info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Разговор без слов

Пригласите себя танцевать

Люди танцуют с тех пор, как живут. Танец — способ нашего существования. На вселенском языке танца можно говорить с природой, с космосом, друг с другом и с самим собой. Чтобы научиться этому, не обязательно ходить в танцкласс. Достаточно прочитать статью психолога Татьяны Мужицкой, которая, «танцуючи», изменила свою жизнь, а теперь даже ведет специальный тренинг, обучая других языку танца.

Фокстрот внутри нас

Лет в 25 мне пришлось задуматься: почему я, такая активная, веселая, компанейская, явно привлекающая мужчин, в итоге всегда остаюсь без кавалера? Стала наблюдать за имеющими успех дамами и обнаружила, что есть четкие движения тела, на которые «ловится» мужчина. Женщина, может, и не планирует «охоту», но тело ее телеграфирует в эфир призывные послания. А ухажеры часто даже не понимают, почему бессильны сопротивляться.

Я всегда любила танцевать. Но стеснялась. В детстве стремилась в разные школы — бальные, балетные,— но там мне сразу поставили диагноз — негибкая, как бревно. С тех пор, когда я выписывала па, у меня в голове возникал образ неуклюжей дылды. Если же в компании был кто-то, мне небезразличный, вообще не могла сдвинуться с места.

Психологи выяснили, что 85 процентов информации мы передаем миру телом, жестами, интонациями голоса, и только 15 — словами. Я решила поисследовать эту «молчаливую» сферу общения. И отправилась учиться к известному хореографу Александру Гершону.

К тому времени у меня уже возникли некоторые сомнения относительно навязанной мне в детстве роли «пляшущей деревяшки». Я была влюблена и однажды в момент бесшабашного веселья с легкостью сделала мостик. Но тут же пришла мысль: я ли это? И меня мгновенно скрючило. В голове возникла картинка, как в мультике: стебель покрывается льдом, по нему бегут трещинки, и вдоль них он рассыпается. Тело замерзло, отвердело, но ощущение возможной гуттаперчивости осталось в памяти. Я обнаружила, что гибкость связана не с физиологией. Каждый человек при достаточном уровне расслабления и доверия к своему телу может завязываться в узел, как йог. Еще раз свою пластилиновую сущность я ощутила во время занятий у Гершона. «Какая у вас самая большая „телесная“ мечта?» — спросил танцовщик. И я ответила: «Чтобы мужчины меня на руках носили!». Тогда невысокий, ножилистый Гершон, подхватил меня, далеко не карманную женщину, и оторвал от пола. Я напряглась, превратившись в комок ужаса. Уронит или надорвется? А он шепнул: «Хочешь летать? Летай!» И я вдруг стала легкой, потому что прекратила думать о теле. Это было непередаваемо. Потом я начала все время пританцовывать, ловить ритм. Моя жизнь сильно прибавила обороты — события, положительные эмоции. Даже на работе отметили, что я утратила угловатость. Наконец-то я поняла, что такое женственность. Раньше думала — это мифическое понятие. Я воспитывалась в такой семье, где ценностью была самодостаточность, независимость. Росла с ощущением, что принадлежу к некоему среднему полу.

В каждом человеке есть мужское и женское начало. Прочувствовать их — значит стать цельным, целостным. Красивым и успешным во всем.

Танец — самый органичный путь постижения нашей двойственности.

Пластичность — это нестареющий, вечно модный «фокстрот» внутри нас: наше мужское «Я» отплясывает в обнимку с женским. Мужское начало в нас принимает решения, ставит цели, идет к ним, расталкивая всех локтями. Это прямые, угловатые, резкие движения, направленные от себя, как у наших политиков, это крик «кий-я» в каратэ, быстрый выдох.

Женственность — вдох с наслаждением, плавные круглые жесты, будто все на себя загребаешь. Женственность все принимает, не имеет никаких целей, питается тем, что приходит извне, находя во всем хорошее. Помните, у Бориса Гребенщикова: «Ты, как вода, ты всегда принимаешь форму того, с кем ты». Именно эту часть моего естества мне надо было вытаскивать изнутри.

Вальс с завязанными глазами

Создавая тренинг для своих учеников, я специально придумала танцы, чтобы человек мог разделить в себе обе ипостаси и осознанно «пользоваться» каждой из них. Например, «вальс на ощупь». Один участник с завязанными глазами скользит по залу в сопровождении другого — «зрячего». Тот показывает «слепцу» мир: каков он на кончиках пальцев. Ведомый должен просто чувствовать фактуру предметов, не угадывая, не называя их, а бездумно получая удовольствие от мягкого, шероховатого, теплого, холодного. Называть — это по части мужественности.

Почему я раньше не могла научиться вальсу? В нем главное для дамы — следовать за кавалером. Но мне это было несвойственно. Другая была у меня жизненная стратегия — вести за собой. Я, например, и подарки не умела принимать, зато с радостью их дарила. Я всегда добивалась, чего хотела, но не могла получать от этого радость.

Научиться доверять и принимать — значит освободиться от страха. В восточных единоборствах есть почти непобедимая «школа пьяниц». Борцы этой школы умеют так расслабляться и «обтекать» острые углы, что им никогда не больно. Зато ответные удары «пьяниц» всегда неожиданны, поэтому их трудно отразить.

Танцы тоже учат делать жесткие поверхности мягкими. И, наоборот, мячиком отскакивать от твердынь, мгновенно попадая, куда надо. Когда выбираешь путь напролом — включаешь в себе мужественность, когда хочешь обтекать и впитывать — сбрасываешь напряжение. Тогда и закон природы помогает: для расслабившегося всегда находится тот, кто поддержит. Если человек хочет защищать, он отыщет того, кого обижают.

В своей жизни я притягивала к себе слабых, потому что сама все время

демонстрировала силу, готовность отдавать. Как только я себе позволила принимать и нежиться, у меня появился совсем другой мужчина, мой второй муж. И я счастлива, что могу дома быть женщиной. Я научилась плакать. Между прочим, очень благотворное и приятное состояние. А раньше — не умела, потому что жила по формуле: сильные люди не плачут. Но это мужская позиция. Хотя и мужчина должен уметь плакать. Со слезами связано много ценного. Способность чувствовать, сопереживать, ценить женскую заботу. Иначе мужчина нет-нет да и подумает про жену: я для нее все делаю, а она — ничего, не любит она меня!

Но может ли он принять любовь, вот в чем вопрос?

Вообще, танцуя даже в полном молчании, можно составить точный психологический портрет партнера. Выявляется, способен ли он быть лидером, вести в «танце жизни» или повиснет потом на тебе, не принимая никакой ответственности. Гнет ли он свою линию или прислушивается к другим. Бережно относится к вам или только использует вашу дружбу. Насколько он может быть оригинальным, или ему важно следовать правилам. Ориентирован ли он на одобрение со стороны, умеет ли получать удовольствие. Зажат или раскован, экстраверт или интроверт. А уж ваше дело, как распорядиться этими открытиями.

Танец с воздушным шариком

Каждый танец — и тест, и упражнение. Как парный, так и наедине с собой.

Представьте себя тряпичной куклой. Воображаемый кукловод берет вас за голову и направляет ее туда-сюда, а остальное тело волочится следом. Потом центр движения меняется, им последовательно становятся плечи, кисти рук, локти, бедра, колени, стопы.

Проанализируйте, как вы себя чувствуете в разные моменты танца. Во-первых, сразу определяются зажимы тела, железные доспехи. Их надо снять. Во-вторых, каждому такому телесному зажиму соответствует психологический комплекс или житейская проблема. Ведь сознание и тело — едины, и, если мы работаем с телом, раскрепощается душа.

Когда в танце вы следуете за головой, возникает ощущение, будто обременены кучей мыслей. Часто, отплясав таким образом, вы неизвестно откуда получаете решение мучившей вас задачи. Когда ведут кисти рук — все проблемы отодвигаются на второй план, забываются. Вы танцуете от бедер — просыпаются сексуальные желания, от локтей — хочется агрессивно отстаивать свои интересы. «Пляску частей тела» неплохо применять, если надо перенастроиться.

Например, переключить деловые мысли на романтические или наоборот.

Парный танец всегда — театр прикосновений. Мой первый муж не позволял лишний раз до себя дотронуться, даже ласку воспринимал как вторжение в его мир. Современный человек, зажатый в рамки приличий и комплексов, изголодался по прикосновениям. Ведь телесный контакт — нормальный способ общения всего живого мира. Поэтому в нас что-то разлаживается, и мы неспособны порой отличить нежность от домогательства. Ну а танцы утоляют тактильный голод.

Проводником прикосновений может быть «танцевальный» предмет. Отличная проверка для любящей парочки — танго с воздушным шариком. Двое стоят напротив друг друга с повязкой на глазах, между ними зажат шарик, до которого запрещено дотрагиваться руками. Разговаривать нельзя, нужно целиком отдаться музыке и ощущению шарика. Задача — каждому двигаться, поворачиваясь вокруг своей оси и не роняя на пол надувного партнера.

Шарик — это символ некоего общего дела. Вы вынуждены быть внимательны к своему визави и сразу видите, как человек относится к вам и к тому, что вас связывает или могло бы связать. Наплевать ему, что вы рядом, или он распределяет ответственность за шарик на двоих. А может, сильно давит, так, что шар лопается. Семейная жизнь — такое же перекатывание шарика.

Мы с мужем ходим на дискотеку… ругаться. Когда чувствуем, что накопилась взаимная агрессия. Претензии можно, конечно, высказать, написать на бумажке, но, как правило, дело не в словах, а в эмоциях. На танцплощадке мы устраиваем сцены, «наезды» друг на друга, этакую пантомиму скандала. Народ собирается и смотрит с удовольствием. А потом, когда чувства улягутся, я говорю, например, следующее: «Дорогой, хочу, чтобы эту неделю ты по утрам гулял с собакой, а я отосплюсь». И муж уступает.

Вот так. Все жизненные проявления по сути и есть танец. Просто каждый танцует под свою музыку.

Записала Ирина Белашева

Автор: Мужицкая Т.
Размещено на сайте http://www.syntone.ru. При публикации статьи ссылка на сайт обязательна.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser