы, то как Жукову, так и Максиму она не очень удается. То же можно сказать и о работе с детьми — волевые методы здесь могут оказаться весьма неуместны.

Интересно также сравнить возможности Штирлица и Жукова в армейской службе. И тот, и другой — прекрасные офицеры, но для Штирлица уместнее проявить себя в относительно спокойной обстановке, даже в разведке — длительные периоды подготовительной и скрупулезной работы ему даются легче, чем Жукову, но в оперативной работе, когда требуется мгновенная реакция, иррациональный Жуков способен действовать эффективнее, чем Штирлиц.

И еще одно важное замечание: правление ЛСИ, если оно неподконтрольно (особенно в случае, когда он занимает значительный государственный пост), чревато тяжелой формой диктаторства. Примеры тому — И. Сталин, С. Хусейн.

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАТЕЛИ (ЛОГИЧЕСКИЕ ИНТУИТЫ И ИНТУИТИВНЫЕ ЛОГИКИ).

В этом разделе мы рассмотрим следующую группу психотипов:

1. ЧЛ-БИ, логико-интуитивный экстраверт, ENTJ, Джек, Предприниматель;

2. БИ-ЧЛ, интуитивно-логический интроверт, INTP, Бальзак, Критик;

3. ЧИ-БЛ, интуитивно-логический экстраверт, ENTP, Дон Кихот, Искатель;

4. БЛ-ЧИ, логико-интуитивный интроверт, INTJ, Робеспьер, Аналитик.

Краткое описание характера действия функций ведущего блока:

ЧЛ — деловая логика: деловая выгода, эффективность, целесообразность, технология;

БЛ — структурная логика: умозрительная структура, система, научные теории;

ЧИ — интуиция возможностей: способность оценить внутреннее содержание, потенциальные возможности данного объекта;

БИ — интуиция времени: предчувствие, прогноз, способность улавливать динамику развития, поэтическая фантазия, мистическое чувство.

1. Логико-интуитивный экстраверт (ENTJ, Джек, Предприниматель).
Установка сознания ведущего блока ЛИЭ: главное, без чего немыслима жизнь человека — это разумно направленный труд (ЧЛ — программная функция), и для получения хорошего результата следует действовать эффективно и, может быть, даже рискованно, с максимальной выгодой используя время (БИ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧЛ — программная функция. Основным, естественным состоянием человека должна быть его трудовая деятельность, и ЛИЭ как нельзя лучше соответствует этому принципу. Он большой труженик, работает охотно, с прекрасным пониманием и осознанием каждого своего действия, поэтому делает все очень продуманно, эффективно и с большим удовольствием.

ЛИЭ — один из самых динамичных психотипов, он очень активен, обладает быстрой реакцией, инициативен. Умеет хорошо рассчитать свои действия, быть экономным. Занимаясь производственной деятельностью, он легко придумывает, как лучше пустить в дело отходы производства, чтобы ничего не выбросить, способен также разработать наилучший вариант использования помещения, чтобы не пропал буквально ни один сантиметр полезной площади. При этом он четко понимает, что для него является главным, а что — второстепенным. Старается точно определить круг своих предпочтений: мелочи не должны помешать осуществить то, что он считает для себя главным. Эти же черты характерны и в области его увлечений: нельзя объять необъятное! Он может разумно ограничить себя.

БИ — функция реализации программы. Чтобы действовать рационально, особенно важно уметь хорошо планировать работу, тогда не нужно будет понапрасну тратить время. Для ЛИЭ особенно характерно сочетание практицизма и романтизма (ЧЛ-БИ).

Интровертная интуиция проявляется в его неуемной фантазии, умении совместить в сознании события и факты, несовместимые в реальном времени. Обладая богатым воображением, ЛИЭ способен взглянуть на привычное с неожиданной стороны. Изобретатели, рационализаторы часто являются представителями этого психотипа. Такой человек может предугадать оптимальный вариант решения проблемы, часто находит выход из положения в неординарных ситуациях.

Ему очень нравится экспериментировать и мысленно, и в практической деятельности. В его подходах присутствует элемент игры: ему важнее, чтобы то, чем он занимается, было интересно. «Интересное» порой важнее «удобного», хотя он и старается по возможности совместить то и другое.

Его интуиция возможностей (ЧИ) также весьма активна, его влечет все новое в самых разных областях — механике, электронике, спорте, новых способах обучения… При этом он следит за тем, чтобы и эта его деятельность не пропала зря: старается по возможности применить это новое в своей области. Бывает и так, что даже из невыгодных для себя ситуаций, если их не удается избежать, он умудряется извлечь пользу.

Для ЛИЭ характерно стремление распределить свои силы во времени самым рациональным способом. Он постоянно анализирует все то, что произошло (БЛ), прогнозирует отношения с разными людьми, старается предвидеть последствия своих поступков. Остро переживает каждый упущенный шанс: делает все возможное, чтобы это с ним больше не повторилось.

Умение почувствовать малейшие изменения ситуации, быстрая реакция, инициатива, практицизм в сочетании с творческой жилкой делают его хорошим предпринимателем, менеджером. Он умеет быть расчетливым и экономным в средствах, но способен также идти на риск. Однако заметим, что этот риск у него всегда заранее продуман и рассчитан.

Описание действия функций слабых каналов

БС — канал наименьшего сопротивления. ЛИЭ не очень уверен во всем, что касается самочувствия, эстетики, бытовых удобств. Бывает так, что даже в этих областях он пытается проявить фантазию и инициативу — качества, которые ему так хорошо удаются в практической деятельности, на производстве. Но очень быстро он убеждается в том, что его деятельность в сенсорной области встречает недоумение, а порой и насмешки. Поначалу он болезненно переживает такую реакцию, списывает все на то, что его оппоненты, дескать, сами слишком унылые и скучные люди и ни на что не способны, однако все же в итоге начинает остерегаться проявлять здесь «творчество» и следует тому, что принято в обществе: покупает стандартную мебель, носит общепринятую одежду (как правило, спортивного покроя), а в том, что касается здоровья, — просто предпочитает вести здоровый образ жизни, избегая, по возможности, обращаться к врачам.

Очень любит природу, считает, что жить с ней необходимо в согласии — здесь для него также характерен сплав практицизма и романтики. Ранимость сенсорной функции порождает еще одну черту в характере ЛИЭ: тенденцию к самоутверждению. Он хочет и себе, и окружающим доказать свою силу, выносливость, умение преодолевать преграды (ЧС). Поэтому он любит путешествия, спорт, особенно такие его виды, как альпинизм, туризм, слалом, где могут подстерегать опасности, которые его не пугают, а только мобилизуют. Конечно же, стремление именно к романтическим приключениям определяется также его сильной интуицией.

ЧЭ — нормативная функция. Область, где проявляются эмоции, для ЛИЭ малопонятна и не очень интересна. Сам он предпочитает скрывать свое плохое настроение — в тех редких случаях, когда оно у него возникает. Не любит пессимистов и нытиков. В области действия этой функции ЛИЭ опирается, в основном, на те нормы, которые приняты обществом, поскольку самому ему подчас бывает трудно осознать уместность или неуместность проявления тех или иных чувств. Бывает и так, что он поведет себя даже развязно, а иногда вдруг почувствует затруднение в общении, хотя внутренне он человек чрезвычайно независимый, закабалять себя или служить кому-то не станет. Для него характерна свобода волеизъявления; он стремится свободно идти по жизни.

Импульсивность в его поведении не характерна, от конфликтов он обычно уходит, поскольку сознает, что от них нет никому никакой пользы. Если же столкновения не удается избежать — способен нанести резкий встречный удар. Бывает также, что он разыгрывает агрессию, чтобы предупредить агрессивность другого.

ЛИЭ на работе и дома

В служебной иерархии ЛИЭ также исходит из принципа рациональности, у него нет желания обязательно занять высокий пост, если руководят другие и делают это успешно. В противном случае, ради экономии времени, ему проще взять инициативу в свои руки.

ЛИЭ-руководитель прекрасно умеет решать стратегические задачи.

Хорошего производственного результата он стремится достичь внедрением современных технологий. Если ему доверяют, легко становится не формальным, но истинным лидером. На руководящем посту ему присущ демократизм, уважительное отношение к подчиненным. К каждому коллеге по работе, даже если тот находится на более низкой ступени в иерархии, ЛИЭ стремится отнестись как к равноправному деловому партнеру.

Отношения в семье с близкими ему людьми также окрашены стремлением к партнерству. Легче всего с ним договориться на вербальном (словесное общение) уровне. Интонации, жесты, тонкие намеки он воспринимает плохо, ему проще прямо сказать, что от него требуется, а не пытаться играть на оттенках отношений (этика отношений — слабая функция).

ЛИЭ — хороший семьянин: мужчина этого психотипа способен много времени уделять хозяйству, особенно если нужно сделать «чисто мужскую работу» — что-то прибить, смастерить, усовершенствовать, изобрести. Просто заниматься рутинным делом — ему скучно. Также и женщина-ЛИЭ не очень любит поддерживать порядок дома, делает это только по необходимости. Утонченность, салонность — это не для нее. В семьях, где лидером является ЛИЭ, больше ценят оптимизм, умение не зацикливаться на бытовых проблемах.

Логико-интуитивный экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем.

Родители рассказывали, что когда я был совсем маленьким, меня сажали на перевернутую табуретку, которую прижимали к полу 20-килограммовой гирей. Я же умудрялся, раскачивая табуретку, все равно из нес выбираться. А когда меня отвели в ясли, то я подбил такого же карапуза, каким был тогда сам, чтобы он мне помог поставить скамейку к окну — очень хотелось потрогать герань, росшую в горшке на подоконнике.

Помню, как в детском саду я постоянно обижал кого-то из моих сверстников, из-за чего часто стоял в углу. Выходя оттуда — снова тут же бил кого-то, и снова меня наказывали. Причем никаких поводов для драки не было. Я придумывал никчемные предлоги для того, чтобы показать свою силу, а иной раз обходился и без всякого предлога: просто подходил к сверстнику и бил его в лицо. Затем подзывал другого и говорил: «Смотри, он плачет, сам виноват, меня не послушался!»

Совсем не боялся драк. Но боялся наказания — стоять в углу не очень-то весело. Сейчас я себя сильно осуждаю за ту давнюю жестокость.

Еще в старших классах школы в ней прослеживалось непременное желание быть одной из лучших учениц. Она поэтому всегда выучивала по каждому предмету пару параграфов вперед, просто пользуясь учебником. И когда учитель объяснял новый материал, она, к его удовольствию, «схватывала все на лету»… Вот так она пожинала лавры, пользуясь своей предварительной домашней работой.

Все приведенные выше случаи — примеры не просто детского самоутверждения, но — незаурядной предприимчивости ЛИЭ. В чем — в чем, но уж в пассивной жизненной позиции его никак не упрекнешь!

Очень большое значение имеет в моей жизни время. Время нужно уметь ценить, — это мой главный лозунг. Может быть, поэтому у меня все дела, даже мелкие, расписаны «от» и «до». Веду ежедневник, составляю планы на какой-то срок, все изменения вношу тут же, пытаюсь прогнозировать что-то, потом делаю анализ, учитываю ошибки… Куда бы я ни собиралась, независимо от срока поездки, у меня все записано, что нужно взять с собой. Ну, а если я жду гостей на свой юбилей или праздник, то за неделю составляю меню, включающее холодные и горячие закуски, сладкие блюда, напитки, сколько и чего надо купить, каковы будут расходы и т. д.

По отношению к домашним делам, если говорить честно, то они меня тяготят. Силы воли, конечно, хватает, чтобы заставить себя сделать то или другое, но если есть возможность, я лучше заменю эту работу на интеллектуальную, ту же учебу или еще на что-то.

Время — тот инструмент, которым ЛИЭ оперирует, поскольку интуиция времени — функция реализации его программы. С этим связано и умение ценить время, распоряжаться им с умом.

Приведенный отрывок также демонстрирует присущую ЛИЭ целенаправленность. Но делать нелюбимую работу, то, чего не хочется, ему настолько трудно, что он не упустит случая, чтобы ее «не заметить»: пусть делает кто-нибудь другой.

Не могу не высказаться по поводу спорта — я его обожаю. Сама занималась сначала легкой атлетикой, затем профессиональным туризмом и одновременно велосипедным спортом. Каждое лето сплавляемся с друзьями на плотах по реке. Палаточные городки, костры, котелки, песни под гитару, рыбалка — это для меня самое главное в жизни. Очень люблю просто путешествовать пешком, без всякого транспорта, это расширяет кругозор, появляются новые люди, знакомства, друзья, увлечения… Мой любимый стиль одежды — спортивный.

Мой друг удивительно изобретателен, находит решения в ситуациях, когда ничего, кажется, сделать уже нельзя. Во время летней полевой практики он с двумя другими студентами отправился на катамаране отлавливать гидр в одном из озер Алтайского края. Отплыв на километр от берега, ребята обнаружили, что у них отвалился руль. Тогда мой друг посадил товарищей к педалям, а сам стал прыгать с одного борта на другой, балансируя таким образом, чтобы катамаран развернулся. После этого они благополучно добрались до берега.

У него есть участок земли с домиком в каком-то садовом кооперативе. Туда почему-то никак не хотели подводить электричество, хотя недалеко проходила линия электропередач. Тогда он провел под этой линией другую, чтобы в ней, по законам электромагнитной индукции, потек электрический ток. Эта идея была им позаимствована из одного журнала, где описывался подобный же случай в США.

Находчивость — свойство, в высокой степени присущее ЛИЭ, и не в последнюю очередь благодаря его прекрасно развитой фантазии.

Вообще, я человек уверенный в себе, в своих поступках и действиях. Для меня большое значение имеют лидерство, авторитет, власть, успех, осознание того, что я могу быть первой. Я всегда во всех соревнованиях стремлюсь выиграть, это приносит мне большое удовлетворение. Возможно, поэтому я способна отстаивать свои принципы, идти вразрез с расхожими представлениями, хотя конфликтов стараюсь избегать. Помню, как в старших классах школы пошло повальное увлечение — ходить в чем угодно, только не в школьной форме: в спортивных костюмах, в кофтах, в джинсах… А у меня был принцип: я ходила в парадной школьной форме (школьном платье с белым передником). Конечно, это была некоторая поза, и одноклассники прозвали меня «белой вороной», но мне это нравилось.

Мне всегда было непонятно отношение моей подруги к одежде: она не хочет, чтобы, даже у ее сестры было такое же платье, как у нее самой, мне же все равно, пусть хоть весь город ходит в одинаковых платьях, — было бы только удобно и приятно.

Такая верность своим принципам особенно характерна для подтипа ЛИЭ с усиленной логикой, а предпочтение школьной формы молодежному разнообразию моды свидетельствует, скорее, о неуверенной сенсорике ощущений ЛИЭ.

Мои друзья часто говорят, что я очень хладнокровный человек.

Такое впечатление, вероятно, возникло потому, что я остро переживаю только те моменты, которые уже давно в прошлом: что-то не так сказала, обидела человека каким-то действием. В таких случаях я постфактум нахожу слова, которые нужно было бы высказать, или действия, которые следовало бы предпринять…

В детстве мама часто порицала меня за то, что не люблю наряжаться: «Ты — девочка, должна научиться быть красивой, уметь хорошо одеваться, нельзя же весь сезон ходить в одной и той же одежке!»

В повседневной жизни я косметикой не пользуюсь, хотя бывает, что по праздникам и «наштукатуриваюсь» (именно так это оценивают мои подруги).

Очень люблю гитару, всякие «вылазки» на природу и плохо понимаю людей, которые предпочитают не выезжать из дома только потому, что привыкли каждый день принимать душ. Я же хочу все испытать и проверить на себе: спуститься в пещеру, сходить в горы, прокатиться на лошади, прыгнуть с парашютом, и стараюсь, по мере возможности, воплощать свои мечты в жизнь.

Люблю строить далеко идущие планы. При поступлении в университет, например, был четко обдуман следующий шаг: на случай поступления и на случай не поступления. Планы на лето я обычно начинаю строить уже предыдущим летом. Все конфликты предпочитаю как-нибудь разрешить: не люблю ссориться, но и не люблю недомолвок и неопределенности. Стараюсь всегда говорить правду, быть точной, не подводить людей, не опаздывать, обязательно приходить, если была такая договоренность… Того же жду и от других.

Обратите внимание на первый абзац этого рассказа: такая привязанность к давно прошедшим событиям не случайна, а характерна и для других представителей этого психотипа. По-видимому, это своеобразное проявление рациональности, «зацикленности» на одном и том же, трудности переключения.

С другими характерными особенностями ЛИЭ — стремлением испытать и проверить себя, с любовью к природе, гитаре и равнодушием к нарядам — мы уже встречались раньше.

При чтении художественной литературы меня в первую очередь интересуют конкретные факты в судьбах героев, а их эмоции и взаимоотношения остаются в моем сознании где-то на втором плане. Может быть, поэтому я люблю читать исторические произведения, в которых можно проанализировать хронологию событий, их причинно-следственные связи и логический порядок. Чувства героев для меня лишь фон, детали которого зачастую малоинтересны и быстро стираются из памяти, остаются лишь факты: что, где, когда произошло и к чему это привело.

Свои дела я планирую на день, неделю, а часто и на несколько месяцев вперед. При выполнении плана на день мне очень важно всегда иметь при себе часы, если же их приходится нести в ремонт, то это я ощущаю как большое неудобство. Всегда предпочитаю заранее знать, что мне предстоит сделать. Если мне говорят: «Сходи в магазин за хлебом», я отвечаю: «Почему мне вчера об этом не сказали, ведь еще вчера было ясно, что хлеб на исходе? Если бы я знал, что сегодня придется за хлебом идти именно мне, то иначе спланировал бы свое время!»

Мой рационализм проявляется также и в том, что я никогда не разбрасываю свои вещи, а кладу их в строго определенном месте — их потом не приходится искать. Если кто-то взял мою вещь и не положил на место, это меня раздражает. Я стремлюсь к точности в своих поступках; в схожих ситуациях всегда действую одинаково. Например, после прочтения любой газеты я ее аккуратно сворачиваю и кладу на стол таким образом, чтобы были видны и заголовок, и дата выпуска.

Здесь, по всей вероятности, мы имеем дело с усиленным логическим подтипом ЛИЭ: очевидна подчеркнутая рациональная обоснованность и повторяемость действий, и почти исчезают драгоценные качества ЛИЭ: импровизационная легкость и свобода.

Со своей будущей женой он познакомился в альпинистском лагере. Вступив в брак, они не упускали ни одной возможности, чтобы отправиться в очередной поход, пока у них не появилась дочь. Но и рождение ребенка ничуть не отразилось на их образе жизни. Как только девочка научилась сидеть, отец сделал ей удобное креслице, вместе с которым сажал в рюкзак, так что торчала только голова ребенка. Зимой, посадив свою дочь за спину, он лихо спускался с горы на своих слаломных лыжах. Позднее эта девочка удивляла всех тем, что уже в 5-летнем возрасте могла спуститься с очень высокой горы, причем не зигзагом, как это делали слаломисты, а прямо, вытянувшись стрункой вверх и раскинув ручки, как крылья, в стороны — как будто летела по воздуху.

Через два года после рождения ребенка в этой семье появилась еще двойня. Тогда отец, приспособив два колеса от велосипеда, смастерил коляску, в которую сажал всех своих детишек, складывал рядом рюкзаки, одеяла и прочую необходимую утварь, и все их семейство таким образом уносилось в заманчивую даль, слегка напоминая цыганский табор.

Отец для меня всегда был образцом во всем: учился он отлично, все умел делать — от заточки ножа до постройки дома. Человек он был очень обязательный: никогда не нарушит обещания и не отложит начатое дело на неопределенный срок. Сам терпеть не может несобранных и рассеянных людей.

Он всегда готов помочь, но в дружеской компании никогда не упустит возможности над кем-нибудь подшутить, у него отличный юмор, и он всегда ценит хорошую шутку.

Он умеет очень доходчиво мне показать, как и что следует делать. Однажды вечером я сидел с книгой, а он взялся застеклять балкон. Видя, что я читаю художественную литературу, он позвал меня: «Слышь, Илюха, бросай свою беллетристику и пойдем, поможешь мне, заодно и научишься кой-чему: в жизни-то мужику все пригодится, а Диккенс подождет». Все подобные вещи я слышу от него в легкой форме предложения, а не приказа.

Обожаю чему-нибудь учиться у отца. Помню, я долго не мог решить пару задач по геометрии. Заходит отец в комнату и спрашивает: «Что, арифмометр, сидишь?» — «Сижу», — отвечаю я. «Ну, раз так, то иди сюда, вместе посидим». Я охотно хватаю тетрадь и иду к отцу. Он тщательно прочитывает условие задачи и молча набрасывает решение. Затем объясняет мне решение и советует все подобные задачи впредь решать именно таким методом. Эти его методы мне позднее всегда казались самыми экономными и красивыми из всех возможных.

В старших классах школы Д. увлекся слаломным спортом, никогда не пропускал ни одной тренировки. Удивительно при этом, что он совершенно отказывался разделять с нами наши застолья. Хотя мы и не злоупотребляли спиртным, но в праздники, когда собиралась наша компания из десяти — двенадцати парней, конечно же, не обходилось без выпивки. Д., однако же, невзирая на наши уговоры, никогда не выпивал ни одной рюмки… Скоро все к этому привыкли и перестали к нему с этим приставать.

И снова иллюстрация целенаправленности действий и самоутверждения юноши-ЛИЭ: он спокойно отстаивает свою позицию перед сверстниками, предпочитая спорт и здоровье хмельному веселью.

Я вообще люблю ошарашивать людей и смотреть, как будут дальше развиваться события. Стандартная ситуация: после какого-нибудь дня рождения мы идем на улицу проветриться и кто-то говорит что-нибудь типа:

— Братва! Пить хочется, аж жуть!

Всем, конечно, ясно, что ничего ему не хочется. Просто решил попижонить. Тем не менее завязывается бурная дискуссия на тему: «Пить или не пить? Чем закусить — вот в чем вопрос!.» Подойдя к ближайшему дому, я переспрашиваю пижона:

— Ну как, все еще хочешь пить?

Если следует положительный ответ, я немедленно захожу в дом, и некоторые уже на этом этапе начинают подозревать, что «этот сумасшедший принял все всерьез».

Стучусь. Мне открывают, я прошу налить что-нибудь выпить. Ошарашенные хозяева квартиры начинают ругаться или даже обещают вызвать милицию. Некоторые сердобольные идут за водой, чтобы помочь человеку, которому плохо. А ему уже и на самом деле плохо: готов сгореть со стыда, что дал втянуть себя в эту историю…

Подобное я могу затеять в самых разных ситуациях. Однажды стою на остановке автобуса со своими приятелями, у которых, как я знаю, в сумке есть пачка автобусных абонементов. Подходит автобус, мы входим в салон и продолжаем свой разговор, стоя у двери. Подходит кондуктор:

— А ну, ребятки, вошли — рассчитаемся!

Дальше у меня с ней завязывается следующий разговор:

— Правильно, мы только вошли. Граждане, приготовьте деньги за проезд!

— Ты что, больной? Это не ты, это я — кондуктор! Мне тут шутить с вами некогда, так что рассчитывайтесь, не морочьте мне голову.

— А вы уверены, что вы на самом деле кондуктор?

— Ну, ты наглец… Рассчитывайтесь немедленно! А то все у меня сейчас пойдете гулять! Остановлю автобус, и…

— Гражданочка, не орите, я вас умоляю. Ушки-то у нас не казенные. С чего вы взяли, что именно вы — кондуктор? У вас, небось, и удостоверение есть?

Продолжительное молчание. Кондуктор потрясена моим нахальством до глубины души, у нее нет слов.

— Ну, какой же вы кондуктор, — продолжаю я ласково, — если у вас даже удостоверения кондуктора нет? Интересно, а когда вы деньги идете в кассу получать, вам их без паспорта дают?

— Ну, ты, это… Хватит. Сам-то ты кто такой, интересно знать?

— Как это — кто? Я и есть кондуктор! — тут я всем окружающим торжественно показываю удостоверение работника ПАТП (оно у меня случайно оказалось в кармане и, рассматривая его на остановке автобуса, я решил отмочить что-нибудь покруче).

— Так что рассчитывайтесь, граждане, — громко объявляю я, — поразвлекались и хватит!

Кондуктор, вконец потерявшая дар речи, стоит и растерянным взглядом смотрит на все происходящее. Я беру у ребят абонементы, начинаю «продавать» их пассажирам… Тут автобус подъезжает к остановке, на которой нам всем надо выходить. Я сую выручку кондуктору — щедро, прямо в ее пустые руки, — и мы все с громким хохотом выскакиваем из автобуса…

Любовь к шутке и игре — характерная черта интуитивного подтипа ЛИЭ. Ему подчас некуда девать бурную энергию своих фантазий, и он затевает представления, в которые вовлекает окружающих, провоцируя их на ответную реакцию. Это результат стремления ЛИЭ к совершенствованию (в детстве может и ударить, чтобы выяснить, кто сильнее), склонности в конкурентной борьбе вызывать противника на ковер.

2. Интуитивно-логический интроверт (INTP, Бальзак, Критик).
Установка сознания ведущего блока ИЛИ: мир бесконечен, текуч, многообразен, его состояние непрерывно меняется, и цель человека — найти свое место в непрерывном ряду событий, стать его звеном (БИ — программная функция). Действовать имеет смысл только тогда, когда определен оптимальный момент приложения сил (ЧЛ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БИ — программная функция. Сознание любого интроверта всегда работает с моделями, возникающими в его воображении. Внешний мир для него — лишь толчок для возникновения внутренних образов. И если при этом ведущая функция — интуиция времени, то она осуществляет моделирование временных процессов.

Сознание ИЛИ легко охватывает любые временные интервалы, воспринимает мир целостно и системно, а все процессы, происходящие в нем, — в динамике. Способность к свободному мысленному передвижению по оси времени позволяет ему видеть далекую перспективу, вследствие чего мало кто может с ним сравниться в стратегических прогнозах.

Воображение ИЛИ воспринимает мир динамичным — в нем все движется, взаимодействует, люди работают, совершают поступки, в основе которых лежат те или иные причины. В сознании ИЛИ легко возникает модель поведения людей, рассматривая которую он может предсказать в будущем последствия тех действий, которые человек совершает в настоящем. Обладая даром предвидения, он зачастую заранее знает, что скажет или сделает человек в определенной ситуации, — ему нередко представляется, что он все знает и все видит насквозь (в каком-то смысле это так и есть).

Способность проникнуть в суть проблемы, увидеть конечный результат имеет характер прозрения, прямого видения, так что иногда ИЛИ пользуется репутацией мудреца и философа. При этом его прогнозы, как правило, окрашены скепсисом, он предпочитает высказывать опасения, чтобы уберечь окружающих его людей от необдуманных поступков. Сам он также осторожничает, многократно и скрупулезно все проверяет, прежде чем начать действовать, — и других призывает к тому же, высказывая критические замечания в адрес тех, чьи действия или мысли слишком поспешны, легковесны и не продуманы со всей тщательностью.

Один из главных движущих стимулов ИЛИ — самолюбие и связанное с ним самоутверждение. Часто ему доставляет радость удостовериться, что другие несостоятельны в чем-то таком, что лично ему дается легко. Его способности во многих случаях действительно довольно высоки, в частности, среди представителей этого психотипа нередки люди с великолепной памятью. Пользуясь этим преимуществом, он охватывает проблему в целом, осознает истоки вопроса, строит мощный фундамент своих знаний. Именно среди людей этого психотипа встречаются индивидуумы энциклопедически образованные. Однако им свойствен определенный консерватизм, связанный с недоверием ко всему новому, неустоявшемуся, которое еще неизвестно чем кончится.

Стремление самоутвердиться, почувствовать свою значимость отнюдь не означает, что ИЛИ обязательно стремится занять в обществе как можно более высокую ступень. Скорее, в нем прослеживается желание подняться как можно выше в области знаний, как можно глубже — в степени своей проницательности и почувствовать свое превосходство над другими именно в этом (ЧИ).

ЧЛ — функция реализации программы. Умея взглянуть «сверху» на всю динамику происходящих процессов, ИЛИ стремится направить эту динамику к практической реализации. Правильно предсказав конечный результат, он может ничего не предпринимать, выжидая удобного момента, когда следует включиться в работу (за бесполезное дело никогда не возьмется). Но, почувствовав реальную перспективу, он тут же начинает действовать.

Свойство целостности восприятия подчас приводит ИЛИ к многовариантности решения проблемы. Ему порой бывает трудно отдать предпочтение чему-то одному. Он не любит поспешности, ждет, когда проблема «созреет» и ее решение встроится естественным образом в общую картину, уже нарисованную в его воображении. Для него поэтому характерна некоторая перестраховка, он на всякий случай старается сохранить «в резерве» возможность каких-то корректирующих действий.

Работоспособность ИЛИ исключительно избирательна. Если он нашел свое дело, он может проявить прямо-таки недюжинную энергию и фантастическую работоспособность, как мощный маховик, который раскрутился и не может остановиться. В его жизни могут быть длительные периоды бессонных ночей и состояния крайнего напряжения, длящиеся месяцами и даже годами. Сам же характер работы — основательный и педантичный.

Если же ему не удалось найти свое дело, то его скепсис становится доминирующим: «А зачем все это нужно?. Все равно ничего хорошего из этого не выйдет…» Тогда он не в состоянии заставить себя сделать даже то, что просто необходимо, это может привести к серьезным конфликтам — увольнению с работы, отчислению из вуза… В этих случаях он ощущает себя человеком без стержня, а его иррациональность не способствует тому, чтобы заставить себя сделать хотя бы то, что необходимо просто для выживания.

Описание действия функций слабых каналов

ЧЭ — канал наименьшего сопротивления. Слабо ориентируясь в области эмоций, ИЛИ предпочитает скрывать свои чувства, но если его хорошенько «задеть за живое» — эмоциональная волна его буквально захлестывает, и он может потерять власть над собой. Чтобы защитить себя от подобной ситуации, ИЛИ предпочитает далекую психологическую дистанцию. Его раздражает фамильярность, сам он придерживается спокойного и уважительного стиля в общении.

Свою слабую эмоциональную вовлеченность в контактах с людьми ИЛИ зачастую компенсирует интеллектуальной игрой (БЛ). Очень часто общение для него — игра, подобная шахматной, где цель — показать, во-первых, на что он способен сам и, во-вторых, продемонстрировать партнеру его несостоятельность. ИЛИ — мастер игры, любит играть людьми и событиями.

В сознании своего интеллектуального превосходства он черпает истинное наслаждение и не упустит возможности прямо или косвенно его продемонстрировать. Если его воспитание противоречит такой демонстрации — все равно, так или иначе, это удовлетворит его молчаливое тщеславие.

В общении с теми немногими людьми, к которым он испытывает доверие, ИЛИ может быть открытым и искренним. Порой удивляет его доброта, даже щедрость — легко отдает вещи, казалось бы, нужные ему самому. Но чаще это связано с тем, что они ему просто безразличны (сенсорика — слабая функция).

БС — нормативная функция. Во всем, что касается вопросов самочувствия, здоровья, эстетики, быта, одежды — запросы ИЛИ достаточно скромны и не превышают уровня необходимого. Плохо разбираясь во всем этом, он предпочитает получать информацию по таким вопросам из компетентных (по его мнению) источников. Иногда в этой сфере, — например, в быту, — он настолько беспомощен, что нуждается в настоящей заботе. Он может неукоснительно соблюдать предписания врача, если заболеет; скрупулезно точно следовать рецепту при приготовлении пищи и так далее.

Его собственные волевые качества (ЧС) часто носят полярный характер: одни представители этого психотипа проявляют завидное упорство и целеустремленность, для других, напротив, характерен буквально паралич воли. То же может наблюдаться в жизни одного и того же человека: в одних делах мощный напор, в других — полная бездеятельность. Резюмируя, можно сказать, что для ИЛИ особенно важно найти свое дело, самореализоваться, иначе его врожденные таланты окажутся вовсе нераскрытыми.

ИЛИ на работе и дома

Хотя ИЛИ в руководители явно не стремится, его подсознательное, подспудное тщеславие удовлетворено, если он им действительно оказывается, поскольку считает, что достоин того, чтобы возглавлять лабораторию, институт, университет… вплоть до министерства и государства. Эта уверенность подчас совершенно справедлива, и она базируется на умении ИЛИ стратегически мыслить, что, несомненно, является одним из самых важных и необходимых качеств руководителя любого ранга.

С подчиненными ИЛИ предпочитает уважительный стиль общения, хорошо умеет видеть возможности того или иного сотрудника и правильно эти возможности использовать. Но не всегда он решается полностью доверить дело подчиненным. Будучи склонен все проверять, он нелегко примиряется с мыслью, что кто-то может сделать дело лучше, чем он сам.

ИЛИ бывает порой однолюбом и хорошим семьянином. В семье предпочитает не ссориться, по возможности уйти от конфликта, даже если партнер проявляет некоторую нетерпимость. Однако в критических ситуациях способен «взорваться», потерять контроль над собой, прийти буквально в состояние бешенства, — в таких случаях дело может дойти до битья посуды и рукоприкладства.

Исключительно заботлив к своим детям, особенно печется об их образовании. Никаких денег и сил для этого ему не жаль. В вопросах же быта, здоровья и самочувствия полагается полностью на своего супруга (супругу).

Интуитивно-логический интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Когда мне было 6 лет, я поссорился со своим лучшим другом. После ссоры каждый сел на свой велосипед, и мы разъехались. Я был страшно зол. Мой друг стал объезжать дом, а я, немного выждав, быстро поехал ему наперерез, пока он меня еще не видел. Мы столкнулись, завязалась драка. Он, не желая, конечно, того, сломал мне руку. Злость прошла — было очень больно, я не мог встать на ноги. Прибежал отец моего друга, взял меня на руки и понес домой. Полню, когда он принес меня к нашей квартире, я попросил его опустить меня на пол, после чего вытер слезы и сам вошел в квартиру: мне не хотелось пугать маму.

В нашей детсадовской группе было всего 2 машины, с которыми особенно любили играть один мальчик и я. Потом одна машина сломалась. Тот мальчик стал сильно кричать, чтобы ему отдали оставшуюся единственную машину. Это стало происходить каждый день, и машину теперь всегда отдавали ему. Терпение мое лопнуло: однажды я взял и сломал ее — пусть вообще тогда никому не достанется!

Самолюбивый характер ИЛИ в этих двух примерах выступает достаточно ярко. Надо добавить, что его «взрывная» реакция на некоторые ситуации дает о себе знать уже в раннем детстве.

В детстве я жила у тети, и мама с папой приезжали раз в неделю на выходные. Папа меня всегда спрашивал: «Что новенького?» Когда я ему все докладывала, он называл меня «ходячей энциклопедией», так как я могла самым подробным образом ответить на каждый его вопрос.

Однажды воспитательница в детском саду нас спросила: «Восемь градусов — это тепло или холодно?» Помню, что я ответил: «А это смотря когда. Летом холодно, а зимой тепло!»

Быть «ходячей энциклопедией» и уметь рассмотреть проблему комплексно (тепло — холодно) — характерная черта ИЛИ, поскольку к приобретению знаний он относится серьезно, стремится к этому уже в детском возрасте. Накопление знаний для ИЛИ то же, что для другого — накопление материальных ценностей.

Родители считают меня лентяем. Скорей всего, это связано с тем, что я не проявляю большого рвения ни к домашним делам, ни к работе на огороде. Если мне положено, скажем, вымыть пол раз в неделю, я его вымою, но не более одного раза. Когда мне что-то поручают, я люблю, чтобы все инструкции были точными и конкретными: если следует положить соль в суп, то сколько именно ложек, если надо что-то сварить, то сколько конкретно минут это варится… Не люблю, когда мне лишний раз указывают, что я должен делать. Бывает, что только соберусь убрать в своей комнате (когда мне надоедает беспорядок, я делаю это с удовольствием), как мама скажет, что я должен убрать — и сразу же все мое желание пропадает.

У меня довольно узкий круг друзей, всего 6 человек. В отношениях с девушками я постоянен (за 4 года встречался только с двумя, причем разрыв с первой произошел по ее инициативе).

Я довольно нерешителен, особенно в каких-то спорных вопросах: взвешиваю все варианты, и если ничто не перевешивает — попадаю в затруднительное положение. Эмоциям, как правило, я не даю «права голоса», предпочитаю кинуть на жребий монетку…

В жизни — осторожен и осмотрителен. Когда иду один, стараюсь, по возможности, обходить шумные компании, любые источники потенциальной опасности. Если вечером захожу в подъезд или открываю кому-то дверь, то как бы внутренне мобилизуюсь, настраиваюсь на возможную опасность.

В этом случае мы имеем дело, вероятно, с сильно интровертированным типом личности: на это указывает и склонность к работе в одиночку, и повышенная осторожность в поведении. Обратите внимание также и на склонность к пунктуальности в выполнении задания, связанного с сенсорными проблемами, — варка супа и т. д. Здесь, очевидно, работает нормативная сенсорика ощущений (БС), которая подчиняется указаниям со стороны.

Он худ, высок, замкнут, немного рассеян. Глаза обычно грустные (по выражению одного их наших общих знакомых — «как у побитой собаки»). Предпочитает носить строгие костюмы. Весьма старомоден и в манере общения. Человек верующий, но обряды и службы его не интересуют.

Учебу на мехмате считает ошибкой: его мечта — кончить университет и поступить в театральное училище. Сценой увлекается серьезно, играет ведущие роли в любительском театре.

В этом эпизоде несколько неожиданным, на первый взгляд, кажется увлечение театром. Однако среди ИЛИ встречается много великолепных артистов. Умение проникнуть в суть, в том числе и человеческого характера, помогает ему в этом.

При первом взгляде на него сразу бросаются в глаза его хмурый взгляд исподлобья, сутулая фигура, «медвежья» походка. Все, кто с ним имели дело, замечали его интеллект, развитый не по годам, да и внешне он, по словам друзей и знакомых, производил впечатление «молодого старика». В восьмом классе ему сообщили, что за отличную учебу он освобождается от экзаменов, но вместо того, чтобы радоваться этому и отдыхать, он с обычным своим упорством принялся готовиться к ним. Чутье его не подвело: буквально перед самыми экзаменами перед ним извинились и сообщили, что экзамены сдавать он обязан.

И снова мы убеждаемся в том, что для ИЛИ характерно умение предвидеть правильное развитие ситуации. Хорошо, что такой эпизод произошел с ИЛИ, который умеет предвидеть развитие событий. Для представителя любого другого психотипа такая история могла бы кончиться не лучшим образом.

С. обладает прекрасным интуитивным чутьем. Несколько лет назад женился ее старший брат. После короткого общения с женой брата она высказала твердое мнение, что его брак неудачен. Брат воспринял это как шутку, он любил и жену, и сынишку, но через несколько месяцев развелся.

Она плохо переносит слезы и истерики. Как то, поссорившись с мамой, ушла в свою комнату. Через некоторое время, думая, что мама уже успокоилась, она вернулась. Мама лежала на диване и плакала. Другая бы стала просить прощения, утешать или как-то иначе проявила бы свое участие к матери, но С. просто опять ушла к себе.

Последний абзац особенно интересен для характеристики слабых функций этого психотипа. Недостаточность «этической» функции (ЧЭ) побуждает ИЛИ избегать душераздирающих сцен и объяснений, где он эмоционально беспомощен.

На работе я превосходно «разгромил» несколько чужих методик, доказав, что они содержат незамеченные ранее ошибки. Но самому-то мне сделать что-нибудь по-настоящему крупное пока не удалось — я обязательно должен прочитать всю имеющуюся по данному вопросу литературу, освоить математический аппарат, применяемый в методике, и т. д. В результате — мои познания и интересы чрезвычайно широки, а полезный результат, как правило, близок к нулю (кроме нескольких узких задач, где я уже знаю все и могу сделать все, что угодно).

Дотошность, скрупулезность ИЛИ, если эти качества переходят разумные пределы, действительно становятся тормозом для его работы. У подтипа с усиленной логикой это почти обязательно имеет место.

О своей работоспособности могу сказать следующее: у меня бывают приступы лени, но если дело меня действительно увлечет, то могу просидеть всю ночь, не отвлекаясь на посторонние вещи.

В школе я любил химию и математику. Со мной за партой сидел мой друг, который не очень хорошо учился по этим предметам. Но на контрольных работах получалось так, что он получал пятерку, а я -тройку. Дело в том, что я обычно не мог отказать ему в помощи и сначала решал контрольную ему, а потом уже себе, и не всегда успевал. Вообще я заметил, что работу для других я выполняю тщательнее, чем для себя самого.

И еще о тщательности. Меня очень трудно заставить, например, вымыть посуду. Но если уж я берусь за это, то стараюсь вымыть так, как если бы эта посуда была предназначена к использованию в хирургическом отделении. Никогда не оставлю ни одной невымытой чашки, ложки, тарелки…

Его работоспособность — предмет особый. Бывает, что несколько дней подряд он может побездельничать, особенно если у него плохое настроение. Правда, настроение его часто меняется: периоды депрессии сменяются подъемом и, соответственно, ростом работоспособности. В дни подъема он очень деятелен и активен. Ему повезло, что месяц его поступления в институт (МГИМО) совпал именно с периодом прекрасного самочувствия. Буквально за три дня до начала экзаменов он сомневался в своих силах, ходил, что называется, сам не свой. И вдруг решил поступать именно в МГИМО, хотя и не готовился к этому раньше. Ему попался удачный билет, он поступил. Еще в детстве он видел себя переводчиком, разъезжающим по заграницам, — и вот теперь подтвердилось на деле, насколько хорошо он может «увидеть» свое будущее.

Иногда кажется, что его трудно чем-то задеть, обидеть, разочаровать в жизни, но это — не холодная и неприступная скала, вовсе нет. Он, скорее, как вода — мягкий, проникающий везде, приспосабливающийся к любым обстоятельствам. Очень привлекает эта его непринужденная безмятежность. Даже периоды депрессии у него протекают совсем по-иному, чем у большинства людей. В них нет, скажем, суицидных желаний, опускания рук. Это, скорее, расслабление, отход от жизни, слезы слабости, желание, чтобы его пожалели.

Заметим, однако, что ИЛИ далеко не всегда бывает «мягким» и «приспосабливающимся к любым обстоятельствам»! Вероятно, в этом случае мы имеем ИЛИ с подтипом Есенина (БИ-ЧЭ).

Прошлое я стараюсь не ворошить, а планы на будущее вообще считаю глубоким заблуждением, все это вне реальности, единственная реальность — настоящее.

Должен признаться, что из всех типичных исторических примеров интуитивно-логических интровертов, для меня наиболее почетно и приятно оказаться в «социотипическом родстве» с великим Учителем Сократом…

Раньше я довольно серьезно впадал в меланхолические депрессии. Осенью 1987 г. исключительно мощная депрессия привела меня к потере гордого звания «студент НГУ». Видение мира в такие моменты, конечно, довольно скептическое, и мир платит тебе той же монетой.

Позже я стал воином Советской Армии, где началось довольно эффективное излечение от депрессии. Первый год думать о себе и своих настроениях было просто некогда, а второй год предоставил мне достаточно времени для переработки накопленной информации. В первую очередь, стало совершенно очевидно, что углубление в депрессию — дело моих собственных рук, что это не реальность, а иллюзия, создаваемая мною самим. Из этого вытекает совершенно очевидный вывод: в депрессию можно и не впадать, если не тормошить без конца прошлое и не строить специально вокруг себя стену безысходности, укладывая с любовью кирпичик за кирпичиком свои спекулятивно-философские измышления. Гораздо позднее, в конце 1991 года, мне было суждено встретиться с замечательными людьми, и они открыли мне глаза на очень простую, высшую Истину. Эта истина в том, что человек — это чистейший Дух. С той поры я понял, что все плохие состояния и депрессии — это все вне реальности. Мир прекрасен, и я преисполнен благодарности тем, кто открыл мне глаза на это.

Но это было потом, а тогда, в 89-м году, в армии, росло и крепло мое убеждение в том, что большинство общепринятых мирских ценностей на самом деле таковыми не являются. Это убеждение переросло в желание искать нетленное, истинное, вечное.

Перед нами — явно интуитивный подтип Бальзака, т. е. подтип с усиленной функцией 1-го канала (БИ). Поиски духовного совершенства, тяга к созерцанию и религиозным поискам — результат действия именно этой функции. Чрезвычайно показательно замечание о пренебрежении к прошлому и к планам на будущее. Настоящая реальность иррационального психотипа — это почти всегда реальность сегодняшнего дня.

Очень не люблю «горячих» энтузиастов! Правда, я отдаю себе отчет в том, что одергивать их не надо, но мое эго порой не выдерживает: я то и дело лезу со своими замечаниями. Такого рода «охлаждения» не приносят никакой пользы, а иногда могут и повредить. Есть у меня брат, который иногда, в совершенно неподходящей обстановке, поднимает восторженный шум, начинает размахивать конечностями, одним словом, вносить в обстановку нездоровую ажитацию. Мои попытки образумить его — иносказательно или намеками — ни к чему не приводят, он просто их не замечает. После этого я высказываюсь уже более открыто (но, по возможности, корректно и аккуратно, так мне, во всяком случае, кажется). Он замирает на минуту, смотрит на меня укоризненно и произносит: «Э-э-э… глумишься?!», но после пятиминутного затишья все начинается снова.

Критик ИЛИ стремится охладить пыл своего собеседника, поскольку сам склонен видеть мир далеко не в розовых тонах. Его прогнозы окрашены скепсисом, но слабость его этической функции приводит к тому, что правильное по существу предостережение может быть высказано в такой форме, что собеседнику видится в нем издевка.

Еще с первых классов школы я очень любил читать и мало-помалу создал свой собственный мир. Герои, которые в нем жили, естественно, воплощали в себе все лучшие качества, которые мне нравились. Мой внутренний мир был для меня лучше внешнего, потому что как его творец я направлял этот мир по тому пути, который мне нравился. Я отдыхал в этом мире, тем более, что отношения с другими людьми, особенно в школе с одноклассниками, были не очень хорошими. В любом классе есть свои лидеры, которые не уважают «профессоров» и «очкариков» (правда, считают их полезными, когда есть нужда списать или получить подсказку).

Близких друзей у меня тоже не было — они появились лишь в последних классах школы. Мне только и оставалось, что обращаться к своему внутреннему миру снова и снова. К 13—14 годам он стал для меня антиподом и одновременно заменителем мира внешнего.

Конечно, в детстве я много мечтал. Кем только я не хотел быть — и офицером КГБ, и космонавтом, и еще кем-то. Потом, уже в старших классах школы, захотел быть ученым, биологом. Но в круг моих мечтаний о будущей профессии почему-то не входили пути ее достижения. То есть, я представлял себя, например, ученым, но не думал о том, что для достижения этой цели необходимо сидеть над книгами, корпеть в лаборатории и т. д.

После окончания школы я сделал попытку поступить в МГУ. Меня туда не приняли, и по настоянию родителей я поступил в местный пединститут. Учеба в институте без напряжения хорошо стимулировала мою лень: я и раньше-то особым усердием не отличался, а тут, ничего, по существу, не делая, получал пятерки. Но меня мало устраивало то, чему меня там учили. Я не видел для себя перспектив в будущих занятиях биологией, поэтому ушел из института.

Наконец, в 1992 году мне рассказали про НГУ, дали проспекты. Я решил поступать на факультет естественных наук, но с наскока этого сделать не удалось. Не поступил я и на следующий год. Наверное, это было связано с тем, что я отвык от методических занятий. Наконец, в этом году все же поступил.

Я очень хорошо чувствую уровень культуры человека, и в компании, где приходится сталкиваться с иным уровнем культуры (как правило, более низким), чувствую себя неуютно, однако не люблю снобизма и чувства превосходства, которые так иногда любят демонстрировать некоторые люди.

Очень люблю фантастику. Даже сам пишу, и небезуспешно. На мой взгляд, она необходима, так как будит воображение, заставляет расширять мировоззрение и кругозор. К мистике и религии никогда не был склонен, поскольку считаю их отжившими формами духовной жизни. Но мир для меня всегда был полон тайн, а природа, особенно лес, — наполнена какой-то особой аурой духовности. Вообще весь мир вызывает восхищение, хочется узнать о его тайнах и его будущем.

Через два года после окончания школы ко мне пришла настоящая любовь. Когда я полюбил, то считал, что сейчас-то и проявятся те чувства, о которых так много говорилось в книгах и фильмах, но когда их не последовало, я был сильно разочарован (сначала), а потом.— растерян. Мне уже стало казаться, что я вообще не способен на сильные чувства, и лишь потом я понял, что любовь бывает разная. Чувства не заполняют меня целиком, зато эта взаимодополненность любви чувственной, эмоциональной и разумной (если можно сказать — «логической») обеспечила мне постоянство в привязанности, которая длится уже несколько лет.

Этот рассказ в полной мере характеризует все основные свойства психотипа ИЛИ: его интровертную закрытость, внимание, скорее, к внутренним переживаниям, а не к внешним событиям. Особенно ярко юноша описывает свой иррациональный жизненный ритм, трудности в организации регулярной работы.

Характерно также для логического ИЛИ чувство любви, которое «не заполняет целиком».

Самое заметное качество в ней — высокий уровень интеллекта. Она умеет очень быстро читать, мгновенно улавливая суть повествования, любит серьезную литературу, теории глобального характера, проявляет интерес к авторам общефилософских направлений. Иногда создается впечатление, что ее голова, словно губка, впитывает все знания. Практически по любому вопросу она имеет свое уверенное суждение и отстаивает его решительно, причем тон ее высказываний таков, что возразить ей бывает трудно.

Обладая обширными знаниями, она охотно делится ими, любит и просто поговорить, рассказать какие-то истории из собственной жизни и случившиеся с родственниками, знакомыми. При этом способна увлечься и начать вспоминать какие-то мелкие детали, вряд ли добавляющие что-то важное в повествование. Она как будто не может покинуть ту прошлую жизнь, ту реальность, о которой рассказывает, и не всегда в состоянии заметить реакцию собеседника, отследить, насколько ему это интересно.

Очень любит давать советы, настойчиво пропагандировать нечто, кажущееся ей полезным для окружающих.

Ее работоспособность просто поражает: за несколько десятилетий она ни разу не взяла ни одного больничного листа. Возможно, это связано с тем, что работу в нескольких учреждениях она сочетает с регулярным посещением бассейна, игрой в теннис, и эти занятия поддерживают ее высокий жизненный тонус.

Свою докторскую диссертацию она выполнила на стыке экономики, социологии и философии. Защищаться ей пришлось в ученом совете чужого для нее института и города — она жила совсем в другом месте. Во время защиты случилось то, чего она предвидеть никак не могла: среди членов совета оказались группировки, враждебные тем, кто представлял ее диссертацию, и работу провалили с минимальным преимуществом отрицательных голосов. Такой удар мог вынести только человек редкой силы и выдержки.

Она на короткое время вернулась в отчий дом, немного пришла в себя и… через два года защитила новую диссертацию, на этот раз с полным успехом. С самого начала у нее не мелькало ни тени сомнения в том, что свою работу она все равно защитит.

Еще в конце 80-х она предупреждала: сейчас нельзя ни копить, ни откладывать деньги даже в государственных банках. Все, что имеешь, лучше тратить на необходимое, лучше всего — на поддержание здоровья. В действительности она — единственная из моих многочисленных знакомых, не потерявшая ни рубля в нашей «перестройке» и «перекройке» жизни.

Если она устремлена к какой-то цели, ее невозможно ни сбить, ни остановить. Любопытное свойство ее натуры: если ей необходимо в определенной последовательности обсудить с разными людьми какую-то проблему, именно в этой нужной ей последовательности эти люди как будто случайно и без видимого ее участия попадаются на ее пути.

Интересно было наблюдать, как лихо она как-то расправилась с мужиками из мастерской по ремонту холодильников. Ей нужно было поменять агрегат, но, как всегда в таких случаях, она столкнулась с хамством и вымогательством. Позиция ее была такова: мы живем в бюрократическом государстве, поэтому действовать надо только бюрократическими методами. «Накатав телегу», она пошла к самому главному начальнику мастерской и, положив бумагу ему на стол, сказала: «Если вы не сделаете то, что должны сделать по долгу службы, эта бумага пойдет к вашему начальству!» Через несколько часов отремонтированный холодильник был с извинениями доставлен к дверям ее квартиры на восьмом этаже, хотя доставка холодильника и не входила в обязанности мастерской.

Огромная нагрузка на работе, домашние дела, заботы о дочери не мешают ей оставаться эффектной и привлекательной женщиной. Она великолепный кулинар, причем не только очень хорошо готовит, но и умеет красиво и со вкусом накрыть на стол, никогда не поставит хлеб, масло, соль кое-как, для всего у нес находятся красивые подставки, тарелочки, салфетки. Очень любит цветы — они почти всегда стоят в вазе на ее столе.

Самая большая ее любовь — дочь, ради счастья которой, по ее собственному утверждению, она не остановится ни перед чем.

Перед нами, несомненно, подтип Бальзака с усиленным правым блоком — здесь и хорошо выраженные деловые качества, напор, целеустремленность; явно прослеживается также и усиленная сенсорика, умение заниматься хозяйством, здоровьем, внешним видом.

Начальник нашего производства — уникальная личность. Начну с того, что он никому ни в чем не может отказать. Создается такое впечатление, что на нем каждый ездит, как хочет. Обратится к нему человек с просьбой — он обычно отвечает: «Да, да, я это сделаю, только подождите, пожалуйста!» Наивный проситель ждет, думает, что вот-вот его дело решится, но может пройти и час, и два.., а начальник, оказывается, уже занят другими делами, делами других просителей, которые более напористы и настырны, искушены в его слабостях и не отстанут от него, пока он прямо при них не сделает обещанного.

Обычно наш начальник держится очень спокойно, к людям относится уважительно, без лишних, эмоций; когда же его сильно прижимают со всех сторон требованиями или просьбами — тяжело вздыхает, кряхтит, морщится и спрашивает: «Ну что, это вам прямо сейчас надо? Хорошо, хорошо, я это обязательно сделаю, только вот в ближайшие три дня я слишком занят, у нас работает комиссия из министерства, а потом я освобожусь, и мы с вами спокойно это обсудим».

Всегда, однако, оказывается так, что и через три дня возникает какое-то неотложное дело, и еще через три… и так всегда. При этом он никогда никого сознательно не «водит за нос», а совершенно искренне уверен, что вот-вот освободится!

Казалось бы, чего проще: распределить многочисленные обязанности между сотрудниками — и дело решено. Ан нет, не хочет он передавать даже мелкие полномочия кому-то другому, вплоть до того, что сам звонит на соседний участок, если требуется достать какой-то инструмент, взамен вышедшего из строя, или занимается вопросами освещения в цехе — недавно, например, сам ходил на склад и принес осветительные лампы. А на днях его секретарша пожаловалась на пишущую машинку: старая и барахлит. Так он не нашел ничего лучшего, как принести ей из дома свою.

Теперь я уже понимаю, что он не хочет передавать даже мелкие дела кому-то другому, поскольку такое положение, как сейчас, удовлетворяет его тщеславное желание быть всегда самым главным, даже в мелочах. Как-то он пригласил нас к себе на день рождения, и его мама с гордостью рассказывала о сыне, что, еще учась в школе, он не мог допустить, чтобы кто-то в классе решал задачи лучше, чем он. Если, скажем, на контрольной кто-то показывал лучший результат — он приходил домой и решал задачи всего раздела, после чего опять становился «первым», но в классе он никогда не афишировал свои успехи и с удовольствием помогал другим. Создастся впечатление, что в течение рабочего дня он не является хозяином своего времени, он, как плот без весел, плывет по реке: кто его зацепит, к тому он и пристанет, или поворачивается по чьей-то воле, поэтому и находится почти все время во власти других людей и обстоятельств. И лишь когда рабочий день кончается и все расходятся по домам, он начинает заниматься своей главной, по существу, работой — продумывает стратегические вопросы развития нашего производства. Именно потому, что он способен на хороший прогноз событий, он умеет найти подход к любому высокому начальству. Его заботами в наше трудное время мы еще ни разу не сидели без зарплаты… Более того, он умудряется пробивать и дополнительные средства, чтобы поддержать своих сотрудников.

Бывает и так (правда, очень редко), что он срывается. Тогда он похож на вулкан, долгое время копивший силы, который вдруг просыпается и с бешеной энергией выплескивает раскаленную, бурлящую лаву! Тогда становится очевидным, что его кажущаяся мягкотелость, что называется, «до поры — до времени». На самом деле он все видит, все понимает и не допустит, чтобы его всерьез обуздали.

Однажды у наших соседей произошел трагический случай: молодой практикант оказался рядом с грудой огромных блоков, которые рухнули как раз в тот момент, когда он проходил мимо по двору. Парня увезли в реанимацию, жизнь ему спасли, но руку и ногу пришлось отнять. На нашем участке все были подавлены, а наш начальник задумчиво сказал: «Наверное, Бог ему дал такую судьбу за какие-то грехи в прошлой жизни…»

3. Интуитивно-логический экстраверт (ENTP, Дон Кихот, Искатель).
Установка сознания ведущего блока ИЛЭ: мир полон загадок, таящих в себе необычные возможности (ЧИ — программная функция). Разгадке этих тайн и воплощению возможностей способно помочь создание принципиально новых логических концепций (БЛ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧИ — программная функция. ИЛЭ обладает неугасимым интересом ко всему новому, необычному, что может сулить захватывающие перспективы и возможности в будущем. И чем таких возможностей больше, тем сильнее их власть над ним. Его интерес вспыхивает мгновенно, он может безоглядно окунуться в новые для него области деятельности, но так же быстро способен и охладеть к прежнему предмету увлечения, если подвернулось что-то другое, как ему кажется, более перспективное.

Он человек исключительно творческий, постоянно находится в поисках наилучшего способа реализации своих способностей. Самый большой его враг — тот, кто не дает ему проявить себя, пытается задавить его искренний энтузиазм шаблонной и рутинной работой. ИЛЭ прекрасно видит также и потенциальные возможности тех людей, которые его окружают, подталкивает к раскрытию их способностей, вдохновляет, раскрывая перед ними перспективы одна блистательней другой. Его подходы мало согласуются с принятыми нормами, он не останавливается перед тем, чтобы разрушить устоявшиеся каноны, с легкостью отбрасывает все старое и отжившее. Поведение ИЛЭ часто может выглядеть непредсказуемым, даже хаотичным, поскольку, движимый своей неуемной любознательностью, он подчиняется моменту, озарению, — для него это достаточный повод, чтобы немедленно начать действовать. Бывает так, что он и сам не знает, что может произойти с ним в следующий момент времени, при этом охотно тратит свое время на других, если это кажется ему не пустым занятием, а действием, исполненным смысла.

БЛ — функция реализации программы. Умение думать — сильная сторона ИЛЭ. Решая любую задачу, он всегда стремится увидеть связь проблемы с более общей структурой, старается угадать ответ на основе общих соображений. Если он угадал суть, то для него становится очевидной логика описания; любое следствие из общих закономерностей он легко выведет сам.

В работе ему ближе разработка стратегических задач, а не скрупулезная проработка мелких деталей. Если он не распыляется на побочные занятия — может довести основную задачу до исчерпывающего решения. Главная трудность для ИЛЭ — постараться сконцентрироваться на одном деле. К этому его может вынудить или суровая необходимость, или особенно сильный интерес.

Изучив все данные по вопросу, который его интересует, он способен довести до конца и то, что не сделано другими, и создать теории обобщающего характера.

Бывает и так, что он неадекватно оценивает ситуацию, если его сильно увлечет одна сторона дела. В таких случаях он может потерпеть поражение. Однако его это не слишком огорчает: он быстро отходит от неудавшегося предприятия и переключается на что-нибудь новое.

Обычно ИЛЭ совершенно не стремится рассчитать свои действия наперед, но в авральной ситуации способен сконцентрироваться, найти множество вариантов выхода из тупика, умеет не поддаться панике. ИЛЭ способен зарядить своим энтузиазмом окружающих, может многое наобещать, но не всегда способен это выполнить: не оттого, что любит пустить пыль в глаза, но, скорее, потому, что в состоянии эйфории и восторга от какой-нибудь новой идеи он переоценивает свои возможности.

Основной его интерес чаще лежит в сфере естественных наук, но не исключена и гуманитарная деятельность. Если он вдруг загорится идеей справедливости — отдаст дань и общественной работе. Нередко в течение жизни он меняет, причем неоднократно, одну профессию на другую.

Ему трудно подчинить себя режиму, работать в условиях жесткой регламентации, его импульсивность может привести к тому, что он сделает что-нибудь не вовремя, чем вызовет нарекания начальства. Однако если он нашел дело, в котором может реализовать свою неодолимую жажду творчества, — он способен не только довести себя до изнурения, но еще и испытать от этого большое удовольствие.

Физическая работа также может его вдохновить, особенно в тех случаях, когда даст ему шанс понять что-то новое, открыть неожиданные стороны своих способностей (в данном случае — в сфере деловой логики — ЧЛ); возможность чему-то научиться для него иногда важнее, чем конечный результат.

Описание действия функций слабых каналов

БЭ — канал наименьшего сопротивления (КНС). Область человеческих отношений — эта та сфера, где ИЛЭ чувствует себя неуверенно. Обычно он плохо осознает отношение к себе и, в силу этого, проявляет осторожность, ждет, когда что-то узнает наверняка. Поэтому с незнакомыми людьми ведет себя сдержанно.

Не всегда он может почувствовать состояние человека, поэтому бывает, что обидит, высказавшись открыто по тому или иному поводу, совершенно не учитывая при этом, что может задеть чьи-то чувства. Но это никогда не является следствием злонамеренности, зависти, желания унизить. Просто ИЛЭ считает, что высказывается объективно, а на правду никто обижаться не должен…

Для ИЛЭ огромное значение имеет порядочность человека.

Критерии порядочности, как правило, завышены, хотя он и старается относиться к людям объективно. Если кто-либо сблизился с ним, он принимает такого человека полностью, способен по отношению к нему на самоотдачу и даже на самопожертвование. Сам он может оказаться очень ранимым: бывает, что, впадая в крайности, он сильно переживает обиды и несправедливость (ЧЭ). Первым, как правило, мириться не пойдет, но если обидчик перед ним извинился в любой форме — зла помнить не будет.

Часто ИЛЭ имеет широкий круг друзей, любит обсуждать с ними различные проблемы — это для него прекрасный источник информации, дополнительный к чтению, прослушиванию радиопередач и просмотру телепрограмм.

ЧС — нормативная функция. Обычно ИЛЭ предпочитает не пользоваться силовыми методами в своей жизненной практике.

Исключение составляет тот случай, когда найдется желающий использовать его в своих целях, принудить к каким-то действиям. В такой ситуации он даст энергичный отпор, от лобового давления решительно обороняется. Активно защищаясь, может проявить вспыльчивость и нетерпение.

Во всем, что касается самочувствия, здоровья, организации бытовых удобств (БС) — ИЛЭ сам нуждается в опеке. Его, в частности, мало волнует, в каком состоянии находится его жилище, порядок там или беспорядок. Правда, он способен эпизодически устраивать разборку вещей и уборку, если разбросанные вещи мешают ему жить и работать.

Финансовые его дела обычно оставляют желать лучшего. Бывает, что он живет не по средствам: все, что зарабатывает, сразу тратит. Но ему всегда хватает изобретательности на то, чтобы найти новую возможность заработать и достать деньги.

ИЛЭ на работе и дома

Руководитель-ИЛЭ особенно силен в стратегических вопросах, умении увидеть далекую перспективу выбранного направления работы.

Он стремится раскрыть ее подчиненным, увлечь грандиозностью задач, собрать вокруг себя единомышленников. Он не любит осуществлять жесткий контроль, а предоставляет свободу, правильно оценивая способности каждого члена коллектива. Им он передает детальную проработку своих проектов, поскольку самому ему на это, как правило, терпения не хватает.

В должности руководителя ИЛЭ способен проявить настойчивость, может дать почувствовать сотруднику, что тот плохо справляется с работой, — однако при этом никогда не становится в позу начальника, в нем нет никакой заносчивости, самолюбования.

Человек очень общительный, ИЛЭ, тем не менее, не всегда способен создать удачную семью. Чувство любви ему не очень понятно, это, скорее, то, что с ним происходит помимо его воли. Бывает, что на протяжении жизни он не один раз вступает в брак, но даже женщины этого психотипа редко соглашаются полностью посвятить себя семье.

Если брак ИЛЭ удачен, то, скорее всего, это заслуга его партнера, а не его самого. Хотя он испытывает сильную потребность в теплоте общения, — слабость эмоционально-сенсорной области не позволяет ему взять инициативу в свои руки.

Интуитивно-логический экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

В детстве я была уверена, что человек умеет летать, но почему-то не знает об этом. В деревне, где я жила у бабушки, была крутая горка. Я сбегала с этой горки и пыталась заставить себя полететь. Мне было тогда 9 лет. Однажды у меня даже возникло ощущение, будто я парю в воздухе, но тут же я стала опасаться, что это самообман… Опасение будто бы «увеличило» тяжесть, — мне так, по крайней мере, показалось, — и ощущение пропало. Позднее я прочитала, что у одаренных танцовщиков балета, действительно, прыжок протекает несколько аномально: так называемый «баллон» заставляет тело зависать в воздухе.

Такого же рода уверенность, возможно, двигала ИЛЭ Циолковским, когда он разрабатывал проект реактивного двигателя для вывода корабля в космическое пространство.

Когда я учился в 3-м классе, наша семья переехала в другой район, но я никак не хотел отправляться в новую школу и заявил родителям, что буду ежедневно через весь город ездить в старую.

Похожая ситуация сложилась, когда я учился уже в 7-м классе.

Учительница математики говорила, что у меня математический склад ума, и советовала перейти в физматшколу. Я, однако, не хотел оставлять своих товарищей по классу и отказывался до тех пор, пока туда не перешел мой лучший друг. Тогда я тоже стал поступать в эту школу и прошел уже по дополнительному набору. Впрочем, об этом я никогда не жалел.

ИЛЭ действительно очень боится сменить круг привычных ему людей. По-видимому, это является результатом проявления ранимости этической функции — ему трудно наладить новые доверительные контакты, для этого требуется время, в этом он осторожничает.

Самая характерная для меня черта — невозможность что-то спланировать заранее. Конечно же, планы я составляю, но, как правило, ни один из них не осуществляется. Мне иногда кажется, что это какой-то рок: причины, срывающие задуманное мною, появляются до смешного регулярно.

Мои соседки по комнате давно заметили такое мое свойство, и если я выхожу из комнаты с намерением сбегать в другой блок за книжкой, они мне говорят: «Возьми ключи!» Я уверяю всех, что сейчас же обязательно вернусь — и в ответ ловлю на себе иронические взгляды. И точно: из таких походов я обычно возвращаюсь поздно ночью, хотя, уходя, я на сто процентов уверена, что уж сегодня-то никто не помешает мне заниматься.

Ярко выраженная иррациональность — одна из самых характерных черт интуитивного подтипа ИЛЭ.

Обо мне многие говорят, будто я первый заводила и душа компании, «большой ребенок», которому все интересно и ново, способный на что угодно, только бы на меня обратили внимание и ко мне прислушались.

Люблю компьютеры, автомобили, самолеты — все, что имеет отношение к технике. Очень люблю музыку, слушаю все подряд, от классики до хард-рока (бедные соседи!.). Любимый вид отдыха — лежать на кровати с книгой или журналом, слушать телевизор и магнитофон одновременно.

Когда учился в школе — увлекался моделями. Все клеил из бумаги и картона. Делал и модели деревянных церквей по специально разработанной технологии: скатывал из бумаги на карандаше маленькие трубочки — «бревна», а потом склеивал. Набрав достаточно большое количество моделей, провел небольшой физический эксперимент, подобный тому, который провели Соединенные Штаты над Японией в августе 1945 году. При этом вместе с мини-Хиросимой чуть не сгорела наша дача. У всех моих моделей был небольшой минус: как только намечались общие контуры, доводка становилась скучной и не представляла особого интереса — поэтому и не жаль мне было жечь, выбрасывать, дарить, переделывать…

В детстве также я очень любил читать. Это не было увлечением или необходимостью, это было манией: любой текст, просто внешний вид слов, расставленных по порядку, вызывал у меня благоговение и восторг. Больше привлекали научная литература и фантастика.

Фантастику я сначала предпочитал изучать по оглавлению, пытаясь в названии глав угадать их смысл.

В 6-м классе я прочитал популярное изложение книги американского ученого Кауфмана «Космические рубежи теории относительности». Добрую ее половину я не в состоянии уразуметь даже теперь, но тогда «заболел» звездами и даже стал вести в школе астрономический кружок.

Чтобы быть в курсе научных открытий, я выписываю несколько научно-популярных журналов, недавно вызволил из своих старых книжных завалов (из подвала и гаража) подшивки старых. Все они у меня под рукой, чтобы в любой момент я мог найти необходимую информацию. Но эта возможность, по правде говоря, не всегда осуществима: точно знаю, что нужный мне материал находится в пределах вот этой моей комнаты, но попробуй-ка его найти!. То, что у меня творится в комнате, я называю «творческим беспорядком»; это изящное название не мешает, однако, моим родителям строго мне за это выговаривать. Так что приходится время от времени наводить порядок, то есть собирать по углам все вещи и запихивать их в стенной шкаф, вопреки законам геометрии, которые утверждают, что нельзя в относительно малый объем поместить большое количество хлама… Хотите покончить жизнь самоубийством? Я вам рекомендую самый верный способ: подойти к моему шкафу и открыть верхнюю дверцу. Если успеете отскочить — жить будете долго.

Еще в детстве я увлекался самой разной техникой: будильники, радиоприемники, телевизор, разбитый мопед… Апофеозом можно считать тот момент, когда мне вручили ключи от подвалов Вычислительного центра, куда много лет складывали пришедшую в негодность или устаревшую оргтехнику. Всю груду, которую я смог с собой унести (приборы, панели, разъемы, платы, детали непонятного назначения), потом пришлось раздать из-за катастрофической нехватки моего домашнего помещения. Правда, должен признаться, что, несмотря на полную забитость комнаты всякой ерундой, я выбрасывать вещи не люблю, ибо твердо знаю жизненное правило: «То, что у вас хранится долго без употребления, вы можете выбросить, но как только вы это выбросили — оно вам срочно понадобится! Вы будете это долго искать, но больше не найдете никогда и нигде».

С людьми мне общаться куда сложнее, чем с техникой.

Предпочитаю не заводить длительных знакомств, морально не выдерживаю — надоедает, или открываются в человеке такие черты, которые, мягко говоря, мне не очень нравятся.

Не терплю авторитетов: тот сказал, этот считает… У меня есть собственное мнение. Оно переработано моим собственным умом и может включать мнения людей совершенно разных взглядов. Что-то из этих мнений я принимаю, что-то — отвергаю… Можно сказать, что единственный авторитет для меня — это я сам.

В этом рассказе ярко выражены все характерные особенности интуитивного подтипа ИЛЭ: усиленная экстраверсия, иррациональность, любопытство ко всему новому (ЧИ), независимость суждений (БЛ). Слабость этической функции создает молодому человеку сложности в общении с людьми, а очень красочное описание эпизодической борьбы с беспорядком, конечно, связано с безразличием к сенсорным удобствам (БС — самая слабая функция).

Терпеть не могу давления со стороны окружающих. Реакция — как у ежика или кошки. Слова «надо сделать» вызывают первую естественную реакцию: не буду, чем бы мне это ни грозило.

…В конце мая установилась прекрасная погода, мы с компанией решили сходить на пляж. В 12.00 я должен был зайти за девчонками. В половине двенадцатого, когда я, как сумасшедший, бегал по комнате и искал, где продукты, приготовленные с вечера, мне позвонила одна из наших девушек и, сославшись на недавнюю простуду, отказалась идти с нами и тут же предложила всем прийти к ней, чтобы посмотреть по видику недавно записанную комедию. Мне было жаль терять такой хороший день, и я уговорил всю компанию идти на пляж без нее. Она мне потом устроила жуткий скандал… Меня это, впрочем, не слишком задело: я считаю, если она хочет, чтобы ее распоряжения выполнялись беспрекословно — пусть купит собаку. С тех пор я с ней не здороваюсь.

В этом отрывке интересно проявление волевой сенсорики. Юноша, понимая, что в реальной жизни ценится умение отстаивать свои права, разыгрывает роль того, кто твердо стоит на своих позициях (ЧС — нормативная функция).

Он прекрасно ориентируется в проблемах своей работы. Часто предлагает собственные оригинальные решения. Но при этом его совершенно не интересует материальная сторона дела. Сколько я ни пытался обсудить с ним вопрос о будущей стоимости программы, которую мы вместе сделали, — ничего из этого не выходило. Его интересовало лишь то, какой след оставит наша программа в истории мирового программирования…

Программная, самая сильная, интуиция возможностей (ЧИ) увлекает юношу-ИЛЭ грандиозностью замыслов, ориентирует его на оставление «следа в мировом программировании», а самая слабая суггестивная сенсорика (БС) оставляет его безразличным к финансовой стороне вопроса.

Если С. увлекся какой-то идеей, он может сразу же отправиться в гости к своим знакомым и долго рассказывать им об этой новости, не особо заботясь, интересно это кому-нибудь или нет. Если при этом не реагировать на него либо, не дай Бог, сказать что-нибудь вроде: «Отстань, мне это неинтересно», он очень сильно обижается на окружающих.

Иногда его соседи по комнате садятся за стол и начинают играть в бридж. Это может длиться 2-3 часа, в течение которых он сначала сидит на своей кровати и пытается всяческими методами привлечь к себе внимание. Как правило, это ему не удается. Тогда он уходит на несколько часов либо, что гораздо хуже, начинает постепенно мрачнеть, портит настроение себе и друзьям, мешает игре, даже может впасть в буйство. В такие минуты кажется, что он сильно переоценивает свое место в мироздании.

Иногда, в моменты плохого настроения, ему кажется, что все вокруг специально сговорились, чтобы доставить ему как можно больше хлопот, огорчений и неудач. Он не слишком скрывает свои чувства и уже благодаря этому легко наживает себе врагов.

Моя мама оценивает человека почти мгновенно. Однажды она мне сказала: «Мне кажется, что я вижу людей насквозь, — всех кроме себя». О посторонних людях она судит запросто: «Этот твой знакомый — круглый дурак» (и правда: я потом думаю, как же я раньше этого не замечала?); «Эта твоя подружка — очень ненадежная девица, предаст в любую минуту» (точно, так оно потом и получилось); «Этот человек — прекрасная личность» (в этот момент мама глядит на фотографию и описывает все достоинства совершенно незнакомого ей человека)… и так далее.

По ее свидетельству, это свойство у нее обнаружилось с детства. Например, она вспоминает свою воспитательницу в детском саду: «Жестокая была женщина. Могла намеренно оскорбить и унизить ребенка, это я понимала уже тогда. Когда она хотела сорвать зло на мне, а я не считала себя виноватой, я четко понимала, что происходит. Это мне помогало пережить ситуацию и не сделаться жертвой ее жестокости, как это было с большинством других детей».

Она также рассказывала и о своей школьной жизни: «У нас была учительница, которую все не любили и высмеивали, но я то хорошо видела, что это — несчастное, издерганное и затюканное существо, и что ее следует пожалеть».

При необходимости ИЛЭ прекрасно оценивает возможности не только предметов в объективном мире, но и сущность человека. Но обратите внимание, что это отнюдь не противоречит ранимости этической функции ИЛЭ. Одно дело — увидеть и почувствовать сущность человека (ЧИ), а другое — уметь уловить сиюминутное настроение, проявить участие (ЧЭ), или, наоборот, понять неуместность навязчивой заботы, которая почему-то другому может показаться обременительной (БЭ). В этих тонкостях ИЛЭ действительно не очень разбирается.

Часто он действует, рассчитывая на везение. Любимое его выражение в любой неудавшейся ситуации: «Не повезло!» Деньги для него — вода. Есть — значит, есть, а нет — значит, «не повезло». Если они есть, он носит с собой крупные суммы — надеется сделать большую покупку, иначе деньги разойдутся по мелочам. Копить деньги впрок не может, ему проще занять. Но тут он реалистичен и всегда оценивает, сможет ли он отдать деньги, какую сумму и в какой срок. С легкостью сам дает в долг, отказывает лишь в том случае, если у него нет ни копейки.

Органически не способен постоянно поддерживать порядок у себя дома. Беспорядка, похоже, он просто не замечает. Чтобы найти что-нибудь в своем шкафу, ему проще все выкинуть оттуда, потом методично разгрести эту кучу, закидывая все обратно по одной вещи в том же беспорядке, чем аккуратно разложить все по полочкам…

Весь этот отрывок, конечно же, посвящен слабости сенсорной функции ИЛЭ.

С. преподавала музыку. Все ее ученики были неизменно «замечательными», «удивительными», «талантливыми», все были способны научиться играть, как Рихтер, как Гилельс, любого она могла вдохновить, поддержать, вселить уверенность в своих силах.

Будучи человеком высокой культуры, она старалась привить элементы культуры и нам. Помню, как я, сделав какую-то оплошность, сказала: «Извиняюсь», — и на всю жизнь запомнила ее слова: «В русском языке слово «извиняюсь» означает «извиняю себя». Надо говорить «извините, пожалуйста!»»

Удивительно она учила: сама разработала естественное положение руки на клавиатуре рояля, отбросив все каноны. «Ты должна играть не по клавише, а клавишей по струне; клавишу надо брать так же, как берешь книгу со стола». Однажды она привела меня в консерваторию показать тамошнему профессору. Я чувствовала себя лишь «материалом для демонстрации» и бодро отбарабанила «Музыкальный момент» Рахманинова — произведение довольно сложное технически. После прослушивания профессор спросил: «А повторить еще раз можешь?» — «Пожалуйста», — и сыграла еще раз. «Неужели у тебя не устали руки и ты могла бы сыграть еще?» — «Хоть десять раз», — ответила я бодро, и это было правдой. «Удивительно, — прокомментировал мою игру профессор, — не все студенты четвертого курса консерватории так легко справляются с этим произведением. Но слушать я это могу, только закрыв глаза. На такие руки нет сил смотреть». Сам он играл так, как будто у него в ладонях было зажато по теннисному мячу, как это требовалось по тогдашним правилам.

Брак ее оказался неудачным, она рано развелась, оставив дочь в семье мужа, поскольку в те времена жила в нищенских условиях в одной комнате с тяжелобольной матерью. Позднее она пыталась как-то устроить свою личную жизнь, но это ей так и не удалось. Каждым новым знакомым мужчиной она торопилась очароваться, начинала вдохновенно рассказывать о его великих достоинствах, о том, как он несчастен и как ей хочется ему помочь. Однако заканчивалось это всегда одинаково: вскоре она уже сообщала, что это «не то», некоторое время ходила подавленная, разрывала связь, а потом все начиналось сначала уже с новым претендентом.

В последние годы жизни она жила в маленькой однокомнатной квартире, где в 15-метровой комнате посередине стоял рояль, у стены тахта и вдоль стен — шкафы с одеждой и книгами. Книги, ноты и пластинки лежали на рояле, под роялем, на подоконниках. И еще в ее доме всегда было много цветов — приносили благодарные ученики, многих из которых она буквально спасла от профессиональной болезни рук («переигрывания»).

Она почти физически не могла дожидаться автобуса или трамвая, чтобы каждый день добираться от училища, где она много лет преподавала, домой. Увидев такси, останавливала его, хотя до ее дома расстояние было значительным, и в итоге львиная доля ее скромного преподавательского заработка уходила на эти поездки.

В какой бы области ни трудился ИЛЭ — будь то создание теории относительности или игра на рояле, — он, отбросив принятые каноны, создает свои системы. В приведенном выше рассказе преподавательница музыка сама разработала такую технику игры, что исполнение сложного произведения ученицей удивляет профессора консерватории, правда, для этого ему приходится «закрыть глаза», настолько это не укладывается в понимание традиционной школы. Эта же система способна излечить «переигранные руки». Здесь явно описан подтип ИЛЭ с усиленным блоком интуиция — этика.

Мой научный руководитель по психотипу интуитивно-логический экстраверт. Когда я впервые пришел к нему на занятия, я был поражен и удивлен масштабностью и обилием его идей. С самого начала он заразил меня своей энергией и широтой замыслов. Мы с моим другом стали посещать спецкурс, который он читал.

А в лаборатории дело обстояло так: нам на двоих дали установку, которая пока еще не была в рабочем состоянии, — не хватало нескольких мелких деталей. И тем не менее наш руководитель, которого мы теперь называли не иначе, как «проектист», предложил написать «генеральный план», где следовало указать, каких именно деталей не хватает, что нам надо заказать в мастерской, что получить в отделе снабжения, а что попросить у соседей. Эту свою просьбу он завершил напутствием: «Да вы только упомяните, что работаете под моим руководством, — вам сразу сделают все детали!»

План был составлен, началась наша одиссея… Первые заказы были сделаны, действительно, довольно быстро, недели за три. Но дальше дело встало. Нужны были трубки для электродов — и эта проблема оказалась практически неразрешимой. Каждый раз, приходя на занятия, мы спрашивали нашего шефа: «Как там насчет трубок?» И каждый раз слышали, примерно, такие слова: «Да вот мне один знакомый пообещал, я уже завтра с утра иду к нему за трубками!» А заканчивался разговор примерно так: «Ничего-ничего, вы, главное, поймите, что мы с вами с этим экспериментом выходим практически на мировой уровень! Мы с вами такого понаворочаем…» На следующий день повторялось то же самое.

Но мы, конечно, понимали, что этот человек, по существу, один тянет всю лабораторию, ну, а мелкие детали — разве в них дело? Они просто терялись в глобальности его замыслов…

Я чувствую себя совершенно беспомощным в вопросах человеческих отношений, в школе давал себе слово никогда не влюбляться. Теперь, понимая, что это следствие ранимой этики, смягчил свое отношение к этому вопросу. Но все равно, когда влюбился, то долго страдал, пытался проанализировать свое состояние, да и сам факт, что я влюбился, мне объяснил мой лучший друг.

Оставим этот фрагмент без комментариев.

Огромный зал Дворца культуры, где была объявлена лекция очень популярного в те годы философа, был почти полон. Меня уговорила пойти на эту встречу подруга, и мы устроились в первых рядах, недалеко от сцены. В положенное время к микрофону вышел представитель, как мне показалось, психотипа Дон Кихот: довольно грузного телосложения, в джинсах, плотно обтягивающих его массивные ноги.

Беседа касалась общечеловеческих проблем, всем было интересно. В конце слушатели завалили лектора множеством записок с вопроса ми, целую пачку которых он держал в одной руке, постепенно откладывая на маленький столик те, на которые уже ответил.

Одну из записок он выронил, наклонился за ней и… его джинсы не выдержали: одна штанина лопнула во всю длину по внутреннему шву. Он выпрямился у микрофона, спокойно оглядел свою ногу, которую теперь уже ничто не стягивало, и совершенно без эмоций спросил аудиторию: «Вам это не мешает? Мне это тоже не мешает. Тогда продолжим». И еще примерно в течение часа продолжал беседу.

Этот курьезный эпизод очень точно выражает отношение ИЛЭ к сенсорным проблемам, которые для него определяются суггестивной сенсорикой: если это не мешает публике, то и ему безразлично.

Три года спустя после смерти Сталина люди впервые почувствовали себя намного свободнее, хотя все еще боялись сколько-нибудь критически высказываться о партии — она была очень сильна, да и недавнее прошлое слишком ярко запечатлелось в сознании каждого.

Одним из самых значительных событий нашей жизни тех лет были комсомольские конференции. В 1956 году мы учились на первом курсе университета, и накануне очередной конференции, к которой все готовились, один из студентов нашей группы, принадлежавший к психотипу ИЛЭ, сказал своим наиболее близким друзьям: «Возможно, завтра после конференции меня арестуют, я собираюсь выступить». И это не было рисовкой, чувствовалось, что он в душе прощался с нами.

Мы сидели в зале, тревожно ожидая его выступления, чувствуя, о чем пойдет речь. Наконец он поднялся на трибуну. Одной из первых фраз, произнесенных им, была: «Наша партия зашла в политический тупик…» Трудно сейчас вспомнить подробности его выступления, он очень хорошо запомнилась реакция зала — свист, шиканья, крики возмущения… Он еще некоторое время пытался продолжить свою мысль, но ему так и не дали этого сделать.

К счастью, Ленинградский университет уже в те годы отличался демократическими традициями, поэтому все ограничилось тем, что его «взяли на заметку» компетентные органы, которые следили за ним еще много лет, и при поступлении в аспирантуру вопрос о его «неблагонадежности» специально обсуждался.

Возможно, некоторые читатели отнесут факт такого самопожертвования за счет молодости героя, — мало ли что может совершить «зеленый», неопытный юнец? — но не торопитесь, прочтите следующий рассказ….

Телеграмма:

«Москва, Совет Федерации, Ельцину, Строеву, Тулееву.

Российские автономии (Якутия, Алтай и др.), соизмеримые с Беларусью, не допустят ее старшинства над ними в Союзе и потребуют равных с нею полномочий и суверенитета. Интеграция Беларуси с Россией один на один провоцирует раскол Федерации и может стоить России 2/3 территории, населения и ресурсов.

Однако на фоне Казахстана и Украины в Союзе Четырех суверенитет Беларуси уже не будет таким сильным возмутителем спокойствия для автономий».

Эту телеграмму отправила из Санкт-Петербурга в Москву пенсионерка психотипа ИЛЭ, женщина одинокая и больная, получающая пенсию всего 220 тысяч рублей, не имеющая возможности купить лекарство, чтобы вылечить свои больные ноги — она с трудом передвигается. Денег, потраченных на телеграмму, ей хватило хотя бы на одну упаковку так необходимого для нее препарата.

Персонажей двух последних рассказов объединяет одно и то же свойство характера ИЛЭ, названное Л. Гумилевым «пассионарностью». («Пассионарность как характеристика поведения — эффект избытка биохимической энергии живого вещества, порождающий жертвенность часто ради иллюзорной цели»).

Это же свойство натуры можно вспомнить, отдавая дань памяти А. Сахарову, эти же черты просматриваются и в поведении правозащитника С. Ковалева, также представителя ИЛЭ. Для всех этих людей общественное сознание выступает на первый план, и они могут забыть о самых простых и насущных своих потребностях, увлекшись идеями добра, справедливости и прогресса.

4. Логико-интуитивный интроверт (INTJ, Робеспьер, Аналитик).
Установка сознания ведущего блока ЛИИ: в основе всего происходящего лежат определенные закономерности, которые необходимо открыть (БЛ — программная функция), для этого следует как можно глубже вникнуть в суть явлений и процессов (ЧИ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БЛ — программная функция. В основе миропонимания ЛИИ лежит идея о взаимосвязи явлений окружающего мира, его структуре и законах, которым должно подчиняться все, что происходит на Земле.

Его мышление носит аналитический характер, он стремится к познанию общих закономерностей, исследуя и анализируя факты. В своем сознании он выстраивает такую модель, которая бы соответствовала его опыту, основанному на понимании сущности окружающих явлений. Если он нашел и осмыслил глобальную идею — будет ею неукоснительно руководствоваться, даже невзирая на противодействие окружающих. Его никоим образом нельзя отвлечь от того, что он считает главным делом своей жизни. Он может оставить начатое лишь в том случае, если сам убедится в своей ошибке.

Работа для ЛИИ часто является главным делом жизни, многие представители этого психотипа являются буквально тем, что соответствует прозвищу «трудоголик» (ЧЛ).

ЛИИ любит во всем точность и порядок, бывает скрупулезным и дотошным. Ему нравится систематизировать, раскладывать все «по полочкам», заранее все планировать. ЛИИ считает, что все поступки людей, особенно на работе, также должны подчиняться логике и определенной системе. Он сразу замечает нелогичность и противоречия в действиях людей и, по возможности, стремится внести свои коррективы: может высказать по этому поводу критическое замечание или предложит помощь — все зависит от того, с кем он имеет дело. Вообще все хаотичное, непродуманное, безалаберное его сильно раздражает.

ЧИ — функция реализации программы. Чтобы построить убедительную систему, подчиняющуюся законам логики, ЛИИ стремится проникнуть в сущность предметов и явлений, ищет изначальные причины происходящего. Жить без основополагающей идеи он не может: если пришлось оставить одну (что случается крайне редко), он выстраивает для себя другую. При этом для него очень важно быть убежденным в истинности ценностей, которые составляют его интерес: его миропонимание должно иметь солидную внутреннюю опору.

Интуитивное проникновение в существо мироздания постоянно ведет его вперед, но как только он перерос себя в понимании одного, его тут же влечет другое. Все понятное кажется ему неинтересным, и так ясным. Лишь короткое время он способен полюбоваться полученным результатом, но уже вскоре появляется ощущение тривиальности сделанного.

Умение разобраться в запутанных и сложных вопросах, выявить главное, увидеть проблему «сверху» и четко изложить понятое — одно из наиболее ярких положительных качеств ЛИИ. Если он хорошо понял суть проблемы — не уступит оппонентам, будет отстаивать свои позиции до конца.

Очень характерная черта ЛИИ — умение хорошо ощущать течение времени (БИ). Он органически не может тратить его понапрасну. Работает спокойно, без авралов, внешне даже кажется, что неторопливо. Но его умение сконцентрироваться, не отвлекаться на посторонние предметы приводит к высокой эффективности труда (ЧЛ). Как правило, он способен указать реальный срок окончания своей работы. Его обязательность, точность сказываются и в обыденной жизни: если ЛИИ договорился о встрече и не пришел — значит, стряслось что-то серьезное.

Описание действия функций слабых каналов

ЧС — канал наименьшего сопротивления (КНС). ЛИИ плохо переносит волевой нажим. Человек исполнительный и стремящийся к порядку, он, тем не менее, не станет выполнять распоряжений начальства, с его точки зрения неверных.

С несправедливостью ЛИИ также мириться не станет, но будет отстаивать свои права, даже может иногда проявить резкость и горячность, неожиданные для окружающих (ЧЭ).

Ему трудно вписаться в жесткие рамки иерархической структуры, где все заранее оговорено и нет простора для творчества.

Рационален ЛИИ также и в материальных затратах, часто носит с собой некую сумму денег на случай, если встретит что-нибудь непредвиденное, но необходимое. Однако попусту тратить деньги не станет, — бережлив (БС).

Его идеал — размеренная и правильная жизнь, где есть место и делу, и радостям. Может очень долго, порой всю жизнь, придерживаться одного и того же распорядка дня. Если обстоятельства складываются так, что распорядок нарушается — чувствует сильный дискомфорт, всеми силами стремится вернуться в размеренную жизнь, ибо прежде всего в этом он находит внутреннюю опору. Любой беспорядок, хаос вокруг себя, будь то в быту или на службе, воспринимает чрезвычайно болезненно.

К своему здоровью ЛИИ относится как к объективной реальности, с которой следует считаться, но собственным ощущениям он не доверяет, всецело полагаясь на врачей (БС). Если заболеет, то выполняет строго все предписания врача, принимает прописанные лекарства, точно соблюдая дозы.

В одежде ЛИИ часто придерживается «делового» стиля, подчеркивая, скорее, свою профессиональную принадлежность, чем индивидуальные особенности. Он не любит вычурности и ярких расцветок. Даже девушки этого психотипа стесняются подчеркивать свою сексуальную привлекательность (БС).

БЭ — нормативная функция. Этика — слабая функция ЛИИ. В этой области он придерживается норм и традиций, принятых в обществе. В «нестандартных» случаях проявляет осторожность и сдержанность, чтобы не оказаться в ситуации, в которой он плохо ориентируется. Слабо разбираясь в эмоциональных тонкостях, ЛИИ предпочитает не вмешиваться в конфликты — по возможности он стремится их избегнуть. Ему бывает очень нелегко посредством одного только общения утешить человека, которого постигло горе. Предпочитает в таких случаях оказать какую-то конкретную помощь, либо, если это невозможно, — просто отойти и не вмешиваться. Излияний, слезных жалоб не любит, не терпит, плохо понимает, что нужно делать и что говорить в подобных случаях.

Обычно ЛИИ общается на «далекой» дистанции, панибратства не переносит. Людей, с которыми он накоротке, никогда не бывает много (в основном друзья детства и юности). В этом также сказывается слабость его этической функции.

Следуя традиции, ЛИИ держится, как правило, корректно, сдержанно, не переносит хамства и сам его никогда не допускает. Часто он производит впечатление холодного, бесстрастного человека, но это, скорее, манера поведения, а не сущность его натуры — под маской сдержанности могут скрываться напряженная духовная жизнь и сильные переживания. Однако скрытность не позволяет ему делиться своими горестями с кем-то другим. Он может годами носить обиду в глубине души и с трудом прощает обидчика (ЧЭ).

По отношению к лицам противоположного пола ЛИИ проявляет осторожность, ведет себя с ними сдержанно. Заметно оживляется в беседе с интеллектуальными партнерами — в этой области он чувствует себя достаточно состоятельным.

ЛИИ на работе и дома

К руководящей работе ЛИИ не стремится. Административная деятельность — не его стихия. Но если все-таки ЛИИ приходится ею заниматься — он стремится пользоваться во всем объективными критериями, приводит логические доводы, чтобы убедить подчиненных в необходимости того или другого производственного подхода. В руководстве он больше склонен к демократическим методам, но при этом всегда очень требователен. С его высокими стандартами аккуратности и точности работы он не может довериться исполнителю полностью. Если дал поручение обязательно постарается сам все проверить и убедиться лично, что все сделано как надо и доведено до конца.

Человек системы и порядка, ЛИИ придерживается своих принципов также и в организации своего рабочего места — все, что нужно, у него под руками, и нет ничего лишнего, что могло бы помешать работе. После работы ЛИИ обязательно все приберет, положит на заранее предназначенные места, все необходимые материалы аккуратно сложены у него в столе и на полках.

ЛИИ резко разграничивает личную жизнь и работу. По отношению к семье и родственникам у него высокое чувство ответственности. Будучи привержен традициям, он серьезно относится к браку, заботится о престарелых родителях, считает себя обязанным дать хорошее воспитание и образование детям. В общении с домашними — не склонен к излишней чувствительности: слабость этической функции мешает ему выразить свои чувства, особенно на людях.

Если кто-то из родственников нуждается в его помощи, в том числе материальной, он обязательно окажет эту помощь, но просто так деньги на ветер выбрасывать не будет — он и в этом рационален. Любит составлять списки необходимых затрат. Старается гарантировать себя на случай возможных будущих невзгод, откладывает на «черный день».

В свободное от работы время любит уединение или отдых в кругу семьи. Просто бездельничать, болтаться без дела — не может. Любит интеллектуальные виды спорта: шахматы, шашки. С удовольствием занимается коллекционированием, фотографией, выращиванием цветов, художественной вышивкой… Все его увлечения, как правило, требуют усидчивости, и все они должны иметь позитивный смысл: его мало привлекает, например, коллекционирование этикеток. В таких занятиях, где ему не требуется компаньон, он может часами быть наедине со своим любимым делом. Если к этому кто-то проявит интерес — охотно покажет все, что его занимает.

Многие представители этого психотипа имеют недурной музыкальный слух, любят музыку, играют на каких-нибудь музыкальных инструментах, а то и сочиняют сами.

Логико-интуитивный интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Однажды в детском саду мы играли в пиратов. Один из мальчиков предложил первым делом повесить одну из моих кукол. Он взял первую попавшуюся и сказал: «Повесим ее!» Я возразила: «Она нам пригодится, будет нашей кухаркой». Тогда он взялся за другую. Другой кукле я тоже нашла работу. Так мы перебрали всех моих кукол. После этого он взял погремушку-кольцо с головой утенка и предложил: «Давайте повесим утенка!» Логично рассудив, что если жажда кого-то повесить не будет удовлетворена, то мой приятель снова примется за кукол, я позволила ему повесить утенка. Остальные дети были младше нас, их мнение принципиального значения не имело. Кстати, потом одна девочка все же отшлепала «пирата», приговаривая: «Вот тебе за утенка!»

Когда мне было 5 лет, у меня была маниакальная, как утверждает мама, страсть к спичкам. За спички меня постоянно ругали. Мне это было непонятно и обидно, ведь я вполне понимал опасность, от них исходящую, они меня интересовали лишь как необычное явление.

Однажды у меня созрел план «спичечной» операции. Я выбрал время, когда дома никого не было, устроился на бетонном подоконнике, — он мне показался местом, вполне безопасным, — и отдернул подальше шторы. Принес бумагу, спички и чайник с водой (до меня уже дошли слухи, что вода отлично гасит горящие спички).

Осталось только поджечь бумагу и наблюдать, как она горит, что я и сделал. Понаблюдав это интересное явление какое то время, я залил огонь водой, что позволило мне воочию убедиться в справедливости слухов о противопожарных свойствах воды. После этого эксперимент перестал меня интересовать. Обнаружив следы моих, изысканий, мама устроила мне грандиозный скандал… Я был обижен до глубины души: все было так прекрасно рассчитано, за что, спрашивается, меня ругали?

В обоих рассказах хорошо просматривается «аналитическое» мышление ребенка-ЛИИ — и в спасении кукол, и в четком продумывании эксперимента со спичками. Во втором рассказе, кроме того, еще и убедительно описаны проявления второй функции — экстравертной интуиции: мальчик изучает реальную возможность воды для тушения огня.

В детстве я очень боялся войны между СССР и США. На эту тему мне даже снились страшные сны. Идя мимо магазина, я жался к витрине, чтобы меня не могли заметить «враги». Чтобы не случилось ничего плохого, я старался соблюсти магическое «правило»: поднимаясь по лестнице, делал одинаковое, причем обязательно четное, количество шагов левой и правой ногой.

Много читал. Даже завел себе тетрадь энциклопедию, где были флаги всех стран мира, таблица Менделеева, названия ансамблей и тому подобное…

Фрагмент посвящен очень характерной для ребенка-ЛИИ акцентуации (акцентуация — крайний вариант нормы) характера — задавать себе некую систему преднамеренных действий: если я сделаю так-то, то не случится того-то.

Однажды во время каникул мы всем классом собрались в поездку на юг. Я с моим приятелем и наша учительница отправились в магазин, чтобы, взять в дорогу хлеба. Как нам показалось, учительница плохо рассчитала количество хлеба -купила явно мало, так что мы с приятелем решили купить себе хлеба еще дополнительно. В дороге, конечно же, хлеба не хватило, и учительница попросила его у меня. Я был сильно раздражен этим, сказал что-то резкое… Хлеб, конечно, отдал. Но настроение было безнадежно испорчено.

Обратите, пожалуйста, особое внимание на этот эпизод: страдать может не только область слабой функции, но и сильной! В приведенном отрывке подросток возмущен нарушением определенного порядка заранее продуманной им системы, в области функции 1-го канала, где он совершенно уверен в своей правоте.

С детства у меня была склонность к логическим играм. Особенно я любил шахматы. Глядя на доску, всегда стремился уловить смысл происходящего. Например, вначале, как все начинающие, я выигрывал в шахматы за счет тактики. Но такая игра, при которой победа достигается в результате почти случайного сочетания фигур, не приносила мне особого удовольствия. Я пытался понять, почему, когда один из игроков играет сильнее другого, всегда возникает позиция, которая разрешается несколькими эффектными ходами. Я заинтересовался этим настолько серьезно, что прочел несколько книг о шахматах и вскоре стал шахматистом III разряда с ярко выраженным позиционным стилем игры.

Конечно же, сильная структурная логика как нельзя лучше способствует успехам в логических играх.

Вплоть до 11-го класса я сильно беспокоилась за родителей, если они задерживались на работе или в гостях. Если кого то из них не было дома, я не могла заснуть. Стоило лишь ключу повернуться в замке -я моментально засыпала. В минуты сильной тревоги я успокаивала себя так: «Раз уж я подумала, что с мамой что-то случилось, значит, теперь уже — не случится». Это выглядело нелогично. И все же я верила, что это заклинание каким то образом гарантирует безопасность моим родителям.

В старших классах, когда некоторые мои сверстники начинали пить и курить, я относилась отрицательно (да и теперь отношусь) к сигаретам и к спиртному. Я понимаю, что ничего, кроме вреда, они принести не могут. У меня не было даже простого любопытства, желания узнать вкус и действие алкоголя. И теперь на днях рождения я пью только шампанское и хорошее вино в мизерных количествах, да и то лишь затем, чтобы не обидеть «новорожденных».

Одеваться предпочитаю скромно, не люблю «крикливых» вещей. По мне — лучше серый «классический» костюм, чем яркое и слишком открытое платье. Свою одежду я предпочитаю шить сама, потому что в магазинных вещах совсем не разбираюсь.

Деньги я трачу планомерно, выделяя на неделю небольшую сумму, в которую обязана уложиться. Если это не получается и приходится брать деньги дополнительно — я сильно переживаю, ругаю себя и пытаюсь всячески «наказать»: например, лишаю себя на всю неделю лакомства. Обычно же, в отличие от моих соседок по комнате, мне денег хватает.

Своих чувств я никогда открыто не выражаю. Мне трудно кому-либо довериться, открыться. Вместо того, чтобы в поисках сочувствия пожаловаться подруге на свою тяжелую жизнь, я буду целую ночь плакать в подушку. Если кому-то плохо, я также не могу его утешить. В таких случаях -теряюсь, стараюсь подобрать подходящие общие фразы, от которых человек расстраивается еще больше.

В этом рассказе отражено проявление слабых функций с самых разных сторон: девушка чувствует себя гораздо увереннее в «классическом», проверенном годами костюме, чем ярко одетой. Подсознательная боязнь каких-то неожиданных бытовых проблем, в которых она плохо ориентируется, также определяется слабой интровертной сенсорикой. Такие люди осторожно тратят деньги , поэтому им денег всегда хватает до получки.

А сдержанность в чувствах, конечно же, определяется слабостью суггестивной этики.

Я люблю во всем точность, порядок, пунктуальность. На зимних каникулах родители уговаривали меня остаться дома еще на неделю. Я предполагала, что в эту неделю ничего важного в университете не будет, но остаться категорически отказалась. Останься я — всю неделю жила бы как на иголках.

Очень не люблю, когда говорят одно, а делают другое. Не нравится мне, когда кто ню требует от других то, чего сам не делает, или требует себе больше того, что имеют другие при равных затратах труда.

Чаще всего я погружена в свои мысли. Иду по коридору, мимо проходит человек, и только через несколько шагов я спохватываюсь: мне встретился кто-то из моих знакомых, с которым я не поздоровалась…

Плохо ориентируюсь на местности, плохо запоминаю лица, если не замечаю какой-нибудь характерной детали. Проучившись в университете год, я все время ходила в магазин с кем-либо, и когда, наконец, пошла одна — умудрилась заблудиться.

Если я теперь иду одна, то сосредоточиваюсь па том, чтобы не сбиться с дороги. Если же с кем-то автоматически перекладываю эту заботу на другого, и тогда уже всласть могу думать о чем-то своем или полностью уйти в разговор. Как-то мы шли с подругой, разговаривали, впереди на дороге оказалась развилка. Я ее не заметила и чисто машинально пошла по той дороге, которая была с моей стороны. Это, конечно, была не та дорога. Лишь сделав несколько шагов, я поняла, что иду одна. Подруга в это время стояла на развилке и наблюдала с любопытством: долго ли я собираюсь так идти?

Интересное наблюдение, довольно характерное для многих ЛИИ: слабая визуальная система восприятия.

Часто я себе говорю: «Заставь себя, перевоспитай себя!» Если я начала какое то дело — доделываю его до конца, хотя часто под конец мне оно и надоедает. Но от выполненной до конца работы я всегда испытываю удовлетворение.

На физкультуре, когда мы учились играть в теннис, я себе дала зарок: «Пока мячик 10 раз не отскочит от стенки, я не должна заканчивать!» Прошло минут 15. Мячик отскакивал уже и 8, и 9 раз подряд, но десятый — никак! У меня по лицу уже начинает струиться пот, уже болит голова от перенапряжения. И, что хуже всего, мячик теперь меня не слушается — он не отскакивает больше 5 раз… Я себя останавливаю, успокаиваю, говорю, что все равно не, уйду от стенки, пока своего не добьюсь. В конце концов — добиваюсь.

Очень красочное описание проявления волевой сенсорики: надо себя заставить! Возможно, именно КНС является функцией саморазвития.3 Нe исключено, что автор этого рассказа — подтип Максима с усиленным блоком логика — сенсорика.

Вот уже четыре года я поддерживаю отношения только со школьными друзьями. Так и не смог сблизиться с однокурсниками, хотя среди них многие мне нравятся. Наверное, я боюсь, как бы обо мне не подумали, будто я слабак и ищу чьего-то общества… Хотя, конечно, я понимаю, что это глупо. И все таки общение дается мне с трудом. Не терплю громкой музыки, особенно когда в комнате много людей, и она мешает мне говорить и слушать.

В любом случае я стараюсь выглядеть спокойным. Именно так я представляю себе настоящего мужчину. Мне с детства импонировали «краснокожие воины», которые в моих любимых книгах Купера описаны молчаливыми, хладнокровными, честными и справедливыми. По возможности, я стараюсь не проявлять отрицательных эмоций. «Солдаты не плачут», — как любила говорить мне моя мама.

Боязнь показаться слабым (ЧС), затрудненность общения (БЭ) — достаточно характерные свойства натуры ЛИИ, определяемые его слабыми функциями.

Еще в школе самым любимым моим предметом была математика. Она мне давалась легко, не требовала особых усилий. Я очень любила решать занимательные математические задачки и головоломки, требующие смекалки и логического анализа, могла часами сидеть над такими задачками, иногда забывая даже пообедать.

Эта любовь сохранилась и в студенческие годы. На втором курсе, уже в конце года, я начала заниматься дифференциальными уравнениями, научилась решать все типы задач. Недели две я занималась только этим, но потом, когда общие идеи мне стали понятны, — потеряла к уравнениям всякий интерес. Обычно так и бывало: погружаюсь в какую-нибудь проблему с головой, но как только докопаюсь до самой cymu, пойму общие закономерности — оставляю это дело, чтобы найти что-нибудь новое.

Счастьем для многих людей является реализация их природных возможностей. Что может быть лучше, чем деятельность, связанная с первой, самой сильной, ведущей функцией. Для ЛИИ это, конечно же, структурная логика.

Убираю в комнате я обычно так: начинаю с полок и кончаю мытьем пола. Вещи, которыми я пользуюсь часто, всегда находят себе место поближе, а те, которыми пользуюсь от случая к случаю, — подальше. Мне никогда не нравилось, если девочки, помыв посуду после обеда, оставляли грязной кастрюлю или бутылку из-под кефира: пока она не высохла, ее можно только сполоснуть, если же засохла — приходится отмывать «ершиком». Какой же смысл, поддавшись минутной лени, тратить потом столько времени на пустяковые операции?

В спокойном состоянии я не люблю мелких бытовых споров на тему о том, кому что надо делать. Если мои соседки по комнате в общежитии начинают препираться — кому надо мыть кастрюли, кому тарелки и т. д., я могу спокойно сказать: «Хватит. Мне легче вымыть все это лишний раз, чем тратить время на ваши споры». Но уж если мне откровенно норовят сесть на шею и запрячь в домашнюю работу, я могу и возмутиться: «В конце концов, это несправедливо!» При этом я стараюсь убедить окружающих разделить работу поровну. Если это не удается, могу и забастовку объявить: «Вы сачкуете, а я что — хуже?»

Я знаю, что руководителя, лидера из меня точно не получится. Не стану требовать чего-то от других, если не могу сделать это сама. Не хочу указывать, но и не терплю, когда мною командуют.

Помню, когда я была еще маленькой, мама попросила меня подмести дорожку в прихожей. Рядом оказался папа. Он стал говорить, что я все делаю не так, как надо. Я сильно на него обиделась. С тех пор, если надо делать что-либо по дому, я стараюсь это делать тогда, когда за мной никто не наблюдает.

В быту я довольно консервативна. Когда надо что-то купить, я долго обдумываю покупку, и если вещь мне совсем не знакома, я чаще всего отказываюсь от нее, даже если она мне нравится и необходима. Хорошо, если кто-то в таких случаях находится рядом и может посоветовать, насколько вещь хороша…

Оба приведенных факта — нелюбовь к командирскому тону и неуверенность в целесообразности той или иной покупки — следствие слабой сенсорики: в первом случае — волевой (ЧС), во втором — сенсорики ощущений (БС).

Назойливость окружающих вызывает в С. болезненную реакцию. Ищущие его сочувствия — его раздражают. Если ему не удается держать человека на расстоянии, он предпочитает вообще не вступать с ним в контакт.

Терпелив. Но может вдруг, накопив агрессию, неожиданно вскинуться: «Да, я такой!» Или: «Плевать мне на твои удобства!» Любопытно, что даже такие вещи он говорит внешне очень спокойно, хотя внутри — крайняя степень раздражения. На каждый такой случай у него есть логическое обоснование типа: «Когда его гости мне мешают, почему я должен всегда молчать, если мои здесь бывают в два раза реже? В конце концов, это просто несправедливо!»

С детства я был неуклюж, все углы были «мои», над моим нелепым поведением часто насмехались, это больно ранило. Я не могу обычно вспомнить, за кем стою в очереди: запоминаю лицо и всю внешность человека только после длительного общения. Даже если мне кажется, что кого то узнал — я и тогда могу ошибиться.

Не всегда бываю «ловок» и в общении. Несколько раз я доводил одну свою сокурсницу до слез, абсолютно не понимая, что с ней. К сожалению, это не единичный случай. Бывает, что и других я невзначай оскорбляю, и понимаю это сразу же по их реакции. Знакомые девушки мне уже трижды сообщали о своей влюбленности, и все три раза это было, «как снег па голову».

Полгода тому назад я прекратил писать своим знакомым открытки с поздравлениями. Причина: мне зачитали две абсолютно идентичные, посланные мною на 8 Марта и на Новый год. Значит, решил я, не стоит продолжать делать то, что я делаю заведомо плохо.

Первый абзац этого рассказа указывает на довольно типичное свойство ЛИИ — не слишком хорошее ощущение своего тела (часто характерное для интуитов, в отличие от сенсориков). О слабой визуальной репрезентации мы уже упоминали раньше, а трудности общения с представителями противоположного пола, — конечно же, проявление слабой этической функции ЛИИ.

Мой отец — научный работник. Дома можно слышать такие его назидательные высказывания: «Даже в своей глупости ты должен быть последователен», «Лучший способ избавиться от лени выработать привычку работать», и т. д.

Его никак не назовешь «узким специалистом» в своей области.

Закончив физический факультет университета, он защитил диссертацию по вирусологии, а сейчас занимается генной инженерией.

Вот характерный пример его подхода к научной проблеме.

Занимаясь подготовкой к кандидатскому экзамену по философии, он должен был написать реферат на тему «Революция в биологии». Углубившись в этот вопрос, он выстроил логическую цепочку событий, предшествующих революции в области различных областей знания. С его точки зрения, открытие «кванта» всегда было решающей причиной такой революции. Он составил перечень таких «квантов»: «квант» математической величины, дифференциал — революция в механике (XVII в.); «квант» вещества, атом — революция в химии (XIX в.); квант энергии — революция в физике (XX в.); «квант» наследственности, ген — революция в биологии. Из этой логической цепочки он вывел предположение, что революция должна быть и в психологии, после открытия соответствующего «кванта»… Если за «квант» психологии принять функции Юнга, то можно заключить, что подтверждением этому является рождение соционики.

Трудно придумать лучшую рекламу для соционики!

Сравнительный анализ представителей группы «Исследователи».
Вся четверка «исследователей» имеет в ведущем блоке логику и интуицию, а в слабых каналах — этику и сенсорику. В соответствии с этим мы можем, в самом общем виде, определить сильные и слабые стороны этих психотипов.

Будучи логиками, все четверо ориентированы на объективную действительность, на ее законы — они стремятся, с одной стороны, упорядочить окружающий их мир, с другой — анализировать все, что происходит. В то же время их интуитивность стимулирует их желание проникать в суть предметов и явлений, склонность, скорее, к исследовательской работе, чем к рутинной, одинаково повторяющейся изо дня в день. Все четверо вряд ли, например, могли бы хорошо работать на конвейере: в любое свое действие они, даже не желая того, вносят элемент творчества.

Многие представители этих психотипов нацелены на то, чтобы установить общие закономерности процессов как в конкретных явлениях, так и в масштабах Вселенной. Такие свойства личности, очевидно, наилучшим образом могут реализоваться в научно-исследовательской работе. Кроме научно-исследовательской работы, в которой все четверо могут реализовать себя достаточно успешно, они способны к рационализации и изобретательству во всех сферах, где бы ни трудились.

В отличие от сильной интуиции, все четверо обладают слабой сенсорикой. Мир материальных ценностей имеет для них меньшее значение, чем мир идей.

Характерна для них и слабость этической функции. Бывает, что они оказываются в ситуации, когда их реакция на эмоциональность окружающих неадекватна происходящему: они не очень отчетливо разбираются в том, почему человек испытывает те, а не иные чувства, слабо ощущают оттенки отношений. Не всегда, следовательно, они могут выбрать правильный тон в общении с людьми.

Совершенно противопоказана всем четверым работа в жестко установленных рамках, как производственных, так и административных: творческий характер их натуры заведомо будет противиться любой, наперед заданной регламентации.

Наряду с общими свойствами, каждый психотип наделен и своими особенностями. Рассмотрим их в сравнении. Для этого, как и в предыдущем случае, сгруппируем эту четверку по парам так, чтобы в каждой паре оказались психотипы, у которых «вертность» функций одинакова:

ЧЛ-БИ, ЛИЭ, ENTJ, Джек, Предприниматель;

БИ-ЧЛ, ИЛИ, INTP, Бальзак, Критик;

ЧИ-БЛ, ИЛЭ, ENTP, Дон Кихот, Искатель;

БЛ-ЧИ, ЛИИ, INTJ, Робеспьер, Аналитик.

Джек и Бальзак, имея в ведущем блоке деловую логику (ЧЛ), отличаются в некоторых областях большим практицизмом, в то время как Дон Кихот и Робеспьер, с их структурной логикой (БЛ), больше склонны к мыслительным конструкциям. Явное отличие прослеживается и внутри каждой пары.

Экстравертный, динамичный, оптимистично настроенный ЛИЭ (Джек) весьма предприимчив, отсюда и смысловое определение этого психотипа — Предприниматель. Он способен удачно реализовать себя в бизнесе (особенно тот, у кого усилена деловая логика). ЛИЭ никогда не станет копить деньги, а немедленно пустит их в оборот, предпочтет оправданный риск вялой, спокойной, надежно обеспеченной жизни.

Подтип ЛИЭ с усиленной интуицией особенно хорошо может найти применение своим способностям в работе ученого-экспериментатора. Усиленная интуиция определяет также его неуемную фантазию, которая, благодаря его склонности к игре, привлекает к нему, в частности детей: для них он всегда может придумать что-нибудь веселое и занимательное… В силу этого Джек нередко оказывается прекрасным воспитателем и учителем, способным выявить и развить таланты своих подопечных.

Любовь к романтике и приключениям часто приводит представителей этого психотипа к занятию чисто «мужскими» профессиями — географией, геологией или спортом таких видов, как туризм, альпинизм, слалом и т. п. Встречаются также среди ЛИЭ и моряки, летчики, в том числе и испытатели, спелеологи, подводники, полярные исследователи… Всему миру известны имена таких людей, как писатель-романтик и летчик Антуан де Сент-Экзюпери, подводник Жак-Ив Кусто, путешественник Тур Хейердал.

Страсть к неожиданностям и стремление выйти победителем из опасной ситуации, любовь к риску делают для Джека привлекательной службу в правоохранительных органах (особенно — оперативную работу).

Среди представителей типа ЛИЭ можно назвать таких выдающихся ученых, как И. Ньютон, Р. Вуд, Р. Фейнман. Великий русский полководец А. Суворов также относился к психотипу ЛИЭ.

Не чужд ЛИЭ также и политической карьеры. К этому психотипу относился президент США Джон Кеннеди.

В отличие от динамичного пионера любых перспективных начинаний — Джека, мудрый философ Бальзак — осторожный скептик. Он многократно и скрупулезно все проверяет, прежде чем начать действовать. Он моделирует поведение людей, обладает даром предвидения. Обычно Бальзак — самый серьезный оппонент любого нового начинания; благодаря этому своему качеству он и получил в соционике обозначение — Критик.

Бальзак, так же, как и Джек, любит игру. Но играют они по-разному. Интровертный Бальзак играет для собственного удовольствия. Для него жизнь — нечто вроде шахматной Доски, по которой он вдумчиво передвигает фигуры. Экстравертный Джек — наоборот, хотел бы видеть всех участниками своих игр и веселых импровизаций.

Джек творчески обращается со временем: где надо — поспешит, где выгоднее — замедлит действие. Бальзак же скорее идет на поводу у времени. Это определяется местом функции БИ, а именно: у Джека она — во 2-м канале (канал реализации) и, стало быть, ЛИЭ может ею легко манипулировать, а у Бальзака интуиция времени занимает 1-й канал, то есть у него это сильнейшая функция, и не он ею манипулирует, а, скорее, она сама «руководит» его действиями. Потому-то Бальзак не рискует, он ждет, когда наступит подходящий момент, чтобы начать действовать. А манипулирует он — своей деловой логикой.

Любопытно сравнить действия таких выдающихся полководцев, как Суворов (Джек) и Кутузов (Бальзак). Суворов, как бы играя со временем, стремился или неожиданно появиться в тылу противника, или нанести упреждающий удар, в то время как Кутузов ждал, когда армия неприятеля сама начнет отступать из России.

Отличаются эти два психотипа также и по признаку рациональность — иррациональность. Джек действует организованно, планомерно, стремится довести начатое до конца. Бальзак же работает вспышками, идет на поводу у собственного интереса, и если охладеет к начатому делу, то может вовсе его не закончить. Бальзак всегда подспудно уверен в своей правоте. Джек— ставит эксперимент, чтобы подтвердить свою гипотезу или опровергнуть ее.

Бальзак, так же, как и Джек, может хорошо реализовать себя в бизнесе, особенно если принадлежит к подтипу с усиленной логикой. Деловой и разворотливый, он хорошо видит выгоду и имеет немало характеристик, роднящих его с Джеком.

Умение проникнуть глубоко во внутренний мир человека способствует артистической деятельности представителей этого психотипа: С. Бондарчук, Д. Банионис, А. Ширвиндт, Дж. Мазина, Ж. Болотова также относятся к психотипу ИЛИ. Есть среди них и писатели (М. Жванецкий), и певцы (Л. Долина), и поэты, и композиторы (Л. Бетховен), и артисты балета (А. Павлова).

Во второй паре — ЛИИ (Робеспьер) и ИЛЭ (Дон Кихот) — также разительные отличия. С одной стороны, иррациональный и экстравертный Дон Кихот, идущий на поводу у своих увлечений, способный безоглядно окунуться в новые виды деятельности, а с другой спокойный и вдумчивый, умеющий выбрать главное направление работы, способный на нем полностью сосредоточиться и доводящий все задуманное до конца — Робеспьер.

Энтузиаст всего нового, Дон Кихот способен увлечься необычным, неординарным. Занимаясь интересующей его проблемой, он легко может сойти с накатанных путей, синтезировать хорошо известные факты особенным образом и найти нечто совершенно новое. Отсюда и название этого социотипа — Искатель.

Умение проникнуть в сущность бытия и интерес к глобальным проблемам, лежащим в основах мироздания, ярко проявились в таких великих мыслителях, создателях новых направлений в науке, как 3. Фрейд, Н. Бор, Д. Менделеев, А. Вернадский, А. Эйнштейн, К. Циолковский. К психотипу ИЛЭ относится также и создательница соционики А. Аугустинавичюте. Чувство личной ответственности за судьбы страны могут привести ИЛЭ и в общественную деятельность ( А. Сахаров, С. Ковалев).

Охотно занимается Дон Кихот также предпринимательской деятельностью. Здесь он может легко угадать перспективное направление. Но следует помнить, что подтип с усиленной интуицией часто не способен заниматься материальной стороной проблемы, и лучше, чтобы он здесь работал в паре с каким-нибудь прагматиком (например, с сенсорным логиком).

Встречаются представители ИЛЭ и среди артистов. Это такие известные люди, как Ю. Никулин, Э. Гарин, Э. Пиаф, М. Матье. Сторонник точности, порядка и системы, Робеспьер имеет аналитический склад ума, отсюда и его название — Аналитик. Его склонность к анализу наилучшим образом проявляется, если он занимается научной работой. Он способен выдвинуть новые идеи, любит заниматься методическими вопросами, может создать стройную теорию. Умение четко изложить понятое делает Робеспьера (ЛИИ) хорошим преподавателем точных наук, методистом. К психотипу ЛИИ принадлежал К.Г. Юнг, к нему же относится известный хирург Н. Амосов. Достаточно часто ЛИИ встречаются среди представителей художественной интеллигенции: А. Чехов, С. Рахманинов, Д. Шостакович, Г. Уланова.

И еще одно замечание, иллюстрирующее разный подход обоих этих психотипов к частной проблеме, вытекающий из действия их сильнейших функций: представьте, что вы показали новую работу Робеспьеру и затем Дон Кихоту, с просьбой дать ей оценку. Робеспьер сосредоточится на ошибках и несообразностях в этой работе и выскажется критически, полагая, что именно таким путем он лучше окажет помощь. Дон Кихот же, наоборот, попытается найти что-нибудь вдохновляющее в самой новизне того, что ему показали, и если найдет — станет расхваливать это на все лады, чтобы таким образом стимулировать автора к продолжению работы.

ГЛАВА 3. СОЦИАЛЫ (ЭТИЧЕСКИЕ СЕНСОРИКИ И СЕНСОРНЫЕ ЭТИКИ).

В третьем разделе мы рассмотрим следующую группу психотипов:

1. ЧЭ-БС, этико-сенсорный экстраверт, ESFJ, Гюго, Энтузиаст;

2. БС-ЧЭ, сенсорно-этический интроверт, ISFP, Дюма, Посредник;

3. ЧС-БЭ, сенсорно-этический экстраверт, ESFP, Наполеон, Лидер;

4. БЭ-ЧС, этико-сенсорный интроверт, ISFJ, Драйзер, Хранитель.

Краткое описание характера действия функций ведущего блока группы «Социалы»:

ЧЭ — этика эмоций: открытое эмоциональное воздействие, непосредственная эмоциональная реакция;

БЭ — этика отношений: вопросы гармонии человеческих отношений, этических норм поведения, уважения к традициям и их соблюдение;

ЧС — волевая сенсорика: позыв к активному действию, экспансия, владение пространством, волевые качества, напористость;

БС — сенсорика ощущений: гармония пространственных форм, ощущение удобства, самочувствие.

1. Этико-сенсорный экстраверт (ESFJ, Гюго, Энтузиаст).
Установка сознания ведущего блока ЭСЭ: главное, что движет людьми во всех их поступках, — это эмоции; самая большая ценность -положительные эмоции (ЧЭ — программная функция), и задача состоит в том, чтобы прибавить людям в этой жизни радости и удобств, избегая всего неприятного (БС — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧЭ — программная функция. Человек этого психотипа, как с очевидностью следует из его ведущей функции, — весьма эмоционален. Его эмоциональная стихия сказывается особенно ярко в умении радоваться любому проявлению жизни. Повсюду он старается создать праздник и себе, и другим, осуществляет это стремление легко, без бахвальства, заряжая окружающих своим энтузиазмом, энергией, высоким тонусом.

Самое пустячное событие для него уже может служить источником энтузиазма: выглянуло солнышко, купил интересную книгу, впереди выходные дни, встретил интересного человека…

Жизнь для него — эмоциональное море, в котором он купается, владеет этим пространством, вбирает в себя его энергию и немедленно возвращает в десятикратном размере. ЭСЭ не может жить без людей и общения с ними, они для него — высшая ценность. При этом он склонен преувеличивать их достоинства и предпочитает не замечать «теневые» стороны.

По убеждению ЭСЭ, всех негативных человеческих реакций (обида, уныние, раздражение и т. п.) следует избегать: ведь жизнь и так коротка, зачем ее тратить так бездарно? Конечно, в его жизни, как и у всех остальных людей, бывают объективно тяжелые времена. Обычно это вызвано напряженностью в отношениях с людьми, которые для него много значат. Особенно ему трудно, если это связано с домом, с семьей. ЭСЭ может также оказаться в неприятной ситуации из-за своего легковерия. Бывает, что его эмоциональная несдержанность выплеснется излишней болтливостью и даже хвастовством.

В плохие минуты ему также трудно скрывать свои чувства, и тогда ЭСЭ старается уйти от всех, предпочитает пережить неприятности в одиночестве. Он полагает, что и другие должны поступать так же, поэтому, разделяя с другими радость и приумножая ее, он далеко не всегда способен разделить с человеком его горе: в подобных случаях предпочитает отступить на некоторую дистанцию.

Вообще, ЭСЭ тяжело страдает от любой конфликтной ситуации, даже если сам и не является непосредственным ее участником: очень уж легко он эмоционально вовлекается во все передряги и воспринимает все слишком близко к сердцу.

БС — функция реализации программы. ЭСЭ — романтик и эстет, любит создавать теплую атмосферу общения. Это хорошо заметно во внешней манере его поведения: встретив знакомого, обязательно остановится (мужчина — галантно раскланяется, женщина — одарит солнечной улыбкой). Одно из самых больших удовольствий для ЭСЭ — вручать подарки. Тут главная для него цель — доставить человеку удовольствие, стать свидетелем его радости, а сколько подарок стоит — ему неважно: ЭСЭ недаром славится среди своих друзей щедростью и широтой души.

Он легко отзывается на любую просьбу помочь, и при этом может оставить свои дела, не менее важные. Ему и в голову не приходит, что за помощь можно было бы получить определенную мзду, наградой ему служит осознание того факта, что он сделал доброе дело.

ЭСЭ охотно участвует в организации различных неформальных мероприятий — дней рождения и юбилеев, елки для детей сотрудников, походов на выходные дни, экскурсий.., лишь бы вокруг были интересные люди, для которых и с которыми вместе все это приятно делать.

Человек очень деятельный, он любит активный отдых. Если это спорт, то для него, опять-таки, важнее всего общение, а не победа над противником. Многие представители ЭСЭ любят природу — лес, море, отдых на горных лыжах, но обязательно, чтобы при этом была компания хороших друзей.

Как никто другой, ЭСЭ способен наилучшим образом организовать окружающее пространство, сделать его уютным, удобным, комфортным. Нередко он обладает прекрасным художественным вкусом, старается, чтобы вокруг все было красивым, радовало глаз и одновременно отвечало бы более прозаическим потребностям людей.

Это качество хорошо заметно и в одежде ЭСЭ (особенно у женщин): изящество, элегантность, безукоризненный стиль, умение использовать недорогие, но очень подходящие к платью аксессуары — их отличительная черта. При этом ЭСЭ никогда не забывает о функциональности одежды, ее удобстве.

Особо следует отметить, что ЭСЭ — великолепные кулинары. Все приготовленное ими, как правило, отменно вкусно. Даже если набор продуктов сильно ограничен, ЭСЭ придумает что-то совершенно новое и сделает это так, что «пальчики оближешь»!

Описание действия функций слабых каналов ЭСЭ

БИ — канал наименьшего сопротивления (КНС). Человек этого психотипа плохо ощущает ход времени. Ему трудно распределить свои силы так, чтобы все успеть сделать вовремя, он не всегда может оценить, что в данный момент главное, а с чем можно подождать.

Оценивая человека исходит, преимущественно из того, как тот к нему относится, и уже в силу этого может ошибаться в людях, в мотивах поступков, которые ими движут (ЧИ). Доверчив. Его бывает легко обмануть.

Ему трудно проникнуть в скрытые, глубинные возможности новых явлений. Хорошо оценивая результат, он, как правило, плохо видит его причину. Поэтому в одних ситуациях он с трудом отказывается от хорошо проверенного и апробированного, а в других — его кипучая и отважная натура может подтолкнуть к рискованным действиям.

Из-за слабо развитой интуиции времени ЭСЭ часто кажется консервативным. Плохо представляя себе последствия тех или иных действий, он предпочитает знать конкретно о том, что будет завтра.

ЧЛ — нормативная функция. Отличительные черты характера — непоседливость и эмоциональность — не способствуют тому, чтобы ЭСЭ глубоко продумывал необходимые действия на работе. Он руководствуется сиюминутными настроениями, нередко его поступки опережают его мысли, — правда, он может тут же осознать свой промах и корит себя за опрометчивость.

Все это — причина того, что ЭСЭ достигает своей цели чаще за счет бурной деятельности, а не путем планомерной подготовки своих действий.

ЭСЭ на работе и дома

Все, что ЭСЭ делает, — делает азартно. Умеет загореться идеей и следовать ей до конца. Такая вовлеченность не дает ему делать два дела одновременно. Чтобы ощутить себя нужным на производстве, ему хочется быть постоянно загруженным и демонстрировать в работе только положительный результат. Тогда он не чувствует усталости и ощущает постоянный приток сил. Вообще, на работе эмоциональная атмосфера для него — определяющий фактор. Если окружающие проявляют к его работе интерес, а к нему самому — симпатию, он может работать, что называется, только «за спасибо».

Руководитель-ЭСЭ стремится, в первую очередь, сплотить коллектив, создать в нем дружескую атмосферу сотрудничества и взаимопомощи. Он берется за дело рьяно, без промедления и побуждает других к тому же. Слабость интуиции не позволяет ему видеть четкие перспективы начинаний, он слишком занят мелочами, даже способен сам на себя взять рутинную работу, если того, кому это поручено, нет на рабочем месте, — ждать ЭСЭ не умеет.

Если подчиненный плохо выполнил свое дело и этим подвел других — ЭСЭ способен отчитать его, даже пойти на конфликт, поскольку сильно переживает за престиж своего коллектива, за то, чтобы работа была выполнена качественно. Лучше ему удается руководство небольшой группой сотрудников в пределах любого предприятия.

ЭСЭ очень привязан к своей семье. Для многих — особенно женщин — это самое главное в жизни. Умение создать не только физический, но и психологический комфорт, оптимизм, желание принести радость своим близким — наиболее сильные стороны натуры ЭСЭ, и проявляются они здесь особенно ярко.

Из-за слабости своей интуиции он не может объективно оцепить не только других, но и себя самого. Поэтому упреки домашних в свой адрес (по поводу, например, его невысокого служебного положения) он переносит крайне болезненно.

Этико-сенсорный экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Когда я была совсем маленькой, у нас собрались гости по случаю дня рождения бабушки. Вазу с яблоками почему-то поставили на мягкий стул, а кот ее опрокинул, и ваза разбилась. Моя мама стала бить кота. Я его тут же отняла, взяла на руки и закричала: «Если будете бить моего котика, я убегу из дома!» После этого я еще долго плакала, потому что мне его было очень жалко — не могу видеть, как обижают животных.

Есть в душе человека что-то такое, что для него является святым — это сидит в нем с малых лет. Когда я пошел учиться в первый класс, то в первый же день познакомился с девочкой, которая мне очень понравилась. После уроков я попросил маму отпустить меня поиграть с этой девочкой. Мама засмеялась: «Не успел пойти в школу, а уже влюбился!» Я прямо задохнулся от обиды и оскорбления. Три дня после этого лежал в горячке, в бреду, с высокой температурой. Никогда больше не делился с мамой никакими своими переживаниями.

Сейчас я уже дед и могу сказать, что этот случай оказал влияние на всю мою жизнь. Я защищался от грубых и бестактных замечаний, никогда и никому не рассказывал о своих увлечениях, потому что боялся, что мое чувство, к которому я отношусь, как к святыне, как к дорогому сокровищу, будет оплевано и разрушено.

Когда я училась в третьем классе, учительница попросила меня и мою подругу помочь ей съездить в магазин за учебниками для класса. Я обожала свою учительницу, была одной из лучших учениц и просьбу восприняла с невероятной гордостью. Но, не помню почему, мама меня не отпустила в эту поездку. Я была в таком диком отчаянии, что решила отравиться — жизнь казалась невозможной. Мама, почуяв недоброе, в последний момент буквально оттащила меня от тумбочки с лекарствами, к которой я подошла, чтобы выполнить свое намерение.

Все три воспоминания подтверждают яркую эмоциональность ЭСЭ. Такая сильная эмоциональность, которая может послужить причиной болезни, — результат того, что эмоции — самая мощная функция ЭСЭ. Надо помнить, что «солнечность» и жизнелюбие этого психотипа — только приятная манера для окружающих. Она не означает высокого предела эмоциональной устойчивости психики ЭСЭ, как это могло бы показаться. Поэтому следует оберегать этих милых людей от чрезмерных психических нагрузок, особенно в детском возрасте.

У нас в шестом классе преподавала биологию очень строгая учительница. По моему мнению, она была ко мне несправедлива. Одна из девочек нашего класса никогда не готовилась к урокам и все задания списывала — чаще всего у меня. Но мне учительница никогда больше тройки не ставила, а ей ставила только пятерки. Как то раз я не выдержала и спросила, почему мне поставили явно заниженную оценку, а Тане за такую же работу — отличную? Тогда наша учительница раскричалась, назвала меня при всем классе дурой, коровой и еще как-то там по всякому. И тогда я ей выдала все, что про нее думаю, что она ставит Тане пятерки потому, что Танин папа начальник, и еще много такого, после чего она мне велела вообще на ее уроках до конца года не появляться, и поставила мне за год три балла. Я потом пожалела о том, что ей наговорила, но вернуть сказанные слова назад было, конечно, уже невозможно…

Вот уж действительно, такое характерное для ЭСЭ свойство — сначала сказать, а потом подумать. Но что же делать, если в дихотомии логика — этика превалирует этика.

В училище начались каникулы, и я поехала к себе домой, в деревню. «Удобства» там — сами знаете, на улице. Пошли мы однажды туда с подругой, а доски в туалете оказались подгнившими, проломились, и она рухнула в выгребную яму. Я, совершенно не задумываясь о последствиях, бросилась к ней — спасать. К счастью, яма оказалась неглубокой, мы благополучно выбрались оттуда и, отмываясь потом в речке, хохотали до упаду.

Способность, не задумываясь, броситься на помощь другу — одна из наиболее привлекательных черт ЭСЭ, которая является, несомненно, следствием его эмоциональности.

Каждый раз, когда С. приходит ко мне, я, открыв дверь, прежде всего вижу его ослепительную улыбку. Еще ни разу не было так, чтобы он пришел с кислой физиономией. Частенько, рассказывая о своих нешуточных проблемах, oн смеется, превращая ситуацию почти в комическую. По его лицу не видно, чтобы это как-то портило ему настроение, что он это серьезно переживает, как будто эти неприятности происходят не с ним, а с другим человеком. «А что, мне плакать, что ли?» — говорит он мне, когда я недоумеваю, как можно спокойно говорить о таких вещах.

Недавно какие-то его знакомые, по-видимому, не очень добросовестные, втянули его в денежную авантюру, в результате которой на нем. повис долг в 3 тысячи рублей, и это при стипендии в 90 рублей! Никакого опыта, где и как достать эти деньги, у него не было. В течение недели С. приходил ко мне каждый день и с олимпийским спокойствием рассказывал о своих неудачных попытках справиться с такой ситуацией. Только тогда, когда все благополучно разрешилось, он признался, каким тяжелым грузом давил на него этот долг, какие «кошки скребли» на душе (о чем я даже и не подозревала).

Как приятно иметь дело с человеком, который не позволяет себе обременять знакомых своими проблемами. По мнению ЭСЭ, каждый должен справляться с ними сам, чтобы не прибавлять в мире отрицательных эмоций. А вот радостью можно поделиться и с другими — и такую возможность он постарается не упустить.

Он постоянно где то носится, улаживает какие-то дела, кому-то помогает. Зимой к его другу приехала мама, и ее надо было встретить, чтобы помочь нести очень много вещей, которые она везла с собой. Друг попросил его помочь, а он в то время подрабатывал по ночам: одну ночь работает, другую отдыхает. И вот, несмотря на то, что он уже не спал предыдущую ночь и не будет спать следующую, — сразу согласился. У него даже и мысли не возникло отказаться, попросить друга обратиться с такой просьбой к кому-то другому, хотя в такой ситуации это было бы естественным.

Если мы приезжаем к нему домой в деревню, он тут же умудряется участвовать в соревнованиях по волейболу или уходит к деду, который живет рядом, чтобы помочь ему по хозяйству.

Сделать так, чтобы человеку было удобно и приятно, не отказать в помощи и этим доставить удовольствие — буквально такова установка сознания ЭСЭ.

Я очень не люблю портить отношения с людьми, но бывает так, что приходится одергивать человека, если, с моей точки зрения, он чересчур зарвался.

Недавно в коридоре нашего университета мне встретилась знакомая из соседнего отдела. На весь коридор громким голосом она стала провозглашать:

— Поздравляю! Ты теперь бабушка! Ну, посмотрите на эту молодую бабушку!. — и все в таком духе, на разные лады.

Я минут пять терпела, потом не выдержала и оборвала ее:

— Может, хватит?

Однажды в бухгалтерию, где я работаю, вошел один из сотрудников и стал хамить бухгалтеру из-за каких-то полутора рублей, которые в наше-то время уже и вообще не деньги. Оказалось, что бухгалтер что-то забыла и перевела эти деньги ему на книжку, вместо того, чтобы выплатить вместе с зарплатой. Из-за такой ерунды он орал на нес, стучал кулаком и закончил свою тираду словами:

— Я — профессор! Я — заведующий кафедрой!

Повернувшись к нему и глядя ему прямо в лицо, я сказала:

— Ну, надо же. А я уж подумала, что Вы — грузчик.

А в этом рассказе эмоциональность ЭСЭ выражается в неумении скрыть свое возмущение, если он сталкивается с явной несправедливостью.

Одна наша однокурсница рано вышла замуж, уже на четвертом курсе она — мать двоих детей, сына и дочери. Ее муж — аспирант, говорят, очень талантливый молодой человек. «Обожаю умных мужиков», — часто слышим мы от нее. Похоже, что это ее обожание распространяется не только на мужа. Она довольно кокетлива и чем-то напоминает лисичку: походка ее немного виляющая, она как будто хвостиком заметает следы. Редкого мужчину она обойдет вниманием, флиртует направо и налево, строит глазки даже преподавателям, явно добиваясь снисходительного отношения к себе на зачетах.

Она часто приходит к нам в комнату поделиться своими переживаниями, похвастаться своими победами. Есть у нее друзья среди коммерсантов, и среди медиков, и среди шоферов. На все случаи жизни она обеспечена их помощью, у нее не переводятся бананы, лимоны, сникерсы и прочие трофеи, которыми она изредка угощает и нас, но в основном — несет домой: «Кто же, кроме меня, обеспечит семью? У моего аспиранта, знаете, доходы таковы, что хорошо, если он самого себя сумеет прокормить!»

Увы, и такое бывает: уровень культуры и духовность — не последнее свойство характера, определяющее поведение человека, в том числе и ЭСЭ. Напомним еще раз: соционика определяет лишь структуру психики , а вот чем эта структура наполнена — вопрос уже не к соционике.

Этим летом, после особенно напряженной зимы, когда я пошла в отпуск и надеялась наконец-то отдохнуть, серьезно заболела моя дочь. Все ее тело в короткий срок покрылось гнойными волдырями, в течение 3 недель температура не опускалась ниже 39 градусов. Девочка почти не спала от боли, иногда бредила. Каждое утро мне приходилось отмачивать и отдирать от ее тела кроваво-гнойное белье, чтобы надеть чистое. И тут еще, как это часто бывает, у нас отключили горячую воду, поэтому стирка, мытье, приготовление еды — все потребовало дополнительных усилий. Где-то на 15-й день такой жизни, в условиях непрерывного стресса и практического отсутствия сна, я стала серьезно думать о самоубийстве — вскрытие вен в ванной казалось мне самым желанным выходом из этого кошмара…

Тут было, однако, серьезное препятствие. Осуществление моего плана было бы возможным только в том случае, если бы я могла лечь в чистую ванну с теплой прозрачной водой. Ванна же была грязной, вымыть ее было трудно, да и налить теплую воду — тоже. Именно это обстоятельство и остановило меня.

Как будто уловив мои мысли, неожиданно о самоубийстве стала говорить моя дочь… Это вернуло мне здравый рассудок. Найдя подходящий случай, я с улыбкой рассказала дочери о своих размышлениях на ту же тему и, рассмеявшись, закончила: «Придется отложить с самоубийством, пока дадут горячую воду!»

Через несколько дней кризис миновал, девочка поправилась и сейчас уже обо всем забыла. Сегодня прогуляла со своим парнем всю ночь и вернулась только утром, но это — уже совсем другая проблема.

Даже в такой тяжелой обстановке ЭСЭ не может обойтись без эстетики. Умереть можно себе позволить только в том случае, если это будет красиво выглядеть. Эстет он и есть эстет.

Труднее всего мне пришлось, когда я преподавала математику в 5 — 6-х классах школы. Чтобы сделать уроки интересными и разнообразными, я придумывала все новые и новые способы обучения. Я всегда опасалась, что, справившись с задачей, ученик заскучает, и поэтому, как только он поднимал голову от тетради — тут же выдавала ему открытку с каким-нибудь шутливым вопросом из области математики. А открытку старалась выбрать очень красивую, да еще и текст разрисовывала на разные лады, чтобы все это выглядело приятно и забавно.

Скоро мои ребята привыкли к урокам такого рода. Им это очень нравилось, они всякий раз ждали от меня все новых и новых приемов, но не могла же я до бесконечности изобретать для них что-то новое! Я уж и так совершенно запустила свое домашнее хозяйство, кастрюли на кухне заросли грязью, совсем перестала заботиться о муже и детях. Однажды дошла до того, что появилась в школе в сапогах от разных пар. Хорошо, что у меня в учительской были туфли, в которые можно было переобуться…

Надо отдать должное нашему директору: он был ко мне очень внимателен. Однажды пригласил меня в кабинет и сказал:

— Все, хватит, Вы должны отдохнуть. Завтра я сам проведу все Ваши уроки, а Вы лучше посидите пока дома и придите ка в себя!

Вообще, я заметила, что меня всегда и везде хорошо встречают, я быстро устанавливаю контакт с людьми и тут же стараюсь взять на себя как можно больше обязанностей. Но при этом требовать от других я не умею, и постепенно все садятся мне на шею — школьники, муж, мои собственные дети. В один прекрасный момент я чувствую, что нет больше моих сил, я задавлена так, что это уже невыносимо, и взрываюсь.

Этот рассказ иллюстрирует действие двух функций: преподаватель старается, чтобы ее ученикам было приятно изучать такой, казалось бы, сухой предмет, как математика (БС — 2-й канал), но, не умея рационально действовать (ЧЛ — 4-й канал), она явно переутомляется.

14 лет перед пенсией она работала в химической лаборатории, занималась синтезом, работа проходила в три смены — ночь и день, — все перепутывалось. Ни премий, ни доплат за сверхурочную работу и ночные смены ей часто не платили. Сотрудники догадывались, что эти доплаты оформляет на себя начальница, но почему-то молчали.

Однажды, после бессонной ночи, отработав смену, утром она передавала синтезированное вещество заказчику. И тут выяснилось, что вся ее работа проделана напрасно — в сопроводительной инструкции по синтезу неправильно указали температуру. Ее возмущению не было границ — была загроблена масса реактивов, денег, труда. Вот тут-то она сразу высказала все, что накопилось в душе, в том числе и в адрес начальницы, — об организации труда и распределении заработной платы. Не смогла удержаться и от нецензурных выражений. Затем ушла, хлопнув дверью, и подала заявление об увольнении, хотя ей это было в тот момент в высшей степени невыгодно — пенсия у нее оказалась маленькая. И, словно нарочно, после этого скандала всем оставшимся сотрудницам была повышена зарплата — событие, которого безуспешно ждали целый год.

Несмотря на стремление быть полезным и приятным людям, ЭСЭ не дает себя в обиду. Но, конечно, при этом его эмоциональность часто опережает рассудительность, что и приводит к ситуации, описанной выше.

Во время службы в армии мне пришло известие, что мою маму арестовали и посадили в тюрьму — это были 30-е годы. От этого известия я упал в обморок, потом долго болел. После демобилизации вернулся «домой» — из квартиры нас выселили, сестра работала в женском общежитии уборщицей, там она и жила. Мне некуда было деваться, но комендант оказалась доброй женщиной и пустила меня в общежитие, там я жил в комнате с сестрой и ее подругами. Приходил ночевать как можно позже, чтобы не мешать им, уходил, когда они еще спали. А что было делать? Так целый год и прожил.

Потом я женился и перешел к жене. Жила она в одной комнате со своими родителями, комната всего 11 квадратных метров, темная, окно выходило в глухой двор. Потом у нас еще и двое детей родились. Мы так вшестером там и жили — целых 20 лет. И что удивительно, мы никогда не ссорились, ни в моем родительском доме — а нас у матери было семеро детей (я младший), — ни потом, в этой коммуналке. Меня уже тогда выбрали старостой, чтобы я наводил порядок. Если жильцы были чем-то недовольны, я старался сделать так, чтобы все уладить миром. Например, часто возникали споры из-за света: кто-то уедет, скажем, на неделю и потом говорит, что свет не жег, почему должен платить, как все? Я тогда возьму и уменьшу ему плату на 5 копеек, там ведь копеечные оплаты-то были, и человек доволен, что его уважили…

Когда я женился, сразу пошел на курсы, стал механизатором широкого профиля и шофером, неплохо зарабатывал, а через 19 лет работы на стройке дали 3 комнатную квартиру. Теперь еще я и участок с домом приобрел. Мне там так нравится! Но без людей — никак не могу. Если кто мне укажет, что я делаю неправильно, — никогда не обижусь, спорить не буду. Но за справедливость — полезу на рожон!

Сейчас я — ответственный по участкам в садоводстве, многие мне дают заказ на машину с удобрениями, торфом… Я договариваюсь с шофером, и он привозит, я ему деньги от заказчика передаю, он мне говорит: «Что же ты, Михалыч, все мне отдаешь, оставь себе хоть пару рублей!» А я думаю так: придет старушка, увидит, что у нее под оградкой заказанный торф уж готовый лежит, она тут же ко мне пойдет да спасибо скажет, а мне и в радость, я и доволен. А эти 2 рубля — ну, если уж от чистого сердца, то возьму, а если пожалеешь — не надо мне твоих денег, все одно, почую я своим худым сердцем, ежели это не по доброте.

Не правда ли, достоин глубокого уважения герой этого повествования? Свою объективно очень тяжелую жизнь он не драматизирует, в его рассказе нет никакой рисовки, герой не ищет сочувствия и жалости (двадцать лет вшестером в одиннадцатиметровой комнате — только по одному этому поводу можно было бы рассказать что-нибудь душераздирающее) , а просто и спокойно повествует о своей жизненной позиции. Это одна из наиболее привлекательных черт характера, присущая многим представителям ЭСЭ.

2. Сенсорно-этический интроверт (ISFP, Дюма, Посредник).
Установка сознания ведущего блока СЭИ: главное в жизни — это гармония, комфорт, возможность испытать удовольствие (БС — программная функция), надо всем окружающим это показать и пригласить их к совместному наслаждению, радоваться самому и приносить радость другим (ЧЭ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БС — программная функция. Для СЭИ главное — самочувствие в самом широком смысле этого слова. В это понятие входят и ощущение собственного тела, его здоровья или нездоровья, также и то, что касается пищи и ее приготовления, ощущение комфорта со стороны ближайшего окружения (в том числе и на работе), удобство и эстетичность одежды.

СЭИ очень хорошо осознает особенности своего организма, его потребности. Врач, каким бы авторитетом он ни обладал, не собьет его с толку, если поставит ему диагноз, хоть в какой-то мере не совпадающий с его собственными ощущениями. Вообще, болеть он считает чем-то почти неприличным: глупо же, в самом деле, самому не досмотреть за собой!

Почти так же хорошо он понимает ощущения того, кто находится рядом — достаточно отметить какие-то едва уловимые признаки, заметные ему одному и абсолютно понятные, хотя и не всегда объяснимые. Но при этом он не считает себя вправе вмешиваться, давать какие-то указания, рекомендации. В области самочувствия каждый должен быть хозяином самому себе.

СЭИ умеет прекрасно готовить и любит вкусно поесть, какую попало пищу он есть не будет. Прекрасный кулинар, он может и изобрести что-то новое, оригинальное. Подавая на стол угощение, он постарается его украсить, сделать эстетичным, привлекательным, чтобы и для глаз, и для желудка был праздник… Это все характерно как для женщин, так и для мужчин.

Очень чувствителен СЭИ также и к обстановке: уют, удобство, тщательность отделки помещения, хорошо подобранная мебель, продуманная цветовая гамма интерьера, — все это для него далеко не безразлично, часто является предметом заботы и внимания.

В одежде СЭИ также реализует свое стремление к гармонии: вещь должна быть удобной, функционально оправданной и красивой. Но он не пойдет на поводу у моды или престижа, если при этом ощущает себя неловко — удобство прежде всего!

ЧЭ — функция реализации программы. СЭИ — гурман не только физический, но и эмоциональный. Его эмоциональность проявляется во всех отношениях: он большой любитель многих видов искусства, особенно музыки и пения. Часто он сам играет на каких-нибудь музыкальных инструментах, с увлечением поет, бывает хорошим литератором, поэтом, артистом. Он также художник и в любви, большой любитель приключений этого рода. Умеет приятно ухаживать, доставить как эмоциональное, так и чувственное удовольствие своему избраннику (избраннице). В зависимости от обстановки, чтобы обратить на себя внимание, СЭИ способен играть подходящую случаю роль: если это женщина, то в разных ситуациях она может казаться и романтической недотрогой, и бесшабашной резвушкой. Аналогично ведут себя и мужчины — прекрасные артисты.

Если ситуация складывается так, что приходится разрывать отношения, СЭИ тянет до последнего момента, откладывая решающий разговор и надеясь, что все утрясется само собой, без его участия. Потом старается немедленно завести новое знакомство и тогда идет на окончательный разрыв с прежним партнером.

Вообще, любую напряженность в отношениях СЭИ переживает тяжело и всеми силами старается ее избегать. Если в его присутствии разгорается конфликт, он пытается стать посредником, чтобы как можно скорее примирить враждующие стороны. Сам он легко уступает в споре, соглашается с собеседником, если, конечно, дело не касается принципиальных вопросов. Очень плохо переносит грубость. В таких случаях может дать отпор, наговорить лишнего, о чем, бывает, и пожалеет. В обычных же ситуациях его тактика — уйти на психологически удобную территорию, в сенсорную комфортность.

Если кто-то пытается на него надавить, действовать наскоком, он идет на попятную, лишь бы все проблемы уладить миром, сгармонизовать отношения. Настаивая на своем, он как будто бы мягко и без напряжения уступает свои позиции, но действует все равно по-своему. В результате получается так, что из конфликта он выходит с наименьшими потерями.

Стремление доставить удовольствие себе и близким часто делает его душой компании. Если же общество ему почему-то не нравится, он просто уйдет в круг других людей, более ему симпатичных, поскольку главное для него — комфорт душевный и физический. Если долго нет такого ощущения — начинается депрессия, все падает из рук.

Описание действия функций слабых каналов

ЧЛ — канал наименьшего сопротивления (КНС). Деловая логика — слабая, ранимая функция СЭИ. Ее слабость проявляется в неумении действовать продуманно, рационально, с малыми затратами времени и сил. Для того, чтобы продуктивно работать, ему очень важно иметь удобное рабочее место, хорошие, комфортные условия (БС).

Он плохо переносит занудную, «сермяжную», кропотливую работу. Если таковая предстоит — старается увильнуть, заняться чем-нибудь таким, что его интересует и что ему приятно. Иногда, поддавшись какому-нибудь неожиданному соблазну, он может забыть о своем обещании и не выполнить его, сам потом огорчается по этому поводу и по возможности избегает встречи с тем, кого он, может быть, подвел.

Хорошо понимая толк в удовольствиях, СЭИ не любит и других принуждать делать что-то, от чего человеку может быть неприятно, и если кто-нибудь другой укажет ему на нерациональность его деловой активности — воспримет это очень болезненно. Особенного стремления к социальному престижу у него нет — гораздо приятнее простые житейские радости и добрые отношения с друзьями.

БИ — нормативная функция. Слабость этой функции особенно наглядно проявляется в том, что СЭИ очень трудно распланировать свое время и выполнить работу к определенному сроку. Ему приходится заставлять себя делать это. Обычно он избегает оговаривать точные сроки выполнения своей работы, чтобы иметь возможность уйти от ответственности в случае необходимости.

Он не всегда способен правильно оценить ситуацию, действовать сообразно ей. Бывает, что ошибается в людях, предполагая в них больше положительных черт, чем это впоследствии оказывается (ЧИ).

Человек очень жизнерадостный, не упускающий возможности «словить кайф», он живет настоящим, играя для окружающих роль того, у кого нет проблем в будущем.

СЭИ на работе и дома

В служебной обстановке СЭИ часто опирается на личные отношения, чтобы добиться желаемого. Начальство он старается, по возможности, избегать, прекрасно умеет выбрать необходимую дистанцию в общении (БЭ), в деловой сфере, где это только возможно, использует также свои сильные функции коммуникатора-посредника.

Хотя СЭИ не слишком любит делать над собою большие усилия, но если ему повезло найти работу по душе — может отдаться ей со страстью. Если же обстановка на работе складывается неблагоприятно, он никогда не пойдет напролом, чтобы что-то преодолеть или кому-то что-то доказать, а будет искать обходные пути, чтобы сделать все по-своему.

СЭИ очень привязан к семье — здесь наилучшим образом проявляется его конформность, умение уступить в споре, хорошее понимание самочувствия любого члена семьи, способность помочь ему, создать удобство и уют. Защищая близких, он способен перешагнуть даже через свою обычную конформность и стать агрессивным.

СЭИ охотно занимается домашними делами — приготовлением пищи, украшением помещения. В нем заметно проявляется и склонность к хозяйственной деятельности. Он бережлив и экономен, знает, как накормить, во что одеть и обуть своих домочадцев, причем его экономность никогда не проявляется как прижимистость — для близких и друзей он, как правило, обнаруживает душевную широту и щедрость.

С большим уважением СЭИ относится к образованию, стремится обучать своих детей, не жалея на это средств, справедливо полагая, что знания могут дать одно из самых больших наслаждений жизни.

Что же касается супружеской верности, он не слишком строго придерживается норм нравственности и морали, да и трудно ему, эпикурейцу, пропустить возможность провести время в компании другого (другой), если выдался такой случай. Главное, чтобы все были довольны, спокойны и счастливы.

Сенсорно-этический интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Когда я еще была пятилетней девочкой, в моем детском саду был организован поход. Дело было весной. У меня с утра кружилась голова и из носу шла кровь, поэтому меня оставили одну на игровой площадке. Помню, что был яркий солнечный день, а я сидела одна в беседке и плакала, мне было очень плохо. А когда вернулись ребята, они все только и обсуждали чудесное событие: был найден первый цветок — подснежник. И мальчик, который его нашел, подарил его мне. Я помню, какое спокойствие и счастье я тогда ощутила. В моей жизни это был первый подаренный мне цветок мальчиком, которому я нравилась! Чувство было великолепное.

Эмоциональный ребенок-СЭИ очень легко расстраивается, как, впрочем, и любой другой этик. Но даже небольшой подарок, проявленные теплота и забота быстро восстанавливают прекрасное настроение сенсорик особенно чувствителен к приятным ощущениям, красоте цветов.

Я стараюсь смотреть на мир проще, руководствуясь правилом: что ни происходит — происходит к лучшему, а мне только надо приспосабливаться к создавшейся ситуации.

Если то дело, которым я занимаюсь, мне начинает надоедать, то я стараюсь закончить его побыстрее, но не бросаю — мне жалко свой уже вложенный труд. Когда по каким-то обстоятельствам я не могу осуществить задуманного, тогда огорчаюсь, но не надолго, стараюсь найти что-то более выполнимое в данной ситуации.

Я привыкла жить одним днем. Не люблю строить планы на будущее: мне кажется, если что-то задумаешь наперед, это наверняка не исполнится.

Не ломать ситуацию, а приспосабливаться к ней, плыть по течению, следуя за всеми поворотами событий — такова жизненная тактика СЭИ, иррационального сенсорика, умеющего жить «здесь и теперь».

С детства помню себя веселой, подвижной и общительной. Мир виделся мне в светлых красках. Даже когда наступали не лучшие времена, меня не покидала уверенность, что полоса неудач пройдет и все наладится. Я была эмоциональна, чувствительна и очень любила природу. Никогда не забуду эпизод, когда, много лет назад, я вечером купалась в море — это было в Сочи. Картина была восхитительной. Солнце окрасилось в оранжевый цвет, оно касалось края воды и бросало на воду яркие оранжевые блики. Я плыла, я брала в руки эту оранжевую воду, будучи зачарованной всей этой красотой, а в голове звучала фаустовская фраза: «Остановись, мгновенье, ты — прекрасно!» Тогда я поняла, что это «оранжевое море» останется со мной на всю жизнь.

Вот уже два года я дружу с парнем, у нас прекрасные отношения, несомненно, мы любим друг друга. Мне с ним хорошо и спокойно, но иногда — слишком спокойно. Не терплю скуки, обыденности в отношениях двоих. Как только мне становится скучно, я подогреваю страсти, заставляю его ревновать. Серьезных поводов, конечно, не подаю, но ему достаточно и этого: сразу начинает дарить мне цветы, о чем некоторое время уже не вспоминал, водить в кино и на концерты. Он снова становится пылким влюбленным, что мне и надо. Проходит некоторое время, его активность начинает затухать, и тогда я снова принимаю меры.

Первый абзац этого рассказа иллюстрирует действие программной функции СЭИ: девушка воспринимает мир очень чувственно — краски, ощущения… Вторая часть рассказа подчеркивает умение СЭИ манипулировать чувствами людей. Именно такова роль функции 2-го канала СЭИ — эмоции: воздействовать эмоциями на окружающих, чтобы доставить удовольствие себе и им.

Для моего мужа самое главное — получать удовольствие от жизни. Он всегда старается, чтобы жизнь состояла из маленьких радостей. Умеет и любит говорить комплименты и ждет этого от других.

Полгода он уговаривал меня купить миксер, без которого, как мне кажется, мы могли бы и обойтись. Когда я, наконец, согласилась — был целый день в приподнятом настроении, сам стал проверять этот миксер, тут же начал его пробовать, делать что-то вкусненькое. И теперь еще не устает повторять, какая это хорошая вещь, с довольным видом делает коктейль и торжественно преподносит его мне в самом красивом бокале.

Он любит дарить цветы. При этом не ленится ранним утром сходить в ботанический сад, чтобы самому выбрать самые красивые и обязательно с приятным запахом. Поставив их в вазу, долго будет любоваться букетом, подходить к нему и без конца повторять, какой у них великолепный аромат.

Может сам встать пораньше и приготовить завтрак, но еще и обязательно придумает дополнительно какое-нибудь лакомство — конфетку, грецкий орех, молочный коктейль…

Когда покупает мороженое, обязательно принесет домой и выложит в вазочку, добавит варенье или орехи и будет есть самой маленькой чайной ложечкой, по капельке растягивая удовольствие. Когда предлагает мороженое мне, то делает это с таким видом, как будто это — царское кушанье.

Любит музыку. Особенно — работать под музыку. Когда мы вечером начинаем купать нашего малыша, он может забыть приготовить мыло, но никогда не забывает включить магнитофон.

Но и в практичности ему не откажешь: недавно я собралась выкинуть свои сапоги, им уже 3 года, они совсем развалились, так он забрал их у меня и срезал с них кожу, сказал, что она еще может пригодиться.

В начале 2-го курса меня и еще одну девочку поселили в большой комнате нашего общежития, в которой до нас жило несколько парней. Это была темная, синяя, страшная комната, в которой я просто не могла находиться — приходила туда только спать, а остальное время проводила в читальном зале. И вот однажды я пришла домой в 6 вечера — читалку в этот день закрыли и идти было больше некуда. Сев на кровать, я сказала: «Или со мной сейчас начнется истерика, или я поеду домой». Соседка посоветовала ехать домой. Я схватила сумку и в 11 часов вечера уже ехала в Алма-Ату.

Через неделю, отдохнув в домашнем уюте, я вернулась, и мы приступили к ремонту: наклеили светлые обои, покрасили рамы окна, ввернули яркие лампочки. Милые безделушки дополнили уют, дышать в такой комнате стало легче, и жизнь снова стала прекрасной!

Красота, уют, гармония обстановки — совершенно необходимы СЭИ, поскольку для него эти понятия определяются первой, ведущей функцией. Если главная функция психотипа страдает, жизнь кажется невыносимой.

На первый взгляд, в принятых мною решениях эмоции играют решающую роль. Но вглядываясь в себя пристальней и глубже, я обнаруживаю трезвый рационализм. Особенно сильно это проявилось, когда я думала о браке. Я не понимаю, зачем выходить замуж ради самого замужества. Такой поступок мне кажется одной из самых огромных жертв, на которую способен человек, и оправдать эту жертву может лишь любовь, настолько безумная, что из-за нее можно забыть и себя, и окружающий мир. На восемнадцатом году жизни как раз такая любовь меня и нашла. Она выдержала проверку временем и разлуку длиною в год (это я-то, которая всегда выдерживала максимум 2 недели!). Но когда речь зашла о свадьбе, я тянула до последнего момента: а не выйдет ли из этого что-нибудь плохое, не надоест ли… Сотни сомнений терзали меня, и в день, когда следовало подавать паспорта для регистрации брака, я решила: если он сам зайдет за мной — пойдем подавать, но сама я ни за что не напомню. Он, конечно, не забыл, о чем мы до сих пор не жалеем.

Сенсорность определяет не только стремление СЭИ к уюту и красоте, но и говорит нам о конкретном, реалистичном подходе ее обладательницы к житейским проблемам, в частности проблемам брака.

Среди 20 с лишним моих бывших кавалеров нет ни одного, которому бы я сказала: «Я тебя больше не люблю». Уходила к другому всегда тихо, он ничего не подозревал, при встрече вела себя, как обычно, доброжелательно, на просьбу о новой встрече отвечала: «Да, да, непременно…», и быстренько убегала. Сказать этому человеку правду, то есть причинить боль, у меня не хватало решимости. Так же и по отношению к докучливым собеседникам на остановке (например, подвыпившим) — никогда не обнаруживала перед ними, что беседа мне неприятна, наоборот, слушала внимательно и сочувственно, а сама придумывала предлог, чтобы поскорее расстаться и чтобы человек при этом не обиделся.

В этом отрывке хорошо иллюстрируется конформность СЭИ, стремление уйти от любого конфликта. Недаром ему дано название — Посредник.

Это произошло накануне празднования Дня 8 марта, вечером к нам обещали прийти ребята, но так получилось, что моя соседка заболела. Ей, конечно, очень хотелось к вечеру поправиться. Она лежала и стонала, что «умирает», что у нее нет сил сходить в больницу и поможет ей только укол, а иначе она не встанет. Я очень испугалась за нее, стала бегать по всему общежитию в поисках лекарств, спрашивала совета, как быть. Все советовали вызвать «скорую», если у соседки высокая температура. Я позвонила в «Скорую помощь» и с чистым сердцем пошла к нам в комнату. Каково же было мое изумление, когда я застала ее совершенно одетой, готовой идти в больницу, чтобы ей там помогли. Я на нее накинулась, чтобы она немедленно раздевалась и ложилась в постель — вот-вот придет «скорая». Она же меня стала ругать, зачем я вызвала врачей, ведь если ее увидят в таком плачевном состоянии, наверняка уложат в больницу на неделю, и она не сможет вечером повеселиться!

Она удивительно коммуникабельна, всегда очень дружелюбно держится. Не стесняется новых знакомых или знакомых своих друзей, считая, что «у такого хорошего человека не может быть плохих знакомых». Если она замечает, что мы, ее подруги, вдруг видим неприятные черты характера какого-то нашего общего знакомого и начинаем в нем разочаровываться, она старается оправдать его, говорит, что он неплохой, но только… у кого же не бывает недостатков? Если мы все-таки стоим на своем, она говорит примерно следующее: «Да, может быть. Только мне его жалко, у него и так мало друзей, еще и мы его бросим…» Всегда в эту минуту ее лицо выражает сострадание и горечь. Если ей рассказывают какую-то печальную историю — может расплакаться от жалости.

Все, что мне нужно, — это внутренний комфорт. Если за окном идет дождь (вообще-то я дождь не люблю), а я сижу в мягком кресле, укрывшись теплым пледом, и слушаю хорошую музыку, и если при этом все в порядке с учебой — я чувствую себя просто великолепно.

В отношениях с другими людьми я плохо переношу натянутость или напряженность. Если понимаю, что виновата — обязательно стараюсь исправить положение.

Однажды я несколько неудачно пошутила по поводу болезни моей подруги. Она обиделась на меня. Я сразу заметила перемену в ее поведении. Кончилось это тем, что она легла на кровать и расплакалась. Хотя я и объяснила ей, что ни в коем случае не хотела ее обидеть, что пошутила неудачно и теперь очень об этом сожалею, она явно замкнулась, и было видно, что обида грозит остаться надолго.

Весь следующий день я ходила расстроенной. Готова была сделать все, лишь бы только наши отношения стали прежними. Вечером я купила ее любимую шоколадку и вручила ей подарок. Увидев мое искреннее раскаяние, она сказала: «Слушай, из-за этой болезни я стала такой нервной, что даже перестала понимать шутки!» Так мы и помирились.

Социальная роль СЭИ — снимать психологическую напряженность, примирять враждующие стороны, гармонизировать отношения. Он не может жить в конфликтной ситуации и всеми силами старается избежать натянутости. Это качество характера довольно ярко описано в приведенных выше рассказах.

Моя приятельница СЭИ была в те годы секретарем ученого совета. Поэтому я с нетерпением ждала вечера того дня, когда должны были обсуждаться кандидатуры для перевыборов на новый срок. Ситуация для меня была сложной, не было никакой уверенности, что выборы окончатся для меня удачно. Я очень нервничала и звонила приятельнице после совета домой несколько раз. Наконец она подошла к телефону. Но я так и не узнала в тот вечер результаты выборов, поскольку она торопливо сказала: «Ой, позвони мне завтра, сейчас мне некогда разговаривать — я смотрю „Санта-Барбару»». На следующий день она, правда, извинилась и чувствовала себя неловко.

Удивительные люди эти интуиты. Как долго они все переживают! Если я поругаюсь со своим мужем — он может часами не находить себе места. Мне же достаточно выйти на улицу, чтобы забыть о ссоре.

— А вообще то ты способна изменить своему мужу?

— Конечно, только потом меня так совесть мучает, так мучает…

Оба фрагмента посвящены одной и той же черте характера СЭИ: удовольствие хочется получить немедленно, если подвернется такая возможность. Так диктует первая, самая сильная функция, которая в обоих этих случаях, по-видимому, еще и усилена. А уж потом можно и извиниться, и испытывать муки совести…

Моя профессия — полевой энтомолог, я изучаю насекомых.

В детстве моим любимым занятием было — глядеть в лужу и рассматривать, кто в ней живет: дафнии, водяные клопы, личинки насекомых, водоросли… Увидеть все это было так увлекательно! Я и сейчас считаю, что самое интересное — это делать открытия, поэтому, наверное, и занимаюсь исследовательской работой. Только открывая для себя что-то новое, я чувствую, что живу по настоящему.

В периоды, когда в жизни долго нет новизны, полезно себя специально будоражить. Один из лучших способов — путешествия, но если искать новизну только в этом, то это путь тупиковый, так как всякий раз нужны все более сильные потрясения, это как наркотик. И тогда начинаешь завидовать тем, кто способен видеть целый мир в капле воды. Поэтому бывает, что снова хочется вернуться в детство.

Город я не очень люблю, предпочитаю жить на природе, с удовольствием каждое лето отправляюсь в экспедицию. Обычно сам все планирую, ставлю перед собой и группой определенные задачи.

Экспедиция, кроме научного багажа и возможности общаться с природой, сильно расширяет диапазон социальных контактов. Правда, тут могут возникнуть и свои трудности: часто приходится быть «миротворцем» внутри самой экспедиции, улаживать конфликты, которые могут возникнуть, например, из-за того, что местные «джигиты» (район горного Алтая) не всегда относятся к нашим девушкам по-джентльменски. Да и с шофером надо уметь поладить, при необходимости — и литр спирта выпить… Вообще я обычно стараюсь все сгладить, чтобы лишние эмоции не выплескивались и остались в рамках того социума, который уже сложился. Вообще, по-моему, умение ладить с окружающими — это своеобразный инструмент, гораздо более полезный, чем ссора.

Я бы не сказал, что обладаю большой физической силой. Скорее — выносливостью. Если нужно, могу и 60 км в день пройти с тяжелым рюкзаком за плечами, просто на силе духа. Бытовой дискомфорт тоже приходится терпеть, но я обычно стараюсь не очень на этом сосредотачиваться.

Приезжаю из экспедиции обычно совершенно измотанным физически и эмоционально, пресыщенным контактами, и тогда превалирует одно желание: остаться только с самим собой.

Несмотря на все эти трудности, я потом вспоминаю эти поездки как самые светлые периоды в жизни, — наверное, потому, что мой Бог — это Природа. Я в нее действительно верую, как в Бога. Это совсем не то, что входит в понятие «Непознанная Вселенная», — пусть она себе остается непознанной, мне гораздо ближе то, что здесь, на этой Земле, живет, летает и прыгает, в этом я чувствую себя хозяином, здесь все принадлежит мне.

Люблю работать руками, например, расправлять крылья бабочки, чтобы было красиво. Накалывая ее булавкой, я не испытываю жалости: она тоже часть моей Природы и поэтому — моя. Я лишен груза романтизма и не жалею об этом. Любое романтическое путешествие, по моему, должно приносить пользу.

Я ученый, и в настоящее время меня больше всего привлекает возможность применить к классическим проблемам новые методы работы. Бывает очень интересно держать в руках несколько клубков проблем и одновременно их раскручивать, найти приоритетное направление.

Будучи администратором, я придерживаюсь правила: человек, который приходит ко мне, может лучше решить свою проблему, чем я. Если это не противоречит нормам и уставам — пусть решает сам. Я не претендую на лучшее знание, поэтому, скорее, склонен выбрать оптимальный вариант из числа тех, которые мне предлагают.

Но в то же время у меня не одинаковая требовательность к окружающим и к себе — себе я позволяю больше, чем дозволяю им. В частности, если я пью чай, то моя лаборантка должна в это время работать. И относится она к этому нормально, прекрасно зная, что я достаточно уже поработал в свое время.

Обычно я точно чувствую, когда ко мне относятся потребительски, и стараюсь уйти от этого. Люблю, чтобы мир крутился вокруг совершенно определенного лица — меня. Человек всегда играет ту или иную роль, и надо самому быть режиссером своего спектакля, а не играть роль другого.

Однажды на пляже санатория, где я отдыхала, появился мужчина лет пятидесяти, с круглым лицом и веселыми глазами, весь вид которого выдавал жизнелюба. Профиль санатория — заболевание дыхательных путей, поэтому, когда незнакомец расположился рядом и прикурил, я сказала: «А здесь не курят! », на что немедленно услышала в ответ: «Если Вы это сказали, чтобы завести со мною знакомство, я счастлив, а если просто делаете мне замечание, то Вы — зануда!» Я рассмеялась, и мы подружились.

Он оказался заядлым подводником. Мы заплывали с ним довольно далеко от берега, и в течение нескольких часов он нырял на глубину до 20 метров, искал рапаны, затем поднимался на поверхность, передавая их мне. Когда «трофеев» накапливалось столько, что я могла под их тяжестью пойти на дно, — плыла к берегу «разгружаться». Несмотря на то, что добыча рапанов была местным бизнесом и на этом можно было бы неплохо заработать, все свои выловленные рапаны он раздаривал желающим.

Однажды наша компания возвращалась довольно поздно из соседнего городка, где мы отмечали в ресторане чей-то день рождения. Шли по пустынной набережной и вдруг обратили внимание на то, как необычно светится море — это оказались микроскопические фосфоресцирующие рачки, их прибило к нашему берегу. «Давайте искупаемся», — предложил он. Остальные стали отказываться — были без купальников. «Мы что, дети? -удивился он. — Во первых, кромешная темнота, никого вокруг нет, а такое купание вы запомните на всю оставшуюся жизнь!» Так и сделали. Вода вспыхивала, переливалась жидким огнем на наших телах, едва мерцавших в кромешной тьме.

Помню, что за словом в карман, как говорится, он не лез. Это было сразу ясно из того, как мы познакомились, это происходило и потом.

Как-то мы отправились в кино. Он особенно не наряжался: линялые джинсы, клетчатая рубашка, сандалии на босу ногу. Нас обгоняла какая то компания, и одна из женщин, оглядев его, сказала иронически: «Кто же ходит в кино в таком виде?», на что он под веселый хохот окружающих ответил: «Тогда идемте в кусты!».

В последний вечер перед отъездом мы, конечно, собрались вместе. Лучше всех наше общее настроение выразил он: «Отпуск удастся тогда, когда встретишь хороших людей, которые становятся тебе друзьями. Я думаю, что этот отпуск — один из самых лучших!» И мы с ним согласились.

Прошло много лет. Наша дружба продолжается и поныне. Он живет в Петербурге, и каждый раз, приезжая туда, я звоню ему и мы встречаемся. И каждый раз он рассказывает о наших тех давних друзьях, с которыми также продолжает поддерживать связь.

В последний мой приезд я угодила на его 60-летие. У него оказалось столько друзей, что ни одна, даже самая большая квартира, не смогла бы их вместить. Ему пришлось снять помещение столовой.

Каждого гостя он представил остальным участникам торжества, сказав о нем несколько лестных слов. Вечер прошел задушевно и тепло, несмотря на то, что собралось более 50 человек, многие из которых видели друг друга впервые. Я не могла не выразить своего удивления, как в наше время мизерных зарплат и диких цен он рискнул потратить все свои сбережения на этот вечер. И услышала в ответ: «Не мог же я отказать себе в удовольствии собрать всех своих друзей — это лучшее применение любых денег!»

В этом рассказе достаточно убедительно проявляются самые притягательные свойства натуры СЭИ — умение получать сенсорное удовольствие от жизни, любовь к шутке, желание иметь много друзей и умение быть им приятным и полезным.

Во времена перестройки все мы сидели перед телевизорами, наблюдая за дебатами в Верховном Совете. У нас в Сибири из за разницы поясного времени эти трансляции происходили поздно ночью.

Однажды, выйдя на балкон, я увидел темно-синее небо необычайной красоты и огромные яркие звезды на нем. И так был очарован этим зрелищем, что тут же захотел позвонить в Москву и обратиться к депутатам со словами: «Ребята, бросьте все ваши баталии. Посмотрите, как прекрасна жизнь. Давайте ей радоваться и жить в мире!»

Этот фрагмент — удивительно точное выражение установки сознания ведущего блока СЭИ: жизнь прекрасна (БС), давайте ей радоваться (ЧЭ).

3. Сенсорно-этический экстраверт (ESFP, Наполеон, Лидер).
Установка сознания ведущего блока СЭЭ: каждому свойственно стремление расширить свое влияние, желание власти и славы (ЧС — программная функция), и для реализации этой цели необходимо научиться управлять людьми, манипулируя их слабыми сторонами и уклоняясь от сильных, чтобы никогда не оказаться побежденным (БЭ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧС — программная функция. СЭЭ — сильная личность, которая неудержимо стремится к своей цели, всегда и во что бы то ни стало старается достичь ее. Его установка: «Только успех, только победа!»

СЭЭ — всегда лидер, честолюбивый и уверенный в себе, своей правоте. Он естественно оказывается в центре любого коллектива. Желание непременно руководить, управлять приводит к соперничеству, конкуренции с другими претендентами на лидерство, однако он тонко улавливает нюансы отношения к себе (БЭ), всегда прекрасно чувствует настроения (ЧЭ). Если человек, которому с ним приходится иметь дело, способен держать его на дистанции, а при случае дать отпор — не тронет, если же почувствует слабину — может надавить и стать бесцеремонным. Без особой нужды затевать сражение не будет, ради достижения цели может действовать дипломатично и вкрадчиво (БЭ). Если же конфликт возник — может высказаться прямо и недвусмысленно, однако потом предпочитает все же наладить отношения, камня за пазухой не держит.

Всегда и во всем СЭЭ старается показать окружающим свои преимущества. Если он оказался неправ — найдет способ выкрутиться и представить дело так, чтобы не потерять лицо, и даже наоборот — выглядеть победителем. Поражение он старается не признавать никогда.

В трудной ситуации СЭЭ обычно не теряется, но лишь сильнее мобилизуется, чтобы ее преодолеть.

Человек напористый, пробивной, в высшей степени энергичный и, как правило, шумный, он создает о себе такое впечатление, будто бы им одним занято все пространство, каким бы большим оно ни было.

Заметно проявляется в СЭЭ и теневая функция волевой сенсорики — сенсорика ощущений (БС), особенно во внешнем виде. СЭЭ любит яркую, броскую одежду, предпочтет выглядеть лучше экстравагантным, чем будничным и серым. Ему нравится быть заметным во всем, обращать на себя внимание любым способом — необычным макияжем, сногсшибательной прической, яркими расцветками одежды.

БЭ — функция реализации программы. СЭЭ великолепно манипулирует людьми, их настроениями, желаниями. Он любит быть в центре внимания, увлечь своими идеями, вести за собой, чувствовать свою силу и власть. Легко ссорится, но так же легко и мирится, словно играя и дергая за хорошо видные ему ниточки. При этом ему важно сохранить о себе хорошее мнение в глазах окружающих, не уронить себя, подчеркнуть свою талантливость и исключительность. Он — большой актер в жизни, может проявить и незаурядные дипломатические наклонности (конечно, они зависят от уровня культуры).

Хорошо чувствуя настроения, СЭЭ может поддержать товарища в трудную минуту, проявить горячее участие, сочувствие. Сам волевой и жизнерадостный, он побуждает окружающих действовать, не распускаться и не ныть.

СЭЭ — человек интенсивных и ярких эмоций, диапазон которых очень широк — от гневного возмущения до шумного восторга (ЧЭ). Он с ходу включается в любую эмоциональную ситуацию, тут же готов действовать: помочь, посочувствовать, заклеймить, осудить, — любым способом немедленно проявить свое отношение к происходящему, и при этом всегда абсолютно уверен в правильности своего приговора.

В знакомстве с представителями противоположного пола он проявляет инициативу, которая может принять форму откровенного вызова. Любой отклик на его начинание вызывает в нем бурную реакцию. Если инициатива не встретит поддержки, — может переживать это как трагедию, если встретит — «любовь до гроба».

Сильная возбудимость и эмоциональность приводят также и к повышенной сексуальности СЭЭ. Особенно в молодые годы ему трудно пройти мимо любого сколько-нибудь привлекательного представителя противоположного пола, чтобы не попытаться вызвать в нем (в ней) ответное чувство. При низком уровне культуры и духовности СЭЭ это может привести его даже к противоправным действиям.

СЭЭ довольно ревнив, нередко подозревает партнера в измене, не прощает ему даже невинного флирта.

Яркая эмоциональность (ЧЭ) проявляется и в любви СЭЭ к различным видам искусства, особенно он любит музыку и пение. Часто сам музицирует, увлекает окружающих своим пристрастием, демонстрирует всем свой талант и свое умение.

Описание действия функций слабых каналов

БЛ — канал наименьшего сопротивления, КНС. Слабость этой функции проявляется в том, что деятельность СЭЭ часто носит хаотический характер; в его поступках отсутствует планомерность, бывает и так, что он просто действует наскоком. Часто он не знает, что в системе нужное, а что — лишнее; к такому явлению, как объективная закономерность, относится весьма настороженно.

Даже если СЭЭ обладает большим запасом знаний, ему не всегда хватает последовательности в их изложении; его эмоциональность часто перевешивает логику, правда, при этом он не упустит возможности блеснуть своей эрудицией. Экстравертная сенсорность, включенность во внешнее действие часто оборачивается для него неконтролируемой двигательной активностью; это проявляется в том, что он сначала сделает, а потом — подумает.

Понимая, что логика не является его самым сильным качеством, СЭЭ в деловой активности большую роль отводит личным контактам, связям. Он старается выработать в себе определенные стереотипы поведения в сходных ситуациях. Если ситуация непредсказуема — может прийти в замешательство и даже обратиться к кому-то за советом, чтобы не попасть в затруднительное положение. Но и в этом случае он всеми силами постарается не уронить свое достоинство, выглядеть деловым человеком.

Для СЭЭ очень важно, чтобы результат его деятельности был зримым, ощутимым, материальным; он хочет, чтобы в том деле, которым он занимается, была получена отдача. Он стремится и к общественному признанию своей деятельности (карьера, положение в обществе), и к материальным свидетельствам этого признания (квартира, дача, машина, — по возможности, все самое современное, шикарное, престижное…)

ЧИ — нормативная функция. Эта функция также слабая, поскольку все внимание СЭЭ лежит в сенсорной области. Хорошо видя внешние проявления людей, событий, предметов, он не может постичь их сокровенного смысла, хорошо ощущает, но плохо проникает вглубь. Именно поэтому ему трудно правильно оценить не только окружающих, но и себя самого, свое истинное место в жизни: себя он, как правило, переоценивает. Тем не менее СЭЭ разыгрывает роль чуткого и внимательного человека, способного правильно понять смысл происходящего.

Также трудно ему, ввиду слабости интуиции времени (БИ), заранее точно спланировать свои действия. В азарте борьбы он может проявить нетерпение, ему трудно выжидать, он часто рискует, без особой в этом нужды.

СЭЭ на работе и дома

В должности руководителя СЭЭ максимально использует свои сильные стороны — кипучую активность и умение манипулировать людьми. Он всегда стремится достигнуть поставленной цели, при этом может действовать и волевым нажимом, и соблазном предстоящей выгоды, и вкрадчивой просьбой. Как правило, он не очень щепетилен в выборе средств, — в частности, он может относиться к своим подчиненным, как к средству борьбы за власть. Лучше всего ему удаются задачи тактического характера — он быстро ориентируется в ситуации, легко меняет способ действия, но при этом плохо представляет себе далекую перспективу.

Тяжело переносит критику в свой адрес — особенно, если речь идет о его действительно слабой логической способности, хаотичности действий и непродуманности решений. От не в меру критически настроенного сотрудника, будь он хоть семи пядей во лбу, СЭЭ будет стараться побыстрей избавиться.

Если он руководит малым коллективом, такой суматошный стиль руководства может привести к напряженным отношениям, ориентации на личности, и в итоге — к развалу и склокам. Гораздо полезнее СЭЭ может оказаться в роли руководителя крупного масштаба, особенно если в коллективе есть люди рассудительные и дальновидные, способные на него логически влиять, сглаживать на расстоянии спонтанность его действий.

В семье СЭЭ, как правило, — диктатор, у него на всех хватает указаний, кто и что в данный момент должен делать. Он не терпит, если из домашних кто-то сидит, просто отдыхает — все должны быть заняты. Сам он может делать несколько дел сразу, но монотонная работа его быстро утомляет. Любые семейные праздники СЭЭ может обставить с размахом — стол у него всегда ломится от угощений, он любит и умеет хорошо готовить, сам любит вкусно поесть, не отказывает себе в этом.

Не только к себе, но и к членам своей семьи он относится очень ревностно: все они самые лучшие, самые яркие и способные, никто не может сравниться с ними в их многочисленных талантах. Если, упаси Бог, кто-то усомнится в этом, да еще и критически выскажется немедленно получит отповедь с уничижительной оценкой своих собственных качеств.

В семье СЭЭ обычно любят животных, ухаживают за ними, воспринимают как членов семьи. Часто женщины этого типа в зрелом возрасте начинают тяготиться работой на производстве и полностью посвящают себя семье.

Сенсорно-этический экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Однажды, будучи еще маленьким мальчиком, я приделал колесо к выброшенному велосипеду и сразу решил заработать кучу денег. Повесил «объявление», стал терпеливо ждать. И очень сильно разочаровался, когда оказалось, что единственными клиентами согласились быть мои родители.

Практическая направленность интересов сенсорика СЭЭ, стремление заработать «кучу денег» проявляется с самого раннего возраста.

Вспоминаю сценку из моего детства. Бабушка, дедушка и я пили чай на кухне, окна которой выходили во двор. На улице внезапно пошел крупный сильный град. Не знаю, как это случилось, но упал ящик, под которым сидел голубь, и голова его оказалась снаружи, а все тело — внутри. Я все видела в окно. Бабушка с дедушкой не успели сказать ни слова, как я выскочила на улицу для спасения бедного голубя, хотя была в легком халатике, а на улице — страшный холод и град.

Иногда в детстве моя доброта было несколько необычной. Я могла привести всех моих дружи в наш огород, и вся эта орава, к ужасу моих родителей, дружно начинала дергать морковку, объедать паслен и т.п. А когда мне купили велосипед, на нем катался весь двор, но только после того, как каждый желающий платил «дань»: жевательную резинку.

В первом абзаце отрывка явно видна деятельная эмоциональность и иррациональность СЭЭ — девочка бросается спасать голубя немедленно, сейчас, не задумываясь о возможности заболеть.

Второй абзац, кроме лидерских качеств, иллюстрирует и «предпринимательскую жилку» СЭЭ.

В классе все ученики делились на определенные группы — кто-то выше, кто-то ниже. Я всегда была в самой верхушке, в «элите» класса. Думаю, что и во взрослой жизни происходит то же самое: надо постараться запять место в верхнем слое общества.

Здесь, несомненно, ярко выражено проявление установки волевой сенсорики в 1-м канале: миром правит сила.

Мне было лет 5, мы с родителями тогда жили на даче. Однажды вечером все собрались за столом, а я, не помню почему, сидела посередине комнаты на корточках. У меня с родителями вышел спор, как правильно говорить: сидеть «на корточках» или «на горсточках»? Я, разумеется, отстаивала последний вариант. Сколько родители ни пытались, они не могли меня переубедить. Я не приводила, конечно, ни каких доказательств, а просто говорила: «Нет, на горсточках!»

Даже ребенок-СЭЭ не хочет ни в чем признать себя побежденным, а уж о взрослом и говорить не приходится.

Не могу выносить одиночества. Люблю ходить к друзьям в гости и собирать друзей у себя, — дома у нас очень часто собирается большая компания.

В компании, особенно тесной, придерживаюсь кредо: «Командовать парадом буду я!» В спорах, даже если я чувствую, что привожу неверные аргументы, все равно продолжаю отстаивать свое мнение. Часто, даже наперекор истине, следую афоризму: «В этом мире есть два мнения: одно мое, другое неправильное». Но чтобы не показаться таким уж плохим парнем, признаюсь: в такие минуты меня терзают мучительные угрызения совести.

Насчет логики — сомневаюсь, что она мне всегда подвластна. Во всяком случае, я часто иду против нее. Бывает, что не могу определить, что является самым важным в том или ином предмете; в таких случаях просто пытаюсь понять, что же лучше? Закономерностей не люблю, как не люблю и толпу.

У меня есть друг моего же психотипа. Однажды случилось так, что он должен был меня выручить. Признаться, я чувствую себя не слишком хорошо, когда вынужден искать чьей-то помощи. После этого я все время искал случая, чтобы, в свою очередь, как можно скорее выручить его. Но я делал это совершенно бескорыстно, нисколько не думая о том, что ему, возможно, это тоже не очень нравится.

Интересно, что СЭЭ испытывает дискомфорт даже в том случае, если пришлось воспользоваться чьей-то помощью — ведь это означает, что он не справился с тем, что подвластно другому, и, следовательно, он в чем-то уступает, но осознание этого для него нестерпимо.

Во многих отношениях я люблю быть монополистом. Например, мне не по нутру, если в комнате, кроме моего магнитофона, есть еще у кого-то магнитофон. Особенно меня раздражает, если на нем крутят музыку, которая мне не нравится. Я также не люблю, когда ко мне подходят люди, которые просят, например, у меня кассету для переписывания, — это потому, что мне не хочется, чтобы у кого-то была такая же музыка, как и у меня. Внешне, правда, я стараюсь не показывать своего недовольства, часто это вообще происходит где-то на подсознательном уровне… Что поделаешь — характер!

Для меня учеба никогда не была главным делом, гораздо больше привлекали романтика, приключения. С одной стороны, я люблю выражать свои чувства открыто, но при этом — о чем-то и умолчать, что бы потом воспользоваться этим в своих интересах. Причем смело могу сказать, что эта тактика доставляет мне удовольствие.

Однажды я познакомился с девушкой, которая мне очень понравилась. После этого, при каждой встрече, я старался ее «уколоть». Мои приятели заметили это и спросили меня: уж не влюбился ли?. И, хотя этой девушке я уже признался в любви, им ответил, что это не так, — не выношу, когда кто-нибудь пытается манипулировать мною.

Это, конечно, не означает, что я холодный и скрытный человек. Если кто-то из моих друзей попадает в беду, я немедленно прихожу ему на помощь, так уже не раз было. Меня не привлекает ситуация, когда кто-то находится в беде, а я, зная об этом, живу спокойно, поэтому и стараюсь, чтобы друзья не попадали в передрягу, если это от меня зависит.

Умение не только манипулировать людьми, но и поддержать другого, — подтверждение притягательности для СЭЭ лидерства во всем, ему нравится быть полным хозяином ситуации, которой он может управлять по своему усмотрению.

По-моему, естественно, что я описываю себя, а не других: я люблю про себя рассказывать.

Как я одеваюсь? После очередного моего «выхода в свет» соседки замечают: «Не сетуй потом, что прохожие тебе вслед смотрят! » Ну и что? Пусть себе смотрят. Я не могу жить буднично. По-моему, это ужасно скучно — ходить «классически» одетой, без какой-нибудь экстравагантинки. Недавно я купила себе бигуди «зигзаг», накрутилась. Наутро посмотрела на шапку волос и ахнула. Другая девушка засунула бы в этом случае голову под кран, а мне даже весело стало. Самое главное — неожиданно поменять свой имидж. В тот день меня с первого раза никто не узнавал. Подруга ходила рядом и смеялась, наблюдая реакцию окружающих. Ну, да ладно, если кто-то и улыбнется вслед — это ведь даже хорошо: не заплачет ведь, не выругается.

Учеба мне всегда давалась легко. В детстве очень многим увлекалась: музыкальная школа, художественная школа, спортивные секции — легкая атлетика, биатлон, «охота на лис», лыжи, коньки, футбол, баскетбол. Знакомых и друзей у меня всегда была уйма. Но чаще всего мне было легче в общении не со своими сверстниками, а с младшими ребятами. В художественной школе мои одноклассники оказались на 2 года младше меня. Там я была в центре внимания почти всегда. Они тянулись ко мне, а я весело рассказывала им про свою обычную школу всякие истории и придумывала байки. То же самое было и в пионерском лагере. Наверное, так получалось именно потому, что среди маленьких мне легче было установить свое лидерство, хотя самоцелью это для меня никогда не являлось. В университете то же самое. Меня выбрали старостой. Да, мне нравится это подчеркивать, я люблю ходить в деканат; опоздав, люблю сказать: «Начальство не опаздывает, а задерживается».

Здесь приведен яркий пример высокого жизненного тонуса, столь характерного для сенсорного подтипа СЭЭ. Также великолепно описано действие обеих сильных функций сенсорики и этики. Заметьте, что девушка предпочитает подруг младше себя, лишь бы быть лидером, — ведь со сверстниками это не всегда удается.

Характерна для СЭЭ увлеченность одновременно многими видами деятельности — ему хочется успеть за одну жизнь прожить десять, получить как можно больше впечатлений, все свершить: и это, и это, и еще вот это, ну а как же без этого!.

В сфере моих увлечений (интересовался радиотехникой) я всегда проявлял крайнюю бережливость, все свое — ценил. Поэтому, например, старый магнитофон, купленный в подарок семь лет назад, до сих пор остается, как новый, и это не единственный пример. В обществе сверстников я всегда старался мысленно расставить всех по своим местам и соответственно оценивал свое положение (думаю, что такая же проблема испокон веков у всех парней). Бываю самолюбив и даже жесток, если нахожусь в состоянии ярости. Однажды, еще в школе, я жестоко избил одноклассника, доказывая свою правоту. При этом я осознавал, что он гораздо слабее меня, но не придал этому никакого значения.

В периоды безделья я всегда отдавал предпочтение занятию, которое помогало мне развлечься. В частности, сильно увлекаюсь азартными играми.

Стараюсь одеваться не то чтобы модно, но со вкусом. При этом предпочитаю светлые тона и немного ярко-красного: уже многие годы, как талисман, ношу один и тот же легкий красный шарфик.

Сделаем небольшое замечание к последнему абзацу: многие представители СЭЭ любят красный цвет. Это определяется, по-видимому, тем, что выбор красного цвета характеризует физическую, а стало быть, сенсорную активность человека, так характерную для СЭЭ.

Мама часто упоминает о моей детской бережливости и скрупулезноcmи. С улыбкой она рассказывает о том, как я надевала колготки: «Сидит па скамейке и медленно натягивает колготки. Когда продела одну ногу до конца, то заметила, что пятка немного сдвинута вбок — с недовольным видом снимает и начинает все сначала. Наконец, колготки надеты, осталось только встать и подтянуть их. Встает — колготки собираются на коленках. С недовольным видом поправляет их и снова садится. Немного подумав, встает… колготки собираются на коленках. Пытаюсь поторопить дочь, но она, лишь возмущенно посмотрев на меня, продолжает расправлять складки».

Из того, что могу вспомнить сама: мне нравилось ловить бабочек, причем огромное количество, сажать их в банку и смотреть, как долго они там проживут. Однажды я с родителями ездила окучивать картофель, и там мы нашли ужасного паука, он действительно вызывал отвращение. Сначала я даже боялась к нему подойти, он сидел в стеклянной банке, но затем осмелела, и моя боязнь переросла в ненависть. Мама собиралась выпустить паука, но не успела. Я открыла банку и впустила туда струю дихлофоса, закупорила се, а потом наблюдала, как этот паук медленно умирает. Успокоилась только тогда, когда он сдох. Ни к кому в животном мире я не испытываю такой неприязни, как к насекомым. Это осталось у меня и по сей день, вероятно, потому, что они очень маленькие, а могут приносить очень большие неприятности.

В двух предыдущих рассказах, кроме стремления к лидерству, признанию окружающими этого лидерства, просматривается еще одно часто встречающееся свойство натуры СЭЭ: способность в какие-то моменты проявить жестокость по отношению к тому, кто слабее. Со слабыми СЭЭ не очень-то считается, уважения к ним не испытывает — все это результат проявления действия волевой сенсорики в 1-м программном канале: «миром правит сила». Но при этом многие СЭЭ любят домашних животных (но только своих), ухаживают за ними и могут очень переживать, если с питомцами произойдет несчастье.

На первом курсе я влюбилась и полтора года страдала из за того, что мне не отвечали взаимностью. К третьему курсу успокоилась. Вскоре опять едва не влюбилась (причем с первого взгляда). Этот молодой человек вначале тоже проявил ко мне интерес, но потом как-то все не сложилось. От этих переживаний я начинаю либо ныть, либо впадаю в депрессию, но моя соседка может все по местам расставить: «Ты, — говорит, — по нему страдаешь из-за того, что ему до тебя нет дела, а бегал бы он за тобой, так и не нужен был бы». И это верно. Оба эти случая объединяет нелюбовь ко мне.

Они еще и не влюбились, а уже отошли от меня! А я тоже человек, хорошо чувствую отношение к себе. Я еще в них не разочаровалась, а они, видите ли, уже успели найти во мне недостатки!

Обратите внимание на тот факт, что может оказаться ущемленной не только «болевая» функция. В приведенном примере страдают обе сильные функции: как же так, я же самая-самая, по этого не признают другие. Когда происходит нечто, задевающее ведущие функции, человек гневно возмущается, поскольку чувствует свою абсолютную правоту: с его точки зрения, этого безобразия не должно быть, в то время как при давлении на «болевую» функцию он чувствует, скорее, свою несостоятельность.

Она уверенно чувствует себя в любой, даже малознакомой компании, всегда в состоянии поддержать беседу, но если человек ей неинтересен или если у нее просто нет настроения — запросто может сказать, что ей все надоело, и уйти. Поэтому часто кажется, что она эгоистична, что ей абсолютно все равно, что происходит с окружающими. Но это не так. Когда мне действительно бывает плохо, она готова все бросить, как то поддержать и помочь. Может запросто, ни с того ни с сего, сделать человеку что-нибудь приятное, не ожидая ничего взамен.

В учебе она особым прилежанием не отличается, но перед экзаменом обычно начинает усиленно заниматься и всегда наверстывает упущенное. В мелочах очень часто не выполняет своих обещаний: скажет, например, что сходит сегодня в магазин, а потом не сделает этого, мотивируя свой поступок тем, что ей просто не захотелось… Живет она по принципу: хочу — делаю, не хочу — не делаю. Но при этом то, что она никогда бы не стала делать для себя, она вдруг может сделать для другого, например, может приготовить ужин потому, что это нужно мне, а сама не притронется к еде.

Помню, она ужасно огорчалась невниманием к себе со стороны какого-тo молодого человека. Когда же она добилась своего — потеряла к нему всякий интерес. Вообще, круг ее знакомых очень широк. Многие относятся к ней с симпатией, но тем не менее настоящих, близких друзей у нее очень мало, хотя они ей необходимы, чтобы в тяжелые периоды жизни успокоиться, выговориться, выплакаться, найти поддержку.

Похоже, что здесь девушка принадлежит к этическому подтипу СЭЭ: для нее очень важно эмоциональное участие других в ее проблемах. Отметим также очень убедительное описание иррационального поведения героини рассказа во втором абзаце.

Мой сосед — человек очень активный, предприимчивый. Когда ему нужны деньги — а это бывает довольно часто, — он быстро придумывает, каким образом их достать, и немедленно приступает к осуществлению своего плана, не сомневаясь в успехе. Бывает, что это — просто спекуляция: например, покупает холодильник в Красноярске за 5 тысяч, а в Новосибирске продает за 8. В то же время, если есть возможность заработать более приличным способом, он и от этого не отказывается. Всегда уверен в себе. Затевая какое-нибудь мероприятие, считает, что сможет с этим делом справиться.

По натуре он — лидер, всегда старается поруководить и покомандовать: «Ты сделай это, а ты — то», «Это нужно делать так, а это — вот так!» В нашем блоке он организует всех на уборку, делает кому-то выговор по поводу беспорядка, хотя часто бывает так, что основной хаос именно от него и исходит. Недавно он собирался уезжать и устроил такую суматоху, что его действия, скорее, напоминали сборы после приказа о срочной эвакуации.

Почти безошибочно он определяет пробивную способность человека. Его друзья под стать ему, тоже напористые и предприимчивые. Он считает, что человек просто обязан владеть этими качествами.

Когда он появляется, не заметить его невозможно. Если компания собралась большая и на его появление не обращает внимания, он обязательно сделает так, чтобы его заметили. Например, громко провозгласит: «А вот и я!», или что-нибудь типа: «Я вижу, вы тут неплохо устроились!».

Его поступки чаще всего импульсивны. Однажды он позвонил мне, сообщив, что по пути в институт прождал автобус целый час, не дождался и вдруг решил вообще никуда не ехать, а зайти ко мне, при этом попросил меня никуда не отлучаться. Я прождал его не один час, потом ушел по делам, так и не дождавшись. Когда при следующей встрече я поинтересовался, куда это он прошлый раз пропал, он, нимало себя не осуждая, ответил: «Да вот, встретил одного приятеля и пошел к нему»… Он даже не подумал о том, что в такой ситуации он мог — и должен был — позвонить мне вторично.

Однажды я, раздумывая, как лучше прибить полку, отмерял расстояние между дырками, которые предстояло просверлить в стене. Он зашел и, узнав, что я собираюсь делать, схватил дрель, отстранил меня от работы и начал сверлить без вся кой разметки. На мои протесты, что получится криво, не обращал внимания. Получилось действительно криво, но зато быстро.

Однажды на корабле, где мой друг проходил службу в качестве фельдшера, случилось чрезвычайное происшествие: после взрыва один матрос оказался на грани между жизнью и смертью, сильно обгорев. Нужно было действовать немедленно. Необходимый препарат находился в сейфе у капитана, и тот колебался, боясь взять на себя ответственность, — препарат обладал наркотическим действием. Мой друг, не задумываясь, крикнул на капитана, как на своего подчиненного, употребив довольно резкие выражения, после чего капитан выдал ему нужный препарат. Жизнь матроса была спасена. Капитан ни словом не обмолвился о нарушении субординации. Победителей не судят.

Особенно ярко в этом рассказе проявляются две характерные особенности СЭЭ: иррациональность (трудно планировать и выполнять запланированное, с одной стороны, но также умение быстро сориентироваться в обстановке и принять решение) и слабость деловой логики (он делает все быстро, но не всегда качественно: полка оказалась прибитой криво). И, конечно же, СЭЭ как всегда, оказывается лидером, победителем, которого не судят.

4. Этико-сенсорный интроверт (ISFJ, Драйзер, Хранитель).
Установка сознания ведущего блока ЭСИ: условие нормальной жизни гармония человеческих отношений, соблюдение норм этики, морали и нравственности, бережное хранение традиций (БЭ — программная функция), и следует прилагать волевые усилия для сохранения и поддержания этой системы ценностей (ЧС — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БЭ — программная функция. Каждый интроверт ориентируется на собственные установки и побуждения, для которых внешние обстоятельства — только повод. Этический интроверт имеет в своем сознании ведущую идею о нормах морали, о правилах общежития, о необходимости вести определенный образ жизни, который, с его точки зрения, только и является достойным человека.

Этика отношений его самая сильная функция. С самого раннего возраста он понимает, что хорошо, а что дурно. Он — моралист и считает необходимым, чтобы законы поведения, нравственные нормы были четко сформулированы и неукоснительно соблюдались.

Особенно важными представляются ему традиции и уклад, веками накопленные человечеством. Он уверен, что эти традиции, а также ритуалы являются необходимыми ориентирами, которые призваны помочь человеку в любой жизненной ситуации. ЭСИ полагает, что эти традиции необходимо свято хранить, никогда не нарушать и бережно передавать от одного поколения к другому.

Сам он обычно придерживается принятых в обществе норм поведения и морали. Если видит кого-то, кто ими пренебрегает, может открыто выразить свое негативное отношение к таким людям, считает себя обязанным бороться с дурными наклонностями и пороками ближайших к нему людей. Эту борьбу может вести долго и упорно, используя все доступные ему средства (ЧС). ЭСИ — человек очень эмоциональный (ЧЭ), но свои чувства он всеми силами скрывает, в силу этого посторонним людям он может показаться спокойным и даже холодным. Но чем ближе ему человек, тем более он с ним раскрыт и раскован. В узком кругу близких ему людей, если он уверен, что любим и его ценят, чувствует себя совершенно счастливым.

Для него вообще очень важно, чтобы рядом был человек, которому он готов посвятить себя, но при этом он хочет быть уверенным, что его усилия ценят по достоинству, иначе может впасть в депрессию, а то и устроить скандал. Он долго помнит добро, старается непременно отблагодарить того, кто оказал ему услугу, но также долго помнит и зло. Бывает так, что по отношению к обидчику ЭСИ занимает непримиримую позицию и старается во что бы то ни стало наказать его, отомстить ему.

Эмоциональность ЭСИ проявляется и в любви к искусству, особенно музыке. Нередко он любит играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, с удовольствием посещает концерты, сам любит петь.

ЧС — функция реализации программы. Свою нравственную программу ЭСИ проводит в жизнь с настойчивостью волевого сенсорика. Но, общаясь с ним на далекой дистанции, далеко не сразу можно распознать твердость этой установки и неукоснительность проведения ее в жизнь, поскольку она как бы замаскирована внешней конформностью, умением почувствовать и понять настроение собеседника, его отношение к происходящему (БЭ).

Некоторое время он старается подстроиться, выказать деликатность, такт и уступчивость (БЭ), но рано или поздно проявляет склонность к волевому нажиму, особенно если на пути проведения в жизнь принципов, которые он исповедует, встречаются препятствия. В этом случае проявляются скрытые (только на первый взгляд) качества его натуры — требовательность и настойчивость. Он будет неукоснительно добиваться своего, уверенный в своей правоте. Если заставит подчиняться себе — испытывает чувство удовлетворения, но не афиширует этого.

Сильной сенсорикой обусловлено его пристрастие и к хозяйственной деятельности рачительной, честной, добросовестной; особенно это заметно в домашней обстановке (БС). Как правило, он запасает много продуктов, имеет дополнительные хранилища (погреб, сарай, гараж). Рачительно относится к своим запасам, вовремя их пополняет. В его хозяйстве минимум отходов, он все пускает в дело, будь то обрезки из досок или остатки продуктов питания.

Такая бережливость способствует тому, что уже смолоду он способен накопить достаточно средств, чтобы купить нужное количество предметов быта, символизирующих благосостояние, — дачу, машину, гараж… При этом все достается ему путем честного труда, скрупулезной экономии, а не бесшабашных авантюр или каких-то нечестных махинаций, — это противоречило бы его моральным принципам.

Описание действия функций слабых каналов

ЧИ — канал наименьшего сопротивления, КНС. Слабость этой функции проявляется в том, что ЭСИ, прекрасно видя внешние проявления происходящего (сильная сенсорика), плохо представляет себе его внутренние «пружины».

Так же трудно ему понять и внутренний мир другого человека. В силу этого он обычно весьма обстоятельно подходит к выбору спутника жизни: тщательно присматривается к нему, в долгом общении проверяет моральные качества будущего супруга (супруги), пытаясь выяснить, насколько они соответствуют его требованиям.

Бывает, что он недооценивает и себя, и свои положительные качества, мучается совестью, считает себя недостаточно образованным, способным, талантливым, болезненно переживает любые замечания по этому поводу в свой адрес.

БЛ — нормативная функция. Начиная любое дело, ЭСИ собирает и готовит материал, внимательно и скрупулезно все продумывает, но потом действует напористо и решительно. Слабость же этой функции проявляется в том, что на всю эту подготовительную работу ему требуются большие затраты времени и сил, он не отличается способностью легко и естественно принимать рациональные решения. Ему также трудно отделить главное от второстепенного: делает все подряд, старается работать как можно больше (ЧЛ) и не всегда соизмеряет свои возможности со своими планами, поэтому, бывает, что сильно переутомляется.

ЭСИ на работе и дома

Сильная сенсорика ЭСИ заметно сказывается в деловой сфере: его рабочее место прекрасно организовано, каждый инструмент — строго на своем месте, он никогда ничего не разбросает.

На работе он, как правило, человек очень ответственный и аккуратный, того же требует и от других. Нетерпим к небрежности и расхлябанности. Может проявлять жесткость к тем, кто плохо делает свое дело. Если же причин для недовольства нет предпочитает мягкий и уважительный стиль общения (БЭ).

Оказавшись во главе коллектива, ЭСИ чувствует огромную ответственность, которая держит его в постоянном напряжении. Слабая интуиция, являющаяся причиной его заниженной самооценки, также не способствует и пониманию скрытых возможностей каждого из его сослуживцев: у него есть некоторая настороженность к возможным негативным действиям по отношению к себе.

Хорошо чувствуя отношения между членами коллектива, ЭСИ легко вычленяет неформального лидера в нем и с успехом на него опирается; ему легче, если он может с кем-нибудь разделить ответственность.

Поскольку ЭСИ сложно прогнозировать события (БИ), видеть далекую перспективу, основное внимание он уделяет рассмотрению тактических задач, которые чаше всего, успешно решает. Ему поэтому легче работать в стабильных условиях. Любая неопределенность его сильно нервирует, он долго колеблется перед принятием решения, не любит рисковать. Но если решение принято — действует, спокойно и упорно доводя дело до конца.

По отношению к сотрудникам чаще использует методы убеждения, призывы к чувству долга, сознательности, честности. Ведет себя спокойно и уважительно, если вдруг не «нарывается» на кого-то, враждебно к нему настроенного, — в этом случае ЭСИ проявляет твердость и даже жесткость в отстаивании своих позиций.

В личных отношениях — как правило, честен и порядочен, способен на глубокое самоотверженное чувство. Но если партнер изменит — сразу отношения разорвет: предательства он не прощает.

Забота об окружающих — в первую очередь о членах собственной семьи — всегда является одним из приоритетов нравственной программы ЭСИ. Иногда создается такое впечатление, что он окружает себя и узкий круг близких ему людей невидимой стеной. Для этих людей — ничего не жаль. Он буквально служит им, может посвятить все свои силы этому, сделать это смыслом своей жизни.

Но бывает и так, что, чрезмерно отдавая свои силы другим, он не успевает делать что-то необходимое для себя. В таких случаях в нем накапливается раздражение, недовольство, которое он способен держать в себе многие месяцы и никак не проявлять. Такое длительное напряжение может привести его к неожиданному взрыву; ему тогда начинает казаться, что все только тем и занимаются, что эксплуатируют его, может даже начать подозревать своих близких в нечестности, способен увидеть в их действиях некую злонамеренность (ЧИ — слабая функция). В этом случае надо проявить к ЭСИ благожелательность, терпение и готовность идти навстречу; это поможет ему вернуть утерянное душевное равновесие.

Этико-сенсорный интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Самый памятный случай из моего детства: когда мне было 4 года, у меня была кошка, звали ее Черныш, я ее очень любила. Но однажды ее отравили. Мне казалось, что моя жизнь потеряла смысл. Помню, как я причитала: «Как же я буду без тебя жить, на кого же ты меня оставила?» Даже сейчас, много лет спустя, с грустью вспоминаю об этом! Мне до сих пор жаль мою кошку.

В этом случае проявляется очевидная эмоциональность этика-ЭСИ.

Когда мне исполнилось 6 лет, я решил научиться пилить. У меня была очень толстая доска, и каждый день на протяжении двух недель я доставал эту доску, пилил немного и убирал на место. Это продолжалось до тех пор, пока я не перепилил се.

Уже в раннем детстве ЭСИ проявляется настойчивость в достижении цели. Его волевая сенсорика действительно сильна. Однако слабость функции деловой логики приводит к тому, что он действует с прямолинейным упорством, не пытаясь найти более рациональный способ выполнить трудоемкую работу. Здесь уже сказывается слабая фантазия, что характерно для большинства сенсориков.

Не то в первом, не то во втором классе я однажды получил двойку, и дома меня наказали. Я очень обиделся, собрал рюкзак с продуктами и утром, когда родители ушли на работу, поехал на дачу. Там я проболтался часов пять. Как вернуться домой — не знал. Зашел к соседям — они меня покормили. Мне было очень одиноко. Вечером меня там нашел мой дедушка, я ему очень обрадовался, но виду не подал. И так у меня всегда: в случае душевной травмы хочется уединиться, но не надолго.

Этот эпизод иллюстрирует непримиримость ЭСИ: он не умеет прощать обиды и сам же от этого страдает, будучи человеком очень эмоциональным.

В 7 лет я поступила в музыкальную школу по классу фортепиано. Училась я 8 лет; каждые полгода нужно было сдавать экзамен. И всегда, даже па выпускном экзамене, я очень нервничала. И это несмотря на то, что всю программу я выучивала задолго до экзаменов, и на репетициях все получалось хорошо. Но за несколько дней до испытания я с возрастающим страхом только и думала о предстоящем: боялась сцены. Даже сейчас, когда я вспоминаю все эти концерты, у меня мурашки по коже бегут. На экзамене моя голова была занята только одной мыслью: вот сейчас я где-нибудь ошибусь… И действительно, часто ошибалась.

Если я останавливалась во время игры, то у меня начинали дрожать руки, и я с трудом могла играть дальше. Почти всегда оценка, которой удостаивали меня за мою игру, была чуть ниже, чем я могла бы получить.

Для интровертного этика любое публичное выступление — огромная психологическая нагрузка, поскольку он вынужден действовать в ситуации, требующей от него экстравертного поведения. Это приводит к значительным затратам психической энергии. Более того, в стрессовой ситуации вся его психическая энергия оказывается в полюсе «этика», а уж на логику и вовсе ничего не остается (речь идет о дихотомии логика — этика).

Характерной своей особенностью я считаю то, что мне постоянно необходим такой человек, которому я мог бы отдавать все. Обычно свою заботу я проявляю к очень близкому мне кругу людей. Но если я чувствую, что тот, о ком я забочусь, меня не понимает или просто использует, то я воспринимаю это как потерю чего-то очень значительного, после чего часто впадаю в депрессию, нахожусь в подавленном состоянии. В такой ситуации я способен совершать необдуманные поступки, например, несколько раз уходил из дома. В такие моменты я не понимал, какую боль я причиняю дорогому для меня человеку, и часто получалось так, что самые большие обиды я наносил самым близким мне людям, в чем потом сильно раскаивался и неоднократно корил себя.

Мое настроение сильно зависит от физического состояния. Я совершенно «выезжаю из колеи», если не выспался. Для меня — чем больше движения (но не суеты), тем лучше настроение. Даже если все не ладится, но я продолжаю настойчиво действовать, то результат окажется хорошим, а значит, есть повод порадоваться.

В комнате мы живем втроем. Мы с самого начала договорились, что будем заниматься уборкой по очереди. Мне бывает интересно, в связи с этим, наблюдать за моими соседками. Одна из них моя подруга, она принадлежит к психотипу ЭСИ (Драйзер). Если приходит ее очередь убирать, она делает все. тщательно, с явным удовольствием, поскольку очень любит чистоту и порядок. Вторая — чисто плотностью не отличается.

Однажды, когда эта неряха долго тянула с уборкой, моя подруга стала ей напоминать о ее обязанностях. После 5-го или 6-го напоминания наша соседка рявкнула, что ей пол и такой нравится, а если это кому-то не по нутру — пусть сам и моет. Последовал ответ моей подруги без крика, но настолько жесткий, что наша нахалка встала, куда-то вышла, через минуту появилась с ведром и тряпкой и начала мыть пол.

Прекрасный пример проявления ведущего блока ЭСИ: сдержанное замечание сделано с таким внутренним напором, что другой сразу выполняет требуемое (БЭ-ЧС).

Однажды она шла по улице, и какой-то молодой человек, идя сзади, легонько шлепнул ее пониже спины. Она обернулась и так возмущенно посмотрела на него, что парень оторопел. Дальше она его еще и отчитала: «Я что, девочка? Что за возмутительная фамильярность?», и все в таком духе. Короче, чуть не отвела его в милицию, и я уверена, что она вполне способна была это сделать.

Мужчина средних лет психотипа ЭСИ возмущается:

— Как не стыдно девушкам ходить в таких коротких юбках?

Они же сами провоцируют парней, а потом — скандал: «Изнасиловали!» Сами и виноваты, пусть ведут себя скромно, никто их не тронет.

Два предыдущих отрывка прекрасно характеризуют ЭСИ-моралиста, для которого на первом месте — законы нравственности.

В школе она была образцом скромности, прилежания и отличалась поведением, которое учителя называют примерным. Училась в основном на пятерки. Если получала четверку, могла расстроиться до того, что на глаза наворачивались слезы. Но бурных эмоций она никогда не проявляла. Я не помню случая, чтобы она громко рассмеялась, радостно запрыгала, накричала на кого то в припадке ярости либо разрыдалась. Но держать на лице холодную мину у нее тоже не было привычки: когда шутили, она улыбалась, когда что-то ей не нравилось — хмурилась. Говорила всегда тихо и как бы осторожно…

В школе старалась выполнять все требования, которые к ней предъявляли взрослые. В отличие от большинства из нас, она никогда не вступала в конфликт, не спорила с учителями и не высмеивала их. Одноклассники считали ее чересчур «правильной» и несколько забитой, но в общем хорошо к ней относились, поскольку она никому не причиняла зла и с удовольствием помогала в беде, если, конечно, помощь не противоречила ее взглядам. Например, списывать она никому не давала и не выгораживала провинившихся перед учителями. Все знали что, если организовать массовый побег с уроков, то с ее стороны этому мероприятию поддержки не будет.

Мы не были подругами. Но когда я сильно и подолгу болела, она приходила меня навещать, хотя и жила от меня довольно далеко. При этом она вела себя скромно и вежливо, как ведут себя представители старшего поколения. Тихо садилась, отказывалась от чая, вела спокойную беседу о событиях в школе и о том, чем она увлекалась. А интересовала ее биология — она держала дома солидный аквариум, кошек, черепах, множество экзотических растений, за которыми старательно ухаживала по всем правилам науки. В этих ее рассказах о ее подопечных была та доля нежности, с какой рассказывают о собственных детях. Я однажды видела, как она относится к растениям: присев на корточки, бережно берет в руки какую-нибудь травинку, аккуратно высвобождает ее от других растений… У меня осталось впечатление, что эти руки вообще ничего не могут сломать или испортить — они созданы, чтобы возвращать к жизни.

Но в разговорах с нею всегда чувствовалась дистанция — не было никакой интимности; она не откровенничала и не интересовалась чужими откровениями, впрочем, выслушивала их с должным сочувствием. Сама, однако, ни о чем не расспрашивала, видно, не хотела влезать в чужую жизнь.

Этот прекрасный рассказ — настолько подробная и убедительная характеристика ЭСИ, что вряд ли он нуждается в дополнительных комментариях.

В отношениях с друзьями я никогда не могу быть до конца искренной. Мне все время кажется, что близкие отношения опасны, ведь если люди будут знать друг о друге все, то они перестанут верить один другому. Поэтому я не стремлюсь узнать о ком-то больше того, что он сам о себе рассказывает.

Также не люблю, когда о других отзываются дурно. Несколько лет назад мой друг попал в ситуацию, в которой выглядел не лучшим образом. Я знала об этом, но однажды двое моих знакомых «раскрыли мне глаза» на недостойное поведение моего друга. Ну, и что же? Со знакомыми-доброхотами я перестала разговаривать, а мой друг таким же другом для меня и остался. Мои отношения с людьми складываются по принципу: «Если вы меня любите, то и я вас люблю».

Мне трудно сразу понять, на что способен человек, и только через длительное время близкого общения я могу предсказать его действия — просто составляю схему стереотипного поведения, но, как любая искусственная система, она часто дает сбой.

В этом описании мы сразу узнаем характерную черту ЭСИ, связанную со слабой интуицией возможностей в 3-м канале. Девушке трудно понять, какова внутренняя сущность человека, который рядом с ней, поэтому главное для ЭСИ — внешнее проявление привязанности и любви, и именно этим определяется отношение ЭСИ к окружающим.

Мне трудно рассчитать время, необходимое для какого то действия. Типичная ситуация: при подготовке к экзамену я составляю график, но выполнить его мне не удается. Например, за три часа, по графику, надо прочесть три параграфа, но разобраться с ними мне удается только за пять часов, и остальной материал приходится рассматривать впопыхах.

Перед экзаменами и зачетами я сильно волнуюсь. Все время кажется: что-то недочитано! Если осталось совсем мало времени — могу и вовсе потерять над собой контроль. Однажды, минут за 15 до того, как пойти на экзамен, я открыла тетрадь и три учебника на страницах, посвященных различным темам. В каждом источнике что-то прочитала, но в итоге — все забыла.

Если нужно рано встать, то просыпаюсь я впервые за час до необходимого времени, а затем — через каждые 10 минут, так что будильник мне не нужен.

Читатель, конечно, уже сам понял, что в этом рассказе также речь идет о слабой функции ЭСИ — интуиции времени (БИ).

Я очень долго помню все хорошее и все плохое, совершенное другими людьми по отношению ко мне. Можно сказать, что я злопамятен, потому что всегда пытаюсь отомстить за зло, причиненное мне. Если же это невозможно — стараюсь больше никогда не встречаться с обидчиком. Однажды к нам (было нас четверо) на улице пристали хулиганы, и один из нас отошел в сторону, показывая своим видом, что не имеет к нам никакого отношения. С ним я до сих пор не здороваюсь, несмотря на то, что он всеми силами пытается объясниться, загладить свою вину. Есть у меня еще отличительная черта — расчетливость. Я постоянно планирую свой бюджет, до мелочей высчитываю, сколько чего я могу себе позволить купить. Если почему-то не укладываюсь (например, выкурю лишнюю сигарету), это портит мне настроение, приводит к дискомфорту.

Расскажу несколько эпизодов из жизни своего братишки. Когда он учился в начальных классах, у него какой то старшеклассник отобрал 15 копеек. Брат запомнил этот случай и спустя 6 лет, окрепнув, вернул свои деньги, наказав обидчика.

В лаборатории мой брат выполняет общую работу со своим напарником. Они должны сделать все вместе и вместо сдать зачет. Брат требует, чтобы каждый выполнил в точности половину работы; иногда эта требовательность доходит у него до абсурда. Если напарник выражает протест или говорит, что ему приходится выполнять более трудную часть, брат немедленно предъявляет список «промахов» напарника.

При наведении порядка брат до десяти раз может передвинуть вазу на столе, одернуть скатерть, отойти на несколько шагов, чтобы удобнее оглядеть свою работу, вновь подойти и чуть-чуть поправить еще.

Обычно он нервничает, если необходимо выступить на каком-нибудь мероприятии. Однажды его назначили дежурным на военной кафедре. В его обязанности входило подойти к начальнику кафедры и отдать ему рапорт. Брат всю неделю тренировался и заучил слова рапорта так, что произносил их, уже не вдумываясь в смысл. Иногда он на несколько секунд останавливался, чтобы проверить, правильно ли употребляет падежи.

Интересно посмотреть на его книжную полку. Принцип расположения книг обычно таков: большие стоят рядом с большими, а книги меньшего формата — рядом с такими же. Поэтому, например, рядом с «Дифференциальными уравнениями» оказался «Винни Пух и все-все-все». Однако же это не мешает ему найти то, что его интересует в данный момент.

В двух предыдущих повествованиях мы снова встречаемся с характерным поведением ЭСИ: он не прощает обид. Такое свойство его натуры проявляется уже в раннем детстве и сохраняется до преклонных лет.

Второй рассказчик подтверждает также и чрезмерное волнение своего брата-ЭСИ перед публичным выступлением, вплоть до перевода себя в «автоматический» режим, лишь бы не сбиться.

Моя соседка всегда следит за тем, чтобы все три холодильника, которые есть в ее доме, были заполнены. Если, например, осталось 3 десятка яиц, она тут же посылает мужа в магазин: «У нас уже совсем нет яичек, нужно срочно купить», — и он покупает не, менее, сотни штук. Конечно, при такой системе всегда есть опасность, что что-то испортится, но она очень бережлива. Даже если сварила свежий суп — сначала доест остатки прежнего. Выбросить что-нибудь старое из еды ей даже и в голову не приходит. Черствый хлеб замочит, добавит дрожжи, масло, муку и испечет вкусные булочки; остатки молока, кефира сольет вместе и сварит творог, остатки печенья пропустит через мясорубку и сделает из него торт.

Бережливость ЭСИ относится и к продуктам питания, и к одежде, и к жилищу, и к огороду, машине, стройматериалам… Он, как своеобразный санитар, подчищает все вокруг, использует для дела то, что еще пригодится. Правда, может при этом и «передержать» продукт — у каждой медали две стороны.

Иногда мой дядя проявляет совсем излишнюю, на мой взгляд, заботу: «Подложи под ноги скамеечку», «Я взял тебе безрукавку, надень, а то замерзнешь», «Надень эти варежки, они теплее», и так далее. Каждый раз, когда я прихожу к нему, он вытаскивает из холодильника множество самых разнообразных продуктов и начинает усиленно угощать: на столе могут оказаться одновременно кильки, творог, паштет, жареная рыба, пирожки, пельмени…

Провожая, обязательно предложит что-то взять с собой — кусочки рыбы, капусту, пирожки. Любимое его слово — «попутно». «Возьми с собой картошки, ведь это попутно, заходить никуда не надо», — упрашивает он, когда я захожу к нему в гараж, где у него в погребе хранятся овощи.

У него есть машина, которую он обихаживает, как живое существо. Любит сидеть за рулем, скучает за долгую зиму без поездок. Водит машину уверенно, спокойно, без рывков, соблюдает ограничения скорости даже на пустынных дорогах. Охотно предлагает свою помощь: «Ну, что ты будешь мучиться, давай я тебя отвезу!»

Однажды, когда мне нужно было достать билет на поезд, а в летнее время это не так то просто сделать, он сам вызвался провезти меня по разным железнодорожным кассам, чтобы найти, где меньше народу. В какой-то момент я попросила его: «Дядя, давай проедем еще сто метров, там мне будет лучше выйти!», и вдруг, совершенно неожиданно для меня, он взорвался: «Сколько можно тебя катать, я тебе что, шофер на побегушках? Я уже пожилой человек и устал!» Лицо его при этом стало совсем чужим, совсем не похожим на него, злым и жестоким. А ведь еще час назад я отговаривалась от его предложения, но, видимо, он об этом уже забыл… Больше я с просьбами к нему не обращалась.

ЭСИ очень заботлив, но при этом бывает и так, что чрезвычайно сам устает опекать своих близких. Тогда в нем постепенно нарастает раздражение, которое может самым неожиданным образом вырваться. По-видимому, такая ситуация определяется слабостью деловой логики — ему трудно организовать свой труд эффективно, поэтому он часто переутомляется.

Мой сосед — полковник в отставке, представительный и красивый пожилой мужчина — принадлежит к типу ЭСИ. Когда-то его жена, родив второго сына, заболела послеродовой горячкой. Не смотря на то, что он приложил неимоверные усилия, чтобы спасти жену, она продолжала болеть все последующие 15 лет своей жизни.

Все эти годы, кроме нелегкой службы в армии и забот о тяжелобольной жене, он вынужден был также растить двух сыновей, готовить еду, стирать, мыть и заниматься уборкой. В таких вот тяжелых условиях его сыновья получили высшее военное образование. Иногда они приезжают к отцу в гости. Недавно был младший сын со своей женой, и мой сосед, человек уже немолодой, все две недели занимался хозяйством, обслуживая молодую пару, готовил, кормил всех троих. Видно, что чувство отцовства, заботы о слабом — его доминантное качество. Особенно сильно это заметно, когда к нему в гости прибегает мой 5-летний внучонок. Надо только видеть, как наш сосед помогает маленькому Темке исправить игрушку, учит его прибивать гвозди, а иногда и дает «порулить» на своей машине…

Одно из наиболее характерных качеств ЭСИ способность позаботиться о слабом, сделать так, чтобы человеку было тепло и уютно. Это относится не только к близким людям, маленьким детям, но и к животным, и даже к растениям.

Сравнительный анализ группы «Социалы».
У четверки психотипов, входящих в группу «Социалы», ведущий блок занят этикой и сенсорикой. Именно это обстоятельство и определяет социальную направленность их способностей и интересов.

Для всех четверых наиболее подходящей сферой деятельности является та, которую принято называть «человек — человеку». Там, где требуются помощь, сочувствие, способность вникнуть в чужие проблемы и умение их разрешить, создание комфорта психологического и физического, — самое место Социалам.

Все они очень эмоциональны, хорошо разбираются в настроениях других людей, легко идут на компромиссы ради хороших отношений, часто принимают решения под влиянием симпатий, большую роль в их жизни играет любовь.

Одновременно, они реалисты: ведут полнокровную физическую жизнь, практичны и деятельны, среди их целей не последнюю роль играет обретение материальных ценностей и благосостояния.

Слабые функции для всех четверых — интуиция и логика. Они мало склонны к витанию в облаках, их основные интересы — в настоящем, а не в будущем. Далеко не всегда они могут действовать по законам логики. Вместо того, чтобы обдумать ситуацию, — идут на поводу у эмоций, поэтому в производственной сфере им трудно действовать оптимально.

Социалы могут успешно реализовать себя в гуманитарной области с практическим уклоном, в преподавательской деятельности и в медицине. Им хорошо удается административная работа разных уровней. Из них получаются неплохие секретари, референты, посредники, осуществляющие связь с соседними фирмами, в том числе зарубежными; сотрудники транспортных агентств, туристических организаций, торговли, предприятий соцкультбыта.

Люди этих психотипов также нередко обладают художественными способностями и могут найти им применение в работе дизайнера, в прикладном искусстве или в арт-бизнесе.

Кроме общих черт, каждый из представителей этих психотипов имеет и свои особенности, определяемые местом и «вертностью» их сильных функций:

ЧЭ-БС, ЭСЭ, ESFJ, Гюго, Энтузиаст;

БС-ЧЭ, СЭИ, ISFP, Дюма, Посредник;

ЧС-БЭ, СЭЭ, ESFP, Наполеон, Лидер;

БЭ-ЧС, ЭСИ, ISFJ, Драйзер, Хранитель.

Рассмотрим вначале отличия, связанные с сенсорикой. В первой паре ЭСЭ (Гюго) и СЭИ (Дюма) — обладатели сенсорики ощущений, а во второй — СЭЭ (Наполеон) и ЭСИ (Драйзер) — волевой сенсорики.

Гюго и Дюма во главу угла ставят комфорт физический и эмоциональный, их установка — буквально «все для человека» (БС), они оба стремятся к сенсорному удовольствию, им хочется, чтобы жизнь была похожа на праздник, и только в том случае, если их уж очень допекут, способны взорваться, но не для нападения, а защищая свой психологический комфорт (Дюма) или в борьбе за справедливость (Гюго).

Обладатели волевой сенсорики ЭСИ (Драйзер) и СЭЭ (Наполеон) проявляют настойчивость и волю (ЧС), оба прекрасно чувствуют настроения и отношения в коллективе, легко выделяют лидеров и ведомых, могут манипулировать людьми (БЭ).

Внутри каждой пары также заметны отличия. Интровертный и иррациональный Дюма в любой обстановке устроит комфорт, он умеет сгладить все острые углы, в неформальном общении найдет «золотую середину»: ему поэтому и дано название — Посредник.

Экстравертный рациональный Гюго, гостеприимный и радушный, весь на виду, с энтузиазмом хватается за интересное дело и служит ему верно, до конца. Это качество и отражено в названии типа — Энтузиаст. Он с большим рвением относится к работе, действует активно, но несколько хаотично и разбросанно, в то время как интровертный и иррациональный Дюма не может долго напрягаться и не станет «биться за правду», как это сделает Гюго.

Если они работают, например, в торговле, то СЭИ (Дюма) удобнее общаться с отдельным клиентом, он постарается с тонким изяществом оформить свой товар, учесть все детали и индивидуальные пожелания заказчика. ЭСЭ (Гюго) также позаботится о дизайне упаковки; у него тоже налаживается хороший контакт с потребителем, но ему интересней работать с многочисленными клиентами, осуществлять торгово-посредническую деятельность на стороне, организовывать рекламу своему предприятию, вести шоу-программы (Л. Якубович).

Так же, как и Дюма, Гюго хорошо чувствует и понимает гармонию в одежде. Многие представители этих психотипов обладают безукоризненным вкусом, это относится не только к женщинам, которые прекрасно реализуют себя как художники-модельеры, но и к мужчинам (СЭИ — В. Юдашкин). Правда, Дюма может небрежно отнестись к своему внешнему виду, хотя он и артистичен по натуре; для него удобство самое главное. Среди СЭИ встречаются великолепные врачи, умеющие шуткой успокоить больного, хорошо понимающие его самочувствие и дающие дельные советы.

Дюма, если он обладает талантом художника, композитора или актера, — всегда любим зрителями, слушателями (В. Добрынин). Он может оказаться и прекрасным воспитателем, ненавязчивым и добросердечным.

И щедрый Гюго, и эпикуреец-Дюма — отличные кулинары, способные изобрести новые рецепты для изготовления различных блюд. Многие из них — просто прирожденные повара.

Солнечность и лучистость Гюго хорошо заметна в популярной актрисе С. Немоляевой. К сенсорному подтипу ЭСЭ, по мнению автора, также относятся актеры Н. Рыбников и Л. Куравлев, а характер Дюма наиболее точно выразил наш великий актер Е. Леонов словами своего героя: «Хорошо сидим!»

Обладатели волевой сенсорики СЭЭ (Наполеон) и ЭСИ (Драйзер) также заметно отличаются друг от друга.

Экстравертный иррациональный Наполеон динамичен, проблемы решает мгновенно, точно отслеживает поведение других людей, оценивает их силу или слабость, и в силу этого хорошо знает, кому подчиниться, а кого подчинить. Он чувствует, что и когда надо сказать, искусно лавирует в психологически напряженных ситуациях, хорошо манипулирует настроениями людей, умеет уговорить и заинтересовать, чтобы достичь поставленной цели. Соответственно ему дано имя — Лидер.

Интровертный и рациональный ЭСИ (Драйзер) — человек сдержанный, внутренне настороженный, моралист, хранитель нравственных устоев (отстаивая их, он не останавливается и перед силовыми методами), заботлив. Для него характерны самоконтроль и самодисциплина, он четко знает, чего делать нельзя, и стоит на страже своих принципов, охраняя свое нравственное пространство, отсюда его название: Хранитель. В общении на далекой дистанции он человек мягкий, конформный, но если задеты его принципы, может стать жестким и даже непримиримым.

Драйзер гораздо увереннее ощущает себя в стабильной структуре, которую он не может и не хочет менять, поскольку боится неопределенности (интуиция — КНС). В армии он чувствует себя обычно вполне на своем месте. В условиях жесткой армейской структуры, когда точно определено уставом, что можно, а чего нельзя, Драйзер уверен в себе, его склонность к дисциплине и порядку, его аккуратность прекрасно совмещаются с армейскими требованиями. Он — строгий и справедливый воспитатель, наставник молодежи и одновременно — рачительный хозяин всей материальной части своего подразделения.

Заботливость ЭСИ-Драйзера тем более уместна, если он занимается медициной. Умение работать чисто и аккуратно особенно важна в хирургии. ЭСИ умело выходит больного, если он работает в среднем медицинском звене. К этому психотипу принадлежали великий русский писатель И. Тургенев, драматург А. Островский, А. Дюма-сын, певицы С. Ротару, В. Толкунова.

Иррациональный и экстравертный Наполеон любит одновременно общаться с большим количеством людей. Его активность, умение выкрутиться из любой сложной ситуации и остаться победителем бывает как нельзя более кстати в бизнесе, торговле, юриспруденции, разумеется, в политике (недавний пример — М.С. Горбачев), а также в посреднической деятельности.

Наполеон — эффектен и артистичен. Представители этого психотипа прекрасно ведут шоу-программы: достаточно вспомнить М. Ганапольского («Бомонд») и В. Пельша («Угадай мелодию»).

Те же самые качества плюс яркая эмоциональность нередко приводят представителей этого психотипа на сцену: здесь выдающимися образцами могли бы послужить А. Пугачева и Ф. Киркоров.

Часто оказываются они и в армии, однако в отличие от Драйзера, который получает удовлетворение от того, что он укрепляет арьергард, Наполеон всегда стремится к высшим должностям. По мнению автора книги, к этому психотипу принадлежит и бывший министр обороны России П. Грачев.

ГЛАВА 4. ГУМАНИТАРИИ (ЭТИЧЕСКИЕ ИНТУИТЫ И ИНТУИТИВНЫЕ ЭТИКИ).

В последней, четвертой главе мы рассмотрим следующую группу психотипов:

1. ЧЭ-БИ, этико-интуитивный экстраверт, ENFJ, Гамлет, Артист;

2. БИ-ЧЭ, интуитивно-этический интроверт, INFP, Есенин, Лирик;

3. ЧИ-БЭ, интуитивно-этический экстраверт, ENFP, Гексли, Инициатор;

4. БЭ-ЧИ, этико-интуитивный интроверт, INFJ, Достоевский, Гуманист.

Краткое описание характера действия функций ведущего блока группы «Гуманитарии»:

ЧЭ — этика эмоций: открытое эмоциональное воздействие, непосредственная эмоциональная реакция;

БЭ — этика отношений: вопросы гармонии человеческих отношений, этических норм поведения, уважения к традициям и их соблюдение;

ЧИ — интуиция возможностей: способность оценить внутреннее содержание, потенциальные возможности данного объекта;

БИ — интуиция времени: предчувствие, прогноз, способность улавливать динамику развития, поэтическая фантазия, мистическое чувство.

1. Этико-интуитивный экстраверт (ENFJ, Гамлет, Артист).
Установка сознания ведущего блока ЭИЭ: жизнь наполнена смыслом, если в ней присутствует эмоциональный накал, драматические переживания (ЧЭ — программная функция). Надо угадать ту идею (БИ — реализация программы), которая захватит воображение людей и правильным образом сформирует их чувства.

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧЭ — программная функция. Жизнь для ЭИЭ — это сфера эмоций, которыми он, как дирижер оркестром, искусно управляет. Он способен воздействовать на окружающих широким диапазоном собственных чувств — от мощного взрыва, насыщенного драматизмом, трагедией или восторгом, до способности несколько дней молчать, ходить с каменным лицом, всем своим видом презирая и «наказывая» таким способом того, кто, с его точки зрения, оскорбил его. Яркая эмоциональность, драматизм переживаний, отклик на малейшее изменение настроения собеседника — весь богатый мир чувств, разнообразных оттенков эмоций, в силу экстравертности этого психотипа, немедленно демонстрируется окружающим.

Если он но поводу чьих-нибудь действий негодует, то квалифицирует их как омерзительный, злобный, завистливый поступок, источник же его воодушевления и восторга — непременно что-нибудь устремленное к самым высоким духовным идеалам… В эмоциональной сфере ЭИЭ представляет собой некий эталон выражения открытых чувств на публике.

В связи с такой установкой для ЭИЭ важную роль играют моральные критерии, принятые в обществе; сам он стремится в те сферы, где, по его мнению, эти критерии наивысшие. Будучи человеком очень эмоциональным, он легко откликается и на чужую беду, способен на горячее и искреннее сочувствие, бывает очень любезен, склонен оказывать услуги, не требующие длительного участия. Прекрасно умея манипулировать чувствами других людей, он в то же время сам очень раним, иногда кажется «человеком без кожи». Он сильно зависит от мнения окружающих, которые тем не менее ему всегда необходимы в качестве слушателей или зрителей.

Получается так, что он постоянно ощущает себя актером, находящимся на сцене, из-за чего в его поведении часто заметны театральность, повышенная возбудимость, пафос, преувеличенные жесты, картинные позы. Его поведение может носить и демонстративный характер, он как бы сигнализирует окружающим, как он несчастен, болен, оскорблен, мил, талантлив, остроумен, душевно тонок…

Он прекрасно умеет выступить перед аудиторией, зажечь ее, увлечь теми идеями, которые проповедует. Присутствие хотя бы одного человека — совершенно необходимое условие его каждодневных эмоциональных проявлений.

БИ — функция реализации программы. Захватить внимание окружающих, держать его на себе, нести людей за собой ему помогает неуемная фантазия. Он способен посвятить себя служению высокой идее, особенно если признает ее благородной и уникальной. Самому продемонстрировать свою уникальность (ЧИ) — это то, что его стимулирует и вдохновляет.

Как правило, он человек начитанный, не чуждый литературного дарования, любит поэзию, музыку, живопись, хорошо разбирается в тонкостях кинематографии. Ему близки идеи гуманизма, общечеловеческие ценности. Его заметно привлекает имидж благородного человека; иногда его искушает желание войти в «светское общество», где его таланты были бы хорошо заметны и оценены по достоинству.

Обращенность к миру собственного воображения приводит к тому, что основное внимание ЭИЭ направлено на свои проблемы, и все те вспышки сопереживания и сочувствия к ближнему, которые подчас его охватывают, быстро «сходят на нет» (БИ — функция интровертная). ЭИЭ способен невольно оскорбить другого, даже не понимая этого. Повышенная ранимость заставляет его стоять в позиции усиленной самозащиты; при этом он способен (на словах) наносить упреждающие «удары», бывает колким, саркастичным, нетерпимым.

Сильная интуиция времени позволяет ему хорошо предвидеть развитие событий, вовремя почувствовать, как поведет себя тот или иной человек, как будет, например, развиваться борьба на политической арене. Бывает, что он с готовностью предупреждает тех, с кем считается и кого уважает, о грозящей им опасности или просто о возможных неприятностях, старается научить, как лучше действовать в сложившейся ситуации.

ЭИЭ способен великолепно ощутить психологические особенности любого человека, понять и сильные, и слабые его стороны. Он прекрасный психолог, но не всегда употребляет эти свойства во благо часто у ЭИЭ возникает желание манипулировать близкими, и характер этой манипуляции зависит от его отношения к конкретному человеку.

Ему скучно жить размеренной жизнью, экстремальные ситуации его мобилизуют и вдохновляют. Если их долго нет, он сам вокруг себя создает напряженность, без этого его жизненный тонус падает.

Описание действия функций слабых каналов

БС — канал наименьшего сопротивления. Если в собственных способностях, в собственной уникальности ЭИЭ, как правило, не сомневается, то область бытовых проблем, самочувствие, здоровье — та сфера, где ЭИЭ чувствует необходимость в помощи и советах окружающих людей. Как правило, чистоплотен и брезглив. Плохо ощущая потребности собственного тела, он может или постоянно бегать к врачу, или вообще не появляться в медицинских учреждениях, пока не свалится.

Он весьма болезненно переносит замечания по поводу своих промахов в этикете, грубых или вульгарных проявлений в поступках, если таковые случаются. Бывает так, что, поддавшись сиюминутному настроению, подогреваемый вниманием публики, ЭИЭ проявит незаурядную щедрость и благотворительность. Но может случиться и так, что в другие периоды окажется достаточно скупым и пожалеет для близкого человека, казалось бы, малости.

Не всегда он может подобрать себе подходящую по силуэту одежду, хотя и бывают такие представители ЭИЭ, которые обладают хорошим вкусом в подборе цветовой гаммы. Зная о своей способности хорошо угадывать суть происходящего (ЧИ) и от этого уверенный в своей правоте, ЭИЭ способен действовать нажимом, волевым давлением (ЧС), особенно если перед ним человек, которого он считает по каким-то параметрам ниже себя — по возрасту, уровню культуры, служебному положению… Иногда способен и намеренно унизить, чтобы поставить человека «на его место».

ЧЛ — нормативная функция. Очень важную роль в работоспособности ЭИЭ играет эмоциональная увлеченность своим делом. Если нет настроения — он может слоняться, глубоко переживая свои неприятности и тем оправдывая собственную бездеятельность. Если же работа его увлекла, может гореть ярким пламенем. Тогда ему бывает очень трудно переключиться на что-то другое, даже жизненно необходимое (приготовление пищи и т. п.). Однако все это относится, как правило, к творческой работе, а «сермяжный» труд, связанный с механическим повтором одного и того же для него совершенно невыносим. На такую деятельность он предпочитает задействовать кого-то другого, пользуясь своим умением убедить, вдохновить, нажать на хорошо видимые ему эмоциональные рычаги. То есть здесь он действует также своими сильными функциями.

ЭИЭ не прочь проявить себя в интеллектуальной области (БЛ), продемонстрировать свою причастность к философским проблемам, любит поговорить на абстрактные темы.

ЭИЭ на работе и дома

Вообще к работе ЭИЭ относится со старанием. Заслуженно может похвалиться тщательностью и аккуратностью исполнения, любит, чтобы в его делах был порядок (БС). Слабость этой функции, однако, проявляется в том, что так трудиться всегда — и на работе и дома — ему трудно, от этого он быстро утомляется. Как правило, терпения ему хватает только на работе, где он находится под постоянным вниманием своих коллег. Домашние дела в больших количествах его раздражают, тут он предпочитает разделить их с кем-то из близких.

В должности руководителя ЭИЭ больше всего привлекает моральное лидерство, способность увлечь своих коллег возвышенными целями, вдохновить их. Он хорошо видит стратегическую перспективу своего предприятия, умеет генерировать новые идеи, найти нетривиальные подходы к задаче. Его хорошее понимание психологии людей и умение ими манипулировать также способствуют тому, что он легко может заставить других выполнять то, что необходимо, но он не стремится обязательно занять высокий административный пост, его больше привлекает широкая возможная любовь коллег, признание его высоких моральных, этических и рабочих качеств, его уникальности.

Все особенности психики ЭИЭ хорошо видны и в семейной жизни. По существу, стремясь к теплоте отношений, сердечности и чуткости, часто демонстрируя их, он не всегда способен на деле проявить эти качества по отношению к своим домочадцам, здесь могут проявиться отрицательные свойства его натуры: капризность, вздорность, нетерпимость.

ЭИЭ заботится о том, чтобы материально обеспечить семью, может для этого много работать, но такая забота касается лишь материальной стороны дела. В вопросах же супружеской верности он не очень щепетилен, полагая, что в семье это — не самое главное. И однако в случае аналогичного поведения со стороны своего партнера ЭИЭ может поднять страшный шум, может дойти и до морального террора (вплоть до угрозы самоубийства), если тот вознамерится его покинуть. Правда, такие угрозы чаще всего бывают лишь проявлением истероидности и реальной опасности не представляют.

В особо острых ситуациях ЭИЭ требует, чтобы все внимание и забота принадлежали в семье ему одному, причем может даже начать ревновать свою супругу (супруга) к собственным детям, сам предпочитая быть в роли опекаемого, любимого, но капризного ребенка.

Исключением является ситуация, когда супруг (супруга) горячо любим. Тогда вся богатая фантазия и эмоциональность могут быть направлены на создание и поддержание семейного очага. В этом случае ЭИЭ — прекрасный семьянин, чуткий, понимающий и заботливый супруг и родитель.

Этико-интуитивный экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

До сих пор храню в памяти случай, произошедший со мной, когда мне было 7 лет. У меня разболелся зуб. Такой адской боли я еще никогда не испытывала. Ничто не помогало. Я не спала ночами и ничего не могла есть. Пришлось обратиться к зубному врачу. Мой дедушка, взяв мне талон, отправился со мною в поликлинику. До этого времени мне приходилось лечить зубы, но не удалять их. Случай этот — давний, а в те годы в нашей стране широкого применения обезболивающих средств не наблюдалось. Врач убеждала меня, что это минутное дело, что я даже ничего не успею почувствовать. Но оказалось все не так. Зуб никак не хотел покидать своего «насиженного» места. Врач провозилась с ним невероятно долго, и это было очень мучительно для меня. На мои душераздирающие крики сбежались даже врачи из соседних кабинетов. Мой дедушка просто не находил себе места за дверью…

Наконец, благодаря совместным усилиям прибывших на помощь, мой зуб был все же удален. Мой кошмар на этом не кончился: теперь врачи никак не могли унять кровь, которая текла бесконечным потоком. Ее, конечно, пытались остановить, но я просто никому не давала это сделать, мне нужно было срочно покинуть этот ужасный кабинет! Свое успокоение я нашла только в объятиях моего дедушки. Он так быстро смог меня успокоить и развеселить (его психотип СЭИ, Дюма), что я даже на время забыла о своих мучениях.

ЭИЭ обладает болевой сенсорикой (БС — КНС), поэтому все, что касается самочувствия, болезней, в том числе и умения терпеть боль, для него выходит за рамки обычных житейских проблем. Кроме того, повышенная эмоциональность (ЧЭ — программная функция) и детская неспособность сдерживать свои чувства там, где взрослый человек попытался бы это сделать, привели к сцене, которая достаточно красноречиво описана в этом рассказе.

При знакомстве я невольно разделяю для себя людей на три категории: 1 — хочу общаться, 2 — могу общаться (хотя и без особого желания), 3 — не хочу даже видеть. Однажды мы всей семьей поехали в дом отдыха. По соседству отдыхала еще одна семья, в ней был мальчик моего возраста, и он попал для меня в третью «категорию». Первый день знакомства я его кое-как терпел, но потом стал избегать. На четвертый день его мама подошла к моей с вопросом: «Почему Вы запретили Вашему сыну играть с моим? » Никто мне, конечно, ничего не запрещал… Просто этот Дима мне не нравился.

Обратите внимание на два момента в этом отрывке. Во-первых, ЭИЭ разделяет всех людей по категориям, для него есть «высшие» и «низшие». Во-вторых, еще ребенком он умеет уйти от прямого конфликта, перекладывая ответственность за происходящее на других. В этой ситуации мальчик не стал ссориться с Димой, а разыграл молчаливую сцену запрета общения со стороны своей мамы.

Я хорошо чувствую себя в компании близких друзей и в семье.

Могу даже в разговоре выходить за рамки приличий, покапризничать, что, впрочем, мне прощают. Своих чувств — не скрываю. Легко могу посмеяться или рассердиться, люблю посетовать на жизнь, даже если не все так плохо, как я это изображаю.

Люблю всегда быть в центре внимания, для этого могу сделать все, что угодно: стараюсь мило разговаривать, говорить что-то приятное человеку, чтобы расположить его к себе. Если это не помогает, человек становится моим врагом. Не потерплю к себе равнодушия!

И действительно, для ЭИЭ очень важным является эмоциональное поле, в котором он чувствует себя, как рыба в воде. Равнодушие же лишает его возможности манипуляции, которая для него — основной инструмент общения.

Вспоминаю случай в кафе. Мы сидели с подругой, а за соседним столиком устроились бомжи алкоголики. Легко представить себе их засаленную одежду, грязные, небритые лица, гнилые зубы! Не замечатъ их было выше моих сил. Все было испорчено… Впрочем, такой же эффект может для меня иметь и такая мелочь, как расположенный рядом грязный стол.

Однажды мы с моей соседкой принимали гостя. Необходимо было что-то приготовить, но ни мне, ни соседке это делать не хотелось. Тогда я, обращаясь к гостю, сказала: «У меня такая чудная соседка, она просто восхитительно готовит, только сегодня почему-то ломается!», — только и всего, и она капитулировала.

Первый абзац этого рассказа наглядно иллюстрирует ранимость сенсорики ощущений (БС — КНС).

Второй абзац — великолепный пример манипуляции соседкой, чтобы избавить себя от нелюбимого дела.

Идей, особенно творческих, у него было много. Он был отличный художник. Воплощая в жизнь свой очередной замысел, он ставил всех себе на службу. Ему доставали то, что было необходимо для работы, ему позировали, его даже кормили…

Он очень любил кошек, но однажды к нему стала ластиться бродячая кошка, а кто-то сказал, что она «лишайная». Он изменился в лице и буквально пнул бедного зверя, как мяч. Это был, пожалуй, единственный случай его жестокости, которому я была свидетелем.

Когда он погружался с головой в работу, то абсолютно забывал про распорядок дня, мог несколько ночей почти не спать и питаться всякой всячиной, если его принудительно не накормить. Он никогда не знал, что у него лежит в холодильнике, не говоря уже о шкафах и полках (за исключением книжных). Если мне нужно было послать его в магазин, то приходилось давать подробную инструкцию — где, что и по какой цене купить, и все равно он мог купить не то. Уборку терпеть не мог, стирку и глажку тоже… Однажды я попросила его помочь сделать мне торт. Он тщательно вымыл руки, закатал рукава, затем взял журнальный столик, поставил его на пороге кухни, проверил, не качается ли, выбрал стул получше, взял самый острый нож, потом принес пачку журналов, уселся за столик и начал методично пролистывать журналы, зачитывая вслух понравившиеся места. Наконец, ему и это надоело. Тогда он ножом стал вырезать картинки и кусочками теста клеить к двери кухни. В конце концов, я без его помощи выпекла первый корж, который вышел идеально круглой формы. Он взял его и аккуратно пришпилил на стенку в своей комнате.

В этом рассказе, кроме, опять-таки, умения манипулировать другими и проявления ранимой сенсорики (в эпизоде с кошкой), обратите внимание на увлеченность работой ЭИЭ. Может даже показаться, что это человек иррациональный. Действительно, если бы уместно было составить шкалу рациональности по ее силе и слабости, то, несомненно, более «рациональными» оказались бы логики, которые способны вести размеренный образ жизни. Этиков же захлестывает эмоциональность. Их рационализм проявляется несколько иначе — в неспособности переключаться на что-то другое. Они оказываются как будто в глубокой колее, из которой не могут выбраться, пока не завершат начатое дело.

С первых дней нашего знакомства меня поражала ее способность мгновенно изменять настроение, голос, выражение лица (если это было нужно) и предстать перед человеком такой, какой, по ее мнению, он хотел ее видеть, или такой, какой она хотела бы выглядеть в его глазах. Когда в комнате находились девочки, она нормальным голосом со всеми разговаривала или, если была в плохом настроении, — молчала, дулась, злилась. Но, вне зависимости от всего этого, как только появлялся представитель мужского пола, у нее в одну секунду появлялась самая приветливая в мире улыбка, голос повышался в тоне и приобретал детские интонации. Она щебетала и весело смеялась. После того, как юноша уходил, она возвращалась в свое первоначальное состояние, голос полностью восстанавливался, и если ее настроение до визита было не очень хорошим, то невозможно было подумать, что еще минуты две назад это была такая миленькая девушка!

Вообще Т. считала, что все вокруг должны видеть в ней маленькую девочку (это для сильных мужчин), и должны прощать ей все ее шалости, как их прощают детям. В девчоночьей же среде — стремилась создать образ «респектабельной женщины». Могла подкатить к общежитию на шикарной машине, элегантно хлопнуть дверцей… Встретив кого-нибудь из подруг, могла часами обсуждать цены в коммерческих магазинах, вопросы налогообложения и проблемы малых предприятий. Из тех же соображений она училась управлять машиной.

Если в семье кто-то заболел — Л. проявляет заботливость, какое-то время может ухаживать за больным, как нянька, но надолго его заботы не хватает, он быстро устает от своих обязанностей. Если же заболеет сам — все окружающие не должны расслабляться ни на минуту. Чем большее количество людей крутятся вокруг него — жена, дети, врачи, «скорая помощь», — тем большее удовлетворение от всего этого он чувствует. Кроме истинного участия в его проблемах, ему еще необходима и публичная демонстрация такого участия.

Действительно, ЭИЭ очень бурно, но кратковременно может сопереживать тому, кому в настоящий момент плохо, способен эмоционально поддержать потерпевшего. Если же потерпевшим оказался он сам, то для него важным является не только то, что в трудную минуту окружающие помогают ему делом, ему еще хочется иметь как можно больше свидетелей и участников его страданий, которые своим сопереживанием облегчают постигшую тяжелую участь.

Я очень люблю готовить различные рефераты и доклады. Тут, если признаться, я работаю «на зрителя». Во-первых, при выборе материала я стараюсь представить себя на месте слушателя, подбираю материал значимый и интересный. Читая или рассказывая, я хочу, чтобы человек послушно следовал за моей мыслью, вникая в суть. Если же, что бывает очень редко, я вдруг вижу, что мои слушатели «спят», — я сделаю все возможное, чтобы их заинтересовать, привлечь их внимание. Обычно в таких случаях я плавно перехожу к какой то иной теме, например, могу рассказать случай из своей жизни или смешной анекдот, и когда с помощью этих ухищрений внимание публики «поймано», — так же медленно возвращаюсь к теме, но уже не одна, а увлекая вместе с собой мою аудиторию. Обычно мне это хорошо удается. Если же на какого то «спящего» слушателя и это не действует, тогда, обращаясь прямо к нему, я спрашиваю:

— Скажите, что Вы об этом думаете? Что, по Вашему, в такой ситуации могло бы произойти?

В этом отрывке великолепно описано умение ЭИЭ манипулировать своими слушателями. Если при этом он обладает высокими нравственными качествами, такое умение делает его и великим педагогом, и великим артистом.

Пожалуй, мне не чужды проявления суицидальности. Нет, я не пыталась покончить жизнь самоубийством, но эти мысли в период размолвок с родителями у меня иногда возникали. Я при этом писала прощальные записки, делала «тайные» признания родителям — но все это не выходило за рамки демонстративных действий. Мне иногда хотелось все эти случаи записать, чтобы потом, со временем, посмеяться… В эти тяжелые дни только философский взгляд на жизнь помогал мне выжить. Когда это вновь со мной происходит, я успокаиваю себя словами: «Все это когда-нибудь кончится!»

Особенность, и довольно характерная, для ЭИЭ суицидальные демонстрации, которые призваны сигнализировать окружающим о его душевных муках, о просьбе прийти на помощь.

За первые 15 минут знакомства я уже хорошо понимаю, чем можно обидеть человека, а чем нельзя. Обычно, если есть такая возможность, эти 15 минут я со стороны за ним наблюдаю. Если решаю, что он для меня не особенно важен и я ничего не потеряю, порвав с ним отношения, — люблю балансировать на этой грани и наблюдать за его реакцией.

Если же я знаю человека достаточно хорошо, то могу легко предсказать его поведение. Бывает так, что, пока он еще набирает воздуха в грудь, чтобы мне что-то сказать, — его фраза уже звучит в моей голове, причем в точной его формулировке.

Я очень люблю искусство, чувствую его буквально кожей. У меня техническое образование, но теперь я работаю в Русском музее и совершенно счастлива этим. Раньше я очень любила ходить в театр, обязательно посещала спектакли 2 — 3 раза в неделю, но сейчас столько драматизма в самой жизни, что и в театр не тянет, а музей для меня -вся моя жизнь. Особенно остро я чувствую энергетику Рериха и Кандинского, заряжаюсь от картин этих художников положительными эмоциями, мне они придают энергию.

Искусство, театр, музыка — конечно же, наиболее подходящие профессиональные занятия для человека гуманитарного склада, к которым относится ЭИЭ.

Я всегда очень любила быть в центре внимания, считала себя, да и теперь считаю, светской женщиной.

Я не однолюб. У меня было много романов, которые быстро кончались, самый долгий из них тянулся полтора года. Чаще всего в меня влюблялись мужчины намного моложе меня. Должно быть, я сама способствовала этому, так как не люблю слишком взрослых, то есть, слишком скучных людей и поощряю любые речи, вплоть до всякой восторженной ерунды.

Со своим начальником я долго конфликтовала, потому что он не мог создать хороших условий работы для своих подчиненных, часто проявлял недобросовестность и был необязателен. Однажды, после очередной стычки, я при всех обозвала его ничтожеством. Тем не менее, когда высокое начальство захотело меня сократить, он начал меня отстаивать. Конечно, после этого я перед ним извинилась, сделав это публично.

Однажды она пришла домой вся взбудораженная, глаза трели — ей срочно необходимо было поделиться со мной свежими впечатления ми. Оказалось, что она возвращалась с работы в трамвае. Среди пассажиров возник разговор о тяжелом блокадном времени (дело происходило в Ленинграде). Она немедленно включилась в разговор, стала рассказывать подробности той тяжелой жизни, и так «погрузилась в воспоминания», что у нее заболело сердце. Кто-то предложил валидол, кто-то — нитроглицерин. Сочувствующие пассажиры ее утешали: «Ну что же теперь Вы так убиваетесь? Горю этим не поможешь. Вам надо беречь себя. Сейчас все самое трудное уже позади…»

Ее так увлек собственный рассказ, что она, вероятно, не вспомнила о том, что мы с ней всю войну провели в эвакуации на Урале.

В этом фрагменте очень живописно выглядит способность интуитивного подтипа ЭИЭ «выпадать» из реальности, ведь БИ — функция интровертная.

Всегда мама была для меня недостижимым идеалом женщины: ее умение всегда и всех заставить себя уважать (несколько слов, тон — и все! При ней уже никто не закурит, не произнесет бранного слова). Ученики — ребята из интерната, сироты (многие — при живых родителях), повидавшие на своем веку много грязи, в грош не ставившие других учителей, — относятся к маме чуть ли не с обожанием. Меня восхищает ее искренность. Она замечательно поет (зал плачет, я видела). Я редко слышала, чтобы кто-нибудь умел так читать стихи, как мама, и вообще так говорить о своих чувствах. Она не боится самых сильных слов, и в ее устах они звучат настолько естественно, что даже дрожь берет. Если она любит — это видно, слышно и всем понятно. Если ненавидит — сомнений нет. Скрыть свои чувства она не может, даже если пытается.

Она всегда несет с собой какую-то свежесть, как ветер в духоту.

Ей непонятно, как я могу спокойно и дружелюбно разговаривать с валютной проституткой (ну и что же, что мы учились вместе?). Или как я могу не слышать, что за окном матерятся прохожие мужики. Пусть у нас интересный разговор — но они же матерятся, и громко! А мама — на грани слез: при ней матерятся, а она ничего не может сделать. А я даже не слышу — не меня матерят, и ладно. Тем более, что меня даже не видят. Но втайне я завидую маминой эмоциональности и считаю себя просто равнодушной.

Его речь разительно отличалась от речи других людей: словечка в простоте не скажет! Обыкновенно у него получалось что-нибудь в таком роде:

— Наталья Ивановна, я подвергаюсь прискорбной обструкции с Вашей стороны, в то самое время как она совершенно не заслужена мною…

— Посмотри, Галина, как женщиной моей мечты, Натальей Ивановной, разбираема эта необозримая почта, удостоенная чести прийти в адрес нашего уникального агентства!

Позднее он стал знаменит в нашем коллективе тем, что время от времени декламировал свои стихи, посвященные тем или иным людям. В этих стихах хромали и размер, и рифма, зато в них встречались на каждом шагу фразы типа:

«Не просто суперсовершенство, а сверхгармония реальности…»

«Прекрасногрудая блондинка…»

«Весна мне ветром плюнула в лицо…»

Ему вообще очень важно чувствовать, что к нему относятся с участием, что на него обращают внимание. Вот пример. Прибегает он на работу к середине дня, я в этот момент дозваниваюсь до абонента по телефону. Он — с порога:

— Наталья Ивановна, мне сегодня были факсы?

— Нет.

Он или не слышит, или его не устраивает форма ответа, он подходит ближе:

— Наталья Ивановна! Мне сегодня кто-нибудь звонил или передавал факс?

Я уже слышу звонок на другом конце провода, отвечаю опять быстро:

— Нет, нет.

Одновременно — просматриваю свои записи к разговору. Он закрывает ладонью мои бумаги и говорит громко, раздельно, прямо глядя в глаза:

— Наталья Ивановна, я хочу наконец выяснить, существует ли какая-нибудъ информация, переданная сегодня для меня людьми, находящимися в других городах?

— Нет, голубчик, нет! И отойди, пожалуйста, от меня, не мешай работать. Алло…

Он моментально вскипает, выходит на середину комнаты, находит взглядом человека, внимающего ему, и громко повествует о том, что я к нему опять несправедлива, что я саботирую его работу, а он, между прочим, себя не жалеет ради нашего родного агентства…

Я говорю себе, что не должна на него обижаться. Такое же отношение к нему я стараюсь внушить остальным сотрудникам, если возникает такая необходимость: ведь несмотря на всю свою экстравагантность, он, в сущности, безобиден. Он даже не способен серьезно оскорбить человека. Он вообще боится каких то сложных отношений, притом умеет чувствовать настроения других людей, понять, о чем они думают сейчас, в том числе — конечно! — что они думают о нем самом.

Два предыдущих рассказа — блестящие примеры проявления этического подтипа ЭИЭ.

Однажды мы отмечали 1 Мая. И вот наш друг С. сказал невзначай, что в принципе мог бы выпить всю оставшуюся водку один. А водки там было полторы бутылки. Народу выло много, и некоторые из присутствующих усомнились в его способностях. Тут разгорелся жаркий спор, в конце которого С. картинно встал посреди комнаты: перед ним на столе стоял сосуд, в который было налито полторы бутылки «Столичной», а под сосудом — 200 рублей (две месячные стипендии). Если он выпьет всю водку сразу, не останавливаясь, то деньги будут принадлежать ему. А если нет — такая же сумма с него. Практически никто не верил в его успех. А он все-таки выпил! И взял только 100 рублей, остальные отдал народу на дальнейшее празднество. До комнаты ему помогли добраться, и он весь вечер, пока не заснул, страшно кричал, объясняя, как все было, и радуясь своей победе.

Вот уж поистине — на публике ЭИЭ способен сделать все что угодно. Обратите внимание еще и на публичную щедрость юноши: пусть общество веселится за его счет.

2. Интуитивно-этический интроверт (INFP, Есенин, Лирик).
Установка сознания ведущего блока ИЭИ: главная ценность в мире -роскошные сады собственного воображения. С их помощью можно проникнуть в прошлое и будущее, почувствовать окружающий мир в его целостности, уловить динамику происходящего (БИ — программная функция) и далее — эмоционально вдохновить людей на необходимые действия (ЧЭ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БИ — программная функция. Интровертность интуиции ИЭИ говорит о том, что его сознание погружено в моделирование временных процессов. Он плывет, течет, струится во времени, легко уходя как вперед, так и назад. Но в отличие от ИЛИ (Бальзак, Критик) он — этик, и его поэтому меньше волнуют проблемы материального мира и производства, а больше развитие во времени человеческих эмоций и отношений между людьми.

Перед его внутренним взором все находится в движении: дети — бегают, взрослые — работают, совершают какие-то поступки, реки текут, светила — перемещаются по небу… Для ИЭИ время — некая сущность. Его прожить — то же самое, как для другого сделать дело. Мечтатель и романтик, ИЭИ легко отрывается от реальности и уносится мыслью в страну грез, где он черпает и радость, и смысл существования. Имеет пристрастие к романам, фантастике, приключенческой литературе. Вместе с воображаемыми героями он участвует во всех их похождениях, сам подолгу любит предаваться мечтам. Мечты — как правило, о чем-то красивом, изящном: о кругосветном путешествии на комфортабельном лайнере с изысканной публикой на борту, о роскошном коттедже с камином и белым роялем, о прекрасной любви…

Однако ИЭИ также умеет и предчувствовать назревание событий, уловить едва заметные флюиды настроений в обществе, их динамику. Он очень точно может почувствовать момент времени, когда настала пора действовать; особенно явно он ощущает приближение кризисных ситуаций и опасности, весьма тревожится по этому поводу (ЧЭ — сильная функция).

Он неплохо умеет уловить особенности людей (ЧИ), их способности и возможности, тянется к таким людям (иногда — с целью их использовать). По отношению к себе, к своим способностям и талантам у него есть внутреннее, часто тайное, убеждение, что он превосходит других людей в своем духовном аристократизме, считает себя принадлежащим к некой злите человечества, но, как правило, старается эту свою убежденность не демонстрировать.

Интровертный характер интуиции в ведущем блоке затрудняет ему взгляд на себя со стороны, ему трудно проанализировать свои поступки, он склонен оправдывать себя во всем. Стремление уйти от реальности и трудность самооценки могут привести его к эгоцентризму, чрезмерной погруженности в свой мир.

ЧЭ — функция реализации программы. Уловив тенденции происходящего, ИЭИ старается эмоционально повлиять на окружающих, чтобы подтолкнуть их к соответствующим действиям. Умеет манипулировать настроениями людей, вызывать в них те или иные нужные ему реакции и чувства, но делает это не напором и нажимом, но уговором, а еще чаще — эмоциональным всплеском, который сигнализирует о том, что он просто погибнет, как хрупкое, тонкое, ранимое существо, если ему тут же не придут на помощь и не сделают то, о чем он просит! Самому же ему деловая активность дается трудно (ЧЛ — КНС), поэтому он старается настроить на дело окружающих. ИЭИ легко воодушевляется при благоприятной обстановке, но его и очень легко обидеть: достаточно интонации, взгляда, чтобы повергнуть его в уныние на целый день.

Если же он уверен в своей правоте, а те, кто его окружает, не реагируют на его сигналы о необходимых действиях, — его возмущение и эмоциональность могут достичь такой степени, что потом он долго не может успокоиться и будет продолжать с жаром доказывать всем свою позицию.

Любит оказаться в центре внимания, если окружающие ему хорошо знакомы. Умеет нужным образом себя вести — кому-то улыбнуться, вовремя поддержать чью-то реплику, быть учтивым и конформным.

Если ИЭИ переживает приступ тоски и разочарования, а такое случается нередко, тогда он стремится к уединению. Когда же мрачные периоды заканчиваются — он опять пребывает в тревожно-радостном ожидании прекрасных изменений в жизни. Если ему повезло, и он оказался в атмосфере любви и понимания — раскрывается одно из лучших его качеств: умение сопереживать, оказывать моральную поддержку. Хорошо чувствуя настроение окружающих, он — будучи в светлом расположении духа — стремится улучшить его, готов проявить теплоту и сочувствие.

Обладая высокой эмоциональностью, ИЭИ чутко отзывается на все виды искусства: Особенно он любит музыку и стихи, сам часто музицирует, посещает концерты, проявляет природный литературный дар.

Описание действия функций слабых каналов

ЧЛ — капал наименьшего сопротивления (КНС). Уход в область мечтаний и грез помогает ИЭИ спрятаться от реальности, которая подчас оказывается для него слишком грубой и жестокой.

Его деловая активность совершенно непредсказуема, поскольку его работоспособность зависит исключительно от настроения: короткие вспышки-штурмы могут перемежаться периодами длительного бездействия. Как правило, он обладает низкой энергетикой, и поэтому ему трудно заставить себя работать. Присущая ему астения — быстрая утомляемость и низкая активность — часто компенсируется потребностью в длительном ночном сне. Именно поэтому он, без моральной поддержки и помощи, часто оказывается на более низкой социальной ступени, чем это соответствовало бы его способностям. При этом, общаясь с энергичными людьми, достигшими в жизни более высокого социального статуса, ИЭИ может им втайне завидовать, считая, что жизнь к нему несправедлива и, невольно пытаясь себя оправдать, ищет тех, на кого можно возложить вину за свои неудачи. Утешает себя также и тем, что его высокие моральные принципы, хрупкость и изысканность психики не позволяют ему действовать такими же методами, которые могут себе позволить другие. Этим он оправдывает свою пассивность, ставя себя морально выше тех, кто его окружает, психологически защищая, таким образом, свою болевую область. ИЭИ очень трудно взять на себя ответственность за все то, что с ним происходит. Он предпочитает ее возлагать на окружающих, особенно, если дела идут плохо. Рутинную работу ИЭИ не принимает ни в каком виде, старается всеми силами ее избежать или делает небрежно.

БС — нормативная функция. Во всем, что касается самочувствия, здоровья, внешнего вида, ИЭИ старается быть не хуже других, придерживаться тех же стандартов, которые существуют в обществе. Правда, следует отметить его прирожденную элегантность, умение выглядеть изысканным, одеваться с большим вкусом, даже если его финансовые возможности достаточно скромны. На это — не жаль ни времени, ни сил. Женщина-ИЭИ может опоздать на работу и на час, и на два, но появится с идеально выполненным макияжем, в элегантном платье с тщательно подобранными аксессуарами (больше отдавая предпочтение не ярким, а пастельным тонам одежды).

ИЭИ трудно распределить свои финансы так, чтобы их на все хватило; он не устоит перед покупкой красивых и изящных вещей, даже если они не обладают утилитарными свойствами, а денег до получки не хватит; ему трудно задумываться о такой прозе, как деньги, если хочется побаловать себя чем-нибудь красивеньким и вкусненьким.

ИЭИ не лидер, а всегда ведомый (ЧС — суггестивная функция). Наиболее благоприятные условия для его активности — четкая регламентация деятельности, которая должна быть, по возможности, творческой. Ему трудно проявить инициативу, чаще он старается не выделяться из окружения, соответствовать нормам и принципам того общества, в котором живет.

ИЭИ на работе и дома

Сентиментальный и нерешительный, не любящий брать на себя ответственность не только за других, но и за самого себя, ИЭИ предпочитает не занимать руководящих должностей. Если все же судьба вынудит его быть начальником, ИЭИ может успешно справиться со стратегическими задачами, общается с подчиненными мягко, может использовать эмоции в качестве инструмента воздействия на подчиненных, сам требует к себе деликатного отношения. Лучше, если ему поручить руководство маленьким коллективом из нескольких человек.

Для ИЭИ любовь и семья имеют огромное значение в жизни. Он способен на глубокое чувство, может годами помнить о своей избраннице (избраннике), даже если она проявит к нему холодность. Часто он наделяет ее (его) в своих мечтах романтическими качествами, которых в реальности нет.

В семье заниматься домашними делами ему нелегко, быт для него — враг номер один. Если от ИЭИ жестко и скрупулезно требовать выполнения домашних обязанностей, то кроме озлобленности ничего этим не добьешься; в такой ситуации он может даже спровоцировать домашних на скандал. Чтобы приемлемым для себя образом решить эту проблему, ИЭИ нередко манипулирует родственниками, демонстрируя свою беспомощность, чтобы избежать выполнения домашних дел и переложить это на других; с этой целью он легко находит болевые точки каждого и умело нажимает на них. Если это не удается — может неожиданно повести себя резко и грубо с близкими людьми, хотя с более далекими знакомыми он неизменно учтив и мягок. И только в исключительных случаях, если ИЭИ испытывает к своему супругу (супруге) чувство влюбленности, — ему хватит и сил, и энергии, чтобы нести на себе бремя домашних забот.

Дома ИЭИ любит принимать гостей, старается красиво накрыть стол — для него это важнее, чем сама еда, так как застолье он рассматривает, главным образом, как способ приятного общения. Чем бы он ни занимался во все старается внести элемент фантазии: прием гостей, преподавание, рукоделие… Но для себя ему это делать неинтересно. Живя один, ИЭИ может, например, вообще не готовить себе еду, а довольствоваться на обед банкой варенья (если она случайно есть в холодильнике) или подвернувшейся под руку сдобной булкой.

Интуитивно-этический интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Я очень внушаемый человек. Особенно сильно это проявлялось в детстве. Помню случай, когда один мой друг показал мне испорченную батарейку и заявил, что это — бомба. Я поверила.

Когда мне было 5 лет и случалось так, что я оставалась дома одна, — я забивалась в угол дивана, залезая на него с ногами. Сидела и тряслась от страха. В голове возникали кошмары. Когда кто-нибудь возвращался домой, я, пока не убеждалась воочию, что это кто-то свой, — не была уверена, что мои страхи кончились. Но приход папы я обычно чувствовала. За несколько минут до его появления у меня в голове возникал его образ, и я мысленно слышала его голос.

Этот рассказ хорошо иллюстрирует действие программной функции ИЭИ — интуиции времени. Внешнее событие для девочки — лишь толчок, чтобы заработала собственная фантазия, возникли образы, страхи, ужасы. Услужливое воображение легко превращает даже батарейку в бомбу.

Еще с малых лет, помню, я часто стояла у зеркала, разглядывала себя, свою одежду и старалась сделать так, чтобы понравиться окружающим. Очень боялась надевать что-то оригинальное, чего еще ни на ком не видела, часто при этом ссорилась с мамой, если она меня уговаривала надеть какую-нибудь новую вещь. Да и сейчас, если приходится надевать нечто с элементами экстравагантности, — чувствую себя неуверенно.

В этом отрывке весьма отчетливо описана конформность ИЭИ. По-видимому, в основе такой установки — суггестивная волевая сенсорика, которая заставляет ее обладательницу идти на поводу общественного мнения, ни в коем случае не выявлять собственную волю, быть ведомой, но никогда — ведущей.

Мне кажется, что детство мое прошло без особых происшествий. Конечно, бывали времена, когда у меня с родителями возникали разногласия. Тогда я, обиженная, забивалась в угол под столом и думала о том, что всем моим близким было бы плохо, если бы я вдруг пропала или умерла, и как бы они потом жили без меня… После этого я выходила из своего убежища, чувствуя себя победителем.

Но если человек обижал меня очень сильно, я просто с ним не разговаривала, считая, что общаться с ним — ниже моего достоинства.

Не помню точно, что произошло между мной и моей сестрой, но с ней я не разговаривала 3 месяца, причем на перемирие первой пошла она, а не я.

Обратите внимание на последний абзац этого отрывка: ИЭИ, несмотря на свою видимую конформность, мириться первым не станет, ощущая себя в некотором роде представителем элиты, в отличие от других.

В детстве я охотно сходился со старшими ребятами, но вскоре они стали избегать меня, поскольку я слыл ябедой. Обижали они меня часто, а я, не умея скрыть обиду, все рассказывал родственникам. Часто я использовал свою обидчивость как способ вымогательства — за мое прошение обидчик мне что-нибудь давал.

Со школьных лет у меня осталось мало друзей, поскольку все они были задиристые, а я не любил драк. И все же я не оставался в стороне от сверстников — я хорошо учился, и за то, что давал списывать, мне несли игрушки и конфеты.

Став старшеклассником, я, как мне кажется, до конца не вышел из детства: с увлечением вошел в «движение толкинистов». Многие называли меня сумасбродом, но мне до этого нет дела, просто это свойство моей натуры — из своего увлечения делать религию.

В первом абзаце этого рассказа довольно точно подмечено свойство характера ИЭИ — умение надавить на партнера своей беспомощностью и обидчивостью.

Учиться в начальных классах школы мне было очень трудно: получалось так, что я почему-то не слышала вопросов, которые задавала учительница. Она начинала меня стыдить, могла ударить журналом. Мне хотелось провалиться сквозь пол… Я не хотела учиться в школе. Если бы не мама, неизвестно, кем бы я выросла. Я не умею сосредоточиться и сейчас: вроде бы сижу и учу алгебру, но вдруг ловлю себя на мысли о том, что бы я купила, будь у меня деньги.

Никогда не забуду первых дней в университете — это показалось мне невыносимым кошмаром. Чего только я не передумала за эти несколько дней! Мой вид так напугал маму, что она заставила меня пить разные отвары из трав и какие-то успокаивающие таблетки.

Это воспоминание принадлежит девушке явно выраженного интуитивного подтипа. Она глубоко интровертированна, вплоть до того, что может вообще не видеть и не слышать происходящего вокруг, находясь в плену своих интуитивных грез. Низкая энергетика также довольно часто встречающееся свойство ИЭИ.

В общении с другими людьми я не стараюсь отстаивать свою точку зрения: напротив, стараюсь не спорить, внешне соглашаться с собеседником, хотя в душе могу быть и крупно не согласен. Если мне человек не нравится, я никогда не скажу ему об этом открыто, а стараюсь внешне относиться к нему спокойно и терпимо. В последнее время я стал замечать за собой способность предвидеть конфликтные ситуации. Часто иду на компромиссы, чтобы предотвратить конфликт.

Еще я заметил за собой, что, разговаривая с человеком, я полностью подстраиваюсь под него, и если не начинаю говорить его голосом, то говорю в его манере, сразу перестраиваю разговор на темы, близкие моему собеседнику.

Конформность действительно часто свойственна людям именно этого психотипа. По-видимому, это определяется суггестивной волевой сенсорикой ИЭИ. Такой человек не только не склонен проявлять свою собственную силу воли, но и предпочитает, чтобы кто-то другой им во всем руководил. Это позволяет ИЭИ не брать па себя ответственность не только за других, но и за себя.

Я постоянно мечтаю. Мечтаю, сидя на лекции, шагая по улице, стоя в очереди. Мечтать могу о чем угодно. Любой объект в поле моего зрения способен подтолкнуть мое мышление к самым невероятным мечтаниям. Бросив взгляд на красивую машину, я думаю: «И у меня будет такая же!»; проходя мимо красивого дома, я воображаю себя его хозяйкой; увидев красивое платье — тотчас же представляю, как я появлюсь в нем в зале какого-нибудь сногсшибательного ресторана.

Я никогда не могу оторваться от моего прошлого. Любую ситуацию я анализирую в связи с прошлым. Очень часто я вспоминаю о событии, которое как-то повлияло на мою жизнь. Вспоминаю все новые и новые подробности, выдумываю, что произошло бы, поступи я иначе…

Обижаюсь я на людей редко. Однако мамина реплика (после того, как я убралась в квартире): «Кто так убирает? Возле плинтуса не помыла, там надо было диван отодвинуть! Ковер можно было бы и вытряхнуть, а ты, как всегда, обошлась пылесосом! И вообще, как ты будешь жить? Всю жизнь в такой грязи?» — может вывести меня из себя, даже если до этого у меня было замечательное настроение. У меня на глаза наворачиваются слезы, я начинаю выкрикивать невразумительные оправдания и нелепые обвинения в мамин адрес: «Тебе никогда ничего не нравится, что бы я ни делала, тебя устраивает только то, что делаешь ты…»

И снова перед нами проявления интровертной интуиции ИЭИ, хорошо описанные в двух первых абзацах. Что же касается деловой логики, то это область болевая (ЧЛ — КНС), поэтому любая критика деловых качеств может вызвать слезы у эмоционального ИЭИ.

Я не люблю много раз делать одно и то же. Мне всегда необходима новизна. Все мои действия пронизаны сомнениями, я легко иду на поводу у кого либо, потому что не вполне уверен в себе, хотя и стараюсь этого не показывать. Все мои действия импульсивны, и свое поведение я меняю в связи с ситуацией, даже если это не вполне согласуется с моими более ранними планами.

Нередко я распыляюсь: начиная одновременно много дел, могу бросить их все сразу, хотя в этом случае у меня может резко упасть настроение, которое и так скачкообразно меняется… От настроения зависит и моя работоспособность. Я не в состоянии работать, когда у меня плохое настроение — в эти минуты все валится из рук.

О роли любви в моей жизни нужно говорить особо: однажды на занятиях по английскому языку преподаватель задала нашей группе вопрос (на английском, конечно): «Что, по-вашему, является самым важным из понятий: профессия, Бог, любовь, семья, друзья?» Я был просто поражен, когда узнал, что из всей группы я один поставил любовь важнейшим понятием: все остальные называли — кто профессию, кто Бога, кто семью. Но что значат эти слова без любви? Для меня она — самое важное в мире, и до того момента я считал это естественным для каждого человека…

В детстве, находясь в коллективе сверстников, я никогда не выделялся, был просто частицей общего целого, участвовал вместе с остальными во всех общих делах, и это меня устраивало. Роль «человека своей среды» мне очень нравилась. Любое повышенное внимание к моей персоне повергало меня в беспокойство, заставляло краснеть и становиться неловким, причем только в том случае, когда все вокруг смотрели на меня. В узком же кругу товарищей, хорошо и давно знакомых, я мог быть вполне раскованным. В тот период я старался всегда делать то, что делают все, поступать так, как все, но, стараясь не выделяться из общей массы, я тем не менее не терял своей индивидуальности…

Когда я был классе в 6-м, родители захотели перевести меня в физико-математическую школу. С этого времени у меня появились первые конфликты с родителями. Я ни за что не хотел соглашаться на их предложение. Становилось как-то не по себе при мысли, что придется покинуть моих товарищей, — даже становилось страшно. Из за этого я не перешел и в параллельный класс, как это предлагали мне родители. Никак я не мог примириться с мыслью, что вокруг меня окажутся незнакомые люди, что придется заново устанавливать с ними какие-то отношения…

В приведенном выше рассказе мы встречаемся с большинством характерных особенностей ИЭИ. Довольно тягостным занятием для любого интуита является необходимость делать одно и то же (к рутинной работе гораздо спокойнее относятся сенсорики).

Стремление идти на поводу у кого-то определяется суггестивностью волевой сенсорики ИЭИ. Это свойство его натуры мы уже неоднократно отмечали. А выделение любви среди других понятий, конечно же, характерно для этика. В конце повествования мы находим проявление интроверсии юноши — боязнь новых контактов.

Гости давно собрались, лязгая зубами — проголодались, ведь прийти прямо с работы, — заглядывают нетерпеливо на кухню, а хозяйка в это самое время с невозмутимым видом знай себе выкладывает «звездочки» в салате…

Мой друг Т. — неисправимый романтик. С удовольствием читает сказки, фантастику. Он знает, что должно существовать «белое рыцарство» — люди, которые всегда появляются там, где требуется помощь. Помогать и спасать — смысл их жизни… Среди своих друзей он очень хочет быть нужным. Тепло к ним относится, чувствует их настроение, понимает их и сам ждет от людей тепла. Любит и женское общество. У него много подружек, которые доверяют ему свои маленькие и не маленькие горести, и он, в свою очередь, обрушивает на них все, что у него на душе… Осенью мы часто слышали от него слова про «кровавый январь». Он очень боялся этого месяца, это над ним висело… В моменты депрессии, которые к зиме стали практически нормальным его состоянием, эта мысль преследовала его, не давала ему покоя.

Каждый раз, когда у Т. появляются деньги, он, по его собственным словам, уговаривает себя эти деньги потратить рационально, только на нужные вещи. Но, как это часто случается, нужность вещей — дело относительное, особенно, когда их нет. В результате деньги у него идут, например, на шампанское, причем, если Т. увидит шампанское, скажем, за 30 рублей, но знает, что в другом месте его продают за 20 рублей, — все равно он купит его, не торгуясь.

Светлый романизм — неотъемлемое качество ИЭИ, определяемое его ведущей функцией. Конец рассказа, конечно же, свидетельствует о слабой нормативной сенсорике. А вот упоминание о предчувствиях обсудим подробнее. Интуитивность в соционике отнюдь не означает способности точно прогнозировать события. Интровертная интуитивность, скорее, характеризует оторванность от жизненной конкретики, когда человека «уносит» во времени, и, соответственно, его прогноз совсем не обязательно сбывается, хотя и такое бывает.

Мой муж выкинул очередной номер. Он пошел за продуктами и решил купить мне цветы (заботливый, значит). Цветы стоили 40 рублей, он вытаскивает две сотни (он по одной не умеет), сразу отдает одну, ждет цветы и сдачу, предвкушая, естественно, мою радость. Бабушка-цветочница подала ему цветы, запихнула сотню в кошелек и стала отсчитывать сдачу — процедура несложная… Однако она, забыв, видимо, что мой благоверный уже отдал бумажку, отложила сдачу и сказала: «Давайте ваши деньги», намекая явственно на вторую сотню, которую мой благоверный почему-то все еще держал в руке. Он стал объяснять, от возмущения терпеливо (вообще говоря, он терпеливостью не отличается), что бабка крупно не права. Бабуля оказалась упорной. Тогда этот новоявленный «Есенин» швыряет цветы и уходит, сказав при этом пару нелестных слов в адрес бедной бабушки-склеротички…

По мере того, как он рассказывал мне всю эту историю, мой гнев прошел, мне стало уже просто смешно. Бог с ними, с деньгами, лишь бы он успокоился, — вон, мечется по комнате… Видите ли, про него подумали, что он скупой и нечестный человек, мало того что подумали, еще и закричали об этом на весь «блошиный рынок»!

Все. Успокоился, слава Богу. Занялся прической. Это у нас серьезная проблема, так же, как и морщинка на рубашке, и наглаженные штаны. Любит пофорсить! Что ж, натура…

Если во время учебы (например, во время сессии) ей что-то непонятно, а остальные это поняли, то она может бесповоротно расстроиться: «Да, глупая я, ничего не соображаю», — и чуть не до слез, а виноватыми будут чувствовать себя все, кто при этом был. Кстати, экзамены сдавать, дожив до третьего курса, она так и не научилась. Одна из причин — абсолютное отсутствие напористости, я бы даже сказала, естественного для каждого студента чувства самосохранения. Она не станет выкручиваться на экзамене, «заговаривать лектору зубы»; взять наглостью или апломбом — не способна, ее даже упрашивают: «Девушка, ну попробуйте решить эту задачу!» — «Нет, нет, я это все равно не решу, я все равно ничего не знаю, ставьте мне двойку…»

Ей казалось естественным и единственно возможным жить так, чтобы мы все разделяли ее взгляды на жизнь. Априори считалось, что, если она ничего личного от нас не скрывает, то вправе требовать от нас того же. Более того, она считала, что ее долг — давать советы, наставлять, заменяя тем самым заботливых, но отсутствующих мам и тетушек. Помню довольно тяжелый разговор, темой которого были отношения с одним нашим общим знакомым. Понаслышке зная о его «сомнительной репутации», она рвалась уберечь меня от «ошибок», перемежая восклицания «Что у тебя с ним?» с благородным негодованием: «Как ты можешь!»

Обратите внимание на начало этого рассказа: умение ИЭИ так тонко «надавить» психологически на болевые точки соседей, что все чувствуют себя виноватыми: «Хрупкостью да по голове!» — как высказался однажды один из свидетелей подобной сцены.

Может быть, это покажется странным, но она всегда казалась мне немного сумасшедшей, не от мира сего. Она все время думает о чем-то, настолько оторванном от реальности, что я только диву даюсь. Мечты у нее — несбыточные, нереальные. То в сказку попасть, то в русалку превратиться… Причем от обиды, что все это невозможно, она едва не плачет! Это, конечно, неплохо, я тоже мечтала когда-то найти шапку-невидимку, но ведь кроме таких сказочек у человека должны быть и серьезные мечты, планы о своем реальном будущем. А они у нее начисто отсутствуют. Например, когда мы заканчивали 11-й класс, я как-то раз спросила ее о том, куда бы ей хотелось поступить после школы. Она мне ответила: «Не знаю, еще не думала». И это в конце 11-го класса! А затем, совершенно серьезно глядя мне в глаза, она сказала: «Знаешь, ты — моя лучшая подруга, куда ты, туда и я». Я опешила и сначала даже не знала, что на это ответить, затем сказала, что я то знаю, зачем хочу учиться в университете, а она, кажется, нет. Она на меня обиделась и заявила, что я больше не хочу с ней дружить, поэтому специально ее обижаю. Мне тогда стоило большого труда убедить ее в обратном. Она всегда витала в облаках. Идет урок, а она мне шепчет: «Дай мне листок». Я удивляюсь, но листок ей даю. Она его берет и быстро что-то пишет. После урока показывает мне песенку или стишок. Зато потом весь день будет у меня выспрашивать о теме урока, а если ее упрекнуть, то скажет: «Ну, что я могу сделать? Меня вдохновение посетило!»

У нее есть парень, он очень заботливо к ней относится. На днях я встретила его на улице, он у меня спрашивает: «Слушай, ты не знаешь, где можно найти книги по теме..?» Я вспомнила, что у нашей общей подруги есть эти книги, и предложила ему сходить к ней, она наверняка подберет все, что нужно.

Он рассмеялся и сказал: «Разве с ней можно серьезно разговаривать? Она опять все на шутку сведет. В прошлый раз я у нее спросил одну книгу, она начала ее искать, но тут ей стали попадаться ее любимые книги. То ту достанет, то эту, то стихи читать начнет, так все время и прошло… Нет уж, схожу-ка я лучше в библиотеку!» — он еще раз засмеялся и махнул рукой.

3. Интуитивно-этический экстраверт (ENFP, Гексли, Инициатор).
Установка сознания ведущего блока ИЭЭ: самое интересное и захватывающее — это увидеть потенциальные возможности и перспективные направления развития как в человеческом обществе, так и в сфере производства (ЧИ — программная функция) и организовать людей на реализацию увиденных возможностей (БЭ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

ЧИ — программная функция. Для человека психотипа ИЭЭ самое важное — найти, увидеть, понять новую возможность чего бы то ни было и кого бы то ни было. Его внимание всегда приковано ко всему уникальному и необычному. Его стимулируют новые идеи, он готов получать информацию из любых источников. Это могут быть и неожиданные научные открытия, и возможность попасть на выставку экзотических картин и животных, увлечение нетрадиционными методами медицины, путешествия, встречи с новыми людьми…

Его интерес вспыхивает быстро, как у ребенка при виде новой игрушки, но, как только предмет его увлечения исчерпает свою новизну, станет знакомым и привычным, — интерес так же быстро исчезает, и он спешит очароваться новой возможностью. Благодаря свежести взгляда и открытости всему новому, ИЭЭ зачастую обладает множеством способностей и талантов. Ему нравится пробовать свои силы в разных областях — многие представители этого психотипа хорошо рисуют, могут легко обучаться игре на различных музыкальных инструментах, увлекаются психологией, театром, киноискусством, им присущ артистизм: они пробуют свои силы на сцене, пишут стихи, бывают остроумными рассказчиками.

Как правило, ИЭЭ — человек очень проницательный, может легко предсказать, чего можно ожидать в будущем от того или иного индивидуума, особенно, если достаточно хорошо с ним знаком. Как никто другой, он умеет вдохновлять, раскрывать способности и таланты других, радуясь, если это смогло осуществиться. Он ценит в людях доброту, уникальность и талантливость. Понятно, что ему совершенно чужда зависть — его творческая натура содержит столько возможностей, что их на всех хватит. И, несмотря на это, он всегда готов учиться всему новому до самой старости.

БЭ — функция реализации программы. Все новое, все угаданные возможности надо немедленно показать людям, чтобы они могли этим воспользоваться. ИЭЭ легко завязывает контакты с людьми, быстро становится душой компании. Если есть зрители и слушатели — принимает «социальный заказ» и готов разыграть любой спектакль. Его поведение достаточно импульсивно, настроение — часто меняется (ЧЭ), но он старается все свои негативные переживания скрывать; ему кажется, что так же должны поступать и другие.

ИЭЭ обладает даром вдохновить, воодушевить окружающих людей на то дело, которое считает перспективным и стоящим.

Ему бывает очень интересно манипулировать, буквально — жонглировать настроениями людей и их отношениями. Здесь он — экспериментатор, с любопытством наблюдающий реакцию окружающих на свои эмоциональные провокации. Прекрасно владея «эмоциональным полем», он может и говорить комплименты, будучи при этом совершенно искренним, поскольку всегда готов подметить в человеке положительные черты характера, но может и начать подтрунивать, а то и попытаться позлить… Правда, это никогда не делается с действительной злобой, скорее — как игра.

Как правило, людям этого психотипа присущи доброжелательность и оптимизм, они легко предлагают свою помощь, хотя и не следует полагаться слишком на их обещания — могут о них забыть, если их отвлекло что-нибудь другое.

Прекрасно понимая настроения людей (ЧЭ), ИЭЭ умеет ловко избегнуть конфликта, погасить его шуткой. Но в том случае, если причина конфликта слишком сильно затрагивает его собственные интересы, — он может и ввязаться в конфликт, действует в этом случае активно и решительно.

Описание действия функций слабых каналов

БЛ — канал наименьшего сопротивления (КНС). То, что называется «трудовой деятельностью», всегда предполагает определенную организацию. Это — режим рабочего времени, должностные обязанности, инструкции, регламентации, иерархия подчинения, отчетность… И это — именно то, что меньше всего привлекает ИЭЭ. Ему тягостно вписываться в какие бы то ни было рамки, «исполнять обязанности». Его творческая неуемность не приемлет ничего заранее заданного, ведь интуитивные озарения не приходят по расписанию. Для него поэтому особенно важно найти то дело, в котором наилучшим образом могут раскрыться его дарования.

Для многих представителей этого психотипа характерен нетривиальный ход мыслей, вследствие этого некоторые ИЭЭ хорошо реализуют себя в научно-исследовательской работе, с легкостью предлагают неожиданный взгляд на проблему. Однако им тяжело даются «сермяжный» труд (ЧЛ) и логический анализ. Все то, что требует тщательности и кропотливости в изысканиях (БС — также слабая функция), их быстро утомляет; эти стороны научной работы, неотъемлемые от серьезных исследований, они предпочитают перепоручать другим, а себе оставляют роль «генератора идей». Однако если ему не удалось найти творческого занятия, в котором он всегда мог бы увидеть что-нибудь новое, его неуемная любознательность начинает проявлять себя со знаком «минус».

Перепробовав 10—15 специальностей, он может оказаться ни с чем, так и не добившись ничего в жизни, и вся его талантливость может оказаться нереализованной. Проделав большую подготовительную работу в новом деле, он может все бросить, если увидит что-то другое, более для него привлекательное. Поскольку он предпочитает не планировать, а импровизировать, на его деловые качества опасно полностью положиться: может ввязаться и в авантюру.

Не приемля никаких шаблонов и стандартов, ИЭЭ не признает и никакой формальной субординации, не испытывает никакого пиетета к начальству, чем может вызвать недовольство последнего. На замечания, особенно если они, по его мнению, несправедливы, он может ответить резко, «невзирая на лица». Понятно поэтому, что в условиях жесткого подчинения такой человек может оказаться явно не на своем месте.

ЧС — нормативная функция. ИЭЭ полагает, что в обществе ценятся смелые, решительные, волевые люди, и стремится создать о себе впечатление, как будто он и является таким человеком. Он и в самом деле может воспитать в себе силу воли, в некоторых ситуациях способен действовать с напором, но чаще всего этого напора не надолго хватает, такая настойчивость оказывается кратковременной.

ИЭЭ мало интересуется миром материальных вещей (БС). Трудно ему следить и за порядком — лучше, если бы этим занимался кто-то другой. Не всегда он уверен и в нужности той или иной покупки; на этот счет ему хочется с кем-нибудь посоветоваться. В финансовых делах он бывает небрежен, деньги его интересуют больше с точки зрения их использования для получения новых впечатлений от жизни.

ИЭЭ на работе и дома

К руководящей должности ИЭЭ не стремится, ему особенно трудно было бы управлять коллективом промежуточного уровня, где требуется соблюдать регламент и переходные функции сверху вниз и снизу вверх. Гораздо удачнее он может проявить свои способности, если окажется во главе всего коллектива. Именно на такой должности очень пригодится коллективу его умение целостно взглянуть на проблему, увидеть перспективу развития предприятия, решать стратегические вопросы. Его способность выдвигать нетривиальные идеи может оказаться решающим фактором для фирмы в ее конкурентной борьбе. Проработку же деталей можно поручить тем, кто справится с этим лучше, чем он.

Также очень полезным для работы ИЭЭ в качестве руководителя любого ранга является его умение наилучшим образом расставить кадры, чтобы использовать наиболее эффективно способности каждого. Вопросы же трудовой дисциплины, проверка выполнения работы и ее качество все это может быть поручено и заместителям.

Благодаря умению предвидеть новую возможность и быстро перестроиться, такой человек незаменим в предпринимательской деятельности, в организации нового дела, в создании рекламы, в журналистике… словом, там, где на первом месте — азарт, любопытство ко всему новому (ЧИ), умение наладить контакты (БЭ).

В отношениях с представителями противоположного пола также проявляется главная черта характера ИЭЭ — стремление к новизне и переменам. Понятно, что в супружеской жизни такая позиция далеко не всегда встречает понимание. Если партнер не умеет всегда быть новым и загадочным, то любовь ИЭЭ может быстро угаснуть. Хорошо, если супруг обладает спокойствием, терпением и понимает, что каждое новое увлечение пройдет так же быстро, как и прежнее. В противном случае — не избежать скандалов и даже развода.

Домашняя хозяйственная деятельность совершенно чужда ИЭЭ. Бытовые проблемы в семье он старается решить минимальными средствами, не находя в этом никакого удовольствия.

И все же, несмотря на то, что ИЭЭ мало соответствует принятому обществом идеалу семьянина, он привлекает своей постоянной новизной и изменчивостью… Неудивительно, что до пожилого возраста он сохраняет способность очаровываться и очаровывать других.

Интуитивно-этический экстраверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Однажды, когда я был еще ребенком, под Новый год я захотел сделать так, чтобы наша искусственная елка стала пахнуть, как настоящая. Недолго думая я взял скипидар и помазал ее, за что мне, естественно, попало.

Моя сестра в детстве всегда была явным генератором идей. Она все время выдумывала какие-нибудь суперинтересные предложения, которые мы потом вместе реализовывали. Например, однажды она предложила в нашей комнате нарисовать радугу во всю стену. Это оказалось большим сюрпризом для наших родителей.

Однажды, когда мне было 4,5 года, мама взяла меня с собой в пансионат. А там брали детей только старше 5 лет. Мы пришли к главному врачу, и мама стала объяснять, что я уже достаточно взрослая и меня вполне можно считать пятилетней. Я смотрю, как он слушает маму, и понимаю, что ничего из этого не выйдет, вид у него явно скептический. Тогда я встала за мамину спину, сунула руку в ее сумку, вытащила помаду и накрасила губы (можно представить — как!). Я, конечно, знала, что все взрослые женщины красят губы, и сделала то же самое, чтобы казаться старше и таким образом помочь маме. В таком-то виде я и вышла из-за маминой спины. Главный врач от души расхохотался и сразу подписал маме путевку.

Все три предыдущие воспоминания очень хорошо выявляют ведущую функцию ИЭЭ — интуицию возможностей, которая часто приводит к генерации идей. Так же ярко видна и вторая функция — этика отношений, особенно в последнем рассказе: маленький ребенок сумел привести достаточно убедительные «аргументы», чтобы добиться желаемого.

Еще в детстве я была шумной, шаловливой и часто увлекалась не девчачьими играми: лазала по деревьям, дралась с мальчишками, делала брызгалки. Мне было легко как со взрослыми, так и с детьми. Поругавшись с кем-нибудь, я садилась на скамейку и начинала громко причитать: «Никто меня не лю-ю-ю-ю-ю-бит!!» Обидчик сразу бросался меня утешать, после чего все кончалось совместной шумной пакостью какому-нибудь зануде из соседнего двора.

Всегда моя жизнь была какой-то цикличной: то буйный взрыв деятельности, то — полная апатия. Рутину вроде мытья полов и подметания я как не любила в детстве, так и сейчас терпеть не могу. А какое-нибудь творчество всегда принимала с восторгом. В этом плане я радовала мою маму тем, что приготовление пищи воспринимала как искусство, всегда изобретала что-то новое, потому и не уставала у плиты.

И по сей день, когда я приезжаю домой и вижу, что там творится, я сначала впадаю в уныние на пару дней, потом — неделю убираю, носясь из комнаты в комнату, как метеор. Но потом… — трава не расти, мне на все наплевать.

Меня часто приглашают на дни рождения, праздники, где необходим ведущий — тамада. Не могу терпеть неловкости, молчания, напряженного ожидания на праздниках. Я точно знаю, чего от меня в этих случаях ждут, и с удовольствием «тормошу» общество. Вроде и на людей смотрю, и себя показываю — народ доволен.

Еще в школе я заметила, что интуитивно мне легко постигать природу вещей, но с математическим анализом у меня плохо. То же — и сейчас. «На пальцах» могу объяснить все, что угодно, а вот с формулами — хуже.

Мне очень повезло с семьей: папа и брат тоже Гексли. Можно себе представить, какие свалки мы устраиваем дама, какие драки! Папа — кандидат наук, он с легкостью объяснял нам с братом довольно трудные вещи, и все — «на пальцах». В итоге мы оба учимся на физическом факультете. Кстати, у брата с математическим анализом тоже неважно. Папа для нас по сей день — Учитель с большой буквы.

Когда мы собираемся дома, все трое «Гекслей» начинают поддевать друг друга, веселиться и вспоминать наши прошлые буйные шалости. Причем от папы и брата я набралась разных гадостей гораздо больше, чем с улицы, и этим горжусь.

В этом рассказе описаны все наиболее характерные особенности интуитивного подтипа Гексли. Это и сильные стороны его натуры — восторженное отношение к любой творческой деятельности (ЧИ), иррациональная цикличность жизненного ритма, умение выполнять «социальный заказ» на вечеринках (БЭ). Но все, связанное с логическим анализом и бытовыми проблемами, энтузиазма явно не встречает (БЛ и БС — слабые функции).

Когда компания своя, хорошо знакомая, я чувствую себя «рыбой в воде» и перестаю играть на публику. В своей компании я плыву по течению. Идти на море — отлично, на дискотеку — еще лучше, спасать утопающих — еще бы! Но, несмотря на это, мои моральные устои ограждают меня все-таки от пьянки или наркотиков. Если в компании окажутся люди с подобными увлечениями, я лучше останусь одна и буду гордиться своей «порядочностью».

Автор этого фрагмента, скорее, этический подтип Гексли, более спокойный, рассудительный и рациональный по сравнению с интуитивным подтипом. Особенная приверженность моральным принципам позволяет предположить подтип Достоевского.

Среди людей, в обществе которых мне приходилось бывать, но которые не очень хорошо меня знают, часто складывается обо мне впечатление, что у меня всегда хорошее настроение и отсутствуют жизненные проблемы. Если эти люди встречают меня неожиданно на улице и я не улыбаюсь, их это весьма озадачивает, и я сразу слышу: «Таня, что случилось?» А мне всегда в таких случаях хочется ответить: «Ну, и что же вас удивляет, у меня разве не может быть плохого настроения? И разве меня не мучают проблемы?» Однако, увы, я отвечаю: «Ничего, у меня все нормально…»

Испытывая постоянно жажду общения, я довольно таки часто попадаю в нелепые ситуации с представителями противоположного пола, причем сама не понимаю, как это все происходит. Например, после десятиминутного общения с мужчиной я нарываюсь на приглашение в ресторан или к кому-то в гости, или на дачу, прокатиться на машине и т.д. и т.п., и после того, как я на такие приглашения отвечаю: «Я вас вижу в первый раз и никуда с вами не пойду», — очень часто слышу в ответ: «Ничего не понимаю…» Одним словом, люди меня неправильно оценивают. Это огорчает, потому что я просто искренна в своем поведении и ничего плохого в этом не вижу. Мне даже мама говорит: «Таня, тебе уже 20 лет, а ты все еще такая несерьезная!» Мне невероятно обидно слышать такие заявления, у меня даже все внутри переворачивается…

Действительно, ИЭЭ знает за собой это свойство — внешне выглядеть беспечно, человеком без проблем. К сожалению, многие люди принимают за чистую монету такую манеру поведения, но полезно помнить и о том, что умение даже в трудных ситуациях не хныкать и не ныть, сохранять оптимистический взгляд на происходящее — отнюдь не свидетельство легкомыслия. Возможно, в этом заключена иная жизненная мудрость, в отличие от мудрости тех, кто постоянно ходит с озабоченным, угрюмым лицом и слывет серьезным, положительным человеком.

У Д. очень хорошо развито воображение. Я помню, когда мы сплавлялись по реке и течение было относительно спокойным, любимым нашим развлечением было «отгадывание облаков». Можно было долго смотреть на небо и сочинять самые невероятные истории. Еще сильнее на наше воображение действовали скалы. Мы проплывали мимо скалы «окаменевшего сыра» с дырками и разрезами, как от гигантского ножа, мимо сопки, похожей на заснувшего дракона. Сочиненные на эту тему рассказы приводили всех в восторг…

Заподозрив, что у одного нашего товарища хорошо развит эстетический вкус, Д. посоветовал ему сфотографировать красивый пейзаж, потом шутливо попросил это сделать еще и еще раз. Спустя годы этот человек стал заядлым фотографом…

Д. очень искренний и доброжелательный человек, он всегда восхищается талантами своих знакомых. Увидев наш студенческий спектакль, Д. заметил с восторгом: «Как здорово у них получается! Я бы такое никогда не смог!.»

Д. очень неэкономен. Он может быстро растратить стипендию, например покупая через день конфеты. Однажды он с горящими глазами сообщил, что купил красивые пуговицы и галстук. Я заметила, что ни пуговицы, ни галстук ни к чему из его гардероба не подходят, но Д. это вовсе не смутило и не обидело. Для него главное — стать обладателем чего-то красивого и необычного.

Умение восхищаться талантами других, инициировать их к наилучшей реализации этих талантов — отличительная особенность ИЭЭ.

С. — человек, подверженный резким перепадам настроения и работоспособности. Неплохо учится в университете. При этом умудряется почти все время проводить в свое удовольствие. Система здесь такая: в течение семестра учиться неохота — лень. Да и не совсем обязательно выполнять какие-то задания, на все не хватает душевных сил, ведь столько интересного вокруг! Когда же подходят последние сроки, буквально за день-два до зачета, коллоквиума или контрольной С. делает усилие над собой и окружающими: немного нервов, немного психа и мандража — и вот все в порядке, зачет сдан на пять…

Интересы у нее разнообразны, но не постоянны. В прошлом году С.

увлеклась карате. Года занятий ей хватило «по горло»… Вообще, увлекшись чем-нибудь, С. достигает определенного уровня в этом деле, но потом, решив, что достаточно уже умеет, бросает его и берется за что-то другое. После карате наступил период бальных танцев. Правда, месяца через три, научившись всему, что было в ее силах, и окончательно запутавшись в отношениях со своими многочисленными партнерами, С. покинула и это поприще: «Если захочу, то начну заниматься снова».

Она очень неэкономна. Может за две педели растратить всю стипендию и так и не вспомнить, на что:

— Куда у тебя делась стипендия?

— Не знаю, я каждый день сок пью…

Она может купить абсолютно ненужную вещь. Однажды купила железный противень для духовки:

— Гляди, какая удобная штука, теперь не придется просить у соседей!

— Но он же не подходит к нашей духовке!

— Зато свой. Пригодится. Он мне понравился…

Ко мне в гости приехали друзья, которые едва знакомы между собой. Достаточно часто в разговоре возникают напряжение и затяжные паузы. Но вот прилетает домой Н. Как, мы будем пить чай!? И с тортом!? Конечно же, она никуда не пойдет и с удовольствием выпьет с нами чашечку. Большинство из моих четверых гостей она видит в первый раз. И полтора часа она «ведет» всю компанию так, что даже самые молчаливые втягиваются в разговор и настроение у всех становится чудесным…

При ней на кухне не бывает так, чтобы раковина была пустой, а обеденный стол чистым: на нем уживаются крошки, книги, игрушки и детские вещи. В кастрюлях остается по пол-ложки содержимого, а из кухонных шкафов все перекочевывает на стол. При этом И. совершенно искренне удивляется, почему это всех так раздражает.

Хорошо развитая этика отношений помогает ИЭЭ «вести» любую компанию, а вот деловая логика и сенсорика относятся к слабым функциям этого психотипа, поэтому ведение хозяйства ему дается с трудом, так что уж лучше не раздражаться: этим делу не поможешь.

Единственный из всех научных руководителей, сделавших заявки на студентов, Р. примчался в университет и, собрав группу, с большим энтузиазмом обрисовал нам перспективы, важность и практическую пользу работы, которую он предложил. Уже после, в начале моей работы у него в лаборатории, он с горящими глазами рисовал мне общие направления, с восторгом рассказывал о замечательных методах, которые я освою, о выходе на компьютеры и о многом другом, о чем студент может только мечтать. Правда, после этого мне ни разу не удалось вызвать его на разговор… Так я и не узнал, что же конкретно мне надо сделать и к какому сроку.

Обрисовать перспективу — это да! Здесь ведущая функция ИЭЭ раскрывается во всей своей мощи, а вот организовать конкретную работу, да если она еще и рутинная, на это его не хватает, ведь деловая логика занимает КНС этого психотипа.

Итак, я — интуитивно-этический экстраверт! Ну, разберемся. Экстраверт ли я? О да, экстраверт. Я смотрю на всех, они мне интересны, я — везде, я — растворен, я — Дитя Мира! Я сую свой длинный нос куда ни попадя и умудряюсь не получать по нему. Недавно, познакомившись с одной особой, я за неделю по разным каналам узнал о ней очень многое. Мне нравится знать о людях. Не использовать информацию, а просто — знать. И знание я добываю любыми путями.

Я — интуит? Да уж! Когда я знакомлюсь с человеком, я чувствую его отношение ко мне — не разумом, а неизвестно чем, и если мне что-то не нравится, я отстраняюсь, хотя внешне это может и не проявиться.

Я — этик? Ну и пусть. Логики — зануды! Они не способны эмоционально увлечься идеей, а я — да! Был, например, случай в школе. К весне все надоело, захотелось какого-нибудь праздника, чего-то особенного. И мы впятером придумали: остричься наголо! Это было да!

Когда мы все вместе так разгуливали по школе — лысые башки, — это заставляло всех на нас посмотреть. Кое-кто, правда, возмущался, но это их дело, раз они не понимают!

А потом я поступал в вуз и надо было выбирать факультет. Я пребывал в тяжелых раздумьях. Все ми предыдущими событиями был подготовлен ответ: физфак, но ведь естественный гораздо интереснее, и в результате — вот он я!

А сейчас потихоньку появляется иная мысль: попробовать себя психологом, или лучше — психиатром. Я гибок и пластичен, могу общаться с людьми любого уровня и интересов, хотя иногда и без удовольствия. Вообще, я бы уподобил себя щенку на поводке — щенок играет, лает, бегает, но в пределах поводка. Как только он попытается перейти границу, поводок резко останавливает его. Особенно часто я это за собой замечал на дискотеках и разного рода вечеринках.

Я легко включаюсь в разные новые предприятия. Помню, как еще в школе заскочил о комнату Вовка, друг моего детства, и воскликнул: «Ромпэс! Я — герцог Анжуйский!» — «Естественно, — отвечаю я. — А я — кардинал Франции». Тут же мы с ним написали кучу «указов» и все такое прочее. Короче, его до сих пор зовут Герцогом, а меня — кардиналом Ромпэсом.

Я также люблю теоретизировать на любые темы. Как правило, я строю четко организованную систему тезисов — общие теории. Но потом все это так и остается в виде корней, не превращаясь в дерево. Поняв, что принципиально нового дальше уже не придумать, я оставляю другим все это додумывать, прорабатывать детали и оформление окончательной работы.

Я иррационален! Это — по мне. Я иллюзорен со всех сторон. Кто бы как бы ни объяснял мне новые явления, я все равно сам их объясню по-своему!

Ну, пора бы мне, однако, и остановиться…

В подтипности этого юноши не может быть никаких сомнений — это, конечно, интуитивный, сильно экстравертированный представитель ИЭЭ. Обращает на себя внимание очень высокий тонус, уверенность в своих силах. Люди этого подтипа сохраняют до преклонных лет восторженность и непоседливость.

Его импульсивность мне пришлось испытать на себе. Как-то мы с Ж. снимали в институте хроматограмму. Самописец был настроен очень чутко и реагировал на малейшие толчки, так что приходилось стоять в сторонке и страшно было даже глядеть на прибор. Для Ж. три минуты без движения — смерти подобно. Он решил принести себе стул, причем так рванулся в его сторону, что перо самописца дернулось, и диаграмма была безнадежно испорчена. Стали писать во второй раз. Теперь он, не дыша, на цыпочках отошел, нежно поднял стул, нежно двинулся обратно… В этот момент ножка стула зацепила железный газовый баллон, который с грохотом рухнул, и прибор задергался так, словно от досады захотел написать в наш адрес что-то очень нехорошее.

Получив от меня лошадиную дозу пояснений на тему о том, что я о нем думаю, Ж. виновато сел и стал покорно ожидать третьей попытки. Светило солнце, весело пели птички, и все в этом мире предвещало хороший конец, но тут ему на глаза попалась черная коробка. А может ли черная коробка лежать спокойно, если Ж. не знает, что в ней находится? В общем, пока он ее вытаскивал, задел рукой провод. Третьего провала я не вынес и объявил, со своей стороны, конец рабочего дня.

Его порывистый характер проявляется, в частности, в любви к рок-н-роллу и кактусам. По его словам, «они такие же сумасшедшие». Однажды в общежитии, заслышав звуки рок-н-ролла, доносившиеся из дискотеки, он залез аж на третий этаж вверх по балконам…

Чаще всего проступки Ж. не очень заметны в тени его личного обаяния. Судить его сурово невозможно, а кроме того — бесполезно.

Похоже, что Р. сколь угодно долго может обходиться без еды. Попросту вечером не ходит в столовую, потому что лень. Никогда не проявит инициативы в приготовлении еды. Но если его попросить почистить картошку или сходить за хлебом, сделает без лишних разговоров.

Как-то он скапал: «Мой отец говорит, что ему ничего не надо, только комнату, кровать, бутылку водки и кусок хлеба. Что до меня, то я и без бутылки обойдусь. ..»

Вполне возможно, что Р. вообще не способен ударить человека. Основная его защита — хороший характер. На колкости отвечает колкостями: «Один такой уже задирался, потом в реанимации две недели валялся!» Этого обычно хватает, чтобы поддержать статус-кво.

Еще одно удивительное качество его натуры — отличные отношения со всеми. Буквально всему общежитию он друг. Его знают и первый и пятый курсы. Сейчас он уже как свой в нашем факультетском клубе, хотя студентов 1-го курса там принимают не очень охотно…

Замечательным в этом рассказе является проявление волевой сенсорики: понимая, что в обществе ценят напористых людей, ИЭЭ разыгрывает роль агрессора, чтобы избежать столкновения и уйти от возможного конфликта.

Она может прийти к подруге в 19 ч. 55 мин. и горячо воскликнуть: — Как, ты не знаешь? В 20.00 в Доме ученых отличный спектакль, если мы на него не попадем, ты будешь жалеть всю жизнь! Приехали Абдулов и Ярмольник! Сейчас же собирайся, я уже бегу ловить машину. Когда они (опоздав, конечно) влетают в зал и садятся на первые попавшиеся места, оказывается, что нет никого из перечисленных актеров и даже нет никакого спектакля, а идет концерт артистов Филармонии. Это ее нисколько не смущает, она тут же переключается и убеждает подругу, что это — как раз то, что требуется их «израненным душам». Конечно, она громче всех аплодирует, а в антракте замаливает грехи, угощая подругу в буфете всеми пирожными, какие там есть.

4. Этико-интуитивный интроверт (INFJ, Достоевский, Гуманист).
< SRC="%D0%95.%20%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B0.%20%D0%98%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%20%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%8C%20%D1%81%D0%B5%D0%B1%D1%8F%20%D0%B8%20%D0%BE%D0%BA%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B8%D1%85_html_m3acfe0b4.png" NAME="Графический объект27" ALIGN=BOTTOM WIDTH=89 HEIGHT=75 BORDER=0>

Установка сознания ведущего блока ЭИИ: условие нормальной жизни — гармония человеческих отношений, соблюдение норм этики, морали и нравственности, бережное хранение традиций (БЭ — программная функция). Поэтому необходимо заниматься нравственным усовершенствованием, воспитывать и развивать духовность, искать в человеке истинные ценности (ЧИ — реализация программы).

Описание действия функций сильных каналов (ведущий блок)

БЭ — программная функция. Интровертная этика в первом канале определяет человека, для которого главным в жизни являются суждения о добре и зле, нравственности и безнравственности, порядочности и непорядочности. Он очень точно чувствует те нормы поведения, которые приняты в том или ином конкретном обществе или группе людей, и старается им следовать, чтобы не оскорбить нравственное чувство окружающих. Попав к незнакомым людям, он вначале затаивается, наблюдает за психологической атмосферой происходящего внутри этой группы и только потом, впитав в себя эту атмосферу, решается стать полноправным членом коллектива.

При знакомстве со слабым или несчастным у него возникает неодолимое желание помочь, поддержать, утешить (ЧЭ). К нему поэтому часто обращаются за помощью, и он может в течение многих часов выслушивать исповеди. Он стремится вжиться, вчувствоваться в психологические трудности собеседника, старается принять его образ (ЧИ) и поддержать его.

ЭИИ очень раним и эмоционален, но интровертность обращает все его переживания внутрь, так что это качество не всегда заметно со стороны. Иногда кажется, что он — спокойный и даже холодный человек, но это обманчивое впечатление, поскольку самое, казалось бы, незначительное событие оставляет в его душе глубокий след и долго переживается. Как правило, он подавляет в себе гнев, раздражение, желание упрекнуть. Одно из характерных проявлений обиды ЭИИ — создание психологического барьера между собой и обидчиком. В таких случаях он становится в позицию подчеркнутой холодной вежливости, отвечает на все вопросы односложно. Для некоторых людей такой стиль поведения этого психотипа очень тягостен. Лучше бы ЭИИ накричал, как-то иначе выразил свое возмущение. Ему самому в таких случаях тоже нелегко. Однако если обидчик сам попросит прощения, проявит желание изменить ситуацию — обида быстро проходит.

Высокая эмоциональность в сочетании с рациональностью часто приводят к тому, что ЭИИ надолго «зацикливается» на какой-то травмирующей его ситуации. В его сознании возникает очаг возбуждения, который затмевает все другие стороны жизни; в таких случаях ему трудно переключиться на что-то иное, он мысленно снова и снова возвращается к одному и тому же, может все время говорить об одном и том же, бывает, что этим начинает раздражать окружающих.

ЧИ — функция реализации программы. Чтобы достичь гармонии в отношениях с людьми, что является для ЭИИ смыслом существования, он ищет истинные ценности в жизни. Эти ценности — в мире высокой духовности и высокой нравственности. Еще в юности он формирует в своем воображении некий нравственный идеал, которого стремится достигнуть. В основе его программы чаще всего лежит воспитание чувства долга. При малейшем отклонении своего поведения от принятого идеала он способен заняться жестоким самобичеванием. В стремлении к самосовершенствованию он может стать тираном самому себе. Эта тирания долга в крайних своих проявлениях может развить в нем презрение к себе. Он может также порицать окружающих, если их поведение не соответствует его представлению о порядочности. Такой максимализм, чаще свойственный ЭИИ в юности, может привести его к конфронтации со сверстниками, что переживается им крайне тяжело и является для него самым большим испытанием.

Поскольку те нравственные нормы, которые он считает для себя обязательными, обычно чрезвычайно высоки и выполнить их очень трудно, бывает так, что в нем постепенно вырастает непреходящее чувство вины перед всеми за свои проступки. Ему трудно отстаивать себя, свои права. Он считает, что если что-то не удалось, это — наказание за его оплошность. Такое чувство вины может сопровождать его всю жизнь.

Его мало волнуют карьера и накопление материальных ценностей как цель существования (ЧС и БС — слабые функции), главное — найти свое предназначение, сделать так, чтобы жизнь не прошла мимо, реализовать свои способности. Ради идеи, которую он исповедует, способен «идти на плаху». В психологически экстремальных ситуациях ему не столь важно, как его оценивают другие, потому что собственный суд — самый суровый. В обычных же ситуациях ЭИИ предпочитает уйти от конфликтов, предполагая, что доброта и порядочность являются наилучшими способами решения любых недоразумений.

Описание действия функций слабых каналов

ЧС — канал наименьшего сопротивления (КНС). Все, что связано с насилием в любом виде, ЭИИ воспринимает очень болезненно. Это проявляется, в частности, в том, что он совершенно не может видеть драк, физических наказаний, а тем более убийств, даже если это — всего лишь телевизионное представление. Такие зрелища у него вызывают одно желание — немедленно это прекратить. Реакция может быть еще более резкой, если подобное происходит в жизни, особенно если насилию или наказанию подвергаются дети.

ЭИИ считает, что каждый человек должен сам себя воспитывать, и та жесткость, с которой он это проделывает над собой, также неадекватна обычной, реальной жизни. В этом проявляется ранимость его слабой сенсорики. Заметим еще раз, что по слабой функции человек не просто мало себя проявляет, но его реакция не соответствует обстановке: может быть как неоправданно сильной, так и слишком слабой.

Очень чувствителен ЭИИ и к начальственному тону в свой адрес, поскольку и так часто работает на износ, в силу неадекватности своей деловой логики (ЧЛ). Если при этом его еще и дополнительно заставляют что-то делать, он воспринимает это как недооценку своего усердия и может просто прекратить работу, в то время как просьба или апелляция к его чувству ответственности может долго держать его в состоянии делового напряжения.

Стремление к идеалу, постоянная работа над собой, с одной стороны, и трудность эмоциональной разрядки, с другой, приводят к тому, что зачастую он устает от самого себя, и уже это может его привести (и, действительно, часто приводит) к расстройству нервной системы. В успокоении и релаксации ему очень помогает общение с природой, поэтому ЭИИ инстинктивно стремится к здоровому образу жизни.

Плохо удается ЭИИ решение бытовых проблем (БС). Что-то качественное купить, сшить подходящую одежду, произвести уборку и стирку — все это проблемы, которые приходится решать, тратя слишком много энергии и сил. Будь его воля, он никогда бы этими вопросами не занимался, делает же только потому, что жить в беспорядке ему и самому тяжело, да и перед людьми стыдно. Его очень угнетает периодическое отсутствие денег, если таковое случается, поскольку он чувствует себя в бытовых проблемах не очень уверенно и старается, чтобы деньги были всегда, «на всякий случай». Слабость сенсорики ощущений проявляется также и в том, что ему трудно понять, понадобится ли в будущем какая-то вещь или нет, поэтому он склонен «захламляться», хранить годами то, что другие давно бы выбросили.

БЛ — нормативная функция. Все свои действия ЭИИ стремится заранее обдумать, определив для себя конкретные приоритеты, выделить главное. Такой подход удается ему не всегда, часто эмоциональность уводит его от намеченного заранее направления, мешая сосредоточиться на чем-то одном. И все же он старается привести свою деятельность в определенную систему, организовать порядок, что требует от него огромных усилий.

Нормативность структурной логики ЭИИ особенно убедительно проявляется и в законопослушности этого психотипа. Он буквально следует тем официально принятым нормам, которые признаны в обществе.

Стараясь работать как можно более добросовестно, ЭИИ не всегда способен работать эффективно, поэтому он много времени тратит непроизводительно, старается компенсировать свое неумение работой от зари до зари (ЧЛ). Ему трудно ограничить свой рабочий день разумными рамками: все время кажется, что что-то недоделано. Нередко он обнаруживает стремление реализовать себя в том, что у него плохо получается. Это — тоже следствие тяги к самосовершенствованию. Вследствие этого иногда бывает и так, что он посвящает себя делу, которое противоречит его натуре; чувство долга держит его в тисках необходимости.

ЭИИ на работе и дома

Если ЭИИ оказывается руководителем, то ноша ответственности не только за себя, но также и за сотрудников и порученное дело оказываются для него очень тяжелым испытанием. Он глубоко переживает любой промах, стараясь изо всех сил выполнить порученное дело наилучшим образом. Руководящая работа, — пожалуй, единственная сфера деятельности, в которой он способен пойти на конфликт или с подчиненными, если они недобросовестны, или с начальством, если считает, что интересы его коллектива несправедливо ущемляются. Как в том, так и в другом случаях на первое место для него выходит не собственный интерес, а чувство ответственности за дело.

В отношениях с подчиненными он предпочитает прямоту и честность: скорее откажет, чем пообещает невыполнимое. Для него идеальная ситуация — когда подчиненные одновременно являются также и его единомышленниками, с которыми он делает вместе общее дело. ЭИИ оценивает людей не по тому, какой пост они занимают, а в какой мере они удовлетворяют его нравственным критериям.

Поскольку теплота отношений, доверие, атмосфера любви и взаимопонимания — главное в программе ЭИИ, очень большую часть его жизни занимает семья, где, в идеале, могла бы реализоваться эта программа. Но, к сожалению, отношения гораздо чаще оказываются далекими от идеала, и это обстоятельство является одним из самых травмирующих для ЭИИ, очень ранимого, с одной стороны, но сдержанного внешне -с другой.

На измену он не способен не потому, что партнер может об этом узнать или догадаться, а потому, что это противоречит его нравственным принципам. Даже если отношения не самые лучшие — все равно ЭИИ старается поддержать атмосферу доброжелательства и теплоты; бывает, что приносит в жертву себя ради спокойствия детей.

Этико-интуитивный интроверт рассказывает о себе, и другие — о нем

Когда мне было 6 лет, наша семья жила а Ташкенте, а по вечерам там очень быстро темнело. Когда меня звали домой с улицы, я должен был подняться по темной страшной лестнице в нашу квартиру на третьем этаже. Я, конечно, очень боялся идти один. Мне хотелось опрометью взбежать наверх, чтобы поскорее преодолеть этот ужасный путь, где во всех углах мне виделись разные чудища. Но я знал, что бояться — стыдно, особенно мальчикам. Я замедлял шаг, чтобы идти как можно медленнее, как будто я никого не боюсь, а сердце при этом бешено колотилось… Но уже на последних ступеньках перед своей дверью я не выдерживал и пулей взлетал наверх.

В этом воспоминании — достаточно характерное для ЭИИ стремление, с одной стороны, заставить себя делать то, что плохо получается (ЧС — КНС), с другой — стремление самосовершенствоваться (ЧИ).

С раннего детства я был послушным и «домашним» мальчиком. Я боялся нарушить какое-нибудь правило. Однажды в детском саду воспитатели повели нашу группу на прогулку, но расставили детей не как обычно — мальчик, с девочкой, а как попало. Меня поставили с очень шебутным мальчишкой, к которому я не испытывал никакого доверия, но промолчал. Когда строй детсадовцев спускался по лестнице, мой напарник с криком «побежали!» рванулся из строя. У меня не было никакой охоты бежать за ним и вызывать гнев воспитательницы, но ведь мы с ним держались за руки!. В результате, я покатился лбом по лестнице. Спустя полчаса, лежа в медпункте, я волновался не за себя, а за маму, потому что, как мне казалось, я теперь могу умереть от ран.

Законопослушность — очень характерное свойство ЭИИ, и не только в детском возрасте.

В детстве я боялся многих вещей: коров и собак, темноты и перелезания через забор (за забором — запретная территория), высоты и просить прощения (раз провинился, значит, должен получить сполна наказание, и нет мне прощения, если я его не достоин).

Еще я очень боялся кого-нибудь обидеть, спровоцировать ссору. Я жалел вредных персонажей в сказках, которым приходилось расплачиваться за причиненное ими зло, жалел своего брата, которого наказывали за то, что он меня обижал, курицу, которую варили на обед. С годами я стал проще к этому относиться, но даже сейчас не могу переносить жестокости сверстников. А когда сажусь в автобус, меня так и тянет рассчитаться с кондуктором, хотя в кармане у меня всегда лежит месячный проездной билет: я все равно чувствую себя виноватым.

Чувство вины часто преследует представителей психотипа ЭИИ, хотя, казалось бы, для этого нет никакого повода. В последней фразе этого рассказа юноша испытывает неловкость, поскольку не оправдывает ожиданий кондуктора.

Однажды, на экзаменах, мама стояла у полуоткрытой двери в аудиторию и слышала, как девушка отвечала на вопросы по билету. Когда настала очередь мамы взять билет, он оказался тем же, что и у той девушки. Ни слова не говоря мама положила этот билет, который очень хорошо знала, и взяла другой. В результате она получила тройку, зато совесть ее осталась чиста.

Это были годы войны и сталинских репрессий. Я ходила тогда в детский сад. Однажды дети между собой стали рассуждать про любимого Сталина. Все его очень хвалили, а я вспомнила, что моя мама один раз говорила, что дедушка Ленин — еще лучше, чем Сталин. И я об этом сказала.

Сейчас очень трудно представить себе ту обстановку, в которой все мы тогда жили: тут же нашлось несколько мальчишек, которые стали фантазировать, как будто я ругала Сталина. У них немедленно возникла идея рассказать о моем поведении папе одного из детей, который был военным, и я до сих пор дословно помню то, что они говорили: «Он ее поведет по Красной площади с завязанными руками, а потом расстреляет!»

С ужасом я ждала вечера и прихода этого «военного папы», надеясь, что, может быть, они про меня за будут. Но не тут то было. Как только появился этот папа в военной форме, его тут же обступили эти доносчики, и я, дрожа от страха, услышала, будто мне принадлежат слова, что Сталин плохой и его надо убить и повесить! «Заберите ее и расстреляйте!»

К счастью, этот папа оказался нормальным человеком, я хорошо запомнила, как печально он посмотрел на меня и тихо сказал: «Девочка, никогда не надо так говорить», — видимо, он решил, что в моей семье есть репрессированные. И на этом весь мой ужас кончился.

Потом, когда я вспоминала этот эпизод, я не раз задавала себе вопрос: почему же я не сопротивлялась явной лжи, почему мне даже в голову не пришло сказать, что ничего подобного я не говорила, почему я так легко оказалась в роли жертвы?

К сожалению, эта тенденция была характерна для меня и в более поздние годы: и в школе, и в дальнейшей, уже взрослой жизни. И утешением для меня в таких случаях были мысли, навеянные чтением романов Достоевского о том, что главное — это хранить чистоту сердца и помыслов, несмотря на все унижения и оскорбления.

Для ЭИИ очень важным является собственное мнение о себе, нравственных свойствах своего характера. Не понимая, как доказать другим свою невиновность, он тем не менее сверяет свои поступки с теми критериями, — которые установил себе сам.

В 1952 году в СССР прогремело «дело врачей», в котором кремлевские врачи еврейской национальности обвинялись в том, что они яко бы хотели отравить великого вождя товарища Сталина. В классе, где я училась, была девочка-еврейка по имени Лида, которой тут же весь класс объявил бойкот: с нею все перестали разговаривать как с «врагом народа». Я оказалась единственной, кто восстал против такой несправедливости, хотя никаких особенно дружеских отношений у нас с Лидой не было, но и неприязни не было также. Своим одноклассникам я говорила: «Ну да, врачи виноваты, а Лида тут при чем?» — и демонстративно разгуливала под руку с Лидой на всех школьных переменах. Тут уж все сразу забыли про Лиду и со всей яростью толпы, которая травит «белую ворону», набросились на меня: «Как, ты против коллектива? Против всех?!»

Началась настоящая травля… Продолжалась она три дня. Я не сдавалась и демонстративно продолжала ходить только с Лидой. Меня шпыняли, толкали, унижали, никто со мной не разговаривал. На четвертый день я отказалась идти в школу, чем сильно удивила моих родителей — учиться я любила, была одной из лучших учениц класса. Пришлось объяснить родителям, что произошло. Они вмешались в конфликт, привлекли к этому учителей, и все страсти улеглись.

На всю остальную жизнь я запомнила это свое истовое сопротивление толпе, которая скандирует: «Кто не с нами, тот против нас!» Несмотря, на мою победу, это было для меня ужасным переживанием.

Человек всегда совершенно уверен в своей правоте, если вопрос касается его сильных функций. В приведенном рассказе школьница-ЭИИ твердо уверена в том, что было бы безнравственным осуждать одноклассницу за чужие грехи (БЭ). Поэтому считает для себя аморальным участвовать в несправедливом деле, твердо отстаивает свои позиции, хотя это дается ей явно нелегко.

Одно лишь омрачает нашу дружбу — обнаружилось, что он влюблен в меня, теперь его любовь висит надо мной, как тень. Он такой хороший и ранимый, а я своим равнодушием делаю ему больно. Меня мучает совесть, хотя взаимности он и не требует, ему достаточно мечтать о любви (тип ИЭИ). Меня мучает эта несправедливость. Даже иногда подмывает выйти замуж за него, лишь бы не делать ему больно и не чувствовать своей вины…

К сожалению, не так уж редко можно встретить ЭИИ, вступившего в брак не по собственной любви, а» потому, что его (ее) жалко. Редко подобный брак оказывается счастливым, в том числе и для того, кто был так влюблен вначале. Может быть, лучше было бы сразу проявить достаточную твердость, чтобы не калечить жизнь ни себе, ни другому?

Я знаю из Библии о том, что Бог запрещает воевать и даже брать в руки оружие. Поэтому, когда нужно было сдавать зачет на уроке физкультуры по стрельбе, у меня возникла проблема. Я знала о жесткой строгости нашего преподавателя, боялась его окрика и осложнения отношений. Но моя совесть была мне дороже; мук совести я боялась больше, чем конфликта. Поэтому я подошла к нему и сказала, что мои убеждения, моя совесть, Бог — запрещают мне брать в руки оружие и учиться стрелять. Он набросился на меня с руганью, пригрозил, что мой отказ повлияет на общую оценку по физкультуре, что он, наконец, готов взять полностью на себя мою совесть… Я не могла с ним согласиться: ведь это же невозможно! Перед Богом каждый отвечает сам и должен хранить свою совесть чистой. Наш разговор кончился тем, что я заплакала, но ему все таки не уступила. Я готова была пробежать, проплыть хоть 10 километров, прыгать и приседать, только бы он не кричал и не пытался бы заставить меня делать то, на что я не имею права.

Когда он меня, наконец, отпустил, я очень долго не могла прийти в себя, все плакала, но зато знала, что своим убеждениям ни за что не изменю.

Каждый раз, когда мы начинаем новую партию в шахматы, я всякий раз ловлю себя на мысли, что, взявшись за фигуру, я должен продумать ситуацию на много ходов вперед, но больше чем на два хода мне комбинацию еще никогда провести не удавалось.

Вообще присутствие большого числа фигур на доске для меня всегда губительно, я предпочитаю сосредоточить внимание на главных фигурах. Я поэтому стараюсь «очистить» шахматную доску от нагромождения фигур — так мне легче следить за игрой и влиять на ситуацию.

В этом отрывке явно прослеживается слабость нормативной функции ЭИИ (БЛ), которая затрудняет для него необходимость держать в голове одновременно большое количество логических комбинаций, поэтому он и старается «очистить» поле деятельности.

С детства я помню свое любопытство буквально ко всему, что меня окружало. Мне очень хотелось все знать. Помимо обычной школы я ходила в музыкальную, в кружки бальных танцев и биологии, играла в шахматы, один год посещала лыжную секцию и на каждую зиму покупала абонемент в Филармонию. Еще обязательно мне хотелось научиться чувствовать и понимать живопись: в первых классах я собирала открытки с репродукциями картин, а позже при любой возможности отправлялась в Эрмитаж (билеты в те годы были дешевые, а университет, где я тогда училась, — рядом).

Мне все это удавалось успевать делать, поскольку я железно выполняла режим дня: составляла его и вешала листочек на стенку. Если в чем-то нарушала свой режим -занималась жесточайшим самобичеванием. В школьные годы я придумала себе лозунг: «Надо делать на то, что хочется, а то, что нужно!», и неукоснительно этому лозунгу следовала. Почему-то во мне жило убеждение, что жизнь — это сплошное преодоление, она в принципе не может быть легкой.

Обратите внимание на усиленность второй функции (ЧИ) в этом примере. Можно было бы предположить, что этот отрывок принадлежит ИЭЭ (Гексли), однако «железное выполнение режима дня» совершенно однозначно свидетельствует о рациональности автора отрывка. Кроме того, стремление себя заставить и пересилить — несомненное действие волевой сенсорики в ранимом канале (КНС) Достоевского.

В. иногда рассказывал нам о своем детстве, о том, что он был очень пуглив и не мог оставаться дома один, особенно ночью,.. Это было заметно и теперь. Однажды мы отмечали какой-то праздник, немного выпили. Потом мы с И. пошли за сигаретами, а В. остался дома один. Когда мы вернулись, он сидел в шкафчике и очень обрадовался нашему приходу: сказал, что спрятался там, потому что ему стало очень страшно. С тех пор мы с И. старались не оставлять его одного, и все-таки это повторилось еще два раза: его реакция была однозначна — он боялся оставаться один, особенно если был хоть немного нетрезв. В трезвом состоянии он никогда не показывал нам своих эмоций, хотя мог рассказать о них.

Но иногда эти эмоции все же выходили на поверхность. Это было, если В. видел насилие. Он вообще был очень впечатлителен, но это не было заметно для посторонних. Когда же мы вышли после просмотра фильма «Механический апельсин», на В. было тяжело смотреть, он был бледен, как полотно, на лбу выступили крупные капли пота, глаза смотрели в никуда. Не меньше недели у него была сильная депрессия. Но, несмотря па такое неприятие насилия, он мог участвовать в драке, если в опасности был его друг, — друга он не мог бросить в беде. Один раз у меня завязалась драка в дискотеке с тремя так называемыми «гопниками». В. был довольно далеко от места происшествия, однако он это заметил и поспешил мне на выручку, дрался он стойко. Но когда все закончилось и мы вернулись домой, он выглядел сильно удрученным: долго отмывал руки, долго сокрушался, как я мог ввязаться в драку…

У В. было достаточно трудностей с учебой. Во-первых, для того, чтобы он мог заниматься в нашей комнате, ему надо было ощущать психологический настрой на учебу, и когда он был, В. учился продуктивно. В. был гораздо компетентнее нас во многих предметах, и тогда, когда он был уверен, что хорошо понимает материал, он объяснял нам, что и как. Уровень его знаний был, в общем, выше нашего, но оценки на контрольных и на экзаменах он обычно получал ниже, так как очень боялся проверок. И при знаниях на «хорошо» и на «отлично» он пересдавал в среднем по два экзамена за сессию…

Было заметно, что он занимается чуть ли не постоянным самобичеванием. Он злился на себя даже тогда, когда на кого-то обижался, хотя для того, чтобы его обидеть, надо было очень постараться, но и мириться с ним после этого было нелегко. Я помню, как однажды сильно задел его своим легкомыслием, так он три дня не обращался ко мне ни с одной просьбой. Но если обида забыта, то она забыта раз и навсегда.

Единственное, чего он, по-видимому, не мог, забыть, так это обиду на себя. У него был явный комплекс неполноценности.

Ужасно скованно он держал себя с девушками. Как он сам говорил, его пугала жестокость нашего времени, он уставал от работы над собой, устал от жизни, устал от того, что некоторые ребята стали к нему неважно относиться из-за его замкнутости. И вот, как потом выяснилось, он еще в ноябре решил покончить с собой. Но все еще чего-то ждал, какого-то чуда под Новый год, а первого января как бы в шутку сказал: «Я подписал себе приговор».

Это оказалось не шуткой. Правда, он все не мог решиться, и последним толчком оказалась двойка на экзамене. Он знал этот предмет намного лучше меня, по сути дела, он весь мне его объяснил, когда мы с ним готовились… Но я получил «четыре», а он — «два». И он сказал, что уверился в том, что не способен учиться в университете, а уж интеллигент-то из него точно не получится. «И вообще, — сказал он, — я еду домой».

Вечером он сообщил, что купил билет на тот день, когда у нас будет следующий экзамен. В последующие дни, пока мы готовились к экзамену, он большей частью лежал и глядел в потолок либо ходил по магазинам и покупал там всяческие студенческие деликатесы, что называется, кормил нас. Очень мало говорил, еще меньше, чем обычно, и очень хорошо скрывал свое настроение. За день до экзамена В. купил бутылку хорошего вина, и мы выпили за то, чтобы он поскорее возвращался, хотя он говорил, что будет трудно с деньгами и он, наверное, не сможет нас навещать. Мы были очень огорчены и на экзамен пошли с тяжелым сердцем. В. сказал, что, когда мы вернемся с экзамена, он уже уедет. Он все хорошо рассчитал и все предусмотрел, и если бы не цепь случайностей, его план вполне бы удался…

Я появился дома часов на шесть раньше, чем он предполагал. Он уже истекал кровью, перерезав себе вены. Оставил письмо, в котором извинялся перед нами; писал, что очень устал от собственной неполноценности и от мира. Просил простить его.

Его удалось спасти. После курса лечения за ним приехала мать, они пожили у нас, причем все старались обходить эту скользкую тему. Мы выхлопотали ему академотпуск и ждем его возвращения в сентябре. Очень ждем. Мы звоним ему, он пишет нам письма, где часто извиняется, отправляет нам посылки. Один раз, когда мы случайно упомянули в письме о финансовых проблемах, он выслал нам перевод и написал, что обидится, если мы отошлем его обратно. В больнице ему очень помогли, но сейчас его гложет чувство вины перед нами и перед родителями. Но все же он очень хочет вернуться сюда и больше не повторять ошибок.

Этот драматический рассказ во всей полноте иллюстрирует те трудности, с которыми часто живет представитель психотипа ЭИИ, особенно, если, как в этом случае, он принадлежит к сильно интровертированному этическому подтипу.

Я сильно обидела его, а теперь… Лучше бы он накричал на меня, выгнал! Но он ходит, как автомат, подчеркнуто вежливо здоровается и делает вид, что мы почти незнакомы… Я знаю девушку, которую он любит. Он долго мучился, изводил себя, не зная, сможет ли надеяться на ответное чувство. Наконец написал ей письмо с признанием. Оно осталось без ответа. Сейчас он не упоминает имени этой девушки, не желает ничего о ней слышать, но я уверена, что его чувства не изменились…

Я обычно испытываю неловкость в общении с новыми людьми, никогда не перехожу на «ты» первым. Любая фамильярность с незнакомым человеком для меня неприемлема. Я сам люблю планировать и с легкостью принимаю чужой порядок. К примеру, дисциплину военной кафедры мне легко выполнять, в то время как для соседа по парте это просто невыносимо (сосед — СЭИ).

Сказав бестактность, я долго не могу об этом забыть. Скажем, в девятом классе на школьной конференции по химии одна из докладчиц постоянно неверно выговаривала термин «галоген». Тогда я — как мне показалось, весьма язвительно, — попросил уточнить, что она понимает под понятием «гоголен». С тех пор прошло более пяти лет, другой бы об этом забыл, а я стараюсь с тех пор семь раз подумать и лишь затем задать вопрос, который может задеть собеседника…

Однажды мне дали прослушать пластинку. Когда пришло время ее возвращать, я заметил, что угол конверта слегка замят, но я не мог вспомнить, был ли конверт таков, когда я брал его. Тогда мне пришлось покупать точно такой же диск, чтобы возвратить новый конверт, хотя хозяин даже не взглянул на него, так что все равно дефект оказался бы незамеченным. Но в любом случае совесть моя осталась чиста, и это для меня оказалось куда важнее картона…

В те годы студентов каждое лето в обязательном порядке отправляли на сельхозработы, денег не платили, а только кормили. Заинтересованности в такой работе, конечно, не было. Тем летом наш курс отправили работать на целину, а мне, поскольку я много болела, заменили эту поездку мелиорацией в Ленинградской области, поближе к дому. Так случилось, что я поехала работать с другим факультетом и незнакомыми мне ребятами. Когда потребовалось выбрать бригадира, эти парни (а их было большинство в бригаде), весело гогоча, указали на меня — я была среди всех самой невзрачной на вид.

Утром первого рабочего дня председатель колхоза выдал нам monoры, показал, где мы должны рубить, и ушел. И тут возник «бунт». Подавляющая часть бригады заявила, что работа не волк, в лес не убежит, и предложила идти купаться на озеро: лето выдалось жаркое, с раннего утра столбик термометра уже поднимался выше 20 градусов. Было ясно, что уговаривать их совершенно бессмысленно, и я просто сказала, что никуда не пойду, потому что это нечестно, и буду работать. Втайне я надеялась, что они последуют моему примеру, но этого не произошло. Со мной остались еще две девушки и один парень, а остальная компания дружно ушла купаться. Конечно, все это выглядело нелепо. Вдвоем с этим парнем мы стали рубить толстенные, диаметром до 10 см, стволы ивняка, а двое других перетаскивали эти огромные ветки в кучи — их потом сжигали.

Когда время уже перевалило за полдень, вся эта компания вернулась. Видя наши труды, они еще немного побазарили, хотя и не с таким энтузиазмом, как утром, и удалились отдыхать в тенечке. Вечером, после подведения итогов, конечно же, выяснилось, что «моя» бригада на последнем месте из пяти. Всю ночь я не могла заснуть не знаю, от чего больше: от чувства ли обиды и несправедливости, или от ломоты во всех мышцах. Я не понимала, что же мне теперь делать. Но на следующее утро мои подопечные быстренько собрались, взяли в руки топоры, и к вечеру наша бригада, с большим отрывом от остальных, заняла первое место. И так продолжалось до самого нашего отъезда.

Эмоциональный ЭИИ очень тяжело переносит напряженные ситуации, особенно конфронтацию с членами своего коллектива. Однако чувство долга и ответственности за порученное дело заставляют его идти на этот шаг.

На возраст 12—13 лет пришелся пик моего отвращения к себе. Несмотря на то, что природа не обделила меня ни способностями к