info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

«ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ В СЕМЬЕ»

Эволюция межличностных отношений в семье: основныеподходы, ориентации и тенденции

Кризис современной семьи: основные подходы

Если обратиться к рассмотрению специальной литературы попроблематике психологии семьи (см., например, H.Christensen,1964; M.Sussman, S.Steinmetz,1987), то даже самое беглое ознакомление с данной предметной областью позволяетувидеть два эпицентра, на которых сосредоточено вниманиекак психологов-исследователей, так и психологов-практиков: семья как социальнаясистема и семья как образовательная институция. Иначе говоря, по крайней мере в настоящее время психологи, занимающиеся проблемамисемьи, обслуживаю главным образом следующие два запроса: обеспечениесохранности семьи как важнейшего базового элемента социума и обеспечение трансляциисемьей культуры социума от одного поколения людей к другому. Вместе с темакцентирование именно этих двух социальных запросов в исследованиях и практикесвидетельствует о том, что современная семья, испытывающая нарастающий стресс,перестает справляться с выполнением этих двух важнейших своих функций. В России, в частности, прямыми и косвенными показателяминеблагополучия семей являются: катастрофическое снижение рождаемости, самыйвысокий в мире показатель числа абортов, рост внебрачной рождаемости, оченьвысокая младенческая и материнская смертность, низкая продолжительность жизни,высокий уровень числа разводов, распространение альтернативных типов брака исемьи (материнских семей, сожительства, семей с раздельным проживаниемпартнеров, гомосексуальных семей, семей с приемными детьми и т.д.), ростслучаев жестокого обращения с детьми в семьях (см. О положении семей…, 1994,с.13-25, 31, 36, 114).

Подавляющее большинство специалистов (философов, социологов,психологов, экономистов и т.д.), изучающих современнуюсемью, сходятся во мнении о том, что семья переживает сейчас подлинный кризис.Причем проявления этого кризиса обнаруживают себя тем ярче, чем выше (всреднем) общий уровень социально-экономического развития общества, чем выше (всреднем) уровень жизни и материального благополучия людей.

Здесь, однако, необходимо сделатьважную оговорку: интенсивность процессов социально-экономического развития(особенно высокая в так называемых «переходных» обществах, к которымв частности относится современная Россия) оказывает на все общество и,следовательно, на семью как его важнейшую подструктуру чрезвычайнодестабилизирующее влияние, которое во многом маскирует более общую зависимостьроста числа семейных проблем от общего уровня социально-экономическогоразвития.

Кризис современной семьи во многом обусловлен значительнымиизменениями социальной жизни в целом. Исследования, ведущиесяна стыке социологии и психологии со всей убедительностью показывают,что: «Радикальный переворот в системе социальных связей человека во многомобусловлен процессами, усложняющими социально-групповую структуру общества.Большие и малые группы, основанные на социально-экономической дифференциацииобщества, все более теряют свою роль пространства, в котором замыкаются непосредственныеотношения между людьми, формируются их мотивы, представления, ценности. … значительно ослабевают связимежду каждой из такого рода групп, ее «низовыми», первичными ячейкамии личностью.

Во-первых, в силу резко возросшихтемпов социальных изменений эти связи теряют устойчивость, определенность,однозначность: для современного человека все более типичным становится такойжизненный путь, в ходе которого он, переходя из родительской семьи (все чаще -семей. — А.О.) вшколу (все чаще — школы. — А.О.), а затем несколько раз меняя своепрофессиональное положение и место в жизни, уже не в состоянии целикомидентифицировать себя с какой-либо определенной ячейкой общества.

Во-вторых, выйдя из своей былой культурнойизоляции, большие социальные группы и их первичные ячейки все меньше способныпередавать личности свою специфическую групповую культуру. Эту культуруразмывают хорошо известные процессы «омассовления»,»усреднения», стандартизации и интернационализации типовматериального и культурного потребления, источников и содержания социальнойинформации, образов жизни и способов проведения досуга. …

Современные сдвиги в отношениях между индивидом и социумом идутв направлении большей эластичности, многосторонности, меньшей жесткостисоциальных связей человека и создают, следовательно, больший простор проявлениюего индивидуальности» (Г.Г.Дилигентский, 1994,с.119-120).

«В отличие от ценностейтрадиционных групповых культур он (массовый стандарт. — А.О.) не дает готового ответа навопросы:»Кто я и с кем?», «Что для меняболее и что менее важно, к чему я должен стремиться и чем могупренебречь?». Ответ на эти вопросы должен давать сам индивид. … Такимобразом, за массификацией и стандартизациейскрывается резко расширившееся поле свободного самоопределения личности»(Там же, с.121).

«Социальный опыт современного человека, его знания о мирекуда более многообразны, противоречивы, «разорваны»» (Там же,с.122).

Таким образом, развитие общества и, следовательно, развитиесемьи приводит к увеличению числа семейных проблем, к общему кризисусовременной семьи.

Как правило, причины кризиса семьиусматриваются большинством специалистов (особенно не психологов) во внешних(социальных, экономических, политических, идеологических, экологических и дажебиолого-генетических) факторах. Данный подход к определению причин кризиса семьи можно назватьсоциологическим (в широком смысле) и адаптивным: семья рассматривается здеськак неизменная данность, существующая в изменяющихся внешних условиях; кризиссемьи — результат действия неблагоприятных внешних влияний; преодоление этогокризиса видится в создании оптимальных (наиболее благоприятных) условий дляфункционирования семьи. Подобный подход к пониманию природы, функций иназначения семьи долгое время был доминирующим, и лишь в самое последнее времяон начинает критически переосмысляться. В наиболее четком виде этот подход былпредставлен в т.н. структурно-функциональной модели семьи, разработанной Т.Парсонсом и его коллегами (T.Parsons,1951; T.Parsons, R.Bales,1955). В соответствии с этой моделью семья рассматривалась как социальныйинститут: а/ гармонично включенный в социум; б/имеющий в качестве своей основной задачи обслуживание социума; в/представляющий собой статичное образование, а не конгломерат взаимодействующихличностей (см., также T.Hareven, 1987, p.39). Дляданного подхода характерно также негативное определение самого кризиса семьи.Кризис рассматривается как результат негативных внешних влияний ихарактеризуется как следствие некой дефицитарнойситуации. Предполагается, что достаточно лишь устранить некие дефициты,нормализовать ситуацию, и кризисные явления исчезнут сами по себе.

Надо признать, что исследования, которые проводятсяв рамках данного социологического подхода фиксируют реально существующиезависимости, которые, однако, можно отнести лишь к наиболее внешнему,фиксируемому даже на уровне здравого смысла плану социально-психологическихдетерминаций. Вместе с тем, совершенно очевидно, что никакие внешние влияниясами по себе не могут объяснить кризиса семьи как такового: на уровне частныхзависимостей семейное неблагополучие можно обнаружить в самых разных социальныхусловиях, на самых разных ступенях социальной лестницы; на уровне общейзависимости — картина еще более разительная: чем вышеуровень жизни в социуме, тем больше в нем фиксируется (обнаруживается?осознается?) семейных проблем.

На первый взгляд, подобный ракурс рассмотрения кризиса семьипредставляется парадоксальным, поскольку оказывается, что оптимизация(улучшение) социальных условий ведет не к уменьшению, но, напротив, кувеличению числа семейных проблем, не к ослаблению, но, напротив, к обострениюкризиса современной семьи.

Констатация данного парадокса является, одновременно,непреодолимым тупиком для исследований, реализуемых в логике социологическогоподхода.

Наряду с данным традиционным подходом к кризису семьи существуеттакже иное, прямо противоположное видение данной проблематики. Это видениеможно назвать экологическим: семья рассматривается как достаточно автономнаяподсистема в системе взаимоотношений «социум — семья — индивид»,причем сама семья также является сложной системой интер- и транс-персональныхвзаимоотношений, существующих между ее членами. Это видение можно назвать такжепсихологическим: семья как определенная система внутренних, психологических, интер- и транс-персональных отношений существует, конечно же, визменяющемся мире, в изменяющихся социальных (в самом широком смысле этогослова) условиях, однако сама семья тоже развивается (причем это развитие ни вкоем случае нельзя определять лишь негативно, редуцировать до отклонений отнекоего стандарта, образца или понимать как производное, вторичное).

В контексте данного (альтернативногосоциологическому) экологического или психологического подхода к кризису семьиее развитие видится отнюдь не как лишь обслуживающее социум; развитие семьи неявляется социально адаптивным a priori;это развитие предполагает, напротив, самодетерминацию,свою собственную логику и свои собственные цели. Логика развития семьи не совпадает слогикой развития общества и, следовательно, так понимаемое развитие семьиоказывается в определенном смысле социально дезадаптивным.Социум и семья лишь в чем-то симбиотичны и синэргичны, однако, учитывая их собственные цели и логикиразвития, их вполне можно рассматривать и в качестве антагонистов.

Если рассматривать семью как систему интер- и транс-персональныхотношений, имеющую собственную цель и логику развития, отличающуюся от логикиразвития общества, то уместно спросить, — в чем же состоит развитие семьи,каковы ее специфические (не социальные только!) предназначение и миссия?

Семья как посредник между социумом и индивидом: основныеориентации

Общепризнано, что семья является своеобразным посредником,медиатором между индивидом и обществом. В точном соответствии с идеологиямитрадиционных обществ наука (в том числе и психологическая наука) акцентировалалишь один аспект посреднической функции семьи, — ее посредничество воздействийсоциума на индивида, обеспечение развития социума посредством адаптации(ролевой и культурной) индивида к социуму. Однако семья, как такой посредник,может решать (и всегда решала!) и другой класс задач: семья является такжепосредником между индивидом и социумом в процессе развития, самоактуализациииндивида как такового. У.Бронфенбреннер, обобщаярезультаты многочисленных исследований в области возрастной и педагогическойпсихологии, резюмировал решающее значение семьи в развитии человека следующимобразом:»Для того чтобы развиться -интеллектуально, эмоционально, социально и нравственно — ребенок нуждается вучастии в прогрессивно усложняющемся взаимодействии, осуществляющемся нарегулярной основе и на протяжении значительного периода жизни ребенка, с однимили несколькими людьми, с которыми у ребенка устанавливается сильная взаимная иррациональная эмоциональная связь и которыеозабочены благополучием и развитием ребенка желательно на протяжении всей своейжизни» (U.Bronfenbrenner, 1990, p.29). Подобныебазовые условия для полноценного человеческого развития может создать толькосемья.

Таким образом, в своем посредническом качестве семья изначальноимеет двойную ориентацию, она одновременно социо- и человеко-центрична.

В чем же состоит отличие этих двух ориентаций семьи спсихологической точки зрения?

а/. Социо-центрированная семья

Прежде всего специфика социо-центрированной семьи состоит в том, что она обладаеточень четкой избирательностью при осуществлении всех своих функций: семьятранслирует и формирует только те ценности, которые являются социально приемлемымии социально одобряемыми в данном конкретном социуме, в данной конкретнойсоциальной группе. Эта избирательность, селективность семьи означает также, чтосам способ ее функционирования обеспечивает принятие в ее членах только такихкачеств и проявлений, которые, которые отвечают стандарту социально приемлемогои одобряемого. Если сформулировать это положение на психологическом языке, томожно сказать, что социальная ориентированность семьи предполагает, что онаизначально принимает только «персоны» (К.Юнг) своих членов, т.е.только социально приемлемые фрагменты опыта человека, являющегося вдействительности гораздо более содержательной и многоаспектной психическойтотальностью.

Иначе говоря, социальная ориентация семьи предполагает не толькоселективность, но и частичность, фрагментарность в осуществлении еепосреднических функций в триаде «социум — семья — инидивид».

Следует также отметить, что данная ориентация семьи предполагаеттакже существование особой «латентной концепции» психическогоразвития, которое понимается исключительно как социализация, обеспечиваемаямеханизмом усвоения (интериоризации) социальности, т.е. процессом своеобразной актуализации,воспроизводства социальности во внутреннем миреиндивида. Основным регулятивом в данном процессевыступают «системы ценностей» социума (см. C.Rogers,1964).

Так можно охарактеризовать социальную ориентацию семьи в еепосреднических функциях, в ее роли посредника между социумом и индивидом.

Если же рассмотреть семью как систему конкретных межличностныхотношений и общений, то ее социальная ориентация обнаружит себя в следующихосновных коммуникативных установках.

Первую из этих установок можно назвать «условнымпринятием»: принятие любого проявления индивида в такой семье возможнолишь на вполне определенных условиях. Коммуникации в социо-центрированныхсемьях всегда имеют следующий подтекст:»Еслиты…, то я…».

Вторая установка характеризует систему эмоциональных связеймежду членами семьи. В социо-центрированных семьяхэмоциональные отношения и состояния постоянно варьируют в следующем континууме:»идентификация — симпатия — антипатия -ненависть». Динамика эмоциональных состояний в рамках данного континуумаотражает динамику условного принятия членами семьи друг друга. Полное принятиеозначает здесь отождествление с другим человеком, утрату себя;полное непринятие, напротив, проявляется как утрата партнера по общению, ка превращение этого «партнера» во врага. В техслучаях, когда партнер лишь частично соответствует выставляемым условиямобщения, он может быть либо симпатичен (как соблюдающий большинство условий),либо антипатичен (как игнорирующий большниство этихусловий).

Третья коммуникативная установка характеризует отношение членасемьи к самому себе, его аутокоммуникацию.Доминирование социальной ориентации в семье неизбежно связано с вытеснениеминдивидом из своего самосознания (Я-концепции) всего,что так или иначе расходится с содержанием егоперсоны. Иначе говоря, самопринятие человека такжеоказывается условным: чем более частично заданной оказывается персона человека,тем больше своих качеств ему приходится вытеснять из сознания и тем большестановится его «тень» (К.Юнг, 1994; см., также C.Zweig,J.Abrams, 1991).

Все эти три коммуникативные установки можно суммировать в однойхарактеристике общения в рамках социо-центрированнойсемьи — это интерперсональное общение, т.е. общение,осуществляющееся между персонами, принадлежащими разным членам социо-центрированной семьи.

Доминирование социальной ориентации характерно для т.н.традиционной семьи или для семьи, по преимуществу являющейся структурнымэлементом традиционного общества. Такая семья представляет собой закрытую истатичную систему фиксированных и взаимодействующих по особым правилам персон(масок и ролей). Развитие такой семьи выступает как усложнение комплексавзаимодействующих персон, как персонализация еечленов и как комплексирование разыгрываемых ими ролей. Иерархия в такой семьеопределяется и задается ролями, а границы семьи определяются как внепсихологические (правовые).

Таким образом, социо-центрированнуюсемью можно определить как семью личностно-центрированную. Такая семья являетсяэффективным посредником в процессах формирования социумом личности человека,складывающейся из его персоны и тени (или, точнее, — из мозаики его субперсон и субтеней).

Итак, основная функция социо-центрированнойили традиционной семьи состоит в формировании личности (внешнего Я) человека.

Рассмотрим теперь альтернативнуюсоциальной посредническую ориентацию семьи в триаде «социум — семья -индивид».

б/. Человеко-центрированная семья

В случае человеко-центрированной семьимы также имеем дело с избирательностью семьи при осуществлении ею своихфункций. Однако эта избирательность предполагает повышенную чувствительность, сензитивность семьи отнюдь не к запросам общества, но кинтересам и запросам своих членов (и прежде всего детей), к их внутреннемумиру. «Латентная концепция» психического развития здесь также иная:взросление понимается не как социализация, но как «индивидуация»человека (К.Юнг, 1994), основным и ведущим механизмом которой является экстериоризация индивида, актуализация, воспроизведениеиндивидуальности во внешнем социальном мире. Основным регулятивомвыступает здесь «ценностный процесс» человека (см. C.Rogers, 1964).

Каковы же психологические коммуникативные установки в человеко-центрированной семье? Прежде всего следуетотметить, что эти установки также являются альтернативными. Первую из них вотличие от «условного принятия» можно назвать «безусловнымпринятием»: любому акту общения не предшествует какая-либо заранеезаданная система четких установок, ожиданий, императивов, оценок и условий, такили иначе ограничивающих, контролирующих и направляющих жизнь другого человека.Если в социо-центрированных семьях общениепредполагает следующий подтекст:»Если ты…, то я…» или «Тыдолжен…» или «Я знаю как надо…», то общение в человеко-центрированной семье предполагает совершенно иную,альтернативную коммуникативную семантику:»Ты свободен…», «Тымне интересен…», «Я тебя люблю…». Подобное общениеутверждает личную свободу и личную ответственность человека (т.е. его свободу иответственность не против других и не перед другими, обществом, классом, семьей,но против самого себя и перед самим собой). Подобное общение не исходитизначально из некой предзаданной оценочной схемы: этохорошо, а это плохо. Напротив, здесь каждый раз предполагается, что «Я незнаю как надо, ты, возможно, это лучше знаешь», «Я не знаю, что длятебя хорошо, а что плохо, ты это знаешь лучше меня».

Вторая установка, характеризующая уже не столько системуповеденческих, сколько систему эмоциональных связей между членами человеко-центрированной семьи, представляет собойэмоциональные состояния в континууме «эмпатия».Эти состояния отражают динамику безусловного принятия членами семьи друг друга,они связаны с безоценочной заинтересованностью вдругом, с центрацией на его внутреннем мире, сактивным слушанием другого, с «доминантой на другом» (А.Ухтомский).Важно, однако, подчеркнуть, что эмпатическиесостояния не являются исключительно экстравертированными.Подлинная, гармоничная эмпатия всегда предполагает нетолько сочувствие и сопереживание другому человеку, но и признание, безусловноепринятие и сочувствие своему собственному миру переживаний. Именно поэтомупринятие другого человека не оказывается в человеко-центрированнойсемье идентификацией с этим человеком и, следовательно, самоутратой.В то же время непринятие другого здесь также не становится «полным»,не проявляется как ненависть, не прерывает общение, но лишь делает егосубъективно трудным, поскольку в общении возникает новая непростая задача:каким образом я могу безоценочно выразить своинегативные переживания в связи с другим человеком, чтобы не травмировать егосвоей оценкой, не нарушить общение с ним, дать ему возможность услышать ипонять меня.

Третья коммуникативная установка — самопринятие.В условиях безоценочного и эмпатическогообщения, безусловного принятия у человека не формируются системы эффективныхпсихологических защит, предохраняющих его в том числе и от своего собственногозначимого содержания. Иначе говоря, в условиях общения, складывающегося в человеко-центрированной семье, человек не склонен вытеснятьиз своего сознания все то, что так или иначе не совпадает с содержанием егоперсоны. При этом сама персона (т.е. принимаемые значимыми другими проявленияиндивида) утрачивает четкость и определенность своих границ. Подобное»размывание» границ персоны происходит прежде всего за счет того, чтотеневые (непринимаемые) проявления человекафактически исчезают. Следует только сказать, что принятие «негативныхкачеств» другого человека отнюдь не означает ни полного и безоговорочногосогласия с ними, ни тем более их одобрения. Отнюдь нет. Однако это несогласиевыражается здесь не на «языке непринятия» (см. Th.Gordon,1975), не в виде советов, отрицательных оценок, угроз или агрессивногоповедения, но в форме безоценочно выраженныхаутентичных переживаний (депрессии, тоски, горя, утраты, безысходности,отчаяния и т.п.). Тем самым безусловному принятию другого в плане интерперсонального общения соответствует безусловноепринятие себя в плане аутокоммуникации. Другимисловами, эмпатические состояния органично сочетаютсяв таком общении с состояниями аутентичности или конгруэнтности (А.Б.Орлов,А.М.Хазанова, 1993).

Все три рассмотренные нами коммуникативные установки,характерные для человеко-центрированной семьи, можнотакже обобщить в одной общей характеристике такого общения — это экстра- и транс-персональное общение, поскольку оно осуществляется немежду отдельными персонами «отца», «матери»,»сына», «дочери», «дедушки», «бабушки»и т.д., но минуя или проникая сквозь эти персоны (см. А.Б.Орлов, 1994).

Итак, доминирование психологической ориентации характерно длят.н. альтернативных семей, в которых опробываютсяразличные типы и формы отношений между людьми, выходящие за традиционные рамки.В отличие от традиционной семьи такие семьи стремятся преодолеть стереотипысемейной жизни, вывести ее из под контроля правил, задаваемых ролевымипредписаниями, нормами морали и права.

Таким образом, человеко-центрированнуюсемью можно определить как семью сущностно-центрированную.Такая семья является эффективным посредником в процессах развития в социумесущности человека, его аутентичного творческого и жизненного начала,проявляющегося в мире уже не в качестве персоны-тени или личности-личины, но вкачестве аутентичной личности или личности-лика (см. А.Б.Орлов, 1995). Темсамым можно сказать, что основная функция человеко-центрированнойальтернативной семьи состоит в развитии сущности (внутреннего Я) человека. Вэтом состоит ее посредническая функция в триаде «социум — семья -индивид».

Современная семья в ситуации выбора

Рассматривая семью в качестве посредника между социумом ииндивидом, мы указывали на то обстоятельство, что семья (каждая семья!)является в своем посредническом качестве одновременно и социо-,и человеко-центрированной. В этом смысле «социо-центрированная семья» и «человеко-центрированная семья» суть не более чемтеоретические абстракции, полученные в результате анализа двух основныхориентаций, реально присущих каждой семье. Вместе с тем, как показываютисследования объективных тенденций в развитии современной семьи (см., например,M.Sussman, S.Steinmetz,1987; О положении семей…, 1994), в настоящее время происходит определеннаяпереориентация семьи, смена ее безраздельно доминировавшей ранее социальнойориентации на некую другую, пока еще плохо отрефлексированную,плохо осознаваемую. Мы полагаем, что в настоящее время семья пребывает всостоянии неосознаваемого поиска своего человеко-центрированногостатуса. В этом смысле ее современное состояние можно определить как состояниепереходное, маргинальное. Для данного состояния характерно ослаблениетрадиционной и достаточно хорошо осознаваемой социальной ориентации семьинаряду с усилением комплекса плохо осознаваемых детерминаций семейной жизни.Внешне данные процессы переориентации традиционной семьи проявляются в виде ееперманентного кризиса, дестабилизации, дисгармонизации,распада. Об этом свидетельствует, в частности, повсеместно отмечаемый ростчисла разводов. По различным данным (см., О положении семей…, 1994; E.Heatherington, 1979; C.Rogers,1972; J.Teachman, K.Polonko,J.Scanzoni, 1987) в период с середины 70-х годов вСША и России ежегодно распадалось в результате разводов от 50 до 80% семей,причем именно в последние годы наблюдается резкий рост числа разводов(например, в США с 1960 по 1980 гг. число разводов выросло более чем в 2,5раза; см. J.Teachman, K.Polonko,J.Scanzoni, 1987, p.17) . Однако, на наш взгляд, заэтой в значительной степени внешней «негативной симптоматикой» стоятгораздо более позитивные процессы освобождения человека, поиска им своейаутентичной личности и своей сущности (см. N.Rogers,1980).

Современная семья, оказавшись в данной ситуации, так или иначе,прямо или косвенно пребывает в состоянии выбора. Развитие семьи в целом каксоциального института дошло до своего рода «точки бифуркации»(И.Пригожин). В этой точке, наряду с чрезвычайной нестабильностью семьи,появляется широкий спектр возможных траекторий ее дальнейшего развития.

Само понятие семьи утратило в настоящее время былую четкость иопределенность. Если начиная с 50-х гг. семья определялась, как правило какнепосредственная или нуклеарная семья (отец и мать,состоящие в браке, и их дети) (см., A.Copeland, K.White, 1991; S.Mintz, S.Kellog, 1988), то за последние двадцать лет семья и какреальность, и как понятие претерпела существенные изменения. Вот лишь один изпримеров того, как определяется семья современными американскимиисследователями:»…семьей следует считать любое объединение людей,которое определяет себя в качестве семьи и включает в себя индивидов, связанныхкровно-родственными связями или браком, а также тех, которые приняли решениеразделить свои жизни друг с другом. Это определение включает в себя как»традиционную» нуклеарную семью, так идругие стили жизни, варьирующие от расширенной семьи и системы росдственных связей до семей с одним родителем и живущихвместе партнеров одного пола. Ключевые элементы определения семьи состоят втом, что члены этого объединения рассматривают себя как семью, испытываютвзаимное тяготение (аффилиацию) и посвящают себязаботе друг о друге» (M.Hanson, E.Lynch, 1992, p.285).

Семья оказывается тем самым своеобразной «экспериментальнойлабораторией» человеческих отношений, где не прекращается всякого родаэкспериментирование (см., О положении семей…, 1994, с.31, 114; M.Sussman, 1987, p.xiip). Вместес тем, переход от «хаоса» к новому «порядку» в этой сфереможет произойти, на наш взгляд, лишь по какой-то одной, вполне определеннойтраектории. Сейчас идет ее стихийный поиск, в котором принимает участие всебольшее и большее число людей. Все эти люди экспериментируют на своихсобственных жизнях и жизнях других людей. Вновь и вновь сотни тысяч, миллионытрадиционных семей во всем мире входят в дисгармоничное состояние, вновь ивновь миллионы людей испытывают острую душевную боль и пытаются найти какой-товыход из своей собственной кризисной ситуации. Подавляющее большинство людей,оказавшись в маргинальной ситуации, либо консервируют семейный кризис, изживаютего в невротических, психосоматических или психотическихрасстройствах, либо, проходя через стадии сепарации и развода, пытаютсявоссоздать ее с другим партнером и начинают уже как бы в «новом»качестве движение к кризису новой семьи. Иначе говоря, обе эти формы эволюциимаргинальной семьи оказываются непродуктивными и создают лишь видимостьпреодоления кризиса.

В чем же состоит этот кризис, и что в нем должно бытьпреодолено?

Во-первых, как уже отмечалось, кризис семьи — это проявлениесмены ее социальной ориентации на ориентацию гуманную, переход от социо- к человеко-центрированнойсемье. Если рассматривать кризис семьи в данном аспекте, то в этом кризиседолжна быть преодолена социальная ориентация семьи как ее доминирующаяориентация.

Во-вторых, этот кризис есть проявление кризиса идентичностисовременного человека, основной характеристикой которого является его ложное самоотождествление со своей персоной, с»позитивным» компонентом своей личности, а не со своей подлиннойсущностью, имеющей транс-персональную природу.Подобное рассмотрение кризиса семьи дает возможность говорить о преодоленииэтого ложного самоотождествления, что неразрывносвязано с процессами индивидуации и аутентификацииотдельных людей.

И, наконец, в-третьих, кризис семьи можно рассматривать как ееосвобождение от такой ее наиболее институциализированнойформы, какой является социально санкционированный брак. Действительно, чтособственно чаще всего преодолевается в каждом конкретном семейном кризисе? Какправило, преодолевается определение семьи через систему брачных отношений,преодолевается брак как таковой. Семья как система отношений конкретных людейможет испытать при этом очень сильные напряжения и деформации, но как таковаяона не преодолевается и, на наш взгляд, не может быть преодолена в принципе.

Иначе говоря, современная маргинальная семья является такой»экспериментальной площадкой», на которой идет непрекращающийсяэксперимент, во-первых, с социальной ориентацией семьи, во-вторых, — сличностью каждого ее члена и, в-третьих, — с браком как наиболее институциализированным, социальным, формальным и ролевымаспектом семейной жизни.

Представленный в данной статье ракурс рассмотрения эволюциимежличностных отношений в современной семье позволяет, на наш взгляд,обозначить в самом первом приближении ту искомую и единственную траекториюразвития семьи, которая выводит ее из маргинальной кризисной ситуации. Даннаятраектория может быть намечена тремя основными вехами: отказ семьи от служенияобществу в пользу служения человеку; отказ семьи от служения личности человекав пользу служения его сущности; отказ семьи от социально санкционированногобрака как интерперсонального отношения в пользу сущностно санкционированной любви как отношения транс-персонального.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser