info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

«РУССКИЕ В США»

Особенности вживания
Вера КишиневскиVera Kishinevsky,психолог, в 1978 году эмигрировала в США из СССР. ЗакончилаОдесский Государственный Университет и Университет Нью-ЙоркаNewYork University. Преподаетв Манхэттенском КолледжеManhattan College. Автор книги «Русские Иммигранты в СоединенныхШтатах: Адаптация к Американской Культуре»RussianImmigrants in the United States:Adapting to American Culture и соавтор книги»Мост: Кросскультурные Диалоги»The Bridge: DialoguesAcross Cultures.
Вопрос: Каковы главные выводы Вашей книги»Русские Иммигранты в Соединенных Штатах»?

Кишиневски: Я давно интересуюсь русскими традициямивоспитания детей и отношений между поколениями. Как психолога, меня интересуетработа с иммигрантами. Поэтому, книга была о том, какие приемы воспитания важныв русских семьях, и какой подход к самому себе и к миру имеет русскийиммигрант.

Одна из особенностей русского воспитания — усиленная область контроля. Русскиеиммигранты дружат совершенно иначе, чем жители стран Запада. Для выходцев избывшего СССР дружба является частью системы социальнойподдержки и включает в себя большую часть взаимных обязательств. Связи междупоколениями у русских очень похожи на то, чтопроисходит в семьях афроамериканцев. Например, отношениямежду матерью и дочерью намного сильнее и интенсивней, чем отношения междумужем и женой. То есть, если муж и теща не ладят между собой, то скорее из семьи уйдет муж, чем отделится теща.

В русской общине, женщины намного чаще, чем американки, самовыражаютсяна работе. О чем бы я не спрашивала русскоязычныхженщин, они сначала говорили о работе. Хотя есть и какая-та женская тематика:желание хорошо выглядеть, быть привлекательной… Но, все равно, работадоминирует…

Вопрос: Существует несколько «волн»русской эмиграции. Чем они отличаются?

Кишиневски: Разница колоссальная. Я изучалаиммигрантов 1970-х-1980-х годов. Эти люди уезжали навсегда, поэтому они рвалиличные связи с Россией. Да, у уехавших оставались советские родственники, быликакие-то взаимоотношения, но эти люди строили свою жизнь на том, что будут житьв США. То есть, больше значения ими уделялось аккультурации. Они делали упор наизучение английского языка, на работу, на культурную жизнь, и на то, чтобы ихдети были как можно более плотно интегрированы вамериканское общество.

Люди, приехавшие в США после распада СССР, колоссально отличаются от предыдущейволны эмигрантов. Они сохраняют плотную связь с Россией. Довольно часто ониговорят «дома,» подразумевая Россию. Онирегулярно ездят в Россию, подписываются на русскую прессу, смотрят русскоетелевидение, на каких-то собраниях живо обсуждают политическую жизнь России,интересуются результатами выборов и пр. Они делают инвестиции в России,покупают там жилье… Очень многие отдают детей в ясли и детские сады где преподавание идет только на русском. Я знаю многодетей, которые дополнительно учатся математике у русских учителей, потому чтомного русских считают, что в США с этим есть большие проблемы. Эмигранты этойволны ходят концерты гастролирующих российских артистов, смотрят российскиефильмы и телесериалы и т.п. В общем, они гораздо больше интересуютсякультурной, политической и экономической жизнью России.

Вопрос: Вы упомянули, что предыдущаяволна эмигрантов пыталась абстрагироваться от России. В тоже время, онисохраняли российские традиции в сфере отношений между родителями и детьми. Кчему это приводит?

Кишиневски: Аккультурация идет кругами. Еслипредставить себе человека в середине набора концентрических кругов, то можно сказать,что чем ближе к центру, тем труднее происходит аккультурация. Если считатьвнешним кругом — одежду, работу, покупку дома, то все это быстро меняется иперестраивается под американские нормы и традиции. Гораздо медленнее меняютсясемейные отношения, традиции воспитания детей, отношений между поколениями…

Вопрос: Многие отмечают что наблюдаетсянекая тенденция, когда дети выходцев из России все чаще ездят в Россию, чтобыучится или просто так… С чем это связано?

Кишиневски: Подобное, действительно, происходит. Естьслучаи, когда американские родители посылают детей в Россию на учебу, чтобысэкономить деньги, потому что образование в России намного дешевле, чем в США.Причем этот выбор обусловлен не только деньгами, но и тем, что выходцы изРоссии считают, что на их родине дают лучшее образование. По мере того, какдети иммигрантов взрослеют, им становятся интересны их корни.

Вопрос: Как относятся американцы квыходцам из бывшего СССР?

Кишиневски: Русские внешне похожи на американцев, аесли человек себя ведет более-менее похоже на них, то нет особенных отличий.

Вопрос: Волнует ли американская политикарусскоязычных иммигрантов?

Кишиневски: В Нью-Йорке есть социологическийинститут, который как-то опубликовал интересную работу о том, как голосуютиммигранты из России. Старшее поколение, в основном, симпатизируетреспубликанцам. Они не очень разбираются в политике, однако предпочитаютподдерживать политику «сильной руки». С другой стороны, демократы имкажутся более «левыми», они «попахивают» коммунизмом. Всреде иммигрантов 1990-х уже есть разделение — там и убежденные демократы, иреспубликанцы.

Вопрос: А как они относятся к российскойполитике?

Кишиневски: Представители старшего поколенияиммигрантов часто вспоминают библейскую историю о том, как евреи ушли из Египтаи 40 лет бродили по Синайской пустыне. Этотребовалось для того, чтобы умерло поколение, выросшее в рабстве. То есть, вРоссии должна произойти смена поколений, новые россияне будут уже свободнымилюдьми. Иммигранты, перебравшиеся в США позднее настроенынамного более оптимистично. Они хотят видеть в России больше возможностей длядемократии, для бизнеса, для инвестирования.

Вопрос: Сохраняется ли в среде выходцевиз России русская речь, русская культура?

Кишиневски: Очень в небольшой степени. Потому чторусские, насколько я вижу, довольно успешны на экономическом и на трудовомрынке. То есть, когда люди становятся частью американского рынка, то они большеинтересуются тем, чтобы преуспеть в жизни — поэтому для них большепредпочтителен английский язык. Да, они определенным образом связаны с русскимязыком и культурой — например, в Нью-Йорке есть клубы «Что? Где?Когда?» — но, в целом, это незначительная часть их жизни. Обычно молодыевыходцы из России вливаются в американский образ жизни и заводят американскихдрузей. И происходит уменьшение влияния русской культуры.

Есть исключения из этого правила, прежде всего вобласти воспитания детей. Это происходит потому, что бабушки в этом деле играюточень важную роль. Нанимать нянь русские не очень любят. Очень много молодыхсемей переезжают в «русские» районы, чтобы быть поближе к бабушке илидаже к обеим бабушкам. Естественно, это приводит к передаче не внешнихпривычек, а более глубоких традиций и обычаев. Кстати, Аннета Павленко,лингвист, которая много занимается русскими иммигрантами, написала работу наэту тему: «Stop Doing This, Я Кому Сказала!»(«Прекрати, Я Кому Сказала» — Washington ProFile). Окрик,унижение, контроль, воспитание страхом — все очень сильно передается.

Вопрос: Существует мнение, что русскийчеловек не способен быть счастливым за приделами России и поэтому постояннопоявляются реэмигранты, возвращающиеся на родину. Ваш комментарий?

Кишиневски: Нашим иммигрантам психологически оченьтяжело самими с собой. Потому что они выросли в культуре, которая крайненегативна. Я не знаю, хорошо ли живется русским в России, но у меня сложиласьвпечатление, что быть несчастливым, это некий «русский стиль». Какговорится, «Ваня напился сначала от радости, а потом от горя.» Русскому человеку удобно быть несчастливым, и этанегативность пронизывает отношение, как к самому себе, так и к своемуокружению. В смысле внутреннего комфорта, русскому человеку исключительнотрудно быть счастливым.

Поэтому, иммигрантам я бы посоветовала учиться быть счастливыми. И учитьсялюбить, не осуждая своих детей, потому что любя детей,русские очень часто их калечат. Родительский контроль детей давит, лишаетинициативы. Русские не умеют сами быть счастливыми, и не умеют учить своихдетей быть счастливыми. Они не умеют их любить так, чтобы те оставались самимисобой. Мой опыт работы с иммигрантскими семьями показывает, что в этомнаправлении можно добиться довольно больших успехов.
Взято с washprofile.org

Расскажите друзьям:

Русские в США

Особенности вживания

Вера КишиневскиVera Kishinevsky,
психолог, в 1978 году эмигрировала в США из СССР. Закончила
Одесский Государственный Университет и Университет Нью-ЙоркаNew
York University. Преподает
в Манхэттенском КолледжеManhattan College. Автор книги "Русские Иммигранты в Соединенных
Штатах: Адаптация к Американской Культуре"Russian
Immigrants in the United States:
Adapting to American Culture и соавтор книги
"Мост: Кросскультурные Диалоги"The Bridge: Dialogues
Across Cultures.

Вопрос: Каковы главные выводы Вашей книги
"Русские Иммигранты в Соединенных Штатах"?

Кишиневски: Я давно интересуюсь русскими традициями
воспитания детей и отношений между поколениями. Как психолога, меня интересует
работа с иммигрантами. Поэтому, книга была о том, какие приемы воспитания важны
в русских семьях, и какой подход к самому себе и к миру имеет русский
иммигрант.

Одна из особенностей русского воспитания — усиленная область контроля. Русские
иммигранты дружат совершенно иначе, чем жители стран Запада. Для выходцев из
бывшего СССР дружба является частью системы социальной
поддержки и включает в себя большую часть взаимных обязательств. Связи между
поколениями у русских очень похожи на то, что
происходит в семьях афроамериканцев. Например, отношения
между матерью и дочерью намного сильнее и интенсивней, чем отношения между
мужем и женой. То есть, если муж и теща не ладят между собой, то скорее из семьи уйдет муж, чем отделится теща.

В русской общине, женщины намного чаще, чем американки, самовыражаются
на работе. О чем бы я не спрашивала русскоязычных
женщин, они сначала говорили о работе. Хотя есть и какая-та женская тематика:
желание хорошо выглядеть, быть привлекательной… Но, все равно, работа
доминирует…

Вопрос: Существует несколько "волн"
русской эмиграции. Чем они отличаются?

Кишиневски: Разница колоссальная. Я изучала
иммигрантов 1970-х-1980-х годов. Эти люди уезжали навсегда, поэтому они рвали
личные связи с Россией. Да, у уехавших оставались советские родственники, были
какие-то взаимоотношения, но эти люди строили свою жизнь на том, что будут жить
в США. То есть, больше значения ими уделялось аккультурации. Они делали упор на
изучение английского языка, на работу, на культурную жизнь, и на то, чтобы их
дети были как можно более плотно интегрированы в
американское общество.

Люди, приехавшие в США после распада СССР, колоссально отличаются от предыдущей
волны эмигрантов. Они сохраняют плотную связь с Россией. Довольно часто они
говорят "дома," подразумевая Россию. Они
регулярно ездят в Россию, подписываются на русскую прессу, смотрят русское
телевидение, на каких-то собраниях живо обсуждают политическую жизнь России,
интересуются результатами выборов и пр. Они делают инвестиции в России,
покупают там жилье… Очень многие отдают детей в ясли и детские сады где преподавание идет только на русском. Я знаю много
детей, которые дополнительно учатся математике у русских учителей, потому что
много русских считают, что в США с этим есть большие проблемы. Эмигранты этой
волны ходят концерты гастролирующих российских артистов, смотрят российские
фильмы и телесериалы и т.п. В общем, они гораздо больше интересуются
культурной, политической и экономической жизнью России.

Вопрос: Вы упомянули, что предыдущая
волна эмигрантов пыталась абстрагироваться от России. В тоже время, они
сохраняли российские традиции в сфере отношений между родителями и детьми. К
чему это приводит?

Кишиневски: Аккультурация идет кругами. Если
представить себе человека в середине набора концентрических кругов, то можно сказать,
что чем ближе к центру, тем труднее происходит аккультурация. Если считать
внешним кругом — одежду, работу, покупку дома, то все это быстро меняется и
перестраивается под американские нормы и традиции. Гораздо медленнее меняются
семейные отношения, традиции воспитания детей, отношений между поколениями…

Вопрос: Многие отмечают что наблюдается
некая тенденция, когда дети выходцев из России все чаще ездят в Россию, чтобы
учится или просто так… С чем это связано?

Кишиневски: Подобное, действительно, происходит. Есть
случаи, когда американские родители посылают детей в Россию на учебу, чтобы
сэкономить деньги, потому что образование в России намного дешевле, чем в США.
Причем этот выбор обусловлен не только деньгами, но и тем, что выходцы из
России считают, что на их родине дают лучшее образование. По мере того, как
дети иммигрантов взрослеют, им становятся интересны их корни.

Вопрос: Как относятся американцы к
выходцам из бывшего СССР?

Кишиневски: Русские внешне похожи на американцев, а
если человек себя ведет более-менее похоже на них, то нет особенных отличий.

Вопрос: Волнует ли американская политика
русскоязычных иммигрантов?

Кишиневски: В Нью-Йорке есть социологический
институт, который как-то опубликовал интересную работу о том, как голосуют
иммигранты из России. Старшее поколение, в основном, симпатизирует
республиканцам. Они не очень разбираются в политике, однако предпочитают
поддерживать политику "сильной руки". С другой стороны, демократы им
кажутся более "левыми", они "попахивают" коммунизмом. В
среде иммигрантов 1990-х уже есть разделение — там и убежденные демократы, и
республиканцы.

Вопрос: А как они относятся к российской
политике?

Кишиневски: Представители старшего поколения
иммигрантов часто вспоминают библейскую историю о том, как евреи ушли из Египта
и 40 лет бродили по Синайской пустыне. Это
требовалось для того, чтобы умерло поколение, выросшее в рабстве. То есть, в
России должна произойти смена поколений, новые россияне будут уже свободными
людьми. Иммигранты, перебравшиеся в США позднее настроены
намного более оптимистично. Они хотят видеть в России больше возможностей для
демократии, для бизнеса, для инвестирования.

Вопрос: Сохраняется ли в среде выходцев
из России русская речь, русская культура?

Кишиневски: Очень в небольшой степени. Потому что
русские, насколько я вижу, довольно успешны на экономическом и на трудовом
рынке. То есть, когда люди становятся частью американского рынка, то они больше
интересуются тем, чтобы преуспеть в жизни — поэтому для них больше
предпочтителен английский язык. Да, они определенным образом связаны с русским
языком и культурой — например, в Нью-Йорке есть клубы "Что? Где?
Когда?" — но, в целом, это незначительная часть их жизни. Обычно молодые
выходцы из России вливаются в американский образ жизни и заводят американских
друзей. И происходит уменьшение влияния русской культуры.

Есть исключения из этого правила, прежде всего в
области воспитания детей. Это происходит потому, что бабушки в этом деле играют
очень важную роль. Нанимать нянь русские не очень любят. Очень много молодых
семей переезжают в "русские" районы, чтобы быть поближе к бабушке или
даже к обеим бабушкам. Естественно, это приводит к передаче не внешних
привычек, а более глубоких традиций и обычаев. Кстати, Аннета Павленко,
лингвист, которая много занимается русскими иммигрантами, написала работу на
эту тему: "Stop Doing This, Я Кому Сказала!"
("Прекрати, Я Кому Сказала" — Washington ProFile). Окрик,
унижение, контроль, воспитание страхом — все очень сильно передается.

Вопрос: Существует мнение, что русский
человек не способен быть счастливым за приделами России и поэтому постоянно
появляются реэмигранты, возвращающиеся на родину. Ваш комментарий?

Кишиневски: Нашим иммигрантам психологически очень
тяжело самими с собой. Потому что они выросли в культуре, которая крайне
негативна. Я не знаю, хорошо ли живется русским в России, но у меня сложилась
впечатление, что быть несчастливым, это некий "русский стиль". Как
говорится, "Ваня напился сначала от радости, а потом от горя." Русскому человеку удобно быть несчастливым, и эта
негативность пронизывает отношение, как к самому себе, так и к своему
окружению. В смысле внутреннего комфорта, русскому человеку исключительно
трудно быть счастливым.

Поэтому, иммигрантам я бы посоветовала учиться быть счастливыми. И учиться
любить, не осуждая своих детей, потому что любя детей,
русские очень часто их калечат. Родительский контроль детей давит, лишает
инициативы. Русские не умеют сами быть счастливыми, и не умеют учить своих
детей быть счастливыми. Они не умеют их любить так, чтобы те оставались самими
собой. Мой опыт работы с иммигрантскими семьями показывает, что в этом
направлении можно добиться довольно больших успехов.
Взято с washprofile.org

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser