info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Защитники сердца

АВТОР: МЭРИЛИН К, НИЛ А.

АННОТАЦИЯ

 

Нил Айнбанд — квалифицированный клинический психолог и специалист по вопросам семьи и брака. Мэрилин Каган — занимается частной психотерапевтической практикой в Лос-Анджелесе. Вместе они уже более сорока лет работают в области психологического консультирования людей, попавших в сложные жизненные ситуации.

Перед вами по-настоящему преобразующая книга, благодаря которой вы сможете выявить типичные привычки и установки, используемые вами на протяжении всей жизни, для ограждения себя от разочарования. Мэрилин Каган и Нил Айнбанд назвали их «защитниками сердца». Они уверены, что со временем личные способы психологической защиты могут чрезмерно укорениться и стать привычками, уже не приносящими пользы.

Авторы рассказывают об основных десяти установках и показывают, как распознать те, которые ограничивают вашу жизнь и мешают достичь полного благополучия.

В книге предлагаются простые инструменты, с помощью которых вы сможете: взглянуть в лицо своим страхам и сомнениям; отказаться от отрицания; перестать чувствовать себя всегда виноватым; использовать одновременно разум и чувства при разрешении проблем.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

На создание «Защитников сердца» потребовалось довольно-таки много времени. В общей сложности, на двоих Мэрилин и Нил располагают сорокалетним опытом работы в области психологического консультирования людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, а также — оказания им психотерапевтической помощи. Причем большую часть этого времени они работали вместе, рука об руку. Итак, знакомьтесь!

 

Нил о Мэрилин

 

Вот уже более двадцати пяти лет Мэрилин занимается частной практикой в Лос-Анджелесе.

С моей точки зрения, всем, кто живет в Южной Калифорнии, очень повезло, потому что даже если они никогда не встречались с Мэрилин лично, то наверняка знакомы с ней заочно, благодаря радио и телевидению, и наверняка запомнили ее искрометный юмор, мудрость и остроумие. Ее психотерапевтический опыт и знания, полученные в школе социальной работы при Государственном университете Сан-Диего, где она была удостоена степени магистра, очень пригодились Мэрилин, когда она, на протяжении восьми лет, работала на одной из самых популярных в регионе радиостанций «разговорного» формата — «Кей-Эф-Ай», где безраздельно царствовала и раздавала слушателям, звонящим в эфир, добрые советы. Благодаря этому все крупные вещательные компании и местные станции стали приглашать ее к себе как эксперта и как специалиста по решению различных жизненных вопросов.

У Мэрилин, насколько я знаю, всегда было полно разных идей, но не каждую из них можно с успехом реализовать на радио. Вот почему она, как и следовало ожидать, устремилась на телевидение и организовала авторскую программу под названием «Ток-шоу Мэрилин Каган» (которое, между прочим, номинировалось на премию «Эмми»).

Думаю, ее успех на радио и на телевидении не случаен, ведь к тому времени у Мэрилин уже был некоторый опыт игры на сцене. В возрасте двадцати с небольшим она осуществила свою детскую мечту — выступила на сцене местного театра в одном из репертуарных спектаклей (в главной роли), продолжив играть и в дальнейшем, благодаря чему ей, наряду с Джоди Фостер, досталась одна из ведущих ролей в фильме «Лисы». Мэрилин снималась и в других картинах. В качестве приглашенной звезды играла в некоторых популярных телесериалах, в числе которых небезызвестный «Элен и ребята», где исполнила роль врача.

Мэрилин — настоящий профессионал своего дела, представляющий большую ценность для общества. Восемь лет она работала семейным терапевтом и супервайзером в Линден-центре по программе реабилитации детей, ставших жертвами физического и психологического насилия на территории Лос-Анджелеса, в рамках которой по месту лечения им предоставлялось и проживание. Мэрилин — одна из основателей Организации социального обеспечения творческих работников Калифорнии — некоммерческого учреждения, предоставляющего психологическую помощь лицам, пробивающим себе путь в индустрии развлечений.

Сам я познакомился с Мэрилин более двадцати лет назад, в университете иудаизма Лос-Анджелеса (сейчас он называется Американским еврейским университетом), где она и по сей день работает тренером по программе «Надлежащее функционирование брака». Мы стали с ней коллегами и друзьями на всю жизнь, а теперь вот еще и эту книгу пишем вместе.

 

Мэрилин о Ниле

 

Что ж, давайте для начала разделаемся с тяжелой артиллерией! Нил — квалифицированный клинический психолог и специалист по вопросам семьи и брака. В 1988 году в Университете Южной Калифорнии он получил докторскую степень, а затем несколько лет проработал преподавателем психологии в университете Антиох (Калифорния) в Марина-дель-Рей. В его компетенцию входят такие сферы, как вопросы динамики семьи и отношений, консультирование по вопросам брака, психологическая помощь в работе над преодолением пагубных привычек, а также — оказавшимся на грани или в ситуации развода, при утрате близких.

На протяжении последних двадцати лет Нил преподавал в Университете иудаизма, где мы с ним и познакомились, курс «Надлежащее функционирование брака». Нил помогал парам, которые вот-вот должны были связать себя узами брака, в составлении плана работы над собой и своими отношениями. Одним из видов наиболее общественно значимой деятельности Нила является работа по организации еженедельных собраний групп помощи людям, недавно потерявшим своих близких. Эти встречи проходят на местных кладбищах.

И мне, и его жене Джуди Нил кажется очень милым; мы уверены: он легко мог бы стать настоящей звездой экранов, но увы: от одной лишь мысли предстать перед камерой Нила прошибает холодный пот. Как только его дети — семнадцатилетний сын или дочери четырнадцати и восьми лет, соответственно, направляют на него объективы своих видеокамер, он сразу дает деру! Да, Нил очень застенчив и замкнут, хотя и обладает прекрасным чувством юмора.

 

Вернемся к предисловию

 

Идея совместного написания книги пришла к нам довольно давно. В конечном счете, на создание «Защитников сердца» нас вдохновил тот факт, что на протяжении долгих лет работы с пациентами мы постоянно сталкивались с одной универсальной психологической истиной. Вот она: как только мы начинаем осознавать свои механизмы защиты и понимать, каким образом они помогают или мешают нам в течение жизни, мир вокруг становится богаче и наполняется содержанием. Мы считаем, что у каждого из нас должна быть возможность заняться глубоким самоанализом и познакомиться со своими защитными средствами — пусть даже без применения терапии — дабы иметь шанс получить от жизни наибольшее удовлетворение. Наши наблюдения позволили нам остановиться на десяти наиболее распространенных психологических механизмах защиты, которые — и мы настаиваем на этом — мы берем на вооружение в самом раннем возрасте с тем, чтобы совладать с многообразием новых ситуаций и проблем. Рано или поздно каждый из нас апеллирует к этим способам, чтобы защитить свое сердце. Мы назвали их «защитниками сердца» и разработали методы обращения с ними.

Так или иначе, в основе практически любого поединка с неудовлетворенностью коренятся нагромождения «защитников сердца». Не только те, кто имеет прекрасную семью, друзей и крепкое здоровье, но и те, кто стоит перед серьезными проблемами, изголодались по счастливой, бьющей ключом жизни. Вы распознаете этих защитников в своих близких, членах семьи, друзьях, коллегах и себе самом.

За все эти годы к нам обратились тысячи людей — начиная от знаменитостей и больших начальников и заканчивая студентами, домохозяйками и пенсионерами. Невзирая на их прошлое и жизненные обстоятельства, мы обнаружили, что в поле психологического зрения многих из них — как, впрочем, и нас всех — есть слепые пятна.

Возможно, вы осведомлены об идее механизмов защиты. Какие из них оказывают влияние на вашу жизнь? Как отделаться от их убийственной хватки? Вам хочется изменить что-то в своей жизни, но вы не можете разглядеть очевидного, того, что лежит прямо перед вами, и могло бы внести ясность в ситуацию?

Мы написали книгу «Защитники сердца» с тем, чтобы помочь вам четко понять принципы работы наиболее распространенных механизмов защиты, научить вас распознавать, какие из них наносят вам вред, и предоставить полный набор инструментов по освобождению от их ограничивающей власти. Воспримите эту книгу как руководство по устранению неисправностей в наших впечатлительных сердцах и ваших личностных и социальных «Я». Она задумана с тем, чтобы вы ближе познакомились с самыми распространенными «защитниками сердца» и взяли их под свой контроль.

Структура книги такова, что каждая из десяти глав посвящена одному, вполне конкретному, «защитнику сердца» — механизму психологической защиты. В психологии эти механизмы называются особыми терминами:

• отрицание;

• проекция;

• рационализация;

• интеллектуализация;

• юмор;

• замещение;

• сублимация;

• прокрастинация;

• альтруизм;

• пассивная агрессия.

Мы раскроем перед вами тайну профессионального жаргона, и вы сможете распознать «защитников сердца» как в себе, так и в окружающих.

Кроме того, вы сможете выполнить предложенные здесь упражнения (для индивидуальной и групповой практики) и тесты, ответить на вопросы и ознакомиться с исчерпывающими советами на предмет снятия внутренних барьеров. Предлагаемый здесь психологический инструментарий мы разрабатывали на протяжении нескольких десятилетий; в нем отражены проверенные способы помощи пациентам в борьбе с «защитниками сердца». Эти средства изменили жизни многих людей, теперь они принесут пользу и вам.

В каждой главе вы найдете раздел под названием «Биение сердца». В него мы включили исследования и новости, которые полнее раскрывают исходный замысел. Передавая вам информацию подобного рода, мы полагаем, что у нас, как и у журналистов, выполняющих постоянные тематические задания, есть определенная специализация, или область знаний, и в нашем случае это сердце .

Существенную часть каждой главы занимают примеры борьбы и побед различных людей, наглядно иллюстрирующие обсуждаемые вопросы. По сути, мы введем вас в процесс, через который проводим своих пациентов, обращающихся к нам за терапевтической помощью. Сюда входит знакомство с их детством и динамикой семьи, а также выяснение обстоятельств, наличествующих в настоящем времени. Кроме того, мы определим, какие события и взаимоотношения могли привести в действие и заставить выйти на поверхность «защитников», о которых они узнали еще в юности. Помимо этого, мы предложим вам упражнения и советы, которые, в свое время, предлагали им. Естественно, ваши обстоятельства будут отличаться от тех, что описаны в книге, однако мы полагаем, что чужие истории помогут вам осознать, откуда могли взяться ваши «защитники».

Данные, с которыми вы ознакомитесь, совершенно достоверны, но, учитывая характер нашей работы, мы позаботились о соблюдении конфиденциальности и сохранили в тайне личности тех, о ком повествуем на страницах этой книги. Почти все представленные в книге примеры — истории наших пациентов, с которыми мы занимались индивидуально либо в группе. Некоторые — наши друзья и коллеги.

На страницах этой книги вы обнаружите несколько историй знаменитостей и представителей шоу-бизнеса, которые самостоятельно учились распознавать своих «защитников сердца» и управлять ими. Эти рассказы представлены от первого лица, и, следуя гавайской традиции повествования, мы назвали их «гавайскими байками». В конце книги, после разъяснения сущности «десяти защитников», мы посвятили этим рассказам целую главу. Вы узнаете о том, как люди, поделившиеся с нами (и с вами) своими историями, стали впоследствии относиться к своему образу жизни; они посвятят вас в тайну своего развития и проникновения вглубь себя с целью примирения с «защитниками», учитывая тот факт, что некоторым из этих людей удалось преобразовать свои привычки и установки в средство, которое стало работать на них, а не против них. Каждый, кого вы повстречаете на страницах этой книги, наполнил свою жизнь содержанием и внес вклад в наше предприятие. Мы делимся с вами их историями, чтобы помочь вам распознать схожие ситуации и ощущения в вашей жизни.

 

* * *

 

Нельзя не согласиться с тем, что ваше сердце заслуживает наилучшей защиты, однако невозможно его уберечь, заперев на замок. Чтобы благоденствовать и получать от жизни удовольствие, необходимо поддерживать связь сердца с миром: дарить и получать любовь, не упускать и вбирать в себя людей, события и факторы, созидающие наполненную жизнь. Это одна из наиболее существенных задач по повышению вашего психологического благополучия. Мы верим в то, что вы с охотой возьметесь за нее. И тогда ваше сердце раскроется , и вы сможете глубже познать жизнь и любовь. Кроме того, эта книга о мудрости, необходимой сердцу, — о том, когда, где, по какой причине и как раскрыть сердце навстречу многим возможностям, призывающим вас к более полному и приятному существованию.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

На мгновение задумайтесь о своем сердце. В нашей культуре принято считать, что оно — место жительства наших чувств и эмоций, и всех нас сильно беспокоит его уязвимость! Вот уже многие десятилетия популярные шлягеры разных годов только и воспевают что страхи, повсеместно испытываемые людьми, начиная от горестных вопросов вроде «Что же станет с тем, у кого разбито сердце?» (песня «What Becomes of the Brokenhearted?») и заканчивая берущими за душу призывами типа «Не разбивай мое сердце!» (песня «Un-Break My Heart»). Наверняка в какой-то момент каждому казалось, что его сердце «изголодалось» (песня «Hungry Heart»), что пора отправиться на поиски «золотого сердца» (песня «Heart of Gold») или что он пленен «ледяным сердцем» (песня «Cold, Cold Heart»).

Если вы такой же, как и большинство людей, то, вероятно, считаете себя в некоторой степени чистосердечным. Вы добры, заботитесь об окружающих. Вам нравится думать, что вы щедры и заслуживаете доверия.

Но на самом деле многие из нас вовсе не так открыты, как нам кажется. И на то есть весомая причина. Наши сердца представляют для нас большую ценность. Они заслуживают того, чтобы о них заботились, чтобы их берегли. И поэтому еще в детстве, дабы защитить их, мы начинаем строить заграждения в виде определенных стратегий поведения. Подобные действия представляются необходимыми при развитии любого человека. Мы экипируемся привычками и точками зрения, чтобы наши сердца не раскрылись чересчур широко. Ведь в противном случае им легко смогут нанести вред люди и ситуации, недостаточно доброжелательные, не совсем уместные или же мешающие нам вести такую жизнь, как нам хочется. Именно эти привычки и позиции мы называем «защитниками сердца ».

Абсолютно естественно и необходимо пользоваться этими «защитниками» в детстве, когда мы, будучи малышами, в окружении представителей школы или класса, членов семьи и друзей только-только узнаем, как пробивать себе дорогу в жизни. И хоть в молодости «защитники» еще могут оградить нас от чего-то, то в зрелой жизни они способны нанести вред. До тех пор, пока мы не отнесемся к ним внимательно и осознанно, эти невидимки, словно компьютерная программа, будут непрерывно работать где-то на заднем плане и сдерживать наше развитие. Со временем они укоренятся в нас настолько сильно, что начнут мешать.

На первый взгляд, может показаться, что эти «защитники» нисколько не похожи друг на друга. Однако на самом деле у них общее назначение. Наверняка вы уже слышали о некоторых из них, например, об отрицании, юморе, прокрастинации, пассивной агрессии ! Ведь они уже проникли в наш лексикон (правда, иногда мы используем эти слова не совсем корректно). Но есть и такие, которые, скорее всего, не так хорошо вам знакомы: проекция, сублимация, альтруизм, замещение, рационализация и интеллектуализация .

Ваши «защитники» сформировались на столь ранних этапах жизни, что теперь воспринимаются как вторая натура. Они оплели ваше сердце, чтобы заслонить вас от страхов, тревог и напряжения, которых вы просто не могли вынести.

Возьмем, к примеру, случай Рикки. Хотя родители и были без ума от своего очаровательного малыша, у них было полно хлопот, поскольку в семье, кроме него, росли еще два мальчика, чуть старше Рикки. Когда он отходил ко сну, его мама с головой погружалась в свой новый домашний бизнес, а папа возился с другими детьми. К тому времени как Рикки исполнился год, родители стали позволять ему хныкать после сна немного дольше, чем тот привык. Это нововведение, наряду с другими положительными и отрицательными событиями, происходившими в жизни Рикки, привело к тому, что мальчик научился защищать свое сердце от разочарований. Чтобы пережить беспокойство, которое доставляла ему та ситуация, в которой мама и папа не бросались его успокаивать, он все чаще и чаще стал закрываться. Чувствуя боль от того, что ему никто немедленно не потакает, Рикки нашел способ самостоятельного утешения.

Как и всем нам, Рикки удалось понять, как обращаться с чувством разочарования и неудовлетворенности. Это вполне естественно. А когда он вырос, эти способы установления связи с миром стали частью его индивидуальности. Испытывая неудобство и стресс, он часто, сам того не осознавая, призывал на помощь «защитников сердца».

Теперь в большинстве случаев взрослому Рикки удается выдержать удар. Он терпелив и, как брокер, может с легкостью пережить напряженный период на Уолл-стрит. Все его коллеги обращаются к нему за поддержкой и указаниями, а его брак прочен, как скала. Однако ему порой приходится прилагать большие усилия, чтобы доверить жене свои опасения и рассказать ей о своей неудовлетворенности или неуверенности. Когда Рикки испытывает эти чувства, на помощь к нему из детства приходит «защитник сердца». За утешением Рикки обращается к самому себе, будто ребенок, поближе подтаскивающий одеяльце. Ему не верится, что он может поделиться своими чувствами с женой и позволить ей подбодрить себя.

Недавно фондовый рынок рухнул, и Рикки испытал на себе всю тяжесть ответственности. Он чувствовал, что остался наедине со своими тревогами и отдалился от жены. Прямо перед ним было весьма ценное средство психологической помощи — любящая супруга, которой сильно хотелось утешить его и облегчить его ношу, но Рикки был уверен, что жена считает сложившуюся ситуацию чересчур утомительной, и что его чувства доставят ей неудобство. Ему казалось, что эти проблемы обременят ее, и тогда он без возражений принял своего «защитника» из детства, упустив момент воссоединения с женой. А ведь она была готова не просто утешить его — она очень хотела прийти мужу на помощь. Если бы только он доверился ей и перестал проецировать на нее свое чувство стыда и слабости, то ощутил бы более глубокую связь с женой и перестал бы чувствовать себя таким одиноким. Стоило лишь взлелеять эту связь, и жизнь Рикки наполнилась бы содержанием и смыслом.

 

* * *

 

Ваши собственные смышленые «защитники» так же важны для вас, как и для Рикки; особенно это касается тех случаев, когда в жизни происходят разительные перемены. Они необходимы вам, чтобы выжить. Впрочем, если чего-то сверх меры, хорошего не жди. В итоге вы, сами того не осознавая, часто попадаете под контроль упорно трудящихся «защитников». Нагромождение этих механизмов защиты мешает вашему сердцу ступить на новую, более подходящую тропу по направлению к счастливой жизни. Из-за них вы застреваете в паттернах, не приносящих вам удовлетворения.

К сожалению, пока вы не познакомитесь с ними ближе, есть большая вероятность, что эти защитные механизмы, разработанные вами довольно давно, в конце концов, разрушат ваше счастье. Наш терапевтический опыт показал, что каждому, кого мы когда-либо консультировали, требовалось получить более тщательный контроль над одним или несколькими «защитниками». Для этого важно знать о них следующее: с течением времени они настолько сильно прирастают к вам, что, сталкиваясь с ситуацией, которая выводит вас из равновесия, вы прибегаете к их помощи. Создается впечатление, будто это естественная реакция. Вот только укоренившиеся в вас «защитники» практически лишают вашу жизнь радости и, в действительности, могут отойти от первоначального замысла и воспрепятствовать появлению любых положительных ощущений, а также уничтожить уже имеющиеся.

Тем не менее, у нас есть прекрасные новости. Когда нам выпадает честь помочь людям научиться распознавать своих «защитников,» им удается вывести эти механизмы на безопасный уровень. А на выходе мы всегда имеем куда более богатое сердце, наполненное глубоким чувством умиротворенности и удовлетворения, а также ощущением достижения успеха.

 

Сердце в клетке

 

Все это время мы, конечно, имели в виду ваше сердце в психологическом плане. Чтобы вы могли получить четкое представление о том, что действия «защитников сердца» зачастую направлены против вас, мы предлагаем обратиться к следующему примеру. На минуту задумайтесь о своем физическом сердце, о том маленьком мышечном органе красного цвета, поддерживающем в вас жизнь. Каким образом оно защищено?

Природа проявила изобретательность и позаботилась о том, чтобы сберечь его — она создала клетку из прочных, но гибких и легких костей. И, как сказали бы инженеры-проектировщики, ваша грудная клетка изящна в своей простоте. Выполнять свои функции ей позволяют весьма практичная конструкция и надлежащий объем тканей. Но что, если бы ваша изящная грудная клетка была построена с излишествами, и ее окружала бы твердая кость? Вы только вообразите себе последствия!

В действительности существует редкое и серьезное заболевание — оссифицирующий прогрессирующий миозит — в ходе которого окостеневают такие части тела, в которых подобных процессов происходить не должно. Со временем оно может ограничить подвижность больного настолько, что тот станет похожим на каменную статую. И если только никто из ваших близких родственников не страдает этой болезнью, вероятность, что она поразит вас, чрезвычайно мала. Но вы задумайтесь: каково это, когда из-за такого странного заболевания окостеневает все межреберное пространство?

Во-первых, от этого увеличивается вес тела, что затрудняет передвижение. Во-вторых, утрачивается гибкость до такой степени, что уже и не нагнуться. Если человеку, пораженному таким заболеванием, понадобилось бы до чего-то дотянуться, достать что-то, что лежит на полу, ему пришлось бы наклонять всю верхнюю часть тела. Кроме того, из-за отсутствия естественной гибкости ему было бы тяжело сохранять равновесие.

Подобная ситуация складывается и в отношении психологии (правда, обычно мы этого не осознаем), когда происходит нагромождение «защитников сердца». Мы надеваем тяжелую броню и утрачиваем гибкость. Нам все тяжелее достигнуть желаемого. Мы неуклюже ведем в себя в социуме и испытываем затруднения с проявлением эмоций. Чтобы сохранять равновесие, нам требуется прилагать все больше усилий. А сильнее прочего нам начинает вредить вот что: мы перестаем впускать в свои сердца тех людей и те впечатления, которых ждем и любим, в которых нуждаемся. Такой нездоровый образ жизни ограничивает наши возможности. Подобная жесткость «защитников сердца» — основная причина неудовлетворенности и стремления отдалиться от окружающих.

Как только использование «защитников» перерастает в хроническую спонтанную реакцию, их действия оборачиваются против нас. Они мешают нам получать новые, свежие впечатления, расширять кругозор, заводить удачные любовные отношения и жить более полной жизнью.

 

Лишь тогда, когда вы будете способны ощутить весомость своих эмоций, вы сможете получить от жизни удовлетворение.

 

Поймите, что не только вам кажется, будто достичь наполненной, счастливой жизни невозможно. Среди населения — настоящая, если так можно выразиться, эпидемия недовольства и страданий. Десять миллионов американцев сидят на антидепрессантах, и, по меньшей мере, каждый пятый страдает от того или иного психического расстройства. Ежегодные затраты на приобретение нелегально распространяемых наркотиков оцениваются более чем в сто миллиардов долларов, а на алкоголь уходит почти в два раза больше. При этом большая часть злоупотребляющих наркотиками занимается самолечением и пытается избавиться от недиагностированной депрессии.

Мы понимаем, что и сами обуреваемы проблемами и недовольны жизнью, однако у каждого из нас есть такие знакомые, у которых, на первый взгляд, все в порядке. У них прекрасные дети и супруги, и все они — счастливы. Даже их собаки счастливы, и радуются, завидев их! Работа позволяет им ежемесячно оплачивать счета и не отказываться от привычного образа жизни. Каждый год они ездят отдыхать всей семьей. Возможно, они относятся к тем счастливчикам и умникам, которые откладывают деньги себе на старость или детям на образование. Создается такое впечатление, что у них все идет по плану, ведь у них все хорошо.

Конечно, может, они и способны справиться со стрессом, возникающим от жонглирования делами, составляющими их насыщенный график. И наверное, они мечтают больше зарабатывать, купить дом просторнее, с шиком провести отпуск, снизить уровень холестерина в крови или реже ругаться с детьми и супругом (супругой). На гладкой дороге им встречается лишь пара колдобин, но никак не огромные выбоины. Вот только многие из таких людей, живущие, как нам кажется, в прекрасных условиях, ощущают где-то внутри пустоту, будто им чего-то не хватает. Их мучают вопросы типа:

• Что со мной не так?

• Почему я испытываю это ощущение подавленности и пустоты?

• Что случилось, ведь вроде бы все в порядке?

• Чего же не хватает, когда жизнь, кажется, вполне удалась?

• Откуда взялась эта неудовлетворенность?

Желание успокоить ноющее сердце вполне естественно. На протяжении столетий этому ощущению давали объяснение многие великие ученые, мыслители, духовные наставники и религиозные лидеры. Дело в том, что, вне зависимости от происходящего на поверхности, каждый из нас располагает «защитниками», и, рано или поздно, они приводят каждого к возникновению вопросов подобного типа.

Мы обнаружили, что многие попадают в сети какого-то одного «защитника», как, например, наш старый знакомый Рикки, склонный к проекции (о ней речь пойдет в главе 2). В зависимости от того, как вы реагируете на происходящие в вашей жизни события, вы можете и не ограничиться одним защитником, а призвать на помощь других. К примеру, возможно, еще в школе юмор (глава 5) помог вам понять, что от неуверенности, скажем, можно избавиться, отпустив колкость в чей-нибудь адрес. А может, в молодости, чтобы избежать страданий, связанных с таким, скажем, сокрушительным поражением, как увольнение с первой работы, воспользовались рационализацией (глава 3), дабы не ощущать на себе неприятие окружающих.

Знакомство с природой «защитников» и с тем, как лично вы используете их в определенных стрессовых, вызывающих тревогу ситуациях, поможет вам научиться управлять своей судьбой. Вместо того чтобы неосознанно подчиняться своим «защитникам», вы уменьшите уровень их воздействия на себя и заставите их помогать вам, а не мешать.

 

Когда придет время

 

Возьмем, к примеру, Брайана и Джерри. Им обоим под пятьдесят. Они не знакомы друг с другом, но у них много общего. Брайан страдает от избыточного веса. Такие заболевания, как гипертония и сердечная недостаточность, переходят в его семье из поколения в поколение. Джерри тоже очень тучен, и ко всему прочему он — трудоголик. У его отца сахарный диабет II типа, а это довольно серьезная болезнь. На медосмотре и Брайану, и Джерри сообщили, что если принять во внимание их вес, образ жизни и семейный анамнез, можно с уверенностью утверждать, что последствия будут катастрофичны.

Как же поступили в этой ситуации Брайан и Джерри?

Вывалившись из кабинета врача, Брайан отправился прямиком в свой излюбленный ресторан фаст-фуд, где быстро проглотил огромную порцию картошки фри и молочный коктейль. После — вернулся на работу. А вот Джерри прием у врача сильно взволновал и обеспокоил. Сев в машину, он принялся размышлять, что же будут делать жена и дети, если останутся без него. По дороге к офису он всерьез стал подумывать о том, что можно было бы изменить в его жизни, чтобы продлить ее.

Итак: двое мужчин, оказавшихся в одинаковых обстоятельствах, и их совершенно разные реакции.

 

Брайан делает вид, будто ничего не произошло, и перспектива отправиться на тот свет в ближайшем будущем перед ним не стоит. Он ни на минуту не позволил словам доктора повлиять на себя. Он воспользовался отрицанием проблемы (глава 1) и разобрался со своим стрессом и страхом привычным путем — перекусил нездоровой пищей. А ведь именно это — вернейший способ сократить жизнь. «Защитник сердца» Брайана работает сверхурочно.

А вот на Джерри слова врача оказали сильное влияние. Так или иначе, какое-то время ему удается не поддаваться тревоге и ужасу, и этого достаточно, чтобы не отстраниться от полученной информации. Джерри решает предпринять меры, дабы избежать опасности. Его «защитник сердца» — кстати, тоже отрицание — ослаб. И это ему на руку.

Почему же после визита в клинику Джерри и Брайан совершенно по-разному отнеслись к словам доктора?

Джерри был готов к переменам. Он был довольно смел и расположен к этой встряске. Он был готов пережить беспокойство и ощущение страха, прочувствовать их. Он ослабил влияние своей защиты потому, что его, как говорят, «все достало так, что просто достало». Джерри был готов раскрыть свое сердце. Какая-то частичка его самого, незащищенная и свободная, была готова обнажить то, что имеет для него самое большое значение. Джерри был готов отреагировать иначе, совсем не так, как раньше.

Реакция большинства из нас похожа на реакцию Брайана. Волнительная ситуация зачастую никак не воздействует на нас, и все остается по-прежнему. Мы не готовы к переменам. Осознаем мы это или нет, но мы проводим огромную часть жизни, давая отпор пугающим и доставляющим неудобства чувствам, незнакомым ощущениям. Однако если постараться, то можно отнестись к происходящему, как Джерри. Наши собственные жизненные обстоятельства могут рассказать нам, что представляет для нас наибольшую ценность. Можно обратить внимание на свои чувства, а затем приняться за процессисцеления .

Каждый из нас живет в своем ритме, согласно своему собственному расписанию, по которому и определяет готовность к переменам. Некоторых настолько травмируют определенные события, что они готовы начать все с чистого листа. Негативные переживания других настолько ничтожны, что громоздятся друг на друге до той поры, пока под их общим весом человек не решает избавиться от них полностью, одним махом. И, наконец, есть такие, кто собирается начать новую жизнь «с понедельника» или «с нового года».

Нет подходящего или неподходящего времени, есть лишь ваше время. Когда вы будете готовы, у вас все обязательно получится. А поскольку вы уже начали читать эту книгу, мы почти уверены в том, что вы, скорее всего, находитесь примерно в той же точке, что и Джерри, и что готовы с рвением начать действовать и, в итоге, насладиться жизнью, наполненной удовольствием и радостью.

Научившись относиться к своим чувствам с терпимостью и бесстрашием, мы, в конце концов, приходим к пониманию весьма впечатляющей истины: мы вольны выбирать, каким образом заполнить пустоту в своей жизни. Или, подобно Джерри, избежать катастрофы.

Безусловно, осуществить подобное преобразование — ослабить влияние своего «защитника сердца» — нелегко. Еще пятьсот лет назад Шекспир написал: «Своих не видят люди черных дел»1. Эти слова не утратили своей актуальности и по сей день: «защитников сердца» почти невозможно обнаружить без посторонней помощи. Считайте, что эта книга и являет собой именно эту помощь.

Знакомясь с историями, рассказанными на страницах этой книги, и предлагаемыми здесь упражнениями, вы начнете свое путешествие к свободе. Анализируя чужие переживания, вы мельком увидите в них отражение себя и поймете, что можно предпринять, чтобы наполнить жизнь удовлетворенностью. Вы найдете путь к своему сердцу. И тогда станете к себе добрее и научитесь себе прощать; расцветет благородство вашего духа. В итоге ваша жизнь, действительно, станет более яркой. И тогда — пожалуй, закончим на том, с чего начали: на песне — вы сможете ощутить жизнь «и сердцем, и душой» (песня «Heart and Soul»).

 

 

ГЛАВА 1. ПОСМОТРИМ В ГЛАЗА СОМНЕНИЯМ И СТРАХУ: УМЕНЬШИМ ВЛИЯНИЕ ОТРИЦАНИЯ

 

 

Отрицание : тактика, направленная на игнорирование очевидного с тем, чтобы избежать беспокойства.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Отрицание возглавляет наш список «защитников сердца». И это неудивительно. Оно по праву является самым главным, el numero uno 2, большим кахуной3, Килиманджаро всех десяти «защитников сердца». Будучи наиболее часто используемым, отрицание влияет на все сферы жизни. Остальным «защитникам» также присущ элемент отстранения, отсрочки и/или игнорирования чувств: в основе каждого из них лежит семя отрицания. И хоть «защитники» совершенно уникальны — каждый в своем роде, они все до одного пользуются этой тактикой, чтобы вам было легче поверить в то, что удастся безболезненно прожить еще один день.

Давайте-ка спустимся с небес на землю. Ни у кого из нас не может быть все замечательно день ото дня. Ах, вы уже об этом знаете? Ну, извините. Мы тоже об этом знаем. Верно, жизнь полна боли, страданий, неприятных ситуаций, проблем и разочарований и совершенно отвратительных мгновений. Ничего себе! Как же в таких условиях с оптимизмом размышлять о счастье и способе достижения удовлетворенности? Впрочем, как это ни странно, но вы сможете достичь восхитительного, прекрасного, величественного, наполненного существования, к которому так стремитесь, лишь тогда, когда встретитесь с суровой, беспощадной действительностью, как она есть — лицом к лицу!

Однако знаете ли вы, что на самом-то деле пугает вас больше всего? Всего лишь одна мысль — о том, что вы можете пострадать или в чем-то разочароваться, мысль о вероятных неожиданных препятствиях на пути; ваша неуверенность в исходе дела. И вместо того, чтобы разобраться с невыносимыми, тягостными обстоятельствами и неприятными ощущениями напрямую, вы чуждаетесь их и делаете вид, будто ничего не случилось. Вам кажется, что повстречай вы этих призраков — неизвестных монстров-невидимок — лично, то где-то внутри вас непременно что-то рассыплется в прах.

Причиной появления этих страшил могут стать многие ситуации: вот вы собираетесь к врачу по поводу какой-нибудь сыпи или нескольких несимпатичных вам прыщиков, скажем на руке, которым несколько месяцев не придавали значения, или впервые за этот год, в течение которого размер вашей одежды ежемесячно увеличивался, встаете на весы. Вот вы, наконец, обращаете внимание на перепады настроения своей девушки, вот — осознаете, что ваш сын стал поздно возвращаться из школы и кажется чересчур обеспокоенным и отдалившимся. Будь ваш призрак настоящим или вымышленным, он все же породит в вас страх. Кому охота встречаться с ним с глазу на глаз? Порой ужасает одно осознание его существования. А вы, наверное, волнуетесь еще и от того, что не сможете совладать с возникшей проблемой или ситуацией, а также с чувствами, сопряженными с ними.

Что же вы делаете? Вы уклоняетесь от этих разочарований, душевных страданий и опасений. Вы начинаете убеждать себя в том, будто ничто не помешает вашему спокойствию, и воздвигаете вокруг себя хитроумную, вводящую в заблуждение — вас же — защиту, и на какое-то мгновение — а это ключевые слова: «на какое-то мгновение » — ограждаете свое сердце от разочарований, тревог и боли. Таким образом, вы оставляете свои чувства без внимания и обращаетесь к верному «защитнику сердца» — отрицанию.

Несмотря на то что отрицание посредством игнорирования и отстранения оказывает нам медвежью услугу, иногда оно выполняет весьма полезную функцию защиты. В действительности, не будь у вас такого замечательного друга как отрицание, вы были бы, словно открытая рана, подверженная инфекциям.

 

О пользе отрицания

 

Отрицание помогает держаться на плаву, когда нам грозит полное уничтожение. Оно позволяет нам выжить перед лицом непреодолимых трудностей. Представьте себе любящих супругов, проживших вместе тридцать лет. Когда муж неожиданно умирает, его жене нужно организовать похороны. И лишь укрывшись от реальности под навесом отрицания, она способна сдержаться и перенести зарождающуюся душевную боль. Пару недель спустя, находясь в одиночестве и тиши, вдова даст волю своему глубокому горю. Шагая с ней рука об руку, сквозь «список необходимых дел», отрицание стало ее товарищем. А теперь оно уступило место тем чувствам, которые ей нужно пережить.

Отрицание может сослужить службу не только в период серьезных жизненных событий, ведь мы пользуемся им изо дня в день. Для того чтобы попасть в медицинский кабинет или на работу, нам, например, приходится ехать по самым оживленным автомагистралям города. В Лос-Анджелесе машины проносятся мимо на опасной скорости — сто тридцать километров в час! И если бы мы ежедневно не находились в состоянии некоторого отрицания, то ни за что не вышли из дома и не сели бы за руль.

Почти каждому известно, как опасно водить машину: в лобовое стекло может попасть камень, можно проколоть колесо, превысить скорость и схлопотать штраф, или — Боже упаси! — попасть в ДТП. Однако постоянно быть начеку просто невозможно. Поэтому отрицание приходится очень кстати, когда вы садитесь за руль. Ведь если бы вы каждое мгновение думали: «А что если…?», то почувствовали бы себя совершенно беззащитным. Вы способны вести машину потому, что приняли решение на время пренебречь реальной действительностью и сделать шаг вперед. Отрицание становится вашей второй натурой. Вам вовсе не приходят в голову мысли вроде: «А теперь я закроюсь от опасностей, связанных с вождением». Но вот, пожалуйста: налицо здравое использование этого «защитника сердца».

Отрицание не выходит на передний план вашего разума. Обращение к нему похоже на вдох: вы знаете (или, как в случае непосредственно с отрицанием, вам кажется , что вы знаете), что нужно сделать, дабы выжить, однако до тех пор, пока впереди не замаячила опасность, не придаете этому особого значения. Помогая вам справиться с жизненными ситуациями, доставляющими неудобство, этот «защитник сердца» становится вашим спасателем.

Впрочем, — и это касается всех «защитников сердца» — систематически препятствуя вам налаживать связь со своими чувствами, отрицание часто становится серьезной преградой на пути к более радостной жизни. В таком случае оно способно нанести вам вред, поскольку изолирует вас от окружающих и, что более важно, от ваших собственных желаний и потребностей, а также оказывает воздействие на вашу способность к развитию. Подобное использование этого защитника опасно.

 

Доказательство обратного

 

Выполняя свои функции, любой «защитник сердца» и близко не подпустит вас к чувствам, способным привести вас в оцепенение. Если он работает эффективно, то вы не ощутите никакого неудобства. Пагубное отрицание, как, впрочем, и отрицание здравое, вращается в кругах чувств, сбивающих с толку. Вот только оно приводит к полному отказу от того, чтобы осознать свое поведение и его последствия. Вы занимаетесь самообманом.

Возьмем, к примеру, парня, который утверждает, что выпивает редко и в любой момент может бросить. Он отказывается признавать, что хватается за алкоголь, как только переступает порог дома. У него не налажены отношения с собственными чувствами, а зачастую еще и с теми, кто его окружает.

Именно таким парнем и оказался наш пациент Том. Он пользовался отрицанием пагубного типа, чтобы обойти стороной свои глубинные страхи. Тому было сорок четыре года, и детство у него выдалось довольно тяжелое. Будучи подростком, он понимал, что родители за него с сестрой не пожалеют жизни, вот только отец его постоянно был обеспокоен, несчастен и почти каждый вечер захаживал в бостонские пабы. По словам Тома, его мать была просто «святой». Она понимала, что муж — пьяница, но всегда находила ему оправдание. Она брала на себя его обязанности и, чтобы дети не расстраивались, отдувалась за двоих, посещая соревнования Тома по борьбе и школьные спектакли, в которых участвовала его сестра. Будучи трезвым, отец Тома отличался холодностью и скупостью на эмоции. Впрочем, иногда он признавался сыну в том, что ему стыдно за то, что он отсутствовал на этих мероприятиях. Тогда Том дал себе обещание, что если заведет семью, то не станет пить сверх меры.

Как и отец, Том был тихим и спокойным, вот только ему было присуще особое чувство самокритичного юмора. Его добродушие и рассудительный подход к жизни привлекли Рэйчел, на которой он женат уже четырнадцать лет. За последние пару лет покинули этот мир оба родителя Тома. Его сестра живет в их родном городе в пяти тысячах километров от него. Том скучает по ней и жалеет о том, что его двенадцатилетняя дочурка Джесси мало общается с родственниками по его линии. Десять лет назад Тому представилась прекрасная возможность продвинуться по карьерной лестнице, и потому он переехал в Лос-Анджелес. Он представлял себе, что они с семьей заживут счастливо и богато. Но в последнее время положение на работе стало ухудшаться.

Чем сложнее становилось на работе, тем чаще вечерами слышалось: «Еще один стаканчик скотча, чтобы не вспоминать уже об этом паршивом дне». А затем к вечерней выпивке добавился еще и мартини за обедом. Однако если кто-то указывал Тому на эту привычку, Том реагировал: он сводил потребление алкоголя к минимуму.

Чуть ранее работодатель Тома начал привлекать ресурсы по устранению неполадок в работе компьютеров для пятисот крупнейших промышленных компаний США со стороны, а ведь в организации этим занимался Том. И тогда Том испугался, что вскоре его услуги перестанут быть актуальными. Однако он решил отбросить свои опасения по поводу работы в сторону. Он оказался в такой ситуации, где жаловаться или делиться своими тревогами с кем-либо, особенно с Рэйчел и Джесси, казалось ему недостойным мужчины (отзвуки поведения отца).

Том стал пить еще больше. Он стал отдаляться от семьи, его характер изменился, и это обеспокоило его родных. Налицо был классический случай отрицания: Том отказывался признавать очевидное и то, что могло бы произойти, не сверни он с этого пути.

Подобно многим людям, чьи родные злоупотребляют алкоголем и наркотиками, чтобы заглушить боль и избавиться от страданий, в какой-то момент Рэйчел больше не смогла терпеть поведение мужа. В ее семье тоже были алкоголики, и потому ей на личном опыте было известно, сколько вреда может принести близким такая пагубная привычка: когда в детстве Рэйчел возвращалась из школы домой, ее мать обычно спала на диване пьяным-пьяна. И вот Рэйчел устала наблюдать за тем, как Том пьет все больше и больше, и наступил переломный момент. Она предъявила мужу ультиматум: если он не обратится за помощью и не изменит образ жизни, они с Джесси уйдут от него.

 

Прислушайтесь к окружающим. Если близкие, коллеги или знакомые неустанно выражают вам свое беспокойство относительно вашей позиции, образа жизни или поведения, можете быть уверены в том, что у вас проблемы. В наших терминах это значится как «доброжелательный контакт». Обычно, если проблемам не уделить достаточно внимания, они становятся более серьезными. Но если за них взяться (и чем раньше — тем лучше), то, скорее всего, это пойдет на пользу вашему развитию. Согласитесь, такой исход куда лучше!

 

Итак, все еще пребывая в состоянии полного отрицания, Том пришел к нам на сеанс терапии. Поначалу он был немногословен, но позднее влился в работу. Наладив с ним прочный контакт, мы были поражены тем, насколько глубоко пустил в нем корни его «защитник». Том совершенно не считал свое пьянство проблемой. Более того, он и понятия не имел, что его опасения, связанные с работой, имеют какое-то отношение к выпивке. Мы поняли, что нам предстоит проделать серьезную работу. И первым шагом к прорыву сквозь сети «защитника» стало бы признание Томом своих тревог. Так или иначе, нам требовалось «проникнуть» в его сердце, разбудить это сердце и продемонстрировать Тому те страхи, которые мешали ему жить полной жизнью.

 

Чтобы сломить «защитника», необходимо начать осознавать то, что в действительности вас волнует.

 

Мы заметили, что во время наших первых встреч Том был печален и совершенно разбит. Когда мы указали ему на это, он удивился и с облегчением вздохнул оттого, что кто-то, наконец, обратил внимание, насколько сильно он пал духом. Том ощутил, что мы прониклись его положением, и это позволило нам, не осуждая, задать ему вопросы, касающиеся его прошлого и настоящего. Мы посочувствовали ему в том, что сейчас в мире все очень быстро меняется. Мы узнали, как влияют на него эти перемены, и попросили его с помощью метода «мозгового штурма» подумать, чем бы он стал заниматься, если бы на работе все пошло наперекосяк.

Беседуя с Томом о его детстве и о его отце-пьянице, мы обратили внимание Тома на некоторую закономерность. Должно быть, тяжело ему пришлось жить с отцом, которого больше интересовала бутылка алкоголя, нежели собственный сын. Обнаружив внутри себя эту боль, Том задумался, каково же приходится Джесси, когда она видит, как каждый вечер после работы ее отец пьет. Мы постарались помочь Тому прийти к осознанию того факта, что он испытывает некоторые мучительные чувства.

В итоге Тому удалось раскрыться навстречу тому, что волновало его сильнее всего. Дабы поспособствовать ускорению этого процесса, ему нужно было уделить внимание своим инстинктивным чувствам и физическим ощущениям: напряжению в груди, недостаточно глубокому дыханию и боли в горле, которая досаждала ему уже несколько месяцев.

В итоге, мы с Томом пришли к согласию. В условиях безопасности и поддержки с нашей стороны перед ним, будто раскрылась истина, и он стал терпимее относиться к нам и к себе самому. Снова всеми красками заиграли его проницательность и острословие. Он игриво признал, что на самом деле испытывает некоторые чувства, которыми отнюдь не гордится. В конце концов, он сам стал отпускать шутки на тему того, что только и успевал «откашливаться» от того, что на него нагромоздилось. Может, это и явилось причиной его боли в горле! Тогда мы схватили его за лацканы модного пиджака и помогли перейти на следующую стадию.

Мы хотели, чтобы Том ответил себе на кое-какие сложные вопросы. Ему пришлось спросить себя и своих близких о том, что происходит в его жизни. Вместе с ними он должен был составить подробный отчет по следующим позициям:

1. Когда именно он пристрастился к алкоголю?

2. Насколько часто, когда и в каких условиях проявлялось его подобное поведение?

3. Прогрессирование привычки: насколько чаще он стал пить за последний год?

4. Как сказалось его поведение (в данном случае, его пьянство) на его здоровье, финансах, отношениях с друзьями, работе, браке и ребенке?

Не начали ли вы к настоящему моменту ощущать беспокойство по поводу того, что и вы чем-то похожи на Тома? Каков ваш излюбленный «наркотик»? Вы тоже заглушаете свои чувства алкоголем? Или в вашем случае это еда? Таблетки? Азартные игры? Секс? Порнография в Интернете? Шопинг? Если это так, то вам тоже следует ответить на вопросы, которые мы задали Тому.

Тому было нужно провести не только внутреннее исследование, поскольку — вы же помните — он находился в состоянии отрицания и мог оказаться не особо честным. Куда важнее было обратиться к внешнему исследованию — налаживанию «дружелюбного контакта» с близкими. Эта возможность стала для него решающей в попытке совладать со своим «защитником сердца». Задавая вопросы своим близким и находясь в согласии с ощущениями тела, он смог подвергнуться основательному влиянию ответов Рэйчел и Джесси. Больше он был не в состоянии отрицать, что его поведение оказывает сильное воздействие на тех, кого он любит.

Этот процесс стал началом успехов Тома в работе со своим основным «защитником сердца». Отрицание становилось все более хрупким. На первый план вышли осознание своего поведения и понимание себя самого. И впервые в жизни Том смог побеседовать с нами и с Рэйчел о том, как его пугает сложившаяся на работе неопределенность. Он понял, что между его глубинными страхами и непомерным употреблением алкоголя есть связь. Том не только перестал ощущать, что в том, чтобы поделиться своими чувствами с Рэйчел, нет ничего «недостойного мужчины», но и пришел к обратному: почувствовал себя более сильным и уверенным.

 

За годы нашей практики мы заметили, что снова и снова подкрепляется один несомненный факт: когда вы делитесь с кем-то своими унизительными, постыдными чувствами, власть этих ощущений над вами идет на спад, а вы становитесь сильнее и могущественнее.

 

Том заново обрел в себе силы, и, по нашему мнению, теперь ему было необходимо уделить внимание своему распорядку дня. В течение года возвращение домой являлось для него самым сильным провоцирующим фактором. Пытаясь обособиться ото всех и уйти в себя, он откупоривал бутылку. Обеденные перерывы на работе тоже инициировали его беспокойство и тревогу, поэтому мартини стал его утешением. Тому было нужно обратить внимание на то, как он себя чувствовал в такие моменты и что происходило с его телом и сознанием. Ему пришлось признать существование тех неприятных мыслей и чувств, которые заставляли его вернуться к старым паттернам поведения.

Том должен был отыскать новые способы выдержать эти доставляющие беспокойство чувства. Было важно на собственном опыте узнать о новых средствах, позволяющих разобраться с проблемой. Вместо того чтобы уединяться с выпивкой, Том решил, что каждый вечер, возвращаясь домой, он будет проводить какое-то время с Рэйчел. Он начал посещать общество анонимных алкоголиков. Он даже вернулся к той деятельности, благодаря которой ощущал свою значимость и становился бодрым: он вновь вступил в мужскую лигу по софтболу, в которой состоял несколькими годами ранее.

Невзирая на рабочие проблемы, которые от него никак не зависели, Том был готов вкусить жизнь таким способом, который доказывал бы его ценность как человека. Оказалось, что столкнуться со своим призраком, пробиться сквозь страхи и рассказать о них окружающим, вовсе не так страшно, как он себе представлял. А самым важным в выходе из отрицания стала его способность вернуться к жизни и осознать, что есть и другие возможности.

Том работал на ту компанию еще год. Он понял, что в такой нестабильной обстановке ему никогда не будет комфортно, и потому начал неторопливо изучать рынок труда в поиске более выгодных вариантов. И хоть поиск новой работы — занятие не из легких, Том все же смог уделить внимание этому вопросу, потому что недавно узнал о себе, своем теле и — что для него важнее всего — своей способности быть надежным супругом и отцом. Больше Том не мог списывать со счетов тот факт, что алкоголь оказывал сильное влияние не только на его прошлое, но и на его настоящее.

В работе с Томом мы применили нижеследующий шаблон, которым вы можете воспользоваться в домашних условиях. И хоть вам потребуется некоторое время и усилия (их не нужно тратить лишь на никчемные вещи), это средство является весьма эффективным, и с него можно начать путь к осмыслению своего собственного отрицания.

 

Чувства, уточнения, детальные заметки и личный опыт

 

Бессознательная тактика отрицания проявляется в повторении слов: «У меня все чудесно и хорошо, у нас у всех все чудесно, и вообще все чудесно». Если вам кажется, что вы «напеваете» их чересчур часто, предлагаем вам такое «чудесное» упражнение:

Чувства

Проведите осмотр своего тела, ведь оно, словно резервуар для хранения вашего стресса, напряжения, радости и печали. Как только вы начнете уделять ему внимание, сразу настроитесь на волну чувств, которые погребены глубоко внутри. Согласны вы с нижеследующими утверждениями или нет?

• От напряжения у меня часто болит голова.

• Я скриплю зубами и стискиваю челюсти, иногда даже во сне.

• Бывает, у меня не поворачивается шея и болят плечи.

• В горле часто будто ком стоит, а голос становится скрипучим.

• У меня влажные руки либо я вообще сильно потею.

• Я страдаю от проблем с желудочно-кишечным трактом: от расстройства пищеварения, изжоги или диареи.

• Мой пульс учащается даже от небольшой нагрузки.

• Мое дыхание частое и неглубокое.

• Я страдаю от бессонницы.

• Зачастую я слишком утомлен, чтобы заниматься той деятельностью, которая раньше приносила мне удовольствие.

• У меня отсутствует половое влечение.

Если вы согласились с четырьмя или более утверждениями, а ваш врач исключил возможность наличия заболеваний, которые могли бы явиться причиной подобных недомоганий, значит, ваше тело сообщает о том, что в вашей жизни происходит нечто, чему вы не уделяете внимания.

Воспользуйтесь техникой поступательной релаксации, чтобы настроиться на свое тело и ослабить влияние стресса в тех областях, где накапливается напряжение.

 

Техника поступательной релаксации

1. Отыщите тихое место, где ничто не потревожит вас в течение пятнадцати минут. Отключите телефон. Устройтесь в удобной сидячей либо лежачей позиции. Возможно, вам захочется накрыться тонким одеялом или покрывалом.

2. Закройте глаза и сделайте несколько медленных, продолжительных и глубоких вдохов. На каждом вдохе и выдохе считайте до пяти — это может помочь сосредоточиться.

3. Теперь обратите внимание на ступни ног. Ощущаете ли вы в них некоторое напряжение, покалывание или боль? Может, они чересчур чувствительны или горячи? Делая выдох, сознательно расслабьте мышцы в этой области. При желании пошевелите пальцами ног и на мгновение напрягите ступни; затем на выдохе ослабьте напряжение.

4. Передвигайтесь вверх по телу в следующем порядке: лодыжки, икры, бедра, живот, грудь, спина, плечи, пальцы и руки, шея… и так до лица и головы. Как только вы замечаете, что какая-то область напряжена или причиняет вам боль, задержитесь на ней, выдыхая напряжение, и лишь затем двигайтесь дальше. Уделите особое внимание мелким мышцам вокруг рта и глаз, поскольку эти области предрасположены к накоплению напряжения. Когда вы придете к более полному осознанию, то поймете, насколько сильно сжимаете зубы и щурите глаза. Почувствуйте, как при расслаблении тяжелеет каждая часть тела.

5. Уделив внимание каждой части тела, мало-помалу начинайте шевелиться. Вернитесь сознанием в окружающую действительность. Сохраните это ощущение расслабленности и открытости на протяжении всего дня.

Если вам сложно выполнить это упражнение самостоятельно, поищите CD с направляемой релаксацией. Можно обратиться к таким дискам: «Направляемая медитация: шесть практик, необходимых для развития любви, осознания и мудрости » («Guided Meditation: Six Essential Practices to Cultivate Love, Awareness, and Wisdom») Джека Корнфилда, доктора наук в области клинической психологии; «Полное расслабление » («Complete Relaxation») Дениз Линн. Также можно обратиться к занятиям медитацией, упражнениям на растяжку, йоге или даже записаться на сеанс массажа.

В течение последних лет произошел огромный скачок в развитии индустрии лечебного массажа. Мы настолько сумасбродны, заняты и оторваны от реальной жизни, что, дабы чтобы избавиться от подавляемых чувств, нам нужно, чтобы нас мутузили, скручивали и массировали. Не бывало ли с вами такого, что во время сеанса массажа у вас вдруг, ни с того ни с сего, начинали слезиться глаза? Это выражение вовсе не внешних, физических ощущений, а внутренних переживаний вашего сердца. Путь к сознанию и сердцу лежит через тело. Налаживание контакта с телом — первый шаг по устранению тех преград, о существовании которых вы даже не подозревали.

 

У точнения

Соберите о своих поведенческих паттернах больше информации. Будьте готовы выслушать мнения окружающих и задать себе довольно сложные вопросы вроде таких:

• Когда это все началось?

• Насколько часто проявляется подобное саморазрушительное поведение?

• Какие перемены произошли в моем поведении с течением времени?

• Какую пользу я извлек из этих перемен?

• Чего я лишился из-за этих перемен?

Ваши ответы на эти вопросы, словно кусочки мозаики. Получив к ним доступ, вы встаете перед выбором дальнейшего типа поведения: продолжите ли вы бездействовать — а некоторые так и поступают — или станете вести себя иначе.

Любое исследование с целью понять своих «защитников» должно проводиться не только в виде непрерывного монолога, обращенного к себе, но — что куда более важно — в контексте отношений с окружающими: друзьями, любимыми, лечащим врачом либо группой. В противном случае вам не удастся проникнуть в суть природы «защитников». Вам потребуется несколько человек, которые бы отражали ваше поведение будто зеркала.

Детальные заметки

Вспомните, когда и где вы впервые так себя повели? Какие причины побудили вас вступить на этот путь саморазрушения? Обратите внимание на мысли, ситуации и физические ощущения, возникавшие в какое-то определенное время, в каких-то конкретных местах либо в ходе каких-то особых событий. Приобретение небольшого блокнота для таких заметок — верный способ распознать, когда и где возникали причины, приводившие к подобному поведению. Имея на руках эти записи, вы всегда сможете вернуться к ним и определить свои паттерны. Существенным шагом в разрушении этих моделей поведения, воздвигающих баррикады вокруг вашего сердца, является способность разглядеть их истинную сущность. Если вам не хочется по старинке пользоваться ручкой и бумагой, пошлите себе письмо по электронной почте и создайте компьютерный файл. Заведите блог, который сможете просматривать только вы. Либо поделитесь ссылкой на него со своими близкими друзьями и членами семьи, которые могли бы оставлять свои замечания и предложения в виде комментариев к нему. Это, наверное, самый современный вариант «дружелюбного контакта»!

Опыт

Вас разрушают не чувства, а собственное скептическое отношение к ним, из-за которого вы и становитесь безжизненным и опустошенным. Ощутите эти чувства, проработайте их. Предпримите действия по оживлению своих чувств.

Один из способов достижения этого результата — разжечь свою страсть. Очень часто, когда вы отрицаете какие-то неприятные эмоции, приятные ощущения тоже уходят в прошлое. А если вы заново ознакомитесь со своими радостными, положительными чувствами, то те переживания, что вам не так приятны, уже не причинят вам сильного вреда.

Многие из нас позабыли либо забросили те занятия и интересы, от которых пели сердца и парила душа (а некоторым даже не довелось с ними повстречаться). Когда в последний раз у вас по телу бежали мурашки? Вспомните, что увлекало и занимало вас в детстве, и отыщите способ заново пережить те впечатления. Займитесь чем-нибудь, что всегда хотели попробовать. Ежедневно выполняйте какие-нибудь физические нагрузки, даже если это просто прогулка вокруг квартала. Придумайте какое-нибудь занятие, от которого могли бы получить удовольствие, и всецело отдайтесь ему или выберитесь из города и насладитесь природой.

Жизнь, полная радости, — и, между прочим, доступная каждому из нас — зависит не от какой-то определенной деятельности или навыка, а, скорее, от вашей вовлеченности в избранное занятие. Когда вы отыщете такое воодушевляющее дело, во время которого время пролетает незаметно, то вспомните, каково это; и тогда вы окажетесь на пути к более яркому, наполненному будущему.

Для поисков страстного увлечения требуется смелость, ведь вам придется избавиться от своих страхов и уклониться от ситуаций, в которых вам очень даже комфортно. Но подумайте, что скорее приведет вас к переживанию страсти: то, что вас сдерживает, или то, что дарует вам свободу?

Биение сердца

В ходе опроса, проведенного исследовательской компанией «Харрис Интерэктив» по заказу Национальной Лиги потребителей, выяснилось, что из двух тысяч взрослых американцев пятьдесят два процента опрошенных считают, что их вес превышает норму; двенадцать процентов сообщили, что страдают от ожирения. Однако статистическое исследование, проведенное с учетом роста и веса, которые указывали опрошенные, позволяет утверждать: выше нормы весит около тридцати пяти процентов опрошенных, а вот от ожирения страдает тридцать четыре процента, причем сюда относятся исключительно лица с ярко выраженным либо морбидным ожирением. А поскольку люди склонны занижать свой вес, реальные цифры, вероятно, могут оказаться еще выше. Эти данные также больше соответствуют сведениям, полученным в центрах по контролю и профилактике заболеваний: специалистами установлено, что больше нормы весит тридцать три процента взрослых американцев и столько же страдает от ожирения.

Налицо существенные расхождения между действительным весом и желаемой картинкой. Создается впечатление, будто многие и думать не желают о тех последствиях для своего здоровья, к которым может привести их тучность. Отрицание поработало здесь на славу!

Поразительно, но особое беспокойство вызывает тот факт, что бо$льшая часть людей с избыточным весом, и тех, кто страдает от ожирения, сообщили, что никогда не обсуждали проблему лишнего веса со своим врачом. Поскольку не только ожирение, но и просто лишний вес способны в долгосрочной перспективе серьезно сказаться на состоянии вашего здоровья (сюда относятся диабет II типа, сердечно-сосудистые заболевания, артрит и риск развития онкологических заболеваний), то способность мужественно взглянуть правде в глаза и обратить внимание на свой настоящий вес, может существенно повлиять на качество вашей дальнейшей жизни.

Слово «отрицание» прочно вошло в обиход. Наверняка, вы знаете таких людей, о которых шушукаются: «Она же простоотказывается это признавать». А может, вам знакомо старое избитое выражение, которым любят пользоваться комики и певцы в стиле кантри: «Она — королева отрицания». А как насчет знаменитой цитаты, приписываемой Марку Твену: «Отрицание — это вам не просто река в Египте»?4

Мы все в согласии киваем головами, когда слышим нечто подобное. А сколько раз мы сами сплавлялись по этой «реке»? Порой мы делаем это предумышленно. Гребем изо всех сил, пытаясь не перевернуть лодку и не утонуть. Но куда чаще мы даже не понимаем, что у нас в руках весла — и так до тех пор, пока что-то или кто-то не встряхнет нас. Именно это и случилось с нашей подругой и коллегой Донной.

 

Донна отказывается признать очевидное

 

Донна — отличный пример человека, разгуливающего с повязкой на глазах, которая мешает ей здраво оценивать реальность, и не желающего при всем при том эту повязку снимать. Донна — женщина тридцати пяти лет, состоявшийся специалист в области образования, общительная, всеми любимая женщина. Она считала себя сильной и независимой, но все же, для полноты картины, стремилась обрести партнера. Сколько мы ее помним, она всегда находилась в поисках идеального мужчины.

И потому нас сильно взволновал ее рассказ о Стивене. «Именно такого мужчину» она и искала (по крайней мере, она надеялась на то, что это так)! Донна подробно изложила, как они вместе активно проводили выходные и открывали для себя что-то новое. Она чувствовала себя более сильной и выносливой, чем за все последние годы.

На протяжении следующего года Донна сетовала на то, что ей хочется чего-то большего, нежели просто свиданий. Ей казалось, что их отношения со Стивеном никуда не движутся, и связь их не крепнет. Наблюдая за тем, как одна за другой ее подруги выходят замуж и беременеют, она становилась все более угрюмой и печальной. Мы мягко сообщили ей о том, что уже какое-то время не слышали от них со Стивеном никаких положительных вестей. Донна согласилась с нами и сказала, что действительно расстроена и озабочена. Однако она каждый раз находила Стивену оправдание, разубеждала себя в своих же чувствах и уклонялась от своих истинных желаний.

Правда, которую ей не хотелось признавать, заключалась в следующем: Донна не могла принять тот факт, что Стивен не желал переходить на новый уровень отношений. Ее повязка на глазах, ее отрицание мешало ей это разглядеть.

Спустя четырнадцать месяцев с начала этого романа Донна отправилась в командировку. Больше месяца она отсутствовала дома, в одиночку инспектируя школы по всей стране. Однажды вечером она позвонила нам, чтобы побеседовать о явившемся ей в пути откровении: она может самостоятельно добиться всего и стать независимой. Ей вовсе не нужен был Стивен, но она хотела быть с ним — ее желание выйти замуж было сильным, как никогда.

Вернувшись домой с более глубоким пониманием того, чего же ей хотелось на самом деле, Донна спросила Стивена, как будут дальше развиваться их отношения. А поскольку отвечал он уклончиво, она стала настаивать, давить на него, плакать, и в итоге он молча уступил. Они объявили о помолвке. Кольцо Донны ослепило нас всех.

Прошло несколько месяцев, и когда Донна рассказывала нам о своих свадебных планах, мы заметили, что ее открытость и жизнерадостность куда-то улетучились, а она сама поникла. И хоть до свадебной церемонии оставалось всего шесть недель, Донна не уделяла себе совершенно никакого внимания. Когда мы стали расспрашивать ее о платье, цветах и музыке — об организации события в целом — оказалось, что ее это ничуть не занимает. Более того, она словно отстранилась от дел, связанных со свадьбой. Мы не на шутку забеспокоились. Казалось, что «защитник сердца» Донны — ее отрицание — работает на полную катушку и негативно сказывается на ее настроении.

Нам было любопытно, что же она отказывается признать. Могло ли получиться так, что в глубине души Донна понимала, что Стивен попросту не вкладывается в ее рамки представления об отношениях? Мы надеялись, что это не так, но других причин не видели. В течение следующих нескольких недель мы приглашали Донну выпить где-нибудь кофе, но она все время находила отговорки, чтобы не видеться с нами. Мы волновались за нее, но старались не торопить события.

В одном из своих сообщений Донна упомянула о том, что ее огорчили разговоры со священником. В ходе беседы с ним выяснилось, что Стивен имеет непреклонную позицию относительно воспитания детей и религии, о которой она ничего не знала прежде. Она также написала о том, что им со священником показалось, будто в таком случае о чем-либо договариваться нет никакого смысла.

За три дня до свадьбы после заключительной встречи жениха и невесты со священником нам позвонила Лесли, сестра Донны, и сказала, что Донна отменила свадьбу. Лесли уверила нас, что у Донны все хорошо, и семья оказывает ей всю необходимую поддержку.

Через пару недель Донна пригласила нас в свой офис. Расстраиваясь, что не захватили с собой булочек к кофе, чтобы «подсластить» встречу, мы сильно удивились тому, как выглядела Донна. А выглядела она чертовски хорошо! Ей пришлось довольно тяжко, особенно с остановкой свадебного «поезда» и снятия с него всех двухсот двадцати гостей. И все же она рассказала нам, как ей удалось взяться за проблему, справиться с отрицанием и вернуться в реальность. Страх одиночества и увлечение идеей выйти замуж затмили ее сомнения в самом женихе как подходящем кандидате.

Беседуя со священником, она признала, что ее уже тошнит от одиночества, хочется угодить родителям, да и моложе она не становится. Эти страхи подавляли в ней истинные переживания — она понимала, что они со Стивеном не подходят друг другу. А когда священник прямо сказал им: «Меня сильно тревожит ваш предстоящий брак», его слова отозвались в душе Донны.

«Дружелюбный контакт» просочился к ней и оказал влияние на ее внутреннюю борьбу. Приняв во внимание беспокойство коллег, тревоги священника и заявления друзей по поводу того, что она перестала быть похожа на саму себя, Донна словно прозрела. Такое грубое столкновение с реальностью, обрушившееся на нее, как гром среди ясного неба, привело к тому, что она сняла повязку со своих глаз, наложенную на нее отрицанием. До этого момента Донна отказывалась признаваться в том, что происходило в действительности.

И хоть схватка с «защитником сердца» привела к тому, что Донна утратила мечту, а потому приуныла, ей все же был указан правильный путь. Донна уделила своим страхам внимание и извлекла из них пользу. Вместо того, чтобы вслепую броситься заводить новые отношения, она осознанно и не торопясь осуществляет переоценку своих ценностей, пытаясь понять, чего же ждет от взаимодействия с партнером. Желания ее не изменились: ей хочется семейной жизни. Впрочем, она ясно дает понять, что никогда ни с кем не вступит в отношения только ради того, чтобы избежать одиночества.

 

* * *

 

К настоящему моменту вы должны бы уже определиться, является ли отрицание вашим защитником сердца. Но на тот случай, если вы все еще сомневаетесь, давайте закончим эту главу небольшим списком, который, возможно, развеселит вас, и вы сможете от души посмеяться или съежиться, когда в чем-то узнаете себя! Итак, знайте…

Вы отказываетесь принимать действительность, если…

…вы родились тогда, когда президентом был Кеннеди, но до сих пор покупаете одежду в отделе для подростков.

…вы не знаете, какова задолженность на вашей кредитной карте, потому что не просматриваете приходящие счета (да и потом, вы ходите «только» на распродажи).

…вы не пользуетесь ни контрацептивами (кондомами), ни средствами защиты от инфекций, передающихся половым путем, потому что у такого (такой) милашки и быть не может никаких венерических заболеваний!

…вы не беспокоитесь о том, сколько калорий потребляете, доедая то, что оставили дети (ведь в таком случае они, конечно, не считаются).

…вам кажется, будто окружающие не знают, сколько вы выпиваете алкоголя, потому что надежно прячете бутылки… в ящике своего стола.

…вы полагаете, что все неопровержимые улики — чистой воды случайность: он (она) бы никогда с вами так не поступил(а).

…уж вам-то известно, что он (она) передумает насчет детей, как только вы распишетесь.

…вы зачесываете волосы, стараясь прикрыть лысину.

 

Резюме

 

Отрицание наличия проблемы, вне зависимости от ее типа, в состоянии помешать вам измениться, продвинуться вперед и, в конечном итоге, получить желаемое или необходимое для качественного улучшения жизни. Проделав упражнения, предложенные в этой главе, вы начнете осознавать, как именно пользуетесь отрицанием, и поймете, что упускаете. Это придаст вам сил, но впереди еще много работы. Теперь вам предстоит найти в себе смелость, чтобы начать действовать.

От того, что вы приведете своего призрака в замешательство, ваши страхи и страдания не улетучатся. Но ведь каждый из нас стремится к более насыщенной жизни, и иногда нужно быть готовым к некоторым неудобствам, если только вы не забываете также раскрыться навстречу радости и удовольствию. Более того, осознание собственных страданий позволит вам обрести покой, а признание собственного гнева поможет дать ему подобающий выход.

Поэтому дайте себе возможность по-настоящему ощутить свои чувства. Отнеситесь к этому внимательно. Переживание абсолютно всех своих эмоций — ужаса, возмущения, горя, влюбленности, удовольствия, восторга — посодействуют вашему осмыслению себя самого и налаживанию более тесной связи с окружающими. Представьте себе отношения, которые выходят за пределы поверхностного взаимодействия и наполнены общением, сопереживанием и потенциалом к развитию.

С чего бы вам отрицать это?

 

 

ГЛАВА 2. ОБЕЗВРЕДИМ ОРУЖИЕ МАССОВОЙ ПРОЕКЦИИ

 

 

Проекция — приписывание кому-либо собственных непозволительных, возмутительных и смущающих мыслей, чувств либо порывов с тем, чтобы избавиться от беспокойства.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Мир выдумок и притворства, в котором мы уже много лет занимаемся терапией, город, который мы обожаем и ненавидим одновременно. Лос-Анджелес — центр киноиндустрии и развлечений, вносящий огромный вклад в массовую мировую культуру. Он способен очаровать, покорить и увлечь вас, однако он обладает и другой, темной и отталкивающей, стороной, о которой нам известно из бульварной прессы. Создается такое впечатление будто бо$льшая часть населения не может прожить ни дня без дозы телевизионных и Интернет-новостей о проделках молодых голливудских звезд.

Изо дня в день к нам обращаются те, чьи имена вам хорошо известны — актеры, сценаристы и режиссеры — а также те, кто, как говорят в бизнесе, остается за кадром — все те работники, благодаря которым фильмы обретают жизнь. И мы можем утверждать наверняка: богатые, гламурные знаменитости подвержены влиянию «защитников сердца» так же, как и все. В действительности, на примерах представителей этого сектора индустрии можно прекрасно проиллюстрировать нашего следующего «защитника сердца»: проекцию .

Кинопроекторы испускают лучи света и проецируют кинофильм на широкий экран — так перед вами во всех подробностях разворачивается сюжет. Как и кинопроектор, вы сами излучаете собственный свет и проецируете внутреннюю «кинопленку» на экран своей жизни. Перед вашими глазами разыгрываются ваши чувства, ваш внутренний мир. Под «внутренним миром» мы подразумеваем ваши порывы, мысли и ощущения — как желанные, так и неугодные — то есть все то, что содержится в вашем сознании и в вашем бессознательном.

А поскольку вы являете собой кинопроектор собственной жизни, то окружающие вас люди (и близкие, и просто знакомые) становятся экраном, на который проецируется изображение. Сами того не подозревая, они становятся получателями тех ваших частичек, которые вы на дух не переносите. Впоследствии вы начинаете общаться с ними так, словно они на самом деле обладают этими нежелательными характеристиками, от которых вы отмахнулись. На помощь вам пришла проекция, призванная избавить вас от неугодных побуждений. Как и все защитники, она пытается оградить ваше сознание от негатива и вызывающих беспокойство чувств.

Если вам не подходит пример с киноэкраном, то есть другой наглядный способ представить этого особого «защитника»: вообразите себе мусорное ведро. Представьте, что окружающие — это некое хранилище вашего эмоционального хлама, в наличии которого вы не можете себе признаться. Вы используете их , чтобы избавиться от своего мусора.

Особенно четко работа этого «защитника» прослеживается у пар. Вашего партнера, который расценивается вами как мусорное ведро, шокируют ваши обвинения, критика и упреки. Он или она часто реагирует таким образом: «Ты что, издеваешься? Ты вообще о чем? Разве у нас не одни и те же цели?» Ваш партнер даже не понимает, что вы имеете в виду. Он потрясен тем, сколько «мусора» вы на него выливаете. Почему? Да потому что в большинстве случаев вы проецируете на него свои внутренние недостатки.

Этот «защитник сердца» настолько коварен и опасен, что способен разрушить семью куда быстрее, чем назойливая теща! Проводя семинары, посвященные проблемам в браке, мы старались помнить об этом, и результат не заставил себя ждать: мы помогли парам разобраться, где — чей мусор.

Каждый семинар мы начинаем с простого, но содержательного задания. Нам кажется, оно привносит в наши занятия веселье и открывает глаза даже людям, наиболее искушенным в подобном общении.

Много лет, работая с детьми, мы пользовались таблицей с рожицами, изображающей разные чувства: на ней было изображено около тридцати мультяшных физиономий, олицетворяющих множество эмоциональных состояний. Вы, наверное, видели такие в кабинетах педиатров или семейных врачей. Мы пришли к выводу, что не только дети испытывают затруднения в определении своих чувств, и тогда мы решили воспользоваться этим материалом в работе с взрослыми: как с отдельными личностями, так и с парами. К нашему удивлению, этот простой способ подтолкнул их к тому, чтобы начать выкарабкиваться из разума и проникать в сердце .

Затем, на следующем уровне, с помощью таблицы мы принялись оценивать, насколько согласованно взаимодействуют партнеры. Сначала они отмечают те чувства, которые обычно испытывали на протяжении прошедших шести месяцев. Затем они снова обращаются к таблице и отмечают те чувства, которые, как им кажется, в течение того же периода испытывала их «вторая половина». Завершающий этап упражнения заключается в том, что партнеры сравнивают полученные результаты. Поразительно: как часто, оказывается, мы приписываем своим партнерам чувства и умонастроения, которые не имеют к ним никакого отношения! И что интересно, это позволило нам уцепиться за остававшегося долгое время неопределенным «защитника сердца» и проанализировать его воздействие на брак.

Попробуйте выполнить это упражнение дома. Можно сделать его и в одиночку — пользы от этого не убудет. Выберите те ощущения, которые испытывали в ходе прошедшей недели. Вы быстро определите те, что характерны и вам. Однако вы также установите связь и с теми чувствами, которых не осознавали, и это станет для вас бесценным и показательным опытом. Скорее всего, именно эти скрытые чувства вы и проецировали на окружающих.

 

Моя таблица чувств

1. _____________________________

2. _____________________________

3. _____________________________

4. _____________________________

 

 

Поиск недостатков

 

Упражнение на поиск недостатков — еще один эффективный и ведущий к освобождению способ, которым мы пользуемся при работе с парами. Он отлично подходит к проекции, поскольку позволяет подробно описать основные принципы работы этого всеобщего защитника. Поиск недостатков — простой метод «конкретизации» или придания формы нашему увертливому и неопределенному «защитнику», с трудом подвергающемуся осмыслению.

Помните, как мама вам говорила: «Невежливо показывать на людей пальцами»? Что ж, мама была права. Она пыталась объяснить вам, что в один прекрасный день кто-то в ответ укажет пальцем на вас, и это вас сильно заденет. Вот только мама не рассказала вам, что если вы указываете на кого-то пальцем — а поиск изъянов и недостатков в окружающих как раз и есть один из способов так поступить — то сами в ответ получаете втрое больше.

Выполните следующее упражнение. Благоразумно будет сделать это в одиночку, наедине с блокнотом. Вы узнаете, насколько честны сами перед собой, нежели перед партнером.

 

Чем глубже вы проникаете в самое себя, тем меньше на вас давят собственные проекции.

 

 

Поиск недостатков

Мысленно укажите пальцем на своего партнера (друга, брата, сестру, мать, отца или коллегу) и спросите себя:

• Какие недостатки в этом человеке раздражают меня больше всего?

• Как в его поведении выражаются эти недостатки?

• Как это влияет на мои ощущения?

• Находят ли эти недостатки отклик во мне?

• Какие три человека указывают на меня в ответ?

 

 

Ты — мое зеркало

 

Предыдущие два упражнения оказались весьма полезными для Синди и ее мужа Джека, которые не так давно пришли на один из наших семинаров, посвященных проблемам брака. Они были женаты уже двенадцать лет, и в тот момент находились в поисках каких-либо способов, которые помогли бы им снова разжечь огонь страсти. Наверное, они и не подозревали, что им нужно лишь обрести контроль над этим «защитником сердца».

Синди было сорок три года. Она работала руководителем одной крупной страховой компании. Отважная, всегда подтянутая, она могла каждого подбодрить добрым словом. Синди постоянно находилась в движении, болтала по мобильнику с подругами и непрестанно занималась общественной деятельностью.

Когда-то, повстречав Джека, который в ту пору работал рекламным агентом, она влюбилась в него с первого взгляда. Впрочем, поженились они лишь спустя пять лет. Когда они обратились к нам, Джеку было сорок пять. Он был куда мягче и спокойнее супруги, и порой было сложно понять, что у него на уме. Они с женой вместе совершали пробежки, однако было очевидно: ему больше по душе сидеть дома, тусить с друзьями и играть по вечерам в покер. Такая разница во взглядах на то, как проводить свободное время, никогда ранее им не мешала: с годами они научились мириться с этими различиями и уважать их. Даже когда они только познакомились, всем, включая самих Джека и Синди, было понятно: они движутся в разных ритмах. Впрочем, их роману и сексуальной жизни это нисколько не мешало.

Когда Синди исполнилось тридцать четыре, они с Джеком решились, наконец, родить ребенка. Эту мысль они вынашивали в течение нескольких лет. С присущими Синди организованностью и упорством она спланировала рождение малыша от и до (по крайней мере, ей так казалось): в том году она должна была забеременеть, как раз в тридцать пять лет родить и провести лето в уходе за новорожденным. Джек был согласен с ней. Впрочем, как всегда. Синди с нетерпением и энтузиазмом принялась за дело и рассказала всем окружающим, что они с Джеком собрались родить ребенка.

Прошло полтора года. Синди все не беременела. У них с Джеком уже успел пройти тот восторг, с которым они брались за проектирование новой жизни, но на поход к специалисту по планированию семьи супруги возлагали большие надежды. Спустя еще шесть лет, потратив на лечение несколько тысяч долларов, супруги посчитали, что процесс приносит им слишком много разочарований, и сознательно отказались его продолжать. Возможность усыновления не привлекала их, и тогда они решили, что и без ребенка их жизнь может быть по-прежнему наполненной и радостной.

Примерно через год Синди и Джек записались на наш семинар для пар, женатых более десяти лет и заинтересованных в сохранении брака и придании ему жизненных сил. Тематика семинара охватывала проблемы секса, общения, финансовой сферы, воспитания детей, а также развития отношений в жизни супругов, довольно долго живущих вместе.

И хотя первоначально Джек и Синди намеревались лишь как-то оживить свою сексуальную жизнь, упражнение с таблицей чувств на многое открыло им глаза. Оно не только обнажило скрытые чувства, но и пролило свет на то, что мешало супругам войти в привычный ритм горизонтальной плоскости отношений.

И Синди, и Джеку за последние пару лет пришлось очень туго: решение прекратить попытки зачать ребенка не прошло для них бесследно. Хоть они оба приняли свое положение бездетной пары, следовало ожидать того, что глубоко в душе каждого из них остались какие-то личные чувства на этот счет.

Мы раздали участникам семинара таблицы чувств и разделили их на группы по две-три семейных пары. Синди и Джек принялись рассказывать о тех ощущениях, с которыми, как им казалось, они уже разобрались, а также о тех глубоко скрытых чувствах, о существовании которых не подозревали. В ходе выполнения этого упражнения на поверхность вышло нечто поразительное и пугающее. Синди казалось, что с тех пор, как они решили оставить попытки зачать ребенка, Джек потерял к ней интерес и отдалился, а также стал раздражительнее, придирчивее и требовательнее. Она думала, что муж уже не любит ее так, как раньше. При этом она считала, что в ее отношении к Джеку ничего не изменилось.

Затем, воспользовавшись упражнением на поиск недостатков, Синди принялась размышлять об изъянах Джека. Ей казалось, что она не привлекает его в сексуальном плане. По ее мнению, он также перестал нежно к ней относиться, и теперь его стало сложнее вызвать на разговор.

Задумавшись о тех трех пальцах, что в ответ указывают на нее саму, она спросила себя: «Имеют ли эти недостатки какое-то отношение к моим собственным ощущениям?» и, таким образом, ей пришлось честно ответить: «Да». Синди стала искать недостатки, которые приписывала Джеку, в себе, вопрошая: «Холодна ли я? Отдалилась ли я от мужа? Стала ли я раздражительна? Требовательна? Я не вызываю симпатии?» Положительные ответы на каждый из этих вопросов привели к тому, что Синди сформулировала следующий: «Как это проявляется в моем поведении по отношению к Джеку?»

Синди была потрясена и смущена, настолько все стало ясно. Она-то думала, что все дело в супруге, а оказалось, что все эти чувства зарождались внутри нее самой. Бо$льшая часть «мусора» принадлежала ей . Джек явно был расстроен тем, что им не удалось справиться с бесплодием, нанесшим тяжелый урон по их финансам. А вот Синди не осознавала, насколько сильно эта ситуация сказалась на ней в психологическом плане.

Синди считала, что ее тело предало ее. Ей казалось, что Джек отдаляется и уже не так сильно любит ее, тогда как на деле она видела отражение своего глубокого убеждения в том, что больше не вызывает симпатии. В конце концов, разве она не обманула его ожидания как женщина и будущая мать, не сумев подарить ему малыша? Будучи такой обязательной, Синди даже не предполагала, что задуманное может потерпеть крах. Неопознанные ею самокритика и ненависть к самой себе поселились в мире Джека — по крайней мере, так она считала. Ее проекция выразилась в том, что Синди приписала супругу свое собственное чувство вины. И действительно, Джек был тише и покладистее, чем обычно: просто он переживал горе по-своему. Но на самом деле ему было очень тяжело наладить отношения с Синди, поскольку она отдалялась от него. Она ограждала его от своего внутреннего критика и «сущности, недостойной любви».

Джек стал тем экраном, на который Синди проецировала свои чувства, с которыми не желала иметь дела. Супруг стал ее мусорным ведром.

Что характерно, когда Синди обуздала свою проекцию, отношения в их браке наладились. И хоть в период мучительных попыток завести ребенка на их долю выпали годы страданий и разочарований, они, в конце концов, стали более сильными и преданными по отношению друг к другу.

 

* * *

 

Если вы желаете проанализировать собственные, неприятные вам чувства и мысли, а также получить право собственности на них, вы, должно быть, настоящий смельчак. Не проникнув в суть самого себя, невозможно жить полной жизнью. Довольно иронично. В поисках благополучия и целенаправленного пребывания на Земле вам приходится иметь дело с самыми потаенными, порочными уголками своей души. В этом и состоит прелесть возвращения проекций: вернув себе те чувства, которые вы так уверенно переложили на других, вы обретаете возможность разобраться в себе. Вполне вероятно, что вы при этом сделаете такой выбор, который поспособствует вам в развитии.

Биение сердца

Исследование, опубликованное в сборнике «Психология здоровья» («Health Psychology»), утверждает: женщины, которые в течение двадцати минут упражняются перед зеркалом, чувствуют себя менее активными, расслабленными, уверенными и радостными, нежели те, что во время тренировок не наблюдают за собой в зеркало. Кроме того, заканчивая упражнения, такие женщины ощущают себя более уставшими. Если на людях так отрицательно сказывается отражение в зеркале, только вообразите себе, насколько могут лишить сил человека его постоянные встречи с такими особенностями своей личности, которые он не желает принять и потому проецирует на окружающих. Отражение, которое вы видите, олицетворяет все ваши отрицательные черты, что вы закладываете в свое «зеркало» — в другого человека (хотя, в данном случае, на его месте оказываетесь вы сами ).

 

Ловкий плут

 

При обсуждении возвращения проекций нам вспоминается один молодой человек, с которым мы познакомились несколько лет назад. Его зовут Арт; талантливый парень тридцати восьми лет. Он полностью оправдывал данное ему имя. Каждый свой день он превращал голую съемочную площадку в арт-шедевр! Многочисленные студии и режиссеры гонялись за ним, чтобы он разработал эскиз декораций для их фильмов. Арт работал в этой сфере почти десять лет — за это время он заработал огромное количество денег, но так и не почувствовал, что «состоялся».

И вот, когда с начала работы над новой серьезной постановкой прошло три недели, и Арта стал подгонять режиссер картины, требуя внести изменения, у нашего декоратора появились странные проблемы со здоровьем: его руки и пальцы покрылись красной сыпью. Поскольку прежде с ним ничего подобного не случалось, Арт решил, что у него появилась аллергия и составил подробный список всех материалов, которых касался за последние пару недель. С этим списком он отправился за диагнозом к дерматологу. Несколько недель Арт сдавал анализы и принимал лекарства, но ничто не помогало ему. Тогда дерматолог предположил, что причина заболевания кроется в другом. Не испытывает ли он сильного нервного напряжения? Может, его что-то беспокоит? Другими словами, врач пытался подвести молодого человека к ответу на вопрос, а не могут ли эти симптомы быть реакцией на тот стресс, которому он подвержен?

Арт лишь усмехнулся и отправился к другому дерматологу, в Беверли-Хилз. Как же он рассвирепел, когда тот протянул ему наши визитки!

Знакомство с Артом, конечно, не вышло на первый план среди ежедневной череды приемов, но запомнилось нам довольно-таки хорошо: он был взвинчен и общался с нами так, будто оказывал нам большую услугу, удостаивая своим появлением. Мы решили осторожно разобраться в его ситуации. Арт рассказал нам о том, насколько быстро меняет режиссер картины, над которой он работает, свои планы, и о том, как его бесит, что приходится постоянно подстраиваться и молниеносно реагировать на каждый режиссерский чих. Однако, несмотря на то, что, по словам Арта, эта сфера бизнеса кишмя кишит излишне требовательными, темпераментными и расчетливыми людьми, этот режиссер, по его мнению, превзошел всех, и Арт горд трудиться с ним рука об руку.

Как и в отношении каждого, кто к нам приходит, у нас возникло любопытство по поводу жизни Арта и его позиционирования себя. Мы узнали, что, когда ему было под тридцать, у него были серьезные отношения с одной девушкой. Они продлились четыре года, но с тех пор, как закончились, Арт новых не заводил. Да и на свидания ходил нечасто. Он был заядлым теннисистом и проводил все выходные за игрой на корте или, наблюдая за матчем, на трибуне. Он сдружился с несколькими ребятами по игре, но сказал нам, что за пределами корта они не общаются. У Арта есть брат и сводная сестра, однако ни с кем из них он не установил близких отношений. Отец с мачехой живут всего в нескольких километрах от его дома, но видятся они очень редко. Мать Арта умерла, когда тот был еще подростком.

Работа съедает почти все время этого человека. Нам показалось интересным, что успехи в образовании в итоге привели его в сферу разработки эскизов к декорациям. Арт закончил Массачусетский технологический институт и получил диплом с отличием в области инженерного дела. Один из его преподавателей по совместительству работал над летней постановкой Шекспира в крошечном авангардистском театре — причем очень новаторском! Он предложил студентам поработать летом за кулисами, и Арт согласился. Так он навсегда сменил поле деятельности.

Нас удивил такой поворот: какой же смелости надо набраться, имея на руках диплом с отличием? Он признал, что это был самый сумасшедший поступок в его жизни, однако мы поняли, что он совершенно не гордится ни собой, ни своими достижениями. К нашему восхищению он отнесся с безразличием. Арт рассказал, что в детстве ему нравилось рисовать и строить, вот только он никогда ничего не доводил до конца. В ответ на наши дальнейшие расспросы он горько рассмеялся и поведал, что всегда считал, будто его «халтура» недостаточно хороша, чтобы доводить ее до совершенства. По иронии судьбы, Арт стал профессионалом в такой сфере деятельности, где требуется своевременно завершать проекты и причем в сроки, навязанные другими.

Мы спросили его, почему он не выбрал гуманитарную специальность. В его семье считалось, что на творчестве много не заработаешь, да и на долгосрочную работу не устроишься. Кроме того, его отец тридцать пять лет проработал в должности финансового директора.

И хоть за довольно долгий период времени Арт достиг больших успехов, он все еще полагал, что отца это не радует, и он им не гордится. Напротив, в течение многих лет Арт чувствовал, что к нему относятся с порицанием и осуждением. Действительно, отец скептически отнесся к смене деятельности сына и ясно дал понять, кем хотел бы его видеть. И хотя это было давно, Арт затаил на него злобу. Он рассказал нам, что родители профинансировали его переезд в Лос-Анджелес, чтобы помочь ему начать карьеру. Они с нетерпением ждали выхода его фильмов, но Арт даже не мог отдать должное своим родителям.

Вдобавок ко всему нас поразило то, что Арт испытывал неприязнь и к нам — он считал, что мы недостаточно компетентны. Мы видели, что он во всем ищет изъяны: он критиковал все наши советы, интересовался нашими дипломами и неустанно жаловался на то, какая в нашем здании отвратительная парковка. Перед нами сидел мужчина, преуспевший в мастерстве акцентировать внимание на промахах окружающих. Арт видел недостатки в работе дерматолога, в своих родителях, всей индустрии развлечений, а теперь и в нас. Эй! Если это не проекция, то что же тогда?

В проекции обычно есть крупица истины. Отец Арта на самом деле был очень требовательным, и у него были свои планы насчет детей и того, что для них приемлемо, а что — нет. Когда его сыну понадобилась поддержка, он отказал ему в ней и выказал свое недовольство. Наверное, у Арта были все основания считать, что его не так поняли; и впоследствии его стали раздражать допускаемые родителями оплошности. Однако на своем пути во взрослую жизнь он уцепился за эти требовательность и критику, взращенные в нем родителями, всей душой в них поверил и спроецировал на весь мир. А как же иначе? Ведь он учился у лучших! Его отец и сам был первоклассным проектором. Ему, наверное, тоже доставалось от требовательного отца, который так и не понял, что нужно сделать, чтобы стать достойным. В конце концов, яблоко от яблони недалеко падает!

 

Каждому из нас действительно порой нужно напоминать о том, насколько сильным влиянием и властью обладают наши родители в вопросе развития нашего отношения к себе. Однако проекция не всегда возникает из-за требовательной матери или нелюбящего отца — иногда мы сами становимся ее источником. Помните, что используемые нами проекции рождаются от стыда, смущения и неудобства, которые мы испытываем по отношению к чувствам, порывам и мыслям, в коих боимся признаться. Вне зависимости от своего происхождения, будучи взрослыми, мы должны взять на себя ответственность за осмысление того, как приобретенный ранее опыт повлиял на нас.

 

Критические замечания и давление, которое Арт оказывал на самого себя с тем, чтобы все делать безупречно, создали для него и окружающих условия отравляющей пустоты. Его запугивал внутренний задира, присутствия которого Арт не мог вынести. Ненависть к самому себе и ощущение несовершенства были настолько отвратительны, что встретиться с ними лицом к лицу не представлялось никакой возможности. Позднее, чтобы поверить в то, что он обладает некими достоинствами, Арту пришлось избавиться от тех чувств, которые нашептывали ему о его никудышности. Он поступил очень «умно», спихнув эти полные осуждения, неугодные ощущения на окружающих: «Это не я никудышный… а выУф! Ему удалось освободиться от этих требовательных критиков. По крайней мере, ему так казалось. Но теперь они были не только внутри него, но и снаружи.

Если бы Арт (с нашей помощью) не понял, что он — единственный, кто считает себя «никудышным», он бы навсегда погряз в аду проекций. Естественно, его осуждающие проекции были направлены и на нас .

В итоге, мы смогли помочь Арту осознать, что, познакомившись с режиссером, на которого он в тот момент работал, он встретил куда более убежденного и неумолимого перфекциониста, чем был сам. Это была последняя капля. Арт не мог вынести его холодности, грубости и придирчивости — уж слишком это было похоже на его собственный стиль общения! Не осознавая, каким униженным он себя чувствует в присутствии своего обидчика, Арт был вынужден положиться на свое тело: оно должно было объяснить ему, что все хорошо в меру. И хотя его надо было насильно подвести к осмыслению своей осуждающей позиции перфекциониста, он, в конце концов, смог встретиться со своими убеждениями один на один.

Сколько Арт себя помнил, он всегда считал себя «никудышным». Он признал, что думал, будто никогда не станет достойным человека, чьей бескорыстной любви он так отчаянно добивался. Это убеждение привело его к тому, что он стал на всех смотреть сквозь призму проекции. Осознав это, он смог понять, что постоянно приписывал окружающим то, от чего бежал сам.

Чтобы помочь Арту осознать свои поступки и чувства, мы, прежде всего, создали ненавязчивую атмосферу, полную поддержки — такую, которая бы никоим образом не напоминала ему о его собственной точке зрения. Поняв, как проекции влияли на его поведение, и как из-за своего внутреннего критика он отдалился от близких, Арт смог успокоиться, прислушаться к окружающим и прекратить критиковать себя. Как следствие, его тело тоже вернулось к нормальному функционированию, и сыпь исчезла.

 

Определение собственных утомительных проекций

 

Итак, мы узнали причину возникновения проекций Арта. Давайте-ка теперь займемся вашими .

 

Один из наиболее полезных методов совершенствования способности проникнуть в суть самого себя заключается в том, чтобы понять, что вы думаете об окружающих.

 

Хотя этого защитника легче распознать в рамках отношений, полезно начать поимку собственных надоедливых проекций в одиночку. Доставайте свой блокнот: вам предлагается ответить на следующие вопросы:

• Какие мысли и ощущения по поводу окружающих у вас периодически возникают (если вам сложно составить список, перечитайте главу 1!)? Может, вы, к примеру, считаете своих коллег лентяями? Или вам кажется, что кассир в банке — идиот? Не думаете ли вы, что ваши соседи не умеют воспитывать детей?

• Вы когда-нибудь слышали, чтобы подобное говорили о вас ? Если да, то когда это случилось впервые?

• Не кажется ли вам, что эти негативные утверждения имеют большее отношение к тому, кто так говорит, нежели к вам?

• Если окружающие не говорят ничего подобного, каков, по-вашему, источник этих мыслей и чувств? Не припоминаете ли вы, как называли себя лентяем, идиотом или плохим отцом (матерью)?

Перечитайте то, что написали. Если вы были искренни, то разглядите несколько основных черт, которые постоянно проецируете на окружающих. Благодаря их четкому осмыслению вы будете способны серьезно продвинуться на пути к ослаблению их влияния на вашу жизнь.

Следующий шаг, который необходимо предпринять для того, чтобы поймать этого неуловимого защитника, заключается в том, чтобы отнестись к себе с участием. Когда вы не можете провести адекватную самооценку и наладить связь со своими реальными мыслями и ощущениями, легче озлобиться и вылить свое негодование на других. Поэтому очень важно начать относиться к себе с состраданием. Если вы не станете проявлять к себе чуткость, то проекция, несомненно, станет вашим оружием.

 

Позитивный внутренний диалог

 

Так как же добиться адекватной самооценки, чтобы, в итоге, исключить возможность воздействия проекций? Первый шаг — развить навык сопереживания: способность осмыслить чувства окружающих и разделить их. При этом большую роль играет то, как вы обращаетесь к себе (как проявляется ваше самоутверждение). Постоянно используемые вами слова сильно влияют на ваше восприятие мира и себя самого.

Когда мы просили пациентов записать, каковы их очевидные достоинства и недостатки, то всегда удивлялись тому, насколько быстро они составляют длинный список, полный отрицательных черт. Но еще поразительнее то, что их очень трудно заставить придумать какие-нибудь положительные качества.

Полные осуждения слова и негативная оценка сеют хаос в вашей душе. А пренебрежительное отношение к себе может привести лишь к беспощадным, нелестным отзывам об окружающих. Вот только вы этого даже не осознаете! Важно найти способ перестать критиковать других! Если вы станете к себе добрее, то перестанете жалить остальных отвращением к самому себе, а в поиске изъянов в окружающих отпадет надобность.

Вот как убраться со своей же дороги: составьте список своих положительных и отрицательных качеств, а потом спросите себя:

• Какие черты мне в себе нравятся больше всего?

• Какие черты мне в себе нравятся меньше всего?

• Сколько времени я ежедневно трачу, обращая на них внимание?

• Чему я уделяю больше времени: отрицательным или положительным качествам?

Позитивный внутренний диалог направлен на то, чтобы трансформировать негатив в позитив. Или, другими словами, речь идет о том, чтобы посмотреть на ситуацию под другим углом: берем что-то неприятное и меняем свой взгляд на него. Итак, обратитесь к своим отрицательным чертам и подумайте, как можно преобразить их. К примеру:

 

Негативный внутренний диалог : я — большая, жирная свинья.

Позитивный внутренний диалог: мой вес расходится с желаемыми показателями, но я работаю над этим; между тем, я здоров(-а).

 

Негативный внутренний диалог : я — болван. Я струсил и не воспользовался подъемом на рынке недвижимости.

Позитивный внутренний диалог : для своего же удобства я надежно вложил деньги в паевой инвестиционный фонд. Я доволен принятым решением.

 

Негативный внутренний диалог : я — скверный(-ая) отец (мать): кричу на ребенка в присутствии его друзей.

Позитивный внутренний диалог : воспитывать подростка нелегко, но бо$льшую часть времени я слежу за своим тоном.

 

Негативный внутренний диалог : какая же я гадкая: в голове разыгрываются сексуальные фантазии с участием мужа соседки.

Позитивный внутренний диалог : он — привлекательный мужчина, и нет ничего плохого в мыслях подобного рода. Я никогда не воплощу их в жизнь.

 

Будьте осознанны. Прислушивайтесь к себе; фиксируйте негативные, разрушительные паттерны мышления; замещайте их более радостными, оптимистичными, созидательными позитивными убеждениями. Позитивный внутренний диалог унимает неодобрительную болтовню, а поощрение себя самого помогает ощутить уверенность и ослабляет влияние ваших «защитников».

И, наконец, никогда не говорите себе того, чего не желали бы слышать от других. Естественно, легче сказать, чем сделать, однако мы советуем вам притворяться до тех пор, пока желаемое не станет реальностью. Убедитесь в том, что ваш внутренний диалог полон позитивных ноток. Относитесь к себе с добротой. Мы всегда предлагаем пациентам: «Станьте для себя идеальной матерью». Теперь, когда вы уловили суть работы позитивного внутреннего диалога и лучше разобрались в глубоко укоренившихся бессознательных паттернах, вас удивит то, что вы больше не характеризуете окружающих с негативной точки зрения.

До сих пор не уверены, является ли проекция вашим «защитником сердца»? Возможно, ситуацию помогут прояснить нижеследующие примеры (предупреждение: некоторые из них могут заставить вас понервничать). Итак, знайте: вы отыскали оружие массовой проекции, если…

Вы отыскали оружие массовой проекции, если…

…считаете, что все осуществляют махинации с налогами, только на основании того, что сами так делаете.

…понимаете, что агрессивное поведение на дороге вызвано тем, что другие водители превышают скорость и не соблюдают правила дорожного движения.

…заставляете его порвать с вами, хотя, на самом деле, именно вам хочется поскорее закончить с ним отношения.

…говорите: «Он меня презирает», хотя, в действительности, сами его презираете.

…ревнуете, потому что любите ее: должно быть, все окружающие к ней неравнодушны.

…у вас роман на стороне, и потому все поступки супруга(-и) кажутся вам подозрительными.

…вам кажется, что в СМИ все обстоит настолько отвратительно, лишь потому, что каждая муссируемая тема насыщена намеками с сексуальным подтекстом.

 

Резюме

 

Создается такое впечатление, что проекции избавляют вас от личной ответственности. При этом они мешают вам осознать свои истинные потребности, удовлетворить их и перейти на следующий жизненный этап.

Постоянно быть с окружающими не в ладах утомительно, а ведь вы неустанно бросаете в их адрес порицания и осуждение. Более того, сложно поддерживать в порядке заграждение из негативного внутреннего диалога. Когда вы прекратите расстраивать близких, используя их как мусорное ведро, они станут вашими союзниками, а не врагами. В утверждении, что сердце вовсе не нужно защищать так сильно, появляется смысл лишь тогда, когда вы наберете армию из друзей, членов семьи, коллег и других людей. Добавьте сюда вновь обретенное сопереживание к себе, и к вашим услугам система обеспечения, которая позволит вам настолько ослабить влияние своего «защитника», что вы сможете встретиться с неугодными вам мыслями и чувствами, как говорится, лицом к лицу. И разобраться в них.

Когда этот «защитник сердца» сложит свой меч, высвободится вся та энергия, которую вы тратили на него, и ее можно будет использовать в более жизнеутверждающих делах: работе, отношениях, творчестве, любимом занятии и духовном развитии.

 

 

ГЛАВА 3. ПРЕКРАТИМ ИСКАТЬ ОТГОВОРКИ: ПРИУМЕНЬШИМ РАЦИОНАЛИЗАЦИЮ

 

 

Рационализация : механизм защиты, реализация которого происходит в невыносимых условиях, когда требуется немедленное прикрытие разочарования, гнева и задетого самолюбия — посредством запутанных и эгоистичных оправданий, зачастую кажущихся логичными.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Воспитание детей — труд, не имеющий ни конца ни края, однако по его завершении вы получите неслыханное вознаграждение. Радость наблюдения за тем, как из них вырастают прекрасные люди — отличный повод преодолеть еще один день. Но давайте будем честными: помощь и содействие детям в их младенчестве, переходе в отрочество и достижении юности может доставить вам множество неудобств.

У нас самих есть дети, и, кроме того, мы уже много лет проводим семинары для родителей. Питая большие надежды и мечтая получить «хороший совет», который помог бы им выйти из безвыходного положения, сложившегося в семье, к нам обращаются мамы и папы подростков. Иногда мы помогаем им, и у них с детьми налаживаются отношения. А порой им не хватает занятий в группе, и тогда мы рекомендуем записаться к нам для индивидуальной работы. Подчас мы, как и они, приходим в замешательство! На групповых занятиях мы часто сталкиваемся с разочарованием и смущением, которые испытывают родители, когда понимают, что, налаживая отношения с детьми, ничего заранее не продумали и не проявили терпения. Практически всегда с уверенностью можно говорить о том, что в каждой группе хоть кто-то да станет искать оправдание предпринятым действиям — или же тому, что эти действия пока так и не были предприняты.

Это подводит нас к следующему «защитнику сердца»: рационализации . Чаще всего родители подростков пользуются им, когда дело касается современного общественного отношения к сексу… какая неожиданность!

Не так давно в группе родителей, чьи дети посещают седьмой и восьмой классы, одна из матерей упомянула о том, как ее дочь смотрела по телевизору рекламу нового сериала для подростков. Герои на экране страстно целовались, лежа на кровати и при этом раздевая друг друга… «И это показывали, представьте себе, в семь часов вечера!» — возмущению ее не было предела. К беседе присоединился чей-то отец, заметив, что его сын слушает песни, в которых поется о сексе и «больших задницах». Ой, простите! Атмосфера накалялась, даже несмотря на то, что все признали, что во времена их юности все было иначе, и что теперь поп-культура так и пестрит сексуальными раздражителями.

Мы сосредоточились на том, чтобы установить разумные границы в половом воспитании. Как мы и прогнозировали, кое-кто стал искать оправдание тому, что определить какие-то рамки чересчур сложно и на это требуется очень много времени. Аргументация некоторых родителей была похожа на рассуждения их детей:

• «Все их друзья смотрят эти сериалы».

• «Все их знакомые слушают такую же музыку на своих плеерах».

• «Рано или поздно, они все равно с кем-то переспят, нравится нам это или нет!»

Эти незрелые утверждения позволили родителям избежать дискомфорта. Почему?

Во-первых, установка границ нарушила бы их дружеские отношения с детьми, и они бы стремительно превратились в ответственных стражей. Безусловно, это тяжелая, неблагодарная работа, особенно если речь идет о подростке.

Во-вторых, сфера полового воспитания — «больная» тема и для родителей, и для детей. Попытки разобраться с развивающейся сексуальностью ребенка могут привести к появлению множества эмоций. И потому в этот период родители склонны прибегать к незрелым рационализациям, поскольку так чувствуют себя намного безопаснее, чем на том минном поле, через которое им пришлось бы пройти, займи они в этом вопросе твердую позицию. Ключевое слово здесь: «чувствуют».

Как и все остальные «защитники сердца», рационализация является хитроумным способом избавить себя от тревожащих мыслей и чувств. Она позволяет снять угрозу с ощущений, вызывающих беспокойство, и придать им реалистичности.

Рационализация находится в самом расцвете, когда вы наиболее уязвимы. Этот «защитник сердца» появляется преимущественно тогда, когда вам нужно преодолеть:

• душевную боль или утрату;

• разочарованность тем, что от вас ускользнули какие-то цели;

• смущение либо унижение;

• неспособность разобраться со сложившейся ситуацией.

Слова «вам нужно» означают, что вы об этом подумали и приняли сознательное решение так поступить. Однако напомним: как и в случае с остальными «защитниками сердца», эти «нужно » часто возникают где-то в глубине (в вашем бессознательном), а вы недостаточно внимательно к ним относитесь. Каждый порой взывает к рационализации с тем, чтобы избавиться от навалившихся психологических проблем. Быть человеком — это значит время от времени намеренно использовать этого «защитника» — в такие моменты вы ищете оправдание, а тоненький голосок в голове надрывается: «Чушь собачья!» Это также значит и то, что в период душевных волнений вы найдете отговорку или какое-то «разумное» объяснение, в которое сами же и поверите — вам кажется, что так и должно быть … но на самом деле это ложь.

Биение сердца

Один исследователь из школы бизнеса при университете Цинциннати занимается изучением «грязной работы» — другими словами, он занимается изучением таких видов деятельности, которые считаются непрестижными. В настоящее время он со своими коллегами исследует поведение руководителей, чьи подчиненные работают на таких позициях, как тюремщик, адвокат по несчастным случаям, специалист службы отлова бездомных животных, экзотический танцор и продавец подержанных автомобилей. Выяснилось, что в попытке смириться с тем фактом, что они заняты в области деятельности, которой, как правило, обычные люди сторонятся, некоторые из этих руководителей применяют различные приспособленческие тактики.

Один из методов заключается в использовании рационализации: они пытаются дать рациональное объяснение различиям между их работой и деятельностью их подчиненных и коллег. К примеру, менеджер стриптиз-бара логически объяснил тот факт, что не имеет никакого отношения к тем постыдным вещам, которые творятся в его клубе, поскольку ни перед кем стриптиз не танцует. В другом случае менеджер компании, которая занимается настилом крыш коммерческих зданий, аргументировал, что выполняемая ими работа требует больше мастерства и умения, чем деятельность кровельщиков, работающих с жилыми домами. Налицо рационализация в действии!

Рационализация развивается по трем основным сценариям:

 

1. Когда кто-то поступает с вами так , что вы не в силах этого принять…

• Вам не досталась та должность, которую, по вашему мнению, должны были предложить именно вам.

• Вас не взяли в группу поддержки.

• Кто-то предложил более высокую цену за тот дом, который вам очень хотелось купить.

• Ваша лучшая подруга не выбрала вас подружкой невесты.

 

2. Когда вы сами поступаете в отношении себя так, что с этим сложно смириться, или доставляете себе неудобства…

• Вы споткнулись о собственные шнурки и растянулись на полу в супермаркете.

• Вы снова оставили ключи в машине и захлопнули дверцу.

• Во время деловой встречи вам пришлось не один раз выйти в туалет.

• Вы решили не ходить на похороны друга.

• Вы купили дорогую машину, которую, в действительности, не могли себе позволить.

 

3. Когда вы поступаете в отношении окружающих так, что потом не можете взять на себя ответственность за свои поступки…

• На красном свете светофора вы врезались в машину, стоящую перед вами.

• У кинотеатра вы пролезли без очереди.

• Вы дали официанту маленькие чаевые.

• Вы не пригласили своего соседа в любительскую баскетбольную лигу.

• Вы накричали на детей за то, что они не сделали домашнее задание.

 

Эти примеры — лишь малая доля того, что может произойти. Мысленно вы, наверное, составили собственный список тех ситуаций, в которых с вами случилось то, чего вы не смогли принять, или вы сами поступили в отношении себя или кого-то так, что вам было за это стыдно.

 

Чтобы осмыслить обиду, страдания или полученные травмы, которых вам не вынести, вы станете искать оправдание (то есть перестраивать образ мышления), в которое можно было бы поверить.

 

Когда мы испытываем стыд, смущение или чувствуем себя неловко, в действие приходит очень мудрая часть души. Слышали что-нибудь про эго? А действительно, что это такое? В современном обществе у эго есть много значений: оно может относиться к самоутверждению либо раздутому чувству самоуважения человека, или — в философских терминах — к «Я».

Впрочем, согласно Зигмунду Фрейду, эго является частью разума, содержащей сознательное. Считается, что оно функционирует по принципу реальности, то есть позволяет нам выражать свои желания, побуждения и моральные установки на практике соответствующим, с точки зрения социума, способом. Эго символизирует здравомыслие и предусмотрительность и развивается с возрастом.

Есть и другая часть, указывающая на все пальцами, которую Фрейд назвал суперэго. Она помогает нам оставаться законопослушными, контролировать себя и следовать своим моральным ценностям. Но когда мы делаем что-то, чего нам не следовало бы делать, поскольку это расходится с установками нашей глубоко укоренившейся системы ценностей, эго защищает себя, пытаясь найти оправдание поступку и уберечь наше «Я» — нашу сущность. Для этого оно порождает логические объяснения, которые не расходились бы с нашими моральными принципами. И каждый день оно так поступает неоднократно!

 

Упражнение на изгнание оправданий

В течение недели ведите учет того, сколько оправданий находите себе за день. Составьте список:

• нарочитых отговорок — тех, в ответ на которые ваш разум кричит: «Вздор!» в то же мгновение, как только вы их произносите. Вне всяких сомнений, вы близко знакомы с этим типом рационализации;

• отговорок, об использовании которых вам сообщили окружающие. Это оправдания, которые поначалу кажутся здравыми, но лишь до тех пор, пока кто-то не назовет их настоящим именем: Оправдания !

Ознакомьтесь со своим списком. Поразмышляйте над ним и ответьте себе на следующие вопросы: «Каким образом этот перечень разумных причин и объяснений помогал вам до сих пор?», «С какими сложными сферами своей жизни вам не хочется иметь дела?», «Что это за последствия, от игнорирования которых вы страдаете?»

 

Возможно, осмыслить все это вам поможет история нашего давнего пациента Остина.

 

Потеря мечты

 

В ту пору Остин учился на втором курсе университета. Мы познакомились с ним много лет назад, когда он ходил к нам в детскую группу, которую мы организовали для ребят, растущих в смешанных семьях. Долгие годы мы поддерживали связь с ним и его замечательной семьей. С тех пор, как мы впервые повстречали его, мы все не переставали удивляться тому, что уже тогда он знал, что будет поступать в тот университет, где учился его отец, и присоединится к студенческому братству, в котором отец состоял в свое время. Еще когда ему было девять, Остин являлся к нам в толстовке огромного размера, которую его отец носил в своей альма-матер. Сводный брат Остина, Майк, был на шесть лет старше его: он первым вступил в то студенческое братство, и Остин гордился тем, что однажды и сам станет его членом.

Каждую осень он звонил нам. Нас трогало его желание поддерживать связь и радовало то, что мы занимаем в его жизни особое место. В тот год Остин получал право быть избранным в братство, и мы ждали, когда же он расскажет об этом. Но Остин начал с того, что у него в университете все прекрасно. Он упомянул об общественной работе, которой занимался, и обо всех вечеринках, которые посещал. Рассказал о своих соседях по комнате, занятиях по биологии и химии, лекциях по древним цивилизациям, — обо всем, кроме того, чего мы ожидали. Ни одного словечка о том, чем он всегда так грезил: о братстве. А поскольку мы такие люди, которые ничего не оставляют без внимания (в этом наша сила и наша слабость!), то мы осторожно завели разговор на эту тему, спросив его, дал ли он уже присягу братству.

Остин слегка поколебался, перед тем как ответить. А поскольку прежде мы такого за ним никогда не замечали, то поняли: что-то не так. Остин небрежно отклонил наш вопрос: «Да, эти придурки даже не предложили мне в него вступить». А потом принялся подробно рассказывать, что за прошедший год осознал, что студенческое братство — сплошные глупости. Он непреклонно твердил, что такие общины для тех, кому не хочется взрослеть и чьи мысли вертятся исключительно вокруг выпивки. В конце концов, он сказал: «Я поступил в университет не только для того, чтобы друзей найти. Мне нужно думать о будущем». Затем он объяснил, что, по сути, никогда особо не восхищался деловыми партнерами отца, которые были членами того же братства, да и не доверял им.

В течение последних десяти лет Остин только и говорил что об этом студенческом братстве и о том, как пребывание в нем положительно повлияло на всю жизнь его отца. А теперь он утверждал, что ему стало легче, когда он смог уделять учебе больше времени, и что он обрадовался знакомству со студентами, не являющимися членами этой общины. По его словам, с ними было куда интереснее. Зная Остина, мы подумали, что это совершенно противоречит сказанному ранее. Мы спросили,действительно ли у него все так хорошо. Он решил не обсуждать эту тему. К тому же, мы понимали, что в наши задачи уже не входит анализ его истинных чувств относительно этой катастрофы. Было ясно: он пользуется рационализацией, дабы защитить свое сердце от страданий. Его не пригласили поучаствовать в том, о чем он так мечтал и что долгое время так много значило для него, его брата и его отца.

Потерять мечту, лелеемую с детства, было слишком тяжело, и, чтобы защититься от мучительного чувства потери, он соорудил это заграждение. Он чересчур глубоко спрятался под этими рационализациями, и они оказали ему медвежью услугу. Остин не сумел примириться с раненым сердцем.

Когда мы надолго задерживаемся в режиме использования рационализации и не смотрим горю в глаза, непременно возникает еще больше лишений и печали. Каждый из нас, время от времени, так поступает — оказавшись, посреди толпы, в дурацком положении, мы ищем способ навести в душе порядок.

Остину нужно было отыскать новых друзей, с которыми можно потусоваться. Ему никак нельзя было застрять в этом желании невозможного. Это представляло для него первостепенную важность, ведь ему необходимо было получить возможность двигаться дальше. Вот только он пропустил решающий шаг — он не признался себе и другим в тех чувствах, от которых бежал: в обиде, разочаровании и унижении…

А теперь самое сложное. Как же заставить эти сокрытые внутри чувства выйти наружу? Нужно проделать следующее «лживое» упражнение:

 

Выявление рационализации

Чтобы поймать себя на рационализации, выполните следующее упражнение: внимайте, резко оборвите себя и ощутите свои чувства!

Внимайте

Обратите внимание на свои слова. Пользуетесь ли вы типичными рационалистическими выражениями типа:

• мне все равно;

• меня это совершенно не беспокоит;

• ничего страшного;

• да мне это и не нужно было;

• не так уж это было и важно;

• я тут ни при чем;

• это не мое дело и так далее.

Резко оборвите себя

Когда вы заметите, что произносите эти утверждения вслух или про себя, резко прервите себя и заново осмыслите свои слова. Кажется, что обрыв на полуслове так же удручает, как и ловля бабочек без сачка. Только не отчаивайтесь. Чем чаще вы будете фиксировать пессимистичные убеждения, тем лучше узнаете модели своего поведения и паттерны чувств, и тогда этот процесс пойдет более непринужденно. Что же это за секретный метод, позволяющий прервать поток рационализаций? Трансформируйте свое негативное мышление! Заново сформулируйте «истины», с помощью которых вводили себя в заблуждение, преобразовав их в позитивные утверждения:

• мне не все равно;

• это действительно для меня важно;

• мне этого очень хотелось;

• это я все испортил;

• это имело для меня большое значение;

• меня очень огорчило произошедшее и так далее.

Изучите свои чувства

Когда испытываете смущение или чувство потери, обратитесь к своей внутренней реакции. И с каждым разом вы сможете еще глубже проникнуть в суть чувств, от которых бежите, и вынести их. Ответьте себе на следующие вопросы. В какой части живота возникает неприятное физическое ощущение? Приливает ли к лицу кровь? Может, вас тошнит или желудок сжимается? Начинает ли быстрее биться сердце? Может, грудь висит? Да еще слегка дрожит… (Ладно-ладно, мы просто позволили себе немного посмеяться, ведь заарканить этого «защитника» ой как непросто!)

 

 

Использование рационализации дает вам гарантию того, что вы никогда не получите удовольствия в полном смысле этого слова. Эта стратегия разрушит ваши мечты и надежды. То, чего вам действительно хочется, останется незамеченным. Рационализация — это способ продвинуться дальше, не раздумывая о том, что остается позади и теряется. Впрочем, на самом-то деле, вы не сдвинетесь с места.

 

Остин слишком дорого заплатил за то, что не уделил внимания тому, чего так сильно желал. Он не попал в братство, в котором состояли его отец и брат, а его рационализация увековечила эту потерю. Теперь для него утратили ценность и отношения с самыми близкими ему людьми. Ограждая свое сердце от боли, он говорил: «Мне вовсе не нужно так тесно общаться с отцом и братом. Ничего страшного». В итоге, он был обречен вести себя так, будто все обстояло подобным образом. Эта «ложь» оправдывала его одиночество и защищала его сердце от истинного желания: чувства привязанности. По иронии судьбы, сумей он ослабить влияние «защитника» и выставить свои истинные чувства на первый план, то наверняка крепко занял бы свое место в семейном «братстве».

Если рассказ об Остине не прояснил для вас понятия рационализации раз и навсегда, дело решит маленький тест. Отвечайте на вопросы быстро, не раздумывая, и не пытайтесь понять, какой ответ «правильный».

Допустим что…

1.  Ваша лучшая подруга говорит вам: «Кажется, с тех пор как мы виделись в последний раз, ты набрал(а) пару килограммов». Что вы, скорее всего, ответите?

А. Я только что купил(а) этот костюм (платье); наверное, это он(о) меня полнит!

Б. Да, в последнее время я сильно нервничал(а) и потому стал(а) много есть. Теперь мне нужно вернуться к здоровому образу жизни.

 

2.  Ваша молоденькая коллега, сидящая на работе рядом с вами, получила повышение, которого заслуживали вы. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Должно быть, она спит с шефом. В любом случае, мне не особо хотелось работать сверхурочно.

Б. Это несправедливо. Думаю, мне стоит поговорить со своим супервайзером.

 

3.  Вам снова позвонили из банка, потому что вы выписали еще три чека, а на вашем счету отсутствуют средства для их оплаты. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Я закрою этот счет, потому что в других банках не случается таких накладок.

Б. Я огорчен. Я забыл внести на счет деньги, но сделаю это незамедлительно.

 

4.  Вам звонит сосед: он жалуется, что ваша собака все утро лает. Что вы, скорее всего, ответите?

А. Все собаки лают! А если они вам не нравятся, это ваши личные проблемы.

Б. Мне так жаль, что наш пес вас разбудил. Я буду по утрам заводить его в дом.

 

5.  Ваш врач сообщил, что у вас слишком высокое давление. Что вы, скорее всего, ответите?

А. На дорогах с утра ужасные пробки, а на вашей парковке никогда нет мест. У любого давление бы подскочило.

Б. Я обеспокоен. Мне нужно поменять образ жизни и научиться справляться со стрессом.

 

6.  Вы случайно удалили очень важные данные с рабочего компьютера. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. А ведь я уже давно советовал им установить новую систему.

Б. Мне так стыдно. Пожалуй, поработаю в выходной и восстановлю данные.

 

Если вы, в основном, выбирали ответ «А», то весьма вероятно, что рационализация является вашим «защитником сердца». Теперь вам ясно видно, что вы склонны цепляться за любые неудачные отговорки, лишь бы не смотреть в лицо чувству смущения или страха. При таком поведении подобный стиль мышления войдет в привычку. Отмахиваясь от своих истинных чувств, вам не снять замок с сердца. Крепко держась за этого защитника, вряд ли вы сможете точно определить, что вам необходимо для того, чтобы получить более глубокое удовлетворение от жизни.

Если же вы по большей части склонялись к варианту «Б», значит, вы готовы к знакомству с другими «защитниками»!

 

Резюме

 

Рационализация надевает на ваше сердце смирительную рубашку. Освободите же его! Боль от осознания того, что вас обделили, скоро утихнет. А убегая от нее, вы потеряете возможность четко понять, что же для вас важнее всего.

То, чего вы хотели, действительно представляло для вас большое значение, так что не притворяйтесь, что это было не так. Когда вы пытаетесь дать своим целям разумное объяснение, то перестаете понимать, что они значат для вас. Так можно лишиться возможности обрести подлинную радость жизни. Если вы научитесь ценить даже те свои мечты, которые не воплотились в жизнь, то сможете направить свою энергию на достижение других желаний. Страстное желание дорогого стоит: оно может стать движущей силой. Вместо того чтобы отрицать его существование, поищите другой способ удовлетворить его. Когда вы перестанете обманывать себя и признаете, как сильно хотели получить желаемое, то установите контакт с чем-то не менее значимым — и обязательно достигнете своей цели. В итоге вы поймете, что счастье может принимать совершенно разные формы.

 

 

ГЛАВА 4. СОГЛАСУЕМ РАБОТУ РАЗУМА И СЕРДЦА: ВОСПРЕПЯТСТВУЕМ ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ

 

 

Интеллектуализация : использование слов, определений и/или теорий для оправдания своих эмоции, связанных с мучительными, доставляющими неудобство событиями либо мыслями.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Наверняка вам приходилось общаться с людьми, невозмутимый вид которых никак не соответствовал тому, что они должны были бы испытывать, излагая свои мысли. Это на вас — а не на них — накатывала волна печали или беспокойства. Это вы — а не они — испытывали угнетение. Создавалось такое впечатление, будто рассказчика ничуть не трогает то, о чем он говорит. Вся напряженность ситуации обрушивалась на вас.

Все просто: вы стали свидетелем ухода от осознанности и чувств. Ваш собеседник решил не поддаваться мучительным ощущениям и не налаживать с вами тесного контакта.

Так работает наш следующий «защитник сердца» — интеллектуализация . Многие специалисты в области психиатрии называют это «изоляцией аффекта», под которой подразумевается, что из вашего поведения — манеры вести себя — удаляется эмоциональная составляющая ситуации. Мы предпочитаем называть это «усмирением крика души». Суть интеллектуализации в том, что из вашей жизни изымается ваша сущность, ваша душа, ваши страстные желания и, в конечном итоге — вы сами .

В ходе серьезного заболевания этот «защитник» может ввести вас в заблуждение и показаться дружелюбным. В современном мире сильное впечатление на нас производит такое заболевание как рак, нагоняя на нас страх перед Господом. Часто ли за обедом в гостях беседа заходит о тех, кого недавно поразила эта болезнь? А слышали ли вы о ком-нибудь, кто заводил разговор об уровне холестерина? Вряд ли! Однако рак занял центральное место в жизни многих людей, а информированность об этом агрессоре, нарушающем равные возможности, растет в геометрической прогрессии. С точки зрения профилактики и лечения заболевания на ранних стадиях, это даже хорошо. Статистика показывает, что растет число людей, выживших после рака; эта болезнь больше не приравнивается к смертному приговору. Сейчас как никогда много тех, кто готов поведать свою историю и помочь другим.

Однако наряду с тем, что сбор информации способствует росту количества выздоровевших, не менее важно и то обстоятельство, что одни и те же данные зачастую используются с целью ликвидации эмоциональной составляющей из полученного болезненного опыта. Факты, цифры, социологические исследования, публикации в СМИ и Интернет-сайты превращаются в защиту от страха, боли и переполняющего нас беспокойства, возникающих, когда мы сталкиваемся с неизвестностью. Поэтому мы призываем на помощь своего «защитника», и он бросается к нашему хрупкому «Я».

Вооруженная последними неопровержимыми данными, интеллектуализация становится вам товарищем, который помогает обособиться от боли (собственных чувств) и вступить в союз с разумом (собственным интеллектом). В случае с раком вполне понятно было бы, если, услышав от своего врача такой ужасный диагноз, человек воздержался бы от испуга и паники, способных захлестнуть его целиком. Помните: у наших «защитников сердца» всегда есть какая-то цель. Вы читаете эту книгу не для того, чтобы полностью избавиться от всех, дарующих утешение механизмов. Скорее, вы ищете в себе паттерны поведения, которые в долгосрочной перспективе могут не пригодиться.

Этот «защитник» представляет собой всяческие ухищрения человека «мыслящего», которыми вы пользуетесь, чтобы избавиться от страха, испытываемого по отношению ко многому из того, с чем вам приходится сталкиваться — и не только к раку. Интеллектуализация — это путь ко дну, на котором вы не даете себе проявлять эмоции и одновременно пытаетесь обрести контроль над ситуацией. В этом бурном мире вы находитесь во власти механизмов, незнакомцев и лекарств, названия которых даже не выговорить, и поначалу отказ от интеллектуального контроля может показаться огромной потерей. Никто не вправе требовать этого от вас, пока вы сами не будете готовы. А когда вы будете готовы ослабить хватку, которой уцепились за логическую информацию, то сразу заметите, как с вами тут же начнут происходить замечательные вещи.

Когда вы прекратите пользоваться всеми известными вам средствами, в целях защиты от страха, вы не сойдете с ума, поверьте! Ослабление влияния «защитника» — то есть установки к интеллектуализации — позволит вам изучить другие способы поддержки.

Именно благодаря снижению воздействия этого «защитника» наша пациентка Сьюзан смогла расслабиться и обрести контроль над своим заболеванием.

 

Одно ее слово — и его сердце обливается кровью

 

Сьюзан уже второй раз вступала в борьбу с раком. Ей казалось, что теперь, когда прошло пять лет, она сможет вздохнуть спокойно. В конце концов, разве в журналах не пишут, что если ремиссия продолжается пять лет и более, то вероятность рецидива уменьшается? Однако, к сожалению, у нее снова диагностировали рак груди. Вот только на этот раз он поразил ее с удвоенной силой: он находился в IV стадии (когда его обнаружили впервые, врач констатировал лишь II стадию). Напуганный муж Сьюзан, Джеймс, сразу же позвонил нам. В наш кабинет он принес с собой все свои страхи последних пяти лет.

Джеймсу и Сьюзан было по пятьдесят два года. Они полюбили друг друга еще в школе, и на момент обращения к нам были женаты уже более двадцати пяти лет. В течение последних двадцати лет они время от времени посещали нас то по одиночке, то вдвоем, то вместе с детьми. Как любила говорить Сьюзан: «Нам нравится приходить к вам „почиститься“». С такими людьми приятно работать: умные, с прекрасным чувством юмора они всегда сочувственно и с добротой относились друг к другу и к детям. За эти годы, в критические моменты и периоды душевных страданий, они сумели воспользоваться нашей поддержкой, проявляя уважение и интерес к нашим советам и наполняя их еще более глубоким смыслом.

В течение этого времени кое-что прояснилось (и они часто, смеясь, упоминали об этом) — в трудные времена они вели себя в совершенно разной, но совместимой с принципами партнера манере. Теперь Джеймс понимал, что в такой ситуации их различия могут отдалить их друг от друга и привести к изоляции и одиночеству. Сьюзан уже проводила больше времени за компьютером, чем с Джеймсом и детьми.

Нежная и добросердечная Сьюзан всегда находила утешение в письме. В детстве она была единственным ребенком в семье, обладала пытливым умом, а ее отношения с отцом-вдовцом основывались на дискуссиях и интеллектуальном юморе. Мать Сьюзан умерла от рака груди в возрасте сорока восьми лет. Этим заболеванием она страдала три года. Сьюзан пошла по стопам отца и стала научным сотрудником. Когда она доверяла ему свои страхи, он часто отдалялся от нее, но, склонившись над грудой медицинских журналов и библиотечных книг, они снова становились самыми родными и близкими людьми.

Когда Сьюзан было пятнадцать, в ее жизни появились Джеймс и его семья. Его сестры и брат сразу же нашли с ней общий язык, и Сьюзан показалось, будто она обрела новый дом. В семье Джеймса было шумно, в ней часто любили поспорить, и упрекнуть их в сдержанности и замкнутости было никак нельзя. Сьюзан была на седьмом небе от счастья. Но как часто случается с влюбленными, пытающимися построить новую жизнь, та самая вещь, которая так нравилась Сьюзан в Джеймсе и том, как его воспитали — его желание выплескивать эмоции наружу, его способность оставаться беззащитным — часто становилась источником неприятностей.

Спустя годы, когда у Сьюзан вновь диагностировали рак, Джеймс испугался. Ему нужно было разобраться в том, что он сам боялся потерять, и одновременно понять, чем можно помочь ей . Ее тело, ее болезнь, ее жизнь — здесь Джеймс чувствовал себя лишним. Каждый раз, когда он обращался к жене, чтобы поговорить и поделиться с ней своими эмоциями, страхами и опасениями, она обращалась к фактам, цифрам, статистике и новым способам лечения. Она даже начала размышлять, не поехать ли в Мексику попробовать альтернативную терапию.

Прошлое подсказало Джеймсу, что таким способом Сьюзан пыталась совладать с ситуацией. С детства, когда ее переполняли эмоции, и она не могла справиться с ними, наладить связь с отцом ей помогала интеллектуализация. Сьюзан полностью изолировалась от поддержки, которую могли бы дать ей супруг и дети. Джеймс переживал тяжелые времена. И хоть он помнил, что именно так она вела себя всегда, испытывая мучительную боль, он все равно сердился на нее. Потрясенный тем, что испытывает к жене такие чувства, он обратился к нам, чтобы обрести сочувствие и к ней, и к себе.

Рак оказался важнее всего остального. Сьюзан даже не могла найти времени, чтобы зайти к нам. По крайней мере, мы могли поддержать Джеймса и выслушать все его мысли о будущем семьи. Прекрасно зная Сьюзан, мы уверили его, что если ему удастся помочь ей ослабить хватку интеллектуализации, то и ему и детям станет легче. Важно было, чтобы Джеймс перестал отчаиваться и чувствовать себя беспомощным.

Мы предложили ему как можно чаще пользоваться электронной почтой для общения со Сьюзан. Он мог бы самостоятельно найти какие-то статьи и обдумать все «за» и «против» относительно перехода на альтернативное лечение. Каждый член семьи подключился бы к процессу, стараясь просмотреть множество источников в поисках этой информации.

Прежде всего, нужно было, чтобы Джеймс сделал первый шаг. Ему обязательно надо было наладить с женой контакт посредством единственно доступного на тот момент способа — с помощью слов, но не чувств. Если бы с нее незамедлительно сорвали эту защиту, то рана бы не зажила.

В то же самое время, чтобы подчеркнуть, насколько ему важно обратиться к Сьюзан с искренностью и участием, Джеймсу следовало писать ей любовные письма и отправлять цветы и полные нежности сообщения каждый раз, как ему того хотелось. При этом он не должен был ожидать, что получит то же самое в ответ. Благодаря тому, что ее потребности будут удовлетворены, она перестанет сдерживать свои чувства с такой силой, обретет способность посмотреть страхам в лицо, и, в итоге, они оба смогут помочь друг другу.

В течение этих лет у Сьюзан была прекрасная возможность время от времени приходить в надежное убежище: обращаться к нам за терапевтической помощью. Мы обеспечили ей возможность осознать причины собственной интеллектуализации, корнями уходящие в отношения с семьей. Поняв, как она поспособствовала развитию собственного «защитника», она смогла обрести над ним что-то, вроде контроля. Ей удалось распознать его, принять и несколько раз даже переспорить. Несмотря на это, в период сильной тревоги она все равно прибегала к своему любимому «защитнику».

Хотя последующие полгода были полны страхов и страданий, Джеймсу удалось помочь Сьюзан ощутить его поддержку, понимание и заботу. Постепенно она стала обращаться к мужу не только с тем, что касалось непосредственно медицины, но и с потребностью поделиться страхом смерти и нежеланием покидать близких. Так они с Джеймсом снова стали сплоченной командой. Они стали вместе смеяться и плакать над прошлым и над надеждами на будущее. Сьюзан даже вернулась к нам , и мы все наплакались от души.

 

* * *

 

Иногда интеллектуализация настолько сильно вплетается во все сферы нашей жизни, что становится частью нас, нами , влияя на то, как мы позиционируем себя на нашу индивидуальность и манеру поведения. Вы наверняка знакомы с такими людьми, при общении с которыми создается впечатление, будто перед вами не человек, а груда серого вещества. Они очень умны, однако, когда речь заходит о делах сердечных, становятся тупыми, как пробка. Таких обычно называют «оторванными от реальной жизни»: они не способны или не желают радоваться, печалиться или испытывать чувство потери.

К сожалению, существует даже определенное физическое состояние, в котором человек невосприимчив к чувствам. Этому заболеванию — вегетативной дисфункции — подвержены в основном евреи-ашкеназы (евреи, предки которых жили в Восточной Европе). Вегетативная дисфункция, передающаяся по наследству, приводит к нарушению работы вегетативной и сенсорной нервной системы, а также влияет на способность ощущать боль. Когда страдающие этим заболеванием люди получают телесное повреждение, то почти или вообще никогда не испытывают никаких физических ощущений. Они не могут заплакать и остаются к боли безразличными.

Думаете, здорово не испытывать боли? Безусловно, в ощущении дискомфорта нет ничего радостного, но и в физическом, и в психологическом плане он посылает нам сигналы, призывающие обратить на что-то внимание. Представьте, что положили ладонь на горячую плиту, а о том, что вы в беде, узнали только по запаху горящей плоти! Интеллектуализация — это разновидность эмоциональной дисфункции. Вообразите, что потеряли собаку, которая прожила с вами шестнадцать лет, и при этом ничего не почувствовали. Не значит ли это, что годы, проведенные вместе, не оказали на вас ни малейшего влияния?

 

Лишь познав печаль, можно познать счастье. Боль и страдания говорят о том, что вы живы. Они уберегают вас от опасности и помогают по достоинству оценить те драгоценные мгновения, которые выпадают на вашу долю.

 

Возможно, вы не обладаете таким преимуществом, как Сьюзан, и рядом с вами нет никого, кто добрался бы до сути вашей интеллектуализации. Конечно, как и в случае с остальными «защитниками сердца», сложно честно взглянуть вглубь себя и распознать собственные механизмы ухода от действительности, если не с кем поделиться соображениями на этот счет. В такие минуты наша книга станет для вас этим собеседником и поможет все тщательно обдумать. Вам придется нелегко, ведь нужно будет признаться себе в использовании высокопарных слов и фраз, направленных на то, чтобы оградить себя от душевного ущерба. Потребуется готовность разобраться с тем, насколько далеко вы отдалились от самого себя, и стать восприимчивым.

С чего бы вам вообще ставить себя в такое положение, если все равно придется заниматься изучением своего «защитника сердца»? В большинстве случаев причиной тому становится некое событие, потрясающее вас до глубины души. Что-то случается с вами или с кем-то из ваших близких, и вы уже не можете реагировать на ситуацию привычным способом. Если именно вы прибегаете к интеллектуалиазции, вполне вероятно, что окружающие уже сыты по горло вашей привычкой проявлять равнодушие; а вы, в свою очередь, удивляетесь, почему чувствуете себя таким одиноким.

Следующее упражнение поможет вам определить, является ли интеллектуализация вашим излюбленным «защитником сердца».

 

Выявление интеллектуализации

Достаньте ваш блокнот и — вперед, на «мозговой» штурм!

Максимум откровенности

Вспомните, по крайней мере, три, произошедших с вами за последний год из ряда вон выходящих события. К примеру, это может быть чья-то смерть, разрыв отношений, новая работа, угроза здоровью, финансовые трудности, ссора с близким другом, переезд или какая-то неловкая ситуация. Ничего не замалчивайте, сколь бы незначительным вам ни казалось произошедшее. Причем события необязательно должны нести негативную окраску. Сюда могут относиться случаи, обычно сопровождающиеся радостью и волнением, которых вы, однако, не почувствовали. Допустим, о вас хорошо отозвались на работе, но вместо того, чтобы обрадоваться и ощутить гордость, вы оправдали это какими-то фактами и цифрами.

Обзор реакций

Проведите обзор своих реакций на эти события. Не оказалось ли так, что вместо того, чтобы позволить себе ощутить огорчение, злость, обиду, напряжение или восторг — как того, видимо, требовали обстоятельства — вы словно «оцепенели» и бросились в Интернет за поиском ответов на свои вопросы? Или приобщились к просмотру CNN, походам в библиотеку, чтению газет и журналов? Может, вместо того чтобы, например, поплакать на плече у друга или рассказать о своих страхах тому, кому вы небезразличны и кто посочувствовал бы вам, вы отправились на поиски информации, которая помогла бы вам разобраться в необычайности случившегося? Не бросались ли вы в неловком разговоре наедине с этим другом, коллегой или любимым человеком фактами и терминами, чтобы укрепить свою позицию, вместо того, чтобы выплеснуть наружу чувство разочарования или досады? И вместо того чтобы закатить вечеринку, дабы отметить потрясающие новости, не переходили ли вы на новую работу тихо и мирно?

«Замер» эмоций

Дайте оценку оказанному эмоциональному влиянию. Скорее всего, ваш разум работает сверхурочно. Попросить человека, использующего интеллектуализацию, оценить свои эмоции, равносильно тому, чтобы попросить его прочесать пустыню в поисках воды. И все же постарайтесь наладить связь со своим телом. Может, вы припомните какие-нибудь физические ощущения, которые испытывали в тот период. Не учащалось ли у вас сердцебиение? Не болела ли голова? Не приливала ли кровь к щекам? Не кружилась ли голова? Может, болела спина? Или вас тошнило? А может, был запор или понос? Хоть что-нибудь вы ощущали? Если нет, то вас с этим «защитником» связывают прочные узы!

А теперь подумайте, как еще вы могли отреагировать на ситуацию. Огорчиться и расплакаться? Обидеться и рассердиться? Испугаться и расстроиться? Возликовать и обрадоваться?

Глубже в чужую голову

Разрушьте паттерн своего поведения, проникнув в чью-нибудь другую голову! Кто восхищает вас тем, что в тяжелые времена ведет себя совсем иначе, нежели вы? Кто изумляет вас своей способностью быть восприимчивым к собственным эмоциям? Может, это какая-то родственница, которая, расстраиваясь, звонит каждому члену семьи? Или коллега, который приглашает весь отдел на праздничный обед, чтобы отметить заключение крупной сделки? А может, это ваш друг, рыдающий над новостями о том, как ураган или торнадо снесли с лица Земли целый город? Или знакомый, который прославился тем, что неловкую оплошность превратил в забавную историю? Как бы они эмоционально отреагировали, если бы попали в одну из ваших из ряда вон выходящих ситуаций? Скорее всего, совсем не так, как вы . Они выражают свои чувства, не пользуясь сложными терминами и не относясь к окружающим со снисхождением. И, наверное, вы очень высокого мнения о таком поведении и даже завидуете им. Они готовы к тому, чтобы жизнь оказала на них свое влияние… и вы тоже можете оказаться в их рядах.

Использование новых паттернов поведения

Вам нужно действовать так, как будто это уже случилось. В душе притворяйтесь, что отреагировали бы на какую-то ситуацию иначе. Вы так долго многого себя лишали, что теперь, должно быть, тяжело даже подумать о том, что можно проявить эмоцию.

Можете попробовать взять в прокат грустные фильмы или документальные передачи, посвященные чему-то, что приводит вас в бешенство (например, расизму или холокосту). Смотрите их в одиночку. Позвольте чувствам выплеснуться наружу.

Вызовите эмоции к жизни, занявшись каким-нибудь безопасным, но затруднительным делом, порождающим чувство страха — к примеру, скалолазанием либо дельтапланеризмом. Или чем-нибудь бодрящим, вроде бега, езды на велосипеде или танцев.

Есть и другой прекрасный способ взболтать содержимое вашего сосуда, скудного на эмоции. Слушатели, дозванивавшиеся на радиопередачи, в которых мы участвовали, посредством своих интеллектуализаций часто погружали себя и всех остальных в глубокий сон! Чтобы встряхнуть их от скрытой внутри депрессии, возникшей вследствие того, что они отдалились от окружающих, мы обычно просили их переступить через себя и помочь кому-нибудь или поспособствовать чему-нибудь.

Если вы ходите в приют для бездомных, чтобы накормить голодных, выгуливаете собаку, хозяин которой не имеет возможности выйти из дому, каждый год в течение нескольких недель распеваете на Рождество колядки у палат страдающих болезнью Альцгеймера или приносите игрушки детям в онкологическое отделение клиники, то какая-то ваша частичка просто обязана бодрствовать. Интеллектуализация совершенно ничего не значит для больных слабоумием, животных, детей… Так что вам не удастся легко отделаться! Лишь отыщите такое место, в котором вам будет более или менее приятно находиться, и приступайте.

 

Биение сердца

Маленькие дети эмоционально реагируют на жестокие события, а вот подростки судят о них, скорее, с позиций разума. Эти данные были получены исследователями из государственного университета Огайо. В 1999 году они провели опрос среди учащихся пятых, седьмых, девятых и двенадцатых классов, спустя три недели после стрельбы в школе «Колумбина», как раз в разгар военных действий НАТО в Сербии. Казалось, что детей помладше происходящее задевает лично; они склонны «очеловечивать» ситуацию и пользоваться такими словами, как «ненависть», «злость» и «страх». Кроме того, создавалось впечатление, что их волнуют и эмоции виновников, и эмоции жертв.

Дети постарше демонстрировали более аналитические суждения. Они разграничивали мотивы, скрытые за бомбежкой, инициированной НАТО, и причины, стоящие за стрельбой в школе. Казалось, что они относятся к происходящему довольно безразлично.

Исследователи пришли к выводу, что дети старшего возраста — и, соответственно, взрослые — могут проявлять эмоции относительно происходящей в мире жестокости реже, чем дети младшего возраста. Они также заключили, что, интеллектуализируя эту жестокость, мы не всегда обращаем внимание на те последствия, которая она может оказать на личность.

 

Теперь вам ясно, что этого «защитника сердца» не так просто проконтролировать. Если вы, в основном, апеллируете к интеллекту, то наверняка высоко цените его, и потому ваши чувства почти никогда не выходят наружу. Наш пациент Маркус преуспел в том, что перекрыл себе доступ к собственному миру эмоций.

 

Любитель поговорить

 

Так получилось, что к тридцати пяти годам Маркус так и не научился прислушиваться к музыке своих эмоций — как радостных, так и болезненных — наполнявших его сущность. У него вошло в привычку подавление звуков сердца и усмирение чувств, строчащих заметки на страницах его песенника. Вскоре он стал докой использования интеллектуализации с тем, чтобы отдалиться от страданий и разочарований. Так он и жил, непредумышленно призывая на помощь своего «защитника» в периоды внутренних конфликтов и ощущения неудовлетворенности.

Маркус был довольно крупным мужчиной. В начальной школе он был выше всех, а в старших классах отличался не только ростом, но и силой. Со своими обязанностями — держаться молодцом и оставаться всеобщим любимчиком — он справлялся прекрасно. В школе он зарекомендовал себя лучшим футбольным защитником, и уже на втором курсе университета вошел в основной состав тамошней команды. И хотя у Маркуса в жизни появилась цель, а вся его семья нарадоваться не могла его выбору, его все же учили использовать все свои таланты и чересчур не усердствовать. Его отец — тоже довольно крупный мужчина — страдал диабетом, а за пару лет до того, как Маркус поступил в университет и получил полную спортивную стипендию, потерял зрение. Тем не менее, родители почти не пропускали школьных матчей и часто присутствовали на его университетских соревнованиях.

Впрочем, в университетской игре Маркус так и не добился больших успехов, которых надеялся достичь. Более того, на третьем курсе его лишили стипендии. Маркус был совершенно подавлен, ведь все прочили ему будущее спортсмена. Как и всегда, члены семьи сплотились вокруг, чтобы оказать Маркусу поддержку, и ему удалось преодолеть свои страдания. Тем более что учился он хорошо, к тому же обладал и другими навыками, к которым можно было прибегнуть. И в детстве был свидетелем того, как его отец смог адаптироваться к слепоте. Маленький Маркус тогда с глубоким почтением отнесся к тому, что, несмотря на столь серьезную инвалидность, его отец нашел в себе силы продолжить полноценную жизнь.

Жаловаться на возникшие затруднения не приходилось: то, что вся семья Маркуса собралась, чтобы обсудить его дальнейшие перспективы, было достойно восхищения. Все серьезно задумались. Было решено собрать информацию по вакансиям в их родном городе и тем видам деятельности, в которых мог бы преуспеть Маркус. О неудаче в спортивной карьере почти не упоминали, и жизнь продолжалась.

Тринадцать лет спустя, Маркус с его женой Тришей пришли на наше собрание группы помощи людям, недавно потерявшим близких: у Триши неожиданно умер отец.

Маркус нынче преподавал химию в старших классах. У них с супругой уже был малыш ясельного возраста, и теперь они ожидали второго. Мы удивились тому, что Маркус перестал тренироваться и заниматься спортом, а вместо этого посвятил себя развитию умственных способностей. Он был уже не просто крупным — за последнее время Маркус сильно потолстел и не собирался ничего с этим делать. Он стал жадно поглощать литературу и частенько собирал вокруг себя толпу — правда, теперь люди не наблюдали за его игрой в футбол, а слушали, как он с важным видом о чем-то рассуждает. Маркус не производил впечатления всезнайки, однако был способен обсуждать детали и общаться на сложном профессиональном жаргоне с лучшими умами. С карьерой преподавателя ему повезло, и он был вполне доволен.

Вот только его супругу и мать сильно беспокоил его избыточный вес — на самом деле, Маркус страдал ожирением. Отец его умер довольно рано — в шестьдесят один год — от осложнений диабета, и Триша боялась, что и Маркус долго не проживет. Казалось, что она обратилась к нам не только ради себя самой: она надеялась, что, так или иначе, Маркуса тронет близость горя и смерти, и он изменит образ своей жизни.

Одним субботним утром, в ходе очередной встречи нашей группы, Триша завела разговор о внезапной смерти отца и о том, как несправедливо, что мужчина в такой прекрасной форме — пусть даже в возрасте семидесяти двух лет — должен покинуть этот мир. Ее боль обернулась к Маркусу; рассказывая супругу о том, как ее беспокоит его здоровье, Триша стала повышать на него голос.

Кто-то из членов группы отметил, что Триша очень сердита. Она робко это признала, смягчилась и обратилась к своей грусти, сказав Маркусу: «По крайней мере, у тебя еще есть возможность сбросить вес и изменить жизнь к лучшему». Мы заметили, что чем больше Триша прислушивается к своим чувствам и призывает Маркуса ознакомиться с ее печалями и страхами, тем сильнее он подавляет порывы собственного сердца.

Казалось, что тело Маркуса все глубже погружается в кресло, а сам он словно отказывается от участия в терапии. Мы обратили внимание на то, что в его голосе появились вспыльчивые нотки, вот только он рассуждал об отвлеченных понятиях и не касался области чувств. Он ни с того ни с сего заговорил об исследованиях новейших таблеток, сжигающих жиры, и о том, какой ущерб может принести здоровью их употребление. Он выдавал статистические данные, на основе которых можно было утверждать, что люди, сидящие на диете, вновь набирали вес и в итоге оказывались еще более тучными, чем ранее. По его словам, было доказано: такая диета способна отрицательно влиять на работу сердца.

Лекция Маркуса всех словно заворожила, да и мы сами оказались в нее вовлечены. Так или иначе, каждый из нас испытал на себе те чувства, которые Маркус обходил стороной. Мы грустили, волновались, сердились и тревожились. Где же в этой тираде осведомленного эрудита таились его собственные эмоции? Он вовсе не важничал, и в его интеллектуализации не было ни жестокости, ни пренебрежения, даже по отношению к Трише. Вот только создавалось такое впечатление, что он не мог полностью осмыслить сложившуюся ситуацию. Маркус отказывал в поддержке и себе, и Трише. Вместо того чтобы разобраться со своей неудачей и страхом жены, опасавшейся, что супруг умрет от ожирения, он прибегнул к привычным способам. Он решил свести на нет все чувства, взбудораженные в прошлом, в особенности если речь заходила о его поражении.

Триша попросила нас побеседовать с ними после собрания. Ее глубоко печалила смерть отца, и потому она отчаянно нуждалась в психологической поддержке Маркуса. Она чувствовала себя очень одинокой, однако была удивлена тому, что оказалась такой нетерпимой по отношению к мужу. То, что все эти годы она безоговорочно принимала и чем иногда даже восхищалась — его спокойная, безучастная манера поведения — теперь беспокоило ее: Триша как никогда ощущала свое одиночество, а временами ей даже хотелось наброситься на Маркуса.

Мы предположили, что интеллектуализация долгие годы была излюбленным «наркотиком» Маркуса. Именно Триша рассказала нам о неудачах и лишениях мужа — о его футбольной карьере и стипендии, о его некогда здоровом, подтянутом теле и о его отце. Маркус присоединился к беседе, излагая информацию, связанную с этими неприятными событиями. Но даже в тот день, когда он заново пережил мучительное прошлое, было очевидно, что он подошел к нему с позиции интеллекта, скупясь на чувства. Мы поняли: чем сильнее Маркус ощущает свою слабость и беспомощность, тем больше его разум цепляется за вспомогательный механизм. Его тактика состояла в том, чтобы ухватиться за факты, статистику и данные и избежать чувств, которые следовали за ним по пятам.

Маркус — в действительности, отличный малый — был тронут слезами Триши. Ему хотелось как-то отблагодарить ее, вот только он понятия не имел, как это сделать. Он признал, что всегда так себя вел и гордился тем, что может со всем справиться. Однако из-за своей интеллектуализации он не только потерял себя, но и отдалился от самого близкого человека.

Мы поддержали Маркуса, рассказав ему о том, что каждый из нас пользуется «защитниками сердца», чтобы оградиться от чувств, приводящих в глубокое отчаяние. Но, оберегая нас, они также мешают нам наладить отношения с теми, кто так много для нас значит. Мы предложили Маркусу ослабить влияние своего «защитника», однако обратили его внимание на то, что не стоит лишаться его полностью. Это мы сделали потому, что нам кое-что известно о таких «философах».

Люди, погрязшие в интеллектуализации, огораживают себя от чувств, причем даже в большей степени, нежели те, кто пользуется другими защитниками. Им настолько сильно удается заглушить звуки сердца, что чувства практически перестают выплескиваться наружу. А чтобы пробудить их, нужно действовать медленно и осторожно. Мы отправили Маркуса домой, поручив ему выполнить упражнение. Если бы в ходе работы над ним Маркусу захотелось чем-то поделиться с Тришей, в этом не было бы ничего страшного, хотя это упражнение предназначено строго для самостоятельного выполнения. Мы были уверены, что «мозговой штурм», предложенный нами Маркусу, немедленно ослабит воздействие его «защитника» и окажет положительное влияние на то, как Маркус реагирует на потребности Триши. Мы понимали, что, в конечном счете, это непременно поможет ему улучшить собственную жизнь.

 

Работа этого «защитника сердца» заключается в удалении эмоций из эмоционального опыта. Способность разубедить себя в существовании неприятной, доставляющей беспокойство проблемы — это метод блокирования того, с чем бессознательному тяжело иметь дело.

 

 

Пути проявления интеллектуализации

 

Интеллектуализация проявляется двумя способами.

Первый — путь Маркуса — заключается в том, что вы собираете факты, цифры, данные и информацию об исследованиях с тем, чтобы отдалиться от эмоций.

Второй способ состоит в употреблении сложных терминов или профессионального жаргона, воздвигающих барьер между фактическим опытом и связанными с ним чувствами.

Ниже приводится несколько примеров распространенных жаргонизмов, которыми мы пользуемся, чтобы защититься либо отклониться от ощущения беспокойства, возникающего при беседе на потенциально опасную для эмоций тему:

Мой сын пал жертвой огня своих (моего мальчика убили свои же сослуживцы);

Дедушка приказал долго жить (дедуля умер);

Плод не прижился (она потеряла ребенка);

Меня сняли с должности (меня уволили);

Мы, пожалуй, возьмем паузу (она меня бросила);

У него замечательный характер (он просто урод);

Мой отец был человеком немногословным (отец меня частенько колотил).

Время от времени каждый из нас пользуется подобным жаргоном. Постарайтесь составить собственный список фраз, которые вы склонны употреблять, либо когда-то услышанных выражений, с которыми вы согласны. Скорее всего, вам придется нелегко. Особенно тяжело будет, если вы часто апеллируете к разуму и совершенно не прислушиваетесь к сердцу.

Если вы все еще бьетесь над этим понятием, сделайте еще кое-что: посмотрите, не узнаете ли вы себя в приведенных ниже утверждениях. Итак, знайте: вы прибегаете к интеллектуализации, если…

Вы прибегаете к интеллектуализации, если…

…ваши друзья закатывают глаза, как только вы начинаете говорить.

…вас называют неприветливым и чересчур последовательным.

…люди характеризуют вас как всезнайку.

…окружающие обращаются к вам за информацией и сведениями, а не за сочувствием и утешением.

…когда окружающие приходят в бешенство, вы обычно сохраняете спокойствие.

…вас привлекают профессии преподавателя, адвоката или исследователя, но отталкивает деятельность няни, художника и психотерапевта (!)

…вы бы скорее выступили с речью перед аудиторией, чем решились на разговор по душам наедине.

…вы чувствуете себя не в своей тарелке на семейных собраниях и встречах друзей, когда все вокруг проявляют эмоции.

 

Резюме

 

Порой нам удается одурачить себя, приведя некие рациональные аргументы. Может, эти слова и объяснения звучат красиво, но, следуя им, мы отдаляемся от действительности и от своих истинных чувств.

Прислушайтесь к своим подлинным ощущениям, и тогда вы окажетесь на пути к более наполненной жизни. Зачем жить вполовину? Заставьте и разум, и сердце трудиться по полной программе. Прекратив пользоваться исключительно левым полушарием мозга и отгонять от себя свои чувства, вы откроетесь окружающим, их любви и поддержке.

 

 

ГЛАВА 5. И ПОСМЕЕМСЯ, И ПОПЛАЧЕМ: ОБРЕТЕНИЕ КОНТРОЛЯ НАД ЮМОРОМ

 

 

Юмор : использование смеха либо шуток, в особенности сарказма и иронии с тем, чтобы выйти из затруднительного положения или приглушить страдания и ощущение беспокойства, возникающие в данной ситуации.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Известно, что на написании сценариев и исполнении ролей в фильмах Эдди Мерфи заработал тридцать пять миллионов долларов. Наряду с Робином Уильямсом, Уиллом Ферреллом, Стивом Мартином, Вупи Голдберг, Крисом Роком, Стивом Кареллом и многими другими он — один из наших излюбленных комиков, игра которых перекликается с истинами, хорошо всем знакомыми. Она затрагивает зрителя: нам кажется, будто актеры нас понимают, им удается «захватить» нас. И мы готовы платить огромные деньги за билет на картину с их участием, чтобы насладиться их остроумием и шутками, изливаемыми на нас с экранов.

Смех объединяет. Мы рассказываем анекдоты, хохочем во время просмотра комедии, обмениваемся заговорщическими ухмылками в толпе, вот — лишь некоторые из наиболее сокровенных штрихов, которыми мы можем с кем-то поделиться. Вполне обоснована старая поговорка о том, что смех — это максимально близкое расстояние, на котором могут оказаться друг от друга двое людей.

Многие из нас никогда не заработают миллионов, забавляя окружающих, и, тем не менее, существует множество способов, посредством которых следующий «защитник сердца» — юмор может обогатить нашу жизнь. Кроме того, нам хочется, чтобы эта характерная черта была присуща окружающим. Спросите любого холостяка или незамужнюю женщину, какими особенностями должны обладать их потенциальные супруги, и они непременно одним из первых качеств назовут чувство юмора. Теоретически найти партнера с такой отличительной чертой несложно — в конце концов, у каждого из нас есть «веселая косточка»5, правда? Утешительно думать, что даже такие известные личности, как Жан Кальви$н и вождь гуннов Аттила, отравлявшие другим удовольствие, над чем-то да посмеивались, ведь смех — это черта, присущая всем людям (причем лишь им одним). Некоторые готовы поклясться, что их питомец смеется, когда виляет хвостом и по-собачьи глупо ухмыляется. Но он просто радуется тому, что на него обратили внимание. Смеются только люди. Им одним что-то может показаться смешным. Поэкспериментируйте: расскажите своему домашнему любимцу анекдот про то, как однажды в бар зашли пекинес, пудель и ротвейлер…

Итак, если смех и юмор повсеместно используются и являются желанными человеческими качествами, почему же мы отнесли их к «защитникам»? Что ж, недаром у многих из любимых вами комиков было тяжелое детство. И это совершенно не случайно, что некоторые из них страдают от тех или иных психологических проблем. Часто комизм оказывается защитным средством, хитроумным и изощренным способом, позволяющим избавить сердце от волнений, тревог и страданий. Однако у этой тактики есть недостаток: при чересчур частом обращении к ней, она снижает вашу способность сообщать миру о своих подлинных потребностях и желаниях. Вместо того чтобы помочь вам наладить с ними связь, юмор изолирует вас от них.

Именно поэтому в настоящей главе мы обсуждаем юмор. На самом деле, он может стать вполне разумным, а зачастую и полезным защитным механизмом. Уметь веселиться и заставлять смеяться других — не самый худший образ жизни. В действительности, это весьма похвальное стремление. Однако следует учесть скрытые издержки, ведь за юмором могут таиться более глубокие эмоции.

Юмор способен образовать вполне приемлемую, одобряемую обществом дымовую завесу, мешающую разглядеть и ощутить пылающий внутри огонь. Когда случается подобное, вы рискуете потерять способность жить полной жизнью и извлекать из отношений и событий ценные уроки. Тогда, по иронии судьбы, юмор может привести вас к апатии, неудовлетворенности и депрессии.

Один из участников наших семинаров, Брэд, частенько ступал на эту дорожку.

 

Да ты шутишь!

 

Несколько лет назад, на один из наших семинаров на тему о том, как извлечь наибольшую выгоду из брака, пришли Брэд и его невеста Бет. Брэд писал сценарии для комедийных сериалов, и его работа очень хорошо оплачивалась. В нашей группе он был звездой: забавный, проницательный, умный и дружелюбный молодой человек. От его шуток мы просто по полу катались, но Бет явно была его самым благодарным слушателем. На протяжении десяти недель нам казалось, что они очень близки друг другу. И все же мы ощущали некоторое напряжение между ними. Как и следовало того ожидать, пару месяцев спустя нам позвонила Бет. Она рассказала, что у них с Брэдом действительно прекрасные отношения — она глубоко восхищалась им и любила его — но вот когда она грустила или расстраивалась, то отдалялась от него. А Брэд, как ей казалось, этого даже не замечал. Бет полагала, что он перестал обращать внимание не только на ее потребности, но и на свои собственные.

Когда мы снова с ними встретились, Бет сообщила, что уже некоторое время чувствует себя одинокой и чужой. Мы заметили, что когда Бет испытывала какие-либо эмоции — особенно, если она грустила и плакала — Брэд призывал на помощь свое остроумие. Возможно, он надеялся развеселить ее, но выглядел при этом так, будто его совершенно не трогало ее состояние.

Сосредоточившись на его поведении, мы пришли к такому наблюдению: порой его юмор оказывался изощренным способом уклониться от неизбежных ощущений. Всякий раз, когда ситуация накалялась до предела — то есть на поверхность всплывало чувство, которое Бет не могла держать внутри, Брэду становилось не по себе. Не совсем понимая, что делать в подобном случае, он обычно находил выход из положения, обращаясь к своим обильным запасам шуток. Довольно скоро у нас возникли догадки относительно того, что творится с Брэдом и почему он так часто прибегает к юмору.

Нам известно: многое из того, что связано с этим «защитником сердца», зарождается еще в детстве, а юмор становится неотъемлемой частью образа жизни потому, что общество одобряет подобное поведение. Однако прежде чем делать какие-то выводы, нам хотелось, чтобы Брэд и Бет сами это осознали. Чуть ниже перечислены некоторые вопросы, которые мы попросили их задать друг другу. Ответы помогли им пролить свет на те преграды, которые мешали им на пути к близости и счастью.

Вы и сами могли бы проработать эти вопросы со своим близким другом. Если же вы предпочитаете ответить на них самостоятельно, доставайте свой блокнот и впишите в него свои соображения. И в том, и в другом случае уделите внимание внезапным озарениям и догадкам, сопровождающим стиль ваших ответов.

 

Вопросник «Исполнение ролей»

1. Не были ли вы в семье выскочкой? Шутником? Семейным приколистом?

2. Почему, по-вашему, было необходимо исполнять эту роль?

3. Продолжаете ли вы исполнять ее, повзрослев?

4. В каких случаях вы к ней прибегаете?

5. Не кажется ли вам, что эта роль улучшает качество вашей нынешней жизни?

6. Не кажется ли вам, что эта роль мешает вам строить близкие, зрелые отношения?

7. Кому вы подражали, пока росли?

8. Кому вы подражаете сейчас?

9. Не говорят ли ваши друзья и/или любимые, что ваше поведение никого не веселит?

 

После того, как Брэд и Бет вместе выполнили это упражнение у нас в офисе, стало ясно: Брэд познакомился со своим юмористическим «защитником» довольно рано. Когда он был маленьким, его родители постоянно ссорились, и тогда он научился всех веселить. Смех разряжал обстановку и избавлял Брэда от тревог. Он чувствовал себя в безопасности, вытесняя мысль о том, как бы он огорчился и испугался, если бы родители развелись.

Но теперь этот «защитник сердца» обрел над Брэдом безграничную власть. Защита, основанная на юморе, стала второй натурой Брэда. Благодаря приведенным выше вопросам, он понял, что при возникновении какого-либо напряжения или мучительных чувств (даже если они были совершенно не похожи на те ощущения, что он испытывал в детстве), он автоматически возвращался к своей роли «короля комедии». Его остроумие выполняло свое назначение, но порой даже ухудшало ситуацию.

И хоть первой, ощущая разобщенность с любимым человеком, к нам обратилась Бет, именно Брэд осознал, что его чувство юмора создает препятствия его сердцу. Именно он не мог построить с невестой глубокие отношения, потому что слишком долго не мог найти пути к себе. Такое частое обращение к юмору означало, что все это время он упускал возможность наладить отношения с любимой. Из-за его «защитника сердца» они оба, и Брэд, и Бет чувствовали себя одинокими и не могли положиться друг на друга, хотя очень к этому стремились.

В течение следующего года Брэд стал обращать больше внимания на то, когда и при каких обстоятельствах он прибегал к юмору. Он стал чаще делиться с Бет своими опасениями. Замедлив темп своего причудливого остроумия и доверив Бет свои тревоги относительно работы и рождения ребенка — то есть тех серьезных проблем, которые не давали ему заснуть — он почувствовал себя в безопасности и ощутил спокойствие, к которому ему до сих пор не удавалось прийти. Казалось, чем сильнее Брэд признает свои человеческие качества, тем больше наполняется его жизнь. К использованию юмора в кругу близких людей он теперь относился внимательнее… А на работе, вследствие этого, имел головокружительный успех.

Не так давно у Брэда умерла любимая бабушка. Стоя у ее могилы вместе с Бет и своими племянницами, он шутливо рассуждал о ее сварливости и о том, как она вот-вот выпрыгнет оттуда и схватит их. Слава богу, именно там Брэд решил прибегнуть к юмору, чтобы улучшить настроение окружающих. Но, взглянув на Бет, Брэд увидел, как она печальна. И благодаря проделанной работе над собой, в эту минуту он смог перестать шутить, сделать глубокий вдох, обнять ее и обратиться к своим подлинным чувствам — печали и скорби по бабушке. В один миг он понял, что хоть и постарался приободрить присутствующих, все равно отдалился от Бет, не получил от нее поддержки и не смог выразить своей любви к ней. Брэд смог собраться, повести себя осознанно и сблизиться с теми, кто был ему дорог. Теперь у него был выбор: когда и где прибегать к помощи своего «защитника сердца».

А чтобы сохранить новизну этого выбора, придя тем вечером домой, Брэд достал свой «наладонник» и выполнил следующее одно упражнение. Вот оно:

Ведение календаря

Брэд ввел в компьютер дату похорон бабушки и напечатал пару слов о своих ощущениях. В следующем году он вспомнит не только бабулю, но и то, что год назад в этот день соприкоснулся с большим ворохом чувств: печалью, радостью, благодарностью к Бет за ее поддержку.

На приобретение новых навыков и перемену образа жизни любому человеку требуется много времени и усилий. Время от времени каждый из нас берется за старое и возвращается к привычным паттернам поведения. Отмечая какое-либо событие в календаре, позднее вы наверняка сможете вызвать его в памяти. А это подтолкнет вас к новым достижениям — отличный способ избежать рецидива.

Обозначьте в своем личном календаре или на компьютере значимые даты: похороны близких, дни рождения, годовщины или те мгновения, которые имеют смысл исключительно для вас. И тогда через год вы, как и Брэд, сможете вызвать эти воспоминания и немедленно получить доступ к тем мгновениям, когда ослабили влияние своих «защитников».

Биение сердца

Несомненно, вы слышали, что смех — лучшее лекарство, и это вполне справедливо. Ученым известно, что смех до колик в животе — отличная тренировка для организма. Учащается пульс, вам приходится глубоко дышать, а мышцы расслабляются настолько, что можно даже упасть или намочить штаны!

В ходе недавних исследований было обнаружено, что смех снижает давление у страдающих гипертонией, а также расширяет сосуды и усиливает кровообращение. Более того, благодаря смеху осуществляется выброс «гормонов счастья» эндорфинов; это приводит вас к эйфории и может даже поддержать иммунную систему. Так что дерзайте: прохохочитесь хорошенько или посмейтесь от души — и вы почувствуете себя восхитительно. А уж если вы найдете себе компанию — тем лучше. Будучи уместным и, что называется, в тему, юмор оказывает благотворное влияние.

 

Юмор — прекрасное средство, позволяющее адаптироваться к нервному напряжению и стрессам. И хоть он являет собой один из защитных механизмов, в большинстве случаев это — поистине разумная, конструктивная альтернатива. Однако, как и все «защитники сердца», он способен порой приводить к пагубным последствиям: мы отдаляемся от себя, своих близких и самых сильных желаний. К сожалению, именно так и случилось с нашей следующей героиней, Бобби.

 

Урок, который следует усвоить

 

Бобби была самой веселой и энергичной женщиной, с какой только можно повстречаться. Рыженькая, в хорошей форме, она почему-то уже более десяти лет была одинока. А лет ей было сорок восемь. Детей она так и не завела, зато была всеми любимой тетушкой и отменным другом, который в трудную минуту немедленно приходил на помощь. Она первой прибывала на вечеринки и последней уходила оттуда. У Бобби всегда была наготове забавная история, а юмор ее отличался сдержанностью и колкостью, и потому она часто бывала в центре внимания.

Когда ей было под тридцать, Бобби окончила видную школу бизнеса Лиги Плюща и получила степень магистра. Вкупе с ее обаянием, этот диплом позволил ей заняться тем, о чем она и мечтать не могла. Она до сих пор дружила с женщинами, с которыми училась. Все ее бывшие сокурсницы и после выпуска оказывали университету большую поддержку. Они часто занимались организацией мероприятий по сбору средств для своей альма-матер и даже помогали собеседовать кандидатов на программу MBA.

Как-то Бобби попросили выступить в качестве основного докладчика на ежегодном официальном праздничном обеде с участием преподавателей и студентов. Она была в восторге и понимала, что ей выпала большая честь. Вскоре после этого ей лично позвонил глава школы и сообщил, что один из членов правления вскоре выйдет на заслуженный отдых. Он также заверил ее, что если только она согласится занять эту должность, то ее кандидатура полностью им подойдет. Конечно, же, она была согласна!

Бобби принялась обсуждать с подругой, уже состоявшей в совете членов правления, как здорово будет, если они станут работать вместе. Они обе были уверены, что сейчас для того самое подходящее время и что у Бобби, бесспорно, есть все шансы на победу.

Однако, как оказалось, не все было так просто. За неделю до того, как Бобби должна была держать речь на официальном обеде, ей с неприятным известием позвонила подруга. Некоторых членов правления совершенно не радовали политические взгляды Бобби. Большинством голосов они решили отказать ей в должности.

Несмотря на то, что она чувствовала себя оскорбленной и обиженной, Бобби принялась сочинять речь для тех самых людей, которые только что сказали: «Нет, спасибо, Вы нам не подходите». Обладая необузданной натурой, она обратилась к своему вездесущему «защитнику сердца» — юмору. Переключив его на высшую передачу, Бобби приправила свою речь сарказмом и язвительными колкостями. Наверное, она сама не осознавала, насколько они хлестки.

Цель мероприятия заключалась в том, чтобы дать будущим выпускникам понять, насколько сильно работники университета надеются, что и в дальнейшем, пустившись строить карьеру, молодые специалисты будут помогать своему учебному заведению. Среди публики находились успешные члены правления, как бывшие, так и нынешние. Уже вскоре вся толпа смеялась над ее язвительным стилем. Одному за другим членам правления Бобби наносила удары, пронзая их своими озорными колкостями. Ее заключительные слова, в которых она подчеркнула то, как важно не покидать ассоциацию выпускников и активно участвовать в ее жизни, были полны притворного пренебрежения к членам правления. Смеясь и глядя прямо на председателя правления, она заявила: «Только посмотрите, чего заслужила я!»

Именно юмор обычно притягивал к Бобби. Он оказывал на всех благотворное влияние. Впрочем, ее «защитник сердца» часто становился средством изолирования от собственных разочарований и печалей. И хоть юмор держал на расстоянии ее беспокойное сердце, он мешал ей постичь свои подлинные желания. Таким образом, между ней и университетскими кругами, куда она хотела вступить, образовалась еще более глубокая брешь.

 

Многие умные и веселые люди употребляют язвительные остроты, чтобы скрыть свои истинные потребности и защититься от ранящих их чувств.

 

В течение нескольких месяцев Бобби вернулась к прежней насыщенной жизни. Однажды ей позвонили из местного филиала ассоциации выпускников и сказали, что на последних двух собраниях им ее очень не хватало. Бобби понимала, что избегала этих встреч, и с облегчением узнала, что некоторые заметили ее отсутствие и теперь хотят, чтобы она вернулась. Она подумала, что в последнее время после работы сразу идет домой и уже не заходит в спортзал, как раньше. Вместо этого она идет за бутылкой вина. Какая-то ее часть хотела «залечь на дно», но более сильная — осознавала, что что-то идет не так. Однажды вечером, слушая радиопередачу Мэрилин Каган, Бобби решила записаться к нам на прием.

В самом начале первой беседы с Бобби мы заметили, что наша новая пациентка, пытаясь скрыть свои страдания, машинально обращалась к своей сообразительности и проницательности. Мы без устали хохотали вместе с ней. Мы попросили ее подумать, как бы ее друзья, близкие и коллеги охарактеризовали ее способ общения с окружающими, когда она огорчена и расстроена. Бобби вернулась с одним ярким словом: «Юмористический!»

Мы мягко указали ей на то, что даже в кабинете психотерапии ее юмор мешает ей наладить с нами и с самой собой контакт и обратиться к боли, которую ей принесла ситуация с вакансией члена правления. Она довольно быстро осознала, насколько глубоко была обижена все это время, и, стыдясь, задалась вопросом: а не занималась ли она этим постоянно, не дерзила ли каждый раз, как ей хотелось выбраться из неприятной ситуации.

Хоть Бобби вела активный образ жизни, ее «защитник сердца» много раз мешал ей реализоваться. Мы попросили ее рассказать нам о тех случаях, когда ей действительно чего-то хотелось, но она пользовалась юмором, дабы воспрепятствовать силе своих желаний. Сквозь слезы Бобби призналась, что эта должность олицетворяла нечто значительное. Став членом правления, она могла бы осуществить свою мечту: оставить свой след в истории и внести личный вклад в развитие университета, который принял самое активное участие в ее жизни. Многие ее подруги уже завели семью и детей, но в центре внимания Бобби оставался университет.

Бобби понимала, что юмор во многом помог ей продвинуться. Она сознавала, что расположить к себе человека шуткой — легкий и приятный способ. По нашему совету она каждый день стала уделять определенное время своим записям, касающимся ее переживаний и чувств. Это должно было помочь ей сосредоточиться на том, что юмор может быть не только помощником, но и помехой. Бобби следовало ответить на следующие вопросы:

• Что произошло?

• Как вы применили чувство юмора?

• Известно ли вам, что вы чувствовали на самом деле?

• Не скрывались ли за юмором смущение, зависть, страх, злоба или разочарование?

• Был ли в данной ситуации уместен ваш юмор и грамотно ли вы подошли к его применению?

Это упражнение помогло Бобби отследить, как и когда она прибегала к помощи своего старого «защитника сердца».

Задайте себе те же самые вопросы. Вы поймете, когда пользуетесь юмором себе во благо, а когда — нет, и это поможет вам обрести настоящее счастье.

 

Поделитесь своим осознанием

 

Мы посоветовали Бобби поделиться своими мыслями с близким другом. Это отличный способ отчитаться в использовании своих защитников. Рассказывая о снизошедшем на вас откровении, вы признаете его и получаете от верного друга помощь, благодаря которой можете поддерживать новизну и огонь жизни своего впечатляющего озарения.

Бобби вплотную подошла к значимости того, что для нее олицетворяло правление. Оплакивая свою потерю, Бобби уже не увязала в своем недоброжелательном юморе и не отгораживалась от реальности. Она смогла открыться новым возможностям и в итоге стала руководителем программы по воспитанию детей из неблагополучных семей. Кроме того, она продолжила принимать активное участие в деятельности местного филиала ассоциации выпускников, что позволяло ей поддерживать связь со своей альма-матер. Бобби сохранила свой задор и стала лучше понимать свой юмор. Она просто свободно шутила и веселила окружающих, и это приносило ей радость, ведь она больше не пользовалась юмором, чтобы усмирить сердце.

 

* * *

 

К настоящему моменту вы и сами должны уже понимать, является ли юмор вашим «защитником сердца». Возможно, вы тоже прибегаете к его помощи. Итак!

Вы используете юмор в качестве защитника, если…

…часто объясняете окружающим: «Да это же просто шутка!»

…на вечеринке вы всегда — душа компании, но вот приходите туда постоянно без пары.

…в детстве вы постоянно подшучивали над одноклассниками, и теперь продолжаете придерживаться подобного стиля общения.

…вы часто бросаетесь остроумными и унизительными замечаниями, относительно собственного тела, имущества, семьи и достижений.

…вы часто бросаетесь язвительными замечаниями, относительно чужих тел, имущества, семьи и достижений.

…вы склонны обвинять людей в отсутствии у них чувства юмора.

…вы почти уверены, что если бы не смеялись, то наверняка плакали бы.

…люди обращаются к вам, когда им хочется повеселиться; если же им нужна помощь в затруднительной ситуации, утешение или просто необходимо поплакаться, они найдут кого-нибудь другого.

вам некому поплакаться, потому что все считают вас счастливым человеком.

…вам как-то сказали, что ваша наглость и сарказм порой бывают омерзительны.

 

Резюме

 

Иногда лучше почувствовать себя уязвленным и даже поплакать, чем скрывать свои чувства с таким неистовством, что вскоре становится непонятно, что они из себя представляют. Ваш смех исцеляет или что-то маскирует? Ощутите разницу. За смехом, особенно если вы обрамляете им сарказм и иронию, могут прятаться страдания и чувство дискомфорта, которые приносит сложившаяся ситуация.

Душе полезно ежедневно получать небольшую порцию смеха и пары слезинок. Полный набор ваших эмоций не должен доставлять вам беспокойства. И не забывайте глядеть на барометр юмора. Не достигает ли его уровень красной отметки? В какой точке он находится: в области сарказма, иронии, пренебрежительного к себе отношения или враждебности? Установите его на среднем уровне. Вскоре вы станете восприимчивее к собственным эмоциям и к эмоциям окружающих — это поможет вам прислушаться к себе и понять, когда вы что-то скрываете, а когда просто веселитесь. А как только это случится, вы уже не будете с помощью юмора держать окружающих на расстоянии.

 

 

ГЛАВА 6. ИЗБАВИМСЯ ОТ ГНЕВА «ПО НИСХОДЯЩЕЙ»: ОСЛАБИМ ВЛИЯНИЕ ЗАМЕЩЕНИЯ

 

 

Замещение : перенос волнительных, унизительных либо неприятных ощущений и побуждений с ситуации, объекта или человека на кого-то (либо что-то), кто (что) кажется не таким угрожающим.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Слава Богу, что собака — лучший друг человека. Если бы этот мохнатый, слюнявый, восхитительно теплый и преданный комочек просек, что порой на него надвигается с приходом хозяина домой, он вмиг бы выбежал прочь из дома — и пропади она пропадом, вся эта бескорыстная любовь. Но собака всегда узнает обо всем позже всех.

Она находится на самом конце цепочки событий, которым дал ход агрессивный шеф, отругавший своего заместителя за то, что все пошло не совсем так, как ему того хотелось. Подчиненный скрывает унижение за гримасой улыбки и поджимает губы, лишь бы самому не накинуться на начальника.

Разгоряченный злобой, в конце рабочего дня наш герой прыгает в свой маленький BMW и через полчаса — подлив масла в огонь своего гнева, простояв в пробке, он подъезжает к своему новенькому загородному дому, за который платит по ипотеке огромные деньги. Его супруге не терпится рассказать ему, как прошел ее день, но наш герой и слушать ее не хочет. Он все еще кипит от злости из-за стычки на работе, и потому жена получает нагоняй за то, что не забрала его одежду из химчистки.

Она, в свою очередь, делает вид, что ее это нисколько не задело и оставляет мужа на произвол судьбы у винного шкафа, устремляясь в спальню, чтобы позвонить подруге. По пути она заглядывает в комнату своего пятнадцатилетнего сына, и глазам ее является полнейший беспорядок. Ни с того ни с сего она разражается тирадой на тему того, сколько раз она просила его прибраться, и в итоге запрещает сыну идти в ближайшие выходные к другу на вечеринку. Выходя из комнаты, она извещает его о том, что ему бы лучше пойти выгулять собаку, иначе они оба с этой чертовой псиной будут спать на улице. В бешенстве мальчик хватает поводок, тащит несчастное животное к выходу и небрежно и грубо волочит вокруг квартала.

Как и всем членам этой семьи, собаке требуется немного любви! Какое классическое проявление стереотипов: мужчине сделали выговор, а тумаков получила собака. Стереотипы становятся стереотипами, потому что берут свое начало с истины в том или ином виде. А истина заключается в том, что рано или поздно каждого из нас застигают врасплох.

Не попадали ли вы в такие ситуации, когда испытывали по отношению к кому-то отвращение, приходили в бешенство от его к вам отношения и понимали, что находитесь в неловком положении? Здравый образ, в поисках которого вы находитесь, дабы предъявить его миру, поставлен под угрозу и разгромлен. И, будучи застигнутым в таком положении, вы можете обратиться к «защитнику сердца», который поможет вам сберечь собственное самоощущение.

Мучительные чувства злобы и ярости — чересчур опасные для того, чтобы руководствоваться ими, и слишком жуткие, чтобы суметь немедленно осмыслить их — необходимо куда-то перенаправить, дабы защитить свое хрупкое эго. Вы ищете убежище от ситуаций, провоцирующих вас к ощущениям отрицательного характера, и потому нападаете на тех, кто вас не так пугает. В минуты смущения, ярости или волнения вы осознаете, что с вами происходит нечто, чего вы не испытывали до этой стычки: вы понимаете, что злитесь.

Вы сбиты с толку, а ваши чувства вынуждены осесть на чем-то менее угрожающем. И неважно, где вы выпустите заряд взвинченных эмоций — вы никогда не ощутите удовлетворения, не почувствуете, что все в порядке. Вдобавок теперь вам придется иметь дело с той кашей, которую заварили вы сами, переложив неприятные эмоции на тех, кто оказался на линии огня. Вы испытываете чувство вины, вас мучает совесть, вы в растерянности, чувствуете себя отвратительно и ощущаете свою неполноценность куда сильнее, чем раньше. А самое тяжелое в том, что ваши первоначальные тревоги так вас и не покинули.

Биение сердца

Замещение часто принимает форму угрозы и запугивания. В конце концов, кто такие эти задиры, как не те, кто вымещает собственный гнев и неудовлетворенность на самой легкодоступной цели? И хоть мы склонны приписывать подобное поведение школьникам, недавно проведенное исследование показало, что тридцать семь процентов американских служащих (а это около пятидесяти четырех миллионов человек) страдают от того, что их запугивают на рабочем месте. Исследователи университета Миннесоты установили, что по большей части на работе угрожают те, кто сам запуган, а это немедленно отравляет рабочую атмосферу, в которой издевательства просачиваются все дальше.

Это прекрасный пример, иллюстрирующий, как ваш собственный гнев, возникший из-за того, что кто-то сорвал свою злобу на вас, может проникнуть в вашу личную жизнь.

 

Гнев «по нисходящей»

 

Вот пример того, как замещение может не просто опустошить вас, но и создать новые проблемы.

Грейс чувствовала себя одинокой: ей казалось, что лучшая подруга Холли отдалилась от нее. И в то же время Грейс жутко злилась на свою сестру Энн.

На протяжении последнего месяца Грейс помогала подруге организовать праздничную вечеринку, которую Холли хотела провести у себя дома. Грейс даже поспособствовала ей в создании искусных приглашений. За пару дней до события она позвонила Холли спросить, что ей надеть: черное коктейльное платье или серебристое. Смущаясь, Холли неловко ответила, что ей казалось, будто Грейс понимает, что это вечеринка закрытая и приглашены на нее лишь те, кто работает вместе с Холли.

Ничего себе! Грейс была шокирована и задета: после всего того, что она сделала, ее даже не пригласили. Уши ее зарделись, но она ответила подруге: «Все ясно. Ничего страшного» и быстро повесила трубку. Телефон тут же зазвонил снова.

На проводе была сестра Грейс, Энн. Не успела Грейс и слова вымолвить, как Энн затараторила о том, как ее достало каждый год на Рождество ходить на официальный прием к родителям мужа: ей-то хотелось бы просто остаться дома. Грейс, у которой кровь от ушей еще не отлила, тут же накинулась на бедную, ничего не подозревающую Энн. Лучшая подруга нанесла наивной Грейс удар, и теперь та обрушила свой гнев на сестру. Грейс, бесспорно, не хватало такта, и потому она разразилась криками, объясняя Энн, что ее не интересует ни она сама, ни вздорные родители ее мужа, что ей плевать на этот дурацкий прием, куда так не хочется идти ее сестрице, и что Энн повезло, что хоть кто-то ее вообще любит. Что ж, не приходится и говорить, что Грейс, естественно, никоим образом не расположила к себе человека, который при других обстоятельствах обязательно помог бы ей в беде!

Каждый время от времени танцует «в ритме замещения». Иногда нам не удается открыть свои чувства тому человеку, к которому мы их испытываем, и потому в игру вступает некто менее грозный, а мы тут же в него вцепляемся, превращая его в свою боксерскую грушу. Грейс была не из тех, кто частенько прибегает к этому взрывчатому веществу, но, обратившись к нему, она словно оказалась в холодном море — настолько сильным было ощущение отвращения, подступавшее к горлу. Теперь ей нужно было не только взять свои чувства по отношению к Холли под контроль и осмыслить их, но и наладить отношения с сестрой, которые разрушились вследствие использованного ею замещения.

Слово «замещение» говорит само за себя. «Заместить» что-то (в данном случае, чувства и поступки) значит переместить это в другое место, сконцентрироваться на другой области. Вполне понятно, что подразумевается под применением данного «защитника сердца»: что-то изнутри вынуждает вас паковать свои чемоданы, наполнять их эмоциями и определенным поведением и переносить с первоначальной цели или места действия в иное окружение. Вы заблуждаетесь, думая, будто в новой среде, практически свободной от опасностей и отчаяния, будут удовлетворены все ваши потребности!

Вы считаете, что, вознамерившись столкнуться с этой злобной прыщавой двухметровой соплячкой Холли лицом к лицу, непременно попадете в неприятную ситуацию (даже если на самом деле она не выше метра пятидесяти, а кожа у нее нежная и бархатистая, словно персик)! Вам кажется, что вы уязвимы, и потому вы перемещаетесь, покидая опасное место. Но тревога не оставляет вас, и преемником вашего беспокойства приходится стать кому-то другому — тому, кто в неподходящее время подвернулся под руку, или тому, кто, по вашему мнению, останется рядом, несмотря ни на что.

В данном случае Энн ответила и тем и другим требованиям. В ситуации с начальством, лучшим другом или любимым человеком ставки гораздо выше, потому что вам кажется, что отношения с ними более хрупки. Вы не можете рисковать этой связью, поскольку эти люди имеют для вас большое значение и оказывают на вас огромное влияние. В страхе поставить эти отношения под угрозу вы бежите. Подобная связь ставит вас в зависимость — вы ощущаете себя нуждающимся и беззащитным — а это может привести вас в тупик. Рассчитывая на то, что окружающие обеспечат вам безопасность или средства к существованию, либо стараясь подкрепить определенное к себе отношение, вы можете обеспечить себе довольно шаткое положение.

Дело в том, что зависимость от людей не обязательно приводит к ощущению беспомощности и ничтожности. Образованиезависимости — это, по сути, нормальное свойство, присущее человеческой природе. Это единственный способ обеспечить себе достойное, радостное существование. Взаимная поддержка и потребность друг в друге, а также преодоление конфликтов — единственный путь к наиболее благотворной форме объединения, или взаимозависимости .

Грейс нужно было обратиться к Холли и откровенно высказать свое мнение. Она могла бы рассказать подруге, что ей неловко (ведь она-то полагала, будто приглашена) и обидно, потому что Холли воспользовалась ее помощью и не дала ясно понять, что это закрытая вечеринка. И лишь заявив о своих чувствах, Грейс смогла бы обогатить отношения с лучшей подругой и сблизиться с ней.

 

Непознанная жизнь

 

Давайте вернемся к нашему предыдущему герою — подчиненному агрессивного начальника. Итак, его несчастному псу могло бы и не попасть, если бы этот человек умел лучше управляться со своими эмоциями. Представьте, что он чувствовал, когда его вызвали на ковер к грозному шефу. Скорее всего, он был пристыжен, смущен, зол и даже напуган тем, что под вопросом находится его работа — а вместе с ней его зарплата, машина, дом и, возможно, семья. У него было полное право испытывать эти эмоции. И разве можно его в этом винить? Однако направление «защитника» определяется тем, что дальшеделается с этими эмоциями. Наш герой так и не позволил себе обратить на них более пристальное внимание — он поддался их разрушающему влиянию — и потому обрушил свои чувства на невинных домочадцев.

Нам известно, что многие такие люди — то есть те, кто не анализирует свою жизнь — страдают сильнее других. Они по привычке пользуются замещением вместо того, чтобы чему-то научиться у собственных чувств, и потому их жизнь и карьера со временем начинают рушиться. По всему миру такие «заместители» ощущают пустоту внутри; они не способны продвинуться за пределы своих комплексов. Возможно, рядом с ними нет любящих людей, готовых позаботиться о них и удовлетворить их эмоциональные потребности. Даже если собака и жена остаются верными такому человеку и по-прежнему терпят его необоснованные нападки, связь между ними слабеет день ото дня… и, в конечном счете, терять больше нечего: ни о какой любви не может быть и речи.

 

Как распознать в своем поведении присутствие замещения?

Теперь вы знаете, что замещение используется, главным образом, тогда, когда вы испуганы и чувствуете, что вам угрожает опасность, либо когда велика вероятность потерять лицо или подвергнуть риску работу, финансы и отношения. Чтобы проанализировать свое поведение, нужно обязательно копнуть глубже. Проработайте следующие вопросы:

1. Что вы обычно ощущаете, когда вас застают врасплох или грубо обходятся с вами?

Определите, какие из указанных ниже эмоций относятся к вам (или вернитесь к главе 2 и тщательно изучите таблицу чувств).

• Раздражение.

• Обида.

• Смущение.

• Печаль.

• Осуждение с чьей-либо стороны.

• Контроль с чьей-либо стороны.

2. Что вы предпринимаете, осознав эти чувства?

• Тихо сижу.

• Встаю и ухожу.

• Отправляюсь что-нибудь съесть или выпить.

• Игнорирую собеседника.

• Отвечаю язвительным комментарием.

• Ищу себе другого собеседника.

• Придираюсь к кому-нибудь (замещение).

3. Какие физические ощущения вы испытываете, когда возникают подобные чувства?

• Затрудняется дыхание.

• Тошнит.

• В горле встает ком.

• К лицу приливает кровь.

• Сердце бьется в бешеном ритме.

• Уши горят.

• Стучит в висках.

Чем лучше вы будете понимать, что именно в каждой конкретной ситуации приводит вас к замещению, тем легче будет вам иметь дело со своими чувствами в настоящем — и подходить к этому вопросу вы будете более зрело и осознанно.

 

Не удался конфликт с Риком — вымещу злобу на Сэме

 

Пару лет назад некая двадцатидвухлетняя Хлоя позвонила продюсерам «Ток-шоу Мэрилин Каган». Она увидела на телеканале рекламу, которая призывала девушек, желавших после окончания бакалавриата получить более высокую степень, позвонить и записаться на участие в программе. Программа была посвящена жизни тех, кто сознательно решил заняться карьерой и повременить с семьей и детьми.

И хоть Хлою не выбрали для участия в ток-шоу, она оказала на всех нас огромное влияние. Перед нами была потрясающая девушка: красивая и умная, добившаяся своего, несмотря ни на что. Обучаясь в престижном университете и не прося при этом никакой финансовой помощи у пожилых родителей, она была вынуждена одновременно следить за течением своей болезни: у Хлои был диабет I типа и при этом ей предстояло подать документы в несколько крупных медицинских учебных заведений (она была уверена, что ее примут). Дел у Хлои было по горло, и в какой-то момент она поняла, что ей нужно обратиться к психотерапевту. Работа с ней доставляла нам удовольствие. Мы видели перед собой не только девушку, несомненно, добившуюся успехов, но и человека, изо всех сил старающегося явить свои потребности самым близким.

Спустя три месяца бесед с Хлоей, в течение которых мы помогали ей разобраться с тяготами и злоключениями ее молодой жизни, мы узнали, что через пару недель она съезжается со своим молодым человеком Сэмом, с которым встречается уже полгода. Было очевидно, что они становились все ближе друг другу. Хлоя никогда не испытывала ничего подобного к другим мужчинам, с которыми ходила на свидания прежде. С Сэмом она чувствовала себя так спокойно, что даже охарактеризовала его как своего «родного» человека.

Отношения с Сэмом становились все крепче; впрочем, в жизни Хлои был мужчина, который в течение последних двух лет оказывал на нее куда большее влияние — исследователь, профессор в области биохимии, доктор Рик. Хлоя восхищалась его умом — его способностью комбинировать огромное количество материала и придавать ему форму. Он курировал ее выпускной научный проект, благодаря которому она не просто увеличивала свои шансы на поступление в медицинский вуз: результаты проекта должны были быть опубликованы в журналах по медицине в соавторстве с доктором Риком. Профессор стал для Хлои не только наставником — в течение последних лет они с женой олицетворяли для девушки родителей. Доктор Рик был мягок, обаятелен и любезен — но его жена обычно замечала, что он может быть чрезвычайно вспыльчивым и раздражительным.

За последние пару месяцев Хлоя стала все хуже выполнять свои обязательства по исследованию. Доктор Рик дал понять, что удивлен тому, что ее приходится просить браться за работу. И действительно , это было на нее совсем не похоже. И от доктора Рика, и от Сэма Хлоя скрывала, что чувствовала себя не очень хорошо. Диабет все больше досаждал ей, а у нее даже не было времени проверить свой дозатор инсулина. Они с Сэмом только-только переехали в свое новое «гнездышко», и Хлое так хотелось, чтобы все было хорошо, но она была вымотана и, казалось, больше не могла выдерживать привычный напряженный темп. Не желая обременять дорогих ей людей — и опасаясь, что станет для них обузой — она отставала все больше, и наверстать упущенное становилось все сложнее.

Как-то раз, после того как в лаборатории не провели один важный эксперимент, доктор Рик договорился с Хлоей о встрече в своем кабинете. Хлоя опоздала на полчаса. Профессор принялся критиковать и упрекать ее: ведь уже несколько недель он спрашивал, в чем дело, но она непрестанно отвечала, что у нее все в порядке. Доктор Рик расстраивался и беспокоился за будущее Хлои, и потому грубо напомнил ей, что если она не наладит свои дела и не вернется к прежнему ритму работы, под угрозой окажется не только публикация их статьи, но и ее надежды получить медицинское образование.

Сдерживая слезы, Хлоя уверила профессора, что обязательно «соберется». Так и не поделившись с ним своими проблемами, она быстро ушла и отправилась в студенческий центр. Там она увидела Сэма: он общался с какой-то красоткой, которой Хлоя прежде не видела. В бешенстве она схватила Сэма за руку и утащила его оттуда. Сердитый и сбитый с толку, Сэм спросил у нее: «Какого черта с тобой происходит?»

В ответ Хлоя обвинила его в том, что он наверняка спит с этой девушкой, и пригрозила съехать. Потрясенный Сэм уверял ее, что между ними ничего нет, но его все же возмутило то, что Хлоя могла так о нем подумать.

Следующие пару дней отношения между ними были натянуты. На сеансе терапии Хлоя рассказала о том, как стыдно ей за свое поведение: она и подумать не могла, что может вести себя так незрело. Она даже предположила, что Сэму будет лучше без нее, а доктору Рику — хотя он порой и бывал чудовищем — больше повезет с кем-нибудь другим.

Мы поняли, что нам предстоит заняться собственным научным проектом! В течение следующих нескольких месяцев нам предстояло разделить свою работу на две части: помочь Хлое, с одной стороны, (1) разобраться в том, как ее прошлое повлияло на ее настоящее, а с другой (2) обрести твердость характера, столь необходимую в минуты нападок доктора Рика, критикующего ее недостатки.

Единственный ребенок пожилых родителей, Хлоя чувствовала, что ей нужно ухаживать за ними и самостоятельно о себе заботиться. Более того, борьба с ювенильным диабетом привела ее к убеждению, что она будет слишком обременять родителей. И потому в детстве — а потом и в юности — она никогда не жаловалась, не просила помощи и в одиночку искала медицинские и социальные альтернативы. Ее любящие родители часто отмечали независимость Хлои и восхищались тем, что она никогда ни о чем не просила и ни с кем не конфликтовала.

Мы продолжали помогать Хлое в понимании и принятии себя, а также в осмыслении чувства зависимости, которое она спрятала глубоко внутрь. Впрочем, мы все осознавали, что необходимо немедленно исправить негативные последствия работы ее «защитника», замещения. Сэм стал невольной жертвой конфликта Хлои с доктором Риком, и ей следовало загладить свою вину. Также очень важно было рассказать своему молодому человеку и профессору о том, что терзало ее тело и душу. Ей предстояло не только столкнуться с самой собой и своими проблемами, но и перестать избегать доктора Рика и той работы, которую они начали.

Хлоя признала, что скрывала свои проблемы, и смогла осознать, как сильно это раздражало доктора Рика. Но она также поняла, что из-за его тона и грубости замыкалась в себе еще больше, и потому ей следовало дать ему отпор. Если бы она не смогла этого сделать, то исследовательский проект был бы обречен на провал: ведь Хлоя продолжила бы избегать профессора. Ставки были слишком высоки, да и доктор Рик много для нее значил (как в личном плане, так и в профессиональном), и потому, в очередной раз столкнувшись с его вспыльчивостью, Хлоя была готова уже не просто что-нибудь сымпровизировать. Ей требовалось придумать сценарий — подобрать нужные слова — и мы помогли ей сочинить его, чтобы, отрепетировав, она была готова к новым неожиданностям.

 

Работа над сценарием и репетиции

 

Сложно поймать свои чувства в момент их возникновения. Мы-то знаем, что будь у вас подходящие слова — сценарий — по которым можно было бы заранее пробежаться, то вы бы, может, и не стали пользоваться замещением. Конфликты и столкновение с трудностями, принятие собственного права на защиту от тех, кто представляет наибольшую опасность, — схватка долгая и нелегкая. Однако, опираясь на какие-то формулировки, вы будете уже не так склонны к тому, чтобы наброситься на невинную жертву. Предлагаем вашему вниманию пошаговый способ создания собственного сценария.

Шаг 1

Вспомните, когда в последний раз вас застигали врасплох.

• Хотелось ли вам сбежать? Закричать в ответ? Заплакать?

• Может, вы вежливо улыбнулись и незаметно ускользнули?

• А может, «застыли», ничего не предпринимая?

• По прошествии этого события сколько времени вы отыгрывались на невинной жертве?

Шаг 2

Продолжайте мысленно удерживать сценарий, но на этот раз представьте, что твердо стоите на земле. Сделайте три медленных глубоких вдоха и выдоха и вытяните пальцы, чтобы ослабить напряжение.

Шаг 3

При воссоздании ситуации важно предотвратить стремительную атаку слов, а также чувств, являющихся их результатом, и ощущений, возникающих внутри. Нажмите на тормоза, заявив что-нибудь вроде: «Пожалуйста, хватит», «Погодите минутку» либо «Секундочку».

Шаг 4

Далее необходимо облечь свои эмоции в слова. Скажите:

• «Мне грустно (меня злит, раздражает, выводит из себя, обижает), когда Вы…»

• «Я замыкаюсь в себе, когда Вы…»

• «Я Вас не слышу, когда Вы…»

• «Меня пугает, когда Вы…»

Шаг 5

Если человек, с которым вы пытаетесь справиться, не оставляет вас в покое, ругается или возмущается еще больше, покиньте место преступления, заявив:

• «Мне неприятна эта беседа».

• «Я пойду».

• «Давайте поговорим позже».

Безусловно, невозможно всегда знать, когда возникнет такая ситуация, в которой придет в действие ваше замещение. И потому никак нельзя отрепетировать что-то заранее. И тем не менее, уделите внимание тем сферам своей жизни, которые волнуют или пугают вас больше всего: неважно, что это — ваша работа, отношения с любимым человеком или ваша семья. В ходе репетиции сосредоточьтесь на том, как бы исправить возникшую ситуацию, и тогда вы сможете изъять гнев из своей реальности «по нисходящей».

 

* * *

 

До сих пор не составили полного представления о замещении? Выполните небольшой тест. Честно отвечайте на вопросы, а не отмечайте «правильные» ответы.

Допустим что…

1.  Ваша жена затевает ссору, когда вы собираетесь на работу. Чтобы не опоздать, как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Скажете, что видите, как она огорчена, и сегодня придете домой пораньше, чтобы обсудить это.

Б. Умчитесь из дома раздраженным, по пути на работу превысите скорость, будете громко сигналить и проклинать водителя, замешкавшегося на зеленом свете светофора.

2.  Гостившая у вас подруга сломала вашу стиральную машину и уехала, даже не предложив заплатить за ремонт. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Узнав стоимость ремонта, позвоните подруге и предложите поделить расходы.

Б. Устроите сцену специалисту по обслуживанию бытовой техники из-за стоимости ремонта.

3.  Во время матча у вашего сына выбили мяч, и его команда проиграла. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Отведете ребенка в сторону и скажете: «У всех не выиграешь, но ты сделал все, что мог».

Б. Накричите на судью за то, что он такой идиот.

4.  Ваш начальник настаивает на том, чтобы вы посвятили обеденное время работе, но тогда вы уйдете домой голодным и с головной болью. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Скажете начальнику, что с радостью выполните работу, и предложите заказать для всех обед в офис.

Б. Ничего не ответите, но вечером не дадите своему плачущему ребенку выйти из-за стола и заставите его доесть ужин до конца.

5.  Ваша парикмахерша подстригла вас чересчур коротко, хотя вы подробно описали ей, чего хотите. Как вы, скорее всего, отреагируете?

А. Скажете, что вас не устраивает стрижка, и попросите скидку.

Б. Встретившись в ресторане с сестрой, немедленно отругаете ее за то, что она купила такие дорогие дизайнерские джинсы — да и к тому же, они ее полнят!

Если вы чаще отвечали «Б», чем «А», как думаете, каков результат? Замещение — ваш излюбленный защитник сердца. Наверное, настало время признать это и перестать вымещать свою злобу на окружающих!

 

Резюме

 

Если мы избегаем схватки, которая кажется нам опасной, то, скорее всего, воссоздадим ситуацию в другом месте лишь для того, чтобы как-то поступить со сдерживаемыми чувствами. Но если мы достаточно смелы, чтобы лицом к лицу повстречаться с источником собственных тревог, то сможем отыскать решение своей проблемы и пойти дальше.

Только вообразите, насколько более приятной станет жизнь, когда вас перестанут считать человеком, который способен причинить боль, страдания и даже напугать своей неуместной грубостью и жестокостью. Члены семьи, друзья и коллеги больше не будут избегать встреч и общения с вами.

А еще лучше, представьте, насколько самоувереннее вы станете, когда сможете четко выражать свои чувства, говорить «нет» в неловкой ситуации либо, испытывая давление с чьей-либо стороны, бесстрашно защищаться и выходить из неприятных ситуаций с высоко поднятой головой. Вы сможете обратиться к окружающим за поддержкой и утешением, а не за тем, чтобы выместить на них свою злобу.

 

 

ГЛАВА 7. ОБРАТИМСЯ К ДЕТАЛЯМ: ВРЕМЕННО ОТСТРАНИМСЯ ОТ СУБЛИМАЦИИ

 

 

Сублимация : направление мыслей и чувств, непереносимых вами лично и/или в целом недопустимых в обществе, в социально приемлемое русло.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Крав мага (в переводе с иврита «контактный бой») — созданное в Израиле боевое искусство, получившее известность в США в 1980-х годах. С тех пор эту технику самозащиты взяли на вооружение блюстители порядка, среди которых полицейские, агенты ФБР и сотрудники управления по борьбе с распространением наркотиков. Основные принципы крав мага были разработаны в связи с необходимостью обучить людей ведению боя в неблагоприятных условиях, когда им причиняют вред. Как и крав мага, следующий «защитник сердца», о котором пойдет речь — сублимация — предоставляет человеку более широкие возможности и выводит его из тупика.

Нам прекрасно известно, что такое крав мага, потому что некоторые из наших друзей и членов семьи проводят инструктаж по этой системе. И хоть на личном опыте мы не проверяли, какие повреждения наносятся телу противника при применении крав мага, кое-кто из нас знаком с накачанными тренерами, ее практикующими. Звезды Голливуда тоже находят в этой системе много полезного: они прибегают к подобным тренировкам, когда им нужно привести себя в форму или придать реалистичности выполнению какого-либо трюка.

При беседе о крав мага в контексте сублимации на ум приходит один наш знакомый — отличный и эффектный парень по имени Байрон.

Когда Байрон шел по улице, женщины — а иногда и мужчины — сворачивали себе шеи. И немудрено: это был хорошо сложенный молодой человек под метр девяносто ростом, с кожей цвета кофе с молоком и милыми ямочками на лице. Родился он в одном из самых неблагополучных районов Лос-Анджелеса, и создавалось такое впечатление, что его семейную историю можно проследить по полицейскому журналу регистрации приводов. Когда Байрону было четыре, его отец оставил семью, и, чтобы прокормить четверых детей, матери пришлось совмещать две работы. Когда же ему исполнилось одиннадцать, из проезжающего мимо автомобиля застрелили его пятнадцатилетнего брата Джеймса. После этого его сестру Джеки — Байрон был на два года младше ее — отправили к тетке в Северную Каролину, а старший брат — Сэмюэль Джуниор, шестнадцати лет от роду, к тому времени вот уже несколько лет как был связан с какой-то уличной шайкой. Два раза его арестовывали, но «достучаться» до него было невозможно. Их мать, конечно, волновалась за каждого, но сама едва держалась на плаву.

Байрон стал принимать активное участие в жизни местного детского клуба, а в старших классах начал заниматься борьбой. Наращивая мускулы и обретая силу, он зациклился на энергичности и выносливости. Крепкое тело и боевой дух позволили ему найти выход из сложившейся жизненной ситуации. Байрон поступил в университет, но решил не участвовать в его спортивной жизни. Он заинтересовался боевыми искусствами и приступил к изучению различных форм самозащиты. Попутно он выиграл множество соревнований и снискал себе уважение. Но лишь ознакомившись с системой крав мага, он осознал, чего хочет в действительности: обучать всех желающих этой технике самообороны. Проводя инструктаж по крав мага в полицейской академии, Байрон понял, к чему будет стремиться в будущем — к вступлению в органы правопорядка!

Все, чем Байрон занимался до сей поры, было призвано помочь ему выбраться из утомительной ситуации и улучшить условия собственного существования. С одной стороны, он сознательно решил посвятить себя чему-то особенному. Но мы считаем, что на более глубоком уровне навязчивое увлечение Байрона и его побуждения позволили ему переместить мучительное чувство горечи и потери на благотворную и менее опасную почву.

Мы можем лишь предполагать, что Байрон не просто испытывал глубокую печаль — он ощущал свою беззащитность и неподготовленность как к реальной битве, разразившейся вокруг него, так и к воображаемой. Должно быть, на самом деле он был просто взбешен и желал отомстить тем, кто причинил вред ему и его семье. Однако Байрон рос добрым, послушным мальчиком. Близкие отношения с матерью и восприимчивость к ее отчаянию заставляли его делать определенный выбор — причем что-то он осознавал, а что-то нет. Он нашел приемлемый для себя и общества способ прокормить ревущее внутри чудище. Сублимация, преимущественно, явилась для него позитивным методом совладения с собственной необузданной агрессией и сильными, разрушительными страхами. Байрон направил свою боль в другое русло и умудрился подойти к своей проблеме с иной стороны. В конечном итоге, он подарил окружающим спокойствие, безопасность и возможность обустроить собственную жизнь.

 

Вдохновение, черпаемое из сублимации

 

Если бы не сублимация, мы то и дело упускали бы из виду те ценные достижения, к которым в конечном результате приводит этот «защитник сердца».

Задумайтесь о том, какое удовольствие вы получаете от музыки: умиротворяющих симфоний, современных лирических баллад и даже хеви-метал. Спешите ли вы домой, чтобы посмотреть, как на кулинарном телеканале Эмерил Лагасси или Рэйчел Рэй перемешивают ингредиенты, формуют и выпекают ароматные сладости, а потом самостоятельно приготовить или попробовать декадентский десерт? Не захлестывают ли вас эмоции, когда вы глядите на фотографию, картину или смотрите какой-то определенный фильм?

Что ж, можете быть уверены, что своим появлением многие из этих восхитительных творческих произведений искусства обязаны сублимации. Начиная от Пабло Пикассо и Энди Уорхола и заканчивая студентом местного колледжа, обучающегося скульптуре, создавшего в детстве «пальчиковыми» красками свой первый шедевр, от Вольфганга Пака и Марты Стюарт до молодой домохозяйки, на скорую руку готовящей телятину «по-пармски», от Бетховена и Гарта Брукса до музыкальной группы, что собирается в одном из гаражей Сиэтла, и учащихся средних классов, играющих в школьном оркестре, от Шекспира и Артура Миллера до начинающего сценариста, вносящего в свой текст поправки, и мальчишки, пишущего заметки в школьную газету — вполне вероятно, что все они пользуются сублимацией.

Конечно, мы и понятия не имеем, что творится внутри у каждого из этих творческих работников — известных и не очень — поскольку мы не знакомы с ними лично. Доподлинно нам известно лишь то, что с самого раннего детства каждый из нас утаивает какие-то глубокие чувства и внутренние конфликты. Постепенно мы выбираем определенный путь, удовлетворяющий и усмиряющий эту невольную борьбу. Кто-то достигает в этом большего успеха, нежели остальные. Многие теоретики полагают, что на этом «защитнике сердца» — способе отводить в сторону присущие каждому внутреннее напряжение и инстинктивные порывы, вроде сексуального желания, агрессии и чувства голода — базируются вдохновение и изобретательность.

Куда бы вы ни обратили свой взор, налицо доказательства того, что происходит при переориентации желаний и побуждений в удовлетворительные и достойные одобрения деяния. Но у каждого «защитника сердца» — даже такого зрелого и созидательного, как этот — всегда есть недостатки: «защитники» способны помешать увидеть не просто «полную картину», асвою собственную . «Защитник сердца» вмешивается в вашу жизнь, дабы отвести в сторону ваши страдания, тревоги и внутренние противоречия, на которые вы не обращаете внимания, даже если результат, в конечном счете, дорогого стоит.

Слава Богу, Боб, разгневанный на то, что с соседских кустов на его лужайку капает грязь, в эти выходные отправился в клуб велосипедистов и всю свою ярость вложил в работу педалями, иначе соседу мало бы не показалось. И если бы не огромный объем работ, Тому пришлось бы иметь дело с непреодолимой страстью, которую он испытывает к новой секретарше. Клуб любителей езды на велосипеде и сверхурочная работа благотворно и успешно повлияли на этих мужчин. Эта деятельность помогла им ослабить свое невольное внутреннее напряжение.

И хоть Боб понимает, что злится на своего соседа, он не осознает, что именно это чувство поспособствовало возникновению приступа сильного гнева. Том знает, что секретарша возбуждает его, однако не способен признать своего сексуального желания. Методы сублимации защищают их обоих. И это хорошо. Но, несмотря на приносимую пользу — ведь в действительности никто не желает забить соседа до смерти или взять секретаршу силой прямо на столе! — сублимация мешает Бобу и Тому прочувствовать свои неприятные, недопустимые в обществе ощущения и перерасти их.

Боб не осознает того, что справиться со злобой можно и по-другому. Возможно, если бы он смог устоять перед собственным гневом и вытерпеть связанные с ним неудобства, то познакомился бы с соседом и даже подружился с ним. Том много работает, и его компания процветает благодаря тому, что именно в это русло он решил направить свои сладострастные порывы. Почему бы не изучить эти побуждения досконально, признать их и прекратить работать по сто часов в неделю? Перестав избегать своих желаний, Том мог бы воспользоваться ими, чтобы оживить свой десятилетний брак: в конце концов, он работает так много, что жена уже несколько месяцев его не видела!

Биение сердца

Недавно исследователи Центра психического здоровья и средств массовой информации при Массачусетской больнице общего профиля выяснили, что многие дети играют в компьютерные игры, обогащенные элементами насилия, чтобы совладать с собственными ощущениями, среди которых в том числе гнев и стресс. Помните: даже такие социально приемлемые формы сублимации могут причинять вред в психологическом плане. К примеру, другие исследования продемонстрировали, что подобные компьютерные игры уменьшают восприимчивость человека к реальной жестокости. Когда на экране насилие каким-то образом поощряется, враждебность игрока усиливается, а случаи появления агрессивных мыслей и соответствующего поведения учащаются. Акты насилия, за которые герои игры понесли наказание, также усиливают враждебность, но в меньшей степени влияют на мышление и поведение. Так что удостоверьтесь в том, что избранный вами способ сублимации не приносит вам больше вреда, чем пользы!

 

Мисс «101 %»

 

Мы познакомились с Шарлоттой пару лет назад. Ей было пятьдесят девять, она работала риэлтором, и энергии в ней было хоть отбавляй. Свою прибыльную карьеру она начала, когда ей было под тридцать. К тому времени она уже родила двоих детей, и с тех пор все время шла вперед. Когда в Калифорнии дома размером с почтовую марку стали стоить больше миллиона долларов, Шарлотта уже курировала пятерых агентов и имела репутацию честного торговца с деловой хваткой.

Много усилий и времени ушло у Шарлотты на то, чтобы заслужить себе доброе имя. Но вот спустя какое-то время рынок жилой недвижимости рухнул. К большому удивлению самой Шарлотты — а также ее близких друзей и членов семьи — ее это сильно шокировало. Она перестала нормально питаться, начала страдать от бессонницы, забывала перезванивать и редко приходила в офис. Взволнованный супруг принялся умолять ее обратиться за помощью, и так она познакомилась с нами.

Мы и раньше слышали о Шарлотте и знали многих, кто вел с ней дела. И хоть прежде мы никогда не встречались, нас все же потрясло то, что дама, вошедшая в наш офис, нисколько не была похожа на ту женщину, которой мы ее себе представляли. Перед нами сидела поникшая, неуверенная в себе особа с всклокоченными волосами. Нас удивило то, что она не смогла обратиться к успехам прошлого и вместо этого спасовала под натиском временных изменений на рынке.

У нас тут же возник вопрос: какую роль все эти годы в ее жизни играла работа ? Что привело ее к срыву? Почему она не смогла пренебречь этой мелочью и расставить все по своим местам? Убедившись, что Шарлотта прошла медицинское обследование, а также вернулась к своему привычному режиму питания и сна, мы принялись копаться в ее прошлом.

Родители Шарлотты были людьми успешными; в их семье всегда царила атмосфера доверия и поддержки. Отец торговал мебелью; мать была известным архитектором; брат Шарлотты пошел по ее стопам: преподавал архитектуру и писал книги по этой тематике. К Шарлоте всегда прислушивались, родители и брат первыми готовы были оказать ей поддержку, вне зависимости от того, чем она занималась. И в то время, как в галереях по всему городу были выставлены работы брата, вся семья сидела в первом ряду, аплодируя Шарлотте, распевавшей песню «Я смою этого мужчину со своих волос» в школьной постановке мюзикла «Юг Тихого Океана».

Все, чего касалась Шарлотта, тут же «обращалось в золото». Все у нее выходило на 101 %. К удивлению окружающих она решила выйти замуж, когда ей было немногим больше двадцати, и стала прекрасной женой. Родителей ничуть не расстроил ее выбор, хотя они, конечно, считали, что ей рановато заводить семью. Ее мама надеялась, что Шарлотта найдет себе дело по душе, как когда-то и она сама.

Некоторое время спустя после начала терапии Шарлотта поняла: для того чтобы направить свои непознанные чувства, уже несколько десятилетий дремлющие внутри, в другое русло, она выбрала разумный и результативный способ. Ее потрясло осознание того, что все это время она держала в себе «детские» желания и обиду, не имея ни малейшего понятия о том, что эти чувства повлияли на ее предпочтения. Она обнаружила в себе зависть по отношению к брату и желание стать на него похожей. Внутренне Шарлотта ощущала, что между ним и матерью близкие, доверительные отношения, которыми она похвастаться не могла. Поэтому ее охватывали паника и злоба, и она чувствовала себя чужой. Ей пришлось направить свои сокровенные, неприемлемые чувства в сторону, дабы не ранить самых близких. Чтобы освободиться от этих чувств, она все эти годы сублимировала их в возможность стать «мисс 101 %». Все эти поступки не имели к осознанности никакого отношения.

Как и в случае с другими людьми, применяющими этого защитника, поведение Шарлотты оказалось вполне типичным: она бессознательно направила претящие ей чувства в дозволенный образ действий и стала успешным и деятельным риэлтором. Мы заверили ее, что внутренние порывы, влечения и бессознательные мысли присущи каждому. И в этих глубоко скрытых убеждениях и чувствах, в действительности, нет ничего дурного и пагубного — они совершенно нормальны. Наше с ними обращение определяет нашу сущность, ощущения в настоящем и те решения, которые мы принимаем в любовных отношениях, на работе и в спорте.

Шарлотта зашла слишком далеко. Сублимируя недопустимые чувства, зародившиеся еще в детстве, она так и не вернулась к ним и даже не поняла, что вообще их испытывает. Она стала стремиться к тому, чтобы пробиться в жизни, добиться успеха и избежать неудачи . А когда рухнул рынок недвижимости, сникла и сама Шарлотта. Она никак не была готова к подобным переживаниям: крах извне вкупе с внутренним срывом — со всем этим было слишком тяжело справиться.

Чтобы направить юношеское отчаяние в другое русло, Шарлотта решила стать самой успешной в своей области, и долгое время ей это удавалось. Однако, не сумев выдержать надвигающуюся катастрофу — крупномасштабное падение рынка недвижимости — она сама упала духом. Она не смогла объективно оценить сложившуюся ситуацию, потому что прежде никогда не сталкивалась ни с чем подобным. Внешние обстоятельства помешали ей сохранить свое превосходство.

 

Сублимация переносит неприемлемое в подвал вашего сознания и воспроизводит его в поступках, деятельности либо поведении, удовлетворяющем вас, членов вашей семьи и общество — и это просто замечательно. Но теперь-то вы понимаете, что перебарщивать не стоит. Как и все «защитники», сублимация может дойти до определенной отметки, когда, в итоге, обернется против вас и воздвигнет преграды вокруг вашего сердца. Окружая вас, эти баррикады мешают вам опознать и осмыслить свои чувства, таящиеся в глубине. Вы ничего не знаете об этих невыносимых ощущениях и, будучи запертым в подвале собственного сознания, не способны жить той жизнью, которой заслуживаете по праву.

 

 

О сексуальном возбуждении

 

Если вы хоть сколько-нибудь знакомы с понятием сублимации, держим пари, что вы употребляете его в контексте секса. Принимая холодный душ после свидания, не получившего должного завершения, человек остужает свое сексуальное возбуждение. Он в буквальном или переносном смысле оказывает давление на порывы, которые не готов либо не смог осуществить.

Представьте себе девочку, колотящую по клавишам пианино в гостиной, в то время как у сидящих на кухне родителей эти звуки отзываются головной болью. Несложно вообразить, что ребенок полон бушующих гормонов и страхов, а с помощью музыки избавляется от сексуального напряжения и агрессии. Каждый из нас знаком с парнем, который непременно вынужден похвастаться самыми лучшими, большими и дорогими забавами. И мы спрашиваем себя: «Что он пытается доказать? Что у него большой член?» Мы сердимся. А можем вообще рассмеяться. Но в моменты спокойствия понимаем: все дело в ощущении ничтожности и неполноценности. В сексуальном плане это сублимация чистой воды!

Другим при слове «сублимация» на ум приходят огромные спортсмены и спортсменки в прекрасной физической форме. Здесь сублимация принимает форму избиения противника: агрессивные побуждения находят себе выход в уместных поступках. Вы нацепляете атласные боксерские трусы, зашнуровываете кожаные перчатки и, потея, яростно, но осторожно входите в контакт с соперником. Или выводите свое напряжение наружу, нанося сильный удар по маленькому белому мячу, бросая через поле коричневый футбольный мяч либо закладывая большой мяч в прыжке в корзину.

Господи… похоже, что речь снова о сексе! А ведь ощущение агрессии и сексуальность действительно состоят в крепком союзе. И то и другое суть проявления примитивных желаний. Сублимация, словно сваха, подводящая человеческие порывы к ситуациям, приемлемым как для личности, так и для общества в целом.

Распознать подобные порывы, скрытые в бессознательном, не так легко. Совершенно сумасбродное занятие тщательно следить за тем, на что ваш разум просит никогда не обращать внимания. Впрочем, есть такие чувства и реакции, которые осмыслить легче. Подвергая анализу и критике свои действия на работе, в спорте и любовных отношениях, а также временно их приостанавливая, вы подвергнете себя воздействию побуждений, долгое время скрывавшихся внутри. Мы поможем вам разобраться в своем поведении и его мотивах.

 

Чем вы занимаетесь?

 

В 1950–1960-е годы по телевидению транслировалась игра под названием «Чем я занимаюсь?». Нескольким знаменитостям надевали на глаза повязки, и в студии появлялся «таинственный гость», человек, заслуживший внимание публики своей деятельностью — положительной, отрицательной либо эксцентричной. Присутствующим в студии было известно, чем занимается гость, но для группы знаменитостей это оставалось загадкой: каждый из них по очереди задавал вопрос о госте. Если гость утвердительно кивал головой, участнику предоставлялась возможность копнуть глубже, задав еще один вопрос, и так далее, до тех пор пока не раскрывалась тайна.

В нашем варианте игры гостем являетесь вы, а мы — участники викторины. Вы начнете с того, что вам известно, и мы вместе постараемся разобраться, не сублимируете ли вы и как сублимация помогала вам до сих пор.

Если вы ответили утвердительно, копните глубже и задайте себе пару дополнительных вопросов. Для начала вам предлагается несколько вариантов. Узнав в некоторых себя, вы, вероятно, придумаете собственные вопросы.

Вопросы должны перекликаться с чувствами, которые вы могли сублимировать: «вы на кого-то злитесь», «вы огорчились из-за того, что что-то утратили», «вас расстраивают отношения с любимым человеком, детьми, семьей и/или коллегами», «вы кажетесь себе безобразным (безобразной)», «окружающие, по вашему мнению, недооценивают вашу мужественность (женственность)», «вы просто умираете от желания стать кому-то ближе, как физически, так и психологически и так далее».

Мы не знаем истинной причины вашей сублимации, но эти вопросы дадут вам возможность поразмыслить, от чего же вы, черт возьми, бежите.

Помните: цель изучения собственных защитников в том, чтобы обрести над ними более жесткий контроль. Осознав причины своих поступков, вы получите доступ к самому себе, а также обретете ясность ума, которая поможет вам сделать самый приятный выбор.

Вопрос 1. Не получается ли так, что с утра вы первым приходите на работу, а вечером покидаете ее последним? Если это так, то причина может быть в следующем…

…вы очень любите свою работу?

…вы лучше чувствуете себя на работе, чем дома?

…вас уважают коллеги?

…вам кажется, что руководство ждет подобного поведения от работников?

…вы титулованный «работник 101 %»?

…вы боитесь потерять свою работу?

…должность, которую вы сильно хотите получить, на данный момент недоступна?

Вопрос 2. Мало того что в вас не дремлет дух соревнования, и каждые выходные вы участвуете в различных спортивных играх, вы к тому же ежедневно посещаете спортзал. Если это так, то причина в следующем…

…просто вы спортсмен от природы?

…вам не нравится, как вы выглядите, и потому вам хочется привести себя в форму?

…это позволяет вам держаться в стороне от уличной молодежи и связанных с ними неприятностей?

…если вы не выпустите пар, у вас «поедет крыша»?

…это предлог уйти из дома?

Вопрос 3. Достаете ли вы из закромов свою бензопилу, чтобы подстричь деревья в саду, когда приезжают родители жены? Если это так, то причина в следующем…

…деревьями уже давно пора заняться?

…вам хочется показать им, какой вы хороший супруг?

…вы надеетесь дать им побыть с дочерью?

…вам кажется, что они вас не любят, и потому вам не хочется лишний раз попадаться им на глаза?

…вы сами их не любите и боитесь, что сорветесь на раздражение?

Вопрос 4. Вы постоянно ремонтируете дом и украшаете его? Если это так, то причина в следующем…

…вам быстро все наскучивает, и вы любите перемены?

…когда все будет «как следует», вы сможете пригласить гостей?

…в последнее время вас расстраивает однообразная жизнь?

…дом вашей сестры всегда выглядит лучше, что бы вы ни делали?

Вопрос 5. Вы тяготеете к работе в правоохранительных органах либо вооруженных силах? Если это так, то причина в следующем…

…вам хочется стать «положительным героем»?

…вам нравится, что за униформой и правом носить оружие скрывается власть?

…это законный способ наказать кого-нибудь?

…вам хочется, чтобы вас, как человека в униформе, уважали?

…это способ продемонстрировать свою мужественность либо доказать окружающим, что вы вовсе не слабая женщина?

Вопрос 6. Сидите ли вы часами у компьютера, играя в онлайн-игры, торгуясь на Интернет-сайте ebay, обновляя свою страницу в социальной сети или таращась на видео порно? Если это так, то причина в следующем…

…ваша повседневная жизнь ужасно скучная?

…у вас нет настоящих друзей, с которыми можно было бы потусоваться?

…это дает вам возможность заниматься тем, чего вы не можете делать в реальной жизни?

…ваши виртуальные друзья любят вас больше, чем те, кого вы знаете лично?

…с приятелями по Интернету куда интереснее, чем с семьей и друзьями?

Вопрос 7. Вы помешаны на клубных танцах. Если это так, то причина в следующем…

…ваш жених не хочет спать с вами до свадьбы, а танцпол — это единственное место, где вы так близки друг другу в физическом плане?

…у вас нет постоянного партнера, а танцы почти не уступают сексу?

…вы представляете, как танцуете со своей замужней соседкой, с которой хотели бы заняться сексом?

…вы словно «исчезаете» в толпе и шуме танцпола?

…вы действительно отличный танцор, и вам нравится внимание окружающих?

Вопрос 8. У вас нет детей, и вы одеваете своего домашнего питомца, как ребенка? Если это так, то причина в следующем…

…просто вам очень нравятся животные?

…без домашнего любимца вам было бы одиноко?

…вам нравится, когда рядом есть кто-то маленький, кем можно командовать?

…потерю любимого было слишком тяжело вынести, и теперь вам хочется лишь бескорыстной любви животного?

…ваш питомец не возражает вам?

Вопрос 9. У вас настолько насыщенная личная жизнь, что вы не виделись с родными десять лет. Если это так, то причина в следующем…

…вы больше любите своих друзей?

…вы хотите показать членам семьи, что не нуждаетесь в них?

…им все равно никогда не угодить?

…они слишком многого от вас требуют?

…вас ранит то, что они против вашего(ей) супруга(и)/профессии/образа жизни?

Уверены, что во многих из предыдущих ситуаций вы узнали себя. До сих пор какая-то ваша деятельность держала вас на расстоянии от собственного гнева, страхов, печали, одиночества, вожделения и неудовлетворенности. Некоторые способы использования сублимации легче распознать, чем другие, менее различимые. Вполне ясно, что именно вы сублимируете, когда достаете бензопилу, как только надоедливая родня со стороны супруги показывается на пороге дома. Подобным же образом, если вы, как и Байрон, работаете в правоохранительных органах, это, конечно, похвально, вот только решение построить карьеру в этой области может корнями уходить в сублимированную агрессию.

Возможно, вам не так хорошо понятно, как с искусством сублимации связана иная деятельность. Например, теплые отношения с домашним питомцем действительно успокаивают. Исследования показывают, что они благотворно влияют на сердечно-сосудистую деятельность организма и здоровье в целом. Однако, люди, не имеющие детей, могут выплескивать свою невыраженную любовь на животных, используя сублимацию как механизм адаптации при потере.

Осознание печали, связанной с потерей, конечно, не вернет вам утраченного. Но, как мы уже упомянули, сублимация — куда более зрелый и благотворный защитник, чем остальные. И, что касается случая с домашним питомцем, его хозяйка стала бы более гармоничной, пойми она, что олицетворяет ее подопечный. Это позволило бы ей воспользоваться временем, которое она обычно посвящает кошачьим нарядам, и заявить о своей потребности в общении и поддержке.

Не нашел ли в вас отклик вопрос об отчужденности от родных? Не прошла ли целая вечность с тех пор, как вы последний раз уделили время семье, пусть даже вы и светская красавица, у которой полно конкуренток? Тому, что вы прекратили общаться с близкими, может быть множество причин. Может, все дело в том, что вы потеряли связь с собственным гневом или обидой, которые испытываете по отношению к ним. Возможно, где-то глубоко внутри вы считаете себя неудачником, не оправдавшим их ожидания. Да к тому же вам кажется, что они постоянно чего-то от вас требуют, и потому вы и воспользовались сублимацией, чтобы справиться с этой ситуацией.

 

Резюме

 

Сублимация может оказаться весьма полезной и побудить вас к достижению определенных целей. Но зачастую она обращает вас в пашущую лошадь, да еще и вешает на вас шоры. И вы с трудом тащитесь, успевая лишь мельком увидеть кусочек восхитительного мира, вас окружающего. Вы заслужили того, чтобы увидеть всю картину — распознать, какие силы заставляют вас «двигаться» — а значит, отыскать способ осознать, что таится у вас внутри, и, в конечном итоге, принять это. И хотя сублимация может посодействовать вам в том, чтобы уйти в сторону от недопустимых мыслей, несомненно, куда лучше будет освободиться от нее и заняться самопознанием и анализом собственных побуждений и желаний. Не торопитесь. Полюбопытствуйте, почему решили заняться именно этой, а не какой-либо иной деятельностью. Подобный самоанализ поспособствует вашему развитию и обретению удовлетворенности жизнью.

 

 

ГЛАВА 8. СМИРИМСЯ С СОБСТВЕННЫМИ ТРЕВОГАМИ: ОТЛОЖИМ ПРОКРАСТИНАЦИЮ НА ПОТОМ

 

 

Прокрастинация : откладывание дел, которые нужно начать или завершить, в долгий ящик с тем, чтобы избежать выматывающего внутреннего беспокойства, с ними связанного и доставляющего определенные неудобства.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Этим прекрасным бодрящим субботним утром мы уже успели выпить по несколько чашек травяного чая, бесчисленное количество раз посетить туалет, что в конце коридора, вскрыть упаковки с крекерами и сыром, лежащие на офисной кухне, и раз десять позвонить своим детям. К сожалению, нам так интересно друг с другом, что мы можем болтать о чем угодно.

Иными словами, мы нашли кучу причин, лишь бы только не обращаться к этой главе, ведь мы уже предвкушали все заботы, волнения и проблемы, связанные с ее написанием. Конечно, у нас есть определенный план, которому мы следуем, но, тем не менее, в ходе создания глав оказывается, что каждая из них меняет свое направление. Это, несомненно, бодрит и побуждает нас к бурной деятельности, но одновременно также и усиливает нашу тревогу: «А что же делать дальше?», «На правильном ли мы пути?» В общем, этим утром мы стали жертвами собственной прокрастинации . Поддаться этому «защитнику сердца» легко, ведь он ограждает нас от неминуемых волнений.

Возможно, и вы склонны поступать подобным образом. Может, вам необходимо начать какую-то работу или хочется завершить некое дело. Установленные вами или кем-то другим сроки поджимают, но вам никак не удается их придерживаться. Мы, например, тоже должны были сдать свою книгу к определенной дате.

Время от времени каждый пытается избежать неотвратимого. Подумайте, в каких случаях вы обращаетесь к этой старой доброй тактике? Может, вы так делали еще в школе: при выполнении учебных заданий, написании реферата либо при попытке запомнить все штаты США? Или на работе: при сдаче бюджетной отчетности, ознакомлении с личными делами сотрудников либо при обновлении базы клиентов? Не возникает ли этот прием в отношениях с близкими: при необходимости связаться с сестрой, поговорить по душам со стареньким папой или мамой либо извиниться перед супругом (супругой) за скандал, учиненный вами? А не бывает ли так, что вам хочется как-то улучшить свою жизнь — к примеру, сесть на диету, начать заниматься спортом или бросить курить сигареты либо марихуану — но задача кажется вам непосильной, и тогда к вам тихонько подкрадывается прокрастинация?

Любопытно, но причина, по которой нам становится тяжело смело смотреть на пустую страницу, — одна из основных в прокрастинации: это перфекционизм. У вас никогда не возникало ощущения, будто вы просто обязаны прямо на месте в чем-то разобраться либо должны выполнить задачу, совершенно не напрягаясь? А если ваш мозг, уста или шариковая ручка с легкостью ничего не выдают, значит, наверняка вообще ничего не получится? Вы говорите себе: мол, если придется над чем-то биться — то есть все не пойдет само собой и не получится с первого раза — лучше выкинуть эту идею из головы. Вероятно, вы боретесь с внутренним голосом, кричащим: «Все или ничего!»; поздравляем: вы — во власти перфекционизма.

У такого утомительного образа жизни есть и свои достоинства: он побуждает вас быть лучшим. Но, в действительности, это обоюдоострый меч, причиняющий мучительную боль. Те, у кого вторым пилотом в кабине назначен перфекционизм, никогда не получают от жизни удовлетворения, поскольку полагают, что должны иметь какие-то сверхъестественные способности — однако при этом так и не дотягивают до требуемого уровня. А чтобы вы не попали в глупое положение, на сцену выходит старшая сестра перфекционизма, прокрастинация. Она останавливает вас, находит какие-то оправдания и облегчает ваш путь под знаменем заблуждения, заключающегося в том, что необходимо все сделать идеально — просто не сейчас .

Вам кажется, что в лице прокрастинации на вас снизошла благодать. Вы хватаете ее за руку с верой в то, что она избавит вас от тревог. Как ни странно, но на самом деле этот «защитник сердца» ни от чего вас не ограждает; напротив, он причиняет вам еще больше неудобств и усиливает вашу неуверенность. У вас появляется мысль о том, что вы в принципе не способны выполнить задачу, что вы — неудачник и притворщик. И до тех пор, пока вы не приступите к выполнению задачи, вас будет преследовать навязчивая идея, инициирующая страдания, которые не имеют никакого отношения к первоначальному беспокойству.

Вы чувствуете себя просто отвратительно: вы ведь собирались что-то сделать, а теперь не делаете вообще ничего. Вопрос не терпит отлагательств, и вы волнуетесь еще сильнее. А ведь со стремительной атакой прокрастинации сопряжены и другие нежелательные последствия: вы теряете веру в собственные силы и уже не отличаетесь особой смелостью.

И потому вы прячетесь: отдаляетесь от окружающих, беспокоясь о том, как бы вас не поймали на вранье. На своей практике мы часто сталкивались с подобной позицией: «Кто-нибудь обязательно меня вычислит — я же просто прикидываюсь».

Как же вы достигнете успеха, если вашим любимым защитником является прокрастинация? За ответом мы обратимся к нашему знакомому любителю откладывать дела на потом.

 

Ленни вовсе не ленив

 

С Ленни нас связывали отношения любви-ненависти. Порой нам хотелось накричать на него, а иногда — отвести к парикмахеру и величаво расслабиться, откинувшись на спинку кресла, пока ему делают его первую в жизни стрижку. Даже будучи вполне успешным генподрядчиком, Ленни был эмоционально привязан к своей юности. Еще давно он решил повременить с взрослой жизнью. Со своей женой он уже четыре года как развелся и лишь недавно купил для своей голой, необставленной квартиры коврик. С юными дочерьми у него всегда были близкие, теплые отношения. И хоть им больше не хотелось как раньше проводить с отцом свое свободное время, Ленни всегда желал быть в курсе их последних проделок. Ему было тяжело признаться себе, что он уже не в том возрасте: Ленни было пятьдесят.

В свое время у него с женой больше года ушло на то, чтобы решиться прийти к нам на терапию для семейных пар. Они поставили своеобразный рекорд, то записываясь на прием, то отменяя его, то перенося встречи. Жена Ленни постоянно жаловалась на то, что супруг витает где-то в своем собственном мире и не делает ничего по хозяйству. По ее словам, ей приходилось воспитывать троих детей: двух дочерей и «сына» средних лет.

Было очевидно, что Ленни становится рассеянным, когда речь заходит о работе по дому, помощи девочкам с домашним заданием и делах, которые он обещал выполнить. Его жена жутко сердилась на него за то, что он чересчур поглощен собой и своей работой, но завидовала его нежным близким отношениям с дочерьми. Спустя долгие годы вражды и ссор, когда девочки выросли, они с Ленни решили мирно разойтись.

Со временем Ленни стал одним из наших самых заинтересованных пациентов. Продолжив после развода ходить на индивидуальную терапию, он сосредоточился на своей потребности воссоздать отрочество, в котором ему в свое время отказали: отец бросил семью, когда Ленни было десять, и мальчику пришлось помогать матери по дому.

Ленни был замечательным сыном: всегда отзывался на просьбы матери и делал все, в точности следуя ее указаниям. Став взрослым, он перестал во что-либо вовлекаться, все чаще стоял на своем и отказывался выполнять «взрослые» задачи. Так он, сам того не осознавая, с легкостью отдался собственному защитнику, прокрастинации. Впрочем, в ходе терапии Ленни серьезно продвинулся на пути к принятию на себя ответственности за свои поступки. Кроме того, он преуспел в достижении разных мелочей, которые прежде ему не удавались. Он даже стал регулярно посещать парикмахерскую!

В детстве Ленни всегда делал то, что ему говорили. При этом ему не предоставили возможности учиться на собственных ошибках. И потому, когда он вырос, его охватило беспокойство: долгие годы он боялся, что не сможет ничего сделать самостоятельно. Он волновался, что любые начинания потерпят провал, и ему будет стыдно за свои неудачи.

Ко всему прочему Ленни каким-то образом пришел к убеждению, что одной попытки недостаточно — единственно возможную альтернативу он видел лишь в успешном исходе дела. Одна мысль о поражении и о том, что придется что-то делать заново, была для него невыносима. В зрелости, чтобы как-то сбалансировать подобный образ мышления, он решительно ухватился за идею «всему свое время» — а ведь это прекрасная возможность для прокрастинации. И наиболее наглядно она проявилась в его работе.

Более двадцати пяти лет Ленни вращался в сфере строительства коммерческой недвижимости: он принял на себя ведение дел от дяди по материнской линии. Дядя Макс очень любил племянника, и Ленни каждый год все лето посвящал этой работе и обучению азам ведения бизнеса. Макс по-своему управлялся с делами, и Ленни было за ним не угнаться, уж больно ладно у того все выходило.

Казалось, Ленни никогда не успевает сделать заявку на торгах, назначить совещание и вовремя предоставить городским властям всю необходимую документацию. Ему было неловко признаться кому-то в том, что у него все валится из рук, а сам он совершенно подавлен, да и до безупречности ему еще очень далеко. Стол был завален бумагами, позади располагалась огромная картотека, но дверь надежно защищала его от внешнего мира, и Ленни, помешанный на своих акциях, по пятидесяти раз на дню заглядывал в компьютер.

Несмотря на то, что не все шло гладко, бизнес процветал благодаря честности Ленни и другим особенностям его характера. Когда дело больше не терпело отлагательств, он всегда доводил его до конца. Однако лишись он работы, ему и то было бы не так тяжело. Из-за собственной прокрастинации Ленни много ел и пил, но слишком мало спал. Это имело прямое отношение к постоянному беспокойству и боязни чего-то не успеть. Ему просто не хватало энергии, чтобы привести свои дела в порядок, и в итоге Ленни настигла депрессия.

Мы указали Ленни на то, что он полон пессимизма и сильно нервничает во время приема, а также предположили, что подобному состоянию он подвержен уже долгое время. Когда он, наконец, понял, что все эти годы считал себя неудачником и «несмышленым мальчишкой», то сильно удивился. И хоть Ленни был мужем, отцом и крупным бизнесменом, он считал, что не способен принимать решения, достойные «взрослого мужчины». Он всегда сомневался в своем выборе и своих поступках. Ведь рядом с ним постоянно была любящая мама, которая, дабы они оба могли свести концы с концами, руководила его жизнью, раздавая приказы и устанавливая сроки выполнения тех или иных дел. Увидев, как сын над чем-то бьется, она бы наверняка огорчилась, и потому всегда вмешивалась и завершала начатую им работу, пока мальчик не потерпел неудачу. Из-за своих собственных тревог она не могла позволить ребенку ощутить на себе естественные последствия взросления. И потому Ленни решил, что ничего не может сделать самостоятельно; он засомневался в своих силах. Он не доверял собственным суждениям и знаниям. И если ему приходилось прилагать усилия, чтобы принять решение или выполнить какую-то задачу — если он был убежден, что с первого раза все не получится идеально — так зачем вообще стоило стараться?

Таким образом и выросла груда прокрастинаций . Тогда мы предложили Ленни выполнить одно упражнение, которое можете проделать и вы.

 

Груда прокрастинаций

 

Пытаясь заставить себя взяться за те дела, которых вы избегаете, важно установить определенные параметры. Ведь если этот орешек вам не по зубам, последствия могут быть не самыми приятными.

 

Упражнение на преодоление прокрастинаций

Купите дешевый таймер для варки яиц или воспользуйтесь будильником на своих часах либо мобильном телефоне. Каждый будний день в одно и то же время (в выходные вам полагается отдых) всюду берите с собой этот таймер либо будильник: на работу, в свою комнату, в ванную — туда, где растет и ширится груда ваших прокрастинаций. Заведите его на десять минут. Вот и все правила. Отберите бумаги, почту, фотографии, CD-диски, одежду, посуду — в общем, то из чего состоит эта груда — и принимайтесь за работу. Когда пройдет десять минут, дела следует закончить. И не продолжайте. Прервитесь. Хватит! Вернетесь к ним на следующий день. Если не остановитесь и будете работать и дальше, то не достигнете цели упражнения. Смиритесь с этим. Пройдет какое-то время, и вы удивитесь тому, как много сделано. Отложите удовольствие на потом, и обязательно будете вознаграждены.

 

Ленни подозрительно отнесся к идее выполнить это упражнение. Он несколько недель что-то мямлил: тянул время и убеждал нас, что это правило десяти минут — полная чушь. «Глупо прекращать делать то, что надо закончить. Зачем тогда начинать? Потом будет только сложнее», — утверждал он.

Мы попросили Ленни довериться нам, прекратить ныть и просто выполнить правила, обозначенные в задании. Мы предположили, что он относится к нам как к собственной матери и, не доверяя нашим рекомендациям, словно борется с ее навязчивостью. Ленни сначала рассердился на нас, но потом засмеялся и сказал, что ему действительно порой хочется чуть ли не подраться с нами, настолько ему не по душе наше мнение и идеи. В итоге, поворчав, он согласился выполнить наше поручение. Мы установили правило: прошло десять минут — больше никакой уборки и сортировки документов в офисе. Какую бы деятельность он ни выбрал, каждое утро он мог возвращаться к выполнению вчерашней, а мог браться за новую. В этом не было никакой разницы.

Прошла неделя. Ленни по-прежнему сопротивлялся и относился к этой «дурацкой» деятельности с недоверием. Мы терпеливо ждали. И вот по истечении двух недель Ленни пришел к нам сияя. «Теперь это больше не кажется таким невыносимым, — сказал он, — я понимаю, что на следующий день мне придется вернуться на место преступления, и потому уже не так себя терзаю за то, что не завершаю начатое. Останавливаюсь, несмотря на то, что не хочется. И, представьте себе, теперь я уже не так сильно нервничаю. Работа больше не сводит меня с ума. С нетерпением жду, что же будет дальше».

Подвергнув себя такому испытанию, которое поначалу доставляло ему лишь дискомфорт, Ленни понял, что может осуществить все, чего захочет, если только не будет ждать от себя невозможного. Он стал лучше понимать, каковы его возможности, и осознал, что трудности — не повод отгораживаться от окружающего мира и его запросов. Более того, он смог ощутить, что все будет хорошо, что он сможет справиться и оказать самому себе поддержку. Благодаря этому простому упражнению (а после он выполнял его еще несколько лет почти каждый день), а также доверительным, однако требующим отдачи отношениям с нами, он понял, что если делать все постепенно, то исход, несомненно, будет благоприятен . Ленни стал терпимее относиться к себе и своим недостаткам. И хотя он по-прежнему порой сталкивался с грудой прокрастинаций, ему всегда удавалось изменить ситуацию к лучшему и не позволить ей взять над собой верх.

 

Нечего бояться, кроме самого страха

 

Все мы откладываем дела на потом: не разбираемся вовремя с горой завалявшегося хлама, не оплачиваем счета и не подшиваем документы к делу. А ведь наше упражнение — прекрасное средство навести в делах порядок. Можем себе представить, как вы задаетесь вопросами: «Как же мне выполнить задачу, более крупную, нежели сортировка бумаг? Что, если мне нужно разобраться с одеждой, которую я еще три года назад собирался пожертвовать в благотворительную организацию? Как закончить дело, которое просто не получается выполнить вовремя? Ведь в противном случае мне грозят серьезные последствия, да и потом, если я его сделаю, то на какое-то время перестану нервничать… Отчего же я его не завершаю, если понимаю, что, не уделив ему должного внимания, заранее обрекаю себя на неприятности?» По нашему мнению, это указывает лишь на то, насколько значительны для вас причины, по которым вы не продвигаетесь дальше.

Возможно, под постоянно ускользающей и не дающей вам покоя задачей подразумевается тот факт, что вы не подали налоговую декларацию, и теперь вам грозит непомерный штраф. А может, вы решили сделать взнос на страхование жизни попозже, и вам могут аннулировать страховой полис. Или же по вине прокрастинации вы никак не можете отправиться на медосмотр, и потому вам приходится страдать от боли в гниющих зубах или высокого давления — а ведь на начальной стадии этого еще можно было избежать. Может, все дело в ремонте, которому вы не уделили должного внимания — вовсе не из-за денег, их-то у вас было предостаточно — и теперь у вас проблемы с водопроводом или дому нанесли непоправимый ущерб термиты, так что приходится тратить тысячи и тысячи долларов.

Откуда же возникает подобная дилемма: «Может, займусь этим попозже?» Источником ее является страх. Безусловно, именно на страхе основывается перфекционизм, ведущий к прокрастинации — вы боитесь, что вас посчитают плутом либо несобранным человеком. Но, помимо ужаса перед возможностью не достичь безупречности, есть и другие страхи, заставляющие вас отказаться от выполнения той или иной задачи. Некоторые из них включают: страх оказаться в неловком положении или получить отказ, страх перед неизвестным, боязнь конфликта либо успеха; и, наконец, самый серьезный страх — страх поражения. Причины эти непреодолимы (хотя, в действительности, они могут оказаться ложными); более того, они удерживают вас от какой-либо деятельности.

Мы, психотерапевты, взяли на вооружение одно убедительное высказывание, которое, кстати, прекрасно подходит под описание данного «защитника сердца».

 

Страх — это ложная очевидность, кажущаяся настоящей6. Он применяет как правдивую, так и ложную информацию и действует так, будто она является абсолютной истиной.

 

Скорее всего, ваши нынешние страхи образовались еще в детстве, но до сих пор кажутся вам вполне реальными. Их созданию поспособствовало общение с различными людьми и столкновение с разнообразными ситуациями — иногда мягкими и благоприятными, иногда травматичными. Взрослея, вы продолжали крепко цепляться за некоторые из них, и, практически не осуществляя для проверки никакого «тестирования реальности»7, полагали, что они настоящие. Зачастую эти страхи строились вокруг обстоятельств, которые сеяли в вас ощущение дискомфорта и приводили к различным допущениям — и вы понимали , что ситуацию не изменить. Однако то, что когда-то в юности казалось реальным, вероятно, уже не является таковым, но вы по-прежнему придерживаетесь своих старых убеждений.

Вы сами даже не осознаете этого, а ваши страхи стали факторами, лишившими вас мотивации на что-либо. Страх парализует вас, из-за него вы бездействуете и пользуетесь услугами прокрастинации. Единственный способ обрести контроль над страхом, мешающим довести до конца то, что вы откладываете — понять, чего же вы все-таки боитесь. История нашей пациентки Дженни может помочь вам в этом.

 

Страх Дженни

 

Дженни утопала в страхах, которые на нее уже не распространялись; она являла собой наглядный пример человека в тисках ложной очевидности, кажущейся настоящей. Когда ей было двенадцать, она частенько тратила все карманные деньги на косметику. Как и большинство родителей, ее мама небрежно бросала ей замечания: «У тебя деньги словно сквозь пальцы утекают. Неужто ты никогда не научишься с ними обращаться?»

Став взрослой, Дженни пришлось приложить много усилий, чтобы добиться успеха. Ведь даже несмотря на то, что ее супервайзер посоветовал ей, что именно надо сделать, чтобы продвинуться по служебной лестнице и достичь вершин в своей области, она решила повременить с этой деятельностью. Прокрастинация ей удалась не хуже, чем другим. Она боялась, что не сможет ухватиться за такую возможность, что успех точно так же утечет сквозь пальцы, как и карманные деньги, которые ей выдавали в детстве.

Вы только поглядите, какой отклик в душе Дженни нашло это скромное и, казалось бы, несущественное утверждение. Конечно, в словах ее мамы не было злого умысла; в некоторых случаях родители и понятия не имеют, что их слова и поступки могут так сильно задеть ребенка. Мы не намерены здесь указывать на мам и пап пальцами; нам хочется лишь показать, как сильно мы цепляемся за все то, что нас задевает, преобразуем и ориентируемся на это в зрелости. С присущей нам наивностью мы впитываем какую-то информацию так, что она становится нашей сущностью, приобретаем страхи и определенные убеждения, касающиеся нас самих и нашего места в мире, и уже не подвергаем их никакому сомнению.

 

Встреча с собственными страхами лицом к лицу

 

Если вы обнаружите страх, из-за которого попали в ловушку, то сможете ослабить влияние своего защитника. Чтобы понять, почему вы не двигаетесь вперед , начните работу в обратном направлении !

Подумайте, что же такое страшное случится, когда вы завершите задачу, выполнение которой так долго откладывали:

• Окружающие будут вам завидовать.

• Вы будете вынуждены продолжать, но уверенность в собственных силах пропадет.

• Вас могут призвать к ответственности, и тогда вам придется защищаться.

• Это изолирует вас от окружающих: друзей, семьи, общества.

• Вы в чем-нибудь ошибетесь, и все придется переделывать.

• Результат разойдется с вашими собственными нормами или не понравится кому-то еще.

• Завершение этого дела приведет лишь к тому, что придется выполнить множество других задач.

• Вы не сможете проконтролировать последствия и реакцию окружающих.

• До вас дойдут некие не особо приятные сведения.

• Вы окажетесь в дурацком положении, и над вами будут смеяться.

• Вы можете случайно кого-то расстроить, а вам бы этого не хотелось.

Наверное, некоторые из этих причин нашли в вас отклик. А может, вам в голову пришли какие-то другие. Теперь вы имеете некое представление о том, что может произойти, если вы энергично приметесь за какую-либо задачу и выполните ее. Выберите одну или две причины, которые наиболее вам близки, и в подробностях опишите, чего же вы боитесь. Ничего не утаивайте, дайте волю своим тревогам. Помните, что все дело в ложной очевидности, кажущейся настоящей. Затем, покончив с деталями, трансформируйте потенциальный исход в наихудший реалистичный сценарий. На тот случай, если вы перейдете в режим прокрастинации, повторяйте следующую мантру:

 

И правда, а что самое худшее, что может случиться?

 

Чтобы помочь вам «раскачаться», предлагаем несколько примеров, которые помогут вам понять, что мы имеем в виду.

Боязнь зависти

Вымышленная ситуация, основанная на страхе.

Если я когда-нибудь и соберусь подавать заявление на повышение, наши сотрудницы начнут судачить за моей спиной. Они станут утверждать, будто я собираюсь обманом получить эту должность. Никто (разве что подлизы) больше не захочет со мной общаться, и мне придется обедать в одиночку. Сестра надуется, а я буду чувствовать себя виноватой, потому что добилась большего, нежели она. А мама перестанет со мной общаться, поскольку ей самой не довелось построить карьеру, она будет мне завидовать.

Наихудшая реалистичная ситуация.

Когда я подам заявление на повышение, коллеги, вероятно, спросят меня, отчего же я не делала этого раньше. А поскольку я никогда никого не обманывала и не жульничала, наверняка кто-нибудь пустит подобный слух еще до того, как все завертится. Конечно, найдется парочка паршивых овец, снедаемых завистью, но какое мне до них дело? И даже если кто-то почувствует себя неловко из-за того, что я теперь буду занимать иное служебное положение, я всегда могу пригласить этих людей вместе сходить на обед. С сестрой мы всегда соперничали, но я не стану кичиться своим повышением, к тому же, мы достаточно близки, чтобы обсудить это и даже пошутить на эту тему. Ну а если меня не похвалит мама, я просто устрою вечеринку в свою честь !

Страх оказаться в неловкой ситуации

Вымышленная ситуация, основанная на страхе.

Я не смогу пойти на кастинг для съемок в сериале, пока не позанимаюсь на курсах актерского мастерства. Я могу оказаться в глупом положении, и все будут надо мной смеяться, к тому же я обязательно ляпну какую-нибудь глупость типа «Мою копию сценария съела собака» или «У меня горло болит»; потерплю неудачу и никогда больше не появлюсь в театре снова. Все будут думать, что я — посмешище.

Наихудшая реалистичная ситуация.

Я уже взял несколько уроков актерского мастерства, и мои преподаватели честно указали мне на мои достоинства и недостатки. Думаю, я смогу справиться с этой ролью. На прослушивание придет много народу, и многие из них, наверное, будут нервничать не меньше. А если я провалюсь — так ведь кто-то тоже потерпит неудачу. Остальные, скорее, будут мне сопереживать, чем смеяться надо мной. А если я не получу ведущую роль, может, мне предложат какую-нибудь другую или позовут поработать за кулисами. В прошлом я от такой деятельности получал большое удовольствие. И потом: всегда можно попробовать снова, на следующий год.

Страх получить отказ

Вымышленная ситуация, основанная на страхе.

Я точно знаю, что случится, если я наберусь смелости пригласить эту красотку из спортзала на свидание. Ну да, она мне улыбается и всегда здоровается со мной, но делает так, наверное, потому, что ей меня жаль: я же такой худой! Если я приглашу ее на свидание, рассердится и расскажет своим друзьям-качкам о том, как я обнаглел. Они прекратят со мной общаться и давать советы. Мне придется уйти из клуба, и моим уделом станет — пялиться в телевизор, сидя на диване, и толстеть.

Наихудшая реалистичная ситуация.

Я хожу в спортзал уже полгода, и все очень дружелюбно ко мне относятся. Кажется, эта милашка охотно согласится на мое предложение. У меня нет никаких причин думать, что она отошьет меня. Может, она даже сама намекает мне на свидание. Если я действительно соберусь к ней подойти, а она откажет, значит, у нее уже кто-то есть, с кем она встречается. По крайней мере, я сделаю шаг навстречу к тому, чтобы с ней подружиться.

Страх перед неизвестным

Вымышленная ситуация, основанная на страхе.

У меня на столе скопилась уже целая груда невскрытых уведомлений из банка. Это выписки по кредитной карте, и каждый раз, когда я на них смотрю, меня начинает подташнивать. Меня, видимо, информируют о том, что расходы превысили лимит кредитования, банковский процент увеличился, и мне следует внести штрафы за просроченные платежи. Вот только я понятия не имею, сколько именно должна. Если я вскрою конверты, то, наверное, узнаю, что по уши в долгах. Может, мне даже придется объявить себя банкротом или продать дом. И теперь я буду жить в палатке под мостом у автострады.

Наихудшая реалистичная ситуация.

Я вскрою эти конверты и посмотрю на выписки. Я оценю ситуацию, сложившуюся с финансами. Да, я влезла в долги, но если я и дальше буду прятать голову в песок, мое положение только ухудшится. Возможно, все не так плохо, как я представляла, и я только зря расстраивалась. С другой стороны, может оказаться, что дела мои ни к черту, но, возможно, я могу хотя бы избежать усугубления ситуации, позвонить в банк и обсудить условия предоставления более низкой процентной ставки, а также разработать график платежей. Мне придется забыть о пользовании кредитками и потуже затянуть пояс, покуда я не выкручусь. И, увы, я не смогу позволить себе туфли от Джимми Чу за пятьсот баксов.

Боязнь поражения

Вымышленная ситуация, основанная на страхе.

Итак, я долго об этом размышлял, но вот настало время уволиться с работы и заняться собственным бизнесом. Вот только предприниматель из меня выйдет никудышный. Никому не будут нужны ни мои услуги, ни мой товар. Мне придется потратить все деньги, отложенные на обучение детей, и оформить повторную закладную на дом, чтобы как-то свести концы с концами. Мы все потеряем. Никто больше не наймет меня на работу, потому что я отрезал себе все пути к отступлению. Жена бросит меня и заберет с собой детей. Они больше никогда не будут со мной общаться, и я закончу свою жизнь печальным стариком из тех, что в очереди безработных.

Наихудшая реалистичная ситуация.

Прежде чем увольняться, я заранее подготовлюсь и разработаю надежный бизнес-план, дабы убедиться в жизнеспособности будущего предприятия. Кроме того, я удостоверюсь, что оно должным образом финансируется. С людьми, с которыми я работал прежде, я сохраню хорошие отношения. Может, даже соглашусь на неполный рабочий день, пока новый бизнес не наберет обороты. И если я стану банкротом (а ведь многие начинающие компании становятся неплатежеспособными), то мы с женой вместе рассмотрим все возможные альтернативы. Чтобы снова встать на ноги, мы разработаем план действий в чрезвычайной ситуации. Может, мне даже придется на какое-то время заняться продажей гамбургеров.

 

* * *

 

Не кажется ли вам, что все эти основанные на страхе ситуации чересчур перегружены деталями? Когда вы излагаете свои мысли на бумаге, наглядно видно, каким способом вы отдаляете себя от самого желанного — любви, общения, помощи и поддержки. Но что же теперь? Одно дело распознать, каким образом вы применяете прокрастинацию, и совсем другое — попытаться управиться с ней. В силу самой своей природы этот «защитник сердца» — довольно крепкий орешек.

Предлагаем вам для начала несколько рекомендаций.

 

Рекомендации для преодоления прокрастинации

 

Отчетливо представьте себе, как выполняете задачу , делаете решительный шаг, способствуете переменам. Если вы не можете этого даже вообразить , то вряд ли вообще решитесь за это взяться. Этим приемом часто пользуются спортсмены и актеры. Они мысленно тренируются и репетируют. Это имеет под собой и некоторую научную почву: когда вы представляете, как что-то делаете, и на самом деле занимаетесь этой деятельностью, используются одни и те же нейронные связи.

Следуйте правилу десяти минут. Вам уже известно, что оно сослужило службу нашему другу Ленни. Если все делать постепенно, успех гарантирован.

Не пытайтесь сделать все сразу. Это только усугубит ситуацию. Если у вас накопилось множество дел, возьмитесь для начала либо за самое легкое, либо за самое сложное — за то, которое является для вас наиболее сильным мотиватором. Возможно, вам захочется сначала разобраться с более трудными задачами, потому что тогда напоследок останется самое простое. А может, вас воодушевляет постепенный переход от простого к сложному.

Не забывайте получать удовольствие. Создайте волнительную атмосферу вокруг своей деятельности. Помните, что не обязательно все делать безупречно. Удовольствие, по большей части, таится в самом процессе, а не в конечном результате.

Воздайте должное своим усилиям. Завершив какое-то дело, которое вы долго откладывали, порадуйте себя походом в кино или на сеанс массажа. Или просто насладитесь своим новым положением, когда над вами ничего не нависает и вы ничего не «обязаны» делать.

Биение сердца

Исследование, проведенное в университете штата Огайо, показало: студенты, которые чаще других откладывали в ходе учебы свои дела, получали значительно более низкие оценки. Наиболее преуспевшие в прокрастинации получали в среднем 2,9 балла по четырехбалльной шкале, в то время как остальные получали в среднем 3,6 балла. Кроме того, чтобы оправдать свое поведение, ярые любители прокрастинации пользовались разными отговорками типа «Мне в таких жестких условиях лучше работается». В действительности, полученные результаты наглядно демонстрируют, что ничего подобного не наблюдается. Более того, студенты, видимо, не имеют ни малейшего понятия о том, как хорошо бы им все удавалось, не откладывай они дел на потом. А их низкие оценки подтверждают: их оправдания — только оправдания , не больше.

 

Резюме

 

Откладывая выполнение своих обязанностей, вы увязаете в постоянном ощущении беспокойства. А последствия прекращения применения прокрастинации поистине восхитительны. Они проявятся в столь многом: вы сможете добиться в жизни успеха; получите возможность осуществить свои мечты; ощутите в себе силы; и, что важнее всего, не замкнетесь в себе, когда речь зайдет о построении благотворных динамичных отношений.

Тупая, ноющая боль, заполнявшая вас и мешавшая вам осознанно относиться к себе и к окружающим, рассеется. Ослабив воздействие этого «защитника сердца», вы поймете, что перед вами раскрывается множество возможностей в сфере труда. Кроме того, вы сможете отдать должное тем, кто являет собой неотъемлемую часть вашей жизни. В конце концов, вы убедитесь, что в вашей жизни нет места сожалению об упущенных возможностях и несбывшихся желаниях.

 

 

ГЛАВА 9. ПОЗАБОТИМСЯ О СЕБЕ: СБАВИМ ТЕМПЫ АЛЬТРУИЗМА

 

 

Альтруизм : посвящение себя чему-либо — будь то затрачивание времени, денег или собственной энергии — удовлетворяющее ваши желания и потребности и одновременно препятствующее им. Произошло от французского «autrui» («другие люди»), которое, в свою очередь, произошло от латинского «alter» («другой»).

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Прежде чем приниматься за эту главу, нам нужно было на какое-то время выбраться из офиса. Вообще-то, нам хотелось в отпуск, но мы могли позволить себе лишь прогулку вокруг торгового комплекса по соседству. Сейчас декабрь, так что отнеситесь к изложенному с пониманием, даже если вы читаете книгу летом!

Несмотря на то, что в это время года в Лос-Анджелесе солнечно, ясно и свежо, многим оно представляется в весьма мрачном свете. Праздники будоражат глубокие переживания.

Воспоминания о радостных семейных встречах, случавшихся в прошлом, вызывают улыбку. Вы с сожалением вспоминаете, сколько уже прошло времени с тех пор. Возможно, до Рождества в этом году не дожила ваша тетушка Бетти. Возможно, это Рождество — первое в жизни вашего малыша, и потому вы, подгоняемый волнением и желанием доставить ему больше приятных впечатлений, бежите в магазин и тратите намного больше денег, чем можете себе позволить. Вкусная еда, запахи, звуки, блеск, присутствие родственников — все это так захватывает! Вот только вас наизнанку выворачивает от того, что мама планирует большой семейный ужин, а вы до сих пор не можете помириться со своим братом Джорджем. Некоторым куда тяжелее ужиться со своей собственной семьей, мечтая об идеальных родственниках, чем получить январскую выписку по кредитной карте.

Именно в праздники благотворительность переходит в разряд ежегодного ритуала. У входа в торговый центр звонит в колокольчик доброволец из Армии спасения, напоминая о том, что существует множество способов поделиться своим состоянием, каким бы огромным или скудным оно ни было. Предполагается, что в праздники люди становятся куда более щедрыми. Бесспорно, вы в курсе, что чеки, которые вы выписываете в конце года, можно учесть при заполнении налоговой декларации и вычесть из итоговой суммы. Не хочется показаться чересчур циничными, но дарение и получение чего-то взамен, по сути, тесно связаны. Альтруизм , один из самых доброжелательных и приемлемых «защитников сердца», включает в себя как способность давать, так и возможность получать.

Что касается Рождества, то полнее всех дух альтруизма воплощает в себе Санта-Клаус. Он уже давно на пенсии, но все равно каждый год после дня Благодарения он с трудом плетется от одного торгового комплекса к другому и готовится терпеливо выслушать желания надоедливых детишек. А в канун Рождества, в самую непогоду, он в одиночку пытается выполнить все эти просьбы. «Заправляется» он исключительно домашним печеньем, и потому у него такой огромный живот — да, должно быть, ему чертовски сложно пролезть в покрытую сажей трубу. И это после того, как он целый год составлял списки, изготавливал игрушки и ухаживал за своими оленями.

Вы, наверное, задумались, отчего бы ему не попросить детей отправить свои пожелания в sms, перевести производство игрушек в Китай и организовать их доставку экспресс-почтой, чтобы получить возможность провести Рождество, как все остальные: задрав ноги кверху, попивая яичный коктейль за просмотром фильма «Эта замечательная жизнь». Но, благодаря его добросердечию, традиция продолжается — Санта привносит чудо и радость в миллионы жизней. Огонек в глазах и приветствие «Хо-хо-хо» говорят о том, что он получает огромное наслаждение от своего занятия.

В самом чистом виде этот «защитник» предстает в способности давать… и получать удовольствие от осознания того, что окружающие извлекают пользу из ваших благих поступков. Как раз в разгар праздников, когда мы размышляли об альтруизме, в прессе и на радио только и разговоров было что о подарках. Об одном из них много писали в газетах: некий «Тайный Санта», богатый бизнесмен из Канзас-Сити, принял на себя обязанности своего друга-миллионера Ларри Стюарта после его смерти. Когда-то у самого Стюарта не было ни денег, ни крыши над головой, но, изменив жизнь к лучшему, он умудрился заработать состояние. Каждый год в течение двадцати шести лет он ходил по улицам и раздавал беднякам деньги: в целом, он подарил им более миллиона долларов.

Новый Санта, пожелавший остаться неизвестным, отзывался о друге с почтением. «Он обычно протягивал сотню долларов… И просил человека лишь о том, чтобы тот сделал для кого-нибудь что-нибудь доброе, передал частичку доброты дальше», — рассказал он в интервью телеканалу «Эй-Би-Си». Сменив друга на его посту, новый Санта за год изменил судьбу шестисот незнакомцев. Он считает, что если сотня долларов может вдохновить тысячу людей на спонтанное проявление доброты, то это стоящее вложение.

Деньги — это лишь одна из форм, которые принимает альтруизм. Еще одна его форма заключается в том, чтобы предпринять какие-то действия в отношении терпящих лишения или столкнувшихся с трудностями. Доставка горячих обедов больным и престарелым, раздача еды в бесплатной столовой для нуждающихся, выгул собаки, хозяину которой пришлось на время уехать из города, работа с детьми-инвалидами, занятия с дошкольниками, посещающим местную библиотеку, добровольное участие в поисково-спасательных операциях и множество других способов «творить добро» — вот за что так любят этого «защитника сердца». Каждый, кто из сострадания совершает благие дела, получает большое удовольствие. Ваши лучшие побуждения и поступки кажутся вам весьма великодушными и бескорыстными. На самом деле, они берут начало в вашем глубочайшем желании ощущать себя в безопасности, почувствовать себя любимым и не таким одиноким.

Кроме частично занятых добровольцев, существуют также люди, которые решили посвятить служению другим всю свою жизнь. В силу избранной ими профессии, они с головой ушли в самопожертвование. Может, вы читали о семейной паре, что уехала в Африку, дабы помогать малышам, находящимся при смерти? А об организации «Врачи без границ»?8 Также вы наверняка слышали и о священниках, утешающих скорбящих при отделениях реанимации? Или о социальных работниках, контролирующих районы трущоб, населенные, в том числе, и бездомными матерями и детьми? Помните свою любимую учительницу начальной школы, спокойно сносившую то, что у нее в волосах запутались шарики из жеваной бумаги? А как насчет общественных активистов, занятых полный рабочий день на организации открытия новых центров отдыха в малоосвоенных районах? Или о руководителе банка крови, посещающем отдаленные области, в которые никто не может добраться?

Слава Богу, есть такие благородные люди! Подобные проявления альтруизма помогают окружающим выживать, развиваться и обретать более комфортные условия для жизни. А люди, подвергающие свою жизнь риску, непрестанно истощающие себя либо тратящие практически все свои средства, с радостью приветствуют возможность обретения спокойствия и внутренней гармонии, благодаря своей самоотверженности.

 

Вот тебе и на!

 

Хоть это довольно сложно понять, но порой альтруизм основывается на ложном убеждении, будто другие достойны большего. Вы работаете сверхурочно — потому что это единственный способ, благодаря которому вы можете поверить в собственную ценность. Иногда альтруизм возникает из глубокой веры в то, что если не угождать всем вокруг, то окружающие отвернутся от вас. А в некоторых случаях истоки альтруизма настолько глубоки, что вы даже не осознаете своих собственных ощущений типа: «Если я сделаю это для тебя, неужели ты не ответишь мне тем же?» Благие дела — есть созидание более наполненной жизни, а также освобождение от некоторых тревог — собственно, этим отличаются все благоприятные «защитники»!

Стоит упомянуть, что альтруизм важен как для вас лично, так и для всего человечества. Но, как и все привычки и установки подобного типа, он может настолько глубоко в вас укорениться, что приведет к последствиям, совершенно противоположным тому, что подразумевалось в начале. В области психологии обрело высокую значимость мнение дочери Зигмунда Фрейда, Анны. В 1936 году она опубликовала достойную внимания книгу под названием «Эго и механизмы психологической защиты». Анна пошла дальше отца, предложив взглянуть на альтруизм с другой стороны. Так родилось понятие альтруистического подчинения . Оно перевернуло благотворную составляющую альтруизма вверх дном и показало, что чрезмерное усердие в благих делах может помешать нам самим жить полной жизнью. Анна понимала, что в том случае, если вы способны жить только ради других, вы, несомненно, пренебрегаете собственными потребностями и талантами. Кое в чем ей удалось разобраться. И попадись ей наш друг Норман, ей бы несказанно повезло!

 

Великодушный Норман

 

В конце коридора, в который выходит и дверь нашего офиса, находится одна некоммерческая организация. На кого бы из ее сотрудников мы ни наталкивались в коридоре, лифте или кафе, все они неизменно дружелюбны и радостны. Работа в их офисе кипит, благодаря руководителю. Его звать Норман. За эти годы мы подружились с ним и успели поделиться ни одним анекдотом. В Нормане есть что-то такое, что побуждает окружающих поверять ему свои тайны. Из него бы получился отменный, полный сочувствия психотерапевт. И хоть сам он является профессионалом в области разговорного жанра и может разговорить кого угодно, у нас ушло много лет на то, чтобы по-настоящему узнать его самого . А ведь мы те еще сплетники и довольно быстро раскапываем детали личной жизни!

У Нормана было поразительное прошлое. Много лет он жил за границей и работал с детьми, перенесшими операцию по устранению расщелины твердого нёба и пластику лица в отделении послеоперационной терапии. Долгое время он пробыл в странах третьего мира, изредка возвращаясь домой в США. Он относился к этому спокойно: ему очень нравилось заботиться о детях, которые оставались в больнице на долгие месяцы, и их семьях. Для многих Норман стал родным и близким, а когда у него выдавался отпуск, он даже ездил в отдаленные районы, чтобы проведать «своих ребятишек». И хотя зарабатывал он очень мало, почти все свои жалкие гроши, дававшиеся ему с большим трудом, он тратил на предметы первой необходимости для этих семей, которые не могли себе позволить подобной «роскоши».

Спустя девять лет работы Нормана в этой области руководство отправило его домой. Норман рассказал нам, что работал так усердно, что начальство посчитало, будто он не уделяет должного внимания собственной персоне. Норман худел все больше и больше, а его здоровье оказалось под угрозой: его одолел какой-то паразит, от которого он никак не мог избавиться. На выздоровление у него в Штатах ушло несколько месяцев. В период такой вынужденной передышки в работе у Нормана умерла мать, и он чувствовал, что обязан позаботиться об отце. Он признал, что необходимо заработать денег и остаться рядом с семьей, и решил не возвращаться назад.

Поскольку Норман обладал навыками в области послеоперационного ухода за пациентами, прошедшими пластическую хирургию, его пригласила на работу группа деятельных пластических хирургов, владевших несколькими хирургическими центрами в Южной Калифорнии. В течение пятнадцати лет он имел дело с вещами, абсолютно противоположными тем, с которыми когда-то работал за границей. Здесь большинство людей, которых он успокаивал, обмывал, переодевал и которым раздавал лекарства, сами решились на пластику. Впрочем, это не помешало ему выполнять свою работу на все сто.

Норман рассказал нам о своей деятельности: двадцать четыре часа в сутки он выполнял обязанности по уходу за пациентами на дому и оказывал им услуги «консьержа». Он красочно описал ту пору, когда был у них на побегушках. Если нужно было забрать одежду из химчистки, это делал Норман. Если необходимо было выгулять или вымыть собаку, и это дело поручалось Норману. Если пациентке требовалось позвонить коммерческому директору, чтобы назначить совещание, Норман был тут как тут. Он даже научился делать стрижки и макияж!

Норман не мог никому отказать. Он чувствовал, что должен сделать все от него зависящее, чтобы облегчить этим людям жизнь. Заботливо ухаживая за пациентами и оказывая им разнообразнейшие услуги, Норман делал это с радостью. Мы не слышали, чтобы он жаловался, а когда он перемежал свой рассказ об этих порой неприятных ситуациях остроумной шуткой, мы задумывались, не умеет ли он вдобавок ходить по воде!

Однажды Норман позвал нас на обед. Нам было любопытно, как же из «суперсиделки» он превратился в руководителя организации. Несколько подавленный — что было ему несвойственно — он поведал нам, что после двенадцати лет подобной работы почувствовал упадок сил. Когда ему было сорок восемь, у него случился приступ панического расстройства, весьма напугавший и потрясший его. Более того, он мучался от таких приступов еще в течение года; в этот период Норман стал также страдать от бессонницы, и все эти факторы явились причиной того, что он нередко засыпал прямо на рабочем месте. Через надежного друга он обратился к психиатру. Тот выписал ему лекарства и посоветовал взять отпуск.

Еще два года у Нормана ушло на то, чтобы понять, что он совершенно изможден и теперь ему придется бросить работу. И хоть друзья давно советовали ему сбавить темп, перестать строить из себя мальчика на посылках и сосредоточиться исключительно на уходе за пациентами, Норману казалось, что он уже не сможет иначе. Заканчивая карьеру персональной сиделки, он понял, что на пациентов у него уже не осталось никакого терпения! Они больше ему не нравились, ему не хотелось за ними ухаживать, и он просто ненавидел их домашних питомцев! Его привели в ужас собственные мысли, однако он признал, что что-то не так… проблема была в нем самом !

Вступая в должность руководителя организации, Норман надеялся, что на этой работе будут обозначены четкие границы. После утомительных лет, исполненных паники и бессонницы, он наконец обратил внимание на тот факт, что никогда не устанавливал пределов и позволял другим пользоваться его великодушием. Норман рассказал нам, что до сих пор работает усерднее, чем от него требуется по долгу службы. Он признал, что когда добровольно соглашается организовать какое-либо мероприятие по сбору средств или все больше задерживается на работе, чтобы подготовить ведомость или «разгрести дела», то приходит домой жутко уставший, ложится спать не поужинав, не перезванивает другу и забывает даже зайти к отцу в комнату.

Норман был обеспокоен тем, что в его жизнь проникают старые паттерны поведения «незаменимого человека». Он пошутил, что, на самом деле, пригласил нас на обед, чтобы получить какой-нибудь бесплатный совет. В задумчивости он размышлял, как же ему перестать быть таким «недоумком» и простофилей, погрязшим в собственной глупости. Теперь-то он знал, что работу свою выполнял превосходно и являлся бесценным сотрудником. Почему же было так сложно установить границы, уделить себе внимание и по-прежнему помогать окружающим, но уже не изматывая себя?

Когда его альтруизм перешел в «альтруистическое подчинение» — то есть когда он стал дарить окружающим благо за счет своего физического и психологического состояния — Норману следовало задать себе какие-то рамки. Ему нужен был какой-нибудь прием, который помог бы ему оценить последствия, к коим его привело такое великодушие. Сам того не осознавая, он употребил идеальные слова: отношение к себе как к «погрязшему в глупости» заставило нас взяться за это понятие. Подшучивая с Норманом друг над другом, мы воспользовались его описанием себя самого, чтобы выработать мерило подобного «погружения».

 

Не глупите — понаблюдайте за внутренним мерилом

 

Возьмите пример с Нормана и сами попробуйте выполнить упражнение «О-Б-М-Е-Р». Оно состоит из: О бъективного анализа, Б олее подробного учета альтруистического поведения, М инуты для самооценки, Е диного обзора данных и выявления Р еальных перспектив. Итак!

 

Упражнение «Обмер»

Объективный анализ

Уделите внимание анализу того, что вы проделали для других. Обратитесь к своему приятелю-блокноту, расчертите лист на три колонки: «Сегодня», «На прошлой неделе», «В прошлом месяце» и под каждой из них перечислите следующее:

• всю деятельность на общественных началах, которой вы занимались, будь то участие в работе правления некоммерческой организации или посадка деревьев в своем районе;

• все мелкие услуги, которые вы оказывали друзьям;

• дополнительную неоплачиваемую нагрузку на работе;

• семейные обязанности, которые вы машинально выполняли самостоятельно и не поручали их супругу(е) и детям;

• задачи по поручению церкви, посещаемой детьми школы либо местной организации;

• деньги, которые раздавали бездомным;

• пожертвования в комиссионный магазин;

• ситуации, когда вы покупали печенье у девочки-скаута или приобретали у какого-то ребенка подписку на журнал — то есть тратились на вещи, которые вам не очень-то были нужны;

• все те ситуации, в которых вы на работе занижали цену, потому что считали, будто покупатель не может себе позволить приобрести вещь по такой стоимости;

• все те ситуации, в которых вы брали себе самый маленький кусочек пирога или подгоревший тост;

• тот случай, когда вы отдали всю свою мелочь какому-то человеку для оплаты счетчика на парковке, а потом не смогли уплатить за свою стоянку;

• участие в донорстве крови.

Более подробный учет альтруистического поведения

Теперь внимательно изучите свой список и честно ответьте на следующие вопросы:

• Не делаете ли вы меньше, чем планируете? Не смущает ли вас, что ваш список чересчур скромен? Не кажется ли вам, что вы немилосердны и заняты исключительно собственной персоной, когда вы глядите на этот список?

• Не делаете ли вы больше, чем планируете? Не указывает ли ваш длинный список на то, что вы являетесь «козлом отпущения»? Не слишком ли много вы на себя берете?

• Довольны ли вы количеством выполняемых задач? Достигли ли вы баланса между заботой о самом себе и о других? Ощущаете ли вы удовлетворенность, глядя на свой список?

Минута на самооценку

Настала пора провести самооценку. Запишите, когда вы в последний раз занимались указанной ниже деятельностью просто ради удовольствия.

• Задерживались на обеде дольше обычного.

• Приглашали друга (подругу) на прогулку.

• Выпивали бренди и выкуривали сигару.

• Ходили к маникюрше или массажисту.

• Проводили выходные отдельно от детей.

• Читали бульварный роман.

• Кидали мяч в корзину на баскетбольной площадке.

• Просто сидели и слушали музыку.

• Ходили танцевать.

• Ели кекс.

• Посещали музей.

• Брали уроки в области, которая вас интересует.

• Покупали себе цветы.

Единый обзор данных

Теперь внимательно изучите свой список и честно ответьте на следующие вопросы:

• Не делаете ли вы для себя меньше, чем планируете? Не полна ли ваша жизнь деятельности, направленной на благо окружающих? Не приписываете ли вы нового значения слову «бескорыстный»? Не пренебрегаете ли вы собственным благополучием? Достаточно ли вы веселитесь? Что вы ощущаете к концу дня: усталость или, может, злобу?

• Не делаете ли вы для себя больше, чем планируете? Не сконцентрирована ли ваша жизнь вокруг вашей собственной персоны? Не направлена ли ваша деятельность, по большей части, на получение удовольствия? Не кажется ли вам, что каждый должен заботиться о себе сам?

• Довольны ли вы тем, сколько времени уделяете себе? Остается ли у вас энергия сделать что-нибудь приятное для себя после того, как вы помогли окружающим? Не испытываете ли вы на досуге чувства вины оттого, что вам кажется, будто вы сделали не все от вас зависящее?

Реальные перспективы

В заботе о себе нет ничего эгоистичного — напротив, благодаря этому вы оказываетесь способны позаботиться и об окружающих. Рассказывая о технике безопасности, стюардессы упоминают, что сначала, в случае таковой необходимости, нужно надеть кислородную маску на себя, а уже потом уделить внимание остальным. Согласитесь, вряд ли вы кому-то поможете, если сами не будете дышать! То же самое можно сказать и о жизни. Сделайте вдох и сначала примените альтруистический подход к собственной жизни. Позаботьтесь о:

• своем теле посредством правильного питания, физических упражнений, релаксации и сна в достатке;

• своем разуме посредством объяснения себе самому, что вы заслуживаете не меньше, чем остальные. Убедите себя, что для того чтобы быть полезным, не обязательно перед всеми «расстилаться»;

• своих эмоциях посредством соблюдения своих интересов в контексте отношений с близкими и коллегами;

• своем духе посредством уважения собственного творчества, сексуальности и убеждений.

 

И лишь затем, когда вы будете расслаблены и полны энергии, можно будет продолжить заниматься какими-либо делами на благо для окружающих. Подумайте, как поделиться своим временем, деньгами, сочувствием и энергией, не изнуряя себя.

Проделав это упражнение и оглянувшись назад, Норман начал понимать, что его истощение, вызванное альтруизмом, оставило в его сердце брешь. Он очень скучал по своей прежней работе сиделки. А поскольку он был к тому же одаренным профессионалом своего дела, это также явилось огромной потерей для его потенциальных пациентов и их родных.

Биение сердца

Крупномасштабное исследование, посвященное альтруизму и сочувствию, проведенное Национальным центром изучения общественного мнения при университете Чикаго, показало: люди, испытывающие сильное чувство любви к окружающим в целом, с большей вероятностью способны завести крепкие романтические отношения. Участники исследования, набравшие наибольшее количество баллов по вопросам, касающимся альтруизма, чаще других отзывались о своем браке, а также своей жизни в целом, как «очень счастливом(й)».

Кроме того, состоящие в браке скорее набирали высшие баллы в категории бескорыстной любви, чем люди, прежде не вступавшие в брак. Высший балл в сфере альтруизма набрали сорок процентов женатых и замужних и лишь двадцать процентов никогда не вступавших в брак, а также двадцать восемь процентов разведенных либо разошедшихся участников исследования.

Если вы до сих пор так и не смогли определить, как далеко зашел ваш альтруизм, внимательно ознакомьтесь со списком утверждений, приведенных ниже.

Вы чересчур альтруистичны, если…

…вы всегда берете пережаренный кусок мяса, половинку печенья и неспелый фрукт, но никогда не трогаете последний кусочек шоколада, самый большой кусок пирога и хрустящую корочку сыра, потертого на макароны.

…вы жертвуете деньги всем, кто попросит — даже если в действительности не можете себе этого позволить — лишь бы окружающие не считали вас скупцом.

…именно вам звонят из родительского комитета, когда требуется доброволец на какое-то событие, запланированное на выходные или праздники.

…вы находитесь у родных на побегушках и постоянно меняете свои планы, чтобы угодить им.

…на вечеринке вы помогаете хозяину (хозяйке) накрывать на стол и убирать посуду, вместо того чтобы общаться с другими гостями и веселиться.

…вы не соглашаетесь на хорошо оплачиваемую должность, которую вам бы очень хотелось получить, потому что она кажется «пустячной», а вам подавай что-нибудь более «достойное».

…вы покупаете себе что-нибудь приятное, только если приобретаете и какую-нибудь мелочь для детей.

…вы не занимаетесь хобби, от которого получаете удовольствие, поскольку оно не имеет никакой общественной ценности.

…вы негодуете на тех, кто радуется жизни и живет в свое удовольствие.

 

Резюме

 

Как и в случае с юмором, этот «защитник сердца» являет собой результат чрезмерного усердия. Уделяя окружающим чересчур много внимания, вы истощаете себя. А это, по иронии судьбы, может ограничить вашу возможность помогать как другим, так и самому себе. У вас не останется ни времени, ни энергии на то, чтобы принять на себя более серьезные обязательства в профессиональном и личном плане.

Однако обретение контроля над альтруизмом значительно улучшит вашу жизнь.

Ослабив влияние этого «защитника» до приемлемого уровня, вы ощутите удовлетворенность и радость, будете уже не таким сердитым и обидчивым. Кроме того, если вы великодушны, делаете какие-то бескорыстные поступки и помните об установленных границах, депрессия уже вряд ли вас одолеет.

 

 

ГЛАВА 10. РАЗВИВАЕМ ОСОЗНАННОСТЬ: СМЯГЧАЕМ ПАССИВНУЮ АГРЕССИЮ

 

 

Пассивная агрессия : сдержанное либо косвенное выплескивание возмущения, враждебности либо чувства обиды на окружающих.

Из энциклопедии «Защитники сердца»

 

Теперь вы знаете, что живем мы в Лос-Анджелесе. Наша личная жизнь и психотерапевтическая практика вращается прямо в центре этого разросшегося города, напоминающего животное с множеством щупалец — скоростных автострад.

В будни многие проводят здесь долгие утомительные часы по дороге на работу и обратно. От этого никуда не деться. И в выходные тоже. Мы, жители Лос-Анджелеса, просто одержимы своими автомобилями. Одно исследование показало, что большинство людей меняют машину раз в девять с половиной лет, но уж мы-то знаем, что это не так.

Нам требуются не только новейшие, стильные автомобили, но и самые современные причудливые технические новинки. Вокруг полно разных примочек, и мы уверены, что к 2020 году ваша машина будет готовить вам итальянскую пасту, пока вы стоите на светофоре. Впрочем, между тем популярность приобретают навигационные технологии. Чтобы ощутить себя в безопасности, почувствовать себя не такими одинокими и обрести более качественный контроль над передвижением по этому опасному щупальценосному чудищу, многие жители Лос-Анджелеса устанавливают на свою машину GPS (глобальную систему местоопределения).

Однако какое бы изысканное техническое оснащение ни помогало вам продвигаться в лабиринте, эти системы не так уж надежны. Предлагаемые в дороге инструкции часто оказываются неточными, а окольный путь до пункта назначения занимает куда больше времени, чем при поездке напрямик, что приводит водителя в ярость. Удивительно, но становится очевидным то, что вы переложили на этот механизм свои способности и интуицию. Вы спокойно отдыхаете, покуда машину ведет этот прибор, но в какой-то момент начинаете понимать, что едете слишком долго, а в сознание закрадывается мысль: «Черт возьми, да где это я вообще?» Вы позволили чему-то думать за вас, и теперь больше не являетесь активным участником собственного путешествия.

Как и эти устройства навигации, последний «защитник сердца», о котором пойдет речь в этой книге — пассивная агрессия — может оказать нам помощь в условиях полнейшего хаоса. На первый взгляд, и навигационный механизм, и наш «защитник» весьма полезны, поскольку ограждают нас от страданий и неудобств. GPS избавляет вас от тревоги, когда вы пытаетесь проехать по запутанным городским улицам, а пассивная агрессия уводит от непростого чувства гнева.

Оба приема даруют вам свободу, и вам уже не нужно полностью контролировать ситуацию и нести личную ответственность за любые последствия. Разница между ними лишь в том, что навигационная система, в конце концов, приведет вас туда, куда вы хотите попасть, а пассивная агрессия — нет .

 

Шаг в сторону

 

Пассивная агрессия — один из «защитников», прочно укоренившихся в нашей повседневной лексике. Вспомните, сколько раз вы слышали, как о ком-то говорят: «Он подвержен пассивной агрессии» или «Она же все делает исподтишка!» Да и вы сами, наверное, тоже вешали на кого-то подобный ярлык. Почему? Чем эти люди заслужили такую неприглядную характеристику? Скорее всего, вы дали им ее потому, что ранее они (или какие-то другие люди) уже вели себя подобным образом, а сейчас вы просто не в силах более терпеть такое поведение. Например:

• Вы собираетесь поужинать с подругой, с которой недавно у вас вышел спор. За час до встречи в ресторане она оставляет вам голосовое сообщение: сегодня ей не удастся встретиться с вами. Уже не в первый раз она так поступает после ссоры.

• Вы много лет копили на первоначальный взнос и вот, наконец, приобрели кондоминиум. Приглашенная в гости сестра говорит вам: «Ну, когда-нибудь тебе за это славное местечко предложат хорошую цену, и ты сможешь купить милый дом в хорошем районе».

• А не получали ли вы анонимного письма от соседа-недоброжелателя, в котором говорится, что вы не убираете за своей собакой? И вот стоите вы, как дурак, с пакетиком в руках и вам даже некому ответить на это несправедливое обвинение.

• Пришедшая на ужин свекровь «добродушно» поддерживает вас, замечая, что ее нисколько не удивляет, как вам сложно поддерживать в доме порядок, ведь вы так много работаете.

• Супруг обещает каждый вечер возвращаться к половине седьмого, но неизменно приходит около восьми или девяти. Когда вы просите его постараться прийти пораньше, потому что вечером вас ждет особый ужин, он соглашается, но вновь прибегает в восемь, приводя кучу слабых отговорок.

Подобные поступки и реакции являются наглядным примером пассивной агрессии. Все эти люди злобствуют по отношению к вам, хотя сами могут даже не иметь об этом никакого представления. Что бы ни являлось причиной их враждебности — зависть, страх быть покинутым, тревога чрезмерного сближения либо надежда на кого-то другого — личность, подверженная пассивной агрессии, не способна или не желает изобличить в себе эти чувства. Эти люди не могут прямо и честно рассказать, что у них на душе. И потому у тех, кто полагается на этого «защитника сердца», появляется мерзкое ощущение отвращения, сожаления, неуверенности и ненависти к самому себе. Кроме того, они чувствуют себя одинокими, а в большинстве случаев им также присущи сомнения в том, насколько сильно их вообще любят.

Каждому из нас бывает трудно осознать те эмоции, что проистекают внутри. Нелегко вступать в прямую конфронтацию с человеком да еще оставаться при этом спокойным, когда вы напуганы, расстроены или же ваши представления о нем пошатнулись. А если у вас не так много опыта в изучении собственных чувств и вы озабочены возможными последствиями своей злобы, то осознать эти ощущения вам, наверное, будет еще сложнее. Тогда пассивная агрессия становится уже не «случайной» ошибкой, а способом существования.

Куда легче заметить этого «защитника» в окружающих, чем признать в себе самом (вот только не обольщайтесь: и вампридется попотеть!). Все начинается с того, что личность, подверженная пассивной агрессии, рассыпается в улыбках, остроумно и тонко высмеивая вас при этом. Или ваша знакомая постоянно опаздывает и отличается забывчивостью, однако ведет себя так, будто проблема на самом деле у вас . Вы понимаете, что что-то не так, но не уверены, что именно. А со временем от стычки либо мучительного ощущения гнева внутри появляется чувство разочарования. Вы ясно видите в этом человеке пассивную агрессию. А сами занимаете оборону и стараетесь не общаться и не сближаться с ним или с ней. Таким образом, вы становитесь адресатом «защитника сердца», известного как пассивная агрессия .

 

Врач исцеляет сам себя

 

Недавно нас пригласили в новый лечебный центр в Малибу для страдающих алкоголизмом и наркоманией. Мы с волнением ждали начала презентации, восхитительного ужина и возможности вновь пообщаться с коллегами. Вечер прошел довольно весело: мы общались на профессиональные темы, правда, разговор, по большей части, шел о пище, диетах и физических упражнениях (все-таки мы были в Малибу). За нашим столиком сидело еще шесть психотерапевтов, причем двое из них уже более тринадцати лет жили вместе. О них и пойдет речь: женщина недавно сбросила около двадцати пяти килограммов, и мы заметили, что она прекрасно выглядит и просто цветет. Волнуясь, она с энтузиазмом принялась в мельчайших деталях описывать диету, на которой сидела семь месяцев, и рассказала о своих занятиях пилатесом.

Ни с того ни с сего, словно торнадо, ворвавшийся в помещение, ее спутник нарочито небрежно сказал: «Не понимаю, зачем ты вообще на этой диете сидишь — вот я бы выбрал способ похудеть побыстрее. И разве пилатес — не простая растяжка?.. Мне по душе настоящие упражнения». А закончил он такими словами: «В любом случае, похудев, человек рано или поздно снова набирает вес».

Прямо на наших глазах его подруга поникла: казалось, она уже не излучает света. Мы ощутили, как в воздухе повисло напряжение. На следующий день, обсуждая эту ситуацию на работе, мы отметили, что оба в ту минуту испытали отвратительное ощущение в животе. Из-за столкновения с безразличием пассивной агрессии наша радость пребывания на подобном событии превратилась в потребность бежать как можно дальше. Так что же там случилось?

Мы можем лишь предполагать, что наша знакомая, сбросившая двадцать пять кило, была потрясена и глубоко задета. Она не вымолвила ни слова и не смогла постоять за себя. Читая эти строки, вы, наверное, удивляетесь, отчего же она не разнесла его в пух и прах, но это не так уж просто. Как обычно бывает в том случае, когда на кого-то сбрасывают бомбу пассивной агрессии, с ней произошло следующее: враждебность спутника застигла ее врасплох. Вместе с тем, она, вероятно, и прежде ощущала на себе его неистовство, и боялась противостоять ему. Скорее всего, она понимала, что скажи она что-нибудь в свою защиту, он пойдет на попятный и, может, даже ответит: «Да в чем дело? Ты такая обидчивая. Я о тебе же забочусь… бла-бла-бла». Его агрессия оказалась настолько ловкой, что ей не удалось нанести по ней удар. Она была словно привидение: за отсутствием материальности ухватиться просто не за что.

Все, кто сидел за столом, включая нас, в то мгновение отстранились от него. Ирония заключалась в том, что мы собирались наладить старые связи, а из-за этого случая только совершенно отдалились друг от друга. Можно лишь представить себе, на каком расстоянии нашей знакомой приходится держать от него свое сердце.

А как же ее пассивно-агрессивный спутник? Что же чувствовал он ? И что заставило его исподтишка издеваться над подругой? Должно быть, его обуревали некоторые чувства (остается только надеяться, что он ощущал себя, в том числе, полным ничтожеством); вот только в ту минуту он не был способен их распознать. А поскольку мы знаем его уже много лет и все вращаемся в одной сфере, то возьмем на себя смелость рассказать вам о том, что же с ним происходило.

Нам известно, что он, как и остальные сидящие за столом, завидовал тому, что его спутница сбросила вес. Мы также знаем, что в течение долгих лет она отказывалась выйти за него замуж. И потому он порой боялся, что она бросит его ради другого. Теперь же, когда она стала лучше выглядеть, была довольна собой и своей фигурой, а окружающие восхищались ею, он, видимо, встревожился не на шутку. Наверняка ему в голову приходили такие мысли: «Я больше ей не нужен? Теперь она влюбится в другого? Не оставалась ли она со мной лишь до тех пор, пока не почувствовала, что достойна кого-то получше?»

Ненависть к самому себе и неуверенность в собственной безопасности низверглись потоком пассивной агрессии. Его гнев, обращенный в сторону любимой и, конечно, себя самого, был бессознателен. Он — прекрасный психотерапевт, но ведь себе операцию мозга не проведешь. Помните, мы упомянули, что куда легче ощутить чью-то пассивную агрессию, нежели свою? Вот вам отличный пример, тем более что речь идет о человеке чутком и искушенном в этой области. И когда сработал механизм, его страдания и страхи превратили его в язвительную, злобную личность.

Биение сердца

Вам еще нужны причины, по которым стоило бы разобраться с собственным гневом? Согласно длительному исследованию Мичиганского университета, хорошая ссора может спасти не только ваш брак, но и всю жизнь! Оказывается, в том случае, если один из супругов несправедливо обвиняет в чем-то другого, а второй при этом подавляет свой гнев, то вероятность преждевременной смерти возрастает в два раза по сравнению с парами, в которых один либо оба партнера выплескивают свои чувства наружу и разрешают спор. Исследователи пришли к выводу, что если вы с партнером оба склонны скрывать свою злобу, зацикливаться на ней, обижаться друг на друга и не пытаться даже решить проблему, тогда именно выподпадаете под плачевную статистику.

 

В описанном выше случае мы находились в выгодной позиции, откуда могли наблюдать и за пассивной агрессией, и за тем, как она повлияла на жертву. В примере, который мы приведем далее, у нас была версия лишь одной из сторон — версия Пэтти. А она разбрасывалась пассивной агрессией так, будто от этого зависела ее жизнь.

 

Издержки подражания

 

У сестер могут быть безупречные отношения. Впрочем, они с таким же успехом могут превратить жизнь друг друга в сущий ад. Вы только спросите об этом Пэтти, нашу пациентку двадцати шести лет. Изначально она пришла к нам потому, что стала питать отвращение к собственной работе, возненавидела ходить на свидания и постоянно злилась на окружающих. Посещала она нас пять месяцев, а со своей хронической «слабо выраженной» депрессией боролась, сколько себя помнила.

В начале карьеры Пэтти возлагала большие надежды на то, что станет отличным физиотерапевтом, но за последние пару лет она стала испытывать неприязнь к своим пациентам и уже не предвкушала, как поможет им облегчить боль. Как на беду, ей к тому же казалось, что ее двадцатичетырехлетняя сестра Рэйчел отдаляется от нее. Два года назад они решили перебраться из Миннеаполиса в Лос-Анджелес. Здесь они нашли себе роскошную квартиру, куда не преминули въехать. Как киносценаристу, Рэйчел не особо везло, и потому она вносила свою часть платы за аренду, подрабатывая официанткой. Она вела активный образ жизни и постоянно тусовалась с друзьями — сотрудниками того же ультрамодного ресторана, в котором работала она сама.

Рэйчел всегда звала сестру поучаствовать в поздних встречах со своими друзьями. И хоть та с охотой соглашалась (нам казалось, что со стороны Рэйчел очень мило пригласить сестру), на очередном сеансе терапии Пэтти непременно распекала вечеринку. Она придиралась к ресторану, блюдам, некоторым людям и собственной сестре. А если Рэйчел куда-то шла без нее, Пэтти, конечно, ворчала и по этому поводу.

С самого детства сестры были очень близки, и Пэтти всегда отмечала, что каждый, кто с ними знакомился, думал, будто они близнецы. Вот только теперь Рэйчел не реагировала на просьбы сестры пойти с ней к домовладельцу и пообщаться с ним на предмет подписания новых документов на аренду квартиры.

Мы спросили Пэтти, почему Рэйчел сомневается, продлевать ли срок аренды. Она ответила, что понятия не имеет, в чем проблема. После нескольких сеансов, на протяжении которых она жаловалась на то, что ее сестра совершенно безответственна и никак не хочет взрослеть, мы потребовали, чтобы Пэтти подумала, отчего Рэйчел отдаляется от нее и не хочет брать на себя ответственность. Ведь не было никаких причин считать, что на младшую сестру нельзя положиться: она всегда выполняла свои обязанности. Мы поинтересовались, нет ли связи между отдалением Рэйчел от сестры и негативной позицией Пэтти.

Пэтти напряглась, на ее милом личике появилась ничего не выражающая улыбка, однако она и виду не подала и сказала: «Кажется, мне придется обратиться к более компетентным психотерапевтам».

Мы принялись размышлять, не ощущала ли себя оскорбленной и униженной Рэйчел, как и мы сейчас. Затем изложили Пэтти свои наблюдения за теми ситуациями, в которых она говорила одно, а в виду имела другое. Поначалу Пэтти безмолвствовала и казалась потрясенной. Но, разоткровенничавшись, разразилась слезами. Она принялась рассказывать о себе, о Рэйчел, об их детстве и отношениях с родителями. Мы знали, что достигнем своей цели!

Мы задели Пэтти. Она злилась, хоть и строила из себя Чеширского кота. На минуту ей показалось, что мы встали на сторону ее сестры и упустили из виду то, что она сама оказалась жертвой безответственности Рэйчел. Однако в то же самое время Пэтти смогла прислушаться к нашим словам. И вместе мы постепенно разобрались в том, как в ее семье управлялись с разочарованиями и обидой.

В детстве Пэтти и Рэйчел не разрешалось напрямую выражать свой гнев и отчаяние. Их отец просто не выносил шума и беспорядка. Пэтти помнила, как мать шикала на них с сестрой, когда отец был дома. Она рассказала, что как-то раз они с Рэйчел пытались уговорить маму купить им новые наряды на танцевальный вечер в школе по случаю дня святого Валентина. Чем сильнее они шумели, тем больше мама сдавалась. Но в самый разгар неравной битвы домой вернулся отец. Словно окаменев, он стоял и глядел на них. Мать испугалась, а он, тяжело топая, прошел в спальню и закрыл за собой дверь. К спору больше никогда не возвращались, но это был не единственный случай, когда Пэтти и Рэйчел без слов заставляли умолкнуть.

Фактически родители давали понять, что выражать свои чувства, в особенности, злобу и недовольство чем-либо, непозволительно. Пэтти с Рэйчел никогда не видели, чтобы родители открыто конфликтовали либо обижались друг на друга. В гостях у друзей девочек всегда изумляло, когда чьи-то родители ругались прямо на глазах у детей.

Сестры были высокого мнения о внешнем спокойствии родителей. Но когда мы спросили Пэтти, чувствовалось ли какое-то раздражение, она ответила: «Нет, но мне кажется, все постоянно были в напряжении». Она вспомнила, что при нарастании напряженности в доме они с Рэйчел были «не разлей вода», стараясь поддержать друг друга в условиях безмолвной деспотии отца.

В их семье существовали также негласные правила, касающиеся того, как должны себя вести женщины: никогда не повышать голос и ни в коем случае не показывать своего огорчения. Кроме того, следовало в любой ситуации стараться сохранить благоприятный климат. Здесь примером для подражания была мать: с ее лица не сходила улыбка Чеширского кота. Позднее, на одном из сеансов, Пэтти чуть не лопнула со смеху, когда мы сказали ей, что такие усилия приведут к тому, что она всегда будет казаться милой и любезной, а это куда лучшая защита от хмурого взгляда, чем ботокс!

Попытки сестер ориентироваться на мать в том, что касалось неприятных, беспорядочных чувств, ни к чему не привели, и девочки так и не научились разрешать разногласия между собой. Что еще более важно, им не давали уделить внимание ни одной «безнравственной» эмоции. И тогда девочки окончательно созрели для того, чтобы сорвать с дерева плод пассивной агрессии и откусить от него большой кусок.

Прежде чем сдержанно и начистоту поговорить с сестрой, Пэтти нужно было ознакомиться с гаммой чувств, от которых она пыталась убежать. Она быстро согласилась, что ее огорчает заминка с договором на аренду. Мы напрямик спросили Пэтти, каким образом она выплескивала свое чувство злобы на Рэйчел. И она поняла, что не поверяет сестре своих чувств и, более того, не позволяет себе наладить связь с собственными эмоциями. К тому же, она негативно отзывалась о сестре в разговоре с нами, не обращала на нее внимания и искала отговорки, чтобы не общаться с ней и даже не находиться в одной комнате.

Мы напомнили Пэтти, что за ее улыбкой таились взрывные чувства, и посоветовали ей понаблюдать за своим поведением в отношении Рэйчел и ее друзей. Наша работа заключалась в том, чтобы помочь ей признать те неприятные ощущения, которые возникли в ее сознании и теле в тот момент, как она распознала свою злобу. Ей требовалось упорядочить свои чувства и осознать, что гнев не обязательно опасен. Другими словами, ей нужно было развить в себе уважение и осознанность.

 

Существует разница между ощущением гнева и его выражением.

 

Чтобы больше узнать о своих чувствах, долгие годы скрывавшихся от нее, и стать к ним более восприимчивой, Пэтти проделала огромную работу.

 

Сезам, откройся

 

Если вам кажется, что ваша ситуация схожа со случаем Пэтти, вам следует для начала распознать гнев, поселившийся внутри, затем понять, почему вы делали все возможное, дабы укрыться от него, и, наконец, научиться спокойно сосуществовать с ним. Для выполнения этой сложной задачи потребуется трехцелевой подход.

1. Развитие полноты осознания

Необходимо осознанно взращивать более глубокое понимание собственного настроения и реакций на что-либо, кроющихся у самой поверхности. Когда дело касается пассивной агрессии, более полная осведомленность о своем гневе и душевной боли может сказаться на выборе между подлым «защитником сердца» и настоящими, доставляющими удовлетворение взаимоотношениями. С этой целью мы призываем вас к развитию полноты осознания.

В течение последнего десятилетия древние буддийские практики и искусство медитации проникли даже в область традиционной психотерапии. И хотя с той поры как, благодаря «Битлз» и другим знаковым фигурам шестидесятых, трансцендентальная медитация явилась нам как сенсация, прошло сорок лет, сама медитация еще долгое время оставалась на периферии психотерапии. Но сегодня медитативные практики, способствующие развитию полноты осознания, нашли достойное место как в нашей профессии, так и в нашей культуре в целом.

Современному западному обществу присущ избыток излишеств. Это одновременно и благо, и проклятие. Сейчас мы изо всех сил отбиваемся от этого изобилия — множества технических новинок, альтернатив, лекарств, которые обещают все привести в порядок — уже не говоря о переизбытке боли и страданий: чрезмерной приверженности материальным ценностям, излишней тревожности, огромном количестве технических решений, отделяющих нас от других людей, и непомерном списке дел. А некоторые заметили бы, что на полках магазинов к тому же чересчур много книг, посвященных работе над собой, в которых рассказывается, как во всем этом разобраться! Этот битком набитый излишествами мир приводит нас в такое смятение, что мы оказываемся неспособны уделить внимание собственным чувствам, а это вполне весомый предлог отдалиться от них.

Более того, если пассивная агрессия является вашим «защитником сердца», то подкреплением ей служат такие способы косвенной коммуникации, как sms, электронная почта и сайты социальных сетей. В известной мере каждый из нас ими пользуется. Впрочем, даже при подобном псевдоконтакте ощущается недостаток серьезных отношений, и может, даже сильнее чем когда бы то ни было.

Самый важный в вашей жизни человек, достойный знакомства и общения с собой, это вы сами . А единственный способ узнать его поближе и, как следствие, наладить контакт с окружающими, заключается в унятии шума извне. В то же самое время следует, ничего себе не навязывая, признать свои мысли, гнев, радости, навязчивые идеи, а также собственные критические замечания. Лишь тогда вы сможете принять себя таким, какой вы есть на самом деле. Полнота осознания — потрясающий путь к внутренней гармонии.

Так как же достичь состояния полноты осознания? Не так просто, как кажется. Это медленный, постепенный процесс. Основой развития полноты осознания становится возможность ежедневно выделять себе десять-пятнадцать минут для того, чтобы побыть наедине с собой. В идеале лучше выбрать помещение или место на свежем воздухе, где вас никто не побеспокоит. Ваше прибежище может отличаться простотой и аскетичностью, дабы ничто не отвлекало вас. Оно может также содержать все самое необходимое: удобные подушки, свечи, благовония, призванные помочь вам расслабиться и обрести умиротворение. Некоторые считают, что посодействовать процессу могут тихая однообразная музыка или песнопения.

Смысл в том, чтобы освободить разум и уделить внимание своему дыханию, телу и ощущениям. Не пытайтесь остановить поток мыслей или чувств; позвольте им идти своим чередом. Если вдруг вы поймете, что думаете о том, что бы приготовить на обед, попробуйте сосредоточиться на чем-то, что удерживает ваше внимание — пламени свечи или каком-то мысленном образе вроде цветка либо звезды. В качестве альтернативы, для того чтобы вернуться в состояние спокойствия, когда ваш разум блуждает, воспользуйтесь мантрой (то есть каким-то словом или фразой). Распространенными являются слова «единый» и «гармония», но вы можете обратиться к тому, что сообразно с вашей системой убеждений и имеет для вас глубокий смысл. Данные приемы помогут вам собраться и мягко вернуться к осознанию собственного дыхания.

В конечном счете, путь простого «бытия» — спокойного отношения к собственным чувствам — будет даваться вам легче. А преимущества от этой ежедневной практики полноты осознания перейдут далеко за пределы тех пятнадцати минут, которые вы на нее выделите: вы включите их в свою повседневную жизнь. Только представьте: вы спокойно отнеслись к тому, что разозлились на сестру, мужа или ребенка и позволили себе испытывать это чувство? Полнота осознания — огромный шаг на пути к возможности не возвращаться к пассивной агрессии.

Если вам хочется заняться более глубоким исследованием темы полноты осознания и ознакомиться с другими средствами по ее развитию, вы можете обратиться к книгам, CD и DVD-дискам, посвященным этой практике. Лично нам по душе следующие: «Внутренний покой деловых людей » (Inner Peace for Busy People) доктора медицинских наук Джоан Борисенко и сопровождающий эту книгу CD-диск под названием «Внутренний покой деловых людей: музыка для релаксации и восстановления сил » (Inner Peace for Busy People: Music To Relax and Renew) Джоан Борисенко и Дона Кэмпбелла.

2. Поиск истоков

Чтобы выявить источник своего отношения к гневу, важно проанализировать его происхождение и больше узнать о тех, кто оказал на вас значительное влияние. Если вы хотите и взять этого «защитника сердца» под свой контроль и ослабить его воздействие на свою жизнь, вам придется осмыслить влияние вашего прошлого на настоящее. Истоки пассивной агрессии довольно отчетливо прослеживаются: этот «защитник» берет свое начало в семейных взаимоотношениях. Ниже приводится список вопросов, которые могут помочь вам определить, как вы учились управляться с гневом и болью: тайком или напрямую.

• Что служило причиной вспышек гнева в вашей семье?

• Как ваши родители выражали свой гнев по отношению друг к другу, к вам, вашим братьям и сестрам?

• Кто устанавливал правила касаемо того, как каждому из членов семьи стоит поступать с подобной эмоцией?

• Не были ли склонны члены вашей семьи немедленно обрушивать свой гнев на жертву и спокойно двигаться дальше?

• Может, они скрывали свою ярость, еле сдерживаясь, а при удачном случае выражали ее посредством пассивной агрессии?

• Когда кто-то выплескивал свою злобу наружу, как вели себя остальные члены семьи?

• Когда кто-то выходил из себя, что он или она говорил(а) и как себя вел(а)?

• Его или ее поведение разряжало обстановку или же только способствовало всеобщему разладу?

• Не изводил ли вас кто-нибудь из членов семьи, не пытался ли спровоцировать вас на раздражение?

• Не кажется ли вам, что вы выражаете свой гнев точно так же, как в ту пору, когда жили дома?

• Не подвергались ли вы другим способам выражения гнева со стороны коллег, друзей или семьи любимого человека?

• Если бы вы могли обойтись со своей злобой иначе, то каким именно образом вы бы это сделали?

3. Сосуществование

Итак, работая над развитием полноты осознания, вы обрели более полный контроль над множеством собственных мыслей и ощущений. Вы также ознакомились с истоками своего гнева, боли и негодования. Держим пари, теперь вам кажется, что все эти чувства должны немедленно исчезнуть! Не так быстро! Все происходит не так просто. Нам не знаком ни один человек, который был бы настолько умиротворенным, что никогда бы не нервничал!

Мы не преследуем цели избавить вас от гнева. Смысл в том, чтобы научить вас выстаивать перед ним, признать его и научиться сосуществовать с ним, а также запретить бессознательному недовольству просочиться наружу и отравить вашу жизнь и жизнь ваших близких. Уровень вашего спокойствия при наличии подобных пылких чувств определяется тем, как вы уживаетесь со своим гневом, как с ним обходитесь, а также вашей способностью управлять им , а вовсе не позволением ему управлять вами .

За последние годы рекомендации относительно того, как управляться с гневом напрямую, а не посредством пассивной агрессии, претерпели определенные изменения. Раньше считалось, что для того, чтобы «выпустить пар», нужно поколотить подушку или боксерскую грушу. Теперь считается, что подобные агрессивные приемы только подливают масла в огонь. Куда более благотворным способом является поиск деятельности, успокаивающей раненое сердце. Безусловно, вы можете взяться за физические упражнения, только пусть это занятие приносит вам радость: катание на роликах под музыку, верховая езда, плавание в бассейне либо бег против ветра. Может, вам захочется посмотреть какой-нибудь смешной фильм, от души поплакать или прочесть воодушевляющую книгу. К примеру, мы также обнаружили, что некоторым стоит посетить тренинг по повышению уверенности в себе.

 

Наиболее эффективный способ в работе с гневом и болью — искренний разговор на эту тему с чуткими друзьями либо коллегами и поиск утешения.

 

Мы предоставляем вам еще одну возможность узнать, не является ли пассивная агрессия вашим «защитником сердца». Мысленно отметьте, какие из нижеописанных ситуаций могли бы относиться и к вам.

Пассивная агрессия представляет собой один из ваших механизмов защиты, если…

…у вас совершенно нет времени забрать из химчистки костюм мужа, который он хочет взять в командировку. Кстати, ваш супруг утверждает, что не может взять вас с собой.

…на день рождения своей подруги, пытающейся сбросить вес, вы дарите ей коробку изысканных шоколадных трюфелей: она так упорно сидела на диете, что заслужила вкусненького.

…вы постоянно опаздываете на собрания жилищно-строительной ассоциации. А вот выбери они председателем вас , этого бы не происходило, потому что тогда именно вы назначали бы время встречи.

…выбирая платья для подружек невесты, вы отдаете предпочтение платьям с огромными бантами ниже поясницы — эти девицы такие тощие, что им будет все рано.

…вы с радостью соглашаетесь поработать сверхурочно, хотя на самом деле вам этого не хочется. Впрочем, вы не заканчиваете работу в срок — как вообще кто-то может огорчаться, когда вы были столь любезны?

…вы говорите подруге, что она права, хотя сами понимаете, что это не так. Позднее, когда она выразит свое мнение в присутствии кого-либо еще, вы поставите ее в неудобное положение.

…вы поправляете мужа на людях, ведь вам вовсе не хочется, чтобы он поставил себя в глупое положение.

…вы не напоминаете начальнице о сроках завершения проекта, о которых она, очевидно, забыла, а позже, когда у нее возникают неприятности, выражаете ей свое сочувствие.

…вы намекаете, что придете на торжество со спутником, а позднее приходите одни и наигранно удивляетесь тому, что кто-то ожидал иного поворота событий.

 

Резюме

 

Неразрешенный гнев и задетые чувства всегда находят способ напомнить о себе — словно изжога после тяжелой пищи — когда вы меньше всего этого ждете. Как и при несварении желудка, остается кисло-горькое послевкусие и ощущение, будто к горлу подступает ком. Возникая в форме пассивной агрессии, эти чувства могут нанести огромный ущерб вашим отношениям с окружающими. Уклонение от собственных эмоций приведет лишь к тому, что они станут медленно воздействовать на ваших близких. При этом и им, и самому себе вы будете казаться полнейшим ничтожеством, а лежащая в основе этой ситуации проблема так и не разрешится.

Но когда вы перестанете удерживать себя самого и близких на расстоянии, посредством пассивной агрессии, то до удовлетворенности и выражения внимательности будет рукой подать. Так что все в ваших руках. Путь напрямик — самый лучший и быстрый. Когда вы решите заключить мир с собственными чувствами, то обязательно найдете решение проблемы: либо в своем сердце, либо путем улаживания ссоры с каким-то человеком. Вывод гнева на поверхность, явление его миру и разумное с ним обращение устанавливает атмосферу доверия и повышает ваши шансы на развитие глубоких, плодотворных отношений.

 

 

ГЛАВА 11. ПОГОВОРИМ НАЧИСТОТУ

 

Нам очень нравится гавайская традиция повествования. И чтобы продемонстрировать вам, что ваш собственный рассказ может сильно помочь в поиске истоков своих «защитников сердца», мы заканчиваем книгу главой, в которой собраны истории некоторых знаменитостей и деятелей шоу-бизнеса.

Говорят, что яма и могила отличаются друг от друга лишь глубиной. А некоторые из нас годами погребены в ямах, вырытых с помощью «защитников сердца». Отличным способом вырваться из этих рамок является попытка разглядеть их сущность: это защитные программы, которым мы обучаемся еще в детстве; они не изменяются до тех пор, пока мы не начинаем их осознавать. Вы прочли эту книгу и теперь способны более или менее разобраться с теми «защитниками сердца», которыми регулярно пользуетесь. Поведайте свою историю чуткому другу или члену семьи либо организуйте клуб «гавайских баек» — это поможет вам в дальнейшем понять, каким образом ваши бессознательные «защитники» препятствуют вам объять полноту собственной жизни: в эмоциональном, социальном и интеллектуальном плане.

Приступая к изложению своей истории, вы, возможно, поначалу подумаете, что это несколько трудновато, и даже испугаетесь. Вместо того чтобы пытаться поведать всю свою биографию, вспомните о каком-нибудь существенном событии или взаимоотношениях с некой значительной личностью. Вы уловите нашу мысль, ознакомившись с рассказами, приведенными ниже.

Если начать повествование вам не так уж легко, проделайте сначала упражнение на релаксацию, описанное в первой главе, или обратитесь к технике полноты осознания, предложенной в последней главе.

Рассказывая свою историю, придерживайтесь определенных рекомендаций: слушатели не должны вас прерывать, критиковать или осуждать. И что важнее всего, никто не должен давить на вас с тем, чтобы вы выдали что-то, о чем говорить не хотите. Не беспокойтесь о грамматической правильности своего рассказа и соблюдении «единого стиля». Просто естественно ведите беседу.

Будьте готовы выслушать и истории окружающих. Возможно, вы узнаете в их рассказах себя, или же они сильно тронут вас либо вдохновят на что-то. Распознанию «защитников» может также поспособствовать тот факт, что вы увидите их в действии. Помните: порой нас огорчают и раздражают те, в ком отражаются наши собственные черты и поведение, нам неугодные.

И хотя возможность поделиться своей историей с чутким слушателем в безопасной обстановке наверняка поможет вам обогатить свой опыт и проникнуть в сущность защитников, не факт, что вы действительно готовы предпринять такой шаг. В качестве альтернативы можно записать свой рассказ в блокноте или напечатать на компьютере и поделиться им, когда вы посчитаете нужным. Мы полагаем, что лучше записать рассказ от руки — почему-то такой способ позволяет ближе подойти к сердцу, не отдаляясь от него посредством технического оснащения. Несомненно, многие привыкли пользоваться клавиатурой, так что если именно так вам удобнее всего, вперед!

А теперь прочтите истории, которые нам выпала честь услышать. Мы делимся ими на последующих страницах. Некоторые из них о тех, кто поборол своих «защитников сердца» и смог обрести полную, насыщенную радостью и удовлетворением жизнь. Другие воспользовались своими «защитниками» и превратили их в источник блага и пользы. В процессе чтения обратите внимание на то, можете ли вы определить, кто поборол своих защитников, а кто приспособил их под себя. В конце каждого рассказа мы приводим свой разбор материала. Кстати, ни один из рассказчиков никогда у нас не наблюдался, однако все эти люди великодушно поделились с нами своими историями.

 

Райан Сикрест

 

Райан Сикрест — ведущий популярного телевизионного шоу «Американский идол» и не менее популярной утренней радиопередачи «В прямом эфире с Райаном Сикрестом» для тех, кто в пути, на лос-анджелесской радиостанции «KIIS-FM», а также хит-парад «American Top40», организованный ведущими радиостанциями страны. В числе прочих достижений Райана ведение церемонии награждения «Эмми». Кроме того, он входил в список «50 самых красивых людей» по версии журнала «Пипл».

Создается впечатление, что этот богатый, знаменитый, симпатичный молодой человек и ведущий телевизионного шоу, пользующегося исключительным успехом, научился управлять собственной жизнью. Однако и на его долю в свое время выпали определенные невзгоды. Райан являет собой прекрасный пример человека, который на пути к достижению своей цели — стать знаменитым — одолел все превратности судьбы. Впрочем, и здесь были свои издержки. Сейчас Райан куда лучше понимает, что им движет и как справиться с неудачей.

Тем утром, что мы встретились с ним, Райан получил неприятные известия: телевизионное ток-шоу, транслируемое в дневное время, участником которого он был, закрылось после съемок первого же сезона.

 

У меня сейчас дел по горло. Да и день выдался не из удачных. Но то, что случилось этим утром, помогло мне собраться и кое-что уяснить для себя. Теперь я знаю, о чем именно хочу рассказать относительно своих «защитников сердца». Любопытно, но механизм, которым я пользовался еще в юности, сейчас помогает мне объективно оценить происходящее.

Я вырос в штате Джорджия, в Атланте. Мои родители придерживались довольно консервативных взглядов. У нас был милый дом — недорогой, гараж и две машины, но я тогда и представить себе не мог, что когда-нибудь смогу взять ипотеку на дом с таким гаражом.

Когда мне было двенадцать, я уже знал, чем буду заниматься, когда вырасту. А этим могли похвастаться далеко не многие ребята моего возраста. Меня не волновало, во что мне это обойдется, но мне почему-то хотелось, чтобы моя деятельность была связана с радио, а может, даже и с телевидением.

В детстве я был очень живым ребенком. Нет, я был не из тех, кто прилежно поднимает руку и сидит на уроке тихо. Во мне бурлила энергия, я был полон предприимчивости и хотел заявить о себе миру. Очевидно, именно благодаря своему страстному увлечению, а также юношеской неукротимости я осмелел настолько, что покинул семью и переехал на Западное побережье.

Желание, которым я горел с двенадцати лет, так и не оставило меня. А когда мне исполнилось девятнадцать, оно стало куда более жгучим. Я понял, что мой родной город слишком мал, чтобы воплотить мои мечты в реальность. Отчетливо помню, как пришел к родителям и сказал: «Мне надо попытать счастья. Я просто не могу иначе. Я переезжаю в Лос-Анджелес, потому что таков мой путь».

Родителей шокировало мое заявление. Я понимал, что им придется принять важное решение: либо поддержать меня, либо обречь себя на долгие споры со мной. Теперь, оглядываясь на прошлое, я осознаю, что они попали в трудное положение. Нелегко поддерживать ребенка в его стремлении угнаться за мудреной мечтой, волнуясь о том, будет ли ему на что жить. В психологическом плане они, конечно, меня поддержали, но какое-то время в Лос-Анджелесе я действительно питался одними хлопьями. О суши я мог только грезить!

Живу я здесь уже десять лет. Но годы, проведенные в борьбе за мечту, помню, будто это было вчера: никого не зная, я начал с того, что водил фургон, принадлежавший радиостанции. Даже малейшие успехи позволяли мне на один шаг продвинуться ближе к желанной цели. Я и не собирался возвращаться домой, поджав хвост. Но при этом я был напуган до смерти. Все время думал о своей цели и о том, что еще нужно сделать. Сам для себя определил задачу и не хотел даже слушать тех, кто думал, что выше головы не прыгнуть. Я не желал, чтобы мне что-нибудь помешало.

Многие привыкли считать, будто осуществить мечту невозможно. Думаю, мне сильно повезло, ведь уже в детстве я знал, что ничто, кроме этого занятия, не принесет мне такого удовольствия. Собственно, ничем другим я и не собирался заниматься.

И хотя из-за снятия шоу с эфира я чувствую себя в какой-то мере удрученным, я не могу сейчас об этом говорить. По-моему, жизнь состоит в определении желания, некой страсти и приложения всех усилий для ее достижения. Хоть шоу провалилось, мы , по сути, не потерпели неудачу. Я не потерпел неудачу. Ведь именно этого я и хотел. Я сделал все от меня зависящее. Понял, что меня увлекает, и исполнил свою мечту. Успех таится в процессе работы над осуществлением мечты и вовсе не обязательно в удачном исходе дела.

На самом деле, я — счастливчик! Мне крупно повезло с «Американским идолом». Даже если бы мне и не представился такой шанс, я бы по-прежнему оставался пареньком, желавшим, чтобы его работа была связана с радио или телевидением. Да я им и остаюсь. Я всегда хотел иметь какое-то отношение к СМИ. Меня устроил бы любой вариант, потому что мне просто нравится этим заниматься.

Забавно, но «Американский идол» именно на этом и базируется. К нам съезжаются ребята со всей страны, и у каждого есть мечта, своя страсть. Все они выкладываются на полную, но лишь некоторые из них получат возможность заключить контракты со звукозаписывающими компаниями и заработать миллионы долларов. В конечном счете, все они добиваются больших успехов, ведь они до самого конца следуют своей мечте. Кому-то достается больше наград, но, в конце концов, они, как и я, сумели просто прислушаться к себе и приложили все усилия к исполнению своих желаний!

 

Райан был на шаг впереди многих среди тех, кто пытался достичь практически недостижимых целей. Еще в детстве он приглядел себе награду и умудрился вынести все страдания и неприятности, выпавшие на его долю. В обращении своего «защитника сердца» — отрицания — себе на пользу Райан преуспел, будучи совсем мальчишкой. Уже тогда он знал, что будет строить карьеру на радио либо телевидении. Теперь, повзрослев, он ясно понимает, что в юности был полон энергии и чувствовал себя непобедимым. Он признает, что гнал от себя прочь боязнь поражения, столь недопустимую в этой конкурентной сфере. Он просто отбросил все свои сомнения и страхи и с рвением принялся за дело. Это оградило его от боли и страданий, и Райан продолжил свой путь к успеху.

Теперь Райан понимает, насколько был целеустремленным, и как важно было для него заглушить чувство страха в погоне за успехом, которого практически невозможно достичь. Поэтому этим утром, получив такие неприятные вести, он не дал им нанести себе ущерб и смог все расставить по своим местам.

Со временем Райан узнал, что щепотка отрицания помогает ему двигаться вперед и не сворачивать с верного пути. Он благодарен судьбе за свои успехи, объективно оценивает неудачи и применяет своего «защитника сердца» более осознанно, нежели в юности.

Наша беседа с Райаном показала, что важно научиться управляться с глубоко коренящимися эмоциями сознательно, а не машинально, чтобы суметь правильно собрать каждую головоломку, которую нам предлагает жизнь. Райан — прекрасный пример человека, воспользовавшегося отрицанием так, что оно оказало ему помощь в карьере. Безусловно, «защитники сердца» не всегда приносят вред — они могут оказаться весьма полезными. В области, которой Райан решил посвятить себя, гораздо чаще встречается неудача, нежели успех. Трудностей не избежать, но чтобы двигаться вперед, не обращая на них внимания, в качестве довольно весомой альтернативы Райан выбрал отрицание.

 

Уэнди Джо Спербер

 

Актриса Уэнди Джо Спербер умерла от рака груди в возрасте сорока семи лет. Незадолго до ее смерти нам посчастливилось встретиться с ней и побеседовать о ее жизни и любимой работе. Тем из вас, кто с легкостью узнает актера по телевидению, но не помнит его имени, сообщим, что Уэнди завоевала признание зрителей, сыграв с Томом Хэнксом и Питером Сколари в комедийном сериале восьмидесятых «Закадычные друзья». Позднее она исполнила роли и в других телевизионных сериалах («Уилл и Грейс», «Восемь простых правил») и множестве кинофильмов, среди которых «Назад в будущее» и «Назад в будущее-3».

Мы встретились с Уэнди в ярко освещенном офисе под названием «weSPARK» («Мы сияем»), выходящем на улицу в долине Сан-Фернандо неподалеку от Лос-Анджелеса. Стены его были окрашены в спокойные тона, повсюду стояли удобные диванчики, а вокруг туда-сюда сновали радостные люди. Заходя в центр поддержки больных раком и членов их семей, не ожидаешь ощутить столько тепла и радости, однако в нем кипела жизнь: каждый был при деле, и в воздухе витала позитивная энергия. Здесь организовывались группы поддержки, предоставляющие консультации не только больным раком, но также их детям, супругам и лицам, ухаживающим за пациентами — всем, кого, так или иначе, касается это заболевание. Кроме того, в центре проводились информационные семинары, занятия по декоративно-прикладному искусству, ритмике и музыке, а каждого желающего могли крепко обнять или подержать за руку. Уэнди была в этом оазисе движущей силой. Нам хотелось именно от нее узнать, что же подвигло ее превратить свою болезнь в нечто значимое и столь необходимое для общества.

«Для начала расскажу вам, что означает название нашего центра», — сказала Уэнди и поведала нам, что изначально хотела назвать его «SPARK» («Искра»), расшифровывающееся как «Поддержка (S upport), профилактика (P revention), принятие (Acceptance), выздоровление (R ecovery) и осведомленность (K nowledge)». Но акроним уже кем-то использовался, и потому она решила добавить к нему слово «мы». «Ведь в каждом, кто приходит сюда, сияет свет». Так и родился центр «weSPARK».

 

Мою уверенность в себе разрушили слова. Они сильно повлияли на мое отношение к самой себе. Я тогда училась в шестом классе, и как-то, когда я возвращалась из школы домой, одна девочка назвала меня толстухой. Дома я принялась разглядывать себя в зеркало. Вот, посмотрите на фотографию моей дочери. Ей сейчас столько же, сколько мне было тогда (Уэнди протянула нам фото своей милой десятилетней дочурки). Я выглядела в точности, как она — не толстая, просто пухленькая, симпатичная девочка. Но я сказала себе: «Наверное, так и выглядят толстухи ». С тех самых пор я сражаюсь с самой собой. Думаю, те слова оставили во мне глубокий след: из-за них я чувствовала себя отвратительно, мне казалось, что меня никто не любит, и я даже стала совершенно неприступной. Я так и не смогла примириться с теми словами.

А теперь перейдем к июню 1997 года. Именно тогда у меня диагностировали рак. Вы только подумайте, мне сообщают, что у меня рак, а моя первая мысль: «Отлично, пройду химиотерапию и сброшу вес». Вовсе не: «Господи, у меня рак!» Вот ведь сумасшедшая!

Заболевание было на ранней стадии, так что бояться было нечего. Но слова ранят, и очень больно. Вы начинаете думать о себе иначе — теперь ваши мысли вертятся вокруг смерти, выпадения волос и тошноты. А окружающие смотрят на вас сквозь призму своих собственных представлений о раке.

Когда очаг поражения обнаружили впервые, мне пришлось удалить обе молочные железы. Но два года назад выяснилось, что рак распространился на легкое и поразил кости. И вот уже год я посещаю химиотерапию — каждый день в течение двух недель, затем перерыв на неделю и все сначала.

Я скучаю по старой Уэнди. Меня совершенно оставили силы. Кисти рук и ступни ног покрыты волдырями, и я уже давно не танцевала и не гуляла по каньону. Чувствую себя очень одиноко. Мужчина, с которым мы по-настоящему любили друг друга, выдержал лишь год и потом бросил меня. Он не смог понять, что же происходит. К тому же у меня была маленькая дочка, которая боялась «заразиться».

И тут до меня дошло, что ей некуда пойти, что нет детей, с которыми она могла бы пообщаться и поиграть и которые понимали бы, что это значит, когда мама болеет раком. Были, конечно, какие-то центры поддержки, но они не могли угодить ребенку, да и большинство женщин, их посещавших, были намного старше меня. Боже мой, да в нашей долине проживает более двух миллионов человек, а обратиться некуда! И вот, посетив несколько мест, я решила: «А знаете что? Я сама за это возьмусь». Моя двоюродная сестра тогда только-только умерла от лейкемии, а перед ее смертью ни ей, ни членам ее семьи совершенно некуда было пойти.

Поначалу я всем занималась сама и, конечно, делала это бескорыстно. Слава Богу, теперь есть кому выполнять эту работу. Я по-прежнему занимаюсь сбором денежных средств, и это сильно облегчает нам жизнь. К сожалению, здоровье оставляет желать лучшего, и мне приходится играть второстепенную роль, а это нелегко.

Здесь все полны энергии, и наше сообщество стремительно ширится. Знаете, я с улыбкой вспоминаю прошлое. Как раз за пару месяцев до того, как у меня диагностировали рак, я сказала себе: «Хватит! Надоело играть!» Я жутко устала, мне казалось, что нужно заняться чем-то еще. А потом у меня нашли рак. И бросить актерскую игру уже было нельзя, потому что теперь мне нужна медицинская страховка!

Однако эта деятельность прочно вошла в мою жизнь, заняв свое собственное место наряду с актерской игрой. Подумайте только, какие здесь возможности: одно семя, и вот что выросло. Все вкладываются в это дело, и вокруг царит атмосфера глубокого понимания. А я научилась не обращать внимания на грубости, да и на те неприятные слова, что когда-то поселились внутри меня.

 

Когда мы узнали, что Уэнди скончалась, наши мысли и молитвы обратились к ее семье. Но мы также понимали, что, благодаря ее альтруизму, тысячи людей и их родных продолжат пожинать плоды, взращенные ее пожертвованием. Этот «защитник сердца» словно снежный ком: маленькая снежинка становится все больше и набирает обороты, оказывая влияние на последующие поколения. С одним только словом на уме — «рак» — Уэнди начала свой тяжкий путь, который затронул жизни многих людей.

 

Патрик Демпси

 

Патрик Демпси — звезда и яркий секс-символ популярного сериала «Анатомия Грей», транслирующегося в прайм-тайм. Сейчас ему чуть больше сорока, но начал он сниматься в кино и на телевидении еще когда был подростком.

Заводя беседу с Патриком, мы попросили его рассказать о той поре, когда работники индустрии развлечений относились к нему холодно и пренебрежительно, несмотря на его предыдущие достижения. К большому счастью женской половины земного шара он, в конце концов, получил роль «доктора МакМечта», а также продолжил играть в кино.

Патрик опоздал на целый час, но обидеться на него было не так-то легко: трудно затаить злобу против такого доброго, статного мужчины, особенно если оказывается, что ему пришлось помочь жене, потому что у их ребенка была сильная рвота.

 

Я вырос в городе Бакфилд, в штате Мэн. Занимался спортом, а на актерскую игру подсел, когда занял второе место в международных соревнованиях по жонглированию. Тогда я понял, что мне прямая дорога в театр, и в семнадцать лет бросил школу, чтобы попытать счастья в большом городе — Нью-Йорке. Помню, отец провожал меня, когда я отправился на вокзал. В ту минуту я испытал странное ощущение: мне казалось, что юности моей пришел конец.

Я пробыл в Нью-Йорке совсем недолго — пытался привыкнуть к большому городу — и вот пришли известия о том, что отец умер. Когда мне был так необходим пример для подражания, я остался совершенно один. Я больше не мог положиться на отца, поговорить с ним и воспользоваться его мудростью. Теперь я был сам по себе, однако все еще оставался мальчишкой.

Почти сразу же меня пригласили участвовать в бродвейской постановке «Сентиментальная песня». Начало восьмидесятых, я — парнишка, приехавший из маленького городка, и все так легко мне дается.

На свое счастье, я пребывал в полнейшем неведении. Знай я, что актерам постоянно отказывают, что в этой среде процветает безработица, у меня, наверное, не хватило бы мужества попробовать себя.

В пору моего успеха меня окружали люди, озлобившиеся от постоянных поисков работы и попыток сделать себе имя в шоу-бизнесе. Я даже испытывал чувство вины за то, что мне так везло. Некоторые из этих актеров на какое-то время достигали желаемого, но потом терпели неудачу. Едва ли я понимал, что вскоре и сам окажусь на их месте.

Мне было уже за двадцать, я посвятил себя серьезной карьере в сфере киноиндустрии. Но чем больше внимания ко мне было приковано, тем сильнее я сомневался в своих актерских способностях. К тому же я вдруг осознал, что этим я зарабатывал на жизнь, а больше ничего и не умел. Мне нужно было понять, как подавить эту неуверенность в себе. И я начал брать уроки у великих мастеров, причем меня привлекали те из них, что не говорили мне, как и что делать, а позволяли самому осуществить выбор.

По стечению обстоятельств, именно в то время, когда я задался этими вопросами, я попал в немилость к продюсерам и режиссерам. Длился этот период десять лет. Сначала мне наперебой предлагали роли, словно я — восходящая звезда. Но внезапно все продюсеры, режиссеры и лица, ответственные за подбор актеров — вероятно, по той причине, что я не соответствовал их требованиям — стали скептически и даже враждебно ко мне относиться.

И что же теперь? Ведь еще недавно я пользовался большим спросом. Я достиг всех своих целей и превзошел все свои ожидания. И тут меня настигла депрессия. Я думал, что, став успешным, востребованным актером, обрету себя. Но теперь я понимал, что у меня больше нет никаких целей — мне было не к чему стремиться. Я сбился с пути, оставалось только дрейфовать. Я даже не знал, какие цели перед собой поставить. Лишь начал понимать, что мир не так уж ко мне благосклонен. Мне казалось, что нужно что-то изменить в себе.

Особенно тяжко мне пришлось в период с двадцати пяти лет до тридцати двух… постоянные кинопробы, рушащиеся надежды. Меня беспокоило то, что я стану таким же, как те ожесточенные актеры, которых я встречал на своем пути в то время, когда был еще на взлете: человеком, непрестанно сетующим на упущенные возможности. В то же самое время я начал замечать, что уже не так амбициозен. Я увидел в себе изъяны, и это меня сильно расстроило. Уверенности поубавилось. И если меня не ценили те, кто мог дать мне работу, как было мне обрести самоуважение и поверить в себя? В конце концов, именно те учителя и наставники, к которым я особенно тяготел, вдохновили меня на то, чтобы осознать свое место в этом мире.

С тех самых пор, как я в семнадцать лет покинул дом, моей мечтой было обрести свое собственное пристанище и когда-нибудь вернуться в Мэн успешным человеком. Момент был самым что ни на есть подходящим. У мамы только что обнаружили рак. С невестой у нас полным ходом развивались отношения. А с карьерой актера по-прежнему ничего не выходило.

Мы нашли старый дом, принадлежавший капитану корабля. По иронии судьбы, занимаясь ремонтом дома вместе с матерью, мы с ней смогли восстановить наши взаимоотношения, в которых уже много лет ощущалось напряжение. Мы наладили новую зрелую связь. Я уже больше не был для нее просто ребенком. На этот раз, если бы я решил снова покинуть Мэн и отправиться на поиски славы и успеха, я не был бы уже таким наивным семнадцатилетним мальчишкой.

По мере того как мой дом в Мэне принимал определенную форму, приобретал ее и я. Все четче я осознавал, что я — тот, кто я есть, выгляжу так, как выгляжу, и создаю такое впечатление, какое создаю. Я старался примириться с этим. Одновременно я продолжал анализ собственных мыслей и ощущений. С помощью друзей, наставников и психотерапии пытался понять себя. Я понимал, что если только с энтузиазмом возьмусь за поиски новой роли, то мне больше не от чего будет отталкиваться. И тогда я останусь ни с чем и впаду в депрессию.

Мне нужно было поверить в себя. Я нуждался в любящем партнере, в жизни, полной других увлечений, помимо этого бизнеса, в котором все так переменчиво. Мне требовалась жизнь, полная смысла. Я с болью осознал, что актерская игра стала выбором всей моей жизни. Она должна была не только наполнить мои карманы, но и напитать мою душу. Я нуждался в ней, чтобы получить средства к существованию, но понимал, что не могу быть ее рабом.

Двадцать лет назад мой отец стоял на пороге нашего дома, желая мне доброго пути. Он верил в мои способности и силу моего характера. Именно столько времени ушло у меня , что поверить в себя. Мудрость его слишком рано покинула нас, но он дал мне возможность вернуться в исходную точку — последовать мечте, которая бы удовлетворила порывы моего сердца, и стать тем, кем он хотел меня видеть.

 

Патрику пришлось нелегко, причем не только в ту пору, когда он совсем молодым покинул дом и вскоре потерял отца, но и тогда, когда его успешная карьера зашла в тупик. В конце концов, он пришел к глубокому пониманию того, что его профессия настолько же важна для него, как и воздух, которым он дышит, но на его пути возникли препятствия. Дабы избавиться от навалившихся на него трудностей, Патрик положился на своего благотворного «защитника» — сублимацию.

Благодаря ей, он понял, что и в период серьезных неприятностей может надеяться на себя. Патрик решил применить свои неиспользуемые творческие способности в другом месте. Он вернулся домой, занялся ремонтом, наладил контакт с матерью и полностью вложился во взаимоотношения с будущей невестой — налицо разумное использование этого «защитника». Он не позволил случившимся событиям взять над ним верх — ничто не могло заменить ему желанной деятельности. Однако он благоразумно воспользовался сублимацией, направив свое разочарование в иное русло.

За годы, полные взлетов и падений — ухода из дома, смерти отца, потери статуса суперзвезды — Патрик научился смотреть вглубь себя и находить в себе силы. А благодаря тому, что он в тот момент смог открыться своим наставникам, психотерапевтам и своим близким, защита его сердца ослабла, и его чувства нашли себе выход. Это помогло ему перенести сложный период и не поддаться ему.

 

Уоррен Белл

 

Уоррен Белл — успешный сценарист и продюсер телевизионных комедийных сериалов. Он был исполнительным продюсером таких популярных ситкомов, как «Эллен», «Как сказал Джим» и «Тренер», а также написал огромное количество сценариев для их серий. Уоррен является членом правления Корпорации общественного радиовещания и ведет свою колонку в Интернет-версии журнала «Нэйшнл Ревью». Кроме того, он — отменный рассказчик: его история увлекла и захватила нас. Уоррен женат, и у него два сына, но ни одного из них еще не было на этом свете в то время, о котором сейчас пойдет речь.

 

Несколько лет назад в моей жизни произошло одно событие, оказавшее на меня весьма сильное воздействие, но его последствия я осознал гораздо позднее.

Была весна 1993 года. К этому времени я уже три года отработал на телевидении. Тогда я был продюсером популярного сериала «Тренер».

И хоть меня не так уж легко вывести из себя — ведь я вполне уравновешенный — съемки меня совершенно вымотали, и я был рад, что они подошли к концу. По этому поводу мы закатили вечеринку на стадионе «Доджер». И вот на ней один из сценаристов, ставший мне другом — Билл — приглашает меня на рыбалку: он, я и еще пятнадцать ребят в море! У меня даже не было времени войти в азарт, потому что уже на следующий день мы встали ни свет ни заря, чтобы успеть сесть в огромную лодку. Представьте себе, четырнадцать метров в длину и двенадцать спальных мест.

Накануне, по дороге домой, моя жена Ли сказала: «У меня такое чувство, что ваша завтрашняя поездка положит начало плохому фильму. Ты же понимаешь, пятнадцать сценаристов в открытом море…» У меня вырвался смешок.

На следующее утро, погрузившись на борт, мы отправились в море. Оно было восхитительно: дельфины плыли с нами наперегонки, рядом кружились тюлени, и даже моя морская болезнь не могла испортить столь прекрасный день. Капитан и его первый помощник завезли нас достаточно далеко, чтобы можно было начать рыбачить. А поскольку рыбак из меня не самый хороший, я предпочел понежиться на солнышке, потягивая пиво, и насладиться видом моря.

Расслабившись после рыбалки, мы решили отправиться к острову Санта-Барбара, на котором расположен национальный парк. Мы собирались кинуть якорь метрах в ста от берега, спустить на воду резиновую шлюпку, устроить на острове пикник и побродить по парку. Погода была отличная: градусов тридцать пять. Легкому волнению на море мы не придали никакого значения.

Перед нами вырос похожий на вулкан остров; деревьев на нем было совсем немного, и никаких признаков пристани! Только металлическая лестница, спускавшаяся со скалы в маленькую каменистую бухту. Я понял, что единственный способ добраться до острова — провести шлюпку к лестнице, схватиться за нее и вскарабкаться на десятиметровую высоту.

И вот Билл, я и еще один наш друг Эрик решили первыми пуститься к цели. Но чем ближе мы подбирались к острову, тем выше поднимались волны: теперь они были высотой почти в метр. Я засомневался, получится ли у нас вообще осуществить задуманное. Билл сидел на корме, управляя нашим суденышком, Эрик на носу, а я — посередине. Мы приближались к металлической лестнице куда быстрее, чем предполагали, и Билл крикнул Эрику, чтобы тот хватался за нее. Но море бушевало все сильнее, и мы двигались со скоростью как минимум восемь километров в час — у Эрика просто не было никаких шансов уцепиться за нее! Балансируя на огромных волнах, мы неслись прямо на острые скалы!

Шлюпка врезалась в первую же скалу и сложилась пополам. Эрика и Билла тут же выкинуло в воду. Я еще как-то удерживался посреди шлюпки, нос которой маячил прямо перед моим лицом. Шлюпка находилась у самых скал, и я в ужасе ждал, когда же волны бросят меня прямо на их острые выступы. Думать я мог лишь о том, как бы избежать этой участи — и мне оставалось только выбраться из середины шлюпки. Конечно, в итоге я шлепнулся в воду, а шлюпка благополучно уплыла в другом направлении. А пытаться ухватиться за скользкую скалу из вулканической породы было все равно что цепляться за мокрые бритвенные лезвия.

В итоге я оказался по грудь в воде у входа в пещеру, простиравшуюся вглубь метров на двадцать. Волны играли мной, словно маленьким шариком для пинбола: нахлынув, они заставляли меня погружаться под воду и снова выныривать в поисках воздуха. Прибой был настолько сильным, что я не мог добраться до лестницы в десяти метрах от меня. Я пытался держаться за скалу, но песок, на котором я стоял, засасывал меня все глубже, да к тому же я сильно ударился головой о камни. Я больше не мог удерживаться под натиском волн. Мне пришлось снять кожаную куртку: она была чересчур тяжелой и холодной. Я совершенно измучился. Мне было всего двадцать девять, я женился только полгода назад, и теперь мне предстояло умереть.

Тем временем Билл и Эрик умудрились добраться до свода пещеры. Они пытались дотянуться до меня, но нас разделяло по меньшей мере три метра. Они, должно быть, видели, как меня швыряло туда-сюда, словно тряпичную куклу. И хотя надежда покинула меня, я все еще боролся за выживание.

Внезапно меня посетила новая мысль, некое ощущение, а может, даже и голос — не знаю точно. Но где-то внутри себя я услышал: «Мне надо выбраться отсюда, потому что Ли беременна. Меня ждет малыш ». Я знал, что моя жена делала тест на беременность, но результат тогда оказался отрицательным. Однако я чувствовал, что мне нужно справиться с бедой, что меня ждут.

Когда я почувствовал в себе силы, то понял, что, продвинувшись вглубь пещеры, окажусь в безопасности и смогу выбраться из воды. В итоге я оказался на участке суши. Теперь я знал, что не утону… разве что умру от голода!

Прошло минут пятнадцать. Измученный, я замерзал. И тут я услышал голос Билла: «Уоррен… Уоррен, ты там? Можешь выплыть?»

И я ответил ему: «Естественно. Именно поэтому я тут и сижу!»

К счастью, каждые две недели сменяются смотрители парка. Никогда не угадаете, к чему это я. Очередная смена пришлась именно на тот день. Откуда ни возьмись, появилась лодка, а на ней двенадцать парней со снаряжением для скалолазания и подводного плавания. В пещере была узкая расщелина, ведущая к самой ее вершине, и я попытался найти опоры для рук и ног, чтобы суметь схватиться за веревку, которую ребята сбросили мне. Не знаю, наверное, в каждом из нас всегда остаются какие-то силы. А может, тому поспособствовало нечто более значительное. Но я все же выбрался из пещеры. Береговая охрана спустила мне на вертолете спасательную корзину, и мы вместе с Биллом залезли в нее — он поранился, помогая водолазам достать до меня.

Мы отправились в близлежащую больницу, и пока летели на вертолете, я думал: «Я должен быть испуган, а я спокоен». Я думал: «Ну же!», — мне казалось, со мной должно случиться что-то наподобие произошедшего в фильме «Бесстрашный» о роковой авиакатастрофе. Теперь ничто не могло сломить меня. Мне наложили швы на голову и локти, и я с ног до головы был в синяках приятного багрового оттенка.

Я глубоко спал, приняв обезболивающее, когда в шесть утра проснулся от рыданий жены. Она снова сделала тест на беременность, и, на сей раз он оказался положительным. Как же это меня воодушевило! Последующие несколько дней я все вспоминал те мысли, что пришли мне в голову в пещере. Я вспоминал голос, который требовал, чтобы я выбрался оттуда. Он говорил мне, что кто-то, еще пока не пришедший в этот мир, будет рассчитывать на мои силы.

Мне исполнилось тридцать, и у меня родился первый малыш. Теперь я каждый день проживаю, вспоминая то, как был на волоске от смерти. Я рискнул, уволившись с хорошо оплачиваемой работы. Теперь я замечаю за собой, что стал обращать на свои ощущения гораздо больше внимания. Вы же помните, я из тех, на кого, как казалось бы, не влияют превратности судьбы. Однако, уделяя внимание тем своим чувствам, которыми я по большей части пренебрегал, я осознал нечто важное: всю жизнь меня окружала одна депрессия. По каким-то личным причинам я давил в себе радостные переживания, страхи и волнения, пряча их от себя.

С каждым днем я все глубже понимаю, как коротка жизнь. И хотя я не могу со всей уверенностью утверждать, что это околосмертное переживание меня изменило, об этом можно судить по моей манере поведения.

 

Слушая захватывающую историю Уоррена, мы не переставали удивляться: он не считал, что это травмирующее событие привело к разительным внутренним переменам. Впрочем, он признал, что поступил довольно смело, когда оставил работу, обеспечивавшую ему финансовую стабильность, прямо перед рождением первенца. Жизнь, которую он вел до происшествия на море, предстала перед ним в своем истинном свете: его совершенно не волновали собственные чувства, он был безразличен к своим радостям и страхам, окаймленным абсолютной депрессией.

Долгие годы Уоррен зарабатывал на жизнь сочинительством. И хотя интеллектуализацию он применял с умом, она все же не подпускала его к собственным чувствам. Ужасное, опасное для жизни испытание, выпавшее на его долю, позволило ему прислушаться к «защитникам», разместившимся вокруг его сердца. Он смог проникнуть вглубь себя и постепенно научился жить не только разумом, но и сердцем.

Мы лишь предполагаем, что озарение, посетившее Уоррена в пещере, вероятно, можно было бы отнести к двум вещам. Во-первых, существует нечто, о чем мы ничего не знаем и на что можем лишь надеяться; нечто, куда большее, нежели мы; с этим мы пытаемся установить связь ради того, чтобы получить утешение и наставление. И, во-вторых, Уоррен мог иметь в виду свой собственный внутренний голос, призывавший его к развитию и выходу за рамки того, кем он являлся на тот момент.

 

Мэри Линн Раджскуб

 

Мэри Линн Раджскуб — актриса. Ей около сорока, и сейчас она занята в популярном сериале «24», где играет компьютерного гения Хлою О’Брайан в паре с Кифером Сазерлендом. Кроме того, она исполняла роли и во многих других известных фильмах, включая картины «Стильная штучка», «Блондинка в законе-2» и «Маленькая мисс Счастье».

Одним воскресным утром мы пришли в гости к Мэри Линн, чтобы выслушать ее историю — в ее солнечный, еще не отстроенный до конца дом, по которому с удовольствием бегали ее многочисленные домашние любимцы и любимицы — собаки. В тот период она ожидала первенца.

Мэри Линн искренне поделилась с нами рассказом о путешествии, приведшем ее из родного города Трентона, что в штате Мичиган, в Лос-Анджелес и, в итоге, на съемки телевизионного сериала, отмеченного не одной наградой. Нас тотчас же удивило ее столь раннее желание пойти по пути, отличному от того, что избрали члены ее семьи. Оглядываясь на прошлое, теперь Мэри Линн осознавала, как отчаянно желала отдалиться от них. Однако в то время она этого совершенно не понимала. Она уже практически ступила на путь, идя по которому, вышла бы замуж совсем юной, никуда бы не уехала и никогда бы не украсила собой сцену. Но какой-то постоянный, упорный и почти бессознательный внутренний импульс не позволил ей «остепениться» такой юной.

 

Мне было стыдно и страшно испытывать чувства и иметь мысли, которые шли вразрез с представлениями членов моей семьи. В детстве я усердно пыталась ничем не выдать себя: мне не хотелось, чтобы кто-то узнал о том, что я думаю и чувствую. Если спросите кого-нибудь, кто был тогда со мной знаком, вам скажут, что я не отличалась любовью к веселью и забавам. Занятно, что позднее я стала комедийной актрисой.

Наверное, еще в детстве я понимала, что мне придется уехать, чтобы найти себя. Сейчас я осознаю, что каким-то образом мама, заметившая во мне интерес к театру и изобразительному искусству, решила, что меня нужно побудить к творческой деятельности. Они с папой отправили меня на занятия по акварели в местном торговом центре. Помню, как рисовала акварелью цветы — прямо как на открытках. Я понимала, что университет не для меня; мне хотелось поступить в художественную школу. Так я и сделала, и получила изумительный опыт.

Ни у кого в моей семье не было высшего образования. Свою учебу я оплачивала, взяв кредит. Думаю, что поступила в школу не от любви к искусству, а из-за страха застрять на бесперспективной работе. Наверное, именно поэтому, когда лучшая подруга попросила меня отправиться с ней на один семестр в Сан-Франциско, я тут же ухватилась за эту возможность. Где-то в глубине души я, видимо, понимала, что задержусь там.

Именно в Сан-Франциско я занялась перфомансом. А потом я почему-то стала привносить в него элемент комичности. В какой-то момент грани практически стерлись: я разыгрывала комедию. И зритель сполна отплачивал мне смехом. А может, на первых порах надо мной и смеялись? Как бы то ни было, но я попала в комедийное шоу. Думаю, что мне просто нужно было как-то себя выразить. Причиной моего юмора была нервозность и ощущение неловкости. Было по-настоящему смешно, и я знала, что смогу придумать миниатюру и продолжить заниматься этим делом, даже когда силы покинут меня. Мне нравилось это занятие. Я обретала уверенность в себе. И тогда я решила, что терять мне больше нечего… так почему бы не переехать в Лос-Анджелес?

Оказавшись здесь, я заметила, что многие держатся вызывающе. Они были негативно ко всем настроены и считали, что весь мир против них. И потому мы никогда не заговаривали о вере, духовности и каких-либо чувствах. Чуть позже я рассталась с любимым человеком, и это опустошило меня. Я понимала, что мне нужно подумать о том, как сохранять позитив, когда все идет не так, как надо, и воспользовалась этой болью, чтобы раскрыться навстречу познанию духовного. Самоанализ помог мне на пробах: я научилась выражать себя наилучшим способом.

Я обрела успех, уверенность в себе, а также способность лучше понимать саму себя, и это помогло мне стать более осознанной. Теперь я вижу, что обладаю определенными талантами, могу усердно над ними работать и знаю, что могу задаться любой целью. Даже если задуманное не всегда получается, в этом нет ничего страшного — подумаешь, попробую что-нибудь еще. Сочинительство, живопись, актерское мастерство, закачка своих видеороликов на «MySpace» — во всем есть элемент творчества. И я знаю, что всегда буду прилагать максимум усилий к тому, чтобы оставаться креативной.

 

В детстве Мэри Линн весьма преуспела в сокрытии собственных эмоций. Мы предполагаем, что тогда она пользовалась надежным «защитником сердца», отрицанием. Она оградила себя от пугающего, противоречивого желания отдалиться от семьи и в то же время наладить с ней связь; отказала себе и остальным в этих чувствах.

Уехав из дома, она обнаружила в себе потребность продолжать играть. Вот только тогда она не понимала, что юмор, который она выставляла напоказ за счет своих нервов, стал «защитником», уберегающим ее от тревог. Он не только защитил ее от волнения, связанного с выступлением перед большой аудиторией, но и облегчил ее боль от того, что она поступала иначе, нежели члены ее семьи.

Думаем, к своему бесстрастному юмору Мэри Линн обратилась задолго до того, как добралась до театральных подмостков. Первоначально этот «защитник» ограждал ее от невыносимых чувств: разлуки, боязни получить отказ, смущения и одиночества. Со временем Мэри научилась управляться со своим «защитником» и пользоваться им себе во благо, понимая, когда следует к нему обратиться, а когда этого делать не нужно. Ее «защитник» до сих пор помогает ей, но теперь, благодаря самоосознанию, Мэри Линн сама управляет своей жизнью.

 

Джо Крамми

 

Джо Крамми чуть больше пятидесяти. Он — ведущий ток-шоу на радио. В Южной Калифорнии Джо обосновался более тридцати лет назад, а теперь он так же популярен и в Финиксе, что в штате Аризона. Он известен своими презрительными насмешками и консервативной точкой зрения на актуальные темы, однако, у него много верных поклонников. Он полон сарказма, и со слушателями, звонящими в эфир, всегда общается по существу. Но вот когда речь зашла о том, чтобы поговорить начистоту с самим собой, все вышло совсем иначе. Он понял: тому, что он топчется на месте в плане карьеры и личной жизни, есть множество вполне логичных причин. Джо был властителем своей рационализации… до тех пор, пока не потерял над ней контроль.

 

Я жил, словно Питер Пэн. Серьезных отношений ни с кем не заводил и беспрестанно менял место диджейской работы. О том, чтобы отнестись к жизни более серьезно, не могло быть и речи. Самое серьезное, на что я был способен — встать с утра пораньше. Ведь именно в это время приходилось выходить в эфир. Казалось, я могу выпутаться из любой ситуации. Я был центром вселенной, и все было просто отлично.

В 1993 году я работал на одной телестанции в Сан-Диего. Довольно странно, но в какой-то момент я подумал: «Что-то эти наушники не особо хорошо работают, хотя все они выполнены специально под каждого комментатора. Вдобавок, у меня от них голова болит. Вот ведь паршивое место: на всем экономят!»

В 1994 году я вернулся на радио, на самую популярную станцию разговорного формата, базирующуюся в Лос-Анджелесе. И все вроде бы хорошо, но чертова головная боль не покидает меня, и даже в этой современной студии слышу я уже не так хорошо. Тогда-то я понял, что дело вовсе не в оборудовании, а, скорее всего, в громкой музыке, которую я слушал все эти годы. По рекомендации близкого друга, у которого были проблемы со слухом и головные боли, я отправился в Институт слуха.

Жизнь может рухнуть в один момент. Врач невозмутимо заявил мне: «Что ж, у Вас опухоль мозга. И, вероятно, слух Вы потеряете. К тому же, очевидно, Вас беспокоит лицевой нерв, проходящий вот здесь и отвечающий за возможность улыбаться. Более того, неясно, сможете ли вы закрывать глаза».

Да какого черта?! Мне на следующий день в эфир выходить. Извини, дружок, но это, видимо, чужая медицинская карта. Вот тебе и новости! Да и как пережить четыре дня от выпуска новостей в среду до операции в понедельник? Помочь мне некому. Я совершенно одинок. Но мне сказали, что выбора у меня нет: даже если опухоль не злокачественная, я умру, если не соглашусь на операцию. Жизнь моя трещала по швам.

В пятницу, направляясь домой с работы, я вдруг посмотрел в зеркало заднего вида и увидел лицо, показавшееся мне знакомым. Я его не видел лет тридцать или сорок. Это было мое собственное лицо: лицо плачущего ребенка.

И вот в понедельник мне сделали наркоз: накачали так, что было абсолютно на все плевать. Я, словно кусок мяса, лежал на этом шатком столе. Было чертовски холодно, но мне до этого не было никакого дела. В последние мгновения я не беспокоился о том, что умру. Меня волновало, как я буду жить: что если я больше не смогу функционировать, как раньше?

Проснулся я в аду. Не такая уж это хорошая идея — вскрыть черепную коробку. У меня двоилось в глазах и кружилась голова. При удалении опухоли мне серьезно задели наружный слуховой проход. Никто не сообщил мне, что придется заново учиться стоять и ходить, не падая и не испытывая приступы рвоты. Никто не сказал, что мои друзья, которые придут навестить меня, будут смотреть в сторону, будто у меня вши.

Черт! Да ведь понятно, что они испытывали облегчение, ведь сами могли оказаться на моем месте. Они пытались подбодрить меня, советовали думать о хорошем, говорили, что мне еще повезло. А мне хотелось крикнуть в ответ: «Будь я таким счастливчиком, со мной бы вообще этого не случилось!» Поддержка, конечно, облегчает жизнь, но позитивного отношения порой все-таки просто не хватает.

Я утратил нечто значительное — собственное бессмертие. Никогда не думал, что могу умереть. Не предполагал, что со мной случится что-то плохое. Мне казалось, что я с легкостью смогу избежать боли. Да что там — самой жизни. У меня всегда отлично получалось находить всему оправдание. Знаете, я всегда стремился к наслаждению. Разве не все так поступают? Вот только стремление получить удовольствие это, по сути, попытка избежать боли и страданий.

Через несколько недель я вернулся к работе. Так или иначе, но я осознал, что до сих пор жив. Только теперь все было по-другому. Я больше не мог находиться там, где был. Мне постоянно напоминали об этом моя глухота, равновесие, осознание физической боли, необходимость лечиться. Жизнь моя резко изменилась.

Происходили и другие, более постепенные перемены. Я оказался способен видеть боль других людей. И чем больше я погружался в свою новую жизнь, тем больше моя старая жизнь казалась ненормальной. Раньше я шутил над чужими страданиями. Каждый из нас порой так поступает. А теперь я лицом к лицу столкнулся с собственной болью. А ведь никто не хочет смотреть своей боли в глаза. Нет, я вовсе никого не обвиняю. Но больше не могу притворяться, будто жить просто. Это даже хорошо: мне не нужно искать причин, чтобы не проживать собственную жизнь осознанно.

А что же насчет работы на радио? Она теперь кажется мне совсем другой. Не хочется говорить об этом, но своими шутками и неспособностью признать эту деятельность серьезным и любимым делом я только обесценивал то, что действительно меня заботило.

Подружка, которая долгие годы уговаривала меня жениться, наконец показалась мне отличной кандидатурой. Я всей душой предан своей жене. Она родила мне сына, сейчас ему уже четыре. Смотрю на него и вижу, что вся жизнь вертится вокруг него: наверное, он сам так постоянно думает. Таким вот я и был: все вращалось вокруг меня. Но, на самом деле, я — маленькая точка во вселенной. Теперь я понимаю, что же изменилось. Моя жизнь вращается вокруг других людей: жены, сына, слушателей. Я беспокоюсь о малыше. Я-то за свою жизнь не держусь. Его безопасность волнует меня куда сильнее, чем кто-либо когда-либо. Совершать бескорыстные поступки прекрасно. И хоть это бремя, но бремя приятное. Когда сын был совсем маленьким, я повсюду носил его в слинге: постоянно защищал его собою. Малыш растет, и становится все тяжелее ограждать его от неприятностей.

Эта дурацкая опухоль во многом помогла мне с работой, ребенком, взаимоотношениями с окружающими. Каждый день я проживаю с мыслью о ней. Теперь я отношусь к миру и людям, его населяющим, иначе. Я понимаю их, и как бы напыщенно это ни звучало, но теперь я могу поставить себя на их место.

С самого рождения мы всю жизнь пытаемся избежать душевных волнений, боли, потери и горя. Если бы я кого-то впустил в свою жизнь, мне пришлось бы страдать еще больше, а мне этого не хотелось. И потому я искал предлог, чтобы избежать своих чувств. Теперь я этого больше не делаю. Я сумел примириться со своими ощущениями, и это помогло мне обрести человечность. В те минуты, когда я больше не могу выслушивать жену, я вспоминаю, что глух на одно ухо, и, наверное, просто не понял ее.

Больше чем о себе, я беспокоюсь о сыне. Я усвоил один урок… да что там, я усваиваю его каждый день: чем сильнее боль жизни, тем больше пользы, черт возьми, можно из нее извлечь!

 

Благодаря этому случаю, угрожавшему его жизни и доставившему ему немало мучений, Джо усвоил весьма ценный урок: он понял, что не хотел «взрослеть» и был эгоистом. Он осознал, что в жизни куда больше достойных внимания вещей, чем его персона. Раньше он не относился серьезно ни к своей девушке, ни к своей работе, ни к своему здоровью и благополучию, ни к тому факту, что жизнь не может длиться вечно.

А когда перед Джо замаячила угроза смерти, его «защитник сердца» немедленно сдал свои позиции. Пока со здоровьем у него не было проблем, Джо укрывался за рационализацией. Когда он не получал желанной должности или в отношениях не все складывалось, Джо просто не обращал внимания на свое отчаяние и разочарование, умаляя таким образом их значение. Он приводил рациональные аргументы в пользу того, что «та работа» все равно не особо ему подходила. Он даже нашел способ не принимать на себя никаких обязательств в том, что касалось отношений с девушкой — не предлагал ей выйти за него замуж, но и не рвал с ней; в таком положении ему было вполне комфортно.

Осознание того факта, что жизнь хрупка и все мы смертны, дало Джо толчок, и он смог наконец «повзрослеть». Жизнь его наполнилась смыслом, отношения обрели определенное направление, и более четко обозначилась цель пребывания на Земле. Потеря слуха оставила на нем след до конца жизни. И потому Джо — счастливчик: если он снова обращается к старой манере поведения и прибегает к рационализации, то тут же вспоминает о познанной однажды истине: в жизни куда большей достойных внимания вещей, чем его собственная персона.

 

* * *

 

Надеемся, что эти истории вдохновили вас и навели на определенные размышления. Возможно, они чуть приоткрыли завесу тайны над жизнями этих людей и вы узнали как им удалось договориться со своими «защитниками сердца». Некоторыми из них вы, наверное, восхищаетесь издали, а некоторых знаете лично.

Мы также глубоко надеемся, что с помощью этой книги вы сами сможете сосредоточиться на своих «защитниках». Более того, мы верим, что теперь эти термины для вас не просто слова, которыми бросаются в беседе. Они наверняка обрели для вас значение, и теперь, в поисках наполненной, доставляющей удовольствие жизни, вы сможете распознать их и научиться применять себе во благо!

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

На страницах этой книги вы познакомились с десятью «защитниками сердца». Безусловно, на самом деле, механизмов защиты куда больше. Кстати, этот термин — «механизм защиты» — Зигмунд Фрейд предложил более ста лет назад. А изучать эго и его защитную деятельность продолжила его дочь, Анна Фрейд. Современные мыслители — включая исследователя и психиатра, профессора Гарвардского университета и Дартмутского колледжа, доктора медицинских наук Джорджа Вэйланта — и представители различных школ постфрейдистского направления дополнили их список, и теперь эти механизмы признаются психотерапевтами и психиатрами всего мира.

Мы долго и усердно размышляли, какие же из них осветить в данной книге. В конце концов, мы исключили такие механизмы, как дисторция и диссоциация , потому что в самой своей тяжелой форме они ведут к расстройствам личности, которые требуют вмешательства профессионала и не могут быть подробно изложены в рамках подобной книги.

Мы также опустили те механизмы, о которых вы, вероятно, слышали либо читали, и, видимо, имеете о них некое представление: к примеру, отыгрывание и ипохондрию . Кроме того, существует подавление , то есть способность «послать собственные чувства куда подальше». Несомненно, это распространенный «защитник сердца»; впрочем, мы посчитали, что подавление доставляющих неудобство желаний, проблем, порывов, мыслей и чувств лежит в основе многих защитников, так что основную идею мы все-таки передали. Наша книга нацелена на то, чтобы с ее помощью вы могли понять: сокрытие собственных чувств отдаляет вас от близких и мешает вести жизнь, полную радости. Она рассказывает о том, что налаживание связи с собственными эмоциями открывает нас любви и принятию.

Мы надеемся, что вы снова и снова будете обращаться к этой книге. И когда собственное поведение поставит вас в тупик, воспользуйтесь нашими формулировками и идеями. Возвращаясь к старым паттернам поведения, вы сможете заново познакомиться со своим излюбленным «защитником сердца». А может, вы начнете распознавать определенный тип поведения в себе и окружающих и захотите узнать, не столкнулись ли вы с каким-то «защитником», с которым не встречались прежде.

Нам хочется, чтобы эта работа пролила свет на те причины, по которым вы до сих пор вели жизнь «второго сорта». И если вы уделите своим «защитникам сердца» пристальное внимание, это значительно повысит качество вашей жизни.

Мы будем рады получить от вас весточку и узнать, как вам удается справляться со своими «защитниками». Поделитесь своим рассказом с нами. И, пожалуйста, не забудьте посетить наш сайт: www.defendersoftheheart.com.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

Предлагаем вашему вниманию некоторые из тех книг, которыми мы пользовались в процессе создания «Защитников сердца» (мы также включили в список несколько CD-дисков). Часть работ — это публикации по клинической психологии, остальные — предназначены для более широкой аудитории и будут понятны каждому, кто обладает пытливым умом. Среди перечисленных книг представлены некоторые классические работы, выдержавшие проверку временем, а также те, что дорабатывались и переиздавались. Итак, наслаждайтесь чтением и помните: на страницах этих книг вы обязательно найдете что-то значимое и важное для себя.

Amen D., Routh L. Healing Anxiety and Depression. New York: G. P. Putnam’s Sons, 2003.

Basset L. From Panic to Power: Proven Techniques to Calm Your Anxieties, Conquer Your Fears, and Put You in Control of Your Life. New York: HarperCollins, 1996.

Benson H. The Relaxation Response. New York: William Morrow and Company, 1975. Updated by Harper Paperbacks, 2000.

Bliss E. Doing in Now. New York: Bantam, 1984.

Borysenko J. Z. Inner Peace for Busy People. Carlsbad: Hay House, 2001.

Borysenko J. Z., and Campbell, D. Inner Peace for Busy People: Music To Relax and Renew. Audio CD. Boulder, CO: Spring Hill, 2001.

Bowlby J. Attachment and Loss, Vol. I: Attachment. New York: Basic Books, 1969. Reissued 1983.

Bowlby, J. Attachment and Loss, Vol. II: Separation: Anxiety and Anger. New York: Basic Books, 1973.

Branden N. The Art of Living Consciously: The Power of Awareness to Transform Everyday Life. New York: Fireside, 1997.

Burns D. D. Feeling Good: The New Mood Therapy. New York: HarperCollins, 1999.

Casement P. Learning from the Patient. New York: The Cuilford Press, 1985. Reissued 1991.

Cramer P. Protecting the Self: Defense Mechanisms in Action. New York: The Cuilford Press, 2006.

Freud A. The Ego and the Mechanisms of Defense. London: Hogarth, 1936.

Haan N. Coping and Defending. New York: Academic Press, 1977.

Hanh T. N. The Miracle of Minfulness. Boston: Beacon Press, 1999.

Jeffers S. Feel the Fear… and Do It Anyway. New York: Ballantine Books, 1987. Reissued anniversary edition, 2007.

Kabat-Zinn J. Wherever You Go, There You Are: Mindful Meditation in Everyday Life. New York: Hyperion 1994.

Kantor M. Passive-Aggression: A Guide for the Therapist, the Patient and the Victim. New York: Praeger, 2002.

Kornfield J. After the Ecstasy, the Laundry: How the Heart Grows Wise on the Spiritual Path. New York: Bantam Books, 2000.

Kornfield J. Guided Meditation: Six Essential Practices to Cultivate Love, Awareness and Wisdom. Audio CD. Louisville, CO: Sounds True, 2007.

Kornfield J. Meditation for Beginners. Audio CD. Louisville, CO: Sounds True, 2001.

Linn D. Complete Relaxation. Audio CD. Carlsbad: Hay House, 2006.

Mitchell S. A., and Black M. J. Freud and Beyond. New York: Basic Books, 1995.

Murphy T., Oberlin L. H. Overcoming Passive-Aggression: How to Stop Hidden Anger from Spoiling Your Relationship, Career and Happiness. New York: Marlow & Company, 2005.

Stern D. The Interpersonal World of the Infant. New York: Basic Books, 1985. Reissued 2000.

Vaillant G. Ego Mechanisms of Defense: A Guide for Clinicians and Researchers. Washington, D.C.: American Psychiatric Publishing, Inc., 1992.

Wetzler S. Living with the Passive-Aggressive Man. New York: Fireside, 1992.

 

БЛАГОДАРНОСТИ

 

В период нашей работы над книгой многие люди вошли в нашу жизнь и завоевали наши сердца. А сами «Защитники сердца» требовали, чтобы мы уделяли им больше внимания, нежели друзьям и родным, и потому мы благодарим наших близких за их терпение.

От Мэрилин и Нила:

Большое спасибо талантливым клиническим врачам, внесшим свой вклад в написание этой книги, их поддержке и проницательности: доктору Терри Игану, терапевту по вопросам семьи и брака Мелиссе Кэпин-Кэник, доктору Ширли Бразде, доктору Дэни Ливайн и всем остальным сотрудникам нашего офиса, расположенного на бульваре Пико.

Благодарим наших друзей, супервайзеров, поверенных, а также исключительных психотерапевтов — доктора Элейн Чейссон и доктора Майкла Муллина.

Пеги Поуп, Кенни и Андреа Гутник, Бен и Джули Саймон, Рошель Блэчман, Мартин и Джоао Серо, Роджер и Шерил Блоксберг, Тим и Робин Давила, Джилл Кауфман, Барри Хоффнер, Дарен Ливайн, Джим Патман и Стив Кишинефф! Спасибо вам за ваше участие, добрые сердца, поддержку и веру в нас!

Спасибо Байрону Лаурсену за его творческое мышление.

Майкл Эбелинг и Кристина Холмс из компании «Эбелинг энд Ассошиэйтс», ваш талант агентов вывел нас на верный путь. Спасибо вам.

Спасибо, Джилл Крамер, сотруднику издательства «Хэй Хауз», с огромным энтузиазмом уверовавшей в этот проект.

Мы горячо благодарим нашу новую близкую подругу Анджелу Хайнс за эффективную организацию наших хаотичных мыслей и бесценные идеи, которыми она одаривала нас в ходе работы над этой книгой.

Мы очень ценим вклад всех тех, с кем нам удалось побеседовать, и чьи истории затронули наши сердца, но, увы, не попали на страницы этой книги.

Спасибо Пэм Огус, обладательнице волшебных рук!

Наши братья и сестры также заслужили благодарности, это — Сьюзи и Стив Шварц, Ларри и Уэнди Айнбанд, Марк и Молли Айнбанд, Терри и Фил Адам, Анита и Лоретта Гринберг, Билл и Сильвия Гринберг, ведь они помогли нам соорудить собственных «защитников сердца»!

Спасибо Говарду Гордону и Джоанни Бурштейн за их веру в этот проект.

Спасибо нашим пациентам: мы почли за честь войти в вашу жизнь и ваши сердца.

От Мэрилин:

Спасибо Алану Дункану Россу, хорошему другу и бывшему партнеру за его находчивость и словоохотливость, даровавшему нам столько новых идей.

Спасибо моей дорогой дочери Мэли, с которой нас всегда связывали — и всегда будут связывать — особые узы: мы никогда не расстанемся. Пока ты потихоньку превращалась из ребенка в юную девушку, я наблюдала за тем, как крепнут и слабеют «защитники сердца». Как же нам повезло, что мы нашли друг друга.

Спасибо всем слушателям, которые все эти годы настраивались на волну «Кей-Эф-Ай», чтобы послушать «Шоу Мэрилин Каган»: благодарю вас за то, что каждый вечер вы делились со мной своими глубокими тайными мыслями.

От Нила:

Благодарю своего первенца, Спенсера Сэмюэля, привнесшего в мой мир разительные перемены и научившего меня еще полнее раскрывать сердце — я и не думал, что это возможно. Спасибо сногсшибательной спортсменке — моей средней дочери Оливии Мишель: ее соревновательный дух и целеустремленность вдохновляют меня на взятие новых высот. Спасибо моей малышке Софи Роуз: ее улыбке, мудрости и доброму сердцу; именно она научила меня тому, что любовь может исправить любые ошибки, даже те, что не видишь, а только ощущаешь. Не проходит ни дня, чтобы я не благодарил Господа за то, что мне так повезло, ведь я делю кров, любовь, смех, слезы и саму жизнь с этими тремя удивительными созданиями.

Благодарю своего любимого отца Мерва Айнбанда, которым неустанно восхищаюсь, за то, что он стал мне образцом для подражания и моим самым ярым поклонником.

Выражаю свою признательность потрясающим учреждениям: Западной школе Хешела и Новой общественной еврейской средней школе — моей большой семье, ежедневно воспитывающей не только моих замечательных детей, но и всех моих родных. Они учат нас уважению, терпимости, благопристойности и необходимости вносить свой вклад в изменение мира к лучшему.

Спасибо моей обожаемой жене Джуди: я очень ценю и уважаю тебя! Спасибо тебе за то, что разделила свою жизнь с моей, за твою любовь и тепло, которыми ты одариваешь меня все эти годы. Без твоей поддержки, наставлений и мудрости я не стал тем, кем являюсь сейчас. Ты — умница, спасибо тебе!

* * *

Мы счастливы пожертвовать часть прибыли, полученной от продаж «Защитников сердца», на исследование и поиск методов излечения от рака.

 

ОБ АВТОРАХ

 

Мэрилин Каган — профессиональный психолог, занятый в социальной сфере, эксперт в области клинической психологии, практик с двадцатипятилетним стажем. В течение семи лет она вела передачу на лос-анджелесской радиостанции «Кей-Эф-Ай», пользовавшуюся большим успехом, и три года блистала в телевизионном «Ток-шоу Мэрилин Каган», номинировавшемся на премию «Эмми». Крупные телеканалы и радиостанции постоянно приглашают ее в качестве комментатора на свои программы, в том числе в качестве ведущей. Пример тому — передача «Ток-Суп» на развлекательном телеканале «E!».

Нил Айнбайнд — доктор психологических наук, профессиональный клинический психолог, специалист по вопросам семьи и брака. С 1988 года ведет частную практику. В его компетенцию входят различные сферы деятельности, в том числе динамика семьи и отношений, консультирование по вопросам брака, помощь в преодолении пагубных привычек, а также психологическая помощь при разводе или в ситуации утраты близких. В течение последних двадцати лет он, как и Мэрилин Каган, преподает в Американском университете иудаизма курс программы «Надлежащее функционирование брака».

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser