info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Ответы Николая Ивановича Козлова на вопросы ведущих Синтона

Николай Иванович Козлов — личность в высшей степени интересная и достойная уважения, а во многом и подражания. На этой неделе основатель и ведущий Синтона, автор Синтон-программы и множества популярных книг по практической психологии, руководитель Университета Практической Психологии и просто хороший человек — Николай Иванович Козлов празднует день рождения. Конечно, мы уже от души поздравили его, но нам показалось этого мало. Таких людей, как Николай Иванович Козлов, всегда хочется узнать лучше, и мы решили дать читателям нашей подписки такую возможность.

Вопросы от ведущих Синтона:

У меня давно уже сложилось ощущение, что земной шар — это достаточно маленькая территория, и я уже понял, что страны мало, чем отличаются одна от другой. И если бы я хотел где-нибудь побывать, то только, чтобы семью туда свозить и порадовать. Как людей водят в музеи, в зоопарки и т. д. Самого меня ни в зоопарк, ни в цирк уже давно не тянет, охота к смене мест для меня не характерна. Я знаю страны, где хороший климат, но там русского языка нет и от Синтона далеко. Поэтому всерьез размышлять, куда бы я хотел поехать, это несерьезно.

  • А были ли в вашей жизни счастливые совпадения, случайности? (Татьяна Мужицкая)

Не интересовался.

Точно не помню, могу пофантазировать. У меня было хорошее образование, воспитание, и я Шекспира может еще в 7–8 лет уже читал. Тогда Лермонтова любил «Герой нашего времени», Достоевского любил, которого позже совсем разлюбил. Думаю, что в 8 классе я поэзию больше любил, потому что Ольга Новикова (моя школьная любовь) ее любила. Тогда я мог читать стихи несколько часов подряд наизусть, и серебряный век, декаданс для меня с тех пор очень близкая территория. Ещё я очень хорошо знаю русскую классику, конец 19 — начало 20 века.

  • Какую музыку вы слушали в студенческие годы? (Дмитрий Устинов)

Биттлз. Они мне нравились всегда.

  • Помните ли вы свое первое самостоятельное занятие? (Дмитрий Устинов)

Наверное, такого не было — первого, самостоятельного. Все происходило очень постепенно и по-разному. С одной стороны, были очень яркие и трудные моменты, когда я закончил факультет психологии и в июле по распределению попал в институт повышения квалификации. А в сентябре мне, уже как преподавателю, нужно было выйти на кафедру, и начать читать лекции по практической психологии гидам-переводчикам. А в то время, в 1979 году, наверное, в Советском Союзе не было вообще, вот просто принципиально никаких книг по практической психологии, Карнеги был под запретом, и у меня было 2 месяца, чтобы из ничего сделать лекционный курс. Я поехал в деревню, 2 месяца писал, глядя на небо, потом вышел в сентябре и стал читать лекции по практической психологии для взрослых людей, о том, как им действовать в разных жизненных ситуациях. Это, конечно, была нестандартная, непростая ситуация. Но в живых остался, и люди даже были довольны. Потом был большой опыт тоже самостоятельных выездов, 6 лет ездил как лектор по обществознанию по всей России. Тоже много ярких впечатлений, когда тебя привозят на завод, рабочие занавесками с окон вытирают себе руки, отвлекшись от работы за станками, подходят, окружают меня, а я им должен рассказывать, как строить семейные отношения. Вот после этого, когда я стал уже психологом работать, тренером, все было спокойно, я начинал первый год под крылышком Аркадия Петровича Егидеса, громадный ему поклон и благодарность. Первый год работал, собственно, по его методикам, отложив в сторону все, что я знаю. И поэтому въезжать в тренерскую деятельность мне было достаточно несложно. Потом решил работать сам, но это, повторяю, уже было несложно.

Позавчера, Марина мне подсказывает.

  • Какую сказку больше всего любили в детстве? (Ольга Паратнова)

Не помню ее названия, я помню картинку из этой сказки. Сказка не совсем русская, хотя, может быть, славянская, там был герой со звездой во лбу сияющей, который совершал подвиги и, понятно, завоевывал свою царевну, любимую девушку. И я всегда ощущал себя таким героем, который рано или поздно преодолеет все препятствия и свою любимую добудет, и будет её потом всю жизнь любить.

Скорее не был. Я думаю, что я был увлеченным, заинтересованным, к чему-то стремящимся, в этом плане энергичным. Занимался во многих кружках, много читал, у меня была куча своих задач и проектов. Но солнышком не был, потому что помню какие-то свои стихи, где было «С распухшим носом синеватым как чушка драная бродил…» Солнышком не был, потому что и успехов больших не было. Не пользовался я большой популярностью в классе, потому что одноклассники мои были люди нормальные, и интересы у них тоже были нормальные — побегать, подраться. Я в этих компаниях больших не был, скорее, у меня в друзьях было несколько интеллектуалов. И театральный кружок, этакая элита. Но это не всегда способствовало популярности в классе, и ситуация вокруг меня в классе была скорее сложная. Целеустремленность была, солнышка не было. Это я в себе отрабатывал попозже и, скорее, в студенческие годы. Вот помню первую фотографию свою, когда поступил на факультет психологии — это настолько сияющая физиономия, просто излучающая энтузиазм, счастье, энергию. Где-то с того момента, когда я поступил, пошел серьезный взлет. Хотя, может быть, он раньше начался, я часто об этом рассказываю. Это был 8–9 класс, когда я искренне влюбился в замечательную девушку, Ольгу Новикову. Она мне спокойно сказала: «Если ты будешь для меня интересным, я буду с тобой встречаться, а пока ты не очень интересный, я с тобой не встречаюсь». Я это воспринял, как руководство к действию, и загрузил себя по полной, чтобы начать развиваться, чтобы стать интересным, и каждый день совершал большое количество просто подвигов. Стал спортом заниматься, музыкой, писал стихи, занимался литературой, да чем я только не занимался…

Не знаю, не интересуюсь этим. Мне безразлично, чего я боюсь. По натуре я, может быть, вообще трус, но мне это категорически не интересно, я все равно пойду и сделаю то, что нужно. Тогда какая разница, чего я боюсь?

Вопросы от участников тренингов:

  • Над какой новой книгой вы работаете?

Психологос. 7 с лишним тысяч статей. 10 книг одновременно. Пора объединять разные книги в единую большую систему, сделать психологический стандарт, объединить разрозненные психологические знания в разумную, стройную систему. Задача огромная и интересная.

  • Будет ли и когда-нибудь Осенний Всесинтоновский Слет?

Мысли об этом возникают. Есть гипотеза, что это можно сделать в августе. Если будет толчок, заинтересованная группа, все возможно.

  • Что вы любите кушать?

Гречка, овсянка, яблоки, творог. Самое простое.

  • Какой ваш последний любимый анекдот?

Ни первый, ни последний. У меня дети их рассказывают, я рад слышать их голоса, когда они рассказывают анекдоты, но абсолютно не запоминаю. И назвать это любимым никак нельзя.

  • Стеснялись ли вы чего-нибудь?

Думаю, что да. И это меня никогда не интересовало. Ну, стесняюсь, и что теперь дальше делать? Отучайся стесняться.

  • Сколько раз можно жениться?

До тех пор, пока не поумнеешь. Обычно с первого раза получается мало у кого, девушки скорее попадают в семью и потом не всегда оттуда могут выбраться. Поэтому в плане семьи у девушек непредсказуемо, скорее, зависит от удачи. Молодые люди чаще могут что-нибудь менять, при этом неочевидно, что они всегда делают 2-ой, 3-ий раз больше головой. Поэтому не вопрос «Сколько раз?» — вопрос «Знаешь ли ты, как это делается?» Люди всё время меняются. И если в семье развивается только один человек, то через какое-то время естественным образом возникают несовпадения ценностей, какие-то трения в паре. По-хорошему, надо заботиться о своем партнере, так, чтобы развиваться обоим. Если я рассказываю это толковым людям, они понимают, остальным рассказывать про это бесполезно. Толковые люди развиваются, приходят на группы семьеведения, на «Базовый». Понимать себя, развивать себя и двигаться вперед.

Вопросы от администраторов Синтона:

  • Как вы учились в школе?

Я учился с интересом. Я помню, как многие сочинения я писал как совершенно творческие работы — о том, что я думаю, и так, как мне кажется. Ровно поэтому оценки у меня часто были не ровные, потому что где-то меня понимали учителя, где-то не понимали. Меня оценивали как талантливого, но не очень ровного, послушного, дисциплинированного, слишком творческого. Учился в среднем на четверки, на 4 с половиной.

  • Помните ли вы, как вступали в пионеры?

Абсолютно не помню. Как-то вступал. У меня есть одна яркая, устоявшаяся личностная особенность: я мало что помню из своего прошлого, и даже не считаю нужным это помнить. У меня хорошо развита память будущего, все, что мне нужно помнить в будущем, я помню. А все, что было в прошлом… А зачем? Я живу будущим. 

  • Кем вы хотели стать в детстве?

Авиаконструктором. В технике хорошо разбирался, всегда меня тянуло и к машинкам, и к небу. Я верил, что можно сделать что-то высокое и надежное, как самолеты. Сейчас я по-прежнему делаю такое же высокое и надежное, только сейчас это не самолеты, а психология.

  • В какие кружки вы ходили?

Авиамодельный, судомодельный, литературный, бальные танцы, карате (8 лет), спорт самый разнообразный: фехтование, теннис, плавание и даже атлетизм. Танцы тоже разные. И постановка голоса, и развитие скорости чтения и умения читать, динамическое чтение. Я всегда был в каких-то интересных кружках, понимая, зачем мне это нужно.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser