info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Карьеру пишем, друзья в уме

Почему мы говорим, что главное для нас — здоровье и дети, а на самом деле оказывается, что работа и друзья?
…Одна моя знакомая, журналистка ежедневной газеты с многолетним стажем, пару лет назад стала поговаривать о том, чтобы уйти из газеты. Никаких резких спонтанных движений, свидетельствующих о несерьезности ее намерений, Татьяна не собиралась предпринимать. Ни у кого не должно было сложиться впечатления, что она делает это под влиянием эмоций или минутной слабости. За пару лет у нее было время все обдумать, и когда мы ее спрашивали, зачем ей это надо, отвечала хорошо отрепетированными аргументами: устала, хочется более спокойной жизни, наконец-то пора подумать и о себе, наконец-то заняться домом и записаться на фитнес, потому что уже давно побаливает спина. И вот этот момент, к нашему общему удивлению, в самом деле настал, и однажды она действительно написала заявление об уходе и ушла на «свободный график».

Правда, люди, близко знавшие ее, цитировали «Убить Билла» на предмет того, что «и неужели ты хоть на миг можешь поверить, что сможешь жить в маленьком городке обычной жизнью продавщицы музыкального магазинчика?» То есть, делать маникюр и ходить на фитнес.

И точно. Не прошло и пары-тройки месяцев, как у нее само собой оказалось четыре работы (все, правда, в режиме свободного графика), и как только рассасывалась одна куча дел и обязанностей, как тут же возникала новая. Она купила новую машину, засобиралась в путешествие по Италии и задумала радикальный ремонт в квартире, где у нее по-прежнему частенько не хватало времени на уборку или приготовление сложных блюд. Не говоря уж о вязании на диване. А на холодильнике сиротливо пылилась карточка в фитнес-клуб. И Татьяна совершенно искреннее сама не понимала, как это получилось: я же хотела, чтобы у меня было больше свободного времени, почему мне опять все время некогда? Другими словами: почему же из меня так и не получилось продавщицы в музыкальном магазине?

Другая история широко распространена в мире политики. В предварительных опросах люди признаются в том, что отдают предпочтение одним предвыборным платформам, а голоса почему-то отдают за представителей совсем других. Они, к примеру, совершенно искренне ратуют за социальную справедливость, но при этом голосуют почему-то за материальное благополучие. И ведь они никого не хотят обмануть — ну разве только себя, правда, совсем не сознательно.

В личных отношениях то же самое. Мужчина и женщина лет двадцать сходятся и расходятся. После очередной длительной размолвки они понимают, что любят друг друга, сходятся снова и некоторое время в их отношениях царит мир, любовь, романтика. Но через определенный срок (причем он все время один и тот же) Светлана считает, что пора на что-то решаться (мужчина женат). В ранние годы он даже пару раз действительно уходил из семьи на квартиру, которую они начинали снимать. Но буквально через месяц выяснялось, что вместе они жить не могут: он смотрит футбол по вечерам, она любит рано вставать и делать зарядку в тишине и так далее. Еще через какое-то время Светлана решает, что «с нее хватит» и уходит от него к себе домой, не отвечая на телефонные звонки. Через какое-то время все повторяется дословно, разве что лет через десять он уже больше не предпринимает попыток уйти из дома. И они в очередной раз расстаются, искреннее не понимая, что произошло: они же любят друг друга!

Так же искреннее недоумевают тысячи человек каждый раз, отправляясь куда-нибудь в ИКЕЮ за важной вещью, например, ковром или шкафом, а возвращаясь оттуда с очередной мягкой игрушкой, уже десятой в хозяйстве подушкой и разделочными досками. И разглядывая потом все это добро, недоумевают: как же это получилось?

Для этого явления придумана масса известных определений: и наступать на одни и те же грабли, и мостить благими намерениями дорогу сами знаете куда. Но в граблях ли дело? И куда мы действительно мостим дорогу, когда совершенно искренне декларируем одно, а в действительности «на уме» у нас бессознательно совсем другое.

Кто под что «заточен»
…Мы с мужем, как и многие другие мамы и папы, стремимся принадлежать к клубу прекрасных родителей. Мы искренне хотим проводить вместе с детьми вечера, играть с ними и читать книжки. Но когда мы возвращаемся домой с работы, мы чувствуем, что к вечеру у нас осталось так мало физических сил, что отдавать мы уже ничего не можем, наоборот, хочется чего-то получить от других. Я не раз замечала это у нас в семье. И тогда мы начинаем жаловаться друг другу, что не видим детей, и, в конце концов, решаем очередные выходные полностью посвятить детям. Чуть ли битва не идет за то, чтобы никто ничего своего отдельного не планировал в «семейные выходные». Но благие намерения так и остаются намерениями. Когда в пятницу звонят друзья и говорят: «Мы к вам приедем! Можно?» «Да, конечно!» — радостно отвечаем мы им без запинки. И дети садятся на целый день смотреть мультики — то, что они могут делать и без родителей, а мы общаемся с друзьями, а потом озадачиваемся запоздалым чувством вины: почему же так получилось?

Действительно, почему? В данном конкретном случае могут быть два объяснения. Первое: нарушен баланс между «брать» и «отдавать». Пока мы воспринимаем детей как тех, кому мы должны много отдать, когда силы на исходе и надо их подкрепить, это оказывается невозможным. Как говорится в любимом мультике, «чтобы отдать что-то ненужное, нужно получить что-то ненужное». Чтобы отдать силы, надо их где-то набраться. Поэтому один из выходов в том, чтобы воспринимать детей как ресурс, наоборот, именно от них подпитываться.

Второе объяснение — самое банальное, в котором труднее всего признаться. На самом деле ты, увы, совсем не такой, каким себя считаешь. Тебя интересует некий трафарет своей личности: не «я такой на самом деле», а «я стремлюсь стать таким». А когда раз за разом жизнь показывает, что ты не соответствуешь этому трафарету, когда она ставит тебя перед выбором, причем у тебя мало времени на этот выбор, ты мгновенно осуществляешь тот, который бессознательный и который является самым лучшим для тебя. И осуждать ее за это абсолютно бесполезно.

Но желания, которые сбываются не по трафарету, вызывают чувство вины. Человек стремится быть хорошим родителем, сотрудником, хорошим сыном, дочкой, как он себе это представляет, а получается не пойми что. Например, человек хочет продвинуться по служебной лестнице, а вместо этого опять проторчал пять часов в аське. И за это вечером с горя идет и напивается пива с друзьями.

Что такое вина? Вина — это дельта, это разница между тем, куда ты хотел сознательно прийти и тем, куда ты пришел на самом деле. Хотел-то этого, а пошел-то и водки купил! Сам виноват!

Но чувство вины заставляет рисовать трафарет еще красивее. Вот сейчас у меня не хватило силы воли, но я обязательно постараюсь! О, вот уже и новый термин появляется — «сила воли», которая вроде бы помогает достичь трафарета. Допустим, эта могучая сила сработала, и человек достиг своего трафарета. Чтоб обычно происходит дальше? Человек испытывает такую гордость от своего достижения, что невольно расслабляется. Те, кто долго и мужественно сидит на диете, потом обычно объедаются и через некоторое время возвращают свой вес в норму. Ну все, я уже погордилась, я молодец, я достигла, теперь можно и поесть как следует. Если это по-прежнему не свойственно тебе на каких-то высоких уровнях понимания, зачем это тебе нужно, если это противоречит твоей природе, ты все равно остаешься самим собой. Глубокие изменения не происходят в три минуты силой воли, это большая психоаналитическая или личностная работа, резкие движения здесь неуместны.

И потому получается, как у того советского слесаря из анекдота, которому стали заказывать делать швейные машинки, а у него все время получался автомат Калашникова. Швейные машинки — автомат Калашникова. В последнее время по этой аналогии даже появилась такая метафора: он под это «заточен».

Человек последние лет пять твердит, что хочет быть начальником отдела, крутым и серьезным, а сам является завсегдатаем курилок или же где-то мотается целыми днями, строит дачу и ничего не делает, чтобы достичь своей цели. И, наоборот, приходит девушка и говорит: мне ничего не надо, ой, мне ничего не поручайте важного, я белая и пушистая, и все равно становится начальником отдела (и не исключено, что, хлопая глазками, тоже произносит эту заветную фразу: ой, сама не понимаю, как это получилось?).

Еще одна моя знакомая всю жизнь мечтает о мужчине, за которым бы она была как за каменной стеной, который принимал бы за нее решения и содержал бы ее. Но почему-то вместо такого «мачо» с ней рядом все время оказывается мужчина совсем другого склада: романтичный и непрактичный, и главой семьи приходится быть ей («Дафна, вы опять ведете!»).

Осознать бессознательное
…Есть такой фильм «Умереть некогда». Про то, как один человек, крутой бизнесмен, очень занятой, однажды, возвращаясь с тропических островов, случайно не попал на свой самолет, а самолет разбился. Он в списке погибших. И вдруг он понимает, что это чудесный шанс начать новую жизнь, официально умерев для своей прежней жизни. Новую жизнь беззаботного пляжного плейбоя: море, пляж, девушки. Жизнь на острове дешевая, он может заработать себе на кусок хлеба сборщиков бананов. Так и делает: нанимается сборщиком бананов и радуется жизни. Потом понимает, что сборка бананов организована неправильно, и вводит туда логистику. Потом обнаруживает, что неэффективно организован и сбыт готовых бананов, он решает, как их можно продать дороже. Допустим, возить на те острова, где бананов нет. В общем, как можно догадаться по логике сюжета, примерно через год он снова не расстается с телефоном, ему снова «умереть некогда!» Моря не видит, пляжа не видит, девушек не видит, просыпается по будильнику.

На самом-то деле я подозреваю, что внутренне каждый человек все про себя прекрасно знает. А утверждения вслух насчет того, что мне нужна такая работа, или такой образ жизни, или такой мужчина — это некая компенсация, некий компромисс с обществом. Так же, наверное, неправильно жить, как живу я? Надо же жить по-другому. Ну, давайте я хотя бы буду об этом говорить, и якобы буду работать над собой. Хотя бы так компенсироваться! При этом чувство вины не столько реально испытывается, сколько заранее транслируется наружу. Именно оттуда проистекают и оправдания: я сам не понимаю, как это получилось? Да я случайно! Да я не хотел! Да это как-то само собой — я тут не при чем! Не подумайте чего — просто повезло!

Другое дело, что при этом человек неправильно информируют окружающих. И какая-нибудь наивная добрая душа начинает им подбрасывать варианты, искомые по основному запросу. Работу. Мужчину. А когда действительно попадается мужчина, соответствующий редким требованиям, или синекура, которую он якобы никак до сих пор не мог найти, или вдруг появляется (падает с неба!) возможность уехать на край света преподавать в краесветном университете то, о чем он давно твердил как о своей мечте, или домик в деревне для ПМЖ, о котором прожужжал друзьям все уши — человек бежит от всего этого наутек. И друзьям остается только удивляться: как же так, его мечта исполнилась, а он спрятался от нее.

Для начала надо понять, каково положение дел сейчас, причем постараться быть самому с собой откровенным и честным. Конечно, можно пытаться начать страдать: ааа, я не такой, как все. Ну и что? Для того, чтобы куда-то попасть, надо сначала понять, где ты есть. Потому что иначе любые попытки понять путь будут некорректными, они будут основаны на неверных ориентирах.

Я не зря несколько раз упоминала слово «бессознательно». Да, бессознательный, инстинктивный выбор — он, безусловно, самый безопасный и мудрый. Но вы все равно должны его осознавать, ну хотя бы постфактум. Антони ди Мелло, проповедник осознания, привел простое определение того, что это такое. «Мой друг, заядлый курильщик, однажды сказал: „Говорят, что табак убивает людей! Но древние египтяне умерли, а ведь никто из них не курил!“ А вскоре у него обнаружили затемнения в легких. И он немедленно бросил курить. До разговора с врачом он знал, что курение убивает, а после разговора — осознал. Вот и вся разница».

Осознание начинается с самонаблюдения. Антонии ди Мелло предлагает технику «возвращения к „я“: «Подумайте, чем ваше „я“ не является. Я — это мои мысли? Нет. Я — это мое тело? Однозначно нет. Я — это мое имя? — нет, конечно, я могу взять другое имя, и мое „я“ от этого не переменится. А что скажете о карьере? Убеждениях? Когда я перехожу в другую веру, меняется ли мое „я“? У человека целая уйма времени уходит на то, чтобы хоть как-то прореагировать на ярлыки — как на свои, так и на те, кто навесил кто-то другой. Эти ярлыки мы полностью соотносим с собой,— пишет он.— Все дело в том, что „я“ не имеет к ним никакого отношения. Заняв позицию в стороне от „себя“ и наблюдая за „собой“, вы перестанете быть тождественны самому „себе“. Страдания существуют в вас — вы страдаете, когда отождествляете свое „я“ с „собой“

«Все, что мне назначено природой, надо благодарно принимать». Речь идет не только о сезонах или возрасте. Если ты такой трудоголик, которого ни на какой фитнес пинками не загонишь, то, может, уже пора перестать себя ругать за то, что ты этого не делаешь? Или наоборот, если у тебя действительно такой жесткий ритм жизни, значит, надо его спланировать таким образом, чтобы фитнес стал частью этого цикла. Например, стать пресс-секретарем фитнес-клуба. Туда поневоле придется ходить, потому что это будет уже работой. Чтобы понять, как работают эти инструменты, надо их испытать на себе. Как говорил один мой знакомый руководитель: «Если пьянку нельзя предотвратить, значит, ее надо возглавить!» И я вас, конечно, не к пьянству призываю, а к переключению фокуса внимания.

Когда мы поняли, что если мы хотим общаться и с детьми, и с друзьями, мы должны включать детей в общение с друзьями. И тогда наши друзья разделились на три класса. Те, которые только наши друзья, и те друзья, которые очень любят наших детей, общаются с ними, играют с ними, и еще друзья с собственными детьми. И мы уже принимаем гостей, исходя из этого.

Если ты понимаешь ведущий тебя стержень, то на него и надо все нанизывать. Если ты домосед, которого не вытащить из дома — надо просто притащить домой все, что тебе нужно. У меня есть знакомая, которая любит сидеть дома. Она ненавидит транспорт, метро и пробки. Но никаким чувством вины она не мучается и никаких трафаретов не создает, а просто вызывает и выписывает все необходимое на дом. К ней приходит и парикмахер, и массажист, она прекрасно выглядит, и ей для этого никуда не надо ходить. Так же она и деньги зарабатывает, не выходя из дома, и сотрудники для консультаций приезжают к ней домой. Для нее совершенно естественно провести совещание на дому или же попросить привозить ей на подпись документы, тем более сейчас есть телефон и интернет. Она главный бухгалтер в одной фирме. Естественно, она появляется в офисе, но всего пару раз в неделю в удобное время, с развитием технологий это возможно. Но всю бухгалтерию ведет дома. И она совершенно спокойна и счастлива! Ну и отлично!

Прогресс, как известно, двигают ленивые люди — или другими словами, те, кто не хочет ломать себя. Причем лень по-прежнему считается пороком вместо того, чтобы признать ее ценностью. Но человек, который борется с ленью, никогда не изобретет интернет-доставку.

Оно тебе надо?
Если не бороться с собственной природой — все получается. Ее надо просто слушать, знать и использовать по назначению. И обязательно обращаться к ней, отвечая на вечный вопрос: а оно тебе надо?

Старый охотник с собакой спаниелем идут на уток. Погода страшная, дождь, ветер, вдруг летит над болотом утка. Хозяин ее подстреливает, смотрит на собаку и говорит: «Моня, фас!» Моня смотрит на хозяина своими печальными глазами и говорит: «Ося! А оно нам надо?» Этот вопрос мы задаем себе, когда есть некий уровень ценностей, который говорит: можно достичь желаемого, но для этого надо чем-то пожертвовать. Чаще всего речь идет о комфорте. На самом деле ответ на этот вопрос далеко не так однозначен: представьте, комфорт побеждает далеко не всегда. Например, человек уезжает в другой город учиться. Или разводится с мужем или женой, теряя блага в виде квартиры, машины и покоя, но выбирая новую любовь. Или, например, женщина решает рожать третьего ребенка в возрасте 38 лет, будучи партнером в фирме. У нее куча дел, беременность — это такой дискомфорт,— но «оно ей надо!» Потому что именно в этот момент их собственная природа соглашается с тем, что вопреки всем трафаретам, традициям, логике и здравому смыслу они намереваются сделать. Часто следовать своей природе означает действовать против мнения окружающих, жертвовать комфортом и подвергаться осуждению.

Если можешь не писать — лучше не пиши. Потому что, когда оно и правда «надо», такой вопрос не возникает в принципе. А для того, чтобы это понять и ставить себе адекватные цели, нужно понять себя. И я хочу призвать: люди, взгляните на себя не глазами мамы, не глазами общества или начальника, а глазами человека, который становится архитектором судьбы, который строит вашу жизнь дальше. Помните, был такой персонаж в третьей «Матрице»? И чтобы ему было удобно работать, вы должны понимать, в какой точке вы находитесь. Ему тоже не доставляет никого удовольствия работать в холостую. Он бьется, бьется, желания ваши исполняет, а вместо благодарности получает упреки. Поэтому если он поймет, что вам больше всего нравится, что вам больше всего интересно, и действительно, чем вы больше всего хотите заниматься, он может создать именно на этой основе массу уникальных проектов.

Важно, чьими глазами мы на собственную судьбу смотрим. Например, если посмотреть глазами общественного строя, то со всех сторон лучше и удобнее, чтобы все были одинаковые. Не так давно мне попалась книга Оолдоса Хаксли «О дивный новый мир». Эдакий портрет будущего, боготворящего конвейер, где люди создаются подобно химическим продуктам. Они разделены на касты, им внушаются определенные установки и потребности. Людьми с одинаковым образом мыслей проще управлять. Если все одного размера — их проще одевать. Если у людей одинаковые мозги — их проще развлекать и занимать. Обществу потребления проще, чтобы все были одинаковые. И удобно, чтобы все выделяющиеся из общего трафарета испытывали чувство вины. Но ребята, вашу жизнь никто не будет за вас жить! Знаете, почитайте (или перечитайте) Хаксли. Если его довоенное творчество не вызовет у вас узнавания, значит все хорошо. Но если в каких-то чертах узнаете себя — может быть пора остановиться и задуматься? Сойти с этого конвейера уже?!

И замечали ли вы когда-нибудь, что люди, которые живут так, как они хотят, часто вопреки общепринятым стандартам, те люди, которые на пике карьеры меняют работу, потому что она им, представьте, наскучила, и начинают с нуля абсолютно новое дело, обычно обаятельны и симпатичны. Те люди, которые не боятся научиться новой профессии в солидном возрасте и сидят в учебных кабинетах рядом с теми, кто им годится в дети, часто и по внешнему виду и поведению похожи на этих детей. Те люди, которые не боятся быть собой — не боятся быть смешными и непосредственными, не важничают и не чинятся, плачут, когда им грустно, и задают вопрос, когда им интересно,— они обычно выглядят гораздо моложе своих лет. Об этом Дао де Дзы: «Кто сохраняет свою природу — тот долговечен».

В стране несбывшихся желаний
Попробуйте вспомнить список интересных желаний, которые вы загадывали на прошлый новый год и которые не сбылись. Те, которые касаются материальных вещей. Те, которые касаются собственного развития. Те, которые касаются отношений — то есть, людей, с которыми вам больше всего хочется общаться.

Обычно получается что-то вроде: «Хотела в Тайланд — еду в Италию. Хотела сделать ремонт — купила машину. Влюбляешься и хочешь быть с одним мужчиной — но неизвестно откуда появился совсем другой». А бывает и так: «хотела отдыхать на море, а работала не поднимая головы… хотела с ребенком ходить в бассейн по субботам, а вместо этого пошла учиться на второе высшее…»

Я вот сама работаю и каждый раз думаю, заработаю денег и куплю что-нибудь большое и важное. Но как только появляются деньги, тут же трачу их на что-то другое, чаще всего на мелкое и быстро изнашиваемое (ну люблю я покупать себе одежду и всякие непрактичные прикольные украшения (нет бы бриллианты и золото!), ничего не могу с собой поделать). Давно собираюсь сесть, разобрать документы, разложить все по папкам, навести порядок в бумагах, но все время почему-то откладываю. Давно хочу записать диск со своими песнями, вместо этого я занимаюсь совершенно другими вещами. Думаю, что у каждого найдется свой список, достаточно большой. И действительно, как только мы начинаем бороться с собой, ничего не получается. И наоборот. Если какие-то дела, на которые вы соглашаетесь без раздумий, мгновенно! Например, я никак не могу провести в Москве танцевальный тренинг, но как только замаячит поездка хоть во Владивосток, хоть в Казань, хоть в Турцию, я готова срываться немедленно. Так же я с удовольствием соглашаюсь, когда меня приглашают выступить по радио или на телевидение, хотя постоянно не хватает времени сходить в парикмахерскую. Потому что ощущение востребованности как подпитка оказывается важнее, чем парикмахерская. И если ты будешь это понимать — что для тебя в действительности важно и нужно, твои эмоции сократятся как минимум на чувство вины. А если мы будем продолжать воевать с собой, мы будем ходить с этим списком всю жизнь.

И сколько бы ни говорила Светлана, о которой я рассказала в начале статьи, что ей нужна любовь, очевидно, ей нужна и власть в этой любви. Ей пора перестать строить иллюзии, что они будут жить вместе. Просто их тип любви — не такой, как у общества. Он не вписывается в шаблоны.

Вот сейчас мне нужно работать над этой статьей. Она открыто зовет меня, подмигивая с монитора. Вместо того, чтобы работать, мы проболтали с мамой три часа по телефону. Если я раньше испытывала чувство вины, то теперь я знаю: значит, это было мне нужно. Или во время приготовления ужина я вдруг срываюсь и несусь к компьютеру — записать суперважную мысль! Ну и пусть мы остались без ужина, зато так хорошо пообщались. Давай в кафе, что ли, сходим?

Или я могу «отрабатывать подходы к столу» по нескольку часов прежде, чем сесть за работу. Ну и что? Чтобы два часа чистого времени писать отчет, мне нужно три вечера прослоняться. Но если бы я мозги не прочистила и не зарядила, я бы его не написала и за двадцать два часа.

И если человек говорит, что хочет быть начальником — может, ему уже перестать обманывать себя и признаться самому себе, наконец, что он хочет быть свободным распространителем, менеджером по продажам, у которого чем больше аська, тем больше продажи. Но, к сожалению, будучи менеджером по продажам, он будет испытывать чувство вины, что не стал начальником главка. Хотя на любимой работе он будет получать кое-что дороже денег — он будет получать удовольствие. Вовсе не обязательно стремиться на вершину власти. И наоборот. Если человек стремится к власти, не надо оправдываться, что «сам не понимаю, как это случилось». Может, стоит признать, что я никакая не белая и пушистая, да, я манипулирую, я давлю, я заставляю выполнять свои указания, пусть я и блондинка в короткой юбке. Но я такая, какая есть. И если ты себе это говоришь, в этот момент происходит волшебное действо: вместо того, чтобы сжимать эту пружину до опасного положения, ты честно помогаешь ей разжаться до конца. И когда она разжимается, ты летишь с удвоенной силой. То есть, обстоятельства удивительным образом складываются в вашу пользу, и если до сих пор вы бились лбом в запертые двери — теперь заржавленные замки раскрываются и двери распахиваются сами собой, вам все помогают одним словом — мир на вашей стороне. И наоборот: если вы разрываетесь между обязанностями, которые сами же на себя нагрузили не из удовольствия, а из чувства долга, как вы его понимаете, чтобы оправдать ожидания окружающих, чтобы получить «пятерки» по всем предметам в жизни, вообще ничего не происходит, вся сила уходит на распутывание пружин. Еще процитирую Дао де Дзы: «Совершенно мудрый не ценит труднодостижимых предметов. Он следует естественности вещей…Он не борется, благодаря чему он непобедим».

Записала Ирина Белашева

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser