info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

И нам сочувствие дается…

… КАК НАМ ДАЕТСЯ БЛАГОДАТЬ

Опубликовано в журнале «Империя красоты и здоровья», № 11, 2007 год.

М. ЗбронскаяВстречаются люди, с которыми приятно общаться. О таких говорят: «душа-человек». К таким тянутся. К ним бегут от тех, кто на фразу: «Ты знаешь, у меня тут кое-что случилось…» — отвечают: «Это что! А вот у меня… и ещё…». Есть люди, которыми восхищаешься, потому что рядом с ними чувствуешь себя тепло и безопасно, от их лучистых глаз трудно отвести взгляд, их понимающая и поддерживающая улыбка кажется самой прекрасной на свете, ведь она сулит ощущение покоя и счастья, счастья, когда тебя понимают.

Человек — существо социальное, и потребность говорить и быть услышанным у него в крови. Очень многим людям не просто приятно, но важно получать искреннее, заинтересованное внимание.

— Ну, да, — скажете вы, — я и так всех выслушиваю, всем помогаю, советую, за всех переживаю, а в результате, я же и отвечаю, если что не так. Или некоторые вовсе на шею садятся со своими проблемами.

Что тут скажешь? Во-первых, выслушать и услышать — вовсе не значит помогать и давать советы. Во-вторых, это тем более не значит, что вы должны брать на себя ответственность за то, что происходит с другими, не должны переживать чужую жизнь, как свою (прежде всего потому, что это — не ваша жизнь, и другой человек — не вы). Если вы искренне заинтересованы в другом человеке, то принимаете его таким, какой он есть, признаете за ним право на чувства и не оцениваете правильность или неправильность поступков, не стремитесь переделать его под свои представления о том, как нужно поступать в той или иной ситуации.

Чтобы рядом с вами было комфортно, чтобы вашей душевностью восхищались, чтобы тянуло к вам, — достаточно показать, что вы понимаете проблему, согласны с тем, что они (они, а не вы!) в той конкретной ситуации могли испытать определенные чувства и поступить так, как эти чувства велели.

Как же научиться выражать безоценочное сочувствие?

Для начала полностью переключитесь на говорящего человека, думайте о нем, а не о себе. Бывает, что рассказы задевают наши застарелые раны, скользят по нашим проблемам, посягают на наши запреты. Естественно, мы склонны реагировать на рассказ так, как если бы сами оказались в такой ситуации, или, того хуже, тут же вспоминаем нашу собственную ситуацию, возможно даже чем-то похожую, но всё же другую — нашу. Стоп! Вы же знаете, что все люди совершенно разные, и при одних и тех же обстоятельствах вы и ваш приятель или приятельница будете чувствовать и действовать совершенно по-разному.

Бывает, что, слушая другого, мы остро чувствуем потребность посоветовать, сказать, как надо было поступить, как правильно думать или чувствовать: «Не бойся, — говорим мы. — Радуйся. Стыдись. Неужели тебе не обидно (= обижайся)? Это твоя вина (= чувствуй вину)!» Мы предполагаем за собой право наставлять другого на путь истинный. И снова — стоп! Истина у каждого своя, и путь истинный, соответственно, тоже свой, — совершенно не такой, как у нас или у кого-то ещё. Советы лучше оставить на тот случай, когда вас прямо спросят: «Мне нужен твой совет. Как бы ты поступила на моем месте?» В этом случае вам не придется потом нести ответственность за принятое человеком решение: вы же говорили о том, как бы вы поступили, а не о том, как надо было поступить ему…

Постарайтесь отделить себя от другого, принять тот факт, что другой живет иную, совсем не похожую на вашу жизнь. Ваше умение быть внимательным к другим чувствам — это повод для ответной искренности: «Надо же, ты поступил (а) или почувствовал(а) так. Я бы, пожалуй, чувствовала или действовала иначе, но ты другой (ая) и это совершенно удивительно. Я понимаю твои чувства и желания и поддерживаю тебя в твоих поступках, но я имею право выразить тебе и свои чувства, рассказать, что я думаю об этом. Мне, например, кажется, что твои действия будут иметь такие последствия, хотя это может быть и по-другому. В любом случае, я готова говорить с тобой о тебе. Я готова услышать тебя другого и принять таким, какой ты есть, с твоими чувствами, мыслями. Готова принять и не пытаться переделать, стараясь, напротив, поддержать твое право на свой, совершенно отличный от моего, внутренний мир».

И тогда в ваших глазах засветится тот огонек любви и понимания, в существование которого мы, в нашей суете и зацикленности на проблемах, давно перестали верить.

Кроме того, научившись «позволять» людям думать, чувствовать и действовать по их усмотрению, вы научитесь больше позволять себе, научитесь доверять своим чувствам и своим решениям, без оглядки на то, что следует думать и что положено чувствовать. Тем более, что — кем, когда и зачем это «положено», никто уже не помнит. И тогда сами собой развернутся плечи, сбросив груз социального давления, заиграет на губах еле заметная, но такая притягательная примирительная улыбка. Увереннее и спокойнее станут движения и жесты, легче — походка. Ведь наше тело, наша внешность — это материальное выражение наших мыслей и чувств. К тому же, тело не умеет врать.

Доверяя другим и принимая их, мы учимся доверять себе и принимать себя такими, какие мы есть. А когда у нас есть это глубинное внутреннее принятие себя, мы становимся увереннее, спокойнее, легче, мы не боимся раскрывать себя, обнаруживая в себе всё новые и новые качества и возможности. Мы чувствуем себя в безопасности, и люди вокруг тоже чувствуют это и тянутся к нам, стремясь найти свой комфорт рядом с нами, люди восхищаются нами, потому что чувствуют под нашей внешней, светящейся в лице и в теле, уверенностью и доброжелательностью глубинную внутреннюю красоту и гармонию.

И ещё: умение сопереживать в горе — это, безусловно, ценное качество, но ещё более ценное — умение сопереживать в радости. Это высший пилотаж. Не зря же говорят: «Друзья познаются в беде, а настоящие друзья — в радости».

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser