info@syntone.ru   +7 (495) 507-8793

АДЖИМУРАТОВА Я. «РИСУНОК ОТ …СТРАХА»

АВТОР: АДЖИМУРАТОВА Я.
«Боюсь» — одно из первых десяти слов маленького человечка. И большей частью только от родителей зависит, перерастет ли чувство, обозначаемое этим словом, в настоящий страх, или забудется, как что-то не существенное.

Принято считать, что страх — это что-то плохое. Однако на самом деле у страхов — двоякая сущность. С одной стороны, безусловно, страх имеет отрицательные моменты, главный из которых — неверие в свои силы. Но с другой — страх может защищать.

Страхи бывают ситуативные, то есть связанные с какой-то ситуацией, или патологические. Например, шел ребенок, радостный, веселый, увидел большую собаку и испугался — это ситуативный страх. Не обязательно, что после этого он будет бояться собак и в будущем. Другое дело — у малыша возникает страх перед какими-то явлениями, которые у других не вызывают абсолютно никаких отрицательных эмоций. Например, страх шумящей воды или страх отсутствия мамы. Такие страхи носят бессознательный характер, и помочь их преодолеть может только специалист. Чтобы найти причину их возникновения, нужно хорошенько «покопаться» в прошлом: возник ли страх в глубоком детстве, по причине, которую ребенок не помнит, а может, еще раньше, когда мама была беременна, или даже еще до его зачатия.

Как бы то ни было, но для того, чтобы справиться со страхами, нужен помощник — родитель, учитель, психолог. Кроме того, что он должен всячески поддерживать ребенка, желательно, чтобы он еще и…

…научил не бояться

Как ни странно, очень часто мудрые дети сами находят способы преодоления собственных страхов. Вспомните известные каждому из детства «страшилки» про черный чемоданчик или красную руку. Стремление детей переживать страх еще и еще раз, дрожа под одеялом — не что иное, как «самолечение». Когда малыши все вместе сидят в комнате и от страха можно, если что, схватиться за друга, когда чувствуешь, что ты не один, а в коллективе, это — «первая помощь», какую дети могут оказать себе, подсознательно желая избавиться от каких-то страхов.

Но бывает, что помощь взрослых все-таки необходима. «Наиболее действенен в данной ситуации — метод рисунка, — рассказывает Илона Рашковская, психолог-консультант. — Этот метод тем и хорош, что он антивозрастной. Каждый человек может взять краски и нарисовать то, чего боится, как он это себе представляет. Со „страхом“ разрешается делать все: черкать его, закрашивать, бомбить, рвать и т.д. Таким образом, происходит своеобразная психологическая разрядка». Бывает, что за один такой «урок рисования» можно избавиться от многих страхов. Все зависит от психофизиологических особенностей каждого ребенка и человека.

Еще один, не менее важный метод лечения от страхов — разговор. Недаром американцы так любят «поговорить об этом». Ведь действительно, проговаривая свою проблему, можно ее «материализовать» и, соответственно, решить. Нужно поговорить о том, где страх сидит, как он выглядит и т.д.

Еще страхи бывают конкретными (боязнь собаки или паука) и абстрактными (боязнь Бабы Яги).

Важно, чтобы человек представил свой страх, материализовал его. Надо же бороться с чем-то конкретным. Разговор о детском страхе должен вести человек, пользующийся у ребенка авторитетом и доверием.

Существуют другие методы психотерапии, применяющееся в тех случаях, когда не помогают ни беседы, ни рисование. Например, метод кукол. В этом случае с помощью игрушек можно смоделировать ситуацию страха. «Скажем, стоят кролик, медведь, бегемотик и лев, — объясняет Илона Владиславовна. — Нужно спросить малыша: „Ты на кого похож? А почему? А как ты относишься к тому-то?“ Ребенок бессознательно расскажет о тех чертах своего характера, которые не позволяют ему бороться с его страхами. „А теперь давай выберем на кого похоже то, чего ты боишься. На паука? А почему, какими качествами он обладает?“ Иногда целый час сеанса уходит только на выбор одного персонажа. Поэтому против страхов желательно работать систематически, чтобы эта работа постоянно держалась у ребенка в голове. Иногда ребенок даже не понимает, что с ним на сеансах что-то „делают“: он же пришел, поигрался и ушел. Глядишь, через несколько занятий он уже играет с тем предметом, которого боялся и наделял страшными отрицательными качествами. А в его сознании тем временем происходят процессы, которые потом и приведут к исчезновению страха».

«Чего однозначно не нужно делать, — остерегает психолог, — так это все время сравнивать ребенка с папой: папа, мол, не боится, так и ты не бойся. Папа и ребенок могут по разному воспринимать мир в силу разных ситуаций».

Есть вещи неправильные с точки зрения психологии, но почему-то действенные. Например, папа засадил сына одного в лифт, и ребенок прорыдал там до девятого этажа, но… перестал бояться ездить сам в лифте. Или другое. Говорят, что детей нельзя бить, что это непедагогично. Но ведь бывает, что мальчика в детстве били, но он, когда вырос, не озлобился, а стал очень уважительно относиться к старшим. Непонятно, что это — методы или исключения…

«Бывает, что папа своим авторитетом показал, как нужно делать, — продолжает Рашковская. — И ребенок, боясь оказаться перед родителями несостоятельным, страх в себе затаивает и… преодолевает его. Но для этого, конечно, нужно, чтобы у ребенка была сильная воля. А у детей до 10 лет еще настолько гибкая, неустойчивая психика (тем более в сегодняшних условиях, когда одни малыши идут в школу с шести лет, другие — с семи), что неизвестно, как они перенесут такой авторитарный способ борьбы со страхами». Так что психологи не советуют использовать подобные радикальные меры преодоления страха. Ведь приказать — это одно, а сформировать понимание — совсем другое.

…научил бояться

Но, безусловно, есть ситуации, при которых здоровый страх только полезен. Когда ребенка, наоборот, нужно учить бояться чего-то.

Известно, что инстинкт самосохранения заложен в каждом ребенке. Но из-за своей любознательности они, подчас, и страдают. Не чувствуя высоты — вываливаются из окон, или абсолютно бесстрашно бросаются в море, или зачем-то притрагиваются к горячему утюгу. Что это — смелость или непонимание опасности?

«Действительно, многие вещи дети совершают, не задумываясь о последствиях, — подтверждает Илона Владиславовна. — Нормально развивающийся ребенок должен иметь интерес ко всему, что происходит вокруг него. Во всяком случае, родители должны этот интерес сформировать. Но наша жизнь состоит не только из прекрасного. Поэтому ребенку нужно рассказывать о том, что существуют вещи, которых делать нельзя. То есть, формировать страхи».

Страх высоты. Здесь важно дать понять ребенку, что если он спрыгнет с пятого этажа, то с ним что-то случится. Продемонстрируйте это наглядно. Возьмите какой-то предмет, например, лампочку, яйцо, помидор или фарфоровую куклу и… сбросьте с какой-то высоты. Обязательно, чтобы предмет при падении деформировался. «Видишь, что случилось с яйцом? То же самое может произойти и с тобой». Перед экспериментом нужно рассказать малышу, как важен и полезен для всех этот предмет, чтобы ребенок проникся к нему чувствами. «Совсем неплохо, если у ребенка появится слеза при виде разбившейся куклы, помидора или лампочки», — рассказывает Илона Рашковская.

Страх большого количества воды (моря, реки). Чтобы научить ребенка осторожности у водоема можно придумать для него сказку о Камушке: «Видишь, какой он маленький, не умел плавать, но полез без маминого разрешения в воду и поэтому теперь лежит на дне».

Детям все поучительные истории надо рассказывать в форме сказок. Не учить их жить, а описывать возможные ситуации на примерах сказочных героев.
Ну, и самое важное. Все вышеперечисленные советы не «сработают», если родители сами не будут придерживаться элементарных правил безопасности, среди которых главное — не оставлять маленьких детей без присмотра взрослых.

Яна Аджимуратова

Расскажите друзьям:

Похожие материалы
remove adware from browser