info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Экономический образ мышления

Автор: ХЕЙНЕ П.

Предисловие к русскому изданию
С благодарностью моим ближайшим помощникам Уэлли и Рут

Каким образом многим миллионам людей удается достичь необычайной согласованности своих действий, столь характерной для современных индустриальных экономик? Каким образом они могут координировать свои усилия с той высокой степенью точности, которая необходима для производства такого большого количества сложных благ?

Мы недостаточно часто задаем эти вопросы. Те чудеса согласованности и координации в нашем обществе, благодаря которым мы удовлетворяем наши насущные потребности и можем наслаждаться предметами роскоши, мы воспринимаем как нечто должное. Поэтому мы не интересуемся, каким образом они возникают, и не видим, что в этом нет ничего автоматического или неизбежного. Согласованность в таких колоссальных масштабах может достигаться, только если имеются важные предпосылки. В своем невежестве мы порой уничтожаем эти предпосылки или не даем им развиться. А потом не можем понять, почему наша экономическая система вдруг «развалилась».

Экономическая теория приносит пользу в первую очередь потому, что она способна объяснить эти процессы координации в обществе и выявить те предпосылки, которые позволяют им успешно развиваться. При написании «Экономического образа мышления» моя главная цель состояла в том, чтобы изложить понятийный аппарат, который поможет людям разобраться, каким образом и почему достигается согласованность между миллионами людей, даже незнакомых между собой, а также почему такой согласованности иногда достичь не удается. Если те, кто правит обществом, не обладают таким знанием, велика опасность хаоса и бедствий.

Мне бы очень хотелось, чтобы перевод «Экономического образа мышления» на русский язык помог бы лучшему пониманию тех институтов, которые обеспечивают согласованность в обществе, и тем самым способствовал бы достижению процветания, свободы и социальной гармонии.

Пол Хейне
28 декабря 1990 г.
г. Сиэтл, США

Предисловие
Экономическая теория не есть набор уже готовых
рекомендаций, применимых непосредственно
в хозяйственной политике. Она является
скорее методом, чем учением, интеллектуальным
инструментом, техникой мышления, помогая
тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям.

ДЖОН МЕЙНАРД КЕЙНС

Вводный курс экономической теории уже давно не представляет трудностей для преподавания. Правда, он сложен для восприятия, но это уже другая проблема. Объем усилий, необходимых для усвоения начальных курсов, мало связан с усилиями по их преподаванию.

Основам экономической теории легко учить, потому что многие из нас видят в этом лишь повод поделиться со слушателями теми разрозненными знаниями и навыками, которые они приобрели в процессе собственных занятий экономикой. Подобных сведений так много и они настолько сложны, что преподавателям начальных курсов не надо ломать голову над тем, чем заполнить очередной учебный день. Всегда можно пуститься в описание каких-либо новых подробностей или потратить час на разъяснение тех, что остались не разобранными на прошлом занятии. Такого рода вопросы даже не требуется специально выдумывать. Уже один только перечень терминов — эластичность, совокупная (средняя, предельная) выручка, конкурентное равновесие в долгосрочном аспекте, предельная ценность продукта, IS-LM, мультипликатор — дает вполне надежную основу для чтения полного курса лекций.

Что нам нужно?
Какую цель должен преследовать вводный курс по экономической теории? Из сказанного выше легко догадаться, что я не вижу большого смысла в постановке обычной учебной цели: ознакомить студентов с разрозненными элементами техники анализа. И в самом деле, почему мы хотим, чтобы начинающий студент непременно имел представление о концепции средних переменных, средних полных и предельных издержек, помнил, в какую сторону наклонена та или иная линия на соответствующих графиках, чтобы он знал об обязательном пересечении кривых предельных и средних затрат в точке минимума последних, а также — обо всем остальном, что требуется для доказательства равенства цены средним полным и предельным издержкам у всех фирм в долгосрочном аспекте при условии совершенной конкуренции и после капитализации квазиренты? Задать такой вопрос означает, по сути дела, ответить на него. Полагать, что начинающий студент обязан знать все перечисленное, нет никаких разумных оснований. Но тогда зачем мы продолжаем его этому учить?

Частично ответ кроется в нашем похвальном желании обучать теории. Именно теория придает экономической науке почти всю ее объяснительную и предсказательную силу. Без теории мы были бы вынуждены пробираться ощупью, вслепую, через сплетение экономических проблем, конфликтующих мнений и противоречащих друг другу практических рекомендаций.

Но приобщать других к экономической теории оказывается делом чрезвычайно трудным. И многие преподаватели экономики, сталкиваясь с очевидной неудачей вводных общетеоретических курсов, нередко переходят к чтению специальных и частных дисциплин. На таких занятиях студенты обычно читают и обсуждают заявления профсоюзных лидеров, высказывания представителей промышленности и сельского хозяйства, политиков, отечественных радикалов или зарубежных социалистов. Они знакомятся с данными о распределении доходов, валовом национальном продукте, занятости, ценах и темпах экономического роста. Рассматривают доводы в пользу введения гарантированных доходов и аргументы против планируемого устаревания, доводы в пользу свободного предпринимательства и против нерегулируемой конкуренции, соображения в защиту ядерной энергетики и соображения против неконтролируемого экономического роста. О чем же они узнают в итоге, когда курс пройден? Они узнают, что существует множество мнений, каждое из которых опирается на факты, что «все относительно», что любой американец имеет право на собственную точку зрения и что экономика — это не наука, а, вероятно, пустая трата времени.

Убежденность в необходимости обучения теории обоснована в той мере, в какой под этим подразумевается, что факты не имеют самостоятельного значения вне теоретического контекста. Теория здесь существенна! Но какая? Экономическая, конечно, — хотя в действительности это еще не ответ на вопрос. Какого рода экономическая теория? И в каком смысле? Прежде чем мы сможем ответить, необходимо понять, что же все-таки нам нужно.

Концепции и их применение
Я хочу, чтобы начинающие студенты овладели некоторым набором экономических концепций, которые помогут им мыслить более ясно и последовательно в широком диапазоне общественных проблем. Экономические принципы анализа позволяют улавливать смысл в окружающей нас разноголосице. Они проясняют, систематизируют и корректируют то, что мы ежедневно узнаем из газет, слышим от политиков. Сфера применимости инструментов экономического мышления практически неограниченна. Понимание и оценку всему этому студенты и должны вынести из начального курса.

Ничего, однако, не получится, пока нам, учителям и авторам учебников, не удастся убедить студентов. А для того чтобы убедить, необходимо наглядно показать. Следовательно, начальный курс экономической теории должен быть посвящен изучению инструментов анализа. Овладение любой концепцией необходимо совмещать с показом ее практических возможностей. Еще лучше — начать с потенциальных приложений, а затем уже перейти к инструментарию. В пользу такого порядка обучения педагогическая практика накопила уже столько свидетельств, что трудно даже понять, каким образом с ним мог когда-либо конкурировать какой-либо иной подход.

«Вот проблема. Вы понимаете, что это проблема. Что мы можем сказать о ней?» Это первый шаг.

«Вот как о той же проблеме размышляют экономисты. Они пользуются такой-то и такой-то концепцией». Это второй шаг, на котором можно продемонстрировать некоторые элементы экономической теории.

После того как показана применимость этих элементов к исходной проблеме и изучены некоторые следствия, ту же концепцию нужно использовать для решения других дополнительных проблем. Это третий шаг.

Конечно, все не так просто, и дело не сводится к трехэтапному делению. Преподавание основ экономической теории, наряду со знанием формальной техники анализа, также требует воображения, проницательности, знания текущих событий и ощущения перспективы. Сочетание перечисленных качеств встречается не часто. К тому же преподаватели должны и сами верить в то, что знание экономической теории окажется полезным не только для решения искусственно придуманных задач или успешной сдачи столь же искусственных экзаменов, но и для чего-то большего.

Польза ограничений
Никто, вероятно, не станет спорить с тем, что было сказано выше. Но если это так, то следует признать, что наша педагогическая практика сильно не соответствует нашим взглядам на нее. Одна из причин, несомненно, состоит в том, что на всех стадиях изучения экономической теории преподаватели одержимы идеей привить слушателям навыки формального анализа. Последователи великого мастера очень редко поднимаются выше уровня своего учителя. И если «мастера» нашей науки скорее заботятся о форме, чем о содержании, то это сказывается на начальных ступенях обучения. Нет необходимости обсуждать здесь вопрос о том, какую часть теоретического материала следует преподавать на промежуточных и продвинутых курсах или каков оптимальный баланс между математикой и собственно экономикой на аспирантских теоретических курсах. Ибо, независимо от того как решаются подобные проблемы, ответ на вопрос о содержании начального курса можно дать вполне определенно: туда должно войти лишь очень немногое.

Действительно, из всего идейного богатства, накопленного ныне экономической теорией, для правильного понимания происходящих вокруг нас событий и оценки предложений политиков требуется, в сущности, лишь очень немногое. Почти все по-настоящему важное, чему может научить экономическая теория, — это элементарные концепции взаимосвязей, которые любой человек смог бы вывести самостоятельно, если бы только захотел как следует подумать над этим.

<Эли Девонc дает убедительное изложение этой точки зрения в своих первых двух "Очерках об экономической науке" (Essays in Economics, London: George Alien and Unwin, 1961, pp. 13-46). - Прим. авт.>.

Вся хитрость в том, чтобы суметь заставить людей оценить эти немногочисленные, но важные концепции. И ради достижения подобной цели необходимо пойти на самоограничение. Чтобы достичь большего, необходимо браться за меньшее. Характер вводного курса определяется не только тем материалом, что в него включен, но и тем, который остался за его пределами. Теорию, которую нельзя немедленно применить на практике, не следует вообще затрагивать в начальном курсе, если только мы не хотим поразить слушателей эзотерическим характером экономических знаний. Иначе мы просто-напросто топим начинающих; заставляем их так отчаянно барахтаться, что они не в состоянии заучить ни одного верного движения пловца. Между тем мы должны всего лишь научить их плаванию и вселить убежденность, что, тренируясь, они будут плавать еще лучше.

Каждому преподавателю вводного курса хорошо было бы прочесть небольшую статью Ноэля Мак-Инниса «Учить большему меньшим». Приведу три отрывка из нее.

«Смею утверждать, что все мы, кто учит студентов, грешны в том, что рассказываем гораздо больше, чем им хочется — или нужно — знать. Я бы даже предположил, что фактически мы рассказываем о наших предметах больше, чем считаем необходимым знать о них сами. В этом — одна из причин, почему при чтении лекций мы испытываем потребность в записях.
Наши теперешние методы преподавания часто затемняют смысл, а не раскрывают его… Трагические результаты этого нередко видны на примере наших «лучших» студентов, которые могут повторить все сказанное нами, но не в состоянии осмысленно использовать полученные сведения в новой ситуации. Их подготовка скорее отличается широтой охвата, чем глубиной понимания.
Обзорные курсы почти во всех дисциплинах становятся все более бесполезными из-за того, что сюда пытаются вместить всю относящуюся к ним информацию. Этим курсам можно было бы вернуть (или придать) практичность, если переориентировать их на изучение пяти-шести фундаментальных концепций и методологических принципов данной дисциплины, используя для этого лишь ту информацию, которая непосредственно показывает связь этих принципов с реальной жизнью»

Я целиком и полностью согласен с Мак-Иннисом. Пусть даже воплощение его идей в данной книге будет признано далеким от совершенства. Тем же преподавателям, которые спросят, почему в ней опущена та или иная тема или почему не излагаются некоторые традиционные разделы теории, следует напомнить, что знание передается не только посредством того, о чем говорится, но и в равной мере посредством того, о чем умалчивается. Конечно, оценки уместности или относительной важности различных разделов экономической теории не остаются постоянными. Но всякий раз, испытывая искушение внести в программу начального курса еще один пункт или добавить к ней даже незначительный штрих, давайте помнить об аргументах Мак-Инниса.

Один семестр или два?
Любой преподаватель экономической науки, работающий с аспирантами или студентами-дипломниками, знает, что из начальных курсов обучения большинство студентов выносит удручающе мало необходимых сведений. Они, кажется, порой вообще ничего не помнят, кроме того, что когда-то «уже об этом слышали». Можно ли поправить дело, увеличив количество часов начального обучения? Нужно ли нам еще больше и тщательнее натаскивать их в основах нашей науки? По моему мнению, выход как раз в обратном: в уменьшении объема вводного курса.

Когда обучение основам экономической науки растягивается на два семестра, то подлинно значимый материал, как правило, теряется в общей массе. Студенты приобретают смутные представления об изучаемом предмете, но плохо схватывают его суть.

Кроме того, неполноценное единство общего двухсеместрового курса порождает множество административных и педагогических проблем. Меняются преподаватели, меняются учебники. Микроанализ ставится перед макроанализом, а затем наоборот. После первого семестра некоторые студенты уходят и возвращаются на второй спустя два года. И все же мы продолжаем упорствовать. Почему? Иногда кажется, что мы просто не хотим укладываться в один семестр, потому что опасаемся вполовину уменьшить спрос на наши услуги. Ведь если удается убедить составителей учебных программ, особенно в школах бизнеса, что два семестра есть абсолютный минимум, то тем самым удается и более успешно поддерживать спрос на наш предмет.

Но один стоящий семестр может пробудить в начинающих желание большего. А экономическое образование не обязательно заканчивается вводным курсом. И многие, по крайней мере, не худшие студенты, наверняка захотят продолжить его, если только мы постараемся дать им хороший начальный импульс. Может даже оказаться, что спрос на знание экономических основ эластичен: вполовину уменьшив затраты времени, мы, вполне вероятно, увеличили бы число слушателей более чем вдвое.

Некоторые преподаватели полагают, правда, что хотя типичному студенту может хватить и семестрового курса, но для тех, кто специализируется по экономической науке или бизнесу, минимумом являются два семестра. Но разве краткое и живое изложение основ экономической науки не есть лучшее начало для всех: и тех, кто не собирается учиться дальше, и тех, кто намерен продолжить занятия экономической наукой в аспирантуре? В конце концов, односеместровый вводный курс вовсе не препятствует последующему изучению теории, так же, впрочем, как и других необходимых или желательных для выбранной специальности дисциплин. Многие студенты продолжили бы занятия экономической теорией, если бы на вводном курсе их удалось убедить в том, что это и полезно, и интересно.

Изменения и благодарности
В пятое издание этой книги внесены два значительных изменения. Прежде всего, должен сознаться, что если раньше от вопросов для обсуждения, помещенных в конце каждой главы, я испытывал скромное удовлетворение, то теперь оно переродилось в греховное ощущение гордости. Вместо выброшенных тривиальных добавлены новые отличные вопросы. Включено также значительное количество графических задач для тех, кому нравится постигать экономическую теорию таким способом.

Гораздо меньше уверен я в успешности другого крупного изменения: реорганизации обширного материала по макроанализу (гл. 15-22). После неудачного старта, долгих мучений, заминок, плутаний и даже пребывания в состоянии некоего раздражения — все это при терпеливой благосклонности моего редактора Роберта Хорэна — я решил, наконец, сделать макроэкономические главы более простыми и менее категоричными. Если в результате всех усилий произойдет ухудшение по сравнению с предыдущим вариантом, то остается надеяться, что моя трактовка макроэкономики не погасит энтузиазм других экономистов и не заставит их ограничиться одной данной книгой.

Мое понимание предмета продолжает подвергаться испытаниям, уточнениям и корректировкам в ходе общения со студентами, аспирантами и профессорско-преподавательским составом Вашингтонского университета. Я благодарен им всем. Что касается коллег из других учебных заведений, то должен выразить особую признательность П. Дж. Хиллу из Государственного университета в Монтане, Чарльзу Лэйву из Калифорнийского университета в Ирвине и Ховарду Свэйну из Университета Северного Мичигана — трем моим исключительно глубоким критикам. Хочу поблагодарить за полезные советы Эрика Донохью, Мартина Дермоди, Ванду Моррис из Юго-западного технического колледжа; Рональда С. Фиша из Общественного колледжа в Северной Вирджинии, Дж. С. Томпсона из Сенека колледж (Торонто) и Петера Туманова из Маркитского университета. И наконец, должен еще раз признать основополагающее влияние, оказанное на меня Арменом А. Алчианом и Вильямом Р. Алленом, чья «Экономическая теория для университетов» впервые показала мне, каким образом вводный курс по экономике можно сделать и полезным, и интересным.

Отдельной благодарности заслуживают Мишель Хейне — за помощь в редактировании — и Мариан Болэн, которая быстро и неизменно доброжелательно восстанавливала порядок из хаоса. За форму и краски, об исключительной важности которых я слишком часто забывал, я благодарен моей жене Джулиане.

Пол Хейне

ГЛАВА 1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ

Хорошие механики могут легко обнаружить поломку в вашем автомобиле, потому что знают, как он работает, будучи в полной исправности. Многие люди считают экономические проблемы сложными потому, что не имеют ясного представления о нормально функционирующей экономике. Они похожи на механиков, чья практика ограничивалась изучением одних только неисправных двигателей.

Если мы долгое время полагали нечто самоочевидным, то даже понять, к чему же, собственно говоря, мы так привыкли, становится очень трудно. По этой причине мы редко обращаем внимание на существующий в обществе порядок, и бываем не в состоянии распознать наличие механизмов общественной координации, от которых повседневно зависим. Неплохо поэтому было бы начать изучение экономической теории с того, чтобы попробовать удивиться той ловкости, с какой мы ежедневно принимаем участие в общественном сотрудничестве. Прекрасный пример этому дает дорожное движение в часы пик.

Распознавая порядок
Последнее утверждение могло бы, вероятно, сбить вас с толку. «Как? дорожное движение в часы пик — пример общественного сотрудничества? А разве не является это примером закона джунглей, т. е. расстройства такого сотрудничества?» Совсем нет. Если словосочетание «дорожное движение в часы пик» ассоциируется у вас с «дорожной пробкой», то тем самым еще раз подтверждается выдвинутый выше тезис: мы замечаем только неисправности, а к нормальному положению дел привыкаем настолько, что считаем его самим собою разумеющимся, даже не осознавая этого. Между тем главной особенностью транспорта в часы пик являются не дорожные пробки, а движение; ведь если люди изо дня в день отваживаются доверяться транспорту, то лишь потому, что почти всегда достигают места своего назначения. Конечно, транспортная система работает не без сбоев, но где их не бывает! Замечательный же факт, которому нужно уметь удивляться, состоит в том, что эта система вообще работает.

щелкните, и изображение увеличитсяТысячи людей по утрам, около восьми часов, выходят из дому, садятся в свои автомобили и едут на работу. Они выбирают маршруты без предварительного согласования. Водительское мастерство их различно, не одинаково отношение к риску, не совпадают и представления о правилах вежливости. Когда это множество легковых автомобилей самых разнообразных форм и размеров вливается в сплетение магистралей, образующих своего рода кровеносную систему города, к ним присоединяется еще более разнородный поток, состоящий из грузовиков, автобусов, мотоциклов, такси. Все водители стремятся к различным целям, думая почти исключительно о собственных интересах, причем не из-за эгоизма, а просто потому, что им ничего не известно о целях друг друга. Каждый знает об остальных только то, что видит: местоположение, направление и скорость небольшой, и к тому же постоянно меняющейся группы транспортных средств в его непосредственном окружении. К этой информации он может добавить важное предположение, что другие водители желают избежать аварии столь же страстно, как и он сам. Ну и, разумеется, есть еще общие правила, которым, по-видимому, подчиняется каждый водитель: такие, как остановка на красный свет и соблюдение ограничений скорости. Вот, собственно, и все. Это похоже на описание инструкции по созданию хаоса. И должно было бы в итоге привести к грудам искореженного железа.

Вместо этого возникает хорошо скоординированный поток, настолько плавный, что, глядя на него с большой высоты, можно получить почти эстетическое наслаждение. Вот они, внизу — все эти автомобили, управляемые независимо друг от друга, моментально вклинивающиеся в образующиеся промежутки между машинами, держащиеся так тесно, и все же почти никогда не касаясь, пересекающие друг другу дорогу буквально за секунду или две до неприятного столкновения, ускоряющие движение, когда перед ними открывается свободное пространство, и замедляющие, когда оно закрывается. Поистине, движение транспорта в часы пик и вообще городского транспорта в любое время дня дает пример удивительно успешного общественного сотрудничества.

Важность общественного сотрудничества
Пример с дорожным движением удачно демонстрирует, сколь часто мы склонны совершенно не замечать общественного сотрудничества. Каждый знаком с транспортом, но почти никто не воспринимает его как некое совместное действо. Однако данный пример полезен еще и по другой причине. Он показывает, что наша зависимость от механизмов координации гораздо шире, чем это обычно подразумевается, когда говорят об «экономических» благах. Если бы не было эффективных процедур, побуждающих людей к сотрудничеству, мы не могли бы наслаждаться никакими плодами цивилизации. «В таком состоянии», — заметил Томас Гоббс (1588- 1679) в одном часто цитируемом отрывке своего «Левиафана»:

«…Нет места для трудолюбия, т. к. ни за кем не обеспечены плоды его труда, и потому нет земледелия, нет судоходства, нет морской торговли, нет удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, нет исчисления времени, нет ремесел, нет литературы, нет общества, а что хуже всего — это вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, зверина и кратковременна»

Гоббс полагал, что люди настолько озабочены самосохранением и удовлетворением личных потребностей, что только сила (или угроза ее применения) может заставить их удерживаться от постоянных нападок друг на друга; поэтому в своих сочинениях он делает акцент лишь на одной из наиболее базисных форм общественного сотрудничества: воздержании от насилия и грабежа. По видимому, он считал, что если бы удалось удержать людей от нападений друг на друга и от захвата чужой собственности, то позитивное сотрудничество — в ходе которого только и зарождаются промышленность, сельское хозяйство, науки и искусства — развилось бы само собою. Но так ли это? И почему оно стало бы развиваться ?

Как это происходит?
Каким образом члены общества побуждают друг друга выполнять именно ту совокупность взаимосвязанных действий, в результате которых производятся необходимые для потребления материальные и нематериальные блага? Механизм, побуждающий к позитивному сотрудничеству нужного вида, должен существовать даже в обществе святых, если только они не хотят вести жизнь «одинокую, бедную, беспросветную, звериную, кратковременную». Ведь и святым, прежде чем они смогут эффективно помогать другим людям, необходимо как-то определить: что, где и когда нужно сделать.

Вероятно, Гоббс не видел всей важности решения этой проблемы для правильного понимания устройства жизни в «государстве». Известное ему общество было намного проще, сильнее опутано обычаями и традициями, и не подвергалось столь же быстрым и разрушительным переменам, как то, в котором выросли мы. По сути дела, лишь с конца восемнадцатого столетия мыслители начинают все чаще задаваться вопросом: почему все-таки происходит так, что общество нормально «работает»? Почему индивидуумы, преследуя свои собственные интересы и обладая крайне ограниченной информацией, умудряются, тем не менее, порождать не хаос, но поразительно организованное общество?

Среди таких мыслителей восемнадцатого столетия одним из самых проницательных и оказавших наибольшее влияние был Адам Смит (1723-1790). Смит жил в эпоху, когда даже высокообразованные люди верили, что только благодаря неусыпному вниманию государственных мужей общество удерживается от неизбежного возврата в состояние беспорядка и бедности. Смит не согласился с этим. Но для того, чтобы опровергнуть общепринятое мнение, ему пришлось открыть и описать механизм общественной координации, действовавший, как он полагал, независимо от поддержки правительства. Причем механизм настолько мощный, что шедшие с ним вразрез правительственные мероприятия нередко оказывались сведенными на нет. Результаты своего анализа Адам Смит опубликовал в 1776 г. в книге «Исследование о природе и причинах богатства народов», сделав тем самым весомую заявку на звание Основателя Экономической Науки. Не Смит изобрел «экономический образ мышления». Но он развил этот метод в гораздо большей степени, чем любой из его предшественников, и был первым автором, использовавшим его для всестороннего исследования происходящих в обществе процессов изменения и сотрудничества.

Интеллектуальный инструмент
Что мы, собственно говоря, понимаем под «экономическим образом мышления»? Прежде всего, то, что подразумевается самим термином: скорее подход, чем набор уже готовых выводов. Джон Мейнард Кейнс удачно сформулировал это в том отрывке, который цитировался в начале книги:

«Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям».

Но что такое «техника мышления»? В самых общих чертах — это некая предпосылка о том, чем человек руководствуется в своем поведении. За удивительно редкими исключениями экономические теории строятся, опираясь на вполне определенную предпосылку, что индивидуумы предпринимают те действия, которые, по их мнению, принесут им наибольшую чистую пользу (net advantage). (Т. е. пользу за вычетом всевозможных затрат или потерь, связанных с этими действиями. — Прим. ред.). Предполагается, что каждый поступает в соответствии с этим правилом: скупец и расточитель, святой и грешник, покупатель и продавец, политический деятель и руководитель фирмы, человек осторожный, полагающийся на предварительные расчеты, и отчаянный импровизатор.

Следование собственным (не «эгоистическим»!) интересам

Важно, однако, чтобы вы правильно это поняли. Экономическая теория вовсе не утверждает, что люди — эгоисты, или что они чересчур материалистичны, с ограниченным кругозором, интересуются только деньгами и не чувствительны ко всему остальному. Ничего этого не предполагается, когда мы говорим, что люди стремятся к возможно большей чистой пользе. В действительности все зависит от того, как они сами понимают свои интересы. Некоторые испытывают огромное удовлетворение, помогая другим. Есть, к сожалению, и такие — вероятно, их немного — которые получают удовлетворение, вредя своим ближним. Кто-то наслаждается видом цветущих роз. Другие с охотой пустились бы в спекуляцию городской недвижимостью.

Даже Мать Тереза не отказалась бы от большего количества денег.

Но если все люди такие разные, то каким же образом, исходя из одной только предпосылки о стремлении каждого удовлетворить свои интересы, экономической теории удается что-то объяснить или предсказать в их поведении? Разве из этой предпосылки следует что-либо помимо того, что люди всегда действуют так, как хотят, в чем бы ни состояли их интересы?

Впрочем, не надо отчаиваться. В действительности люди отнюдь не такие уж разные, как могло бы показаться из сделанных выше сопоставлений. Всем нам постоянно удается правильно предсказывать поступки совершенно не знакомых людей — без этого нормальная жизнь в обществе просто невозможна. Подобно тому, как невозможным при таких условиях был бы транспортный поток в часы пик. Кроме того, в любом обществе, широко использующем деньги, почти каждый человек предпочитает иметь их побольше, потому что деньги расширяют возможности достижения собственных интересов (в чем бы они ни состояли). Последнее обстоятельство сильно помогает предсказывать человеческое поведение.

Оно также оказывается весьма полезным и в тех случаях, когда требуется повлиять на поведение других людей. Здесь мы снова возвращаемся к вопросу об общественном сотрудничестве и ко второй характерной особенности экономического образа мышления. Экономическая теория утверждает, что, действуя в своих собственных интересах, люди создают возможности выбора для других и что общественная координация есть процесс непрерывного взаимного приспособления к изменениям в чистой выгоде, возникающим в результате их взаимодействия. Это, конечно, очень абстрактное рассуждение. Мы конкретизируем его на прежнем примере с транспортным потоком.

Сотрудничество посредством взаимного приспособления
щелкните, и изображение увеличитсяПредставьте себе магистраль с четырехрядным движением в каждом направлении, на которую можно заехать и с которой можно свернуть только вправо. Почему же тогда не все водители остаются я в крайнем правом ряду? Почему некоторые из них стараются всю дорогу ехать но крайней левой полосе, хотя прекрасно знают, что, покидая эту автостраду, им все равно придется вернуться в правый ряд? Каждому, кто ездил по автостраде, ответ известен: на крайней правой полосе транспортный поток тормозится из-за медленного движения входящих и выходящих из него автомобилей, поэтому для тех, кто спешит, лучше поскорее уйти из правого ряда.

Какой же из остающихся рядов они выберут? Действий каждого отдельного водителя мы, конечно, предсказать не можем, но точно знаем, что по трем оставшимся полосам они распределятся более или менее равномерно. Но почему это произойдет? И как? Ответ на поставленные вопросы является одновременно объяснением того, что мы назвали выше процессом непрерывного взаимного приспособления к изменениям в чистой выгоде, возникающим в результате их взаимодействия. Водители бдительно следят за чистой выгодой, которую сулит им каждый ряд, и стараются переместиться оттуда, где движение медленное, туда, где оно быстрее. В результате скорость на медленных рядах повышается, а на быстрых — снижается до тех пор, пока всюду не станет одинаковой, или, говоря более точно, пока ни один водитель не сможет разглядеть наличия для себя чистой выгоды от перемещения с одной полосы на другую. Весь этот процесс идет быстро и непрерывно, и гораздо эффективнее, чем если бы кто-то при въезде на автостраду выдавал билеты, предписывающие автомобилям занимать определенный ряд.

Примерно так же, с точки зрения экономиста, функционирует и общественный организм. Индивидуумы предпринимают действия, основываясь на ожидаемой чистой выгоде. Эти действия хотя бы на короткое время изменяют относительные затраты и выгоды, связанные с теми возможностями, что открываются перед другими людьми. Когда пропорция между ожидаемой выгодой и ожидаемыми затратами на какое-либо действие увеличивается — люди совершают его чаще, если уменьшается — реже. Тот факт, что почти каждый предпочитает большее количество денег меньшему, неимоверно облегчает весь процесс. Если хотите, деньги подобны смазочному материалу, крайне важному для механизма общественного сотрудничества. Умеренные изменения денежных затрат и денежных выгод в каких-то отдельных случаях могут побудить большое число людей изменить свое поведение таким образом, что оно окажется лучше согласованным с действиями других людей, осуществляемыми в то же самое время. В этом и заключается главный механизм сотрудничества между членами общества, позволяющий им обеспечивать удовлетворение своих потребностей, используя доступные для этого средства.

Многое ли может объяснить экономическая теория?
Пожалуй, некоторые возразят, что в предыдущем параграфе сделана слишком большая заявка. «Вы пока не представили описания того, «как работает весь общественный организм» (social world), а объяснили только работу его экономической составляющей. Вы описали рыночную систему. Но это еще не целое общество. Помимо рыночного или экономического сектора существуют и другие институты (такие, как правительство), функционирование которых основывается на других принципах и механизмах».

Это возражение звучит вполне разумно. По крайней мере, оно согласуется с традицией делить мир на отдельные части. Но экономический образ мышления подрывает основы такого традиционного деления. Если имеет смысл через конфликтующие интересы и взаимное приспособление объяснять объем выпуска компании «Бетлехэм Стил» или корпорации «Крайслер», то почему нельзя попытаться объяснить аналогичным образом деятельность (output) Конгресса Соединенных Штатов или Министерства сельского хозяйства? Зачем проводить линию между «экономикой» и «правительством»? Разве любое правительственное агентство не состоит, подобно обычной социальной группе, из простых смертных с широким множеством разнообразных интересов? Необходимость побуждать людей к сотрудничеству не исчезает с прибытием в столицу! В противном случае кто-то, по-видимому, забыл предупредить об этом лоббистов, законодательных лидеров, вспомогательный персонал и работников исполнительных органов, которые прилагают ежедневные усилия, пытаясь повлиять на деятельность правительства.

Существует ли в самом деле в нашем обществе некий изолированный «экономический сектор»? Где бы он мог находиться?

Сказать по правде, экономисты-теоретики — отъявленные империалисты. Они привыкли думать, что их взгляд на общество объясняет все, или, по крайней мере, больше, чем какой-либо иной. В последние годы они стали совершать набеги на области, традиционно занятые социологами, политологами, историками и другими. Не все экономисты (и наверняка не все представители потерпевших дисциплин) согласны с тем, что подобные рейды всегда заканчивались ценными территориальными приобретениями. Критикуя эти империалистические замашки, некоторые обвиняют экономистов в том, что они, как говорится, «знают ничего обо всем». Мы не беремся разрешить этот спор прямо сейчас. Но хотим заранее предупредить, чтобы вы не рассчитывали найти в настоящей книге каких-либо четко очерченных границ экономической науки. Вместо этого мы будем исходить из достаточно неопределенного, но здравого принципа, согласно которому следует применять экономическую теорию там, где она может успешно объяснять и предсказывать, и откладывать ее в сторону, заменяя чем-либо другим там, где она бесполезна.

Предвзятость экономической теории
Однако даже признание империалистических амбиций экономистов не так, вероятно, встревожит вас, как наше следующее признание: экономический образ мышления является предвзятым. Экономическая теория не предлагает непредубежденного взгляда на общество, при котором в равной мере учитываются все наличные факты. Напротив, экономический образ мышления выхватывает из широкого круга возможностей лишь немногие, отбрасывая все остальное.

Прежде всего экономическая теория фокусирует внимание на том, как люди делают выбор. Выбор занимает настолько важное место в экономической теории, что некоторые критики обвиняют ее в том, что даже бедность и безработицу она трактует как результат добровольного .выбора людей. Когда мы дойдем до этой темы, вы сами сможете определить, имеют ли такие обвинения какие-то реальные основания или же проистекают из недопонимания. Однако несомненно, что экономическая теория пытается объяснить социальные явления, предполагая, будто события складываются из множества отдельных актов выбора, совершаемых людьми.

Люди выбирают.

Тесно связан с проблемой выбора и тот акцент, который теория делает на индивидууме. В реальности выбор всегда осуществляет индивидуум, поэтому экономисты пытаются расчленить решения, принимаемые в таких коллективах, как правительство, университет или корпорация, на решения отдельных людей, входящих в эти коллективы. Этот аналитический индивидуализм выглядит подозрительно, как, впрочем, и другие виды индивидуализма, например, этический или «грубый» (rugged), которые не нравятся некоторым людям. Когда экономическая теория делает столь сильный акцент на индивидууме, не упускает ли она из виду важность групповых действий и общественных связей? Справедливо это возражение или нет, но экономический образ мышления действительно принимает индивидуума за исходную смысловую единицу.

Только индивидуумы выбирают.

Иногда экономическую теорию критикуют и за свойственный ей акцент на рациональности. Экономисты предполагают, что человек действует не по капризу, но предварительно взвесив ожидаемые плюсы и минусы доступных ему вариантов, и что он учится на своих ошибках и, следовательно, не повторяет их. Но разве люди на самом деле так рациональны? Не влияют ли на наши поступки бессознательные побуждения и неконтролируемые эмоции в большей мере, чем предполагается теорией? Это один из тех вопросов, на которые трудно ответить, ибо его трудно поставить в четкой и допускающей проверку форме. Конечно, экономисты не думают, будто люди знают все и никогда не ошибаются, но экономический подход исходит из того, что действия человека основываются на калькуляции затрат и выгод.

Индивидуумы выбирают рационально.

Еще одно обвинение, которое часто выдвигается против экономического образа мышления — или, может быть, против одной из его возможных интерпретаций, встречающейся в данной книге, — это обвинение в рыночном уклоне. Здесь тоже внимание привлекается к глубокой и важной особенности экономической теории, хотя и не совсем такой, какой она кажется по первому впечатлению. В действительности экономическая теория вовсе не предполагает, будто рынок работает лучше, чем альтернативные институты, особенно государственные. Как мы уже отмечали, предполагается скорее другое: функционирование любого института, сколь бы скверным или успешным оно ни было, легче всего понять как результат процессов рыночного типа. Несколько утрируя, мы могли бы сказать, что экономическая теория не считает рыночные решения лучше (или хуже) правительственных, поскольку для нее правительственные решения — это и есть рыночные решения. Действия правительства — результат рыночных процессов: индивидуумы преследуют свои собственные интересы и приспосабливаются к поведению друг друга, хотя и соблюдают при этом особые, принятые здесь «правила игры».

Все общественные взаимодействия можно трактовать как рыночные процессы.

Правила игры
Этот термин многократно встречается в книге: «правила игры». Независимо от того, что является «игрой» — бизнес, правительство, наука, семья, школа, дорожное движение, баскетбол или шахматы — в нее нельзя нормально сыграть без того, чтобы игроки знали правила и соглашались в общем и целом следовать им. Большинство взаимодействий в обществе направляется и координируется определенными правилами, которые известны их участникам.

В играх, подобных баскетболу или шахматам, правилами устанавливается: кто, при каких условиях и какой ход может сделать. Ту же роль выполняют и правила других «игр», упомянутых выше. Как мы потом увидим, права собственности образуют обширную и важную часть правил, регулирующих большинство тех общественных взаимодействий, в которых мы регулярно участвуем. Так же, как в обычных играх устанавливают: кто, при каких обстоятельствах и какой ход может сделать — права собственности разграничивают: что кому принадлежит. Таким образом, права собственности и другие правила игры в конечном счете точно определяют, какой выбор совершат индивидуумы, преследуя свои интересы.

Предубеждения или выводы?
Вернемся назад, к тем четырем взаимосвязанным особенностям экономического образа мышления, которые можно охарактеризовать как пристрастия или предубеждения. Действительно ли они являются недостатками? Почему бы не назвать их убеждениями (или даже выводами) и не сказать, что, исходя из постулата о рациональности индивидуальных решений (выборов), экономистам удается проще объяснять общественные явления? Разве упрекаем мы в предвзятости астрономов, которые думают, что свет от всех наблюдаемых объектов летит к нам со скоростью 186 000 миль в секунду, или биологов, полагающих, будто молекулы ДНК контролируют развитие организмов?

Поднятые вопросы важны и интересны, но мы не будем пускаться здесь в их рассмотрение, ибо рискуем сделать данную главу невыносимо длинной. Автору уже давно кажется очевидным (назовите это предубеждением или выводом), что добыча любого рода знаний всегда начинается с неких обязательств, принимаемых на себя исследователем. Мы не располагаем совершенно независимым разумом для постижения мира, поскольку не вчера родились. К тому же совершенно независимый ум неизбежно оказался бы пустым и не способным учиться чему бы то ни было. Все, что обсуждается, исследуется и даже только наблюдается, своими корнями уходит в убеждения, произрастает из них. Мы не можем начинать сразу всюду или сразу со всего. Мы должны начинать только с некоторых мест и с некоторых вещей. Мы продвигаемся с тех рубежей, где находимся, отталкиваясь от того, что полагаем верным, важным, полезным или проясняющим. Эти наши взгляды, разумеется, могут быть неверными. До некоторой степени они всегда неверны, ибо каждое «истинное» утверждение обязательно оставляет в стороне огромное число столь же истинных, и уже здесь совершается ошибка.

<тому, кто захотел бы основательнее поразмышлять на эту тему, следует обязательно прочесть книгу Томаса С. Куна "Структура научных революций", М. "Прогресс", 1977 (в оригинале ссылка на: Thomas S. Kuhn, The Structure of Scientific Revolutions, Chicago, University of Chicago Press, 1962. - Прим. перев.). Это прекрасно написанное исследование по истории и философии науки оказало в последние годы громадное влияние на взгляды обществоведов о роли, которую играют в их исследованиях теоретические посылки, с одной стороны, и наблюдаемые факты - с другой. - Прим. авт.>.

Подобного риска невозможно избежать, обходясь без теории, как предлагают некоторые. Люди, которые посмеиваются над «мудреными теориями», предпочитая опираться на здравый смысл и повседневный опыт, в действительности часто оказываются в плену особенно смутных и огульных гипотез. Вот, например, письмо в газету одной юной особы из Пенсильвании, которой случилось быть «в группе подростков, совместно курящих наркотики. Потом одна девочка из той группы забеременела. Ребенок родился недоношенным, с физическими недостатками, и ему пришлось делать две операции». Газетный обозреватель по проблемам подростковой любви привел это письмо в качестве свидетельства того, как дорого приходится платить за курение марихуаны.

Возможно, так оно и есть. Но представьте, что автор письма написал бы иначе: «Потом Питтсбург Стилерс выиграли суперкубок, а Филадельфия Флайерс — кубок Стэнли». Любой возразил бы, что подобные события не имеют ничего общего с употреблением наркотиков указанной группой подростков. Откуда мы это знаем? Если один лишь тот факт, что несчастье с юной девушкой произошло после совместного курения наркотиков, является свидетельством причинной связи, почему нельзя подразумевать какую-то причинную связь в случае со Стилерс и Флайерс? #page#

Никакой теории — означает плохую теорию
Вопрос этот прост, но важен. Невозможно открыть, доказать или хотя бы заподозрить наличие причинной связи, не держа в уме какую-нибудь теорию. Фактически, наши наблюдения о мире насквозь пропитаны теорией, благодаря чему мы только и бываем способны улавливать смысл в обрушивающейся на нас какофонии звуков и красок. В действительности лишь малую толику наших «знаний» мы черпаем из наблюдений, да и то урывками: что-то подглядим здесь, о чем-то догадаемся там. Все же остальное заполняют известные нам теории: большие или малые, туманные или четкие, хорошо проверенные или недоказанные, общеприложимые или специальные, тщательно обоснованные или едва — едва признаваемые.

Известный британский экономист И. М. Д. Литтл (I.М.D.Little) одно время работал советником Британского казначейства. Позднее он опубликовал статью, в которой, делясь своим опытом, затрагивал вопрос об использовании экономической теории в сферах принятия политических решений. Вот интересный отрывок из этой статьи:

«Экономическая теория показывает, как связаны друг с другом экономические величины и насколько сложными и запутанными являются эти взаимосвязи. Неэкономисты обычно бывают слишком академичными. Они чересчур усердно абстрагируются от реального мира. Размышляя об экономических проблемах, невозможно обходиться совсем без теории: факты и взаимосвязи настолько сложны, что не могут сами по себе организоваться в систему, они просто не увязываются воедино. Но неискушенный теоретик склонен конструировать слишком частную теорию, которая не позволяет ему разглядеть все возможности. Либо, наоборот, он обращается к помощи какой-нибудь старой, чрезмерно упрощенной теории, почерпнутой где-то или от кого-то. К тому же, я думаю, он интерпретирует эту концепцию чересчур наивно. Post hoc ergo propter hoc <буквальный перевод: "После этого - значит из-за этого"; логическая ошибка, следующая из предпосылки, что если А предшествует по времени Б, то А должно быть причиной Б. Примером могут служить аргументы раскаивающейся пенсильванской наркоманки. - Прим. авт.> редко бывает убедительным объяснением в экономике. Я просто поражался, с какой наивной уверенностью в Уайт-холле иногда приводились весьма спорные выводы экономического анализа. Конечно, экономисты могут быть излишне академичными в другом отношении: они, вероятно, недооценивают административные трудности или им недостает ощущения политически возможного. Но в таком случае нет и опасности, что эти факторы останутся забытыми»

«Неэкономисты обычно бывают слишком академичными. Они чересчур усердно абстрагируются от реального мира». Согласитесь, такое слышать непривычно. Но Литтл, по-видимому, прав. «Я ничего не понимаю в этой мудреной экономической теории — начинает уверенный в себе дилетант — но я точно знаю, что…» И то, что произносится дальше, слишком часто свидетельствует, как прав он бывает, отказывая себе в каких-либо теоретических познаниях, и одновременно — как не прав, полагая, будто это обстоятельство убережет его от ошибок. Тот, кто пытается рассуждать о сложных экономических взаимосвязях без теории, добивается, как правило, лишь того, что рассуждает о них с использованием очень плохой теории.

Сказанное ни в коей мере не служит оправданием тем экономистам, которые любят иногда блеснуть перед аудиторией, доказывая сложные теоремы или упражняясь в чистой логике, вместо того чтобы обратиться к действительно интересным для их слушателей вопросам. Даже обучая экономической науке, мы часто ведем себя так, как будто бы все записавшиеся на вводный курс студенты стремятся к достижению докторской степени по данной специальности, а наша задача состоит в том, чтобы начать их подготовку к сдаче докторских экзаменов. Этим, вероятно, объясняется, почему вводные курсы содержат, как правило, гораздо больше идей, чем могут переварить студенты.

Настоящая книга — плод моих растущих подозрений, что теоретическая экономика кажется студентам таинственной и утомительной дисциплиной в значительной мере из-за того, что мы, экономисты, пытаемся их слишком многому научить. В данной книге сознательно выдерживается принцип: берясь за меньшее, достигнуть большего. Материал сгруппирован вокруг нескольких концепций, составляющих базисный набор интеллектуальных инструментов, которыми пользуются экономисты. Все эти инструменты имеют отношение к обсуждавшимся выше фундаментальным предпосылкам. Их на удивление немного. Но они чрезвычайно гибки в приложении. С их помощью удается ответить на такие таинственные вопросы, как: что такое валютные курсы? почему фирма, стремящаяся к прибыли, согласна нести потери? какова природа денег? почему возможны различные цены на «идентичные» товары? — таинственные проблемы, традиционно изучаемые экономической наукой. Но те же инструменты позволяют пролить свет и на множество вопросов, которые обычно вообще не считаются экономическими: перегруженность транспорта, загрязнение окружающей среды, функционирование правительства, поведение школьных администраторов — и это лишь немногое из того, о чем пойдет речь в последующем.

Главная цель этой книги состоит в том, чтобы вы начали думать как экономисты; а однажды начав, вы уже никогда не остановитесь. Экономическое мышление подобно наркотику. По-настоящему усвоив один раз некоторые способы экономических рассуждений, вы затем повсюду будете находить возможность их использова. Вы станете замечать, что многое из того, что говорится и пишется об экономических и социальных проблемах, представляет смесь разумного с бессмысленным. Вы постепенно привыкнете с помощью базисных концепций экономического анализа отсеивать одно от другого. Вы, быть может, даже прослывете «циником», поскольку люди, привыкшие нести чепуху, любят обвинять в «цинизме» тех, кто им на это указывает.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Как вы думаете, что произойдет, если, например, в Лос-Анжелесе решат резервировать на каждой автостраде одну полосу для «срочных автомобилей», т. е. таких, чьи водители рискуют опоздать к какому-нибудь важному событию из-за перегруженности обычных полос? Как вы считаете, старались бы водители в этом случае не заезжать на линию для срочных автомобилей? Или она в итоге оказалась бы столь же загруженной, как и все остальные? Имела бы подобная затея больше шансов на успех, если бы водители были менее эгоистичными и более деликатными?

2. Когда Мать Тереза, получив в октябре 1979 г. Нобелевскую премию мира, решила на 190 000 долл. своей награды построить лепрозорий, действовала ли она в своих собственных интересах? Можно ли назвать ее поведение эгоистичным?

3. Дорожные происшествия обычно сопровождаются заторами на полосах с противоположным движением, т.е. там, где, казалось бы, авария вообще не должна создавать препятствий. Объясняется это тем, что водители, едущие в другую сторону, обычно сбавляют скорость, чтобы посмотреть на случившееся. Предположим, что каждый водитель, следующий по противоположной стороне дороги, теряет на этом в итоге десять минут и что все они с радостью согласились бы вообще не видеть аварии, лишь бы избавиться от десятиминутной задержки. Пусть даже известно, что каждый из них по отдельности согласен пожертвовать на созерцание аварии не более одной минуты. Значит ли это, что водители не станут сбавлять скорость и не создадут затор? В чем здесь изъян механизма общественной координации?

4. Что произойдет, если, согласно правилам игры (писаным или неписаным), некое важное собрание не может начаться до тех пор, пока не явятся все заинтересованные лица, причем опоздавшие не подлежат никакому наказанию? Имеет ли смысл быть здесь пунктуальным? Выдержат ли такие правила игры проверку временем?

5. Попробуйте назвать наиболее важные правила координации совместных действий в такой «игре», как прохождение данного курса по экономике. Кто определил учебной группе место ее занятий, преподавателя, составил список слушателей, выбрал учебник, назначил время экзаменов? Кто решает, где сидеть каждому студенту? Не кажется ли вам странным, что два студента редко пытаются занять одно и то же место?

6. В начале 80-х годов, когда для покупки большинства предметов потребления полякам приходилось выстаивать длинные очереди, польское правительство ввело порядок, по которому каждое третье место в очереди резервировалось для беременных женщин и инвалидов. Предполагалось, что это облегчит им жизнь. Как вы думаете, сократилось ли в итоге время стояния в очередях для беременных женщин? Или вы предположите, что, для того чтобы вклиниться в длинную очередь, все женщины становились беременными?

7. Что мы имеем в виду, когда говорим: «Это простое совпадение, оно ничего не доказывает»? Каким образом теория позволяет отличать относящиеся к делу факты от простых совпадений?

8. Когда не верящие в акупунктуру врачи отвергают ее, даже не испытав в деле, нужно ли их, по вашему мнению, упрекать в пристрастии? Если бы кто-то сказал, что высшую отметку по данному курсу можно получить не штудируя его, но лишь регулярно повторяя нараспев мантру «невидимая рука», поверили бы вы ему? Если бы даже, несмотря на горячее желание получить высокую оценку, вы полностью игнорировали указанный совет, явилось бы это признаком пристрастности или предубежденности с вашей стороны?

ГЛАВА 2. СУБСТИТУТЫ ВОКРУГ НАС: ПОНЯТИЕ СПРОСА

Наверняка вам не раз доводилось слышать или читать утверждения такого типа:

Для обеспечения пожарной безопасности требуется, чтобы в каждой квартире было два выхода.
Нам нужен новый автомобиль.
В предстоящем десятилетии нашему штату дополнительно потребуется большое количество воды.
Изучение транспортных потоков выявило необходимость строительства новой автомагистрали.
Все граждане должны иметь возможность получать необходимую медицинскую помощь независимо от их способности ее оплачивать.
Нам нужна только победа.
Пожарная безопасность, вода, быстрое и равномерное движение транспорта, здравоохранение, победа и даже автомобиль являются «благами». Мы говорим «даже» автомобиль, т. к. в последнее время возникают сомнения относительно его полезности в условиях перенаселенного города. Но попробуйте спросить об этом какого-нибудь владельца автомобиля или молодых людей, у которых автомобиля нет. Они заверят вас, что новый автомобиль очень даже полезен (is very much a good). Что же тогда неправильно в этих утверждениях?

В каждом из них присутствует понятие необходимости. Именно поэтому они вводят в заблуждение.

Рассмотрим первое утверждение. Разве все жильцы квартир с одним выходом получат травмы или погибнут в результате пожара? Конечно же, нет. Просто при одном выходе вместо двух риск будет больше. Но почему бы тогда не сделать три выхода? Или четыре? Почему бы не пойти до конца и не превратить все внешние стены в двери? Ответ в том, что, хотя пожарная безопасность и является благом, это не единственное благо для жильцов квартир. Благами являются также низкая квартирная плата и низкая плата за отопление и охлаждение помещения, не говоря уже о защите от взломщиков, которые знают, что множество выходов из квартиры — это одновременно и множество входов в нес. Кроме того, существуют, быть может, и более надежные меры обеспечения пожарной безопасности. Огнетушители, автоматические системы пожаротушения и большие пепельницы также уменьшают риск получить ожог или погибнуть в огне. Если требовать оборудования дополнительных выходов из квартир, то почему бы тогда не повесить на каждую стену по огнетушителю?

Утверждение о выходах из квартир, которое на первый взгляд звучит разумно, не учитывает три взаимосвязанных факта: 1) Большинство благ не являются бесплатными, для их приобретения приходится жертвовать какими-то другими благами. 2) У любого блага существуют субституты, т. е. заменители. 3) Разумный выбор между субститутами требует сопоставления дополнительных затрат и дополнительных выгод.

Затраты и субституты
Вернемся теперь назад и посмотрим на остальные пять утверждений. «Нам нужен новый автомобиль». Кому нужен? Очевидно, только тем, кто оценивает новый автомобиль выше того, чем придется жертвовать для его приобретения. В жертву могут быть принесены поездка в очередной отпуск, новая одежда, серия походов в кино, стереосистема. Оправданны ли эти жертвы? В конце концов, вместо того, чтобы покупать новый автомобиль, можно: капитально отремонтировать старый; купить подержанную машину; купить велосипед; вступить в автомобильный пул (car pool) (добровольное объединение граждан, договорившихся по очереди или совместно использовать автомобиль для общих целей. — Прим. перев.), приспособиться к общественному транспорту; переехать поближе к месту работы; наконец, можно чаще сидеть дома. Разумные потребители делают выбор только после рассмотрения разнообразных затрат и выгод. (Конечно, после того, как человек принял решение, он может заявить: «Нам нужен новый автомобиль», надеясь беспрекословной интонацией разубедить жену в необходимости самостоятельного сопоставления плюсов и минусов этой покупки.)

Обратимся к третьему утверждению: «В предстоящем десятилетии нашему штату дополнительно потребуется большое количество воды». Неужели какому-нибудь штату действительно дополнительно необходимо большое количество воды? Плотины и водохранилища, трубопроводы и опреснительные установки — тоже способ увеличения водных ресурсов. Но они требуют затрат. Оправданны ли эти затраты? Если вы думаете, что вода незаменима, то это серьезное заблуждение. Вы рассуждаете слишком академично, абстрагируясь от реального мира. Наверное, вы предполагаете, что вода используется преимущественно для питья, в то время как на самом деле в Соединенных Штатах подавляющая ее часть идет на другие цели. Чуть позже мы подробно обсудим пример с водой. А пока вы можете самостоятельно поразмышлять о других способах решения проблемы в таких местах, как Аризона и Южная Калифорния, где воды хронически не хватает.

Вы сможете лучше разобраться в проблеме с водой или в вопросе об автомагистрали (который мы рассмотрим ниже), если не будете забывать о том, что такие образования (entities), как штаты или города, на самом деле никогда ничего не хотят. В конечном итоге цели и желания присущи людям. Что на самом деле имеет в виду человек, который говорит: «Народ хочет…»? Что все люди хотят этого? Или большинство людей? Или только избранные? Для анализа заявлений, вроде тех, с которых начинается эта глава, есть хороший прием — задать вопрос: кому именно необходимо больше воды, или больше автомагистралей, или больше пожарной безопасности?

Только индивидуумы делают выбор!

Куда ни поглядишь — нет вещи без обмана,
Прокисло молоко, но рядится в сметану.
<Перевод с англ. С. Аукционека. - Прим. ред.>

Наше четвертое ошибочное высказывание — «Изучение транспортных потоков выявило необходимость строительства новой автомагистрали» — подводит к одному из наиболее острых вопросов городского планирования. Наверное, этот вопрос никогда бы не вызывал столько затруднений, если бы с самого начала признавалось, что автомагистрали не только дают положительный эффект, но и требуют затрат, что у них есть превосходные заменители и что разумное городское планирование предполагает тщательное сравнение дополнительных выгод и дополнительных затрат. Те, кто рассчитывает воспользоваться большей частью выгод от новой автомагистрали, оплатив при этом лишь небольшую долю затрат на нее, не захотят, чтобы остальные увидели всю совокупность затрат на эту магистраль или поняли, как много у нее на самом деле заменителей. Именно поэтому они делают вид, будто бы изучение транспортных потоков может выявить «необходимость». Но изучение транспортных потоков лишь показывает, сколько автомобилей движется по данным маршрутам при существующих затратах для водителей, включая такие неденежные затраты, как задержки в пути, опасности и язва желудка. Предположим, что плата за парковку в городе возросла на 500%. Как вы думаете, что произойдет с движением в часы пик? Те, кто регулярно ездит в город (commuters), будут создавать автомобильные пулы и начнут пользоваться общественным транспортом. Если посредством изменения платы за парковку, штрафов за дорожные происшествия или каким-либо иным подобным образом затраты на сообщение между городом и его окрестностями станут для водителей достаточно высокими, то нужда в новой автомагистрали может мгновенно превратиться в «необходимость» развития системы быстрого транзитного сообщения» (rapid transit system). Довольно странный вид необходимости, которая может исчезать так быстро при изменении цены.

Пятое утверждение выглядит гуманным и либеральным. «Все граждане должны иметь возможность получать необходимую им медицинскую помощь независимо от их способности ее оплачивать». Но сколько именно медицинской помощи необходимо каждому человеку? Мы можем все быть согласны с тем, что женщине с воспалившимся аппендиксом и не имеющей денег следует удалить аппендикс за счет налогоплательщиков, если она не может оплатить затраты сама. А как быть с человеком, занозившим палец? Услуги врачей не являются бесплатным благом (free good), и они не станут таковыми даже в том случае, если ни один врач не будет взимать плату с пациентов. Если все будут обращаться к доктору по каждому мелкому недомоганию, то врачей просто-напросто не хватит. Чем ниже плата за визит к врачу, тем чаще будут люди ездить к доктору вместо того, чтобы просто лечь спать, не обращать внимания или ждать и надеяться. С высокой степенью уверенности можно предсказать, что снижение денежного вознаграждения приведет к увеличению других затрат, таких как многочасовое ожидание в очереди.

Ну а шестое утверждение: «Нам нужна только победа»? Оно просто неверно. Быть может, такой призыв хорош перед сражением, но с точки зрения политического анализа он совершенно нереалистичен. Обычно ради победы приходится идти на жертвы. Если жертвы достигают определенного масштаба, люди соглашаются на компромисс или даже признают поражение, хотя при этом они склонны говорить, что у них «нет выбора». Опять-таки мы видим, что разумные политические формулы, в том числе и в сфере внешней политики, опираются на тщательное взвешивание дополнительных ожидаемых затрат и дополнительных ожидаемых выгод.

Необходимо подчеркнуть слово «ожидаемые». Мы живем в мире неопределенности и вынуждены делать выбор, который повлияет на наше будущее, не располагая точным знанием, каким именно будет это влияние. Рассуждая об экономических проблемах, часто ошибочно полагают, что нет никакой неопределенности, или что люди, принимающие экономические решения, всеведущи. Но, судя по последним сообщениям, всеведение — это добродетель, которая пока еще не дана простым смертным. Уж если мы обречены жить в условиях неопределенности, то, по крайней мере, можем не усугублять наши проблемы, притворяясь, что это не так. Будьте начеку, если в этой книге или где-нибудь еще вам встретятся утверждения, предполагающие наличие полной и достоверной информации. Вы даже можете заметить, что информация тоже является благом далеко не бесплатным, у которого имеются заменители.

Понятие спроса
При ближайшем рассмотрении «необходимости» оборачиваются простыми «потребностями». Это немаловажная разница, ибо если речь идет о потребностях, мы можем спросить: «Насколько они настоятельны?» Экономисты решают этот вопрос при помощи понятия спроса. Спрос — это понятие, которое связывает покупаемые количества (блага) с теми жертвами, которые приходится делать для приобретения этих количеств.

Задайте себе следующие вопросы: сколько пластинок вы хотели бы иметь? Сколько раз в году вы хотели бы ужинать в ресторане? Какую отметку вы хотели бы получить по данному предмету?

Если вы в состоянии дать какой-либо ответ на эти вопросы, то только потому, что в каждом случае вы предполагаете некоторые затраты. Допустим, вы хотите и планируете получить «пятерку» по данному предмету. Если цена пятерки увеличится, в чем будет заключаться разница? Преподаватель не берет взяток; цена «пятерки» для вас (а именно это имеет значение) — это то, чем вы должны пожертвовать для ее получения. Хотели бы вы получить «пятерку», если бы для этого требовалось заниматься двадцать часов в неделю, в то время как для получения «четверки» достаточно, например, одного часа в неделю? Может, вы и хотели бы, но, скорее всего, не согласились бы купить ее так дорого, когда неплохая замена — «четверка» — обойдется гораздо дешевле. И в этом все дело.

Отметка по предмету

5

4

3

Затраты
на ее
получение

20 часов
в неделю

1 час
в неделю

3/4 часа
в неделю

Человеческие потребности кажутся беспредельными. Но если потребность может быть удовлетворена только за некоторую плату — т. е. путем отказа от удовлетворения других потребностей — мы сдерживаем наши желания и соглашаемся на меньшее, чем хотелось бы.

Явление, о котором мы говорим, настолько фундаментально, что некоторые экономисты склонны возводить его в ранг закона: закона спроса. Этот закон устанавливает, что существует отрицательная связь между количеством какого-нибудь блага, которое люди будут покупать, и ценой (жертвой), которую они должны платить для его приобретения. При более высоких ценах купят меньше; при более низких — больше.

Согласны ли вы назвать это обобщение законом? Или вам приходят на ум исключения? Если настоящие исключения и существуют, то крайне редко. Да и почему людям не обращать внимания на жертвы, которые им приходится делать? Разве они предпочтут жертвовать больше, а не меньше? А ведь именно так поступал бы человек, который приобретал бы больше какого-нибудь блага по мере увеличения затрат на него.

Так называемые исключения из закона спроса обычно основаны на неправильной интерпретации фактов. Рассмотрим всем известный случай, когда цена некоторого блага повышается, и люди увеличивают свои покупки, ожидая дальнейшего повышения цены. При тщательном размышлении вы обнаружите, что это не исключение из закона спроса. Исходное повышение цены обусловливает ожидание более высоких цен в будущем, которое увеличивает текущий спрос на данное благо. Люди хотят сейчас купить больше, чтобы потом можно было тратить меньше. Причиной того, что в настоящее время люди покупают больше, является не более высокая цена, а изменившиеся ожидания. Мы наблюдали бы нечто совсем иное, если бы исходное повышение цены не изменило ожиданий. И кроме того, те, кого ожидания дальнейшего повышения цен подталкивают купить раньше (чем они сделали бы это в противном случае), все равно будут учитывать требуемые жертвы, решая, какое количество купить.

«Давайте сделаем запас, пока цена не поднялась еще выше».

Иногда утверждают, что некоторые престижные товары составляют исключение из закона спроса. Например, считается, что люди покупают норковые шубы потому, что их цена высока, а не низка. Не вызывает сомнения, что порой люди покупают некоторые вещи в основном, чтобы произвести впечатление размерами трат, которые они могут себе позволить. Иногда, при нехватке информации, люди судят о качестве вещи по цене, так что, по крайней мере в некотором ограниченном диапазоне, их готовность купить может быть связана с ценой положительным, а не отрицательным образом. Но эти кажущиеся исключения можно легко объяснить в рамках закона спроса. Люди покупают престиж, а не просто норку, или они судят о качестве по цене, т. к. не располагают лучшей информацией.

Однако примеры эти — не более чем курьезы. Независимо от того, готовы вы или нет признать его законом, следующий факт неоспорим и весьма важен: увеличение цены блага обычно сопровождается уменьшением общего объема покупок, а уменьшение цены, наоборот, — их увеличением. Не учитывать этой связи — серьезная ошибка.

Неправильные представления, обусловленные инфляцией
Одна из основных причин, из-за которой сегодня многие люди считают, что закон спроса не работает, заключается в том, что они не учитывают влияние инфляции. Быстрая инфляция последних двух десятилетий в Соединенных Штатах и других странах сделала многие повышения цен кажущимися, а не реальными. Природа, причины и последствия инфляции будут подробно рассматриваться ниже (начиная с гл. 15), но инфляция настолько искажает наше понимание изменений относительных цен и затрат, что нам следует поразмышлять об этом перед тем, как двигаться дальше. Забежав несколько вперед, мы сможем избавиться от многих недоразумений.

Инфляция означает повышение средних денежных цен всех благ. Но т. к. мы привыкли считать ценой любого блага то количество денег, которое необходимо отдать за него, мы с легкостью приходим к выводу, что удвоение суммы денег означает в два раза большие затраты или жертвы. Однако это вовсе не так, когда удвоенное количество долларов обладает лишь половиной покупательной способности. Если увеличить вдвое денежные цены абсолютно всех благ, включая человеческий труд и все прочее, что люди продают или сдают в аренду для приобретения денег, то ни на одно благо реальная цена не изменится — конечно, за исключением денег, цена которых сократится наполовину. Поэтому удвоение цены на бензин не обязательно побудит людей сокращать потребление бензина — если в то же самое время удвоятся их доходы и цены всех прочих благ, которые они потребляют.

На самом деле в результате инфляции денежные цены вовсе не изменяются в одинаковой пропорции — это одна из причин, превращающих инфляцию в проблему. Но они действительно обнаруживают тенденцию двигаться вместе. Поэтому, если мы хотим рассмотреть последствия некоторого увеличения цены, то прежде должны отделить их от последствий общего увеличения цен. Предположим, например, что некий колледж, который в 1975 г. брал со своих студентов 2000 долл. в год за образование, в 1985 г. стал брать 4000 долл. На сколько выросла плата за образование за десять лет? Ответ заключается в том, что она вообще не выросла. Ибо за период с 1975 по 1985 г. покупательная способность денег сократилась вдвое, 4000 долл. за образование в 1985 г. эквивалентно 2000 долл. в 1975 г.

Спрос и величина спроса
Из всего этого можно извлечь общий урок. Применяя понятие спроса, нужно учитывать, что, помимо ценовых, возможны и другие изменения. Самый лучший способ не забыть об этом — это ясно понимать разницу между спросом и величиной спроса. Экономические обозреватели часто используют слово спрос как сокращенное выражение для величины спроса. Как мы сейчас увидим, это может приводить к ошибкам, и часто действительно к ним приводит.

Спрос — это перечень.

В экономической теории спросом называется связь между двумя конкретными переменными: ценой и количеством. Нельзя определить спрос на какое бы то ни было благо просто как количество. Спрос — это всегда ряд цен и ряд количеств (или величин), которые люди будут хотеть купить при каждой из этих цен. Для того, чтобы выразить данное обстоятельство, мы говорим, что спрос — это перечень (schedule). Движение от одной строки перечня к другой следует всегда называть изменением величины спроса, а не изменением спроса.

Цена

50 центов
40 центов
30 центов

Величина
спроса
125.000
160.000
175.000

Изобразим это на графике
Множество понятий, используемых экономистами, легче выразить и усвоить при помощи графиков. Вызывающее затруднение, но важное различие между спросом и величиной спроса становится понятным, как только его представить на графике. Это можно проиллюстрировать спросом на воду (см. рис. 2А.)

(Если вы принадлежите к тому немалому числу способных во всех остальных отношениях людей, у которых все внутри сжимается при одном только виде графика, то вам следует здесь притормозить. Убедитесь сами, что графики не смертельны, тщательно разобравшись, что именно утверждает рис. 2А).

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 2А. Кривая спроса на воду

По вертикальной оси отложена цена воды, в центах за 1000 галлонов (1 галлон = 3,785 литра. — Прим. перев.). По горизонтальной оси отложена величина спроса на воду, или количество воды, которое люди будут хотеть купить при той или иной цене.

<Жаль, что экономисты избрали слово "спрос" для описания желания купить; но в течение нескольких веков они используют его таким образом, и сейчас поздно что-либо менять. У экономистов понятие спроса не вызывает никаких ассоциаций с властью или угрозой, обычных для этого слова, как, например, "требование, не подлежащее обсуждению". В понимании экономистов, спрос как раз подлежит обсуждению. - Прим. авт. Поясним читателю, что английское слово "demand", употребляемое как экономическое понятие, переводится как "спрос". В то же время в обыденном смысле "demand" - это настоятельное требование, подкрепленное силой или властью. Здесь мы сталкиваемся с тем редким случаем, когда русская экономическая терминология удачнее английской. - Прим. перев.>

Количества выражены в миллиардах галлонов в год для того населения, к которому относится этот график.

Рис. 2А дает следующий перечень спроса:

Цена за
1000 галлонов,
в центах

Миллиарды
галлонов
в год

74

9

50

13

36

18

28

29

Если вначале цена составляла 74 цента за 1000 галлонов, а потом опустилась до 50 центов, то величина спроса увеличится с 9 до 13 млрд. галлонов в год. При цене 28 центов величина спроса будет в три с лишним раза больше, чем при 74 центах. Но спрос останется неизменным, т. к. спрос — это вся кривая или перечень.

Для того, чтобы вырос спрос, должно произойти что-то такое, в результате чего люди захотели бы покупать больше воды, чем раньше, при каждой цене. Например, засуха может побудить людей чаще поливать свои газоны. Рост населения в данной области также, скорее всего, приведет к увеличению спроса, т. е. к сдвигу всей кривой вправо вверх. Успешная кампания за экономию воды сократит спрос, вызвав перемещение кривой или перечня влево вниз, что будет отражать то обстоятельство, что при неизменных ценах люди захотят покупать меньше воды, чем раньше.

Если вы желаете изобразить на графике увеличение спроса на воду, отметьте на рис. 2А количества из второго столбца, приводимого ниже. Если вам больше хочется изобразить уменьшение спроса, поупражняйтесь с третьим столбцом.

Цена за 1000
галлонов
в центах

Миллиарды
галлонов
в год

Миллиарды
галлонов
в год

70

15

5

60

16

7

50

18

10

40

22

13

В чем заключается разница?
щелкните, и изображение увеличитсяНебольшая передовица в газете «Уолл-стрит джорнэл» за ноябрь 1977 г. наглядно показала, какие опасности подстерегают тех, кому подобные различия в словах кажутся слишком ничтожными. Автор передовицы хотел упрекнуть экономиста из Министерства сельского хозяйства в экономическом невежестве, которое якобы выплыло наружу, когда он заявил, что «мощное движение потребителей в США» вновь привело к снижению цены на кофе, после того как она достигла высшей точки, 4,42 долл. за фунт. Это неверно, заявил автор передовицы в газете: «Рынок кофе ведет себя так, как и положено вести себя рынку и как это объясняется в элементарных учебниках: цены повышаются, спрос падает, и цены снижаются».

щелкните, и изображение увеличитсяВ элементарных учебниках не говорится ничего похожего. Наоборот, в них объясняется, что автор передовицы перепутал спрос и величину спроса. Когда цена кофе повысилась, величина спроса упала. Точка. Если движение потребителей смогло изменить отношение людей к потреблению кофе (некоторые были настолько недовольны повышением цен, что одно время они отказывались пить кофе по какой бы то ни было цене), то это значит, что действительно удалось изменить спрос. А если падает спрос, то тогда снижается цена. Если как следует подумать, по ошибочной логике «Уолл-страт джорнэл» получается, что цена будет бесконечно метаться вверх и вниз, т. к., когда цена снова понижается, спрос должен увеличиваться, вызывая увеличение цены, в результате которого спрос опять упадет, и из-за этого снова снизится цена…

щелкните, и изображение увеличитсяНо это всего-навсего путаница в мыслях, возникшая из-за небрежного использования терминов. Представляйте себе цену и величину спроса расположенными на противоположных концах детских качелей, а спрос — как большой воздушный шар (легче воздуха), к которому эти качели прикреплены. Когда цена движется в одну сторону, величина спроса движется в другую сторону. Изменения спроса (движение воздушного шара вверх или вниз) будут одновременно оказывать давление в одном и том же направлении и на цену, и на величину спроса. Спрос на любое благо определяется комбинацией биологических реалий, общественных отношений, психологических факторов и широкого набора экономических переменных, таких как доход и цена, качество и наличие заменителей. Все эти силы совместно создают спрос на любое конкретное благо, т. е. создают связь между денежной ценой и объемом покупок. Если только спрос не меняется (воздушный шар не поднимается и не опускается), то цена и величина спроса будут всегда двигаться в противоположных направлениях.

Проще всего это сформулировать так: единственное изменение, которое не приведет к изменению спроса на велосипеды, — это изменение цены велосипедов. Если сочетание увеличивающихся доходов, обеспокоенности состоянием окружающей среды и возобновившегося интереса к упражнениям на свежем воздухе побудит большее число людей покупать велосипеды, спрос на них повысится. И весьма возможно, что в результате повысится и цена, и величина спроса. Что-нибудь в этом роде случается довольно часто. И если вам теперь совершенно ясно, почему это ни в коей мере не противоречит закону спроса, то, значит, вы усвоили разницу между спросом и величиной спроса. Повышение спроса может потянуть вверх и цену, и величину спроса. Но и при высоком, и при низком спросе величина спроса будет меньше при высоких ценах, чем при низких. И именно это утверждает закон спроса. Экономическая теория выделяет денежную цену благ в качестве объекта особого внимания, т. к. денежные цены играют исключительно важную роль в приспособлении и координации поведения людей.

щелкните, и изображение увеличится щелкните, и изображение увеличится
Денежные затраты и другие затраты
Из всего сказанного, однако, вовсе не следует, что денежная цена является итоговым показателем, учитывающим все виды затрат для покупателя. На самом деле иногда она оказывается весьма неудовлетворительным показателем (как, например, в случае со студентом, который хотел получить «пятерку»). Экономисты знают об этом, во всяком случае, не хуже всех остальных. Понятие спроса ни в коей мере не предполагает, что деньги — это единственное, что имеет значение для людей. Связанная с этим путаница создает столько недоразумений, что нам будет небесполезно, немного задержавшись, прояснить суть дела.

Предположим, что женщина покупает лимонад. Допустим, что она имеет возможность приобретать его либо в стеклянных бутылках, либо в одноразовых пакетах, и что литр ее любимого лимонада стоит 1,80 долл. в одноразовом пакете, а литр в стеклянной бутылке — 1,60 долл. плюс 40 центов залоговой стоимости посуды (deposit). Что она купит? Как дешевле? Это зависит от ее затрат, причем розничная цена лимонада — это только одно из слагаемых этих затрат. Если ей не сложно собирать и сдавать бутылки — т. е. затраты на это для нее невелики — то, скорее всего, она решит, что лимонад в бутылках дешевле, и будет покупать его. Если она живет в квартире, где мало места для хранения бутылок, если она редко ходит в магазин, если она потребляет очень много лимонада, и если мусоропровод у нее под рукой, она вполне может решить, что лимонад в одноразовых пакетах дешевле, и будет покупать пакеты, а не бутылки.

Стоит ли хлопотать о том, чтобы сэкономить 20 центов?

Предположим теперь, что наша гипотетическая любительница лимонада попадает на экологическую конференцию и выносит оттуда твердое убеждение, что для своего выживания человечество должно перерабатывать отходы (recycle). Неожиданно ее затраты на выбрасывание пакетов скачкообразно возрастают, т. к. выбрасывая их в мусоропровод она каждый раз испытывает чувство вины. Дополнительные затраты, вызванные угрызениями совести, могут оказаться достаточными, чтобы переключить ее на лимонад в стеклянных бутылках.

А могут оказаться и недостаточными. Предположим, она собирается в поход и хочет взять с собой десяток бутылок лимонада. Ей придется тащить их в рюкзаке до места стоянки, а затем тащить назад пустые бутылки, если она намеревается их сдать. Дополнительные затраты на перенос десяти пустых бутылок могут перевесить дополнительные затраты угрызений совести, так что, по крайней мере в этом случае, она купит лимонад в одноразовых пакетах. (Пакеты она, конечно, выбросит в бак для мусора.) Но давайте изменим последнюю ситуацию. Предположим, цена лимонада в пакетах не 1,80 долл. за литр, а 2,20 долл., а цена лимонада в бутылке осталась 1,60 долл., но стоимость посуды возросла до 80 центов. Теперь она может сэкономить 60 центов, а не 20 центов, покупая лимонад в бутылках (и сдавая бутылки!). Мы можем с уверенностью предсказать, что при некоторой цене затраты на перенос пустых бутылок окажутся меньше, чем суммарные затраты, связанные с покупкой одноразовых пакетов и с чувством вины.

Стоит ли хлопотать о том, чтобы сэкономить 60 центов?

Из этой истории о таре для газировки можно извлечь несколько уроков. Из утверждения, что люди будут покупать меньше какого-нибудь блага при увеличении затрат, вовсе не следует, что люди обращают внимание только на деньги, или что они эгоистичны, или что забота о благосостоянии общества не влияет на экономическое поведение. Отсюда следует только, что люди реагируют на изменения затрат, и — вывод колоссальной важности! — можно рассчитывать, что достаточно большое изменение цены почти всегда способно сдвинуть чашу весов. Те, кто утверждает, что американцы никогда не откажутся от удобства бумажных пакетов и другой одноразовой тары, пока правительство не запретит ее, не учитывают других возможностей. Всеобщее изменение отношения к окружающей среде могло бы уравновесить неудобства. А достаточно высокий налог на одноразовую тару (если угодно, назовите его залоговой стоимостью) превратил бы удобство в чересчур дорогую роскошь, которую нельзя позволять себе слишком часто.

Наиболее существенный вывод из всего этого заключается в том, что денежная цена составляет только часть, иногда даже очень незначительную, необходимых затрат на приобретение блага. Закон спроса утверждает. что люди будут делать меньше того, что они хотят делать при увеличении связанных с этим затрат, и будут делать больше — при уменьшении затрат. Но в то же время мы не должны забывать, что деньги — это общий знаменатель, и потому они удобны как средство для изменения поведения. Именно по этой причине экономисты уделяют им так много внимания.

Кто нуждается в воде?
И в помыслах, и в поступках люди остаются рабами своих привычек. Этим, наверное, объясняется, почему многим так трудно осознать важность альтернативных решений и оценить значение закона спроса. Прекрасным примером может служить вода.

В середине шестидесятых годов Нью-Йорк впервые столкнулся с серьезной нехваткой воды. За несколько менее дождливых, чем обычно, лет запасы воды истощились, и все очень опасались, что летом Нью-Йорк останется без воды, если резко не сократить ее потребление. Несколько храбрецов предложили установить дополнительные счетчики расхода воды и поднять на нее цену. К предложению не отнеслись серьезно, ибо, как известно, вода есть предмет первой необходимости. «Люди не станут терпеть жажду только из-за того, что цена воды чуть-чуть или даже значительно повысится», — говорили критики. И в Нью-Йорке началась массированная воспитательная кампания с угрозами силой закона принудить граждан к более умеренному расходу воды.

Поливка газонов и мытье машин были преданы осуждению. Ресторанам велели не подавать посетителям воды к еде, если только они не попросят об этом специально. Выключили украшающие город фонтаны — чисто символический жест, т. к. вода в фонтане используется многократно. К гражданам обратились с просьбой не охлаждать пиво под струёй воды. К числу наиболее забавных эпизодов этой кампании можно отнести рекламу одного сорта шотландского виски, призывавшую пить виски с водой. Слова «с водой» были зачеркнуты, и над ними написали «с содовой», дополнительно напоминая о необходимости экономить воду путем употребления содовой.

Дефицит воды был преодолен: но не из-за этих малозначительных мероприятий, а потому что благодаря вмешательству сил природы кончилась засуха. В ожидании следующей засухи жители Нью-Йорка вернулись к своим старым привычкам. Засуха вернулась в 1980 г., и в январе 1981 г. мэр Нью-Йорка, предупредив, что, если жители не будут экономить воду, «возникнут большие неприятности», подписал закон, устанавливающий штраф в размере до 1000 долл. за «разбазаривание воды». К счастью, вскоре начались дожди, и у жителей Нью-Йорка сохранилось опасное заблуждение, что кризисы с водой создаются силами природы, а не людьми.

Нет лучшего способа превратить засуху в бедствие, чем считать, что вода является предметом первой необходимости. На самом деле у воды множество заменителей. Это становится совершенно очевидным, как только мы отказываемся от привычного представления, будто воду только пьют.

Вот лишь некоторые способы экономить воду в Нью-Йорке: грязные автомобили, засохшие газоны (brown lawns), холодильники большого размера (где можно хранить пиво, которое в противном случае пришлось бы охлаждать под струёй холодной воды), а также множество мелких неудобств. Весь фокус в том, как убедить людей обратиться к этим мерам. Например, вызвать сантехника для починки подтекающего крана вместо того, чтобы продолжать расходовать впустую 50 галлонов воды в день. Купить холодильник большего размера. Смириться с грязным автомобилем. Положить кубик льда в стакан, а не охлаждать его содержимое в течение нескольких минут под открытым краном. В случае с промышленными предприятиями, использующими большое количество воды, пожертвовать выгодами расположения в Нью-Йорке ради близости к более обильным источникам воды. Или установить оборудование для повторного использования воды.

Но каким образом лучше всего стимулировать использование заменителей? Воспитательные кампании г призывы могут дать некоторый эффект. Но насколько значительный? Большинство людей оказываются прекрасными рационализаторами, когда затрагиваются их собственные интересы, но до чего же легко отложить вызов сантехника до конца месяца, или до следующего месяца, или еще на месяц, каждый раз, конечно, искренне намереваясь выполнить свой гражданский долг и починить этот подтекающий кран.

А как насчет уголовного наказания за разбазаривание воды? Здесь проблемой оказывается контроль за соблюдением закона. Должна ли полиция организовывать неожиданные проверки, чтобы ловить людей, охлаждающих пиво под краном? Следует ли штрафовать того, кто слишком много раз ополаскивает стакан перед тем, как выпить воды? Что следует считать криминальным разбазариванием?

Счет
водопроводчика
52.00 долл.

Существует совершенно иной подход к проблеме. Можно ли каким-то образом объединить усилия практически всех для сознательного поиска и использования способов экономить воду? Можно, если значительно повысить цену на воду. Разве беспечный жилец не позовет сантехника скорее, если подтекающий в течение месяца кран обойдется ему дороже, чем починка? Если вода станет очень дорогой, разве не будут люди легче мириться с грязными автомобилями или, во всяком случае, разве не прекратят они держать кран на шланге открытым все время, пока моют машину? При определенном уровне цены на воду оказывается дешевле купить новый холодильник, чем использовать струю воды для охлаждения. Предприятия, потребляющие воду в больших количествах, переедут в другое место, если там, где они располагались ранее, цена воды будет высокой.

Счет
за воду
44.00 долл.

И так далее. Любое благо заменимо. Более высокая денежная цена побудит людей к поиску и использованию заменителей. И чем выше цена, тем больше будет использоваться обходных путей.

Время работает на нас
Если вы человек недоверчивый, вы можете усомниться, не слишком ли много потребуется времени, чтобы эти изменения дали эффект. Это обоснованное сомнение. При изменении цен изменения в объеме покупок всегда будут тем больше, чем больше времени длится приспособление.

При помощи мысленного эксперимента убедитесь в этом сами. Предположим, в течение двадцати лет цена воды составляла 30 центов за 1000 галлонов, и в один миг она повышается до 60 центов. Какие способы экономии воды начнут использоваться сразу? Какие — по прошествии месяца или двух? Какие — в течение следующих десяти лет? Предполагаем, разумеется, что все ожидают сохранения более высокого уровня цены.

Еще лучше пример с бензином. До каких высот должна подняться его цена, чтобы американцы начали сокращать потребление? Не торопитесь с ответом. Обратите прежде внимание на то, что цена поднялась вовсе не так высоко, как об этом сообщают заголовки газет. Значение имеет относительная цена, и существенная часть повышения цены бензина по сравнению с 1972 г. — это просто повышение денежной цены, обусловленное инфляцией. Если бы цены на бензин просто повышались в соответствии с темпом инфляции, то 38 центов за галлон обычного бензина в 1972 г. превратились бы в 96 центов в начале 1985 г. Тем не менее, это хороший вопрос: насколько должны повыситься относительные цены, чтобы потребление бензина сократилось на 10%, или на 25%, или даже на 50%? Ясно, что ответ зависит от времени: от того времени, которое дается на приспособление, и от того периода времени, в течение которого ожидается сохранение более высоких цен. При достаточно значительном повышении цен люди будут приобретать автомобили, потребляющие меньше топлива, станут переселяться ближе к месту работы, начнут организовывать автомобильные пулы, но они не станут делать все это сразу. Кроме того, они будут тем дольше откладывать приспособительные решения, чем меньше уверенность в сохранении высокого уровня цен. Если каждое направленное против ОПЕК воинственное заявление видного политика возбуждает надежду на скорый возврат низких цен, то некоторые еще повременят расставаться со своими обожаемыми пожирателями бензина.

Выбирая почти все наши примеры из сферы решений населения, мы, возможно, несколько затемнили тот важный факт, что в роли покупателей выступают и производители. Деловые фирмы также используют воду и бензин, и иногда в таких количествах, что становятся чрезвычайно чувствительны к изменению цен. Забывая о вкладе производителей в спрос на многие блага, вы упустите из виду некоторые самые важные причины, обусловливающие наклон вниз кривых спроса на эти блага. Так, в случае с водой решения о размещении производства часто принимаются исходя из ожидаемой цены на нее, и затем уже эти решения влияют на количество воды, покупаемое в различных географических районах.

Но покупателям требуется время, чтобы найти заменители и начать их использовать. Производителям также требуется время, чтобы придумать заменители, произвести их и привлечь к ним внимание. В результате этого масштабы увеличения или уменьшения покупок очень сильно зависят от длительности приспособления к изменению цен. Иной раз даже довольно значительное увеличение (или уменьшение) цены не приведет — поначалу — к существенному уменьшению (или увеличению) потребления. Иногда из-за этого делают вывод, что цена не влияет на потребление. Весьма ошибочный вывод! В этом мире ничто не происходит мгновенно. Люди — рабы своих привычек; им нужно дать время, и они докажут, что любое благо заменимо.

Ценовая эластичность спроса
На редкость неудобно говорить о «том количестве, на которое люди увеличат или уменьшат свои покупки при изменении цены». Тем не менее, это очень важная зависимость, со множеством полезных приложений. Поэтому экономисты придумали для нее специальный краткий термин. Принято именовать это понятие ценовой эластичностью спроса.

Название вполне подходящее. Эластичность означает интенсивность реакции (responsivness). Если небольшое изменение цены сильно изменяет объем покупок, то говорят, что спрос эластичен. Если даже очень большое изменение цены лишь ненамного изменяет объем покупок, то говорят, что спрос неэластичен.

Ценовая эластичность спроса определяется как частное от деления процентною изменения величины спроса на процентное изменение цены. Так, если увеличение цены яиц на 10% приводит к сокращению числа продаваемых яиц на 5%, то эластичность спроса равняется 5%, деленным на 10%, или 0,5. Если быть совсем точными, то она равна минус 0,5, т. к. цена и объем покупок меняются в противоположных направлениях. Но для простоты мы не будем обращать внимания на знак и станем обращаться со всеми коэффициентами эластичности, как будто они положительные величины.

Ценовая эластичность спроса:

Изменение Q в %
Изменение P в %

Когда коэффициент эластичности больше 1,0 (отвлекаясь от знака) — т. е. когда процентное изменение объема покупок больше, чем процентное изменение цены, — говорят, что спрос эластичен. Когда коэффициент эластичности меньше 1,0, т. е. когда процентное изменение приобретаемого количества меньше процентного изменения цены, говорят, что спрос неэластичен. Особо настырные читатели захотят узнать, что говорят, когда процентное изменение объема покупок в точности равно процентному изменению цены, т. е. коэффициент эластичности спроса в точности равен 1,0. Что ж, получите информацию: в этом случае говорят о единичной эластичности. (Экономика — весьма систематическая дисциплина.)

Чтобы начать привыкать к применению введенного понятия, подумайте, является ли спрос эластичным или неэластичным в каждом из перечисленных ниже случаев. Все эти случаи обсуждаются в последующих разделах.

«Как бы мы ни снижали цену, намного больше у нас все равно не купят».
«У нас сильная конкуренция. Мы потеряем половину своих покупателей, даже если повысим цену всего на 2%».
«Спрос на соль».
«Спрос на Мортоновскую соль (Morton’s salt)».
«Спрос на Мортоновскую соль в магазине Крегера на углу Пятой и Главной улиц».
«Совокупные денежные поступления университета на самом деле повысятся, если плату за образование понизить на 20%».
«Странно, но это так. Фермеры, выращивающие пшеницу, получили бы больше денег, если бы собрались все вместе и сожгли четвертую часть урожая нынешнего года». #page#
Размышляя об эластичности
щелкните, и изображение увеличится»Как бы мы ни снижали цену, намного больше у нас все ровно не купят». Если бизнесмен не уверен в том, что даже очень значительное снижение цены поможет увеличить продажи, то он считает, что спрос на его продукцию крайне неэластичен. Очевидно, в такой ситуации он не захочет снижать цену, т. к. больше потеряет от пониженной цены, чем выиграет от роста продаж. Но если люди не очень-то реагируют на уменьшение цены, заметят ли они ее увеличение? Если нет, то бизнесмен, стремящийся повысить свой доход, захочет поднять цену на продукцию. Обычно бизнесмены жалуются на слишком низкие цены. Но тогда почему они их не поднимают? Мы ведь живем в свободной стране, не так ли? Ответ, конечно же, состоит в том, что, поступив так, они потеряют слишком много покупателей. Именно эластичность спроса определяет, может ли бизнесмен увеличить свою выручку, повышая цены на продукцию.

щелкните, и изображение увеличится»У нас сильная конкуренция. Мы потеряем половину своих покупателей, даже если повысим цену всего на 2%». Предпринимательница, делающая такое заявление, на самом деле утверждает, что имеет дело с высокоэластичным спросом: за 2%-процентным повышением цены последует 50%-процентное сокращение величины спроса. Коэффициент эластичности равен 25. Спрос действительно очень эластичен. Это можно выразить по-другому, сказав, что ее покупатели чрезвычайно чувствительны к любому изменению цены. И поэтому, как бы сильно ни хотелось ей повысить цены на свою продукцию, это будет трудно сделать.

«Спрос на соль». Что делает кривые спроса эластичными или неэластичными? Ясно, что одним из важных факторов является наличие хороших заменителей. Другой фактор — насколько важное место занимает товар в бюджете покупателей. Если расходы на некоторое благо велики по отношению к доходу или богатству покупателей, то они будут более чувствительны к любому изменению его цены.

щелкните, и изображение увеличитсяПрименим эти принципы к столовой соли. Одного фунта соли хватает надолго, и она стоит один-два цента за унцию. Кого это волнует? Посетители магазинов довольно равнодушно воспримут любое изменение цены на соль. Более того, у соли мало хороших заменителей. Вряд ли вы станете посыпать яйца сахаром при значительном повышении цены на соль; точно так же вы не сократите потребление перца и не увеличите вдвое потребление соли при существенном падении цены на нее.

В «Богатстве народов» Адам Смит отметил, что «соль является очень древним и очень распространенным объектом налогообложения… Количество соли, потребляемое ежегодно любым индивидуумом, настолько мало, и ее можно покупать настолько постоянно, что никто не сможет сильно почувствовать даже весьма тяжелый налог на нее». Более того, в терминологии Смита соль является «предметом первой необходимости». Мы можем не согласиться с термином необходимость и выразить мысль Смита более точно: у соли мало хороших заменителей. В итоге спрос оказывается очень неэластичным и у некоторых правительств возникает непреодолимое желание обложить соль налогом.

Но неэластичность спроса даже на соль не нужно преувеличивать. Жители холодных районов иногда посыпают столовой солью пешеходные дорожки или ступеньки крыльца, чтобы растаял лед. Если бы соль стоила в десять раз дороже, многие обошлись бы без нее, поработав ломиком и скребком.

щелкните, и изображение увеличится»Спрос на Мортоновскую соль». Почему спрос на Мортоновскую соль не будет столь же неэластичным, как спрос на соль вообще? Потому что существуют заменители — другие сорта соли. Компания «Мортоновская соль» не находится в таком же привилегированном положении, что и древние правительства, которые могли поднять цену на всю соль. Если кто-нибудь из отдела маркетинга в компании Мортона случайно прочтет Адама Смита и, вдохновившись его советами, удвоит цену, то овощные магазины, покупавшие соль у Мортона, начнут приобретать ее у других производителей.

«Спрос на Мортоновскую соль в магазине Крегера на углу Пятой и Главной улиц». Если у Мортоновской соли существует больше хороших заменителей, чем у соли вообще, то их еще больше будет у Мортоновской соли из близлежащего магазина Крегера. Мы перешли от очень неэластичного к высокоэластичному спросу на одно и то же количество. Именно поэтому, покупая соль, вы не оказываетесь жертвой мошенничества. Возможно, вы бы заплатили 5 долл. за фунт, если бы соль не была доступна по более низкой цене. Но, к счастью, у вас имеется много возможностей для выбора. Продавцы, которые попробовали бы воспользоваться неэластичностью общего спроса на соль, потеряли бы своих покупателей. Спрос на соль, которую они продают, весьма эластичен.

Часто люди ошибочно полагают, что те, кто продает «предметы жизненной необходимости», могут безнаказанно устанавливать цены какие заблагорассудится. Мы уже научились относиться с недоверием к выражению предметы жизненной необходимости. И теперь снова видим, что для такого недоверия есть основания. Еда заслуживает названия «предмет жизненной необходимости» как ни одно другое благо. Но дело в том, что никто не покупает просто еду. Посетители магазинов покупают не фунт «еды», а фунт гамбургеров, ветчины или телячьей печени. Множество продавцов торгуют массой разновидностей еды. Отсюда следует, что у различных пищевых продуктов имеются прекрасные заменители, и поэтому их кривые спроса очень эластичны. Таким образом, продавцы по большей части сильно ограничены в своих возможностях устанавливать цены.

Эластичность и совокупная выручка
«Совокупные денежные поступления университета на самом деле повысятся, если плату за обучение понизить на 20%». Совокупные денежные поступления университета являются произведением величины платы за обучение на количество записавшихся студентов. Если 20%-процентное снижение платы за обучение увеличит денежную выручку, значит, число записавшихся студентов повысилось более чем на 20%. Процентное изменение величины спроса больше процентного изменения цены, так что спрос эластичен.

щелкните, и изображение увеличится

Спрос эластичен между С и F, потому что OBCG < OAEF Открывается, таким образом, простой способ размышлять об эластичности. Не забывайте, что объем покупок и цена всегда будут двигаться в противоположных направлениях. Если изменение цены ведет к противоположному изменению совокупной выручки, спрос наверняка эластичен. Изменение объема покупок должно быть в процентном отношении большим, чем изменение цены, т. к. совокупная выручка есть не что иное, как произведение цены на количество. Это и есть определение эластичного спроса. Если изменение цены меняет совокупную выручку в том же самом направлении, то спрос неэластичен. Изменение количества покупок оказалось недостаточно большим, чтобы перевесить изменение цены. А это и означает неэластичность спроса. щелкните, и изображение увеличится Спрос неэластичен между А и В. Не спешите с выводом, что при эластичном спросе финансовое положение университета обязательно улучшится после снижения платы за обучение. Действительно, когда спрос эластичен, снижение платы увеличит поступления; но большее число студентов, вероятно, потребует и больших затрат. В такой ситуации университет должен решать, окажется ли прирост поступлений больше, чем прирост совокупных затрат. (Проблемы ценовой стратегии необходимо, однако, отложить до 9-й главы). щелкните, и изображение увеличится"Странно, но это так. Фермеры, выращивающие пшеницу, получили бы больше денег, если бы собрались все вместе и сожгли четвертую часть урожая нынешнего года". Здесь также применима логика предыдущего примера. Продавая меньше пшеницы, фермеры получат больше денег, только если процентное изменение цены больше процентного изменения объема продажи. Спрос должен быть неэластичным. Единственная разница заключается в том, что мы изменили направление причинной связи, предполагавшееся до сих пор. Мы молчаливо предполагали, что продавцы устанавливают цену, а покупатели реагируют на нее. Но такой взгляд на соотношение между ценой и продажами не всегда оказывается самым лучшим. В некоторых отраслях и, в частности, во многих секторах сельского хозяйства, у7добнее предполагать наоборот, - что объем товара на рынке определяет цену. В дальнейшем мы еще не раз поговорим об этом. Сейчас важно только обратить внимание на то, что в основе связи между изменениями совокупных продаж и изменениями цены лежит эластичность спроса. Может быть, фермерам никогда не доводилось слышать об эластичном или неэластичном спросе. Но когда они добиваются от правительства введения государственного контроля за объемом производства, то, как правило, очень хорошо представляют себе связь между ценой и количеством товара. Подобно знаменитому мольеровскому г-ну Журдену, который сорок лет говорил прозой, не догадываясь об этом, можно прекрасно пользоваться эластичностью спроса, даже не подозревая о наличии такого термина. Миф о вертикальном спросе Давайте вернемся к началу. Что в неявном виде предполагалось и что не учитывалось в тех шести высказываниях, с которых мы начали данную главу? Как вы помните, наше возражение в каждом случае сводилось к тому, что у всех благ имеются заменители и что при изменении цен действительно будет происходить замещение. Иными словами, кривые спроса не являются абсолютно неэластичными. На графике абсолютно неэластичная кривая спроса изображалась бы вертикальной линией. Но вы поступите благоразумно, если не станете пытаться искать такие кривые спроса в реальном мире. щелкните, и изображение увеличитсяТеперь закон спроса можно выразить через понятие эластичности, а именно: не бывает совершенно неэластичного спроса во всем диапазоне возможных цен. При небольшом изменении затрат большинство покупателей хотя бы немного, но отреагируют; и все покупатели отреагируют на достаточно большое изменение. Если это представляется вам слишком очевидным, чтобы стоило об этом говорить, то, обратившись к ежедневным газетам, вы убедитесь в обратном: это очевидно отнюдь не всем. Как благонамеренные, так и не вполне благонамеренные люди постоянно твердят об основных нуждах, минимальных требованиях и абсолютной необходимости. Кривые спроса редко оказываются столь неэластичными, как предполагают иные ораторы. Из чего, впрочем, не следует, что спрос всегда эластичен. Это более трудный вопрос, для ответа на который каждый случай приходится рассматривать отдельно. Но, как мы впоследствии увидим, для всякого, кто хочет понять, насколько хорошо функционирует наша экономическая система, этот вопрос чрезвычайно важен. Повторим вкратце У каждого блага есть заменители (субституты): другие блага, которые будут использоваться вместо него, когда затраты на потребление исходного блага увеличиваются; те блага, для которых исходное благо само станет заменителем при увеличении затрат на них. Свинина заменяет говядину при повышении цены говядины, а бифштекс в ресторане заменяет поход в кино, когда дорожают билеты. Играя на "нуждах", можно иногда победить в споре. Но на самом деле "нужды" - это просто желания различной степени настоятельности. Люди желают больше или меньше некоторого блага, если оно им обходится дешевле или дороже. Понятие "спроса" предпочтительнее понятия "нужды", т. к. спрос соотносит количества, которые покупаются, с затратами на приобретение этих количеств. "Закон спроса" гласит, что при низких ценах будет куплено больше, при высоких - меньше. Предполагается, конечно, что одновременно с ценой не меняется еще что-нибудь, что может компенсировать последствия ее изменения. Денежные затраты являются только частью затрат, влияющих на решения людей. Достаточно большое изменение денежных затрат (цен), как правило, может перевесить то влияние, которое оказывают на решения людей неденежные затраты. Как правило, изменение цены сильнее отразится на объеме покупок, когда потребителям и производителям предоставляется больше времени для того, чтобы разузнать об имеющихся заменителях и создать новые. Ценовая эластичность спроса - это отношение процентного изменения величины спроса на благо к процентному изменению его цены. Спрос является эластичным (по цене), когда процентное изменение величины спроса больше, чем процентное изменение цены. Спрос является неэластичным, когда процентное изменение величины спроса меньше процентного изменения цены. Ценовая эластичность спроса зависит от того, насколько велика цена по сравнению с доходом, но еще сильнее она зависит от качества и цен имеющихся заменителей. Большее число самостоятельных поставщиков какого-либо блага означает и большее количество субститутов для продукции каждого из них и, следовательно, более эластичный спрос. Общая выручка продавца или совокупные расходы его покупателей движутся в направлении, противоположном цене, когда спрос эластичен, и в том же направлении, что и цена, когда спрос неэластичен. Понятие "нужды" подразумевает абсолютно неэластичную кривую спроса - явление чрезвычайно редкое. Спрос на некоторое благо - это перечень, демонстрирующий соотношение между ценой и величиной спроса. Спрос необходимо отличать от объема или величины спроса. Величина спроса на некоторое благо меняется вместе с его ценой. Но настоящее изменение спроса повлияет и на цену, и на величину спроса. ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. В январе 1985 г., по данным института Гэллапа (Институт Гэллапа - одна из крупнейших в США социологических служб, проводящих опросы общественного мнения, - Прим. перев.) средней американской семье было необходимо 252 долл. в неделю (после уплаты налогов) "для нормального существования" ("to get by"). Окончившим колледж требовался 301 долл. в неделю, а тем, у кого за плечами только средняя школа (high school), было достаточно 250 долл. в неделю. Демократы утверждали, что могут существовать на 251 долл. в неделю, а республиканцам требовалось 298 долл. Как вы думаете, у выпускников колледжа и республиканцев на самом деле потребности разнообразнее и дороже, чем у окончивших среднюю школу и у демократов? 2. В 1978 г. в США зубные врачи использовали 706.000 унций золота, а в 1980 г. - 341.000 унций, или примерно 45% от количества использованного всего два года назад. (Данные взяты из статьи в "Уолл-стрит джорнэл" за 14 декабря 1981 г.) Цена золота выросла примерно в три раза с 1978 по 1980 г. Почему зубные врачи решили так сократить использование золота, когда они могли переложить более высокие издержки на своих пациентов? Разве не верно, что люди, которым нужны золотые пломбы, заплатят столько, сколько потребуется? 3. В 1977 г. американские суды вынесли решение, признавшее незаконным запрет на рекламные объявления адвокатов. С тех пор появилось множество юридических "клиник", рекламирующих стандартные юридические услуги по ценам ниже обычных. Как бы вы интерпретировали результаты опроса общественного мнения, согласно которым примерно 60% американцев со средним уровнем дохода "не могут удовлетворить потребности в юридических услугах"? Можно ли считать "неудовлетворенные потребности в юридических услугах" причиной того, что после снижения цен больше людей стали пользоваться услугами адвокатов? 4. Большинство систем страхования на случай госпитализации существенно снижают затраты пациента на госпитализацию, иногда до нуля. Каким образом это влияет на использование больниц? Почему? Оцените следующий довод: это не влияет на использование больниц, т. к. "никто не заболевает от того, что больничные услуги стоят дешево, и никто не сможет избежать болезни потому, что они дороги". 5. В 1967 г. президент Американской медицинской ассоциации (АМА) заявлял, что медицинская помощь является привилегией, а не правом. Сегодня АМА официально провозглашает, что "каждый имеет право на здравоохранение". Как вы думаете, какое по количеству и качеству здравоохранение они имеют в виду? 6. Представление о том, что некоторые блага удовлетворяют "насущные потребности людей", подразумевает, что доступность этих благ должна быть правом, а не привилегией. Но признание права логически влечет за собой признание обязанностей. Например, ваше право голоса налагает на организаторов выборов обязанность выдать вам бюллетень для голосования и учесть его при подведении итогов; ваше право пользоваться принадлежащим вам зонтом налагает на остальных обязанность не брать его у вас без вашего разрешения. Если "каждый имеет право на здравоохранение", то на кого ложится обязанность предоставлять здравоохранение каждому? Кто сейчас берет на себя такую обязанность? Как убедить соответствующих людей взять ее на себя? 7. По данным отчета Американской ассоциации планирования за 1983 г., средняя семья из четырех человек ежедневно потребляет 345 галлонов воды. В отчете это количество подразделяется на 235 галлонов для внутреннего использования и 110 - для внешнего. Из общего объема "внутренней" воды около 95 галлонов в день расходуется на опускание воды в туалете. На питье и приготовление пищи расходуется от 9 до 10 галлонов я день. Плата за воду всюду разная, но она редко превышает 0,1 цента (т. е. 0,001 долл.) за галлон. Как вы думайте, может ли повышение цены на воду в два раза или далее в четыре раза принести серьезные лишения бедным людям? 8. 18 июня 1985 г. в газете "Уолл-стрит джорнэл" была опубликована статья под названием "Денвер обращается к ксерискейпу". В ней описывались попытки убедить жителей Денвера избежать "кризиса в потреблении воды" путем выращивания газонов, которые не требуют большого орошения. (Ксерискейп - метод садоводства, применяемый в сухом климате.) В настоящее время газоны Денвера в основном засеяны травой сорта "Кентукки" (Kentucky bluegrass), которой в засушливом климате каждое лето требуется 18 галлонов воды на квадратный фут для нормального существования. В отличие от нее, траве сорта "Буффало" вполне хватит вдвое меньшего количества воды. а) Если у типичного владельца дома размер газона составляет 5000 квадратных футов и он хочет наслаждаться травой сорта "Кентукки", а не сорта "Буффало", то сколько ему придется дополнительно тратить на воду при цене 60 центов за 1000 галлонов? Может ли такая сумма повлиять на выбор домовладельцев ? б) Прейскурант цен на воду для пользователей Денвера (с диаметром магистральной трубы в 3/4 дюйма) в июне 1985 г. на самом деле выглядел следующим образом: 74 цента за 1000 галлонов для первых 15.000 галлонов в месяц; 60 центов за 1000 для следующих 35.000, 46 центов за 1000 галлонов для следующих 650.000, и 42 цента за 1000 для всего потребления, превышающего 700.000 галлонов в месяц, с минимальной оплатой 2,65 долл. в месяц. Сколько стоят первые 4000 галлонов при такой системе цен? в) На какую цену будет ориентироваться промышленное предприятие, которое рассматривает возможность перемещения в этот район и которое планирует использовать 1 млн. галлонов воды в месяц? г) Если Денверу угрожает нехватка воды, почему эта система цен предлагает пониженные тарифы тем, кто потребляет больше воды? 9. В результате засухи 1980 г. на северо-востоке Соединенных Штатов к началу 1981 г. во многих штатах, городах и поселках региона начали применяться разнообразные схемы рационирования воды. Как вы расцените следующую информацию, взятую из специально посвященной этому статьи в "Уолл-стрит джорнэл" за 25 февраля 1981 г.: а) В Гринвиче, штат Коннектикут, потребитель имел возможность использовать не более 45 галлонов воды в день. Один из жителей предсказал, что скоро им придется пить Перриер (Perrier). б) В Рэндольфе, штат Массачусетс, люди платили 10 центов за галлон воды из артезианских скважин, т. к. из-за низкого уровня в городских резервуарах вода приобрела неприятный вкус. в) Во многих городах было запрещено "расходование воды на непервостепенные цели". Какие из следующих целей, по вашему мнению, не являются первостепенными: производство макарон, пивоварение, поливка газонов, наполнение плавательных бассейнов, обычное использование в домашнем хозяйстве (приготовление пищи, уборка, душ, канализация)? г) Когда в штате Нью-Джерси было введено рационирование в 200 районах, потребление каждого жителя было ограничено 50 галлонами в день. У скольких людей "первостепенные потребности" составляют 50 галлонов воды в день? д) Когда началась засуха, потребление воды на душу населения в Нью-Йорке составляло 190 галлонов. Как вы думаете, какая часть этого количества приходится на "первостепенные потребности"? 10. Следующий вопрос взят из письма в редакцию газеты в Сиэтле. Автор письма возражает против предложения сократить потребление бензина путем введения налога в 50 центов за галлон. "Как можете вы или кто-то еще думать, что такой налог сократит потребление бензина, когда удвоение его цены за последние два года, означавшее гораздо большее удорожание, чем на 50 центов за галлон, не сократило потребление ни на йоту?" а) Как, с точки зрения автора этого письма, выглядит кривая спроса на бензин? б) Знаем ли мы какие-нибудь факты, на основе которых можно решить, прав он или нет? в) Автор предлагает ввести законодательный запрет на использование бензина для непервостепенных целей, приводя в качестве примера доставку почты в сельскую местность шесть раз в неделю. Удастся ли нам устранить использование бензина для непервостепенных целей, если сельские почтальоны не будут работать по субботам? А если по вторникам и четвергам у них тоже будет выходной? 11. Заголовок статьи на первой странице "Уолл-стрит джорнэл" за 13 мая 1980 г. гласит: "Водители в Европе не сокращают потребление бензина несмотря на рост цен". В продолжении статьи, помещенном на одной из последних страниц, репортер отмечает, что с 1973 по 1979 г. в Великобритании цены на бензоколонках (pump prices) выросли на 120%, в то время как общий уровень цен повысился примерно на 140%. Какая, с вашей точки зрения, ошибка заключена в названии? 12. Если правительство запрещает водителям ездить со скоростью, превышающей 55 миль/час, все ли соблюдают этот запрет? Какие затраты связаны с более быстрой ездой? Какие из них не ложатся непосредственно на водителя, превышающего скорость? Влияют ли эти последние затраты на решения водителей? Если быстрая езда приводит к большему расходованию ограниченного запаса нефти в стране, то почему это обстоятельство одних водителей может заставить снизить скорость, а других - нет? 13. Почему люди живут в Нью-Йорке, если издержки проживания в нем - дорогое жилье, шум, грязь, большие толпы людей, высокий риск подвергнуться ограблению или насилию - столь велики? Верно ли, что у большинства их них "нет выбора"? Как вы думаете, что произойдет, если перечисленные выше затраты существенно уменьшатся? 14. "По мере ослабления спроса цена на кофе идет вниз". Правильно ли используется слово спрос в газетном заголовке? Как вы думаете, параллельно снижению цен увеличивается или уменьшается потребление кофе? 15. Более высокие цены на говядину, автомобили и телевизоры приведут к сокращению величины спроса на каждое из этих благ. Придумайте какие-нибудь конкретные изменения (например, во вкусах, в ценах на заменители, в качестве дополняющих благ), которые могли бы повысить спрос на перечисленные блага, так чтобы в действительности при более высоких ценах мог предъявляться спрос на большее их количество. Почему это ни в коей мере не противоречит закону спроса? 16. Ниже приводятся переведенные в американские доллары цены за галлон обычного бензина в различных странах в октябре 1975 г.: Италия 1,65 долл. Испания 1,16 долл. Франция 1,49 долл. Канада 0,65 долл. Япония 1,28 долл. США 0,59 долл. Если у нас будут данные о количестве приобретенного бензина в каждой из этих стран в октябре 1975 г., можно ли по ним построить кривую спроса? Если нельзя, то почему? 17. Приводимый ниже график используется некоторыми медицинскими организациями для того, чтобы предсказать "нехватку врачей". Совпадают ли употребляемые здесь понятия спроса и предложения с теми, которые используются экономистами? 18. Правильно ли употребляется слово спрос в приводимых ниже утверждениях, или его необходимо заменить выражением величина спроса? а) Когда ОПЕК подняла цены на нефть в 70-е годы, спрос на нефть упал. б) Инфляция увеличила спрос на нефть. в) Когда разразилась ирано-иракская война, среди нефтеперерабатывающих компаний началась паника. Эта паника увеличила спрос на нефть и резко повысила цены. г) Ограничение скорости 55 милями в час привело к сокращению спроса на нефть. д) В результате контроля, введенного в США в 70-е годы, цены на добываемую внутри страны нефть понизились, повысив тем самым наш спрос на нефть ОПЕК. 19. Изменение в ожиданиях может вызвать изменение спроса. Объясните, каким образом это может привести к ситуации, когда за снижением цены следует сокращение объема покупок. 20. Если рассуждать строго, то является ли абсолютно верным утверждение, что изменение цены некоторого блага приводит к изменению величины спроса на него, но не к сдвигу кривой спроса? а) Как повлияло большое увеличение цены бензина в 70-е годы на кривую спроса на автомобили с экономным расходом горючего? щелкните, и изображение увеличится Рисунок 2B. Кривые спроса и предложений врачей б) Как это через несколько лет воздействовало на исходную кривую спроса на бензин? в) Каким образом повышение в 70-е годы цены на топливо изменило спрос на теплоизоляцию жилых домов? Каким образом это в итоге изменило спрос на топливо? г) Можете ли вы придумать аналогичные примеры, когда в результате изменений цен на одни блага постепенно меняется спрос на другие? д) Если по прошествии некоторого времени цена блага возвращается к исходному уровню, а величина спроса - нет, означает ли это, что в промежутке изменился спрос? 21. Хотя в 1975 г. население штатов Вашингтон и Орегон, вместе взятых, было несколько меньше, чем население штата Массачусетс, в Вашингтоне и Орегоне в том году было продано в три раза больше киловатт-часов электроэнергии, чем в Массачусетсе. Каким образом могли бы вы объяснить такую огромную разницу? (Подсказка: в Вашингтоне и Орегоне свыше 92% киловатт-часов электроэнергии, продаваемой коммунальными службами, вырабатывается на гидроэлектростанциях, а в Массачусетсе - чуть больше 1%.) Что побудило производящие алюминий компании, которые потребляют много электричества, расположиться на северо-западе? Каким образом удалось убедить такое большое количество строительных компаний установить для отопления помещений электрическое оборудование? 22. Следующее забавное задание может быть рекомендовано в качестве упражнения на семинаре. Оно нацелено на развитие способности видеть возможности замещения. Пусть кто-нибудь предложит два блага, которые кажутся не связанными между собой, а остальные попробуют придумать такие обстоятельства, при которых одно их них окажется заменителем другого. (Не довольствуйтесь легким, хотя и правильным, ответом, что в конечном счете все блага взаимозаменимы в той мере, в какой приобретение их связано с использованием ограниченного времени или дохода.) 23. Джон любит масло и считает, что маргарин на вкус напоминает мыло. Джордж не чувствует между ними разницы. Чей спрос на масло должен быть более эластичным? 24. Будет ли эластичность спроса толпы людей на холодный лимонад зависеть от близости фонтана с питьевой водой? 25. Как, с вашей точки зрения, появление других копировальных машин повлияло на эластичность спроса на машины "Ксерокс"? 26. Эластичен или нет спрос на лекарства, продаваемые по рецепту? Почему? Согласны ли вы со встречающимся порой утверждением, что цены на лекарства, продаваемые по рецепту, могут свободно устанавливаться фирмами-производителями, т. к. люди обязаны покупать то, что прописывает врач? 27. Каким образом невежество влияет на эластичность спроса? 28. Каким образом развитие науки и техники может повлиять на эластичность спроса? 29. Влияет ли каким-нибудь образом транспортная система страны на эластичность спроса? Каким? 30. При нынешних ценах спрос на аспирин кажется очень неэластичным. Как вы думаете, что произойдет с эластичностью спроса, если цена аспирина будет в пять раз выше? В пятьдесят раз? Почему? 31. В 1977 г. на Бразилию приходилась примерно треть мирового экспорта кофе. Когда заморозки уничтожили около 75% урожая Бразилии 1976-1977 гг., цена зеленого (нежареного) кофе выросла на 400%. Какова была примерно эластичность спроса на кофе? Почему она была такой низкой? 32. Весной 1978 г. в Калифорнии дожди, прошедшие в период сбора урожая, уничтожили часть выращенного кочанного салата (lettuce). В результате этого 1 мая 1978 г. цена за ящик с 24 кочанами достигла рекордного уровня в 18 долл. 29 июня, когда поступил новый урожай, цена составила 2,75 долл. Исходя из этого, что можно сказать о спросе на салат? Что именно в привычках людей и практике ресторанов делает спрос на салат очень неэластичным по отношению к цене? 33. В статье из "Уолл-стрит джорнэл" за январь 1984 г., посвященной попыткам привлечь большее число транзитных пассажиров в Чикаго, цитировались слова Джозефа Л. Шофера, директора по научно-исследовательской работе Северо-западного университета, который заявил, что "более низкая плата за проезд никогда не компенсирует потерю выручки. Даже если вы теряете пассажиров, повышая плату, выручка обычно возрастает. Это экономический закон". Как точно формулируется "экономический закон", который, по-видимому, отстаивает мистер Шофер? Согласитесь ли вы называть его "экономическим законом"? 34. В 1984 г. бюджетное управление Конгресса (Congressional Budget Office) пришло к выводу, что добавочная плата за телефон от 2 до 6 долл. в месяц за подключение аппарата (access charges) вряд ли заставит многих пользователей отказаться от своих телефонов (чего опасались противники введения такой платы). Как отмечается в отчете управления, "спрос на местные телефонные услуги весьма неэластичен". а) Если затраты на телефонные услуги вырастут с 12 до 18 долл. в месяц, какой процент владельцев телефонов должны отказаться от своих телефонов, чтобы спрос считался эластичным?

б) Какой процент, по вашей оценке, действительно так поступит? Какой коэффициент эластичности соответствует вашей оценке?

35. Ценовую эластичность спроса можно рассчитать, если поделить процентное изменение величины спроса на процентное изменение цены.

а) Чему равен коэффициент эластичности в каждом из двух случаев, приводимых ниже?

Цена за билет

Количество купленных
билетов

Цена чашки кофе

Количество купленных чашек кофе

2 долл.

200

35 центов

600

1 долл.

400

70 центов

300

б) Если в случае с билетами вы поделили 100% на 50%, а в случае с кофе — 50% на 100%, то вы получите очень разные коэффициенты — соответственно 2 и 0,5 — для относительных изменений, которые на самом деле идентичны. Различные результаты получаются из-за того, что в первом случае для базы вычисления процентов используются большая цена и меньшее количество, а во втором случае — меньшая цена и большее количество. Но коэффициент эластичности между двумя точками должен быть одинаковым вне зависимости от того, в каком направлении мы меряем изменение. Как решить эту проблему?

в) Каким будет коэффициент эластичности в каждом из этих случаев, если за базу для расчета процентных изменений принять средние цены и количества?

г) В обоих случаях совокупные расходы (цена, умноженная на количество) не меняются при изменении цены. Что из этого следует применительно к эластичности спроса между этими двумя ценами? Согласуется ли это следствие с вашим ответом на вопрос «в»? (Должно согласоваться.)

36. На рис. 2С изображена гипотетическая кривая спроса на клубнику.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 2C. Кривая спроса на клубнику

а) Какая цена за ящик максимизирует валовую выручку тех, кто выращивает клубнику? (Лучше подсмотреть в часть «г» этого вопроса, чем тратить слишком много времени, пробуя различные цены. Если кривая спроса является прямой линией, то, проведя ее до пересечения с осями, мы обнаружим цену, максимизирующую валовую выручку, ровно посередине. Если вы понимаете, почему это так, тогда прекрасно. Если нет, то все равно такое знание имеет только академическую ценность.)

б) Если цена клубники определяется ее урожаем и спросом, то при каком урожае цена будет такой, как в части «г»?

в) Какой будет валовая выручка тех, кто выращивает клубнику, при урожае в 30.000 ящиков?

г) Можете ли вы доказать, что спрос на клубнику эластичен при цене выше 24 долл. за ящик и неэластичен при более низких ценах?

д) Если те, кто выращивает клубнику, могут получить больше денег, продав менее 30.000 ящиков, то почему они выносят на рынок так много? Почему, вместо того, чтобы «подрывать рынок», они не уничтожат часть урожая?

37. Посмотрите, в состоянии ли вы прояснить следующие рассуждения: «Если пожар уничтожит половину наших лесов, ценность оставшейся древесины будет больше, чем ценность всей древесины в стране до пожара. Этот абсурд — что целое стоит меньше своей половины — демонстрирует, что рыночная экономика искажает ценности».

38. Рекламный лозунг виски «Мейкерз Марк» гласит: «У него вкус дорогого виски… и оно действительно дорого».

а) Разве не глупо продавцу рекламировать высокую цену? Или люди купят больше по высокой цене? Не противоречит ли это закону спроса?

б) В ресторане «Жан-Луи» в Вашингтоне, округ Колумбия, куда часто ходят известные политические деятели, официант говорит, что «хорошо иметь славу дорогого ресторана. Люди знают, что здесь они могут произвести впечатление на своих гостей». Что, с его точки зрения, покупают люди, когда они идут ужинать в «Жан-Луи»?

39. Этот вопрос для тех, кто удивился, что цена изображена вдоль вертикальной оси на рис. 2А, как это принято в экономической науке, а не вдоль горизонтальной оси, где обычно откладывается независимая переменная. На самом ли деле цена является независимой переменной, а количество — зависимой? Если количество зависит от цены, то от чего зависит цена? Кто или что определяет цены?

ГЛАВА 3. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТОИМОСТЬ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЛАГ

Вы уже познакомились с центральным понятием этой главы. Если же это осталось незамеченным, то только потому, что мы еще не назвали его настоящим именем. Но, рассуждая в предыдущей главе о связи между ценой и величиной спроса, мы несколько раз отмечали, что количество блага, которое человек захочет купить, определяется затратами на это благо для данного человека или ценностью того, чем необходимо пожертвовать для его приобретения. Это и есть определение альтернативной стоимости (opportunity cost) — понятия, которое связывает воедино закон спроса и принципы, управляющие предложением. В настоящей главе мы постараемся вас убедить в том, что о затратах удобно думать как о ценности альтернативных возможностей, которые приносятся в жертву (the value of sacrificed opportunities).

Затраты — это оценки
Каждый согласится с тем, что спрос отражает ценностные ориентиры людей (people’s values). Но многие считают, что предложение относится к материальной стороне экономики и управляется такими объективными реалиями, как издержки производства, а не субъективными человеческими ценностями или предпочтениями. Такое мнение ошибочно. Предложение и издержки также основаны на оценках. Чтобы помочь вам в этом убедиться, заглянем осенним вечером в понедельник в студенческое общежитие и прислушаемся к следующему диалогу.

— Здорово, Джек. Ты пойдешь на новый фильм с Уимом Уэндерсом? Сегодня последний день.

— Хотел бы, но не могу. Завтра у нас контрольная по русскому. Мне нужно еще позубрить слова. Иначе я получу два балла.

— Да брось. Завтра на свободной паре возьмешь мои карточки со словами. Час занятий перед контрольной — «четверка» тебе гарантирована.

— Хорошо, но сегодня вечером играют «Редскинс» и «Майами». Если не заниматься, то уж лучше посмотреть этот матч.

— А мы пойдем на шестичасовой сеанс и успеем вернуться к началу.

— Хорошо. Только дай я посчитаю, сколько у меня осталось денег до стипендии: пять, шесть, семь, восемь долларов до четверга. А у меня кончились талоны на питание!

— Ешь бутерброды с ореховым маслом! А я-то думал, ты на самом деле хочешь посмотреть этот фильм.

— Я действительно хочу. Ладно, мой желудок потерпит до четверга. Выходим без четверти шесть?

Настоящие (real) затраты, связанные с любым действием (походом в кино, покупкой джинсов, производством машины для подстрижки газонов, переездом в Галифакс, разведением мясных пород скота, строительством магазина металлоизделий, получением страхового полиса), — это ценность тех альтернативных возможностей, от которых приходится отказываться, чтобы совершить это действие. Затраты на поход в кино Джек вначале оценил для себя как (упущенную!) возможность успешно написать контрольную по русскому языку. Когда приятель показал ему, как уменьшить эти затраты, Джек обратился к следующей по ценности (next most valuable) возможности, от которой, пойди он в кино, ему пришлось бы отказаться: возможности посетить в тот вечер футбольный матч, который ему очень хотелось посмотреть. Его приятель нашел способ избавиться от этих затрат, и тогда Джек обратился к денежным затратам. Но деньги не являлись настоящими затратами. Настоящие затраты — не доллары и центы, это альтернативные возможности, от которых мы отказываемся, расходуя деньги так, а не иначе. Три или четыре доллара, которые Джек израсходует в кино, представляют несколько его любимых блюд, которыми он готов пожертвовать ради фильма.

Затраты на любое действие — это ценность тех альтернативных возможностей, от которых приходится отказываться ради этого действия.

Издержки производителя как стоимость альтернативы
В экономической науке нет существенных различий между теорией предложения и теорией спроса. И та и другая предполагают, что лица, принимающие решения, могут выбирать, что выбор предполагает наличие альтернатив и что выбор основывается на сопоставлении ожидаемых выгод (benefits), связанных с альтернативами. Логика экономии (the logic of economizing process) одинакова и у производителей, и у потребителей. Когда мы размышляем об издержках производителя — например, задаваясь вопросом, почему производство десятискоростного велосипеда обходится дороже, чем деревянного (redwood) столика для пикника, — то вначале мы обычно вспоминаем, что используется для их производства. Мы думаем о сырье и материалах, о затратах рабочего времени, а также, может быть, о необходимых машинах и инструментах. Мы выражаем ценность этих ресурсов в денежных единицах и предполагаем, что издержки на производство велосипеда или стола равны сумме этих денежных оценок. Здесь нет ошибки, но вопрос, почему данные ресурсы имеют именно такую денежную оценку, остается при этом без ответа. Концепция альтернативной стоимости утверждает, что эти оценки отражают ценность данных ресурсов при их наилучшем альтернативном (next-best) использовании, или, другими словами, ценность тех альтернативных возможностей, которыми приходится жертвовать, когда данные ресурсы используют для производства велосипедов или столиков для пикника.

Для производителя велосипедов издержки равны расходам на приобретение соответствующих ресурсов. Но т.к. существуют другие возможности их использования, то он должен заплатить за ресурсы по цене «лучшей альтернативы». Таким образом, ценность нереализованных альтернативных возможностей (forgone opportunities) превращается в издержки производства велосипеда. В этом есть глубокий смысл, т. к. затраты на получение одного дополнительного велосипеда по самой своей сути равны ценности того, от чего приходится отказываться или чем приходится жертвовать, чтобы получить этот велосипед.

Рассмотрим пример со столиком для пикника. Часть издержек его производства составляет стоимость древесины. Предположим, что увеличится спрос на новые жилые дома и, соответственно, строительные фирмы станут закупать гораздо больше древесины. Если вследствие этого повысится цена древесины, то вырастут издержки производства столиков для пикника. Не произошло ничего такого, что изменило бы физический объем ресурсов, используемых для производства стола, но издержки повысились. Так как жилые дома, при строительстве которых используется древесина, теперь ценятся выше, чем раньше, то производитель столиков должен оплачивать более высокую альтернативную стоимость древесины, из которой он хочет делать свои столики для пикника.

Концепция альтернативной стоимости объясняет также, каким образом в производственные издержки входит труд. Наниматели должны предложить рабочим такую заработную плату, которая побудит их отказаться от всех других возможностей. Квалифицированный рабочий будет получать больше неквалифицированного лишь по той причине, что в каком-нибудь другом месте его квалификация имеет большую ценность. Рабочие, которые могут вставлять спицы в велосипедные колеса, стоя на голове и насвистывая «Дикси» («Dixie»), обладают поразительной квалификацией. Но наш владелец велосипедной фабрики не будет платить им дополнительного жалованья за эту квалификацию, если только, благодаря своему необычному таланту, они не окажутся более ценными в каком-нибудь другом месте. Это вполне может произойти. Например, их таланты могли бы пригодиться в цирке. Если цирк предложит им больше, чем они получали на сборке велосипедов, для владельца фабрики повысится их альтернативная стоимость. Скорее всего, в этом случае владелец фабрики пожелает им удачи и заменит их другими рабочими, чья альтернативная стоимость ниже.

Что произошло с альтернативной стоимостью людей семи футов роста и с хорошей координацией движений, когда Национальная баскетбольная ассоциация и Американская баскетбольная ассоциация объединились в одну лигу? Когда было две лиги, каждого игрока пытались купить две команды. Сумма, которую приходилось уплачивать одной из них, чтобы заполучить игрока, определялась тем, сколько хотела заплатить за него другая команда. И обе они были готовы заплатить довольно много, если считали, что участие данного игрока сильно скажется на числе продаваемых билетов. Но когда две лиги объединились, право нанять конкретного игрока стало закрепляться за одной командой, и альтернативная стоимость человека ростом семь футов с хорошей координацией движений упала. Не удивительно, что с точки зрения владельцев профессиональных баскетбольных команд одна лига лучше, чем две.

Давайте рассмотрим более общий случай. Если крупная фирма, в которой работает много людей, открывает свой филиал в маленьком городе, то найм продавцов овощных магазинов, кассиров банка, секретарей и работников бензоколонок станет в этом городе обходиться дороже. Почему? Потому что овощные магазины, банки, учреждения и бензоколонки должны выплачивать стоимость альтернативных возможностей людям, которых они нанимают, а теперь у этих людей могут обнаружиться более выгодные возможности в новой фирме. Допустим, новая фирма хочет нанимать только женщин; тогда вначале возрастет только альтернативная стоимость женщин. Женщины покинут некоторые места работы, создав дополнительные альтернативные возможности для мужчин и обусловив тем самым повышение альтернативной стоимости работников-мужчин.

Понятие альтернативной стоимости можно лучше всего проиллюстрировать на примере такого ресурса, как земля. Предположим, вы хотите купить один акр (1 акр примерно равен 0,405 гектара. — Прим. перев.) земли, чтобы построить дом. Сколько вам придется заплатить за землю? Это будет зависеть от ценности земли при ее альтернативном использовании. Считают ли другие люди этот акр земли прекрасным участком под застройку? Есть ли перспективы использовать его в промышленности или торговле? Использовался бы он в качестве пастбища, если бы вы его не купили? Ваши затраты на покупку земли будут определяться альтернативными возможностями ее использования, которые усматривают другие люди. #page#

Примеры (case studies) стоимости альтернативы
Разберем еще несколько случаев с меняющимися затратами, чтобы показать, как концепция альтернативной стоимости объясняет знакомые, но часто неправильно понимаемые явления.

Почему за последние пятьдесят лет стоимость стрижки волос выросла намного больше, чем в среднем стоимость других благ? Это произошло потому, что желающие стричься у парикмахеров должны и готовы заплатить им достаточно денег, чтобы те не бросили свое ремесло. Если бы за последние 50 лет производительность труда в парикмахерских не отставала от производительности труда в обрабатывающей промышленности, то парикмахеры смогли бы сохранить свои доходы, подстригая большее число людей в час. Но при неизменной производительности только более высокая цена, взимаемая с каждого человека, могла удержать парикмахеров на своем месте. Мы сами, желающие стричься у профессионалов, взвинтили (bid up) цену на прически, чтобы она соответствовала растущей стоимости альтернативных возможностей для парикмахеров, работающих в той сфере, где производительность труда никогда не повышается.

Если парикмахер может обслужить за час двоих клиентов, какую плату он должен потребовать с каждого, чтобы зарабатывать 7 долл. в час?

Почему зачастую намного труднее найти подростка-няньку в богатых жилых районах, чем в бедных? Отчаявшиеся супруги, которые не в состоянии найти няньку, могут жаловаться, что все подростки в округе ленивые. Но это слишком резкий вывод. Любая семья, готовая оплатить стоимость альтернативы, может найти подростка-няньку. Это значит, что они должны предложить более высокую плату, способную отвлечь подростков от наиболее ценных альтернативных возможностей. Если спрос на нянек в районе велик (т. к. состоятельные люди чаще проводят вечера вне дома) и если местные подростки имеют столько денег, что ценят возможность сходить на свидание или отдохнуть выше, чем обычный доход от присмотра за ребенком, то стоит ли удивляться высокой альтернативной стоимости наемных нянек?

А как изменится тариф, если его производительность возрастет в 4 раза?

Почему в 60-е годы так быстро росла плата за обучение в колледже? В значительной мере это объясняется резким повышением затрат на преподавание, отчасти из-за более высоких ставок преподавателей, отчасти из-за снижения педагогических нагрузок. Но почему это произошло? Задайте этот вопрос знакомому профессору, и, скорее всего, он стане рассказывать вам о том, как много лет требуется для получения ученой степени и что невозможно заниматься исследовательской работой, когда преподаешь по двенадцать часов в день. Каждый добропорядочный член профессорской гильдии согласится со справедливостью этих доводов. Но ни для одного добропорядочного профессора экономики они не выглядят убедительным объяснением того, что произошло в 60-х годах: почему профессора стали больше получать и меньше преподавать?

Объяснение же заключается в быстром росте спроса на профессоров. Законодательные органы штатов выделили много денег на строительство новых колледжей и расширение старых; опасаясь советского превосходства в научной сфере, федеральное правительство ассигновало огромные суммы на высшее образование и на научные исследования, открыв новые возможности для преподавателей; послевоенный бум рождаемости к 60-м годам превратился в бум студентов; и среди населения распространилось убеждение в том, что диплом выпускника колледжа необходим для преуспевания в жизни. Тем временем повышался спрос на хорошо обученных работников со стороны государственных и частных предприятий, что расширяло возможности людей с высоким уровнем образования. Все это, в конечном счете, и привело к сильному увеличению спроса на профессорские услуги. Профессора колледжей — это ведь тоже редкий ресурс со своей альтернативной стоимостью. Чтобы заполучить больше профессоров, приходилось отвлекать их от альтернативных мест работы высокими окладами и сокращением педагогической нагрузки. (Любой профессор колледжа прекрасно знает, что добиться повышения дохода легче, подыскав новое хорошее место работы, чем рассказывая декану о собственных достоинствах. Деканы внимательнее слушают тех профессоров, которые располагают альтернативными возможностями.)

Если вы поняли ход этих рассуждений, то легко сможете предсказать уменьшение заработков профессоров колледжей в 80-е годы. Инфляция может скрыть это уменьшение, но, с учетом изменившейся покупательной способности доллара, мы почти наверняка увидим, что те же самые факторы, которые тянули вверх зарплату преподавателей в 60-е годы, будут тянуть ее вниз в 80-е.

Почему во время экономического спада уменьшается процент людей, решивших прекратить учебу (dropout rate) в университете или колледже? Альтернативная стоимость продолжения учебы меняется вместе с конъюнктурой на рынке труда для подростков. Сокращение возможностей найти работу уменьшает стоимость альтернативы остаться в университете для некоторых молодых людей, поэтому меньшее их число бросает учебу.

Почему бедные люди чаще путешествуют на автобусе, а богатые — на самолете? Простой ответ состоял бы в том, что автобус дешевле. Но он не дешевле. Это очень дорогое транспортное средство для тех, у кого высока альтернативная стоимость времени; обычно же альтернативная стоимость времени намного ниже у бедных людей, чем у тех, кто много зарабатывает.

Поняли вы главную идею? Тогда попробуйте сами представить себе затраты, связанные с обучением в колледже. Если вы включите в свои расчеты ценность того, чем бы вы занимались, если бы не пошли в колледж, то вы усвоили принцип альтернативной стоимости.

Заключительный пример. Предположим, что женщина самостоятельно управляется в маленькой овощной лавке. Она говорит, что ее дела идут хорошо, т. к. у нее нет затрат на рабочую силу. Права ли она? Затраты ее собственного труда не связаны с денежными расходами, но они безусловно являются затратами. И величину этих затрат можно измерить ценностью тех альтернативных возможностей, от которых она отказывается, работая на себя.

Затраты и действия
Экономическое мышление не признает никаких объективных стоимостей. Это противоречит здравому смыслу, который подсказывает нам, что вещи все же обладают «реальной» стоимостью, которая определяется скорее законами физики, чем причудами человеческой психики. Трудно спорить со здравым смыслом, но придется попробовать.

Для того, чтобы здравый смысл быстрее признал свое поражение, мы сразу обратим внимание на то, что «вещи» вообще лишены какой-либо стоимости. Конечно, мы говорим о стоимости затрат, связанных с предложением, — т. е. о тех затратах, которые влияют на решения людей обеспечить поставку благ. В этом смысле «вещи» не могут быть связаны с затратами. С затратами могут быть связаны только действия. Если вы считаете, что вещи на самом деле непосредственно связаны с затратами и готовы подтвердить это примером, то почти наверняка подключаете сюда какое-то действие, требующее этих затрат.

Например, сколько стоит бейсбольный мяч? Вы отвечаете: четыре доллара. Но имеете в виду, что четыре доллара составляют затраты на покупку мяча в близлежащем спортивном магазине. Так как покупка является действием, она может подразумевать отказ от альтернативных возможностей, и тем самым обуславливать затраты. Но обратите внимание на действие, которое вы протащите тайком. Если изменить действие, то затраты, связанные с мячом, тоже изменятся. Издержки производства бейсбольного мяча совсем другие. Так же другими будут и затраты на его продажу. А как насчет затрат, связанных с тем, чтобы поймать бейсбольный мяч: когда вы голой рукой ловите летящий на трибуну мяч (line-drive foul), рискуя, быть может, иметь до конца жизни сломанный нос?

Давайте вернемся к нашему примеру .с образованием в колледже. Сколько оно стоит? Правильный ответ заключается в том, что «оно» не может иметь стоимости. Как минимум, мы должны различать здесь затраты на получение образования в колледже и затраты на его предоставление. Как только это различие зафиксировано, необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство, которое постоянно подразумевалось, когда шла речь о стоимостях в этой и предыдущей главах, — а именно, что затраты всегда являются таковыми для кого-то. Под затратами на получение образования обычно имеются в виду затраты для студента. Но могут также иметься в виду затраты его родителей, а это не одно и то же. Или, если зачисление одного студента предполагает отказ в зачислении кому-нибудь другому, то это могли бы быть затраты для Джона (который не был зачислен), вызванные зачислением Марши на первый курс. Все они будут разными.

Множество бесплодных споров об «истинной стоимости» вещей возникает из-за неспособности понять, что только действиям присущи затраты и что одни и те же действия нередко означают различные затраты для разных людей. Прекрасным примером может служить продолжающаяся дискуссия о восстановлении воинского призыва. Уделим ей немного внимания.

Затраты на наемную армию
Выборочный воинский призыв (selective service), если воспользоваться эвфемизмом, обсуждается давно. Едва ли не все считают, что сам по себе он нежелателен, но многие американцы все еще видят в нем единственный способ обеспечить достаточную численность военнослужащих при допустимых затратах.

Быть может, и существуют веские аргументы в пользу воинского призыва, но к их числу нельзя отнести часто встречающееся рассуждение, будто наемная армия стоила бы слишком дорого. Министерство обороны и все те, кто беспокоится об относительных затратах на воинский призыв и на наемную армию, обходят стороной вопрос: затраты для кого? Для налогоплательщиков, для военнослужащих, для Конгресса или для Пентагона? Все это очень разные затраты.

Что стоит молодому человеку стать солдатом? Лучший способ найти ответ — предложить ему денежную компенсацию, повышая ее до тех пор, пока он не согласится. Если Маршалл пойдет служить за 5000 долл. в год, Кэрол — за 8000 долл., а Филипп — не меньше, чем за 60.000 долл., то эти суммы отражают альтернативные стоимости Маршалла, Кэрола и Филиппа. Затраты на призыв всех троих для них самих составляют 73.000 долл., хотя государство может скрыть этот факт, обязав их нести воинскую службу за гораздо более низкое жалованье.

Альтернативная стоимость зависит от нереализованных альтернативных возможностей устроиться на работу и от большого числа ценностных ориентиров (values): предпочтений в выборе образа жизни, отношения к войне, человеческой трусости или смелости и так далее. Когда государство предлагает военнослужащим денежную компенсацию, повышая ставку до тех пор, пока ему не удастся привлечь необходимое число добровольцев, то в некотором весьма важном отношении оно действительно минимизирует издержки своей программы, ибо вербует тех, у кого самая низкая альтернативная стоимость воинской службы, — т. е. всех тех, кто похож на Маршалла, но не на Филиппа. В условиях призыва это могло бы произойти только при самом невероятном стечении обстоятельств. Суть наших рассуждений легко понять с помощью рис. ЗА.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 3A. Кривая предложения военнослужащих-добровольцев

Здесь изображена кривая предложения военнослужащих-добровольцев (military volunteers). Довод, что люди не станут добровольно рисковать своей жизнью, опровергается тем фактом, что они делают это, причем не только военнослужащие-добровольцы, но и полицейские, монтажники-высотники (steeplejacks) и даже горнолыжники. Каковы бы ни были точное положение и наклон кривой, она будет обязательно подниматься вправо вверх. Некоторые люди (те, кто низко оценивает имеющиеся у них альтернативы) пойдут служить за очень низкое жалованье. Но при принятых здесь предпосылках три миллиона добровольцев можно найти не менее чем за 8000 долл. жалованья в год. Это означало бы ежегодную выплату в сумме 24 млрд. долл. Т. к. налогоплательщики не любят, когда повышаются их налоги, Конгресс не захочет санкционировать выделение таких громадных ассигнований. А представители министерства обороны очень чутко улавливают все, что нравится или не нравится Конгрессу. Они могут сократить эти удручающие расходы вдвое, предложив всего 4000 долл. и сделав воинскую службу обязательной. Публикуемые затраты составят теперь только 12 млрд. долл. И да здравствует экономия!

щелкните, и изображение увеличитсяА как быть с издержками тех, кто служит в вооруженных силах? При наших предположениях издержки добровольной армии (для добровольцев) составят 15 млрд. долл. Они равны площади под отрезком кривой предложения от нуля до трех миллионов человек, или суммарной ценности нереализованных альтернативных возможностей тех, кто пошел служить. Остальные 9 млрд., уплачиваемые государством, представляют собой перераспределение богатства от налогоплательщиков к военнослужащим, которые пошли бы служить и при более низком жалованье, но которые, тем не менее, получают более высокое жалованье, необходимое для того, чтобы привлечь трехмиллионного добровольца.

А каковы будут издержки военнослужащих при обязательном прохождении службы? О них ничего не известно, за исключением того, что они наверняка окажутся больше. Только если по чистой случайности в призыв попадут те, и только те, кто пошел бы служить добровольно, издержки составят всего 15 млрд. долл. Но это крайне маловероятно. Чем большее число призывников будет выхвачено из верхней, а не нижней части кривой предложения, тем выше издержки военнослужащих. Например, человеку, который пошел бы служить добровольно за 4500 долл., предлагают 4000 долл. Он отказывается, и его не призывают. Вместо него призывают человека, который пошел бы служить только за 12.000 тыс. долл. Налогоплательщики сэкономили 500 долл., а призывник потерял 8000 долл.

Воинский призыв не сокращает затраты на содержание вооруженных сил (military establishment). Скорее, он перекладывает эти затраты с налогоплательщиков на плечи призывников. Вы можете сказать, что это самый маленький недостаток призыва, или предложить перевешивающие этот недостаток достоинства. Но, во всяком случае, именно на такое последствие призыва могут указать экономисты.

Затраты и собственность
Каждый, кто проходил службу в армии, может рассказать немало ужасающих историй о том, насколько неэффективно используют там личный состав. Высококвалифицированному бухгалтеру приходится красить казармы, а интендантские счета поручают вести человеку, едва считающему на пальцах. Может быть, эти рассказы преувеличены. Тем не менее, есть основания полагать, что, как правило, на военной службе обращение с личным составом будет более расточительным, чем на гражданке.

Почему? Потому что в гражданской жизни те же работодатели обычно вынуждены оплачивать альтернативную стоимость своих служащих. Если вы должны выплачивать бухгалтерам заработную плату бухгалтеров <в развитых странах, в том числе в США, бухгалтеры принадлежат к числу наиболее высокооплачиваемых специалистов. - Прим. перев.>, то они не будут красить казармы — во всяком случае, если вы заинтересованы в прибыльности вашего предприятия. С другой стороны, в чем состоят затраты для сержанта, когда он заставляет высококвалифицированного солдата выполнять работу, не требующую вообще никакой квалификации? Если сержант невзлюбил парня за чувство превосходства — реального, мнимого — то перемещение солдата на работу, лучше соответствующую его способностям, могло бы на самом деле означать утрату ценной альтернативной возможности для сержанта — возможности унизить того, кто ему не нравится.

Из предшествующего анализа следуют два вывода. Во-первых, ресурсы обычно используются бездумно и небрежно, когда пользователям не приходится оплачивать их альтернативную стоимость или стоимость этих ресурсов при их наилучшем альтернативном использовании. Во-вторых, чаще всего пользователям приходится оплачивать альтернативную стоимость ресурсов, когда эти ресурсы ясно и определенно принадлежат кому-нибудь. Призываемый в армию человек не является «хозяином своего труда», т. к. закон лишил его права решать, где, на кого и на каких условиях он будет работать. Поэтому, когда его зовет дядя Сэм, он не может настаивать на оплате своей альтернативной стоимости, как сделает в том случае, когда его услуги потребуются компании «Юнайтед Соупчинс».

Конечно, то же самое относится и к другим ресурсам, помимо людских. Если ресурс никому не принадлежит, то некому и настаивать на том, чтобы его потенциальные пользователи оплатили ценность тех альтернативных возможностей, которыми приходится жертвовать. Следовательно, ресурсы будут часто недооцениваться. И нам еще не раз предстоит убедиться в самых разнообразных ситуациях, что, когда ресурсы недооценены, они редко используются бережно и обдуманно. При низких затратах стимулы к экономии ресурсов действуют слабо.

Замечание о различных общественных системах
Обязательно обратите внимание на то, что понятие альтернативной стоимости полностью применимо к социалистическому обществу, в котором ресурсы размещают государственные плановые органы. Для экономических плановых органов в Советском Союзе затраты на строительство железной дороги из Любни (Lubny) в Миргород — это ценность того, что еще могло бы быть сделано при ином использовании этих ресурсов, Но если наделенные властью государственные чиновники могут получать ценные ресурсы, не торгуясь (bid for), каким образом узнают они ценность этих ресурсов при альтернативном применении? Вспомните замечательных рабочих, которые могли устанавливать спицы в велосипедных колесах, стоя на голове и насвистывая «Дикси». Не будь владельцев цирка, готовых купить их услуги, как бы центральные плановые органы могли узнать, что ценность таких рабочих слишком высока, чтобы использовать их на сборке велосипедов?

Отличительной чертой различных экономических систем является тот способ, посредством которого оцениваются (assign) затраты на альтернативные действия. Когда ресурсы находятся в частном владении, торг покупателей и продавцов (competing bids and offers) формируют цены, близкие к альтернативной стоимости для владельцев ресурсов. Когда у ресурсов нет определенного владельца, этот механизм не может функционировать. Что же его заменяет? Кто определяет относительную ценность этой железнодорожной линии по сравнению с той? Кто решает: направить ли сталь на изготовление железнодорожных рельсов или на производство грузовиков? Кто решает, что выгоднее: совершенствовать или повышать качество транспортируемых грузов? Кто делает выбор между дополнительным производством потребительских товаров и повышением их качества и дополнительным досугом? Когда отсутствует информация, создаваемая конкуренцией покупателей и продавцов в процессе торга, экономическим плановым органам легко навязать свои собственные частные оценки (evaluations) альтернатив, которыми они располагают. Не забывайте, что разумный выбор предполагает хорошую информацию. Эффективной будет та экономическая система, которая передает надежную информацию лицам, принимающим решения, и порождает в них сильную заинтересованность в использовании полученной информации.

Определяются ли цены издержками?
Когда продавцы оповещают общественность о повышении цен, они любят ссылаться на то, что это делается вынужденно, из-за роста издержек. В деловой прессе часто публикуются сообщения такого рода, причем редко когда обходится без одновременных сожалений по поводу растущих издержек, вынудивших пойти на эту нежелательную меру. В гл. 9 будут подробнее исследованы те принципы, которыми руководствуются продавцы при установлении цен. Сейчас же при помощи концепции альтернативной стоимости мы хотим критически проанализировать только исходное представление, согласно которому цены определяются издержками. Мы хотим показать, что с не меньшим основанием можно утверждать обратное — издержки определяются ценами. Говоря точнее, мы докажем здесь, что издержки всегда зависят от спроса.

Спрос и издержки
Начнем с примера, уже обсуждавшегося в этой главе. Можно ли утверждать, что цены на прически выросли потому, что повысилась заработная плата парикмахеров? Если бы люди не были готовы платить более высокие цены за прически, каким образом могла бы повыситься заработная плата парикмахеров? Издержки — т. е. заработная плата — стали такими, какие они есть, в значительной мере из-за высокой цены, которую люди готовы платить за то, чтобы стричься у профессионалов.

Хирурги, делающие пластические операции, получают высокую заработную плату за свою работу. Но в этом ли причина того, что подтянуть кожу на лице стоит так дорого? Не совсем. Причинно-следственная связь и здесь направлена в противоположную сторону. Услуги хирурга стоят так дорого именно потому, что люди готовы платить высокую цену за пластическую хирургию. Конечно, только небольшое число людей имеет необходимую для этого квалификацию, а приобретать ее трудно и долго. Поэтому спрос на пластическую хирургию не просто увеличивает число людей, желающих и способных ими стать, но и повышает доходы хирургов. Для отдельного человека затраты на услуги специалиста по пластическим операциям, очевидно, не могут не зависеть от спроса остальных людей на пластическую хирургию.

Когда владельцы профессиональных футбольных команд (речь идет об американском футболе. — Прим. перев.) объявляют летом о повышении цен на билеты, то любят оправдывать это повышение растущими издержками, в особенности высокой заработной платой игроков. Но почему игроки получают такую высокую заработную плату? Причина не может заключаться в том, что у них очень опасная и тяжелая работа, т. к. столь же опасной и тяжелой она была в те далекие дни, когда футболисты получали всего несколько сотен долларов за сезон. Спрос, готовность многих людей платить высокие цены за зрелище превратили футбольных игроков в такой ценный ресурс. Игроки в европейский футбол (soccer) получают в Соединенных Штатах намного меньше не потому, что они меньше работают, а потому, что европейский футбол не так популярен в этой стране.

Один из самых любопытных примеров рассматриваемой здесь взаимосвязи можно найти в сельском хозяйстве. За период с 1971 по 1981 г. средняя цена одного акра фермерской земли в США выросла на 267%, более чем в два раза обогнав повышение общего уровня цен за этот же период. Соответственно всякий, пожелавший стать фермером в 1981 г., обнаружил бы, что ему придется платить высокую цену за приобретение плодородной земли. Было бы явным заблуждением утверждать, будто высокая стоимость земли является причиной высоких цен на продукты питания. Наоборот, именно спрос на землю, в немалой степени определяемый спросом на сельскохозяйственную продукцию, повысил стоимость фермерской земли. Фермеры часто ссылаются на высокую стоимость земли, доказывая необходимость повышения гарантированных государством цен на их урожаи. Но они не учитывают, что более высокие гарантированные цены скорее всего поднимут цены и на землю, на которой выращиваются эти урожаи. Это произойдет из-за увеличения ценности альтернативных возможностей, которыми располагают владельцы земли.

щелкните, и изображение увеличится

Как спрос влияет на стоимость (цену) земли.

Точно так же резкое снижение цен на сельскохозяйственные угодья в 80-е годы явилось результатом, а не причиной более низких цен на фермерскую продукцию.

Рассмотрим в качестве примера фермера, участок земли которого расположен недалеко от большого города. С расширением пригородов строительные фирмы предлагают ему продать свой участок по цене, в три или четыре раза превышающей цену его земли как сельскохозяйственного угодья. Если фермер хочет продолжать заниматься фермерством и откажется продать, то очень маловероятно, что он станет жаловаться на растущую стоимость земли. Но именно такие жалобы слышны от фермеров, которые арендуют землю вблизи больших городов. По понятным причинам землевладелец захочет продать землю строительным фирмам, если только арендующий его участок фермер не согласится платить в три или четыре раза большую арендную плату. Конечно, мы можем симпатизировать фермеру, лишившемуся возможности обрабатывать землю из-за наступления пригородов. Но важно понимать, почему теперь с него требуют гораздо более высокую арендную плату: именно спрос на землю повышает его издержки.

Обратите внимание, что если оценка стоимости земли для определения налога (tax assessment) основывается на «самом хорошем и прибыльном ее использовании», то владелец участка, который хочет остаться фермером, может с полным основанием жаловаться, что он не в состоянии позволить себе такой роскоши, как не продавать. В данной ситуации он обязан платить налоги, которые основаны не на том, как он сам использует землю, а на том, как ее стал бы использовать покупатель, предлагающий за нее самую высокую цену.

Но давайте сделаем еще один шаг в наших рассуждениях. Предположим, что фермер сам владеет землей, которую он обрабатывает, и что местные власти не повышают оценочную стоимость земли, т. к. они хотят сохранить землю в сельском хозяйстве, хотя строители предлагают оценить землю намного дороже. Будет ли успешной эта политика?

Когда фермер продолжает использовать землю в сельском хозяйстве, его издержки определяются ценностью альтернативных возможностей, от которых он отказывается. Отказываясь от возможности продать, он лишается дохода, который мог бы получать, если бы инвестировал вырученные от продажи деньги. Если фермерство приносит ему 5000 долл. в год чистой прибыли, то он будет ежегодно терять большую сумму денег, отказавшись продать земельный участок за 300.000 долл., т. к. 300.000 долл. могут принести гораздо больше 5000 долл. в год, если, почти ничем не рискуя, вложить их в государственные облигации.

А что можно сказать о ценности для фермера того варианта, чтобы остаться фермером? Не окажется ли, что, продав свою землю, он лишится возможности вести хорошую, простую, честную и приносящую удовлетворение жизнь? Наверное, нет. Если для него на самом деле так много значит фермерский образ жизни, то он может купить взамен другую ферму, расположенную там, где нет конкуренции со стороны пригородов. Если он предпочитает этого не делать, то тем самым доказывает, что вовсе не ценит сельскую жизнь столь высоко. В любом случае, как только строительные фирмы взвинчивают цены на земельные участки, у него сразу же возрастают затраты, связанные с фермерством. Значит он, скорее всего, перестанет работать на этой земле и таким образом будет способствовать росту предложения земли для расширения пригородов.

Потребительская цена как стоимость альтернативы
Во всех этих примерах мы пытались показать, что цены производительных ресурсов, таких как труд или земля, определяются спросом. Собственно говоря, именно это имеется в виду, когда их называют альтернативными стоимостями. Точно так же мы можем утверждать, что и цены потребительских благ в действительности представляют собой альтернативные стоимости, которые измеряют ценность благ при их альтернативном использовании.

Рассмотрим, к примеру, рынок омаров. Как это ни печально, но на рынок попадает так мало омаров, что их не хватает для нашего полного наслаждения. Более высокие цены сильнее стимулируют ловцов омаров, и поставки на рынок будут больше; но в последние годы спрос увеличивался заметно быстрее, чем предложение, и, соответственно, резко выросли цены.

щелкните, и изображение увеличится

Спрос на омаров определяет стоимость (цену) того омара, которого вы приносите домой.

Более высокую цену можно рассматривать как альтернативную стоимость ресурсов, которые задействованы для обеспечения рынка омарами. Но когда в данный конкретный день все омары уже поступили на рынок, так что, по крайней мере, в течение этого дня предложение абсолютно фиксировано, то цену следует рассматривать как альтернативную стоимость для последнего потенциального покупателя, который из-за высокой цены решил вообще обойтись без омаров. Думайте об этом следующим образом: существует много альтернативных способов использования омаров, по крайней мере, не меньше, чем их потенциальных поедателей. Конечно, с некоей точки зрения омары используются всегда одинаково. (К сожалению, мы вынуждены игнорировать ценностные ориентиры и предпочтения самих омаров.) Но когда омара потребляет один гурман, другому он уже не достанется. По сути дела, любители омаров конкурируют друг с другом за ограниченное предложение. Цена, уравновешивающая (clears) рынок, т. е. обеспечивающая равенство между величинами спроса и предложения, — это такая цена, которая только-только убеждает самого несговорчивого из разочарованных любителей омаров отправиться домой с рынка, где торгуют дарами моря, удовлетворившись окунем или филе камбалы. Так вот, цена, уравновешивающая рынок, выражает альтернативную стоимость именно для данного человека.

Смысл всего этого состоит в том, что люди платят за омара не то, во что они его оценивают сами, а то, во что он оценивается при самом ценном альтернативном использовании: в качестве пищи для потребителя, которого цена едва удержала от покупки. Цена отражает альтернативную стоимость для этого разочарованного любителя омаров, равно как и альтернативную стоимость ресурсов, которые могли бы быть применены для поставки дополнительных омаров на рынок.

Интересно, сколь многие любители кофе осознают, что когда цена на него из-за заморозков в Бразилии устремляется вверх, она по-прежнему основывается на издержках? Но не издержки выращивания кофе определяют эту новую, сильно возросшую цену, а альтернативная стоимость для тех любителей кофе, которых необходимо убедить (путем повышения цены) отдать желанный кофеин тем, кто еще менее готов от него отказаться, и потому готов платить больше.

Впрочем, мы уже подошли к вопросу о редкости и о том, как с нею управляется общество. А это тема четвертой главы.

Повторим вкратце
Кривые предложения, равно как и кривые спроса, отражают то, как люди оценивают ценность альтернативных возможностей. И количество блага, которое предлагается на продажу, и количество, на которое предъявляется спрос, зависят от выбора, который делают люди после того, как они соотнесут доступные им возможности.

Предложение зависит от затрат. Но издержки поставщика — это ценность альтернативных возможностей, которые не реализуются из-за самой поставки. В экономической теории эта концепция издержек формулируется таким образом, что все издержки, связанные с решениями, являются альтернативными стоимостями — т. е. ценностью тех альтернативных возможностей, от которых пришлось отказаться, выбирая тот, а не иной образ действий.

Пока ресурсы, используемые для производства благ, можно приобрести только через конкуренцию, предлагая за них более высокую цену (competitive bidding), производственные издержки будут отражать ценность альтернативного использования ресурсов для владельцев этих ресурсов. Отсюда следует, что производители будут стремиться избавиться от конкуренции друг с другом за используемые ими ресурсы, если только найдуг для этого эффективный способ.

Наверное, ценность человеческого существа бесконечна; но заработная плата любого работника гораздо ближе к ценности его услуг при альтернативном использовании, чем к бесконечности.

Множество споров о том, сколько «на самом деле стоит» та или иная вещь, можно разрешить, если признать, что сами «вещи» не могут иметь стоимости. Только действия связаны с отказом от возможностей, и поэтому только действиям свойственны издержки.

Затраты — это всегда ценность тех возможностей, которыми жертвуют конкретные люди. Для того, чтобы преодолеть разногласия в представлениях о затратах, связанных с альтернативными решениями, часто бывает достаточно договориться, о чьих именно затратах идет речь.

Цены повышаются до уровня стоимости альтернативы, только если владельцы ресурсов настаивают на их оплате по цене наилучшего альтернативного использования. Тем самым предотвращается небрежное использование ресурсов, и они направляются на те цели, которым люди дают наивысшую денежную оценку.

Кривые предложения наклонены вправо вверх, т. к. владельцам ресурсов необходимо предложить более высокие цены, чтобы убедить их в возможности пожертвовать своей предыдущей деятельностью.

Кривые спроса наклонены влево вверх, т. к. более высокие цены побуждают потребителей ресурсов отказаться от своей текущей деятельности из-за наличия лучшей альтернативы.

Спрос участвует в установлении издержек. Издержки вносят свой вклад в уровень цен. Цены одних благ затрагивают спрос на другие блага, потребление которых они дополняют или могут заменить. В рамках концепции альтернативной стоимости все зависит от всего.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. В 1980 г. одна из наиболее известных больниц в Новой Англии отвергла предложение производить операции по пересадке сердца, с которым выступили хирурги этой больницы. Ее директор отказывался признать, что данное решение «в значительной степени основано на анализе затрат». Он настаивал, что, наоборот, «такое решение в значительной степени было связано с ограниченными физическими ресурсами и ограниченным количеством высококвалифицированного персонала госпиталя. Для проведения каждой операции по пересадке сердца, — указывал он, — мы были бы вынуждены отказывать нескольким другим пациентам, которым нужна менее ресурсоемкая (resource-draining) обычная операция на сердце, дающая в настоящее время более предсказуемый положительный эффект, чем операции по пересадке сердца».

Согласитесь ли вы с тем, что это решение не было основано на рассмотрении затрат?

2. Ниже приводится выдержка из учебника по экономике, который широко использовался в американских колледжах до 1860 г.: «Свойства и действия сил природы являются дарами Господа, и, будучи Его дарами, они нам ничего не стоят. Так, если мы хотим воспользоваться движением падающей воды, мы должны лишь соорудить водное колесо и необходимые приспособления к нему и установить их надлежащим образом. Затем мы сможем пользоваться падающей водой, не неся дополнительных расходов. Так как наши расходы связаны только с затратами на оборудование, позволяющее нам использовать силу природы, то одни лишь эти расходы и требуют внимания политического эконома». Почему современные «политические экономы» не соглашаются с Френсисом Уэйландом и обращают внимание на то, что использование «сил природы» связано с затратами?

3. Траву на газонах, окружающих мавзолей Тадж-Махал в Индии, часто вручную подстригают молодые женщины с помощью коротких кухонных ножей. Дорогим или дешевым является такой способ ухода за газоном?

4. Самолетом из пункта А в пункт Б можно добраться за один час. Поездка в автобусе по тому же маршруту занимает пять часов. Если авиабилет стоит 30 долл., а автобусный билет — 10 долл., то какой способ передвижения дешевле для человека, способного зарабатывать 2 долл. в час? А для способного заработать 10 долл. в час? Пять долларов в час?

5. При достаточно высокой цене на бензин практически все предпочтут оставить автомобиль дома и добираться на работу и с работы на общественном транспорте. Но эта цена будет сильно не одинаковой для различных людей. Почему, скажем, для тех, кто имеет собственное дело, она может оказаться выше, чем для работающих за заработную плату? А для больших начальников выше, чем для обычных служащих?

6. Если бы закон запрещал выдачу водительских прав лицам до 18 лет, то как бы это отразилось на издержках, связанных с завершением школьного образования подростков?

7. Почему во время второй мировой войны резко выросла стоимость домашней прислуги? Что бы вы ответили тем, кто говорил, что прислугу «просто невозможно найти»?

8. Объясните слова офицера по вербовке солдат: «Экономический спад — лучший помощник в решении наших проблем».

9. Деревянные фламинго, изготовленные вручную, продаются за 150 долл. Являются ли они дорогими потому, что для их изготовления требуется много времени? Или, наоборот, люди тратят много времени на изготовление деревянных фламинго потому, что они являются такими ценными? Может ли ценность предмета зависеть от того, что люди знают, как он был изготовлен? Если бы думали, что данного фламинго сделал Папа Иоанн XXIII, стал бы он для людей более ценным, чем в том случае, если бы они думали, что его сделали вы?

10. Предположим, что Смит, Рикардо, Маркс и Кейнс могут преподавать вводный курс экономики. Каждый хочет работать по 8 часов в день там, где платят больше денег. С точки зрения студентов, их услуги являются абсолютно заменимыми: час преподавания каждого из четырех одинаково ценен для студентов.

Маркс готов преподавать 8 часов в день при ставке 4 долл. за час, т. к. для него лучшая из всех остальных возможностей — подготовка революции — в настоящее время приносит ему только 3,99 долл. в час. Рикардо может работать по 4 часа в день на фирме «Мэррилл Линч» за 13,99 долл. в час; помимо этого он довольствуется продажей обуви, что дает ему еще 4,99 долл. в час. Для Смита наилучший выбор — преподавание нравственной философии в местном колледже за 7,99 долл. в час по 8 часов в день. Кейнс работает 8 часов в день за 11,99 долл. в час, собирая пожертвования в пользу местного симфонического оркестра.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 3B. Предложение преподавательских услуг

а) Используя эти данные, постройте кривую предложения услуг преподавателей на графике.

б) Покажите, каким образом изменится кривая предложения, если «Мэррилл Линч» наймет Рикардо на полный рабочий день.

в) Покажите изменения кривой, если Марксу предложат работать репортером в газете за 9,99 долл. в час.

г) Как изменится кривая предложения, если общественность вдруг сильно заинтересуется моральной философией?

11. Изображенная на рис. 3С кривая предложения показывает ставки заработной платы, которую должны были бы платить фирмы для приобретения различного количества человеко-часов в день для заклеивания почтовых конвертов.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 3C. Кривая предложения услуг по заклеиванию конвертов

а) Какую ставку заработной платы придется предложить фирмам, если они хотят нанять рабочих на 400 человеко-часов для заклеивания конвертов?

б) Каковы будут их совокупные расходы на зарплату заклейщиков конвертов?

в) Какова будет совокупная альтернативная стоимость для занимающихся заклеиванием конвертов? (Подсказка: каждая клеточка представляет собой 20 долл.: 20 часов, умноженных на 1 долл.).

12. а) Один из доводов, который приводился против наемной армии, состоял в том, что она будто бы ставит в худшее положение бедняков, т. к., располагая наименее ценными альтернативами воинской службе, они составят основную массу добровольцев. Согласны ли вы с таким доводом?

б) Некоторые критики утверждают, что если бы армия полагалась исключительно на добровольцев, то оказалась бы заполнена людьми настолько малоспособными и неквалифицированными, что они не смогли бы управлять сложным вооружением. Фирма Интернэшнл Бизнес Машин (ИБМ) полагается исключительно на «добровольцев», но ее сотрудники большей частью не являются малоспособными и неквалифицированными. В чем разница между армией и ИБМ? Как бы вы возразили этим критикам?

в) Еще один распространенный аргумент против добровольной армии состоит в том, что нам, дескать, не нужна «армия наемников». Какой уровень оплаты военнослужащих превращает их в наемников? Обязаны ли офицеры оставаться в армии? Почему они продолжают служить? Являются ли они наемниками? Является ли наемником ваш преподаватель? Ваш врач? Ваш министр?

13. В каком случае многонациональная корпорация, имеющая одинаковые заводы в различных странах, могла бы платить различную заработную плату рабочим в различных странах, даже если у них одинаковый уровень квалификации? Кажется ли вам это несправедливым? Почему могли бы протестовать рабочие, получающие больше?

14. Если вам дают билет на финальный матч, номинальная цена которого 10 долл., а цена на черном рынке 100 долл., то сколько стоит для вас сходить на эту игру? В каком случае вы скорее пойдете на этот матч: когда кто-то дал бы вам билет, или когда вы купили бы его сами за 100 долл.? Когда кто-то дал бы вам билет, или когда вам удалось бы купить его (по внутренним каналам) за 10 долл.?

15. В последние годы повышение арендной платы за здания коммерческого назначения в Сан-Франциско заставляет многие корпорации переносить свои офисы за пределы города. Если фирме принадлежит здание ее собственного офиса в Сан-Франциско, может ли она просто игнорировать повышение арендной платы?

16. Генриэтта Джордж 48 лет назад купила свой большой старый дом за 2000 долл. Если бы она решила продать его сегодня, то получила бы 200.000 долл. Как вы думаете, в какую примерно сумму обходится ей ежемесячно жизнь в большом старом доме?

17. Когда профессиональный бейсбольный клуб предлагает детскому дому 50 бесплатных билетов, во что обходится клубу один билет? Имеет ли значение, на какую именно игру предлагаются билеты? Почему клубу, вероятно, стоило бы дороже отдать эти билеты студентам колледжей, чем бедным сиротам?

18. Давайте поразмышляем о затратах на телерекламу, Что входит в затраты на 30-секундный ролик, рекламирующий фирму «Дружелюбный Фред», которая продает автомобили марки «Форд»? Как вы объясните, что один и тот же ролик будет стоить 90 долл. в среду утром, но 1600 долл. — перед началом важного (big) футбольного матча? К местным телевизионным станциям часто обращаются общественные учреждения с просьбой выделить им время для объявлений. Стоит ли это что-нибудь для станции? Как вы думаете, можно ли объяснить религиозностью владельцев станций то, что они предоставляют бесплатно утреннее время по воскресеньям с большей охотой, чем в рабочие дни?

19. За демонстрацию 30-секундного клипа во время XVIII суперкубка телевидение взимало 484.000 долл. Отражала ли эта цена его оценку затрат на демонстрацию 30-секундного клипа? Почему цена была такой высокой?

20. Почему в различных городах США так сильно отличается плата за стоянку машин? К примеру, на Манхэттене круглосуточная стоянка часто стоит 20 долл. В Атланте она, скорее всего, будет менее 5 долл. Связана ли эта разница с большей жадностью владельцев автостоянок в Нью-Йорке?

21. В 1977 г. община Адвентистов седьмого дня в Манхэттене купила здание бывшей синагоги за 400.000 долл. Через несколько лет община решила его продать, т. к. затраты на содержание составляли 100.000 долл. в год — слишком много для общины из 80 семей. В 1982 г. торговец недвижимостью (developer) заплатил общине 2,4 млн. долл. наличными за ее собственность (информация взята из статьи в «Уолл-стрит джорнэл» за 27 сентября 1982 г.).

а) Во что обошлось бы общине дальнейшее пользование зданием?

б) Считаете ли вы, что именно жадность побуждает общины продавать торговцам недвижимостью старые большие церкви в центре городов?

22. Большинство владельцев мобильных домов владеют своими домами, но арендуют землю, на которой те расположены. В последнее время некоторые муниципалитеты стали устанавливать пределы на рост арендной платы, которую владельцы парков мобильных домов взимают за свои участки. Один из доводов, приводившихся в защиту такого контроля за арендной платой, состоял в том, что зональное регулирование (zoning regulations), враждебное паркам мобильных домов, затрудняет для владельцев мобильных домов перемещение на новый участок, когда арендная плата за старый резко повышается.

а) Чем определяется арендная плата, которую может взимать владелец парка мобильных домов?

б) С какими затратами связана эта плата, и связана ли она вообще с затратами?

в) Каким образом зональное регулирование, враждебное паркам мобильных домов, влияет на арендную плату, которую могут взимать владельцы парков?

г) Согласитесь ли вы с владельцем мобильного дома, который при значительном повышении арендной платы с возмущением говорит: «Мой дом придает ценность этой грязной площадке»?

23. В последние годы в нескольких американских городах были приняты постановления о контроле за арендной платой. Часто эти постановления пытаются ограничить повышение арендной платы размерами роста издержек домовладельцев. Попробуйте использовать методы этой главы при решении следующих вопросов.

а) Каковы издержки домовладельца, сдавшего вам квартиру за 150 долл., в то время как есть люди, готовые платить за нее 250 долл.?

б) Чем определяются затраты на покупку жилого дома для потенциального домовладельца?

в) Как повлияет на стоимость жилого дома постановление о контроле за арендной платой?

г) Как повлияет постановление о контроле за арендной платой на издержки домовладельца в том случае, если он оставит какую-нибудь квартиру пустовать или использует ее сам, или позволит в ней бесплатно жить родственникам?

д) Как вы думаете, на какую концепцию издержек неявно опираются сторонники контроля за арендной платой, когда говорят об увязывании максимальной арендной платы с издержками домовладельца?

24. «В средние века люди верили в справедливую цену товаров, определяемую не спросом и предложением, но затратами сырья и труда». Допуская, что автор правильно передает исторические факты, внесите коррективы в экономический анализ, содержащийся в этом утверждении. #page#

ГЛАВА 4. СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ: ПРОЦЕСС КООРДИНАЦИИ

В любом функционирующем сообществе, будь оно большим или маленьким, приходится раздавать поручения (tasks) и распределять призы (benefits).

«Кто вынесет мусор?»

«Кому достанется последний кусок пирога?»

Эти вопросы представляют собой две распространенные задачи распределения (allocation issues), которые возникают в самом маленьком из известных нам сообществ — семье.

«Кто будет жить в Белом доме?»

А этот вопрос постоянно возникает в самом крупном функционирующем сообществе, членами которого мы являемся — в государстве. Ответ на него подразумевает распределение некоторых очень важных поручений и призов, служащих предметом сильной зависти.

Один из способов, который может использовать сообщество при раздаче поручений и распределении призов, выражается принципом: «От каждого по способностям — каждому по потребностям». Принцип выглядит разумным; но, чтобы он начал действовать, его необходимо дополнить удовлетворительной системой оценки как способностей, так и потребностей. Вот тут-то и начинаются проблемы.

Распределение поручений и призов
С одной стороны, о своих способностях и потребностях лучше всего могут судить сами индивидуумы: я лучше всех знаю, что могу и чего не могу делать, и что удовлетворит мои потребности. Но, с другой стороны, я меньше, чем кто бы то ни было, способен судить об этом из-за очевидно пристрастного отношения к своим собственным интересам. Существует непреложное и мудрое правило, согласно которому люди не должны быть судьями самим себе. Поэтому общество часто идет на компромисс, делая распределение поручений и призов предметом переговоров между заинтересованными сторонами.

Те переговоры, которые мы имеем в виду, редко проходят в форме заседаний комитетов. Это скорее многочисленные предложения купить или продать (bids and offers), которые мы, живя в обществе, делаем повседневно. Такие предложения основаны на четко установленных правилах игры, когда 99% соответствующих прав и обязанностей воспринимаются как само собой разумеющиеся. «Сделаете ли вы для меня то-то и то-то, если я отплачу вам тем-то?» Обычно нам даже не приходится спрашивать. Мы без приглашения заходим в пиццерию и велим официанту, чтобы нам приготовили пиццу среднего размера с зеленым перцем, черными оливками и дополнительной порцией сыра. Официант не спрашивает нас, что мы готовы сделать со своей стороны. Он просто предполагает, что мы заплатим указанную денежную цену.

Координирующая роль цен
Эти постоянные переговоры и есть то, что экономисты называют игрой спроса и предложения. Денежные цены играют здесь ключевую роль.

В законах природы нигде не записано, что распределение поручений и призов должно происходить на основе предложений о купле-продаже. Но нельзя отрицать, что перед тем, как большая часть благ достигнет своего конечного пункта, должно произойти множество актов распределения. Рассмотрим в качестве примера галлон бензина. Людям и машинам должно быть четко предписано, где и что искать, бурить, выкачивать, транспортировать по трубопроводу, перерабатывать, перевозить и хранить, прежде чем мы заправим свой бензобак на бензоколонке. Координация в этой запутанной системе достигается посредством приспособления денежных цен. Чтобы в конечном итоге мы смогли купить свои пятнадцать галлонов обычного бензина, нужно было, чтобы люди в требуемом количестве, с необходимыми знаниями и навыками и соответствующими машинами появились в надлежащее время в надлежащем месте. Им удалось достичь такой потрясающей координации не потому, что они нас любят или знают нашу потребность в бензине. Они добились этого, преследуя свои собственные интересы. Их усилия оказались связанными воедино (meshed) потому, что координировались постоянно меняющимися сигналами, исходящими от денежных цен.

щелкните, и изображение увеличитсяМы должны еще раз подчеркнуть, что огромная важность денежных цен для функционирования нашего общества никак не связана с особенностями характера или морали наших граждан. Люди принимают во внимание денежные цены в той мере, в какой хотят сэкономить, т. е. получить от ресурсов, которыми они распоряжаются, как можно больше того, что для них ценно. Конечно, они принимают во внимание не только денежные цены; это было бы абсурдно. Но при изменении цен они меняют свое поведение, чтобы «воспользоваться выгодами» новой ситуации, о которой сигнализируют новые цены. Именно это приводит рынки в равновесие и превращает достижение собственных целей в сотрудничество.

Попытайтесь представить себе взаимодействие спроса и предложения как процесс взаимного приспособления. Когда какого-нибудь блага становится мало — предложение уменьшается по сравнению со спросом — его цена повышается. Возросшая цена побуждает покупателей приобретать меньше, оставляя тем самым больше другим; она побуждает поставщиков производить больше. Понизившаяся цена сигнализирует о том, что благо стало менее редким, чем раньше; она побуждает покупателей заменять им другие блага и направляет усилия поставщиков на производство других, более ценных благ.

В таком богатом и специализированном обществе, как наше — а оно богато именно потому, что так сильно специализировано, — координация действий представляет собой чрезвычайно сложную задачу. Для ее успешного решения в первую очередь необходим особый общественный механизм, который способствовал бы быстрому обмену точной информацией об относительной редкости благ и побуждал бы людей действовать соответствующим образом на основе этой информации. Если экономисты уделяют так много внимания денежным ценам, то только потому, что понимают, что именно цены предоставляют необходимую информацию и стимулы.

Стремление фиксировать цены
Для покупателя цена блага — это затраты на него. Соответственно покупатели склонны считать повышение цен несправедливым (imposition). Для поставщика цены обуславливают его доход. И в понижающихся ценах он видит угрозу. Вот, наверное, почему так много людей не может отдать должное координирующей роли, которую играют изменения цен, и почему они часто пытаются заставить правительство не допустить таких изменений. Однако последствия обычно весьма далеки от желаемых, т. к. фиксация цен равносильна отключению механизма социальной координации.

На рис. 4А показана гипотетическая кривая спроса на бензин в США (помеченная DD); цена за галлон отложена по вертикальной оси, а величина спроса (галлоны в месяц) — по горизонтальной. В приведенном диапазоне спрос очень неэластичен: большое процентное увеличение цены приведет к гораздо меньшему процентному уменьшению величины спроса. Это обоснованное предположение, которое хорошо подтверждается опытом. Субституты бензина не слишком привлекают тех, кто его использует.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 4A. Гипотетические кривые спроса и предложения бензина

Но здесь все-таки есть выбор: вступить в автомобильный пул; купить автомобиль меньшего размера; переехать поближе к месту работы; ездить на автобусе; чаще регулировать двигатель; больше сидеть дома. По мере повышения цены на бензин растут и жертвы, на которые приходится идти для его покупки. В результате, даже если малая часть людей решит вообще не сокращать потребление бензина, большинство найдет способ хотя бы чуть-чуть сэкономить, а некоторые пойдут на значительное уменьшение своих покупок по мере роста цен. Спрос на бензин не является совсем уж неэластичным.

На рис. 4А показана также сравнительно неэластичная кривая предложения бензина, помеченная SS [ценовая эластичность предложения аналогична ценовой эластичности спроса: это процентное изменение величины предложения, деленное на процентное изменение цены. — Прим. авт.]. Элемент времени, играющий столь большую роль в скорости реакции пользователей на изменение цены, еще больше воздействует на реакцию поставщиков. Хранящийся бензин может быть легко пущен в продажу, если высокая цена делает его продажу более привлекательной, чем хранение. Но для того, чтобы в ответ на возросшую цену импортировать бензин из-за границы, потребуется время. Еще больше времени потребуется, чтобы увеличить производство бензина на нефтеперерабатывающих заводах за счет сокращения выпуска других продуктов нефтепереработки, таких как мазут. И, конечно, пройдет еще больше времени, пока под влиянием высокой цены бензина будут установлены дополнительные нефтеперерабатывающие мощности.

А наличие сырой нефти? Разве дефицит бензина в 1973—1974 гг. не был результатом недостаточных поставок этого базисного сырья? Если мы действительно хотим ответить на этот вопрос, нам следует тщательно обдумать свое объяснение. Безусловно, политические неурядицы в Иране в 1978 и 1979 гг. нарушили нормальный импорт нефти в США. Но другие страны ОПЕК располагали достаточными мощностями, чтобы повысить свое производство, и тем самым компенсировать сокращение поставок из Ирана. Они не сделали этого, ибо хотели, чтобы цены на сырую нефть повысились. Именно в этом вся суть. В 1979 г. сырой нефти было более чем достаточно для загрузки мощностей перерабатывающих предприятий на 100%, если бы эти предприятия (а в конечном итоге — потребители продуктов нефтепереработки) хотели и могли платить необходимую цену. Мы должны добавить слово имели возможность, т. к. возможность потребителей и перерабатывающих предприятий платить дороже за бензин и сырую нефть была в США намеренно ограничена законом.

Почему она была ограничена? Почему в 70-е годы правительство США установило потолки цен на продаваемую нефть и нефтепродукты? Если судить по делавшимся в то время заявлениям, этот контроль предназначался для того, чтобы не дать возможность «нефтяным компаниям» получить большие незаработанные прибыли за счет потребителей с низким уровнем дохода. Однако сторонники контроля упускали из виду (вероятно, сами того не понимая), что, замораживая цены, правительство рвет ключевую связь в общественном механизме взаимного приспособления и кооперации.

В чем причина дефицитов?
щелкните, и изображение увеличитсяВернемся к рис. 4А. Если цена бензина составляет здесь 1 долл. за галлон, то покупатели захотят купить ровно столько, сколько продавцы захотят продать. Рынок уравновешивается (clears) при цене в 1 долл.

Предположим теперь, что цена бензина фиксируется законом и не может превышать 80 центов за галлон. При 80 центах величина спроса будет составлять 9,5 млрд. галлонов. Но величина предложения составит только 8,5 млрд. галлонов. Именно это мы и называем дефицитом: величина спроса превышает величину предложения; в данном случае — на 1 млрд. галлонов в месяц.

На рис. 4А дефицит соответствует зазору между кривыми спроса и предложения на уровне цены в 80 центов за галлон. Люди не могут получить столько, сколько хотят, даже если они готовы заплатить запрашиваемую денежную цену. Фиксация цены является причиной дефицита.

Редкость и конкуренция
Никто не бранит градусник за низкую температуру и не рассчитывает всерьез согреть дом в холодную погоду, поднося свечу к термометру. А вот высокие цены на некоторые редкие блага люди ругают часто и действуют так, будто бы редкость можно преодолеть, устанавливая контроль над ценой. Но это как раз и неверно.

щелкните, и изображение увеличитсяРедкость — это отношение между желательностью и наличием, или между спросом и предложением. Если в некотором обществе все боятся змей, то змеи могут встречаться нечасто, но они не будут редкими (в выше приведенном значении термина. — Прим. перев.). Если в другом обществе змеи ценятся как продукт питания, они могут встречаться достаточно часто, но, тем не менее, быть редкостью. Благо является редким, если люди не могут приобрести его в таком количестве, в каком хотели бы, не жертвуя при этом какой-либо другой ценностью.

Из этого сразу следует, что если благо является редким, его приходится распределять (рационировать). Иными словами, требуется установить некий критерий отбора претендентов и определять, кому из них сколько достанется. В качестве критерия может выступать возраст, умение убеждать, расторопность, общественное уважение, готовность платить, и едва ли не все что угодно. Для нашего общества характерно распределение редких благ на основе готовности платить деньги. Но иногда мы используем и другие критерии отбора.

щелкните, и изображение увеличитсяКаждый год в Гарвардский университет (один из самых лучших и престижных университетов США. — Прим. перев.) поступает гораздо больше заявок, чем имеется мест на первом курсе (freshman class), так что Гарвард должен распределять эти редкие места. Он производит отбор на основе школьных оценок, результатов контрольных работ, рекомендаций и других критериев.

В любой момент времени президентом Соединенных Штатов может быть только один человек. Так как число людей, желающих занять этот пост, гораздо больше, мы выработали сложную систему отбора в виде съездов и выборов. Хотя и не вполне ясно, в чем именно состоят здесь критерии, система тем не менее работает. Каждые четыре года только один кандидат достигает цели.

Джо Колледж — самый популярный человек в студенческом городке, и все молодые женщины добиваются его благосклонности. Поэтому ему приходится распределять внимание, которое он уделяет своим поклонницам. Будет ли он руководствоваться критерием красоты, ума, доброты или чем-либо еще, ему так или иначе придется осуществлять отбор.

Но другой стороной отбора является конкуренция. Как только Гарвард объявит свои критерии, потенциальные первокурсники начнут соревноваться, чтобы как можно лучше им соответствовать. Оптимисты тщательно изучают критерии отбора президентов и начинают бороться на их основе задолго до выборов. Если женщины, желающие ходить на свидание с Джо Колледжем, верят, что главным критерием для него является красота, они будут конкурировать друг с другом, стараясь выглядеть красивее.

Совершенно очевидно, что конкуренция присуща не только капиталистическому обществу или обществу, использующему деньги. Это вывод фундаментальной важности: конкуренция есть следствие редкости, и от нее можно избавиться, только устранив редкость. Там, где есть редкость, должно происходить распределение. Распределение — это размещение в соответствии с некоторым критерием отбора. Конкуренция — это просто-напросто то, что происходит, когда люди стараются лучше соответствовать применяемому критерию.

Конечно, многое зависит от того, какой именно критерий используется. Если в обществе распределение осуществляется на основе готовности платить деньги, члены этого общества будут стараться заработать деньги. Если в качестве основного критерия используется физическая сила, члены такого общества будут заниматься культуризмом. И если лучшие колледжи и университеты будут использовать школьные оценки в качестве важного критерия отбора, школьники будут бороться за оценки. Они могли бы бороться за оценки и для приобретения других благ (статус среди одноклассников, похвалы учителей, возможность ездить на семейной машине), но странно, когда колледжи жалуются на то, что для некоторых школьников оценки становятся самоцелью, если их собственные критерии отбора способствуют превращению оценок в самоцель.

Конкуренция при фиксированных ценах
Итак, что же произойдет, когда какое-нибудь благо, вроде бензина, становится более редким, а его денежная цена лишена возможности повыситься? Мы наверняка увидим увеличение денежных затрат на его приобретение, ибо бензин теперь является редким, и потому он обязательно будет рационирован. Если закон мешает функционировать такому механизму распределения, как денежная цена, то по необходимости будут использованы другие критерии и механизмы — возникающие самопроизвольно, либо придуманные. Потенциальные покупатели бензина постараются выявить эти новые критерии для отбора покупателей и начнут на их основе конкурировать друг с другом. Конкуренция между ними повысит общие затраты — денежные плюс неденежные — и будет увеличивать их до тех пор, пока величина спроса не сравняется с величиной предложения.

Лучшим примером, наверное, может служить очередь за бензином. Когда люди опасаются, что они не смогут купить столько бензина, сколько они хотят при цене 80 центов за галлон, они постараются пораньше приехать на бензоколонку: пока запас не распродан. Но других осенит та же идея, так что очереди начнут возникать раньше и станут длиннее. Ожидание в очереди — это, бесспорно, затраты. По мере их повышения вступит в действие закон спроса: потребители меньше ездят на автомобиле, когда за полный бензобак приходится платить 12 долл. плюс полчаса ожидания в очереди, чем когда он им обходится просто в 12 долл.

щелкните, и изображение увеличитсяНекоторые водители решат поискать бензин где-нибудь в округе, а не стоять в очереди. Их дополнительные затраты — расход времени и бензина на поиск. Другие пойдут на сделку: наполнят бак из резервных запасов, дав чаевые заправщику; оплатят стоянку машины на бензоколонке; согласятся провести там техобслуживание; достанут билеты в театр для ее владельца. Все эти формы конкуренции повышают затраты на приобретение бензина. И затраты будут повышаться, пока в конце концов величина спроса не сравняется с величиной предложения.

Конкуренция между людьми, суммарное желание которых приобрести благо не может быть полностью удовлетворено при существующей денежной цене, приведет к повышению затрат на его приобретение. Обычно в таких ситуациях повышается денежная цена. Когда идут вверх другие компоненты затрат, связанные с приобретением блага, мы можем быть вполне уверены, что денежная цена удерживается на заниженном уровне какими-нибудь общественными силами (например, законодательным ограничением). А когда это происходит — т. е. когда удлинение очередей, увеличение времени на поиск или какие-либо специальные комбинации становятся главными методами распределения блага (т. к. величина спроса превосходит величину предложения при установленной денежной цене) — мы говорим о дефиците данного блага.

Экономическое понятие дефицита сфокусировано на денежной цене. Дефициты существуют только тогда, когда денежные цены не могут выполнять свою функцию распределения редких благ между конкурирующими покупателями. В реальной жизни мы обнаруживаем дефицит повсюду, где механизм распределения редких благ повышает неденежные затраты.

Роль продавца в распределении
Мы не удивляемся повышению денежной цены блага, ставшего более редким. Почему? Потому что практически всегда продавцы заинтересованы в повышении денежной цены, а не каких-либо других компонентов затрат на приобретение блага. В конце концов, что выигрывает владелец бензоколонки, когда его клиенты стоят 30 минут в очереди? Ничего (или даже еще меньше, если они, добравшись до насоса, превращаются в малоприятных субъектов). Но увеличение денежной цены галлона бензина на 20 центов добавляет 20 центов за каждый галлон к состоянию владельца бензоколонки. Увеличение неденежных затрат обычно влечет за собой то, что экономисты называют омертвленными затратами (deadweight costs). Это затраты покупателя, которые не приносят выгод продавцу. Прекрасным примером могут служить затраты на ожидание в очереди.

Если продавцы могут извлечь выгоду из омертвленных затрат, они захотят сделать это. И всякий раз, когда продавцы вольны повысить денежную цену поставляемого ими блага, у них под рукой оказывается простое средство для такого превращения. И заметьте, насколько это удобное и гибкое средство. Каждый человек ценит деньги, т. к. обладание ими дает ему возможность распоряжаться огромной совокупностью благ. Каждый привык платить за блага деньги. Обычно продавец является собственником или его доверенным лицом, за которым признается право менять денежные цены. Денежную цену легко двигать вверх или вниз для поиска такого ее уровня, при котором затраты покупателя на приобретение блага в наибольшей степени преобразуются в выгоды поставщика.

Все это объясняет, почему изменение денежных цен является обычной реакцией на изменение относительной редкости благ и почему экономисты видят в изменении денежных цен средство первостепенной важности для обеспечения координации в обществе. Вне всякого сомнения, существуют такие блага, которые невозможяо распределять посредством меняющихся денежных цен, и другие блага, которые, как согласится большинство людей, не следует распределять таким образом [было бы трудно выделять (assign) всем жителям в городском квартале точное количество уличного освещения, за которое каждый из них готов платить. Мы характеризуем разнообразными уничижительными словами тех людей, которые распределяют свою благосклонность на основе денежных цен. — Прим. авт.]. Но стоит обязательно отметить, что там, где этот механизм достижения общественной координации не применим, намного труднее достичь сотрудничества в широком масштабе.

Правильные и неправильные сигналы
щелкните, и изображение увеличитсяКакова будет реакция поставщиков, если закон лишит их возможности поднять цены на свою продукцию в ситуации очевидного дефицита? Наверное, они будут искать другие способы извлечь выгоды из этой ситуации. Розничные торговцы бензином могут понизить свои затраты на обслуживание клиентов, сократив свои ежедневные часы работы и вообще не работая по выходным. Если можно продать весь выделенный им на неделю бензин за 20 часов, зачем работать 120 часов в неделю? Подобная реакция на дефицит повысит затраты покупателей на приобретение бензина: они столкнутся с еще более длинными очередями; им придется отменить или сократить поездки по выходным дням; они чаще будут чувствовать себя беспомощными, не имея возможности раздобыть горючее; им также придется нести дополнительные затраты, связанные с поиском, беспокойством, и даже риском для жизни (при неправильном хранении и заливе бензина).

Продавцы и покупатели бензина не являются какими-то необычайно эгоистичными или неразумными (inconsiderate) людьми. Дорогостоящий хаос, который мы наблюдали недавно на бензозаправочных станциях, хорошо показывает, насколько важны гибкие денежные цены для обеспечения эффективного сотрудничества в нашем сложном, взаимозависимом обществе и в экономике. Когда цены не сообщают об изменении количества относительной редкости, продавцы и покупатели получают неправильные сигналы. Они не находят способов лучше приспособиться друг к другу, т. к. у них нет стимулов их искать. Очень важно, чтобы люди получали такие стимулы, ибо существует множество самых разных способов (little ways and big ways) взаимного приспособления, которые никакой центральный плановый орган не в состоянии предугадать, но совокупный результат которых определяет разницу между хаосом и координацией. Именно меняющиеся денежные цены при постоянных изменениях спроса и предложения и обеспечивают такие стимулы.

Существует ли система лучше?
Говоря, что денежные цены выполняют указанную функцию, мы не утверждаем, что они выполняют это идеально. Конечно же, нет. В последующих главах мы рассмотрим не только достижения, но и границы социальной координации при помощи системы цен. Мы поставим вопрос о том, при каких условиях денежные цены хуже отражают предпочтения людей, и обнаружим, что «идеальному» функционированию системы цен мешают недостаток знаний, рыночная власть, секретные соглашения, разногласия о правах собственности и неравенство. Однако мы не отбрасываем первый закон механики (который утверждает, что находящиеся в движении тела стремятся продолжать движение) только потому, что в реальном мире существует трение. Схожей ошибкой было бы закрывать глаза на достоинства системы цен только потому, что она не способна обеспечить безупречную координацию.

Система распределения редких благ посредством денежных цен, конечно же, будет направлять (allocate) эти блага тем, кто готов платить. Следовательно, когда распределением управляют цены, бедняки, как правило, получают меньше, чем богатые. Собственно говоря, в этом и заключается экономический смысл слов богатые и бедные. Но и это не все. При ценовом распределении принимается во внимание множество других различий между людьми — различий, которые чрезвычайно трудно учесть надлежащим образом при любой другой форме распределения.

Предположим, мы решили распределить бензин с помощью специальных талонов. Каким образом государство будет выдавать эти талоны? Было бы несправедливо давать поровну одинокому человеку и семье из семи человек, но точно так же несправедливо дать семье в семь раз больше. Было бы несправедливо выдавать одинаковое количество талонов каждому, кто имеет водительские права, и каждому владельцу автомобиля. (Это побудило бы людей держать полуразвалившиеся автомобили около своих гаражей.) Жители густонаселенных городских и пригородных районов ездят на более короткие расстояния и чаще пользуются общественным транспортом. Справедливость требует, чтобы они получили меньше талонов, чем жители малонаселенных регионов страны. Но некоторые ньюйоркцы регулярно ездят на более длинные расстояния, чем те, кто живет в г. Сильвертон, штат Колорадо. Будет ли справедливой система, игнорирующая индивидуальные обстоятельства? Каким образом можно справедливо разделить талоны между постоянно путешествующим агентом по сбыту в Западном Техасе и пожилой жительницей Цедер Рэнидсе (город с населением около ста тысяч жителей в штате Индиана. — Прим. перев.), которая ездит на автомобиле только в церковь? Должны ли человек, ненавидящий сидение за баранкой, и тот, кому это доставляет удовольствие, получать одинаковое количество талонов?

А как быть с деловыми фирмами, использующими бензин? (Адекватная система распределения должна учитывать, что дизельное топливо и бензин конкурируют за одну и ту же нефть и одни и те же нефтеперерабатывающие мощности.) Если фермерам, таксомоторным, компаниям, коммерческим рыболовным флотилиям и фирмам, занимающимся автоперевозкой грузов (мы упоминаем лишь несколько разновидностей деловых предприятий, использующих моторное топливо), будет выдано «все, что им необходимо», то окажется, что им необходимо больше, чем кто-либо мог предвидеть. Если в этой связи мы создадим государственное учреждение и поручим ему выделять конкретное количество каждой отдельной фирме, какими критериями оно будет руководствоваться? Прошлое потребление? Вероятно. Но разве может вчерашнее потребление быть правильным ориентиром для сегодняшнего размещения ресурсов в экономике, где непрерывно рождаются новые фирмы и умирают старые, где одни предприятия расширяют, а другие — сокращают свою деятельность, где постоянно меняются технология и спрос?

Это учреждение могло бы менее всего заботиться о несправедливости своих решений. Так как фирмы поставляют товары не только конечным потребителям, но и другим фирмам, то ошибки, вовремя не обнаруженные и не исправленные, вызовут эффект домино. Неверное размещение ресурсов может привести к закрытию целой отрасли, невзначай помешав производству или транспортировке какого-нибудь, на первый взгляд, малозначительного, но на самом деле незаменимого ресурса. При произвольном распределении моторного топлива между фирмами было бы просто невозможно поддерживать сложные взаимосвязи в современной развитой экономике.

Инфляция и контроль за квартирной платой
Неприязнь общественности к распределению посредством денежных цен усиливается в периоды инфляции, т. к. люди ошибочно отождествляют рост денежных цен и снижение уровня жизни. Большинству из нас трудно понять, что наши денежные доходы обычно повышаются вместе с ценами тех благ, которые мы покупаем. Когда расходы на некоторое благо составляют большую часть нашего месячного бюджета, мы становимся особенно чувствительными к повышению цены на него. Если к тому же цена меняется не часто, и, следовательно, если меняется, то большими скачками, мы негодуем еще больше по поводу этих изменений. А общественное недовольство образует плодородную почву для законодательного вмешательства в движение денежных цен.

Самым лучшим примером может служить контроль за квартирной платой. Во время инфляции цены на продукты питания и одежду потихоньку ползут вверх, и поэтому обычно на них не обращают внимания; ставки же квартирной платы, как правило, остаются неизменными в течение длительных промежутков времени, а затем повышаются скачкообразно. Рост квартирной платы со 150 долл. до 225 долл. пробивает большую брешь в бюджете и кажется неоправданно большим, даже если средние цены других покупаемых нами товаров увеличились более чем на 50% за тот же самый период. В подобных случаях люди ищут козлов отпущения, и домовладельцы (само это слово возбуждает негодование) оказываются главными кандидатами на эту роль. В примере с квартирной платой есть своего рода злая ирония.

Так как ставки квартирной платы являются исключительно «негибкими» («sticky») и, как правило, отстают от роста других цен, то во время быстрых инфляций средний реальный уровень квартплаты падает. Так, если с 1967 по 1978 г. средний уровень потребительских цен более чем удвоился, то квартплата повысилась менее чем на 70%. Это означает, что на самом деле квартирная плата сократилась примерно на 15% [отношение квартирной платы ко всем потребительским ценам, которое в 1967 г. по определению равнялось 100/100, стало равным 170/200 в 1978 г. Таким образом, в 1978 г. квартирная плата составляла только 85% от своего уровня 1967 г., если мерить в относительных ценах, т. е. сократилась на 15%. — Прим. авт.].

Но это падение ставок квартирной платы было вызвано плохим функционированием системы цен, а не каким-нибудь изменением условий спроса и предложения. В результате в одном американском городе за другим начало снижаться относительное количество вакантных квартир. Будучи результатом заниженных цен на жилье, это сокращение количества вакантных квартир стало еще одним аргументом в пользу контроля за квартплатой. «Мы не можем допустить завышения квартплаты, когда доля вакантных квартир меньше 1%». Или еще лучше: «Мы должны установить контроль за квартплатой до тех пор, пока доля вакантных квартир не достигнет приемлемого уровня в 3%». Так как низкая доля вакантных квартир является следствием низкой квартирной платы, то это довод (осознанно или нет) в пользу постоянного контроля над арендной платой. Обратите внимание, что это специальное запрещение повышать цены выделило как раз тех поставщиков, цены которых и так уже не поспевают за темпом инфляции.

Если закон или обычай удерживает денежные ставки квартирной платы на более низком уровне, чем тот, что уравнивает спрос и предложение, то появятся иные способы рационирования. Домовладельцы могут отбирать по возрасту, сексуальным предпочтениям, личным привычкам, размеру семьи, рекомендательным письмам, наличию домашних животных, продолжительности проживания в районе и готовности соблюдать мелкие домашние правила. Те счастливцы, которые проживали в квартире в момент установления контроля за квартплатой, постараются как можно дольше занимать как можно большую площадь, а освобождая ее, — передать квартиру приятелю или сдать вподнаем. Домовладельцы будут понижать качество предоставляемых услуг, т. к. знают, что существует длинная очередь готовых вселиться, если кто-либо из нынешних жильцов окажется недовольным.

Все это вызовет потребность в дорогостоящих административных комиссиях по надзору и в дополнительных законах, запрещающих домовладельцам использовать определенные меры. Долгосрочным результатом будет окончательное исчезновение домовладельцев по мере обветшания существующих зданий или преобразования их в кондоминиумы, по мере прекращения строительства нового жилья для сдачи в аренду. Но даже самый непримиримый противник домовладельцев должен признать, что трудно снять квартиру, когда ее никто не сдает.

Излишки и редкость
Многие употребляют слово «излишек» (surplus), подразумевая, что определенное благо не является редким. Но это не имеет большого смысла. Давайте рассмотрим широко обсуждающуюся проблему фермерских излишков.

В течение многих лет излишки сельскохозяйственной продукции вызывают постоянную тревогу в Соединенных Штатах. Фермеры и их сторонники утверждают, что цены на сельскохозяйственную продукцию должны повышаться примерно теми же темпами, что и на остальные блага. Они убедили Конгресс установить паритетные цены, чтобы отношение между ценами, которые фермеры получали за свой урожай, и ценами, которые они уплачивали за приобретаемые ими блага, поддерживались на уровне 1910-1914 гг. (периода процветания фермерства). Как правило, предусматривалось достижение 90% паритета.

щелкните, и изображение увеличитсяЧерез Корпорацию товарного кредита (Commodity Credit Corporation), являющуюся подразделением Министерства сельского хозяйства, федеральное правительство предлагает фермерам бесплатно хранить любую часть урожая, которую они не могут реализовать по установленной паритетной цене, одновременно давая фермерам.в ссуду стоимость зерна, которое они решили хранить. Эти ссуды являются невозвратными (nonrecourse), что означает, что фермеры могут просто положить эту ссуду себе в карман, оставляя Корпорации находящуюся на хранении продукцию. По существу, фермеры используют такие государственные закупки как последнее средство, обеспечивающее гарантированную цену за любую сельскохозяйственную продукцию, которую «поддерживает» государство. В результате образуются излишки, что, однако, вовсе не означает, будто пшеница, кукуруза, хлопок и другая продукция, поддерживаемая государством, не являются редким благом. Это просто свидетельствует о том, что Конгресс не желает допустить падения сельскохозяйственных цен до такого уровня, когда величина текущего потребительского спроса будет соответствовать количеству, которое хотят произвести фермеры.

Американская медицинская ассоциация (АМА) предупреждает нас об ожидающемся в скором времени излишке врачей. В 1966 г. в США на каждые 100.000 человек приходилось 149 докторов, а в 1976 г. — 189. По данным АМА, к 1990 г. на каждые 100.000 американцев будет приходиться 242 врача, или на 25.000—50.000 больше, чем «необходимо». Но сколько врачей «необходимо» ? По отчетам, в Сан-Франциско уже в 1978 г. было 525 докторов на 10.000 населения. Вы думаете, врачи не являются редким благом в Сан-Франциско? Когда лица той или иной профессии говорят о «необходимой» численности, то почти всегда имеют в виду величину спроса при нынешней цене. Конечно, они предпочитают не думать ни о каком сокращении цены на свои услуги.

В последние годы излишек учителей также превратился в проблему, во всяком случае — для самих учителей. С точки зрения школьных советов и местных налогоплательщиков, здесь скорее открывается благоприятная возможность. При более низких ставках заработной платы школьные округа готовы нанять больше учителей. Кроме того, при более низких ставках заработной платы некоторые из тех, кто предлагает свои услуги в качестве преподавателей, решили бы делать карьеру в других областях. Если оклады не могут быть сокращены — либо из-за договоров с профсоюзами, либо просто потому, что «было бы неправильно» платить меньше тем, кому мы доверяем сердца и души нашей молодежи, — то будут найдены иные способы сбалансировать предложение и спрос. Повышение жалованья, отстающее от темпа инфляции, сокращает реальную заработную плату. Школьные советы могут также расширить круг учительских обязанностей, сокращая плату за единицу выпускаемой продукции путем получения большей продукции при неизменном жалованье.

Если эти меры окажутся недостаточными для того, чтобы сбалансировать величины предложения и спроса, то придется использовать другие критерии для распределения дефицитных учительских вакансий. (Излишек учителей есть одновременно дефицит учительских вакансий.) Очевидным и широко используемым критерием распределения является старшинство. Этот критерий нравится учителям с большим стажем, но не кажется привлекательным молодым или будущим учителям. И уж наверняка он не способствует возникновению ситуации, при которой те, кто сильнее всех хотят учить, получат больше шансов открыть дверь школьного класса.

Поставщики, которые равнодушны к цене
Когда некоторое благо становится более редким, конкуренция между покупателями, как правило, приводит к повышению его цены. Обычно продавцы рады сотрудничать с покупателями в достижении этой цели, т. к. им выгодны более высокие цены. Но что произойдет, если некоторое благо станет более редким, а те, кто его поставляет, ничего не выиграют от повышения цены?

Хорошим примером может служить место на посадочных площадках некоторых наиболее загруженных аэропортов страны. По прогнозам федерального управления авиации (ФУА) (Federal Aviation Administration), к концу 80-х годов 23 аэропорта в США будут испытывать серьезные проблемы в связи с перегруженностью, а к концу века число таких аэропортов удвоится. Почему это происходит?

Увеличение спроса, даже большое и быстрое увеличение спроса, не обязательно вызывает дефицит. Яркий пример — отсутствие дефицита персональных компьютеров. Когда большее число людей хочет отправиться в полет, авиакомпании просто предлагают больше рейсов. Если необходимо, они нанимают больше людей и покупают больше самолетов. Конечно, на это им приходится тратить деньги, но авиакомпании с удовольствием идут на подобные расходы, т. к. рассчитывают, что дополнительная выручка перекроет дополнительные затраты.

Узкие места возникают в аэропортах, т. к. сами аэропорты и окружающее их воздушное пространство не находятся в частной собственности, и поэтому цены на их использование не служат средством получения прибыли. Дополнительные пассажиры, которые заставляют радостно биться сердца менеджеров авиалиний, приносят одну головную боль тем, кто управляет аэропортами, потому что «владельцы» аэропортов и окружающего их воздушного пространства не повышают цены, когда поставляемые ими блага становятся более редкими.

Ваш очень собственный аэропорт
Чтобы легче разобраться в существе дела, представьте себе, что вы владеете Национальным аэропортом в Вашингтоне, округ Колумбия, одним из наиболее переполненных аэропортов страны, и что вы вольны управлять им так, как считаете необходимым. «Перегруженность» исчезла бы в одно мгновение, превратившись в «работу с полной загрузкой мощностей». (Беспокоятся ли владельцы театров о перегруженности, распродав все билеты?) Различные авиалинии все равно стремились бы направить больше рейсов в Национальный аэропорт, т. к. он расположен в нескольких минутах езды от столицы, что устраивает большинство пассажиров, прибывающих в Вашингтон. Но вы — жадный до денег негодяй — заставили бы раскошелиться их на посадочные площадки, т. к. хотите извлечь из посадочных тарифов как можно больше выручки. В результате конкуренции цена повысилась бы до уровня, отражающего альтернативную стоимость для первого неудовлетворенного покупателя (excluded bidder). Вы заработали бы кучу денег. Но одновременно (благодаря вам!) имеющиеся посадочные площадки были бы предоставлены тем, кто ценит их выше остальных, если судить по их готовности платить посадочный тариф, уравновешивающий рынок.

Однако не пострадают ли от ваших меркантильных действий пассажиры? Весьма вероятно, что при новых порядках в Национальном аэропорту авиакомпании несколько надбавили бы к стоимости билетов. Но, тем самым, это редкое место для посадки досталось бы тем пассажирам, для которых удобство приземления рядом с центром города привлекательнее, чем час езды от аэропорта Даллеса, расположенного далеко в Вирджинии.

На самом деле многие пассажиры выиграли бы, если бы желающим прилететь в Национальный аэропорт пришлось платить надбавку. Авиакомпании стали бы направлять больше рейсов на почти пустые посадочные полосы аэропорта Даллеса. В результате многие пассажиры, которые с самого начала не собирались посещать Вашингтон, или которым просто необходимо сделать там пересадку, с удовольствием воспользовались бы удобным и более безопасным аэропортом Даллеса.

Более того, если имеется способ расширить пропускную способность вашего аэропорта, вы рассмотрите его самым тщательным образом. И если затраты на расширение окажутся меньше его ценности, измеряемой готовностью авиакомпаний (а в конечном счете пассажиров) платить за посадку, вы незамедлительно осуществите такое расширение. Вы не станете вести себя, как ФУА, которое вопит о «кризисе», но объявляет о программе модернизации авиадиспетчерского оборудования, рассчитанную на десятилетний период [материал для этого примера в основном взят из статьи в «Уолл-стрит джорнэл» за 5 апреля 1985 г. — Прим. авт.].

Задержки полетов, аварийные ситуации и другие признаки дефицита воздушного пространства можно непосредственным образом связать с нашей системой собственности на воздушное пространство. Действующие правила игры практически не дают возможности купить его тем, кто выше всего его ценит, оттеснив тех, кто не готов платить столь же высокую цену. Тихоходному самолетику с пропеллером и шестью пассажирами на борту позволят в час пик совершить посадку в Национальном аэропорту в Вашингтоне или в аэропорту О’Хейр в Чикаго, задержав два широкофюзеляжных реактивных авиалайнера с 600 пассажирами, потому что правила игры не дают возможности 600 пассажирам посредством торгов отспорить у шестерки необходимую им посадочную полосу. Хотя спрос и предложение действуют и в подобных случаях, они не приводят к взаимному приспособлению.

Цены, комитеты и диктаторы
щелкните, и изображение увеличитсяЦентральная экономическая проблема заключается в обеспечении такого сотрудничества между людьми, чтобы, используя то, что имеется, получать то, что требуется. Для эффективного сотрудничества большого количества людей, едва знакомых друг с другом, необходимо, чтобы условия обмена были ясными, простыми и стандартизированными.

Денежные цены являются чрезвычайно эффективным средством для упрощения, прояснения и стандартизации. Доводилось ли вам когда-нибудь удивляться, почему комиссии достигают таких скромных результатов, отнимая так много времени и энергии у своих членов?

Это происходит потому, что комиссии являются плохим средством для упрощения, прояснения и стандартизации имеющихся возможностей. Если комиссии все же удается выработать процедуры для выполнения этих задач, она перестает быть похожей на комиссию и становится скорее кооперативным предприятием (cooperative venture).

Конечно, существует еще один метод обеспечения работоспособности комиссий: можно позволить одному человеку принимать все решения. Диктаторы делают дела быстро. Диктаторские методы принятия решений в большом обществе могут выполнять многие функции ценовой системы по упрощению, прояснению и стандартизации.

Другой стороной медали является то, что система цен позволяет прийти к общественному сотрудничеству при отсутствии диктаторов. Это безусловное преимущество для тех, кто их не слишком любит.

Повторим вкратце
Редкость — это отношение между наличием и желательностью, или между спросом и предложением. Благо перестает быть редким, только когда люди могут получить любое его желаемое количество без каких бы то ни было затрат.

Денежные цены предоставляют информацию об относительной редкости.

Изменения относительных цен создают стимулы к изменению поведения: используя меньше, производить больше при повышении цен и, используя больше, производить меньше при падении цен.

Спрос и предложение — это процесс взаимодействия, в ходе которого определяются относительные цены. Это процесс взаимного приспособления и координации.

Система денежных цен, которые быстро реагируют на изменение условий спроса и предложения, является жизненно необходимым механизмом координации поведения в экономических системах с высокой степенью специализации.

Редкие блага приходится тем или иным образом распределять. Распределение предполагает использование критериев отбора, определяющих, кому сколько достанется. Конкуренция есть стремление как можно лучше удовлетворить критериям доступа к редким благам.

Когда благо становится более редким, а его цена не может быть повышена, образуется дефицит: величина спроса при преобладающей цене превышает величину предложения.

Излишек — это ситуация, когда величина предложения превосходит величину спроса при преобладающей денежной цене. Если зафиксировать цену излишка на достаточно высоком уровне, возникает избыточное предложение любого блага, каким бы редким в обычном смысле слова оно ни было. Если конкуренция не может повысить цены, она повысит другие компоненты затрат на приобретение. Эти затраты часто оказываются омертвленными: в отличие от денежных платежей, такие затраты покупателей не приносят выгод продавцам.

Дефицит побуждает продавцов повышать денежные цены для извлечения выгоды из омертвленных затрат.

Когда продавцы ничего не выигрывают от более высоких цен, быть может, из-за того, что редкие ресурсы не находятся в частной собственности, денежные цены станут менее чувствительны к меняющимся условиям редкости, и будет труднее обеспечить сотрудничество в использовании редких ресурсов.

Денежные цены перемещают права и обязанности в пользу лиц с высокими денежными доходами. Но при этом удается также добиться того, чтобы раздача поручений и призов в обществе происходила с учетом индивидуальных потребностей и способностей его членов.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Вот одна из проблем общественной координации, о которой вы, быть может, захотите поразмышлять. Ежегодно миллионы американцев меняют место своего жительства, причем многие из них переезжают на большие расстояния, в новые и незнакомые районы. Каким образом все они находят место для жилья? Кто заботится о том, чтобы практически каждый человек или семья, переезжающие в новый штат, нашли кого-нибудь в этом штате, кто был бы готов им продать или сдать в аренду дом или квартиру, соответственно их вкусам и обстоятельствам? Кто следит за тем, чтобы в тех штатах, которые растут особенно быстро, новое строительство обеспечивало расширение жилого фонда с такой скоростью, которая соответствовала бы росту их населения?

2. Если у родителей один телевизор и трое детей, следует ли предоставлять право выбора программы тому ребенку, который более всего на этом настаивает? Каким образом родители делят между конкурирующими детьми клубнику за обедом? Если для родителей лучше разделить эти редкие блага в соответствии со своими представлениями о справедливости и порядке, то разве не лучше будет и для Министерства энергетики разделить редкие энергетические ресурсы между конкурирующими гражданами в соответствии со своим министерским чувством справедливости и порядка? В чем тут разница?

3. В этом учебнике утверждается, что система цен обеспечивает сотрудничество в обществе в значительной мере за счет упрощения процедуры выбора из имеющихся возможностей. Другая система, которая эффективно делает то же самое, — дорожный светофор. Справедливы ли светофоры? Учитывают ли они особые обстоятельства подъезжающих к ним водителей? Предпочли бы вы такую систему контроля за дорожным движением, которая всегда дает право проезда водителю с самым срочным делом?

4. Если бы распределение доходов было абсолютно равным, стали бы все покупать автомобили одинакового качества? Против кого осуществляют дискриминацию автомобильные цены? При равном распределении дохода стали бы все семьи одинакового размера приобретать или снимать жилую площадь, одинаковую по размеру и по качеству? Против кого осуществляет дискриминацию квартирная плата?

5. Когда федеральные регламенты по защите окружающей среды заставили ввести более жесткие ограничения на стоянку машин в Нью-Йорке, возросла плата за стоянку в гаражах. Почему? Руководитель управления по делам потребителей в Нью-Йорке призвал покончить с «бессовестно наживающимися» владельцами гаражей. Что произошло бы, если бы закон обязал понизить плату за стоянку в гараже?

6. Муниципалитет Сиэттла принял решение «дать передышку тем, кто паркует машины в центре города» в понедельник, 22 февраля 1982 г., т. к. многие из них опустили деньги в счетчики на стоянках в прошлый понедельник, являвшийся праздничным днем, когда они не были обязаны это делать. Действительно ли те, кто паркует машины в центре города, что-нибудь выиграли от «передышки» 22 февраля? Кто выиграл от этого решения, и кто проиграл?

7. Во время второй мировой войны был законодательно установлен потолок цен на многие блага. Каким образом они рационировали редкие блага?

8. Принадлежащие штатам колледжи и университеты устанавливают очень низкую плату за обучение. Каким образом они рационируют свои ограниченные возможности? Как вы думаете, кто выигрывает от такой системы? Почему профессура и администрация учебных заведений штатов может быть заинтересована в том, чтобы ограниченные возможности не рационировались посредством более высокой платы за обучение?

9. На многих городских автомагистралях не взимается плата за проезд в часы пик. Каким образом рационируется ограниченное пространство?

10. В университетских городках место для парковки машины часто продается по нулевой цене. Каким образом рационируется ограниченное пространство? Если университет берет 100 долл. в год в качестве платы за регистрацию автомобиля со всех имеющих их студентов, является ли эта плата средством рационирования ?

11. В письме редактору дается совет: «Если потребуется, бензин следует рационировать в соответствии с необходимостью — подлинной необходимостью». Каким образом лица, ответственные за рационирование, будут устанавливать подлинную необходимость?

12. Оцените следующие системы рационирования бензина с точки зрения их справедливости по отношению к семьям с одним автомобилем и семьям с несколькими автомобилями.

а) Владельцы автомобилей с номерным знаком, оканчивающимся нечетной цифрой, могут покупать бензин только по нечетным дням; владельцы автомобилей с номерным знаком, оканчивающимся четной цифрой, покупают бензин по четным дням.

б) Люди должны выбрать один день в неделю, когда их автомобиль не будет использоваться. Автомобилям приписываются номера (от 1 до 7), которые должны быть на них изображены. Полиция задерживает любой автомобиль, который эксплуатируется в запрещенный для него день.

в) Никому не разрешается покупать бензин по воскресеньям.

г) Никому не разрешается покупать бензин на сумму меньше 10 долл.

13. Путешествуя летом по западным штатам, вы чаще будете сталкиваться с нехваткой площадок в кемпингах, чем с нехваткой комнат в мотелях. Почему?

14. Когда мотели повышают свои цены «в сезонное время» и понижают их «в несезонное время», эксплуатируют ли они клиентов, или способствуют лучшему использованию ресурсов?

15. Правительство не вводило контроль за ценами на сахар в 1974 г., и цена за фунт повысилась примерно на 600%. Увеличила ли более высокая цена доступность сахара по сравнению с тем, что было бы при более низкой, контролируемой цене? Как вы думаете, имелся ли бы сахар в наличии на прилавках магазинов, если бы государство заморозило цены около исходного уровня? Куда бы он делся?

16. Как вы думаете, что произошло бы, если бы государство установило потолок цен на кофе в 1977, г., когда цена кофе увеличилась примерно на 400%? И что произошло бы, если бы оно установило контроль за ценами в 1978 г., когда примерно на столько же подорожал кочанный салат (lettuce)?

17. Если бы был установлен потолок цен в 1 долл. за килограмм клубники, где бы вы могли ее купить?

18. В мае 1979 г. по телетайпным каналам было передано сообщение, что один из футболистов команды «Сан Диего Чарджерс» настолько расстроился, стоя в очереди за бензином для своего «роллс-ройса», что купил бензоколонку. «Я купил ее также и для удобства своих друзей», — заявил Джонни Роджерс. Может ли контроль за ценами воспрепятствовать тому, чтобы богатые приобретали больше, чем бедные?

19. Одной из причин, по которой местные власти иногда устанавливают контроль за квартирной платой, является именно намерение воспрепятствовать тому, чтобы денежные цены рационировали ограниченную площадь жилого фонда. Достигает ли контроль поставленной цели? Как вы считаете, каким образом получилось так, что в большинстве квартир с контролируемой платой в Нью-Йорке проживают довольно богатые люди?

20. Предположим, Министерство обороны решило закрыть военную базу на побережье и передать землю частным лицам. Эта земля находится недалеко от густонаселенного района, и с расположенных на ней участков открываются прекрасные виды.

а) Если участки будут распределены посредством лотереи, кто в конечном итоге будет строить на них дома?

б) Очевидно, что одни участки гораздо привлекательнее других. Если они распределяются при помощи лотереи, будут ли более дорогие дома строиться на более привлекательных участках?

в) Отвечая на предыдущие вопросы, предполагали ли вы, что государство не устанавливает никаких ограничений на перепродажу? В чем была бы разница, если бы правила лотереи, под угрозой штрафа или конфискации, запрещали продавать выигранные участки в течение пяти лет после их приобретения?

г) Какое распределение участков справедливее: через лотерею, или по готовности платить?

21. Федеральному комитету по телерадиовещанию (ФКТ) необходимо каким-то образом распределять ограниченное количество лицензий на право телевещания для маломощных телевизионных станций. Всего подано 5000 конкурирующих заявок. Помогите комитету принять правильное решение, указав на основные недостатки и преимущества следующих систем. Лицензии предоставляются:

а) по самым высоким ценовым заявкам;

б) по квалификации претендентов;

в) посредством лотереи;

г) посредством лотереи, предусматривающей больше шансов тем группам, которые хуже всего представлены на телевещании, но при условии, что победители лотереи достаточно квалифицированны.

Можете ли вы понять, почему, после того как Конгресс велел использовать метод «г», ФКТ заявил, что не в состоянии придумать такую систему, которая была бы способна выдержать иски неудовлетворенных претендентов? #page#

22. Ежегодно штат Юта продает 27 лицензий на охоту на бизонов на территории в 1500 кв. миль. Плата составляет 200 долл. для жителей штата и 1000 долл. для остальных. Так как каждый год штат получает более тысячи заявок, он проводит лотерею для определения тех, кому достанутся 27 лицензий.

а) Как вы считаете, почему Юта не продаст лицензии тому, кто сделает самую высокую ценовую заявку?

б) Как вы думаете, следует ли разрешать тем, кто получит лицензию, перепродавать ее кому-нибудь другому?

в) К каким последствиям приведет свободная перепродажа лицензий после лотереи?

23. Популярный баскетбольный тренер призывает звезд школьного баскетбола не соглашаться на летнюю работу, работу для членов семьи и не принимать денежных сумм от университетов, т. к. это будет означать нарушение правил Национальной университетской спортивной ассоциации (НУСА). Последние резко ограничивают то, что университет может предложить спортсмену в качестве стимула для поступления. Знаменитый тренер призывает звезд школьного спорта не «продавать свои души».

а) Души или тела продают звезды школьного спорта?

б) Почему вербовщики университетов тайком предлагают большие денежные вознаграждения, чем позволяют правила НУСА?

в) Если вербовщики не могут предложить спортсменам-школьникам такую сумму денег, которая, по их мнению, соответствует их ценности, каким образом конкуренция за спортсменов повысит для университетов затраты на их приобретение?

24. В настоящее время в США число семейных пар, желающих взять приемных детей, заметно превосходит число предлагаемых детей. Можно ли назвать такую ситуацию дефицитом? Почему не повышается цена на приемного ребенка? По каким критериям приемные родители получают детей?

25. Если вдруг в ноябре предложение индеек окажется неожиданно маленьким, как вы думаете, возникнет ли дефицит индеек? Почему да или почему нет?

26. а) В настоящее время существует большая обеспокоенность растущим излишком преподавателей колледжей. Каким образом можно сократить этот излишек? Как вы думаете, произойдет ли это когда-нибудь? Почему да или почему нет?

б) Обратите внимание, что излишек преподавателей колледжей можно рассматривать как дефицит преподавательских вакансий в колледжах. Каким образом будет распределяться ограниченное предложение вакансий, если цене (жалованью преподавателей) не разрешается выполнять эту функцию?

27. Объясните, почему в 1974 г. так много людей было обеспокоено нехваткой продовольствия в мире, хотя всего за пять лет до этого правительства Австралии, Канады и Соединенных Штатов беспокоились об излишках? (В момент написания этих строк предметом беспокойства опять являются излишки.)

28. Самое большое число врачей на душу населения в 1985 г. было в штате Массачусетс; 277 врачей на 100.000 жителей. Самое низкое соотношение было в Айдахо: 107 врачей на 100.000 жителей. Был ли в Массачусетсе избыток врачей? Был ли дефицит в Айдахо? Может быть, в Массачусетсе люди сильнее нуждались в докторах, чем в Айдахо? Почему люди получали больше медицинских услуг (medical services) («на душу населения») в штате Массачусетс, чем Айдахо, даже если жители Айдахо получали ровно столько же медицинской помощи (medical care) на душу населения, сколько и жители Массачусетса?

29. Подумайте о системе регистрации, при которой студентам устанавливается разная плата за обучение в разное время дня. При этом те, кто начинает занятия в 8 часов утра, платили бы меньше, чем начинающие в 10 часов. Одобрили бы вы такую систему? Почему колледжи не устанавливают более высокие цены за те часы, спрос на которые особенно велик? Студент, готовый заплатить приятелю 5 долл., чтобы тот постоял вместо него в очереди и занял место на 10-часовом занятии, может энергично протестовать, если его попросят платить дополнительные 3 долл. за 10-часовое занятие. Хотя 3 долл. позволяют ему теперь избавиться от очереди так же успешно, как раньше 5 долл. Если вы считаете разумной такую очевидно противоречивую реакцию, то как бы вы могли объяснить это противоречие?

30. В статье журнала «Энерджи» (т. 8, N 8—9, 1983) экономист Чарлз Лэйв писал:

«Быть может, одно из достоинств ценовых решений (price-oriented solutions) (в энергетическом секторе) заключается в том, что люди уже знают, как решать проблемы с помощью цен; существует непрерывная связь с прошлым. И, быть может, основным недостатком бюрократических решений является то, что они не обладают такой непрерывностью и заставляют вместо этого людей заучивать и понимать новые варианты поведения.

Мы колоссально недооцениваем сложность того, что нам привычно. Распределение и продажа бензина казалась тривиальной задачей до тех пор, пока правительство не попыталось само ее решать в 1973 и 1979 гг.»

а) Может ли это как-то объяснить «противоречие», отмеченное в предыдущем вопросе, — что мы привыкли к бюрократическим решениям в системе образования?

б) Может ли выдвинутое Лэйвом предположение объяснить, почему едва ли будет введено что-либо похожее на обсуждавшуюся в тексте систему распределения ограниченного воздушного пространства? Потребует ли такая система резкого разрыва с привычными стереотипами поведения?

в) Каким образом сложные системы становятся привычными? Кто их вводит? Почему иногда кто-то пытается ввести новую и сложную систему для того, чтобы заменить старую и знакомую, но менее «эффективную»?

г) Каким образом установилось абсурдное размещение клавиш на пишущей машинке? Если уже было доказано, что существующая система (QWERTY) уступает упрощенной клавиатуре Дворака, почему QWERTY выжила? Почему она воспроизводит себя на клавиатуре компьютеров? (Поучительное обсуждение этой проблемы см. Paul David, «Clio and the Economics of QWERTY», American Economic Review, May 1985.).

31. Плакат в кафе гласит: «Пожалуйста, экономно расходуйте салфетки во время забастовки рабочих на бумажной фабрике» (paper strike). Предложите какие-нибудь способы, при помощи которых кафе могло бы сократить потребление бумажных салфеток, введя плату за пользование ими помимо той, что уже включена в цену обслуживания. Кто будет экономно расходовать салфетки, если кафе ограничится только вывешиванием такого плаката?

32. Почему рестораны применяют такие разные методы ценообразования на различные товары и услуги? Например, за салфетки обычно не берут никакой платы и позволяют клиентам использовать их столько, сколько они захотят. За напитки плата берется, но дополнительные порции предлагаются бесплатно или на льготных условиях. Что касается других товаров и услуг, клиенты платят установленную цену за каждую потребляемую единицу. Если ваш ответ заключается в том, что салфетки стоят не очень дорого, то объясните, почему магазины не позволяют своим клиентам бесплатно брать столько салфеток, сколько те пожелают? И почему кафе, как правило, берут плату за порцию масла, в то время как рестораны обычно бесплатно подают дополнительные порции масла по просьбе клиентов? Как можно объяснить эти различия?

33. Все посетители «Мертл Дайнер» говорят, что утром они выше ценят чашку кофе, чем рулет с корицей. Тем не менее каждое утро «Мертл» удается продать множество рулетов с корицей по 80 центов за штуку, в то время как кофе идет по 35 центов за чашку. Доказывает ли это, что посетители говорят неправду?

34. По данным, которые приводятся в статье экономиста Терри Андерсона в «Уолл-стрит джорнэл» от 30 сентября 1983 г., фермеры в Имперском ирригационном районе (ИИР), Калифорния, должны платить только 6,50 долл. за акро-фут воды, хотя налогоплательщикам это обходится в 350 долл.

а) На какое число — 6,50 долл. или 300 долл. — будут ориентироваться фермеры Имперской долины, решая вопрос о небольшом увеличении или уменьшении орошения?

б) Говорят ли эти числа о том, что на самом деле не имеет смысла производить ирригацию в Имперской долине?

в) Почему кто-либо станет платить 300 долл., чтобы поставить акро-фут воды покупателю, который оценивает его всего в 6,50 долл.?

г) Как вы думаете, каким образом выглядит кривая спроса на воду в ИИР? Что вы можете сказать об альтернативной стоимости поставок воды в ИИР?

35. Во многих городах теннисисты имеют возможность бронировать муниципальные корты, сделав в начале недели заказ по телефону. Что произойдет, если за бронирование не будет взиматься плата? Если вы думаете, что вы можете захотеть поиграть ближе к концу недели, станете ли вы бронировать корт? Что вы сделаете, если впоследствии у вас изменятся планы и вы решите не играть? Почему люди «транжирят» бесплатные блага? На кого ложатся затраты, обусловленные их расточительностью?

36. На приведенной диаграмме исходные данные из 10-го вопроса к 3-й главе воспроизведены в форме кривой альтернативной стоимости, или кривой предложения. В дополнение к этим данным приводится кривая спроса, которая показывает, сколько часов обучения купят студенты при различных ценах.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 4В. Гипотетические кривые спроса и предложения для преподавания экономической науки

а) Сколько придется платить студентам за час обучения экономической науке? Сколько часов они купят?

б) Альтернативная стоимость преподавания для Маркса была 3,99 долл. — столько он зарабатывал бы, подготавливая революцию. Если, зная об этом, вы попросите Маркса обучить вас за 5 долл. в час, он ответит, что для него ваше обучение стоит 8 долл. Прав ли он? Или пытается вас эксплуатировать?

в) Если Меррилл Линч предложит Рикардо работать полный рабочий день по ставке 13.99 долл. в час, то он больше не захочет преподавать 4 часа в день за 5 долл. в час. Как это отразится на цене преподавания?

г) Если спрос на услуги преподавателей удвоится (т. е. при каждой данной цене будет предъявляться спрос на вдвое большее количество часов), что произойдет с ценой на услуги преподавателей и с количеством часов?

д) Если спрос утроится, каковы будут цена и количество часов?

37. На диаграмме представлена гипотетическая кривая спроса на пшеницу, обозначенная буквой D, и агрегированные кривые альтернативной стоимости для всех фермеров, производящих пшеницу, обозначенные буквой S (предложение).

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 4С. Гипотетические кривые спроса и предложения пшеницы

а) Почему цена на пшеницу будет стремиться к 2,50 долл.? Что произойдет, если цена будет 2,75 долл.? А если 2,25 долл.?

б) Предположим, что фермеры, производящие пшеницу, сумеют убедить правительство «поддерживать» ее цену на «справедливом» уровне в 3,75 долл. и покупать у них по 3,75 долл. за бушель всю пшеницу, которую они сами не смогут продать по этой или более высокой цене. Как это повлияет на общий спрос на пшеницу?

в) Сколько бушелей пшеницы правительству придется покупать и брать на хранение? (Почему оно не может просто купить пшеницу, а потом ее перепродать?) Правильно ли называть это количество излишком?

г) Что произойдет, при данных условиях спроса и предложения, если правительство велит фермерам продавать пшеницу по той цене, которую они могут получить на рынке, а затем получить государственную субсидию в 1,25 долл. за каждый проданный бушель? Какова будет цена пшеницы? Сколько бушелей будет продано?

д) Каковы будут затраты налогоплательщика на финансирование программы поддержки? А на финансирование системы субсидий? Существуют ли еще какие-нибудь преимущества одного метода помощи фермерам перед другим?

38. Несколько лет тому назад, отвечая на жалобы о нехватке одноцентовых монет, Казначейство США заявило, что одноцентовые монеты имелись бы в изобилии, если бы накапливающие их люди вернули эти монеты назад в обращение. Некоторые банки и деловые фирмы попытались извлечь одноцентовые монеты из запаса и пустить их в обращение, предлагая надбавку, например, 1,15 долл. за два «цилиндра» (roll). (В одном цилиндре — 50 одноцентовых монет.) Проанализируйте последствия осуществления этой идеи.

Как изменится величина спроса на одноцентовые монеты? Величина предложения? Насколько вероятно, что подобные меры облегчат проблему дефицита одноцентовых монет? (Будьте внимательны: чей спрос? и предложение кому?)

39. Дома и на работе есть множество приспособлений, сберегающих время, которых не было у наших бабушек и дедушек. Сделали ли эти приспособления время менее редким благом для нас, чем оно было для них? Чем определяется ценность времени для какого-нибудь человека? Что мы имеем в виду, когда говорим: «У меня нет на это времени»?

40. Часто ли встречается сегодня оспа? Является ли она редкой в экономическом смысле? В чем разница?

41. Последний вопрос для обсуждения приглашает вас вернуться к проблеме, поставленной в первом вопросе. Статья в «Уолл-стрит джорнэл» (3 января 1983 г.) была озаглавлена: «Нелегко поменять квартиру в Китае, где государство является единственным домовладельцем».

а) Действительно ли проблема связана с государственной собственностью? Или она связана с тем, что государство удерживает квартплату на очень низком уровне — примерно 3% месячного дохода среднего рабочего?

б) Если бы государство владело всеми жилищами в США и удерживало квартирную плату на уровне 50 долл. в месяц, как вы думаете, легко ли было бы найти жилье в новом городе, куда вы собирались переехать?

в) Ежегодно миллионы людей желают поменять место жительства. Китайское правительство содержит бюро по обмену жилплощади во всех основных городах. Почему такая система менее эффективна, чем система меняющихся цен?

ГЛАВА 5. ПРЕДЕЛЬНЫЕ ЗАТРАТЫ, НЕОБРАТИМЫЕ ЗАТРАТЫ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ

В процессе взаимодействия спроса и предложения более интересной стороной является предложение. Именно на стороне предложения фермеры осуществляют ротацию сельскохозяйственных культур (rotate crops); нефтеразведчики бурят скважины; электрики устанавливают электропроводку в домах; аптекари делают лекарства; компании, производящие полупроводники, разрабатывают вычислительные устройства, а университеты нанимают профессоров экономики.

Предложение ограничено затратами. Чтобы получить большее количество любого блага, нужно дать потенциальным поставщикам некоторый стимул, который побудил бы перебросить ресурсы из сферы их текущего использования на производство того, что мы хотим. Нужно, чтобы выгоды от такой переброски превысили затраты на нее, — т. е. превысили ценность тех возможностей, от которых придется отказаться потенциальным поставщикам.

Но что входит в затраты? Точнее, какие именно затраты влияют на решения поставщиков? Основной тезис этой главы состоит в том, что затраты, влияющие на предложение, — это всегда предельные затраты, или ожидаемые добавки к затратам потенциальных поставщиков. Отсюда вытекает множество интересных следствий, не всегда очевидных для людей, которые еще не научились мыслить в терминах предельных величин (marginal way of thinking).

Решения на основе предельных величин
Экономический анализ по своей сути является предельным анализом. Многие экономисты даже использовали слово «маржинализм» для обозначения того, что мы называем «экономическое мышление». Предельный означает дополнительный. Экономическая теория основывается на предельном анализе, т.к. предполагает, что решения всегда принимаются на основе сопоставления дополнительных затрат и дополнительных выгод. Никакие другие факторы не играют роли при принятии решений — только предельные затраты и предельные выгоды.

Предположим, что в 9 часов вечера, когда вы лихорадочно готовитесь к завтрашнему экзамену по физике, вам звонит любимая женщина. Она хочет забежать к вам на пару часов. Вы говорите, что должны заниматься. Она очень просит. Но вы говорите «нет». Тогда она произносит обиженным голосом: «Неужели физика тебе дороже меня?» И если к этому времени вы уже овладели экономическим мышлением, то без колебаний ответите: «Только в предельных величинах!»

Если она продолжает хныкать, посоветуйте ей на следующий год записаться на курс по экономике и возвращайтесь к своим занятиям. В этой ситуации просто не возникает вопроса о ее ценности и ценности физики. Вопрос, скорее, состоит в том, являются ли дополнительные два часа, проведенные с ней, более ценными, чем два часа с вашим учебником по физике.

Так как вы не хотите ссоры, то можно попробовать объяснить ей все это чуточку подробнее. Спросите, что для нее важнее: вода или зубная паста? Если она ответит «вода», — то она попалась. Ибо, вне всякого сомнения, она использует воду так, как если бы вода совсем не имела ценности. И если бы в ресторане ее попросили заплатить всего каких-нибудь 5 центов за стакан воды, то она бы возмутилась. Почему? Потому что в данной ситуации ее поведение определяется ценностью и значением дополнительной порции воды, а не ценностью воды вообще. То, от чего вы или она готовы отказаться ради стакана воды, это вовсе не то, что вы будете готовы заплатить, умирая от жажды в пустыне; это то, что вы готовы заплатить, когда вокруг имеется множество водопроводных кранов и питьевых фонтанчиков, предлагающих практически неограниченное количество воды при легком движении руки.

Она мыслит в терминах «все, или ничего». Но не о таком выборе идет речь, когда она звонит вам вечером накануне экзамена. На самом деле, принимая решения, мы редко сталкиваемся с таким выбором. Обычно приходится сравнивать большее количество чего-то одного и меньшее количество чего-то другого с большим количеством чего-то другого и меньшим количеством чего-то одного. Экономическое мышление отрицает подход в терминах «все, или ничего» и фокусирует внимание на предельных затратах и предельных выгодах.

«Необратимые затраты» не имеют значения
Когда вы проходите через раздачу в столовой, берете порцию запеченного тунца и платите кассиру 1,90 долл., вы осуществляете затраты: теряете ценность всех тех возможностей, от которых вы отказались, израсходовав 1,90 долл. Но вот вы откусили первый кусок и неожиданно пожалели, что выбрали это блюдо. Каковы будут ваши затраты, если оставить тунца на тарелке?

Они не будут составлять 1,90 долл., или 1,80 долл., если предположить, что первый откушенный вами кусок тунца стоил 10 центов. Эти затраты уже принадлежат истории. Затраты, связанные с тем, чтобы оставить кусок тунца на тарелке, определяются ценностью всех тех возможностей, от которых придется отказаться, если вы поступите таким образом. Есть ли у вас собака, которая любит макароны с тунцом, сыром и томатным соусом? Если есть, то затраты, связанные с оставленным на тарелке тунцом, — это нереализованная возможность увидеть, как загорятся глаза вашей собаки и как она завиляет хвостом. От этой возможности вы отказываетесь, если не попросите дать вам пакетик для остатков еды (doggie bag).

Ценой, которую вы уже заплатили, экономисты не интересуются, называя ее необратимыми затратами (sunk cost). Необратимые затраты не влияют на экономические решения. Что прошло, то прошло.

—————

Не изменить того, что начертал калам
Удела своего не увеличить нам.
Не подвергай себя тоске и сожаленьям.
От них напрасное мучение сердцам.
<Омар Хайям. Рубай. Перевод с фарси В. Державина. - Прим. ред.>

<калам - тростниковое перо. - Прим. ред.>.

—————

Конечно, мы должны быть уверены в том, что затраты действительно необратимы, прежде чем делать вывод, что они не влияют на принятие решений. Если бы вы купили новый мотоцикл и сразу пожалели бы о своем решении, во что обошлось бы вам дальнейшее владение мотоциклом? Ясно, что вы вовсе не обязаны говорить: «Я сделал это, и это навсегда». Вы можете перепродать мотоцикл. Если вы этого не сделаете, то понесете затраты (упустите выгоды), равные его стоимости при перепродаже. Таким образом, подлинные необратимые затраты будут равны разнице между тем, что вы заплатили, и тем, что вы можете выручить при перепродаже. Эта часть ваших затрат уже не имеет значения. В рамках экономического мышления это вообще не затраты, т. к. они не связаны ни с какой возможностью выбора. Они могут служить источником горьких сожалений или наглядным уроком на тему об опасности импульсивных покупок, но они больше не являются затратами, в каком бы то ни было смысле относящимися к экономике сегодняшних решений.

И все же мы знаем, что люди не всегда рассуждают таким образом. Многие из тех, кто совершил подобную покупку, а потом пожалел о ней, склонны скорее оставить мотоцикл, чем продать его по цене, заметно ниже исходной. Они могут оправдывать свои действия, говоря: «Я не могу себе позволить понести такие потери». Но ведь потери-то налицо! Ошибка сделана, и полные потери возникли в тот самый момент, когда ее совершили. Если кто-то, тем не менее, предпочитает не продавать мотоцикл, то, скорее всего, он занимается самообманом. Многие убеждают себя, будто мотоцикл, обрастающий паутиной в гараже, имеет такую же ценность, что и деньги, которые заплатили, чтобы его туда поставить, и большую ценность, чем те возможности, которых лишается владелец, оставляя его там. Но единственные затраты, которые имеют теперь значение, — это те возможности, от которых приходится отказываться, если не продать мотоцикл.

История с поездкой в Лас-Вегас
Поупражняемся в применении этого подхода. Предположим, что вы владелец магазина, торгующего телевизорами, и один из ваших оптовых поставщиков проводит гигантский конкурс продавцов телевизоров. За каждый купленный вами телевизор (возвращать их не разрешается) можно провести один день в Лас-Вегасе с оплатой всех расходов. Вы радостно заказываете 28 телевизоров, и ваша жена начинает готовиться к совместному двухнедельному отпуску.

Вернувшись из Лас-Вегаса, вы начинаете думать, как бы продать все эти телевизоры. Месяц спустя вы еще продолжаете думать. Похоже, никто из ваших клиентов не интересуется этой маркой или этой моделью. Вы уже готовы сдаться и перенести их на хранение в заднюю комнату.

Но вот поступает предложение от детского дома из далекого города забрать у вас все эти телевизоры за 2000 долл. Вы знаете, что бизнесмен не может делать деньги, продавая по ценам ниже издержек, так что вы садитесь вычислять издержки. За каждый телевизор вы заплатили поставщику 70 долл. Кроме того, они простояли у вас месяц, занимая ценную площадь. Для их покупки вы одолжили деньги под 12% годовых. Издержки на погрузку-разгрузку вы оцениваете в 200 долл. Вы также затратили 80 долл. на рекламу в тщетных попытках продать телевизоры. Оценив еще в 140 долл. место на вашей витрине в течение месяца, вы получаете, сумму примерно в 2400 долл. Вы пишете ответ в детский дом, в котором сообщаете, что готовы продать все телевизоры за 2400 долл., отказываясь от всякой прибыли в этой сделке ради интересов благотворительности. Детский дом отвечает, что 2000 долл. — его верхняя цена, ибо за такие деньги они могут получить телевизоры и в другом месте. Но вы хороший бизнесмен, вы знаете, что убытки не приносят прибыли, и потому отказываетесь.

На самом деле вы оказались довольно плохим бизнесменом. Все те «затраты», которые вы включили в сумму в 2400 долл., представляют собой прошлые расходы, и потому они вовсе не являются затратами. Правильный подход при расчете затрат заключается не в том., чтобы оглядываться на прошлое, а в том, чтобы смотреть вперед, в будущее. Если вы продадите, то вашими затратами окажутся те возможности, от которых вам придется в связи с этим отказаться, или, другими словами, то, что вы можете выручить за эти телевизоры, если не продадите их детскому дому. Вы знаете рынок достаточно хорошо: сдав их в утиль, можно получить 560 долл. Поэтому предельные затраты, связанные с продажей детскому дому, составляют 560 долл.

Следовательно, ваш выигрыш от продажи детскому дому составляет 1440 долл. Все те потери, о которых вы беспокоитесь, следует отнести на счет приобретенного опыта и славных воспоминаний о Лас-Вегасе. Они не играют роли в процессе принятия решений.

Решениями управляют предельные эффекты
Слово предельный (marginal) означает в экономической науке то же самое, что и в обыденной речи: «расположенный на границе или на краю». Это понятие фундаментально для экономического мышления, потому что экономические решения, как и все эффективные решения, всегда предполагают предельные сопоставления. То есть они всегда связаны с движением вдоль границы, с положительными или отрицательными приращениями. Каковы будут дополнительные или предельные затраты, которые явятся следствием этого решения? И как они соотносятся с предельными затратами альтернативных решений? Если чуть-чуть подумать, обнаружится, что стоимость альтернативных возможностей — это всегда ожидаемые предельные затраты. Понятие предельных затрат всего лишь облегчает, хотя и весьма заметно, в некоторых аспектах «альтернативно-стоимостное» мышление.

Важно не перепутать понятие предельной величины с понятием средней. Может быть, у вас и не было намерения путать предельные и средние величины; если это так, то последующее изложение может только заморочить вам голову. Будем надеяться, что этого не произойдет. Различие может проиллюстрировать простой пример. Ниже показаны возможные объемы производства и затрат гипотетического производителя безделушек.

Число
произведенных
безделушек

Полные издержки
на производство безделушек

42

4200 долл.

43

4257 долл.

44

4312 долл.

45

4365 долл.

Немного деления в столбик позволяет установить, что 42 безделушки могут быть произведены со средними издержками (т. е. совокупными издержками в расчете на единицу) в 100 долл.; для 43 безделушек средние издержки составляют 99 долл., для 44 — 98 долл., и для 45 — 97 долл. Однако, поупражнявшись немного в вычитании, обнаруживаем, что издержки на производство 43-й безделушки составляют не 99 долл., а 57 долл. Прирост расходов, или дополнительные издержки на производство 43-й безделушки — это ее предельные издержки. Предельные издержки 44-й и 45-й безделушки составляют соответственно 55 долл. и 53 долл. Очевидно, что предельные издержки могут быть как больше, так и меньше средних издержек, и могут даже очень значительно отличаться от них. Так же должно быть очевидно, что производитель безделушек, принимая решения, должен руководствоваться именно предельными издержками. Нужно ли увеличивать или уменьшать производство? Результатом действий являются предельные затраты, следовательно, они и должны направлять их.

Средние цены

$ 4200/ $ 42 = $ 100
$ 4257/ $ 43 = $ 99

Предельная цена

$ 4257
— 4200
$ 57

Означает ли это, что деловые люди не интересуются средними издержками? Если они не получат достаточной выручки, чтобы покрыть все свои издержки, то понесут убытки. Они не будут добровольно предпринимать каких-либо действий, если только не ожидают полного покрытия своих издержек. Поэтому они могут поставить задачу в терминах сопоставления ожидаемых издержек на единицу продукции с ожидаемой продажной ценой. Но обратите внимание, что при любом решении ожидаемые затраты есть на самом деле предельные затраты. Ибо последние не обязательно означают дополнительные затраты на одну единицу продукции. Они могли бы означать дополнительные затраты на серию единиц или дополнение к затратам, ожидаемым от принятия решения по всему производственному процессу. Решения часто принимаются таким «кучным» («lumpy») образом.

Например, никто не планирует строить фабрику по разливу содовой воды, рассчитывая произвести всего один ящик содовой. В большинстве производств существует значительная экономия на масштабах, так что если деловые люди не видят способа произвести большой объем продукции, они не станут производить ничего. Они не будут заниматься этим делом. Они вообще не построят фабрику по разливу содовой. Все решение целиком — строить или не строить, строить завод одного размера или другого, строить так или иначе — это предельное решение в тот момент, когда оно принимается. Помните, что добавки могут быть не только очень маленькими, но и очень большими.

Независимо от того, мыслят ли деловые люди в терминах средних величин, их решения направляются ожидаемыми предельными затратами. Впоследствии можно посмотреть и на средние, чтобы понять, насколько хорошо или плохо все получилось, и, может быть, даже узнать кое-что о будущем, если считать, что будущее будет похоже на прошлое. Но это опять-таки история (знать которую, безусловно, поучительно), в то время как экономические решения принимаются в настоящем с прицелом на будущее.

Затраты на езду на автомобиле
Корпорация «Хертц» ежегодно проводит обследование затрат на эксплуатацию автомобиля, чтобы определить, во что обходится их владельцам одна миля поездки. «Хертц» учитывает износ автомобиля в зависимости от срока эксплуатации, плату за получение водительских прав, страховые премии, процент по ссуде на покупку автомобиля, техническое обслуживание и, конечно же, бензин и масло. Затем они объявляют, что одна миля езды на автомобиле среднего размера обходится в столько-то центов, если вы пользуетесь этим автомобилем уже четыре года и проезжаете ежегодно по 10.000 миль.

Но о чем на самом деле говорят эти цифры? Может ли на них ориентироваться тот, кто пытается решить, как ему ездить каждый день на работу: на автомобиле или на автобусе? Или тот, кто выбирает между самолетом и семейным автомобилем для поездки в отпуск? Предположим, что университет предложил вам поехать на конференцию на вашем собственном автомобиле. Вы планируете принять участие в конференции независимо от того, поедете ли вы на своем автомобиле, или нет. Университет предлагает вам 25 центов за милю. Стоит ли соглашаться, или лучше от этого отказаться и отправиться на попутной машине? Если для того, чтобы принять решение, вы рассчитаете, укладываются ли ваши затраты на владение и эксплуатацию автомобиля в 25 центов за милю, то вы поступите глупо. Рассуждать о том, сколько стоит владение автомобилем в расчете на одну милю, так же глупо, как и о том, сколько стоит в расчете на одну милю владение домом. Ни домами, ни автомобилями не владеют в расчете на милю. Ими владеют «на месяц» или «на год», но не «на милю». Если, тем не менее, вы решите поделить ту сумму, в которую вам обходится владение автомобилем, на количество наезженных миль, то получится всего лишь, что чем больше вы ездите, тем дешевле он вам обходится. Но это просто неверно. Каждая поездка кое-что добавляет к вашим затратам. Для того чтобы решить, ехать или не ехать, вы должны знать предельные затраты на поездку.

Затраты на покупку, права, страховку, кредит, а также затраты на техническое обслуживание и износ, не обусловленные эксплуатацией, никак не связаны с решением о поездке. Именно поэтому они не имеют значения. Значение имеют предельные затраты: насколько легче станет ваш кошелек, если вы поедете? Не забудьте включить сюда не только затраты на бензин, но и на масло, износ шин, возможные поломки. В той мере, в какой затраты будут пропорциональны пройденному расстоянию, их можно адекватным образом выразить в центах на милю. Если они меньше, чем 25 центов (а скорее всего, так и будет), то вам выгодно поехать на автомобиле. До тех пор, пока предельные затраты меньше цены, которую платит университет, вы выигрываете от каждой дополнительно «произведенной» и «проданной» мили.

Но разве затраты на покупку, права, страховку, кредит и износ, связанный с течением времени, не имеют совсем никакого значения? Разве вы не должны иметь возможность покрыть и эти затраты? В конце концов, их нужно оплачивать, даже если они не имеют отношения к поездке, которую вас просят совершить.

Вы, конечно, вольны просить у университета сколь угодно высокую плату за милю. Если вы не слишком щепетильны, то можете даже демонстрировать все свои необратимые затраты, размахивая ими с чувством собственной правоты. Так поступают многие. Но незачем морочить голову самому себе. Только предельные затраты имеют отношение к вашему решению, какую бы цену в конечном итоге ни согласился заплатить университет.

Быть может, у вас возникнет подозрение, что этот пример не имеет отношения к рассматриваемому вопросу. В конце концов, нас интересуют обычные решения в сфере бизнеса, и, что бы там ни говорили о студенте-шофере, выступающем в роли предпринимателя, деловые предприятия, несомненно, должны покрывать все свои издержки, а не только предельные. Может показаться, что это так. Но это не так. В мире бизнеса покрывать необратимые затраты не более необходимо, чем в рассмотренном нами примере.

Банальным фактом является то, что каждый год множество деловых предприятий оказывается не в состоянии покрыть необратимые затраты. Но большинство из них при этом не прекращает свою деятельность. Пусть, к примеру, вы купили автомобиль с намерением предложить университету свои услуги в качестве водителя. То есть решили стать кем-то вроде таксиста, надеясь заработать достаточно денег, чтобы закончить университет. Поэтому вы купили автомобиль, права и страховку. Наверное, вы бы этого не сделали, если бы знали, что университет предложит вам только 25 центов за милю. Быть может, у вас имелись основания полагать, что он заплатит вам 50 центов. В этих условиях ваши расчеты могли бы выглядеть следующим образом:

Покупная цена

8000,00 долл.

Права

200,00 долл.

Страховка

500,00 долл.

Бензин и масло

0,08 долл. за милю

Техническое обслуживание

0,04 долл. за милю

Услуги водителя

6,00 долл. в час

Теперь вам предстоит решить хорошо известную задачу о том, как сложить яблоки и апельсины. Или даже еще хуже: яблоки и скорость. Каким образом вы можете прибавить к 8000 долл., скажем, 8 центов за милю и 6 долл. в час? Ясно, что этого сделать нельзя.

Однако можно было бы перевести эти цифры в затраты за год, примерно так, как это делает «Хертц». Расходы на права и страховку — это ежегодные затраты. Покупную цену можно было бы также перевести в годовые издержки, оценив ежегодный износ и приплюсовав процент на ваш первоначальный расход в 8000 долл. Но остальные затраты нельзя пересчитать в «ежегодные» величины, не зная, сколь далекие и продолжительные поездки вы будете совершать. Нужно сделать некоторые предположения. Вспомните, о чем мы говорили ранее: самые важные затраты и выгоды в экономике — это ожидаемые затраты и выгоды. Это значит, что с ними связана неопределенность. Но неопределенность присуща нашей жизни, и если вы хотите быть студентом-предпринимателем, вам придется с ней смириться. Таким образом, вы прикидываете, что получится такое-то количество миль и такое-то количество часов в год. Затем, на основе этой прикидки, вы можете получить годовые цифры для бензина и масла, технического обслуживания и водительских услуг.

Теперь нетрудно выполнить операцию сложения и выйти на итоговую цифру ежегодных затрат вашего делового предприятия. Затем вы можете взять то ориентировочное количество миль, на основе которого вы рассчитали расходы на бензин, масло и износ, умножить его на тариф, по которому, как вы ожидаете, вам будут платить, и вычислить предполагаемую ежегодную выручку. Если ожидаемая ежегодная выручка превышает ожидаемые ежегодные затраты, вы делаете решительный шаг и покупаете автомобиль. Если нет, то нет.

Так что же, необратимые затраты все же надо учитывать? Конечно, нет. Пока вы не сделали свой решительный шаг, они еще не стали необратимыми. Они остаются предельными. Они являются добавкой к тем затратам, о которых вы размышляете, делать их или нет. В этом суть предельности. И до тех пор, пока они предельные, их надо учитывать. Но только до тех пор! Пока вы не связали себя каким-то образом с функционированием делового предприятия, все ваши затраты являются предельными. После того ситуация очевидно изменилась. Если вы хотите максимизировать свою прибыль (или минимизировать убытки, что на самом деле одно и то же), то должны производить и продавать все те единицы продукции, чьи ожидаемые предельные затраты меньше ожидаемой цены, которую установит университет.

Кто оплачивает необратимые затраты?
Но если деловое предприятие не покрывает свои необратимые затраты, кто же их оплачивает? Кто платит по счетам за ошибочные решения, принятые в прошлом? Общий ответ состоит в том, что это делают инвесторы: те, кто предоставил средства, на которые были сделаны ошибки. Они надеялись получить прибыль, но обстоятельства сложились не так, как ожидалось, и они несут убытки.

Рассмотрим простой пример. Эмбер Кромби и ее муж Фич заплатили 250.000 долл. за участок и строительство дома с видом на красивое озеро Лиллипэд. Они рассчитывают, что, проживая в своем новом комфортабельном доме, из которого открывается захватывающий вид, они получат удовольствия (benefits) более чем на 250.000 долл. Однако вскоре после переезда они обнаруживают, что озеро Лиллипэд не только имеет прекрасный вид, но и распространяет неприятный запах. Со временем запах становится все хуже и хуже. В конце концов Эмбер и Фич, не в силах больше этого выносить, решают переехать. Однако когда они хотят продать свой дом, то самое лучшее предложение, которое они получают, это 60.000 долл. от пары, страдающей хроническим насморком. Что произойдет дальше?

Эмбер и Фич должны соотнести сократившийся из-за запаха положительный эффект от проживания в доме со связанными с этим затратами — 60.000 долл., от которых им придется отказаться.

Иными словами, решить, купили бы они этот дом, зная о нем то, что они знают теперь, по полной цене в 60.000 долл.? Если нет, то им следует продать.

А что произошло с оставшимися 190.000 долл., которые были инвестированы? Это убытки, которые они понесли, заплатив 250.000 долл. за нечто такое, что, как оказалось, стоит только 60.000 долл. Они не могут избежать этих убытков, оставшись жить в доме (во всяком случае, если сами они расценивают дом ниже, чем то, что готова заплатить страдающая насморком пара). Их богатство сократилось на 190.000 долл. И при наших предположениях их убытки будут еще больше, если они попытаются избежать их, не продавая дом.

Предположим, однако, что Кромби оплатили только 75.000 долл. первоначальных затрат, а на остальные 175.000 долл. получили ипотечную ссуду в банке. На кого в этом случае ложатся убытки? После продажи дома банк потребует погашения ипотечной ссуды; но 60.000 долл., вырученные от продажи, и близко не покрывают задолженность Кромби. Если у них нет никаких других активов, при помощи которых они могли бы удовлетворить требования банка, то банк может принять решение запретить им такую продажу дома. Но что тогда помешает Кромби объявить о своей неплатежеспособности по ипотечной ссуде и передать дом банку? После чего банк продаст дом, чтобы вернуть вложенные деньги (recover investment), и получит… 60.000 долл. от той же пары с притупившимся обонянием. В этом случае Кромби потеряют 75.000 долл. — свои первоначальные инвестиции, а банк потеряет 115.000 долл. — разницу между выданной ссудой и тем, что он получит назад, аннулировав закладную и продав дом.

$ 75.000 выплачено
+175.000 банк.кредит
$250.000 итого расходов
— 60.000 перепродано за…
$190.000 общий убыток
— 75.000 убыток Кромби
$115.000 убыток банка

Возможны, конечно, и другие варианты. Кромби могут решить, что (ожидаемая будущая!) потеря чести и кредитоспособности стоит слишком дорого, и не станут признавать свое банкротство, продолжая честно платить деньги банку еще долго после того, как покинут озеро Лиллипэд. Весьма вероятно, что Кромби или банк попытаются переложить убытки на того, кто может быть признан ответственным за распространение запаха, или на того, кто должен был предупредить Кромби об «ароматах», испускаемых озером Лиллипэд.

Что бы ни произошло в конечном итоге, затраты на покупку участка и строительство дома были оплачены в тот момент, когда предпринимались эти шаги. Вся сумма, за исключением 60.000 долл., составляет необратимые затраты и является убытком. В данном случае платежи по ипотечной ссуде образуют предельные затраты по дальнейшему владению домом, или, — если Кромби продадут его, но будут продолжать платить банку, — предельные затраты на сохранение своего рейтинга кредитоспособности и своей чести. #page#

Растущие затраты на медицинское обслуживание
Следуя такому взгляду на затраты и решения, попробуем разобраться в спорах о растущих затратах на медицину и о том, как сдержать их рост. Обратимся вначале к оплате врачей.

Часто утверждают, будто врачи взимают высокую плату, чтобы восполнить свои затраты на образование. Верно ли это? Из такого рассуждения следует, что тупицы, которым приходится тратить на год больше, чтобы закончить медицинский институт, будут устанавливать цены выше средних, а гении, без труда проходящие весь курс быстрее остальных, — ниже средних. Незаметно, чтобы это было так. Из этого рассуждения также следует, что те врачи, которые получали полную стипендию в течение всего времени обучения в институте, установят более низкий прейскурант цен по сравнению с теми, кто платил за себя сам. И этот вывод не подтверждается наблюдением. Предположим, недавняя выпускница медицинского института узнает, что ей осталось жить всего два года. Может ли она поднять цены на свои услуги достаточно высоко, чтобы за оставшихся два года практики возместить полные затраты на образование? Такое рассуждение представляется бессмысленным. Для практикующего врача затраты на медицинское образование целиком остаются в прошлом и, следовательно, не влияют на текущие решения.

щелкните, и изображение увеличится
Повышение ожидаемой стоимости медицинского оборудования в конце-концов сокращает предложение врачебных услуг (сдвигает кривую предложения влево)

Означает ли это, что затраты на приобретение медицинского оборудования не сказываются на оплате врачей? Ответ заключается в том, что они влияют косвенным образом: воздействуя на предложение услуг врачей. Перспектива долгих лет усердного труда отпугивает многих от начальных медицинских курсов. Привлекательность будущей работы врача снижается из-за необходимости отказываться от заработков в эти годы и одалживать деньги на жизнь и на оплату обучения. Таким образом, ожидаемые будущие затраты на окончание медицинского института ограничивают число людей, которые в конечном итоге будут предлагать врачебные услуги. (Конечно, это ограничение дополняется другими: не всякий, желающий окончить медицинский институт, в состоянии это сделать.) В конце концов все это влияет на цены, которые взимают врачи. Но для того чтобы понять, каким именно образом это происходит, мы должны продвинуться дальше в своем анализе.

Гонорары, устанавливаемые врачами за прием пациентов (for seeing patients), действительно связаны с затратами, но затраты, которые здесь принимаются во внимание, — это затраты на прием пациентов. Каковы затраты врача Х на прием пациента А? Какой альтернативной возможностью врач Х вынужден жертвовать в этой связи? Сегодня, скорее всего, это будет возможность оказать помощь пациенту Б. Чем определяется ценность этой возможности для врача? Она определяется гонораром, который готов заплатить пациент Б.

Иными словами, люди делают ценовые заявки на ограниченное время врачей в зависимости от своего спроса на медицинскую помощь. Этот спрос взаимодействует с предложением услуг врачей, в результате чего определяются затраты на визит к доктору, или цена, которую могут взимать врачи. Чем больше врач Х может получить за прием от других пациентов, тем выше будут затраты на осмотр пациента А. Обратите внимание, что эта величина определяется не ценностью того времени, которое врач провел в институте, а ценностью его времени для пациентов. Это крайне важный момент. Если увеличивается спрос на услуги врачей, но не растет предложение таких услуг, то пациенты, пытаясь обойти друг друга, просто повысят затраты на медицинское обслуживание. Короче говоря, мы сами, записываясь на прием, определяем стоимость врачебных услуг.

щелкните, и изображение увеличится
По мере прекращения предложения врачебных услуг цена растет

Врачи не обязаны поднимать свои цены, когда спрос увеличивается быстрее предложения, и многие из них так не делают. Вместо этого они позволяют повыситься другим элементам затрат. «Я не смогу принять вас до четверга». «Если хотите, вы можете приехать в поликлинику и подождать, но может оказаться, что доктор будет не в состоянии вас принять». Чем меньше повысятся цены, тем больше повысятся затраты на ожидание в очереди. В результате те, кто был бы готов заплатить больше денег, скорее всего уступят часть имеющихся медицинских услуг тем, кто готов сидеть часами, читая старые журналы.

Существует множество причин увеличения спроса на услуги врачей в последние годы. Люди стали дольше жить, а у пожилых людей больше недугов. Мы стали больше надеяться на помощь врача, и поэтому чаще обращаемся к нему за консультацией. И все чаще от людей, посещающих врача, не требуется, чтобы они оплатили предельные затраты на этот визит. Последняя причина особенно важна, т. к. несет в себе предостережение против одного из популярных «решений» проблемы растущей стоимости медицины, которое на самом деле вовсе не является решением.

Затраты и страхование
Любая система медицинского страхования, которая оплачивает услуги врачей, снижает затраты для пациентов, и тем самым увеличивает количество услуг, которые люди хотели бы купить. Для данного рассуждения более или менее безразлично, является ли система страхования государственной, финансируемой целиком за счет налогов, или частной, в которой все взносы оплачивают те, кто ею пользуется. Пока решение пациента А нанести визит доктору не оказывает ощутимого влияния на ту сумму, которую он должен платить за страховку, цена визита для него равна нулю. Если какая-то часть застрахованных начнет чаще ходить к врачу, то взносы (или налоги), безусловно, придется увеличивать. щелкните, и изображение увеличитсяНо владельцам страховых полисов (или налогоплательщикам) придется делать эти дополнительные платежи независимо от того, пойдут ли они сами к врачу, или, наоборот, решат остаться дома, чтобы как следует отдохнуть и попить чаю. Дополнительные платежи являются необратимыми затратами, и потому они не могут повлиять на решения.

В этом состоит главный изъян страхования как средства решения проблемы стоимости медицины. Если, реагируя на более высокие затраты, увеличить страховые платежи, то тем самым мы будем субсидировать использование ограниченных услуг. Но это приведет к увеличению спроса, подтолкнет вверх затраты и сделает необходимым дополнительное удорожание страховки. Люди также начнут спрашивать, почему ничего не предпринимается для удешевления стоимости медицины. Мы наверняка ничего не добьемся, пока своими же решениями способствуем ее удорожанию, увеличивая спрос на медицинские услуги быстрее, чем увеличивается их предложение.

Затраты на лечение в больнице
Вопрос о том, кто платит, оказывается столь же существенным, и когда речь идет о еще одном, более важном компоненте растущей стоимости медицинского обслуживания — о лечении в больнице. Средняя стоимость больничной палаты в 1985 г. была в семь с лишним раз выше, чем в 1965 г. Такого огромного увеличения наверняка бы не произошло, если бы пациенты сами оплачивали счета. Но если предусматривается, что пациенты платят за медицинские услуги одинаково и независимо от того, лечатся они в больнице или амбулаторно, то они гораздо охотнее будут ложиться в больницу. Обычно в больнице лучше уход, чем за ее пределами, и там легче следить за выздоровлением пациента. И в довершение всего страховка часто полностью компенсирует расходы при лечении в стационаре, и лишь частично — при амбулаторном лечении. Это просто прямое приглашение увеличить спрос на ограниченные услуги госпиталей, и нетрудно предсказать, что оно должно вести к неуклонному росту цен на палаты.

Администрация больниц демонстрирует также, что можно найти применение и для необратимых затрат. Предположим, что некая больница пристроила крыло на 200 коек и приобрела большое количество сложного лабораторного оборудования. После того, как эти решения приняты, связанные с ними затраты необратимы. Но это не означает, что они теперь бесполезны для администрации больницы. Если государственные и частные страховые компании согласились оплачивать больнице расходы на предоставление услуг пациентам, и если больницы сами решают, что включать в свои расходы, то они включат сюда и каждый доллар необратимых затрат. Необратимые затраты будут «распределены» на каждого пациента по любой формуле, позволяющей больнице как можно быстрее восполнить эти затраты без лишних конфликтов с теми, кто должен платить.

Чьи затраты? Чьи выгоды? Именно так лучше всего ставить вопрос о затратах и выгодах, если вы хотите выяснить, почему проводится та или иная политика. Когда выгоды от самого современного больничного оборудования достаются в основном медицинскому персоналу; когда недовольство медицинского персонала чревато для администрации больницы неприятностями; когда затраты на приобретение оборудования полностью и без возражений берут на себя правительство, страховые компании или филантропы — тогда администрация больницы купит дорогое оборудование, даже если оно будет редко использоваться, и произойдет взлет цен на больничные услуги. В последние годы правительство и страховые компании начали платить больницам фиксированные суммы за определенные услуги, вместо того чтобы просто покрывать все те затраты, которые якобы несут больницы. Вследствие этого у администраций больниц стало больше оснований контролировать свои расходы и меньше причин делать вид, что необратимые затраты — это затраты на предоставление определенных услуг.

Издержки как обоснование
При экономическом анализе затрат особенно легко ошибиться человеку неподготовленному, т. к. у затрат обычно имеется не только экономический, но и этический, и политический аспекты. Многие люди, по-видимому, верят, что продавцы имеют право возместить свои издержки, не имеют права устанавливать цену, существенно превышающую издержки, и почти наверняка преследуют какие-то нечестные цели, если устанавливают цену ниже издержек. Такая система взглядов, в которой издержки выполняют функцию обоснования, проникла даже в наши законы. Например, законодательный контроль над ценами обычно допускает увеличение цены при повышении издержек, но не разрешает никакого роста цен, который не был бы обоснован более высокими издержками. Иностранные фирмы, продающие свою продукцию в Соединенных Штатах, могут быть наказаны за «демпинг», если государственное учреждение установит, что они продавали свою продукцию в этой стране по ценам «ниже издержек». В подобных обстоятельствах, когда издержки становятся оправданием, а не подлинной причиной решения, все утверждения относительно издержек следует подвергать особой проверке.

Согласно расхожим представлениям, цены должны быть тесно связаны с издержками, т. к. предполагается, что издержки представляют собой нечто реальное и неизбежное. Самые активные сторонники контроля за квартирной платой согласятся (по крайней мере, в принципе), что домовладельцам следует разрешить увеличивать квартирную плату, когда возрастает стоимость мазута для отопления. Они никогда не согласятся с тем, — если бы согласились, то не были бы и сторонниками контроля за квартирной платой, — что домовладельцам следует разрешить повышать квартирную плату просто потому, что спрос на квартиры увеличивается быстрее, чем предложение. Такое повышение, с их точки зрения, было бы «надувательством», «спекуляцией» или «сдиранием втридорога», т. к. оно не связано с издержками. Но такое увеличение квартплаты столь же прочно связано с издержками, как и при росте стоимости отопления. Когда растет спрос на арендуемые квартиры, жильцы предлагают большие цены, конкурируя друг с другом за имеющуюся площадь. Тем самым повышаются издержки домовладельца, связанные со сдачей квартиры данному жильцу. Та сумма, которую готов заплатить другой жилец за угловую квартиру на третьем этаже в Хилликрест Арме, является для домовладельца предельными издержками пребывания в этой квартире его нынешнего жильца. Кажется, что это не похоже на случай с мазутом, но на самом деле это не так. Затраты на мазут в конечном счете также определяются ценовыми заявками конкурирующих пользователей в их взаимосвязи с предложением поставщиков. Затраты всегда являются результатом действия спроса и предложения.

Когда вы сердитесь на мясника за высокие цены гамбургеров, он будет отрицать свою ответственность. Он скажет: «Они повышают мне издержки». Если вы захотите расследовать дело дальше, чтобы выяснить, кто такие «они» и почему «они» продолжают повышать издержки мясника, то в итоге обнаружите, что «они» — это «мы», те самые «мы», которые любят и покупают гамбургеры. Чтобы понять, каким образом это происходит, предположим, будто произошло внезапное и непредвиденное увеличение спроса на гамбургеры, быть может, из-за прекрасной летней погоды или возросшей тяги к пикникам на задних двориках. Первым следствием станет истощение запасов гамбургеров у мясников. Когда мясники увидят, что запасы гамбургеров упали, а спрос высок, они увеличат свои заказы на говядину (идущую на фарш). Когда это произойдет по всей стране, расфасовщики мяса также обнаружат, что у них сократились запасы говядины, и постараются купить больше скота. Но увеличение спроса на скот столкнется с довольно-таки неэластичной кривой предложения, и цена скота повысится. Когда вследствие этого расфасовщикам придется больше платить за скот, они увеличат цену мяснику, который затем может честно сказать, что «они повысили издержки», даже не подозревая, что эти самые «они» находятся перед ним, у прилавка, а не где-то там на оптовом рынке. Стоимость гамбургера в супермаркете определяется взаимодействием покупателей и поставщиков.

Цена, затраты, и реакция поставщиков
Нетрудно представить себе ситуацию, когда подобный скачок спроса на гамбургеры не увеличит затраты мясника. Предположим, что одновременно с увеличением спроса на гамбургеры уменьшился спрос на бифштексы, ростбифы и вообще на сорта говядины, из которых можно делать гамбургеры. В такой ситуации расфасовщики и мясники смогут произвести дополнительные гамбургеры, на которые предъявляется спрос, не увеличивая свой спрос на скот. Тогда не будет дополнительных торгов, которые подняли бы цены на скот, увеличили бы издержки мясника и, таким образом, привели бы к повышению цен на гамбургеры на мясных прилавках.

Аналогичный результат может быть обусловлен просто течением времени. Предположим, что увеличившийся спрос на гамбургеры является составной частью общего, повсеместного увеличения спроса на говядину. Тогда увеличится спрос на рынке скота, повысится цена за фунт, и, в конце концов, потребителям придется дороже платить за говядину <не забывайте, что эта возросшая цена приведет также к уменьшению величины спроса. В конце концов потребители увеличат месячное потребление говядины меньше, чем они изначально намеревались до того, как их увеличившийся спрос поднял цену. - Прим. авт.>. Конкурентные торги потребителей приведут к увеличению цены.

щелкните, и изображение увеличится

Изменение спроса воздействует на цены в зависимости от величины предельных издержек поставщиков.

Но это вызовет новый раунд конкурентных торгов, причем некоторые из них будут происходить в умах отдельных скотоводов. Возросшая цена скота повысит ценность ресурсов, занятых в скотоводстве, и, соответственно, «перетянет» сюда часть ресурсов из свиноводства, выращивания бобов, откорма цыплят и низкоэффективного скотоводства. Чем эффективнее возросшая цена сможет притянуть дополнительные ресурсы в скотоводство, тем меньше возрастут цены на скот (а значит, и цена говядины) под воздействием исходного увеличения спроса на него. Но приспособление предложения, которое мы сейчас описываем, требует времени. Именно поэтому кривые предложения обычно более эластичны в долгосрочном аспекте, чем в краткосрочном.

Давайте подведем итог тому, что мы пытались сказать в этом разделе. Увеличение спроса на любое благо (гамбургеры, медицинское обслуживание, арендуемые квартиры) повысит затраты на приобретение этого блага (его цену) лишь постольку, поскольку оно не вызовет роста величины предложения. Или, если взглянуть с другой стороны, возросший спрос не повысит цену блага лишь в той мере, в какой реакция поставщиков сделает доступными большие количества этого блага. Реакция поставщиков будет зависеть от предельных затрат на переброску ресурсов из сфер их нынешнего приложения в производство того блага, на которое увеличился спрос.

Если возможно перемещение ресурсов при предельных затратах, которые лишь ненамного выше обычных, то увеличившийся спрос скорее приведет к росту выпуска, чем к росту цен. Но по мере того как предложение таких ресурсов исчерпывается, будут требоваться все более высокие цены для покрытия растущих предельных затрат на переброску менее подходящих ресурсов. Так как в долгосрочном аспекте по сравнению с краткосрочным ресурсы более мобильны или менее жестко специализированы, то при достаточном времени для приспособления предельные затраты на дополнительный выпуск будут обычно повышаться менее круто, чем в случае, когда реакция поставщиков ограничена только непосредственно доступными им возможностями.

Подведение итогов часто оказывается и абстрактным, и туманным. Вы можете сделать предшествующий абзац и более конкретным, и более понятным, если проверите каждый шаг рассуждения на каком-нибудь хорошо знакомом вам примере из реальной жизни. (Прекрасным примером, чтобы попрактиковаться, может служить сдаваемое в аренду жилье в окрестности вашего университета.)

Еще одно замечание об альтернативных системах
Но, быть может, все сказанное относится только к капиталистической экономике? Или это применимо также и к коммунистическому и социалистическому обществу? Описанные нами принципы — это общеэкономические принципы, применимые всюду, где ресурсы ограниченны. В социалистическом государстве центральные плановые органы также функционируют в рамках таких ограничений: доступные им ресурсы имеют альтернативные сферы приложения; всегда есть возможности замещения; любое благо можно получить только ценой отказа от какого-то другого блага. При разумном составлении планов их авторы будут вычислять альтернативную стоимость намечаемых действий, пренебрегая необратимыми затратами и принимая во внимание только предельные затраты.

Тем не менее, есть и существенные различия. Предположим, что министр угольной промышленности в социалистическом государстве пытается решить, сколько угля необходимо добыть в этом месяце. Он может увеличить производство угля за счет привлечения большего количества рабочих, или увеличения продолжительности рабочего дня, или путем использования большего количества оборудования, или повысив его качество. Соответствующие затраты для общества — это ценность того, от чего придется отказаться из-за принятого решения, или предельная альтернативная стоимость. Если для увеличения производства угля министр приобретает новые машины, общество потеряет то, что в противном случае могло бы быть создано при помощи этих машин, или то, что могло бы быть произведено при помощи ресурсов, занятых на производстве этих машин. Настоящие затраты для общества в целом, обусловленные увеличением производства угля, — это уменьшение производства локомотивов, цемента или тракторов для сельского хозяйства.

Если министр может расширить производство угля за счет использования машин, которые уже созданы и в противном случае стояли бы без дела, тогда альтернативная стоимость будет намного меньше, даже может быть равна нулю. Необратимые затраты на оборудование не имеют значения. Но заметьте, что предельные затраты будут больше нуля, если имеются хоть какие-то возможности альтернативного использования этого оборудования, даже в качестве металлолома.

Различие возникает, когда мы задаемся вопросом, как вычисляются все эти издержки. В обществе, где рабочие являются владельцами собственного труда, их необходимо стимулировать при помощи денежных выдач (заработной платы), чтобы они работали определенным образом. Поэтому заработная плата здесь измеряет альтернативную стоимость для рабочих. Заработная плата должна быть достаточной, чтобы отвлечь их от имеющейся у них (субъективно) наилучшей альтернативной возможности. Но если рабочих принуждают делать то, что диктует государство, заработная плата не обязана быть как-либо связана со стоимостью альтернативы, определяемой рабочими. (В третьей главе мы видели, как это происходит при воинском призыве.) При переходе с восьмичасового на десятичасовой рабочий день шахтеры жертвуют двумя часами досуга. Стоит ли это делать, будет зависеть от того, как плановые органы оценивают производство дополнительного угля по сравнению с утрачиваемым досугом.

При любых обстоятельствах ясно, что затраты на производство дополнительного угля было бы неправильно определять исходя из средних затрат. Об этом стоит упомянуть, т. к. в прошлом некоторые социалисты утверждали, будто предельные затраты имеют значение только в той экономике, где господствует стремление к прибыли. Действительно, в капиталистической экономике предприниматели не будут производить никаких благ, у которых предельные производственные затраты превышают их ценность для потребителей, измеряемую ценой. Но верно также и то, что в социалистическом обществе центральные плановые органы и директора предприятий не станут производить никаких благ, чьи предельные затраты превышают их ценность.

Основная разница связана с различными правилами игры, по которым рассчитываются альтернативные стоимости и цены. Одно из явных преимуществ системы с частной собственностью и частным контролем над значительной долей ресурсов — это ее ценовой механизм. При такой системе взаимодействие конкурирующих заявок на покупку и продажу ресурсов приводит к установлению денежных цен и альтернативных стоимостей, отражающих их редкость. В ценах концентрируется колоссальное количество информации, суммирующей широкий диапазон альтернатив, и они, в свою очередь, направляют выбор тех, кто принимает решения.

Ни в одной экономической системе — прошлой или нынешней — цены никогда не функционировали идеально. Как мы увидим позднее, при определенных обстоятельствах они настолько плохо суммируют имеющиеся возможности, что становятся политически неприемлемыми. Какие из всего этого следуют выводы для выбора между альтернативными экономическими системами — сложный вопрос, который нельзя решить при помощи чисто экономических доводов.

Однако к любой экономической системе будут приложимы следующие общие принципы:

реальные затраты — это альтернативные стоимости, т. е. ценность утрачиваемых возможностей;
необратимые затраты не имеют значения, потому что никакие решения не могут на них повлиять;
альтернативные стоимости — это всегда дополнительные или предельные затраты, т. е. те затраты, которые возникнут в результате принимаемых решений;
в любой экономической системе всегда используется какой-нибудь метод определения индексов цен для альтернативных возможностей; иначе те, кто принимает решения, будут действовать вслепую;
спрос и предложение, или рыночная конкуренция ценовых заявок, создают индексы цен для тех, кто принимает решения, наклеивая ценовые ярлыки на имеющиеся ресурсы.
Процесс спроса и предложения действует также и в социалистических обществах. Но там, где правила игры не определяют четко права конкретных лиц контролировать и обменивать определенные ресурсы, этот процесс не сможет создавать индексов цен, необходимых для направления и координирования хозяйственной деятельности.

Повторим вкратце
Кривые предложения отражают затраты. Все затраты, способные влиять на предложение, обладают тремя взаимосвязанными характеристиками, которые важно иметь в виду: они связаны с действиями, а не с вещами; они представляют собой упущенные возможности конкретных лиц, принимающих решения; они являются ожидаемыми, еще не наступившими следствиями решений, основанных на предельных величинах.

Текущие решения не могут повлиять на прошлые расходы; эти расходы являются необратимыми затратами, и поэтому не имеют значения в процессе принятия решений.

Альтернативные стоимости — это непременно предельные затраты, дополнительные затраты, обусловленные решением.

Если, решая вопрос о величине предложения, приходится пользоваться показателем затрат в расчете на единицу чего-либо, то смысл этих единиц должен соответствовать существу проблемы. Затраты в расчете на милю, связанные с владением автомобилем, или в расчете на бушель, связанные с владением фермой, лишены такого смысла, ибо «владение» не является решением о производстве миль или бушелей. (Хотя оно может быть необходимой предпосылкой таких решений.) Так как экономические решения основываются на будущих или ожидаемых последствиях, они всегда несут в себе некоторую неопределенность. Надежда, что будущая выручка покроет будущие затраты, часто не оправдывается на практике.

Расхожее представление о том, будто цены должны быть связаны с затратами, порождает множество путаных высказываний со стороны поставщиков, желающих оправдать свою цену (а также со стороны других людей, предающих ее проклятию).

Затраты не являются чем-то не зависящим от спроса. Спрос на блага помогает определить затраты на их поставку.

В той мере, в какой ресурсы не могут быть переброшены на производство данного блага, увеличение спроса на него приведет скорее к росту цены, а не выпуска. В той мере, в какой ресурсы могут быть переброшены без значительного увеличения предельных затрат, возросший спрос приведет скорее к росту выпуска, а не цены

В системе, характеризующейся частным владением и контролем над ресурсами, силы спроса и предложения устанавливают относительные цены, которые выполняют роль показателей редкости. Как правило, частные лица заинтересованы в том, чтобы в своих решениях о спросе или предложении руководствоваться этими показателями.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Специалист по издержкам АТТ оценил в 1981 г. затраты на телефонный звонок в дневное время из Нью-Йорка в Лос-Анжелес в 68,9 цента за первую минуту разговора и в 33 цента за каждую дополнительную минуту. Эти 68.9 цента включают: 11,3 цента за техническое обслуживание; 3,3 цента за услуги операторов; 4,4 цента за деловые услуги, такие как продажи и реклама; 2,7 цента на расчет цен и выставление счетов; 8,2 цента на износ и амортизацию; 10,6 цента на общие цели; 12,9 цента на налоги; 15,5 цента на доходы.

а) В тот момент, когда производилась эта калькуляция, АТТ взимала менее 25 центов за одноминутный звонок из Нью-Йорка в Лос-Анжелес. Терпела ли компания убытки при таком тарифе? Может быть, стоило покрыть часть этих затрат за счет тарифов на переговоры в ночные часы и в выходные дни?
б) АТТ представила эти данные Федеральной комиссии по связи, которая контролирует тарифы на междугородные переговоры, и попросила разрешения установить плату в 74 цента. Помогает ли этот факт понять, какие статьи расходов включил специалист по издержкам?
в) Действительно ли телефонной компании обходятся дешевле те междугородные разговоры, которые ведутся по ночам или в выходные дни? Каковы предельные затраты телефонной компании на звонок из Нью-Йорка в Лос-Анжелес? Почему они могут зависеть от времени суток и дня недели?
2. В январе 1982 г. «Уолл-стрит джорнэл» опубликовала статью под следующим заголовком: «Несмотря на большой объем продаж, «Форд» предлагает автомобили класса «субкомпакт» на льготных условиях, лишая себя прибыли».

а) Зачем какой-либо компании предлагать льготные условия, лишая себя прибыли?
б) В статье сообщается, что руководство «Форда», будучи убеждено в большом успехе автомобилей класса «субкомпакт», истратило 2 млрд. долл. на переоборудование четырех сборочных заводов производительностью в 950.000 таких моделей ежегодно. До объявления льгот, «которые не приносят прибыли», объем продаж не превышал 400.000 автомобилей в год. Воспользуйтесь понятием ожидаемых предельных затрат, чтобы объяснить и решение «Форда» инвестировать 2 млрд. долл., и его решение сократить цены «ниже издержек».
3. Как долго вы станете искать потерянную 20-долларовую купюру, если оцениваете свое время в 5 долл. в час? Предположим, что вы знаете, что потеряли ее где-то в своей комнате. Было бы для вас рациональным искать ее более четырех часов? Используя понятия необратимых затрат и ожидаемых предельных затрат, объясните, каким образом рациональный индивидуум, оценивающий свое время в 5 долл. в час, может искать 20-долларовую купюру бесконечно долго?

4. В сообщении из Лондона отмечалось, что, хотя британские врачи не удовлетворены некоторыми аспектами национальной системы здравоохранения, они в общем признают, что система позволяет им лечить пациентов «невзирая на затраты». Исправьте последние три слова.

5. В ходе исследования положения дел с жильем в Нью-Йорке было обнаружено, что многие домовладельцы покидают принадлежащие им дома, потому что в условиях контроля за квартирной платой их выручка не покрывает затраты. Какие затраты принимаются во внимание при таком решении?

6. Авиакомпания рассматривает возможность организации дополнительных ежедневных рейсов из Денвера в Биллингс. Она располагает оценками количества пассажиров, которые будут пользоваться этим рейсом. Какие затраты следует, а какие не следует учитывать, чтобы решить, окажется ли ожидаемая выручка достаточной, чтобы этот рейс приносил прибыль?

7. Муниципалитет Сиэтла владеет небольшой гаванью и сдает причалы в аренду владельцам лодок. В 1981 г. руководители муниципалитета приняли решение установить арендную плату на таком уровне, который обеспечил бы 5% прибыли на расходы по переоборудованию. Они заявили, что для этого потребуется увеличить примерно в два раза плату за пользование причалами на ближайшие три года.

а) Какое отношение имеют расходы на переоборудование причалов к затратам на их аренду?
б) Наиболее важной составной частью «оборудования» является океанская вода в бухте Пьюджет Саунд, где построена гавань. Следует ли включать в цену и оценку затрат на «возмещение» океанской воды? (Если вы утверждаете, что ее не следует включать, потому что океан является бесплатным даром природы, вернитесь назад и проверьте свой ответ на второй вопрос в конце третьей главы.)
в) В тот момент, когда муниципалитет объявил о своем намерении повысить цены, сотрудники муниципалитета оценивали длину очереди на получение места в гавани в 17-20 лет. Какое это имеет отношение к затратам на аренду причалов?
8. Предположим, что таксисты повышали бы свои тарифы во время грозы и вновь понижали бы их с появлением солнца. Каким образом эти различные цены были бы связаны с затратами? С затратами для кого? И на что?

9. Принятый в 1978 г. «Закон о регулировании деятельности коммунальных служб» обязывает службы электроснабжения покупать электричество у небольших электростанций. Они обязаны платить по цене сэкономленных расходов («avoided cost»), т. е. столько, сколько им пришлось бы израсходовать, если бы они не покупали, а сами вырабатывали электроэнергию.

а) Каким образом «сэкономленные расходы» соотносятся с предельными затратами?
б) Владельцы больших служебных зданий отапливают их паром, сжигая для этого топливо. Когда они узнают, что местная коммунальная служба будет покупать у них электричество по 8 центов за киловатт-час, то подсоединят к паровому котлу турбогенератор. Каким образом могут они определить, чему равны соответствующие затраты на отопление здания и на выработку электроэнергии, когда один и тот же пар выполняет обе функции?
10. «Плата за обучение покрывает только 43% затрат на образование вашего сына или дочери. Мы рассчитываем на ваши ежегодные пожертвования в поддержку тех видов деятельности, которые являются основой образования в нашем университете». Эти фразы взяты из письма к родителям, рассылаемого одним престижным университетом, плата за обучение в котором я настоящее время близка к 10.000 долл. Как вы думаете, студент, выкладывающий 10.000 долл. в год за обучение, действительно оплачивает только 43% стоимости образования? Сократятся ли затраты университета на 23.356 долл., если студент бросит учебу?

11. Чтобы решить, включаться или нет в межвузовский чемпионат по футболу, ваш университет предпринимает исследование затрат на это мероприятие. Как вы думаете, какие статьи бюджета являются подлинными затратами?

а) Стипендии на образование для игроков.
б) Платежи по закладной на стадион.
в) Бесплатные билеты всем студентам дневного отделения.
г) Жалованье директора команды, администратора и тренера.
12. Чем определяются затраты университета на оборудование автостоянки для преподавателей, сотрудников и студентов? Почему оборудование стоянки обойдется дороже университету, расположенному в большом городе, чем университету в небольшом городке? Если ежемесячная плата за стоянку для студентов выше, чем для преподавателей, означает ли это, что университету обходится дороже предоставление стоянки студентам?

13. Американское терапевтическое медицинское общество (АТМО) не выражает особого восторга по поводу прейскуранта относительных цен, которым руководствуются страховые общества при оплате различных видов медицинского обслуживания. АТМО считает, что оплата терапевтов сильно занижена по сравнению с оплатой хирургов. АТМО хочет, чтобы при установлении гонораров принимались во внимание время и усилия, затраченные на приобретение конкретных знаний (например, кардиохирургия или диагностика инфекционных заболеваний), и время, необходимое для оказания данной услуги. (См. «Врачи спорят о том, как делить гонорары», Гарри Швартц, «Уолл-стрит джорнэл», 15 января 1985 г.)

а) Нарушает ли предложение АТМО тот принцип, согласно которому необратимые затраты не имеют значения?
б) Если это предложение будет осуществлено, какие последствия можно ожидать? Если гонорары хирургов уменьшатся, а гонорары терапевтов возрастут, возникнет ли дефицит хирургов и избыток терапевтов?
в) Если для успешного выполнения какой-нибудь медицинской процедуры необходимы и хирург и терапевт, каким образом можно оценить относительную важность вклада каждого из них?
14. Авиакомпания «Пан Америкэн Эйруэйз» пожаловалась британскому правительству, что цена билетов на сверхзвуковой Конкорд, выполняющий рейсы между США и Великобританией, слишком низка. Конкорд обслуживает рейсы «Бритиш Эйруэйз», которую субсидирует британское правительство. По утверждению «Пан-Ам», это позволяет держать цену билетов на Конкорд ниже издержек.

а) Являются ли затраты на создание сверхзвукового самолета Конкорд частью затрат на полет из Нью-Йорка в Лондон?
б) Если в самолете остаются пустые места, каковы затраты «Бритиш Эйруэйз» на перевоз дополнительного пассажира?
15. Во что обойдется вам проспать одну из 30 лекций курса, за посещение которого вы заплатили 300 долл.?

16. Прилежнее ли студенты учатся на тех курсах, где они больше платят за обучение?

17. Вкуснее ли жареные сосиски на стадионе, где они стоят в два раза дороже обычного? Могут ли они быть вкуснее потому, что стоят дороже?

18. Как вы считаете, станут ли люди, которым не очень нравятся фильмы Ингмара Бергмана, ходить на фестиваль фильмов Бергмана при цене билетов 5 долл. за 10 фильмов? Как вы считаете, многие ли из тех, кто не является большим поклонником Бергмана, будут ходить на бергмановский фестиваль при цене в 50 долл. за 10 фильмов? Не может ли ваш ответ на этот вопрос изменить ответ на предыдущий вопрос — о жареных сосисках на стадионе?

19. «Мы сожалеем, что рост издержек вынуждает нас повысить цены». Это чрезвычайно распространенное заявление, которое делают продавцы, повышающие свои цены. Но верно ли оно? Разве увеличение затрат поставщиков всегда вынуждает их (или хотя бы позволяет им) поднимать свои цены? Хорошенько подумайте над каждым из следующих примеров повышения издержек. В каких случаях, по вашему мнению, рост цен обусловлен ростом издержек? В каких случаях можно рассчитывать, что продавцы возьмут на себя бремя увеличившихся затрат вместо того, чтобы повышать цены?

а) Врачей заставляют платить более высокие страховые премии за неправильное лечение.
б) Страховые премии за неправильное лечение повышаются только у тех врачей, у кого плохой послужной список или недостаточные рекомендации.
в) Водитель такси платит высокие страховые взносы, потому что у него репутация неосторожного водителя.
г) Магазин, расположенный в районе с высоким уровнем преступности, больше платит за обеспечение безопасности. (Станут ли его клиенты платить более высокие цены, или они предпочтут посещать магазины в районах с низким уровнем преступности?)
д) В результате увеличения налога на недвижимость возрастают расходы домовладельцев.
20. Когда цены на кофе увеличились в четыре раза в 1977 г., многие кафе и рестораны удвоили цены, взимаемые за чашку кофе. Иногда это сопровождалось заявлением, что, хотя они и были бы готовы принять на себя большую часть увеличения издержек, суровая реальность вынуждает их переложить незначительную долю этого увеличения на своих дорогих клиентов. Какова стоимость молотого кофе, идущего на чашку кофе в рестоане? Почему рестораны и другие фирмы делают подобные заявления?

21. а) Как вы считаете, каковы будут различия в ценах, устанавливаемых тремя молодыми начинающими врачами, если один из них финансировал образование при помощи ссуды, и теперь должен платить 4000 долл. в год в течение 15 лет; за обучение другого полностью заплатили его родители, а третий в течение всего времени получал государственные стипендии?

б) Оцените утверждение журнала «Ньюсуик» за 19 марта 1979 г. о том, что государство могло бы удешевить медицинское обслуживание, если бы полностью оплачивало обучение врачей, тем самым избавив их от необходимости покрывать свои затраты на образование (плюс процент) путем повышения гонораров.

в) Автор статьи в «Ньюсуик» утверждает, что «вы и я» должны будем покрывать затраты доктора на выплату ссуды, потому что эти его платежи являются «законными затратами на ведение дела». Какая разница, являются ли те или иные платежи «законными затратами на ведение дела», или нет? Предположим, что местный уголовный синдикат потребовал от всех врачей, практикующих в районе, выплачивать 5000 долл. в год за защиту. Были ли бы эти платежи «законными затратами на ведение дела»? Повлияли бы они на гонорары врачей?

22. Министерство обороны заключает с вами контракт на условиях «затраты плюс 10%», чтобы вы делали ракеты в своем гараже. Какие из следующих статей вы сможете на законном основании включить в свои затраты?

а) Исходные затраты на строительство гаража с учетом инфляции и износа.
б) Износ автомобиля, связанный с тем, что он стоит у вас на улице, т. к. гараж заставлен оборудованием для производства ракет.
в) Затраты на удлинение гаража на четыре фута, чтобы ракеты не высовывались на улицу, где соседские дети могут нечаянно осуществить запуск одной из них.
г) Затраты на курс, который вам пришлось прослушать в местном университете, чтобы получить квалификацию мастера по ракетам, необходимую для получения правительственного контракта.
д) Затраты на курс по математике, который вы прослушали много лет тому назад, но который оказался необходимым для курса по ракетному делу.
е) Затраты на образование в средней школе, т. к. вы не могли бы изготовлять ракеты, если бы не умели читать.
ж) Затраты на укол от столбняка, который был вам сделан в трехлетнем возрасте и спас вашу жизнь, позволив тем самым стать процветающим военным подрядчиком.
з) Затраты на психотерапевта, помогающего вам преодолеть депрессию, возникшую из-за того, что дети презирают вас как члена военно-промышленного комплекса.
23. Ваш начальник говорит вам сердитым голосом: «Меня не интересует, чему вы учились на курсе по экономической теории. Но если вы не включите все необратимые затраты нашей фирмы в ваш отчет и ваши рекомендации, я вас уволю». Имеют ли теперь необратимые затраты отношение к принимаемому вами решению?

24. Должно ли правительство, принимая решение о продолжении войны, учитывать уже понесенные потери? Очевидно, это непростой вопрос. И даже гораздо более трудный, чем можно поначалу предположить, в особенности для правительства, которое зависит от общественной поддержки.

25. Правило экономистов, по которому «необратимые затраты не имеют значения», — это узелок на память. Оно напоминает о необходимости учитывать только предельные затраты, но не может указать, какие затраты являются предельными. Для этого необходимо вынести квалифицированное суждение. Вы можете развить свою способность выносить такие суждения, если попытаетесь перечислить и оценить предельные затраты, связанные с тем, чтобы оставить за собой (или не оставить) на летний период вашу квартиру рядом с университетом. Попытайтесь вычислить минимальную плату за поднаем, которая склонила бы вас оставить ее за собой и снова вселиться в нее осенью.

26. Вот во что обошлось бы вам осуществление вашей давней мечты о небольшом собственном лыжном курорте:

приобретение земли — 200.000 долл.
приобретение подъемника — 100.000 долл.
приобретение домика на горе — 20.000 долл.
работа на подъемнике и продажа билетов — 50 долл. в час.
Вы планируете работать 50 часов в неделю 20 недель в год, Таким образом, текущие затраты, по вашим подсчетам, составят 50.000 долл. в год. Вы сможете занять 320.000 долл., необходимые для начала дела, в рассрочку на 20 лет. Ваши ежегодные платежи по ссуде (процент плюс погашение) обойдутся вам в 43,000 долл.

а) На какую минимальную ежегодную выручку от продажи билетов вы должны рассчитывать, чтобы рискнуть и вложить 320.000 долл.?
б) Предположим, в первый год функционирования выручка составила 60.000 долл. Следует ли вам закрыть дело?
в) Время от времени вы можете заработать 600 долл., открывая свое заведение на 8 часов по рабочим дням (когда оно обычно закрыто) для отдельных групп посетителей. Эта выручка покроет ваши текущие издержки в 400 долл. в день; но т. к, текущие издержки составляют только 54% ваших полных издержек, вам потребуется примерно 750 долл. выручки, чтобы имело смысл открывать подъемник. Или не потребуется?
г) Если во второй год вы израсходовали 10.000 долл. на рекламу, в результате чего ваша полная выручка увеличилась до 75.000 долл., правильным ли было решение о рекламе?
д) Что делать, если по прошествии нескольких лет выяснится, что ваши финансовые результаты не могут быть лучше результатов второго года? Следует ли закрыть дело? Если вы решите, что не можете себе позволить терять 28.000 долл. в год на лыжном курорте, что вы можете предпринять? Предположим, когда вы выносите на продажу все это имущество, то самое большее, что вам предлагают, это 100.000 долл. за землю, подъемник и домик. Стоит ли вам продавать?
е) Если вы объявили себя банкротом по ссуде и кредитор конфискует ваше имущество, что он будет с ним делать? Следует ли кредитору конфисковывать имущество, или стоит удлинить вам срок ссуды, чтобы сократить платежи за нее до такой величины, которую вы могли бы выплачивать из своей ежегодной выручки?
27. Муниципалитет Нью-Йорка обнародовал в 1980 г. план, по которому намеревался определить ценность всех своих основных фондов (fixed assets): муниципальных зданий, поездов метро, канализации, водопроводов, мусороуборочных, полицейских и пожарных машин, здания суда, и даже, по-видимому, Бруклинского моста. Если бы вы были инвестором, рассматривающим возможность предоставления ссуды муниципалитету Нью-Йорка, приняли бы вы во внимание ценность его основных фондов? Стали бы вы определять ценность Бруклинского моста стоимостью его строительства? Если нет, то каким образом вы сделали бы это?

28. Диаграмма показывает предложение и спрос на жилую площадь, сдаваемую внаем в некоем вымышленном городе. Квартирная плата, уравновешивающая рынок, составляет 300 долл. в месяц.

Затем происходят два события. 1) В результате инфляции покупательная способность денег падает на одну треть. 2) Муниципалитет и государство резко снижают налог на недвижимость, так что чистый доход домовладельцев от их собственности увеличивается на одну треть.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 5А. Гипотетические кривые спроса и предложения жилья в арендном секторе

а) Как вы считаете, каким образом эти события повлияют на спрос и предложение арендуемого жилья? Что произойдет с квартирной платой? Проведите различие между краткосрочными и долгосрочными эффектами.
б) Если бы сокращение налога на собственность коснулось только жилищного имущества, то на чем бы это сказалось?
в) Если в результате этих событий в краткосрочном аспекте повысится квартплата и в ответ муниципалитет введет контроль над квартплатой, то каковы будут долгосрочные последствия? #page#
ГЛАВА 6. ЭФФЕКТИВНОСТЬ, ОБМЕН И СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО

Эффективность — достоинство, наиболее последовательно превозносимое экономистами. Это не должно удивлять, поскольку эффективность и экономичность — почти синонимы. Оба термина характеризуют «результативность» (effectivness) использования средств для достижения целей. Получать как можно больше из доступных нам ограниченных ресурсов — вот что мы имеем в виду под эффективностью и под экономичностью.

В последние годы в нашем обществе стали раздаваться голоса, утверждающие, что мы чересчур высоко ценим эффективность, что иногда мы пренебрегаем более важными целями ради эффективности, не стоящей наших усилий. Возможно ли это? Каждый, кто внимательно подумает на данную тему, обнаружит, что в такой критике эффективности есть что-то странное с логической точки зрения. Хотя отдельные положения этой критики могут быть правильными и важными, вряд ли мы платим за эффективность слишком много.

Технологическая эффективность?
Если мы хотим, чтобы в понятии «эффективность» было какое-либо полезное содержание, ее следует понимать как отношение двух величин. Инженеры используют определение эффективности, которое, на первый взгляд, удовлетворяет этому условию. Они определяют эффективность как отношение работы, выполненной машиной, к энергии, потребляемой ею, и обычно выражают это отношение в процентах. С инженерной точки зрения, дизельный локомотив эффективнее паровоза, поскольку на единицу потенциальной энергии, заключенной в топливе, дизельный локомотив выполняет больше работы.

Это определение, однако, не выдерживает критического рассмотрения. Эффективность не может быть измерена отношением энергии выхода к энергии входа, поскольку по законам термодинамики это отношение всегда равно единице для любого процесса. Инженерная эффективность есть, скорее, мера выполненной работы по отношению к затраченной энергии. Однако что такое «выполненная работа»? Разве она не зависит от того, что мы хотим получить? Что называть «работой»? Инженеры на самом деле называют паровой двигатель менее эффективным, чем дизельный, поскольку в паровом двигателе больший процент энергии растрачивается впустую. Однако, строго говоря, даже потерянная энергия выполняет работу. Она просто не выполняет никакой полезной работы. Это значит, что она не выполняет работы, которая нужна кому-либо. Все это означает, что эффективность не является чисто объективным или технологическим свойством, а неизбежно зависит от оценок.

Энергия выхода = 1
Энергия входа

Эффективность и оценки
Эффективность неизбежно является оценочной категорией. Это первый пункт, который необходимо зафиксировать. Эффективность всегда связана с отношением ценности результата к ценности затрат. В эффективности всегда будет, конечно, объективный компонент: наши симпатии и антипатии не определяют потенциальную теплотворность фунта топлива. Однако сами по себе физические параметры никогда не могут определить эффективность. Из этого следует, что эффективность любого процесса может меняться с изменением оценок, а поскольку все зависит от всего, любое изменение в любом субъективном предпочтении в принципе может изменить эффективность любого процесса.

Ценность мера
выхода — эффек-
Ценность тив-
входа ности

Давайте вернемся к вопросу об относительной эффективности дизельного локомотива и паровоза. Каждый из них может работать только при использовании большого количества разнообразных ресурсов (inputs): не только угля, нефти или машинистов, но также и всех ресурсов, используемых в производстве локомотивов, ресурсов для производства этих ресурсов, ресурсов, пошедших на производство продуктов, являвшихся ресурсами при производстве продуктов, которые были затратами при производстве локомотивов, и так далее, без какого-либо видимого предела. Все, что меняет ценность чего-либо, что вносит вклад в работу локомотива, может, в принципе, влиять на его эффективность.

Нам не понадобятся замысловатые примеры для обоснования важного положения. Рост ценности нефти по сравнению с ценностью угля, если он достаточно велик, сам по себе может изменить все таким образом, что работающий на угле паровоз станет эффективнее дизеля. Отсюда следует, что эти относительные эффективности зависят от спроса и предложения нефти и угля, а тем самым и от таких факторов, как транспортные привычки населения, политическая ситуация в нефтепроизводящих странах и отношение к тому, как воздействует открытая добыча угля на окружающую среду. Возможно, вам никогда не приходило в голову, что на относительную эффективность старого паровоза повлияли усилия профсоюза «Объединенные шахтеры»!

«Постойте, — говорит голос с задней парты. — Не кажется ли вам, что вы говорите о чем-то другом, а не об эффективности? Я не сомневаюсь, что железной дороге дешевле обходится перевозка тонно-километра груза на дизеле, чем на паровозе. Но это не то же самое, что большая эффективность. Если уголь станет достаточно дешевым, некоторые железные дороги могут вернуться к старым паровозам. Однако это произойдет потому, что паровоз станет дешевле, а не потому, что он станет эффективнее».

Однако, с точки зрения железной дороги, «дешевле» — это и есть «эффективнее», поскольку интересующие ее ценности — это денежные ценности. Иллюзия чисто технологической эффективности умирает тяжело, однако она заслуживает, чтобы ее затоптали до смерти. Нет такой машины, такого процесса, такого устройства, настолько эффективного, чтобы его нельзя было сделать неэффективным (или настолько неэффективного, чтобы его нельзя было сделать эффективным) с помощью соответствующего изменения ценностей.

Миф о материальном богатстве
Подчеркивая ключевую роль оценок в любом показателе эффективности, мы отвергаем также общее убеждение в том, что экономика имеет дело прежде всего с «материальным» миром: с материальным богатством, материальным благосостоянием, или же материальными целями. Это попросту не так, и слово материальный на самом деле не имеет смысла в сочетании с такими словами, как богатство или же благосостояние.

Из чего состоит богатство? Что составляет ваше собственное богатство? Многие уже привыкли полагать, что экономическая система производит «материальное богатство», такое как: автомобили, дома, баскетбольные мячи, кукурузные хлопья и авторучки. Однако каждая из этих вещей является богатством только в том случае, если она доступна тому, кто ее ценит. Дополнительная вода — дополнительное богатство для фермера, которому необходимо орошение, но она не является богатством для фермера, попавшего в паводок на Миссисипи. Холодильник может быть богатством для американской домохозяйки, но не для эскимоса. Коробка, в которой привезли холодильник, — мусор для домохозяйки, но сокровище для ее маленького сына, который видит в ней игрушечный дом.

Экономический рост состоит не в увеличении производства вещей, а в увеличении богатства. А богатство — это все то, что люди ценят. Материальные предметы могут, естественно, вносить свой вклад в богатство, и в некотором смысле они критически важны для производства богатства. (Даже такие «нематериальные» блага, как любовь и спокойствие духа, вообще говоря, обладают некоторым материальным воплощением.) В то же время нет обязательной связи между ростом богатства и увеличением объема, веса или количества материальных предметов. Неоправданное отождествление богатства с материальными предметами должно быть отвергнуто с порога. Оно бессмысленно. Кроме того, оно мешает пониманию многих сторон экономической жизни. Лучшим примером этого является торговля (или обмен).

Торговля создает богатство
Торговля издавна обладает в западном мире сомнительной репутацией. Возможно, это результат укоренившегося в народе убеждения в том, что на самом деле от простого обмена выиграть ничего нельзя. Сельское хозяйство и промышленность считаются действительно производительными: кажется, что они создают что-то действительно новое, дополнительное. А торговля только обменивает одну вещь на другую. Отсюда следует, что человек, зарабатывающий торговлей, облагает общество чем-то вроде налога. Зарплата или другие прибыли фермера или ремесленника могут быть получены от так называемого реального продукта их усилий, и они имеют своего рода право на получаемый доход; они пожинают то, что сами посеяли. В то же время торговцы на первый взгляд пожинают, ничего не сея; кажется, что их деятельность ничего не создает, однако их усилия вознаграждаются. Поэтому торговля, как считают некоторые, является растратой для общества, синонимом неэффективности.

Этот ход мысли затрагивает глубокие чувствительные струны в душе многих, кто сохраняет древнюю неприязнь к торговцам в форме недоверия к «посредникам». Каждый стремится обойти посредника — этого узаконенного бандита на широкой дороге торговли, которому дано право сдирать проценты с каждого глупца или неудачника, попавшегося ему на пути.

Каким бы древним и глубоко укоренившимся ни было это убеждение в непроизводительности торговли, оно абсолютно ошибочно. Нет ни одного удовлетворительного определения слова производительный, которое можно было бы применить к сельскому хозяйству и промышленности, но не к торговле. Обмен производителен! Он производителен, поскольку он способствует большей эффективности использования ресурсов.

Многие совершали фатальную ошибку в самом начале рассуждений, предполагая, что обмен, если он основан не на обмане или принуждении, это всегда обмен равными ценностями. Верно как раз противоположное: обмен никогда не может быть обменом равными ценностями. Будь это не так, никакого обмена бы не было. При информированном и добровольном обмене (а именно это мы понимаем под настоящим обменом) оба участника выигрывают, отдавая нечто меньшей ценности за нечто большей ценности. Если Джек меняет свой баскетбольный мяч на бейсбольную перчатку Джима, Джек ценит перчатку больше, чем мяч, а Джим ценит мяч больше, чем перчатку. Для обеих сторон обмен является неэквивалентным (unequal). Именно это и есть источник его производительности. Теперь у Джека большее богатство, чем раньше, и у Джима тоже. Обмен был производительным, поскольку он увеличил богатство обоих участников.

«Вовсе нет, — говорит голос спорщика с заднего ряда. — Никакого прироста богатства не произошло. Джим и Джек чувствуют себя обогатившимися (better off) — это правда, у них поднялось настроение и так далее. Однако обмен на самом-то деле ничего не произвел. По-прежнему есть одна перчатка и один мяч».

Но и производители бейсбольной перчатки и баскетбольного мяча «на самом-то деле» тоже ничего не произвели: они просто соединили исходные материалы в более ценные комбинации. А разве это в принципе не то же самое, что происходит во время торговли? Наше подозрительное отношение к торговле свидетельствует о нашем материальном фетишизме, который присущ и голосу с заднего ряда. Как Джек, так и Джим, несомненно, обладают большим богатством после обмена.

Для Джека:

Ценность
перчатки > единица
Ценность
мяча

Вспомните, что мы до этого решили насчет эффективности: она измеряется отношением одной ценности к другой, а не отношением каких-либо физических величин. Вы можете представлять себе обмен между Джимом и Джеком как акт производства. Джек использовал баскетбольный мяч в качестве ресурса и получил бейсбольную перчатку в качестве результата. Для Джима перчатка явилась затратами, а мяч — результатом. Итог производственного процесса (обмена) состоял в том, что ценность готового продукта превышала ценность издержек для обоих участников. Больше ничего не требуется для того, чтобы определить деятельность как производительную. Обмен увеличил реальный готовый продукт.

Для Джима:

Ценность
мяча > единица
Ценность
перчатки

Эффективность и стоимость утраченной альтернативы
Возможно, мы сумеем прояснить все изложенное и связать материал с предыдущими главами, если рассмотрим следующий упрощенный пример. Представим общество со всего двумя видами благ и тремя производителями. Мы назовем эти блага М и Д, под которыми, если хотите, можете подразумевать, соответственно, материальные и духовные блага. Производителей мы назовем Энн, Боб и Вэн. За один период времени (например, день) каждый может произвести следующие количества М и Д:

Энн может произвести 8М или 4Д или же любую линейную комбинацию между ними, такую, как 6М плюс 1Д, 5М плюс 1,5Д, 2М плюс ЗД, и так далее;
Боб может произвести ЗМ или ЗД или любую линейную комбинацию между этими точками;
Вэн может произвести 1М или 2Д или любую промежуточную линейную комбинацию.
Готовы отвечать на вопрос? Кто, по-вашему, самый эффективный производитель духовных благ в этой страшно упрощенной экономике? Прежде чем отвечать, посмотрите на условия.

Вы согласны, что это Вэн? Или вы ошибочно предположили, что это Энн, которая, на самом деле, наименее эффективный производитель Д в этом обществе? Если вам не удалось правильно назвать Вэна как наиболее эффективного производителя Д, вы не использовали в своих вычислениях концепцию альтернативной стоимости.

Каковы издержки Вэна на производство Д? Издержки, связанные с некоторым действием, — это оценка тех потерь (sacrifice), которые вызваны этим действием. Поскольку М и Д являются единственными видами благ в этом обществе, единственный измеритель издержек на производство Д — количество потерянных М. Теперь посмотрим на условия. Вэн жертвует производством 1/2 М для производства одного Д. Боб жертвует одним М для производства Д. А Энн, такой плодовитый производитель М, отказывается от 2М за каждое произведенное ею Д. Выводы очевидны. Вэн производит Д с наименьшими издержками, а Энн — с наибольшими.

Затраты на производство одной единицы духовного блага (ЕДБ)

Вэн
Боб
Энн

1/2
1
2

ЕМБ
ЕМБ
ЕМБ

Предположим, что вы комиссар экономики в этом маленьком обществе и вы хотите произвести наибольшее количество Д при условии производства минимального количества М, необходимого для поддержания существования общества. Предположим теперь, что одного М в день достаточно, чтобы поддержать жизнь и работоспособность всех; ваш производственный план, таким образом, призван произвести 1М плюс столько Д, сколько удастся произвести из оставшихся ресурсов.

Если вы приказываете Вэну производить этот необходимый один М, ошибочно полагая, что он неэффективный производитель Д, и одновременно предписываете Энн и Бобу сконцентрироваться исключительно на Д, то в конце дня вы окажетесь с заказанным вами одним М и семью Д: четырьмя от Энн и тремя от Боба.

Но если вы поймете, что Вэн — ваш самый эффективный производитель Д и должен целиком сконцентрироваться на его производстве, и что Энн должна- производить единственный М, который вам необходим, поскольку она является наиболее неэффективным производителем Д — тогда вы получите 2Д от Вэна, 3 от Боба и 3,5 от Энн, всего 8,5Д, в дополнение к необходимой одной единице М. Если больше — это лучше, чем меньше, вы окажетесь богаче на полтора Д в день, направив Энн вместо Вэна на производство М.

Какой был бы выпуск, если бы в качестве производителя М вы определили бы Боба? В этом случае вы получили бы 4Д от Энн, 2 от Боба и 2 от Вэна, т. е. всего 8 (плюс один М).

Что тут происходит? Совершенно ничего странного, если вы не забываете пользоваться аршином альтернативной стоимости. Вам как комиссару содержание каждого на производстве М или Д обходится ровно во столько, сколько вы при этом теряете. Когда Энн производит один Д, вы теряете два М. Когда Боб производит один Д, вы теряете один М. Однако когда Вэн производит один Д, жертвуется только 1/2 M. С вашей точки зрения, таким образом, Вэн очевидно производит Д с наименьшими затратами, а Энн — с наибольшими.

Затраты на производство одной единицы материального блага (ЕМБ)

Энн
Боб
Вэн

1/2
1
2

ЕДБ
ЕДБ
ЕДБ

Обратясь к издержкам производства М, мы увидим, что вам обойдется в 1/2 Д производство одного М Энн, в один М — Бобом, и в два М — Вэном. Таким образом, Энн производит М с наименьшими издержками, и именно поэтому вы получили максимум желаемого, поручив Энн производить М.

Эффективность и выигрыш от торговли
Может быть, этот отвергаемый интуицией вывод о том, что безрукий, плохо пригодный к любой работе Вэн является самым эффективным производителем духовных благ — этот вызов здравому смыслу — получается из-за того, что мы поставили во главе экономики диктатора? Вовсе нет. Это результат самой логики альтернативной стоимости.

Давайте устроим переворот, избавимся от комиссара экономики и позволим Энн, Бобу и Вэну самостоятельно решать, что они хотят производить.

Скорее всего, они начнут с решения о том, что каждый из них предпочитает потреблять. Предположим, что Вэн, гармоническая личность, хочет иметь один М и один Д. У него проблема: он никак не в состоянии произвести столько. Если он произведет желаемый М, ему придется обойтись вообще без Д. Если он произведет желаемый один Д, ему придется примириться только лишь с половиной М.

Предположим теперь, что Боб, не менее гармоническая личность, хочет потребить полтора М и полтора Д, которые он может произвести. Если Боб и Вэн хорошо знают друг друга и один другому доверяет, они могут организовать обмен, выгодный для Вэна и не ухудшающий положения Боба. Вэн может согласиться целиком сосредоточиться на производстве Д. Тогда один Д он оставит для собственного потребления, а второй отдаст Бобу. Это позволит Бобу произвести 2,5 М, поскольку для собственного потребления ему будет достаточно производить всего 1/2 Д. Оставив полтора М себе и отдав остальное Вэну, он не ухудшит своего положения. Однако Вэн теперь, в результате специализации и торговли, добился большего богатства — того, которое он хотел, но не мог получить самостоятельно.

Похоже на фокус? Возможно — фокус, но не обман, и не иллюзия. Это фокус, который каждый из нас проделывает ежедневно для обеспечения себя благами, которые он хочет иметь, но не может даже начать производить самостоятельно. Мы все специализируемся на производстве тех благ, в которых, как мы думаем, имеем сравнительное преимущество, а потом обмениваем наши продукты на блага, в которых мы на самом деле нуждаемся. Так же как Джек обнаружил, что он может использовать баскетбольный мяч как «ресурс» для производства бейсбольной перчатки, которую он хотел иметь больше, чем баскетбольный мяч, так же и Ван обнаружил, что он может использовать дополнительный Д в качестве «ресурса» для приобретения желаемого М. В этом суть того, что делаем все мы.

Сколько еды можно произвести на баскетбольной площадке?!

В мире, в котором люди могут организовывать и осуществлять обмены между собой с низкими издержками, они почувствуют заинтересованность в специализации и торговле. Они обнаружат, что специализация может принести им больше благ, которых они хотят, будь то материальные или духовные блага, отдых или же даже способность дать как можно больше всевозможных благ другим. Если бы Джулиус Ирвинг, баскетболист феноменальных способностей, решил, что главная цель его жизни — дать как можно больше еды и молитвенников беднякам Филадельфии, он бы все равно остался профессиональным баскетболистом. Именно в этой сфере находится его сравнительное преимущество. Он сможет «вырастить» гораздо больший урожай, играя за деньги в баскетбол и используя вырученные деньги на «наем» фермеров, чем в том случае, если сядет за руль трактора. А огородники Нью-Джерси «вырастят» себе развлечение, специализируясь на производстве овощей и используя доход на покупку цветного телевизора, по которому можно наблюдать за игрой Джулиуса Ирвинга.

Вам не надо быть «лучше всех», чтобы проделать такую штуку. Вэн может получать выгоды от торговли с Бобом, даже если он менее производителен в изготовлении и материальных, и духовных благ. Он может выиграть даже от торговли с Энн, которая способна сделать в день вдвое больше Д и в восемь раз больше М, чем Вэн. Важно, что у Энн преимущество перед Вэном по М больше, чем преимущество по Д. Это значит, что у Вэна, по сравнению с Энн, меньше отставание по Д, чем по М. А это, в свою очередь, означает, что и Энн, и Вэн могут выгадать, торгуя друг с другом и специализируясь на тех продуктах, по которым каждый из них имеет сравнительное преимущество.

Сравнительное преимущество в международной торговле
В общественном мнении существует очень живучее представление, что некоторые страны могут производить почти все с меньшими издержками. Если заработная плата в Мексике или Италии ниже, чем в Соединенных Штатах, разве не смогут мексиканские или итальянские промышленники производить практически все дешевле, чем американские? Как могут Соединенные Штаты конкурировать со странами, в которых рабочие, даже квалифицированные, привыкли к ставкам заработной платы ниже нашего законодательно установленного минимума? Впрочем, в Мексике или Италии вы обнаружите, что рабочие жалуются на то, что они не могут конкурировать с американскими технологиями, издержки которых ниже за счет массового производства. И это, возможно, заставит вас усомниться в приведенных выше доводах.

Базовый изъян в этих доводах состоит в том, что они не учитывают альтернативную стоимость. Логически невозможно, чтобы одна страна была эффективнее другой в производстве всего. Это станет очевидным, как только вы вспомните, что эффективность рассчитывается как отношение того, что произведено, к тому, что вследствие этого не произведено. Реальные затраты на производство чего угодно — это ценность того, от чего отказываются для этого производства. Расчеты в долларах, йенах, песо и франках (или в часах рабочего времени) просто скрывают реальные производственные издержки.

Предположим, что Япония и США произвели только по три блага: зерно, ткань и радиоприемники. Предположим также, что конкуренция в обеих странах привела цены к уровням, отражающим альтернативную стоимость каждого товара. Результат этого таков:

Соединенные Штаты

Япония

Зерно

30 долл.

9.000 йен

Ткань

20 долл.

4.500 йен

Радиоприемники

50 долл.

13.500 йен

Которая из стран более эффективный производитель этих товаров, где меньше издержки? Прежде, чем мы сможем ответить, нам надо найти способ сравнить издержки. Какие единицы измерения нам доступны?

Доллары и йены явно не подойдут. Очевидно абсурдно утверждение, что Соединенные Штаты эффективнее в производстве всех трех товаров просто потому, что их цены в долларах ниже цены в йенах. Это было бы так, если бы йена и доллар имели одинаковую ценность. В главе о международной торговле мы рассмотрим вопрос об установлении относительных цен национальных валют. Сейчас нам достаточно будет сказать, что это — тупиковый подход, поскольку обменные курсы валют отражают только цену валют, они ничего не говорят об издержках производства.

Некоторые могут захотеть использовать в качестве конечной меры относительных издержек рабочее время, затраченное на производство этих товаров. Для этого нам потребовалось бы сначала найти некий общий знаменатель для труда разной квалификации и эффективности, а также способ перевода таких затрат, как оборудование и земля, в единицы рабочего времени. Однако даже если бы мы справились с этой задачей, нам пришлось бы также принять спорную предпосылку, что час работы в Японии обладает такой же ценностью, что и час работы в Соединенных Штатах. Но так ли это? Отношение к работе и отдыху определяется культурой, и нет достаточных причин предполагать, что час рабочего времени в одной стране ровно настолько же «дорог», как в другой.

Тогда каким же образом мы можем решить, какая страна производит эти товары с наименьшими издержками? Ответ таков: нет никакого способа его сделать. Все, что мы можем сделать, — это определить, что та или иная страна является более эффективным производителем определенного товара относительно другого товара или товаров. В этом смысл сравнительного преимущества.

В США один радиоприемник стоит как:
1 2/3 единицы зерна, или
2 1/2 единицы текстиля.

Возьмем, например, радиоприемники. Отношения цен показывают, что единица радиоприемников стоит 1 2/3 единицы пшеницы или 2 1/2 единицы ткани. Эта стоимость такова, потому что именно от такого количества иных товаров приходится отказываться для производства одной единицы радиоприемников. В Японии одна единица радиоприемников стоит 1 1/2 единицы пшеницы и 3 единицы ткани. От этих количеств зерна и ткани приходится отказываться в Японии для производства дополнительных радиоприемников. Отсюда следует, что Япония эффективнее Соединенных Штатов по производству радиоприемников относительно зерна, но менее эффективна относительно ткани.

В Японии один радиоприемник стоит как:
1 1/2 единицы зерна, или
3 единицы текстиля.

Какая страна является более эффективным производителем ткани? Если вы уже поняли ход рассуждений, вы сразу же спросите: относительно чего? Единица ткани стоит 2/3 единицы пшеницы и 2/5 единицы радиоприемников в Соединенных Штатах, и 1/2 единицы пшеницы и 1/3 единицы радиоприемников в Японии. Таким образом, Япония более эффективный (т. е. ее издержки ниже) производитель ткани по отношению как к пшенице, так и к радиоприемникам.

Соединенные Штаты, в свою очередь, с наименьшими издержками производят пшеницу по отношению к ткани: полторы единицы ткани жертвуются для производства единицы зерна против двух единиц ткани в Японии. У Соединенных Штатов также ниже издержки на производство пшеницы по отношению к радиоприемникам: 3/5 единицы радиоприемников составляют издержки на производство единицы американской пшеницы, а издержки Японии — 2/3 единицы радиоприемников.

Не упустите главную мысль во всех этих дробях. Страна может стать неэффективным производителем блага X, просто став сказочно плодовитым производителем блага Y. Когда вы становитесь необыкновенно успешными в одном, для вас накладно заниматься чем-либо другим. Если Япония начинает производить радиоприемники и телевизоры с более низкими издержками, чем Соединенные Штаты, это не означает, что американские производители этих товаров в чем-то уступили. Это может с тем же успехом означать, что в США быстро растет, производительность в других отраслях.

Стремление к сравнительному преимуществу
Никто, кроме экономистов, никогда не занимается такого рода подсчетами, да и экономисты делают это только для того, чтобы объяснить студентам логику сравнительного преимущества. В реальном мире люди стремятся реализовать свое сравнительное преимущество, просто выбирая для себя тот вариант, который кажется наиболее привлекательным. Вэн производит духовные блага, Джулиус Ирвинг играет в баскетбол, американские швейные фабрики покупают японский текстиль, а японские мельники — пшеницу из Соединенных Штатов потому, что в каждом случае, по их убеждению, это лучший способ получить желаемое. Во всех этих решениях базовую информацию дают относительные цены. Учитывая свои многогранные способности и оплату своего труда, Вэн видит, что он может получить больший доход, производя Д, чем производя М. Американцы, покупающие ткань, видят, что японские ткани дешевле, чем отечественные такого же качества. Японские фермеры предпочитают не выращивать пшеницу, поскольку знают, что не смогут вырастить достаточно для нормальной жизни, поскольку не смогут продать пшеницу дороже американского зерна, которое покупают японские мельники. Короче говоря, они ведут себя так, как если бы самый дешевый способ достижения определенной цели был и наиболее эффективным. Поступая так, они постоянно координируют процессы сотрудничества и взаимного приспособления, которые составляют существо экономической системы.

Вышесказанное вовсе не означает, что они обращают внимание только на цены — такое поведение было бы абсурдным и невозможным. Речь идет лишь о том, что относительные цены управляют их поведением в том случае, если все прочее одинаково. Все прочее, которое должно быть одинаковым — или, более точно, которое должно представляться одинаковым, — включает в себя огромное число факторов, от технологических до психологических. Представьте себе владельца дома, который хочет уничтожить широколистные сорняки на своем газоне. Будет ли для него эффективнее выкопать эти сорняки вручную или опрыскать их гербицидом? Решение хозяина будет зависеть не просто от относительных цен гербицидов и тяпки, но и от его мнения об эффективности каждого из способов искоренения сорняков, о возможном ущербе для декоративного кустарника, о желательности физических упражнений и об удовольствии от работы на свежем воздухе. Однако эти относительные цены играют важнейшую координирующую роль.

Разногласия по поводу ценностей
Если эффективность в конце концов является оценочной категорией, выражающей отношение ценности продукта к ценности результата, все что угодно может оказаться неэффективным для человека с соответствующей системой ценностей. Есть люди, для которых физкультура является бессмысленной тратой энергии. Есть также люди, для которых поросший травой холмик у дороги является пустующим местом, если только на нем не стоит рекламный плакат. Человек, никогда не бывающий в диких местах и не радующийся сознанию, что они существуют, справедливо осудит любой закон о создании нового заповедника как неэффективный. Полет на самолете между городами будет гораздо более эффективным способом передвижения по сравнению с автомобильной поездкой для того, кто не переносит езду на машине, чем для того, кто любит пейзажи. И кто-то где-то может даже считать, что Рембрандт зря тратил время, потому что он не работал малярной кистью.

Мы могли бы бесконечно множить такие примеры, однако суть их очевидна. Наши понятия об эффективности и неэффективности определяются тем, что мы ценим. Отсюда следует, что разногласия об относительной эффективности различных проектов обычно являются разногласиями об относительной ценности тех или иных благ или об относительной вредности тех или иных «антиблаг» (disvalues of nongoods). Понимание этого не уладит ни одного спора. Однако, если мы не можем хотя бы осознать сам предмет, решение спорного вопроса будет, несомненно, затруднено.

Вопрос не в том, что на самом деле более эффективно, а в том, у кого есть право принимать определенное решение. Вылезти из спального мешка, чтобы взойти на вершину горы, — жутко неэффективный поступок для того, кто планирует залезть в этот спальный мешок вечером и пытается просто определить кратчайший путь между этими двумя точками. Любители альпинизма с этим, естественно, активно не соглашаются. Однако это не создает общественных конфликтов, поскольку мы все согласны, что человек должен иметь право решать сам эа себя: ценнее ли для него поднять свое тело на вершину горы или держать его в постели весь отпуск. Когда мы не соглашаемся у кого какие права, тут-то мы и вступаем в неистовые дискуссии о том, «действительно ли» эффективна сплошная рубка леса или открытая добыча угля. #page#

Эффективность, ценность и права собственности
Теперь вы должны понимать, почему мы настаивали в начале этой главы на том, что распространенная критика эффективности логически противоречива. Общество, которое придает «слишком большое значение эффективности», — это общество, которое слишком сильно ценит возможность использовать свои ресурсы наиболее ценным образом. Это по меньшей мере странное утверждение. Реальным объектом критики должна быть либо система ценностей людей, либо права, которыми они пользуются.

Представим себе, что горнодобывающая компания пришла к выводу, что на территории Йеллоустонского национального парка (один из крупнейших заповедников США. — Прим. перев.) находятся крупные залежи хрома, ванадия и марганца, после чего она запросила у Конгресса разрешение на их разведку. Можете представить, какими возмущенными криками будет встречен такой запрос? «Капиталисты, не имеющие ни малейшего уважения к природе!», «Жадные материалисты, желающие разрушить невозобновимые национальные богатства!» А кто-нибудь обязательно скажет: «Не стоит стремиться к эффективности и экономическому росту, если они лишают нас всего стоящего в этой жизни».

Однако проблемой в этом случае будет не противостояние эффективности и экономического роста природе, нетронутости или еще чему-нибудь, что делает жизнь стоящей. Проблема, скорее, в том, что эффективно, или что составляет настоящий экономический рост. В добыче полезных ископаемых нет ничего, что изначально делало бы ее более эффективной, чем размышления на природе. Вовсе не обязательно экономический рост ускоряется, когда из шахты добывается марганец, а не когда из ручья вылавливается форель. Чтобы решить, эффективно ли вести горные разработки в Йеллоустонском парке, мы должны сравнить ожидаемую ценность того, что будет получено, с ожидаемой ценностью того, что будет потеряно в результате таких разработок. Хром, ванадий и марганец не имеют сами по себе ценности, о которой стоило бы говорить, в отрыве от тех целей, на которые люди собираются их использовать. То же самое верно и в отношении далеких горизонтов, тишины, непотревоженных озер и леса, которые уничтожит шахта.

Проблема сводится к следующему: каким образом могут быть оценены выгоды и издержки добычи полезных ископаемых в Йеллоустонском парке?

щелкните, и изображение увеличитсяКогда правилами игры установлены понятные и устойчивые права собственности, они в неявном виде определяют, каким образом в процессе принятия решений будут оцениваться выгоды и издержки. Если я решил открыть окно и включить систему отопления холодным зимним днем, я эффективно использую ресурсы до тех пор, пока у меня есть неоспоримое право распределять те ресурсы, которые я использую. Если, однако, я охлаждаю чье-то жилье или же кто-то другой платит за отопление, то мои права собственника, скорее всего, будут оспорены. В таком случае проблемой становится не эффективность моих привычек, а, скорее, мое исключительное право оценивать издержки и результат моих действий.

Когда права собственности ясны, устойчивы, и их можно обменивать, ограниченные ресурсы, как правило, оцениваются в денежном выражении, и эти оценки — цены — отражают относительную редкость. Лица, принимающие решения, стремятся к эффективности, используя эти цены в качестве информации. Говорить, что цены «неправильны», поскольку они не отражают реальной величины издержек или выгод, означает отрицать процесс, определивший эти цены. Это критика не эффективности, а существующей системы прав собственности и правил игры, частью которых они являются.

Сравнительное преимущество: зонтик экономиста
Термин, которым экономисты обобщают почти все, что мы обсуждали в этой главе, — сравнительное преимущество. О нем можно даже думать как о термине, обобщающем весь набор концепций, изложенных до сих пор. Стремление к сравнительному преимуществу означает просто отказ от наименее ценного ради более ценного.

Почему кривые спроса идут вправо вниз? Потому что люди стремятся к своим сравнительным преимуществам. Рост цены любого блага означает, что его потребители смогут теперь достичь того удовлетворения, которое оно приносит, с относительно меньшими издержками, если найдут ему замену.

Каким образом устанавливается альтернативная стоимость любого ресурса? Путем стремления к сравнительному преимуществу. Люди предъявляют ценовую заявку на ресурс после того, как они оценивают способность этого ресурса удовлетворить их потребность относительно других ресурсов.

Почему при принятии решений имеют значение только ожидаемые предельные, а не необратимые издержки? Потому, что ожидаемые предельные издержки отражают сравнительные преимущества альтернативных решений, в то время как необратимые издержки всегда отражают лишь сравнительные преимущества прошлых решений. Однако никто не принимает решения в надежде повлиять на то, что произошло вчера.

Именно сравнительное преимущество — преимущество одних ресурсов перед другими при использовании их определенным способом (по сравнению с другими способами) — определяет наиболее эффективный способ использования чьих бы то ни было ресурсов.

Возможно, в основе экономического мышления лежит всего лишь способность последовательно мыслить в терминах сравнительного преимущества.

Повторим вкратце
Эффективность зависит от оценок. Хотя физические и технологические параметры несомненно влияют на определение эффективности, они сами по себе никогда не могут определить относительную эффективность альтернативных процессов. Эффективность определяется отношением оценки результата к оценке затрат.

Обмен создает богатство, поскольку добровольный обмен включает отказ от менее ценного (затрат) ради более ценного (результата). Обмен — настолько же производительный процесс, как и промышленное, и сельскохозяйственное производство.

Люди специализируют свою деятельность, чтобы обмениваться и, тем самым, увеличивать свое богатство. Они специализируются на том виде деятельности, где, по их мнению, они обладают сравнительным преимуществом.

Сравнительное преимущество определяется альтернативной стоимостью. Ни один человек, ни один коллектив, ни одна страна не может быть эффективнее другого во всех видах деятельности, поскольку даже у наиболее производительных экономических агентов есть сферы, в которых их преимущество чуть ниже. Если вы вчетверо умнее, втрое сильнее и вдвое красивее другого человека, этот человек имеет перед вами сравнительное преимущество в красоте, а вы, такой красивый, — в этом сравнительно уступаете.

Общественная система с ясными правами собственности и малым количеством ограничений на обмен порождает денежные цены, которые помогают людям, стремящимся реализовать свои сравнительные преимущества, определить, в каком точно направлении лежат их преимущества.

Споры о том, является ли тот или иной процесс эффективным или неэффективным, по сути своей, — споры об относительных весах, которые должны быть приданы оценкам различных людей. Тем самым это споры о правилах игры или же о том, кто имеет какие права на определенные ресурсы.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Многим нравится вид и звук паровоза.

а) Следует ли эстетическое удовольствие включать в перечень полезных свойств паровоза наряду с перевозимым грузом?
б) Если бы у владельцев железных дорог был способ собирать плату со всех, кому нравится вид и звук паровоза, включили бы они эстетическое удовольствие в оценку результата от использования паровоза?
в) Увеличилась бы эффективность паровоза, если бы был изобретен способ с низкими издержками получать с любителей паровозов плату, пропорциональную удовольствию, которое они получают, смотря на него и слушая его звук?
2. Эффективно ли кормить семью, используя в больших количествах «удобную» еду? (вид полуфабрикатов, готовых к употреблению, довольно дорогой. — Прим. перев.) При каких условиях эти дорогие пищевые продукты могут являться наименьшими затратами для получения результата — приготовления семейного обеда? Какое сомнительное предположение делают те, кто обвиняет покупателей «удобных» продуктов в пустой трате денег на том основании, что те переплачивают вдвое по сравнению со стоимостью обеда, приготовленного дома?

3. Соединенные Штаты использовали дрова в качестве топлива в металлургической промышленности еще долго после того, как в Великобритании перешли на каменный уголь. Являлось ли это свидетельством технической отсталости Соединенных Штатов? Если США были технически отсталыми, то как вы можете объяснить тот факт, что вся лесозаготовительная техника была усовершенствована в США в первой половине прошлого веха? Считается, что камины являются неэффективным прибором для отапливания помещения. Почему именно они, а не печи, столь широко использовались в Соединенных Штатах в девятнадцатом веке? (Подсказка: камины можно топить поленьями большего размера.) Почему популярность печей возросла с увеличением цен на дрова?

4. Как эффективнее строить плотины: с использованием большого количества ручного труда и небольшого количества механизмов или наоборот? Почему ответ на вопрос будет разным для разных стран?

5. Что эффективнее: японское сельское хозяйство на искусственных террасах холмов или же американское сельское хозяйство с гораздо большей «растратой» земли? Каким образом разница в относительных ценах в этих странах вызвала эти различия в методах земледелия? Как альтернативная стоимость повлияла на формирование этих относительных цен?

6. Адвокат Фуд — самый популярный юрист в стране, Он, кроме того, феноменально печатает на машинке — 120 слов в минуту. Стоит ли Фуду самому печатать свои работы, если самый хороший секретарь, которого он может нанять, печатает только 60 слов в минуту? Докажите, что в машинописи Фуд не эффективнее вдвое, чем его секретарь; что на самом деле он менее эффективен в машинописи и что ему надо поэтому сохранить секретаря.

7. Декан знает, что профессор Свелт — самый способный администратор на факультете, гораздо способнее, чем профессор Кланк. Можете ли вы представить себе какую-нибудь причину, по которой ему, тем не менее, стоит назначить своим заместителем по организационной работе Кланка, а не Свелта?

8. Боинг-767 потребляет менее 50 кг авиационного горючего в расчете на одного пассажира на 1000 миль полета. Более старый Боинг-727 потребляет примерно 70 кг авиационного горючего на одного пассажира на 1000 миль. Однако цена Боинга-767 в расчете на одно пассажирское место гораздо выше. Какой самолет должка приобрести авиационная компания, заинтересованная в эффективности? Влияет ли на ответ цена авиационного горючего? Как может решение купить подержанный Боинг-727 вместо нового Боинга-767 оказаться не только более эффективным, но и экономящим природные ресурсы?

9. Часто утверждают, что в капиталистической системе компании порой продолжают использовать изношенное оборудование вместо нового, «более эффективного», поскольку в старое оборудование у них вложено много денег. Имеет ли смысл такое утверждение? Какую роль «вложенные деньги» играют при принятии решений такого типа? Когда авиационная компания, «вложившая деньги» в Боинги-727, решит заменить их на Боинги-767?

10. Вы живете в принадлежащем вам большом кирпичном доме в старом жилом районе. В результате изменений правил землепользования в районе разрешено строительство новых многоэтажных домов и перестройка старых под многоквартирные. Каким образом вы будете рассуждать, принимая решение, стоит ли вам: а) продолжать жить в собственном доме с вашей семьей; б) разделить дом на несколько квартир; в) снести дом и построить новый многоэтажный? Если бы вы выбрали «б», можно было бы вас обвинить в том, что вы замедляете развитие экономики, не переходя на современное оборудование из-за вашего имущественного интереса в устаревшем оборудовании? Отличается ли эта проблема от вопроса 9?

11. В письме в редакцию газеты «Уолл-стрит джорнэл» в мае 1979 г. ставился вопрос о том, почему, несмотря на нехватку бензина, до сих пор не запрещены такие «крайне бессмысленные пути его использования», как автомобильные гонки. Автор призывал также, чтобы такие «очевидно бессмысленные затраты» были сокращены в интересах общества. Являются ли автомобильные гонки крайне и очевидно бессмысленным расходованием бензина? Попытайтесь построить ясное и обоснованное определение бессмысленных расходов, под которое попадали бы автомобильные гонки, но не попадали бы другие способы использования автомобильного бензина, применимые в те периоды, когда не хватает горючего.

12. При подготовке земли к севу пшеницы у фермеров есть богатый выбор вариантов. Они могут вспахать, а потом тщательно проборонить поле перед севом; они могут ограничиться минимальным возделыванием или вообще сеять в неподготовленную землю. Глубокая вспашка закапывает, и тем самым убивает сорняки и насекомых. Земледелие без вспашки требует внимательного и интенсивного использования гербицидов и пестицидов и приносит несколько меньший урожай. Объясните, как каждый из следующих факторов повлияет на относительную эффективность технологий с максимальной вспашкой и без вспашки:

а) более высокие цены на дизельное топливо;
б) повышение качества гербицидов и пестицидов;
в) более жесткий правительственный контроль за загрязнением рек и озер сельскохозяйственными химикатами (примечание: необработанная земля с большей вероятностью удержит химикаты, которыми ее обрабатывают);
г) у фермеров появляется такое же отношение к полям, как у некоторых дачников к своим участкам: им нравится смотреть на широкие, хорошо обработанные просторы земли;
д) более высокие цены на землю.
13. Некоторые критики сельского хозяйства США утверждают, что высокомеханизированные технологии в этой сфере неэффективны, поскольку сельскохозяйственная техника потребляет энергии больше, чем заключено в производимых продуктах. Есть ли смысл в этом утверждении? Является ли энергия абсолютной мерой ценности?

14. В последние годы в Советском Союзе миллионы гектаров земли, пригодной для выращивания ржи и ячменя, не засеваются ради экономии удобрений. В то же время советские крестьяне порой закапывают удобрения, чтобы скрыть тот факт, что их не внесли на поля. Есть районы, где можно видеть огромные кучи лежащих годами неиспользованных и уже почти окаменевших удобрений. Как вы можете объяснить это явление — добровольный отказ от использования важнейшего редкого ресурса? Почему американские фермеры не поступают таким образом?

15. Река Севьер в штате Юта около ста лет используется для орошения сельскохозяйственных земель в центральном районе штата. Недавно был предложен проект строительства в этом районе угольной электростанции мощностью 3000 мегаватт! Электростанция будет потреблять 40 тыс. акро-футов воды в год из реки Севьер. Работа станции приведет к сокращению .количества воды, используемой для орошения.

а) Что эффективнее: использовать воду реки Севьер для производства сельскохозяйственной продукции или для производства электроэнергии?
б) Можете ли вы ответить на этот вопрос путем сравнивания ценности сельскохозяйственной продукции с ценностью электроэнергии? (Подсказка: ценность определяется предельными величинами.)
в) Означает ли продажа фермерами права на использование воды реки Севьер энергетической компании обеспечение наиболее ценного использования воды?
г) Назовите несколько групп, которые могут пострадать от решения фермеров продать свои права на воду.
16. Замечали ли вы, что в центральной части городов расположено очень мало бензозаправочных станций? В местах с таким оживленным движением владелец станции мог бы очень неплохо заработать. Почему же тогда их так мало ?

17. Ключ к ответу на вопрос 16 — высокие цены на землю в центральных районах больших городов. Есть ли смысл городским властям, обладающим преимущественным правом использования территории, взять несколько участков в свои руки для строительства станций с целью оказания «жизненно необходимых услуг»?

18. Как сообщает «Парад мэгэзин» в номере от 20 января 1985 г., земля в районах Беверли Хиллз и Вествуд в Калифорнии стала настолько дорогой, что, по оценкам архитекторов, на строительство супермаркета с нормальной автомобильной парковкой здесь потребуется истратить более 25 млн. долл.

а) Почему земля стала такой дорогой?
б) На весь район Беверли Хиллз и центральный Вествуд есть всего один супермаркет. Почему?
в) При таких ценах на землю строительство супермаркета не является выгодным инвестиционным проектом. Может ли, тем не менее, быть эффективным строительство еще одного-двух супермаркетов в этом районе?
19. В напечатанной 6 июля 1985 г. статье газета «Уолл-стрит джорнэл» обсуждает проблему скупки побережья богачами.

а) Специалист по использованию земли из Сиэтла, ратующий за прекращение этого процесса, заявляет: «Жилой дом можно построить где угодно, а вот судостроительный завод, на месте которого он строится, нельзя передвинуть на два километра от моря». Почему это неубедительный аргумент?
б) Круги, связанные с морским бизнесом в Бостоне, возражали против планов превратить неиспользуемые причалы в жилые районы и парки отдыха на том основании, что пустующие в настоящее время причалы могут впоследствии понадобиться. Почему это неубедительный аргумент?
в) Компании, занимающиеся морскими перевозками, жалуются, что они не могут платить за прибрежные участки столько, сколько предлагают другие компании, поэтому им необходима помощь в получении этих участков и другие виды поддержки от местных властей, чтобы не повышались цены на перевозимые морем товары. Почему расходы на перевозку товаров по морю должны снижаться с помощью действий местной власти?
20. Эффективны ли автомобильные бамперы такого веса и прочности, которые предотвращают повреждения при столкновении на скорости до 5 миль в час? Как бы вы ответили на этот вопрос, если бы вы были покупателем автомобиля? Если бы вы были владельцем автомобильного завода? Если бы вы были государственным чиновником, устанавливающим минимальные стандарты качества автомобильных бамперов?

21. Эффективно ли для Гавайев самостоятельно производить все потребляемое жителями этого острова молоко, учитывая высокие издержки на перевозку молока с материковой части США? Как повлияет на ваш ответ знание того, что гавайские скотоводы импортируют весь корм для своих коров? Если невыгодно ввозить молоко на Гавайи, то почему государственное бюро контроля за молочной продукцией получает заявки с просьбой разрешить ввоз молока из других штатов? Эффективно ли для бюро отклонять эти заявки, как оно это регулярно делает?

22. Проведенное в 1984 г. исследование, подготовленное конгрессовским отделом технологических оценок, заключалось выводом о том, что сеть скоростных железных дорог для перевозки пассажиров между американскими городами, скорее всего, не сможет привлечь достаточное число пассажиров, чтобы приносить прибыль. Означает ли это, что строительство такой сети было бы неэффективным?

23. Бонневильский шлюз — старейший на реке Колумбия. Его пропускной створ гораздо меньше, чем на остальных семи шлюзах выше по реке. В результате Бонневиль является узким местом для движения барж по реке Колумбия: прохода через этот шлюз им приходится иногда ждать по 10 часов.

а) Каким способом центральное правительство, которому принадлежит этот шлюз и которое эксплуатирует его, может определить, эффективно ли строительство нового шлюза в Бонневиле?
б) По северному и южному берегам реки Колумбия проходят ветки Северной Берлингтонской и Объединенной Тихоокеанской железных дорог. Эти компании утверждают, что новый шлюз должен быть построен только в том случае, если за него готовы заплатить владельцы барж и буксиров, Судовладельцы и капитаны отвечают на это, что выгоды от строительства шлюза распространятся на широкий круг лиц, а не только на них, и что поэтому правительственные субсидии на это строительство оправданны. Смогут ли другие лица, выигравшие от строительства шлюза, не оплатить полученный ими выигрыш, если федеральное правительство профинансирует строительство нового шлюза из денег, взимаемых с барж и буксиров, которые используют этот шлюз?
24. Следует ли правительству истратить 520 млн. долл. на строительство системы плотин, резервуаров и ирригационных каналов в Дюрандо, штат Колорадо, с целью защиты от разливов рек Анимас и Ла-Плата? Будет ли эффективным такое использование денег налогоплательщиков? Как мы можем принять решение?

25. В гл. 4 обсуждалась проблема увеличивающейся тесноты аэропортов, с использованием в качестве примера перегруженного вашингтонского Национального аэропорта и почти пустого аэропорта Даллеса. Авиакомпании предпочитают летать в Национальный аэропорт, который находится в десяти минутах от пригородов Вашингтона; аэропорт Даллеса находится почти в часе езды.

а) Эффективно ли для авиакомпаний при выборе маршрута выбирать Национальный аэропорт, а не аэропорт Даллеса? Изменится ли эффективность, если правительство начнет взимать более высокую пошлину за посадку к Национальном аэропорту?
б) Эффективно ли для пассажиров выбирать самолеты, приземляющиеся в Национальном аэропорту, а не в аэропорту Даллеса? Изменится ли для них относительная эффективность, если цена билета на самолет, приземляющийся в Национальном аэропорту, станет выше цены билета на рейс с посадкой в аэропорту Даллеса на величину, вдвое большую стоимости проезда на такси от аэропорта Даллеса до Капитолия?
в) В 1966 г. Федеральное агентство авиасообщений решило, что все самолеты, прибывающие из городов, отстоящих от Вашингтона более чем на 650 миль, должны приземляться в аэропорту Даллеса. Было ли это решение эффективным? Как вы думаете, к чему оно привело?
д) Транспортный отдел выступил недавно с предложением разрешить покупку и продажу прав на посадку в Национальном и других загруженных аэропортах. Некоторые критики этого проекта возражали на том основании, что все посадочные полосы скупят крупные авиакомпании. Как вы думаете, возможно ли это? Какого рода факторы определят сумму, которую каждая авиакомпания согласится заплатить за определенную посадочную полосу?
26. Авиакомпании стремятся принимать больше заказов на билеты, чем у них в действительности есть мест на рейс, поскольку знают, что некоторые заказчики на рейс не придут (будем называть такую практику авиакомпаний «перезаказом»). Однако иногда это приводит к тому, что на посадке число пассажиров с забронированными местами превышает число мест в самолете.

а) Эффективен ли «перезаказ» с точки зрения авиакомпаний?
б) Если закон потребует от авиакомпаний выплачивать крупные компенсации тем «лишним» пассажирам, которым они отказывают в перевозке по причине «перезаказа», изменит ли это эффективность «перезаказа»?
в) Эффективен ли «перезаказ» с точки зрения пассажира?
г) Как бы вы порекомендовали авиакомпаниям поступать в ситуации, когда по причине «перезаказа» они вынуждены отказывать в перевозке некоторым пассажирам? Какие пассажиры должны оказаться «лишними»?
д) В последние годы авиакомпании пришли к следующей практике добровольного отбора «лишних» пассажиров в ситуации «перезаказа». В качестве стимула пассажирам, добровольно отказавшимся от забронированного билета, предлагается некоторая сумма денег или бесплатный полет. Кто оказывается «лишним» при такой системе отбора? Является ли эта система дискриминационной по отношению к более бедным людям?
е) Если пассажиры могут продать свои забронированные места, когда возникает дефицит, почему они не могут продать свое право приземлиться в перегруженном аэропорту, когда обнаруживается дефицит посадочных полос?
ж) Сравните ваши рассуждения в этом примере с рассуждениями при ответе на следующий вопрос, особенно на его часть «б».
27. Бент Грац истратил 100 тыс. долл. на посадку травы, цветов, кустарника и деревьев и превратил свой дом в произведение ландшафтного искусства. Этим летом город страдает от засухи, и власти запретили любой полив газонов и садов. Бент при необходимости готов заплатить несколько тысяч долларов, чтобы получить необходимую для нормального полива воду. Многие сограждане Бента охотно согласились бы сэкономить необходимую Бенту воду за плату гораздо меньшую, чем он готов предложить.

а) Есть ли тут возможность для каждого обогатиться путем обмена?
б) Почему люди обычно не могут во время засухи продать запасенную ими воду тем, кто нуждается в ней больше, чем они?
в) Предположим, что городские власти отреагировали на засуху не запрещением полива, а повышением цены на воду втрое. Осчастливило бы это Бента?
г) Если бы городские власти распределили дополнительную выручку от повышения цен на воду среди всех потребителей воды — одинаковую сумму каждому потребителю — компенсировало бы это эффект повышения цен? Кто выиграл бы и кто проиграл бы в результате такой системы распределения (выиграл и проиграл по сравнению с системой, когда потребление воды ограничивается, но цены не повышаются)?
28. В семидесятых годах центральное правительство США сохраняло сложную и всеобъемлющую (extensive) систему контроля цен на нефть и нефтепродукты.

а) Почему, с вашей точки зрения, этот контроль рано или поздно должен был привести к большей нехватке нефтепродуктов в одних регионах страны по сравнению с другими регионами — к тому, что получило название «диспропорция предложения»?
б) Когда Министерство энергетики США разрешило нефтяным компаниям перемещать 5% продукции внутри штата и между штатами для «смягчения диспропорций», большинство компаний отказалось от этого предложения. Каким образом нефтяные компании могли определить, куда и сколько нефти перемещать, если цены были фиксированы государством?
в) После того как нефтяные компании отказались перераспределять поставки нефти, Министерство энергетики США дало право перераспределять эти 5% губернаторам штатов. Как губернаторы сумели эффективно перераспределить нефтепродукты, если нефтяные компании не смогли этого сделать?
г) В письме в редакцию газеты » Уолл-стрит джорнэл» 16 марта 1981 г. руководитель министерства энергетики штата Нью-Джерси утверждал, что отказ нефтяных компаний воспользоваться данным им правом и их решение «спрятаться за спину правительства» свидетельствуют о неработоспособности «философии свободного рынка». Убедительно ли это утверждение?
29. Можно ли оценить эффективность введенного центральным правительством 55-мильного ограничения на скорость движения?

а) Что является продуктом или желаемым результатом, ценность которого войдет в числитель отношения, измеряющего эффективность? Что есть затраты или издержки, или альтернативная стоимость, ценность которой войдет в знаменатель? Как вы выберете подходящие оценки после того, как решите, что является затратами, а что — результатом?
б) Предположим, что в качестве результата мы выбрали сэкономленный бензин, а в качестве затрат — потерянное время. Что мы могли бы использовать в качестве подходящих взвешивающих оценок для того, чтобы суметь принять решение об относительной величине затрат и результата?
в) если мы, кроме сэкономленного бензина, в качестве результата будем также учитывать спасенные жизни, не придем ли мы неизбежно к выводу, что введенное ограничение на скорость является эффективным? Как мы можем оценить человеческую жизнь конечной величиной?
г) Экономист Чарльз Лейв вычислил, что 55-мильное ограничение на скорость вынуждает американцев проводить лишних 102 года за рулем ради «спасения одной жизни», добавив, что проведение 102 лет в автомобиле лично для него очень напоминает ад («Ньюсуик», 23 октября 1978 г.). Перечислите несколько способов использовать 102 года для «спасения» не одной, а гораздо большего числа жизней.
д) Гораздо больше жизней будет спасено, если мы потребуем, чтобы перед каждым автомобилем шел пешком человек с оранжевым флагом. Следует ли из этого, что введение такого закона еще более эффективно, чем 55-мильное ограничение скорости езды?
е) Кто выигрывает от введения 55-мильного ограничения скорости? Кто проигрывает больше всего?
30. В 1977 г. государственное Агентство по охране окружающей среды потребовало от восьми теплоэлектростанций в штате Огайо привести выбросы диоксида серы в соответствие с государственными стандартами. Теплоэлектростанции могли выполнить требование либо установив фильтры, либо перейдя на уголь с меньшим содержанием серы.

а) Электростанции выбрали второй способ, поскольку он был дешевле. Был ли он одновременно наиболее эффективным?
б) В угольных шахтах Огайо добывается уголь, который можно сжигать без нарушения установленных стандартов только после установки дорогостоящих фильтров. Поэтому электростанции сократили покупки угля в Огайо и начали покупать уголь с низким содержанием серы в Кентукки и Западной Вирджинии. Это привело к закрытию шахт и безработице в угольных бассейнах Огайо. Меняет ли этот факт ваш ответ на вопрос «а»?
в) Специальное постановление, принятое Конгрессом, дало Агентству по охране окружающей среды право обязывать электростанции покупать «уголь местного производства», когда это было необходимо для предотвращения существенного падения производства и безработицы на близлежащих шахтах — даже в том случае, если это вызовет необходимость устанавливать дорогостоящие фильтры. Принуждает ли это постановление к принятию неэффективных решений?
г) Что эффективнее: ослабить требования Агентства по охране окружающей среды к теплоэлектростанциям, чтобы те могли сжигать уголь с высоким содержанием серы; разрешить добычу угля открытым способом с целью получить западный низкосернистый уголь для производства электроэнергии; производить электроэнергию на атомных станциях, или же оставить существующие стандарты на чистоту воздуха, не проводить открытой добычи угля, не ускорять развитие атомной энергетики, а поднять цены на электроэнергию настолько, чтобы люди сократили потребление электроэнергии на две трети?
31. Водохранилище накапливает воду для производства электроэнергии в часы пиковых нагрузок. В часы небольшого потребления электроэнергии вода закачивается в него обратно.

а) Электроэнергия, вырабатываемая падающей водой, неизбежно гораздо меньше, чем электроэнергия, затрачиваемая на наполнение водохранилища. Означает ли это, что использование таких водохранилищ неэффективно?
б) Если вы считаете, что использование двух ватт электроэнергии на производство одного ватта неэффективно или расточительно, то как вы объясните такое поведение электростанций? Может ли неэффективное поведение быть выгодным?
в) Если вы считаете, что неэффективное поведение может иногда быть выгодным, захотите ли вы в некоторых ситуациях осудить такое поведение как не соответствующее долгосрочным или общественным интересам? Почему да (или почему нет)? В каких обстоятельствах?
32. Что вы сделаете, увидев наклейку на автомобиле: «Устранить государственное расточительство любой ценой!»: засмеетесь, заплачете или закричите «ура!»?

33. Постройте кривую предложения продукта М на основании данных из примера об Энн, Бобе и Вэне. Количество М откладывается по горизонтальной оси. Что вы будете откладывать по вертикальной оси? Постройте затем кривую предложения продукта Д.

ГЛАВА 7. ИНФОРМАЦИЯ, ПОСРЕДНИКИ И СПЕКУЛЯНТЫ

Затраты и выгоды, влияющие на решения, связанные со спросом или предложением, — это всегда ожидаемые затраты и выгоды. Производители решают поставить именно столько единиц блага X, потому что они ожидают заплатить не больше определенной суммы за необходимые для этого ресурсы и получить как минимум немного более этой суммы от продажи X. Потребители решают приобрести товар, потому что они надеются получить некоторые выгоды от обладания им, которые превосходят ожидаемую плату за него. Однако будущее неопределенно, и ход событий часто идет вразрез с ожиданиями. Решения оказываются ошибочными. А за ошибки приходится платить.

Из-за многих взаимосвязей, характерных для нашей высокоспециализированной экономики, за ошибочные решения часто приходится платить не только тем, кто их принимал, но гораздо большему числу людей. Если нефтеперерабатывающие компании не сделают достаточных запасов сырой нефти, водителям автомобилей придется стоять в очередях за бензином. Если врачи не предугадают побочного действия лекарства, пациент может умереть. Если предприниматели переоценят спрос на свою продукцию, то рабочие, отказавшиеся от других мест ради работы у них, могут оказаться безработными.

Поскольку за ошибки приходится платить, люди стараются их избегать. К несчастью, приходится платить и за то, чтобы предотвратить ошибки. Основной способ избежать ошибочного решения состоит в том, чтобы получить больше информации прежде, чем начать действовать. Однако информация является редким благом, приобретение которого также связано с затратами. В результате может оказаться дешевле допустить некоторые ошибки, чем приобрести информацию, которая позволит их предотвратить. Одна из ошибок, которую все мы можем избежать, — это ошибочное предположение, что информация является бесплатным благом. В этой главе мы увидим, насколько часто это заблуждение влияет на наши мнения и поступки.

Агенты по продаже недвижимости являются производителями информации
«Как сэкономить примерно 900 долл. и потерять 3000… прямо на вашем собственном доме?»

Под этим заголовком Национальная ассоциация посреднических фирм, специализирующихся на операциях с недвижимостью (National Association of Real Estate Boards), опубликовала объявление, призывающее население при продаже домов пользоваться услугами посредников (realtor). Далее в объявлении говорилось:

«Не смейтесь. Это может произойти. Представьте, например, что вы решили продать свой дом. Самостоятельно. Вы решили, что он стоит 15 тыс. долл., и вам удалось продать его за эту сумму. Превосходно. Но как вы решили, что он стоит именно столько? Это была ваша догадка. Но для определения ценности имущества необходимо гораздо больше. Необходим посредник, который понимает толк в домах и знает, сколько они стоят. Предположим, что он оценил ваш дом на 3 тыс. долл. дороже — такова справедливая цена для продавца и покупателя. Это могло бы произойти. Конечно, вы сэкономили на комиссионных посреднику. Однако это обошлось вам в копеечку.
Поэтому, когда вы решите продать ваш дом, воспользуйтесь услугами посредника. Он не случайный человек в операциях с недвижимостью. Он профессионал, строго соблюдающий жесткие этические нормы. Это хорошо. Особенно, если вы хотите продать как можно лучше. Или как можно лучше купить».

Это объявление — прекрасное свидетельство глубоко укоренившейся подозрительности по отношению к посреднику, о которой уже заходила речь в шестой главе <это также свидетельство об инфляции в 70-х годах. За 15 тыс. долл. сегодня можно купить гараж, а никак не дом. - Прим. авт.>. Если ассоциация посредников сочла выгодным публиковать подобное объявление, то это само по себе является убедительным доказательством, что такая подозрительность существует; содержащиеся же в нем аргументы — дополнительное тому свидетельство. Создается впечатление, что текст объявления составлен так, чтобы, защищая посредника, затемнить его функцию, как бы полагая, что читатель не готов услышать правду.

Возникает вопрос: а что если посредник определил цену вашего дома на 3 тыс. долл. ниже? — Такова оказалась «справедливая цена для покупателя и продавца». Разве завышенная оценка своего дома при продаже домовладельцем не столь же вероятна, как и заниженная? А может быть, и более вероятна, учитывая естественный оптимизм, присущий многим домовладельцам? В этом случае услуги посредника обойдутся владельцу вдвое дороже. И что такое «справедливая цена»? Более того, если посредники обеспечивают продавцам более высокие цены, каким образом они одновременно могут обеспечивать более низкие цены для покупателей, как это утверждается в последнем абзаце? Что-то не так в этих рассуждениях.

Не осуждайте ассоциацию посредников слишком сурово. Им очень нелегко разъяснить свои функции, поскольку большинство людей не осознает, что информация является редким благом, а следовательно, не понимает и последствий этого факта. Если вы хотите продать свой дом по самой большой возможной цене, вашим покупателем должен быть тот единственный в мире человек, который готов заплатить наивысшую цену. Это вроде бы очевидно. Не очевидно то, каким образом вы найдете этого человека. Вы, скорее всего, не всеведущи, так что вы никогда даже не сможете узнать о существовании многих потенциальных покупателей. Поэтому, когда вы все-таки продадите свой дом, почти наверняка вашим покупателем не будет тот самый единственный, который готов заплатить наибольшую цену. Следует ли из этого, что поиски следует продолжать до бесконечности?

щелкните, и изображение увеличитсяИнформация — редкое благо, у которого имеются свои издержки производства, включающие все издержки, связанные с откладыванием действия. Попросту невыгодно откладывать действие, собирая информацию до бесконечности. Поэтому рациональный продавец будет приобретать информацию лишь до тех пор, пока ожидаемый предельный выигрыш от этого будет больше, чем ожидаемые предельные затраты на приобретение информации. Рациональный покупатель будет вести себя точно так же. Они оба могут выиграть от использования услуг посредника, потому что посредник дает возможность каждому из них дешевле получить дополнительную информацию. Если подумать над этим, то окажется, что в этом и состоит основная функция посредников: дешево производя ценную информацию, они способствуют эффективности и, тем самым, увеличивают богатство. Посредники обеспечивают продавцов и покупателей более хорошими вариантами, предоставляя им дополнительную информацию. Это ценная услуга. Хотя на самом деле при продаже дома посредников «нанимает» только продавец, услуги предоставляются также и покупателям, о чем свидетельствует тот факт, что покупатели обращаются к посредникам и пользуются картотеками. (В соответствии со сложившейся в США практикой торговли жильем, услуги посредника всегда оплачивает продавец. — Прим. ред.)

Уменьшение затрат на поиск
Предположим, что у вас есть десять акций компании «Дженерал Электрик», которые вы хотите продать. Вы могли бы обратиться к вашим друзьям и попробовать всучить эти акции кому-нибудь из них или поместить объявление в газете. Однако скорее всего вы сможете получить более высокую цену, воспользовавшись услугами посредника, в данном случае брокера. Без сомнения, если вы будете печатать объявления достаточно долго, вам удастся найти покупателя, готового заплатить ту же цену, что и брокер. Только очень маловероятно, что ваши затраты на поиск окажутся меньше, чем брокерские комиссионные.

«Купить по оптовой цене» — распространенное развлечение многих людей, думающих, что они экономят. Может быть, и так. Если им нравится сам процесс поиска удачных покупок (а многим это нравится), они вполне могут оказаться в выигрыше. Однако для большинства людей розничные торговцы являются важным дешевым источником ценной информации. Товары, предлагаемые розничным торговцем, демонстрируют вам диапазон имеющихся возможностей, т. е. информацию, которую обычно трудно получить каким-либо другим способом. Сколько раз вы ходили по магазинам без определенной цели в надежде, что, посмотрев на предлагаемые товары, вы поймете, что именно хотите купить?

То же самое относится и к агентствам по трудоустройству. Многие негодуют по поводу размера комиссионных, которые берут с них частные агентства за поиск работы. Но если бы они не считали, что информация, полученная с помощью агентства, стоит больше, чем комиссионные, они, скорее всего, не стали бы пользоваться его услугами. Работодатели также готовы платить за такие услуги, и по абсолютно тем же причинам.

Плохая репутация посредников во многом объясняется нашей привычкой сравнивать реальные ситуации с чем-то более хорошим, но не существующим в действительности. Совершаемые нами обменные операции редко бывают столь же успешны, как те, которые мы могли бы осуществить, будучи всезнающими. Поэтому мы делаем вывод, что посредники пользуются нашим невежеством. Однако зачем смотреть на это таким образом? Согласно такой логике можно заключить, что врачи пользуются нашими заболеваниями и не должны получать вознаграждение за свои услуги, поскольку они ничего не получили бы, если бы мы всегда были здоровы. Это, конечно, правильно, но не имеет отношения к делу. Мы не всегда здоровы и не всеведущи. Следовательно, врачи и посредники создают реальное богатство. Другие уважаемые лица, оказывающие схожие услуги, — это юристы, учителя, священники и руководители корпораций.

Рынки создают информацию
Один из сквозных тезисов этой книги таков: предложение и спрос, или рыночный процесс конкурентных торгов, оценивают имеющиеся ресурсы, создают индексы ценности для людей, принимающих решения, Способность рынка дешево производить высококачественную информацию является одним из его важнейших, хотя и наименее признанных, достоинств. Посредники являются важными участниками этого процесса.

Вы можете спросить: а что такое рынок? Это хороший вопрос, на который не так просто ответить. Очевидно, рынок — это не место, хотя он иногда и может быть жестко связан с определенной территорией. Рынок не есть нечто такое, что можно наблюдать в обычном смысле этого слова. В конце концов, рынок — это просто набор взаимосвязей, или то, что мы назвали «процессом конкурентных торгов»,

Рынки присущи не только капитализму. Они существуют даже в наиболее последовательных социалистических обществах. Они также не связаны однозначно с деловой фирмой или «частным сектором». Как мы увидим в гл. 14, взаимосвязи, присущие конкурентным торгам, в значительной степени характерны и для политического процесса, и для государственных организаций. Переход денег из рук в руки также не обязателен для функционирования рынка, хотя использование денег существенно облегчает его работу. Примером рынка могут служить водители, которые в часы пик ищут место для стоянки, занимают его, и тем самым постоянно изменяют относительную ценность доступных им вариантов. Студенты колледжа, выбирающие курсы для изучения, и кафедры, обдумывающие, какие курсы предложить, также участвуют в рыночном процессе.

Такие рынки, как фондовая биржа и товарные рынки, «хорошо организованы», т.е. ценовые заявки потенциальных продавцов и покупателей сводятся между собой с учетом всей необходимой информации, так что существует тенденция к установлению единой цены на примерно одинаковые товары во всех сделках, совершаемых на обширных территориях. Другие рынки, например, тот, который может наблюдать самый неопытный зритель в баре для одиноких, в гораздо меньшей степени организованы: при каждой сделке должны вестись специальные переговоры о точном определении блага, которым обмениваются, и условиях обмена. Рынок подержанной мебели довольно плохо организован: сделки совершаются по сильно различающимся ценам, поскольку продавцы и покупатели не находятся в тесном контакте между собой. Розничный рынок продовольственных товаров, напротив, гораздо ближе к «организованному» концу спектра, так что цены гамбургеров в данной местности будут различаться между собой гораздо меньше, чем цены подержанной мебели.

Иногда говорят, что фондовая биржа и товарные рынки гораздо более «совершенны», чем розничный рынок продовольственных товаров и рынок подержанной мебели. Такой способ описания различий приводит к заблуждениям, поскольку он предполагает, что рынки второй группы должны быть изменены (совершенство лучше, чем несовершенство). Но подобные рекомендации имели бы смысл, только если затраты на улучшение рынков окажутся меньше, чем выигрыш от более эффективного обмена, ставшего возможным в результате этих улучшений. Часто, однако, мы просто не знаем никаких способов улучшить тот или иной конкретный рынок, кроме тех, что предполагают слишком высокие затраты и делают улучшение неоправданным. Более того, некоторые попытки «улучшить» рынки путем государственного вмешательства подозрительно напоминают попытки содействовать чьим-то интересам.

Но в любом случае отношения между покупателями и продавцами, будь они постоянными и тесными или же спорадическими и разрозненными, ведут к установлению определенных цен: условий торговли. Каждая такая цена является потенциально ценной информацией об имеющихся возможностях. Чем больше существует таких цен, чем яснее и точнее они зафиксированы, и чем большему числу лиц они известны, тем шире будет набор возможностей, доступных людям в обществе.

Набор доступных вариантов увеличивается, когда рестораны вывешивают свое меню перед входом.

Информация и богатство
Из-за того, что существуют рынки, возрастает набор доступных возможностей для лиц, принимающих решения. А это другой способ сказать, что увеличивается богатство или что происходит экономический рост. Разве не это мы, в конце концов, понимаем под увеличением богатства? Расширение крута доступных возможностей? Свобода и власть больше делать того, что мы хотим делать? Мы снова настоятельно призываем вас не ограничивать ваши представления об этом и область приложения всего этого тем, что люди довольно произвольно называют «экономической сферой» жизни. Информация о том, что и при каких обстоятельствах хотят делать другие, важна в любой сфере жизни, где желательна совместная деятельность. Ясная и точная информация не гарантирует эффективного сотрудничества, но существенно облегчает его достижение. «Я не знал, что вы хотели…» — первая строка многократно повторяющейся истории об упущенных возможностях; история, которую мы слышали бы еще чаще, если бы не тот факт, что мы никогда не узнаём о большинстве возможностей, которые упускаем из-за недостатка информации.

Подведем итог: информация о доступных возможностях ценна. Хорошую информацию часто трудно получить. Рынки производят большое количество ясной и точной информации о доступных возможностях. Посредники, брокеры и профессиональные торговцы являются специалистами в организации рынков и, тем самым, в создании ценной информации. Скорее всего, они специализируются в этом деле, поскольку считают, что обладают сравнительным преимуществом в производстве информации. Каковы бы, однако, ни были их мотивы, эти люди оказывают услуги, от которых наше благосостояние зависит в гораздо большей степени, чем мы осознаем.

Это одна сторона медали. С другой стороны, мы не осознаем важности их функций в основном потому, что с трудом осознаем редкость такого блага, как информация. Из-за этого предубеждения на торговцев часто накладывают законодательные ограничения в тех случаях, когда нам не нравится предоставляемая ими информация. Это вариант старой легенды о короле, наказывавшем гонцов за плохие вести. Поступающие так короли лишают себя полезной информации. Точно так же ведут себя граждане, которые используют закон для запрещения обмена или досаждают торговцам, не ведая об их функциях.

Что посоветовали бы мы человеку, который заметил, что рядом с горящим зданием всегда стоят пожарные машины, и на этом основании предлагает для предупреждения пожаров запретить пожарным машинам выезжать на улицы? Мы скорее всего порекомендовали бы ему повнимательнее разобраться: где причина, и где следствие? Спекулянты являются частыми жертвами именно такого заблуждения. Мы попытаемся конкретизировать рассуждения предыдущих абзацев, рассмотрев функции спекулянтов в нашем обществе. #page#

Виды спекуляции
Словарь определяет спекуляцию как «торговлю в надежде получить прибыль от изменения рыночной цены». Это определение подходит для наших целей. Самый знаменитый (или, точнее, самый поносимый) из всех спекулянтов — «медведь» на Уолл-стрит, который «продает на срок», т. е. продает акции, которыми в момент сделки не обладает, с условием доставки их в будущем. Спекулянт считает, что акции понизятся в цене, и, когда придет время доставки акций покупателю, их удастся купить по низкой цене и продать по оговоренной заранее высокой цене.

Более важным спекулянтом является, видимо, спекулянт на товарной бирже, который ведет торговлю такими товарами, как пшеница, соевые бобы, свинина, лес, сахар, какао или медь. Спекулянты этого типа покупают и продают «фьючерсы» («futures»). Фьючерс — это соглашение о поставке к некоторой будущей дате оговоренного количества товара по установленной сейчас цене.

Это знаменитые спекулянты, чьи подвиги описываются в газетах. Менее известный спекулянт — вы сами. Вы сейчас покупаете образование, отчасти потому, что надеетесь таким образом увеличить ценность трудовых услуг, которые вы будете продавать в будущем. Однако будущая цена ваших услуг может оказаться слишком низкой и не окупит ваших сегодняшних инвестиций.

Другим известным спекулянтом является потребитель, который прочитал в газете об ожидающемся повышении цены на сахар и, реагируя на это, завалил кладовку двухгодичным запасом. Если цена сахара возрастет достаточно сильно, эти опасливые люди выиграют. Если же нет, то проиграют. Их богатство связывается в виде сахара, который забивает полки кладовой и к тому же лишает возможности приобрести более ценные вещи — например, приносящий проценты банковский вклад.

Когда при виде рекламы, сообщающей, что бензин здесь стоит на два цента за галлон дешевле обычного, водитель наполняет бак бензином, он тоже спекулирует, через два квартала цена может оказаться на четыре цента ниже. Водитель, который едет на машине с почти пустым баком в надежде, что цены впереди окажутся ниже, заведомый спекулянт. И водители, которые постоянно доверху заливают свои баки при слухах о близящемся дефиците бензина, очевидно, являются спекулянтами.

Многие люди, однако же, не осознают, что они сами спекулянты, и осуждают «жуликов» («profiteers») за беспринципную погоню за прибылью, ставя им в вину «использование» особых ситуаций и невинных людей. Действительно ли спекулянты являются врагами народа, как это часто утверждается?

Последствия спекуляции
Часто говорят, что спекулянты наживаются на стихийных бедствиях, вздувая цены до того, как это бедствие произошло. При этом ожидавшееся бедствие иногда так и не происходит. Это правда. Однако это только маленькая часть правды, ведущая к неверным выводам. Представим, что ранней весной появились признаки того, что в районах Среднего Запада, где выращивается значительная часть кукурузы, начала распространяться болезнь кукурузы. В результате значительный процент годового урожая кукурузы может погибнуть. Люди, полагающие, что это может произойти, будут, следовательно, ожидать более высоких цен на кукурузу в следующем году. Эти ожидания побудят некоторых отложить часть кукурузы из сегодняшнего потребления, чтобы сохранить ее до следующего урожая, когда, как они думают, цена будет выше. Это спекуляция.

щелкните, и изображение увеличится

Увеличение запасов в хороший год для продажи в плохой год сбалансирует цену.

Однако это только часть картины. Эта спекулятивная деятельность приводит к сдвигу потребления кукурузы во времени, из периода ее относительного изобилия в период большей редкости. В следующем году, когда выявятся последствия болезни кукурузы, цена будет ниже, чем если бы этого не произошло. Спекулянты, таким образом, выравнивают потребляемые количества продукта и уменьшают колебания цен во времени. Поскольку колебания цен создают риск для тех, кто выращивает или потребляет кукурузу, спекулянты на самом деле сокращают риск других людей. Точнее, в надежде получить прибыль они покупают риск у других, менее склонных рисковать и готовых ради меньшего риска кое-что заплатить в форме сокращения ожидаемого дохода. (Тех, кто предпочитает продавать риск, называют страхующимися — hedgers.)

В такой спекуляции принимают участие многие: фермеры заменяют кукурузу другими кормами, придерживая часть запасов кукурузы, чтобы не покупать се в следующем году по высокой цене или же чтобы продать ее по высокой цене в будущем; промышленные потребители увеличивают запасы сейчас, пока цена сравнительно низкая; торговцы, которые могут не отличить мешок кукурузы от ведра соевых бобов, пытаются купить сейчас дешево, чтобы потом продать дорого. Существуют хорошо организованные товарные рынки, облегчающие такого типа сделки. На них люди могут продать или купить «фьючерс» — контракт на будущую поставку товара по ценам, оговоренным сегодня. Результатом всей этой деятельности является сокращение текущего предложения кукурузы и как результат — рост цены. В точном соответствии с утверждениями критиков цена повышается до того, как произошло бедствие.

Прорицатели и убытки

<слово "прорицатели" - "prophets" - звучит по-английски почти так же, как "прибыли" - "profits". - Прим. ред.>

Все это предполагает, однако, что спекулянты не ошибаются в своих прогнозах. А что если вместо этого будет большой урожай? В этом случае спекулянты сдвигают потребление кукурузы из периода ее редкости в период изобилия, и тем самым усиливают колебания цен. Это, бесспорно, ухудшает распределение ресурсов, поскольку происходит отказ от части дорогой кукурузы сегодня в обмен на получение такого же количества дешевой кукурузы завтра. Тут нет никакой помощи другим людям.

Но это также невыгодно и спекулянтам! Они потерпят убытки там, где ожидали получить прибыль. Следовательно, можно предположить, что они поведут себя таким образом только в результате невежества. Похожи ли спекулянты на невежд?

Никто не является всевидящим. И спекулянты совершают ошибки. (Иначе почему их называют спекулянтами? <в английском языке слово "спекулянт" имеет еще одно значение: человек, который рассуждает на основе неполной или неопределенной информации, и потому делает выводы, носящие предположительный характер. - Прим. ред.>) Но мы живем в мире неопределенности и вынуждены принимать решения в таких условиях. Мы не можем избежать неопределенности и последствий невежества, отказываясь действовать или думать о будущем. А если нам кажется, что мы знаем больше, чем спекулянты, мы можем, играя против них, противостоять им и получать при этом прибыль. Интересно и даже поучительно отметить, что те, кто критикует спекулянтов за неверное предсказание будущего, редко применяют свои, по всей видимости лучшие, прогнозы на практике, торгуя на рынке против спекулянтов. Прогнозы задним числом всегда, конечно, предлагаются в изобилии — по соответствующей низкой цене.

Как мы неоднократно пытались показать, информация является редким благом. Лучшая информация означает большую эффективность, поскольку она предоставляет более широкий диапазон возможностей, и тем самым расширяет перспективы использования сравнительных преимуществ. Спекулянты поставляют информацию. Их предложения купить и продать отражают их мнения о будущем в сравнении с настоящим. Цены, образующиеся в результате их деятельности, являются, как и все цены, указателями ценности: информацией для принимающих решения лиц о нынешних и будущих стоимостях альтернативы. Эта информация, по крайней мере, настолько же ценна для консерваторов, как и для азартных игроков. Конечно, поставляемая ими информация — это «плохая» информация, когда спекулянты ошибаются. Однако зацикливаться на этом — значит опять сравнивать существующую ситуацию с лучшей, но недостижимой. А если мы считаем, что можем предсказывать будущее лучше спекулянтов, то мы вольны выразить наши убеждения с помощью денег, получая прибыль от нашего предвидения и по ходу дела принося пользу другим.

Пока же люди, чья повседневная деятельность связана с товарами, которыми торгуют спекулянты, постоянно на практике используют информацию, производимую этими спекулянтами. Фермеры ориентируются на цены, предсказываемые товарными биржами; так же поступают и промышленники. И тот, кто использует товары, обычно не относимые к предметам спекулятивной торговли, также обращается к информации, производимой спекулянтами. Ведь все мы используем цены как информацию, а они отражают конкурентные торги, неизбежно во многом базирующиеся на (спекулятивных!) предсказаниях будущего.

Значительная доля общественного недоверия и нелюбви к спекулянтам, по всей видимости, основывается на подозрении, что они пользуются информацией, обладание которой не дает им права получать прибыль. Проблемы, обусловленные редкостью информации и соответствующей неопределенностью, часто усложняются такого рода разногласиями о тех или иных конкретных правах и обязанностях. Что имеют право знать покупатели? Что обязаны сообщать продавцы? Что такое нечестное преимущество, когда речь идет об информации? И кто должен отвечать за получение и распространение важной информации о товарах? Мы не сможем даже начать отвечать на все эти вопросы. Но, возможно, нам удастся прояснить некоторые из них, когда мы рассмотрим несколько конкретных проблем, порождаемых редкостью информации.

Фермер, при посадке кукурузы в мае продающий фьючерс на поставку кукурузы в сентябре, страхуется — передает изменения цен спекулянтам. Производитель кукурузных хлопьев страхуется, покупая кукурузный фьючерс.

Закат доктрины «caveat emptor»
Давайте сначала обратимся к закату доктрины «caveat emptor», которую все более вытесняет всеобъемлющий закон об ответственности продавца. «Caveat emptor» означает: пусть остерегается покупатель. Этот юридический принцип, в свое время широко признанный судебной практикой, означает, что продавцы отвечают по закону только за те качества товара, которые они специально гарантируют. В остальном последствия ошибочной покупки ложатся на покупателя. Эта доктрина в настоящее время практически полностью вытеснена принципом «caveat venditor»: пусть остерегается продавец. Покупатели все чаще получают право требовать с продавцов компенсацию за все дефекты товара, включая те, о которых продавец не знал, и даже за некоторые дефекты, ставшие результатом неправильного использования товара покупателем. Покупатель газонокосилки, лишившийся пальца при вытаскивании травы из ее вращающихся ножей, возможно, сумеет получить финансовую компенсацию от производителя этого агрегата, доказывая, что на косилке не было соответствующего предупреждения, или что косилка должна была быть устроена таким образом, чтобы ее владелец не смог совершить такой дурацкий поступок.

Какие последствия развития закона в этом направлении мы можем предсказать? Люди действуют в соответствии с ожидаемыми затратами. Если продавцам приходится платить за дурацкие действия покупателей, они попытаются предупредить эти дурацкие действия. Каким образом? Продавая только абсолютно безопасные (foolproof) товары. Надо ли нам этому аплодировать? Проблема в том, что абсолютно безопасные товары будут очень дорогими. Если производителям матрасов разрешено продавать только такие матрасы, которые не загораются от непогашенной сигареты, то каждый покупатель нового матраса должен платить за качество, полезное лишь для незначительного меньшинства людей, засыпающих с непогашенной сигаретой. Это помогает немногим, а наносит вред подавляющему большинству.

Продавцы имеют преимущество в издержках по производству значительной части информации о товарах и в разработке многих мер предосторожности при пользовании ими; однако в других случаях при производстве информации и разработке мер предосторожности преимущество в издержках принадлежит покупателям. Если в свое время принцип «caveat emptor» заставлял покупателей предпринимать дорогостоящие предосторожности для самозащиты, то сегодня «caveat venditor» вынуждает продавцов прибегать к некоторым предосторожностям, которым покупатели, без сомнения, могли бы найти гораздо более дешевую замену.

Врачи и судебные дела о неправильном лечении
Похожие вопросы встают в связи с шумихой вокруг судебных дел против врачей, обвиняемых в неправильном лечении, и ростом расходов на страхование от таких дел <страхование врачей от судебного преследования за неправильное лечение широко распространено в США, Англии и некоторых других странах. Средний английский врач платит на страхование от подобных рисков около 2,5% своего дохода; средний американский - 4,4%. Такие значительные суммы связаны с потенциально огромными штрафами (например, в 1987 г. один из штрафов составил 95 млн. долл.). - Прим. перев.>. Раньше под неправильным лечением понимались небрежные или неверные действия врача, повлекшие за собой смерть или увечье пациента. Сегодня все чаще под этим имеется в виду совершение ошибки, любой ошибки, наносящей ущерб пациенту, даже если врачебный диагноз и лечение удовлетворяли самым высоким современным стандартам медицинской практики, Куда приведет нас такой подход?

Если врачей будут привлекать к ответственности за неправильное лечение в случае каждой ошибки, они будут еще больше стараться не совершать ошибок. Разве это не то, что мы хотим? Не вполне. В действительности-то мы хотим, чтобы врачи принимали на себя риск тех ошибок, затраты на предотвращение которых для пациента превышают затраты, связанные с совершением этих ошибок. Забудьте о денежных затратах, поскольку они привносят в дискуссию ненужные эмоции, и просто соотносите боль с болью и смерть со смертью. Сколько анализов должен сделать врач перед постановкой диагноза? Каждый дополнительный анализ уменьшает вероятность боли и смерти от данного заболевания, но сам по себе приносит боль и дополнительный риск. Готовы ли вы на пункцию спинного мозга, чтобы убедиться, что не больны таинственной смертельной болезнью, никогда ранее не встречавшейся за пределами острова Мадура в Яванском море?

Распространенное представление о том, что даже малейший риск для жизни совершенно неприемлем, попросту бессмысленно. В нем еще был бы резон, если бы всегда можно было избежать опасности, не подвергая себя при этом другим опасностям. Однако это не так. Так только кажется тем, кто сосредоточивается в каждый отдельный момент на одной опасности. Жестокая правда заключается в том, что некоторые способы продления жизни не оправдывают затрат. Кажущаяся жестокость этого утверждения исчезает, если мы вспомним, что ресурсы, используемые неким способом для уменьшения числа возможных смертей, не могут быть использованы другими способами, которые, возможно, могли бы предотвратить еще большее число безвременных смертей.

Использование ресурсов некоторым способом для предотвращения преждевременной смерти делает эти ресурсы недоступными для предотвращения преждевременной смерти другими спосабами.

Полезно также помнить, что мы имеем дело с вероятностями и неопределенностью. Если отдел автодорожного ремонта тратит остатки своих средств на работы по реконструкции «Поворота Покойника», на котором ежегодно погибают пять человек, и, следовательно, оставляет без изменений перекресток на Лайк Роуд, на котором ежегодно погибают три человека, это вовсе не означает, что отдел тем самым «приговаривает трех человек к смерти». Ни один конкретный человек не должен погибнуть в результате решения отдела автодорожного ремонта. Каждый водитель, желающий безопасно проехать через перекресток, имеет возможность остановиться, посмотреть и прислушаться. На самом-то деле в данном случае гораздо более эффективным способом «спасения жизней» может оказаться перераспределение денег: сокращение затрат на улучшение дороги и увеличение затрат на изготовление предупреждающих знаков, что повлечет за собой повышение ответственности покупателей (водителей) за свою безопасность и уменьшение ответственности продавцов (строителей автострад).

В завершение дискуссии об эффективности производства информации мы рассмотрим еще одну проблему: проблему рекламы.

Можно ли предоставить полную информацию (full disclosure)?
Некоторые рекламные объявления распространяют ценную информацию. Даже наиболее яростный противник рекламы признает, что хотя бы желтые страницы <специальный раздел телефонного справочника, имеющегося в любом американском городе, который отводится под рекламные объявления. Этот раздел печатается на бумаге желтого цвета. - Прим. ред.> предоставляют людям информацию, расширяющую набор их возможностей. Другие рекламные объявления являются сознательной и зачастую удачной попыткой ввести людей в заблуждение. Самый ярый сторонник рекламы признает, что в корзине есть и гнилые яблоки. А что можно сказать о большинстве рекламных объявлений? Информативны ли они? Убеждают? Манипулируют людьми? Дезинформируют? В какой части спектра между информативностью (и, следовательно, увеличением богатства) и обманом (и, следовательно, уменьшением богатства) они расположены?

Возможно ли предоставить «полную информацию», если некоторые не обращают внимания?

Жизнь многих людей стала бы проще, хотя, быть может, и скучнее, если бы всегда можно было провести черную жирную черту между информативной и обманывающей рекламой. Одна из причин невозможности такого разграничения состоит в том, что информация не сводится к словам. Адресованные людям слова не всегда их информируют. Люди могут не понять, не поверить, прослушать, не заинтересоваться или забыть. Обратясь к любой большой группе людей, вы всегда обнаружите, что часть из них забыла то, что вы сказали, еще до того, как другие поняли, и что часть еще не заинтересовалась тем, что вы говорите, к тому моменту, как другие уже устали слушать и отключились. Более того, ценная информация для одного часто будет для другого просто шумом, и если вы попытаетесь сказать каждому то, о чем он хотел бы узнать, вы, скорее всего, скажете столько неинтересного, что никто ничего не вынесет из общения с вами. Если вы постараетесь не ввести некоторых в заблуждение, вам не удастся при этом дать другим информацию, которую они хотели бы получить.

Таким образом, предоставление «полной информации» — это иллюзия. Возможно, это полезный идеал. Но этот идеал может превратиться в опасное заблуждение, если уверит нас в том, что кто-либо или что-либо может полностью защитить нас от дезинформации.

Повторим вкратце
Возможность, о которой вы не знаете, на самом деле возможностью не является. Следовательно, информация — это ценный ресурс, обладание которым позволяет людям увеличивать свое богатство.

Информация является редким благом, производство которого, как правило, сопряжено с затратами. Лицо, эффективно принимающее решения, собирает дополнительную информацию лишь до тех пор, пока ожидаемые предельные выгоды выше предельных затрат.

Значительная часть экономической деятельности объясняется тем, что информация является редким благом. Посредник, которого столь часто и незаслуженно ругают, по большей части является специалистом по производству информации. Так же как брокер по торговле недвижимостью помогает потенциальным продавцам и покупателям найти друг друга, обычный розничный торговец дает покупателям информацию о предлагаемых производителями товарах и сводит между собой производителей и тех, кто нуждается в их продукции.

Распространенное представление о посреднике, как о ничего не производящем бандите на большой дороге торговли, проистекает из неверного предположения о бесплатности информации.

Каждый, кто принимает решение, не располагая полной информацией о будущих последствиях всех доступных вариантов, является спекулянтом. То есть каждый человек — спекулянт.

Если человек считает, что он знает больше других о соотношении между настоящей и будущей редкостью, то он захочет купить сегодня для того, чтобы продать завтра. Если он окажется прав, то он получит прибыль от своего превосходного предвидения, а также перенесет благо во времени из периода меньшей редкости в период большей редкости. Если он ошибется в своих предсказаниях, то благо будет ошибочно перенесено из периода большей редкости в период меньшей редкости, и он понесет наказание в виде личных убытков от своих операций.

Поскольку цены являются обобщающим показателем редкости, они несут важную информацию. Люди, чьи покупки и продажи формируют цены, производят полезную для других информацию.

Затраты на производство информации не для всех одинаковы. Люди будут специализироваться на производстве тех видов информации, в которых они обладают сравнительным преимуществом.

Тот, кто может переложить все затраты, связанные с ошибками, на других, имеет мало стимулов собирать информацию перед тем, как действовать. Тот, кто вынужден нести все затраты, связанные с ошибками, совершаемыми другими лицами, постарается уберечь их от этих ошибок. Предотвращение ошибок также связано с затратами, но люди, как правило, не придают большого значения чужим затратам.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Это критическое замечание в адрес владельцев магазинов и других посредников было написано несколько веков назад, но до сих пор вызывает у некоторых сочувствие. «Они просто передают товары один другому, и это увеличивает богатство области не более, чем люди на пожаре увеличивают количество воды в ведре, передавая его из рук в руки двадцать или сорок раз».

а) Зачем люди на пожаре передают ведро с водой из рук в руки сорок раз, если это не увеличивает ничье богатство?
б) Действительно, физическое количество воды в ведре не увеличивается при передаче воды из рук в руки (а часть даже расплескивается), так же как физическое количество товаров не возрастает от операций посредников. А как обстоит дело с ценностью воды и товаров?
в) Зависит ли богатство от физического количества или же от ценности ?
2. Оцените следующий абзац из газетной статьи:

«Один из верных способов сэкономить на продуктах — исключить посредничество, приобретая продукты непосредственно у фермеров и других поставщиков. Именно так поступила группа социально ответственных (socially motivated) и в меру голодных людей, образовав продовольственный кооператив».

3. Если вы узнаете, что можете на 10% уменьшить свои расходы на новую одежду, выписывая ее исключительно по каталогам, поступите ли вы таким образом? Почему некоторые отказываются пользоваться преимуществами такой «экономии»? Что делают люди, когда «ходят по магазинам»?

4. В конце декабря вы узнаёте, что, по всей вероятности, сможете заработать 1000 долл. на сделке, если только завоюете расположение клиента, достав ему два билета на финал футбольного чемпионата. Вам удается купить два билета на хорошие места у спекулянта за 250 долл. Ограбил ли вас спекулянт? Или же вы рады, что спекулянты существуют? Почему столь многие терпеть не могут спекулянтов билетами?

5. Студенты часто жалуются на низкие цены, по которым книжные лавки в студенческих городках покупают подержанные учебники. Почему они тогда продают учебники этим лавкам? Действительно ли они сами не могут найти покупателя? Или же дело в том, что они не хотят сами заниматься (брать на себя затраты) поиском покупателя? Какую полезную функцию выполняет книжная лавка университета, покупая и продавая подержанные учебники? Уверены ли вы, что это настоящие услуги, а не надувательство?

6. Можно ли ожидать, что цены на товары примерно одинакового качества будут больше различаться между собой на барахолке (garage sale), чем в обычных розничных магазинах? Означает ли разброс цен, что кого-то обманывают, или же что кто-то нечестным образом использует других в своих целях?

7. В оживленном зале аэропорта к вам подходит человек, показывает хорошие с виду часы, которые, по его словам, стоят 135 долл., и предлагает вам купить их за 25 долл. Приобретете ли вы их? Были бы вы более готовы совершить покупку, если бы обладали большей информацией? Чего именно вы не знаете в данной ситуации, но «знаете», покупая часы в имеющей хорошую репутацию (established) ювелирной лавке по соседству с вашим домом?

8. Проверяли ли вы когда-нибудь весы в той мясной лавке, где постоянно покупаете мясо, чтобы убедиться в их достоверности? Почему вы уверены, что вас не обвешивают при каждой покупке ?

9. Почему новый автомобиль теряет в цене так много в течение первого года эксплуатации? Вызвано ли это нерациональным стремлением американцев иметь новую, а не подержанную машину?

а) Какая машина скорее окажется на рынке подержанных автомобилей после года эксплуатации: та, что прекрасно служила своему владельцу, или же та, которую приходилось постоянно ремонтировать в течение года?
б) Среди каких машин, предлагаемых на продажу, окажется выше доля машин с дефектами, известными продавцу, но не известными покупателю: среди новых или среди эксплуатировавшихся в течение года?
в) Какой вывод можно сделать о ценах на эксплуатировавшиеся в течение года автомобили — ценах, которые приемлемы для продавцов и для покупателей? Как они соотносятся с ценами, которые установились бы при наличии у всех продавцов и покупателей полной информации?
10. Предположим, что вы сегодня отбываете в дальнюю поездку, совмещающую деловые цели с отдыхом. Вы полетите на самолете.

а) Каким образом вы спекулируете, укладывая чемодан?
б) В какую сторону вы предпочтете ошибиться: взять слишком много одежды и быть вынужденным таскать с собой тяжелые чемоданы или взять слишком мало и оказаться без тех предметов, которые вам могут понадобиться?
в) Будет ли ваш ответ па предыдущий вопрос зависеть от того, куда вы летите: в большой город или на отдаленный курорт?
г) Предположим, что вы взяли с собой только одну пару выходных ботинок и случайно закапали чернилами один из них прямо перед ответственной деловой встречей. Вы быстро бежите в магазин и покупаете себе новую пару. Объясните, как готовность торговца обувью принять на себя риск уменьшила ваш риск, когда вы захватили в дорогу только одну пару выходной обуви?
11. В номере журнала «Тайм» от 18 июня 1979 г. была напечатана статья о накоплении запасов потребителями в США, в которой приводились высказывания нескольких представителей общественных наук. Социолог утверждал, что создание запасов бензина потребителями не является рациональным поведением, а мотивируется эмоциональной привязанностью американцев к своим автомобилям. Историк заявил, что запасливость является типичным свойством американского характера. Некоторые объясняли накопление запасов «психозом дефицита», другие говорили об «ажиотажном спросе». Еще один социолог заявил, что для пресечения такого «конкурентного поведения» необходим сильный лидер.

а) Каким образом мы можем определить, является ли накопление запасов иррациональным поведением, психическим явлением, чертой национального характера, результатом эмоций и ажиотажа или же разумной реакцией на неопределенность?
б) Какова разница между накоплением излишних запасов и поддержанием запасов на необходимом уровне?
в) Почему и деловые фирмы, и семьи имеют запасы? Как они определяют правильный уровень запаса каждого отдельного блага?
12. Спекулируете ли вы, когда страхуете свой дом от пожара? Можете ли вы сэкономить деньги, объединившись со своими друзьями и образовав страховой кооператив, тем самым устранив необходимость платить некоторую сумму посреднику (страховой компании)? Какой вид полезной информации поставляют страховые компании?

13. Приводит ли страхование людей от убытков, вызванных их собственными ошибками, к возрастанию числа этих ошибок, и тем самым к росту потерь?

а) Будут ли застрахованные дома загораться чаще незастрахованных при прочих равных условиях? Почему?
б) Станут ли люди принимать более тщательные меры предосторожности против угона машин, если страховые компании перестанут продавать страховки, компенсирующие убытки в случае угона?
в) Почему несравненно легче застраховаться от пожара, чем от увольнения или отстранения от работы?
г) Люди, которые в случае потери работы получают пособие по безработице, имеют ряд преимуществ, схожих с преимуществами страховки на случай потери работы, Как вы думаете, приводит ли это к тому, что этих людей чаще увольняют или отстраняют от работы?
14. В мае вы решили, что урожай кукурузы этого года будет гораздо выше, а падение цен на кукурузу соответственно намного больше, чем ожидает большинство людей.

а) В соответствии с вашими ожиданиями, следует ли вам продавать или покупать декабрьские фьючерсы на кукурузу? («Фьючерс» — это контракт на покупку или продажу в определенный будущий день по цене, установленной сегодня.)
б) Если значительное число осведомленных людей разделяет вашу точку зрения на размер грядущего урожая, что произойдет с ценами декабрьских фьючерсов на кукурузу?
в) Какую информацию изменение цен фьючерсов на кукурузу даст тем, кто в настоящий момент владеет кукурузой или потребляет ее?
г) Как эта информация повлияет на их решения относительно хранения кукурузы с целью будущей продажи или потребления?
д) Как эти решения, основанные на информации, принесенной изменением цен декабрьских кукурузных фьючерсов, повлияют на июньское потребление кукурузы?
е) Могут ли спекулянты перенести небывало большой урожай назад во времени — из периода меньшей в период большей редкости?
15. Зимой 1985 г. «Уолл-стрит джорнэл» опубликовал две статьи о продовольствии и голоде в Судане и Эфиопии. Одна была озаглавлена «Трагедия распространяющегося голода в Судане в том, что это дело рук человека, а не природы» (22 января 1985 г.); название другой — «Передача излишков американского продовольствия голодающим странам мира затруднена политикой и бюрократией» (14 марта 1985 г.).

а) В первой статье говорится, что правительству Судана «приходится накладывать кредитные ограничения, чтобы заставить банки прекратить кредитование спекулянтов, надеющихся нажиться на несчастье». Цитируется также высказывание специалиста по оказанию помощи, работающего в Судане, о том, что помощь всегда приходит слишком поздно и необходимо создавать «системы раннего предупреждения и резервные фонды». Не образуют ли спекулянты систему раннего предупреждения? Сознают ли надеющиеся «нажиться на несчастье» спекулянты то несчастье, на котором наживаются? Усугубляют ли они его? Или же они смягчают несчастье, от которого получают прибыль?
б) В статье также описываются расточительные встречные перевозки продовольствия: грузовики, перевозящие продовольствие из пункта А в пункт Б, едут навстречу грузовикам, везущим продовольствие из Б в А. В ней также сообщается, что США прекратили продажу продовольствия и начали раздавать его бесплатно, когда английские благотворительные организации запротестовали, заявляя, что продажа продовольствия обделяет тех, кто в нем больше всего нуждается. Американский чиновник заявил, что продажа продовольствия была введена по настоятельной просьбе местных властей, «не хотевших подрыва местных рынков», однако США, несмотря на это, согласились вернуться к бесплатной раздаче. Видите ли вы связь между подрывом местных рынков и расточительными местными перевозками, а также другими задержками в перемещении продовольствия от портов к голодным ртам?
в) Представьте, что правительства США и других стран — участников помощи голодающим распределили бы между голодающими людьми деньги, выделенные на оказание помощи, и позволили этим людям самостоятельно покупать продовольствие. Считаете ли вы, что при такой системе продовольствие быстрее и надежнее попадет в руки голодающих, чем когда благотворительные западные организации пытаются самостоятельно организовать распределение продовольствия?
г) Те, кто клеймит владельцев магазинов и других посредников как никчемных, разоряющих общество и безнравственных людей, по всей видимости считают, что физическое распределение уже произведенных благ не является сложной общественной проблемой. Африканские государства, узаконившие смертную казнь в качестве наказания за спекуляцию продовольствием, видимо, считают так же. Две приведенные статьи утверждают обратное. Однако хотели бы вы стать купцом, занимающимся торговлей продовольствием, когда наказанием за спекуляцию и обогащение может стать смертная казнь?
16. Строительная компания заключает в январе контракт с застройщиком, обязуясь к концу октября построить 100 домов по цене, зафиксированной в контракте. Строительная компания хочет обезопасить себя от возможного значительного повышения цен на пиломатериалы, которое способно свести к нулю прибыль от этой сделки. На Чикагской товарной бирже можно купить и продать фьючерсы на пиломатериалы, являющиеся договорами на поставку к оговоренному сроку 130.000 погонных футов ели, сосны или пихты по оговоренным в настоящий момент ценам. (Погонный фут = l/12 кубического фута, т. е. каждый описываемый фьючерсный контракт предполагает поставку около 300 кубометров пиломатериалов. — Прим. перев.). Происходит торговля и фьючерсными контрактами, предусматривающими поставку пиломатериалов в июле.

а) Захочет ли строительная компания купить или же продать фьючерс на поставку пиломатериалов в июле после заключения строительного контракта в январе?
б) Предположим, что фьючерс на поставку пиломатериалов в июле продается в январе по цене 150 долл. за 1000 погонных футов. К июлю цена строительных пиломатериалов поднялась до 165 долл. В результате строительной компании придется платить за пиломатериалы на 10% больше, чем она ожидала. Как она использует свои фьючерсные контракты для компенсации этих убытков?
в) Предположим, что цена пиломатериалов не поднялась до 165 долл., а упала до 135. Почему это не приведет к неожиданно большой прибыли для строительной компании по ее контракту с застройщиком?
17. Предположим, что вы ведете автомобиль и пытаетесь сделать левый поворот, пробившись сквозь плотное движение на оживленной трассе. Вы собираетесь повернуть, как только мимо вас проедет большой грузовик, направляющийся а вашу сторону. Но в последний момент вы замечаете, что за грузовиком движется длинная вереница машин. Вы мгновенно принимаете решение и поворачиваете перед грузовиком.

Предположим, что вы сэкономили 2 минуты, повернув в этот момент, не ожидая, пока проедут все машины, что вы оцениваете свое время в 6 долл. в час и что с вероятностью 0,0001 ваша машина заглохнет, грузовик не сможет остановиться, и вы погибнете. Какой суммой вы неявным образом оценили возможность избежать столкновения, когда приняли решение повернуть? Можно ли считать, что такова неявная максимальная ценность, которую вы придаете вашей жизни?

18. Письмо в редакцию одной местной газеты, в котором попытка японского альпиниста совершить одиночное зимнее восхождение на гору Мак-Кинли называлась «безумием», завершалось фразой: «Безопасность в альпинизме есть и всегда должна быть непререкаемым законом». Что такое «безопасный альпинизм»?

19. Мой сосед — хирург-ортопед, который очень любит вырезать всякие вещи из дерева. Он купил циркулярную пилу, чтобы сократить время, которое ему приходится тратить на вырезание заготовок. Однако потом он решил, что не хочет рисковать рукой, и продал циркулярную пилу мне. Учитывая, что он более аккуратный работник, чем я, вероятность того, что он отрежет себе палец при работе с пилой, меньше, чем вероятность моей травмы. Однако я готов рисковать этим, а он нет. Примените концепцию стоимости альтернативы для объяснения нашего различного отношения к риску работы с циркулярной пилой.

20. Когда промышленная фирма снижает затраты своего зарубежного филиала, используя менее жесткие стандарты техники безопасности по сравнению с теми, которые действуют на производстве в ее собственной стране, эксплуатирует ли она иностранных рабочих? Почему потенциальные рабочие в очень бедной стране могут согласиться на риск и даже хотеть меньшей безопасности на рабочем месте, чем рабочие в более богатых странах? Кто проигрывает от этого, и поэтому, скорее всего, будет протестовать против использования менее жестких стандартов техники безопасности на зарубежных филиалах?

21. Если Управление по продовольствию и лекарствам продлит период испытания новых лекарств с целью более надежной защиты жизни и здоровья потребителей от угрозы преждевременного использования лекарств с неизвестным, но опасным побочным действием, приведет ли это в действительности к защите потребителей? Какова угроза жизни и здоровью, которую Управление увеличит, приняв такое решение?

22. Директор Управления по продовольствию и лекарствам заявил, что, хотя он готов при формировании политики комиссии соизмерять риск для здоровья с выгодой для здоровья, он категорически против соизмерения риска для здоровья с экономическими факторами. Оцените это заявление.

23. Мы можем уменьшить вероятность смерти детей от случайного приема больших количеств лекарств, потребовав от распространителей лекарств предоставлять по -желанию потребителей пузырьки со специальными трудно открывающимися крышками. Можем ли мы еще больше уменьшить эту вероятность, вообще запретив продажу лекарств без пузырьков с такими крышками? Что будут делать те потребители лекарств, которые с трудом открывают такие крышки, например, больные артритом, если им нельзя будет купить прописанные лекарства в пузырьках, которые легко открыть?

24. Должны ли пассажирские авиарейсы быть безопасными на 100%? Если этого невозможно достичь, то насколько безопасными мы должны попытаться их сделать? Каковы некоторые виды затрат, необходимых для повышения безопасности полетов? Кто будет нести эти затраты? Если пассажирам приходится больше платить за билеты для оплаты дополнительных мер безопасности полета, и в результате некоторые из них предпочитают не летать, а ехать на своей машине, то увеличилась ли на самом деле безопасность путешественников?

25. Осенью 1981 г. власти в СССР подняли цену на водку в попытке сократить алкоголизм. Двумя годами позже цену понизили, объявив, что это делается с целью прекратить рост случаев алкогольного отравления. Какое общее правило иллюстрируют этот пример, пример трудно открывающихся пузырьков для лекарств и пример чересчур безопасных авиационных полетов?

26. Комиссия по ценным бумагам и биржам запрещает торговлю акциями корпораций с использованием «внутренней информации». Такая торговля определяется как торговля, основанная на информации, которая еще не стала достоянием общественности, однако уже известна тем, кто находится «внутри» корпорации. Главный аргумент в поддержку данного запрета состоит в том, что нечестно, когда сотрудники корпорации пользуются информацией, которой не обладают другие.

а) Почему это нечестно? Кто терпит ущерб в результате торговли с использованием внутренней информации? Каким образом им наносится ущерб?
б) Один из подходов к данной проблеме состоит в определении сотрудников корпорации («инсайдеров») как агентов тех, чьи интересы они должны защищать. Торговля с использованием «внутренней» информации в этом случае может трактоваться как нечестное использование оказанного доверия (betrayal of trust). Подходит ли под такое определение ситуация с государственным служащим, купившим земельный участок на трассе будущей автомагистрали, которую планирует построить штат, причем этот чиновник узнал о предполагаемом строительстве в ходе выполнения служебных обязанностей и купил землю до того, как информация о строительстве стала общеизвестной?
в) Как вы будете рассматривать ситуацию с исследователем, купившим акции корпорации, на которую он работает, потому что считает, что его разработка в ближайшее время позволит компании выпустить очень прибыльный продукт?
27. Уолтон Ристон, бывший президент корпорации «Сити-корп», в обращении к Американскому обществу редакторов газет утверждал, что правительство утаивало информацию и осуществляло цензуру новостей, когда пыталось запретить фирмам повышать цены. Он утверждал, что фирмы не столько повышают цены, сколько сообщают о том, что цены повысились. В каком смысле контроль над ценами является видом цензуры?

28. Если Билль о правах в американской конституции запрещает правительству подвергать цензуре предвыборные обещания кандидатов, какими бы абсурдными и безответственными они ни были, почему такая же защита не распространяется на коммерческую рекламу? Вызвано ли это тем, что дезинформирующие коммерческие заявления наносят больший ущерб обществу и его членам, чем дезинформирующие политические заявления? Вызвано ли это тем, что граждане могут легче и эффективнее оценить политические заявления, но нуждаются в солидной защите против дезинформирующих заявлений о продаваемых товарах? Если ни одно из этих предположений не кажется вам подходящим для объяснения данных различий, какое объяснение вы могли бы предложить? #page#

ГЛАВА 8. УСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕН И ПРОБЛЕМА МОНОПОЛИИ

Термин «назначаемые цены» (administered prices) был впервые введен в оборот в 30-е годы, чтобы провести различие между ценами, которые устанавливаются спросом и предложением (set by supply and demand) и ценами, предположительно устанавливаемыми продавцами в одностороннем порядке. С тех пор этот термин широко используется, особенно теми, кто считает, что в экономической системе США властвуют крупные корпорации. Некоторые критики обвиняли профессиональных экономистов в том, что последние игнорируют роль назначаемых цен в американской экономике и представляют дело таким образом, будто бы все цены устанавливаются спросом и предложением. Как считает большинство этих критиков, американская экономика сегодня в значительной степени контролируется монополистами и олигополистами, которые не обращают никакого внимания на спрос и предложение, а вместо этого используют свою рыночную власть для манипулирования ценами в соответствии со своими собственными узкими эгоистическими интересами.

Ни одно из этих заявлений невозможно оценить, не получив вначале более ясного представления о том, что означают такие термины, как «назначаемые цены» и «монополист». Мы сознательно обходили эти проблемы, насколько это было возможно, в предыдущих главах. Тактика, которая обычно позволяла нам это сделать, заключалась в использовании неявной предпосылки о том, что на любом рынке, который мы рассматривали, действует так много покупателей и продавцов, что ни один из них не обладает ни малейшей властью, чтобы своим индивидуальным поведением оказывать влияние на цену. Сейчас пришло время более пристально посмотреть на те проблемы, которые мы оставляли в стороне,

Кого можно назвать монополистом?
Мы начинаем со слова «монополия», которое происходит от двух греческих слов, означающих «единственный продавец». Существуют ли монополисты в этом строгом смысле слова? Постарайтесь придумать что-нибудь, что продается исключительно одним продавцом.

Хороший пример представляет местная телефонная служба. Но точен ли этот пример? На самом деле, даже до раскола AT&T в 1984 г. в США было много независимых продавцов, предлагавших услуги телефонной связи. Впрочем, это, возможно, и не меняет существа дела. На любого данного покупателя, как правило, приходится только один продавец, поскольку телефонные компании обычно пользуются исключительным правом продажи своих услуг в определенных районах. С другой стороны, покупатели не обязаны жить в данном районе; они могут переехать в другой отданный на откуп район Прим. перев.>, если они предпочитают предлагаемый там продукт. И опять слышатся законные нетерпеливые возражения: «Это не относится к делу». Ну, некоторое отношение к делу это имеет. Изменение места жительства может оказаться непозволительно дорогим способом перехода к услугам другой телефонной компании, и трудно себе представить людей, действительно переезжающих только потому, что они обижены на местную телефонную службу. Но, тем не менее, это является способом получения продукта-заменителя. И своей абсурдностью наш пример привлекает внимание к сути проблемы: доступности заменителей.

Предположим, что мы по-другому определим товар, продаваемый телефонными компаниями, и назовем его «услугами связи» (communication services). Это не приведет ни к каким существенным заблуждениям. В конце концов, люди для того и обзаводятся телефоном, чтобы пользоваться услугами связи. Но если продаваемый продукт определен таким образом, то телефонная компания, очевидно, является не монополистом, а скорее продавцом, конкурирующим с «Вестерн Юнион» Прим. перев.>, почтой, различными частными службами по доставке посылок и корреспонденции, громким криком, быстрым бегом, а также всеми видами компьютерной связи. Смысл всего этого просто в том, что, если мы достаточно широко определяем товар, оказывается, что ни один из продаваемых в стране товаров не продается монополистом.

Но есть и обратная сторона медали. Предположим, что мы определяем товар очень узко. Если телеграммы — это не то же самое, что телефонные звонки, то пакет молока в маленьком магазинчике рядом с домом и пакет молока в универсаме, расположенном в трех кварталах от дома, — также не одно и то же. Если у вас нет машины, и вы укачиваете плачущего малыша, который не успокоится, пока его не покормят, а ребенка не с кем оставить, то молоко за три квартала — это товар, совершенно отличный от молока в магазинчике рядом с домом. Спросите любых родителей маленького ребенка. Таким образом, мы вынуждены заключить, что, когда товар определен достаточно узко, любой продавец оказывается монополистом, поскольку никогда два продавца не будут предлагать абсолютно одинаковых продуктов.

Мы стараемся убедить вас, что слово «монополия» очень неопределенно. Ибо единственным продавцом оказывается или каждый, или никто, в зависимости от того, как мы определяем продаваемый товар. К тому же нет подходящего способа, чтобы решить в каждом случае, насколько широко или узко следует определять понятие товара. Члены Верховного суда США иногда выслушивали убедительные аргументы «за» и «против» оспариваемого определения и затем расходились во мнениях. Например, возьмите целлофан. Является ли он отдельным товаром, или должен быть отнесен к категории «гибкие упаковочные материалы»? Ответ, который будет дан в подобной ситуации, может сыграть решающую роль в том, будет ли предприниматель осужден в соответствии с федеральным антимонопольным законодательством.

Альтернативы, эластичность и рыночная власть
Итак, попробуем подойти к делу с другой стороны. Чем был бы плох единственный продавец, если бы мы нашли такого? Телефонная компания намекает на ответ, когда заявляет в своей рекламе: «Мы, может быть, и являемся единственной телефонной компанией в городе, но мы стараемся вести себя иначе». Если мы обнаружим ситуацию, когда продавец действительно один, то у покупателя не будет выбора. Никто не хочет оставаться без альтернатив. Чем хуже наши альтернативы — тем слабее наша позиция, и тем легче можно поживиться за наш счет.

Но из второй главы мы знаем, что какие-то альтернативы всегда существуют. У любого блага имеются заменители, даже у услуг местной телефонной компании. В конце концов, никто не «нуждается» в телефоне. С другой стороны, телефон является ценным удобством для многих семей и деловых фирм. Здесь приходит в голову такое экономическое понятие, как эластичность спроса по цене.

щелкните, и изображение увеличится
Ни один продавец не является монополистом в самом строгом смысле слова, т. к. не существует такого явления, как абсолютно неэластичный спрос. Ни один покупатель не зависит целиком от милости продавца. С другой стороны, очень немногие продавцы сталкиваются с абсолютно эластичными кривыми спроса. Любая ситуация, кроме случая абсолютной эластичности, означает, что продавцы сохранят часть клиентов, когда они поднимут цену, что, в свою очередь, предполагает, что продавцы обладают по крайней мере частичкой рыночной власти (market power). Где пролегает граница между частичкой и монополией?

щелкните, и изображение увеличится
Четкой разделительной линии здесь нет, если только мы не договоримся провести ее произвольно. Эластичность спроса отражает доступность заменителей; чем больше, при прочих равных, хороших заменителей у какого-либо блага, тем эластичнее спрос на него. Таким образом видно, что рыночной властью можно обладать в различной степени и что она находится в обратном отношении к эластичности спроса. Определенный подобным образом термин «рыночная власть» получает значение, которое мы можем обсуждать и использовать. Но мы пока не нашли подходящего определения для слова «монополия».

щелкните, и изображение увеличится
Привилегии и ограничения
Попробуем подойти к проблеме по-другому. В начале девятнадцатого века в США часто не делали различий между монополией и корпорацией. Причина заключалась в том, что корпорации всегда создавались специальными правительственными указами. До революции — от королевской власти и парламента, позднее — от законодательных национальных властей или властей штатов они получали специальные «патенты»: официальные документы, жаловавшие им права и привилегии, не доступные другим. Поэтому указы о создании корпораций назывались «дарованиями монополии», т. к. они предоставляли одним такую власть, которой не могли обладать остальные. Такой «монополией» была Ост-Индская компания, и предоставление ей в 1773 г. особой привилегии на продажу чая в колониях сыграло свою соль в американской революции.

Есть и еще одно, совсем отличное от предыдущего, значение слова «монополия», связанное с действиями государства. Если государство позволяет одним заниматься какой-либо деятельностью, но преследует за это других, или если некоторые продавцы (но не все) облагаются налогами или на их деятельность накладываются ограничения; или если одним предоставляется защита и поддержка, в то время как другие ее не получают, то государство создает исключительные привилегии. Такое значение слова «монополия» имеет не только историческое, но и современное звучание.

Многие деловые фирмы пользуются монопольными привилегиями подобного рода. Во имя самых разнообразных, достойно звучащих целей — общественного порядка, справедливой конкуренции, стабильности, национальной безопасности, эффективности — власти всех уровней устанавливали ограничения на доступ новых фирм в различные отрасли промышленности и торговли. В выигрыше от этих ограничений всегда оказываются те, на кого они не распространяются. Эти лица обычно не признают, что пользуются правом монопольной власти. Тем не менее, в результате таких ограничений от участия в конкуренции устраняются те, кто в противном случае в ней бы участвовал.

Мы не утверждаем, что ограничение доступа на рынок всегда заслуживает осуждения или что фирмы, которые при этом выигрывают, обязательно плохо себя ведут впоследствии или что в результате ограничения конкуренции никогда не улучшается положение потребителей. Мы заботимся только о том, чтобы обратить внимание на ограничения и на их последствия. Во многих случаях они окажутся не такими, как предполагает большинство людей. Мы могли бы при желании использовать слово «монополист» для характеристики любого лица или организации, которые пользуются специальными привилегиями, предоставленными государством. Беда в том, что большинство людей не употребляет больше это слово в таком значении. Согласно данному определению, монополистом является почта, а также большинство служб коммунального хозяйства, многие магазины, торгующие спиртными напитками, похоронные бюро и службы по распылению химикатов на полях (crop dusters); Американская ассоциация врачей, ассоциации адвокатов в штатах, профсоюзы; фермеры, арендующие у государства дополнительные участки земли на льготных условиях (farmers with acreage allotments); работающие по лицензиям парикмахеры и большинство таксомоторных фирм. Поистине, длинный список.

И поэтому мы намерены сделать героический шаг и выбросить слово «монополия» из нашего рабочего словаря. У него слишком много значений, и они слишком неопределенны. «Когда я использую слово, — довольно насмешливо заявлял Шалтай-Болтай, — оно означает только то, что мне хочется: ни больше, ни меньше». «Монополия» — любимое слово современных шалтай-болтаев. И поэтому мы не собираемся его использовать. Мы постараемся употреблять другие термины: они, как мы надеемся, лучше передадут смысл той определенной ситуации, которую мы имеем в виду.

Ценополучатели и ценоискатели
Давайте теперь вернемся к тому, с чего начиналась эта глава: к назначаемым ценам. Есть ли различие между назначаемыми ценами и ценами, которые устанавливаются спросом и предложением?

У нас, как говорят, свободная страна, и предприниматели обычно могут свободно назначать свои цены. Корпорация «Ю. Эс. Экс.» (бывшая «Юнайтед Стайте Стил»), печатая свои ценовые прейскуранты, действует в значительной степени по своему усмотрению, и канзасский фермер, выращивающий пшеницу, может ничуть не опасаться судебного преследования, если он решит предложить свой урожай по цене 5 долл. за бушель. Но здесь есть, очевидно, важное различие, которое помогает объяснить, почему «Ю. Эс. Экс.» нанимает людей, чтобы решить, какие цены следует установить, а фермеры этого не делают. Тем не менее мы утверждаем, что это различие носит количественный, а не качественный характер.

Сперва рассмотрим ситуацию с фермером, выращивающим пшеницу. Если он обратится к финансовым рубрикам в газетах или в полдень прослушает радиосообщения о состоянии дел на рынке, то выяснит, что сорт номер 2 стандартной твердой канзасской пшеницы стоил с утра 3,43 долл. 3/4 цента за бушель. Эта новость может разочаровать его или привести в восторг, но он почти ничего не может сделать, чтобы изменить ситуацию. Если он признает цену замечательной и сразу же отгрузит для продажи весь свой урожай, по гладкой поверхности рынка пробежит едва заметная рябь. Даже если этот фермер — один из крупнейших производителей пшеницы в штате, на его долю приходится все же такая небольшая часть общего объема продаж и покупок пшеницы, что он не может повлиять на цену. Продаст ли он весь свой урожай или только его половину, разница в цене, которая установится к вечеру, вряд ли составит и 1/4 цента.

Описание спроса, с которым сталкивается каждый торгующий пшеницей фермер:

Цена

$ 3.45
$ 3.43

$ 3.41

Кол-во това-
ра, на которое
существует
спрос (спрос
на пшеницу
данного фермера)

нулевое
все, что есть
у фермера
все, что есть
у фермера

(при рыночной цене
$ 3.43 3/4)

Поэтому экономисты называют выращивающего пшеницу фермера ценополучателем (price taker). Своими собственными действиями он не может повлиять на цену. Цена на местном зерновом элеваторе определяется действиями многих продавцов и покупателей по всей стране. Если фермер использует свое законное право и укажет на ценнике своей пшеницы величину на 2 цента выше, чем диктует рынок, он ничего не продаст. И т. к. он может продать всю пшеницу, которая у него есть, по сущecтвyющeй цене, у него нет стимула предлагать пшеницу для продажи по цене, которая ниже существующей. Ценополучатели сталкиваются с абсолютно эластичными кривыми спроса или с кривыми, которые для всех практических целей можно считать абсолютно эластичными. Кривые спроса на уровне существующей цены проходят горизонтально.

щелкните, и изображение увеличится

Абсолютно эластичная кривая спроса

Большинство продавцов находятся в другом положении. При желании они могут поднять цены, не теряя при этом всех продаж. И, в отличие от фермера, они не всегда могут продать все, что они способны произвести, не понижая своих цен. По более высоким ценам они продадут меньше; по более низким ценам они смогут продать больше. Они должны выбрать цену или набор цен. Поэтому экономисты называют их ценоискателями (price searchers). Раздираемые между стремлением продать по более высоким ценам и стремлением увеличить объем продаж, они должны отыскать наиболее выгодную для себя цену или набор цен.

К ценоискателям относятся «Ю. Эс. Экс.», попечители частного университета, взвешивающие возможность повышения платы за обучение, владелец бакалейной лавки и маленький мальчик, продающий лимонад в жаркий день. В экономической науке существует долгая традиция называть всех ценоискателей «монополистами». Но это — техническое употребление слова, которое вводит в заблуждение всех, за исключением профессиональных экономистов.

Поскольку маленький мальчик, торгующий лимонадом, не сталкивается с абсолютно эластичной кривой спроса, он является не ценополучателем, а ценоискатслем. Любому человеку, не погруженному с головой в историю экономической науки, покажется глупым назвать его «монополистом». Поэтому мы и не будем этого делать. Термин «ценоискатель» схватывает суть ситуации, которая нас интересует. Все ценоискатели обладают некоторой рыночной властью, но в различной степени, причем эта степень обратно пропорциональна эластичности спроса на продукцию продавца.

Некоторые кривые спроса «ценоискателей»

щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится
Рынки ценополучателей и «оптимальное» размещение ресурсов (Resource Allocation)
Экономисты использовали неодобрительный термин «монополист» по отношению к тому, кого мы будем называть «ценоискателем», большей частью в связи с тем, что они стремились подчеркнуть различные последствия этих двух типов установления цен. Рынки, где все покупатели и продавцы являются ценополучателями, были удостоены одобрительного названия «конкурентные рынки». Мы хотим показать преимущества, которые они видели в рынках ценополучателей, не используя вводящего в заблуждение противопоставления монополии и конкуренции, которое ошибочно предполагает, что ценоискатели не сталкиваются с конкуренцией. Чтобы сделать это, мы будем использовать график на рис. 8А, где изображены кривые спроса и предложения маляров, занимающихся покраской домов в летний период в городе Пратт-Фолз.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 8А. Кривые спроса и предложения работ по покраске домов в Пратт-Фолзе

Количество часов малярных работ, на которые будет предъявляться спрос и которые будут предлагаться, зависит от цены одного часа услуг по покраске дома. Поскольку мастерство людей в этой области значительно различается, мы упростим наше изложение, предположив, что каждый час услуг, отложенный по горизонтальной оси, представляет работу одного качества. Если почасовая выработка Фредди Фамблфингера составляет только 40% от выработки среднего пратт-фолзского маляра, то у него уйдет 2 1/2 часа, чтобы поставить «один час» блага, изображенного на графике. Бетси Брайтбраш, которая работает в три раза лучше среднего, поставляет «один час» покраски дома каждые 20 минут.

Первое, что нужно запомнить, — кривые предложения являются кривыми предельной стоимости альтернативы (marginal opportunity cost curves). Кривая SS на рис. 8А показывает ценность всех альтернативных возможностей, от которых приходится отказываться, когда в Пратт-Фолзе во все большем и большем объеме производятся услуги по покраске домов. Люди, которые вносят вклад в нижнюю левую часть кривой, имеют большие сравнительные преимущества в покраске домов, т. к. они или необыкновенно искусные маляры, или совсем не умеют делать ничего другого. Верхняя правая часть кривой, в т. ч. даже не изображенные на рисунке отрезки, показывает, как реагирует предложение (supply responses) со стороны тех, кому, чтобы стать маляром, придется отказаться от прибыльной юридической практики, кто подвержен головокружениям на высоте больше семи футов, или кому по какой-либо другой причине придется пожертвовать высоко ценимой альтернативой, чтобы поставить один час малярных работ. Не забывайте, что и кривая предельных издержек (marginal cost curve) каждого отдельного человека также будет постепенно подниматься вверх и вправо. По мере того как человек все больше и больше времени начинает посвящать определенному виду деятельности, ценность альтернативных возможностей, которые «вытесняет» этот вид деятельности, обязательно возрастает. Это происходит просто потому, что люди сначала жертвуют наименее ценными возможностями, а от более ценных возможностей отказываются только в ответ на сильный стимул <этот гипотетический пример иллюстрирует также коренное сходство предложения и спроса. Те, кто готов заплатить не дороже 20 долл. в час, чтобы кто-то покрасил дом, формируют часть кривой спроса ниже 20 долл., но они же могут оказаться среди тех, кто формирует кривую предложения по ценам выше 20 долл. Например: "Я заплачу до 20 долл. в час, чтобы кто-то покрасил этим летом мой дом, но, если это обойдется мне дороже, я сделаю это сам". Таким образом человек, спрос которого исчезает после некоторой достаточно высокой цены, становится поставщиком самому себе, а по более высоким ценам - и другим. - Прим. авт.>.

Если теперь цена установится на уровне 6 долл. в час, так что за лето из рук в руки перейдет 6000 часов блага, сердца многих экономистов забьются от радости. Почему? Потому что при данных кривых спроса и предложения по цене 6 долл. не производится ни одной единицы блага, для которого предельная стоимость альтернативы, представленная кривой предложения, превосходила бы предельную выгоду от ее потребления, представленную кривой спроса. Более того, производится каждая единица блага, у которой предельная выгода превосходит предельные затраты. А что может быть лучше этого? Традиционно экономисты даже называли такое состояние дел оптимальным размещением ресурсов (optimal allocation of resources). Оптимальный — значит наилучший, что, несомненно, является слишком сильной похвалой; но давайте присмотримся внимательнее, чтобы понять точнее, что здесь происходит.

Предположим, что люди, поставляющие эти 6000 часов по цене 6 долл. в час, решают, что они заслуживают более высоких доходов, и каким-то образом убеждают городской совет в необходимости издать закон, устанавливающий цену 10 долл. в качестве минимальной за час работы по покраске домов. Предположим далее, что закон эффективно проводится в жизнь. Что произойдет? Теперь спрос будет предъявлен только на 4000 часов. И поскольку только это количество и может быть продано, только оно и будет в действительности поставлено потребителям, несмотря на то, что, как показывает график, маляры захотят поставить по цене 10 долл. примерно в два раза большее количество блага.

Установление и принудительное поддержание цены на уровне 10 долл. улучшит положение одних людей и ухудшит положение других. Заметьте, что среди тех, чье положение ухудшилось, могут оказаться бывшие маляры, которые вынуждены в результате законодательного повышения цены перейти к менее желанным занятиям. У экономистов нет удовлетворительного способа сравнения выигрыша одного человека и потери другого, который позволил бы судить — возрастет или уменьшится в результате подобных изменений чистая сумма общественного благосостояния (net social well-being). Практически единственное, что они могут сделать, это указать, что пратт-фолзские законы препятствуют взаимовыгодному обмену. Площадь под кривой спроса между 4000 и 6000 часов представляет оценку в долларах той суммы, с которой готовы расстаться потребители (demanders), чтобы получить это количество блага. Площадь под кривой предложения представляет оценку в долларах той суммы, с которой готовы расстаться поставщики (suppliers), чтобы продать это количество услуг. Разница между двумя площадями, заштрихованная на рис. 8А, — это потенциальный выигрыш от торговли, который в действительности уничтожается указом, запрещающим любой обмен по цене ниже, чем 10 долл.

Какое все это имеет отношение к рынкам ценополучателей и к их превосходству, как традиционно считается в экономическом анализе, над рынками ценоискателей? Дело вот в чем: цены, зафиксированные выше предельных затрат, исключают некоторые возможности взаимовыгодного обмена. На рынках ценополучателей продавцы не обладают такой властью, чтобы установить и поддерживать цену выше предельных затрат. На рынке ценоискателей эта власть у них имеется.

В 9-й и 10-й главах в числе других будут рассмотрены и вопросы о том, насколько серьезна эта проблема и насколько высокими могут быть издержки по ее устранению.

Еще раз о назначаемых ценах
щелкните, и изображение увеличится Из этого можно было бы заключить, что ценоискатели устанавливают свои цены, в то время как ценополучатели принимают то, что устанавливает рынок. Этим ли отличаются назначаемые цены и цены, устанавливаемые спросом и предложением? Если хорошо подумать, выяснится, что это не так. В конечном счете каждый продавец устанавливает итоговую цену, хотя некоторые продавцы могут почти не заниматься ее поиском или совсем этого не делать, поскольку в действительности они принимают преобладающую цену (ценополучатели). Более серьезное возражение состоит в том, что ценоискатели далеко не свободны от ограничений, налагаемых спросом и предложением.

Крупные нефтепромышленники — вот любимая мишень тех, кто порицает назначаемые цены, но каковы бы ни были недостатки и просчеты нефтяных корпораций, несомненно, их решения испытывают влияние спроса и предложения. Предложение зависит от издержек, и издержки учитываются любым ценоискателем. Кривые спроса никогда не бывают абсолютно неэластичными, поэтому спрос также нужно учитывать, если ценоискатели надеются найти то, что они ищут, — а ищут они, по-видимому, наиболее выгодную цену. Фирмы в нефтяной промышленности могут обладать чрезмерной рыночной властью. Так это или нет, или какие из них обладают ею, а какие нет, или насколько велика рыночная власть некоторой фирмы, все эти вопросы лучше всего исследовать, наблюдая за кривыми предельных издержек и спроса, а также за тем, как они изменяются во времени под давлением конкуренции. Мы не выясним ничего полезного, если сделаем вид, что существуют фирмы, которые «назначают» цены, полностью игнорируя спрос и предложение.

Итак, нам не удалось подобрать и к термину «назначаемые цены» подходящее значение. Все цены назначаются, и все цены устанавливаются спросом и предложением. Поэтому термин «назначаемые цены» не будет использоваться в последующих главах. При исследовании его происхождения выясняется, что он чаще использовался как вежливое «бранное слово», чем как понятие, полезное для анализа и обсуждения. Экономические проблемы слишком сложны, чтобы усложнять их еще больше, употребляя термины, которые сильно накаляют страсти, но не проливают света на суть дела.

Во вступительном параграфе встречался еще один термин: «олигополист». Словарь объясняет, что «олигополист» — это «один из нескольких продавцов». Обычно в качестве примеров олигополии приводятся три гиганта автомобильной промышленности и крупнейшие производители сигарет, А как насчет ежедневных газет в большом городе? Или они конкурируют с другими газетами, которые можно доставить на грузовике или самолете, с журналами, рекламными щитами, телевидением, справочниками? О каком товаре можно предположить, что у него только несколько продавцов? Следует ли определять его широко или узко? Относятся ли сюда бензоколонки? Скобяные лавки? Дилеры, продающие автомобили? Мастерские, перетягивающие струны на теннисных ракетках? Несколько — это сколько? Не стоит умножать число примеров, чтобы выяснить, что все проблемы, связанные с определением монополиста как единственного продавца, опять начинают преследовать нас, когда мы определяем олигополиста как одного из нескольких продавцов.

Многие экономисты используют термин «олигополия» для характеристики особой рыночной ситуации. Мы рассмотрим и проанализируем эту ситуацию в 10-й главе. Но мы не будем использовать слово «олигополия», потому что, как и «назначаемые цены» и «монополия», оно скорее создает путаницу, чем несет ясность и понимание.

Повторим вкратце
Буквально слово «монополия» означает «единственный продавец». Но является ли некоторый продавец единственным продавцом, зависит от того, сколь узко или широко мы определяем продукт. При достаточно широком определении существует бесчисленное множество продавцов каждого продукта. Однако при достаточно узком определении продукт любого данного продавца отличается от продукта любого другого, и все продавцы оказываются монополистами. Поэтому слову «монополия» присуща неопределенность, и в последующих главах мы не будем его использовать.

Негативные ассоциации, связанные со словом «монополия», возникают из убеждения, что у клиентов единственного продавца нет выбора, и поэтому они зависят от его милости. Поскольку в действительности любой образ действий имеет альтернативы, а любой продукт заменим, ни один продавец не обладает неограниченной властью над покупателями. Рыночной властью можно обладать только в некоторой степени.

Понятие «эластичность спроса по цене» позволяет плодотворно изучать проблему рыночной власти. Эластичности спроса, которые могут колебаться от нуля до бесконечности, отражают доступность заменителей. Чем богаче выбор покупателя, тем эластичнее кривые спроса, с которыми сталкиваются продавцы, тем больше ограничена власть продавцов, их возможности устанавливать очень выгодные для себя условия продажи.

В ранний период существования Соединенных Штатов «монополия» обычно означала организацию, которой государство предоставило какие-то исключительные привилегии. Таким образом, монополист был единственным законным продавцом. Хотя это слово в этом значении не является больше общеупотребительным, оно имеет и современное звучание, поскольку федеральные, местные власти и власти штатов широко практикуют предоставление специальных привилегий, которые ограничивают конкуренцию.

Стремясь понять, как устанавливаются цены, полезно провести различие между ценополучателями и ценоискателями. Ценополучатели вынуждены принимать цену, диктуемую рынком. Покупатели располагают такими прекрасными заменителями, что любая попытка поднять цену или же изменить условия продажи оставит продавца совсем без клиентов. С другой стороны, ценоискатель может продавать различные количества продукта по различным ценам, и поэтому должен заниматься поиском наиболее выгодной цены

Когда цена больше предельных затрат, некоторые блага не будут произведены и проданы, несмотря на то, что денежная оценка покупателями возможности их приобретения выше, чем выраженные в деньгах затраты, которые понесли бы поставщики, сделав их доступными. На рынке ценополучателей конкуренция подталкивает производство к той точке, где цена равна предельным издержкам.

Понятие «назначаемые цены» вводит нас в заблуждение ввиду того, что почти все цены «назначаются» продавцами — в рамках ограничений, накладываемых их положением. Проблема в том, накладывает ли конкуренция в каждом частном случае соответствующие ограничения.

Слово «олигополия» по крайней мере столь же неопределенно, как и «монополия»; найдется ли только несколько или очень много продавцов, зависит от того, какое определение продукта мы выберем. Поэтому мы откажемся и от слова «олигополия» в пользу других терминов, более точно описывающих подобную ситуацию.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Перечислите несколько товаров и услуг, которые продаются только одним продавцом. Затем перечислите несколько близких заменителей этих благ. Насколько велика рыночная власть, которой обладают те единственные продавцы, которых вы назвали?

2. Является ли фирма монополией, если она издает единственную утреннюю газету в данном городе? А если она издает единственную ежедневную газету, утреннюю или вечернюю? Если она издает единственную ежедневную газету и ей принадлежит единственный в городе телевизионный канал? Каковы различные блага, которые поставляет ежедневная газета? С какими другими благами они конкурируют?

3. Обычно государство предоставляет компаниям, производящим электричество, исключительные права продажи электричества в определенном районе. Участвуют ли они в конкуренции с продавцами, торгующими чем-нибудь другим? Конкурируют ли они каким-либо образом с электрическими компаниями, которым отданы на откуп другие районы?

4. Является ли монополией Почтовая служба США?

а) С кем конкурирует Почтовая служба за предоставление услуг первого класса (по доставке корреспонденции)? За предоставление услуг второго класса (за право доставки определенных газет и журналов)? За предоставление услуг третьего класса (за рекламодателей)? За доставку посылок? За доставку экспресс-почты (с гарантией получения на следующий день) ?
б) Если у Почтовой службы есть власть устанавливать цены, не обращая внимания на спрос и предложение, почему обычно она является убыточной? Почему бы ей не поднять цены и не избавиться от этих причиняющих беспокойство убытков?
в) Как вы считаете, когда в 1985 г. Почтовая служба повысила тариф на доставку почты первого класса на 25% (с 20 до 25 центов), ее выручка от предоставления услуг этого вида также выросла на 25%? Что можно было бы сказать об эластичности спроса на почтовые услуги первого класса, если бы выручка увеличилась на 25%?
5. Является ли монополией АМТРАК? Если вы захотите совершить путешествие на поезде между различными городами США, то, вероятно, выясните, что такие услуги предоставляет только АМТРАК. Почему, тем не менее, неверно было бы считать АМТРАК монополистом? Является ли «железнодорожная междугородная перевозка пассажиров» товаром, у которого нет хороших заменителей?

6. Благо, которое предлагают государственные школы в американских городах, многие обязаны потреблять согласно закону. Более того, поскольку конкурентам отказано в праве финансировать свою деятельность посредством налогов, им обычно приходится назначать более высокие цены, чем государственным школам. Являются ли монополистами системы государственных школ?

7. Закон запрещает торговлю некоторыми сельскохозяйственными товарами, такими, как табак и хмель, если они не выращены на земле, которую федеральное правительство определило для выращивания этих продуктов. Означает ли это, что фермеры, производящие табак и хмель, — монополисты? Являются ли они ценополучателями или ценоискателями?

8. Если монополии нежелательны, как, кажется, считают почти все, почему правительства так часто стараются защитить определенных продавцов от конкуренции, которая бы возникла, если бы в отрасль вошли дополнительные производители?

а) Почему правительство США запрещает людям конкурировать с Почтовой службой в доставке почты первого класса?
б) Почему почти всегда городские власти вводят строгие ограничения на деятельность тех, кто хотел бы обеспечивать транспортные услуги, непосредственно конкурируя с городской автобусной службой, которая принадлежит городским властям или которой выдана лицензия на этот вид обслуживания?
9. Каковы самые крупные из крупных монополий в Соединенных Штатах? Вот список десяти промышленных корпораций с наибольшим объемом продаж в 1984 г., приведенный журналом «Форчун» в номере от 29 апреля 1985 г.:

(1) Экссон

(6) Интернэшнл Бизнес Машинз

(2) Дженерал Моторз

(7) И. Ай. Дюпон де Немур

(3) Мобиль

(8) Америкэн Телефон энд Телеграф

(4) Форд Моторз

(9) Дженерал Электрик

(5) Тексако

(10) Стандард Ойл оф Индиана

Является ли объем продаж действительно наилучшим критерием размера корпорации? Какие корпорации были самыми крупными в соответствии с данными о стоимости принадлежащих им финансовых активов? Вот классификация «Форчуна» для 1984 г.:

(1) Дженерал Моторз

(6) Юнайтед Текнолоджиз

(2) Интернэшнл Бизнес Машинз

(7) Мобиль

(3) Форд Моторз

(8) И. Ай. Дюпон де Немур

(4) Америкэн Телефон энд Телеграф

(9) Экссон

(5) ИТТ

(10) Пепсико

Для некоторых целей более правильным показателем размера корпорации может быть получаемый чистый доход. Вот список из журнала «Форчун» десяти корпораций, получивших в 1984 г. самые высокие доходы:

(1) Интернэшнл Бизнес Машинз

(6) Дженерал Электрик

(2) Экссон

(7) Стэндард Ойл оф Индиана

(3) Дженерал Моторз

(8) ШеллОйл

(4) Форд Моторз

(9) Шеврон

(5) Крайслер

(10) Стэндард ойл оф Охайо

Совсем другая классификация появляется, если мы оценим размер корпорации в зависимости от числа работников:

(1) Дженерал Моторз

(6) Юнайтед Текнолоджиз

(2) Интернэшнл Бизнес Машинз

(7) Мобиль

(3) Форд Моторз

(8) И. Ай. Дюпон де Немур

(4) Америкэн Телефон энд Телеграф

(9) Экссон

(5) ИТТ

(10) Пепсико

а) Какой из перечисленных критериев размера корпорации является наилучшим показателем рыночной власти или способности наживаться за счет потребителей, поскольку они располагают малым числом хороших заменителей?
б) Насколько велика рыночная власть корпорации Экссон, учитывая, что пять из десяти крупнейших корпораций, оцененных по критерию финансовых активов (или двенадцать из крупнейших двадцати), являются нефтяными компаниями?
в) Из пяти корпораций, получивших в 1984 г. самые высокие доходы, три — автомобильные. Образуют ли они олигополию? С чьей стороны, помимо пятисот крупнейших американских промышленных корпораций из списка «Форчуна», они испытывали наиболее сильную конкуренцию? Какие специальные защитные меры предоставило им правительство США, что и помогает понять, почему в 1984 г. они добились блестящих финансовых результатов?
10. Некоторые экономисты утверждали, что степень, в которой монополисты и олигополисты контролируют американскую экономику, можно оценить, рассматривая коэффициенты концентрации (concentration ratios) в различных отраслях. Эти коэффициенты, вычисляемые Бюро переписи (Bureau of the Census), отражают процент от общего объема продаж в различных отраслях, который приходится на 4 крупнейших, 8 крупнейших, 20 крупнейших, 50 крупнейших компаний в каждой отрасли. Ниже приводится таблица с коэффициентами для выбранных отраслей, вычисленными на основе данных промышленной переписи 1977 г. (the 1977 Census of Manufacturers), это самые свежие доступные данные.

а) Почему коэффициент концентрации в отрасли по производству двигателей и кузовов автомашин (motor vehicles and car bodies) — показатель, серьезно преувеличивающий рыночную власть американских производителей автомобилей?
б) Коэффициенты концентрации в отраслях «мясокомбинаты» и «жидкое молоко» сходны. Однако перевозить на далекие расстояния жидкое молоко гораздо дороже, чем переработанное мясо. О чем говорит это различие, если мы пытаемся сделать вывод о степени рыночной власти на основании отраслевого коэффициента концентрации?
Таблица 8А. Процент продаж, который приходится на крупные промышленные компании в США
Отрасль

на 4 крупнейших

на 8 крупнейших

на 20 крупнейших

на 50 крупнейших

1. Нефтепереработка

30%

53%

81%

94%

2. Производство двигателей и кузовов автомашин

93

99

99+

99 +

3. Доменные печи и заводы по производству стали

45

65

84

95

4. Авиастроение

59

81

99

99+

5. Мясокомбинаты

19

37

49

62

6. Молоко

18

28

43

60

7. Газеты

19

31

45

62

8. Лесопильная

17

23

36

49

9. Пластмассы и смолы

22

37

60

87

10. Мыло и моющие средства

59

71

82

89

в) Почему сходство коэффициентов концентрации в отраслях «газеты» и «мясокомбинаты», вероятно, не существенно?
г) Свидетельствуют ли возрастающие коэффициенты концентрации по таким отраслям, как лесопильная, производство пластмасс и мыла (8-я, 9-я и 10-я отрасли в списке), о соответственном росте рыночной власти? Каковы географические характеристики рынков древесины, пластмасс или мыла для определенного промышленного предприятия?
11. Считается, что развитие железных дорог в середине девятнадцатого века значительно уменьшило рыночную власть многих американских промышленных фирм. Объясните, почему.

12. Часто можно прочитать, что «в отрасли действуют только три фирмы» (или пять фирм, или восемь фирм) и что это число слишком мало, чтобы конкуренция была эффективной. Как бы вы определили отрасль? Конкурируют ли между собой фирмы, принадлежащие (по какой бы то ни было классификации) к различным отраслям? Все ли фирмы из одной отрасли (по какой бы то ни было классификации) находятся в состоянии конкуренции?

13. Конкурируют ли вообще стальные фермы (балки), производимые для строительства мостов в Юте, с фермами, которые производят в Мэриленде? (Слово «вообще» обычно будет означать, что утверждение верно.) Можете ли вы придумать, каким образом изделия из дерева могут конкурировать со стальными балками?

14. Является ли колледж, в котором вы учитесь, ценоискателем? Насколько он свободен в установлении платы за обучение, которую вы вносите? Могут ли только что принятый первокурсник и старшекурсник, который вот-вот должен закончить колледж, ответить на этот вопрос по-разному? Пользуется ли ваш колледж какими-либо специальными привилегиями, предоставленными ему законом?

15. Те, кто использует термин «назначаемые цены», не относят к этой категории цены на продукты в бакалейной лавке. Тем не менее бакалейщики, конечно же, «назначают» цены. Могли бы вы предложить критерии для отличения «назначаемых» цен от «неназначаемых»?

16. В «Богатстве народов» Адам Смит написал следующее: «Цена монополии во всех случаях является самой высокой из тех, которые можно… выжать из покупателей, или которые, как предполагается, они согласятся заплатить». Имеет ли это утверждение ясный и оправданный смысл или мы должны заключить, что даже основатель экономической науки иногда небрежно обращался со словами?

17. Количество приспособленных для жилья лодочных причалов в Сиэтле было ограничено по закону числом 440 после того, как в 1975 г. в городе был принят план по управлению береговой зоной (Shorline Management Plan). В настоящее время все причалы заняты лодками. Некоторые владельцы лодок, у которых нет собственных причалов, обратились к городским властям с просьбой установить контроль за арендной платой, которую по закону могут взимать владельцы причалов. Они заявили, что, поскольку число пустующих причалов равно нулю, их владельцы получили монополию и, следовательно, могут устанавливать такую высокую плату, какую пожелают.

а) На следующем рисунке изображена воображаемая кривая спроса на причалы для лодок, обозначенная DD. На основании приведенных выше данных постройте кривую предложения. (При обсуждении этой проблемы до пункта «к» предполагается, что причалы принадлежат 440 различным людям.)
щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 8В. Гипотетические кривые спроса и предложения на причалы для лодок в Сиэтле

б) Что произойдет, если владельцы установят арендную плату 275 долл. в месяц?
в) Что произойдет, если владельцы установят арендную плату 225 долл. в месяц?
г) Верно ли, что отсутствие пустующих причалов позволяет их владельцам устанавливать любую арендную плату, которую они пожелают? О чем обычно свидетельствует низкая доля пустующих помещений в жилых или служебных зданиях?
д) Как, по вашему мнению, повлиял бы на арендную плату значительный рост популярности жизни на лодках в Сиэтле? Что бы произошло, если бы популярность жизни на лодках упала? Каковы те факторы, которые могли бы вызвать такое повышение или понижение спроса на жизнь на судах?
е) Если вследствие изменения плана по управлению береговой зоной станут доступными дополнительно 40 причалов, какое это окажет влияние на арендную плату?
ж) Как повлияет на арендную плату увеличение на 50 долл. в месяц налога на собственность, который обязаны уплачивать владельцы причалов? Продемонстрируйте ваш ответ графически.
з) Как повлияет на арендную плату увеличение на 50 долл. в месяц налога на владельцев лодок? Для ответа используйте график.
и) Свидетельствует ли отсутствие свободных мест о монопольной власти? Предположим, что все 440 причалов принадлежат одному лицу, которое, следовательно, становится единственным поставщиком причалов в Сиэтле. Сможет ли теперь этот владелец устанавливать такую высокую плату, какую ему захочется? Как вы думаете, что произойдет с числом пустующих мест, если одно лицо станет единственным продавцом мест на причалах?
к) Почему, как вы считаете, обращаясь к городскому совету с просьбой о регулировании арендной платы, владельцы лодок выбрали слово «монополия»?
18. Рыночная власть — это не единственный вид власти, которой могут обладать и которую могут использовать деловые фирмы. Рыночная власть, как и любая другая, не обязательно зависят от размера фирмы. Вам, возможно, захочется подумать о природе, источниках и последствиях некоторых из типов власти, которые перечислены ниже, и о том, как они связаны (или не связаны) с рыночной властью. Типы власти:

а) способность, умение достигать желаемых результатов;
б) оказывать влияние на результаты выборов;
в) влиять на законодательную власть;
г) влиять на государственные органы управления;
д) оказывать влияние на людей посредством рекламы;
е) загрязнять окружающую среду, уменьшать загрязнение;
д) оказывать влияние на людей посредством рекламы;
е) загрязнять окружающую среду, уменьшать загрязнение;
ж) проводить в области занятости политику расовой дискриминации и дискриминации в отношении женщин; вводить поощрительные программы;
з) вмешиваться в дела других народов;
и) формировать важнейшие представления и мнения людей.
А что бы вы сказали о власти, которой мысленно мы иногда наделяем других просто потому, что чувствуем себя бессильными? Верно ли, что у человека всегда есть власть вызывать или предотвращать нежелательные события? #page#

ГЛАВА 9. В ПОИСКАХ ЦЕНЫ

Каким образом продавцы (price-searchers) определяют должную цену, и что происходит, когда поиск завершен? В этой главе мы собираемся показать, что они оценивают предельные издержки и предельную выручку, а затем подбирают цену, которая позволит им продать все те единицы их продукта — и только те единицы, для которых, по их оценкам, предельная выручка будет больше, чем предельные издержки. Звучит сложно? Но в этом состоит логика процесса максимизации чистой выручки. Однако используют ли в действительности такую процедуру деловые фирмы? Все это звучит уж слишком теоретически, как что-то такое, о чем может фантазировать экономист, но что едва ли даже осознается реальными продавцами.

——————

<в буквальном переводе price-searcher означает ценоискатель Употребляя этот термин, автор акцентирует внимание на том, что продавцы, о которых идет речь в данной главе, подбирают (ищут) наиболее выгодную для себя цену, а не пассивно приспосабливаются к сложившейся на рынке цене. Подробнее см. ниже. - Прим. ред.>

Распространенная теория установления цен
Конечно, большинство людей не так представляет себе установление цен. В качестве расхожего объяснения обычно выдвигается примитивная теория «издержки плюс надбавка»: фирмы исчисляют единичные издержки и приплюсовывают к ним определенный процент надбавки. Многие продавцы и сами описывают практику установления цен с помощью модели «издержки плюс надбавка». Их показания заслуживают серьезного отношения, но не могут служить решающим доказательством. Многие люди не способны правильно описать то, чем они регулярно и успешно занимаются. Например, большинство из тех, кто ездит на велосипеде, не знает, как они удерживают велосипед в равновесии. И если их попросить об этом подумать, они придут к выводу, что не дают велосипеду упасть, слегка наклоняясь или перенося свой вес каждый раз, когда велосипед кренится в одну сторону. Если бы они на самом деле удерживали равновесие таким образом, то не проехали бы и квартала. В действительности они поддерживают равновесие, управляя велосипедом, а не наклоняясь; они слегка поворачивают переднее колесо, а центробежная сила не дает велосипеду упасть. Непонимание того, что они делают, не мешает им это делать. Хотя им удается поддерживать равновесие только огибая некоторые кривые, кривизна которых в точности обратно пропорциональна квадрату скорости движения, многие неучи в математике — умелые велосипедисты.

Есть веские основания сомневаться в теории «издержки плюс надбавка». Одно из них заключается в том, что она ничего не говорит нам о размере надбавки. Почему выбирается надбавка в 25, а не в 50%? Почему различные фирмы добавляют к своим ценам различный процент? Почему одна и та же фирма может применять неодинаковую процентную надбавку в разное время, к различным продуктам, и даже торгуя с различными людьми? Почему иногда продавцы устанавливают свои цены ниже средних единичных издержек?

Почему процентные надбавки гораздо выше в мебельных магазинах, чем в бакалейных лавках?

Почему мебельные магазины часто понижают свои процентные надбавки на несколько дней (во время распродаж)?

Кроме того, если фирмы всегда могут пропорционально увеличивать цены, когда возрастают их издержки, почему они не увеличивают цены заранее, до увеличения издержек? Почему они довольствуются меньшей чистой выручкой, когда могли бы получать больше? Это не согласуется с непрекращающимися жалобами многих из тех, кто устанавливает цены, что они не получают должных доходов. Все мы также знаем, что фирмам иногда приходится прекращать свою деятельность из-за роста издержек. Этого не случалось бы, если бы каждая фирма имела возможность увеличивать свои цены, покрывая любой прирост издержек.

Распространенная теория «издержки плюс надбавка», очевидно, неверна. Она просто не объясняет тех явлений, с которыми все мы знакомы. Мы еще поговорим о том, почему многие люди, в том числе сами продавцы, все-таки придерживаются этой теории. Но мы не можем этого сделать до тех пор, пока не разберемся тщательно с объяснением процесса поиска цен, которое предлагают экономисты.

Почему мебельные магазины иногда терпят банкротство, если обычно их процентные надбавки так велики?

Познакомьтесь с Эдом Сайком
Простые примеры лучше всего иллюстрируют важнейшие принципы. Мы рассмотрим воображаемую ситуацию с Эдом Сайком: студентом-второкурсником, который зарабатывает себе на жизнь в Айви колледже, работая организатором культурных мероприятий в Студенческой ассоциации колледжа. Одно из заданий Эда состоит в организации просмотра художественных фильмов в пятницу вечером для студентов и преподавателей колледжа, и важная часть его работы — установление цен на билеты.

Предположим, что каждый раз, когда Эд показывает фильм, ему нужно оплатить следующие счета:

Плата за прокат фильма

1800 долл.

Плата за аренду зала

250 долл.

Оператору

50 долл.

Билетным контролерам

100 долл.

Всего

2200 долл.

Эд зачисляет в свой бюджет всю выручку от продажи билетов. В зале 700 мест. Каким-то образом Эд выяснил точный спрос на фильмы, которые он показывает. (Позднее мы откажемся от этой героической предпосылки.) Спрос, который, на удивление, не изменяется от фильма к фильму, изображен на рис. 9А. Располагая такой информацией, какую цену Эд назначит за билеты?

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9а. Недельный спрос на билеты в кино

Мы не можем ответить на этот вопрос, пока не знаем, к чему стремится Эд. Если его цель — заполнить все места, причем так, чтобы при этом не пришлось отказывать ни одному из желающих, лучшей ценой будет 3 долл. При такой цене количество билетов, на которые есть спрос, равно числу мест в зале. Однако одно из возможных возражений состоит в том, что при цене 3 долл. каждый киносеанс приносил бы убытки. Полные издержки составляли бы 2200 долл., а полная выручка — только 2100 долл.

Это возражение может и не быть убедительным. Скажем, студенческая ассоциация может субсидировать фильмы, поскольку принято считать, что кино вносит важный вклад в расширение гуманитарного образования. Если Эду нет нужды покрывать издержки за счет выручки от продажи билетов, открывается целый ряд возможностей. Например, он мог бы установить цену в 2,50 долл. Тогда величина спроса превысила бы величину предложения, но Эд превратился бы в очень популярного человека в студенческом городке — человека, который может достать вам билеты на фильм в пятницу вечером, даже если уже «все билеты проданы».

Мы еще вернемся к этой возможности в дальнейшем, когда более внимательно будем рассматривать, как работают «неприбыльные» организации. Сейчас давайте предположим, что Эду не только нужно получить от продажи билетов достаточную выручку, чтобы покрыть все издержки, но что ему дано задание получить от показа фильма как можно больше чистой выручки. При таких обстоятельствах, какую цену за билеты назначит Эд?

Цена

Кол-во
биле-
тов, на
кот.
есть
спрос

Пол-
ная
вы-
руч-
ка

Чис-
тая
вы-
руч-
ка

$3.00
$2.50

700
750

$2100
$1750*

-$100
-$450

* Помните — в зале всего 700 мест

Основное правило максимизации чистой выручки
Еще раз обратите внимание на основное правило, изложенное в первом абзаце этой главы, правило, которому, как мы сказали, стараются следовать все продавцы, если их цель состоит в максимизации чистой выручки: устанавливайте такую цену или цены, которые позволят вам продать все те единицы, и только те единицы, для которых предельная выручка, по вашим оценкам, будет больше предельных издержек.

С предельными издержками вы уже встречались. Это дополнительные затраты, которые, как считает продавец, ему придется нести в результате предполагаемых действий. В данном случае «действия» — это продажа еще одного билета. Посмотрите на данные об издержках Эда Сайка. Чему для него равны дополнительные издержки по продаже еще одного билета? Поскольку независимо от того, сколько билетов он продает, ему нужно покрыть свои затраты в размере 2200 долл., предельные издержки по продаже еще одного билета, исходя из принятых нами предпосылок, равны нулю. Если бы вы начертили кривую предельных издержек на рис. 9А, то она оказалась бы горизонтальной линией, проходящей через нулевую точку.

Понятие предельной выручки
А что такое предельная выручка (marginal revenue)? Предельная выручка — это дополнительная выручка, которую ожидают получить в результате предполагаемых действий. Для Эда Сайка предельная выручка — это добавочная выручка от продажи еще одного билета.

Если вы посмотрите на кривую спроса на рис. 9А, то поймете с первого взгляда, что предельная выручка Эда Сайка зависит от цены, которую он решит установить. При цене 3 долл. полная выручка составила бы 2100 долл., так что чистая выручка была бы минус 100 долл. При цене 6 долл. чистая выручка была бы равна 200 долл.: полная выручка 2400 долл. минус издержки 2200 долл. Она была бы равна 200 долл. и при цене билета 4 долл. При какой цене чистая выручка была бы максимальной, исходя из данных, с которыми мы работаем?

Ответ: при цене 5 долл. Если установлена цена 5 долл., будет продано 500 билетов. Полная выручка составит 2500 долл., и чистая выручка — 300 долл. Лучшего Эд никак не может добиться.

Цена

Спрос

Полная
выручка

$

$

7
6
5
4
3

300
400
500
600
700

2100
2400
2500
2400
2100

Откуда мы это знаем? Один из способов найти ответ — это перебрать все возможные цены. Но чтобы понять логику того процесса, который мы стараемся объяснить, лучше воспользоваться другим способом: найти такое количество билетов, при котором предельная выручка равна предельным издержкам, а затем определить цену, по которой может быть продано именно такое количество.

Логика здесь предельно проста. Каждый из первых 500 билетов, которые продает Эд, добавляет к его выручке больше, чем к его издержкам. (Помните, что в данном конкретном случае к его издержкам ничего не добавляется; предельные издержки равны нулю, сколько бы билетов ни продавалось.) Но каждый билет, проданный сверх 500, больше добавляет к издержкам, чем к выручке. К издержкам ничего не добавляется, но к полной выручке добавляется меньше, чем ничего, поскольку после того, как продано 500 билетов, предельная выручка становится отрицательной.

Почему предельная выручка меньше цены
Вначале может показаться, что это неверно. Поскольку Эд по-прежнему получает деньги за каждый билет, который он продает сверх 500, представляется, что дополнительная выручка от продажи еще одного билета, или предельная выручка, должна быть положительной. Но, на самом деле, это только так кажется. Здесь не учитывается нечто очень важное. Чтобы продать дополнительные билеты, Эду приходится понижать цену. И когда он это делает, он понижает цену не только для тех дополнительных посетителей, которых он старается привлечь, уменьшая цену, но также и для всех тех посетителей, которые купили бы билеты и по более высокой цене. Дополнительная выручка, которую он получает от новых посетителей, сводится на нет потерей выручки, которую ему приносили старые покупатели. После того как он продал 500 билетов, потерянная выручка становится больше, чем приобретенная выручка, и поэтому предельная выручка становится отрицательной.

Давайте проверим это, внимательно рассмотрев график. Предположим, Эд установил цену 5 долл. По этой цене он продал бы 500 билетов, и полная выручка составила бы 2500 долл.

Что бы произошло, если бы он решил продать 550 билетов? Чтобы добиться этого, он бы понизил цену до 4,50 долл. Это принесло ‘бы ему дополнительно 4,50 долл. от каждого из 50 «новых» посетителей, т. е. добавочную сумму в 225 долл. Но это обошлось бы ему в 50 центов, не доплаченных каждым из 500 «старых» посетителей, которые были готовы платить 5 долл., пока Эд не предложил им продать билеты за 4,50 долл. А 500 раз по 50 центов равно 250 долл. Это не только сводит на нет полученные 225 долл. На самом деле полная выручка Эда Сайка уменьшилась на 25 долл., когда он решил расширить продажу билетов с 500 до 550. На этом интервале предельная выручка отрицательна.

щелкните, и изображение увеличится

Понижение цены от А до В дает некоторый выигрыш в выручке от дополнительных продаж, но также приводит к некоторой потере выручки, так как все покупатели теперь платят более низкую цену.

Мы можем быть еще точнее. Так как дополнительная выручка от продажи дополнительных 50 билетов равна минус 25 долл., мы можем сказать, что предельная выручка от продажи каждого билета равна минус 50 центам, когда Эд пытается расширить продажи с 500 до 550. Если мы хотим это показать на рис. 9А, можно отметить предельную выручку как минус 50 центов при 525 билетах (эта величина расположена посредине между 500 и 550).

Чтобы проверить, насколько хорошо вы поняли основную идею, подумайте над тем, что произойдет, если Эд расширит свои продажи с 450 до 500 билетов. Кривая спроса показывает, что он мог бы продать 450 билетов по цене 5,50 долл. за каждый билет. Чтобы продать 500 билетов, он должен понизить цену до 5 долл. Таким образом, его полная выручка составит 2475 долл., когда он продаст 450 билетов, и 2500 долл., когда он продаст 500 билетов. Дополнительная, или предельная, выручка равна 50 центам от продажи каждого добавочного билета, когда Эд расширяет продажи с 450 до 500 билетов. Поэтому мы бы отметили плюс 50 центов как предельную выручку при 475 билетах.

Если бы мы соединили эти две точки прямой линией, получившаяся в результате кривая предельной выручки пересекла бы кривую предельных издержек точно на уровне 500 билетов. Следовательно, мы можем сказать, что, если Эд довольствуется продажей менее 500 билетов, он жертвует потенциальной чистой выручкой, т.к. не продает некоторое количество билетов, для которых предельная выручка больше предельных издержек. Если Эд продает больше 500 билетов, он жертвует потенциальной чистой выручкой от продажи некоторого количества билетов, для которых предельная выручка меньше предельных издержек. Поэтому он максимизирует чистую выручку, продавая ровно 500 билетов: это то количество, при котором предельная выручка равна предельным издержкам. И кривая спроса говорит нам, что 500 билетов можно продать, установив цену за билет 5 долл.

Установление предельной выручки, равной предельным издержкам
щелкните, и изображение увеличится Вы можете быть уверены, что усвоили основную идею, если вы в состоянии вычислить, что бы произошло, если бы те, кто занимается прокатом фильмов, изменили бы плату, и вместо единой ставки 1800 долл. стали бы взимать 800 долл. плюс 2 долл. за каждый проданный билет,

Ключевое различие в том, что предельные издержки Эда теперь увеличились бы с нуля до 2 долл. Продажа каждого дополнительного билета добавляла бы 2 долл. к полным издержкам; кривая предельных издержек — горизонтальная линия, проходящая через точку 2 долл. Так как для максимизации чистой выручки Эд должен продать все те билеты, для которых предельная выручка больше предельных издержек, и ни одного из билетов, для которых предельные издержки больше предельной выручки, он хочет найти цену и количество, для которых предельная выручка будет точно равна 2 долл.

Кривая предельной выручки изображена на рис. 9В. Кривая показывает, на сколько продажа одного дополнительного билета увеличивает полную выручку при различных возможных объемах продаж. Предельная выручка равна 4 долл., когда продается 300 билетов, и быстро падает с ростом продаж, становясь отрицательной после того, как продано 500 билетов. Теперь сразу видно, что при новой политике проката фильмов Эд захочет продать 400 билетов. Это количество, которое приравнивает предельную выручку к предельным издержкам. Чтобы продать 400 билетов, Эду нужно установить цену 6 долл. Выясняется, что при новой политике проката фильмов у Эда несколько лучше идут дела, чем раньше. Полная выручка теперь равна 2400 долл., и полные издержки 2000 долл., так что чистая выручка составляет 400 долл.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9В. Недельный спрос на билеты в кино и предельные издержки по продаже билетов

А как насчет свободных мест?
Как при старой, так и при новой политике места в зале использовались бы «расточительно» («going to waste»). Слово взято в кавычки, ибо, как вы должны помнить из гл. 6, расточительство — это оценочное понятие. То, что является расточительством с точки зрения кинозрителей, может означать эффективность с точки зрения тех, кто показывает фильмы. Все же некоторое расточительство есть в этой ситуации, как ни посмотри. Есть люди, которые хотят смотреть фильмы и которые готовы платить Эду сумму большую, чем его предельные издержки, если он впустит их в зал, но он, тем не менее, отказывает им в этом. Любители кино теряют возможность, которую они готовы оплачивать по предельным издержкам; и Эд не извлекает никакой выручки из этих свободных мест, за которые люди готовы платить больше, чем его предельные издержки. Кажется, не реализуется существенный выигрыш от обмена. (Ситуация напоминает случай с малярами, чей минимум зарплаты был определен законом, что обсуждалось в гл. 8; это не «оптимальное» использование ресурсов.)

Конечно, подобные ситуации встречаются очень часто. Практически во время любого бейсбольного матча команд высшей лиги на стадионе есть свободные места, и есть люди за воротами стадиона, которые были бы счастливы заплатить владельцу команды за возможность оказаться на этих местах. Поскольку присутствие еще одного зрителя ничего не добавляет к издержкам по проведению игры, организатор получит добавочную чистую выручку от каждого дополнительного болельщика, пропущенного по любому билету, цена которого больше нуля. Но так будет только в случае, если организатору матча удастся понизить цену билета для «новых» посетителей, не понижая в то же время цену для тех, кто готов больше платить за то, чтобы посмотреть игру.

Дилемма ценового дискриминатора
Так вот в чем дело. В действительности для Эда (с его точки зрения) эффективно оставлять свободными 200 или 300 мест до тех пор, пока затраты на осуществление дискриминации среди потенциальных покупателей билетов больше, чем дополнительная выручка, которую можно получить, проводя дискриминацию. Посмотрим, что это значит.

Представим, что Эд платит за прокат фильма единую ставку 1800 долл., назначает цену 5 долл., продает 500 билетов и зарабатывает 300 долл. в неделю. Однаждь, вечером в пятницу он обдумывает положение и говорит себе: «Я мог бы увеличить свою чистую выручку, заполнив эти 200 свободных мест. Все, что нужно было бы для этого сделать, — это понизить цену до 3 долл., но только для тех, кто не придет в кинотеатр, если я установлю для них более высокую цену. Я бы получал дополнительно 600 долл. каждую неделю, и дополнительно 200 человек смогли бы получить удовольствие, посмотрев эти прекрасные фильмы».

Блестящая идея? На следующей неделе Эд вывешивает новую афишу на рекламном щите в студенческом городке; в ней говорится: «5 долл. за билет», и затем добавлено мелким шрифтом: «3 долл. для тех, кто не готов платить больше». Что произойдет? Конечно, почти все покупатели билетов заплатят 3 долл., т.к. они «не готовы платить больше», раз можно получить билеты за 3 долл. Дело кончится тем, что выручка Эда на этой неделе составит только 2100 долл., а убытки — 100 долл. В конце концов, идея оказалась не такой и блестящей.

Однако ошибка скорее заключалась в исполнении, чем в самой идее. Если Эд хочет избавиться от «расточительства» свободных мест и потерь выручки, то он должен найти дешевый способ различать потенциальных покупателей. Он должен иметь возможность предлагать низкие цены тем, кто в противном случае ничего не купит, в то же время не делая эти низкие цены доступными для тех посетителей, которые готовы покупать билеты по более высоким ценам. Кое-чему Эд мог бы поучиться у руководства Айовского колледжа.

Колледж назначает цены
щелкните, и изображение увеличится Руководители колледжей часто говорят о высоких затратах на организацию учебного процесса и о необходимости благотворительных взносов, чтобы компенсировать те 50% затрат (или другую подобную величину), которые не покрывает плата за обучение. Не доводилось ли вам когда-нибудь задумываться, почему же в таком случае частные колледжи предоставляют стипендии нуждающимся студентам? Если колледжи так бедны, что вынуждены обращаться с просьбами о благотворительности, почему они в то же время сами занимаются благотворительностью? Ответ состоит в том, что, возможно, они этого и не делают. Стипендии для нуждающихся студентов — это более или менее успешная попытка добиться того, чего не удалось добиться Эду Сайку.

На рис. 9С представлен спрос желающих быть принятыми в Айви колледж, как его оценивает руководство колледжа. Мы предположим, что предельные затраты, связанные с зачислением еще одного студента, равны нулю. Это не совсем точно, но для наших целей достаточно близко к действительности и, во всяком случае, не влияет на логику рассуждений. Айви колледж стремится найти такую плату за обучение, которая максимизирует его поступления.

Если колледж предложит единую для всех цену, то он установит плату 3000 долл. в год, примет 3000 студентов (набор, при котором предельная выручка равна предельным издержкам) и получит 9.000.000 долл. Но одним студентам, которых было бы выгодно принять, недоступна такая плата за обучение, а с других, готовых платить больше, берут только 3000 долл. Руководители Айви колледжа были бы рады взимать с каждого студента ровно столько, сколько он готов платить. Если бы им удалось выяснить, какую максимальную сумму заплатил бы каждый студент (или его родители), чтобы только быть принятым в Айви колледж, они могли бы установить плату за обучение в размере 6000 долл., а затем предоставить стипендию (скидку с цены) каждому студенту. Стипендия была бы равна разнице между 6000 долл. и максимальной суммой, которую готов платить каждый студент.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9С. Кривая спроса на зачисление в Айвский колледж

Примечание: Есть простая хитрость, которую можно использовать, чтобы быстро получить кривую предельной выручки, соответствующую любой кривой спроса, представленной прямой линией. Проведите перпендикуляр к оси цен из кривой спроса; разделите перпендикуляры пополам; проведите через эти точки прямую линию. Предельная выручка, соответствующая любой точке кривой спроса, будет представлена точкой на этой линии (кривой предельной выручки) точно под точкой на кривой спроса, которая вас интересует. Так, предельная выручка равна нулю, когда цена равна 3000 долл.

Проблема в том, как получить информацию о готовности платить. Студенты или их родители не сообщат, во сколько они оценивают возможность учебы в Айви колледже, зная, что откровенность будет стоить им повышения оплаты. Но если готовность платить связана с богатством, возможное решение под рукой. Айви колледж объявляет, что стипендии предоставляются нуждающимся студентам. Бедность должна быть подтверждена декларацией о семейном состоянии и доходе. Чтобы получить стипендию, семьи будут заполнять анкеты и таким образом снабжать колледж информацией, которую тот сможет использовать для дискриминации. Если бы доход и готовность платить точно друг другу соответствовали и если бы семьи честно заполняли анкеты, Айви колледж мог бы проводить совершенную дискриминацию и увеличить свои общие поступления до 18.000.000 долл. (площадь под всей кривой спроса). Предельная выручка была бы равна цене, несмотря на то что колледж назначает цены.

Не торопитесь с обвинениями в адрес Айви колледжа! Обратите внимание на некоторые последствие дискриминационной ценовой политики. Во-первых, колледж получает больше доходов. Если вы одобряете деятельность Айви колледжа, зачем же завидовать его более высоким доходам от платы за обучение? Разве лучше, чтобы ежегодный дефицит Айви колледжа покрывали филантропы и налогоплательщики, а не студенты (или их родители), внося максимальную сумму, которую они готовы платить? Обратите также внимание на то, что при совершенной дискриминационной системе (perfectly discriminating system) оплаты за обучение 3000 студентов, которых в противном случае не приняли бы, получат возможность быть зачисленными в Айви колледж. Им не на что жаловаться.

Некоторые способы ценовой дискриминации
Продавцы разработали множество различных способов, позволяющих добиться того же самого, чего добивается Айви колледж своей программой предоставления стипендий. Они стремятся найти дешевые методы различать покупателей — готовых платить дорого и тех, кто купит только по низкой Цене — и затем предложить скидку только тем, кто в противном случае не сделает покупки.

Например, в бакалейных лавках часто предоставляют скидку тем, кто предъявляет купоны, вырезанные из рекламных объявлений в газетах. Почему так поступают? Скидки предназначены для привлечения покупателей, охотящихся за дешевыми товарами, которые в противном случае не стали бы пользоваться услугами этого магазина. Следовательно, если покупатель не предъявляет у кассы купоны, то тем самым выясняется, что он не охотник за дешевыми товарами. Поэтому он платит более высокую цену.

щелкните, и изображение увеличится
Если авиакомпании понизят цены на свои билеты, они смогут заполнить некоторое число свободных мест отправляющимися в отпуск пассажирами, которые в противном случае поедут на машине. Но авиакомпании не хотят понижать свои цены для бизнесменов, совершающих деловые поездки, которые готовы дорого платить за проезд, чтобы сэкономить время, и для которых в любом случае транспортные расходы не облагаются налогом <в соответствии с американским налоговым законодательством деловые издержки, в том числе транспортные расходы, могут вычитаться из облагаемой налогом прибыли. - Прим. перев.>. Каким образом авиакомпании могут разделить эти два класса пассажиров и предоставить скидку только тем, кто не полетит, если ее не получит? Один из возможных способов заключается в предоставлении скидок только тем, кто покупает билеты туда и обратно и проводит на месте больше недели или выходные дни. Бизнесмены обычно не могут себе позволить отсутствовать так долго. Это далеко не безошибочный способ дискриминации, но такая система дешево обходится и на удивление хорошо работает.

Обычно скидки с цены на различного рода развлечения предоставляются детям, студентам и пожилым людям. Является ли это великодушным жестом со стороны спонсоров этих мероприятий? Скорее, похоже на то, что они хотят привлечь дополнительных клиентов, более чувствительных к уровню цен, не понижая при этом цену дли всех остальных. Потенциальные клиенты с более эластичным спросом на благо — главная мишень специального понижения цен, если у продавца есть дешевый способ определения людей с более эластичными кривыми спроса и предотвращения перепродаж людям с менее эластичными кривыми спроса.

щелкните, и изображение увеличится
Эд Сайк находит выход
Давайте вернемся к ситуации с Эдом Сайком. Предположим, что данные о спросе на билеты позволяют ему отличить спрос студентов от спроса преподавателей и сотрудников. На рис. 9D мы изобразили две кривые спроса, чтобы показать различные спросы студентов, преподавателей и сотрудников на билеты в кино в пятницу вечером. (Если вы сложите кривые вместе, суммируя величину спроса каждой группы при различных ценах, вы получите кривую спроса, представленную на рис. 9А.) Вопрос заключается в следующем: может ли Эд, зная эти отдельные кривые спроса, увеличить свою чистую выручку, установив различные цены для студентов, преподавателей и сотрудников?

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9D. Недельный спрос на билеты в кино

Интуиция подсказывает, что это возможно. Студент обычно стеснен в средствах и поэтому обращает большее внимание на цены. Менее вероятно, что из-за небольшого повышения цены свое намерение посмотреть фильмы изменят преподаватели и сотрудники. Возможно, Эд мог бы добиться лучших результатов, понизив цену, которую он взимает со студентов, и повысив цену для сотрудников и преподавателей.

Вспомните, что, когда предельные издержки были равны нулю, Эд максимизировал свою чистую выручку, назначая цену 5 долл. за билет и продавая 500 билетов. Теперь он хочет установить предельную выручку, равную предельным издержкам, для каждой группы в отдельности.

Предельная выручка от продажи билетов студентам равна нулю (предельным издержкам), когда продается 175 билетов. Чтобы продать студентам 175 билетов, Эду нужно назначить цену 3,50 долл.

Предельная выручка от продажи билетов преподавателям и сотрудникам равна нулю, когда продается 325 билетов. Чтобы придать преподавателям и сотрудникам это количество билетов, Эд должен назначить для них цену 6,50 долл.

Он по-прежнему продает 500 билетов. Но его полная выручка теперь составит 2725 долл., а не 2500, и чистая выручка вырастет с 300 долл. до 525 долл.

Как удалось этого добиться? Дело в том, что студенческий спрос на билеты был гораздо более эластичным, чем спрос преподавателей и сотрудников при одинаковой цене 5 долл. Понизив цену для студентов, которые сильнее реагируют на изменения цены, и подняв цену для преподавателей и сотрудников, которые реагируют слабее, Эд может эффективнее «выжимать» из представителей каждой группы то, что они готовы заплатить.

Однако обратите внимание, что решающее значение во всем этом проекте имеет способность Эда отличать друг от друга членов каждой группы и препятствовать перепродаже билетов между ними. Ничего бы не получилось, если бы студенты могли покупать билеты по 3,50 долл., а затем продавать их преподавателям и сотрудникам. Система ценовой дискриминации, которую придумал Эд, вероятно, могла бы функционировать, т. к. он бы мог за небольшую плату напечатать билеты различного цвета и требовать, чтобы при проверке билетов у входа в зал предъявлялось университетское удостоверение.

Негодование и разумное объяснение
Конечно, Эду пришлось бы также найти оправдание своей «эксплуатации» преподавателей и сотрудников. В данном случае это вряд ли вызвало бы затруднения. Он мог бы сказать, что «на самом деле» билет стоит 6,50. долл., и что цену в 3,50 долл. можно установить для студентов благодаря специальной субсидии, выделяемой на развитие гуманитарного образования. Нельзя недооценивать значение «оправдания». Ценовая дискриминация такого рода увеличивает чистую выручку Эда и не принуждает никого платить больше, чем он готов. Но она может возбудить яростное негодование со стороны тех, кому не предлагаются цены со скидкой.

щелкните, и изображение увеличится

Более эластичный спрос понижает цену, максимизирующую чистую выручку.

Например, возьмите горькие жалобы всех тех пассажиров авиалиний, которые несколько лет назад выяснили, что им приходится дороже платить за каждую милю полета, чем людям, совершающим полеты между Лос-Анжелесом и Нью-Йорком. Почему, например, билет туда и обратно между Сиэтлом и Нью-Йорком должен стоить дороже, чем такой же билет между Лос-Анжелесом и Нью-Йорком, тем более что Сиэтл ближе к Нью-Йорку? Объяснялось это жесткой конкуренцией между многочисленными самолетами, совершающими полеты между двумя крупнейшими городами страны. Эта конкуренция создавала великолепные заменители для любого отдельного авиабилета, делала кривые спроса для каждой авиалинии очень эластичными и сохраняла цены на уровне, близком к предельным издержкам. Однако для пассажиров, совершающих полеты между Сиэтлом и Нью-Йорком, это выглядело так, как будто бы они субсидировали пассажиров маршрута Лос-Анжелес — Нью-Йорк, и это им не нравилось.

Цена обеда и цена ужина
Все то, о чем мы говорили, прекрасно иллюстрирует обычная практика ресторанов назначать за ту же самую еду более высокую цену вечером, чем днем.

Почему рестораны, обслуживающие клиентов и во время обеда, и во время ужина, устанавливают цены за ужин гораздо выше, чем цены за обед? Согласно изложенной нами теории, ответ связан с различными эластичностями спроса. Дневные посетители гораздо сильнее реагируют на повышение или понижение цены, чем вечерние посетители. Десятипроцентное повышение цены закуски, предлагаемой во время обеда, может стоить ресторану потери большего числа посетителей, чем тридцатипроцентное повышение цены этого же блюда в вечернем меню. Это объясняется рядом причин.

Одна из них та, что дневный посетители намного чаще едят вне дома. У людей, которые покупают свой обед пять раз в неделю, есть хорошая возможность собрать информацию об относительных ценах, И поскольку им приходится тратить на 50 центов меньше или больше по многу раз в течение месяца, у них есть сильный стимул найти самое выгодное место, постоянно посещать найденное и изменить привычку, если появится что-то лучшее. Напротив, ужин вне дома — это гораздо более редкое событие для большинства людей; следовательно, у них меньше возможностей и стимулов, чтобы собирать информацию об относительных ценах.

Другая важная причина меньшей ценовой эластичности спроса у вечерних посетителей связана с тем, что сумма, которую они платят за еду, составляет обычно лишь небольшую часть того, что они платят за все, связанное с «ужином вне дома». Супруги, заказывающие ужин в ресторане, могут заплатить 8 долл. тому, кто побудет с детьми, 2 долл. за стоянку автомобиля и 10 долл. за коктейли или вино. Если они заплатят по 10 долл. за ужин, еда составит только половину их расходов за вечер. Таким образом, сорокапроцентная надбавка к цене в меню для них равна лишь двадцатипроцентному увеличению стоимости их вечера.

Поэтому следует ожидать, что менеджеры ресторанов будут проводить политику низких цен в обеденное время и политику высоких цен в часы ужина. Чтобы предотвратить возможные негодование и возмущение, они могут сделать нечто большее, чем просто поднять цену на лондонское жаркое с 8 долл. за обедом до 12 долл. за ужином. Они также предложат вечернему посетителю и суп, и салат (в обеденное время клиенты должны выбрать одно или другое) и, возможно, включат кофе в цену ужина (но не включат его в цену обеда). Таким образом, увеличение цены на 4 долл. «оправдано» увеличением предельных издержек, вероятно, на 40 центов. Однако действительная причина различных уровней цен заключается в различных эластичностях спроса дневных и вечерних посетителей.

Еще раз о теории «издержки плюс надбавка»
Итак. как продавцы устанавливают цены? Они 1) оценивают предельные издержки и предельную выручку, 2) определяют объем продукции, который позволит им продать все те единицы продукции и только те единицы, для которых предельная выручка больше предельных издержек, и 3) устанавливают такую цену или цены, чтобы им удалось продать всю произведенную продукцию. Это звучит сложно, и это действительно сложно. Сама логика достаточно проста. Но трудно точно оценить предельные издержки, и особенно спрос и предельную выручку. Вот почему продавцы и получили свое название «ценоискателей». По этой же причине иногда их можно назвать «ценонащупывателями» («price-gropers»).

Сложность и неопределенность задачи нахождения цены помогают объяснить популярность теории «издержки плюс надбавка». Любой поиск должен с чего-то начинаться. Почему бы не начинать с оптовых издержек по изготовлению данного товара плюс процентная надбавка, достаточная для покрытия накладных расходов и обеспечения разумной прибыли? Если издержки возрастают, почему бы не предположить, что у конкурентов издержки также выросли, и не попытаться переложить эти более высокие издержки на потребителей? Почему бы не начать с предположения, что будущее будет похоже на прошлое и то, что раньше приносило хорошие результаты, будет приносить их и впредь? В таком случае следует повышать цены более или менее пропорционально любому увеличению издержек, и следует ожидать, что постепенно, под давлением конкуренции, придется понижать цены пропорционально любому понижению издержек.

Принцип «издержки плюс надбавка» — это хорошо известное продавцу простое правило, предлагающее отправную точку для поиска, первое приближение в непрерывном поиске неуловимой и перемещающейся цели. Но установление цен по принципу «издержки плюс надбавка» используют только как средство в поиске и только до тех пор, пока не совершат ошибку. Анализ предельных издержек и предельной выручки в этой главе объясняет, как продавцы осознают ошибки и какие критерии они используют, переходя от хороню известных правил и первых приближений к наиболее прибыльной ценовой политике.

Повторим вкратце
Продавцы ищут такую структуру цен, которая позволит им сбыть те единицы продукции, для которых предельная выручка превышает предельные издержки.

Популярность теории ценообразования по принципу «издержки плюс надбавка» основана на том, что: 1) она может применяться во время поиска цены и 2) люди часто не могут правильно объяснить то, чем они регулярно и успешно занимаются.

Важнейшей способностью для продавца является его умение различать (дискриминировать): назначать высокие цены на те единицы продукции, которые пользуются высоким спросом, и низкие цены на те единицы, которые в противном случае не будут куплены, не допуская при этом, чтобы продажи по низким ценам «испортили рынок» для продаж по высоким ценам.

Вот правило успешного поиска цен, которое часто повторяют экономисты: устанавливайте предельную выручку на уровне предельных издержек. Это означает: продолжайте продавать до тех пор, пока дополнительная выручка от продажи превышает дополнительные издержки. Умелые продавцы — это те, кто знает это правило (даже когда они не понимают до конца, что его используют) и кто достаточно ловок, чтобы определять необходимые предельные возможности. Возможности бесконечны, и это превращает теорию цены в увлекательное исследование для любителей разгадывать головоломки.

В действительности продавцы не располагают точно определенными кривыми спроса, на основе которых можно установить кривые предельной выручки, чтобы сравнить их с кривыми предельных издержек. Тем не менее работа с такими кривыми — это хорошее упражнение для студента, желающего начать систематическое изучение путей влияния конкуренции на выбор, который делают люди, и на возможности, с которыми они сталкиваются.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
1. Если вы все еще не уверены, что хорошо усвоили понятие предельной выручки, вот для вас дополнительное упражнение.

Цена единицы продукта

Величина спроса

12 долл.

1

11долл.

2

10 долл.

3

9 долл.

4

Предполагается, что все продается по единой цене. Чему равна прибавка к полной выручке от продажи второй, третьей, четвертой единицы? Почему предельная выручка меньше, чем цена?

2. «Продавцу следует устанавливать предельную выручку как можно выше предельных издержек» Объясните, почему это утверждение ложно. Что ошибочно предполагает человек, который считает, что чистые поступления будут равны нулю при таком выпуске, когда предельная выручка равна предельным издержкам?

3. Укажите наиболее прибыльную единую цену, которую могут установить продавцы в каждой из ситуаций, изображенных ниже, а также количество продукта, которое они захотят произвести и продать. Затем заштрихуйте площадь, которая представляет чистый доход от проведения такой ценовой политики. Что произойдет с чистым доходом в каждом случае, если повысить цену? Если ее понизить? (Будьте внимательны: что случится, если продавец, кривая предельной выручки которого совпадает с кривой спроса, повысит цену?)

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9Е. В поиске наиболее прибыльной продажной цены

4. Кривые предельных издержек у фирм, занимающихся откормом муравьедов — «Анкоридж Аардварх Бридинг Компани» и «Хайстон Аардварк Бридинг Компани» — совпадают, но кривые спроса, с которыми они сталкиваются, различные, как показано на рис. 9F.

а) Какую цену захочет установить каждая фирма?
б) Предположим, в результате чего-то предельные издержки для каждой фирмы поднимутся до 20 долл., в то время как больше ничего не изменится. Какую цену теперь установит каждая фирма?
в) Как соотносятся эластичность спроса и процентная надбавка, максимизирующая прибыль?
5. Не доводилось ли вам удивляться, почему книги, одинаковые во всех других отношениях, стоят гораздо дороже в твердой обложке, чем в мягкой?

а) Потому ли, что издателям приходится намного больше платить, чтобы произвести книгу в твердом переплете?
щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9F. Предельные издержки и кривые спроса двух компаний

б) Некоторые потенциальные покупатели предпочтут приобрести издание в твердой обложке. К ним относятся библиотеки, покупатели, которые собираются часто пользоваться книгой, и люди, выбирающие книгу в подарок. Как вы думаете, будет ли эластичность спроса по цене на издание в твердом переплете больше или меньше эластичности спроса на книги в мягкой обложке при любой данной цене?
в) На рис. 9G показаны предельные издержки издателя, связанные с производством и продажей одной книги в твердой и в мягкой обложке, а также кривая спроса на каждое издание. Какие цены захочет установить издатель? Насколько это отражает разницу в издержках?
щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9G. Предельные издержки и кривые спроса издателя

6. На графике ниже представлен ежедневный спрос на билеты авиакомпании «Трансконтинентал Эрлайн» туда и обратно между Сиэтлом и Нью-Йорком, а также между Лос-Анжелесом и Нью-Йорком. Предположим, что издержки компании «Трансконтинентал» по перевозке дополнительного пассажира в одну сторону равны 25 долл., предельные издержки по перевозке туда и обратно — 50 долл.

щелкните, и изображение увеличится
Рисунок 9Н. Авиабилеты в Сиэтле и Лос-Анжелесе

а) Из каких именно расходов складываются предельные издержки (по продаже дополнительного билета туда и обратно) компании «Трансконтинентал»?
б) Начертите кривые предельной выручки, которые соответствуют каждой из представленных кривых спроса, используя те же приемы, что и при работе с рис. 9H.
в) Сколько билетов каждого вида хотела бы продать компания «Трансконтинентал», чтобы максимизировать свою чистую выручку?
г) Какую цену установила бы она для каждого маршрута?
д) Субсидируют ли пассажиры Сиэтла пассажиров Лос-Анжелеса? Какую цену установила бы «Трансконтинентал» на билеты в Сиэтл, если бы она прекратила обслуживание полетов в Лос-Анжелес? На билеты в Лос-Анжелес, если бы она прекратила полеты в Сиэтл? Можно ли сказать, что цены билетов в Сиэтл выше, потому что цены билетов в Лос-Анжелес ниже?
е) Могут ли цены на билеты в Сиэтл быть ниже потому, что компания «Трансконтинентал» обслуживает также и полеты в Лос-Анжелес? Так как «Трансконтинентал» увеличивает свою чистую выручку, перевозя лос-анжелесских пассажиров, вполне возможно, что обслуживание сообщения с Лос-Анжелесом позволяет ей продолжать функционировать. Каким образом это могло бы способствовать понижению цен на билеты для пассажиров Сиэтла?
7. Многие фирмы используют так называемое целевое установление цен (target pricing) при принятии решений о ценах на новые продукты. Целевая цена — это цена, которая позволяет фирме возместить определенный процент издержек, связанных с разработкой и производством продукта. Что, кроме информации об издержках, должен знать продавец, чтобы рассчитать прибыль, которую принесет определенная цена? Если доход от продажи продукта оказывается ниже целевого, следует ли фирме повысить цену? Если доход превосходит ожидания фирмы, следует ли ей понизить цену?

8. Каким образом английские и французские фирмы, выпускающие сверхзвуковой транспортный авиалайнер Конкорд, должны учитывать издержки на разработку самолета при определении цен, взимаемых с авиакомпаний? Следует ли им приостановить производство, если не удается получить цену, которая покроет издержки по разработке? #page#

9. Когда университетский спортивный директор (the university’s athletic director) объявляет о повышении цен на футбольные билеты в следующем году, он, вероятно, скажет, что этот вынужденный шаг пришлось сделать в связи с увеличением затрат — например, увеличением затрат на развитие женского спорта, Каким образом затраты на развитие женского спорта влияют на предельные издержки по продаже футбольного билета? Если вы не можете придумать ни одного ответа на этот вопрос, подумайте над тем, как надежда на победу в чемпионате влияет на издержки по продаже футбольного билета. Что играет более важную роль в определении наиболее прибыльной цены на футбольные билеты: ассигнования из спортивного бюджета, направляемые на развитие женского спорта или прекрасная команда?

10. В 1980 г. корпорация «Хоблейн» повысила цену на водку марки «Попов» на 8%, чтобы, как было объявлено, «передвинуть на подобающее место» эту марку. В ответ на 8-процентное повышение цены продажи упали только на 1%.

а) Если водка не обладает ни цветом, ни запахом, ни вкусом, как вы считаете, почему потребители готовы платить значительно больше за некоторые марки водки?
б) Как вы думаете, чего старалась добиться корпорация «Хоблейн», «передвигая на подобающее место» водку марки «Попов»?
в) Специалисты по маркетингу называют некоторые из выставляемых товаров «престижными» и указывают на то, что потребители отдают предпочтение высоким ценам, если это касается престижных товаров. Означает ли это, что продавцы таких товаров могут всегда больше получить, повышая цены?
11. Приходится ли любителям пива больше платить за пиво из-за того, что пивоваренный завод тратит огромные деньги на телерекламу? Каким образом издержки на рекламу могут влиять на цену, максимизирующую прибыль от продажи рекламируемого товара?

12. Почему небольшие, удобно расположенные магазинчики назначают более высокие цены (как правило), чем большие универсамы? Потому ли, что у небольших магазинчиков выше накладные расходы на единицу продаж? Как может продавец склонить покупателей платить за продукт более высокую цену, чем в другом месте?

13. Могут ли владельцы свиноферм поднять отпускные цены, когда растет стоимость кормов?

а) Удорожание свиного корма увеличивает затраты владельцев свиноферм на откорм имеющихся свиней. Как можно прекратить откорм? Почему удорожание свиного корма может ненадолго сбить цены на свиней?
б) Каким образом увеличение цен на свиной корм постепенно приведет к увеличению цены свиней?
в) В газетной заметке летом 1985 г. сообщалось, что нефтеперерабатывающие компании повышают цену бензина, несмотря на понижение цен на нефть, чтобы покрыть возросшие издержки по устранению графитовых примесей. Сойдет ли им с рук подобная отговорка?
14. В 1985 г. в штате Миссури для увеличения налоговых сборов начали переоценку коммерческой недвижимости, облагая ее более высоким процентом от «справедливой рыночной стоимости», чем жилища. Для повышения сборов жилые здания с 5-ю и более квартирами были отнесены к коммерческой недвижимости; налоги с этих зданий резко возросли, в то время как налоги на жилые дома с 4-мя или менее квартирами не изменились.

а) Как вы думаете, приведут ли эти изменения к увеличению квартирной платы, взимаемой с жильцов в больших многоквартирных домах, по сравнению с квартирной платой, которую платят квартиросъемщики в домах с 4-мя и менее квартирами? Влияет ли увеличение налоговых платежей на предельные издержки домовладельца, связанные со сдачей внаем, или на спрос на квартиры со стороны квартиросъемщиков?
б) Как вы думаете, как скажутся эти налоговые изменения на среднем размере квартир в существующих зданиях? Как — на среднем размере вновь строящихся домов?
в) Как, по вашему мнению, новая методика оценки изменит спрос на квартиры в домах с менее чем 5-ю квартирами и, следовательно, квартирную плату, которую квартиросъемщики будут платить за такие квартиры ?
г) Президент Ассоциации квартиросъемщиков (Apartment Association) в Сент-Луисе заявил, что ни один из домовладельцев не будет сам выплачивать возросших налогов, а скорее переложит их на квартиросъемщиков в форме повышенной квартирой платы. Если домовладельцы могут таким образом поднять квартирную плату после увеличения налогов на недвижимость, почему они не поднимают ее до увеличения налогов и не увеличивают своих доходов? Если домовладельцы могут переложить на жильцов увеличение налогов, почему некоторые из домовладельцев в Миссури пошли на дополнительные расходы, возбудив судебное дело об отмене переоценки?
15. В одном отделе магазина упаковка сверхпрочных желтых теннисных мячей «Вильсон Чемпионшип» стоит 3,49 долл. В другом отделе в том же самом магазине упаковка сверхпрочных желтых теннисных мячей «Вильсон Чемпионшип» стоит 2,89 долл. Почему это происходит? Зачем кому-то покупать мячи в первом отделе? Как вы думаете, почему мы повторили во втором предложении длинное описание мячей вместо того, чтобы просто сказать «такие же теннисные мячи»?

16. Информация — это редкое благо, и за ее приобретение нужно платить. Как этот факт объясняет частую готовность мелких фирм взимать те же цены, что и установленные гораздо более крупными фирмами?

17. Если хирург берет 1500 долл. за операцию по удалению желчного пузыря с богатого пациента и 300 долл. за операцию по удалению желчного пузыря с другого пациента, эксплуатирует ли он первого пациента или предоставляет скидку второму? Что мешает второму пациенту «купить» несколько операций по низкой цене и перепродать их с выгодой богатым пациентам?

18. Вы хотите продать на аукционе старинный столовый сервиз. Его хотят приобрести три человека, и они готовы платать, соответственно, 8000 долл., 6000 долл. и 4000 долл. Ваша Резервная цена (reservation price) (цена, выше которой должны эаявляться цены, пока вы не продадите вещь) равна 5000 долл. Ни у кого в комнате нет информации о том, какую ценность оврвиз представляет для других,

а) По какой примерно цене будет продан сервиз?
б) Предположим, вы проводите «голландский» аукцион. Аукционист называет цену намного выше той, которую кто-нибудь готов заплатить, и затем постепенно понижает цену, пока не найдется покупатель, готовый купить по названной цене. По какой примерно цене будет продан сервиз?
в) Почему магазины иногда добавляют в своей рекламе: «Товар можно купить, только пока он у нас есть»?
19. Вы и ваша невеста выбираете обручальные кольца. Показав вам образцы своих изделий, ювелир спрашивает: «На какую цену вы рассчитывали?»

а) Почему он задает этот вопрос?
б) Если вы говорите ему, что не собираетесь потратить больше 200 долл. на каждое кольцо, помогаете ли вы ему найти кольца, которые следует вам продать, или цену, которую следует назначить за те кольца, которые вам нравятся?
в) Каким методом можно воспользоваться, чтобы выяснить самую низкую цену, по которой ювелир готов продать понравившиеся вам кольца?
20. Почему розничные торговцы фотоаппаратами так часто продают фотоаппараты по ценам, очень близким к их собственной оптовой цене, увеличивая при атом цену его принадлежностей (футляров, дополнительных линз, фильтров и т. д.) на 100% или больше?

21. Некоторые рестораны на Манхэттене проводили эксперимент с использованием двух меню завтрака. Одно, в котором были указаны более высокие цены, вручается при входе посетителям, которые похожи на туристов. Другое меню, с более низкими ценами, подается посетителям, одетым по-деловому, которые похожи на людей, направляющихся на работу. Каким образом эта политика двойного меню могла увеличить чистую выручку ресторанов?

22. В статье, опубликованной в «Уолл-стрит джорнэл» (в номере от 25 июня 1980 г.) сообщается, что в Китае для туристов цены назначаются по крайней мере вдвое выше, чем для китайцев (за посещение кинотеатров, за такси, за железнодорожные и авиабилеты), и что многие промышленные товары, предлагаемые во время распродаж в «дружественных» магазинах, можно в действительности купить за половину цены в розничных магазинах в Гонконге. Можете ли вы это объяснить?

Китайцы также назначают очень высокие цены за квартиры для иностранных дипломатов, но при этом часто берут низкую, «дружественную» арендную плату с представителей бедных стран «третьего мира». Является ли более низкая арендная плата, взимаемая с дипломатов из стран «третьего мира», внешнеполитическим решением или попыткой максимизировать чистую выручку?

23. Профессиональные спортивные команды с давних пор устраивают «женские дни», когда женщинам продаются билеты по сниженным ценам. Является ли это примером дискриминации мужчин, поскольку команды никогда не устраивают «мужских дней»? Как бы вы объяснили, зачем устраиваются «женские дни»?

24. В августе 1981 г. газетная статья сообщила о так называемом «загадочном происшествии». Представители фирмы — производителя очень известной марки лыж и регионального оптового торговца пытались скупить весь запас собственных лыж, предложенных для распродажи по очень низким ценам сетью розничных магазинов. В одном из магазинов покупателя сразу же вышли на улицу и сломали все лыжи на автомобильной стоянке около магазина. Можете ли вы объяснить это «загадочное происшествие»?

25. Предположим, вы готовы платить 60 центов за первый пончик к вашему утреннему кофе и 30 центов за второй пончик. Владелец лавки, торгующей пончиками, знает также и то, что издержки по продаже дополнительного пончика равны 20 центам. Следует ли ему назначить вам цену в 60 центов или в 30 центов, если он хочет максимизировать свою чистую выручку? А как насчет 60 центов и двух пончиков за 90 центов?

26. Почему продавцы делают предложения вроде следующего: «Купите две гигантские пиццы за обычную цену и получите третью всего лишь за доллар»?

ГЛАВА 10. КОНКУРЕНЦИЯ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА

Исчезнет ли экономическая конкуренция, если государство не будет предпринимать активных действий по ее сохранению? Или она сохраняется сама, подчас вопреки настойчивым усилиям государства, направленным на ее ограничение?

Поддерживает ли государство конкуренцию, когда оно препятствует вытеснению из отраслей одних фирм другими, более крупными, более эффективными и, возможно, не столь разборчивыми в средствах? Или защита конкурентов приводит к подавлению конкуренции?

Когда государство запрещает слияния, препятствует ли оно устранению соперников конкурентами? Или оно сдерживает развитие более конкурентных и более эффективных организационных форм?

Что мы понимаем под конкуренцией, и как можно судить о том, достаточно ли конкурентны экономика или отдельный ее сектор? Следует ли судить о конкуренции в отрасли по числу конкурентов, по их образу действий или по поведению цен, издержек, прибылей, по данным об инновационном процессе?

В настоящей главе не будет дан окончательный ответ на эти вопросы. Но мы надеемся, что, когда вы закончите размышлять об источниках и последствиях конкуренции, а также о происхождении и результатах государственной политики, вы будете лучше представлять себе, в чем существо этих проблем.

Давление конкуренции
Любой продавец, сталкивающийся с кривой спроса, которая не является абсолютно эластичной (т. е. которая наклонена вниз вправо, а не горизонтальна), будет максимизировать чистую выручку, увеличивая продажи или выпуск и сохраняя продажную цену выше предельных издержек. Как и почему это происходит, обсуждалось в предыдущей главе.

Когда цены превышают предельные издержки, одна из проблем, с точки зрения продавца, состоит в том, что такие цены постоянно поощряют конкуренцию. Если кусок яблочного пирога обходится владельцу кафетерия в 30 центов, а продается за 90 центов, то владелец, скорее всего, будет настаивать на том, что разница в 60 центов — это не прибыль; это всего лишь величина, помогающая покрыть все остальные издержки по содержанию кафе: заработную плату, налоги, аренду, расходы на эксплуатацию оборудования, устранение поломок, воровство и т. д. Может быть, это чистая правда. Тем не менее, каждый дополнительный кусок пирога, который продается за 90 центов, добавляет 60 центов к богатству владельца. Если это относится и ко всем остальным кафе и кафетериям в городе, каждый владелец будет искренне хотеть, чтобы как можно больше голодных людей отказалось от посетцения других кафе и купило у него свой яблочный пирог.

Подобные желания часто побуждают к действию. Можно было бы слегка понизить цены на пирог после трех часов, чтобы склонить некоторых посетителей, которые заходят в послеобеденное время выпить кофе, к мысли позволить себе небольшое удовольствие. Или можно было бы повесить объявление о том, что после трех часов при покупке пирога кофе подается бесплатно. Такая стратегия таит в себе опасности. Некоторые обеденные посетители могут просто отложить свой десерт в полдень, чтобы съесть его в три часа, когда это будет дешевле. И конкурирующие рестораны могут свести на нет усилие по привлечению клиентов, предложив свои собственные стимулы, так что вместо захвата дополнительных посетителей каждый владелец в результате продаст столько же пирогов, сколько и прежде, но только по более низким ценам.

В предыдущей главе мы предполагали, что Эд Сайк и некоторые другие продавцы, чью политику мы рассматривали, каким-то образом точно знают, какой спрос предъявляется на их продукцию. Эта предпосылка была полезной, т. к. позволяла нам описать логику простого процесса поиска цены. В действительности, конечно, продавцам приходится обычно разузнавать информацию о спросе на их продукт и стараться стимулировать и поддерживать его с помощью рекламы и надежного обслуживания. Более того, когда на рынке есть несколько продавцов продукта, кривая спроса у каждого продавца будет зависеть от политики и, в том числе, от ценовой политики конкурирующих с ним продавцов. Спрос на киносеансы Эда Сайка переместится вверх влево, если в соседних кинотеатрах будут показывать лучшие фильмы, или понизят цены, или если по вечерам в пятницу баскетбольная команда колледжа будет проводить игры у себя в университете и одерживать одну победу за другой.

щелкните, и изображение увеличится

Кривая спроса, как ее воспринимает продавец

Цена на яблочный пирог, которую установит каждый кафетерий в центре города, будет оказывать влияние на спрос (представленный кривой или таблицей) на яблочный пирог в других ресторанах. Поскольку каждый из ресторанов будет использовать оценки своего собственного спроса при установлении цен, которые, в свою очередь, будут оказывать влияние на спрос для всех остальных ресторанов, эта ситуация, скорее, похожа на шахматы или покер, чем на техническую проблему максимизации. Как при игре в шахматы, наилучшая цена, которую можно установить в следующий момент, может зависеть от цены, установленной до этого. Небольшой аккуратный мирок 9-й главы, с его четко определенными кривыми, утрачивает свои ясные очертания. К сожалению, с точки зрения аналитика (хотя, может быть, к счастью, — с эстетической точки зрения) реальный мир не так четко очерчен, как страницы в красочной книге.

В 8-й главе был введен термин «олигополия», означающий «несколько продавцов». Там мы решили, что понятие «несколько продавцов» разделяет всю неопределенность понятия «единственный продавец» — неопределенность, связанную с вопросом о том, насколько широко или узко следует определять додаваемый товар. Некоторые экономисты используют скользкий термин «олигополия», придавая ему вполне определенное значение: ситуация, когда кривая спроса одного продавца зависит от реакций других известных продавцов, которых иногда называют соперниками (rivals). Решим ли мы называть это «олигополией» или нет — данный термин, несомненно, вводит в заблуждение — подобные ситуации, когда кривые спроса различных продавцов существенно зависят друг от друга, встречаются часто и имеют важное значение. Все это усиливает давление конкуренции, на которое так часто жалуются продавцы.

Контроль за конкуренцией
Почему же тогда продавцы не договорятся не конкурировать или конкурировать меньше, или разделить между собой рынок некоторым взаимовыгодным образом? Ответ в том, что они бы с удовольствием это сделали и часто пытаются этого добиться, но это не так просто, как может вначале показаться. Соглашения между конкурирующими продавцами о поддержании цен и разделе рынков обычно не имеют юридической силы (unenforceable in court) и, более того, запрещены законом во многих штатах, а также федеральным законодательством там, где оно применимо. Кроме этого, очень трудно придумать соглашение, с которым каждый согласится, в котором будут предусмотрены все возможности и которое можно будет эффективно проводить в жизнь. Стимулы к конкуренции столь устойчивы, что вскоре тот или иной участник постарается обойти условия договора. В довершение ко всему успешный сговор участников картеля <картель - соглашение группы продавцов о регулировании цен и выпуска. Существуют также картели покупателей, например, владельцев профессиональных баскетбольных команд, о чем упоминалось в 3-й главе, которые заинтересованы, чтобы единственная лига удерживала на низком уровне издержки по найму игроков. - Прим. авт.> привлечет внимание аутсайдеров, которые предпримут попытки вступить в отрасль, чтобы получить часть прибыли, которую создал сговор.

Поэтому картелям присуща неустойчивость, часто удивляющая людей, которые не понимают, насколько всепроникающей является конкуренция. Чтобы добиться увеличения богатства своих участников, картель должен решить две проблемы. Прежде всего, он должен препятствовать конкуренции между участниками, которая может уничтожить прибыли от сговора как из-за падения существующих продажных цен, так и из-за роста торговых издержек (selling costs). И затем картель должен найти способ не допустить, чтобы новые конкуренты испортили всю сделку своими попытками вмешательства.

Вот почему ценоискатели и даже ценополучатели столь пылко выступают за законодательные ограничения конкуренции. Продавцы бывают иногда необыкновенно изобретательны в выдумывании причин, по которым государству следует объявить незаконным снижение цен или перекрыть доступ на рынок для новых продавцов. Вот несколько подлинных выдержек из ряда газет, иногда со слегка измененными именами и названиями, чтобы не выдавать виновного. Очень интересно подумать о том, кто в каждом случае должен выиграть, а кто скорее всего проиграет.

«В Вашингтоне Медицинское общество проводит в выходные дни широкомасштабную кампанию протеста против предложенного законопроекта, в котором поощряется предоставление права медицинской практики в больницах акушеркам, психиатрам, ортопедам и другим медикам, не имеющим диплома врача. Медицинское общество усмотрело в этом снижение стандартов, высказав в своем еженедельном бюллетене предположение, что «очень скоро бойскауту со ржавым ножом позволят проводить нейрохирургические операции».

«Все водопроводчики должны минимум 140 часов в год в течение пяти лет изучать высшую математику, физику, гидравлику и начертательную геометрию».

«Производители шерстяных тканей заявляют, что, поскольку производство шерстяных материалов важно для национальной обороны, правительство должно установить квоты на импорт из-за границы».

«Говоря о том, что парикмахерам не нужно выдавать лицензии, вы хотите, чтобы напротив моей парикмахерской или в соседнем доме появился кто-то, кто не может отличить alopecia areata от acne vulgaris (Alopecia areata — угри обыкновенные (лат.), acne vulgaris — плешивость гнездная (лат.). — Прим. перев.). Что мне остается думать? Что не стоило так сильно любить свою страну и нужно было уехать в Новую Зеландию?» (Из письма редактору, написанного парикмахером, который собирался уехать в Новую Зеландию после того, как побывал в этой стране в годы второй мировой войны во время своей службы в торговом флоте.)

«Президент Ассоциации пилотов авиалиний заявил, что в отрасли необходим лишь «минимум регулирования» и следует создать «зону благоразумия», которая установила бы предел для снижения цен на билеты. Согласно его утверждению, новые авиалинии, возникшие благодаря дерегулированию, ведут самоубийственные ценовые войны, подталкивающие к банкротству более старые, охваченные профсоюзным движением авиакомпании».

«Известный владелец местного центра по торговле и обслуживанию телевизоров сказал сегодня, что он приветствует государственное расследование состояния дел в сфере ремонта телевизоров, и потребовал ввести регулирование отрасли. «Мы должны избавиться от дворников, пожарных, рассыльных и других подобных дилетантов, которые обманывают людей, предлагая им услуги низкого качества по сниженным ценам», — заявил он».

«Сенатский комитет по здравоохранению отклонил вчера законопроект, позволяющий заниматься диагностикой глазных болезней и подбирать очки в неспециализированных поликлиниках и фирмах. Офтальмологи, имеющие самостоятельную практику, утверждают, что их фактически «нанимают» их собственные пациенты. Если же офтальмолог работает в фирме, он работает на своего босса».

«Владелец Пиней-Вудской частной лечебницы и секретарь Государственной ассоциации частных лечебниц, имеющих лицензию на свою деятельность (State Association of Licensed Nursing Homes) обвинил вчера вечером Государственное управление по здравоохранению в том, что оно одобряет строительство новых частных лечебниц, не выясняя должным образом, есть ли нужда в дополнительных медицинских учреждениях и каков профессиональный уровень кандидатов. «Не имеющие профессиональной подготовки люди, в тем числе спекулянты из других районов страны, надеются получить большую прибыль», — сказал он. — Большой избыток больничных мест вызовет жестокую конкуренцию, и тогда частным лечебницам придется сокращать расходы на многие необходимые услуги, и это приведет к снижению качества лечения, наносящему урон и пациентам, и обществу».

И еще раз о водопроводчиках, которые ничем не хуже других, но на которых, кажется, пресса обращает больше внимания.

«Изменения, которые предлагается внести в раздел о водоснабжении городского строительного кодекса, включают требование, чтобы водопроводчик работал в качестве ученика пять лет, а не три года, как сейчас, прежде чем получит квалификацию мастера. Кроме того, ученикам нужно будет ежегодно регистрироваться у городских властей, и нельзя будет стать учеником после достижения 25 лет. Чтобы получить квалификацию, дающую право заключать контракты на строительство водопровода, необходимо будет сдать экзамен. В настоящее время кодекс требует только, чтобы водопроводчик, который хочет стать главным водопроводчиком, оформил договор (furnish bond)».

Двойственность государственной политики
Согласно старой мудрой пословице, не стоит доверять козлу стеречь капусту. Следует ли полагаться на государство в сохранении конкуренции в экономике? История государственного вмешательства в экономическую жизнь показывает, что забота об индивидуальных интересах конкурентов играла в ней, во всяком случае, не меньшую роль, чем забота о конкуренции. И это не одно и то же, хотя в наших спорах так часто и легко одно подменяется другим.

Приведенные выше случаи показывают, как государство предпринимает или вынуждено предпринимать различные действия, мешающие потенциальным продавцам предложить покупателям более выгодные условия или более привлекательные возможности. Эти действия накладывают ограничения на конкуренцию, несмотря на доводы в их защиту. Конечный результат определенных ограничений конкуренции может заключаться в сохранении конкуренции, поскольку защищается значительное число конкурентов, которые в противном случае были бы вытеснены из отрасли. Но каков бы ни был долговременный эффект в некоторых случаях, любые оценки государственной политики по отношению к конкуренции важно начать с признания одного принципа: закон, который ограничивает конкурентов, ограничивает конкуренцию.

Одно из наиболее часто приводимых оправданий таких законов состоит в том, что они сохраняют конкуренцию, предотвращая «хищнические» (predatory) действия.

Продажи по ценам ниже издержек

Согласитесь ли вы со следующими словами?

«Чтобы сохранить нашу конкурентную экономическую систему, нам нужны законы, которые запрещают нечестные действия, такие как продажи по ценам ниже издержек. Крупные фирмы могут часто позволить себе продавать продукцию по ценам ниже издержек до тех пор, пока их соперники не будут вытеснены из отрасли. Если их не будет сдерживать закон, легко может возникнуть такая ситуация, что в экономике будут властвовать лишь несколько огромных корпораций».

Очевидно, большинство американцев согласны с таким утверждением. Ибо наши законы на федеральном, местном уровне и уровне штатов изобилуют положениями, направленными на предотвращение или запрещение снижения цен. До недавних пор во многих штатах действовали законы по поддержанию розничных цен (resale-price maintenance), законы, которые позволяли (а в действительности помогали) промышленникам и розничным торговцам сотрудничать в установлении нижнего предела цен, а также преследовать в судебном порядке розничных торговцев, которые торговали по более низким ценам. Специальный федеральный закон, принятый в 1937 г., согласно которому такие действия подлежали судебному преследованию по закону Шермана, был наконец отменен в 1976 г. Но во многих штатах до сих пор действуют законы, запрещающие продажи по ценам ниже издержек, законы, которые обычно называются как-нибудь вроде «закона о нечестных действиях». И регулирующие комиссии, официально созданные для сдерживания цен, которые могут устанавливаться службами коммунального хозяйства, часто в результате навязывают им ограничения скорее на минимальный, а не на максимальный уровень цен. Это касается, например, родоначальницы всех комиссий подобного рода в Соединенных Штатах — Межрегиональной торговой комиссии (Interstate Commerce Commission), созданной Конгрессом в 1887 г.

Совершенно очевидно, почему некоторые деловые фирмы поддерживают такого рода законодательство: они хотят получить защиту от конкурентов. Но почему не протестуют потребители и общество в целом? Кажется, люди согласны с тем, что снижение цен может привести к созданию «монополий», вытесняя из отрасли конкурентов. А монополии — это, конечно, ужасно.

В первом абзаце этого раздела содержатся наиболее важные доводы. Насколько они обоснованны? Можно ли найти надежное оправдание законам, которые запрещают «продажи по ценам ниже издержек»? Должно быть, у вас сразу возникает множество вопросов.

Что следует включать в издержки?
Каковы те издержки, ниже которых не должны устанавливаться цены? Торгует ли в действительности кто-нибудь по ценам ниже издержек? Зачем это вообще делать человеку, заинтересованному в увеличении своего богатства?

Пример: Матильда Мадж, владелица процветающего гастронома, заказывает 1000 фунтов спелых бананов. Она получает их по цене 5 центов за фунт, т. к. оптовый торговец горит желанием их сбыть, пока они не перезрели. Мадж рекламирует необычайно низкую цену на бананы в эти выходные дни: 10 центов за фунт. Но утром в понедельник у нее остается еще 500 фунтов бананов, которые теперь становятся коричневыми. До какого уровня может Мадж понизить свою цену, не продавая по цене ниже издержек? Ответ «до 5 центов за фунт» неверен. Это необратимые издержки, следовательно, вообще не издержки. Если во вторник утром Мадж придется заплатить кому-нибудь за то, чтобы вывезти непроданные бананы, ее издержки в понедельник могут быть меньше нуля. В этом случае ей может быть выгодно раздавать бананы даром. Если ей выгодна нулевая цена, как она может быть «ниже издержек»? (Между прочим, купила ли Мадж бананы по цене ниже издержек?) Или предположим, что Мадж купила контейнер кофе: 1000 банок вместимостью 1 фунт за 750 долл. Это неизвестный сорт, и местный оптовый торговец отдал кофе за хорошую цену. Но выясняется, что ее покупатели в нем не заинтересованы. Она понижает цену до 80 центов за фунт, но все равно не может его успешно сбыть. Спустя четыре недели после покупки у нее все еще остается 987 банок с кофе, загромождающих ее полки и кладовую. Если она теперь опустит цену ниже 75 центов, будет ли она торговать по цене ниже издержек? Нет. Она не может вернуть оптовому торговцу банки, которыми она торгует, поэтому продажа каждой банки — это сколько-то дополнительных центов в кассе, и одной банкой меньше в магазине. Настоящие издержки (relevant cost), приходящиеся на фунт кофе, вполне могут быть равны нулю. Реальные издержки — это, конечно, предельные издержки.

Давайте рассмотрим еще один пример, а затем вернемся к Матильде Мадж. Может быть, и есть смысл в оценке издержек по производству бычка, но какой смысл в оценке отдельно издержек по производству лопаток и задних частей туши? Должна ли цена бифштексов, которые готовят из задней части говяжьей туши, покрывать издержки по производству задней части, оставляя на долю цен на жаркое издержки по производству лопаток, из которых его делают? Нелепый вопрос. Если невозможно производить задние части отдельно от лопаток, то нельзя говорить об издержках по производству одного и издержках по производству другого. Задние части и лопатки, или бифштексы и жаркое — это совместные продукты (joint products) с совместными (joint) издержками. Мы никак не можем определить точные издержки по производству совместных продуктов или «правильно» распределить совместные издержки <если существуют способы выращивания бычков, у которых задние части будут больше, чем лопатки, или наоборот, то тогда, при соответствующих обстоятельствах, может появиться возможность разделить издержки. - Прим. авт.>.

Но вернемся к Матильде Мадж. Можем ли мы правильно выделить издержки, связанные с продажей каждого товара в ее магазине? Подумайте, например, о ее замороженных пищевых продуктах. Какую часть издержек по содержанию и использованию морозильной камеры следует отнести на счет овощей, какую часть — на счет китайских ужинов и какую часть — на апельсиновый сок? Конечно, она не могла бы хранить замороженную цветную капусту, не имея морозильной камеры. Но если она сочтет прибыльным иметь и использовать морозильную камеру только ради замороженных соков, которые она может продать, и если затем у нее останется пустое место, куда она решит положить коробки с замороженной цветной капустой, для нее не будет смысла в том, чтобы относить какие бы то ни было издержки по использованию морозильной камеры на счет цветной капусты.

Ниже издержек?
Чьих издержек?
Издержек,
связанных с чем?

Преуспевающую деловую женщину (или мужчину) не интересуют вопросы распределения издержек (cost allocation), которые не имеют никакого отношения к принятию решений. Она знает, что производство — а торговец является производителем точно в той же степени, что и промышленник — это обычно процесс с совместными продуктами и совместными издержками. Деловую женщину интересуют дополнительные издержки, связанные с решением, и дополнительная выручка, которую можно ожидать от его осуществления, а не такие бессмысленные проблемы, как распределение совместных издержек по определенным предназначенным для продажи продуктам. Если рядом с кассой есть место для журнальной витрины, вопрос состоит в следующем: сколько ее установка добавит к полным издержкам и сколько она добавит к полной выручке? Если последняя величина больше, установка витрины имеет смысл; и журналам, которые будут продаваться, не обязательно иметь цену, которая покрывает расходы на коммунальные услуги (utilities), аренду, амортизацю кассовых аппаратов или даже на оптовые цены журналов.

Обратите серьезное внимание на выделенные слова. Журнал можно выгодно продавать по 5 центов, даже если его приобретение у оптового торговца обходится в 10 центов. Почему? Потому что журнальная выставка может привлечь новых покупателей, которых увеличивают чистую выручку, покупая другие товары. Матильда Мадж заинтересована не в чистой выручке от продажи какого-то одного товара, а в разнице между полной выручкой и полными издержками. Розничные торговцы часто торговали сигаретами не ради прибыли от продажи сигарет, а ради прибыльных продаж других товаров, которые удавалось продать благодаря торговле сигаретами. Точно так же скобяные лавки, которые торгуют поштучно болтами, винтиками и гайками, теряют на каждой продаже, но вполне окупают эти потери (или на это надеются их владельцы), создавая себе таким образом хорошую репутацию.

«Хищники» и конкуренция
Вряд ли бы стоило говорить обо все этом, если бы не распространенный миф о «продаже по ценам ниже издержек». Наши доводы свидетельствуют о том, что многие заявления о продажак по ценам ниже издержек основаны на произвольном использовании понятий «необратимые издержки» и «общие издержки». Конечно, деловые фирмы часто жалуются на продажи по ценам ниже издержек; но это связано с тем, что им не нравится конкуренция и они хотят, чтобы государство защитило их от ее суровых законов, запретив снижение цен.

Но не грозит ли конкуренции опасность, если фирмам будет позволено понижать цены так низко, как им хочется? Странно, хотя не столь уж и удивительно, что часто люди отождествляют защиту конкурентов с сохранением конкуренции. В действительности это скорее противоположности. Конкурентов обычно защищают законы, запрещающие конкуренцию, законы, которые приносят выгоду привилегированным производителям, ограничивая потребителей и непривилегированных производителей. Пугало, которое выставляют, чтобы оправдать это, — «хищническое снижение цен», основанное на «большом мешке с деньгами».

Защита конкурентов и сохранение конкуренции — не одно и то же.

Хищническое снижение цен означает установление цен ниже издержек, чтобы вытеснить из отрасли соперника или предотвратить появление новых соперников, а впоследствии возместить все убытки. Такова предположительно любимая тактика крупных фирм, которые могут выдержать длительные убытки или временные убытки на определенных направлениях деятельности, поскольку они обладают значительными финансовыми ресурсами — так называемым «большим мешком с деньгами». Экономическая теория не отрицает возможности хищнического снижения цен. Но она приводит длинный список скептических вопросов, и в первую очередь все те вопросы относительно правильного определения издержек, которые мы обсуждали.

Сколько времени потребуется проводить такую политику, чтобы добиться своей цели? Чем дольше, тем больше будут краткосрочные потери фирмы-хищника и, следовательно, тем больше должны быть долгосрочные выгоды, чтобы политика себя оправдала.

Что произойдет с реальными активами (physical assets) и трудовыми ресурсами фирм, вытесненных из отрасли? Это важный вопрос, поскольку если эти активы продолжают существовать, что мешает кому-нибудь опять начать их использовать в производстве, когда фирма-хищник повысит свои цены, чтобы воспользоваться плодами своего злодейства? И если это случается, как фирма может надеяться получить выгоду от своей хищнической политики? С другой стороны, трудовые ресурсы могут рассеяться по другим видам производства, и, чтобы их заново собрать, придется затратить значительные средства.

Можно ли ожидать, что фирма-хищник сумее