info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

КОНСТАНТИНОВА Г. «ВАМ ПОКОРОЧЕ ИЛИ ПОДЛИННЕЕ? ГЕН-МНОГОСТАНОЧНИК»

АВТОР: КОНСТАНТИНОВА Г.
Этот ген называют геном эгоизма, безжалостности, щедрости, альтруизма и семейного счастья одновременно… Пришлось дать себе труд попробовать немного разобраться.

Геном человека расшифрован — это отрадно. Много сказок еще скажется, много дела сделается. Но всю осень приходилось путаться: самые разные сенсации, а речь идет об одном лишь гене с труднопроизносимым названием ген avpr1a.

Израильтяне (профессора Эбштейн и Кнафо) выяснили, что чем короче сей ген, тем люди эгоистичнее и более жестоки. А вот чем длиннее — тем великодушнее и альтруистичнее (как всегда, радуют приводимые цифры, хотя без них, конечно, никуда: на 50% более великодушны, как поведало BBC).

Англичане (профессор психологии Джордж Филдман) подтвердили, что этот ген и у мышек также способствует социальному поведению, особенно установлению дружеских связей и взаимопомощи. Более того, если добавить копии этого гена в мозг серых полевок, известных своими беспорядочными связями, то они начинают вести себя, как их родственники — степные полевки: становятся верными и преданными мужьями, налево не бегают. Еще и выказывают себя заботливыми отцами. Чадолюбие у бывших «развратников» доходит до крайности — сами начинают чистить своих мышат.

Сходный эффект — у исследованных обезьян: шимпанзе и бонобо.

Шведский профессор Карл Лихтейнштейн на протяжении пяти лет изучал жизнь более полутысячи семейных (или совместно проживающих) пар. И тоже выявил прямую взаимосвязь между этим геном и семейным поведением. Стабильность супружеских отношений определялась также разновидностью гена avpr1a.

И, пожалуй, самое забавное: выявлена связь этого гена со способностью к танцу.

Каким образом это происходит — более-менее понятно. Ген avpr1a реально влияет на выработку гормона вазопрессина, который и определяет нашу социальную активность. Гормон этот еще сужает сосуды, имеет антидиуретический эффект (это когда нужно меньше жидкости терять), но, оказывается, в первую очередь воздействует на центральную нервную систему. Ему мы и обязаны уровнем агрессии в социальном поведении. При этом совсем не понятно, как именно длина гена влияет на рецепторы гормона вазопрессина, однако влияет, и это стало целым каскадом разнообразных сенсаций.

Делаются далеко идущие выводы. Журнал Nature пишет об ответственности этого гена за деспотичное поведение, то есть у мировых (да и у маленьких) диктаторов есть теперь очень благозвучное оправдание: мол, сей ген коротковат, а наше дело маленькое.

Безудержное стремление к наживе? — тоже «не виноватая я», ген не дорос до альтруизма, бескорыстия и стремления одаривать ближних. Вот был бы подлиннее — стал бы бессребренником, как пить дать. Последнюю бы рубашку отдал, никого бы не обездолил, а так — извините.

Хорошая отговорка появилась и для неуживчивых в браке. Все неурядицы семейной жизни теперь можно списать на конкретную генетическую особенность. А длительный и устойчивый брак тоже будем объяснять длиной гена или количеством его аллелей…

Даже если все так и есть (конечно, так и есть), станем ли мы рабами своих генов? Есть еще социум, есть воспитание, общепринятые моральные ценности, говорят, есть еще совесть (неизвестно пока, где гнездится, может, в длинном хвостике этого же гена?).

Впереди и генная инженерия. Протесты — протестами, но этого не избежать. Будем ли мы укорачивать или наращивать этот ген, как сейчас ногти, по своему желанию? И каким будет это желание? И сможем ли мы воздействовать исподтишка на другого, без его согласия?
Так кто мы? Цепочка ДНК или к ней все-таки что-то еще прилагается?

Константинова Г

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser