info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

Дмитрий Устинов: Риторика и ораторское искусство

Д. Устинов

  • Дмитрий, где Вы учились ораторскому искусству?

    Проще сказать, где я не учился. При этом очевидно, что красивая речь, ораторское мастерство и общение тесно связаны с личностью человека, и поэтому я много работал и над речью и над внутренним миром. Хороший оратор и неинтересная личность — две вещи несовместные, как гений и злодейство, поскольку наша речь — это инструмент выражения нашей личности, здесь важно и внешнее (ораторское мастерство, мастерство общения) и внутреннее (сама личность).

    Если вернуться в прошлое, я с детства завидовал успешным людям, которые умеют хорошо говорить, производить впечатление, быть привлекательными в общении, являются интересными собеседниками. Тем людям, у которых легко получается быть душой компании, выступать на любые темы, срывать аплодисменты и уважение в любом коллективе. То есть тем, кого можно назвать «звездами» по жизни, тем, кем все восхищаются и кто является лидером в своем кругу. Я же и в школьные годы и после школы ничего такого не умел, боялся даже у доски выступать, прятался за своей врожденной скромностью и впечатление ни на кого производить не мог. Но поскольку зависть меня грызла, я сказал себе — доколе! — и стал изучать, что же такого эти звездные люди делают, что у них есть успех, а у меня нет.

    Я стал заниматься психологией, изучать общение, техники влияния и речи и ораторского мастерства — сначала для себя, а потом, когда достиг успехов, и для других. То есть можно сказать, что практическим психологом я стал из зависти. Я изучал, структурировал, анализировал, копировал поведение успешных людей, которых я знал и которыми восхищался, стремясь повысить свой личностный уровень. Конечно, сразу мало что получалось, но какие-то элементы все-таки стали даваться. Например, в первом институте я пытался набираться мудрости у самого авторитетного студента нашей группы, который был старше, уже прошел армию, всевозможные трубы и был настоящим неформальным лидером. Смотря на него взором начинающего завистливого психолога, я пытался скопировать его манеру поведения, приемы в общении, его остроумие, вырабатывал такой голос и силу характера.

    Попутно я искал другие полезные для саморазвития источники информации. А надо сказать, что поначалу, когда я только заинтересовался психологией, подобные источники почти отсутствовали. Было смутное перестроечное время и дефицит всего, чего только можно. Первый Карнеги, попавший мне в руки, состоял из засаленных несшитых листков А4 самиздата, десять раз перексерокопированный, буквы уже расплывались, «здесь рыбу заворачивали», давали его почитать на одну ночь, и это было счастье! Сейчас смешно вспоминать, в наше время источников информации сколько хочешь — никакой жизни на изучение не хватит, а тогда практической психологии почти не было. Но, тем не менее, постепенно стали появляться книги и учебники, которые заполняли белые пятна на тему личности, общения, психологии, ораторского мастерства.

    Далее появились первые в нашей стране тренинги, на которые я стал ходить, как на работу, и от которых почувствовал немалую реальную отдачу. Ведь каждый тренинг это маленькая жизнь со всеми успехами и неудачами, которую ты проживаешь вместе с ведущими и участниками группы. Опыт тренингов, на мой взгляд, практически ничем невозможно заменить, ну, разве что врожденной гениальностью. Тренинги очень многое мне дали, но мне этого было уже мало, и я стал навязываться в близкие люди своим учителям по психологии, своим, можно сказать, гуру, по принципу, как сейчас уже понимаю, восточного обучения — если хочешь чему-то научиться, поселись вместе со своим учителем. Я чувствовал, что могу еще очень многому научиться от этих людей — из рук в руки, в режиме живого общения, и так оно и происходило. Более того, поскольку я был самым продвинутым учеником, мне стали доверять помогать, ассистировать, а иногда даже заменять самого гуру, что для меня стало особой школой — и этап ассистирования был особенно важен для моего тренерского становления. Хочешь — не хочешь, а я учился держать аудиторию, владеть голосом, управлять вниманием, четко формулировать, эффективно убеждать, а где надо внушать и влиять.

    Параллельно после первого технического вуза я пошел учиться в психологический вуз и получил уже высшее психологическое образование. Это была уже официальная школа. Для себя я уже к тому времени много чего умел и в целом был доволен своим уровнем, но есть золотое правило — чтобы учить других людей, надо иметь уровень мастерства на порядок выше. Это и подвигло меня на получение психологического образования. Главное, что дал мне этот институт, это хорошую теоретическую базу, можно сказать, психологический кругозор, более глубокое понимание психологии уже не на любительском, а на профессиональном уровне.

    Ну, и следующий учитель — это сама жизнь, которая всегда нас в итоге и учит и экзаменует и заставляет работать над ошибками. После получения психологического образования я уже окончательно перешел в тренерскую профессию и с 1993 года стал самостоятельно вести тренинги. Как вы понимаете, хороший тренер, ведущий, преподаватель обязан быть хорошим оратором и я этому продолжал учиться у жизни. А как учит жизнь — я хорошо познал на свой шкуре, проходя через неудачи и успехи, через разочарования и маленькие победы; через все те испытания, которым жизнь в наших профессиях подвергает, и за что мы ей в итоге и благодарны, потому что другого пути нет. Первые свои тренинги я проводил, чувствуя, что далек от совершенства как тренер, и даже горько переживая по этому поводу, но это давало мне стимул и хорошие пинки для роста. Постепенно поводов для переживаний по поводу своего профессионализма становилось все меньше, а более-менее доволен результатом своих тренингов я стал лет через пять после начала тренерской деятельности. А через десять лет я уже осознал, что полностью готов отвечать и за результаты обучения и за свой профессионализм. Это серьезное время — 10 лет, но волшебных палочек я в жизни не встречал. Я не верю, что профессионалом можно родиться, профессионализму можно только научиться, и на это требуются годы.

    Я всегда людям говорю, что у меня есть некое моральное право учить людей на темы моих тренингов — ораторское мастерство, психология влияния, мастерство общения — поскольку я сам прошел этот путь, вырастил себя и знаю все подводные камни на этом пути. И ведущий на тренинге нужен прежде всего для того, чтобы у участников этот путь был гораздо лучше и быстрее, поскольку велосипед уже изобретен, тренер на него всю свою жизнь потратил — надо только этот готовый велосипед взять и начать использовать на своем собственном пути.

    Если же коротко сформулировать еще раз все эти факторы и этапы обучения ораторскому мастерству и тренерской профессии, то это — люди, книги, тренинги, гуру, ассистирование, институт и сама жизнь.

  • Подскажите, на какой возраст рассчитан тренинг «Риторика»?

    Возраст участника особого значения не имеет. Ограничения те же, что и на любых тренингах для взрослых — от 18 и старше. Правда, имеет значение возраст не только биологический, но и психологический. Бывает, что в 16–17 лет человек уже имеет психологический возраст на 25, а бывает, что и в 40 лет человек как ребенок. Поэтому, если в 17 лет мы видим, что участник уже созрел заниматься на равных, то делаем исключение. Верхняя планка не ограничивается, но реальность такова, что после 50 лет человеку учиться, как правило, уже не очень хочется. По статистике на открытом тренинге собираются люди на 80% в возрасте от 18 до 40 лет, то есть молодежь и люди средних лет, а остальные 20% приходятся на другие возраста.

  • Если я по работе не участвую в конференциях, то чем может быть полезен мне этот тренинг в обычной жизни?

    А вне конференций люди обычно не говорят? Тренинг является универсальным. Всегда, когда мы открываем рот и начинаем говорить, мы становимся ораторами, и все закономерности ораторского мастерства здесь работают. Только при слове «оратор» у людей обычно срабатывает ассоциация с большими залами и пафосными конференциями, но большие залы — это только частный случай. Ораторское мастерство — это все виды нашего публичного общения: и большие залы, и малые, и совещания, и два человека, и диалоги с сотрудниками, и общение с одним человеком и ситуации деловые и ситуации личной жизни.

    В любом случае о нас судят по тому, что и как мы говорим, а это и есть ораторское мастерство. Перефразируя известный афоризм про еду, можно сказать, что мы есть то, что и как мы говорим. И в реальной (а не виртуальной) жизни речь — это главный инструмент для продвижения и успеха человека в социуме. И второе, речь и публичные выступления, это способ творческой самореализации и получения удовольствия от общения.

  • В каком режиме лучше проходить тренинг «Риторика»?

    Есть два режима — интенсивный и регулярный. Интенсивный — это суббота-воскресение, два дня по 9 часов. Регулярный — 7 занятий раз в неделю в будний день с 19.00. Программа тренингов одна, но режим разный и я рекомендую выбирать в первую очередь по удобству. В плане эффективности существенной разницы нет, хотя есть плюсы и минусы одного и другого режима. У интенсива плюс, что меньше времени на разогрев и раскачку, как английский с погружением, нырнул — вынырнул. У регулярного плюс, что можно делать домашние задания между занятиями. Но в целом я рекомендую выбирать по удобному времени.

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser